Евпатий коловрат рассказ – Евпатий Коловрат — Википедия

Евпатий Коловрат — Славянская культура

Евпатий Коловрат (ск. 1237/38), рязанский вельможа, воевода и богатырь. С отрядом в 1700 человек, уцелевших от татаро-монгольского разгрома Рязани, напал на стан хана Батыя и привел захватчиков в замешательство, перебив многих “нарочитых” монгольских богатырей. Татарам удалось одолеть отряд Коловрата после того, как они применили против него “пороки” — камнеметы. Евпатий погиб в сражении и удостоился самой высокой похвалы даже со стороны своих врагов — хана Батыя и его окружения.

Евпатий Коловрат и другие герои сражений с ордынцами

Оборона Рязани. Диорама Дешалыта

Трагические события 1237-1241 годов явили немало примеров мужества и самоотверженности наших предков. Никто не собирался без боя покоряться могущественным завоевателям. Во всех русских княжествах отвечали решительным отказом на предложение признать рабскую зависимость от монголов. Немеркнущей славой овеяны подвиги рязанского богатыря Евпатия Коловрата, защитников Козельска и Киева и многих других известных и безвестных героев той далекой эпохи. Но доблесть русских воинов не могла возместить отсутствие единства и сплоченности перед лицом врагов. За раздоры и междоусобицы пришлось расплачиваться горестными поражениями, а затем двухсотлетним подчинением иноземцам.

Первой жертвой монгольского нашествия на Русь стало Рязанское княжество, находящееся на юго-востоке страны и граничившее с захваченными неприятелем территориями. Правили в Рязани, Муроме, Пронске потомки черниговского князя Святослава Ярославича (третьего сына Ярослава Мудрого) - близкие родственники князей Чернигова, Новгорода Северского, Путивля. Однако не менее тесную связь, чем с Черниговской землей, имело Рязанское княжество с соседним Великим княжеством Владимирским. Еще в XII веке, при владимирском князе Всеволоде Большое Гнездо, рязанские князья находились в вассальной зависимости от последнего. Когда в конце 1237 года вражеские полчища подступили к границам Рязанской земли, когда прибывшие на Русь послы Батыя потребовали покориться монгольскому хану, именно в Чернигов и во Владимир обратился рязанский князь Юрий Ингваревич с просьбой оказать ему помощь в отражении агрессии. Однако даже если бы другие князья прислали для защиты Рязани свои полки, все равно подавляющий численный перевес оказался бы на стороне завоевателей. Остановить ордынские полчища у рубежей Руси в тех условиях было практически невозможно. И каждый князь, заботясь в первую очередь о безопасности своей территории, не хотел напрасно растратить силы, необходимые для обороны собственных владений. Рязанцам пришлось одним противостоять грозным врагам.

Дошедшие до нас старинные памятники - летописи, исторические повести, жития святых - по-разному освещают трагические события зимы 1237-1238 годов.

Согласно сведениям "Повести о разорении Рязани Батыем", рязанский князь Юрий Ингваревич направил к Батыю для переговоров своего сына Федора. Монголы нарочно предъявили неприемлемые условия и, получив от Федора Юрьевича отказ, убили молодого князя. А вскоре погибла и жена его, Евпраксия: монголы собирались доставить ее к своему хану, и княгиня, чтобы не попасть в руки врагов, бросилась с высокой башни и разбилась насмерть.

Не получив помощи от соседей, потерпев неудачу в попытках примириться с Батыем на приемлемых условиях, рязанские, пронские, муромские князья со своими войсками встретили полчища монголов "в поле", недалеко от границы, "и была сеча зла и ужасна". Характеризуя огромное численное превосходство врагов, свидетель добавляет, что русские бились "един с тысящей, а два со тьмою" (десятком тысяч). Монголы одержали победу в этом сражении и 16 декабря 1237 года подошли к Рязани. В течение пяти дней непрестанно ордынцы штурмовали город. Многочисленность войска позволяла им заменять утомившиеся в битве, отряды свежими силами, а защитники Рязани не имели времени для отдыха. На шестой день, 21 декабря 1237 года, когда многие рязанцы погибли в бою, а оставшиеся были ранены или изнемогали от беспрерывного сражения, монголы ворвались в крепость. Страшному разгрому подверглась Рязань, погибло большинство горожан. "И не осталось в городе ни одного живого: все равно умерли и единую чашу смертную испили. Не было тут ни стонущего, ни плачущего - ни отца и матери о детях, ни детей об отце и матери, ни брата о брате, ни сродников о сродниках, но все вместе лежали мертвые". Опустошив некоторые другие города Рязанской земли, Батый направился дальше, намереваясь покорить и остальные русские княжества.

Однако не все рязанцы погибли. Некоторые отлучились из родного города по делам торговли или по какой-либо иной причине. Не было в Рязани в роковой час одного из самых доблестных воинов князя Юрия Ингваревича - боярина Евпатия Коловрата. Он находился в Чернигове - очевидно, по поручению своего господина вел переговоры об оказании помощи подвергшемуся агрессии княжеству. Но вот пришла горестная весть о гибели Рязани и о смерти князя Юрия Ингваревича. Дальнейшее пребывание в Чернигове теряло для Коловрата смысл, и он посчитал, что должен находиться там, где в смертных боях решается судьба его земли. Нужно заступить путь врагу, отомстить за Рязань, защитить еще не захваченные монголами города и селения.

И Евпатий Коловрат со своей небольшой свитой поспешно возвращается на пепелище Рязани, быть может, еще надеясь застать в живых кого-либо из родных и друзей. Но на месте процветавшего еще недавно города Коловрату и его спутникам открылось ужасное зрелище: "увидел город разоренный, государей убитых и множество народа полегшего: одни убиты и посечены, другие пожжены, а иные в реке потоплены". Несказанной скорбью наполнилось сердце, Евпатий собрал уцелевших разанских ратников (всего в дружине теперь насчитывалось около тысячи семисот человек) и пошел вслед за монголами. Настигнуть недругов удалось уже в пределах Суздальской земли. Евпатий Коловрат и его дружинники внезапно нападали на ордынские станы и нещадно били монголов. "И смешались все полки татарские... Евпатий же, насквозь проезжая сильные полки татарские, бил их нещадно. И ездил средь полков татарских храбро и мужественно", - сообщает древний автор. Сильный урон был нанесен противнику. Ордынцы, не ожидавшие удара со стороны опустошенной ими Рязанской земли, пришли в ужас, - казалось, это мертвые восстали, чтобы отомстить за себя. Сомнения отступили лишь тогда, когда удалось захватить в плен пятерых израненных русских воинов. Их привели к Батыю, и на вопрос хана, кто они такие, последовал ответ: "Мы - люди христианской веры, а воины великого князя Юрия Ингваревича Рязанского, а от полка Евпатия Коловрата. Посланы мы тебя, сильного царя, почествовать и честно проводить, и честь тебе воздать. Да не дивись, царь, что не успеваем наливать чаш [смертных] на великую силу - рать татарскую". Батый удивился их ответу. А один из знатных монголов, могучий Хостоврул, вызвался победить в поединке предводителя рязанцев, захватить его в плен и живым доставить к хану. Вышло, однако, совсем иначе. Когда возобновилось сражение, русский и монгольский богатыри съехались биться один на один, и Коловрат рассек Хостоврула пополам, до седла. Некоторые другие сильнейшие монгольские воины также сложили головы на поле битвы. Не сумев справиться с горсткой храбрецов в открытом бою, напуганные ордынцы направили против Евпатия Коловрата и его дружины орудия для метания камней, которые применялись при штурме укреплений. Только теперь врагам удалось убить русского витязя, хотя при этом пришлось уничтожить и множество своих. Когда и остальные рязанские воины погибли в неравном бою, монголы принесли к Батыю мертвого Коловрата. Приближенные хана восхищались мужеством русских героев. Сам Батый воскликнул: "О Коловрат Евпатий! Многих ты побил богатырей сильной орды, и многие полки пали. Если бы у меня такой служил, я держал бы его против сердца своего". Хан приказал отпустить на свободу захваченных в сражении рязанцев и отдать им тело Коловрата, чтобы похоронили его по своему обычаю.

Такова история подвига рязанского богатыря Евпатия Коловрата и его храброй дружины, поведанная древней воинской повестью (созданной, скорее всего, в XIV веке). В других источниках о Евпатий Коловрате упоминаний нет. Однако из некоторых летописей известно, что остатки рязанских и пронских полков под предводительством князя Романа Ингваревича сражались с монголами уже в пределах Суздальской земли.

В январе 1238 года крупное и упорное сражение с монголами произошло у Коломны. К этой крепости, прикрывавшей путь к стольному Владимиру, направил свои полки великий князь Георгий Всеволодович. Сюда же подошли уцелевшие рязанские воины. По мнению некоторых исследователей, в данном случае была предпринята попытка великокняжеской владимирской рати сдержать дальнейшее наступление ордынцев, и сражение под Коломной является одним из самых значительных за период нашествия Батыя на Русь. Со стороны монголов в битве участвовало объединенное войско всех двенадцати царевичей-чингисидов, направленных на завоевание Руси. Как отмечают историки, о серьезности битвы под Коломной свидетельствует тот факт, что там был убит один из ханов-чингисидов - Кулькан, а это могло произойти лишь в случае крупного сражения, сопровождавшегося глубокими прорывами боевого порядка монголов (ведь церевичи-чингисиды во время битвы находились позади боевых линий). Только ввиду огромного численного превосходства Батыю удалось одержать победу. Почти все русские воины (в том числе князь Роман) погибли в бою. Путь на Москву и Владимир был открыт. Однако такие упорные сражения, как это, изматывали силы завоевателей и смогли надолго задержать врагов. Не случайно Батый не смог добраться до Великого Новгорода, Пскова, Полоцка, Смоленска.

Подробности происшедшего под Коломной, имена отличившихся воинов неизвестны - слишком кратки, лаконичны сообщения летописей. Быть может, с этими событиями связаны и подвиги рязанского боярина Евпатия Коловрата и его небольшой дружины. Вероятно, именно рязанцы, потерявшие по вине монголов родных и близких, проявили под Коломной необычайное мужество. Они не вышли живыми из сражения, но память об этих героях могла в течение, нескольких десятилетий храниться в устных сказаниях, которые впоследствии были записаны и вошли в состав "Повести о разорении Рязани Батыем".

Курган Коловрата?

Идея найти последнее пристанище Евпатия Коловрата крепко засела в моей голове, ещё пятнадцать лет назад, когда я прочёл "Изначалие". Что-то в его образе, так живо обрисованном Селидором, неумолимо притягивало меня. Очень хотелось побывать в тех местах, прикоснуться к затаённой в земле СЛАВЕ ГЕРОЯ, так отчаянно и самозабвенно защищавшего Родину.

Видимо не случайно то, что недалеко от предполагаемого места его захоронения я сейчас свиваю своё родовое гнездо. Небольшая деревня Сенницы, где я пытаюсь отстроить дом, расположена примерно в шестидесяти километрах от реки Вожи, на берегах которой, по преданию, и был захоронен легендарный, наводивший ужас на монголов берсерк, люто мстящий за разоренье родной земли, терзая тылы монгольского нашествия со своим отчаянным отрядом; былинный богатырь, разрубивший до седла в ритуальном поединке, перед своей последней битвой, шурина Батыя, ордынского богатыря Хоставрула. 

Ближайший к этим местам город Зарайск всего в пятнадцати километрах от Сенниц. За восемь лет я там бывал довольно часто. Начал наводить справки в местном краеведческом музее. К слову сказать, никакой внятной информации я там не получил. Конечно, про то, что где-то под Зарайском он был похоронен, там знали, но ничего конкретного о месте его захоронения не сказали, рекомендовали обратиться в исторический архив Рязани. Туда я не доехал, но вдруг почти случайно в этом 2008 году на официальном Зарайском интернет-сайте наткнулся на такую информацию:

Исторический Хронограф г. Зарайска:
1237 г. 28 декабря (?). Русский богатырь-воевода Рязани Евпатий Коловрат, вернувшийся из Чернигова и побывавший в разграбленной и спаленной Рязани, прибыл в Красный (Зарайск) и, по преданию, на Великом Поле сформировал дружину из 1700 ратников.
1238г. Январь (?). Дружина Евпатия Коловрата настигла на Суздальской земле полки Батыя и напала на их станы
4 марта. Решающее сражение дружины Евпатия Коловрата с монголо-татарами на реке Сить; в этом сражении Евпатий погиб.
Март-апрель (?). Оставшиеся в живых "изнемогшие от великих ран" пять русских витязей доставили тело Евпатия Коловрата на Зарайскую землю и похоронили, как гласит народная молва, на левом берегу реки Вожи, между селениями Китаево и Николо-Кобыльское; это место в народе известно как Могила Богатыря.

В книге "Искусство партизанской войны" Селидор ссылается на статью некоего В. Поляничева "Последнее пристанище Евпатия Коловрата?", вышедшую в апреле 1986 г. в газете "Ленинское Знамя". Приведу выдержки из книги:
"…Из Зарайска траурная процессия (с телом воеводы) продолжила путь на юг, к Рязани.

На пути встала Вожа… Река под напором вешних вод вспучилась, и преодолеть её стало невозможно. Воины поняли: сохранить тело Евпатия от тлена уже не удастся, и они решают похоронить его тут же на берегу реки…" Далее исследователь пишет, что к такому выводу его привели встречи со старожилами привожских сёл. В этих местах проходила древняя дорога, по которой ездили в ставку Батыя рязанские послы. Всего в версте от дороги - село Остроухово, на заливном лугу, что раскинулся между старинными зарайскими деревеньками Китаево и Николо-Кобыльское, там и покоется Евпатий Коловрат. Его могилу называют "Часовней", поскольку раньше над ней стояла часовня. Когда в тридцатых годах часовню разобрали, испытывая в колхозе нужду в кирпичах, нашли в подполье камень, под которым и была могила "какого-то былинного богатыря".

Скачав в Интернете карту местности, я заметил, что сёла Николо-Кобыльское и Остроухово там не обозначены, надо было ехать и во всём разбираться на месте.

Как только представилась возможность, я отправился туда. Пешком от Зарайска, думаю, топал бы целый день и столько же искал место, но пеший поход не входил в мои планы. Поскольку времени было мало - обычные выходные, в понедельник на работу, - любимой и детям нужно внимание, посему я решил совместить приятное с полезнопозновательным: взял всю семью с собой, благо машина позволяла.

Корейский полноприводной "Хендай Тускон", по случаю доставшийся мне на работе, как нельзя лучше подходил для этого похода: он всё же больше кроссовер, чем джип, проходимость получше, чем у обычных легковушек, но хуже, чем у внедорожников. Тем не менее, с задачей машина вполне справилась.

