Философия гегеля: 250 лет Гегелю: почему его философия актуальна до сих пор? | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW

Содержание

250 лет Гегелю: почему его философия актуальна до сих пор? | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW

Великий немецкий философ Георг Вильгельм Фридрих Гегель (Georg Wilhelm Friedrich Hegel) родился 27 августа 1770 года в Штутгарте в семье высокопоставленного чиновника. В школе он учился блестяще: был лучшим учеником в классе, обожал математику и латынь. Получать высшее образование он отправился в евангелическо-лютеранскую богословскую школу при Тюбингенском университете. Предполагалось, что Георг в будущем станет богословом, но ему такая перспектива не нравилась, зато хотелось заниматься научно-философской работой и вращаться в академической среде.

Дом, в котором родился философ, празднично украсили к юбилею. Внутри — музей

Во время учебы в Тюбингене его соседями по комнате были выдающийся в последствии мыслитель Шеллинг (Friedrich Wilhelm Joseph Schelling) и поэт Гёльдерлин (Johann Christian Friedrich Hölderlin).

Учились все трое усердно, были в восторге от Французской революции, часами спорили об устройстве бытия. Они поднимались в четыре утра, чтобы обсудить какую-нибудь новую теорию! Тот, кто проспал, делился с товарищами своим дневным рационом вина.

Карьера Гегеля 

Карьера Гегеля началась с работы гувернером в Швейцарии. Однако потом наследство, полученное молодым человеком после смерти отца, позволило ему сосредоточиться на академической деятельности в различных немецких университетах.  

Он профессорствовал в Йене, Гейдельберге, Берлине, студенты его поначалу не особенно любили, потому что был он человеком нелегкого нрава, да и риторическими талантами не обладал. Но его публикации и слава неординарного мыслителя привели к тому, что Гегель стал весьма популярным преподавателем, а быть его студентом считалось делом крайне престижным. Послушать его лекции съезжались молодые люди со всей Германии. 

Гегель-философ 

Диалектика, согласно Гегелю, — «движущая душа всякого научного развертывания мысли и представляет собой единственный принцип, который вносит в содержание науки имманентную связь и необходимость». Наш мир не конечен: он постоянно развивается, стремится к самопознанию. Тезис и антитезис в своем синтезе порождают новый этап развития. Противоречие является источником любого продвижения вперед. Каждый конфликт порождает новый скачок в познании, и так происходит до бесконечности. 

Скульптурный портрет Гегеля украшает ратушу в Штутгарте

Католики не особенно симпатизировали Гегелю из-за его отношения к богу. Однако и сам Гегель особенного пиетета по отношению к церкви, особенно католической, не питал. Философ считал, что бог не был некоей изначальной константой, данной нам свыше. Всемирный разум развивался с течением времени, объединив в себе некую сумму знаний различных эпох. За некоторые свои смелые тезисы в отношении церкви и религии Гегелю в свое время даже приходилось извиняться. 

Философию этого выдающегося мыслителя невозможно пересказать двумя-тремя тезисами. Тем более что охватывает она буквально все возможные сферы познания. Надо читать! Конечно, слог Гегеля сложен для современного читателя. Но его мысли о гражданском обществе, о свободе личности и правах человека весьма актуальны по сей день.  

Умер Георг Вильгельм Фридрих Гегель в 1831 году в Берлине во время эпидемии холеры. Однако биографы более вероятной причиной его смерти называют не холеру, а некое тяжелое хроническое заболевание желудочно-кишечного тракта. 

Смотрите также:

  • 10 цитат Иммануила Канта

    Тот, кто становится пресмыкающимся червем, может ли потом жаловаться, что его раздавили?

    Wer sich zum Wurm macht, kann nachher nicht klagen, wenn er mit Füßen getreten wird.

  • 10 цитат Иммануила Канта

    Просвещение — это выход человека из состояния своего несовершеннолетия, в котором он находится по собственной вине.

    Aufklärung ist der Ausgang des Menschen aus seiner selbstverschuldeten Unmündigkeit.

  • 10 цитат Иммануила Канта

    Дайте человеку все, чего он желает, и в ту же минуту он почувствует, что это все — не есть все.

    Gib einem Menschen alles, was er sich wünscht, und im gleichen Moment wird alles nicht alles sein.

  • 10 цитат Иммануила Канта

    Поступай так, чтобы максима твоего поступка могла бы стать основой всеобщего законодательства.

    Handle nur nach derjenigen Maxime, durch die du zugleich wollen kannst, dass sie ein allgemeines Gesetz werde.

  • 10 цитат Иммануила Канта

    Sapere aude! -Имей мужество пользоваться собственным умом.

    Sapere aude! — Habe Mut, dich deines eigenen Verstandes zu bedienen.

  • 10 цитат Иммануила Канта

    Смерти меньше всего боятся те люди, чья жизнь имеет наибольшую ценность.

    Den Tod fürchten die am wenigsten, deren Leben den meisten Wert hat.

  • 10 цитат Иммануила Канта

    Свобода размахивать руками заканчивается у кончика носа другого человека.

    Das Recht, meine Faust zu schwingen, endet dort, wo die Nase des Nächsten anfängt.

  • 10 цитат Иммануила Канта

    Ни одно государство не должно насильственно вмешиваться в политическое устройство и управление другого государства.

    Kein Staat soll sich in die Verfassung und Regierung eines andern Staats gewalttätig einmischen.

  • 10 цитат Иммануила Канта

    Война дурна тем, что создает больше злых людей, чем их забирает.

    Der Krieg ist darin schlimm, dass er mehr böse Menschen macht, als er deren wegnimmt.

  • 10 цитат Иммануила Канта

    Совесть есть сознание внутреннего судилища в человеке.

    Gewissen ist das Bewusstsein eines inneren Gerichtshofes im Menschen.


Гегель, Георг Вильгельм Фридрих — ПЕРСОНА ТАСС

Происхождение, образование
Георг Гегель (полное имя — Георг Вильгельм Фридрих Гегель; Georg Wilhelm Friedrich Hegel) родился 27 августа 1770 г. в Штутгарте, в герцогстве Вюртемберг (в составе Священной Римской империи). Его отец, происходивший из лютеранской семьи, изгнанной в XVI в. из Австрии в период Контрреформации, служил при дворе герцога секретарем казначейства. Георг Гегель посещал гимназию и получил дополнительное домашнее образование — изучал историю, античные языки, литературу Древней Греции и Рима.
В 1788-1893 гг. он учился в Теологическом институте (евангелическо-лютеранская богословская семинария) при Тюбингенском университете, где защитил магистерские диссертации по философии и богословию. Его сокурсниками и друзьями были будущий философ Фридрих Шеллинг и поэт Фридрих Гельдерлин. В этот период Гегель входил в студенческий политический клуб, в котором обсуждались идеи Французской революции, вопросы религии, феодальные порядки, и начал писать заметки по философии и истории. Завершив учебу, уехал в Берн, а затем во Франкфурт-на-Майне. Там он был домашним учителем в состоятельных семьях и занимался самообразованием — изучал труды английского историка Эдуарда Гиббона, французского писателя и философа Шарля де Монтескье, немецкого философа Иммануила Канта. В этот период им были сделаны первые наброски его будущих философских трудов.
Академическая карьера
В 1801 г. Гегель выслал написанную в том же году диссертацию «Об орбитах планет» в Йенский университет (г. Йена, Герцогство Саксен-Веймар; ныне — федеральная земля Тюрингия, ФРГ) и был принят на работу. Там он читал лекции по логике, метафизике, естественному праву, философии и истории философии. Вместе с Шеллингом, преподававшим в том же вузе, он издавал «Критический журнал философии», где публиковал свои статьи. В Йене он подготовил первую из своих главных работ «Феноменологию духа».
В 1808-1816 гг. Гегель был ректором классической гимназии в Нюрнберге, затем преподавал в Гейдельбергском университете. В 1818 г. по предложению прусского министерства просвещения возглавил кафедру философии в Берлинском университете. В 1820-х гг. его имя получило широкую известность в научном мире, его лекции стали пользоваться популярностью, в том числе среди зарубежных философов. Гегелевская философия права и государственного строя все более становилась официальной философией прусского государства, хотя сам он не разделял всецело политику правителей Пруссии. В 1830 г. он был назначен ректором Берлинского университета, в 1831 г. король Фридрих Вильгельм III вручил ему награду за службу прусскому государству (орден Красного орла 3-й степени).
Философские взгляды
Философская система Гегеля выражена в четырех основных сочинениях: «Феноменология духа» (1807), «Наука логики» (1812-1816), «Энциклопедия философских наук» (1817) и «Философия права» (1821). В ее основе лежат работы Иммануила Канта, который считается родоначальником немецкой классической философии, однако философия Гегеля в процессе развития сформировалась в самостоятельное учение, построенное на принципах «абсолютного идеализма», диалектики, системности, историзма. По его собственным словам, его философию «нельзя изложить ни кратко, ни доступно, ни по-французски». Его диалектический метод требует изучения окружающей природы и человеческой истории в их движении и взаимной связи. Согласно его теории, нет ничего неизменного, все находится в движении, а оно совершается диалектически, т. е. путем противоречий. По Гегелю, основой всего существующего является «абсолютное понятие» или «абсолютный дух»: самораскрытие «абсолютного духа» в пространстве есть природа, самораскрытие во времени – история. Кстати, ему приписывают выражение «история повторяется: первый раз как трагедия, а второй — как фарс». Значимой для общества стала его «Философия права», где он определяет государство как «действительность нравственной идеи» и «воплощение разума».
Гегель сформулировал законы диалектики, согласно которым любое явление — тезис — обязательно порождает свое противоречие — антитезис, а потом эти два противоречия объединяются в синтез. Синтез становится новым тезисом и порождает новое противоречие. Циклы продолжаются вплоть до достижения идеального непротиворечивого «абсолюта».
Философская система Гегеля вызывала споры и не раз подвергалась резкой критике, в частности Артур Шопенгауэр обвинял Гегеля в шарлатанстве, а его учение называл бессмыслицей. Но неоспоримо, что гегелевская философия повлекла возникновение движения последователей (гегельянство) и оказала огромное влияние на философов XIX и XX вв. В частности, диалектический метод Гегеля и его понимание этапов исторического процесса легли в основу социологии Карла Маркса, а Фридрих Энгельс заявлял о происхождении немецких социалистов от «Канта, Фихте и Гегеля».
Личные сведения, кончина
В 1811 г. Гегель женился на Марии фон Тухер, которая была моложе его на 20 лет. Ее семья принадлежала к баварской знати. В браке родилось трое детей – дочь, которая умерла после рождения (1812), и двое сыновей — Карл (1813-1907) и Иммануил (1814-1891). Также у Георга Гегеля был внебрачный сын Людвиг Фишер (1807-1831), которого он воспитывал с 10-летнего возраста (мать Людвига умерла). Современники считали Гегеля рассеянным чудаком, отмечали его скупость, которая парадоксальным образом сочеталась с широтой души, упоминали об осторожности, которая порой сменялась авантюризмом.
Георг Гегель скончался 14 ноября 1831 г. Причиной смерти была названа холера, эпидемия которой бушевала тогда в Европе. Похоронен на Доротеенштадтском кладбище в центре Берлина.
Стараниями его друзей и учеников в 1832-1845 гг. было подготовлено и издано полное собрание его трудов. Помимо книг, опубликованных при жизни философа, в него вошли многочисленные лекции, подготовленные на основе записей его студентов.

Истина, тирания и познание. К 250-летию со дня рождения Гегеля

27 августа – внушительный юбилей: 250 лет со дня рождения Георга Вильгельма Фридриха Гегеля – немецкого философа, вершины рационалистического философствования. Динамика становления этой философии была такая: Кант – Шеллинг – Гегель. Кант совершил в философии самый значительный поворот со времени ее возникновения. Он установил, что наше знание о мире не является собственно таковым, ибо оно ограничено и сформировано самим нашим мыслительным аппаратом, существующим априорно, то есть до всякого опыта. Категории мышления не выводятся из опыта, а предшествуют всякому опыту, сами формируют опыт. За пределами нашего мышления остается бытие как таковое, вещь в себе, как назвал это Кант. Философское сознание не могло с этим примириться, и Шеллинг попытался разрешить этот парадокс, провозгласив тождество бытия и мышления. Но это тождество он видел и выражал не в категориальных формах разума, а как некое живое единство, выходящее за пределы рационального знания. Это единство познается не разумом, а живой интуицией, и лучше всего воспринимается эстетическим сознанием, в художественной форме. И Гегель решил вернуть разуму и его формам, его категориям господствующую роль: сам мир, бытие, кантовская вещь в себе и есть ни что иное как разум, строящий мир. Мир существует как абсолютный разум, открывающийся человеку в форме философской рефлексии. То есть рациональное постижение мира есть в то же время его создание. И философ, осознающий этот процесс, выступает в роли некоего демиурга, творца бытия.

Вот это наделение философского разума миротворческой функцией было чревато самыми неожиданными и зловещими последствиями. Это становилось ясным, когда сами философы, отвергнув панлогизм Гегеля, творцом мира объявили самодвижение природы, действующее в том же логическом порядке, в котором он был увиден Гегелем. Он видел этот порядок как диалектический. Что такое диалектика у Гегеля? Диалектика не просто противоречия в развертывании мыслительного процесса, процесса познания, а диалектика – это процесс, в котором всеобщее отвергает формы конечного. Вот так считал и учил Гегель. Истина о мире может быть только истиной о его целостности, тотальности. Истина целостна, истина есть система. Все промежуточные формы знания частичны, то есть не истинны. Истина конкретна, учил Гегель, и это можно правильно понять, только усвоив именно гегелевское понятие конкретного. Конкретное у Гегеля – это всеобщее; буквальный смысл конкретного – это сращенное, существующее только в целостности. Или еще одна формула Гегеля: истина – это не факт, истина – это идеал. А идеал и есть полнота бытия в его целостности, тотальности. Все, что дают частичные науки, – это не открытие истины, а установление фактов. Приоритет всегда и только есть свойство и качество этой тотальности.

Всякие отвлеченно логические, рациональные построения, налагаемые на жизнь, на ее стихийный процесс, дают в сухом остатке форму тоталитарной тирании

Но когда эта схема выводится за пределы чистой логистики и вносится в бытие, то получается, что истина такого – уже общественного – бытия лежит на полюсе не индивидуального существования, а в этой уже социальной всеобщности. Это и есть логический ход к тоталитаризму: примат целого над индивидуальным или, по-другому, государства над личностью, поскольку государство есть форма социального тоталитета. И как у Гегеля философский разум, то есть сам философ, был гегемоном этого процесса, так в пресловутом диалектическом материализме это место имплицитно занимает верховный правитель. Такой вывод поначалу кажется выдумкой, игрой ума, но вспомним, что именно так развернулась человеческая история, когда в одной отдельно взятой стране взялись строить жизнь по марксистским схемам того самого диалектического и исторического материализма. Можно сказать, что это был не всеобщий опыт, но для советских людей иной всеобщности, кроме той, что построил Сталин, не было. Философский разум как демиург бытия логически безупречно трансформировался в фигуру тоталитарного диктатора.

Вот урок, даваемый Гегелем: всякие отвлеченно логические, рациональные построения, налагаемые на жизнь, на ее стихийный процесс, дают в сухом остатке, как теперь говорят, форму тоталитарной тирании. Истина, доступная человеку, существует только в форме частичного знания, установления эмпирических фактов и связи между ними, постигаемой в опыте. Человек не должен мнить себя титаном, претендующим быть хозяином бытия. Человеку приличествует не титанизм, а скромность, сознание своей частичности. Мировое целое, конкретная тотальность, может быть, откроется ему, но только за пределами его эмпирического бытия, где ему – кто знает? – явится вещь в себе.

Научно-методический семинар «Система и метод в философии Г. Гегеля»

В соответствии с планом проведения научных мероприятий инженерно-экономического факультета на кафедре философии ДГТУ состоялся научно-методический семинар «Система и метод в философии Г.Гегеля», в котором приняли участие преподаватели, аспиранты и студенты ДГТУ. На семинаре с докладами выступил Омаров Багаутдин – к.ф.н., старший преподаватель кафедры философии.

Омаров Б.М. в своем докладе «Система и метод в философии Г.Гегеля» подчеркнул, что творчество Гегеля считается вершиной классической немецкой философии. В нем нашли продолжение диалектические идеи, выдвинутые Кантом, Фихте, Шеллингом. Но Гегель пошел значительно дальше своих великих предшественников. Он первым представил весь естественный, исторический и духовный мир в беспрерывном развитии. Он открыл и обосновал с позиций объективного идеализма основные законы и категории диалектики. Он сознательно противопоставил диалектику как метод познания ее антиподу – метафизике. Соглашаясь с необходимостью исследования предпосылок познания, на чем настаивал Кант, Гегель справедливо упрекал его в том, что он пытался представить их вне истории познания, в отрыве от мыслительной деятельности человека. Кант, как известно, выдвигал требование: познай способности познания до того, как начнешь что-то познавать. Это похоже на анекдот, который рассказывают о схоластике, не желавшем войти в воду раньше, чем он научиться плавать, иронизирует Гегель.

Философская система делится Гегелем на три части: 1 – логика, 2 – философия природы, 3 – философия духа.
Логика, с его точки зрения, есть система «чистого разума», совпадающего с Божественным разумом. Однако откуда бы Гегель смог узнать мысли Бога, да еще до сотворения мира? Этот тезис философ просто постулирует, т.е. вводит без доказательств. Фактически же свою систему логики Гегель черпает не из священных книг, а из великой книги самой природы и общественного развития. Поэтому самая, казалось бы, мистическая часть его философии — логика — опирается на огромный естественнонаучный, исторический материал, который был в распоряжении энциклопедически образованного мыслителя.

Отрицание для Гегеля – не одноактный, а по сути дела бесконечный процесс. И в этом процессе он всюду находит связку из трех элементов:   тезис — антитезис — синтез . В результате отрицания какого-либо положения, принимаемого за тезис, возникает противоположение (антитезис). Последний с необходимостью подвергается отрицанию. Возникает двойное отрицание, или   отрицание отрицания , что ведет к возникновению третьего звена, синтеза. Оно на более высоком уровне воспроизводит некоторые черты первого, исходного звена. Вся эта конструкция называется триадой.
В заключении своего доклада Багаутдин Магомедович сообщил, что в оценке философии у Гегеля есть много ценного. Он подчеркивал, что философское обобщение действительности не есть дело произвола, капризное желание пройтись для перемены разочек на голове, после того, как ходили долго на ногах. Но он не отвергал содержание положительных наук, просто философия не должна с ними считаться.

Заслуга Гегеля состоит в том, что он развил диалектический метод понимания мира. Гегель разработал вопросы взаимосвязи, движения, развития и превращения количественных изменений в качественные, вопросы природы теоретического мышления, о логических формах и категориях, в которых осуществляется это теоретическое мышление.
Большой вклад сделан Гегелем в понимании метода науки. Метод, согласно Гегелю, – это не совокупность искусственных приемов изобретенных человеком, он есть нечто, что не зависит от предмета исследования. Метод – отражение реальной связи, движения, развития явлений объективного мира. Гегель показал, что познание есть исторический процесс. Поэтому истина – это не готовый результат познания, навсегда данный, она постоянно развивается; логические формы, в которых развивается истина, имеют объективный характер. 

В дискуссии приняли участие и выступили профессор кафедры философии Абдулкадыров Юсуп Нурмагомедович., старший преподаватель кафедры философии Газимагомедов Рамазан Ибакович, доцент кафедры философии Мирзаханов Джабраил Гасанович, аспирант Магомедова Сабина. В заключении были подведены итоги и приняты рекомендации по изучению данной темы.

