Французская революция 1830 года причины основные события итоги: Революция во Франции 1830 года

Содержание

значение, причины, основные события, итоги

18 век принято считать веком Великой французской революции. Свержение монархии, революционные движение и яркие примеры террора затмили по своей жестокости даже кровавые события Октябрьской революции 1917 года. Французы предпочитают стыдливо умалчивать и всячески романтизировать этот период в собственной истории. Значение Великой французской революции трудно переоценить. Яркий пример того, как самый кровожадный и страшный зверь, рядясь в одеяния Свободы, Равенства и Братства, готов вонзить свои клыки в любого, и имя ему – Революция.

Предпосылки к началу революции: социально-экономический и политический кризис

Вступив на престол в 1774 г., Людовик XVI назначает Роберта Тюрго генеральным контролёром финансов, но широкий спектр реформ, предложенных этим политиком, был отклонен. Аристократия усиленно цеплялась за свои привилегии, и все поборы с пошлинами тяжким бременем ложились на плечи третьего сословия, представителей которого во Франции было 90 %.

В 1778 году Тюрго на посту сменяет Нэккер. Он отменяет крепостное право в королевских доменах, пытки на допросах, ограничивает расходы двора, но эти меры были лишь каплей в море. Абсолютизм не давал развиваться назревающим в обществе капиталистическим отношениям. Поэтому смена экономических формаций была лишь вопросом времени. Имел место углубившийся экономический кризис, выражавшийся в росте цен при отсутствии роста производства. Инфляция, больно ударившая по самым малообеспеченным слоям населения, была одним из катализаторов, подстегнувших рост революционных настроений в обществе.

Прекрасный пример показала и война США за независимость, вдохнувшая надежды в революционно настроенных французов. Если говорить о Великой французской революции кратко (и о тех предпосылках, что назрели), то следует отметить и политический кризис во Франции. Аристократия считала себя расположенной между молотом и наковальней — королём и народом. Поэтому яростно блокировала все нововведения, что, по её мнению, угрожали вольностям и преференциям. Король понимал, что необходимо предпринимать хоть что-то: Франция уже не могла жить по-старому.

Созыв Генеральных штатов 5 мая 1789 года

Все три сословия преследовали свои цели и задачи. Король надеялся избежать краха экономики путём реформирования системы налогообложения. Аристократия — сохранить своё положение, реформы ей были явно не нужны. Простой народ, или третье сословие, надеялся, что Генеральные штаты станут той площадкой, где их требования наконец-то услышат. Лебедь, рак и щука…

Ожесточённые споры и дискуссии благодаря огромной поддержке народа благополучно разрешились в пользу третьего сословия. Из 1200 депутатских мест 610, или большинство, досталось представителям широких народных масс. И уже вскоре им представился случай показать свою политическую силу. 17 июня на манеже для игры в мяч представители народа, воспользовавшись разбродом и шатанием в среде духовенства и аристократии, объявило о создании Национального собрания, поклявшись не расходиться, пока не будет разработана Конституция. Духовенство и часть дворян поддержали их. Третье сословие показало, что с ним необходимо считаться.

Взятие Бастилии

Начало Великой французской революции положило знаковое событие – взятие Бастилии. Французы отмечают этот день как национальный праздник. Что касается историков, их мнения разделились: находятся скептики, считающие, что никакого взятия и не было: гарнизон-де сам добровольно сдался, а всё произошло из–за легкомыслия толпы. Сразу надо прояснить некоторые моменты. Взятие было, и жертвы были. Несколько человек попытались опустить мост, и он придавил этих несчастных. Гарнизон мог оказать сопротивление, у него имелись пушки и опыт. Не хватало провианта, но история знает примеры героических оборон крепостей.

Отталкиваясь от документов, имеем следующее: от министра финансов Нэккера до заместителя коменданта крепости Пюжо все высказывались об упразднении Бастилии, выражая при этом всеобщее мнение. Участь знаменитой крепости-тюрьмы была предрешена – её и так бы снесли. Но история не знает сослагательного наклонения: 14 июля 1789 года произошло взятие Бастилии, и это положило начало Великой французской революции.

Конституционная монархия

Решительность народа Франции заставила правительство пойти на уступки. Муниципалитеты городов преобразовывались в коммуну – независимое революционное правительство. Был принят новый государственный флаг – знаменитый французский триколор. Национальную гвардию возглавил де Лафайет, прославившийся в войне США за независимость. Национальное собрание начало формирование нового правительства и разработку Конституции. 26 августа 1789 года была принята «Декларация прав человека и гражданина» — важнейший документ в истории Великой французской революции. В нём декларировались основные права и свободы новой Франции. Теперь каждый имел право на свободу совести и сопротивление угнетению. Мог открыто выражать своё мнение и быть защищённым от посягательств на частную собственность. Теперь все были равны перед законом и имели равные обязательства перед налогообложением. Значение Великой французской революции выразилось в каждой строчке этого прогрессивного документа. В то время как большинство европейских стран продолжали страдать от социального неравенства, порождённого пережитками Средневековья.

И хотя реформы 1789-1791 гг. многое кардинально изменили, принятие закона о подавлении любого восстания было направлен против бедняков. Также запрещалось объединяться в союзы и проводить стачки. Трудящихся снова обманули.

3 сентября 1891 года была принята новая Конституция. Она давала право голоса лишь ограниченному количеству представителей средних слоёв. Созывалось новое Законодательное собрание, члены которого не могли быть переизбраны. Всё это способствовало радикализации населения и возможности возникновения террора и деспотии.

Угроза внешнего вторжения и падение монархии

Англия боялась, что с принятием передовых экономических реформ влияние Франции усилится, поэтому были брошены все силы для подготовки вторжения Австрии и Пруссии. Патриотически настроенные французы поддержали призыв защитить Родину. Национальная гвардия Франции выступила за смещение власти короля, создание республики и выбор нового национального конвента. Герцог Брауншвейгский издал манифест, в котором изложил свои намерения: вторгнуться во Францию и уничтожить революцию. После того как о нём узнали в Париже, события Великой французской революции стали развиваться стремительно. 10 августа повстанцы отправились в Тюильри и, разгромив швейцарских гвардейцев, арестовали семью короля. Сиятельных особ поместили в крепость Тампль.

Война и её влияние на революцию

Если охарактеризовать Великую французскую революцию кратко, то необходимо отметить, что настроения во французском обществе представляли собой гремучую смесь из подозрительности, страха, недоверия и ожесточённости. Лафайет бежал, пограничная крепость Лонгви сдалась без боя. Начались чистки, аресты и массовые казни по инициативе якобинцев. Большинство в Конвенте составляли жирондисты – они-то и организовали оборону и даже поначалу одерживали победы. Их планы были обширны: от ликвидации Парижской коммуны до захвата Голландии. К тому времени Франция воевала чуть ли не со всей Европой.

Личные споры и дрязги, падение уровня жизни и экономическая блокада – под воздействием этих факторов влияние жирондистов стало угасать, чем и воспользовались якобинцы. Предательство генерала Дюмурье послужило отличным поводом обвинить правительство в пособничестве врагам и отстранить его от власти. Дантон возглавил Комитет общественного спасения – исполнительная власть сосредоточилась в руках якобинцев. Значение Великой французской революции и те идеалы, которые она отстаивала, потеряли всякий смысл. Террор и насилие захлестнули Францию.

Апогей террора

Франция переживала один из самых сложных периодов в собственной истории. Её армия отступала, юго-запад под влиянием жирондистов поднял восстание. Вдобавок активизировались сторонники монархии. Смерть Марата настолько потрясла Робеспьера, что он жаждал только крови.

Комитету общественного спасения переходили функции правительства — волна террора захлестнула Францию. После принятия декрета от 10 июня 1794 года обвиняемые лишались права на защиту. Итоги Великой французской революции во время диктатуры якобинцев – примерно около 35 тыс. погибших и свыше 120 тыс. бежавших в эмиграцию.

Политика террора настолько поглотила её создателей, что республика, став ненавистной, погибла.

Наполеон Бонапарт

Франция была обескровлена гражданской войной, и революция ослабила свой напор и хватку. Все изменилось: теперь гонениям и травле подвергались сами якобинцы. Их клуб был закрыт, а Комитет общественного спасения постепенно потерял власть. Конвент, защищая интересы тех, кто обогатился за годы революции, наоборот, укрепил свои позиции, но и его положение оставалось шатким. Воспользовавшись этим, якобинцы устроили мятеж в мае 1795 года, который хоть и был жёстко подавлен, но это ускорило роспуск Конвента.

Умеренные республиканцы и жирондисты создали Директорию. Франция погрязла в коррупции, разврате и полном падении нравов. Одним из виднейших деятелей Директории был граф Баррас. Он и заметил Наполеона Бонапарта и продвинул его по служебной лестнице, отправив в военные походы.

Народ окончательно разуверился в Директории и её политических лидерах, чем и воспользовался Наполеон. 9 ноября 1799 года был провозглашён режим консульства. Вся исполнительная власть сконцентрировалась в руках первого консула – Наполеона Бонапарта. Функции остальных двух консулов носили только совещательный характер. Революция завершилась.

Плоды революции

Итоги Великой французской революции выразились в смене экономических формаций и изменении социально-экономических отношений. Церковь и аристократия окончательно потеряли своё былое могущество и влияние. Франция встала на экономические рельсы капитализма и прогресса. Её народ, закалённый в боях и невзгодах, обладал самой могущественной боеспособной армией того времени. Значение Великой французской революции велико: в сознании многих европейских народов сформировались идеалы равенства и мечты о свободе. Но в то же самое время имела место и боязнь новых революционных потрясений.

стабилизация, нестабильность, Термидор? (Институт Гайдара)

Авторы
Ирина Стародубровская Владимир Мау Глеб Павловский Егор Гайдар Игорь Клямкин

Аннотация
Фонд «Либеральная миссия»: конференция «Итоги и перспективы современной российской революции», приуроченная к выходу книги Ирины Стародубровской и Владимира Мау «Великие революции от Кромвеля до Путина».

С избранными главами книги можно ознакомиться на сайте Фонда (http://www.liberal.ru), а также — на «Полит.Ру» (http://www.polit.ru/documents/400437.html).

 

Выступления:

Ирины Стародубровской
Владимира Мау
Глеба Павловского
Егора Гайдара
Игоря Клямкина

 

Ирина Стародубровская, заместитель генерального директора некоммерческого Фонда реконструкции предприятий и развития финансовых институтов

В своем выступлении я бы хотела остановиться на двух вопросах.

Во-первых, в какой степени правомерна методология, которую мы использовали в нашей книге. И во-вторых, я бы хотела рассказать о структурах и процессах, связанных с постреволюционным развитием, — о том, чего нам ждать в ближайшее время. Закончились ли революционные преобразования и теперь ситуация будет стабилизироваться, или же нас еще ждут достаточно серьезные проблемы, связанные с прошедшей революцией?

Нас очень часто упрекали и продолжают упрекать в том, что вся логика этой книги строится по принципу аналогий. Можно ли на этом основании что-то анализировать или прогнозировать? Мы действительно начинали эту работу с аналогий. На идею анализировать наши события десятилетней давности в логике Великих Революций нас натолкнуло их внешнее сходство с тем, что происходило раньше. И все-таки самое главное – это не сходство самих процессов, а тождественность их причин. И хотя все революции происходили в разные эпохи, оказалось, что ситуации в различных странах в преддверии подобных катаклизмов были очень похожи.

Например, каждая из стран, в которой происходила революция, сталкивалась с серьезными внутренними проблемами, которые обычно были порождены тем, что обществу нужно было адаптироваться к новой стадии своего развития, связанной с экономическим ростом. В России эти проблемы были связаны с переходом к постиндустриальному обществу.

Однако некие жесткие ограничители в структуре мешали эволюционному процессу адаптации. Конечно, эти ограничители везде были разными. Одно дело – невозможность социальной адаптации в аграрно-бюрократических монархиях в период перехода к индустриализации, другое дело – проблемы, возникшие в советской системе в связи с ее неспособностью приспособиться к новым постиндустриальным вызовам.

Но этого еще недостаточно для того, чтобы общество созрело для революции. Будучи не в состоянии приспособиться к новым условиям, оно начинает отставать – сначала постепенно, потом безнадежно. В любом предреволюционном обществе действуют факторы, которые нарушают его социальную структуру. И во время прежних революций, и сейчас на этот процесс влияли различные деструктивные факторы. Тогда социальную структуру расшатывали новые экономически активные слои, которые не вписывались в традиционную сословную структуру. У нас аналогичную роль сыграл нефтяной бум, приведший к массовому притоку нефтедолларов в страну. Во всех случаях эти процессы приводят к тому, что общество из стройной социальной системы разваливается на мелкие группы с очень конфликтными интересами. Оно фрагментируется, распадается элита, и оказывается, что государству просто не на кого опереться. Социальная база, на основе которой оно строило свою политику, развалилась на небольшие конфликтные группировки, компромисс между целями и интересами которых найти практически невозможно.

Предреволюционная ситуация и революция становятся неизбежными, когда в обществе консенсус против любого решения всегда оказывается более силен, чем консенсус «за». Это приводит к ослаблению государства, и начинается революция. В революционную эпоху слабое государство не может контролировать ход преобразований в стране. Наоборот, его политика является результатом самых разнообразных тенденций, движений, сил, групп интересов, а происходящее носит сугубо стихийный характер.

Революционному правительству, и это происходило во всех революциях, нужно где-то искать финансовую базу, чем-то покупать социальную поддержку. Одним из закономерных и логичных источников финансирования власти становится собственность, которая либо конфискуется у контрреволюционных сил, либо, как в нашем случае, являясь государственной, подлежит приватизации. Поэтому приватизация в тех или иных формах, кстати, очень часто – ваучерных, характерна практически для всех революций. Первые ваучеры появились в Англии XVII века.

Новая структура собственности порождает новую элиту, которой уже не нужен революционный хаос. Именно выросшая из революции элита формирует базу для возникновения нового, сильного постреволюционного государства.

Этот цикл проходили все общества, где происходили Великие Революции. Точно такой же цикл повторился и в России. Поэтому мы не считаем, что книга построена исключительно на аналогиях. В ее основе лежит анализ базовых общественных процессов и выявление их сходства в очень разных условиях.

Практически все исследования революций заканчиваются на моменте появления новой элиты и усиления государства. Рисуется радужная картина: все потрясения благополучно пройдены, все позади, и теперь государство будет только усиливаться, на этой основе будет бурно развиваться экономика, а общество достаточно быстро преодолеет революционную болезнь, которой болело десять-пятнадцать лет. Но если приглядеться к тому, как складывались постреволюционные периоды предыдущих революций, то мы увидим, что это не так.

Что же представляет собой постреволюционный период? Обсуждая формулировки вопросов для этой конференции, мы поспорили с Евгением Григорьевичем Ясиным, который просил заменить в вопросах к конференции формулировку «постреволюционный период» на «постреволюционную стабилизацию», в то время как я считала, что здесь надо употребить словосочетание «постреволюционная нестабильность».

В результате мы сформулировали вопрос так: «Постреволюционный период – стабилизация или нестабильность?»

К сожалению, как бы нам ни хотелось, чтобы постреволюционный период был длительной стабилизацией, вероятность этого достаточно мала. Во всех революциях на этапе их завершения возникает феномен, который в источниках определяется как «постреволюционная диктатура». Мы осторожно назвали его «постреволюционной консолидацией власти». Общество устало, у него нет никакого желания продолжать участвовать в масштабных общественных катаклизмах. Элита сформировалась, консолидировалась и заинтересована в установлении достаточно жесткого режима. На этой основе вполне закономерно происходит постреволюционная консолидация власти.

Впрочем, я думаю, что сейчас у нас нет оснований бояться того, что в России постреволюционный период ознаменуется чрезмерно жестким режимом сталинского типа. Возникновение таких жестких режимов было типично для периода индустриального общества, когда было распространено господство вертикальных структур и авторитарных режимов. Для постиндустриального общества, как и для периода модернизации или ранних индустриальных стадий, характерны более мягкие формы консолидации власти.

Постреволюционная консолидация власти строится на иных принципах, чем нормальная сильная власть в эволюционно развивающейся стране, основанная на базовом общественном консенсусе. Там партии могут очень остро и долго бороться за то, чтобы на полпроцента снизить налоги или увеличить на один процент расходы на здравоохранение, но в сильном государстве более принципиальные вопросы обычно не встают на повестку дня.

Усиление государства в постреволюционный период имеет совершенно другую базу: с одной стороны, усталость общества, которое хочет отойти от политики, во всяком случае на какое-то время, и с другой – стихийная тенденция к концентрации власти в руках новой элиты. Постреволюционная консолидация всегда строится на определенном компромиссе между остатками старой дореволюционной элиты и новой элиты, сформировавшейся во время революции. Я не вижу конфликта в том, что власть консолидируется и в то же время строится на компромиссе, поскольку именно в этом заключена причина постреволюционной нестабильности. Усталость общества постепенно проходит, но отсутствие базового консенсуса начинает влиять на политику, а стремлению элит к объединению через некоторое время начинают мешать реальные различия их интересов.

Однако период консолидации власти обычно продолжается не очень долго. По историческим меркам можно сказать, что он даже краток – так же, как революционный период, он длится не более десяти-пятнадцати лет. После него наступает период достаточно длительной и сложной постреволюционной нестабильности, для которого не характерны крупные общественные катаклизмы, хотя так называемые «вторичные революции» и происходят достаточно часто. Этот период характеризуется нестабильной политикой, влиянием самых разных сил на реальный политический и экономический курс, когда тенденции, сформированные в условиях революции, сочетаются с усилением контрреволюционных настроений.

Любая революция оставляет после себя очень тяжелые последствия, для преодоления которых требуются десятилетия, а иногда и столетия. Можно выделить три таких фактора.

Революция – процесс стихийный, и куда вывезет кривая этих преобразований, понять довольно сложно. Обычно ограничители, препятствующие адаптации общества к новым проблемам и вызовам, во время великой революции снимаются не полностью, а иногда даже усиливаются. Если мы посмотрим на историю всех революций, то увидим, что во Франции реальный путь к развитию буржуазных отношений открыла не Великая Французская революция, а революция 1830 года. Также и в Англии гражданская война и последующие преобразования, называемые Великой Английской революцией, имели неопределенные результаты, а реальные предпосылки для экономического роста были созданы только в результате Славной революции 1888-1889 гг. и произошедших после нее изменений в системе власти. Поэтому мы можем предполагать, что и в нашей ситуации дальнейшие преобразования будут проходить достаточно сложно и потребуют радикальных действий.

Второй фактор длительной постреволюционной нестабильности – отсутствие базового консенсуса в обществе, которое выходит из революции крайне неоднородным. Система базовых ценностей и мифов одной его части строится на основе новой, революционной идеологии, в то время как достаточно большая часть общества еще существует в системе предреволюционных ценностей.

Также для прошлых революций было характерно то, что часть отстраненной от власти в период революции элиты возвращалась и требовала своей доли собственности и власти, поэтому установившиеся после революции отношения собственности оказывались нестабильными. В одних странах в постреволюционный период происходило перераспределение собственности, в других – его не было, хотя эта угроза и существовала.

Что касается нашей ситуации, то три обозначенных фактора так или иначе будут влиять на постреволюционный период в современной России. Если говорить о незавершенности преобразований, то принципиальнейшую роль здесь будет играть то, что нынешняя конкурентоспособность нашей экономики во многом поддерживается искусственно, в частности за счет далеких от мировых низких цен на продукцию топливно-энергетического комплекса. Ведь для интеграции в постиндустриальное общество, и в первую очередь – в формирующуюся сейчас международную систему разделения труда, требуется соблюдение иных условий, чем для вхождения в общество индустриальное, когда основная задача страны состояла в том, чтобы «догнать и перегнать». И я вижу источник длительной экономической постреволюционной нестабильности в том, что наша страна пытается войти в международную систему разделения труда на основе искусственно заниженных цен на продукцию ТЭК. Эти цены еще очень долго будут предметом политической борьбы и политического торга, поскольку их изменение приведет к неконкурентоспособности, банкротству и переориентации не только отдельных предприятий, но и крупных секторов экономики.

Я не верю в то, что отсутствие базового консенсуса в наших условиях сможет привести к той или иной форме реставрации на общегосударственном уровне. Что же касается ситуации в регионах и муниципалитетах, то там политические тенденции будут конфликтными. В результате выборов курс власти будет меняться, но правила игры будут оставаться нестабильными. И это тоже один из долговременных факторов, способствующих постреволюционной нестабильности, который в первую очередь связан со сменой поколения. Вопрос о возможности возвращения старой элиты, о роли старых кадров КГБ в новой политической системе пока еще остается открытым.

Таким образом, стабилизация постреволюционной России будет достаточно продолжительной, поскольку сохранятся факторы, провоцирующие нестабильность. Государство будет укрепляться, экономический рост продолжится, но из-за факторов нестабильности трансакционные издержки будут по-прежнему достаточно высоки. Поэтому я не верю ни в массовое вливание инвестиций, ни в российское экономическое чудо в ближайшие десятилетия.

Владимир Мау, руководитель Рабочего центра экономических реформ при Правительстве РФ    

Сегодня мы наблюдаем очень забавный феномен: аудитория, признающая события десятилетней давности революцией, постепенно увеличивается по мере удаления от них. В 1991 году Егор Гайдар не считал произошедшее революцией, хотя уже через год он это признал. Когда мы выступали на радиостанции «Эхо Москвы», проводилось интерактивное голосование. Конечно, оно абсолютно нерепрезентативно, но тем не менее нашу точку зрения поддержали 60% радиослушателей.

Последняя российская революция, несомненно, была по-своему уникальной, но эта уникальность не заключается в каких-то конкретных механизмах. В своей работе мы пытались показать, что в нашей революции присутствовали почти все черты, характерные для большинства предыдущих революций. Отличие в том, что ранее было практически невозможно обсуждать революционные события с участниками, активистами и лидерами ранних и радикальных фаз революции сразу после революции или на стадии ее завершения, что свидетельствует об определенном прогрессе.