Выехав из Зарайска в сторону села Карино, через 25 км я свернул на просёлочную дорогу у деревни Кобылье. Судя по карте, через деревни Верейково и Клишино я вполне могу доехать до Китаева через каких-то 10-12 км. Однако реалии бездорожья средней полосы внесли свои коррективы. Приходилось объезжать овраги, необозначенные на карте ручьи и дачные посёлки. Заехав в итоге в необозначенное на карте Николо-Кобыльское, я осознал, что соответствия с картой нет никакого, более смутило то, что и реки Вожи здесь рядом нет и в помине, она протекает гораздо южнее. Принял решение двигать к селу Китаево, по крайней мере, оно упомянуто в статье и на карте есть.

После трёх часов блужданий по разухабистым лесным дорогам я выехал к деревне Калиновка, стоящей у заросшей с обоих берегов лесом реки Вожи. 
Судя по карте, совсем рядом находилось искомое Китаево. Порасспросив местных жителей, я выдвинулся в нужном направлении. На окраине Калиновки (почему-то в голову полезли ассоциации с Калиновым Мостом через реку Забвения) я заметил одиноко стоящий холм, словно прислонившийся к небольшому лесу.

Дорога шла как раз вокруг холма, стоял он очень удачно - я залез на него и сделал несколько снимков окрестностей. Вид открывался впечатляющий: раздолье полей с живописным перелесьем. Внизу была река Вожа. Я попытался представить, насколько она могла разливаться весной: если тот луг внизу заливной, то вода вполне могла дойти до подножья этого холма.

Получается, что теоретически этот холм вполне мог быть погребальным курганом неистового воина! Место - самое высокое в округе, наверняка здесь стояла та самая "часовня". И действительно, местные жители уже из села Китаево кивали в сторону холма: "Ну да, часовня и есть, Могила Богатыря - знамо дело!"

Я, вымотанный дорогой, радовался удаче, но позже появились сомнения: смогли бы пять израненных воинов насыпать довольно внушительный Курган? За 770 лет, прошедших с тех событий, мог не раз поменяться ландшафт местности. Даже окрестные деревни поменяли названия с 1986 года: Остроухово - Калиновка? 
Выяснить это мне не удалось, как и то, почему Николо-Кобыльское оказалось много севернее от реки Вожи.

Иначе говоря, утверждать что это "Курган Коловрата", я не стану, но предлагаю организовать туда летом 2009 года экспедицию, желательно подтянув специалистов в данном вопросе, людей с геолого-археологическим образованием, запастись спутниковыми навигаторами. Короче, провести детализированное исследование этого вопроса.

Думаю, это будет интересно многим. Ведь история Евпатия Коловрата - это история реального древнерусского ГЕРОЯ - воина и воеводы. Это наша с вами история, Нашей Земли и Наших Людей. Она не должна быть забыта! Как не пафосно это звучит, но это на самом деле так.

Когда родился Евпатий Коловрат

Повесть начинается сообщением о приходе "безбожного царя" Батыя на русскую землю, его остановке на реке Воронеж и татарском посольстве к рязанскому князю с требованием дани. Великий рязанский князь Юрий Ингоревич обратился за помощью к великому князю владимирскому, а получив отказ, созвал совет рязанских князей, которые решили направить к татарам посольство с дарами. 

Посольство возглавил сын великого князя Юрия Федор. Хан Батый, узнав о красоте жены Федора, потребовал, чтобы князь дал ему познать красоту своей жены. Федор с негодованием отверг это предложение и был убит. Узнав о гибели мужа, супруга князя Федора Евпраксия бросилась со своим сыном Иваном с высокого храма и разбилась насмерть.

Оплакав кончину сына, великий князь Юрий стал готовиться к отпору врагам. Русские войска выступили против Батыя и встретили его у рязанских границ. В разгоревшейся битве пали многие полки Батыевы, а у русских воинов "один бился с тысячью, а два — с тьмою". В бою пал Давид Муромский. Князь Юрий вновь обратился к рязанским храбрецам, и вновь вспыхнул бой, и едва одолели их сильные полки татарские. Многие князья местные — и воеводы стойкие, и воинства удальцы и храбрецы, цвет и украшение Рязани, — все равно "одну чашу смертную испили". Плененного Олега Ингоревича Красного Батый пытался привлечь на свою сторону, а после приказал казнить. Разорив Рязанскую землю, Батый ушел во Владимир.

В этот момент в Рязань примчался Евпатий Коловрат, бывший во время татаро-монгольского нашествия в Чернигове. Собрав дружину в тысячу семьсот человек, он внезапно напал на татар и так "рубил их нещадно", что даже мечи притупились, и "брали русские воины татарские мечи и секли их нещадно". Татарам удалось захватить пятерых израненных рязанских храбрецов, и от них Батый наконец узнал, кто громит его полки. Евпатию удалось победить Христовлура — шурина самого Батыя, но и сам он пал в бою, сраженный из камнеметных орудий.

Завершается "Повесть о разорении Рязани Батыем" рассказом о возвращении Ингваря Ингоревича из Чернигова в Рязанскую землю, его плачем, похвалой роду рязанских князей и описанием восстановления Рязани.

Впервые на повесть обратил внимание еще Н. М. Карамзин. С тех пор она разбиралась многими исследователями, к ней обращались писатели и поэты. Еще в 1808 году Г. Р. Державин написал свою трагедию "Евпраксия", героиней которого стала жена князя Федора. К этому же сюжету обратился и Д. Веневитинов, создавший в 1824 году поэму "Евпраксия". В том же 1824 году пишет свое стихотворение "Евпатий" и Н. М. Языков. В конце 50-х годов XIX века Л. А. Мей создает "Песню про боярина Евпатия Коловрата". В XX веке на сюжет "Повести" написал стихотворение о Евпатии Коловрате С. А. Есенин; ее поэтический перевод создал Иван Новиков. Материал древнерусской "Повести о разорении Рязани Батыем" использовали Д. Ян в повести "Батый" и В. Ряховский в повести "Евпатий Коловрат". Широкому кругу читателей она известна в пересказе школьного учебника и по многочисленным ее изданиям.

Обращались к "Повести о разорении Рязани Батыем" и многие исследователи. Их трудами собраны десятки ее рукописей, выделены различные редакции и определены отношения между ними. Однако вопрос о времени создания этого шедевра древнерусской литературы до сих пор остается открытым. В. Л. Комарович и А. Г. Кузьмин склоняются к датировке ее XVI веком, Д. С. Лихачев относит "Повесть" к концу XIII — началу XIV века. Последняя точка зрения закрепилась в учебниках по древнерусской литературе, нашла свое отражение в изданиях "Повести", использовалась в исследованиях по истории литературы Древней Руси. Работы же В. Л. Комаровича и А. Г. Кузьмина по каким-то причинам не попали даже в солидный академический справочник.

Возможно, такое положение с датировкой "Повести о разорении Рязани Батыем" объясняется особенностями самого памятника. Действительно, какие могут быть сомнения в раннем ее появлении? Ведь в качестве сюжета взяты события Батыева похода против Руси. Автор описывает нашествие эмоционально и красочно, сообщает многие подробности, среди которых встречаются и такие, которых не сохранили страницы древнерусских летописей. Кроме того, такие памятники древнерусской литературы, как "Задонщина", "Повесть о нашествии Тохтамыша на Москву", "Слово о житии и преставлении великого князя Дмитрия Ивановича, царя русского", повесть Нестора-Искандера, имеют строки, схожие с текстом "Повести о разорении Рязани Батыем", из чего, казалось бы, можно сделать вывод об известности этой повести русским книжникам XIV—XV веков.

Но если бы все было так просто! Ведь автор может избрать в качестве сюжета для своего произведения не только недавние события, но и дела давно минувших дней. Факты, неизвестные другим летописям, могут свидетельствовать не только об осведомленности создателя "Повести", но и о его художественном воображении и вызывать сомнения в достоверности сообщаемых им сведений.

При этом в "Повести о разорении Рязани Батыем" бросается в глаза ряд странностей, которые настораживают. Прекрасно описывая павших воинов, чьи тела запорошены снегом на поле брани, почерневшие изнутри стены городского собора, автор забывает имена рязанских князей, их родственные связи. Так, названные в числе павших в битве с татарами Давид Муромский и Всеволод Пронский скончались до татаро-монгольского нашествия. Не дожил до разорения Рязани и Михаил Всеволодович, которому, согласно "Повести", пришлось восстанавливать Пронск после Батыя. Олег Ингоревич Красный, который, кстати, был не братом, а племянником рязанского князя Юрия, не пал от татарских ножей. Страшная гибель, приписанная ему автором "Повести", ждала спустя 33 года его сына Романа.

Епископ рязанский также не погиб в осажденном городе, а успел выехать из него незадолго до прихода татар. В качестве предков рязанских князей названы Святослав Ольгович и Ингорь Святославич, в действительности не являвшиеся родоначальниками рязанского княжеского дома. Сам титул Юрия Ингоревича "великий князь рязанский" появился лишь в последней четверти XIV века. Наконец, определение дружины Евпатия Коловрата, которая насчитывала 1700 человек, как небольшой не соответствует реалиям домонгольской и удельной Руси.

Посмотрим на сам текст "Повести". Среди десяти ее редакций древнейшими считаются те, что названы Д.С. Лихачевым Основной А и Основной Б. Последняя сохранилась в двух видах. Именно к ним восходят все остальные редакции "Повести".

Сходство отдельных фрагментов текста "Повести о разорении Рязани Батыем" с некоторыми памятниками литературы конца XIV—XV века не вызывает сомнения и отмечалось многими исследователями. Но оно может быть порождено общими литературными штампами, используемыми древнерусскими книжниками при описании определенных событий. Взаимосвязь может оказаться и обратной, то есть не "Повесть" повлияла на памятники литературы XV века, а, напротив, они послужили автору источником для создания произведения.

Если внимательно всмотреться в текст, то можно сказать, что сходство "Повести" с "Задонщиной" объясняется единой жанровой природой памятников. Обе воинские повести не имеют дословных текстуальных совпадений. Эти совпадения есть между "Повестью о разорении Рязани Батыем" и "Повестью о нашествии Тохтамыша на Москву". Но на основании этих текстов невозможно сказать о том, какой из памятников был древнее. Зато это можно сказать о "Слове о житии и преставлении великого князя Дмитрия Ивановича, царя русского": плач Евдокии по князю Дмитрию из этого памятника безусловно послужил основой для "плача Ингваря Ингоревича" из "Повести о разорении Рязани Батыем". Об этом свидетельствует употребление Ингварем по отношению к многим павшим обращения в единственном числе ("господине", "месяц мой красный", "скоропогибший").

Эти слова, не соответствующие плачу о разоренной Рязанской земле, были уместны в устах Евдокии, обращающейся к своему мужу. Но "Слово о житии и преставлении Дмитрия Ивановича" входит в цикл повестей о событиях последней четверти XIV — начала XV века, составленных для летописного свода 1448 года. К их числу принадлежит и "Повесть о нашествии Тохтамыша на Москву". Следовательно, и она была источником "Повести о разорении Рязани Батыем". Еще с одним памятником XV века "Повесть" связывают выражения "один бьется с тысячей, два — с тьмою", "исполин силою", "санчакбей". Эти слова и речевые обороты мы находим в повести Нестора-Искандера о взятии Царьграда турками в 1453 году. Но титул "санчакбей" связан именно с организацией турецкой армии и не мог быть заимствован Нестором-Искандером из повести о монгольском нашествии. Более вероятным представляется зависимость рязанской повести от сочинения второй половины XV века.

Кроме того, "Повесть о разорении Рязани Батыем" дошла до нас в составе цикла сказаний о Николе Заразском. Этот цикл объединил литературные памятники, различные по своему характеру, информативности и художественным достоинствам. В него, помимо нашей "Повести", вошли "Повесть о принесении иконы Николы Корсунского в Рязань", тесно связанная с ней "Повесть о гибели князя Федора и его семьи", "Родословие священников, служивших у иконы Николы", и "Сказания о чудесах от иконы в 1513 и 1531 годах". Некоторую основу для датировки "Повести о разорении Рязани Батыем" может дать анализ этого литературного конвоя.

Цикл дошел до нас в различных редакциях, но в большинстве случаев он открывается "Повестью о принесении иконы Николы Корсунского в Рязань". Скорее всего, ее написал Евстафий Вторый, сын священника Евстафия Раки, принесшего икону. Прежнее самостоятельное существование этого текста подтверждается сохранившейся в некоторых редакциях фразой-концовкой: "Богу нашему слава", уместной при отсутствии далее других произведений Николо-Заразского цикла. Время создания этой повести — XIII век.

Тесно связана с рассказом о принесении иконы вторая повесть Николо-Заразского цикла, в которой рассказывается о гибели князя Федора во время посольства к Батыю и о самоубийстве его жены, бросившейся с высокого храма вниз. Это сказание носит характер топонимической легенды. Она завершается фразой: "и от сея вины зовется великий чюдотворец Николае Зараский, яко благовренаа Еупраксеа с сыном князем Иваном сама себе зарази" , которая свидетельствует, что перед нами литературная обработка народной этимологии топонима Заразск. Но топонимическое предание не может появиться раньше появления пункта с таким названием. "Список русских городов дальних и ближних", составленный в конце XIV века, не знает городка Заразск, из чего можно сделать вывод о появлении легенды о князе Федоре и его семье не ранее XV века.

Но ведь "Повесть о гибели князя Федора и его семьи" предшествовала "Повести о разорении Рязани Батыем". Последняя почти дословно повторяет текст Заразской легенды, из-за чего возникает ее дублирование в рамках единого цикла. Следовательно, и наша "Повесть" сложилась не ранее XV века. Но когда же?
Ответ на этот вопрос может подсказать "Родословие священников, служивших у иконы Николы Заразского" и "Сказание о чуде от иконы, случившемся в 1513 году".

Родословие священников (или Род поповский) имеет две основные редакции: перечисляющую 9 поколений без указания срока беспеременного служения рода у иконы и перечисляющую 10 поколений, служивших 335 лет . Показательно, что первая редакция обычно предшествует "Повести о разорении Рязани Батыем", следуя сразу за "Повестью о гибели князя Федора", а вторая помещается за сказанием о батыевом нашествии на Рязань.

Следовательно, мы вправе предположить, что к Родословию священников, состоящему из 9 поколений и первоначально завершавшему повести о принесении иконы и гибели князя Федора, была добавлена "Повесть о разорении Рязани". Спустя одно поколение эта повесть стала сразу примыкать к рассказу о гибели князя Федора, а доведенный до 10 колен Род поповский стал завершать весь цикл.