ГЕГЕЛЬ • Большая российская энциклопедия

ГЕ́ГЕЛЬ (Hegel) Ге­орг Виль­гельм Фрид­рих (27.8.1770, Штут­гарт – 14.11.1831, Бер­лин), нем. фи­ло­соф, соз­да­тель сис­те­мы «аб­со­лют­но­го идеа­лиз­ма». Ро­дил­ся в се­мье чи­нов­ни­ка фи­нан­со­во­го ве­дом­ст­ва. В штут­гарт­ской гим­на­зии изу­чал древ­ние язы­ки, ан­тич­ную ис­то­рию и лит-ру, ин­те­рес и лю­бовь к ко­то­рой со­хра­нил на всю жизнь. В 1788–93 учил­ся в Тю­бин­ген­ском тео­ло­гич. ин-те вме­сте с Ф. В. Шел­лин­гом и Ф. Гёль­дер­ли­ном, став­ши­ми его друзь­я­ми. В 1793–96 ра­бо­тал до­маш­ним учи­те­лем в Бер­не, в 1797–1800 – во Франк­фур­те-на-Май­не, счи­тая та­кой об­раз жиз­ни наи­бо­лее под­хо­дя­щим для са­мо­об­ра­зо­ва­ния.

В 1801–06 пре­по­да­вал в Йен­ском ун-те, из­да­вал совм. с Шел­лин­гом «Кри­ти­че­ский жур­нал фи­ло­со­фии» (1802–03), где опуб­ли­ко­вал свои пер­вые ста­тьи. В Йе­не за­вер­ши­лось ста­нов­ле­ние фи­ло­со­фии Г., по­лу­чив­шей раз­вёр­ну­тое обос­но­ва­ние в его ос­но­во­по­ла­гаю­щем тру­де «Фе­но­ме­но­ло­гия ду­ха» («Phänomenologie des Geistes», 1807). В 1807–08 в Бам­бер­ге, где ре­дак­ти­ро­вал «Бам­берг­скую га­зе­ту». В 1808–16 ди­рек­тор гим­на­зии в Нюрн­бер­ге, из­дал фун­дам. «Нау­ку ло­ги­ки» в 3 то­мах («Wissenschaft der Logik», 1812–1816). С 1816 про­фессор универ­си­те­тов в Гей­дель­бер­ге (1816–18) и Бер­ли­не (с 1818), где его лек­ции при­вле­ка­ли боль­шое чис­ло слу­ша­те­лей. В ка­чест­ве по­со­бия для сту­ден­тов из­дал «Эн­цик­ло­пе­дию фи­ло­соф­ских на­ук» («En­cyklopädie der philosophischen Wissen­schaften im Grundrisse», 1817, 2-е и 3-е изд. – 1827 и 1830), со­стоя­щую из «Нау­ки ло­ги­ки» (т. н. «Ма­лой ло­ги­ки», в от­ли­чие от «Боль­шой ло­ги­ки» 1812–1816), «Фи­ло­со­фии при­ро­ды» и «Фи­ло­со­фии ду­ха». Из­ло­жен­ный в ней ла­пи­дар­ный об­раз сис­те­мы «аб­со­лют­но­го идеа­лиз­ма» стал с это­го вре­ме­ни до­ми­ни­ро­вать в соз­на­нии Г. и его чи­та­те­лей и слу­ша­те­лей. В Бер­ли­не Г. опуб­ли­ко­вал «Фи­ло­со­фию пра­ва» («Grundlinien der Philosophie des Rechts», 1820, на ти­ту­ле – 1821). Лек­ции Г. по фи­ло­со­фии ис­то­рии, фи­ло­со­фии ре­ли­гии (вме­сте с кур­сом о до­ка­за­тель­ст­вах бы­тия Бо­га), ис­то­рии фи­ло­со­фии, эс­те­ти­ке бы­ли из­да­ны по­смерт­но по ру­ко­пи­сям са­мо­го Г. и за­пи­сям его слу­ша­те­лей в со­ста­ве Со­б­ра­ния со­чи­не­ний, под­го­тов­лен­но­го его уче­ни­ка­ми (т. н. из­да­ние дру­зей).

Ранние работы

В цен­тре со­чи­не­ний 1790-х гг. (впер­вые опубл. в 1907) – про­бле­ма ре­ли­гии, её роль в фор­ми­ро­ва­нии «ду­ха на­ро­да». В не­за­вер­шён­ных ра­бо­тах тю­бин­ген­ско­го и берн­ско­го пе­рио­дов «На­род­ная ре­ли­гия и хри­сти­ан­ст­во» («Volksreligion und Christentum»), «По­зи­тив­ность хри­сти­ан­ской ре­ли­гии» («Die Positivität der christlichen Religi­on») Г. про­ти­во­пос­тав­ля­ет – в ду­хе Ж. Ж. Рус­со – «жи­вую» ре­ли­гию «серд­ца», уко­ре­нён­ную в об­ще­на­род­ной фан­та­зии и сво­бод­ном по­ли­тич. об­ще­жи­тии (та­ко­вой Г. счи­та­ет др.-греч. ре­ли­гию), «по­зи­тив­ной» хри­сти­ан­ской ре­ли­гии как сис­те­ме ав­то­ри­тар­ных ус­та­нов­ле­ний, от­чу­ж­дён­ных от жиз­ни на­ро­да. В трак­та­те франк­фурт­ско­го пе­рио­да «Дух хри­сти­ан­ст­ва и его судь­ба» («Der Geist des Christentums und sein Schicksal») ан­ти­по­дом др.-греч. «ре­ли­гии кра­со­ты» вы­сту­па­ет уже не хри­сти­ан­ст­во, а др.-евр. ре­ли­гия как ис­то­рич. во­пло­ще­ние раз­ры­ва с при­ро­дой (кри­ти­ка «за­кон­ни­че­ско­го ду­ха» биб­лей­ско­го иу­да­из­ма сли­ва­ет­ся у Г. с кри­ти­кой мо­ра­ли­стич. ри­го­риз­ма кан­тов­ской эти­ки), а хри­сти­ан­ст­во мыс­лит­ся как по­пыт­ка – прав­да, не впол­не со­вер­шен­ная и про­ти­во­ре­чи­вая – пре­одо­леть этот раз­рыв про­по­ве­дью «люб­ви». «Лю­бовь» как под­лин­ное «еди­не­ние», вос­ста­нав­ли­ваю­щее «бес­ко­неч­ную пол­но­ту жиз­ни», уст­ра­няю­щее все рас­су­доч­ные раз­гра­ни­че­ния и при­ми­ряю­щее с «судь­бой» (как вла­стью от­чу­ж­дён­ной «объ­ек­тив­но­сти»), ос­та­ёт­ся для Г. всё же толь­ко субъ­ек­тив­ным мо­мен­том то­го «жи­во­го» един­ст­ва объ­ек­тив­но­го и субъ­ек­тив­но­го, ко­то­рое в этот пе­ри­од он ищет в ре­ли­гии, то­гда как в йен­ский пе­ри­од её ме­сто окон­ча­тель­но зай­мёт фи­ло­со­фия как наи­бо­лее аде­к­ват­ная фор­ма вы­ра­же­ния кон­крет­ной це­ло­ст­но­сти «ду­ха».

В ра­бо­тах йен­ско­го пе­рио­да, в про­цес­се раз­ме­же­ва­ния Г. с фи­ло­со­фи­ей сво­их пред­ше­ст­вен­ни­ков и со­вре­мен­ни­ков («Раз­ли­чие ме­ж­ду фи­ло­соф­ски­ми сис­те­ма­ми Фих­те и Шел­лин­га» – «Die Dif­ferenz des Fichteschen und Schellingschen Systems der Philosophie», 1801; «Ве­ра и зна­ние, или Реф­лек­тив­ная фи­ло­со­фия, взя­тая в пол­но­те её форм – в ка­че­ст­ве фи­ло­со­фии Кан­та, Яко­би и Фих­те» – «Glauben und Wissen, oder die Refle­xionsphilosophie der Subjektivität, in der Vollständigkeit ihrer Formen, als Kanti­sche, Jacobische und Fichtesche Philoso­phie», 1802), при­вед­ше­го к от­хо­ду Г. от пер­во­на­чаль­но раз­де­ляв­шей­ся им шел­лин­гов­ской фи­ло­со­фии то­ж­де­ст­ва, про­ис­хо­дит по­иск ос­но­ва­ний той но­вой «сис­те­мы нау­ки», пер­вой ча­стью ко­то­рой долж­на бы­ла стать «Фе­но­ме­но­ло­гия ду­ха».

«Феноменология духа»

Пер­во­на­чаль­ное назв. кни­ги – «Нау­ка об опы­те со­зна­ния», воз­ник­шее, по-ви­ди­мо­му, в кон­тек­сте кри­ти­ки кан­тов­ской фи­ло­со­фии, сме­ни­лось на «Фе­но­ме­но­ло­гию ду­ха», ко­гда в хо­де рас­смот­ре­ния опы­та соз­на­ния вы­яс­ни­лось, что все пред­ше­ст­вую­щие фор­мы соз­на­ния ока­зы­ва­ют­ся лишь «фе­но­ме­на­ми», яв­ле­ния­ми ду­ха на пу­ти его са­мо­по­зна­ния и сни­ма­ют­ся в нём как в сво­ей суб­стан­ции. «Фе­но­ме­но­ло­гия ду­ха», за­вер­шаю­щая тра­ди­цию транс­цен­ден­таль­ной фи­ло­со­фии Но­во­го вре­ме­ни, рас­смат­ри­ва­ет бы­тие лишь в ас­пек­те его яв­лен­но­сти соз­на­нию, его «оп­ре­де­лён­но­сти» для соз­на­ния: при­знан­ное соз­на­ни­ем бы­тие как оп­ре­де­лён­ность по­ла­га­ет­ся в ка­че­ст­ве пред­ме­та соз­на­ния. Соз­на­ние, бу­ду­чи од­но­вре­мен­но соз­на­ни­ем сво­его пред­ме­та и са­мо­го се­бя, срав­ни­ва­ет своё зна­ние о пред­ме­те с са­мим пред­ме­том и, убе­див­шись в не­аде­к­ват­но­сти сво­его зна­ния, из­ме­ня­ет его. Но с из­ме­не­ни­ем зна­ния о пред­ме­те ме­ня­ет­ся и сам пред­мет, по­ла­гае­мый соз­на­ни­ем. Вос­про­из­во­ди­мый соз­на­ни­ем мо­мент «в-се­бе-бы­тия» пред­ме­та по­сто­ян­но сни­ма­ет­ся в фе­но­ме­но­ло­гич. опы­те, пре­вра­ща­ясь в бы­тие пред­ме­та «для соз­на­ния», в зна­ние, воз­вы­шаю­щее­ся в по­сле­до­ват. сме­не его разл. фор­мо­об­ра­зо­ва­ний до уров­ня «аб­со­лют­но­го зна­ния». Это «диа­лек­ти­че­ское дви­же­ние», со­вер­шае­мое соз­на­ни­ем в са­мом се­бе, со­про­во­ж­даю­щее­ся «со­мне­ни­ем» и «от­чая­ни­ем» и при­во­дя­щее к по­ла­га­нию но­во­го пред­ме­та, и есть опыт соз­на­ния, так что по­сле­дую­щая сту­пень это­го опы­та пред­ста­ёт как ис­ти­на «до­сто­вер­но­сти» пред­ше­ст­вую­щей сту­пе­ни. Так, «ис­ти­ной» пер­во­го об­раза («ге­шталь­та») соз­на­ния – «чув­ст­вен­ной до­сто­вер­но­сти», не­по­сред­ст­вен­но су­ще­го в его еди­нич­но­сти – ока­зы­ва­ют­ся аб­ст­ракт­но-все­об­щие оп­ре­де­ле­ния «это», «здесь», «те­перь», «я» в си­лу то­го, что язык вы­ра­жа­ет толь­ко все­об­щее, ка­ко­вое и ста­но­вит­ся пред­ме­том но­во­го фор­мо­об­ра­зо­ва­ния соз­на­ния – «вос­при­ятия». Уже к кон­цу пер­во­го «кру­га» соз­на­ния, про­хо­дя­ще­го сту­пе­ни «чув­ст­вен­ной дос­то­вер­но­сти», «вос­при­ятия» и «рас­суд­ка», вы­яв­ля­ет­ся ос­но­во­по­ла­гаю­щая для Г. спе­ку­ля­тив­ная струк­ту­ра, ко­то­рую он на­зы­ва­ет «бес­ко­неч­но­стью». Струк­ту­ра «бес­ко­неч­но­сти» как со­от­но­ся­щей­ся с со­бой са­мо­раз­ли­чаю­щей­ся це­ло­ст­но­сти, по­ла­гаю­щей своё «иное» (свою про­ти­во­по­лож­ность) и в этом «раз­двое­нии» сни­маю­щей его в се­бе, вос­про­из­во­дит­ся во всех по­сле­дую­щих «кру­гах» фе­но­ме­но­ло­гич. дви­же­ния.

«Ис­ти­ной» соз­на­ния вы­сту­па­ет «са­мо­соз­на­ние», в ко­то­ром по­ня­тие соз­на­ния и его пред­мет сов­па­да­ют. Са­мо­соз­на­ние ста­но­вит­ся для се­бя тем, что оно есть в се­бе, толь­ко бла­го­да­ря «при­зна­нию» его др. са­мо­соз­на­ни­ем. В этом «уд­вое­нии са­мо­соз­на­ния» ка­ж­дое из са­мо­соз­на­ний, стре­мясь ут­вер­дить своё для-се­бя-бы­тие, су­ще­ст­ву­ет так­же и для дру­го­го, и оба по­лю­са это­го взаи­мо­от­но­ше­ния рас­кры­ва­ют­ся в дра­ма­тич. опы­те «при­зна­ва­ния» как «гос­под­ство» и «раб­ст­во». Сво­бо­да са­мо­соз­на­ния на этой сту­пе­ни, бу­ду­чи лишь ухо­дом в «чис­тую мысль», ли­шён­ную «жиз­нен­но­го на­пол­не­ния» (её ис­то­рич. ана­ло­гом пред­ста­ют у Г. «стои­цизм» и «скеп­ти­цизм»), ос­та­ёт­ся ещё аб­ст­ракт­ной. «Ис­ти­ной» са­мо­соз­на­ния ока­зы­ва­ет­ся «ра­зум» – «дос­то­вер­ность соз­на­ния, что оно есть вся ре­аль­ность», ко­гда «са­мо­соз­на­ние и бы­тие есть од­на и та же сущ­ность» (Соч. Т. 4. С. 126). Рас­кры­тие это­го со­став­ля­ет те­му по­сти­гаю­ще­го за­ко­ны «на­блю­даю­ще­го ра­зу­ма» и пре­тво­ряю­ще­го се­бя в дей­ст­ви­тель­ность «дея­тель­но­го ра­зу­ма». Но этой дей­ст­ви­тель­но­стью, ре­аль­ной суб­стан­ци­ей (и субъ­ек­том) все­об­ще­го ра­зу­ма яв­ля­ет­ся дух, вы­сту­паю­щий в сво­ей не­по­сред­ст­вен­но­сти пре­ж­де все­го как «нрав­ст­вен­ная жизнь на­ро­да». Вы­сту­п­ле­ние ду­ха – он­то­ло­гич. пер­во­ис­точ­ни­ка фе­но­ме­но­ло­гич. дви­же­ния – из­ме­ня­ет сам ха­рак­тер по­след­не­го: оно ста­но­вит­ся фе­но­ме­но­ло­ги­ей раз­вёр­ты­ваю­щих­ся во вре­ме­ни ис­то­рич. фор­мо­об­ра­зо­ва­ний («ми­ров») ду­ха как ре­аль­ной це­ло­ст­но­сти, аб­ст­ракт­ны­ми мо­мен­та­ми ко­то­рой яв­ля­ют­ся рас­смат­ри­вав­шие­ся до это­го «соз­на­ние», «са­мо­соз­на­ние» и «ра­зум». Та­ко­вы «жи­вой нрав­ст­вен­ный мир» как вы­ра­жаю­щее­ся в «нра­вах» не­по­средств. един­ст­во на­ро­да и се­мьи («я» есть «мы», и «мы» есть «я») и воз­ни­каю­щее из его рас­па­да «пра­во­вое со­стоя­ние» с его фор­маль­ной все­общ­но­стью и аб­ст­ракт­ным по­ня­ти­ем «ли­ца»; раз­дво­ен­ный внут­ри се­бя мир «от­чу­ж­дён­но­го от се­бя ду­ха» с ха­рак­тер­ным для не­го про­ти­во­стоя­ни­ем «ми­ра об­ра­зо­ван­но­сти» («куль­ту­ры», Bildung) и «ми­ра ве­ры» и «мо­раль­ный мир» воз­вра­щаю­ще­го­ся к се­бе ду­ха, об­ла­даю­ще­го в «со­вес­ти» дос­то­вер­но­стью се­бя са­мо­го. Са­мо­соз­на­ни­ем ду­ха пред­ста­ёт ре­ли­гия, вы­сту­паю­щая в оп­ре­де­лён­но­сти сво­их ис­то­рич. форм как «ес­те­ст­вен­ная ре­ли­гия», «ре­ли­гия иск-ва» (про­об­раз её – ре­ли­гия и иск-во гре­ков) и «ре­ли­гия от­кро­ве­ния» (хри­сти­ан­ст­во). Од­на­ко в ре­ли­гии дух осоз­на­ёт се­бя толь­ко в «фор­ме про­цес­са пред­став­ле­ния» и не дос­ти­га­ет ещё един­ст­вен­но аде­к­ват­ной ему «фор­мы по­ня­тия», ка­ко­вая ха­рак­те­ри­зу­ет по­след­нюю ста­дию его са­мо­по­сти­же­ния – «аб­со­лют­ное зна­ние» (или «нау­ку»), пред­став­ляю­щее со­бой свое­об­раз­ное «вос­по­ми­на­ние аб­со­лют­но­го ду­ха» о про­шед­шей пе­ред ним «га­ле­рее об­ра­зов».