Я считаю необходимым уточнить понятие «великие революции». В данном случае, употребление слова «величие» мы не даем событиям эмоциональную оценку. «Великая революция» – это не очень хорошая или очень плохая революция. Это революция, проходящая весь цикл, все фазы, и поэтому «великая». Германские события 1948 года характеризуются по-другому. «Величие» революции состоит не в масштабности перемен, а в прохождении обществом определенного цикла.

Впрочем, как сказал Евгений Григорьевич Ясин, книга – книгой, революция – революцией, но очень интересен вопрос, что же будет дальше? Довольно просто прогнозировать события по ходу революции: происходят стихийные процессы, мало контролируемые властью, и в целом их логика и механизмы повторяются. Но уже на стадии ее завершения события могут развиваться в самых различных направлениях.

Где-то в середине 60-х годов у Чжоу Эньлайя спросили, что он думает об итогах Великой Французской революции, и он ответил: «Прошло еще слишком мало времени, чтобы всерьез говорить об ее итогах». Тем не менее я полагаю, что мы уже можем говорить о первых итогах недавно прошедшей революции.

Я бы хотел привлечь ваше внимание к нескольким тезисам. По всей видимости, революция завершена, хотя никогда нельзя четко обозначить момент ее окончания. Мы понимаем революцию как механизм системной трансформации в условиях слабого государства, т. е. государства, не контролирующего социальные и экономические процессы. Для экономиста слабость государства заключается в том, что оно не способно ни собирать налоги на уровне бюджетных обязательств, ни сократить бюджетные обязательства на уровне сбора налогов – отсюда бесконечные инфляционные процессы, политическая нестабильность и перераспределение собственности ради покупки политической поддержки. Кстати, Эдмонд Берк в свое время, критикуя французский ассигнат, отметил, что процесс инфляции и процесс перераспределения собственности тесно связаны и фактически являются двумя частями единого целого.

Очевидно, что подходит к концу период нестабильности, завершен период революционного бюджетного кризиса, который тоже является характернейшей чертой этого десятилетия, как и любой другой революционной эпохи. С этого момента прогностическая способность теории революции несколько ослабевает, и на первый план выходит вопрос о дальнейшем развитии.

Есть две группы факторов, влияющих на постреволюционное развитие в среднесрочной перспективе. Первый из них – степень снятия ограничений, являющаяся последствием самой революции. Как правило, в постреволюционный период степень снятия предыдущих ограничений невысока, и общество зачастую снова сталкивается с подобными вызовами. Например, начало революции и потеря управляемости в СССР были связаны с нефтяным кризисом, с колоссальной зависимостью советской бюджетной и хозяйственной системы от динамики нефтяных цен в начале 1980-х годов. Этот фундаментальный конфликт, эта структурная проблема, эта наркотическая зависимость от нефти сохраняется и по сей день. Но появились новые элиты с несколько трансформировавшимися интересами, которые могут и будут реагировать на колебания цен по-другому, может быть, более эффективно. Хотя, повторяю, эта структурная проблема осталась, и она будет сказываться в течение длительного периода, провоцируя нестабильность.

Другим фактором, влияющим на постреволюционное развитие, является структура интересов выходящего из революции общества. Мы с соавтором ведем внутреннюю дискуссию по этой проблеме. Описывая этот фактор, я позволю себе прибегнуть к методу аналогий. Так, очень интересные выводы можно сделать, сравнивая результаты, например, английской и германской революций, с одной стороны, и французской – с другой. Если важнейший источник нестабильности в период революции – конфликт элит, отсутствие консенсуса по базовым ценностям, то после революции причина очень слабого развития и даже застоя является результатом слишком тесного единства взглядов элит. Сохранение двух классов, землевладельцев и буржуазии, после английской революции или германской революции 1848 года, считавшееся в марксистской традиции доказательством их незавершенности, на деле было важнейшим источником дальнейшего развития этих стран, поскольку конфликт этих элит, их способность контролировать друг друга и влиять на правительство, не допуская разбалансирования системы до полного кризиса, был очень важным источником формирования механизмов постреволюционного роста. Не важно, что в Англии аграрии были протекционистами, а промышленники – фритрейдерами, а в Германии – наоборот: юнкеры были фритрейдерами, а промышленники – протекционистами. Важно, что и в Англии, и в Германии присутствовал конфликт интересов, тогда как из французской революции все – от крестьянина до банкира – вышли протекционистами и требовали защиты национальной промышленности, что оказывало негативное влияние на рост вплоть до периода Второй Империи.

Также на постреволюционное развитие оказывает влияние характер самой эпохи. Постреволюционные события развивались по-разному в условиях ранней индустриализации, зрелого индустриального общества, в период 1920-30-х годов и в постиндустриальном обществе. Существенно различались и выводы, и логика действий элит, и общественная реакция. Если что-то принципиально и отличает нашу последнюю революцию от революций прошлого, так это то, что она происходила в обществе образованном, урбанистическом и гораздо более развитом. Практически все предыдущие революции происходили в странах с примерно одинаковым уровнем ВВП на душу населения, с примерно одинаковой структурой занятости при доминировании аграрного населения с очень низким уровнем образования и доходов – того, что называется human development index.

Глеб Павловский, директор Фонда эффективной политики    

Я боялся, что должен буду говорить о революции что-то систематическое, тогда как у нас последние десять-пятнадцать лет практически отсутствовала теоретическая дискуссия по этому вопросу, во всяком случае, в публичной сфере. Всегда, когда общество возвращается к прерванной когда-то дискуссии, возникает проблема определения общей системы понятий. Ни для кого не секрет, что в России термины «революция» и «революционный» используются еще и как знак или клеймо. Хотя понятие «революционный» возникло после французской революции как политический термин, обозначающий более качественную, с тогдашней точки зрения, более передовую группу общества.

Если определить искусственную реальность, существовавшую до 1990-х годов, как тоталитарную, то естественно назвать процесс, приведший к ее разрушению, демократическим, чтобы сохранить общность набора понятий. С такого рода проблемами мы сталкиваемся постоянно. В книге не различаются «революция» как сбой организма и «революция» как особый организм, система. Изначально же понятие «революция» обозначало сбой в обычно ему не подверженном, как тогда предполагалось, организме. Впоследствии выяснилось, что бывают революции, достраивающие себя, затягивающиеся, превращающиеся в бытовую, обыденную форму существования общества. И упоминавшуюся сегодня проблему фрагментации предреволюционного общества тоже можно решать разными способами. Можно усугубить ту разобщенность, которая способствовала началу революционных процессов, и в определенный момент начать выстраивать новые социальные связи на основе временных отношений, которые возникли в т. н. Революционную эпоху.

Интересно было бы посмотреть, как и когда в ходе нашей последней революции сознательно применялись инструменты прошлых революций для достижения тех или иных целей. Известно, что сознательно или полусознательно в революциях начала ХХ века большую роль играл прецедент французской революции. Кстати, само представление о том, что английская революция не была завершена, было частью идеологии последующей революции во Франции, хотя английская революция вовсе так не считала. В русской революции 1917 г. французский прецедент сыграл колоссальную роль, причем этот опыт использовался отнюдь не только для удобства маркировки тех или иных групп, не только для получения мандата на экстремальное поведение, на выбор наиболее радикальных средств. В свою очередь, именно в русской революции впервые террор сознательно применялся не внутри лимитированного данной цивилизацией процесса осуществления власти в тех пределах террора, на которые она готова, а как инструмент для взлома определенного цивилизационного порядка осуществления власти и, в каком-то смысле, для получения нового механизма селекции участников революции.

Подобно любому организму, каждая революция ищет способ построения некого шлюза, насоса для расширения своего поля, для вовлечения в него все новых участников на уже определенных ею ролях. Революция конца 1980-х – начала 1990-х годов решила эту проблему по-своему элегантно. Использованный механизм был тесно связан с проблемой финансов. Финансирование революции всегда было интереснейшей темой, остро нелюбимой во время самой революции и вызывающей споры, противоречия и обиды долгое время после нее. Революция в СССР финансировалась из государственного бюджета. Роль каких-либо других денег в этой революции заметным образом начинает прослеживаться примерно с 1990 года, когда процесс уже стал неудержимым. Я помню, что в конце 1989 года, когда дело шло к выборам в Российской Федерации, Джордж Сорос собрал нескольких человек и сказал: «Ну что, вы так и будете телиться?». Каждый по-своему описал, каким образом он не будет телиться, и Сорос сказал: «Ваши проекты интересны, и, в принципе, я готов потратить на это миллион долларов». Но эта поддержка фактически играла роль лишь дополнительной катализации достаточно динамичного процесса. Да, на дополнительное финансирование революции можно было отдать несколько коробок из-под ксероксов, факсов или компьютеров, но в основном она финансировалась государством через систему кооперативов.

Кооперативы 1980-х годов можно рассматривать как в рамках экономической истории, так и в рамках истории политической. Напомню, что кооперативы были фактически первой легально разрешенной формой гражданской самоорганизации, позволяющей вести все виды деятельности. Именно в кооперативной среде, в которую без значительных изменений перешла предшествующая ей неформальная среда, возникает механизм обналичивания безналичных денег и система определенного типа отношений между экономической деятельностью, правом и гражданским поведением. В этом треугольнике, который в принципе исключает формирование устойчивых отношений собственности и ее защиты, мы остаемся до сих пор. В этой системе могут возникать сообщества, через которые постоянно текут наличные деньги, скапливаясь в определенных местах в сравнительно большем количестве, а политическими средствами выстраиваются оболочки для охраны этих аккумулированных капиталов, но отношения собственности здесь сформироваться не могут.

Эти высоко финансируемые передовые сообщества, движимые активными людьми, выстраивают определенные отношения с властью, основанные на правовом невмешательстве власти в сферу их деятельности. Это разделение интересов тоже возникло в 1980-е годы, когда власть предоставила кооперативам некий открытый сектор, на который не распространялись отношения права, тогда как сама она контролировала все, что находилось за пределами этого сектора. В дальнейшем в результате экстраполяции, расширения этот сектор захватил все общество, и эта система отношений заместила собой поле, в котором могли бы возникнуть отношения, регулируемые правом.

Я хотел бы отметить еще один важный и уникальный момент. Наша последняя революция происходила при сохранении континуума ряда тоталитарных институтов. Естественным образом они теряли свое прежнее значение. КГБ, трансформировавшись в ФСБ, из которого наиболее активные люди уходили в бизнес и политику, конечно, не оставалось прежним, но континуум сохранялся и поддерживался. Агитационно-пропагандистский механизм практически полностью перешел в новую реальность. У нашей революции было две идеологические оболочки. Номинальной идеологией был провозглашен либерализм, но производство этих конструкций осуществлялось советским механизмом пропаганды и агитации, который оказался способным легко перенастроиться на другой режим.

Все вышеперечисленные факторы вполне могут стать основанием для того, чтобы запретить применение слова «революция» по отношению к процессам, свидетелями которых мы все являемся, во всяком случае до прояснения этого понятия. Хотя мне кажется, что очень серьезным прорывом являются первые попытки упорядочить реальность конца 1980-х – начале 1990-х, которая в то время анализу и описанию не подлежала. Наверное, многие могут вспомнить двойственность отношения к реальности того времени, которую нельзя было никак называть, кроме как определенными публицистическими терминами, но считалось, что именно она формирует шкалу отсчета. Условно говоря, время начиналось с перестройки. Доперестроечный период был некой заретушированной черной эпохой, которую можно было описывать по-разному и за которой начиналась ясность. Но саму точку перехода из темного пространства в светлое нельзя было ни рассматривать, ни давать ей определение, она не имела теоретического статуса. В этом смысле попытка придать ей теоретический статус хотя бы в виде понятия «революция» представляется мне колоссальным шагом вперед, особенно когда во главу угла ставится тема экономики революции.

Егор Гайдар, директор Института экономики переходного периода    

Я не сразу согласился с оценкой происходивших в России событий в конце 1980-х – начале 1990-х годов как с революцией, но с течением времени авторы меня в этом убедили. Подобно тому, как все мы вышли из гоголевской «Шинели», так и слово «революция» для нас, насколько бы рационально мы к нему ни относились, является красивым и хорошим, а «революционные преобразования», особенно в контексте «великой революции», – это вообще что-то замечательное. Такая установка создает фундаментальную проблему использования этого термина, потому что на самом деле любая революция, особенно великая, – страшная трагедия для общества, которое ее переживает. Она влечет за собой приговор элитам предшествующего режима, которые не смогли избежать великой революции, страшную перегрузку всех общественных институтов, ломку этих институтов, длительный период общественной дезорганизации и почти неизбежно – масштабное насилие. А если не возникает масштабного насилия, то складывается ситуация масштабной недопопуляции в связи с той же социальной перегрузкой.

Когда мы обозначаем какие-то процессы как «великую революцию», то речь идет о масштабной катастрофе. К сожалению, советская элита не смогла избежать такой катастрофы, которая очень дорого стоила нашей стране. Но даже в выступлении авторов на радио «Эхо Москвы» чувствовалось, что и выступающие, и слушатели, и ведущий не могли отказаться от ощущения революции как чего-то красивого и замечательного. И если уж мы договариваемся использовать этот термин, то давайте одновременно договоримся и об его эмоциональном знаке, о том, что определение событий минувшего десятилетия как великой революции говорит о том, что в России произошла одна из тех масштабных катастроф, которую, к сожалению, вынуждены переживать некоторые страны.

Если же говорить о прогностических возможностях использованного метода, то на самом деле великих революций в мировой истории было мало. Большинство исследователей включают в ряд «великих» английскую и французскую революции, русскую революцию 1917-1929 гг., китайскую и мексиканскую революции. Под вопросом находится включение в этот список иранской революции 1979 года и ряда других. И на этом материале практически невозможно построить строгую, статистически верифицированную теорию революции. Хотя с экономической точки зрения развитие событий в рамках перечисленных революций всегда было связано с утратой государством способности собирать налоги и контролировать расходы, с долгосрочным финансовым кризисом, инфляционным или связанным с неплатежами, как это было во время английской революции, с длительным периодом слабо защищенных прав собственности и высоких трансакционных издержек, с усталостью общества от всего этого, и, в конце концов, – с постепенным восстановлением способности государства собирать налоги или ограничивать издержки и, соответственно, обеспечивать выполнение контрактов и снижение трансакционных издержек. Эти черты действительно схожи как в великих революциях прошлого, так и в российских событиях последнего десятилетия.

Но это сходство исчерпывается на этапе постреволюционной стабилизации. Данный инструментарий полезен для анализа революции до момента ее окончания. Потому что именно в этот период возникает широкая свобода для реализации самых различных политических линий элиты, сформировавшейся во время революции. В этой связи мне представляется малопродуктивным построение закономерностей, которые будут действительны и для ситуации в СССР в 1921–1929 гг., и для Французской революции после прихода к власти Наполеона и Бурбонов, и для Английской революции после Карла II. Власть укрепляется, получает широкую свободу маневра и во многом действует так, как диктуют ее приоритеты, вытекающие из доминирующих в мире идеологических тенденций. Но как будут развиваться события у нас – предсказать практически невозможно.

В обсуждении этой темы есть еще один принципиально важный момент. Именно в период постреволюционной стабилизации формируется некий набор институтов, который так или иначе функционирует впоследствии. Уровень гибкости этого набора институтов, его способность меняться в зависимости от меняющихся требований жизни принципиально важны для перспектив развития страны. Английская революция с течением времени сформировала поразительно гибкий набор институтов, позволяющий гарантировать права собственности и самоизменяться в зависимости от социальной ситуации, который был основан на прецедентном праве, разделении властей и т. д. Российская революция 1917 г. сформировала поразительно негибкий набор институтов. В определенной степени он был эффективен для решения задач индустриализации, но при этом поразительно негибок. База для второй русской революции конца ХХ века была заложена в наборе институтов, сформированном в Советском Союзе в 1921–1929 гг., который действительно способствовал решению задачи форсированной индустриализации, но оказался абсолютно не приспособлен к изменению в зависимости от возникающих вызовов.

На мой взгляд, русская революция конца XX века является первой парной революцией, т. е. революцией, основы которой были заложены в режиме, сформировавшемся после первой русской революции 1917–1929 гг. Я боюсь, что через некоторое время мир будет наблюдать за второй парной революцией, которая на этот раз произойдет в Иране. У меня есть опасения, что сформированный в рамках первой иранской революции 1979 года режим сейчас оказывается недостаточно гибким для того, чтобы самотрансформироваться без революционной ломки, без очередных крупномасштабных потрясений.

Поэтому для нас предельно важно, чтобы режим, который сформируется сегодня, после второй русской революции, не повторил бы ошибок, которые мы уже один раз сделали между 1917 и 1921 гг. Нельзя допустить, чтобы он закостенел, чтобы, эффективно решив сегодняшние задачи экономического развития России, впоследствии он оказался неспособным к изменениям в условиях динамично меняющейся реальности XXI века.

Игорь Клямкин, директор Института социологического анализа, вице-президент фонда «Либеральная миссия»     

Книгу «Великие революции от Кромвеля до Путина» можно рассматривать как событие, по крайней мере в академической литературе. В первую очередь, эта книга значительно продвигает нас в понимании событий, происходивших в России последние десять-пятнадцать лет. Мне представляются чрезвычайно важными как попытка авторов поставить эти события в контекст революций прошлого, так и соединение в их анализе экономического и теоретико-социологического подходов. После

главная

Дата публикации
Автор: Super User
Категория: Новости
Просмотров: 18

В период с 19 по 29 января прошли родительские собрания «Путь к успеху» с привлечением работодателей в выпускных группах 2,3 и 4 курсов с привлечением работодателей в очно — дистанционном формате. Работодатели представили свои предложения по трудоустройству выпускников, которое может начаться уже во время прохождения производственной практики.

Подробнее…
Дата публикации
Автор: Super User
Категория: Новости
Просмотров: 17

«Поезд здоровья», согласно графику движения, прибыл на станции «Своя игра» и «Сто к одному».
Интеллектуальная викторина «Своя игра» является аналогом телевизионной игры, только вопросы подобраны на тему о здоровом образе жизни. Эта командная игра способствует сплочению групп и созданию благоприятной атмосферы в коллективе.

Подробнее…
Дата публикации
Автор: Super User
Категория: Новости
Просмотров: 155

В квест-игре «Студенчество – веселая пора» приняли участие студенты, проживающие в общежитии техникума. В квестестудентам надо было преодолеть 6 испытаний, проявить силу, ловкость, смекалку.
Выстроить логический ряд и отгадать зашифрованное слово по отдельным рисункам – задача не из легких, но и с ней большинство игроков справились на «отлично».

Подробнее…
Дата публикации
Автор: Односторонцев Александр
Категория: Новости
Просмотров: 36

     VII Открытый региональный чемпионат «Молодые профессионалы» (WorldSkills Russia) Иркутской области  пополнится соревнованиями по еще одной компетенции: «Фрезерные работы на станках с ЧПУ».

     В рамках чемпионата пройдут соревнования в период с 11 по 18 февраля 2022 года. В этих соревнованиях примут участие конкурсанты возрастной категории 16–22 года от двух техникумов:   ГАПОУ ИО «Иркутский техникум авиастроения и материалообработки» и ГБПОУ ИО «Иркутский авиационный техникум».

     Желаем уникальным конкурсантам творческих взлетов, удачных идей, вдохновения и настойчивости в достижении цели.

     И пусть победа станет заслуженной наградой!

 

 

 

 

 

Дата публикации
Автор: Односторонцев Александр
Категория: Новости
Просмотров: 32

Подробнее…
Дата публикации
Автор: Односторонцев Александр
Категория: Новости
Просмотров: 31

Дата публикации
Автор: Односторонцев Александр
Категория: Новости
Просмотров: 41

Дата публикации
Автор: Односторонцев Александр
Категория: Новости
Просмотров: 35

     Компетенция 17 Web Technologies – Веб-технологии

Дата публикации
Автор: Односторонцев Александр
Категория: Новости
Просмотров: 30

     С 19 по 29 января в техникуме проходят родительские собрания в выпускных группах с привлечением работодателей в очно – дистанционном формате.

     Родительские собрания направлены на информирование родителей по ключевым направлениям в рамках реализации образовательных программ. Это направления на производственную практику, подготовку и сроки проведения государственной итоговой аттестации, последующее трудоустройство по освоенной профессии/специальности.

Подробнее…

революций 1830 года | Европейская история

Революции 1830 г. , восстания либералов и революционеров против консервативных королей и правительств в разных частях Европы в 1830–1832 гг.

Движение началось во Франции, вызванное публикацией Карлом X 26 июля четырех постановлений о роспуске Палаты депутатов, приостановке свободы печати, изменении избирательного законодательства таким образом, что три четверти избирателей потеряли свои голоса, и призыве к новые выборы в Палату в сентябре.За забастовками и протестами последовали вооруженные столкновения. Королевские силы не смогли сдержать восстание; и после трех дней боев (27–29 июля) Карл отрекся от престола и вскоре после этого бежал в Англию. Радикалы хотели установить республику, а аристократия была верна Карлу, но верхушка среднего класса победила в своем решении предложить корону герцогу Орлеанскому Луи-Филиппу, который боролся за Французскую республику в 1792 году. Луи-Филипп согласился стать «королем французов».Когда «июльская революция» закончилась, Палата пэров была преобразована из наследственного органа в назначаемую палату, специальные трибуналы были упразднены, союз монархии и Римско-католической церкви был положен, а белый флаг На смену бурбонам пришел триколор. ( См. также Июльская революция.)