Несложно рассчитать, что Основные редакции А и Б первого вида возникли до 1560 года. На эту дату нам указывает срок беспеременной службы одного священнического рода. Но поскольку на одно поколение автор родословия отводит 33,5 года (335 лет разделить на 10 поколений), то древнейшая редакция "Повести о разорении Рязани Батыем" создана после 1526 года (1560 минус 33,5), поскольку ему предшествует родословие, составленное на одно поколение раньше.
Еще более уточнить эту дату помогает "Сказание о чуде 1513 года", следующее за древнейшей редакцией "Повести". Оно создано до 1530 года, поскольку в призыве к молитве о государевом здравии в качестве наследника назван брат великого князя, что было бы немыслимо после рождения 25 августа 1530 года Ивана Грозного.

Значит, древнейшая редакция "Повести о разорении Рязани Батыем" написана после 1526 года, но до 1530-го. Этот вывод имеет огромное значение.

Что дает нам новая датировка памятника? Прежде всего она обязывает нас переменить свое отношение к уникальным подробностям, сообщаемым автором "Повести о разорении Рязани Батыем", поскольку он творил в XVI веке, а не в XIII.
Во-вторых, меняются наши представления об истории древнерусской литературы. Русь, растерзанная монгольским нашествием, оказалась неспособной создать такой памятник, как "Повесть о разорении Рязани Батыем". Исполненный трагизма пафос этого произведения зиждился на уверенности в безусловной конечной победе над врагом. Такой уровень осознания событий был еще недоступен русским людям в первые годы монгольского ига. При новой датировке "Повести" становятся понятными многословность и церковная назидательность автора, более характерные для XV—XVI веков, нежели для XIII века.

Сама "Повесть" была создана на основе рязанского сказания о Батыевом нашествии, сохраненного в Новгородской первой летописи и дополненного местной легендой о князе Федоре, рассказом о гибели Олега Красного, преданием о Евпатии Коловрате и плачем Ингваря Ингоревича. В качестве источников автор помимо Новгородской первой летописи использовал свод 1448 года (прежде всего "Слово о житии и преставлении великого князя Дмитрия Ивановича, царя русского" и "Повесть о нашествии Тохтамыша на Москву") и житие Иакова Перского. Особое место среди источников занимает "Похвала роду Рязанских князей", введенная в заключительную часть "Повести". Составленная на основе похвалы дому новгород-северских князей, она содержит в себе множество архаизмов. Так, в числе достоинств князей названа их борьба с половцами ("а с погаными половцы бьяшася за святыа церкви и православную веру"). Возможно, мы имеем остатки памятника XII века.

При всем этом датируемая XVI веком "Повесть о разорении Рязани Батыем" как источник не утрачивает своего значения. Ее ценность заключается не в сообщении нам новых подробностей о монгольском нашествии, а в отражении этого события в общественном сознании России накануне взятия русскими Казани. Показательно само обращение к теме разорения русских земель в момент, когда крепнущее Русское государство готовилось к последней схватке с некогда опасным, но все более слабеющим противником. Автор повести не оставляет в истории места для 250-летнего ига. По его мнению, ярко выраженному в последних строках текста, люди, пережившие батыев разгром, уже были избавлены Богом от татар. В некоторых списках этот рассказ продолжает фантастическая повесть об убиении Батыя.

В обилии молитв, в призывах встать против "воевателей на веру христианскую" проявляется и восприятие автором "Повести" противостояния русских и татар как религиозной борьбы, и особая роль церкви в формировании общественного мнения по татарскому вопросу. Важным представляется то, что в этой борьбе Леса и Степи национальный вопрос не занимал в сознании людей XVI века большого места. Как враги, для них едины и половцы (упомянуты в "Похвале роду рязанских князей"), и монголы, и крымцы (присутствуют в "Сказании о чудесах").

Особый интерес представляет красочное описание подвига Евпатия Коловрата. Безусловно, перед нами запись эпического сказания о богатыре. Даже смерть его необычна. Евпатия поражают из осадных машин, что невозможно в реальном полевом сражении.+ Этот образ близок целой плеяде подобных образов, отразившихся в русской литературе XV—XVII веков. Меркурий Смоленский, Демьян Куденьевич, Сухман — все они внезапно сталкиваются с противником, самостоятельно принимают решение об отпоре врагу, ведут бой с превосходящими силами противника, одерживают победу и погибают, но не в поединке, а в результате какой-то вражеской хитрости; подвиг их первоначально не имеет свидетелей.

Рассказ о Евпатии Коловрате, так же как Житие Меркурия Смоленского и Никоновская летопись, фиксирует процесс формирования этого сказания. Еще не устоялось ни имя героя, ни место действия (Рязань, Смоленск, Переяславль Русский). Все это приобретет окончательный вид только в XVII веке в "Повести о Сухмане". Следовательно, читая страницы "Повести о разорении Рязани Батыем", мы присутствуем при рождении былин XVI—XVII веков. 

Похожие статьи:

Альтернативная история → Уроки монголо-татарского «ига»

Книги → Русь. От нашествия до ига

Русское дело → Русские есть, или это – фантастика?

История → Козельск - первый город-герой и город воинской славы России

Видеоролики → Хан Батый - светловолосый военный Царь русов!

Рейтинг

последние 5

slavyanskaya-kultura.ru

Кто такой Евпатий Коловрат, кем он был? Исторические сведения о его подвиге

В уходящем 2017 году на экраны страны вышел эпический фильм под названием «Легенда о Коловрате». В фильме рассказывается о событиях, произошедших на Руси в 13 веке. В центре фильма – легендарная личность Евпатий Коловрат. Как всегда в подобных фильмах есть художественный вымысел и романтический сюжет, но…

Появление подобных фильмов в наше время  не случайно. Сейчас знание своей истории, своих этнических корней очень важно. Тем более, что в нашей истории есть много малоизвестных лиц, о которых мы знаем только понаслышке. И это прискорбно. Например, что Вы знаете о Иване Сусанине, кроме того, что он завел поляков в леса, болота? А я уже не говорю и об основателе династии русских князей  — Рюрике.

Вот и Евпатий Коловрат, такая же легендарная личность, с похожей исторической судьбой. Я родился в СССР,  и помню, когда учился в школе,  впервые прочитал  его имя в учебнике по истории, когда пришло время изучать нашествие хана Батыя.

Но, подробно о нем, и то что он сделал я осознал  много позже. В то время считалось, что все, что было до 1917 года в России — это  насквозь прогнивший царизм,  угнетение и несправедливость  по отношению к простым людям. Именно по этой причине часто замалчивались имена и подвиги таких боевых генералов как Румянцева,  Кульнева, Костенецкого, Драгомирова, Скобелева, и многих многих других  очень значимых для нашей общей истории людей.

Сегодня мы можем уже давать оценку тому лихолетью, через которое мы прошли,  после развала  государства Советский Союз. Все мы, ныне живущие,  переживаем сегодня  последствия  этого исторического события. Мы вместе  пережили неразбериху, унижение, потерю национальной идеи и достоинства так, словно у нас выбили табуретку из под ног.

И сейчас очень важно нам всем  вновь обретать историческую память. Лично меня эта тема сильно волнует. Нет, фильм я еще не смотрел, всё давно знаю… Подвиг Евпатия Коловрата уникален даже для России, и эта скромная статья наша — личная дань уважения к поступку, который когда-то совершил он и его скромная дружина.

Кто же был этот человек, который оставил столь героический след в русской истории? О нем ведь еще меньше знают, чем о том же Иване Сусанине. Кстати, здесь я бы даже сравнил его с Ермаком.

Евпа́тий Коловра́т (около 1200 — до 11 января 1238) — рязанский боярин, воевода и русский богатырь, герой рязанского народного сказания XIII века, времён нашествия Батыя (издано во «Временнике Московского общества истории и древности», книга XV и Срезневским, «Сведения и заметки», 1867). О подвиге Евпатия рассказано в древнерусской «Повести о разорении Рязани Батыем». (Из Википедии).

Прежде чем говорить об этом отважном человеке, необходимо несколько слов сказать о событиях того времени, которые и повлияли на исторический подвиг Евпатия. Для Руси это было тяжелое время. Киевская Русь заканчивала свое существование, как государство. Родственники и князья воюют  друг с другом… С Запада  уже совсем  скоро нам  будут угрожать  шведы, а потом и немцы..  Раздоры и заносчивость князей, кровь, их  личные амбиции,  плюс нашествие монгол с юга под предводительством хана Батыя… И многострадальная Рязань.

У нас в России только пожалуй  Псковщина (которую между прочим в летописях часто  называли «обидным местом») может сравнится с Рязанью.  Дело в том, что за время противостояния Руси и Золотой Орды, Рязань подвергалась разорению  не один раз. Само местоположение города способствовало этому – через Рязань дорога из Степи шла на север русских княжеств.  Ну, а Псковщина географически всегда была на пути  экспорта  к нам западных европейских «ценностей». Так и жили…  Однако, вернемся в Рязань.

В «Повести о разорении Рязани Батыем» как раз и описан один из эпизодов военных действий Батыя, в ходе которых Рязань была сожжена. Произошло это 21 декабря 1237 года. Евпатий Коловрат в те времена служил в Рязани воеводой. Однако, на момент взятия города он находился в Чернигове. Вернувшись в разоренную Рязань, он решил отомстить врагам и с небольшой дружиной отправился вслед орде Батыя.

«…Нагнав Батыя в Суздальской земле, Евпатий внезапно напал на его станы и начал сечь татар без милости. Когда тупился меч в руках у Евпатия, он брал татарский».

Но малочисленность дружины Евпатия все же сказалась на исходе битвы и русские были разбиты. Однако, Батый настолько проникся воинской доблестью Евпатия, что отдал его тело оставшимся русским воинам и отпустил их.  Стоя в своем шатре, перед телом поверженного Евпатия, Батый горестно восклицал: «Ах если бы у меня был бы ОДИН ТАКОЙ!»  Это то, что говорится о подвиге Евпатия Коловрата в летописи. Так кто же этот человек, откуда он? Почему это хан Батый, с чистой совестью спаливший и истребивший до этого целый город, вдруг  так  зауважал  Коловрата? Что известно  нам о нем из летописных источников?

Происхождение, биография Евпатия Коловрата

О Евпатии Коловрате так же мало известно, как и о Рюрике, или Ермаке. Точнее сказать практически ничего. Есть только сведения, что он родился в 1200 году в селе Фролово под Рязанью. По одним данным он был в Рязани воеводой, а по другим – боярином. На Руси тогда не было принято иметь фамилии, а давали что то вроде прозвища по роду занятий или достижениям.  Представьте ограду из прочных толстых деревянных кольев, вбитых  глубоко в землю. Для того, чтобы вытащить такой кол из земли одному человеку, надо иметь много здоровья.

Надо думать, что у самого Евпатия это хорошо получалось, ведь дали же ему такое прозвище — Коловрат. Но, как бы то ни было, а служил он при дворе рязанского князя Юрия. Когда войска хана Батыя вторглись в русские земли, Евпатию было около 37 лет. Вот, пожалуй и все, что известно о его жизни. Что-то маловато, скажете вы. Однако, не забывайте, что это еще 13 век и на Руси не то что бы книг, даже газет не было.

А из историков – только монастырские летописцы, которые чаще всего описывали быт князя. Да и то, что было выгодно этому князю. Много вопросов и споров возникало и возникает вокруг имени героя. Есть мнения, что он был осевшим варягом, и князь Юрий отправил его за норвежскими наемниками. Другие считают, что Евпатия, как человека не было, а все это собирательный образ. Конечно, трудно некоторым людям в такое  поверить, ведь такие поступки как подвиг Евпатия нерациональны,  а раз этого не может быть, значит этого не может быть…

Но, как бы то ни было, а герой остается героем. Ведь даже если  предположить,что  это и мифический образ, но основан то он на реальных людях, которые боролись за свою Родину. А это немаловажно. Хотя, хан Батый — это ведь не мифический образ, а историческая фигура, в существовании которой сомневаться не приходиться. Рязань была им сожжена, это тоже факт. Скептики,  город Рязань тоже существует до сих пор. И в памяти народной Евпатий Коловрат остался.

История подвига Евпатия Коловрата

Итак, как говорится, история началась с того, что войска очередного монгольского хана Батыя снова  вторглись в пределы русских княжеств. Рязань по сути был одним из первых городов, который в то время  подвергся нападению. Зная об этом и осознавая, что одному не выстоять, Юрий, князь рязанский отправляет в Чернигов за помощью несколько человек, среди которых был и Евпатий Коловрат. А вскоре и войско Батыя подошло к городу.

Не буду описывать все коллизии переговоров князя Юрия с Батыем. Об этом написано много. Скажу лишь, что убив посольство рязанского князя, во главе которого стоял сын Юрия Федор, Батый взял город и полностью его уничтожил, включая женщин, детей и стариков. Деревянная Рязань запылала.

Покончив с Рязанью Батый отправился дальше. Евпатий, будучи в Чернигове, узнал об осаде города и поспешил обратно. Однако прибыв на место, он обнаружил, что города уже нет. На его месте осталось лишь пепелище и горы трупов. Пленных монголы по тогдашнему обыкновению  угоняли с собой в рабство, дети ценились особенно. Их  потом можно было выгодно продать.

По некоторым данным, в городе погибла  семья Коловрата. И вот, с небольшой дружиной примерно в 1700 человек, Евпатий отправляется догонять войско Батыя. Вдумайтесь друзья,  городская дружина в 1700 человек преследует  отмобилизованную, закаленную в боях, самую  мобильную конную, совершенную армию того времени  — монголо-татарскую. Для чего?

Что касается численности армии Батыя, скорее всего она и не была слишком  большой. Но, известно, что Батый  располагал осадными камнеметным машинами для взятия городов. И его армия по количеству конницы,   плюс пеших воинов  все-таки превосходила отряд Коловрата. Численность оценивается около 15000 — 25000 человек.   Вряд ли воевода-боярин не понимал, что со своей малочисленной дружиной военного  успеха ему не видать. И если это так, то представьте, каким мужеством надо обладать, чтобы предвидя свое незавидное будущее, все равно пойти на неравную битву с сильным и умным противником.

Для полного понимания произошедших тогда на Руси трагических событиях, нужно знать еще одну важную вещь. Татаро-монголы не были такими уж жестокими варварами, врагами цивилизации, как это принято думать. Это просто  была другая цивилизация. Великая Степь в лице великого хана Чингисхана провозгласила закон всеобщий для всех монголов, который назывался  Великая Яса.