«Наука логики»

пред­став­ля­ет со­бой сис­те­ма­тич. рас­кры­тие в по­сле­до­ва­тель­но­сти ка­те­го­рий со­дер­жа­ния «аб­со­лют­но­го зна­ния», при этом ка­ж­дая по­сле­дую­щая сту­пень со­хра­ня­ет ре­зуль­та­ты пред­ше­ст­вую­щей, вы­сту­пая как бо­лее раз­ви­тое кон­крет­ное це­лое. Мо­де­лью для по­строе­ния всех ло­гич. ка­те­го­рий яв­ля­ет­ся по­ня­тие бес­ко­неч­но­сти, струк­ту­ра ко­то­рой опи­сы­ва­ет­ся в «Ло­ги­ке» как трёх­сту­пен­ча­тый про­цесс её са­мо­раз­ли­че­ния, про­ти­во­стоя­ния в ка­че­ст­ве «дур­ной бес­ко­неч­но­сти» ко­неч­но­му и по­сле­дую­ще­го воз­вра­ще­ния к се­бе в ка­че­ст­ве по­ло­жи­тель­ной, или «ис­тин­ной», бес­ко­неч­но­сти. В об­ра­зе «бы­тия» как са­мо­про­ти­во­ре­чи­во­го и по­то­му под­виж­но­го един­ст­ва «бес­ко­неч­ность» ста­но­вит­ся ис­ход­ным пунк­том из­ло­же­ния «Нау­ки ло­ги­ки»: «чис­тое бы­тие» как аб­ст­ракт­ное «на­ча­ло», ока­зы­ваю­щее­ся в си­лу сво­ей не­оп­ре­де­лён­но­сти тем же, что и «ни­что», им­пли­ци­ру­ет пе­ре­ход к «ста­нов­ле­нию» как един­ст­ву бы­тия и не­бы­тия, воз­ник­но­ве­ния и ис­чез­но­ве­ния. Ре­зуль­та­том ста­нов­ле­ния пред­ста­ёт «на­лич­ное», или оп­ре­де­лён­ное, бы­тие, «не­что», со­от­но­ся­щее­ся с про­ти­во­стоя­щим ему «иным»; не­что, бла­го­да­ря сво­ей «гра­ни­це», есть од­но­вре­мен­но бы­тие в се­бе и бы­тие для ино­го, раз­ли­чие ко­то­рых сни­ма­ет­ся в по­ня­тии со­от­но­ся­ще­го­ся с со­бою для-се­бя-бы­тия. «Уче­ние о бы­тии» (1-я часть «Нау­ки ло­ги­ки») раз­вёр­ты­ва­ет де­таль­ные груп­пы ка­те­го­рий ка­че­ст­ва, ко­ли­че­ст­ва, ме­ры. «Уче­ние о сущ­но­сти» (2-я часть) – ряд «реф­лек­сив­ных», т. е. взаи­мо­опос­ре­до­ван­ных и взаи­мо­от­ра­жаю­щих­ся оп­ре­де­ле­ний «сущ­но­сти» (яв­ле­ние и за­кон, то­ж­де­ст­во и раз­ли­чие, це­лое и час­ти, внеш­нее и внут­рен­нее, при­чи­на и дей­ст­вие и т. д.). «Уче­ние о по­ня­тии» (3-я часть) – пе­ре­ход от «субъ­ек­тив­но­го» по­ня­тия (по­ня­тие как та­ко­вое, за­клю­чаю­щее в се­бе в ка­че­ст­ве осн. мо­мен­тов все­об­щее, осо­бен­ное и еди­нич­ное и рас­кры­ваю­щее­ся в су­ж­де­ни­ях и умо­за­ключе­ни­ях) к «объ­ек­тив­но­му» по­ня­тию («ме­ха­низм», «хи­мизм» и «те­лео­ло­гия» как осн. ти­пы по­сти­гае­мых че­ло­ве­ком объ­ек­тов) и к «идее»: выс­шей и наи­бо­лее бо­га­той ка­те­го­ри­ей, за­вер­шаю­щей дви­же­ние диа­лек­тич. опо­сре­до­ва­ния и об­ни­маю­щей в сво­ей пол­но­те все пред­ше­ст­вую­щие оп­ре­де­ле­ния «Нау­ки ло­ги­ки», вы­сту­па­ет у Г. «аб­со­лют­ная идея».

Проблема системы философии Гегеля

В ге­ге­лев­ском про­ек­те «сис­те­мы нау­ки», сло­жив­шем­ся в йен­ский пе­ри­од, ло­ги­ка и «ре­аль­ная фи­ло­со­фия», ох­ва­ты­ваю­щая на­тур­фи­ло­со­фию и фи­ло­со­фию ду­ха, мыс­лят­ся как спо­со­бы опи­са­ния разл. сфер пред­мет­но­сти, по­ла­гае­мых на раз­ных «он­то­ло­ги­че­ских» уров­нях в хо­де фе­но­ме­но­ло­гич. опы­та. Пред­мет­ность «ре­аль­ной фи­ло­со­фии» кон­сти­туи­ру­ет­ся в ка­ж­дом из «кру­гов» «фе­но­ме­но­ло­гии ду­ха» до «ло­ги­че­ской пред­мет­но­сти», ибо она ещё не дос­ти­га­ет глу­би­ны «ис­тин­ной бес­ко­неч­но­сти», опи­сы­вае­мой толь­ко нау­кой ло­ги­ки. Это со­от­но­ше­ние ло­ги­ки и «ре­аль­ной фи­ло­со­фии» не мог­ло стать пред­ме­том рас­смот­ре­ния в позд­ней­ших учеб­ных по­со­би­ях и лек­ци­он­ных кур­сах Г., где «фе­но­ме­но­ло­гия ду­ха» вви­ду её край­ней слож­но­сти прак­ти­че­ски от­сут­ст­во­ва­ла [её эр­за­цем в «Эн­цик­ло­пе­дии фи­ло­соф­ских на­ук» яв­ля­ет­ся не крат­кий фраг­мент о «фе­но­ме­но­ло­гии» в со­ста­ве «Фи­ло­со­фии ду­ха», но пред­ва­ряю­щее «Ма­лую ло­ги­ку» рас­су­ж­де­ние о трёх от­но­ше­ни­ях мыс­ли к объ­ек­тив­но­сти, ха­рак­тер­ных для «ме­та­фи­зи­ки», пред­став­лен­ной сис­те­мой Х. Воль­фа, «эм­пи­риз­ма» брит. фи­ло­со­фов (ло­гич. за­вер­ше­ни­ем его яв­ля­ет­ся «кри­ти­че­ская фи­ло­со­фия» И. Кан­та) и кон­цеп­ции «не­по­сред­ст­вен­но­го зна­ния» Ф. Г. Яко­би].

Вы­рван­ные же из фе­но­ме­но­ло­гич. кон­тек­ста опи­сы­вае­мые в «Ло­ги­ке» и «ре­аль­ной фи­ло­со­фии» уров­ни пред­мет­но­сти не­из­беж­но пре­вра­ща­лись в са­мо­сто­ят. «су­ще­ст­во­ва­ния», ко­то­рые в ка­че­ст­ве ря­до­по­ло­жен­ных объ­ек­тов по­тре­бо­ва­ли от Г. соз­да­ния ис­кусств. свя­зи ме­ж­ду ни­ми – т. н. пе­ре­хо­да ло­гич. идеи в своё ино­бы­тие и за­тем к воз­ро­ж­даю­ще­му­ся в ней ду­ху (эта не­раз­ре­ши­мая про­бле­ма ста­ла впо­след­ст­вии пред­ме­том мно­го­числ. дис­кус­сий в ге­ге­ле­ве­де­нии).

Работы берлинского периода

Вы­чле­нив в «Фи­ло­со­фии ду­ха» субъ­ек­тив­ный дух (ин­ди­ви­ду­аль­ная ду­ша как пред­мет ан­тро­по­ло­гии и пси­хо­ло­гии), объ­ек­тив­ный дух (ох­ва­ты­ваю­щий сфе­ру со­ци­аль­ной жиз­ни как реа­ли­за­ции сво­бод­ной во­ли) и аб­со­лют­ный дух (здесь иск-во впер­вые вы­сту­па­ет у Г. в ка­че­ст­ве са­мосто­ят. сту­пе­ни са­мо­по­сти­же­ния ду­ха, пред­ше­ст­вую­щей ре­ли­гии и фи­ло­со­фии), Г. дал раз­вёр­ну­тое из­ло­же­ние объ­ек­тив­но­го ду­ха в «Фи­ло­со­фии пра­ва». По­след­ний рас­кры­ва­ет­ся в та­ких объ­ек­ти­ва­ци­ях че­ло­ве­че­ской сво­бо­ды, как пра­во, мо­раль и объ­е­ди­няю­щая их «нрав­ст­вен­ность», ка­ко­вы­ми яв­ля­ют­ся се­мья, гражд. об­ще­ст­во и го­су­дар­ст­во.

Г. от­вер­га­ет вы­дви­ну­тую Ж. Ж. Рус­со до­го­вор­ную тео­рию го­су­дар­ст­ва, ко­то­рое оп­ре­де­ля­ет­ся Г. как сверх­ин­ди­ви­ду­аль­ная «дей­ст­ви­тель­ность нрав­ст­вен­ной идеи», сколь ущерб­ным ни бы­ло бы её ре­аль­ное про­яв­ле­ние. Иде­аль­ным гос. уст­рой­ст­вом Г. счи­тал кон­сти­ту­ци­он­ную мо­нар­хию. Вы­ска­зан­ный им в пре­ди­сло­вии к «Фи­ло­со­фии пра­ва» зна­ме­ни­тый те­зис «Что ра­зум­но, то дей­ст­ви­тель­но; и что дей­ст­ви­тель­но, то ра­зум­но» стал пред­ме­том го­ря­чих спо­ров о воз­мож­но­сти и гра­ни­цах об­ще­ст­вен­ных пре­об­ра­зо­ва­ний.

Ис­то­ризм, прин­цип раз­ви­тия оп­ре­де­ля­ют из­ло­же­ние ма­те­риа­ла в лек­ци­он­ных кур­сах Г. бер­лин­ско­го пе­рио­да. Так, ис­то­рия фи­ло­со­фии рас­смат­ри­ва­ет­ся им не как со­б­ра­ние раз­роз­нен­ных мне­ний, но как по­сту­пат. дви­же­ние мыс­ли от ран­них, «наи­бо­лее скуд­ных и аб­ст­ракт­ных» сис­тем к вклю­чаю­щим их в се­бя бо­лее раз­ви­тым и кон­крет­ным, как по­сле­до­ват. рас­кры­тие в ис­то­рич. сме­не этих сис­тем ор­га­ни­че­ской це­ло­ст­но­сти идеи.

Все­мир­ная ис­то­рия как са­мо­рас­кры­тие ду­ха во вре­ме­ни, по­сколь­ку сущ­но­стью ду­ха как «у-се­бя-бы­тия» яв­ля­ет­ся сво­бо­да, име­ет со­дер­жа­ни­ем и ко­неч­ной це­лью сво­его по­сту­пат. дви­же­ния осоз­на­ние этой сво­бо­ды. Ес­ли у вост. на­ро­дов был сво­бо­ден толь­ко один че­ло­век (дес­пот, вла­сти­тель), в гре­ко-рим. ми­ре – не­ко­то­рые (гра­ж­да­не, но не ра­бы), то с по­яв­ле­ни­ем хри­сти­ан­ст­ва при­шло соз­на­ние, что сво­бод­ны все лю­ди. Объ­ек­тив­ной реа­ли­за­ци­ей этой сво­бо­ды яв­ля­ет­ся го­су­дар­ст­во, соз­да­вае­мое на ка­ж­дой сту­пе­ни оп­ре­де­лён­ным все­мир­но-ис­то­рич. на­ро­дом и вы­ра­жаю­щее его кон­крет­ный дух. Ве­ли­ких лю­дей, во­пло­щаю­щих смысл эпо­хи, – Алек­сан­д­ра Ма­ке­дон­ско­го, Юлия Це­за­ря, На­по­ле­о­на – Г. на­зы­ва­ет «до­ве­рен­ны­ми ли­ца­ми» ми­ро­во­го ду­ха, «хит­рость» ко­то­ро­го со­сто­ит в том, что он про­кла­ды­ва­ет се­бе путь, ис­поль­зуя «иг­ру стра­стей», ча­ст­ные це­ли и ин­те­ре­сы отд. лиц.

В эс­те­ти­ке Г., пе­ре­ра­ба­ты­вая идеи нем. ро­ман­тич. шко­лы (ан­ти­те­за «клас­си­че­ско­го», ан­тич­но­го, и но­во­го, «ро­ман­ти­че­ско­го», иск-ва, раз­ви­тая Ф. Шле­ге­лем, и др.), соз­дал сис­те­ма­тич. кон­цеп­цию ис­то­рич. форм «пре­крас­но­го в ис­кус­ст­ве», или «идеа­ла» как чув­ст­вен­но­го яв­ле­ния идеи, – сим­во­ли­че­ской, ко­гда идея, бу­ду­чи ещё не­оп­ре­де­лён­ной, толь­ко ищет своё внеш­нее вы­ра­же­ние, ос­та­ва­ясь не­со­раз­мер­ной ему; клас­си­че­ской, ко­гда «пре­крас­ная ин­ди­ви­ду­аль­ность» как со­от­вет­ст­вую­щий по­ня­тию идеа­ла чув­ст­вен­но-кон­крет­ный об­раз ду­ха по­лу­ча­ет аде­к­ват­ное ху­дож. во­пло­ще­ние («бла­жен­ные бо­ги» греч. скульп­ту­ры), и ро­ман­ти­че­ской, со­дер­жа­ние ко­то­рой – бес­ко­неч­ность субъ­ек­тив­ной внутр. жиз­ни – ха­рак­те­ри­зу­ет­ся пре­об­ла­да­ни­ем ду­хов­но­го эле­мен­та над лю­бой фор­мой его внеш­не­го во­пло­ще­ния (вы­рос­шее на ос­но­ве хри­сти­ан­ст­ва ср.-век. и но­во­ев­ро­пей­ское ис­кус­ст­во).

Идеи Г. ока­за­ли боль­шое влия­ние на раз­ви­тие фи­лос. мыс­ли в 19–20 вв. Его кон­цеп­ции аб­со­лют­но­го ду­ха (взаи­мо­от­но­ше­ние ре­ли­гии и фи­ло­со­фии), диа­лек­тич. ло­ги­ки, уче­ние о го­су­дар­ст­ве ста­ли пред­ме­том ост­рой дис­кус­сии уже у бли­жай­ших уче­ни­ков и по­сле­до­ва­те­лей. В про­ти­во­стоя­нии ор­то­док­саль­но­му ге­гель­ян­ст­ву про­ис­хо­дит, с од­ной сто­ро­ны, ма­те­риа­ли­стич. пе­ре­ос­мыс­ле­ние диа­лек­ти­ки Г. в ан­тро­по­ло­гич. кон­цеп­ции Л. Фей­ер­ба­ха и со­ци­аль­ной фи­ло­со­фии К. Мар­кса, с др. сто­ро­ны, в по­ле­мич. от­тал­ки­ва­нии от Г. – «со­во­прос­ни­ка ве­ка се­го» (А. С. Хо­мя­ков) – скла­ды­ва­ют­ся та­кие на­прав­ле­ния ре­лиг. мыс­ли 19 в., как «фи­ло­со­фия от­кро­ве­ния» позд­не­го Шел­лин­га, эк­зи­стен­ци­аль­ная фи­ло­со­фия С. Кьер­ке­го­ра, про­ти­во­стоя­щее ге­ге­лев­ской кон­цеп­ции гос-ва уче­ние о Церк­ви у пред­ста­ви­те­лей ка­то­лич. тю­бин­ген­ской шко­лы (И. А. Мёлер, 1796–1838; Ф. А. Штау­ден­май­ер, 1800–56), ре­лиг. фи­ло­со­фия сла­вя­но­фи­лов в Рос­сии и др. Во 2-й пол. 19 – нач. 20 вв. фор­ми­ру­ют­ся разл. вер­сии нео­ге­гель­ян­ст­ва (брит. аб­со­лют­ный идеа­лизм и др.). В 20 в. влия­ние Г. ска­зы­ва­ет­ся в не­омар­ксиз­ме (франк­фурт­ская шко­ла), франц. эк­зи­с­тен­циа­лиз­ме, фи­лос. гер­ме­нев­ти­ке и др.

Гегель философия краткое содержание

Г.В.Ф. Гегель занимает особое место не только среди выдающихся представителей немецкой классической философии, но и в мировой философии в целом, с самого начала ее существования и до наших дней. Гегель оставил мыслящему человечеству большое философское наследие.

Основные философские труды Гегеля

  • «Феноменология Духа»
  • «Наука логики»
  • «Философия природы»
  • «Энциклопедия философских наук»
  • «Философия истории»
  • «Философия права»
  • «Лекции по истории философии»
  • «Эстетика»
  • «Философия религии»

С именем Гегеля, прежде всего, связано создание философской системы, в рамках которой была развита диалектика в ее наиболее всеобъемлющем содержании. Диалектическое учение Гегеля определило его выдающиеся заслуги во всех тех областях философии и культуры в целом, к которым он обращался в своих исследованиях.

Гегель о философии и ее назначении

Для Гегеля философия представляет собой высшую форму теоретического знания о мире и его познания. Он говорил о философии как о науке, науке об истине мира и познании этой истины. Поскольку именно с философией Гегель связывал постижение сущности мира, то он считал философию особой наукой, наукой наук. Кроме того, философия ставится Гегелем на высший пьедестал также потому, что только философия является теоретическим знанием об истине как таковой, только философия способна разбираться в том, что такое истина вообще, способна к созданию учения об Истине, то есть теории Истины.

Таким образом, философия – это наука об истине, с одной стороны, и, с другой стороны, наука, способная постигать высшую Истину – истинное знание о сущности мира и человека. Обосновывая эту свою мысль, Гегель писал, что философия – это наука, то есть ее содержание объективно, так как представляет собой не набор мнений и взглядов, а теоретическое познание, стремящееся к постижению истины. Он писал: «Философия есть объективная наука об истине, наука о ее необходимости, познание посредством понятий, а не мнение, и не тканье паутины мнений…». При этом Гегель подчеркивал, что «мнение есть субъективное представление, произвольная мысль, плод воображения: я могу иметь такое-то мнение и такое-то мнение, а другой может иметь совершенно другое мнение. Мнение принадлежит мне; оно не есть внутри себя всеобщая, сама по себе сущая мысль. Но философия не содержит в себе мнения, так как не существует философских мнений. Когда человек говорит о философских мнениях, то мы сразу убеждаемся, что он не обладает даже элементарной философской культурой…». Мнению, по Гегелю, противостоит Истина, и только Истина является целью философского знания, и только истинное философское знание и является собственно философией.

Произвол в философских суждениях может быть преодолен только объективностью содержания философии, то есть соответствием этого содержания действительности. В философском учении должен постигаться объективный мир; этот мир не должен создаваться сознанием, мыслью самого философа. Поэтому у Гегеля всегда стоит вопрос о том, каков мир, а не вопрос о том, каким он должен быть. Он писал: «Постичь то, что есть, – вот в чем задача философии… Что же касается отдельных людей, то уж, конечно, каждый и без того сын своего времени, таким образом, и философия есть точно так же современная ей эпоха, постигнутая в мышлении. Столь же глупо думать, что какая-либо философия может выйти за пределы современного ей мира, сколь глупо думать, что отдельный индивидуум может перепрыгнуть через свою эпоху… Если же его теория в самом деле выходит за ее пределы, если он строит себе мир, каким он должен быть, то этот мир, хотя, правда, и существует, однако – только в его мнении…».

Вместе с тем, по Гегелю, философия – это особая наука, занимающая свое особое место в едином процессе человеческого познания. Философия не противоречит в своем содержании естествознанию и другим наукам, а, наоборот, опирается на достигнутое в научном познании, но опирается для того, чтобы продвигаться в главном для человеческой культуры – в осознании сущности мира и человека, смысла их существования. Все науки стремятся к раскрытию истин, между тем целью философии является постижение Истины, Истины с большой буквы, то есть сути реальности. И потому главное в познании, считал Гегель, доступно лишь философии как науке наук.

Гегель категорически отвергал упрощенный взгляд на философию, отождествление обыденной философии и философии как таковой, мнение о том, что «каждый непосредственно умеет философствовать и рассуждать о философии, потому что обладает для этого меркой в виде своего природного разума», не обладая при этом серьезными философскими знаниями. Более того, он считал философию элитарным знанием. Он писал: «Философию можно поэтому назвать чем-то вроде роскоши постольку, поскольку именно «роскошь» обозначает те удовольствия и занятия, которые не входят в область внешней необходимости как таковой. Философия в этом отношении кажется во всяком случае чем-то, без чего можно обойтись, но весь вопрос в том, что мы называем необходимым. Со стороны духа мы можем философию признать как раз более всего необходимой».