Либералов по всей Европе вдохновляли надежды на всеобщую социальную революцию, но большинство из них были разочарованы. Луи-Филипп не хотел войны и, вопреки ожиданиям, не поддерживал поляков, восставших против русского царя.Их восстание было безжалостно подавлено, и Польша была включена в состав Российской империи. Восстания в Италии и германских королевствах также не увенчались успехом. Бельгия объявила о своей независимости от Нидерландов и была признана в 1831 году отдельной нацией. В течение нескольких лет греки боролись за свою независимость от Османской империи, и в 1832 году европейские державы признали Грецию независимым суверенным государством.

Эта статья была недавно отредактирована и обновлена ​​Мелиссой Альберт.

«Свобода, ведущая народ», важная картина Французской революции

Фото: Келли Ричман-Абду / My Modern Met

Когда вы думаете о Французской революции , что приходит на ум? Скорее всего, вы представляете хаос на улицах Парижа; может быть, вы представляете себе самых победоносных деятелей движения; или, возможно, вы просто видите развевающийся французский флаг. В  Свобода, ведущая народ , крупномасштабном произведении, написанном в 1830 году, художник-романтик Эжен Делакруа исследует все три мотива, кульминацией которых является полотно, олицетворяющее дух Революции.

Кем был Эжен Делакруа?

Эжен Делакруа, «Автопортрет в зеленом жилете», 1837 г. (Фото: Wikimedia Commons, общественное достояние)

Эжен Делакруа (1798 – 1863) был лидером художественного движения романтизма и влиятельной фигурой в творчестве импрессионистов. Его творчество охватило современные события, мифологические сцены, ориентализм и портретную живопись.

Делакруа использовал эмоциональные качества цвета и выразительные мазки, чтобы создать ряд впечатляющих произведений, вдохновленных политическими событиями в Европе, мифологией и его визитами в Северную Африку.Беспрецедентные для того времени качества его картин оказали неизгладимое влияние на будущих художников.

 

Что такое Французская революция?

Французская революция была периодом политических и социальных потрясений, охвативших страну в конце 18 века. Движение официально началось с Штурма Бастилии , события, которое произошло 14 июля 1789 года.

» Штурм Бастилии и арест губернатора М.де Лоне, 14 июля 1789 года ″ (Фото: Wikimedia Commons, общественное достояние)

В этот день группа бунтовщиков, состоящая в основном из ремесленников и владельцев магазинов, жестоко вторглась в Бастилию, средневековую крепость, ставшую государственной тюрьмой. Помимо освобождения политических заключенных, революционеры надеялись получить доступ к хранившемуся в помещении пороху.

Против чего восстали эти бунтовщики? В конечном счете, они были недовольны королевской семьей Франции, чье чрезмерное богатство подчеркивало и способствовало их собственным страданиям.Жители Франции, получавшие чрезмерные налоги и недоплату, не могли прокормить себя и свои семьи, что привело к серии сражений. В то время как большинство этих столкновений произошло в течение десяти лет (с 1789 по 1799 год, который сегодня известен как Французская революция года), некоторые из них продолжались в течение 19 века, в том числе Июльская революция года, событие, которое Делакруа документирует в Свободе. Во главе народа .

 

Июльская революция

Леон Конье, «Июльская сцена 1830 г.», 1830 г. (Фото: Wikimedia Commons, общественное достояние)

Делакруа написал картину «Свобода, ведущая народ» в 1830 году, в том же году, когда Июльская революция радикально изменила ход французской истории. Июльская революция — также известная как Вторая Французская революция и Trois Glorieuses («Три славных дня») — была конфликтом, который произошел 27, 28 и 29 июля.

Подобно битве во время Французской революции, эта битва произошла в результате различных взглядов на то, кто должен править Францией. В этом случае обе стороны поддержали либо Дом Бурбонов , либо Дом Орлеана . К этому моменту Карл X из Дома Бурбонов находился у власти с 1824 года.Однако после трехдневной битвы он был свергнут, и ему наследовал Луи-Филипп, лидер Орлеанского дома.

В результате капитального ремонта власть перешла от Реставрации Бурбонов к Июльской монархии, королевской власти, основанной на конституции года , что стало важной вехой в череде революций во Франции и вдохновило Делакруа написать Свобода, ведущая народ.

 

Свобода, ведущая народ

Эжен Делакруа, «Свобода, ведущая народ», 1830 г. (Фото: Wikimedia Commons, общественное достояние)

Состав

Нарисованная осенью 1830 года картина «Свобода, ведущая народ» предлагает современный взгляд на это важное событие.Расположенная на улицах Парижа (на фоне дыма виден Собор Парижской Богоматери) и наполненная символикой крупномасштабная картина изображает парижан, следующих за женской фигурой. Этот аллегорический персонаж, призванный воплощать концепцию свободы, обычно считается ранней версией Марианны , олицетворения Французской Республики.

Все фигуры расположены в форме пирамиды с Марианной наверху, подчеркивая ее важность в композиции и направляя взгляд зрителя по полотну картины.

Символика

После Французской революции Марианна стала национальным символом Франции. Ее часто изображают торжествующе сжимающей триколор красно-бело-синий флаг революционеров, а сегодня и страны — и во фригийской кепке . Эта шляпа была стратегически выбрана революционерами из-за ее символики, уходящей корнями в древние времена.

«Фригийский колпак, символ свободы, носили освобожденные рабы в Греции и Риме», — поясняет министерство Европы и иностранных дел Франции.«Средиземноморские моряки и каторжники на галерах также носили подобный тип фуражки, и считается, что революционеры с юга Франции переняли головной убор».

«Свободу Франции…. плакат «Свобода французам», 1940 г. (Фото: Wikimedia Commons, общественное достояние)

Важные цифры

С флагом в руке и фригийской шапкой на голове Леди Свобода, несомненно, является символической звездой картины. Однако она не единственная фигура, заслуживающая внимания.Позади нее толпа празднует свою победу. Чтобы запечатлеть широкое разнообразие революционеров, Делакруа решил изобразить людей из всех слоев общества, в том числе богатого человека в цилиндре, студентов, солдат и даже молодого мальчика из рабочего класса, направляющего пистолет в воздух.

Намерение

Делакруа нарисовал Свобода, ведущая народ , чтобы выразить свою поддержку делу, почтить память тех, кто рисковал своей жизнью во время Июльской революции, и, прежде всего, почтить Францию.«Я взялся за современную тему, баррикаду, и хотя я, возможно, не сражался за свою страну, по крайней мере, я буду рисовать для нее», — сказал он. «Это вернуло мне хорошее настроение».

 

Происхождение и наследие

В 1831 году французское правительство приобрело картину. Хотя он предназначался для украшения тронного зала Люксембургского дворца в Париже, в конечном итоге его сочли «слишком революционным» и вернули Делакруа. В течение следующих нескольких десятилетий она выставлялась в разных местах, пока, наконец, не нашла постоянное место в Лувре в 1874 году.

С тех пор картина «Свобода, ведущая народ» стала изюминкой музейной коллекции французской живописи. Сегодня он висит среди других масштабных романтических произведений. Несмотря на столь же драматичный характер, «Свобода, ведущая народ » выделяется среди этих полотен тем, что предлагает зрителям идеальное «сочетание документа и символа, реальности и вымысла, реальности и аллегории».

 

Эта статья была отредактирована и обновлена.

Статьи по теме:

«Смерть Марата»: мощная картина одного из самых известных убийств Французской революции

Как «Смерть Сократа» Давида идеально передает дух неоклассической живописи

5 достоверных фактов об удивительной Триумфальной арке в Париже

Видеозапись 130-летней давности позволяет исследовать повседневную жизнь Парижа 1890-х годов

Французская революция: кровавое событие, изменившее ход истории | by The Historian

«La Liberté guidant le peuple» by Эжен Делакруа

1789 год — одна из самых знаменательных дат в истории, известная революцией во Франции с ее криками «Свобода!» Эгалите! Братство!», революционное движение, потрясшее Францию ​​между 1787 и 1799 годами и достигшее своего апогея в 1789 году. Отсюда общепринятый термин «Революция 1789 года», обозначающий конец Ancien Régime (Старого режима) во Франции и служащий также для отличия этого события от более поздних французских революций 1830 и 1848 годов.

«Людовик XVI , Roi de France et de Navarre (1754–1793), revêtu du grand royal costume en 1779” by Antoine-François Callet

Историки указывают на многие события и факторы в пределах Ancien Régime , которые привели к революции .Растущее социальное и экономическое неравенство, новые политические идеи, возникшие в эпоху Просвещения, бесхозяйственность, экологические факторы, ведущие к неудачам в сельском хозяйстве, неуправляемый государственный долг и политическая бесхозяйственность короля Людовика XVI — все это упоминалось как основа для революции.

В XVIII веке во Франции и других странах Европы возникло то, что философ Юрген Хабермас называл «общественной сферой». Хабермас утверждал, что доминирующей культурной моделью во Франции XVII века была «репрезентативная» культура, основанная на односторонней потребности «представлять» власть, когда одна сторона активна, а другая пассивна.Прекрасным примером может служить Версальский дворец, который переполнял чувства посетителя и убеждал в величии французского государства и Людовика XIV. С начала 18 века возникла «публичная сфера», которая была «критической» в том смысле, что обе стороны были активны. Примеры общественной сферы включали газеты, журналы, масонские ложи, кофейни и читательские клубы, где люди лично или виртуально через печатное слово обсуждали и обсуждали проблемы. Во Франции выход публичной сферы из-под контроля государства привел к перемещению из Версаля в Париж как культурной столицы Франции.Точно так же, если в 17 веке суд решал, что хорошо с культурной точки зрения, а что нет, в 18 веке мнение суда имело меньшее значение, и арбитрами культурных вкусов стали потребители. В 1750-х годах во время «Querelle des Bouffons» по вопросу о качестве итальянской и французской музыки сторонники обеих сторон обратились к французской публике, «потому что только она может решить, будет ли произведение сохранено для потомков». или будет использоваться бакалейщиками в качестве оберточной бумаги».В 1782 году Луи-Себастьян Мерсье писал: «Слово двор больше не вызывает у нас благоговения, как во времена Людовика XIV. Преобладающие мнения больше не поступают от суда; он больше не решает никаких репутаций… Решения суда отменяются; открыто говорят, что ничего не понимают; у него нет идей на этот счет и не может быть». Вера в то, что общественное мнение имеет право решать культурные вопросы, а не полагаться на суд, неизбежно трансформировалось в требование, чтобы общественность также имела право голоса по политическим вопросам.

Экономика Старого режима в годы, предшествовавшие революции, страдала от нестабильности. Последовательность событий, приведших к революции, включала финансовые проблемы национального правительства, вызванные несправедливой, неэффективной и глубоко ненавистной налоговой системой — ferme générale — и расходами на многие крупные войны. Попытка бросить вызов британской военно-морской и коммерческой мощи в Семилетней войне обернулась дорогостоящей катастрофой, связанной с потерей колониальных владений Франции в континентальной части Северной Америки и уничтожением французского флота. Французские войска были восстановлены, и, чувствуя горечь от потери многих заморских колоний Франции в пользу Британской империи во время Семилетней войны, Людовик XVI стремился оказать американским повстанцам финансовую и военную поддержку. После капитуляции британцев в битве при Саратоге французы направили повстанцам 10 000 солдат и миллионы долларов. Несмотря на обретение независимости Тринадцатью колониями, Франция была в большом долгу перед американской войной за независимость. Неэффективная и устаревшая финансовая система Франции не могла финансировать этот долг.Столкнувшись с финансовым кризисом, король впервые за более чем столетие созвал Генеральные штаты, рекомендованные Собранием знати в 1787 году.

Франция переживала такую ​​тяжелую экономическую депрессию, что еды не хватало на все. Плохие урожаи в течение нескольких лет и неадекватная транспортная система способствовали удорожанию продуктов питания. Как и в большинстве монархий, высшему классу всегда обеспечивалась стабильная жизнь, поэтому, хотя богатые оставались очень богатыми, большая часть французского населения голодала. Многие были настолько обездолены, что не могли даже прокормить свои семьи и прибегали к воровству или проституции, чтобы выжить. Тем временем королевский двор в Версале был изолирован от нарастающего кризиса и безразличен к нему. Хотя теоретически король Людовик XVI был абсолютным монархом, на практике он часто был нерешительным и, как известно, отступал, когда сталкивался с сильным сопротивлением. В то время как он сократил государственные расходы, противники в парламенте Ancien Régime Франции был провинциальным апелляционным судом) успешно помешали его попыткам провести столь необходимые реформы.Эпоха Просвещения породила множество писателей, памфлетистов и издателей, которые могли информировать или возбуждать общественное мнение. Оппозиция использовала этот ресурс для мобилизации общественного мнения против монархии, пытавшейся подавить подпольную литературу.

Многие другие факторы связаны с негодованием и стремлениями, сфокусированными на возвышении идеалов Просвещения. К ним относятся недовольство королевским абсолютизмом; недовольство крестьян, рабочих и буржуазии традиционными сеньориальными привилегиями дворянства; возмущение влиянием католической церкви на государственную политику и институты; стремление к свободе вероисповедания; недовольство аристократических епископов более бедным сельским духовенством; стремление к социальному, политическому и экономическому равенству и (особенно по мере развития революции) республиканизму; ненависть к королеве Марии-Антуанетте, которую ложно обвинили в расточительности и австрийской шпионке; и гнев на короля за увольнение министров, в том числе министра финансов Жака Неккера, которых многие считали представителями народа.

«A faut esperer q’eu.s jeu la finira bentot» Le Tiers-État portant le Clerge et la Noblesse sur son dos by MP

В 1774 году Людовик XVI взошел на престол в разгар финансового кризиса, в котором государство столкнулось с дефицитом бюджета и было на грани банкротства. Отчасти это было связано с дорогостоящим участием Франции в Семилетней войне, а затем в войне за независимость США. В мае 1776 года министр финансов Тюрго был уволен после того, как не смог провести реформы. В следующем году Жак Неккер, иностранец, был назначен Генеральным контролером финансов.Его нельзя было сделать официальным служителем, потому что он был протестантом.

Неккер понял, что регрессивная налоговая система страны подвергает низшие классы тяжелым бременем, в то время как для дворянства и духовенства существует множество льгот. Он утверждал, что страна не может облагаться более высокими налогами; что налоговые льготы для дворянства и духовенства должны быть сокращены; и предположил, что заимствование большего количества денег решит дефицит бюджета страны. Неккер опубликовал отчет в поддержку этого утверждения, в котором дефицит был недооценен примерно на 36 миллионов ливров, и предлагалось ограничить власть парламентов .

Это не было хорошо воспринято министрами короля, и Неккер, надеясь укрепить свое положение, настаивал на том, чтобы его сделали министром. Король отказался, Неккер был уволен, а Шарль-Александр де Калонн был назначен контролером. Первоначально Калон тратил щедро, но быстро осознал критическую финансовую ситуацию и предложил новый налоговый кодекс.

Предложение включало последовательный земельный налог, который включал бы налогообложение дворянства и духовенства. Столкнувшись с противодействием со стороны парламента, Калонн организовал созыв Ассамблеи нотаблей.Но Ассамблея не поддержала предложения Калонна и вместо этого ослабила его позицию своей критикой. В ответ король объявил о созыве Генеральных штатов на май 1789 года, впервые с 1614 года орган был созван. Это был сигнал о том, что монархия Бурбонов находится в ослабленном состоянии и подчиняется требованиям своего народа.

«Ouverture des États généraux, à Versailles dans la salle des Menus Plaisirs, le 5 мая 1789 года» Исидора-Станислава Гельмана и Шарля Монне

Генеральные штаты были организованы в три сословия: духовенство, дворянство и остальная часть Франции. Последний раз он собирался в 1614 году. Выборы состоялись весной 1789 года; Требования избирательного права для третьего сословия касались французов или натурализованных мужчин в возрасте 25 лет и старше, которые жили там, где должно было проходить голосование, и платили налоги. Высокая явка произвела 1201 делегата, в том числе 303 священнослужителя, 291 дворянина и 610 членов третьего сословия. Первое сословие представляло 100 000 католических священнослужителей; Церковь владела около 10% земли и собирала свои налоги (десятину) с крестьян. Земли контролировались епископами и настоятелями монастырей, но две трети из 303 делегатов от Первого сословия были обычными приходскими священниками; только 51 был епископом.Второе сословие представляло дворянство, около 400 000 мужчин и женщин, которым принадлежало около 25% земли и которые собирали сеньорские пошлины и ренту со своих крестьян-арендаторов. Около трети этих депутатов были дворянами, в основном с небольшими владениями. Представительство третьего сословия было увеличено вдвое до 610 человек, что составляет 95% населения. Половина из них были хорошо образованными юристами или местными чиновниками. Почти треть была занята в торговле или промышленности; 51 был богатым землевладельцем.

В помощь делегатам были составлены «Книги жалоб» (Cahiers de doléances ) для перечисления проблем.В книгах формулировались идеи, которые еще несколько месяцев назад показались бы радикальными; однако большинство поддерживало монархическую систему. Многие предполагали, что Генеральные штаты будут утверждать будущие налоги, а идеалы Просвещения были относительно редки.

Брошюры либеральной знати и духовенства получили широкое распространение после отмены цензуры печати. Аббат Сийес, теоретик и католический священник, утверждал первостепенное значение третьего сословия в брошюре Qu’est-ce que le tiers état? ( Что такое третье сословие? ) опубликовано в январе 1789 года.Он утверждал: «Что такое третье сословие? Все. Что было до сих пор в политическом порядке? Ничего такого. Каким оно хочет быть? Что-то.»

Генеральные штаты собрались в Большом зале меню-плезиров в Версале 5 мая 1789 года и открылись трехчасовой речью Неккера. Третье сословие требовало, чтобы полномочия депутатов проверялись всеми депутатами, а не каждое сословие проверяло полномочия своих членов, но для этого были достигнуты переговоры с другими сословиями.Простолюдины обратились к духовенству, которое попросило больше времени. Затем Неккер заявил, что каждое сословие должно проверять полномочия своих членов и что король должен выступать в качестве арбитра.

«Le Serment du Jeu de paume» Жака-Луи Давида

10 июня 1789 г. аббат Сийес заявил, что третье сословие, ныне собирающееся как коммун (англ. свои полномочия и пригласить два других сословия принять участие, но не ждать их.Они приступили к этому два дня спустя, завершив процесс 17 июня. Затем они проголосовали за гораздо более радикальную меру, объявив себя Национальным собранием, собранием не сословий, а «народа». Они пригласили другие ордена присоединиться к ним, но ясно дали понять, что намерены управлять делами страны с ними или без них.

Пытаясь сохранить контроль над процессом и предотвратить созыв Ассамблеи, Людовик XVI приказал закрыть Зал государств, где собиралась Ассамблея, сославшись на то, что плотникам нужно было подготовить зал для королевской речи в два дней.Погода не позволяла проводить встречи на открытом воздухе, и, опасаясь нападения по приказу Людовика XVI, они встретились на теннисном корте недалеко от Версаля, где они принесли клятву теннисного корта (20 июня 1789 г.), согласно которой они согласились не расставаться до тех пор, пока они дали Франции конституцию. Вскоре к ним присоединилось большинство представителей духовенства, а также 47 представителей дворянства. К 27 июня королевская партия открыто сдалась, хотя военные начали в больших количествах прибывать в Париж и Версаль. Сообщения в поддержку Ассамблеи посыпались из Парижа и других французских городов.

Штурм Бастилии

«Приз Бастилии» Анонимный художник из Франции Северных стран

К этому времени Неккер заслужил неприязнь многих членов французского двора за его открытое манипулирование общественным мнением . Мария-Антуанетта, младший брат короля граф д’Артуа, и другие консервативные члены королевского тайного совета призвали его уволить Неккера с поста финансового советника.11 июля 1789 года, после того как Неккер опубликовал неверный отчет о государственных долгах и сделал его общедоступным, король уволил его и одновременно полностью реструктурировал министерство финансов.

Многие парижане предположили, что действия Людовика направлены против Ассамблеи, и подняли открытое восстание, когда на следующий день узнали об этом. Они также опасались, что прибывающих солдат — в основном иностранных наемников — вызвали для закрытия Учредительного собрания. Собрание, собравшееся в Версале, заседало без перерыва, чтобы предотвратить новое выселение с места их собрания. Вскоре Париж охватили беспорядки, хаос и повсеместные грабежи. Вскоре толпа получила поддержку некоторых французских гвардейцев, которые были вооруженными и обученными солдатами.

14 июля повстанцы обратили внимание на большой тайник с оружием и боеприпасами в крепости Бастилия, который также воспринимался как символ королевской власти. В тот же день после нескольких часов боя тюрьма пала.Несмотря на приказ о прекращении огня, который предотвратил взаимную резню, губернатор маркиз Бернар-Рене де Лоне был избит, зарезан и обезглавлен; его голову возложили на пику и выставили напоказ по городу. Хотя в крепости содержалось всего семь заключенных (четыре фальсификатора, два дворянина, задержанных за аморальное поведение, и подозреваемый в убийстве), Бастилия служила мощным символом всего, что ненавидели при Ancien Régime . Вернувшись в Hôtel de Ville (мэрию), толпа обвинила prévôt des marchands (примерно, мэра) Жака де Флесселя в предательстве и зарезала его.

Король, встревоженный насилием, отступил, по крайней мере, на время. Маркиз де Лафайет принял командование Национальной гвардией в Париже. Жан-Сильвен Байи, президент Ассамблеи во время принесения присяги на теннисном корте, стал мэром города при новой правительственной структуре, известной как коммуна . Король посетил Париж, где 17 июля принял трехцветную кокарду под крики Vive la Nation («Да здравствует нация») и Vive le Roi («Да здравствует король»).

Неккер был отозван к власти, но его триумф был недолгим. Проницательный финансист, но менее проницательный политик, Неккер переиграл, потребовав и добившись всеобщей амнистии, потеряв большую часть благосклонности народа.