Согласно одному из положений этого закона, смерть грозила тому человеку (и  всей его семье), если он  предал другого монгола,  доверившегося ему. Степь суровое холодное место, непорядочно грабить и продавать в рабство человека, который в холодную ночь попросился к тебе в шатер переночевать… Степняки были простыми людьми, христианская мораль была им неизвестна, наказание за преступление было всегда одним и тем же — смерть или рабство.

Татаро-монголы никогда не преследовали людей  по религиозным мотивам. Неудивительно поэтому, что наши вероисповедания за триста лет татаро-монгольского ига сохранились.  Согласитесь, любой армии нужна еда, лошади, фураж, отдых, место для выпаса лошадей. И первое время  татаро-монголы, проходя мимо наших  городов не сжигали их и не убивали людей, а посылали своих послов на переговоры в тот или иной город, чтобы договориться по возможности мирно. Понятно, что условия переговоров были для нас часто  невыгодны, монголы разговаривали с позиции силы.

А русские князья не зная, с кем они имеют дело, при первых же переговорах с послами татаро-монголов просто убивали их всех. То есть,  по монгольскому закону — предали людей, доверившихся им.  Впервые случилось это за 15 лет до описываемых событий.  Как у нас теперь говорят — незнание законов не освобождает от ответственности. По мнению некоторых историков это и есть истинная причина тогдашней жестокости татар. А они  были с монгольской  точки зрения в своем праве — свято исполняли свой Закон, и не считали себя виновными.

Но, для небольшого войска Евпатия это уже не имело никакого значения. Увидев, что сотворили татары с Рязанью, они решили остановить зло. Ведь татары пошли дальше на Владимир. Применив военную хитрость, под покровом ночи, отряд Евпатия налетел на ордынцев из леса.

Этот внезапный наскок позволил Евпатию нанести существенный урон арьергарду монгол. Сколько атак было — точно  неизвестно. Однако, поскольку Батый обеспокоился и послал своих лучших воинов, включая Хостоврула брата своей жены обезвредить наседавших рязанцев, видимо атаки были многочисленными, болезненными и весьма успешными. Этот отряд Батыя не смог совладать с Евпатием и мало того, сам Хостоврул погиб.

Так бы и уничтожал Евпатий противника понемногу, если бы Батый не использовал против воинов Евпатия специальные камнеметные машины, которыми обычно разрушали стены города. Евпатий погиб, в живых осталось несколько человек, которых и взяли в плен.

Когда Батыю принесли тело погибшего Евпатия, он сказал: «С тысячей таких богатырей, как этот русский витязь, я мог бы завоевать весь мир!». Конечно, насколько правдоподобны эти слова сказать трудно. Однако, Батый отдал тело рязанцам и отпустил их.

Значит он все-таки проникся воинской доблестью Евпатия. Хотя и в этом нет ничего удивительного. Все великие полководцы уважали военную удаль и силу. По возвращении на Рязанщину, Евпатию были устроены торжественные похороны. 11 января 1238 его похоронили предположительно в родном селе.

Сейчас в этом населенном пункте установлен один из трех памятников герою. Два других находятся в Рязани. 20 января 1238 года войско Батыя разграбили небольшой городок, в то время еще никому не известный, но которому суждено было значительно изменить геополитическое устройство Древней Руси, превратив ее в Русское государство. Назывался этот городок Москва. Но память о герое жила и живет. Ему посвящали поэмы и стихи, писали картины. Даже есть компьютерная игра, где фигурирует этот русский богатырь.

Подведем итоги. Добился ли военного успеха Евпатий Коловрат? С чисто военной точки зрения — нет. Его войско было полностью разбито. Однако, он задержал на некоторое время войско Батыя —  заставил его  развернуть свои боевые порядки для обороны и остановится. Урон нанесенный врагу — чувствительный, иначе зачем было применять камнеметные машины?

Евпатий Коловрат и его воины отдали жизни «за други своя«, ибо «нет выше той любви когда кто положит душу свою за други своя» — ради спасения остальных. Месть эгоистична, человек который только  мстит, редко планирует умирать только  ради осуществления своей мести. Тогда как на то, чтобы остановить зло — человек порой  готов отдать все, в том числе и жизнь…С духовной и моральной точек зрения Коловрат и его люди оказались сильнее —  победили Батыя.

А Батый, разобравшись с  Рязанью,  наконец подошел ко Владимиру. Князь Владимирский Юрий Всеволодович не имел  гарнизона и  дипломатический способностей договорится с ханом. Войска в междуусобицах были  давно израсходованы,  а вести переговоры, потом платить дань было непозволительно для князя. Имея возможность договорится или уйти,  он все же приказал оборонять Владимир, не имея достаточных сил, а монголы раз город не сдался,  его и  разорили.

Святой великий  Князь Юрий Всеволодович  позже погиб битве с войском Батыя. Вот так, по одиночке, Батый победил всех сопротивлявшихся русских князей. К  к 1242 году монголы достигли Адриатического моря. В этом же  знаменательном году святой благоверный князь  Александр Невский на Псковско-Чудском озере разгромил немецких рыцарей Ливонского ордена, которые под шумок пришли к нам с Запада, звать нас в Евросоюз известным способом. Но, это совсем другая история.

Автор публикации

0 Комментарии: 1Публикации: 92Регистрация: 02-12-2017

fast-wolker.ru

Подвиг Евпатия Коловрата | Православие.фм

Времена трагических событий нашествия монголо-татар явили немало примеров мужества и самоотверженности наших предков. Монголо-татарское иго безчинствовало на русской земле. Но, […]

Времена трагических событий нашествия монголо-татар явили немало примеров мужества и самоотверженности наших предков. Монголо-татарское иго безчинствовало на русской земле. Но, несмотря на силу и жестокость врага, никто не собирался без боя покоряться могущественным завоевателям. Во всех русских княжествах отвечали решительным отказом на предложение признать рабскую зависимость от монголов. Немеркнущей славой овеяны подвиги рязанского богатыря Евпатия Коловрата, защитников Козельска и Киева и многих других известных и безвестных героев той далекой эпохи.

В конце 1237 года полчища Батыя подступили к границам Рязанской земли. Прибывшие на Русь послы требовали покориться монгольскому хану. Завоеватели имели подавляющий численный перевес. Согласно «Повести о разорении Рязани Батыем», рязанский князь Юрий Ингваревич направил к Батыю для переговоров своего сына Федора. Монголы нарочно предъявили неприемлемые условия, и, получив от Федора Юрьевича отказ, убили молодого князя. А вскоре погибла и жена его, Евпраксия: монголы собирались доставить ее к своему хану, и княгиня, чтобы не попасть в руки врагов, бросилась с высокой башни и разбилась насмерть. Тогда рязанские, пронские, Муромские князья решили не покоряться врагу, и, несмотря на огромное численное превосходство врага, смело вступили с ним в бой. Со своими войсками они встретили полчища монголов «в поле». Повесть рассказывает нам о битве за Рязань: «И была сеча зла и ужасна… Батыевы же силы велики были и непреоборимы; один рязанец бился с тысячей, а два с десятью тысячами… И бились так крепко и нещадно, что и сама земля застонала, а Батыевы полки все смешались. И едва одолели их полки сильные татарские. В той сечи убиты были… многие князья местные, и воеводы крепкие, и воинство…- все равно умерли и единую чашу смерти испили. Ни один из них не повернул вспять, но все вместе полегли мертвые… А в шестой день спозаранку пошли поганые на город – одни с огнями, другие со стенобитными орудиями, а третьи с бесчисленными лестницами – и взяли град Рязань в 21-й день декабря. И пришли в церковь соборную Пресвятой Богородицы, и великую княгиню Агриппину, мать великого князя, со снохами и прочими княгинями посекли мечами, а епископа и священников огню предали – во святой церкви пожгли. И во граде многих людей, и жен, и детей мечами посекли, а других в реке потопили…и весь град пожгли, и всю красоту знаменитую и богатство рязанское… И не осталось во граде ни одного живого: все равно умерли и единую чашу смертную испили. Не было тут ни стонущего, ни плачущего – ни отца и матери о чадах, ни чад об отце и матери, ни сродников о сродниках, но все вместе лежали мертвые…»

Узнав о разорении Рязани Батыем, Евпатий Коловрат с «малою дружиною» спешно двинулся домой в Рязань. «И приехал в землю Рязанскую и увидел ее опустевшую, города разорены, церкви пожжены, люди убиты…», «…государей убитых и множество народу погибшего: одни убиты и посечены, другие сожжены, а иные потоплены». И воскричал тогда Евпатий что было мощи в горести души своей.

Жажда праведного возмездия одолевает Евпатия. Он хочет любой ценой наверстать татарские полки и вступить с ними в бой, хотя и понимает, что его ждет участь всех павших при обороне города Рязанцев. Тогда Евпатий «собрал небольшую дружину – тысячу семьсот человек, соблюденных (спасенных) Богом вне города. И погнались вослед безбожного царя, и едва нагнали его в земле Суздальской, и внезапно напали на станы Батыевы. И начали сечь без милости…»

Ордынцы несли большие потери. Не ожидавшие удара со стороны опустошенной ими Рязанской земли, они пришли в ужас. «Казалось, это мертвые восстали, чтобы отомстить за себя». Батый решается выслать против Коловрата своего шурина – богатыря Хостоврула. Тот самоуверенно хвастался, что пленит и приведет рязанского воеводу живым. Вот в ходе сражения русский и монгольский богатыри съехались биться один на один, и Коловрат рассек Хостоврула пополам, до седла. «И стал сечь силу татарскую, и многих тут знаменитых богатырей Батыевых побил».

Существует предание, что посланец Батыя, отправленный на переговоры, спросил у Евпатия – «Что вы хотите?» И получил ответ: «Умереть!» «И возбоялись тогда татары, видя, какой Евпатий крепкий исполин. И навели на него множество орудий для метания камней, и стали бить по нему из бесчисленных пороков (камнеметов), и едва убили его. И принесли тело его к царю Батыю. Царь же Батый послал за мурзами, и князьями, и санчакбеями военачальниками, и стали дивиться храбрости и крепости, и мужеству воинства рязанского. И сказали царю мурзы, князи и санчакбеи: «Мы со многими царями, во многих землях, на многих битвах бывали, а таких удальцов и резвецов не видали, и отцы наши не рассказывали нам. Это люди крылатые, не знают они смерти и так крепко и мужественно на конях бьются – один с тысячею, а два с десятью тысячами. Ни один из них не съедет живым с побоища». И сказал Батый, смотря на тело Евпатьево: «О Коловрат Евпатий! Хорошо ты меня попотчевал с малою своею дружиною, и многих богатырей сильной моей орды побил, и много полков разбил. Если бы такой вот служил у меня, — держал бы его у самого сердца своего». И отдал тело Евпатия оставшимся в живых людям из его дружины, которых пленили на побоище. И велел царь Батый отпустить их и ничем не вредить им». 11 января 1238 года состоялись торжественные его похороны в Рязанском соборе. Память об этом герое и его подвиге жила в историческом сознании народа. «И повесть о богатыре по городам шла и по селам – по всей нашей святой земле».

По книге «Воинские повести Древней Руси», «Лениздат», 1985 г.

Facebook

Вконтакте

Одноклассники

LiveJournal

Google+

pravoslavie.fm

Защитник русской чести Евпатий Коловрат » Военное обозрение

Евпатий Коловрат — былинный русский богатырь, рязанский боярин или воевода, герой народных сказаний времен нашествия Батыя на Русь. О его подвиге рассказывает древнерусская «Повесть о разорении Рязани Батыем». Данная повесть сохранилась в списках, самые старые из которых датируются концом XVI века. При этом в трех древнейших списках были отражены три разновидности данного текста согласно классификации академика Дмитрия Лихачева.

Несмотря на отдаленность событий, касающихся этой личности, Евпатий Коловрат является известной фигурой, которая была достаточно широко представлена в русской литературе, главным образом в стихах, поэмах и балладах. В Советском Союзе в 1985 году про данного русского героя был снят мультфильм «Сказ о Евпатии Коловрате» режиссера Романа Давыдова, составляющий цикл, посвященный древней и средневековой истории Руси, в него вошли также мультфильмы «Детство Ратибора» (1973 год, о становлении российской государственности) и «Лебеди Непрядвы» (1980 год, о Куликовской битве). Также данному герою в СССР было посвящено сразу несколько диафильмов. 30 ноября 2017 года на экраны страны выходит фильм «Легенда о Коловрате». Смело можно утверждать, что данный герой по-прежнему является важной составной частью российского эпоса и важной фигурой для формирования собственной российской идентичности, которая начала закладываться еще на рубеже XI — XII веков.


История Евпатия Коловрата связана с одним из самых трагичных эпизодов истории Руси — Монгольским нашествием, также известным как Нашествие Батыя. Это было вторжение войск Монгольской империи на территории русских княжеств в 1237-1240 годах в рамках Западного похода монголов 1236-1242 годов. Серьезная внешняя угроза пришла на Русь в не самый подходящий для нее момент, русское государство находилось в состоянии феодальной раздробленности и не могло противостоять силам захватчиков объединенными силами. С другой стороны противостоять монгольской армии того периода не могли и объединенные племена и государства, о чем свидетельствует завоевание крупных государств Китая, Кавказа и Средней Азии.

Фрагмент диорамы "Оборона старой Рязани в 1237 году"


Непосредственно вторжение монголов на Русь началось в конце 1237 года. Первым под каток Нашествия Батыя попало Рязанское княжество. Разбив объединенное войско рязанского князя Юрия Игоревича и муромских князей Юрия Давыдовича и Олега Юрьевича на реке Воронеж, монголы двинулись вглубь русских земель. Сам рязанский князь уцелел в этом сражении и вернулся в Рязань, к осаде которой монгольское войско приступило 16 декабря 1237 года. Первые приступы рязанцы смогли отбить, однако силы защитников таяли, а к монголам подходили все новые и новые отряды, которые возвращались из-под взятого 16-17 декабря Пронска, Ижеславля и иных городов. Стоит отметить, что Рязань была защищена десятиметровыми валами, на которых находились высокие дубовые стены с бойницами. Укрепления зимой поливались водой, которая замерзала, делая их еще более неприступными для штурмующих войск.