Таким образом, для Гегеля вопрос о необходимом в духовной культуре, о наиболее значимом в обществе является достаточно серьезным и требует глубоких размышлений.

Осмысление особенностей философии как теоретического знания возможно, считал он, лишь на основе понимания существа проблемы соотношения философии и ее истории.

Философия и история философии

Гегель исходил из того, что предмет любой науки неразрывно связан с ее историей. Поэтому важно четкое представление как о предмете науки, так и об ее истории. Вместе с тем в любых науках, кроме философии, вопрос о связи истории науки и ее предмета не так сложен, как в философии. Это происходит в первую очередь потому, что обычно не существует особых разногласий по поводу предмета науки, т.е. того, что изучается в конкретном гуманитарном или естественнонаучном виде знания. Не так обстоит дело в философии, считал Гегель.

Сложность в истолковании соотношения философии и истории философии определяется, прежде всего, тем, что в философии всегда существовали разногласия относительно того, что такое философия.

Вместе с тем, эти разногласия вовсе не означали отрицания единства философского знания. Кроме того, по отношению к содержанию философии во все времена ее существования всегда стоял главный вопрос – вопрос об истинности философских идей, в том числе об истинности философских идей в отношении самой философии, ее истолкования.

Из всего этого Гегель делал вывод о том, что в философии особенно острым становится вопрос о понимании ее содержания, об истинном истолковании соотношения философских учений в их истории. Он писал: «Можно …быть знакомым с утверждениями, положениями или, если угодно, мнениями философов, …но при этом при всех этих стараниях не достигнуть главного, а именно понимания рассматриваемых положений». Во взглядах на историю философии важно достичь нечто такого, считал Гегель, что сравнимо с осознанием гармонии звуков музыкального произведения, которое может быть воспринято не через сумму звуков, а только в их единстве. Осознание гармонии развивающегося в своей истории философского знания, несмотря на все противоречия между философскими учениями, приводит Гегеля к выводу о том, что история философии и есть философия, что иначе, чем через свою историю философия не существует. Поэтому понимание смысла философии требует изучения истории философии. Такого категоричного, четкого вывода по этому вопросу не делал никто из предшественников Гегеля, хотя многие из выдающихся философов прошлого руководствовались идеей связи философии и истории философии. Гегель поразительно точно осветил в своих произведениях понимание роли традиции в развитии духовной культуры и, в особенности, философской традиции. Традиция, по Гегелю, – это не просто накопление сведений, а воплощение развития мысли: «Нет, традиция не есть неподвижная статуя: она – живая и растет подобно могучему потоку, который тем больше расширяется, чем дальше он отходит от своего истока. Содержанием этой традиции является то, что создал духовный мир, а всеобщий дух никогда не останавливается в своем движении».

Духовное наследие, и в частности философское наследие, считал Гегель, является своеобразным святилищем, в котором предшествующие поколения помещали то, что им удалось раскрыть в своем познании. Но самое главное состоит при этом в том, что это наследие может иметь историческое значение только при условии его дальнейшего развития. Он писал: «Это наследование есть одновременно и получение наследства, и вступление во владение этим наследством… Полученное, таким образом, изменяется, и обработанный материал именно потому, что он подвергается обработке, обогащается и вместе с тем сохраняется». Эту мысль он конкретизирует, когда размышляет о собственной философии: «…наша философия может обрести существование лишь в связи с предшествующей и с необходимостью из нее вытекает; ход истории показывает нам не становление чуждых нам вещей, а наше становление, становление нашей науки».

Только осознание этого соотношения между историей философии и философией, утверждал Гегель, «…выясняет нам вместе с тем субъективную цель изучения истории философии. Эта субъективная цель состоит в том, чтобы путем изучения истории этой науки быть введенным в самое эту науку».

Изучение истории философии позволяет нам понять, считал Гегель, что она «не только изображает лишь внешнее, происшедшее, события, составляющие содержание, а изображает, каким образом историческое содержание само входит в науку философии; что сама история философии научна и, скажем еще больше, становится в главном наукой философии».

Дальнейшее обоснование этой принципиальной идеи о неразрывном единстве философии и истории философии приводит Гегеля к разъяснению факта существования различных философских учений, их многообразия и трудностей их оценки в связи с проблемой истины. Иначе говоря, проблема была поставлена Гегелем в наиболее острой форме – если философских позиций много и эти позиции отражены в истории философии, то как возможна истина в философском познании.

Прежде всего, Гегель подчеркивал, что невозможно входить в мир философских рассуждений, не знакомясь с самими философскими учениями вообще, а ожидая своего введения в абстрактный мир Истины как таковой. Помимо философских учений Истина в философии вообще не существует. Он писал: «мы должны были бы сказать раньше всего то, что, как бы различны ни были философские учения, они все же имеют то общее между собою, что все они являются философскими учениями. Кто поэтому изучает какую-нибудь систему философии или придерживается таковой, во всяком случае философствует, если только это учение вообще является философским».

Но при этом наиболее существенно важным для Гегеля является понимание и истолкование самого факта различия философских систем. Философские системы, как подчеркивал Гегель, именно таким образом, в своих различиях по отношению к друг другу и должны были существовать. В этом и состоит одна из важнейших особенностей философского знания. «Мы должны дать понять, что это многообразие философских систем не только не наносит ущерба самой философии – возможности философии, – а что, наоборот, такое многообразие было и есть безусловно необходимо для существования самой науки философии, что это является ее существенной чертой».

Это происходит потому, поясняет Гегель, что каждое философское учение, поскольку оно философское, содержит в себе истину в особой своеобразной форме. Формы облачения истины не являются чем-то второстепенным и малозначащим для познания Истины: эти формы неразрывно связаны с содержанием, без этих форм не существует самого содержания. Восприятие отдельных философских идей только в различии их форм и содержания, безусловно, является ошибочным, поверхностным восприятием, свидетельством непонимания сущности философского познания в его развитии и вообще непонимания сущности процесса развития самого по себе.

Целое, то есть история философии во всем ее развитии, существует не только посредством различия ее частей, но и посредством единства между этими частями. Более того, по Гегелю, единство истории философии никак не может быть реализовано иначе, чем через многообразие ее учений. Он писал: «отдельные части обладают на самом деле своей главной ценностью лишь через их отношение к целому. Ни к чему это так не относится, как к философии и затем к ее истории… Ибо значительное в истории значительно лишь благодаря своему отношению к некоему всеобщему и своей связи с ним. Иметь перед своими глазами это всеобщее означает поэтому понять смысл».

Гегель считал исключительно важным понять, что причастность к Истине различных философских учений не носит случайного характера. История философии, по его мнению, не просто сумма учений, содержащих в той или иной мере истину, а история поступательного развития философского знания, которому присуща внутренняя логика. По Гегелю, сквозь случайности, сопровождающие процесс познания, неуклонно проявляется логическая необходимость развития идеи, воплощенной в философии. Он писал об этом таким образом: «…я утверждаю, что последовательность систем философии в истории та же самая, что и последовательность в выведении логических определений идеи. Я утверждаю, что, если мы освободим основные понятия, выступавшие в истории философских систем, от всего того, что относится к их внешней форме, к их применению к частным случаям и т.п., если возьмем их в чистом виде, то мы получим различные ступени определения самой идеи в ее логическом понятии». При этом Гегель настоятельно подчеркивал, что только та история философии заслуживает внимания, которая «понимается как система развития идеи». Никогда, утверждал Гегель, «собрание разрозненных знаний не составляет науки».

Только такой подход к истории философии как к развитию единого философского знания позволяет, по Гегелю, понять существенное в истории философии – связь между собой всех философских учений, их непреходящее значение для человечества: « …каждая система философии необходимо существовала и продолжает еще и теперь необходимо существовать: ни одна из них, следовательно, не исчезла, а все они сохранились в философии как моменты целого», – утверждал Гегель. Причем сохранение в истории философии, в истории культуры прежних великих философских учений осуществляется посредством сохранения главных принципов их философских систем, а понимание этих принципов, их адекватное истолкование является, в свою очередь, задачей подлинной истории философии, считал он. Гегель таким образом высказал исключительно плодотворную мысль о том, как следует изучать историю философии, к чему стремиться в этом изучении. «Принципы сохранились, – писал Гегель, – новейшая философия есть результат всех предшествовавших принципов; таким образом, ни одна система философии не опровергнута. Опровергнут не принцип данной философии, а опровергнуто лишь предположение, что данный принцип есть окончательное абсолютное определение».

Следовательно, история философии не является историей того, что принадлежит только своему времени. Философские открытия, совершённые в прошлом, остаются во всем своем значении в будущем – ведь они моменты развивающегося истинного философского знания. Гегель был убежден в том, что достигнутое в философском познании в прошлом не является тем, что «прешло и исчезло»: «Добытое на этом поприще есть истина, а последняя вечна, не есть нечто такое, что существовало одно время и перестало существовать в другое; она истинна не только сегодня или завтра, а вне всякого времени; поскольку же она во времени, она всегда и во всякое время истинна…».

Философия, по мнению Гегеля, в этом смысле «наиболее бодрствующее сознание», а «история философии имеет своим предметом нестареющее, продолжающее свою жизнь». Понять эту суть истории философии можно только в том случае, если к учениям прошлого подходить исторически, то есть при условии понимания возможностей и особенностей того времени, в котором они существовали. Ясно при этом, по Гегелю, что более поздняя по времени философия является более развитой, содержательно богатой. Разумеется, у Гегеля идет речь о подлинной философии, а не о провозглашающей себя философией всякой, по его выражению, «популяризаторской болтовне».

Итак, рассмотрение Гегелем соотношения истории философии и философии глубоко, многосторонне и потому важно для развития философского знания и его изучения. Во взглядах Гегеля на философию нашли свое выражение основные принципы его философской системы в целом. И это, прежде всего, относится к его идее тождества бытия и мышления и его концепции диалектики.

Оба эти теоретические принципы неразрывно связаны между собой в гегелевской философии.

Тождество бытия и мышления

Идея тождества бытия и мышления представляет собой глобальный принцип мировоззрения Гегеля. По Гегелю, мир изначально духовен. Материальное, природа являются порождением, или творением, идеального, духа, проявлением существующего в абсолютном тождестве различия, благодаря которому абсолютный дух отчуждает себя на определенной ступени своего развития в виде природы. Природа таким образом выступает в виде инобытия абсолютной идеи, духа. Гегель отверг точку зрения Шеллинга на первооснову мира как на абсолютное тождество бытия и мышления, которое исключает какое-либо различие, поскольку в этом случае в философской системе Шеллинга дух выступает некой пассивной основой мира, определяя собой пассивность самого тождества, и потому невозможность объяснения развития мира самого по себе, исходя из своей собственной сущности.

По мнению Гегеля, тождество бытия и мышления должно быть рассматриваемо как их единство, предполагающее различие между ними и реализацию этого различия в деятельности, движении, развитии духа. Дух выступает у Гегеля как некая мощная активная сила, которая сама раздваивается, разделяется на субъективное и объективное. Дух – это Абсолютная идея, Разум, Бог, то есть активная всеобъемлющая творческая духовная сила. Мир объективен, существует сам по себе, потому что он разумен. Разумность, по Гегелю, высшая, в этом смысле предельная характеристика сущности мира. Главное в отношении к миру, считал Гегель, понять, что «абсолютное есть дух; таково высшее определение абсолютного». Гегель писал: «Высшее определение абсолютного состоит в том, что оно не только вообще есть дух, но что оно абсолютно себя открывающий, самосознающий, бесконечно творческий Дух…».

Только Дух как высший разум, как Абсолют содержит в себе собственную возможность развития, самополагания, самоотчуждения. Он представляет собой высшую творческую силу: «Субстанция духа есть свобода, т.е. независимость от некоего другого, отношение к самому себе. Дух есть само-для-себя- сущее… Дух может исходить из своей абстрактной для себя сущей всеобщности, из своего простого отношения к себе, он может в самом себе полагать определенное, действительное различение …даже в этом высшем раздвоении, …в этом полнейшем противоречии с самим собой дух все же остается тождественным с собой и потому свободным».

Противоречие у Гегеля является внутренней сущностью духа, основой его свободы и творческой способности, которая определяет возможность его развития в целом, и, в частности, возможность преодоления своего отчуждения в природу и возвращения к самому себе, то есть в сферу духовной реальности, в конечном итоге в область самопознания, познания своей собственной сущности.

Гегель писал в связи с этим: «Эта власть духа над всем имеющимся в нем содержанием составляет основу свободы духа. Однако в своей непосредственности дух свободен только в себе, только по своему понятию, или в возможности, но еще не в действительности. Действительная свобода духа не есть поэтому нечто непосредственно сущее в духе, но нечто такое, что еще только должно быть порождено его деятельностью… Все развитие понятия духа представляет собой только самоосвобождение духа от всех форм наличного бытия, не соответствующих его понятию, – освобождение, осуществляемое благодаря тому, что эти формы преобразуются в некоторую действительность, полностью соответствующую понятию духа».

Таким образом, мир является саморазвитием духа, его самореализацией. При этом важно понять гегелевскую мысль о том, что дух – это и есть разум, и поэтому мир как самореализация духа обладает разумностью. Гегель был убежден: «Что разумно, то действительно; и что действительно, разумно.

Этого убеждения придерживается каждое не испорченное умствованиями сознание, точно так же, как и философия, и из этого убеждения исходит философия в своем рассмотрении как духовного, так и природного универсума».

Эта мысль Гегеля, безусловно, требует особенно внимательного отношения к ее истолкованию. Разумность действительного, существующего вовсе не означает, как это следует из гегелевского учения, апологетического отношения ко всему существующему. Гегель был выдающимся мыслителем, стремящимся в первую очередь понять существующее во всем его многообразии, не закрывая глаза на различные негативные повороты событий, и, разумеется, он прекрасно осознавал неразумность многих реалий жизни. Гегель не отождествлял категории бытия и наличного бытия. Последнее включает в себя не только разумность мира, но и случайные, вовсе не необходимые проявления в развитии событий. Тем более, именно в связи с этим для него было важным обосновать идею разумности оснований жизни, всего того в наличном бытии, что является необходимым, а не случайным. Эта необходимость как неуклонное развитие бытия и его познания и рассматривается Гегелем как разумность, осознание которой он считал важнейшей задачей познания.

Абсолютная идея, или разум, по Гегелю, проходит определенные ступени своего развития: это Логика, Природа, Дух. Для обоснования своего учения Гегель создает гигантскую философскую систему, в рамках которой он рассматривает развитие всемирного разума на уровне его собственного чистого саморазвития (Логика), затем самоотчуждения духа в область природы (Природа), и, наконец, на этапе свободного, обогащенного всем предыдущим развитием поступательного развития абсолюта (Дух). На этом высшем уровне Абсолютная идея достигает своих наивысших реализаций в развитии, которые Гегель обозначает как субъективный дух, объективный дух и абсолютный дух, объединяющие в своей исторической и логической последовательности реалии развития общества и человека. Высшей ступенью абсолютного духа, по Гегелю, является философия.

Философская система Гегеля – это найденная им и наиболее убедительная для него блестящая форма обоснования самого важного в его миропонимании как философа – обоснования истолкования диалектики как воплощения развития мира и его познания.

Диалектика Гегеля

Диалектическая природа познания. Гегель считал, что наивысшее воплощение развития возможно лишь в сфере идеального, духа, разума, и потому важно понять процесс развития прежде всего как таковой, в его чистом, не замутненном реалиями наличного бытия, виде. Эту задачу он решает в своей Логике, представляющей собой учение о диалектическом развитии понятия, которое включает в себя три ступени – Бытие, Сущность, Понятие, которые, в свою очередь проходят соответственно по три ступени. На уровне Бытия – это качество, количество, мера, на уровне Сущности – сущность, явление, действительность, на уровне Понятия – субъективное понятие, объективное понятие, идея.

Развитие характеризуется существенными, присущими ему характеристиками и чертами, имеет внутренние источники своего осуществления, то есть противоречия, возникновение которых, развитие и разрешение, и в результате возникновение новых явлений со своими противоречиями и составляет процесс появления нового.

Новое как единство качественных и количественных свойств возникает в ходе диалектического отрицания, которое Гегель рассматривает как важнейшую характеристику процесса развития. Отрицание старого с закономерностью происходит в развитии, оно является не привнесенным извне, а заложено в том, что подвергается отрицанию, то есть является реализацией внутренней противоречивой природы самих явлений. Гегель различает при этом абстрактное отрицание как просто уничтожение старого и конкретное отрицание, то есть диалектическое, важнейшей чертой которого является сохранение всего жизнеспособного, содержащегося в старом.

Таким образом, диалектическое отрицание в толковании Гегеля представляет собой воплощение непрерывности развития и его поступательности. Далее по схеме Гегеля результат отрицания сам подвергается впоследствии отрицанию. Это происходит, как он считал, закономерно. И этот процесс он назвал отрицанием отрицания. В логическом выражении отрицание отрицания выражалось у Гегеля как триада: тезис, антитезис, синтез. Гегель писал: «Диалектический момент есть снятие …конечными определениями самих себя и их переход в свою противоположность… Сущность всего конечного состоит в том, что оно само себя снимает».

Источником возникновения нового в недрах старого является, постоянно подчеркивал Гегель, противоречивая природа всего существующего, которая была раскрыта им, в первую очередь, на уровне убедительного воплощения этой идеи в учении о диалектике понятий.

Итак, противоречие – источник развития, важнейшая неотъемлемая черта всего реально существующего. Противоречие движет миром, его изменениями и поступательным развитием. Противоречивая природа явления свидетельствует о его жизненности. Он писал: «Нечто, следовательно, жизненно лишь постольку, поскольку оно содержит в себе противоречие и при том есть та сила, которая в состоянии вмещать в себе это противоречие и выдерживать его». Поэтому Гегель считал, что противоречие «есть корень всякого движения и жизненности; лишь поскольку нечто имеет в самом себе противоречие, оно движется, обладает импульсом и деятельностью».

Диалектика, по Гегелю, является характеристикой развития мира и познания этого мира, способом понимания всего происходящего в действительности.

Для Гегеля процесс познания – это диалектически развивающийся процесс углубления знания, достижения истины и освобождения от заблуждений. Понимание познания как диалектического процесса требует истолкования знания в противоречивости его содержания, противоречивости самого процесса формирования и развития знания. Несомненно, этот подход Гегеля к познанию требует понимания теоретико-познавательного аспекта проблемы противоречия.

В связи с этим нужно иметь в виду, что Гегель исходил из необходимости различения формально-логического и диалектического подходов к проблеме противоречия, то есть различения рассудка и разума в познании. Рассудочный, или формально-логический взгляд на явления предполагает их конечность, определенность и требует непротиворечивости в суждениях о них. Рассудочное мышление для познания явлений абстрагируется от развития явлений и рассматривает их как конечные в момент их анализа. И такой ракурс рассмотрения явлений, безусловно, необходим. Вместе с тем, все явления нельзя рассматривать как застывшие и неизменные, они относительно неизменны, и в этом отношении относительно непротиворечивы, и только в этом аспекте могут быть предметом рассудочного, то есть формально-логического рассмотрения. Одновременно эти же явления включены в процесс развития, то есть непрерывно развиваются, изменяются, внутренне противоречивы, вступают в противоречивые по своей сути связи с другими явлениями. В этом аспекте эти же явления выступают уже предметом диалектического их анализа, то есть подхода к ним с позиций разума.