По мере того, как гражданская власть быстро падала, по всей стране вспыхивали случайные акты насилия и воровства, представители знати, опасаясь за свою безопасность, бежали в соседние страны; многие из этих эмигрантов , как их называли, финансировали контрреволюционные дела во Франции и призывали иностранных монархов предложить военную поддержку контрреволюции.

К концу июля дух народного суверенитета распространился по всей Франции. В сельской местности многие простолюдины начали формировать ополчения и вооружаться против иностранного вторжения: некоторые нападали на дворянские замки в рамках общего аграрного восстания, известного как «La Grande Peur» («Великий страх»). Кроме того, дикие слухи и паранойя вызвали массовые беспорядки и гражданские беспорядки, способствовавшие краху правопорядка.

«Декларация о правах человека и гражданина 1789 года» by Жан-Жак-Франсуа Ле Барбье

4 и 11 августа 1789 года Национальное Учредительное собрание отменило привилегии и феодальные права. почти покончили с феодализмом) в Августовских декретах, сметающих личное крепостное право, исключительные охотничьи права и другие сеньориальные права Второго сословия (дворянства).

Также была отменена десятина (10% налог на Церковь, собираемый Первым сословием, духовенством), которая была основным источником дохода для многих священнослужителей. В течение нескольких часов знать, духовенство, города, провинции, компании и города потеряли свои особые привилегии.

Первоначально крестьяне должны были платить за выпуск сеньориальные пошлины; эти сборы затрагивали более четверти сельскохозяйственных угодий во Франции и обеспечивали большую часть доходов крупных землевладельцев. Большинство отказалось платить, и в 1793 г. обязательство было отменено.Таким образом, крестьяне получили свою землю бесплатно, а также перестали платить десятину церкви.

Старая судебная система, основанная на 13 региональных парламентах , была приостановлена ​​в ноябре 1789 г. и официально упразднена в сентябре 1790 г. Основные институциональные столпы старого режима исчезли в одночасье.

26 августа 1789 года Ассамблея опубликовала Декларацию прав человека и гражданина, которая содержала изложение принципов, а не конституцию, имеющую юридическую силу. На Декларацию непосредственно повлиял Томас Джефферсон, работавший с генералом Лафайетом, который представил ее.

Национальное учредительное собрание функционировало не только как законодательный орган, но и как орган по разработке новой конституции.

Женский марш на Версаль

«Journées révolutionnaires des 5 et 6 October 1789» by Unknown

Подпитывается слухами о приеме для королевских телохранителей 1 октября 1789 года, на котором 1 октября 1789 года была растоптана национальная кокарда 5-го 2789 года на парижских рынках начали собираться толпы женщин.Сначала женщины прошли маршем к Hôtel de Ville, требуя, чтобы городские власти решили их проблемы. Женщины реагировали на тяжелые экономические условия, с которыми они столкнулись, особенно на нехватку хлеба. Они также потребовали прекращения королевских усилий по блокированию Национального собрания, а также переезда короля и его администрации в Париж в знак доброй воли в борьбе с широко распространенной бедностью.

Получив неудовлетворительные ответы от городских властей, 7000 женщин присоединились к маршу в Версаль, взяв с собой пушки и различное меньшее оружие.Двадцать тысяч национальных гвардейцев под командованием Лафайета ответили, чтобы поддерживать порядок, и члены мафии ворвались во дворец, убив нескольких охранников. В конце концов Лафайет убедил короля согласиться на требование толпы о переезде монархии в Париж.

6 октября 1789 года король и королевская семья переехали из Версаля в Париж под «защитой» Национальной гвардии, тем самым узаконив Национальное собрание.

Революция и церковь

«Декрет национального собрания о верховном правлении религиозных и религиозных деятелей» Автор: Неизвестно

Революция привела к массовому переходу власти от Римско-католической церкви к государству.В соответствии с Ancien Régime Церковь была крупнейшим землевладельцем в стране, ей принадлежало около 10% земли в королевстве. Церковь была освобождена от уплаты налогов правительству, в то время как она взимала десятину — 10-процентный налог на доход, часто взимаемый в виде урожая — с населения в целом, лишь часть которой затем перераспределялась среди бедных.

Недовольство церковью ослабило ее власть во время открытия Генеральных штатов в мае 1789 года. Церковь составляла Первое сословие со 130 000 членов духовенства.Когда Национальное собрание было позже создано в июне 1789 года Третьим сословием, духовенство проголосовало за то, чтобы присоединиться к ним, что увековечило разрушение Генеральных штатов как руководящего органа. Национальное собрание приступило к проведению социальной и экономической реформы. Законодательство, принятое 4 августа 1789 г., отменило право церкви взимать десятину. Чтобы справиться с финансовым кризисом, Ассамблея объявила 2 ноября 1789 года, что имущество церкви находится «в распоряжении нации». Они использовали это свойство для поддержки новой валюты, ассигнаций. Таким образом, нация теперь также взяла на себя ответственность церкви, которая включала оплату труда духовенства и заботу о бедных, больных и сиротах. В декабре Ассамблея начала продавать земли тому, кто предложит самую высокую цену, чтобы увеличить доход, фактически снизив стоимость ассигнований на 25% за два года. Осенью 1789 г. закон отменил монашеские обеты, а 13 февраля 1790 г. были распущены все религиозные ордена. Монахов и монахинь поощряли вернуться к частной жизни, и небольшой процент в конечном итоге женился.

Гражданская конституция духовенства, принятая 12 июля 1790 г., превратила оставшееся духовенство в государственных служащих. Это установило систему выборов для приходских священников и епископов и установило ставку заработной платы для духовенства. Многие католики возражали против избирательной системы, потому что она отрицала власть папы римского над французской церковью. В октябре группа из 30 епископов написала заявление, в котором говорилось, что они не могут принять этот закон, и этот протест также вызвал сопротивление гражданского населения против этого закона. В конце концов, в ноябре 1790 года Национальное собрание начало требовать от всех представителей духовенства присяги на верность Гражданской конституции. Это привело к расколу между тем духовенством, которое принесло требуемую присягу и приняло новое устройство, и теми, кто остался верным Папе. Священники, приносившие присягу, были показаны как «конституционные», те, кто не принимал присяги, как «неприсягающие» или «непокорные» священнослужители. Всего присягу приняли 24% священнослужителей по всей стране. Этот декрет усилил сопротивление вмешательству государства в дела церкви, особенно на западе Франции, например, в Нормандии, Бретани и Вандее, где лишь несколько священников принесли присягу, а гражданское население выступило против революции.

Повсеместный отказ привел к принятию закона против духовенства, «принуждающего их к изгнанию, насильственной депортации или казни как предателей». Папа Пий VI так и не принял Гражданскую конституцию духовенства, что еще больше изолировало церковь во Франции.

В 1793 году был установлен новый республиканский календарь с 10-дневной неделей, из-за чего католикам было очень трудно помнить воскресенья и дни святых. Рабочие жаловались, что количество выходных в первый день недели сократилось с 52 до 37.

Во время правления террора последовали крайние усилия по дехристианизации, включая тюремное заключение и резню священников и разрушение церквей и религиозных изображений по всей Франции. Была предпринята попытка полностью заменить католическую церковь гражданскими праздниками вместо религиозных. Установление Культа Разума было последним шагом радикальной дехристианизации. Эти события привели к повсеместному разочарованию в революции и контрмятежам по всей Франции.Местные жители часто сопротивлялись дехристианизации, нападая на революционных агентов и скрывая представителей духовенства, за которыми охотились. В конце концов, Робеспьер и Комитет общественной безопасности были вынуждены осудить кампанию, заменив Культ Разума деистским, но все же нехристианским Культом Высшего Существа. Конкордат 1801 года между Наполеоном и церковью положил конец периоду дехристианизации и установил правила отношений между католической церковью и французским государством, которые действовали до тех пор, пока они не были отменены Третьей республикой путем отделения церкви от государства 11 декабря. , 1905 год.Гонения на церковь привели к контрреволюции, известной как Восстание в Вандее.

Историки Линн Хант и Джек Сенсер утверждают, что некоторые французские протестанты, гугеноты, хотели антикатолического режима и что мыслители эпохи Просвещения, такие как Вольтер, способствовали разжиганию этого недовольства. Философ эпохи Просвещения Жан-Жак Руссо, например, сказал французским гражданам, что «явно противоречит закону природы… то, что горстка людей наедается излишествами, в то время как голодная толпа испытывает нужду в самом необходимом.Историк Джон Макманнерс пишет: «В восемнадцатом веке во Франции о престоле и алтаре обычно говорили как о тесном союзе; их одновременный крах… однажды станет окончательным доказательством их взаимозависимости».

«Serment de La Fayette à la Fête de la Fédération, le 14 Juillet 1790» by Аноним из Парижа

в честь Французской революции.Это предшественник Дня взятия Бастилии, который ежегодно отмечается во Франции 14 июля в честь самой революции и национального единства.

Впервые отмечавшийся в 1790 году, он был посвящен революции и событиям 1789 года, кульминацией которых стала новая форма национального правления — конституционная монархия во главе с представительным собранием.

Первый праздник 1790 года был назначен на 14 июля, так что он также совпал с первой годовщиной штурма Бастилии, хотя само по себе праздновалось не это.На этом относительно спокойном этапе революции многие считали, что период политической борьбы в стране закончился. Это мышление было поддержано контрреволюционными монархиями , и первый праздник был разработан с ролью короля Людовика XVI, который уважал бы и поддерживал его королевский статус. Мероприятие прошло мирно и создало мощный, но иллюзорный образ празднования национального единства после раскольнических событий 1789–1790 годов.

«Праздник Федерации» by Исидор-Станислав Хельман, Антуан-Жан Дюкло и Шарль Монне Париж.Огромный стадион был профинансирован Национальным собранием и завершен вовремя только с помощью тысяч добровольцев из парижского региона. В эти «Дни тачек» ( journée des brouettes ) работники фестиваля популяризировали новую песню, которая станет непреходящим гимном Франции, Ah! са ира .

По обеим сторонам поля были построены огромные земляные трибуны для зрителей, рассчитанные на 100 000 мест. Через Сену проходил мост из лодок, ведущий к алтарю, где должны были приноситься клятвы.Новое военное училище использовалось для укрытия членов Национального собрания и их семей. На одном конце поля стояла царская ступенька огромный шатер, а на другом конце была сооружена триумфальная арка. В центре поля был алтарь для мессы.

«Арест Людовика XVI и его семьи в доме регистратора паспортов в Варене в июне 1791 года» Томаса Фалькона Маршалла

Людовика XVI все больше тревожило направление революции.Его брат, граф д’Артуа, и его королева Мария-Антуанетта призывали к более решительной позиции против революции и поддержке эмигрантов, в то время как он сопротивлялся любому курсу, который заставил бы его открыто встать на сторону иностранных держав против Ассамблеи. В конце концов, опасаясь за свою безопасность и безопасность своей семьи, он бежал из Парижа к австрийской границе, убедившись в лояльности пограничных гарнизонов.

Луи связал свою судьбу с генералом Буйе, который осудил как эмиграцию, так и Ассамблею и пообещал ему убежище и поддержку в своем лагере на Монмеди.В ночь на 20 июня 1791 года королевская семья бежала из дворца Тюильри, переодевшись слугами, а их слуги переоделись дворянами.

«Retour de Varennes. Arrivée de Louis Seize à Paris, le 25 Juin 1791” by Жан Дюплесси-Берто

Однако поздно на следующий день король был опознан и арестован в Варенне и вернулся в Париж. Собрание временно отстранило короля. Он и королева Мария-Антуанетта оставались под охраной. Бегство короля оказало глубокое влияние на общественное мнение, еще больше настроив народные настроения против духовенства и знати, и придало импульс установлению конституционной монархии.

«Приз Дворца Тюильри ле 10 августа 1792 года во время Французской революции» by Жан Дюплесси-Берто

Летом 1792 года весь Париж был против короля и надеялся, что Собрание низложит король, но собрание колебалось. На рассвете 10 августа 1792 года большая разъяренная толпа парижан и солдат со всей Франции, повстанцев и народных ополченцев, поддержанных революционной Парижской Коммуной, двинулась на дворец Тюильри, где жил король, напала на дворец и убила швейцарская гвардия, назначенная для защиты короля.

Около 8:00 король покинул свой дворец и вместе с женой и детьми отправился в Ассамблею, которая собиралась на постоянное заседание в Зале дю Манеж напротив Тюильри. Царская семья попала в плен. После 11:00 предварительное заседание Законодательного собрания «временно освободило короля от его задачи» и, таким образом, приостановило действие монархии; присутствовало немногим более трети депутатов, почти все якобинцы. В ответ 19 августа прусский генерал герцог Брауншвейг вторгся во Францию ​​и осадил Лонгви.

26 августа Ассамблея постановила депортировать непокорных священников с запада Франции как «причины опасности для отечества» в такие места, как Французская Гвиана. В ответ крестьяне Вандеи захватили город, что стало еще одним шагом к гражданской войне. То, что осталось от национального правительства, зависело от поддержки восставшей Коммуны. С наступлением вражеских войск Коммуна искала в Париже потенциальных предателей.

2, 3 и 4 сентября 1792 года сотни парижан, сторонников революции, разгневанных захватом Вердена прусским врагом, восстаниями на западе Франции и слухами о том, что заключенные в Париже сговорились с иностранного врага, совершил налет на парижские тюрьмы и убил от 1000 до 1500 заключенных, многие из которых были католическими священниками, но также и обычными преступниками.Жан-Поль Марат, политический союзник Робеспьера, в открытом письме от 3 сентября призвал остальную Францию ​​последовать примеру Парижа; Робеспьер держался в тени в отношении оргии убийств. Ассамблея и городской совет Парижа (Коммуна) казались некомпетентными и едва мотивированными, чтобы остановить развязавшееся кровопролитие.

«Национальная гвардия и женщина» by Remi-Fursy Descarsin

Коммуна направила банды национальных гвардейцев и федералов в тюрьмы, и они убили 10 или более жертв, в основном «не судимых». священники.Затем Коммуна разослала другим городам Франции циркулярное письмо с приглашением последовать этому примеру, и многие города начали массовые убийства заключенных и священников в рамках «сентябрьской резни». Собрание могло оказать лишь слабое сопротивление. Однако в октябре последовала контратака, в которой зачинщиков, особенно Марата, обвинили в терроризме. Это привело к политическому соперничеству между более умеренными жирондистами и более радикальными горцами внутри Конвента, при этом слухи использовались обеими сторонами в качестве оружия.Жирондисты потеряли позиции, когда они казались слишком примирительными. Но маятник снова качнулся, и после термидора (одиннадцатого месяца французского республиканского календаря (1793–1805 гг.), первоначально прошедшего с 19 июля по 17 августа) люди, поддержавшие массовые убийства, были объявлены террористами.

Хаос сохранялся до тех пор, пока Конвент, избранный всеобщим голосованием мужчин и которому было поручено написать новую конституцию, не собрался 20 сентября 1792 года и не стал новым де-факто правительством Франции. На следующий день он отменил монархию и провозгласил республику. Следующий день — 22 сентября 1792 года, первое утро новой республики — позже был задним числом принят как начало первого года французского республиканского календаря.

«Пожар в Сен-Доминго 1791» немецкая гравюра на меди

Несмотря на то, что Французская революция оказала сильное влияние на многие районы Европы, французские колонии испытали на себе особое влияние. Как выразился мартиниканский писатель Эме Сезер, «в каждой французской колонии была особая революция, которая происходила по случаю Французской революции, созвучная ей.Центральным примером восстаний рабов во французских колониях стала Гаитянская революция (Сент-Доминго).

«Казнь Людовика XVI» by Исидор-Станислав Гельман, Антуан-Жан Дюкло и Шарль Монне

продвижение или восстановление монархии. Это заставило Людовика заговорить с врагами Франции. 17 января 1793 года Людовик был приговорен к смертной казни за «заговор против общественной свободы и общей безопасности» большинством членов Конвента: 361 человек проголосовал за казнь короля, 288 голосов против и еще 72 проголосовали за казнь короля под стражей. различные условия задержки. Бывший Людовик XVI, теперь просто обычно именуемый Citoyen Louis Capet (Гражданин Луи Капет), был казнен на гильотине 21 января 1793 года на площади Place de la Révolution , бывшем Place Louis XV , ныне называемом Place де ла Конкорд.Консерваторы по всей Европе были в ужасе, а монархии призвали к войне против революционной Франции.

«Марию-Антуанетту везут на казнь, 16 октября 1793 года» by Уильям Гамильтон

Марию-Антуанетту судил Революционный трибунал 14 октября 1793 года. Некоторые историки считают, что исход суда был предрешен заранее Комитетом общественной безопасности примерно в то время, когда был раскрыт заговор с гвоздиками. Ей и ее адвокатам дали меньше суток на подготовку защиты.Среди обвинений, многие из которых ранее были опубликованы в клеветах , были: организация оргий в Версале, отправка миллионов ливров казначейских денег в Австрию, планирование резни gardes françaises (Национальной гвардии) в 1792 году, объявление ее сына быть новым королем Франции, и инцест, обвинение, выдвинутое ее сыном Луи Шарлем, которого заставил сделать это радикальный Жак Эбер, который контролировал его. Это последнее обвинение вызвало эмоциональную реакцию Марии-Антуанетты, которая отказалась отвечать на это обвинение, вместо этого обратившись ко всем матерям, присутствующим в комнате; их реакция утешила ее, поскольку в остальном эти женщины не сочувствовали ей.

Рано утром 16 октября Мария-Антуанетта была признана виновной по трем основным обвинениям против нее: истощение национальной казны, заговор против внутренней и внешней безопасности государства и государственная измена из-за ее разведывательной деятельности в интересах государства. враг; одного последнего обвинения было достаточно, чтобы приговорить ее к смерти. В худшем случае ее и ее адвокатов ожидало пожизненное заключение. В оставшиеся ей часы она написала письмо своей невестке, мадам Элизабет, подтверждая свою чистую совесть, свою католическую веру, а также свою любовь и заботу о своих детях.Письмо не дошло до Элизабет. (Ее завещание было частью собрания бумаг Робеспьера, найденных под его кроватью и опубликованных Эдме-Бонавентюром Куртуа).

Готовясь к казни, ей пришлось переодеться на глазах у охранников. Она надела простое белое платье, которое носят овдовевшие королевы Франции. Ей остригли волосы, болезненно связали руки за спиной и посадили на веревочный поводок. В отличие от своего мужа, которого везли на казнь в карете, ей пришлось просидеть в открытой тележке целый час, пока ее везли от Консьержери по улице Сент-Оноре к гильотине, воздвигнутой в Площадь Революции (нынешняя площадь Согласия).Она сохраняла самообладание, несмотря на оскорбления издевательской толпы. К ней был приставлен конституционный священник, чтобы выслушать ее последнюю исповедь. Он сидел рядом с ней в телеге, но она игнорировала его всю дорогу до эшафота.

Мария-Антуанетта была казнена на гильотине в 12:15. 16 октября 1793 года. Ее последние слова записаны как: «Pardonnez-moi, monsieur. Je ne l’ai pas fait exprès» или «Прошу прощения, сэр, я сделал это не нарочно», после того, как случайно наступила на ботинок своего палача. Ее голова была одной из тех, из которых Мария Тюссо получила контракт на изготовление посмертных масок.Ее тело было брошено в безымянную могилу на кладбище Мадлен, расположенном неподалеку на улице Анжу. Поскольку его вместимость была исчерпана, кладбище было закрыто на следующий год, 25 марта 1794 года.

Тела Марии-Антуанетты и Людовика XVI были эксгумированы 18 января 1815 года, во время Реставрации Бурбонов, когда граф де Прованс вознесся на престол вновь восстановленный трон как Людовик XVIII, король Франции и Наварры. Христианское захоронение царских останков состоялось через три дня, 21 января, в некрополе французских королей при базилике Сен-Дени.

Французская революция длилась примерно 10 лет, начиная с 1789 и заканчивая 1799 годом. Французская революция закончилась в 1799 году военным переворотом Наполеона Бонапарта, который стал первым консулом Франции. Победа Наполеона над предполагаемыми завоевателями восстановила военное могущество Франции.

Это единственное событие оказало огромное влияние на мировую историю, влияя на войны, политические смены власти, независимость многих стран и другие революции.

См. также:

Если вы хотите, чтобы мы сделали больше статей, подобных этой, и у вас есть какие-либо комментарии или предложения, оставьте комментарии ниже.

Восстание и революция во Франции

Восстание и революция во Франции

Шайна Миллер

Штурм Бастилии- 14 июля 1789

Введение


Франция пережила множество крупных политических потрясений, начиная с 1790 года. Упадок монархии в сочетании с большим количеством населения, живущего в нищете, привели к одной из величайших революций, которые когда-либо видела Европа. Франция вступила в девятнадцатый век в условиях борьбы за власть, кровавого правления тиранических лидеров и скрытого чувства неудовлетворенности новыми органами власти, сменявшими старый режим. После многих восстаний и потери многих жизней Франция, наконец, обрела стабильность под властью Луи-Наполеона в форме Второй Французской империи.

Первая революция во Франции объединила народ против общего врага, короля Людовика. После его избавления за власть боролись многие фракции. Революция обернулась не так, как ожидали многие ее участники. Постоянные бои за власть подготовили почву для восстаний, характеризовавших Францию ​​в середине девятнадцатого века. После окончания якобинского террора Наполеон на короткое время пришел к власти, после чего была восстановлена ​​монархия. Против этой новой монархии народ снова объединился во время Июльской революции и Июньского восстания. Последняя революция 1848 года и переворот под предводительством Луи-Наполеона привели к прекращению восстаний во Франции и стабилизации центрального правительства. Приведенные здесь источники охватывают все эти важные события французской истории благодаря рассказам людей, живших в то время из первых рук, и исследованиям, проведенным историками. Все источники дают исчерпывающее представление об испытаниях, выпавших на долю Франции, начиная с первой революции.