Защитники Рязани героически обороняли город в течение пяти дней, обрушивая на головы монголов камни, стрелы, кипящую смолу, сражались в рукопашных схватках. Однако на шестой день их силы практически иссякли, многие воины к тому моменту были убиты и ранены, а остававшиеся в строю практически бессменно вели бой на стенах, тогда как монголы могли давать своим войскам отдых, проводили ротацию и получали подкрепления. К тому же на заключительном этапе штурма монголы широко использовали стенобитные машины. Последний штурм города начался в ночь с 20 на 21 декабря, после упорного боя монголы ворвались в город, он пал на шестой день. При этом захватчики устроили в городе резню, уничтожив подавляющее большинство жителей Рязани, включая детей и грудных младенцев, погиб и рязанский князь Юрий Игоревич. Укрепления также были полностью разрушены, а сам город больше никогда не восстанавливался на этом месте. При этом монголы разорили не только Рязань, но и все княжество, уничтожив большое количество городов и городищ. Некоторые из них историки не могут идентифицировать и сегодня. К примеру, неизвестно точное месторасположение Белгорода Рязанского, который был стерт туменами Батыя с лица земли и так и не был восстановлен.

К моменту нашествия монголов на Русь Евпатию Коловрату было порядка 35 лет. По всей видимости, он занимал достаточно почетное место при рязанском князе, был боярином или скорее воеводой. Также он был достаточно опытным воином, талантливым командиром и обладал большой физической силой. Еще до падения Рязани князь Юрий Игоревич отправил своих людей с просьбой о помощи к князьям Владимирским и Черниговским. Именно в Чернигове находился в это время Евпатий Коловрат, здесь его и застала весть о гибели Рязани и смерти князя.


Вернувшись в родные края, он застал город и княжество разоренными и разграбленными. Он встретил лишь выжженную землю и пепелища, заваленные трупами убитых. Коловрат был потрясен жестокостью завоевателей. Возможно, он вернулся в родные земли уже с небольшим отрядом рязанских воинов, находившихся при посольстве к черниговскому князю. На месте он пополнил свои силы уцелевшими людьми, которые находились вне стен города и прятались в лесах. Всего ему удалось собрать отряд общей численностью до 1700 человек. С этими небольшими силами Евпатий Коловрат пустился в погоню за монголами.

Настигнуть завоевателей отряду удалось уже на территории Суздальских земель. Нападения с тыла монголы не ожидали, уверенные в том, что рязанские дружины уже уничтожены полностью. Атаки Евпатия Коловрата на арьергарды монгольского войска оказались для последних внезапными. Скорее всего, Коловрат использовал также тактику партизанских действий, нападения из засад, из леса. В любом случае он с небольшими силами нанес противнику серьезные потери. Монголы, которые не ожидали нападения со стороны разоренного Рязанского княжества, были в ужасе, считая, что это мертвые восстали, чтобы отомстить за себя. При этом, сколько именно боев провел отряд Евпатия Коловрата доподлинно неизвестно, никакого единого мнения на этот счет не существует. Считается, что их могло быть несколько и они были достаточно успешными, так как смогли посеять в тылах монгольского войска настоящую панику.

Происходящее в тылу взволновало Батыя, и он развернул против нападавших значительные силы. В конечном итоге подавляющее преимущество в численности войск решило исход противостояния. Монголы смогли навязать отряду Евпатия Коловрата полевое сражение, фактически в полном окружении. При этом Батый послал против Коловрата брата своей жены Хостоврула. Он похвалился хану, что привезет ему Коловрата живым, однако сам погиб в бою. Как отмечалось в летописи «Повесть о разорении Рязани Батыем», Коловрат рассек его мечом пополам, прямо до седла.

Кадр из диафильма 1988 года "Сказание о Евпатии Коловрате"


Согласно преданиям, Батый, который не хотел больше терять своих людей, выслал к русским воинам посла с вопросом: «Чего вы хотите?». «Только умереть!» — последовал ответ. В конечном итоге, видя упорство, с которым сражается горстка русских воинов, монголы использовали против них пороки (камнеметные машины, предназначенные для разрушения укреплений). Именно под градом камней погибли последний русские воины из дружины Коловрата и сам богатырь. Считается, что восхищаясь храбростью Евпатия Коловрата, а также в знак уважения его мужеству Батый отпустил захваченных в плен ранеными рязанских воинов из его отряда с телом убитого витязя, чтобы они похоронили его согласно своим обычаям.

Личность Евпатия Коловрата, как и многих персонажей и событий XIII века, по понятным причинам окутана множеством вопросов и тайн. К примеру, достаточно часто обсуждаются вопросы был ли Евпатий христианином или язычником? Считающие его язычником указывают на его имя и фамилию. По их мнению, коловрат — это славянский языческий символ солнца, а имени Евпатний нет в Святцах. Неверными являются оба утверждения. Не существует ни одного этнографического источника, который подтверждал бы древнеславянское языческое происхождение слова коловрат и его отношение к солнцу. Напротив, достоверно известно, что коловратом самострельным называли зубчатое приспособление для взведения станковых самострелов, установленных на особом станке — раме с колесами (на Руси самострелами называли арбалеты). И фамилия Евпатия может иметь прямое отношение к данному устройству или арбалетному делу.

Если же говорить про само имя Евпатий, то это видоизмененная форма греческого имения Ипатий. В Древней Руси оно было достаточно распространенным, так как было связано с почитаемым святым священномучеником Ипатием Гангрским. В честь него в Костроме даже был сооружен один из самых старых русских монастырей. При этом небольшие изменения в произношении и написании имени Ипатий связаны с особенностями языковой традиции и не представляют собой чего-то особенного. То же греческое имя Георгий в славянской традиции видоизменилось сразу в два разных производных имени — Егор и Юрий.

Памятник Евпатию Коловрату в Рязани



Также существует версия о том, что Евпатий — это собирательный образ, который может символизировать собой даже не различных людей, а всю Русь, которая гибнет, но не сдается захватчикам. Той же «Повести о разорении Рязани Батыем» характерны черты эпичных былинных песен XIII-XIV веков. Данное произведение можно рассматривать больше как художественное, нежели историческое. На это же может указывать символизм и гипербола, которые присутствуют в повествовании, также в тексте повести имелись многочисленные неточности, связанные с историческими персонажами. Однако даже если Евпатий Коловрат — это лишь красивая легенда и сам он собирательный образ лучших русских богатырей или даже всей Руси, она все равно важна для нашей истории. Как бы там ни было, во время Монгольского нашествия на Русь вполне можно было встретить русских людей невиданной силы духа, способных на совершение самых разных подвигов. Благодаря таким людям русские воины и смогли снискать славу в мире, а сами русские воспринимаются, как заслуживающий уважения народ.

В настоящее время в нашей стране существует три памятника, посвященных Евпатию Коловрату. Все три расположены на территории Рязанской области. Первый был размещен в городе Шилово, по некоторым источникам именно этот населенный пункт и был родиной Коловрата. Второй памятник, он же самый известный, в 2007 году установили в самой Рязани, он расположен в центре города на Почтовой площади и находится сравнительно недалеко от Кремля. Третий памятник был установлен на выезде из деревни Фролово в сторону деревни Ряссы (в Шиловском районе области).

Источники информации:
https://cyrillitsa.ru/past/44993-evpatiy-kolovrat-chem-znamenit-russki.html
http://www.aif.ru/society/history/kak_Evpatii_Kolovrat_zashchishchal_russkuiu_chest
http://slavyanskaya-kultura.ru/slavic/heros/evpatii-kolovrat.html
Материалы из открытых источников

topwar.ru

Ящик пандоры – Евпатий Коловрат

Евпатий Коловрат (ск. 1237/38), рязанский вельможа, воевода и богатырь. С отрядом в 1700 человек, уцелевших от татаро-монгольского разгрома Рязани, напал на стан хана Батыя и привел захватчиков в замешательство, перебив многих “нарочитых” монгольских богатырей. Татарам удалось одолеть отряд Коловрата после того, как они применили против него “пороки” — камнеметы. Евпатий погиб в сражении и удостоился самой высокой похвалы даже со стороны своих врагов — хана Батыя и его окружения.

Евпатий Коловрат и другие герои сражений с ордынцами

Оборона Рязани. Диорама Дешалыта

Трагические события 1237-1241 годов явили немало примеров мужества и самоотверженности наших предков. Никто не собирался без боя покоряться могущественным завоевателям. Во всех русских княжествах отвечали решительным отказом на предложение признать рабскую зависимость от монголов. Немеркнущей славой овеяны подвиги рязанского богатыря Евпатия Коловрата, защитников Козельска и Киева и многих других известных и безвестных героев той далекой эпохи. Но доблесть русских воинов не могла возместить отсутствие единства и сплоченности перед лицом врагов. За раздоры и междоусобицы пришлось расплачиваться горестными поражениями, а затем двухсотлетним подчинением иноземцам.

Первой жертвой монгольского нашествия на Русь стало Рязанское княжество, находящееся на юго-востоке страны и граничившее с захваченными неприятелем территориями. Правили в Рязани, Муроме, Пронске потомки черниговского князя Святослава Ярославича (третьего сына Ярослава Мудрого) — близкие родственники князей Чернигова, Новгорода Северского, Путивля. Однако не менее тесную связь, чем с Черниговской землей, имело Рязанское княжество с соседним Великим княжеством Владимирским. Еще в XII веке, при владимирском князе Всеволоде Большое Гнездо, рязанские князья находились в вассальной зависимости от последнего. Когда в конце 1237 года вражеские полчища подступили к границам Рязанской земли, когда прибывшие на Русь послы Батыя потребовали покориться монгольскому хану, именно в Чернигов и во Владимир обратился рязанский князь Юрий Ингваревич с просьбой оказать ему помощь в отражении агрессии. Однако даже если бы другие князья прислали для защиты Рязани свои полки, все равно подавляющий численный перевес оказался бы на стороне завоевателей. Остановить ордынские полчища у рубежей Руси в тех условиях было практически невозможно. И каждый князь, заботясь в первую очередь о безопасности своей территории, не хотел напрасно растратить силы, необходимые для обороны собственных владений. Рязанцам пришлось одним противостоять грозным врагам.

Дошедшие до нас старинные памятники — летописи, исторические повести, жития святых — по-разному освещают трагические события зимы 1237-1238 годов.

Согласно сведениям «Повести о разорении Рязани Батыем», рязанский князь Юрий Ингваревич направил к Батыю для переговоров своего сына Федора. Монголы нарочно предъявили неприемлемые условия и, получив от Федора Юрьевича отказ, убили молодого князя. А вскоре погибла и жена его, Евпраксия: монголы собирались доставить ее к своему хану, и княгиня, чтобы не попасть в руки врагов, бросилась с высокой башни и разбилась насмерть.

Не получив помощи от соседей, потерпев неудачу в попытках примириться с Батыем на приемлемых условиях, рязанские, пронские, муромские князья со своими войсками встретили полчища монголов «в поле», недалеко от границы, «и была сеча зла и ужасна». Характеризуя огромное численное превосходство врагов, свидетель добавляет, что русские бились «един с тысящей, а два со тьмою» (десятком тысяч). Монголы одержали победу в этом сражении и 16 декабря 1237 года подошли к Рязани. В течение пяти дней непрестанно ордынцы штурмовали город. Многочисленность войска позволяла им заменять утомившиеся в битве, отряды свежими силами, а защитники Рязани не имели времени для отдыха. На шестой день, 21 декабря 1237 года, когда многие рязанцы погибли в бою, а оставшиеся были ранены или изнемогали от беспрерывного сражения, монголы ворвались в крепость. Страшному разгрому подверглась Рязань, погибло большинство горожан. «И не осталось в городе ни одного живого: все равно умерли и единую чашу смертную испили. Не было тут ни стонущего, ни плачущего — ни отца и матери о детях, ни детей об отце и матери, ни брата о брате, ни сродников о сродниках, но все вместе лежали мертвые». Опустошив некоторые другие города Рязанской земли, Батый направился дальше, намереваясь покорить и остальные русские княжества.

Однако не все рязанцы погибли. Некоторые отлучились из родного города по делам торговли или по какой-либо иной причине. Не было в Рязани в роковой час одного из самых доблестных воинов князя Юрия Ингваревича — боярина Евпатия Коловрата. Он находился в Чернигове — очевидно, по поручению своего господина вел переговоры об оказании помощи подвергшемуся агрессии княжеству. Но вот пришла горестная весть о гибели Рязани и о смерти князя Юрия Ингваревича. Дальнейшее пребывание в Чернигове теряло для Коловрата смысл, и он посчитал, что должен находиться там, где в смертных боях решается судьба его земли. Нужно заступить путь врагу, отомстить за Рязань, защитить еще не захваченные монголами города и селения.

И Евпатий Коловрат со своей небольшой свитой поспешно возвращается на пепелище Рязани, быть может, еще надеясь застать в живых кого-либо из родных и друзей. Но на месте процветавшего еще недавно города Коловрату и его спутникам открылось ужасное зрелище: «увидел город разоренный, государей убитых и множество народа полегшего: одни убиты и посечены, другие пожжены, а иные в реке потоплены». Несказанной скорбью наполнилось сердце, Евпатий собрал уцелевших разанских ратников (всего в дружине теперь насчитывалось около тысячи семисот человек) и пошел вслед за монголами. Настигнуть недругов удалось уже в пределах Суздальской земли. Евпатий Коловрат и его дружинники внезапно нападали на ордынские станы и нещадно били монголов. «И смешались все полки татарские… Евпатий же, насквозь проезжая сильные полки татарские, бил их нещадно. И ездил средь полков татарских храбро и мужественно», — сообщает древний автор. Сильный урон был нанесен противнику. Ордынцы, не ожидавшие удара со стороны опустошенной ими Рязанской земли, пришли в ужас, — казалось, это мертвые восстали, чтобы отомстить за себя. Сомнения отступили лишь тогда, когда удалось захватить в плен пятерых израненных русских воинов. Их привели к Батыю, и на вопрос хана, кто они такие, последовал ответ: «Мы — люди христианской веры, а воины великого князя Юрия Ингваревича Рязанского, а от полка Евпатия Коловрата. Посланы мы тебя, сильного царя, почествовать и честно проводить, и честь тебе воздать. Да не дивись, царь, что не успеваем наливать чаш [смертных] на великую силу — рать татарскую». Батый удивился их ответу. А один из знатных монголов, могучий Хостоврул, вызвался победить в поединке предводителя рязанцев, захватить его в плен и живым доставить к хану. Вышло, однако, совсем иначе. Когда возобновилось сражение, русский и монгольский богатыри съехались биться один на один, и Коловрат рассек Хостоврула пополам, до седла. Некоторые другие сильнейшие монгольские воины также сложили головы на поле битвы. Не сумев справиться с горсткой храбрецов в открытом бою, напуганные ордынцы направили против Евпатия Коловрата и его дружины орудия для метания камней, которые применялись при штурме укреплений. Только теперь врагам удалось убить русского витязя, хотя при этом пришлось уничтожить и множество своих. Когда и остальные рязанские воины погибли в неравном бою, монголы принесли к Батыю мертвого Коловрата. Приближенные хана восхищались мужеством русских героев. Сам Батый воскликнул: «О Коловрат Евпатий! Многих ты побил богатырей сильной орды, и многие полки пали. Если бы у меня такой служил, я держал бы его против сердца своего». Хан приказал отпустить на свободу захваченных в сражении рязанцев и отдать им тело Коловрата, чтобы похоронили его по своему обычаю.

Такова история подвига рязанского богатыря Евпатия Коловрата и его храброй дружины, поведанная древней воинской повестью (созданной, скорее всего, в XIV веке). В других источниках о Евпатий Коловрате упоминаний нет. Однако из некоторых летописей известно, что остатки рязанских и пронских полков под предводительством князя Романа Ингваревича сражались с монголами уже в пределах Суздальской земли.

В январе 1238 года крупное и упорное сражение с монголами произошло у Коломны. К этой крепости, прикрывавшей путь к стольному Владимиру, направил свои полки великий князь Георгий Всеволодович. Сюда же подошли уцелевшие рязанские воины. По мнению некоторых исследователей, в данном случае была предпринята попытка великокняжеской владимирской рати сдержать дальнейшее наступление ордынцев, и сражение под Коломной является одним из самых значительных за период нашествия Батыя на Русь. Со стороны монголов в битве участвовало объединенное войско всех двенадцати царевичей-чингисидов, направленных на завоевание Руси. Как отмечают историки, о серьезности битвы под Коломной свидетельствует тот факт, что там был убит один из ханов-чингисидов — Кулькан, а это могло произойти лишь в случае крупного сражения, сопровождавшегося глубокими прорывами боевого порядка монголов (ведь церевичи-чингисиды во время битвы находились позади боевых линий). Только ввиду огромного численного превосходства Батыю удалось одержать победу. Почти все русские воины (в том числе князь Роман) погибли в бою. Путь на Москву и Владимир был открыт. Однако такие упорные сражения, как это, изматывали силы завоевателей и смогли надолго задержать врагов. Не случайно Батый не смог добраться до Великого Новгорода, Пскова, Полоцка, Смоленска.

Подробности происшедшего под Коломной, имена отличившихся воинов неизвестны — слишком кратки, лаконичны сообщения летописей. Быть может, с этими событиями связаны и подвиги рязанского боярина Евпатия Коловрата и его небольшой дружины. Вероятно, именно рязанцы, потерявшие по вине монголов родных и близких, проявили под Коломной необычайное мужество. Они не вышли живыми из сражения, но память об этих героях могла в течение, нескольких десятилетий храниться в устных сказаниях, которые впоследствии были записаны и вошли в состав «Повести о разорении Рязани Батыем».

Курган Коловрата?

Идея найти последнее пристанище Евпатия Коловрата крепко засела в моей голове, ещё пятнадцать лет назад, когда я прочёл «Изначалие». Что-то в его образе, так живо обрисованном Селидором, неумолимо притягивало меня. Очень хотелось побывать в тех местах, прикоснуться к затаённой в земле СЛАВЕ ГЕРОЯ, так отчаянно и самозабвенно защищавшего Родину.

Видимо не случайно то, что недалеко от предполагаемого места его захоронения я сейчас свиваю своё родовое гнездо. Небольшая деревня Сенницы, где я пытаюсь отстроить дом, расположена примерно в шестидесяти километрах от реки Вожи, на берегах которой, по преданию, и был захоронен легендарный, наводивший ужас на монголов берсерк, люто мстящий за разоренье родной земли, терзая тылы монгольского нашествия со своим отчаянным отрядом; былинный богатырь, разрубивший до седла в ритуальном поединке, перед своей последней битвой, шурина Батыя, ордынского богатыря Хоставрула.

Ближайший к этим местам город Зарайск всего в пятнадцати километрах от Сенниц. За восемь лет я там бывал довольно часто. Начал наводить справки в местном краеведческом музее. К слову сказать, никакой внятной информации я там не получил. Конечно, про то, что где-то под Зарайском он был похоронен, там знали, но ничего конкретного о месте его захоронения не сказали, рекомендовали обратиться в исторический архив Рязани. Туда я не доехал, но вдруг почти случайно в этом 2008 году на официальном Зарайском интернет-сайте наткнулся на такую информацию:

Исторический Хронограф г. Зарайска:
1237 г. 28 декабря (?). Русский богатырь-воевода Рязани Евпатий Коловрат, вернувшийся из Чернигова и побывавший в разграбленной и спаленной Рязани, прибыл в Красный (Зарайск) и, по преданию, на Великом Поле сформировал дружину из 1700 ратников.
1238г. Январь (?). Дружина Евпатия Коловрата настигла на Суздальской земле полки Батыя и напала на их станы
4 марта. Решающее сражение дружины Евпатия Коловрата с монголо-татарами на реке Сить; в этом сражении Евпатий погиб.
Март-апрель (?). Оставшиеся в живых «изнемогшие от великих ран» пять русских витязей доставили тело Евпатия Коловрата на Зарайскую землю и похоронили, как гласит народная молва, на левом берегу реки Вожи, между селениями Китаево и Николо-Кобыльское; это место в народе известно как Могила Богатыря.

В книге «Искусство партизанской войны» Селидор ссылается на статью некоего В. Поляничева «Последнее пристанище Евпатия Коловрата?», вышедшую в апреле 1986 г. в газете «Ленинское Знамя». Приведу выдержки из книги:
«…Из Зарайска траурная процессия (с телом воеводы) продолжила путь на юг, к Рязани.
На пути встала Вожа… Река под напором вешних вод вспучилась, и преодолеть её стало невозможно. Воины поняли: сохранить тело Евпатия от тлена уже не удастся, и они решают похоронить его тут же на берегу реки…» Далее исследователь пишет, что к такому выводу его привели встречи со старожилами привожских сёл. В этих местах проходила древняя дорога, по которой ездили в ставку Батыя рязанские послы. Всего в версте от дороги — село Остроухово, на заливном лугу, что раскинулся между старинными зарайскими деревеньками Китаево и Николо-Кобыльское, там и покоется Евпатий Коловрат. Его могилу называют «Часовней», поскольку раньше над ней стояла часовня. Когда в тридцатых годах часовню разобрали, испытывая в колхозе нужду в кирпичах, нашли в подполье камень, под которым и была могила «какого-то былинного богатыря».

Скачав в Интернете карту местности, я заметил, что сёла Николо-Кобыльское и Остроухово там не обозначены, надо было ехать и во всём разбираться на месте.

Как только представилась возможность, я отправился туда. Пешком от Зарайска, думаю, топал бы целый день и столько же искал место, но пеший поход не входил в мои планы. Поскольку времени было мало — обычные выходные, в понедельник на работу, — любимой и детям нужно внимание, посему я решил совместить приятное с полезнопозновательным: взял всю семью с собой, благо машина позволяла.

Корейский полноприводной «Хендай Тускон», по случаю доставшийся мне на работе, как нельзя лучше подходил для этого похода: он всё же больше кроссовер, чем джип, проходимость получше, чем у обычных легковушек, но хуже, чем у внедорожников. Тем не менее, с задачей машина вполне справилась.

Выехав из Зарайска в сторону села Карино, через 25 км я свернул на просёлочную дорогу у деревни Кобылье. Судя по карте, через деревни Верейково и Клишино я вполне могу доехать до Китаева через каких-то 10-12 км. Однако реалии бездорожья средней полосы внесли свои коррективы. Приходилось объезжать овраги, необозначенные на карте ручьи и дачные посёлки. Заехав в итоге в необозначенное на карте Николо-Кобыльское, я осознал, что соответствия с картой нет никакого, более смутило то, что и реки Вожи здесь рядом нет и в помине, она протекает гораздо южнее. Принял решение двигать к селу Китаево, по крайней мере, оно упомянуто в статье и на карте есть.

После трёх часов блужданий по разухабистым лесным дорогам я выехал к деревне Калиновка, стоящей у заросшей с обоих берегов лесом реки Вожи.
Судя по карте, совсем рядом находилось искомое Китаево. Порасспросив местных жителей, я выдвинулся в нужном направлении. На окраине Калиновки (почему-то в голову полезли ассоциации с Калиновым Мостом через реку Забвения) я заметил одиноко стоящий холм, словно прислонившийся к небольшому лесу.

Дорога шла как раз вокруг холма, стоял он очень удачно — я залез на него и сделал несколько снимков окрестностей. Вид открывался впечатляющий: раздолье полей с живописным перелесьем. Внизу была река Вожа. Я попытался представить, насколько она могла разливаться весной: если тот луг внизу заливной, то вода вполне могла дойти до подножья этого холма.

Получается, что теоретически этот холм вполне мог быть погребальным курганом неистового воина! Место — самое высокое в округе, наверняка здесь стояла та самая «часовня». И действительно, местные жители уже из села Китаево кивали в сторону холма: «Ну да, часовня и есть, Могила Богатыря — знамо дело!»

Я, вымотанный дорогой, радовался удаче, но позже появились сомнения: смогли бы пять израненных воинов насыпать довольно внушительный Курган? За 770 лет, прошедших с тех событий, мог не раз поменяться ландшафт местности. Даже окрестные деревни поменяли названия с 1986 года: Остроухово — Калиновка?
Выяснить это мне не удалось, как и то, почему Николо-Кобыльское оказалось много севернее от реки Вожи.

Иначе говоря, утверждать что это «Курган Коловрата», я не стану, но предлагаю организовать туда летом 2009 года экспедицию, желательно подтянув специалистов в данном вопросе, людей с геолого-археологическим образованием, запастись спутниковыми навигаторами. Короче, провести детализированное исследование этого вопроса.

Думаю, это будет интересно многим. Ведь история Евпатия Коловрата — это история реального древнерусского ГЕРОЯ — воина и воеводы. Это наша с вами история, Нашей Земли и Наших Людей. Она не должна быть забыта! Как не пафосно это звучит, но это на самом деле так.

Когда родился Евпатий Коловрат

Повесть начинается сообщением о приходе «безбожного царя» Батыя на русскую землю, его остановке на реке Воронеж и татарском посольстве к рязанскому князю с требованием дани. Великий рязанский князь Юрий Ингоревич обратился за помощью к великому князю владимирскому, а получив отказ, созвал совет рязанских князей, которые решили направить к татарам посольство с дарами.

Посольство возглавил сын великого князя Юрия Федор. Хан Батый, узнав о красоте жены Федора, потребовал, чтобы князь дал ему познать красоту своей жены. Федор с негодованием отверг это предложение и был убит. Узнав о гибели мужа, супруга князя Федора Евпраксия бросилась со своим сыном Иваном с высокого храма и разбилась насмерть.

Оплакав кончину сына, великий князь Юрий стал готовиться к отпору врагам. Русские войска выступили против Батыя и встретили его у рязанских границ. В разгоревшейся битве пали многие полки Батыевы, а у русских воинов «один бился с тысячью, а два — с тьмою». В бою пал Давид Муромский. Князь Юрий вновь обратился к рязанским храбрецам, и вновь вспыхнул бой, и едва одолели их сильные полки татарские. Многие князья местные — и воеводы стойкие, и воинства удальцы и храбрецы, цвет и украшение Рязани, — все равно «одну чашу смертную испили». Плененного Олега Ингоревича Красного Батый пытался привлечь на свою сторону, а после приказал казнить. Разорив Рязанскую землю, Батый ушел во Владимир.

В этот момент в Рязань примчался Евпатий Коловрат, бывший во время татаро-монгольского нашествия в Чернигове. Собрав дружину в тысячу семьсот человек, он внезапно напал на татар и так «рубил их нещадно», что даже мечи притупились, и «брали русские воины татарские мечи и секли их нещадно». Татарам удалось захватить пятерых израненных рязанских храбрецов, и от них Батый наконец узнал, кто громит его полки. Евпатию удалось победить Христовлура — шурина самого Батыя, но и сам он пал в бою, сраженный из камнеметных орудий.

Завершается «Повесть о разорении Рязани Батыем» рассказом о возвращении Ингваря Ингоревича из Чернигова в Рязанскую землю, его плачем, похвалой роду рязанских князей и описанием восстановления Рязани.

Впервые на повесть обратил внимание еще Н. М. Карамзин. С тех пор она разбиралась многими исследователями, к ней обращались писатели и поэты. Еще в 1808 году Г. Р. Державин написал свою трагедию «Евпраксия», героиней которого стала жена князя Федора. К этому же сюжету обратился и Д. Веневитинов, создавший в 1824 году поэму «Евпраксия». В том же 1824 году пишет свое стихотворение «Евпатий» и Н. М. Языков. В конце 50-х годов XIX века Л. А. Мей создает «Песню про боярина Евпатия Коловрата». В XX веке на сюжет «Повести» написал стихотворение о Евпатии Коловрате С. А. Есенин; ее поэтический перевод создал Иван Новиков. Материал древнерусской «Повести о разорении Рязани Батыем» использовали Д. Ян в повести «Батый» и В. Ряховский в повести «Евпатий Коловрат». Широкому кругу читателей она известна в пересказе школьного учебника и по многочисленным ее изданиям.

Обращались к «Повести о разорении Рязани Батыем» и многие исследователи. Их трудами собраны десятки ее рукописей, выделены различные редакции и определены отношения между ними. Однако вопрос о времени создания этого шедевра древнерусской литературы до сих пор остается открытым. В. Л. Комарович и А. Г. Кузьмин склоняются к датировке ее XVI веком, Д. С. Лихачев относит «Повесть» к концу XIII — началу XIV века. Последняя точка зрения закрепилась в учебниках по древнерусской литературе, нашла свое отражение в изданиях «Повести», использовалась в исследованиях по истории литературы Древней Руси. Работы же В. Л. Комаровича и А. Г. Кузьмина по каким-то причинам не попали даже в солидный академический справочник.

Возможно, такое положение с датировкой «Повести о разорении Рязани Батыем» объясняется особенностями самого памятника. Действительно, какие могут быть сомнения в раннем ее появлении? Ведь в качестве сюжета взяты события Батыева похода против Руси. Автор описывает нашествие эмоционально и красочно, сообщает многие подробности, среди которых встречаются и такие, которых не сохранили страницы древнерусских летописей. Кроме того, такие памятники древнерусской литературы, как «Задонщина», «Повесть о нашествии Тохтамыша на Москву», «Слово о житии и преставлении великого князя Дмитрия Ивановича, царя русского», повесть Нестора-Искандера, имеют строки, схожие с текстом «Повести о разорении Рязани Батыем», из чего, казалось бы, можно сделать вывод об известности этой повести русским книжникам XIV—XV веков.

Но если бы все было так просто! Ведь автор может избрать в качестве сюжета для своего произведения не только недавние события, но и дела давно минувших дней. Факты, неизвестные другим летописям, могут свидетельствовать не только об осведомленности создателя «Повести», но и о его художественном воображении и вызывать сомнения в достоверности сообщаемых им сведений.

При этом в «Повести о разорении Рязани Батыем» бросается в глаза ряд странностей, которые настораживают. Прекрасно описывая павших воинов, чьи тела запорошены снегом на поле брани, почерневшие изнутри стены городского собора, автор забывает имена рязанских князей, их родственные связи. Так, названные в числе павших в битве с татарами Давид Муромский и Всеволод Пронский скончались до татаро-монгольского нашествия. Не дожил до разорения Рязани и Михаил Всеволодович, которому, согласно «Повести», пришлось восстанавливать Пронск после Батыя. Олег Ингоревич Красный, который, кстати, был не братом, а племянником рязанского князя Юрия, не пал от татарских ножей. Страшная гибель, приписанная ему автором «Повести», ждала спустя 33 года его сына Романа.

Епископ рязанский также не погиб в осажденном городе, а успел выехать из него незадолго до прихода татар. В качестве предков рязанских князей названы Святослав Ольгович и Ингорь Святославич, в действительности не являвшиеся родоначальниками рязанского княжеского дома. Сам титул Юрия Ингоревича «великий князь рязанский» появился лишь в последней четверти XIV века. Наконец, определение дружины Евпатия Коловрата, которая насчитывала 1700 человек, как небольшой не соответствует реалиям домонгольской и удельной Руси.

Посмотрим на сам текст «Повести». Среди десяти ее редакций древнейшими считаются те, что названы Д.С. Лихачевым Основной А и Основной Б. Последняя сохранилась в двух видах. Именно к ним восходят все остальные редакции «Повести».

Сходство отдельных фрагментов текста «Повести о разорении Рязани Батыем» с некоторыми памятниками литературы конца XIV—XV века не вызывает сомнения и отмечалось многими исследователями. Но оно может быть порождено общими литературными штампами, используемыми древнерусскими книжниками при описании определенных событий. Взаимосвязь может оказаться и обратной, то есть не «Повесть» повлияла на памятники литературы XV века, а, напротив, они послужили автору источником для создания произведения.

Если внимательно всмотреться в текст, то можно сказать, что сходство «Повести» с «Задонщиной» объясняется единой жанровой природой памятников. Обе воинские повести не имеют дословных текстуальных совпадений. Эти совпадения есть между «Повестью о разорении Рязани Батыем» и «Повестью о нашествии Тохтамыша на Москву». Но на основании этих текстов невозможно сказать о том, какой из памятников был древнее. Зато это можно сказать о «Слове о житии и преставлении великого князя Дмитрия Ивановича, царя русского»: плач Евдокии по князю Дмитрию из этого памятника безусловно послужил основой для «плача Ингваря Ингоревича» из «Повести о разорении Рязани Батыем». Об этом свидетельствует употребление Ингварем по отношению к многим павшим обращения в единственном числе («господине», «месяц мой красный», «скоропогибший»).

Эти слова, не соответствующие плачу о разоренной Рязанской земле, были уместны в устах Евдокии, обращающейся к своему мужу. Но «Слово о житии и преставлении Дмитрия Ивановича» входит в цикл повестей о событиях последней четверти XIV — начала XV века, составленных для летописного свода 1448 года. К их числу принадлежит и «Повесть о нашествии Тохтамыша на Москву». Следовательно, и она была источником «Повести о разорении Рязани Батыем». Еще с одним памятником XV века «Повесть» связывают выражения «один бьется с тысячей, два — с тьмою», «исполин силою», «санчакбей». Эти слова и речевые обороты мы находим в повести Нестора-Искандера о взятии Царьграда турками в 1453 году. Но титул «санчакбей» связан именно с организацией турецкой армии и не мог быть заимствован Нестором-Искандером из повести о монгольском нашествии. Более вероятным представляется зависимость рязанской повести от сочинения второй половины XV века.

Кроме того, «Повесть о разорении Рязани Батыем» дошла до нас в составе цикла сказаний о Николе Заразском. Этот цикл объединил литературные памятники, различные по своему характеру, информативности и художественным достоинствам. В него, помимо нашей «Повести», вошли «Повесть о принесении иконы Николы Корсунского в Рязань», тесно связанная с ней «Повесть о гибели князя Федора и его семьи», «Родословие священников, служивших у иконы Николы», и «Сказания о чудесах от иконы в 1513 и 1531 годах». Некоторую основу для датировки «Повести о разорении Рязани Батыем» может дать анализ этого литературного конвоя.

Цикл дошел до нас в различных редакциях, но в большинстве случаев он открывается «Повестью о принесении иконы Николы Корсунского в Рязань». Скорее всего, ее написал Евстафий Вторый, сын священника Евстафия Раки, принесшего икону. Прежнее самостоятельное существование этого текста подтверждается сохранившейся в некоторых редакциях фразой-концовкой: «Богу нашему слава», уместной при отсутствии далее других произведений Николо-Заразского цикла. Время создания этой повести — XIII век.

Тесно связана с рассказом о принесении иконы вторая повесть Николо-Заразского цикла, в которой рассказывается о гибели князя Федора во время посольства к Батыю и о самоубийстве его жены, бросившейся с высокого храма вниз. Это сказание носит характер топонимической легенды. Она завершается фразой: «и от сея вины зовется великий чюдотворец Николае Зараский, яко благовренаа Еупраксеа с сыном князем Иваном сама себе зарази» , которая свидетельствует, что перед нами литературная обработка народной этимологии топонима Заразск. Но топонимическое предание не может появиться раньше появления пункта с таким названием. «Список русских городов дальних и ближних», составленный в конце XIV века, не знает городка Заразск, из чего можно сделать вывод о появлении легенды о князе Федоре и его семье не ранее XV века.

Но ведь «Повесть о гибели князя Федора и его семьи» предшествовала «Повести о разорении Рязани Батыем». Последняя почти дословно повторяет текст Заразской легенды, из-за чего возникает ее дублирование в рамках единого цикла. Следовательно, и наша «Повесть» сложилась не ранее XV века. Но когда же?
Ответ на этот вопрос может подсказать «Родословие священников, служивших у иконы Николы Заразского» и «Сказание о чуде от иконы, случившемся в 1513 году».

Родословие священников (или Род поповский) имеет две основные редакции: перечисляющую 9 поколений без указания срока беспеременного служения рода у иконы и перечисляющую 10 поколений, служивших 335 лет . Показательно, что первая редакция обычно предшествует «Повести о разорении Рязани Батыем», следуя сразу за «Повестью о гибели князя Федора», а вторая помещается за сказанием о батыевом нашествии на Рязань.

Следовательно, мы вправе предположить, что к Родословию священников, состоящему из 9 поколений и первоначально завершавшему повести о принесении иконы и гибели князя Федора, была добавлена «Повесть о разорении Рязани». Спустя одно поколение эта повесть стала сразу примыкать к рассказу о гибели князя Федора, а доведенный до 10 колен Род поповский стал завершать весь цикл.

Несложно рассчитать, что Основные редакции А и Б первого вида возникли до 1560 года. На эту дату нам указывает срок беспеременной службы одного священнического рода. Но поскольку на одно поколение автор родословия отводит 33,5 года (335 лет разделить на 10 поколений), то древнейшая редакция «Повести о разорении Рязани Батыем» создана после 1526 года (1560 минус 33,5), поскольку ему предшествует родословие, составленное на одно поколение раньше.
Еще более уточнить эту дату помогает «Сказание о чуде 1513 года», следующее за древнейшей редакцией «Повести». Оно создано до 1530 года, поскольку в призыве к молитве о государевом здравии в качестве наследника назван брат великого князя, что было бы немыслимо после рождения 25 августа 1530 года Ивана Грозного.

Значит, древнейшая редакция «Повести о разорении Рязани Батыем» написана после 1526 года, но до 1530-го. Этот вывод имеет огромное значение.

Что дает нам новая датировка памятника? Прежде всего она обязывает нас переменить свое отношение к уникальным подробностям, сообщаемым автором «Повести о разорении Рязани Батыем», поскольку он творил в XVI веке, а не в XIII.
Во-вторых, меняются наши представления об истории древнерусской литературы. Русь, растерзанная монгольским нашествием, оказалась неспособной создать такой памятник, как «Повесть о разорении Рязани Батыем». Исполненный трагизма пафос этого произведения зиждился на уверенности в безусловной конечной победе над врагом. Такой уровень осознания событий был еще недоступен русским людям в первые годы монгольского ига. При новой датировке «Повести» становятся понятными многословность и церковная назидательность автора, более характерные для XV—XVI веков, нежели для XIII века.

Сама «Повесть» была создана на основе рязанского сказания о Батыевом нашествии, сохраненного в Новгородской первой летописи и дополненного местной легендой о князе Федоре, рассказом о гибели Олега Красного, преданием о Евпатии Коловрате и плачем Ингваря Ингоревича. В качестве источников автор помимо Новгородской первой летописи использовал свод 1448 года (прежде всего «Слово о житии и преставлении великого князя Дмитрия Ивановича, царя русского» и «Повесть о нашествии Тохтамыша на Москву») и житие Иакова Перского. Особое место среди источников занимает «Похвала роду Рязанских князей», введенная в заключительную часть «Повести». Составленная на основе похвалы дому новгород-северских князей, она содержит в себе множество архаизмов. Так, в числе достоинств князей названа их борьба с половцами («а с погаными половцы бьяшася за святыа церкви и православную веру»). Возможно, мы имеем остатки памятника XII века.

При всем этом датируемая XVI веком «Повесть о разорении Рязани Батыем» как источник не утрачивает своего значения. Ее ценность заключается не в сообщении нам новых подробностей о монгольском нашествии, а в отражении этого события в общественном сознании России накануне взятия русскими Казани. Показательно само обращение к теме разорения русских земель в момент, когда крепнущее Русское государство готовилось к последней схватке с некогда опасным, но все более слабеющим противником. Автор повести не оставляет в истории места для 250-летнего ига. По его мнению, ярко выраженному в последних строках текста, люди, пережившие батыев разгром, уже были избавлены Богом от татар. В некоторых списках этот рассказ продолжает фантастическая повесть об убиении Батыя.

В обилии молитв, в призывах встать против «воевателей на веру христианскую» проявляется и восприятие автором «Повести» противостояния русских и татар как религиозной борьбы, и особая роль церкви в формировании общественного мнения по татарскому вопросу. Важным представляется то, что в этой борьбе Леса и Степи национальный вопрос не занимал в сознании людей XVI века большого места. Как враги, для них едины и половцы (упомянуты в «Похвале роду рязанских князей»), и монголы, и крымцы (присутствуют в «Сказании о чудесах»).

Особый интерес представляет красочное описание подвига Евпатия Коловрата. Безусловно, перед нами запись эпического сказания о богатыре. Даже смерть его необычна. Евпатия поражают из осадных машин, что невозможно в реальном полевом сражении.+ Этот образ близок целой плеяде подобных образов, отразившихся в русской литературе XV—XVII веков. Меркурий Смоленский, Демьян Куденьевич, Сухман — все они внезапно сталкиваются с противником, самостоятельно принимают решение об отпоре врагу, ведут бой с превосходящими силами противника, одерживают победу и погибают, но не в поединке, а в результате какой-то вражеской хитрости; подвиг их первоначально не имеет свидетелей.

Рассказ о Евпатии Коловрате, так же как Житие Меркурия Смоленского и Никоновская летопись, фиксирует процесс формирования этого сказания. Еще не устоялось ни имя героя, ни место действия (Рязань, Смоленск, Переяславль Русский). Все это приобретет окончательный вид только в XVII веке в «Повести о Сухмане». Следовательно, читая страницы «Повести о разорении Рязани Батыем», мы присутствуем при рождении былин XVI—XVII веков.

Источник

Евпатий Коловрат

Источник: www.pravda-tv.ru

pandoraopen.ru

Настоящая легенда о Евпатии Коловрате


П. Литвинский. Евпатий Коловрат

Я вам недавно рассказывал о своих впечатлениях после просмотра нового российского фильма "Легенда о Коловрате". Ну что касается фильма, то все там. А вот что же это за былина хорошо бы узнать подробнее.

Евпатий Коловрат — былинный русский богатырь, рязанский боярин или воевода, герой народных сказаний времен нашествия Батыя на Русь. О его подвиге рассказывает древнерусская «Повесть о разорении Рязани Батыем». Данная повесть сохранилась в списках, самые старые из которых датируются концом XVI века. При этом в трех древнейших списках были отражены три разновидности данного текста согласно классификации академика Дмитрия Лихачева.

Несмотря на отдаленность событий, касающихся этой личности, Евпатий Коловрат является известной фигурой, которая была достаточно широко представлена в русской литературе, главным образом в стихах, поэмах и балладах.

Вот что там говорится ...



Фрагмент диорамы "Оборона старой Рязани в 1237 году"

История Евпатия Коловрата связана с одним из самых трагичных эпизодов истории Руси — Монгольским нашествием, также известным как Нашествие Батыя. Это было вторжение войск Монгольской империи на территории русских княжеств в 1237-1240 годах в рамках Западного похода монголов 1236-1242 годов. Серьезная внешняя угроза пришла на Русь в не самый подходящий для нее момент, русское государство находилось в состоянии феодальной раздробленности и не могло противостоять силам захватчиков объединенными силами. С другой стороны противостоять монгольской армии того периода не могли и объединенные племена и государства, о чем свидетельствует завоевание крупных государств Китая, Кавказа и Средней Азии.

Непосредственно вторжение монголов на Русь началось в конце 1237 года. Первым под каток Нашествия Батыя попало Рязанское княжество. Разбив объединенное войско рязанского князя Юрия Игоревича и муромских князей Юрия Давыдовича и Олега Юрьевича на реке Воронеж, монголы двинулись вглубь русских земель. Сам рязанский князь уцелел в этом сражении и вернулся в Рязань, к осаде которой монгольское войско приступило 16 декабря 1237 года. Первые приступы рязанцы смогли отбить, однако силы защитников таяли, а к монголам подходили все новые и новые отряды, которые возвращались из-под взятого 16-17 декабря Пронска, Ижеславля и иных городов. Стоит отметить, что Рязань была защищена десятиметровыми валами, на которых находились высокие дубовые стены с бойницами. Укрепления зимой поливались водой, которая замерзала, делая их еще более неприступными для штурмующих войск.

Защитники Рязани героически обороняли город в течение пяти дней, обрушивая на головы монголов камни, стрелы, кипящую смолу, сражались в рукопашных схватках. Однако на шестой день их силы практически иссякли, многие воины к тому моменту были убиты и ранены, а остававшиеся в строю практически бессменно вели бой на стенах, тогда как монголы могли давать своим войскам отдых, проводили ротацию и получали подкрепления. К тому же на заключительном этапе штурма монголы широко использовали стенобитные машины. Последний штурм города начался в ночь с 20 на 21 декабря, после упорного боя монголы ворвались в город, он пал на шестой день. При этом захватчики устроили в городе резню, уничтожив подавляющее большинство жителей Рязани, включая детей и грудных младенцев, погиб и рязанский князь Юрий Игоревич. Укрепления также были полностью разрушены, а сам город больше никогда не восстанавливался на этом месте. При этом монголы разорили не только Рязань, но и все княжество, уничтожив большое количество городов и городищ. Некоторые из них историки не могут идентифицировать и сегодня. К примеру, неизвестно точное месторасположение Белгорода Рязанского, который был стерт туменами Батыя с лица земли и так и не был восстановлен.

К моменту нашествия монголов на Русь Евпатию Коловрату было порядка 35 лет. По всей видимости, он занимал достаточно почетное место при рязанском князе, был боярином или скорее воеводой. Также он был достаточно опытным воином, талантливым командиром и обладал большой физической силой. Еще до падения Рязани князь Юрий Игоревич отправил своих людей с просьбой о помощи к князьям Владимирским и Черниговским. Именно в Чернигове находился в это время Евпатий Коловрат, здесь его и застала весть о гибели Рязани и смерти князя.

Вернувшись в родные края, он застал город и княжество разоренными и разграбленными. Он встретил лишь выжженную землю и пепелища, заваленные трупами убитых. Коловрат был потрясен жестокостью завоевателей. Возможно, он вернулся в родные земли уже с небольшим отрядом рязанских воинов, находившихся при посольстве к черниговскому князю. На месте он пополнил свои силы уцелевшими людьми, которые находились вне стен города и прятались в лесах. Всего ему удалось собрать отряд общей численностью до 1700 человек. С этими небольшими силами Евпатий Коловрат пустился в погоню за монголами.

Настигнуть завоевателей отряду удалось уже на территории Суздальских земель. Нападения с тыла монголы не ожидали, уверенные в том, что рязанские дружины уже уничтожены полностью. Атаки Евпатия Коловрата на арьергарды монгольского войска оказались для последних внезапными. Скорее всего, Коловрат использовал также тактику партизанских действий, нападения из засад, из леса. В любом случае он с небольшими силами нанес противнику серьезные потери. Монголы, которые не ожидали нападения со стороны разоренного Рязанского княжества, были в ужасе, считая, что это мертвые восстали, чтобы отомстить за себя. При этом, сколько именно боев провел отряд Евпатия Коловрата доподлинно неизвестно, никакого единого мнения на этот счет не существует. Считается, что их могло быть несколько и они были достаточно успешными, так как смогли посеять в тылах монгольского войска настоящую панику.

Происходящее в тылу взволновало Батыя, и он развернул против нападавших значительные силы. В конечном итоге подавляющее преимущество в численности войск решило исход противостояния. Монголы смогли навязать отряду Евпатия Коловрата полевое сражение, фактически в полном окружении. При этом Батый послал против Коловрата брата своей жены Хостоврула. Он похвалился хану, что привезет ему Коловрата живым, однако сам погиб в бою. Как отмечалось в летописи «Повесть о разорении Рязани Батыем», Коловрат рассек его мечом пополам, прямо до седла.

Согласно преданиям, Батый, который не хотел больше терять своих людей, выслал к русским воинам посла с вопросом: «Чего вы хотите?». «Только умереть!» — последовал ответ. В конечном итоге, видя упорство, с которым сражается горстка русских воинов, монголы использовали против них пороки (камнеметные машины, предназначенные для разрушения укреплений). Именно под градом камней погибли последний русские воины из дружины Коловрата и сам богатырь. Считается, что восхищаясь храбростью Евпатия Коловрата, а также в знак уважения его мужеству Батый отпустил захваченных в плен ранеными рязанских воинов из его отряда с телом убитого витязя, чтобы они похоронили его согласно своим обычаям.

Личность Евпатия Коловрата, как и многих персонажей и событий XIII века, по понятным причинам окутана множеством вопросов и тайн. К примеру, достаточно часто обсуждаются вопросы был ли Евпатий христианином или язычником? Считающие его язычником указывают на его имя и фамилию. По их мнению, коловрат — это славянский языческий символ солнца, а имени Евпатний нет в Святцах. Неверными являются оба утверждения. Не существует ни одного этнографического источника, который подтверждал бы древнеславянское языческое происхождение слова коловрат и его отношение к солнцу. Напротив, достоверно известно, что коловратом самострельным называли зубчатое приспособление для взведения станковых самострелов, установленных на особом станке — раме с колесами (на Руси самострелами называли арбалеты). И фамилия Евпатия может иметь прямое отношение к данному устройству или арбалетному делу.

Если же говорить про само имя Евпатий, то это видоизмененная форма греческого имения Ипатий. В Древней Руси оно было достаточно распространенным, так как было связано с почитаемым святым священномучеником Ипатием Гангрским. В честь него в Костроме даже был сооружен один из самых старых русских монастырей. При этом небольшие изменения в произношении и написании имени Ипатий связаны с особенностями языковой традиции и не представляют собой чего-то особенного. То же греческое имя Георгий в славянской традиции видоизменилось сразу в два разных производных имени — Егор и Юрий.


Памятник Евпатию Коловрату в Рязани

Также существует версия о том, что Евпатий — это собирательный образ, который может символизировать собой даже не различных людей, а всю Русь, которая гибнет, но не сдается захватчикам. Той же «Повести о разорении Рязани Батыем» характерны черты эпичных былинных песен XIII-XIV веков. Данное произведение можно рассматривать больше как художественное, нежели историческое. На это же может указывать символизм и гипербола, которые присутствуют в повествовании, также в тексте повести имелись многочисленные неточности, связанные с историческими персонажами. Однако даже если Евпатий Коловрат — это лишь красивая легенда и сам он собирательный образ лучших русских богатырей или даже всей Руси, она все равно важна для нашей истории. Как бы там ни было, во время Монгольского нашествия на Русь вполне можно было встретить русских людей невиданной силы духа, способных на совершение самых разных подвигов. Благодаря таким людям русские воины и смогли снискать славу в мире, а сами русские воспринимаются, как заслуживающий уважения народ.

В настоящее время в нашей стране существует три памятника, посвященных Евпатию Коловрату. Все три расположены на территории Рязанской области. Первый был размещен в городе Шилово, по некоторым источникам именно этот населенный пункт и был родиной Коловрата. Второй памятник, он же самый известный, в 2007 году установили в самой Рязани, он расположен в центре города на Почтовой площади и находится сравнительно недалеко от Кремля. Третий памятник был установлен на выезде из деревни Фролово в сторону деревни Ряссы (в Шиловском районе области).

АПД: в комментариях многие начали разбирать в деталях эту легенду. Я вот интересуюсь, а про Илью Муромца не будете разбирать правильно ли он со Змеем Горынычем воевал? Илья то Муромец - точно реальный человек

[источники]источники
Юферев Сергей
https://cyrillitsa.ru/past/44993-evpatiy-kolovrat-chem-znamenit-russki.html
http://www.aif.ru/society/history/kak_Evpatii_Kolovrat_zashchishchal_russkuiu_chest
http://slavyanskaya-kultura.ru/slavic/heros/evpatii-kolovrat.html
https://topwar.ru/127693-evpatiy-kolovrat-russkiy-bylinnyy-geroy.html

Для того, чтобы быть в курсе выходящих постов в этом блоге есть канал Telegram. Подписывайтесь, там будет интересная информация, которая не публикуется в блоге!

masterok.livejournal.com

Подвиг Евпатия Коловрата - История и этнология. Факты. События. Вымысел. — LiveJournal

Вот некоторые эпизоды борьбы:

«И была сеча зла и ужасна… Батыевы же силы велики были и непреоборимы; один рязанец бился с тысячей, а два с десятью тысячами… И бились так крепко и нещадно, что и сама земля застонала, а Батыевы полки все смешались. И едва одолели их полки сильные татарские. В той сечи убит был благоверный великий князь Юрий Ингваревич, брат его князь Давыд Ингваревич Муромский, брат его князь Глеб Ингваревич Коломенский, брат их Всеволод Пронский, и многие князья местные, и воеводы крепкие, и воинство: удальцы и резвецы, узорочье и воспитание рязанское — все равно умерли и единую чашу смертную испи-ли. Ни один из них не повернул вспять, но все вместе полегли мертвые… И многих горожан убили, а иных ранили, а иные от великих трудов и ран изнемогли. А в шестой день спозаранку пошли поганые на город — одни с огнями, другие со стенобитными орудиями, а третьи с бесчисленными лестницами — и взяли град Рязань в 21-й день декабря. И пришли в церковь соборную Пресвятой Богородицы, и великую княгиню Агриппину, мать великого князя, со снохами и прочими княгинями посекли мечами, а епископа и священников огню предали — во святой церкви пожгли. И во граде многих людей, и жен, и детей мечами посекли, а других в реке потопили… и весь град пожгли, и всю красоту знаменитую, и богатство рязанское… И не осталось во граде ни одного живого: все равно умерли и единую чашу смертную испили. Не было туг ни стонущего, ни плачущего — ни отца и матери о чадах, ни чад об отце и матери, ни брата о брате, ни сродников о сродниках, но все вместе лежали мертвые…» информация с сайта http://slavyans.myfhology.info
Вот в этот-то момент в повести появляется «некто из вельмож рязанских по имени Евпатий Коловрат»: с одним из князей он находил-ся в Чернигове и, узнав о нашествии Батыя, поспешил домой; «и выступил из Чернигова со малою дружиною, и помчался быстро». «И приехал в землю Рязанскую и увидел ее опустевшую, города разорены, церкви пожжены, люди убиты… И воскричал Евпатий в горести души своей, распаляяся в сердце своем». Обратим внимание, как древний русский писатель предельно сжато передавал состояние человека: горе и жажда мщения охватывают Евпатия при виде случившегося. Он опоздал к главному сражению и теперь хочет наверстать упущенное, хотя и знает, что ему придется разделить участь всех рязанцев. Безоглядное стремление выполнить воинский долг и готовность испить «единую смертную чашу» — это в равной степени свойственно на-родному богатырю и княжескому воеводе. «И собрал небольшую дружину — тысячу семьсот человек, соблюденных Богом вне города. И погнались вослед безбожного царя, и едва нагнали его в земле Суздальской, и внезапно напали на станы Батыевы. И начали сечь без милости, и смешалися все полки татарские. И стали татары точно пьяные или безумные. И бил их Евпатий так нещадно, что и мечи притуплялись, и брал он мечи татарские и сек их татарскими. Татарам почудилось, что мертвые восстали. Евпатий же, насквозь проезжая сильные полки татарские, бил их нещадно. И ездил средь полков татарских так храбро и мужественно, что и сам царь устрашился.

И едва поймали татары из полка Евпатьева пять человек воинских, изнемогших от великих ран. И привели их к царю Батыю, а царь Батый стал их спрашивать: «Какой вы веры, и какой земли, и что мне много зла творите?» Они же отвечали: «Веры мы христианской, а витязи мы великого князя Юрия Ингваревича Рязанского, а от полка мы Евпатия Коловрата. Посланы мы от князя Ингваря Ингваревича Рязанского тебя, сильного князя, почествовать, и с честью проводить, и честь тебе воздать. Да не дивись, царь, что не успеваем наливать чаш на великую силу — рать татарскую». Царь же подивился ответу их мудрому»… Ответ пленных воинов заставляет вспомнить символику многих народных песен, в которых битва уподоблялась пиру: на нем врагов «чествовали» оружием, «подносили» им «чаши» — то есть смерть. Батый решает выслать против Евпатия своего шурина — богатыря Хостоврула. Тот похвастался, что приведет русского воеводу живым. «И обступили Евпатия сильные полки татарские, желая живым его взять. И съехался Хостоврул с Евпатием. Евпатий же был исполнен силою и рассек Хостоврула на полы до седла. И стал сечь силу татарскую, и многих тут знаменитых богатырей Батыевых побил, одних на полы рассекал, а других до седла разрубал.

И возбоялись татары, видя, какой Евпатий крепкий исполин. И навели на него множество орудий для метания камней, и стали бить по нему из бесчисленных камнеметов, и едва убили его. И принесли тело его к царю Батыю. Царь же Батый послал за мурзами, и князьями, и санчакбеями (военачальниками), и стали все дивиться храбрости, и крепости, и мужеству воинства рязанского. И сказали царю мурзы, князи и санчакбеи: «Мы со многими царями, во многих землях, на многих битвах бывали, а таких удальцов и резвецов не видали, и отцы наши не рассказывали нам. Это люди крылатые, не знают они смерти и так крепко и мужественно на конях бьются — один с тысячею, а два с десятью тысячами. Ни один из них не съедет живым с побоища». И сказал Батый, смотря на тело Евпатьево: «О Коловрат Евпатий! Хорошо ты меня попотчевал с малою своею дружиною, и многих богатырей сильной моей орды побил, и много полков разбил. Если бы такой вот служил у меня, — держал бы его у самого сердца своего». И отдал тело Евпатия оставшимся людям из его дружины, которых похватали на побоище. И велел царь Батый отпустить их и ничем не вредить им».
Евпатий Коловрат, подобно былинным богатырям, уничтожает вражескую силу, противопоставляя ей свою богатырскую мощь. Но, в отличие от былин, сражение оканчивается гибелью героя. Кроме того, Евпатия окружает дружина — это обычные воины, не богатыри. И, наконец, не забудем, что подвиг и гибель Евпатия вписаны в конкретное историческое событие 1237 года и о Евпатий говорится как о реальном лице — княжеском воеводе. Это переплетение исторической конкретики и эпического вымысла, а также поэтических элементов, близких к поздней народной исторической поэзии, позволяет предположить, что вся история об опоздавшем на битву воине, испившем свою смертную чашу, восходит к историческим песням XIII—XIV веков, в которых запечатлелись трагедия и героизм русских людей времен татаро-монгольского нашествия.
via
Источник http://taynikrus.ru/zagadki-istorii/podvig-evpatiya-kolovrata/

hist-etnol.livejournal.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о