Проблема соотношения рассудка и разума была до Гегеля наиболее глубоко поставлена Кантом в его учении об антиномиях. Гегель считал это большой заслугой Канта, поскольку Кант объективно указал на ограниченность гносеологических взглядов прежних философов, сводивших процесс познания к рассудочному познанию. «Прежняя метафизика рассматривала определения мышления как основные определения вещей…

Предпосылкой старой метафизики была вообще предпосылка наивной веры, согласно которой мышление постигает вещи, как они существуют в себе… Она не выходила за пределы лишь рассудочного мышления… Когда мы говорим о мышлении, мы должны различать между конечным, лишь рассудочным мышлением, и бесконечным, разумным мышлением», – утверждал Гегель. При этом он подчеркивал, что в определенных пределах рассуждений такой подход не только оправдан, но и необходим. Он писал: «Мы должны признать право и заслугу чисто рассудочного мышления, состоящую вообще в том, что как в теоретической, так и практической области никакая прочность и определенность невозможны без помощи рассудка». Обо всех явлениях, по Гегелю, можно судить, прежде всего, только при помощи рассудка, то есть, подчиняясь требованиям формальной логики, строго определенно. Рассудительный человек – это человек, как писал Гегель, который рассматривает явления в их строгой определенности, и потому может иметь определенную цель и следовать этой цели.

Однако только рассудочного познания явлений недостаточно. Необходим диалектический, разумный, или философский взгляд на мир. Но и рассуждая философски, обращал внимание Гегель, нужен рассудок, то есть необходимо рассуждать, следуя строгости мысли, преодолевая смутность и неопределенность. Тем не менее, в тех случаях, когда познание сводится только к рассудочному познанию, возникают заблуждения. Результаты рассудочного познания не могут рассматриваться как конечные результаты познания. Более того, подобная абсолютизация результатов рассудочного познания приводит к противоположным прежде достигнутым результатам.

Высоко оценивая постановку Кантом проблемы соотношения рассудочного и разумного познания и в связи с этим проблемы антиномий разума, Гегель не мог согласиться с тем выводом Канта о природе антиномий, которым Кант по существу отвергал объективную природу противоречивости разумных идей. Гегель справедливо подчеркивал, что, выходя за пределы философии Канта, «можно двояким образом пойти дальше: можно пойти дальше вперед и дальше назад». Гегель показал, что путь вперед состоит в признании объективной природы антиномий как противоречий диалектического познания, противоречий разума, то есть противоречий философского познания. В основе противоречий разума, утверждал Гегель, необходимо видеть противоречия того мира, который он познает.

Таким образом, Гегель сделал вывод об объективной природе рассудка и разума, дав свое истолкование их существенных черт и их роли в познании. Он писал: « Рассудок определяет и твердо держится за свои определения; разум же отрицателен и диалектичен, ибо он разрешает определения рассудка в ничто; он положителен, ибо он порождает всеобщее и постигает в нем особенное». Гегель достаточно четко определил сферу философии, подчеркивая, что таким образом философия становится на конструирующий себя путь, становится объективной и доказательной.

Обоснование Гегелем единства объективной и субъективной содержательности разума как философского отношения к миру позволило ему диалектически переосмыслить всю систему философских категорий, отражающих диалектику мира и его познания. Категории качества и количества, формы и содержания, необходимости и случайности, сущности и явления, объективного и субъективного, чувственного и рационального, абстрактного и конкретного и др. предстали в учении Гегеля как бесконечно развивающиеся в своем содержании и потому в своих взаимосвязях, и в итоге в своем подлинном смысле. Диалектическое учение Гегеля о категориях содержало убедительные аргументы для раскрытия опасности односторонних, а потому субъективистских оценок любых явлений мира и результатов его познания.

В своем обосновании смысла и значения разумного познания Гегель на новой, по сравнению со своими предшественниками, философской основе рассматривает проблему бесконечности мира и его познания. Бесконечное и конечное, считал Гегель, неразрывно связаны между собой и существуют в единстве этой связи как в мире, так и в познании объективного мира. Абсолютизация рассудочного познания приводит к пониманию бесконечного как постоянного повторения существующего конечного, истолкованию бесконечности, по выражению Гегеля, как «дурной бесконечности», то есть отрицанию развития. Подлинная бесконечность существует в бесконечности многообразных форм, не повторяющих друг друга, считал Гегель, через диалектическое отрицание, то есть бесконечное становление нового в процессе развития. Он писал: «Бесконечное есть отрицание отрицания, утвердительное, бытие, которое, выйдя из ограниченности, вновь восстановило себя. Бесконечное есть, …оно есть истинное бытие, восстание из предела. При слове «бесконечное» для души и для духа восходит его свет, ибо в нем дух не только находится абстрактно у себя, а поднимается к самому себе, к свету своего мышления, своей всеобщности, своей свободы».

По Гегелю, разумное познание приводит к осознанию того, что конечное и бесконечное и в мире, и в познании неразрывны и диалектически взаимосвязаны в едином процессе бесконечного возникновения нового: «…конечное конечно лишь в соотношении с …бесконечным, а бесконечное бесконечно лишь в соотношении с конечным. Они нераздельны…».

В соотношении бесконечного мира и бесконечного познания у Гегеля нет места вещи-в-себе, он отвергает ограничение познания, которое существует в философии Канта: непознаваемого для человечества не существует. Мир познаваем, он объективен, он не может быть разделен на мир вещей-в-себе и мир явлений, как это сделал Кант, считал Гегель. Это принципиальное основание и принципиальный вывод его теории познания: «… то, что должно было быть в-себе-и-для-себя-сущим миром, само есть являющийся мир, а последний, наоборот, есть в нем самом существенный мир… каждый есть лишь существенное соотношение с другим и имеет свою самостоятельность в этом единстве обоих».

Итак, по Гегелю, мир бесконечен в своем содержании и развитии, он познаваем в процессе бесконечного поступательного развития человеческого знания о нем через преодоление заблуждений, односторонних суждений в ходе бесконечного развития истинного знания. Источником развития и в мире, и в познании являются противоречия.

В философии Гегеля, в его истолковании познания, то есть в теории познания особое место занимает его концепция истины. Гегель четко определяет свою позицию по вопросу о месте и значении проблемы истины в философском знании, и, что особенно важно, по вопросу истолкования содержания понятия истины.

Что касается значения вопроса об истине, то Гегель утверждал, что проблема истины является для него наиважнейшей: «Единственное, к чему я вообще стремился и стремлюсь в своих философских изысканиях, – это научное познание истины». Гегель подчеркивал, что на трудном пути познания истины первостепенную роль играет метод познания, то есть диалектика, поскольку только она открывает возможность для адекватной оценки всех форм познания, как чувственных, так и мышления, позволяет понять бесконечные возможности человечества в достижении истины.

Так как мир в гегелевском учении по сути своей духовен, то истина как идеальное имеет своей целью совпадение, по сути отождествление с этим духовным миром, то есть истина в познании – это достижение истины бытия. Поэтому для него «истина есть великое слово и еще более великое дело». Гегель ставил перед собой наиболее трудные гносеологические вопросы: познаваема ли истина, каково соотношение между ограниченными возможностями человека и истиной в ее бесконечности, как преодолевать человеческие заблуждения, сомнения относительно того, обладают ли знания истиной или нет, как преодолеть субъективизм в истолковании истины? Ответы на эти вопросы можно понять лишь в контексте всей философии Гегеля.

Истина в философии Гегеля предстает как бесконечный процесс развития истинного знания: «Истина есть движение истины в самой себе». Поскольку истина есть процесс, постольку диалектическое учение об истине требует четкого истолкования вопроса о том, насколько возможны окончательные истины. Всякая догматическая трактовка истины, заключающаяся в абсолютизации ее содержания как окончательного в процессе ее развития, решительно отвергается Гегелем: «…изучение философии затрудняется… преклонением перед окончательными истинами, к которым обладающий ими не считает нужным возвращаться, а кладет их в основу и думает, что может провозглашать, а равно судить и решать по ним».

Взгляд на познание, на науку, на философию как на набор окончательных, в этом смысле абсолютных истин, Гегель считает глубоко ошибочным и рассматривает как проявление философского невежества или догматизма.

Так же отвергает он отождествление обыденных философствований с философией как высшей формой теоретического знания. Обыденная философия не способна подняться выше, писал он, риторики тривиальных истин. Истина – это результат трудного процесса познания, и этот результат всегда относителен в своей истинности. Каждая истина рассматривается им как момент в бесконечном развитии истинного знания о мире.

В связи с этим важно иметь в виду два важнейших положения гегелевского учения об истине.

Прежде всего, истолкование абстрактного и конкретного в его концепции истины. Истина, поскольку она истина, конкретна, считал Гегель. «Если истина абстрактна, то она – не истина», – утверждал он. Более того, он писал, что «философия же наиболее враждебна абстрактному и ведет нас обратно к конкретному».

Понятие конкретности и соотношения конкретности с абстрактным, считал Гегель, вырабатывается развитым философским сознанием, и только невежественный подход к философии полагает, что философские абстракции лишены конкретности. На самом деле подлинное истолкование конкретности истины возможно лишь при условии осознания диалектического единства развития связи всеобщности с конкретными формами воплощения этой всеобщности в процессе познания. Абстракции, лишенные своего конкретного содержания, по выражению Гегеля, внутренних различий, превращаются в пустые абстракции, не имеющие положительного содержания, они не могут рассматриваться как истины: «…сама же по себе идея существенно конкретна, ибо она есть единство различных определений. В этом и состоит отличие разумного от чисто рассудочного познания; и задача философии заключается в том, чтобы вопреки рассудку показать, что истинное, идея, не состоит в пустых общностях, а в некоем всеобщем, которое само в себе есть особенное, определенное». Иначе говоря, истина заключает в себе всеобщность в ее особенном выражении, и потому она конкретна. Абсолютизация всеобщности, так же, как и абсолютизация особенного, ведут к уходу от истины. Он делал вывод о том, что только понимание истины в ее движении может вести к истинным результатам в познании, которое включает в себя покой в его относительности, что «различие, поскольку оно существует, есть лишь нечто исчезающее, благодаря чему возникает полное, конкретное единство».

Только с позиций диалектики, был убежден Гегель, возможно также понять, как соотносятся между собой истина и заблуждение в содержании знания и в его развитии. В содержании знания, отмечал Гегель, всегда имеется не только истина, но и заблуждения. Рассудочный подход, который при его абсолютизации ведет к догматизму, то есть метафизике, антидиалектике, абсолютно разрывает истину и заблуждение, абсолютно противопоставляет их друг другу, ориентируясь исключительно на то, что принимает за истину. Это совершенно ошибочно, считал Гегель, поскольку в реальном развивающемся познании истинное и ложное, не отождествляясь друг с другом, тем не менее, существуют в неразрывной связи: «Истинное и ложное относятся к тем определенным мыслям, которые неизменно считаются самостоятельными …сущностями, из коих одна изолированно и прочно стоит по одну сторону, а другая – по другую, не имея ничего общего между собой. Вопреки этому следует указать, что истина не есть отчеканенная монета, которая может быть дана в готовом виде… и в таком виде спрятана в карман».

С этим своеобразным переплетением истины и ложного необходимо, писал Гегель, грамотно разбираться, так как, во-первых, их нельзя отождествлять и одно заменять другим, а, во-вторых, с другой стороны, различение истины и заблуждения, противоречие между ними может побуждать к развитию истины, способствовать преодолению заблуждения, в конечном итоге развитию познания. При этом Гегель постоянно настаивал в своих рассуждениях на том, что ложное нельзя смешивать с истинным: «Ложное знание о чем-нибудь означает неравенство знания с его субстанцией»…при этом нельзя делать метафизическое заключение о том, что ложное включено в истинное, «что ложное образует некоторый момент или даже некоторую составную часть истинного. В выражении: «во всякой лжи есть доля правды», то и другое подобны маслу и воде, которые, не смешиваясь, только внешне соединены». Их связь можно понять, если рассматривать познание в поступательном развитии, в противоречивом единстве истинного и ложного. Это особенно важно, считал Гегель, в том случае, когда речь идет о философском познании мира.

Таковы важнейшие идеи Гегеля о мире и познании в их диалектическом истолковании.

Философия истории

Главная идея, которая пронизывает гегелевское рассмотрение истории, – это идея разумности истории человеческого общества: «…единственною мыслью, которую привносит с собой философия, является та простая мысль разума, что разум господствует в мире, так что следовательно и всемирноисторический процесс совершался разумно». Гегель при этом пояснял, что вывод о разумности истории органично следует из всей его концепции тождества бытия и мышления, разумности мира.

Разум, по Гегелю, есть субстанция, бесконечное содержание мира, в этом смысле предмет для самого себя; благодаря саморазвитию разума совершается переход Абсолютной идеи из ее внутреннего мира, Логики, в мир природы и духовный мир, то есть во всемирную историю. Необходимо понимать и «твердо и непоколебимо верить, что во всемирной истории есть разум и что мир разумности и самосознательной воли не предоставлен случаю, но должен обнаружиться при свете знающей себя идеи». Далее Гегель пояснял, что доказательством такого подхода к истории служит изучение самой истории во всем многообразии ее событий: «…лишь из рассмотрения самой всемирной истории должно выясниться, что ее ход был разумен, что она являлась разумным, необходимым обнаружением мирового духа…».

Утверждение Гегеля о разумности всемирной истории вовсе не означало признания им разумности и равноценности в этом отношении всех исторических событий, отрицания случайных исторических явлений и существования зла в противовес добру, многообразия человеческих отношений, страстей, побуждений и т.д.

Кроме того, в истории возможны и такие ситуации, когда люди ставят перед собой одни цели, а приходят в результате своих действий к совсем другим, неожиданным результатам: «Во всемирной истории благодаря действиям людей вообще получаются еще и несколько иные результаты, чем те, к которым они стремятся и которых они достигают, чем те результаты, о которых они непосредственно знают и которых они желают… в непосредственном действии может заключаться нечто, выходящее за пределы того, что содержалось в воле и в сознании» субъекта этого действия, замечал Гегель. Если остановиться на внешнем выражении исторических событий, то можно прийти к выводу о том, что «всемирная история не есть арена счастья. Периоды счастья являются в ней пустыми листами, потому что они являются периодами гармонии, отсутствия противоположности». Реальная же историческая жизнь осуществляется благодаря противоречивой напряженности событий, намерений, деяний – эта жизнь есть постоянное преодоление того, что уже достигнуто, и важно понять это внутреннее напряжение истории с тем, чтобы осознать в соотношении со смыслом истории смысл своей собственной деятельности. Гегель заявлял: «…кто разумно смотрит на мир, на того и мир смотрит разумно; то и другое взаимно обусловливают друг друга».

В процессе познания развития мирового исторического разума осуществляется реализация, по Гегелю, человеческой свободы действий. Он считал, что человек постольку свободен в своих действиях, поскольку он разумен, то есть вооружен знанием о мире, то есть осознанно приобщен к деятельности мирового разума. В этом случае человек находит удовлетворение в своей деятельности, в которой, в свою очередь находит свое воплощение историческая необходимость.

Свобода и необходимость в истории таким образом приходят к своему диалектическому единству, а человеческие страсти служат историческому разуму. «…Ничто великое в мире не совершалось без страсти», – замечал при этом Гегель.

Соотношение свободы и необходимости интересует Гегеля в первую очередь не тем, как оно реализуется в деятельности отдельных людей, индивидуальное у Гегеля всегда на втором плане, на первом – общее, глобальные социальные процессы и общественные институты, поскольку именно на этом уровне реализуется подлинная историческая свобода действий как познанная необходимость, осуществляется история как процесс. Потому воплощением разума, по Гегелю, должно служить государство.

Именно государство прежде всего соединяет в себе свободу и необходимость в историческом развитии. «Целью всей духовной деятельности является лишь то, чтобы это соединение, т.е. свобода, стало сознательным», – считал Гегель. Осознанная разумность общественных форм, всех сторон духовной жизни общества рассматривается Гегелем как подлинное воплощение свободы исторических действий.

Развитие государственных форм в их всемирной истории служит, по Гегелю, в разной степени на разных этапах своего развития подтверждением разумной природы государства. Гегель пояснял эту мысль: «…государство оказывается благоустроенным и само в себе сильным, если частный интерес граждан соединяется с его общею целью, если один находит свое удовлетворение в другом, – и этот принцип сам по себе в высшей степени важен».

Однако, такое единение общего и частного интереса в обществе, понимал Гегель, не совершается само по себе, без усилий и не приходит сразу. Оно является процессом, то есть результатом, становящимся в своем развитии, процессом движения к этой достойной цели. Гегель писал: «…в государстве нужны многие организации, изобретения и наряду с этим также и целесообразные учреждения и продолжительная идейная борьба, пока она не приведет к осознанию того, что является целесообразным; также нужна борьба с частным интересом и страстями, трудная и продолжительная дисциплина, пока не станет осуществимым вышеупомянутое соединение. Когда достигается такое соединение, наступает период процветания государства, его доблести, его силы и его счастья».

Однако, общее, в том числе все общественные формы не существуют без людей. И по отношению к ним, считал Гегель, важно понимать, что разумная деятельность возможна только на основе истинного по своему содержанию знания. Для людей, считал Гегель, недостаточно желать чего-либо и стремиться к этому, надо знать о том, чего желаешь: «Если хотят действовать, следует не только желать добра, но и знать, является ли то или иное добром».

Особую роль играют в истории великие исторические личности. Эта их роль объясняется тем, как утверждал Гегель, что в их сознании и соответственно в их деятельности находит наиболее четкое отражение объективная направленность духа, выражающая смысл истории. Эти люди выступают в истории как носители всеобщей идеи, всеобщее в их деятельности превалирует над частным, поскольку поглощает собой это частное, включает его в себя лишь как момент: «Историческими людьми, всемирноисторическими личностями являются те, в целях которых содержится такое всеобщее… Таковы великие люди в истории, личные частные цели которых содержат в себе тот субстанциальный элемент, который составляет волю мирового духа». Они великие люди потому, следовательно, что они «были и мыслящими людьми, понимавшими то, что нужно и что своевременно… Их дело было знать это всеобщее, необходимую ближайшую ступень в развитии их мира, сделать ее своей целью и вложить в ее осуществление свою энергию».

Таким образом, по Гегелю, все великое в истории непосредственно является результатом деятельности разума как в его объективном проявлении (Абсолютная идея), так и в субъективном (истина в головах людей, отражающая Абсолютную идею).

Конечно, стремясь раскрыть диалектику общего и частного в истории, судеб отдельных людей и хода истории в целом, Гегель отдает свое собственное предпочтение общему, принимая историю такой, какой она является в конечном своем итоговом выражении. Он писал: «…Частное в большинстве случаев слишком мелко по сравнению со всеобщим; индивидуумы приносятся в жертву и обрекаются на гибель… Философия же должна …способствовать пониманию того, что действительный мир таков, каким он должен быть, что истинное добро, всеобщий божественный разум, является и силою, способною осуществлять себя. Это добро, этот разум в его конкретнейшем представлении есть Бог. Бог правит миром; содержание его правления, осуществление его плана есть всемирная история». Перед светом такого высшего разума невозможно говорить о безумности или нелепости мира в любом случае. В этом суть гегелевской трактовки мира, его оснований и развития. В этом выражено, несмотря на многочисленные пояснения и отступления в этой философской системе, отношение Гегеля к отдельной личности. Понятно, что многое из выводов Гегеля не принималось как в современной ему философии, так и в будущем.

В частности, вызывали возражения такие идеи Гегеля как отождествление исторического разума, в его философском истолковании, с Богом; многие ракурсы его взгляда на человека, на человеческие жизненные проблемы; искусственность его системы, его отрицание иррационального в бытии и познании и ряд других его решений. Но при этом нельзя не признавать того, что все сказанное Гегелем, даже в спорной для философии форме, явилось толчком не просто для возражений, а для поисков аргументов для этих возражений, то есть для дальнейшего развития философской мысли.