Первичные источники

  • Андерсон, Ф.М., изд. «Levee en Masse». Конституции и другие избранные документы, иллюстрирующие историю Франции, 1789–1907 гг., 2-е изд. Миннеаполис: Х.В. Уилсон Ко., 1908

Эта статья, написанная во время первоначальной Французской революции, показывает нам множество различных ролей, которые должны были выполнять люди, чтобы сделать революцию успешной. Например, мужчины должны были стать солдатами, женщины отвечали за содержание палаток, солдатской одежды и еды, а национальные здания должны были быть превращены в казармы. Ожидания успешного восстания были строгими, и никто не должен был покидать свой пост. Этот источник дает прекрасный взгляд на то, как революция изменила жизни и как она была организована лидерами.

 

  • Робеспьер, Максимилиан. «Луи должен погибнуть, потому что наша страна должна жить!». Хазелтин, Мэйо, изд. Знаменитые речи. Нью-Йорк: Collier & Son, 1903, с. 117.

После того, как Людовик был свергнут, у народа Франции больше не было общей цели для сплочения.Последовавшие за этим замешательство и неопределенность привели к борьбе за власть между конкурирующими фракциями. В этом эссе лидер якобинцев Максимилиан Робеспьер излагает перед народом свои идеи прогресса. Он говорит о том, что король должен быть убит, так как его преступления против народа Франции были непростительны. Эта статья дает нам возможность взглянуть на идеи человека, который впоследствии вызвал Террор, унесший жизни тысяч французских граждан. Это также дает нам возможность увидеть обоснование якобинского террора через слова его лидера.

 

  • Хьюго, Виктор. «Против смертной казни». Брайан, Уильям Дженнингс, изд. Всемирно известные речи. Том. 7. Нью-Йорк: Funk & Wagnall, 1906, с. 193.

В этой статье мы рассмотрим мнения рядового, хотя и известного гражданина после революции 1848 года. После многолетнего кровопролития террора, наполеоновских войн и восстаний 1830 и 1832 годов. , понятно, что люди будут против чего-то вроде смертной казни.Здесь Виктор Гюго высказывает свое мнение по этому поводу. Он осуждает «кровь за кровь», то есть смертную казнь, подразумевая, что она ненужна и аморальна, подобно смерти восставших. Эта статья ценна тем, что дает читателю представление о том, какого мнения люди придерживались бы после 50 лет кровопролития и нестабильности, и почему они так себя чувствовали.

 

  • Сент-Джон, Перси Б. «Французская революция 1848 года: три дня февраля 1848 года». Нью-Йорк, 1848 год.

Здесь человек, живший в Париже во время революции 1848 года, дает нам подробный отчет о двух днях во время восстания. Он описывает все, от погоды того дня до времени основных событий восстания. В то время как многие другие первоисточники часто являются мнением автора, этот источник является чисто описанием. Автор пишет о своих переживаниях в великой толпе революции, не вбрасываясь в личное мнение.

 

Первая французская революция и наполеоновская Франция

Гравюра девятнадцатого века с изображениями лидеров Французской революции

 

  • Дойл, Уильям.«Оксфордская история Французской революции». США: Издательство Оксфордского университета, 1990.
  • .

Эта книга отлично подходит для общего взгляда на первоначальную Французскую революцию. Автор начинает с основных вовлеченных людей и приводит к политике и действиям, которые привели к недовольству людей. Однако речь идет не только о политической стороне дела. Дойл рассматривает, как социальные нормы того времени и религия сыграли роль в свержении монархии.Он также затрагивает последствия революции, борьбу между ее лидерами и заканчивает представлением Наполеона как крупной фигуры в правительстве. Это даст читателю общее представление о всей революции и детализирует некоторые ее основные аспекты.

 

http://www.youtube.com/watch?v=4nWD72ttTaA

 

Этот документальный фильм рассказывает о возвышении Наполеона и его империи. В нем подробно описываются все аспекты жизни Наполеона, начиная с его детства на Корсике и заканчивая последними днями его правления во Франции.В нем рассматривается его политика, когда он был императором, с акцентом на войны, которые он вел против Италии, Австрии и России. Он заканчивается взглядом на жизнь Наполеона в изгнании и на наследие, которое он оставил после себя, которое до сих пор влияет на Европу.

Храм Наполеона Жака-Луи Давида

Июльская революция 1830 года

  • Пилбим, Памела. «Три славных дня»: революция 1830 года в провинциальной Франции». Кембридж: издательство Кембриджского университета, 1983.

Автор этой статьи рассматривает правительства Франции после первой революции и задается вопросом, как они привели к другим восстаниям в Париже в девятнадцатом веке. Хотя статья не содержит подробностей об Июльской революции, она дает читателю много информации о более широкой картине. Она объясняет, как лидеры после революции централизовали власть, и какое влияние это оказало на людей как в провинции, так и в городах. Статья завершается разделом о местных последствиях Июльской революции по всей стране, что делает ее отличным источником для более глубокого изучения причин и последствий Июльской революции.

 

Эжен Делакруа- La Liberté Guidant Le Peuple . Знаменитая картина, изображающая революцию 1830 года под предводительством леди Свободы.

 

  • Харсин, Джилл. «Баррикады: Уличная война в революционном Париже, 1830-1848». США: Палгрейв Макмиллан, 2002.
  • .

Баррикады фокусируется не на политических событиях того времени, а на людях, стоящих за восстаниями, и тех, кто стремится к переменам. Автор использует первоисточники, такие как судебные протоколы, статьи и газеты, чтобы собрать воедино повествование о том, как рабочий класс и буржуазия объединились для достижения общих целей. Он дает как обзор ситуаций, приведших к образованию баррикад, так и взгляд на некоторые детали турбулентности этого восстания.

Июньское восстание — 1832

  • Трауготт, Марк. «Повстанческая баррикада». Калифорния: Издательство Калифорнийского университета, 2010.
  • .

Этот источник невероятно ценен для информации о баррикадах, которые стали отличительной чертой французского восстания. Трауготт изучает историю баррикад и других форм протеста и то, как они развивались с течением времени.Затем он переносит эту историю во Францию ​​в послереволюционный период. Он рассматривает основные группы, которые способствовали баррикадным революциям, такие как студенты и бедные рабочие. Он выходит за рамки буквального значения баррикад и становится символом силы и перемен, которыми они стали для людей, участвующих в антиправительственных движениях.

Июньское восстание в исполнении неизвестного художника.

 

  • Хьюго, Виктор. «Отверженные».Нью-Йорк: Рэндом Хаус, 1992.
  • .

Хотя этот роман является художественным произведением, обстановка в нем очень реальна. Автор сам пережил июньское восстание и участвовал в акции на баррикадах. В то время как само восстание является лишь коротким разделом в большой книге, Хьюго удается дать читателю отличное представление о том, что происходило и кто были основными участниками этого восстания. Если читатель сможет разобраться в романтизированных подробностях этой битвы, эта книга может стать хорошим ресурсом для получения общей предыстории июньского восстания.

Книга, прославившая Июньское восстание.

 

Революция 1848 года

  • де Ламартин, Альфонс. «Полный текст« Истории Французской революции 1848 года »». http://archive.org/stream/historyoffrenchr00lama/historyoffrenchr00lama_djvu.txt.

Альфонс де Ламартин, автор этой книги, активно участвовал во французской политике середины девятнадцатого века. Он был высокопоставленным чиновником временного правительства и кандидатом в президенты в последующие годы.Здесь он объясняет многие политические события во Франции во время революции 1848 года. Он ведет нас от первоначальных требований либеральной государственной реформы к социальным изменениям промышленной революции, которые помогли вызвать стремление к реформам. В основном он сосредотачивается на организации рабочего класса, который был движущей силой революции, и добавляет в своем мнении о крупных событиях здесь и там. Чтобы взглянуть на предысторию этой революции, эта книга дает достойное объяснение.Что отличает эту книгу от других, так это взгляд на вклад рабочего класса в реформы, который может быть упущен из виду в других источниках.

 

Ламартин перед ратушей Парижа отвергает красный флаг 25 февраля 1848 года Анри Феликс Эммануэль Филиппото

 

  • Фостер, Джордж Г. и Данн Инглиш, Томас. «Французская революция 1848 года; его причины, действующие лица, события и влияния». Великобритания: Исторические печатные издания Британской библиотеки, 2011 г.

Эта книга дает нам общий взгляд на основные объекты революции. В нем даются описания лидеров групп, требующих перемен, а также основные события в дни восстания и основные влияния того времени. Он также содержит иллюстрации из газет и плакатов, чтобы дать читателю представление о том, как общество относилось к революции. Хотя это и не невероятно подробно, это отличный источник для понимания основных частей этого конкретного восстания.

Почему французы не чествуют Лафайет?

Контент

Этот контент также можно просмотреть на сайте, откуда он взят.

Лафайет, как Бетси Росс и Джонни Эпплсид, настолько прочно укоренился в воображении американцев, что в нем трудно увидеть человека. Бетси шьет звезды, Джонни сажает деревья, Лафайет привносит французскую энергию в американскую революцию. В коллективном воображении он не более чем деревянный солдат с белым плюмажем на треуголке. В оригинальной постановке «Гамильтона» Дэвид Диггс изобразил его нежно, с комично тяжелым французским акцентом и влюбчивой манерой — да, героем, но мультяшным, близким родственником Пепе ле Пью.

Во Франции, где Лафайет сыграл еще большую историческую роль, он стал более спорной фигурой. Он своего рода транспонированный Джерри Льюис, человек, чья высокая репутация в одной стране сбивает с толку в стране его рождения. Итак, в то время как новая приятная неформальная биография американского ведущего подкаста Майка Дункана «Герой двух миров» (PublicAffairs) показывает офицера как героя tout court , недавняя французская биография «Лафайет» (Файар) Лорана Зеккини, давний журналист Le Monde , дает понять, что он был помещен в карантин как в значительной степени американский герой .Отчасти это объясняется, объясняет Зеккини, тем, что Лафайет, несмотря на то, что он сыграл центральную роль в двух революциях, был слишком неидеологичен, чтобы подвергаться серьезному анализу. В отличие от Токвиля, отмечает Зеккини, Лафайет «никогда не теоретизировал свой опыт» — ужасная вещь, чтобы сказать о французе. Было высказано предположение, что он никогда не зарабатывал во Франции репутацию, равную его репутации в Америке, потому что он так и не написал настоящей книги. Недавно его статуя, поставленная по подписке американцев, была перенесена из Лувра в близлежащую лесистую Кур-ла-Рейн, где ее почти не видно среди деревьев.

Тем не менее, обе книги показывают Лафайета как человека действия, лишенного философской роскоши суждения на расстоянии, — одного из тех редких людей, которые, взяв на себя вес мира, почти никогда не ошибаются. В сумасшедшие повороты своего времени он боролся — боролся физически, а не просто протестовал сильными твитами или, во всяком случае, брошюрами — против абсолютистской монархии, колониальной кабалы, левого революционного террора, правого бонапартистского милитаризма, зарождающегося империализма и затем возобновилась роялистская реакция. Он любил американскую свободу и возненавидел американское рабство. Это было связано не столько с идеологией, сколько с дружелюбием и инстинктом. Он любил хороших людей, а хорошие люди любили его. Если среди его ближайших друзей у Гамильтона было самое быстрое перо на Западе, Бенджамин Констант тонко философствовал, а Вашингтон придерживался идеала римской республиканской добродетели, то сам Лафайет работал на эмоциональном моторе. «Взволнованный и возбудимый», — называет его Дункан. Лафайет отличал хороших людей от плохих по тому, как они произвели на него впечатление при первой встрече.Странно то, что он так часто ошибался.

Биография Дункана написана в свободном, разговорном стиле, который иногда поражает своей неформальностью, но чаще восхищает своей прямотой — ссора между Гамильтоном и Вашингтоном уподобляется браку, распадающемуся «из-за немытой стопки грязной посуды, нагроможденной на гора накопившейся обиды». С другой стороны, книга Зеккини отличается напряженным, лишенным заблуждений и элегантным стилем хорошей французской журналистики. Прочтите вместе, они напоминают нам о том, что Соединенные Штаты и Франция по-разному оценивают американскую революцию.В Америке это локальная борьба, в которой британцы сменяют друг друга в красных мундирах, а французы, подобно армии Фортинбраса в конце «Гамлета», лишь прибираются. Во Франции американцев называют «мятежниками», что напоминает опосредованные сражения времен холодной войны, а повстанческое движение — просто эпизод более крупного противостояния между Францией и Англией в восемнадцатом веке. Некоторым людям в правительстве Людовика XVI, безусловно, приходило в голову, что предложение Франции поддержать революцию против абсолютистской монархии может поощрить французскую поддержку революции против абсолютистской монархии ближе к дому, но им этого недостаточно.Острота конфронтации между великими державами была непреодолимой.

Жильберу дю Мотье, маркизу де Лафайету, было всего восемнадцать, и он не имел особых военных отличий, когда в 1776 году начал лоббировать французское правительство с целью создания американской комиссии. Высокий, красивый и невинный, он был отпрыском древнего, но не очень богатого рода, и его уже выдали замуж из-за денег. (Ему было шестнадцать, его невесте, Адриенне де Ноай, всего четырнадцать; брак по любви удался.) Он был известен в своем кругу восторженными манерами и стремлением к славе. На протяжении всей своей жизни он изображал из себя идеалиста эпохи Просвещения, который отправился в путешествие по Новому Свету, услышав рассказы о революции.

Тем не менее, учитывая, что французы вели долгую игру против соперничающей сверхдержавы, в которой американцы были просто пешками, было высказано предположение, что вся экспедиция Лафайета была тщательно продуманной схемой — прямо из «Бюро», телесериала о неуклюжих тонкостях французской разведки, в которых Лафайет использовался официально несуществующей, но, по-видимому, все еще довольно активной шпионской службой Le Secret du Roi.В этом сценарии граф де Бройль, бывший глава Le Secret, планировал использовать экспедицию Лафайета, чтобы проложить путь для своего прибытия в качестве своего рода генералиссимуса американских армий, которым не хватало проверенных в боях командиров.

Судя по всему, у графа де Бройля действительно были такие амбиции, хотя нет никаких доказательств того, что молодой Лафайет знал о них, и, в любом случае, трудно представить, чтобы Джон Адамс или остальные закоренелые представители Новой Англии стояли за их. Хотя и Дункан, и Зеккини описывают интригу Бройля, Дункан делает это в абзаце, а Зеккини подробно; как и ожидалось, американский хронист считает это нелепым, а французский — правдоподобным.Почему американцы не приветствовали помощь профессионала? Двести лет спустя, когда у нас была Империя, ЦРУ десантировал советников в зарубежные страны в том же духе, никогда не сомневаясь в его важности, каковы бы ни были доказательства обратного.

Если вместо этого Лафайет был отправлен в Америку идеализмом Просвещения, мы можем задаться вопросом, как он был обращен к нему. Он был хорошо образован, но не особенно начитан — свое время в Париже он провел в основном с теми аристократами, которые предпочитали пьянство, а не размышления, — и Зеккини подозревает, что многие из его идей исходили из его тайного членства в масонах. Лафайет кутил, но кутеж может нести в себе кредо.

Масонство остается источником подозрительности и гламура во Франции (режим Виши был посвящен искоренению евреев и масонов), но оно было важным сосудом для мысли Просвещения. Масонские идеалы подчеркивали братство, свободу и, прежде всего, центральную роль заслуг, представленных ремесленниками и художниками в большей степени, чем аристократами. Историки, по понятным причинам, не хотят слишком много касаться масонского влияния на революции, опасаясь потворствовать конспиративному мышлению в стиле «сокровища нации», но движение, которое охватило всех, от Моцарта до Франклина, очевидно, имело влияние; что более важно, его клубная, братская сторона, вероятно, оказала бы большее влияние на молодого солдата, чем долгое чтение энциклопедии .Хотя Лафайет утверждал, что присоединение началось после его прибытия в Америку, есть свидетельства того, что он был масоном, когда покинул Францию, и что по крайней мере часть его восторженного приема в Америке была организована тайным братством.

Легко недооценить и то, насколько Просвещение было делом не только совместного чтения, но и общего опыта. Новые ритуалы вдохновляют революции более уверенно, чем новые рассуждения. Точно так же, как молодежи в 1968 году не нужно было читать Маркузе или Мао, чтобы уловить антиавторитарную атмосферу контркультуры, вы могли уловить дух Просвещения через общественные средства.Абсолютные монархии не абсолютисты в подавлении мысли, и Париж в то время был чем-то вроде бродячего Вудстока разума.

Великий реакционный писатель Шатобриан позже писал полунасмешливо, что у Лафайета, к сожалению, была только одна идея в голове; ему повезло, что это было доминирующей идеей его века. Идея была Свобода. Свобода слова, религиозная терпимость, приверженность науке, эротическое любопытство — все это было частью этой идеи. Восстание против духовного авторитета церкви было даже более насущным, чем сопротивление абсолютистскому государству.Лафайет был, как рассказывает Зеккини, учеником и пациентом Франца Месмера, гипнотизера, который экстравагантно развлекал Париж и от которого мы получили слово «загипнотизированный». Ежедневные демонстрации Месмера были, по-своему, таким же жизненно важным бунтом против строго регламентированного взгляда на разум, как и все в Вольтере. Лафайет называл себя élève enthousiaste , и Месмер дал ему что-то вроде постгипнотического внушения для предотвращения mal de mer во время его долгого путешествия в Америку, которое включало в себя хватание за мачту корабля (план провалился, когда мачта повернулась к земле). быть покрытым смолой).

Но когда дело дошло до правительственных интриганов, Лафайет, несомненно, манипулировал не меньше, чем им манипулировали: он хотел миссии. Силы, толкавшие Лафайета, были различны — циничный великодержавный расчет, личные интриги Бройля и других в «Секрете», подлинная волна поколенческих общих чувств и, не в последнюю очередь, тот «ветер, что разбрасывает молодых людей по свету». искать свою судьбу» — протобайроновская сила, которая заставляла его думать, что если революции и великие войны происходят на другом конце света, то на другом конце света должно быть место.

Лафайет прибыл в Америку летом 1777 года. После краткого посещения Континентального Конгресса в Филадельфии, где он удостоился звания генерал-майора, американцы явно увидели преимущество в том, чтобы заискивать перед кем-то из близких к Французский двор. Лафайет направился в штаб-квартиру Вашингтона. В «Вэлли-Фордж» ему и прусскому инструктору барону де Штойбену удалось оживить деморализованные армии Вашингтона, в то же время, по крайней мере, в хорошей сцене для мини-сериала, поправляя друг другу ломаный английский.Лафайет, погрузившись прямо в гущу событий, быстро ухитрился проиграть битву. На протяжении всей войны он всегда предлагал действия без особого стратегического смысла. (Возьмем Вест-Индию! Сразимся с британцами в Род-Айленде! Совершим набег на Ирландию и Северную Англию!) Что Вашингтон в целом понял, а Лафайет — нет, так это то, что в национальной освободительной войне хитрость заключается в том, чтобы переждать захватчика, что требует способности выдерживать определенный уровень потерь, не теряя при этом свою армию.

Другая уловка — и здесь роль Лафайета была решающей — заключается в том, чтобы заручиться поддержкой иностранной державы. Правда, аккуратно скрытая в большинстве элементарных американских учебников, состоит в том, что, хотя американцы сражались, французская военная машина выигрывала сражения. В Саратоге решающую роль сыграла французская артиллерия; в Йорктауне французский флот, который окружение Лафайета помогло уговорить присоединиться к борьбе, в конце концов оказался решающим.

Здесь многолетняя историческая ирония.Американская революция была, по сути, триумфом французов, который американское воображение превратило в победу Америки, хотя и при доблестной поддержке со стороны французов. Двумя веками позже освобождение Франции превратилось в воображении французов во французскую победу, хотя и при доблестной поддержке со стороны американцев. Каждый миф стал неотъемлемой частью национального идеала. Мы победили англичан; они изгнали немцев. И героизм, если не победа, в обоих случаях был туземным: французы пришли, победили и ушли; это американцы пострадали от холода. Американская армия во время Второй мировой войны, хотя и сильно потрепанная в Арденнском лесу, практически не пострадала, а французское Сопротивление было замучено.

Ключевой вопрос заключается в том, что побудило адмирала де Грасса, командующего французским флотом, базирующимся в Вест-Индии, перебросить свои войска вдоль побережья к Чесапику, вооруженные и готовые к бою. Конечно, решение французов поддержать американцев было двойственным, а первые посланные ими корабли и войска были неадекватными. Де Грасс отправился в плавание с сорока судами — похоже, не потому, что он питал особый энтузиазм к делу Америки, а потому, что до того времени он был редкостью во французском флоте, умелым офицером, выполнявшим приказы.А французские заказы, в свою очередь, стали кульминацией неустанного лоббирования со стороны Лафайета и его коллег. Как только линкоры де Грасса прибыли в Чесапик, победа была обеспечена; без них этого бы не было.

Лафайет, вернувшись во Францию ​​в 1779 году, был героем со всем очарованием революции, цепляющимся за его кокарду, таким же харизматичным, как Че Гевара в шестидесятых, но с лучшим характером. Когда в 1789 году началась Французская революция, было неизбежно, что он станет ее лидером.Вскоре после штурма Бастилии он был назначен командующим парижской милицией, которая вскоре стала Национальной гвардией, хитроумно позиционируемой как ни королевская, ни республиканская. (Он также разработал ее униформу, сочетая красный и синий цвета Парижа с белым цветом королей Бурбонов, что означает потенциальный союз народных настроений и королевского происхождения и обеспечивает то, что до сих пор является цветами французского флага.)