Безусловно, Гегель сыграл выдающуюся роль в философии. Объективно его заслуги заключены, как мы уже видели, прежде всего, в развитии диалектики, в обосновании ее смысла и значения. После Гегеля диалектические идеи органично вошли не только в содержание философской культуры, стали способом объяснения мира и его познания в наиболее развитой, по сравнению с прежними временами, философской форме. Они стали важнейшей частью духовной культуры в целом.

С именем Гегеля неразрывно связаны идеи объективности мира, поиски закономерностей объективного развития природы и общества.

Гегелевские трактовки истории сделали актуальной проблему исторического прогресса.

Именно в философии Гегеля нашла свое плодотворное развитие философская идея активности сознания и величия человеческого разума, его творческой сущности и необходимости стремления к разумности жизни человека и общества.

Более того, гегелевская философия при условии внимательного к ней отношения, делает возможным не только понимание его великих заслуг, но и преодоление его односторонностей и заблуждений.

Таким образом, философское самосознание в гегелевской философии приобрело высокий уровень развитости и непреходящий смысл, а потому и непреходящее значение.

 

  • < Назад
  • Вперёд >

Секуляризация в зеркале философии Гегеля: опыт теоретической (концептуальной) реконструкции

Августин Бл. Исповедь. М. : Изд-во Сретенского монастыря, 2006. 320 с.

Брентано Ф. О будущем философии. Избранные труды / пер. с нем. Р.А. Громова. М. : Академический проект, 2018. 629 с.

Гараджа В.И. «Секуляризация». Новая философская энциклопедия : в 4 т. / под ред. В.С. Стёпина. М. : Мысль, 2001.

Гегель Г. Работы разных лет : в 2 т. Т. 1. М. : Мысль, 1970. 667 с.

Гегель Г. Работы разных лет : в 2 т. Т. 2. М. : Мысль, 1971. 629 с.

Гегель Г. Энциклопедия философских наук : в 3 т. Т. 1 : Наука логики. М. : Мысль, 1974. 452 с.

Гегель Г. Энциклопедия философских наук : в 3 т. Т. 3. М.: Мысль, 1977. 471 с.

Дионисий Ареопагит, святой. Мистическое богословие. М. : Тетра, 1993. 95 с.

Добротолюбие : в 5 т. Т. 3 М. : Развитие духовности, культуры и науки, 2004. 560 с.

Киреевский И.В. Разум на пути к истине. М.: Правило веры, 2002. 661 с.

Лазарева Н. Жизнеописание Ивана Васильевича Киреевского // И.В. Киреевский. Разум на пути к истине. М. : Правило веры, 2002. 661 с.

Лосев А.Ф. Философия. Мифология. Культура. М.: Политиздат, 1991. 525 с.

Лосский В.Н. Очерк мистического богословия восточной церкви. Догматическое богословие. М.: СЭИ, 1991. 289 с.

Маркс К. Капитал. Т. 1. М. : Госполитиздат, 1955. 794 с.

Матяш Т.П. Диалектика Гегеля и догмат Троицы // Рациональное и внерациональное: грани проблемы : сб. ст. Ростов н/Д. : Изд-во Рост. ун-та, 2002. 303 с.

Матяш Т.П., Матяш Д.В., Несмеянов Е.Е. Богословие и новоевропейский философский рационализм о духовности // Гуманитарные и социально-экономические науки. 2016. № 4 (89).

Рорти Р. Случайность, ирония и солидарность. М. : Русское феноменологическое общество, 1996. 279 с.

Федоров Н.Ф. Философия общего дела: в 2 т. Т. 2. М. : АСТ, 2003. 592 с.

Флоренский П.А. Иконостас. М. : Искусство, 1994. 256 с.

Флоровский Г., прот. Восточные Отцы IV – VIII веков. Репринт. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1999. 542 с.

Флоровский Г. Из прошлого русской мысли. М. : Аграф, 1998. 431 с.

Хабермас Ю. Философский дискурс о модерне. М. : Весь мир, 2003. 414 с.

Хабермас Ю. Будущее человеческой природы. М. : Весь мир, 2002. 144 с.

Хабермас Ю. Вера и знание. Glauben und Wissen. Речь Ю. Хабермаса 14 октября 2001 г. в церкви Св. Павла во Франкфурте-на-Майне по случаю присуждения ему Премии мира Биржевого союза немецкой книготорговли.

Хайдеггер М. Слова Ницше «Бог мертв» // Хайдеггер М. Работы и размышления разных лет. М.: Гнозис, 1993. 464 с.

Хомяков А.С. Сочинение : в 2 т. Т. 2 : Работы по богословию. М. : Медиум, 1994. 479 с.

Шохин В.К. Философская теология и основное богословие // Вестник ПСТГУ. Серия I : Богословие. Философия. 2014. Вып. 1 (51). С. 57–79.

Введение в философию истории Гегеля: сначала путь к прогрессу проходит сквозь темные времена

Вопрос о том, возможен или желателен настоящий человеческий прогресс, лежит в основе многих радикальных философских проектов постпросвещения. Неудивительно, что более пессимистические философы в этом сомневаются. Артур Шопенгауэр, бросил зловещее подозрение на эту идею. Датский экзистенциалист Сорен Кьеркегор считал коллективное продвижение к более просвещенному государству маловероятной перспективой.Один современный критик прогресса, английский философ-пессимист Джон Грей, в своей книге Straw Dogs пишет, что «погоня за прогрессом» — это идеалистическая иллюзия, заканчивающаяся «массовым убийством». (Грея не впечатлили оптимистические аргументы Стивена Пинкера в книге « Лучшие ангелы нашей природы», ).

Все эти скептики прогресса так или иначе пишут в ответ на выдающуюся фигуру XIX века Г.В.Ф. Гегель, немецкий логик и философ истории, политики и феноменологии, систематическое мышление которого дало Карлу Марксу основу его диалектического материализма.Гегель видел массовые убийства, вызванные масштабными политическими и экономическими переменами в его революционную и имперскую эпоху, но, по его оценке, такие антропогенные катастрофы были неизбежными явлениями, «бойней историей», как он знаменито писал в своей книге «Философия ». истории .

Это предполагает очень жестокую точку зрения, и все же Гегель в целом считал, что «Разум — властелин мира; что история мира поэтому представляет нам рациональный процесс ». Для Гегеля важна не отдельная личность, а только коллективные образования: народы, государства, империи.Они двигались друг против друга в соответствии с процессом метафизических рассуждений, проходящим через историю, который Гегель называл диалектикой. В приведенном выше анимационном видео «Школа жизни» Ален де Боттон описывает диалектику в терминах, которые мы обычно используем — тезис, антитезис, синтез, — хотя сам Гегель не совсем точно сформулировал принцип таким образом.

Это обычный сокращенный способ понимания того, как работает нелинейное объяснение истории Гегелем: «мир движется вперед, — резюмирует де Боттон, — качаясь из одной крайности в другую, поскольку он стремится чрезмерно компенсировать предыдущую ошибку, и вообще требуется три хода, прежде чем можно будет найти правильный баланс по любому вопросу.«Один особенно кровавый пример — террор Французской революции как крайнего средства исправления угнетения монархии. Это уступило место противоположности, жестокой самодержавной империи Наполеона, совершившей еще один крайний поворот. Только десятилетия спустя это удалось примирить в современном французском гражданском обществе.

В наше время мы столкнулись с прогрессивными идеями Гегеля не только через Маркса, но и через работы Мартина Лютера Кинга-младшего, который изучал Гегеля в аспирантуре Гарвардского и Бостонского университетов и нашел много вдохновения в . Философия истории .Несмотря на критику идеализма Гегеля, который «имел тенденцию поглощать многие в одном», Кинг также обнаружил здесь важные первые принципы: «Его анализ диалектического процесса, несмотря на его недостатки, помог мне увидеть, что рост идет. через борьбу ».

Мы бесконечно цитируем заявление Кинга: «Исторический путь долог, но он ведет к справедливости», но мы забываем его соответствующий акцент на необходимости борьбы за достижение цели. Как теоретизировал Гегель, говорит де Боттон выше, «темные моменты — это не конец, они являются сложной, но в некоторой степени необходимой частью … неизбежно совместимой с событиями, которые в целом движутся в правильном направлении.Кинг нашел свой собственный исторический синтез в принципе ненасильственного сопротивления, который «стремится примирить истины двух противоположностей», — писал он в 1954 году в своей книге « Stride Toward to Freedom » — «покорность и насилие». Ненасильственное сопротивление — это , а не — пассивное подчинение, но и не преднамеренная агрессия.

Гегель и его влиятельные в обществе ученики, такие как Мартин Лютер Кинг и Джон Дьюи, обычно действовали на основе некоторой веры — в разум, божественную справедливость или светский гуманизм.Есть гораздо более суровые и более пессимистические взгляды на историю, чем как качающийся маятник, движущийся к какому-то большему концу. Пессимистические мыслители могут быть более строго честными в отношении ошеломляющего морального вызова, создаваемого все более эффективными средствами массового убийства и увековечиванием идеологий, которые его совершают. Тем не менее, отчасти благодаря влиянию Гегеля современные социальные движения осознали необходимость борьбы и поверили, что прогресс возможен и даже неизбежен, когда он казался маловероятным.

Связанное содержание:

Посмотрите «Полчаса Гегеля: длительный экскурсионный тур по феноменологии Гегеля», отрывок за отрывком

Как Мартин Лютер Кинг-младший использовал Гегеля, Канта и Ницше, чтобы остановить сегрегацию в Америке

135 бесплатных электронных книг по философии

Джош Джонс — писатель и музыкант из Дарема, Северная Каролина. Следуйте за ним на @jdmagness


гегельянство | философия | Britannica

Проблемы гегелевского наследия

Гегелевская система, в которой немецкий идеализм достиг своего воплощения, утверждала, что обеспечивает единое решение всех проблем философии.Он считал, что спекулятивная точка зрения, выходящая за пределы всех частных и отдельных точек зрения, должна охватить единую истину, возвращая в ее истинный центр все проблемы логики, метафизики (или природы Бытия) и философий. природы, права, истории и культуры (художественные, религиозные и философские). Согласно Гегелю, эта установка — больше, чем формальный метод, остающийся вне своего собственного содержания; скорее, он представляет собой реальное развитие Абсолюта — всеобъемлющей тотальности реальности, рассматриваемой «как Субъект, а не просто как Субстанция» (т.е., как сознательный агент или Дух, а не просто как реальное существо). Этот Абсолют, считал Гегель, сначала выдвигает (или постулирует) себя в непосредственности своего собственного внутреннего сознания, а затем отрицает это постулирование — выражаясь теперь в специфичности и определенности фактических элементов жизни и культуры — и, наконец, вновь обретает себя. через отрицание прежнего отрицания, составлявшего конечный мир.

Такая диалектическая схема (непосредственность – отчуждение – отрицание отрицания) совершила саморешение вышеупомянутых проблемных областей — логики, метафизики и т. Д.Таким образом, эта панорамная система имела заслугу привлечения философии к рассмотрению всех проблем истории и культуры, ни одна из которых уже не могла считаться чуждой ее компетенции. В то же время, однако, система лишила все связанные элементы и проблемы их автономии и особой аутентичности, сведя их к символическим проявлениям одного процесса — поиска и завоевания Абсолютным Духом самого себя. Более того, такое умозрительное посредничество между противоположностями, когда оно было направлено на более надвигающиеся проблемы времени, такие как проблемы религии и политики, в конечном итоге привело к уклонению от самых насущных и властных идеологических требований и едва ли могло избежать обвинений со стороны двусмысленность и оппортунизм.

Этапы истории интерпретации Гегеля

Объяснение успеха гегельянства, отмеченного формированием школы, которая на протяжении более 30 лет объединяла лучшие энергии немецкой философии, заключается в том, что никакая другая система не могла соперничать с ней по богатству ее возможностей. содержания или строгости его формулировки, или оспаривать его претензию на выражение общего духа культуры своего времени. Более того, по мере того, как гегельянство распространялось вовне, ему суждено было вызывать все более живую и захватывающую реакцию и принимать различные формулировки, поскольку в своем историческом развитии оно смешивалось с противоположными позициями.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

В развитии гегельянства можно выделить четыре этапа. Первым из них был кризис гегелевской школы в Германии в период с 1827 по 1850 годы. Всегда вовлеченная в полемику со своими противниками, школа вскоре разделилась на три течения. (1) Право, в котором участвовали прямые ученики Гегеля, защищало его философию от обвинений в ее либеральности и пантеизме (определение Бога как Все).Эти «старые гегельянцы» стремились поддержать совместимость гегельянства с евангелической ортодоксией и консервативной политической политикой Реставрации (новый порядок в Европе, последовавший за поражением Наполеона). (2) Левые — сформированные из «молодых гегельянцев», по большей части косвенных последователей Гегеля, — считали диалектику «принципом движения» и рассматривали гегелевское отождествление рационального с реальным как команду изменить культурное и политическая реальность, которую реакционизм просто оправдал и сделал его рациональным.Таким образом, молодые гегельянцы интерпретировали гегельянство в революционном смысле, то есть как пантеистическое, а затем, последовательно, как атеистическое в религии и как либерально-демократическое в политике. (3) Центр, который предпочитал опираться на интерпретации гегелевской системы в ее генезисе и значении, с особым интересом к логическим проблемам.

На втором этапе (1850–1904 гг.), Когда гегельянство распространилось в другие страны, работы центра играли преобладающую роль; таким образом, на этой фазе истории интерпретации Гегеля, обычно называемой неогегелевской, главный интерес был к логике и реформе диалектики.

В первое десятилетие 20-го века, с другой стороны, в Германии все еще возникло другое движение после того, как Вильгельм Дильтей, создатель критического подхода к истории и гуманистическим исследованиям, обнаружил неопубликованные работы периода юности Гегеля. Эта третья фаза, фаза возрождения Гегеля, характеризовалась интересом к филологии, публикацией текстов и историческими исследованиями; и в нем подчеркивается реконструкция генезиса мысли Гегеля, особенно с учетом ее культурных матриц — как Просвещения, так и романтизма, — а также степени, в которой она может отражать иррационалистические и так называемые предэкзистенциалистские установки.

На четвертом этапе, после Второй мировой войны, возрождение марксистских исследований в Европе, наконец, выдвинуло на первый план интерес к отношениям между Гегелем и Карлом Марксом и к ценности гегелевского наследия для марксизма, особенно к политическим и политическим аспектам. социальные проблемы. Таким образом, этот четвертый этап истории гегельянства присвоил многие из полемических тем ранних лет существования школы.

Гегель: философ, считавший историю неизбежным прогрессом | Культура | Репортажи об искусстве, музыке и образе жизни из Германии | DW

Георг Вильгельм Фридрих Гегель, немецкий философ, который впоследствии стал одним из самых известных мыслителей своей эпохи, родился 27 августа 1770 года в Штутгарте, на юго-западе Германии.Его родители исповедовали пиетизм, лютеранское реформаторское движение, которое подчеркивало личный религиозный опыт.

Гегель, который проявлял близость к математике и латыни, был лучшим в своем классе в школе. Его родители надеялись, что он станет священником, и отправили его в университет в соседнем Тюбингене, где он изучал философию и протестантское богословие.

Поэт и философ Фридрих Гёльдерлин

Ранние дебаты и позднее начало карьеры

Его соседями по комнате в университетской семинарии были будущие философы и писатели Фредрих Гёльдерлин (1770-1843) и Фридрих Вильгельм Йозеф Шеллинг (1775-1845).Трое молодых людей просыпались в 4 часа утра, чтобы поспорить друг с другом. Тот, кто проспал, в наказание должен был отказаться от своей порции вина.

Пока Гегель учился в семинарии, разразилась Французская революция. Он отпраздновал политический переворот, не будучи воинствующим революционером.

По окончании учебы Гегеля мучили проблемы с деньгами. Он был частным наставником и писал журналистские тексты до 1805 года, когда стал профессором. Между тем, он также работал над своими сочинениями.

Его научная карьера началась поздно, и он также поздно женился. Он не был известен своей внешностью привлекающим людей; он постоянно хмурился, у него был неумолимый проницательный взгляд, и, как говорят, он грубо выражался на местном диалекте, а не на формальном немецком.

Почерк Гегеля также считался трудным для расшифровки — еще одна причина, по которой его теория до сих пор интерпретируется по-разному.

Взгляды Гегеля глубоко повлияли на многие будущие философские школы

Гегелевская концепция «духа времени»

Тем не менее, все согласны с тем, что Гегель был первым философом, который осознал и обратился к измерению изменения, которое он назвал «становлением» («Верден «) во всей полноте.Он считал, что все в мире находится в постоянном движении: каждая отдельная жизнь, природа, история, общество. Это приводит к тому, что каждая эпоха имеет свой особый дух времени или общий дух. За одной исторической эпохой неслучайно следует другая; вместо этого есть принцип логической эволюции.

В качестве метафоры для этого Гегель использовал цикл роста растения, стадии которого происходят согласно внутреннему принципу. Гегель видел, что история следует предопределенной логике, которая неоднократно приводила к противоречиям и революциям.Он был убежден, что именно диалектические процессы изменений неизменно продвигали человечество, а значит, и историю на один шаг вперед.

Столкновение с церковью

Гегель также применил свою теорию становления к идее Бога. Это принесло ему мало друзей, особенно в католической церкви, поскольку он считал, что Бог как сущность не просто всегда существовал как есть, но, скорее, стал тем, что есть со временем: «мировым духом» («мировоззрение»), который содержит и объединяет в себе все предшествующие эпохи.

Когда он впоследствии отверг католическую догму пресуществления — физического преобразования во время массы хлеба и вина в тело и кровь Иисуса Христа — он был вынужден отказаться от своего заявления и официально извиниться.

Сильное влияние на Маркса и Энгельса

Левые мыслители позже использовали философию Гегеля как отправную точку для диалектического материализма, который подчеркивает важность условий реального мира, отделенных от разума.Два ключевых мыслителя теории, Карл Маркс и Фридрих Энгельс, находились под значительным влиянием Гегеля, который в дальнейшем развил и применил его к классовой конкуренции.

Со своей стороны, Гегель считал просвещенный абсолютизм, главную политическую идеологию своей эпохи, венцом процесса перемен, когда прусское государство предлагало максимально возможную свободу.

Гегель умер 14 ноября 1831 года в Берлине, скорее всего, от хронической болезни желудка. Однако его идея о «мировом существе» жила.

Адаптация: Кристина Бурак

Георг Вильгельм Фридрих Гегель: Философия истории — Философия

  • Аткинсон, Р. Ф. Знание и объяснение в истории: Введение в философию истории . Итака, Нью-Йорк: Издательство Корнельского университета, 1978.

    DOI: 10.1007 / 978-1-349-15965-9

    Шесть глав этой книги посвящены центральным темам философии истории, таким как взаимосвязь философии и истории и концепции исторического знания, объективности и объяснения как а также роль морального суждения.Хотя обсуждение Гегеля или «спекулятивного» подхода к истории минимально, автор затрагивает важные вопросы, относящиеся к любой философии истории, и устанавливает связи с основными мыслителями по этому вопросу, такими как Р. Г. Коллингвуд, Уильям Дрей, У. Х. Уолш и Мортон Уайт. Нетехническая, но сложная работа.

  • Байзер, Фредерик К. «Гегель и Ранке: Пересмотр». В Спутник Гегеля . Под редакцией Стивена Ульгата и Мишеля Бауэра, 332–350.Чичестер, Великобритания: Wiley-Blackwell, 2011.