Это Летом Лафайет легко мог попытаться захватить власть, и некоторые ожидали, что он это сделает.Но из всех уроков, которые Лафайет усвоил в Америке, возможно, самый важный был получен от Джорджа Вашингтона, чья любовь к осуществлению власти не сопровождалась особой жаждой власти. Когда Вашингтон был у власти, он был у власти, но у него не было желания быть у власти навсегда, и, как только у власти был кто-то другой, он без труда признал, что ответственность спала. (До недавнего времени это оставалось американским путем.) Для этого подхода существовали классические модели — Цинциннат, римский диктатор, который вернулся на свою ферму после того, как возглавил свой народ, — но с тех пор идея отказа от политической власти после об успешном ведении боя почти ничего не слышно.Если бы Оливер Кромвель был на это способен, британская история была бы совсем другой.

Одна из причин, по которой Лафайет остается неоднозначной фигурой во Франции, заключается в том, что, несмотря на восхваление «Конституции Соединенных Штатов как самой совершенной системы из когда-либо существовавших», он считал нецелесообразным насаждать такой чистый республиканизм во Франции. Его основное понимание не сильно отличалось от понимания де Голля, когда он основал Пятую республику вокруг исключительно могущественного президента: Франция, древняя, высокоцентрализованная страна с сильной склонностью к ритуалам, кажется, нуждается в видимом символе порядка в своем центре.Преданность Лафайета практическому идеалу конституционной монархии для Франции, однако, неоднократно терпела неудачу, отчасти потому, что республиканцы никогда не могли полностью принять необходимость номинального короля, а отчасти потому, что короли, которых он пытался консультировать, никогда не могли действительно принять роль подставных глав. Это ставило его в неловкое, а порой и почти фатальное положение. Радикал для роялистов, роялист для радикалов, он был просто реалистом в отношениях с обоими.

Мы всегда рядом с тем, где были


Сцены июля 1830 года , картина Леона Конье, намекающая на июльскую революцию 1830 года / Wikimedia Commons


Подобно предыдущей революции 1789 г. и последующей революции 1848 г., революционный переворот в Париже в июле 1830 г. послужил сигналом для дальнейших революционных движений в других странах.


Доктор Юлия А. Шмидт-Функе / 16.08.2017
Научный координатор Ассоциации сбора и исследования Гота
Исторический институт


Введение

Подобно предшествующей революции 1789 г. и последующей революции 1848 г., революционный переворот в Париже в июле 1830 г. послужил сигналом для дальнейших революционных движений в других странах, до основания потрясших европейские государства вплоть до весны 1831 г. Эти восстания были вызваны, под влиянием и сопровождались интенсивным обменом новостями и идеями, реактивацией системы революционных символов и многочисленными декларациями международной солидарности. Таким образом, в революциях 1830/1831 годов Европа стала коммуникативным пространством, пространством памяти и действия.

Европейские революции 1830/1831 гг.

Революционная ситуация в Европе 1830/1831 / IEG

В 1830 и 1831 годах несколько европейских государств потрясли революционные протесты, которые, подобно революциям 1848/1849 годов, хотя исходная ситуация и результат были иными, были связаны друг с другом и относились друг к другу современниками. 1  В течение нескольких месяцев во Франции, Бельгии, Германской Конфедерации (Deutscher Bund), Польше и итальянских государствах вспыхнули беспорядки и восстания, которые во многих местах привели к реструктуризации правительства, а в случае с Бельгией даже привело к созданию нового государства. Большая часть континента находилась в постоянном движении, что поставило под сомнение реорганизацию системы европейских государств, о которой европейские державы договорились 15 лет назад на Венском конгрессе.Последствия этих революционных потрясений ощущались вплоть до середины десятилетия.

Эжен Делакруа, La Liberté guidant le peuple 1830.  Делакруа начал работу над своим аллегорическим изображением Июльской революции всего через несколько недель после событий, в сентябре 1830 года. В центре композиции стоит женское олицетворение свободы во фригийском шапка якобинцев. В левой руке она держит винтовку со штыком, а в правой — триколор.Она созывает мужчин и мальчиков из разных социальных слоев на штурм баррикады. Среди густых облаков порохового дыма на заднем плане различимы башни Нотр-Дам. / Bildagentur für Kunst, Kultur und Geschichte (bpk), фотограф/агентство: RMN

Протесты начались в Париже, 2 , когда король Карл X (1757–1836) из восстановленной династии Бурбонов 25 июля 1830 г. издал ряд указов, ограничивающих свободы, которые были изложены в конституции, которая была навязана восстановлена ​​монархия в 1814 году.Были введены ограничения на свободу печати. Палата депутатов, избранная только в июне 1830 г., была распущена, а право голоса ограничено. Сопротивление этим мерам быстро распространилось на все более широкие слои населения Парижа, и в ходе уличных боев так называемых Trois Glorieuses с 27 по 29 июля этому населению удалось установить контроль над городом. И были явные отголоски революции 1789 года. Лувр был взят штурмом, триколор был водружен, и была сформирована новая национальная гвардия под руководством ветерана Мари Жозефа маркиза де Лафайет (1757–1834).Следовательно, Карл X был вынужден согласиться с формированием либерального переходного правительства, которое объявило герцога Орлеанского Людовика-Филиппа (1773–1850), происходившего из младшей линии династии Бурбонов, генерал-лейтенантом королевства. Хотя Карл X отрекся от престола в пользу своего внука Анри (1820–1883) 2 августа 1830 года, 8 августа обе палаты французского парламента решили даровать корону Луи-Филиппу. Он был коронован королем Франции 15 августа 1830 года.

Attaque du parc de Bruxelles в сентябре 18:30 / Wikimedia Commons

В то время как новое правительство в Париже стремилось успокоить внутреннюю и внешнюю политическую ситуацию, 25 августа 1830 года революционная волна распространилась на Брюссель. 3  Недовольство правлением Дома Оранских, правившего Бельгией вместе с северными Нидерландами в составе существовавшего с 1815 года Соединенного Королевства, вылилось в борьбу за автономное государство. Повстанцам удалось защитить Брюссель от голландских войск, и 26 сентября 1830 года они смогли сформировать временное правительство, которое 4 октября провозгласило независимость Бельгии. После того как в январе 1831 года великие европейские державы де-факто признали новое государство, 7 февраля 1831 года вступила в силу бельгийская конституция, а 4 июня 1831 года Леопольд I (1790–1865) был коронован королем Бельгии.

К сентябрю 1830 года революционная волна достигла, в том числе, земель Германской Конфедерации. 4  Революционные условия возникли в Брауншвейге, курфюрстном Гессене и Саксонии, но и в других землях Германии ситуация была очень напряженной. Очень разнородное немецкое революционное движение питалось смесью социальных протестов, конституционных требований и требований относительно таможенных пошлин.

В Восточной Европе Королевство Польское потрясло покушение на русского воеводу 29 ноября 1830 года, совершенное польскими офицерами. 5  Как и в Бельгии, в так называемом Конгрессе Польши было недовольство соглашением, достигнутым в 1815 году. В союзе корон русский царь был также королем Польши, и он просто послал наместника в Варшаву. Эту должность занимал брат царей Александра I (1777–1825) и Николая I (1796–1855), великий князь Константин (1779–1831). Хотя покушение на его жизнь не удалось, Константин вскоре после этого бежал из Варшавы. В последующий период революционное движение становилось все более радикальным и в январе 1831 г. свергло царя Николая с поста короля Польши. Последующая война между русскими и польскими войсками продлилась до начала осени 1831 г. и завершилась полным поражением поляков.

За Альпами в начале февраля 1831 года произошли восстания в северных итальянских герцогствах Парма и Модена, а также в Папской области. 6  Временные правительства были сформированы 5 февраля в папской Болонье, 9 февраля в Модене и 15 февраля в Парме. Но движение было вскоре остановлено прибытием австрийских войск в марте 1831 года.

Уже осенью 1830 года призывы к либеральным конституциям и участию в политической жизни также стали более настойчивыми во многих кантонах Швейцарии. 7  На Пиренейском полуострове, особенно в Андалусии, ситуация также была напряженной, хотя небольшие восстания, которые там происходили, были быстро подавлены. 8  Беспорядки также были в Великобритании, где аграрные и раннеиндустриальные социальные протесты сочетались с требованиями участия в политической жизни. 9

Революция и передача европейских новостей

Постановления французского короля Карла X были направлены, среди прочего, на ограничение свободы печати, дарованной в 1814 году. Следовательно, либеральные парижские газеты, в том числе Le National , Le Temps и Le Globe , стали издаваться. 27 июля 1830 г. без официального разрешения и впоследствии были конфискованы властями. Таким образом, либеральная пресса французской столицы с самого начала была кровно заинтересована в том, чтобы на широкой основе поставить протесты против королевских нарушений конституции.Таким образом, влиятельные публицисты, такие как главный редактор Le National , Адольф Тьер (1797–1877), были движущей силой революции и заняли политические посты после Trois Glorieuses . Таким образом, с самого начала существовала тесная связь между революцией и средствами массовой информации, что создало идеальные условия для освещения событий в Париже по всей Европе, что вскоре началось.

Новости из Франции вызвали резонанс в европейском коммуникативном пространстве, в котором все более дифференцированная газетная индустрия утвердилась в отличие от частной и официальной корреспонденции и взяла на себя ответственность за профессиональную передачу новостей. Однако в 1830 году многочисленные конные курьеры, нанятые правительствами, крупными торговыми и банкирскими домами, были даже быстрее, чем обычная почта и почтовая доставка газет. Строительство дорог с твердым покрытием сократило время в пути; судоходство на паровой тяге и первые железные дороги ускорили сообщение; и телеграфные линии также уже были доступны.

В 1830 году основные британские и французские ежедневные газеты, такие как Times и Moniteur , читались по всей Европе после того, как их сеть распространения распространилась по значительной части континента в 18 веке.В меньшей степени самая влиятельная немецкоязычная ежедневная газета Allgemeine Zeitung тюбингенского издателя Иоганна Фридриха Котта (1764–1832), основанная в 1798 году, также имела европейскую аудиторию. Распространению этих газет способствовал ряд технологических новшеств, которые с начала века упростили и ускорили процесс печати больших ежедневных газет, что сделало возможным все большие и большие тиражи. Особое значение имели бумагоделательная машина, изобретенная Николя-Луи Робером (1761–1828) в 1798 году, и скоростная пресса, разработанная Фридрихом Кенигом (1774–1833) и Андреасом Фридрихом Бауэром (1783–1860) в 1811 году.После того, как эти изобретатели с помощью британского капитала и ноу-хау преуспели в превращении своих изобретений в бизнес, бумагоделательная машина и скоростное прессование, которое к тому времени также работало на пару, вернулись на континент, где они заменили старые технологии в 1820-е годы. 10  Кроме того, издатели постарались сделать редакционный процесс более эффективным. В дополнение к штатным редакторам наиболее влиятельные газеты также имели густую сеть журналистов и корреспондентов, которые регулярно присылали новости и отчеты. 11

Эти события позволили известиям о постановлениях Карла X, а вскоре после этого и о парижской революции, за короткое время распространиться по Европе. Реакция СМИ на мятежи в Бельгии и Польше в последующие месяцы была не менее интенсивной. Необычайная интенсивность и скорость передачи новостей были очевидны уже современникам. Так, « Allgemeine Politische Annalen » либерального политика Карла фон Роттека (1775–1840) через несколько недель после « Trois Glorieuses » комментирует: «Die Nachricht von diesen Ereignissen durchlief Europa mit reißender Schnelligkeit.” 12  В газете также обсуждались ограничения, которым подвергалась пресса во многих штатах. Но, как указывалось, даже государственная цензура не смогла помешать распространению новостей по всей Европе, особенно когда новости из Парижа в какой-то степени говорили сами за себя: Geschehene und Gesprochene nacherzählten». 13

Именно конные курьеры банкирского дома Ротшильдов привезли в Лондон первые известия о событиях в Париже. 14   Times уже сообщала о ситуации за Ла-Маншем с 28 июля 1830 года. 15  3 августа он опубликовал подробную статью, составленную на основе сообщений французских газет 16 , и в сопроводительном комментарии восхвалял действия революционеров. 17

Газета Allgemeine Zeitung Котты впервые опубликовала отчет о постановлениях от 1 августа в форме корреспонденции из Парижа от 26 июля. 18  Это же издание также предоставило перевод таинств в специальном приложении. 19  3 августа  Allgemeine Zeitung  цитировала сообщения торговых курьеров о том, что в Париже шли бои и что национальная гвардия была мобилизована под командованием Лафайета. 20  Выпуск от 4 августа поместил первый отчет о временном правительстве и о «революции, вспыхнувшей в Париже» 21 . Однако читатели Allgemeine Zeitung не получали исчерпывающего отчета до 6 августа 1830 года, после того как редактор «наконец получил корреспонденцию и либеральные газеты из Парижа» 22 .

Генрих Гейне (1797–1856) / Wikimedia Commons

Большая часть европейской элиты получила новости о событиях в Париже в узлах связи международных бальнеологических курортов. Например, посол Франции в Избирательном Гессене Сабатье де Кабре узнал о событиях в Париже во время посещения терм в Висбадене. 23 Карл вом унд цум Штейн (1757–1831) получил первые сведения от Эмса, 24 и сестра Генриха Гейне (1797–1856) Шарлотта Эмбден (1803–1899), скорее всего, узнали о парижских событиях из того же источник. 25  Сам Гейне в это время брал воды на Гельголанд , где он узнал об июльских событиях около 6 августа из газет, присланных с материка. Гейне поделился своими воспоминаниями об этом моменте в своем мемориале Людвигу Бёрне, опубликованном 10 лет спустя: 26

.

Eben diese Geschichte las ich im Paul Warnefrid, als das dicke Zeitungspaquet mit den warmen, glühend heißen Neuigkeiten vom festen Lande ankam. Es waren Sonnenstralen, eingewickelt in Druckpapier, und sie entflammten meine Seele, bis zum wildesten Brand.… Auch die übrigen Badegäste traf der Pariser Sonnenstich, zumal die Berliner … Sogar die Armen Helgolander jubeln vor Freude, obgleich sie die Ereignisse nur instinktmäßig begreifen. 27

Согласно отчету Гейне, новости о событиях в Париже вызвали такое же волнение среди клиентов Гамбурга, купающихся в водах морского курорта Куксхафен. 28  Известия из Парижа напугали баварского короля Людвига I (1786–1868 гг.), когда они достигли его 3 августа в Брюкенау. 29  Эта новость дошла до прусского короля Фридриха Вильгельма III (1770–1840) в Тёплице в Богемии; 30  дошло до министра иностранных дел России графа Карла Роберта фон Нессельроде (1780–1862) в соседнем Карлсбаде; 31  в то время как государственный канцлер Австрии принц Клеменс Венцель Лотар фон Меттерних (1773–1859) и его доверенное лицо Фридрих фон Генц (1764–1832) были проинформированы об июльской революции в летней резиденции Меттерниха в соседнем Кенигсварте. Уже 31 июля курьеры привезли им Moniteur от 26 июля, в котором были напечатаны постановления.Другие курьеры, шедшие через Франкфурт, прибыли 2 и 3 августа, а 4 августа уже узнали о победе парижских революционеров. 32  В последующие дни окружение Меттерниха интенсивно читало последние французские газеты, чтобы узнать больше о событиях. 33

Вдали от спа-курортов и столичных городов многие люди, вероятно, узнали о парижских событиях так же, как публицист и политик Иоганн Георг Август Вирт (1798–1848) в Байройте.По его собственным словам, об ограничении вольностей Карлом X он узнал сравнительно поздно — в первых числах августа — от проезжавших торговых курьеров. 34  Но быстро собравшаяся толпа любопытствующих вскоре смогла убедиться из ежедневных газет, что объединение Ресурс  подписалось на то, что Карл X свергнут. Немецкие газеты публиковали выдержки из французских газет, и эти сообщения о событиях часто зачитывались вслух перед группами людей. 35

1 августа 1830 года курьеры банкира Аскана Вильгельма Луттерота (1783–1867) доставили в Гамбург известие о бегстве Карла X и баррикадных боях в Париже. 36 Первые вести из Парижа достигли Веймара в Тюрингии 3 августа 1830 года; через два дня узнали о свержении французского короля. 37 Жители Вены также узнали об этих событиях к 5 августа. 38

Весть о революции в Париже достигла Санкт-Петербурга.11 августа 1830 года в Санкт-Петербурге. Хотя царь Николай I сначала запретил прессе сообщать о событиях, тем не менее слухи распространились по аристократическим салонам, кафе и университетам. Их распространяли, с одной стороны, хорошо осведомленные представители высшей аристократии, а с другой стороны, жившие в России иностранцы, особенно сами французы. 39  К тому времени, когда 19 августа государственная пресса официально сообщила российской общественности об июльской революции, весть о ней уже не только распространилась по Санкт-Петербургу.Петербург и Москва, но и в провинциальные российские города. 40

По словам бывшего французского солдата, новости о революции не доходили до Киева до 20 августа, где вызвали настоящий переполох «surtout dans la classe la plus élevée de la société». 41  Декабристы и их семьи в ссылке в Сибири , вероятно, также узнали об Июльской революции до конца августа из писем и газет. Новость они встретили с большим воодушевлением.И здесь энтузиазм по поводу революции в первую очередь ограничивался элитой. Охранники, напротив, были «озадачены» диким ликованием декабристов, потому что «они ничего не смыслили в политике». 42

Через недели и месяцы после Trois Glorieuses газетные отчеты были дополнены свидетельствами очевидцев, опубликованными в виде монографии. Парижские события побудили многих свидетелей записывать свои переживания в дневниках, письмах и мемуарах, из которых лишь небольшая часть была напечатана. 43  Некоторые свидетельства очевидцев были первоначально опубликованы на французском языке и вскоре были переведены на многие европейские языки, в то время как другие были написаны иностранцами, проживающими в Париже, на их родных языках. Издательства в Лугано, Глазго, Лондоне, Утрехте, Копенгагене, Гамбурге, Карлсруэ, Штутгарте, Лейпциге и Кведлинбурге напечатали эти сенсационные отчеты. 44  Эти публикации положили начало «eine mehrere Jahre anhaltende Konjunktur von Paris-Büchern, Augenzeugenberichten, Skizzen, ‘Silhouetten’, ‘Gemälden’, historischen und politischen Analysen» 45  , которые питали легенду о Париже как мегаполисе.

Самые памятные дни 1830 года / Wikimedia Commons

Некоторые отчеты содержали графические иллюстрации, изображающие ключевые фигуры и сцены Trois Glorieuses . Например, « Полная летопись революции во Франции », опубликованная британским писателем и юмористом Уильямом Хоуном (1780–1842) в сентябре 1830 г., содержала портреты Луи-Филиппа и Лафайета, а также изображения поднятия красного флага на Порт-СтритДени и штурм Hôtel de Ville и Дворца правосудия . 46  Парижские новости также изображались в графической форме в виде иллюстрированных листовок, что было типично для того времени. Такие компании, как издательство Pellerin в Эпинале, которое выпускало иллюстрированные листовки для европейского рынка, и издательство Campe в Нюрнберге и издательство Kühn в Нойруппине, которые больше концентрировались на немецкоязычных территориях, выпускали эти листы большими тиражами около 1830 года. ; общий годовой объем производства этих издателей исчислялся сотнями тысяч листовок. 47  Взаимосвязь между европейскими событиями особенно ярко проявилась в иллюстрированных информационных бюллетенях о текущих событиях ( Aktualitätenbogen ), 48  , хотя этот носитель пользовался относительно небольшой читательской аудиторией по сравнению с более народными материалами. 49 Широкая листовка, напечатанная в Нюрнберге, вероятно, в конце 1830 или начале 1831 года, изображала «Die denkwürdigsten Tage des Jahres 1830» («Самые памятные дни 1830 года»), на которой были сцены из Парижа, Брюсселя, Лейпцига, Дрездена, Брауншвейга, Ханау, Антверпена. и Варшава.

Революция, память и политическая общественность

То значение, которое повсеместно приписывалось этим событиям, определялось, прежде всего, кризисами, потрясениями и войнами, которые люди пережили в предшествующие четыре десятилетия. Память о 1789 г. повсюду была так велика, что ни правительства, ни политически сознательная общественность, ни массы не могли оставаться равнодушными к недавней революции в Париже. Многим Trois Glorieuses казались возвращением первой Французской революции.Таким образом, они предполагали, что беспорядки в далеком Париже в той или иной форме повлияют на их повседневную жизнь. Эта точка зрения еще больше укрепилась после вспышки бельгийского восстания в августе 1830 года, положившего начало распространению революции с запада на восток. Это сопровождалось повсеместным страхом перед потенциальной войной, достигшей высшей точки в первой половине 1831 г. и неоднократно вспыхивавшей до конца 1832 г. 50

Противники и сторонники революции как во Франции, так и за ее пределами рассматривали французскую нацию как зачинщика Европы, как государство, по выражению Меттерниха, «dessen Schicksale so tief in das europäische Leben eingreifen». 51  Уже 4 августа 1830 года либеральный Journal des débats предположил, что «En effet, tout ce qui se fait en France est un événement europeen». 52  В феврале 1831 года консервативный Courrier de l’Europe  прокомментировал: дю монд». 53

Виктор Гюго (1802–1885).Первоначально роялист и легитимист, в конце 1820-х годов Виктор Гюго занял все более либеральную позицию. В 1848 году он был избран в Национальное собрание как бонапартистский представитель. В 1851 году он порвал с Наполеоном III (1808–1873) и отправился в изгнание, где благодаря своей политической сатире и роману «Отверженные » (1862) стал защитником идеи демократии. В 1870 году он вернулся во Францию, где в последующие годы занимал ряд государственных должностей./ Викисклад

В парижской газете Journal des débats от 19 августа 1830 года Виктор Гюго (1802–1885) напомнил о революционной и наполеоновской Франции и подчеркнул ведущую роль своей страны в Европе. В стихотворении под названием « A la jeune France », которое он посвятил школьникам и студентам, участвовавшим в боевых действиях во время « Trois Glorieuses », он написал: «L’Angleterre jalouse et la Grèce homérique, / Toute l’ Европа восхищается, et la jeune Amérique / Se lève et bat des mains, du bord des océans. 54

Июльская революция не только пробудила воспоминания о 1789 году и Наполеоне, но и оживила систему символов, сложившуюся после первой Французской революции и ставшую известной во всей Европе. Это включало, прежде всего, триколор  , который снова стал государственным флагом Франции. Как и после 1789 года, сторонники революции снова носили сине-бело-красные кокарды, например, французские торговые курьеры, проникшие в крепость Германской Конфедерации в Майнце, куда власти незамедлительно приказали их отнести. off, 55  или элегантная ирландка, пришедшая на собрание в Дублине в сентябре 1830 года в головном уборе соответствующего цвета. 56

Ла Паризьен / БнФ-Галлика

Аплодисменты Лафайету и Наполеону I (1769–1821), пение «Марсельезы» «Марсельезы» и «Парижанки » французского поэта Казимира Делавиня (1793–1843) 497 97 97 97 революционных сцен на театральных подмостках — еще один способ выразить свою солидарность с французскими революционерами. Установка столбов свободы также была очень распространена, например, в Пфальце-Баварии, хотя этот символ получил там довольно идиосинкразическое новое значение. 58

Генрих Гейне так описал свои воспоминания об этой реактивации революционных символов летом 1830 года:

Lafayette, die dreyfarbige Fahne, die Marseillaise… Fort ist meine Sehnsucht nach Ruhe. Ich weiß jetzt wieder был ich will, был ich soll, был ich muß … In allen Sprachen Bringt man den Franzosen ihr wohlverdientes Vivat, …. В Гамбурге flattert die Trikolore, überall erklingt dort die Marseillaise, sogar die Damen erscheinen im Theater mit dreyfarbigen Bandschleifen auf der Brust, und sie lächeln mit ihren blauen Augen, rothen Mündlein und weißen Näschen … 59

Система революционных символов была дополнена выражениями интернациональной солидарности в виде денежных сборов, речей и банкетов.Так, вскоре после июльских событий Муниципалитет Парижа и национальная гвардия получили пожертвования для поддержки близких погибших в уличных боях и для раненых. Moniteur регулярно сообщал о таких «предложениях», перечисляя жертвователей и суммы денег, которые они пожертвовали. Например, пожертвования, перечисленные в Moniteur от 23 августа 1830 60 , были подписаны жителями восьми французских городов, включая Кале и Амьен, национальной гвардией деревни Арси-сюр-Об, различными французскими лицами. , мужчина из Женевы, многочисленные британцы, американцы, живущие в Париже, а также американский консул в Лорьяне.Самое крупное пожертвование — 10 000 франков — было сделано лордом Томасом Кокраном из Дандональда (1775–1860) и его женой, а всего в тот день было пожертвовано более 40 000 франков.

Помимо пожертвований, французские революционеры получили многочисленные поздравления из Великобритании. Решение об отправке этих сообщений было принято на публичных собраниях. Такие встречи проводились в Англии, Шотландии и Ирландии, хотя движущей силой их проведения в разных странах были разные социальные группы.Радикальные реформаторы в Англии и члены националистического движения в Ирландии заявили о своей солидарности с французскими июльскими революционерами. 61  Объявления об этих встречах были опубликованы в местных газетах, которые впоследствии также подробно о них сообщили. На этих собраниях события в Париже резюмировались и комментировались, чтобы затем их можно было соотнести с положением в собственной стране и с собственными политическими требованиями. Поздравления, согласованные на этих встречах, были отправлены во французскую палату депутатов, а затем об этом было сообщено в местной прессе.Например, на встрече в Белфасте 31 августа 1830 года был сформулирован текст, адресованный «Досточтимой палате депутатов французской нации». Вскоре после этого он был опубликован в информационном бюллетене Белфаста . Несколько недель спустя в Belfast Newsletter было опубликовано письмо Жака Лаффита (1767–1844), в котором он поблагодарил жителей Белфаста. 62

Розыгрыш Франкфуртской ассоциации дам и девушек в поддержку изгнанных поляков, 1832 г. / Wikimedia Commons

В ответ на польское восстание с зимы 1830/1831 гг. возникли и другие типы политических обществ. 63  Подобно филэллинскому движению 1820-х годов, во многих странах Европы были основаны ассоциации для поддержки борьбы поляков за освобождение и польских эмигрантов путем отправки деклараций солидарности, сбора предметов помощи и организации благотворительных мероприятий. Волна польских эмигрантов, двигавшихся на запад после поражения восстания, привлекла особое внимание, что нашло отклик в прессе. Таким образом, люди, которые не жили по пути следования эмигрантов, также могли следить за их бедственным положением.

По всей Европе сторонники революции черпали большую часть своих сил из памяти о Революции 1789 года и Империи. 64  Однако многие из них столкнулись с проблемой, что универсальные принципы свободы, равенства и братства, которые они отстаивали, были тесно связаны с прославлением французской нации, которое они не могли разделить, поскольку оно противоречило их собственной националистической гордости. В этом отношении радость людей по поводу июльской революции была несколько ослаблена тем фактом, что она, казалось, еще раз подтвердила роль французского авангарда в Европе.

Так, в конце лета 1830 г. британские сторонники революции распространяли памфлеты, призывающие людей следовать примеру французов, а во время сельских волнений использовали такие лозунги, как «Время близко!!! Будь готов, будь тверд и следуй за Францией» и «Свобода и равенство! Помните! Те, кто не за нас, те против нас. Посмотрите на Францию!» Но в то же время спрашивали: «Должен ли француз всегда лидировать?» 65

На примере триколора видно, как революционная символика подверглась националистической адаптации.В Бельгии и в Германской Конфедерации цвета Брабанта (черный, желтый и красный) и цвета Свободного корпуса Лютцова (черный, красный и золотой) соответственно изначально размещались рядом с сине-бело-красным знаменем, но затем все чаще заменяли последнее. В Италии зелено-бело-красный триколор утвердился уже со времен республик 1790-х годов, а польские повстанцы переняли цвета бело-красного польского королевского флага.

Хамбахский фестиваль 1832 года.На картине изображена процессия, движущаяся к руинам замка в Хамбахе. Развевающиеся флаги имеют цвета современного немецкого флага в обратном порядке. Это соответствовало золото-красно-черному триколору, введенному студенческими братствами. / Городской музей Нойштадта

В этих условиях возник «Интернационал националистов» 66  , который стремился добиться желаемых политических изменений путем создания либеральных национальных государств и приписывал своей нации авангардную роль в этом процессе.Представители этого движения использовали широкую палитру форм политического действия, которая простиралась от публичных призывов в периодической печати и брошюрах до создания союзов и проведения фестивалей, до тайных организаций, террористических актов и партизанской деятельности. Газета Deutsche Tribüne , опубликованная Йоганном Георгом Авгусьским видом между 1831 и 1832 гг.

8 67 , Основа Preß- und Vaterlandsverein в Palatinate-Bavaria 68 , которая была связана с Deutsche Tribüne , и фестиваль в Гамбахе, состоявшийся в мае 1832 года, были такой же неотъемлемой частью этого контекста, как и тайные ассоциации, инициированные Джузеппе Мадзини (1805–1872) в годы после июльской революции, которые в 1834 году объединились под названием Giovine Europa  ( Молодая Европа). 69

В событиях 1830/1831 годов политический протест и средства массовой информации были очень тесно связаны. Существующее европейское коммуникативное пространство позволяло быстро и интенсивно передавать новости и идеи. События освещались, комментировались и обсуждались во многих публикациях. Помимо печатных СМИ возникли различные типы политических пабликов, которые в какой-то мере вернулись к проверенным символам и действиям, но и создали новые формы выражения.

Благодаря общеевропейской памяти о революции 1789 года современники придавали большое значение июльским событиям и их последствиям.В то же время эта память позволяла им реагировать не только шоком и удивлением, но и оценивать события по меркам ранее существовавших ценностных структур. В этом процессе сама Европа стала «апелляционной инстанцией» 70 и политическим аргументом как противников, так и сторонников революции. 71  Таким образом, революции 1830/1831 годов, несомненно, представляли собой транснациональное медийное событие, которое способствовало формированию Европы как коммуникативного пространства, пространства памяти и действия.

Приложение

Источники

Непечатаемые источники

Service Historique de l’Armée de Terre, Vincennes, E.5.134, Cance, Victor: Notes sur mon séjour en Russie et sur mon retour actuel en France, Paris, 12.08.1830, o. Стр.

Archives du ministère des Affaires étrangères, Paris, Corr. пол. Allemagne, 773, Legationssekretär Reinhard an Außenminister Jourdan, Frankfurt, 08.13.1830, f. 228–235.

Печатные источники

[Аноним]: Außerordentliche Beilage zur Allgemeinen Zeitung, No.97 от 08.01.1830. С. 385–388.

[Аноним]: О масштабных событиях, происшедших во Франции менее чем за неделю, в: The Times от 08.03.1830, с. 2.

[Аноним]: Экспресс из Парижа, в: The Times от 28.07.1830, с. 2.

[Анонимно]: Франция, в: The Times от 08.03.1830, стр. 1–2.

[Анонимно]: Frankreich, в: Allgemeine Zeitung, № 215 от 08.03.1830, с. 857.

[Анонимно]: Frankreich, в: Allgemeine Zeitung, № 218 от 08. 06.1830, с.869.

[Анонимно]: Von der französischen Gränze, 31 июля, в: Allgemeine Zeitung, № 216 от 08.04.1830, с. 863.

[Аноним]: Без названия, в: Journal des débats от 08.04.1830, с. 1.

[Анонимно]: Париж, 26 июля, в: Allgemeine Zeitung, № 213 от 08.01.1830, стр. 851–852.

[Аноним]: Politische Literatur, в: Allgemeine Politische Annalen, NF 3 (1830), стр. 272–310.

[Аноним]: Situation de l’Europe, в: Courrier de l’Europe, № 2 от 02.02.1831, с.1.

[Аноним]: Призыв, в: Moniteur, № 235 от 23.08.1830, с. 948.

[Кампе, Юлий]: Юлий Кампе и Генрих Гейне, Гамбург, 08.01.1830, в: Heinrich-Heine-Portal, онлайн:
http://germazope.uni-trier.de:8080/Projekte/HHP/ Briefe/02briefean/absender/A/index_html?widthgiven=30&letterid=W24B0036&lineref=0&mode=1 [10/08/2017].

Коббетт, Уильям: Обращение к жителям Парижа, согласованное в лондонской таверне, Бишопгейт-стрит, на обеде радикальных реформаторов, 16 августа 1830 г., Бирмингем, 1830 г.

[Гентц, Фридрих]: Tagebücher von Friedrich Gentz ​​(1829–1831), под редакцией Августа Фурнье и др., Zürich et al. 1920.

[Гете, Иоганн Вольфганг фон]: Goethes Werke, Часть 3: Goethes Tagebücher, Weimar 1901, vol. 12: 1820–1830.

Grillparzer, Franz: Tagebücher und literarische Skizzenhefte, Вена, 1916, том. 3: от августа 1830 г. до Анфанга 1836 г.

Heine, Heinrich: Ludwig Börne: Eine Denkschrift, в: Heinrich Heine: Historisch-kritische Gesamtausgabe der Werke, под редакцией Манфреда Виндфура, vol.11: Людвиг Бёрне: Eine Denkschrift und Kleinere politische Schriften, под редакцией Гельмута Купманна, Гамбург, 1978 г., стр. 9–132, онлайн: http://germazope.uni-trier.de:8080/Projekte/HHP/werke/baende/ D11/index_html?widthgiven=30[10/08/2017].

[Heine, Heinrich]: Heinrich Heine an seine Schwester Charlotte Embden (geb. Heine): Helgoland, 10 августа 1830 г., в: Heinrich-Heine-Portal, онлайн: http://germazope.uni-trier.de:8080 /Projekte/HHP/briefe/01briefevon/adressat/A/index_html?widthgiven=30&letterid=W20B0350&lineref=0&mode=1 [10/08/2017].

Хоун, Уильям: Полные анналы революции во Франции, 1830 г., Лондон, 1830 г., онлайн: http://www.archive.org/stream/fullannalsofrevo00honeiala#page/n5/mode/2up [10/08/2017].

Гюго, Виктор: A la jeune France, в: Le Globe, № 179 от 19.08.1830, с. 717.

Хьюго, Виктор: Sämmtliche Werke, vol. 9: Oden und vermischte Gedichte, Франкфурт-на-Майне, 1836.

.

Мадзини, Джузеппе: Scritti politici editi ed inediti, Imola 1908 (Scritti editi ed inediti di Giuseppe Mazzini: Edizione nazionale 4), vol.3.

[Меттерних, Клеменс Венцель Непомук Лотар фон]: Меттерних ан Франц I., 08.03.1830, в: Ричард Меттерних-Виннебург (ред.): Aus Metternich’s nachgelassenen Papieren, Вена 1882, стр. 15–16, том. 5.

[Меттерних, Клеменс Венцель Непомук Лотар фон]: Меттерних и кайзер Франц (адрес), Кенигсварт, 31.07.1830, в: Ричард Меттерних-Виннебург (ред.): Aus Metternich’s nachgelassenen Papieren, Вена, 1882 г., стр. 9– 12, том. 5.

Волконская, Мария: Erinnerungen, Берлин, 1978.

Вирт, Иоганн Георг Август: Denkwürdigkeiten aus meinem Leben, Emmishofen 1844, vol. 1.

Вирт, Иоганн Георг Август: Deutsche Tribüne (1831–1832), отредактированный Вольфрамом Симаном и др. Мюнхен, 2007 г., том. 1–2.

Литература

Александр, Роберт: Переписывая французскую революционную традицию, Кембридж, 2003.

Арше, Мари-Жанна и др. (ред.): Juillet 1830: Il y acent cinquante ans, Париж, 1980.

.

Биллинджер, Роберт Д.: Военная паника 1831 года и прусско-южногерманские планы по прекращению австрийского господства в Германии, в: Central European Studies 9 (1976), стр. 203–219.

Блейбер, Гельмут / Косим, ​​Ян (ред.): Dokumente zur Geschichte der deutsch-polnischen Freundschaft 1830–1832, Берлин (Ост) 1982.

Booß, Rutger: Ansichten der Revolution: Paris-Berichte deutscher Schriftsteller nach der Juli-Revolution 1830: Heine, Börne et al., Cologne 1977.

Брендель, Томас: Zukunft Europa? Das Europabild und die Idee der Internationalen Solidarität bei den deutschen Liberalen und Demokraten im Vormärz (1815–1848), Bochum 2005.

Brudzyńska-Němec, Габриэла: Polenvereine in Baden: Hilfeleistung süddeutscher Liberaler für die polnischen Freiheitskämpfer, Heidelberg 2006.

Бери, Патрик: Революция 1830 года: три свидетельства очевидцев, в: French History 4 (1990), стр. 224–237.

Канделоро, Джорджио: Storia dell’Italia moderna, 2-е издание, Милан, 1981, том. 2: Dalla Restaurazione alla Rivoluzione nazionale, стр. 159–193.

Шартье, Роджер и др. (ред.): Histoire de l’édition française, Paris 1984, vol.2: Триумфальная книга.

Черч, Клайв Х.: Европа в 1830 году: революция и политические перемены , Лондон, 1983.

Косте, Жерар и др.: ст. «машина на бумаге», в: Dictionnaire encyclopédique du livre 2 (2005), стр. 829–833.

Дейнет, Клаус: Die mimetische Revolution oder die französische Linke und die Re-Inszenierung der Französischen Revolution im neunzehnten Jahrhundert (1830–1871), Штутгарт, 2001.

Faulstich, Werner: Medienwandel im Industrie- und Massenzeitalter (1830–1900), Геттинген, 2004 г.

Фишер, Бернхард (ред.): Die Augsburger «Allgemeine Zeitung» 1798–1866: Nach dem Redaktionsexemplar im Cotta-Archiv (Stiftung «Stuttgarter Zeitung»): Register der Beiträger/Mitteiler, Часть 1: 1798–1832, Мюнхен, 2003 г.

Ферстер, Корнелия: Der Preß- und Vaterlandsverein von 1832/33: Sozialstruktur und Organisationsformen der bürgerlichen Bewegung in der Zeit des Hambacher Festes, Trier 1982.

Galas, Daniela (ed.): Solidarność 1830: Niemcy i Polacy po Powstaniu Listopadowym Zamek Krolewski w Warszawie, 29 XI 2005–31 I 2006: Museum Europäischer Kulturen – Staatliche Museen zu Berlin, 2.III–30.IV 2006 = Polenbegeisterung: Polen und Deutsche nach dem Novemberaufstand 1830, Warschau 2005.

Хиль Новалес, Альберто: Repercusiones españolas de la Revolución de 1830, in: Manfred Kossok et al. (ред.): Die Französische Julirevolution von 1830 und Europa, Берлин (Ост) 1985, стр. 117–148.

Gollwitzer, Heinz: Europabild und Europagedanke: Beiträge zur deutschen Geistesgeschichte des 18. und 19. Jahrhunderts, Мюнхен, 1951, 2-е издание, Мюнхен, 1964.

Грюнер, Вольф Д.: Großbritannien und die Julirevolution von 1830: Zwischen Legitimitätsprinzip und nationalem Interesse, in: Francia 9 (1981), стр. 369–409.

Ханниг, Юрген: Vom Eigensinn der Freiheitsbäume: Frühliberale Bewegung und Volkskultur zur Zeit des Hambacher Festes 1832, в: Ричард ван Дюльмен (ред.): Arbeit, Frömmigkeit und Eigensinn: Studien zur historischen Kulturforschung II, Франкфурт-на-Майне, 1990, стр. 171–213.

Его, Эдуард: Die Bedeutung der schweizerischen Regeneration von 1830/31, в: Zeitschrift für Schweizerische Geschichte 11 (1931), стр.73–96.

Хубер, Эрнст Рудольф: Deutsche Verfassungsgeschichte seit 1789, 3-е издание, Штутгарт, 1988, том. 2: Der Kampf um Einheit und Freiheit с 1830 по 1850 год.

Хубер, Густав: Kriegsgefahr über Europa (1830–1832): Im Urteil der Zeit und 100 Jahre später, Берлин, 1936.

Колб, Эберхард: Polenbild und Polenfreundschaft der deutschen Frühliberalen: Zu Motivation und Funktion außenpolitischer Parteinahme im Vormärz, в: Saeculum 26 (1975), стр. 111–127.

Körner, Axel: Die Julirevolution von 1830: Frankreich und Europa, in: Peter Wende (изд.): Große Revolutionen in der Geschichte: Von der Frühzeit bis zur Gegenwart, Мюнхен, 2000 г., стр. 138–157.

Коссок, Манфред и др. (ред.): Die Französische Julirevolution von 1830 und Europa, Берлин (Ост), 1985.

Краусник, Михаил: Иоганн Георг Август Вирт: Vorkämpfer für Einheit, Recht und Freiheit: Eine Biographie, Weinheim et al. 1997.

Лесли, Роберт Ф.: Польская политика и ноябрьская революция 1830 г. , Лондон, 1956.

Luzzatto, Sergio: European Visions of the French Revolution, in: Isser Woloch (изд.): Революция и значение свободы в девятнадцатом веке , Стэнфорд, 1996, стр. 31–64.

Лион, Мартин: Постреволюционная Европа, 1815–1856 , Basingstoke 2006.

Malettke, Клаус: Zur Reaktion deutscher Mittel- und Kleinstaaten auf die Pariser Julirevolution (1830): Ein unveröffentlichter Bericht des französischen Gesandten в Касселе, 13 августа 1830 г. , в: Winfried Speitkamp (ред.): Staat, Gesellschaft, Wissenschaft: Beiträge zur modernen hessischen Geschichte, Марбург, 1994, стр.43–51.

Михалка, Вольфганг и др. (ред.): Polenbegeisterung: Ein Beitrag im «Deutsch-Polnischen Jahr 2005/2006» zur Wanderausstellung «Frühling im Herbst: Vom polnischen November zum deutschen Mai: Das Europa der Nationen 1830–1832», Берлин, 2005.

Ó Luanaigh, Dónall: Современные ирландские комментарии относительно июльской революции 1830 года во Франции, в: Eire-Ireland 22 (1987), H. 2, стр. 96–115.

Орлик, О.: La Révolution française de 1830 dans la presse russe, in: Revue d’histoire moderne et contemporaine 16 (1969), стр.401–413, онлайн: http://gallica.bnf.fr/ark:/12148/bpt6k5450626n/f75 [08.10.2017].

Пиренн, Анри: Histoire de Belgique Des origines à nos jours, Brüssel 1950, vol. 3: De la fin du regime espagnol à la belge révolution; Брюссель 1952 г .; об. 4: Революция 1830 года в конце мировой войны.

Requate, Jörg / Schulze Wessel, Martin: Europäische Öffentlichkeit: Realität und Imagination einer appellativen Instanz, in: Jörg Requate et al. (ред.): Europäische Öffentlichkeit: Transnationale Kommunikation seit dem 18.Ярхундерт, Франкфурт-на-Майне и др. 2002, стр. 11–39.

Руде, Георг: Warum gab es in den Jahren 1830 или 1848 в Англии keine Revolution?, в: Horst Stuke et al. (ред.): Die europäischen Revolutionen von 1848, Königsstein/Taunus 1979, стр. 30–45.

Шидер, Вольфганг: Die Anfänge der deutschen Arbeiterbewegung: Die Auslandsvereine im Jahrzehnt nach der Julirevolution, Штутгарт, 1963.

Шмидт-Функе, Джулия А.: Revolution als europäisches Ereignis: Revolutionsrezeption und Europakonzeptionen im Gefolge der Julirevolution von 1830, в: Jahrbuch für Europäische Geschichte 10 (2009), стр.149–194.

Шмидт-Функе, Юлия А.: Revolutionäre Situationen in Europa 1830/31, в: Андреас Кунц (ред.): Digitaler Atlas zur Geschichte Europas seit 1500, онлайн: http://www.atlas-europa.de/t04/ gesellschaft/eu-revolution/map-pEu1830-rev.htm [08.10.2017].

Шмидт-Функе, Юлия А.: Stein und die Julirevolution, в: Heinz Duchhardt (ed. ): Stein: Die späten Jahre des preußischen Reformers 1815–1831, Göttingen 2007, стр. 147–168.

Шнайдер, Герберт: Революционная песня «Парижанка» Казимира Делавиня, в: Lendemains 57 (1990), стр.32–54.

Зибург, Хайнц-Отто: Geschichte Frankreichs, 4-е издание, Штутгарт и др. 1989.

Тулар, Жан: Frankreich im Zeitalter der Revolutionen 1789–1851, Штутгарт, 1989 (Geschichte Frankreichs 4).

Voigt, Isabell: Korrespondenzbüros als Hilfsgewerbe der Presse, in: Jürgen Wilke (ed.): Unter Druck gesetzt: Vier Kapitel deutscher Pressegeschichte, Cologne et al. 2002, стр. 69–127.

Вегерт, Карл Х.: Идеология и действие: Liberale Bewegung und Volkstradition in der Pfalz 1830–1834, в: Вольфганг Шидер (изд.): Liberalismus in der Gesellschaft des deutschen Vormärz, Göttingen 1983, стр. 167–193.

Wilke, Jürgen: Redaktionsorganisation в Германии, в: Jürgen Wilke (ed.): Unter Druck gesetzt: Vier Kapitel deutscher Pressegeschichte, Cologne et al. 2002, стр. 9–67.

Виттманн, Рейнхард: Geschichte des deutschen Buchhandels, 2-е издание, Мюнхен, 1999 г.

Wülfing, Wulf: Junges Deutschland: Texte, Kontexte, Abbildungen, Kommentar, Munich 1978.

Примечания
  1. Эта статья основана на исследовании, проведенном автором, которое стало возможным благодаря стипендиям Института европейской истории им. Лейбница в Майнце и Немецкого исторического института в Париже в 2006 и 2007 годах.Результаты этого исследования были опубликованы в Schmidt-Funke, Revolution als europäisches Ereignis 2009. Более подробный анализ революций 1830/1831 годов как европейского события и дополнительную информацию об источниках и литературе см. в этой статье. См. Церковь, Европа, 1983 г.; Коссок и др., Französische Julirevolution 1985; Кёрнер, Julirevolution 2000.
  2. См. Зибург, Geschichte Frankreichs 1989, стр. 279–297; Тулард, Франкрейх, 1989, стр. 344–370.
  3. См. Pirenne, Histoire de Belgique 1950, vol. 3, стр. 479–530; 1952, том. 4, стр. 9–34.
  4. См. Huber, Deutsche Verfassungsgeschichte 1988, vol. 2, стр. 31–184.
  5. См. Лесли, Польская политика, 1956.
  6. См. Candeloro, Storia 1981, стр. 159–193.
  7. См. His, Bedeutung 1931.
  8. См. Gil Novales, Repercusiones 1985.
  9. См. Грюнер, Великобритания, 1981; Руде, Англия, 1979.
  10. .
  11. См. Кениг/Бауэр, Verzeichniß 2000; Coste, машина на бумаге 2005; Шартье / Мартин, Histoire de l’édition 1984, стр.544–551; Виттманн, Geschichte 1999, стр. 220–223.
  12. См. Wilke, Redaktionsorganisation 2002; Фойгт, Korrespondenzbüros 2002.
  13. Аноним, Политическая литература 1830 г., с. 307 («Известия об этих событиях быстро распространились по Европе». Пер. Н. Уильямса).
  14. Там же. («Даже газеты, которые подвергались цензуре и редактированию, говорили свободнее и умнее, резюмируя то, что было и что было сказано», пер. Н. Вильямса).
  15. См. Gruner, Großbritannien 1981, p. 375.
  16. См. Аноним, Express From Paris 1830.
  17. См. Аноним, Франция, 1830.
  18. См. Аноним, Об обширных событиях 1830 г.
  19. См. Аноним, Париж, 26 июля 1830 г., с. 852. О репортажах Allgemeine Zeitung о парижских событиях около 1830 г. см. Booß, Ansichten der Revolution 1977, стр. 72–96; Фишер, Die Augsburger ‘Allgemeine Zeitung’ 2003.
  20. См. Anonymous, Außerordentliche Beilage 1830.
  21. См. Anonymous, Frankreich 1830.
  22. Аноним, Von der französischen Gränze 1830.
  23. Аноним, Франция, 1830.
  24. См. Malettke, Zur Reaktion 1994, p. 51.
  25. См. Schmidt-Funke, Stein und die Julirevolution 2007, p. 147.
  26. [Гейне], Генрих Гейне и Швестер Шарлотта Эмбден 1830.
  27. См. Wülfing, Junges Deutschland 1978, p. 108.
  28. См. Heine, Ludwig Börne 1978, стр. 48–53, цитата на с. 48, с. 50–51 («Именно эту историю я прочитал у Пола Варнефрида, когда прибыла толстая пачка газет с теплыми, обжигающе горячими новостями с материка. Это были солнечные лучи, завернутые в печатную бумагу, и они зажгли в моей душе бушующий огонь. … Другие гости курорта также пострадали от солнечного удара из Парижа, особенно берлинцы … Даже бедные гельголандцы ликовали от радости, даже если они имели только инстинктивное понимание событий ». перевод Н. Уильямс).
  29. См. там же, стр. 54–55.
  30. См. секретарь дипломатической миссии Рейнхарда к министру иностранных дел Журдану, 13 августа 1830 г., Archives du ministère des Affaires étrangères, Paris, Corr.пол. Аллемань, 773, ф. 231в–232р.
  31. См. там же.
  32. См. [Меттерних], Меттерних ан Кайзер Франц 1882.
  33. См. [Gentz], Tagebücher von Friedrich Gentz ​​1920, стр. 192–195.
  34. См. там же, стр. 196–197.
  35. См. Wirth, Denkwürdigkeiten 1844, vol. 1, стр. 99–100.
  36. См. там же, с. 103. Ср. Краусник, Иоганн Георг Август Вирт, 1997, стр. 38–41.
  37. См. [Campe], Julius Campe an Heinrich Heine 1830.
  38. См. [Гёте], Goethes Tagebücher 1901, vol. 12, стр. 282–285.
  39. См. Grillparzer, Tagebücher 1916, стр. 3–4.
  40. См. Orlik, La Révolution française 1969, p. 401.
  41. См. там же, с. 402.
  42. «особенно в высшем обществе» (пер. Н. Вильямса). Канс, Notes sur mon séjour 1830.
  43. Волконская, Erinnerungen 1978, с. 102.
  44. См. Бери, Революция 1830-1990 гг., с. 237.
  45. См., например, [Аноним]: Compendio storico della rivoluzione di Parigi avvenuta negli ultimi di luglio 1830 compilato da un italiano testimonio oculare, [Lugano] 1830; [Анонимно]: Ristretto storico dei memorabili avvenimenti occorsi in Parigi nell’ultima settimana di luglio 1830: Traduzione dal francese, [Лугано] 1830; [Аноним]: Краткий отчет о Французской революции 1830 года, включающий все события, достойные упоминания, которые произошли в Париже в памятные дни 27, 28 и 29 июля…, Глазго 1830 года; [Анонимно]: События в Париже, произошедшие 26, 27, 28 и 29 июля 1830 г.: очевидцем, с подлинными документами, Лондон, 1830 г. ; Хоун, Уильям Хоун: Полная летопись революции во Франции, 1830 г., Лондон и др.1830 г.; [Аноним]: Drie dagen:. Staatkundig, krijgskundig en anekdotisch verhaal der omwenteling op den 27, 28 и 29 июля 1830 г., te Parijs voorgevallen. Дверь een ooggetuige, corporaal bij de nationale garde, naar het Fransch. Утрехт 1830 г .; [Гомес, Франсуа Жан Кадет де]: Магазин Uge i Paris i Aaret 1830 eller den i de sidste Juli Dage udbrudte franske Revolution og dens nærmeste Følger, beskreven efter engelske og franske Kilder, og ledsaget af et Kaart over Paris…, Копенгаген 1831 ; Гати, Франц Август: Briefe aus Paris, geschrieben während der großen Volkswoche im Juli 1830 von einem deutschen Augenzeugen an seinen Freund in Deutschland, Гамбург 1830; Шницлер, Иоганн Генрих: Ausführlicher Bericht eines Augenzeugen über die letzten Auftritte der französischen Revolution während der zwei Wochen vom 26 Julius bis zum 9 августа 1830 г., Штутгарт и др.1830 г.; [Анонимно]: Die Ereignisse zu Paris am 26, 27, 28 и 29 июля 1830 г. фон Аугенцойген: Aus dem Französischen übersetzt…, Карлсруэ, 1830 г.; [Анонимно]: Ereignisse zu Paris am 26, 27, 28 и 29 июля 1830 г. von mehreren Augenzeugen: Aus dem Französischen, Darmstadt 1830; [Анонимно]: Die Ereignisse in Paris vom 26, 27, 28 и 29 июля и deren Folgen, Aachen et al. 1830 г.; [Минье, Франсуа Огюст Мари Алексис / Тьер, Адольф]: Die Begebenheiten der Revolution in Paris an den Tagen des 26 bis 31 Juli 1830: Aus dem Französischen nach Mignet und Thiers, Штутгарт, 1830; [Аноним]: Geschichte der zweiten französischen Revolution im Jahre 1830: Aus dem Französischen, Кведлинбург, 1830.
  46. Booß, Ansichten der Revolution 1977, p. 72 («избыток парижских книг, свидетельств очевидцев, зарисовок, «силуэтов», «картин», исторических и политических анализов, длившихся несколько лет» пер. Н. Вильямса).
  47. См. Hone, Полная летопись революции во Франции 1830 г.
  48. См. Faulstich, Medienwandel 2004, p. 116.
  49. См. там же, с. 111.
  50. Коллекции Собрания исторических газет в Графическом собрании Немецкого национального музея в Нюрнберге (http://forschung. gnm.de/index.htm [10/08/207]) производят впечатление немецких графических изданий. Многочисленные иллюстрированные листовки Пеллерена из коллекции Музея Карнавале (http://www.paris.fr/portail/loisirs/Portal.lut?page_id=6468 [10/08/2017]) переизданы в Archaix, Juillet 1830.
  51. См. Биллинджер, The War Scare 1976; Хубер, Kriegsgefahr 1936.
  52. [Меттерних], Меттерних Францу I. 1882, с. 15 («судьба которого так сильно повлияла на европейскую жизнь» пер. Н. Вильямса).
  53. «Все, что происходит во Франции, действительно является европейским событием». (перевод Н. Уильямса).
  54. «Судьба Франции состоит в том, что она не может произвести каких-либо изменений у себя дома, если они не повлекут за собой немедленных изменений во всем мире». (перевод Н. Уильямса).
  55. «Ревнивая Англия и гомеровская Греция, вся Европа выражает восхищение, а молодая Америка встает и хлопает в ладоши, с берега Океанов». (перевод Н. Уильямса) Стихотворение, датированное 10 августа 1830 года, было опубликовано в Chants du crépuscule 1835 года под названием Dicté après juillet 1830. В современной немецкой версии Фердинанда Фрейлиграта эти строки переводятся как: «Bewunderung erschallt in jeder Zunge: / England fährt auf, und Hellas! und die junge / Atlantis jauchzt, da Solches sie gewahrt!» См. Hugo, Sämmtliche Werke 1836, vol. 9, с. 297.
  56. См. секретарь миссии Рейнхарда к министру иностранных дел Журдану, 13 августа 1830 г., Archives du ministère des Affaires étrangères, Paris, Corr. пол. Аллемань, 773, ф. 232в.
  57. См. Ó Luanaigh, Contemporary Irish Comments 1987, p.100.
  58. См. Schneider, Das Revolutionslied «La Parisienne», 1990.
  59. См. Hannig, Vom Eigensinn der Freiheitsbäume 1990; Wegert, Ideologie und Aktion 1983, стр. 180–185.
  60. Гейне, Людвиг Берне 1978, с. 50, с. 54 («Лафайет, трехцветный флаг, Марсельеза… Мое стремление к миру исчезло. Теперь я снова знаю, чего я хочу, что я должен делать, что я должен делать… На всех языках люди поднимают заслуженный аплодисменты французы… В Гамбурге развевается триколор, там везде поют марсельезу, даже дамы приходят в театр с трехцветной лентой на груди, и смеются голубыми глазами, красными ртами и белыми носами. ..» переводН. Уильямс).
  61. См. [Аноним], Подписка 1830.
  62. См. Коббетт, Адрес 1830; Ó Luanaigh, Современные ирландские комментарии, 1987.
  63. См. Ó Luanaigh, Contemporary Irish Comment 1987, стр. 98–99.
  64. См. Блайбер / Косим, ​​Документ 1982 г.; Брендель, Zukunft Europa 2005, стр. 215–248; Brudzyńska-Němec, Polenvereine 2006; Колб, Polenbild und Polenfreundschaft 1975; Михалка и др., Polenbegeisterung 2005; Галас, Солидарность 2005.
  65. См. Александр, Переписывание 2003; Дейне, Die mimetische Revolution 2001; Луццатто, European Visions, 1996; Лион, Постреволюционная Европа, 2006 г.
  66. Цитируется по Gruner, Großbritannien 1981, p. 390.
  67. Gollwitzer, Europabild und Europagedanke 1964, с. 244.
  68. См. Вирт, Deutsche Tribüne 2007.
  69. См. Foerster, Der Preß- und Vaterlandsverein 1982; Шидер, Die Anfänge 1963, стр. 14–18.
  70. Декларация братства, написанная на итальянском, немецком, польском и французском языках, включена в факсимиле в Mazzini, Scritti 1908, vol. 3.
  71. Requate / Schulze Wessel, Europäische Öffentlichkeit 2002.
  72. Подробнее см. Schmidt-Funke, Revolution als europäisches Ereignis 2009.

Первоначально опубликовано EGO: Journal of European History Online под лицензией Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivs 3.0 Unported.

Нравится:

Нравится Загрузка…

Комментарии

Комментарии

Продолжить чтение

Каковы были основные причины и результаты революций 1830 и 1848 годов? – Джанет Паник.ком

Каковы были основные причины и результаты революций 1830 и 1848 годов?

Каковы были причины и последствия революций в Европе 1830 и 1848 годов? Широко распространенное недовольство политическим руководством; требование большего участия и демократии; требования рабочего класса; всплеск национализма был некоторыми причинами революций.

Что из перечисленного является результатом Июльской революции 1830 года?

Июльская революция 1830 г. установила парламентскую монархию.Карл X и его сын дофин отреклись от престола 2 августа и уехали в Великобританию. Это время стало известно как Июльское королевство.

Какое значение имела революция 1830 года?

Романтические националистические революции 1830 года, обе из которых произошли в Западной Европе, привели к установлению подобных конституционных монархий, называемых народными монархиями. Луи-Филипп I стал «королем французов» 31 июля 1830 года, а Леопольд I стал «королем бельгийцев» 21 июля 1831 года.

Каковы итоги июльской революции?

Июльская революция ознаменовала переход от одной конституционной монархии, Реставрации Бурбонов, к другой, Июльской монархии; переход власти от Дома Бурбонов к его кадетской ветви, Дому Орлеанов; и замена принципа наследственного права народным суверенитетом.

К чему привели внезапные потрясения во Франции после июльской революции 1830 года?

Последствия революционного переворота во Франции в 1830 г. : (i) Династия Бурбонов, восстановленная в 1815 г., была свергнута либеральными революционерами.(ii) Была установлена ​​конституционная монархия во главе с Луи-Филиппом.

Каковы основные последствия Июльской революции во Франции?

Французская революция оказала большое и далеко идущее влияние, которое, вероятно, изменило мир больше, чем любая другая революция. Его последствия включают уменьшение важности религии; подъем современного национализма; распространение либерализма и начало эпохи революций.

Что произошло в революции 1830 года?

Французская революция 1830 года, также известная как Июльская революция (révolution de Juillet), Вторая Французская революция или Trois Glorieuses по-французски («Три славных [дня]»), привела к свержению короля Карла X, французского монарха Бурбонов. , и восхождение его кузена Луи-Филиппа, герцога Орлеанского, который сам после …

Какие политические революции 1830 года не имели успеха?

Польша предприняла попытку революции против России, революция провалилась, и Россия подавила восстание. В 1830 году в Италии произошла революция, чтобы попытаться стать страной, была ли революция в Италии успешной? Италия пыталась совершить революцию, но была подавлена ​​Австрией. Какими были две успешные революции?

К чему привел первый переворот, происшедший во Франции в июле 1830 г.?

Первый переворот произошел во Франции в июле 1830 г. Короли Бурбоны, восстановленные у власти в ходе консервативной реакции после 1815 г., были теперь свергнуты либеральными революционерами, установившими конституционную монархию во главе с Луи-Филиппом.

Что явилось главным поворотным событием переворота во Франции в 1830 г.?

КОНСТАНТИНОПОЛЬСКИЙ ДОГОВОР Первый переворот произошел во Франции в июле 1830 г. Короли Бурбоны, восстановленные у власти в ходе консервативной реакции после 1815 г., были теперь свергнуты либеральными революционерами, установившими конституционную монархию во главе с Луи-Филиппом.

Каковы были последствия революционного переворота во Франции в 1830 году?

Следствием революционного переворота во Франции в 1830 году было: Династия Бурбонов, восстановленная в 1815 году, была свергнута либеральными революционерами. II Была установлена ​​конституционная монархия во главе с Луи-Филиппом.

В каком году Франция заняла первое место?

Первая республика (1792-1804 гг.) После революции 1789 года и упразднения монархии 22 сентября 1792 года была основана Первая Французская республика.

В каком состоянии была Франция в 1848 году?

1) 1848 год был годом нехватки продовольствия и повсеместной безработицы. Он привел население Парижа на дороги.2) Были возведены баррикады и вытеснен Луи-Филипп. 3) Национальное собрание, провозгласившее республику, предоставило избирательное право всем совершеннолетним мужчинам старше 21 года и гарантировало право на труд.

Каким был первый переворот?

Каковы были последствия революционного переворота во Франции?

Последствиями революционного переворота во Франции в 1830 г. были: (i) династия Бурбонов, которая была восстановлена, в 1815 г. была свергнута либеральными революционерами. (ii) В Брюсселе произошло восстание, которое перешло к Бельгии, отделившейся от Соединенного Королевства Нидерландов.

Какой первый переворот произошел в июле 1803 года?

Ответ: По стопам Мадзини было создано множество тайных обществ в Германии, Франции, Швейцарии и Польше. Консерваторы боялись Мадзини. Первый переворот произошел во Франции в июле 1830 года.

Что привело к подъему революционеров после установления консерваторов?

В годы после 1815 года страх перед репрессиями загнал многих либеральных националистов в подполье.Во многих европейских государствах возникли тайные общества для подготовки революционеров и распространения их идей. Большинство этих революционеров также считали создание национальных государств необходимой частью этой борьбы за свободу.

Какие факторы привели к росту национализма в Европе Класс 10?

Различные факторы привели к росту национализма в Европе, такие как:

  • общая раса, язык, религия, цели и устремления.
  • также общее прошлое и наследие породили национализм в Европе.
  • народ эксплуатировался правителями, помещиками, духовенством, дворянами и т. д. Т.е.

Кто путешествовал по Европе, чтобы узнать о подготовке революционеров?

Вступив в армию примерно в 16 лет, фон Штойбен дослужился до звания лейтенанта и изучил дисциплину, которая сделала прусскую армию лучшей в Европе.

Что было необходимой частью борьбы за свободу революционеров?

Почему большинство революционеров считали создание национальных государств необходимой частью борьбы за свободу.Большинство революционеров считали создание национальных государств необходимой частью своей борьбы за свободу, потому что только национальное государство могло иметь политическую власть.

Какая партия сыграла важную роль в достижении свободы?

Конгресс сыграл важную роль в борьбе Индии за свободу: Мохан Бхагват.

Как Индия получила свободу?

15 июня 1947 года британская палата общин приняла Акт о независимости Индии, или План Маунтбэттена, разделивший Индию на два доминиона, Индию и Пакистан.Он призвал к тому, чтобы каждый доминион получил независимость к 15 августа того же года.

Сколько борцов за свободу погибло в Индии?

По данным историков, до 200 и более борцов за свободу Индии были казнены британским правительством в первые годы их жизни.

Кто первый борец за свободу Индии?

Мангал Пандей

Кто настоящий борец за свободу Индии?

Мохандас Карамчанд Ганди

Кто самый известный борец за свободу?

25 популярных борцов за свободу Индии

  1. Сардар Валлаббхай Патель.
  2. Джавахарлал Неру.
  3. Махатма Ганди.
  4. Тантия Топе.
  5. Нана Сахиб.
  6. Лал Бахадур Шастри.
  7. Субхаш Чандра Бос.
  8. Сухдев.

В какой стране больше всего борцов за свободу?

Ознакомьтесь с 27 странами с наибольшей свободой ниже:

  • Новая Зеландия.
  • Люксембург.
  • Австралия.
  • Нидерланды.
  • Канада.
  • Швеция (ничья)
  • Норвегия (ничья)
  • Финляндия (ничья)

Кто наши борцы за свободу?

Важные индийские борцы за свободу и их вклад

Махатма Ганди Отец нации Активист за гражданские права в Южной Африке Движение гражданского неповиновения Сатыграха Движение за выход из Индии
Абдул Хафиз Мохамед Баракатулла Писатель-революционер
Субхаш Чандра Бос Индийский национальный конгресс Второй мировой войны

Кто борец за свободу Америки?

Третий состав

Символ Настоящее имя Первое появление
Красная пчела Дженна Рэли Дядя Сэм и борцы за свободу # 5 (январь 2007 г.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.