    . DOI: 10.1002 / 9781444397161.ch26

    Исследует критику Леопольда фон Ранке философии истории Гегеля, который полностью осудил ее, заявив, что она не может быть наукой. Автор утверждает, что критика Ранке была неточной, в частности, в отношении методологии Гегеля, и что эти два мыслителя имели больше общего в философии истории, чем это было признано.

  • Бернаскони, Роберт.«Правящие категории мира: Троица в философии истории Гегеля и взлет и падение народов». В Спутник Гегеля . Под редакцией Стивена Ульгата и Мишеля Бауэра, 315–331. Чичестер, Великобритания: Wiley-Blackwell, 2011.

    Автор утверждает, что в отличие от слишком распространенного подхода к философии истории Гегеля, который опирается почти исключительно на отдельно опубликованное введение, «Философию истории » необходимо читать и изучать в все это раскрывает организационную структуру лекций Гегеля по этой теме.Гегелевская концепция Троицы обеспечивает эту структуру, но Гегель также предоставляет «историю возникновения Троицы в истории» (стр. 315).

  • Коллингвуд Р. Г. Идея истории . Oxford: Clarendon, 1946.

    Пересмотренное издание было опубликовано в 1994 году. Включает очень доступное изложение философии истории Гегеля, влияние предшественников Гегеля, реакцию критиков Гегеля и влияние на более поздние мысли, особенно Карла. Маркса.

  • Дрей, Уильям Х. Философия истории . Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Прентис Холл, 1964.

    Глава 6 обсуждает «метафизический подход» в спекулятивной философии истории Гегеля, отмечая трудности в некоторых из его основных идей, таких как рациональность, свобода, всемирно-исторические личности, диалектика и т. Д. необходимость.

  • Гардинер, Патрик Л. Теории истории . Гленко, Иллинойс: Free Press, 1959.

    Антология чтений по философии истории, разделенная на две части: Часть 1 охватывает мыслителей, в основном европейских, придерживающихся традиции «спекулятивной» философии истории, тогда как Часть 2 включает только английские и американские философы в «аналитическом» движении 20 века.Достоинство этой коллекции в том, что она включает в себя всех основных традиционных и современных мыслителей.

  • Кант, Иммануил. По истории . Отредактировано и переведено Льюисом Уайтом Беком, Робертом Э. Анкором и Эмилем Л. Факенхаймом. Индианаполис, IN: Bobbs-Merrill, 1963.

    Этот том представляет собой сборник из семи эссе Канта, которые являются его размышлениями о «всемирной истории» или философии истории человечества. Работы Канта по истории оказали влияние на Гегеля, особенно в отношении идеи исторического развития.Однако Гегель отверг кантовскую концепцию мирового правительства, представленную в эссе «Вечный мир».

  • Левит, Карл. Значение в истории . Чикаго: University of Chicago Press, 1957.

    DOI: 10.7208 / chicago / 9780226162294.001.0001

    В этой интересной работе прослеживаются теологические последствия философии истории тринадцати авторов 18 и 19 веков, а также Библии. Включена глава, посвященная лекциям Гегеля по философии истории.

  • Помпа, Леон и Уильям Х. Дрей, ред. Сущность и форма в истории: Сборник очерков по философии истории . Эдинбург: Издательство Эдинбургского университета, 1981.

    В этом сборнике тринадцать эссе, которые по большей части охватывают историю философии истории. Три эссе, главы 3, 4 и 5, посвящены именно Гегелю.

  • Такер, Авиезер, изд. Соучастник философии истории и историографии .Оксфорд, Великобритания: Wiley-Blackwell, 2011.

  • Уолш У. Х. Философия истории: введение . London: Harper & Row, 1967.

    Глава 7 обращается к спекулятивной философии истории Гегеля с акцентом на его диалектический подход, различие между наукой о духе и наукой о природе и концепциями разума, свободы, исторического прогресса. и роль страстей в «хитрости» истории. Также подробно рассматривается критика теорий Гегеля.Изощренное лечение известного ученого.

  • Белый, Хайден. Метаистория: историческое воображение в Европе девятнадцатого века . Балтимор: Johns Hopkins University Press, 1973.

    Исследование основных форм исторического мышления в Европе XIX века. Предлагает теорию поэтического характера исторического повествования. Включает основательную главу о Гегеле под названием «Гегель: Поэтика истории и путь за пределы иронии».

  • Краткое изложение философии Гегеля

    Гегель, философ Системы

    Гегель — немецкий философ , построивший обширную систему, упорядочивающую все знания своего времени, после попытки Канта сделать это.Среди его основных работ:

    • Феноменология духа (1807)
    • Философская пропедевтика (1809-1816)
    • Наука логики (1812-1816)
    • Справочник Энциклопедии философских наук (1817 г.)
    • Основы философии права (1821)
    • Лекции по философии истории
    • Лекции по эстетике и философии религии

    Гегель проявляется в истории и культуре человечества как постепенное зарождение Абсолюта, которое само по себе имеет свою основу.Универсальная идея, высшая форма Духа, находится в конце процесса, абсолютный термин.

    Философия Гегеля, Система и Абсолют:

    Философия Гегеля должна охватывать все, чтобы понимать реальность во всей ее совокупности, мыслить историю и вещи, «постижение и понимание того, что есть». Это задача философии.

    Философия — это система, то есть организованная и замкнутая, все элементы которой независимы, знания и образующие единство, охватывающее все элементы мысли и жизни.

    • Этот проект суммирует и синтезирует базовое содержание идеи, понимаемой не как субъективное представление, а как динамический духовный принцип, вечное творение, вечная жизнь, катящаяся в его сверкающих водах, все конечные вещи определены.
    • Суть этой идеи, которая формируется, углубляется и растет на разных уровнях.

    Он существует прежде всего как мысль, тождественная себе (первый момент). Затем он выходит из себя и экстернализируется (второй раз).Наконец, в третий раз Идея возвращается к себе и по мере раскрытия Духа, то есть по мере того, как Мысль постепенно проясняется и, наконец, достигает Абсолюта.

    — Логика, Наука и Идея логических категорий, Философия Природы, наука об Идеи Природы в развитии внешнего и Философия Духа, студенческая дисциплина, возвращение идеи ей самой, от ее внешнее существование соответствуют трем духовным моментам.

    Гегель и диалектическая логика:

    Рассмотрим сначала логику и законы диалектики.Идея распространяется диалектически в соответствии с некоторыми определениями и законами, как анализ Гегеля в «Логике».

    Фундаментальный принцип Гегеля — идея развертывания и диалектической прогрессии. Что означает в этом мыслителе диалектика?

    — По сути, способ мышления путем преодоления противоречий, от тезиса до антитезиса и синтеза

    — Он переполнен последовательными противоречиями (этот термин относится именно к переходу, Гегель, к акту удаления и удержания отрицания, уничтожения саны), которое имеет место, фактически движение всего становления.

    — На каждом шаге определение отклоняется и в то же время сохраняется.

    — Таким образом, кнопка исчезает при развале блума: Цветок запрещает кнопку и в то же время сохраняет ее.

    — Также это появление плода и отрицание сохранения цветка.

    Таков марш, в котором каждый член отрицается, но в то же время интегрирован.

    — Происходит как объединяющий и объединяющий синтез противоположных моментов.

    — В этом развитии главную роль играет противоречие, то есть набор терминов, один из которых является отрицанием другого: а «смерть» и «жив» не изолированы друг от друга, а находятся в постоянном обмене с ними. друг с другом.

    — Точно так же «быть» и «ноль», «горячий» и «холодный» — такими противоречивыми терминами они называли друг друга.

    В этом ракурсе негатив играет, конечно, существенно.

    — Отрицательный означает, что время процесса разработки, в котором удаляются утвердительные определения, воплощает настоящую творческую «работу».

    — Он разрушает, поддерживает и сохраняет одно движение.

    Отрицательный момент и положительный момент — две стороны гегелевской диалектики.

    Гегель, человеческая деятельность и история:

    Негатив — это человек, который заставляет нас понять. По сути, человек является отрицателем желаний: он стремится к цели или объекту и пытается ассимилировать, отвергать их как свои собственные (например, субъект поглощает пищу).

    Но реальный объект желания — это Другой: совесть порождается и формируется только во главе другого, она имеет тенденцию преобладать в признании «Владыкой сознания».

    Только показывает Гегель, желание есть желание моего генератора.В смертельной борьбе за чистый престиж человеческое сознание противостоит другому сознанию и пытается «признать» его превосходство.

    За пределами обучения индивидуального «я» находится в Работе и в истории, поскольку отрицание выражается с полной силой назидания.

    — Работа, по сути, отрицает способность преодолевать природу, заключается в создании инструментов для обращения мира за пределы человеческой формы.

    — Таким образом, человек очеловечивает вещи и укрощает природу.

    — Он имеет практическую деятельность, которая относится к преобразованию внешних вещей, отмеченных, следовательно, печатью человеческого внутреннего и отрицательного.

    История тоже (понимаемая как развитие Идеи и духовного процесса в целом) полностью раскрывает человека, который является частью негатива в ней: оно становится там, где человек отрицает мир, экстернализацию и свободу.

    — Тем не менее, не поймите неправильно природу исторического развития.

    — Безусловно, отдельная отметка в истории, вещи его собственного проекта, но это только дело Мирового Духа.

    — Действительно, история, духовное движение, порожденное абсолютной идеей, есть проявление разума, задуманного как божественный принцип, имманентный миру.

    — Разум управляет вещами, и для успешного завершения своих замыслов она использует желания и страсти людей.

    Мужики они реально чего хотят?

    — Собственно, «уловка» разума: мы просто называем это «хитростью разума», потому что он не действует сам по себе, но позволяет действовать вместо человеческих страстей.

    — Как мужчины они носят, и они бегут, чтобы обновить проект, который выходит далеко за рамки божественного «Разума».

    В глазах Гегеля исторический процесс, благодаря этому разнообразию «уловок», становится все более понятным и прозрачным.

    — В частности, государство есть реализация абсолютного разума. Отнюдь не обозначая организацию как относительную и случайную, это социальная субстанция, полностью осознавшая себя.

    — В нем человек утверждает и обнаруживает себя: далекий от того, чтобы быть отданным произвольному, он экспериментировал в государственной организации, подлинном Я.

    История, по Гегелю, не имеет узкого смысла, но означает всеобъемлющий и универсальный. Всеобщая История есть не что иное, как проявление божественного процесса абсолютного Духа, постепенного прогресса, благодаря которому он осознает себя.

    Гегель, искусство, религия и философия:

    Заключительные стадии полного духовного процесса соответствуют стадиям Искусства, Религии и Философии: движение Духа приобретает все большую и большую прозрачность.

    — Искусство, по сути, проявляет Абсолют в материальной форме.

    — Это означает прицеливание Духа, говорение через форму или конкретное представление.

    — Что касается Красоты, то в этой перспективе она определяется как чувственное проявление Идеи.Идея, задуманная как высшая форма Духа, полностью актуализировалась в произведениях искусства и Прекрасном.

    — Однако он все еще присутствует в произведениях искусства, чувствителен к форме и еще не достигает чистой концепции, как в философии.

    Искусство для нас сейчас, из прошлого: он потерял, говорит Гегель, в нашей цивилизации свою правду и жизнь

    — Этот упадок делает возможным появление эстетических, философских размышлений об искусстве и философии изящных искусств.

    В Религии (обучение, при котором человек стоит перед мыслью о Боге и в союзе с ним) и Философии (Разум и размышления об этом и реальном, системном дизайне и том, что является концептуальным восприятием мира в его единице), Дух постепенно избавляется от матричного материала.

    Таким образом, Абсолютный Дух, освобожденный от своих достоинств, достиг полного равенства с самим собой.

    — Это означает, что идея пришла к прозрачности, ее бытию для себя и познанию себя через посредничество окончательного Искусства, Религии и Философии.

    Наше время особенно сурово по отношению к Гегелю. В глазах Гегеля все произошедшее действительно знаменует собой шаг к осознанию Духа. В этом контексте можно найти любое историческое явление, его полную законность, как это называется тем же требованием Разума.

    Если рационализм не всегда полностью удовлетворяет нашу культуру, то учение гегелевской диалектики никоим образом не устарело. Отрицательность, работа против противоречия, как и многие богатые гегелевские элементы, которые должны быть приняты во внимание и оставшиеся аналитические инструменты.

    Hegel для начинающих

    Hegel для начинающих

    Ресурсы Hegel-by-HyperText

    Отрывок из

    Hegel для начинающих

    Источник: Гегель для начинающих , Ллёд Спенсер и Анджей Краузе, издано Icon Books, 14 из 175 страниц, воспроизведенных здесь, без обильных иллюстраций.


    В 1808 году Гегель еще говорил о строительстве некоего моста. между традиционной логикой, изложенной в классической форме Аристотелем и его собственный. Аристотелевская логика была стандартом для 2000 годы.

    Аристотель (384 г. до н.э. — 322 г. до н.э.) усовершенствовал форму дедуктивного аргумента. назвал силлогизм .

    «Классическое рассуждение предполагает принцип логического тождества: А = А или А не не А «.

    Зачем Гегелю была нужна иная логика? Возможно, вы уже можете видели ответ на этот вопрос в «Феноменологии » Гегеля.

    Гегель обычно называл феноменологию своей «психологией», потому что это было единственное из его сочинений, посвященное мир не таким, каким он кажется Абсолютному Разуму (или Духу), а совершенно обычные умы, подобные нашему. Он проследил путь из повседневной жизни состояния здравого смысла с точки зрения «Систематического Наука».

    «Но в процессе написания этой книги я узнал о применении нового и беспрецедентный образ мышления «.

    Диалектическое мышление

    Другой образ мышления Гегеля стал известен как диалектический мышление. Что затрудняет объяснение диалектического мышления в том, что это можно увидеть только на практике. Это не «метод» или набор принципов, как у Аристотеля, которые можно просто заявлено, а затем применено к любому выбранному предмету.

    Как мы начинаем понимать, как работает эта диалектика?

    Во-первых, начав ценить уникальные философские взгляды Гегеля. амбиция.

    Всего

    Для Гегеля верно только все. Каждый этап или фаза или момент является частичным и, следовательно, частично неверным. Великая идея гегеля « совокупность «, в которой сохраняется каждый идей или этапов, которые он преодолел или включил.Преодоление или включение — это процесс развития , состоящий из «моментов» (этапы или фазы). Совокупность — это продукт того процесса, который сохраняет все свои «моменты» как элементы в структуре, а не как этапы или фазы.

    Думайте об этих структурных элементах как о взаимосвязанных элементах целая архитектура или даже лучше, фрактальная архитектура и .

    Aufhebung или Sublation

    Логика Аристотеля занимается отдельными, дискретными (само) идентичностями. в дедуктивной схеме.Гегель растворяет эту классическую статичность вид в динамичном движении к в целом . Целый это преодоление, которое сохраняет то, что преодолевает.

    Ничего не потеряно и не разрушено, но поднято и сохранено, как в спираль. Подумайте об открытии папоротника или ракушки.

    Это скорее органическая, чем механическая логика. Гегелевский особый термин для этого «противоречия» , преодолевающего и при этом с сохранением — это Aufhebung , иногда переводится как « снятия ».

    Чтобы что-то произошло, все должно быть на месте.

    Квантовая теория, постмодернистская космология, теория хаоса, компьютерный интерфейс и экология, по сути, придерживаются этого взгляда на «тотальность» в вопросе, не будучи «гегельянским».

    Грамматика мышления

    В трактовке логики у Гегеля мышление сосредоточено на самом себе, скорее чем пытаться постичь мир. Наука логики имеет дело с логическими категориями, а не случайностями истории или различные способы отношения к миру.Скорее отсутствует или далек от мира как такового.

    «Я сравниваю свое изучение логики с изучением грамматики. действительно увидеть награду, когда вы позже придете, чтобы понаблюдать за языком в использовании, и вы понимаете, что делает язык поэзии так вызывающе «.

    Гегель имеет дело с последовательностью логических категорий: бытие, становление, один, многие, сущность, существование, причина, следствие, универсальный, механизм, и «жизнь». Каждый из них исследуется по очереди и раскрывает собственные недостатки и внутренние противоречия.Каждая категория сделана создать еще один, более перспективный, который, в свою очередь, подлежат такой же проверке.

    Отрицание

    Гегель называет этот динамический аспект своего мышления силой « отрицания ». Именно посредством этой «негативности» мысли статическое (или привычное) отбрасывается или растворяется, становится подвижный и адаптируемый, и восстанавливает свое рвение к продвижению к «целый».

    Диалектическое мышление черпает свою динамику отрицания в своей способность выявить «противоречия» практически в любых категория или идентичность.

    «Противоречие» Гегеля означает не просто механическое отрицание или противодействие. В самом деле, он бросает вызов классическому представлению статической самоидентификации, A = A или A not = non-A.

    Под отрицанием или противоречием Гегель понимает самые разные отношения. различие, противопоставление, отражение или отношение.Это может указывать простая недостаточность категории или ее несогласованность. Наиболее что драматично, категории иногда оказываются противоречивыми.

    Три вида противоречий

    1. Три раздела науки логики включают три разного рода противоречия. В первом дивизионе Бытие Противоположная пара концепций на первый взгляд кажется категорически противоположной, поскольку если бы они не имели ничего общего друг с другом: Быть Ничего / Количество Качество.Только быть средством анализа или дедукции можно ли показать, что они тесно взаимосвязаны.
    2. Во втором дивизионе Essence сразу противостоящие пары подразумевают друг друга. Внутреннее и Внешнее, например: для определения одно одновременно определяет другое.
    3. В третьем подразделении Концепции [ Notion ] мы достигаем в целом более сложный уровень противоречия. Здесь у нас есть такие понятия, как идентичность, составные части которой, Универсальность и Особенность концептуально взаимосвязаны.

    Третий уровень сложнее изобразить или проиллюстрировать, чем другие, потому что это действительно абстрактно. Здесь мы говорим о отношения, которые могут быть отделены друг от друга только процесс абстракции.

    Например. Мы видим, как одна из наших самых важных категорий индивидуальность могут быть построены на паре явно противоположных принципов, универсальность и особенность .

    Триадическая структура

    Если отрицание — внутренняя жизненная сила диалектики, тогда триад. структура — это его органическая фрактальная форма.

    ТЕЗИС
    АНТИТЕЗИС
    СИНТЕЗ
    Утверждается мысль, которая при размышлении оказывается неудовлетворительной, неполной или противоречивой … , который продвигает утверждение его отрицания, антитезиса, который также при размышлении оказывается неадекватным… и так снова инвертируется …

    В классической логике это двойное отрицание («А не не А») просто восстановит первоначальный тезис. Синтез делает не делай этого. Он «преодолел и сохранил» (или снял) стадии тезиса и антитезиса стать высшим рациональное единство.

    Примечание: эта формулировка триадной логики Гегеля удобна, но необходимо подчеркнуть, что он никогда не использовал термины тезис, антитезис и синтез.

    Диалектическая триада Гегеля служит еще одной логической цели. Кант различали два вида логики:

    1. аналитическая логика понимания, которая фокусирует данные чувственного опыта для получения знания о естественном феноменальном Мир.
    2. диалектическая логика понимания, которая действует независимо от чувственного опыта и ошибочно исповедует дать знание о трансцендентном ноумене («вещи сами по себе »или также« бесконечное »или« целое »)

    Совершенно иная точка зрения Гегеля.

    1. Аналитического понимания достаточно только для естествознания и практическая повседневная жизнь, а не для философии.
    2. Диалектический разум не имеет отношения к кантовскому «трансцендентному», ни с абстрактными «изуродованными» частями реальности, но с реальностью как совокупность , и поэтому дает правда знаний.

    Что есть знание?

    Для Гегеля знание — это то, что вы, , делаете .Это акт . Но это также присутствие духа. Гегель, кажется, придерживается видения, даже опыт мышления как самоприсутствия. Присутствовать быть полностью самообладанием, самосознанием или с самим собой. О самосознании как огромном космическом достижении.

    Чтение Гегеля дает ощущение, что движение мысли совпадают с видением гармонии, которое ожидает нас в конце весь процесс. Каждый серьезный читатель Гегеля может засвидетельствовать до опьянения такими моментами.

    Абсолютное знание , в форме полного самосознания и самообладание духом, доступно только в конечной точке мыслительного процесса. Но нет различия между движущая энергия мысли и это чувство гармонии и удовлетворения в целом. В конечном итоге это универсал, имеющий верхнюю рука. Как гласит логика Гегеля …

    Все зависит от « идентичности идентичности и неидентичность «.

    В философии новейшее рождение времени — результат всех системы, которые предшествовали этому, и должны включать их принципы: и поэтому, если по другим причинам он заслуживает звания философии, он будет наиболее полным, всесторонним и наиболее адекватным система всего.

    «Вся философия подобна кругу»

    Георг Вильгельм Фридрих Гегель> Индивидуальный философ> Философия

    Введение | Жизнь | Работа | Книги

    Георг Вильгельм Фридрих Гегель
    (Портрет Якоба Шлезингера, 1831 г.)

    Георг Вильгельм Фридрих Гегель (часто известный как G.В. Ф. Гегель или Георг Гегель ) (1770 — 1831) был немецким философом раннего Нового времени. Он был ведущей фигурой в движении немецкого идеализма в начале 19 века , хотя его идеи выходили далеко за пределы более раннего кантианства, и он основал свою собственную школу гегельянства.

    Его называли «Аристотелем современности», и он использовал свою систему диалектики , чтобы объяснить всю историю философии, науки, искусства, политики и религии.Несмотря на обвинения в мракобесии и в «псевдофилософии» , Гегеля часто считают вершиной немецкой мысли начала 19 века.

    Его влияние было огромным , как в философии, так и в других науках, и он оказал глубокое влияние на многие будущие философские школы (независимо от того, поддерживали ли они или противостояли его идеям), ни в малейшей степени. из них был марксизм Карла Маркса, который оказал столь глубокое влияние на политический ландшафт 20-го века.

    Гегель (произносится HAY-gul ) был , родился 27 августа 1770 года в Штутгарте на юго-западе Германии . Его отец, Георг Людвиг Гегель , был секретарем налоговой инспекции при дворе герцога Вртембергского; его мать, Мария Магдалена Луиза (ne Fromm) , была обеспеченной и образованной дочерью юриста в Высоком суде при Вртембергском суде (она умерла, когда Гегелю было тринадцать лет). желчная лихорадка »).У Гегеля была младшая сестра Кристиана Луиза (которая позже была помещена в психиатрическую больницу и в конце концов утонула) и младший брат Георг Людвиг (который должен был погибнуть в русской кампании Наполеона 1812 года).

    В трехлетнем возрасте Гегель пошел в «Немецкую школу», а в пять — в «Латинскую школу», а затем с 1784 по 1788 год посещал среднюю школу Штутгарта Gymnasium Illustre . Он был серьезным и трудолюбивым. и успешных учеников , и ненасытных читателей с юных лет, включая Шекспира, древнегреческих философов, Библию и немецкую литературу.Помимо немецкого и латыни, он выучил греческий , иврит , французский и английский .

    В возрасте восемнадцати лет он поступил в Tbinger Stift , протестантскую семинарию при Тбингенском университете, где два сокурсника стали жизненно важными для его развития: поэт Фридрих Глдерлин (1770 — 1843) , и молодой гениальный будущий философ Фридрих Шеллинг. Все трое стали близкими друзьями , разделяя неприязнь к ограничительной среде семинарии.Гельдерлин и Фридрих Шеллинг вскоре начали интересоваться теоретическими дебатами о кантианской философии, хотя критическое взаимодействие Гегеля с Кантом произошло только в г., намного позже г. (около 1800 г.).

    Окончив Тбингенскую семинарию в 1793 году, Гегель стал домашним наставником в аристократической семье в Берне, Швейцария , а затем занял аналогичную должность в Франкфурт-на-Майне с 1797 по 1801 год. произвел около ранних работ по христианству , и его друг Гльдерлин начал оказывать все более и более важное влияние на его мысли.

    В 1801 году Гегель получил должность неоплачиваемого лектора в Йенском университете (при поддержке своего старого друга Шеллинга, который был там экстраординарным профессором). Он читал лекции по логике и метафизике и, вместе с Шеллингом, прочитал совместных лекций на «Введение в идею и пределы истинной философии» и провел «Философский диспуториум». В 1802 году Шеллинг и Гегель основали журнал «Kritische Journal der Philosophie» ( «Critical Journal of Philosophie» ), и он выпустил свою первую настоящую книгу по философии, «Differenz» des Fichteschen und Schellingschen Systems der Philosophie « ( » Разница между философскими системами Фихте и Шеллинга « ) в 1801 году.

    В 1805 году Университет повысил Гегеля до должности экстраординарного профессора (хотя до сих пор не получает зарплату) и, под финансовым давлением , он выпустил книгу, которая представила миру его философскую систему, «Phnomenologie des Geistes » ( « Феноменология разума » ), в 1807 году, сразу после года, когда Наполеон Бонапарт (которым очень восхищался Гегель) вошел в город Йену и закрыл университет.В том же году у него родился внебрачный сын Георг Людвиг Фридрих Фишер от его домовладелицы Кристиана Буркхардт (которую бросил ее муж). Однако, не сумев найти более подходящую работу, он был затем вынужден переехать из Йены и согласиться на должность редактора газеты «Bamberger Zeitung» в Бамберге.

    С 1808 по 1816 год он был директором гимназии в Нюрнберге , где он адаптировал свою «Феноменология разума» для использования в классе и развил идею всеобъемлющей энциклопедии философских наук. (позднее опубликовано в 1817 г.).В 1811 году он женился на Марии Хелене Сюзанне фон Тухер , старшей дочери сенатора, и у них было двое сыновей, Карл Фридрих Вильгельм в 1813 году и Иммануил Томас Кристиан в 1814 году (и в 1817 году его незаконнорожденный сын. , Людвиг Фишер, который к тому времени был осиротевшим (), присоединился к семье Гегеля). В этот период была опубликована его вторая большая работа, «Wissenschaft der Logik» ( «Наука логики» ) в трех томах в 1812, 1813 и 1816 годах.

    С 1816 по 1818 год Гегель преподавал в университете Гейдельберга , а затем он принял предложение занять кафедру философии в университете Берлина , где он оставался до своей смерти в 1831 году. Он опубликовал свой » Grundlinien der Philosophie des Rechts « ( » Элементы философии права « ) в 1821 году. На пике его славы его лекции привлекали студентов из по всей Германии и за ее пределами, и он был назначен Ректор Университета в 1830 году и наградили королем Пруссии Фридрихом Вильгельмом III за его службу прусскому государству в 1831 году.

    Гегель умер в Берлине 14 ноября 1831 года от эпидемии холеры и был похоронен на берлинском кладбище Доротеенштадт , рядом с другими философами Иоганном Готлибом Фихте и Карлом Вильгельмом 19 (1780 — Фердинанд Зольдинанд ).

    Гегель опубликовал только четыре основные книги за свою жизнь: «Phnomenologie des Geistes» ( «Феноменология разума» ) в 1807 году, его отчет об эволюции сознания от чувственного восприятия к абсолютному знанию. ; три тома «Wissenschaft der Logik» ( «Наука логики» ) в 1811, 1812 и 1816 годах, логическое и метафизическое ядро ​​его философии; «Энциклопедия философских наук» ( «Энциклопедия философских наук» ) в 1816 году, краткое изложение всей его философской системы, предназначенное как учебник для университетского курса; и «Grundlinien der Philosophie des Rechts» ( «Элементы философии права» ) в 1821 году, его политическая философия и его мысли о гражданском обществе.Ряд других работ по философии истории, философии религии, эстетике и истории философии был составлен из конспектов лекций его учеников и опубликованных посмертно .

    Его работы имеют репутацию абстрактности и сложности (не меньший академик, чем Бертран Рассел утверждал, что Гегель был самым трудным для понимания философом ) и широтой тем , которые они пытаются раскрыть. обложка.Эти трудности увеличены для тех, кто читает его в переводе , поскольку его философский язык и терминология на немецком языке часто не имеют прямых аналогов на других языках (например, его основной термин «Geist» обычно переводится как «разум»). «или» дух «, но они все еще не охватывают всей глубины значения слова).

    Мысль Гегеля можно рассматривать как часть прогрессии философов (восходящих к Платону, Аристотелю, Плотину, Лейбницу, Спинозе, Руссо и Канту), которых в целом можно назвать идеалистами и которые считали свободу, или себя. -определение как реальное и имеющее важное онтологическое значение для души, разума или божественности.

    Он разработал новую форму мышления и логики, которую он назвал «спекулятивным разумом» (который включает в себя более известную концепцию «диалектика» ), чтобы попытаться преодолеть то, что он считал ограничениями обоих здравый смысл и традиционная философия в понимании философских проблем и связь между мыслью и реальностью . Его метод заключался в том, чтобы начать с ультра-базовых концепций (таких как «Бытие и ничто») и развить их с помощью длинной последовательности разработок в направлении решений, которые принимают форму серии концепций .Он использовал испытанный процесс диалектики (который восходит к Аристотелю и включает в себя преобразование тезиса и его противоположного антитезиса в синтез ), но утверждал, что этот логический процесс был не просто вопросом из формируют отдельно от контента, но имеют приложения и последствия в реальном мире . Он также продвинул концепцию диалектики на один шаг дальше , утверждая, что новый синтез не является окончательной истиной вопроса, а, скорее, стал новым тезисом с соответствующими антитезисами и синтезом.Этот процесс будет продолжаться эффективно до бесконечности , пока не будет достигнут конечный синтез , который Гегель назвал Абсолютной Идеей .

    Таким образом, главный философский проект Гегеля

    заключался в том, чтобы взять противоречий и напряжений , которые он видел в современной философии, культуре и обществе, и интерпретировать их как часть всеобъемлющего, развивающегося, рационального единства , которое в разных контекстах он называл «абсолютной идеей» или «абсолютным знанием» .Он считал, что все взаимосвязано и что разделение реальности на дискретных частей (как это делали все философы со времен Аристотеля) было неправильным . Он отстаивал своего рода исторически мыслящий Абсолютный идеализм (разработанный на основе трансцендентального идеализма Иммануила Канта), в котором Вселенная реализует свой духовный потенциал через развитие человеческого общества , и в котором разум и природа могут быть рассматривается как две абстракции одно неделимое целое Дух .

    Однако традиционная триадная диалектическая интерпретация подхода Гегеля (тезис — антитезис — синтез), возможно, слишком упрощена . С точки зрения Гегеля, анализ любой кажущейся простой идентичности или единства обнаруживает лежащих в основе внутренних противоречий , и именно эти противоречия приводят к растворению вещи или идеи в той простой форме, в которой они представлены. и его развитие в более высокий уровень, более сложную вещь или идею , которая более адекватно включает противоречия .

    Гегель был первым крупным философом, который считал историю и философию истории важными. Историзм Гегеля — это позиция, согласно которой все человеческих обществ (и вся человеческая деятельность, такая как наука, искусство или философия) определены их историей , и что их сущность может быть найдена только через понимание этого. Согласно Гегелю, чтобы понять , почему человек такой, какой он есть, вы должны поместить этого человека в общество ; и чтобы понять это общество, вы должны понять его историю и силы, которые его сформировали.Он, как известно, процитировал как утверждение, что «Философия — это история философии».

    Его система понимания истории и самого мира была разработана на основе его знаменитых диалектических учений тезиса , антитезиса и синтеза . Он видел историю как прогрессию , всегда движущуюся вперед, никогда не статичную, в которой каждое последовательное движение выступает как решение противоречия , присущее предыдущему движению.Он считал, что каждая сложная ситуация содержит в себе конфликтующих элементов , которые работают на , дестабилизируют ситуацию, приводя ее к перелому в новую ситуацию, в которой конфликты разрешаются. Например, Французская революция представляла собой введение реальной политической свободы личности , но несла с собой семена жестокого правления террора , которое последовало за ним, и только тогда появилась возможность конституционного государства свободные граждане, воплощающие в себе как доброжелательную организующую силу рационального правительства , так и революционные идеалы свободы и равенства .

    Таким образом, история любого человеческого начинания не только опирается на , но также реагирует на , что было раньше. Этот процесс, однако, является продолжающимся процессом , потому что результирующий синтез имеет самого себя внутренних противоречий, которые необходимо разрешить (так что синтез становится новым тезисом для другого раунда диалектики). Однако важно то, что Гегель полагал, что этот диалектический процесс не просто случайный , но что он имеет направление или цель, и эта цель — свобода (и наше сознание и осознание свободы) и абсолютное знание разума как высшей реальности.

    В политическом и социальном плане Гегель видел конечной целью этого исторического процесса как бесконфликтное и полностью рациональное общество или государство, хотя для Гегеля это не означало общества догматических и абстрактных чистого разума такого рода. как и предполагала Французская революция, но такая, которая ищет рациональное в том, что является реальным и уже существует. Некоторые утверждали, что видение Гегелем государства как органического рационального целого не оставляет места для индивидуального несогласия и выбора, не оставляет места для той самой свободы , которую он отстаивал.Однако следует отметить, что идея свободы Гегеля совершенно отличалась от того, что мы думаем как традиционная либеральная концепция свободы (которую он рассматривал как просто способность следовать своему собственному капризу ), и скорее состоит из в реализации себя как рациональной личности. Однако он не стал подробно рассказывать о своем видении идеального государства и о том, как такое государство может не впасть в авторитаризм, и тоталитаризм.

    Гегель категорически отверг кантовскую «вещь в себе» и его нуменальный мир , возражая против утверждения Канта о том, что что-то существует непознаваемым как противоречивое и непоследовательное. Напротив, он утверждал, что все, что является , по определению должно быть познаваемым : «Реальное рационально, а рациональное реально». Он утверждал, что реальным становится «Geist» (что, как мы отметили выше, можно перевести как разум, дух или душа), которое он также рассматривает как развитие на протяжении истории , причем каждый период имеет «Zeitgeist» (дух времени).Таким образом, хотя отдельные люди и целые общества меняются как часть диалектического процесса, на самом деле меняется лежащий в основе Geist. Он также утверждал, что индивидуальное сознание или разум каждого человека на самом деле является частью Абсолютного Разума (даже если человек этого не осознает), и утверждал, что если бы мы поняли, что мы были частью большего сознания , мы не были бы так озабочены нашей индивидуальной свободой , и мы согласились бы действовать рационально таким образом, чтобы не следовать нашему индивидуальному капризу, тем самым достигая самореализации .

    Было много споров о том, следует ли считать философию Гегеля религиозной или духовной или нет. Большинство интерпретировало его идею Абсолютного Разума как своего рода Монизм, который может включать или не включать в себя монотеистического Бога традиционного христианского типа. Некоторые считали его более близким к пантеизму. Однако большая часть его философии также имеет смысл, если интерпретировать нерелигиозным образом , имея в виду только человеческих умов .

    Гегель также обсуждал в своей работе концепцию отчуждения , идею чего-то, что является частью нас и внутри нас, и все же каким-то образом кажется чужим или чужим или враждебным . Он представил фигуру «несчастная душа» , которая молится Богу, которого он считает всемогущим, всезнающим и вседобрым, и который видит себя в отличие от как бессильного, невежественного и низменного. Гегель утверждает, что это неправильно, потому что мы фактически часть Бога (или Geist или Mind) и, таким образом, обладаем всеми хорошими качествами, а также плохими.

    Мысль Гегеля часто считают вершиной немецкого идеализма начала XIX века. Несмотря на подавление (и даже запрета в какой-то момент) его философии прусскими правыми и его твердое отклонение левыми, влияние Гегеля было огромным , как в философии, так и в мире. другие науки. Это окажет глубокое влияние на многие будущие философские школы (не в последнюю очередь те, которые выступили против его идей), такие как экзистенциализм, марксизм, национализм, фашизм, историзм, британский идеализм и логический позитивизм и движение аналитической философии.

    После его смерти последователи Гегеля разделились на два противостоящих лагеря : протестантские консервативные правые («старые») гегельянцы и атеистические, революционные левые («молодые») гегельянцы . Хотя это различие , возможно, теперь считается чем-то вроде , неф , его можно рассматривать как дань широте видения Гегеля. Во второй половине 20-го века философия Гегеля претерпела крупный ренессанс , отчасти из-за переоценки Гегеля как возможного философского прародителя марксизма, а отчасти из-за возрождения исторической перспективы что он ко всему привнес, и растущее признание важности его диалектического метода .

    См. Дополнительные источники и список рекомендованной литературы ниже или полный список на странице книг по философии. По возможности я связывал книги с моим партнерским кодом Amazon, и как партнер Amazon я зарабатываю на соответствующих покупках. Покупка по этим ссылкам помогает поддерживать работу сайта, и я благодарен за вашу поддержку!

    • The Hegel Reader 1st Edition
      Стивен Ульгейт (редактор)
    • Наука логики Гегеля
      Георга Вильгельма Фридриха Гегеля (Автор), А.В. Миллер (переводчик)
    • Георг Вильгельм Фридрих Гегель: Феноменология духа (Кембриджские переводы Гегеля)
      Георг Вильгельм Фредрих Гегель (автор), Терри Пинкард (редактор), Майкл Баур (редактор, переводчик)
    • Философия истории (Дуврская философская классика)
      Георга Вильгельма Фридриха Гегеля (автор), Г. В. Ф. Гегеля (автор), Я. Сибри (переводчик)
    • Гегель: Элементы философии права (Кембриджские тексты в истории политической мысли)
      Георг Вильгельм Фредрих Гегель (Автор), Аллен В.Вуд (редактор), Х. Б. Нисбет (переводчик)
    • Кембриджский компаньон Гегеля
      Фредерик К. Байзер (редактор)
    • Hegel: Texts And Commentary 1st Edition
      by Walter Kaufmann (редактор, переводчик)
    • Гегель (Мастера прошлого)
      Питер Сингер (Автор)
    • Гегель и современное общество (современная европейская философия)
      Чарльз Тейлор (Автор)
    • Феминистские интерпретации Г. В. Ф. Гегеля (перечитывание канона), 1-е издание,
      , Патрисия Ягентович Миллс (редактор)
    • Идея философии Гегеля: с новым переводом введения Гегеля в историю философии 1-е издание
      Квентин Лауэр (автор), Георг Вильгельм Фридрих Гегель (автор)
    • Гегель: Великие философы (серия Великих философов) 1-е издание
      Раймонд Плант (Автор)
    • Введение в логику Гегеля (серия Hackett Classics)
      Юстуса Хартнака (Автор)
    • Subjects of Desire Reprint Edition
      Джудит Батлер (Автор)
    • The Phenomenology of Spirit Reader: Critical and Interpretive Essays (Suny Series in Hegelian Studies) (Suny Series, Hegelian Studies) 1-е издание
      , Джон Стюарт (редактор)
    • Философия без оснований: переосмысление Гегеля (серия SUNY по философии) (СЕРИЯ SUNY В ИССЛЕДОВАНИЯХ ГЕГЕЛЯ)
      Уильям Мейкер (Автор)
    • Этическая мысль Гегеля
      Аллена У.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *