Дочка буденного: дочка Буденного высказалась о романе мужа Державина с Татьяной Васильевой

Содержание

дочка Буденного высказалась о романе мужа Державина с Татьяной Васильевой

У легендарного маршала Советского Союза было трое детей. Все они родились в третьем браке Семена Михайловича

Маршал Буденный с женой Марией и детьми, photo: kulturologia.ru

Нина Буденная была любимицей отца. Она появилась на свет через год после первенца в семье – Сергея. Говорят, когда супруга Мария с дочуркой была еще в роддоме, Буденный подошел к кроватке сына и спросил, как же им назвать сестренку. Малыш пробормотал нечто нечленораздельное, которое было интерпретировано маршалом, как “Нина”.

Михаил Державин с дочкой Марией, photo: m.7days.ru

Ниночку родители обожали.

Первым ее мужем стал актер Михаил Державин. По воспоминаниям Нины, отец сразу проникся симпатией к будущему зятю и в будущем относился к нему по-отечески.

Брак Нины Буденной и Михаила Державина продлился целых 19 лет:

“Мой отец сразу принял Мишу. Как актера они его еще с мамой особенно не знали. Он был милый, легкий, хороший. Очень приятный человек. Миша — обаятельный. Я молодая и он молодой. Все у нас быстро сладилось. У нас была крепкая семья. Я очень любила семью Миши”,

– вспоминала Нина.

Нина Буденная, кадр из передачи

Она также отмечала, что не посмела бы заикнуться о разводе, если б отец был жив. Но его уже не было, а Нина полюбила другого мужчину и ради него оставила мужа:

“Развод мне такой кровью дался. Я захлебывалась в этой крови. У меня душа рвалась. Любовь у меня получилась — вот что. Я долго сопротивлялась. Это был какой-то ужас. Мишу жалко. Я его семью очень сильно любила. Даже больше, чем его. Так получилось. Но я ни разу не пожалела о разводе с ним”

А накануне на передаче “Судьба человека” с Борисом Корчевниковым Нина Михайловна назвала актрису Татьяну Васильеву “большой фантазеркой”.

Дело в том, что

Васильева любит вспоминать о своих любовниках и как-то рассказывала, что будучи в браке с Ниной, Миша Державин крутил с ней роман.

Нина уверена – это просто невозможно, поскольку Державин был редкой верности и надежности человеком. Скорее всего, Васильева нафантазировала любовную связь:

“Танюша — большая фантазерка. То, что она рассказывала, надо делить на 16. Миша такой человек устойчивый. Он на безумства неспособный. Он надежный мужик. Так что все на 16″,

– улыбается Буденная.

Михаил Державин с дочкой Марией, photo: rgnp.ru

Надо заметить, после развода она поддерживала теплые отношения с Державиным, а сейчас дружит с его вдовой – Роксаной Бабаян.

“Она немного раны мои успокаивает. С Мишей, кстати, после развода у нас сохранились хорошие отношения”,

– поделилась Нина Михайловна.

Источник: teleprogramma.pro, kulturologia.ru

Не забудьте добавить «TVcenter.RU» в источники новостей

Личная жизнь: Нина Буденая и Михаил Державин

Когда Михаил занимался любовью с Роксаной, не мог заснуть весь подъезд

Подпишитесь и читайте «Экспресс газету» в:

— Про него не скажешь — «большой актер», «великая личность», — написала в соцсети журналистка и бывшая актриса Ксения ЛАРИНА, узнав о смерти Михаила ДЕРЖАВИНА. — Он был невеликим актером и очень скромным человеком… Человеком-улыбкой, бесподобным партнером в дуэте. Он не сыграл больших ролей, и не надо лукавить — Театр сатиры перемолол его, как многих других актеров, перемолол бы в пыль — если бы не спасительное чувство юмора, самоиронии, самоподкола.

 Чувство юмора помогало Михаилу Державину преодолеть сложные ситуации и в личной жизни.

Его первой женой стала дочка Аркадия Райкина Катя, с которой юный Миша познакомился во время учебы в Щуке.

— После съемок в фильме «Они были первыми» я был вынужден вернуться в училище на тот же второй курс, с которого и улизнул «в кино». Мои прежние однокурсники уже учились на третьем, а я оказался среди новых товарищей, которые были, как правило, чуть младше, — писал Державин в своей книге «Я везучий», которая вышла незадолго до его ухода из жизни. — Увидел среди них очаровательную

Катю Райкину и тут же влюбился. Именно так: сначала влюбился, потом познакомился.

Супруги любили отдыхать в своём загородном доме. Фото Facebook Владимира СМОЛЯКОВА

По словам Мих Миха, как все называли нашего героя, свадьбу с дочкой Райкина он сыграл только через пару лет. Аркадий Исакович, который тогда еще не переехал из Ленинграда в Москву, снял молодоженам комнатку в квартире своих знакомых. Но студенческий брак это, увы, не спасло.

— Вообще-то я Мишу очень любила, — рассказывала Екатерина Райкина EG.RU. — Но потом пришла работать в Театр Вахтангова, увидела Юру Яковлева и потеряла голову. Потом никогда не жалела, что ради Юры, ставшего моим вторым мужем, оставила Мишу.

— Не было никаких сцен ревности, взаимных обвинений и упреков, никаких среднестатистических кошмаров разрыва, — писал Державин в мемуарах. — И все-таки развод наш с Катей не прошел без казусов. Мы уже разошлись, как вдруг в «Вечерке» в самом читаемом разделе «Браки и разводы» появилась заметка: «Михаил Державин возбуждает дело о разводе с Екатериной Райкиной». Я был в шоке, потому что не возбуждал никакого дела! Только много позже

Никита Владимирович Богословский, с которым мы подружились на театральных капустниках, признался в том, что это была его шутка. Так с легкой руки Богословского в газете впервые появилось мое имя. Причем сразу же — в самой скандальной рубрике.

Две страсти народного артиста: рыбалка… Фото Facebook Владимира СМОЛЯКОВА

Выдающаяся привычка

Со следующей женой Ниной, дочкой легендарного маршала, Михаила познакомил его приятель Виктор Суходрев, переводчик Никиты Хрущева.

— Сам он был женат на актрисе «Ленкома» Инне Кмит и часто приходил к нам в театр, — вспоминал Михаил Михайлович. — Как то Виктор сказал мне: «Хочу познакомить тебя с одной девушкой… Папа у нее — Буденный, но тебя это не должно смутить — ты уже привык к выдающимся личностям». Я начал отнекиваться. А он свое гнет: «Чудная девушка, и семья прекрасная…» И дожал меня.

При знакомстве с будущим тестем молодого актера очень удивило, что тот оказался не двухметровым гигантом, каким казался на парадных  фотографиях, а коренастым дедушкой ростом около 165 см.

…и хорошее вино. Фото Facebook Владимира СМОЛЯКОВА

— В последние годы, когда Буденный почти ослеп на один глаз, я ему читал вслух, — делился Державин со своими читателями. — А когда он умер, я, естественно, в составе всей семьи шел за его гробом в первых рядах. Похороны показывали по телевидению. И слышу, телевизионное начальство шипит: «Уберите этого актера из «Кабачка «13 стульев»! Чего он там крутится?» И вдруг ко мне подходит Брежнев, обнимает и целует меня. И я слышу: «Показывайте Державина крупнее!»

В браке с Ниной Буденной, продлившемся 18 лет, родилась единственная дочь Державина — Мария. Она подарила актеру внуков Петра и Павла.

О причинах развода с дочкой маршала, случившегося в начале 1980 года, Мих Мих никогда не рассказывал. Лишь однажды вскользь заметил: это, мол, произошло вовсе не из-за того, что он заводил романы на стороне. Чем заставил хитро улыбаться своих знакомых.

Михаил ДЕРЖАВИН с первой женой Катей (справа), её отцом Аркадием РАЙКИНЫМ, мамой Руфью ИОФФЕ с её сестрой и маленьким Костиком РАЙКИНЫМ (с мячом). На руках Екатерина держит своего кузена Ленечку. Фото из личного архива

Медведь и Принцесса

Поклонникам, подробно изучившим биографию народного артиста, хорошо известно о его страстных отношениях, которые то затухали, то снова вспыхивали на протяжении не одного десятилетия.

На юную и симпатичную Танечку Васильеву он положил глаз, едва та устроилась на работу в Театр сатиры после окончания Школы-студии МХАТ в 1969 году.

— С Михаилом Державиным у нас получился очень красивый, очень приятный роман, — рассказывала Татьяна Георгиевна. — Сначала я думала, что у нас с ним ничего не будет, но, когда увидела его потрясающие синие глаза, поняла: будет! Помню, как Миша лазил ко мне в окно в общежитие.

Маршал БУДЁННЫЙ с зятем Мишей, женой и внуками. Фото: © РИА «Новости»

Васильева признавалась, что ее сценическая жизнь началась именно с нежной опеки Михаила:

— Он стал моим партнером в нескольких спектаклях и очень помогал. Тогда это были самые первые мои роли, и во всех он был рядом со мной. Например, мы с ним играли в спектакле «Обыкновенное чудо», где он был Медведем, а я Принцессой… Я очень дружила с его мамой, сестрами, часто бывала у них в гостях — и в Москве, и за городом… Знаете, я просто вошла в эту семью, и они меня тоже очень любили.

В 90-е, когда Мих Мих уже был женат на Роксане Бабаян

и, чтобы выжить, снимался в народных комедиях Анатолия Эйрамджана «Моя морячка» и «Ночной визит», его партнершей снова становилась Васильева.

Единственная дочь Мих Миха Мария по его стопам не пошла. Хотя и окончила ГИТИС. Родив двоих сыновей, стала домохозяйкой

Говорят, ее присутствие на площадке бередило душу Державина.

— Он мне частенько звонил и каждый раз спрашивал телефон Тани, — рассказала подруга актрисы, попросившая не называть ее имени. — Я удивлялась и настаивала: «Запиши уже телефон-то куда-нибудь». А Миша отнекивался: «Нет, Роксаночку не хочу травмировать!»

Любопытно, что брак с певицей, с которой случайно познакомился в аэропорту Домодедово, актер зарегистрировал 6 сентября 1980 года, в день рождения своей второй жены Нины Буденной.

В роли Пана Ведущего в культовом «Кабачке «13 стульев»

Молодожены поселились в доме, построенном для творческих работников в самом центре Москвы — между Старым и Новым Арбатом. Их соседкой снизу оказалась известная актриса

Нина Русланова, которая получила эти квадратные метры после того, как летом 1978 года с балкона выбросилась предыдущая хозяйка — актриса Татьяна Блажина.

Поначалу Державин и Бабаян доставляли много неудобств Нине Ивановне. Позволявшая себе после тяжелого трудового дня принять рюмочку-другую, она часто засиживалась за полночь. А у молодых еще вовсю продолжался «медовый месяц». Громкий скрип, стуки и крики темпераментной певицы настолько раздражали соседку снизу, что она каждый вечер барабанила шваброй по потолку и по батарее.

Нина РУСЛАНОВА с другом Леонидом иногда и сама позволяла лишнего, но соседей криками не докучала. Фото: Архив EG.RU

— Нинка, у тебя на потолке вся штукатурка обсыпалась, — подмечали иногда гости Руслановой.

Несмотря на вышесказанное, у супругов так и не получилось завести детей.

— У меня было много концертов, — оправдывалась Бабаян. — Моталась по всему миру и на гастролях видела, как маленькие дети ездили с мамами в поездах и самолетах, уставали, ели всухомятку, пропускали школу. Никого не осуждаю, у каждого свой выбор. Конечно, есть няни, но я всегда считала, что ребенка должна воспитывать мама.

— Я люблю ее подзадоривать в этом плане, — делился актер насчет отсутствия совместных наследников с певицей. — «Роксаночка, представляешь, какая у нас была бы девчушка, как в индийском кино». А она мне в ответ, что нам достаточно и Петьки. Петька — это сын моей дочки Маши, с которой Рокса замечательно ладит. И племянника моего, Мишку, Рокса тоже практически вырастила и воспитала…

Комический дуэт ДЕРЖАВИНА и ШИРВИНДТА доказал, что смешными могут быть не только шутки «ниже пояса». Фото: globallookpress.com

Дочь Буденного рассказала о том, как переживала развод с Державиным: «У меня душа рвалась»

Отношения с женщинами ныне покойного актера Михаила Державина всегда пользовались большим интересом у публики и не раз являлись темой для обсуждения. Одной из них был его брак с Ниной Буденной — дочерью генерала Семена Буденного, служившего при Сталине.

Их отношения начались в тот момент, когда Державин буквально только развелся с первой женой Екатериной Райкиной спустя два года брака. Взаимоотношения Михаила и Нины развивались стремительно, они практически сразу прониклись друг к другу сильнейшей симпатией.

Как рассказала Нина Семеновна в телепередаче «Судьба человека», Михаил сразу понравился ее отцу генералу. Да и в целом семейные отношения молодоженов складывались удачно, Нина до сих пор очень тепло отзывается о родственниках актера.

«Мой отец сразу принял Мишу. Как актера они его еще с мамой особенно не знали. Он был милый, легкий, хороший. Очень приятный человек. Миша — обаятельный. Я молодая и он молодой. Все у нас быстро сладилось. У нас была крепкая семья. Я очень любила семью Миши», — вспоминает Буденная.

В браке у Нины Семеновны и Михаила Михайловича родилась дочка Маша.

Однако пара не смогла удержать семейного счастья и их любовная история дала трещину. Нина Буденная встретила другого мужчину и ушла от Державина. Процесс расставания принес огромную боль женщине, даже несмотря на то, что она была инициатором разрыва.

«Развод мне такой кровью дался. Я захлебывалась в этой крови. У меня душа рвалась. Любовь у меня получилась — вот что. Я долго сопротивлялась. Это был какой-то ужас. Мишу жалко. Я его семью очень сильно любила. Даже больше, чем его. Так получилось. Но я ни разу не пожалела о разводе с ним», — вспоминает Буденная.

Однако спустя долгие годы российская актриса Татьяна Васильева рассказала о том, что у нее были отношения с Державиным в то время, когда он еще был женат на Буденной. Сама Нина Семеновна категорически отрицает правдивость этого факта.

«Танюша — большая фантазерка. То, что она рассказывала, надо делить на 16. Миша такой человек устойчивый. Он на безумства неспособный. Он надежный мужик. Так что все на 16», — утверждает она.

Как сложилась судьба дочери легендарного маршала Будённого: Нина Будённая

Она родилась в третьем браке Семёна Михайловича Будённого и, несомненно, стала его любимицей, хотя сыновья Сергей и Михаил тоже никак не могли пожаловаться на отсутствие внимания со стороны отца. 

Нина Семёновна Будённая сохранила множество тёплых воспоминания о своих родителях, а в её собственной жизни был брак с известным актёром Михаилом Державиным, и большая любовь, из-за которой она разрушила свою семью.

Папина дочка

Семён Михайлович Будённый. 

Семён Михайлович Будённый был женат трижды. Но его первая жена погибла из-за неосторожного обращения с оружием, вторую арестовали и отправили в лагеря. А вот с третьей супругой, Марией, Семёна Будённого познакомила мама Ольги Стефановны, второй жены маршала. Мария Васильевна была младше мужа на 33 года, но это не помешало их счастью.

В браке появились на свет трое детей: Сергей, Нина и Михаил. Когда родился младший ребёнок, у маршала спрашивали, не трудно ли ему возиться с детьми в таком солидном возрасте. 60-летний Семён Михайлович лишь счастливо улыбался м отвечал: «Я так долго этого ждал!»

Мария Васильевна Будённая.

Ниночка пришла в этот мир в 1939 году. Для неё папа покупал кукол, которых ночью, когда малышка уже спала, сажал у её кровати. А она мечтала о подаренной Сергею игрушечной винтовке, стрелявшей деревянными пулями. Сергей был старше всего на год и сестре вожделенную игрушку в руки не давал.

Зато Нина могла забраться папе на руки и разглаживая шикарные отцовские усы, нашёптывать: «Киса!» От этой нехитрой нежности сердце легендарного военачальника таяло.

Семён Михайлович Будённый с женой и детьми, Ниной и Серёжей. 

Нине было всего 4, когда отец впервые посадил её верхом на пони, но маленькая лошадка была строптива и после того, как Нину с неё сняли, умудрилась оттоптать девочке ногу. К настоящим занятиям Нина Будённая вернулась лишь спустя два года, очень полюбив лошадей. А ещё все дети Семёна Михайловича были первоклассными фехтовальщиками. В том числе и Нина. Правда, мама детей на соревнования и сборы не отпускала, позволяла только посещать занятия.

Отец обучал детей игре в бильярд, считая эту забаву очень полезной, а вот обыграть его в шашки не удавалось никому из наследников, настолько развито было у Семёна Будённого стратегическое мышление.

Семён Михайлович Будённый с женой и детьми, Ниной и Серёжей. 

Воспитывал сыновей и дочь он строго, но с любовью. Обычно им всем хватало строгого громкого голоса отца, чтобы осознать свою вину. Но никогда после «серьёзных бесед» Семён Будённый не отпускал молча детей. Он обязательно подзывал к себе, спрашивал, понятно ли то, что он сейчас сказал, а после обязательно целовал.

Маршал считал своим долгом помогать тем, кто к нему обращался, и учил тому же своих детей. Он вообще был честным и глубоко порядочным человеком и очень хотел, чтобы сыновья и дочь выросли такими же.

И жизнь, и слёзы, и любовь…

Нина Будённая. 

После окончания школы Нина решила поступать в МГУ на факультет журналистики. Училась увлечённо, унаследовав от отца природную любознательность. Друзей у девушки всегда хватало, но близкой её подругой была Юлия Хрущёва, внучка Никиты Сергеевича, удочеренная им и его женой в трёхлетнем возрасте после гибели сына.

Именно Юлия и познакомила Нину с Михаилом Державиным, молодым талантливым актёром, который не так давно расстался со своей первой женой, Екатериной Райкиной. Знакомство получилось очень удачным: молодые люди прониклись взаимной симпатией друг к другу.

Семён Михайлович Будённый с зятем Михаилом Державиным, женой и внуками на даче. 

Михаил Державин стал первым кавалером, которого Нина привела в дом знакомить с родителями. Красивый и обаятельный молодой человек родителям понравился. Только маме, Марии Васильевне, было не по себе от того, что дочь стала на свидания уходить слишком поздно. У Михаила Михайловича спектакли заканчивались уже после десяти вечера, вот тогда и наступало время для личной жизни.

Семён Михайлович в личную жизнь дочери не вмешивался, но кандидатуру Михаила одобрил. Сыграли свадьбу, в 1963 году родилась единственная дочь супругов Мария.

Михаил Державин с дочерью Марией. 

Нина Семёновна после окончания университета работала в Агентстве печати «Новости» в отделе культуры по изобразительному искусству, в котором позже стала старшим редактором. Позднее перешла в издание «Журналист», была литературным сотрудником газеты «Московский комсомолец» и журнала «Культура и жизнь», публиковалась в журнале «Театр», выпустила собственную книгу «Старые истории».

Нина Будённая. 

Прожить всю жизнь с Михаилом Державиным ей было не суждено: Нина Будённая встретила человека, который подарил ей настоящие серьёзные чувства. Она точно знала, что отец никогда бы не одобрил её решения развестись с мужем, но Семёна Михайловича уже не было в живых, а Мария Васильевна сумела принять выбор дочери.

Николай Пономарев.

Вторым мужем наследницы Будённого стал талантливый художник Николай Пономарев, возглавлявший целых 20 лет Союз художников СССР. Сама Нина Семёновна тоже стала художницей. В конце 1990-х Нина Будённая овдовела, а в 2000-м году приобрела небольшой домик в районе верхневолжских озер, где и живёт с апреля по октябрь.

Нина Будённая на фоне одной из своих работ. 

Этот дом и стал источником вдохновения для Нины Будённой. Стремясь украсить своё жилище, она искала старые советские ковры, но подходящих экземпляров так и не нашла. И тогда она стала создавать ковры сама, правда, похожи они больше на настоящие картины. Её работы яркие, радостные, наполненные эмоциями и чувством юмора.

Нина Семёновна Будённая по-прежнему живёт и работает в Москве, наслаждается общением с дочерью и внуками, Петром и Павлом.

Источник

Леонид Брежнев: Показывайте Державина крупнее

Михаил Державин с мамой Ираидой Ивановной, женой Роксаной Бабаян и сестрой Татьяной. Фото: Личный архив М. Державина

В своих мемуарах актер не только рассказывается о творчестве, но и вспоминает об удивительных встречах с людьми всем хорошо известными. И что примечательно, некоторые из этих знаменитостей — ему почти что родственники. До встречи с прекрасной во всех отношениях певицей Роксаной Бабаян, Державин был женат на дочке Аркадия Райкина — Екатерине, и на дочке Семена Буденного — Нине. Всех его женщин понять можно — как не влюбиться в стройного голубоглазого и веселого красавца да еще с изумительным, бесконфликтным характером.

КОСТЮМЧИК С ПЛЕЧА РАЙКИНА

Первой женой Михаила Державина была Екатерина Райкина, дочка выдающегося советского актера Аркадия Райкина.

Будущие супруги оказались на одном курсе Щукинского училища после того, как Державин «улизнул» в кино и после съемок был вынужден вернуться на курс младше. Среди новых однокурсников он увидел очаровательную Катю Райкину и тут же влюбился. Именно так: сначала влюбился, потом познакомился. А поженились они только года через два — проверяли свои чувства

Книга Михаила Державина «Вспоминаю, улыбаюсь, немного грущу»

«Примечательно, что с Катиным папой, воистину великим артистом Аркадием Исааковичем Райкиным, я был знаком задолго до того, как стал его зятем, — вспоминает Державин. — Он часто приезжал в наш дом на Арбате — к известному отоларингологу Виктору Канторовичу. Райкин много выступал, голос у него иногда срывался, поэтому была необходима помощь специалиста.

Бегая во дворе, мы с мальчишками всегда замечали, когда останавливалась «Победа» Райкина с номером «ЛИ 0025». «ЛИ» это значило «Ленинградская Индивидуальная». Как ни странно, Аркадий Исаакович тоже различал среди снующих по двору мальчишек сына ведущего актера Театра им.Вахтангова (Михаила Степановича Державина — Ред.).

В домашнем быту Аркадий Исаакович запомнился мне мягким, тихим, нежным и даже застенчивым.

Когда меня впервые пригласили выступить в концерте, у меня не было концертного костюма. Аркадий Исаакович подумал и сказал: «Вот что. Поезжай-ка в наш театр, там в костюмерной тебе что-нибудь подберут». Действительно, мне подобрали словно на меня пошитый костюм. Я успешно выступил и не удержался — похвастался Райкину. «Миша, ты же выступал в моем костюме, — сказал он в ответ. — Думаю, если бы ты вышел в нем на сцену и просто молчал, все равно имел бы успех». Этот костюм он мне подарил.

Как ни жаль, прожили мы с Катей в браке совсем недолго. После училища мы поступили в разные театры, я — в театр им.Ленинского комсомола, а Катя — в театр Вахтангова. Так получилось, что мы потихоньку отделялись друг от друга. Не было никаких сцен ревности, взаимных обвинений и упреков, никаких среднестатистических кошмаров разрыва. Просто случился какой-то излет нашей любви, и мы очень спокойно и мирно расстались. К тому времени Катя влюбилась в актера своего театра Юрия Яковлева, который впоследствии и стал ее вторым мужем.

И все-таки развод наш с Катей не прошел без казусов. Мы уже разошлись, как вдруг в «Вечерке» в самом читаемом разделе «Браки и разводы» появилась заметка: «Михаил Державин возбуждает дело о разводе с Екатериной Райкиной». Я был в шоке, потому что не возбуждал никакого дела! Только много позже Никита Владимирович Богословский, с которым мы подружились на театральных капустниках, признался в том, что это была его шутка. Так с легкой руки Богословского в газете впервые появилось мое имя. Причем сразу же — в самой скандальной рубрике».

В Екатерину Райкину Михаил Державин влюбился с первого взгляда. Фото: Вадим КОВРИГИН/ТАСС

ШАШКИ БУДЕННОГО

«С Ниной Буденной меня познакомили друзья. Посчитали, что непорядок — парень одинокий, холостой, брошен на произвол судьбы. И чтобы как-то поддержать меня на плаву, мой товарищ Виктор Суходрев, переводчик Никиты Сергеевича Хрущева, решил найти мне пару. Как-то сказал мне: «Хочу познакомить тебя с одной девушкой, зовут Нина. Папа у нее — Буденный, но тебя это не должно смутить — ты уже привык к выдающимся личностям». Я начал отнекиваться. А он свое гнет: «Чудная девушка, и семья прекрасная…» И дожал — все-таки познакомил меня с Ниночкой.

К моменту нашего знакомства Нина Семеновна по окончании МГУ работала в в организованном тогда агентстве печати «Новости» (АПН) вместе в Галечкой (Галиной Леонидовной Брежневой).

Нина привела меня в дом на улице Грановского познакомить с родителями. Если бы папа был Петр Петрович Петров, я бы, наверное, больше волновался. А ведь тут с детских лет «Буденный наш братишка…» И песни, и эпоха… И вот открывается дверь, и настоящий Семен Михайлович Буденный протягивает мне руку и как-то ласково говорит: «Ну, входи, сынок, здравствуй!»… Удивило только одно обстоятельство. Я думал, что Буденный высокий, под два метра ростом, — таким он мне казался с портретов. А Семен Михайлович оказался коренастым человеком ростом что-то около 165 см.

Семен Михайлович показал мне свою знаменитую коллекцию шашек, хранившихся на специальной стойке.

Женившись на Нине, я попал в какую-то невероятную жизнь, в дом, где жили герои моего детства. Выхожу во двор, а из соседнего подъезда появляется Климент Ефремович Ворошилов, которого играл мой папа в кинофильме «Сталинградская битва» и которому мальчишкой я писал письма. Из друго подъезда выходит Рокосовский, красавец, и спрашивает: «Как дела, сынок?» Наверху живет Родион Яковлевич Малиновский. Рядом жили маршал Тимошенко, Молотов. Это те люди, которых я видел, с кем был знаком и кто здоровался со мной за руку. Там же жила семья маршала Жукова. Я был знаком с его дочерьми Эрой и Эллой.

Вторым мужем Нины Буденной стал художник Николай Пономарев. Фото: Федор САВИНЦЕВ/ТАСС

Эти люди были намного глубже, чем мы о них думали. Помню, меня Анатолий Васильевич Эфрос спросил, а читал ли «Войну и мир» Буденный? Я пришел домой и робко поинтересовался: «Семен Михайлович, а вы «Войну и мир» читали?». «Первый раз, — ответил он, — еще при жизни автора». Помню, Анатолий Васильевич весьма удивился, когда я ему передал этот ответ.

Кстати, интересно, что со всеми своими тестями я виделся в детства. Про Райкина я уже писал вышел. А Семен Буденный тоже нередко проезжал в своей машине по Арбату. Мы, дети, были очарованы его личностью, бежали за машиной и махали рукой. Он нам тоже в ответ всегда помахивал. А когда он стал моим тестем, я ему и рассказал: «Семен Михайлович, когда мне было лет тринадцать-четырнадцать, я выходил из школы и вам махал». На что он тут же среагировал: «Ну, вот и домахался!».

Мы с ним дружили, ловили рыбу в Баковке, где он жил на государственной даче. Он был не таким, как его представляют в анекдотах. Обладал прекрасным чувством юмора, разбирался в искусстве. Был очень спортивным. Помню, рассказывал, как в пятьдесят с чем-то лет мог пройти со второго этажа на первый на руках.

Он — полный Георгиевский кавалер, кресты, полученные во время Первой мировой войны, хранил и носил на отдельном кителе, «не смешивая» их с советскими наградами. Преподавал верховую езду в Высшей конно-спортивной школе, которая находилась на Шпалерной улице в Ленинграде. Эта та улица, по которой шел Ленин в Смольный делать революцию. А Семен Михайлович на этой улице помогал брату царя осваивать конно-спортивную выучку.

Когда он умер, я, естественно, в составе всей семьи шел за его гробом в первых рядах. А похороны показывали по телевидению. И слышу, телевизионное начальство шипит: «Уберите этого актера из «Кабачка «13 стульев»! Чего он там крутится?» И вдруг ко мне подходит Брежнев, обнимает и целует меня. И я слышу: «Показывайте Державина крупнее!»

Маршал Советского Союза Семен Буденный (в центре) с зятем — актером Михаилом Державиным (слева), супругой и внуками на даче. Фото: Василий МАЛЫШЕВ/РИА Новости

РОСКОШНЫЕ ХОККЕЙНЫЕ КОНЬКИ

Книжка дополнена воспоминаниями друзей и членов семьи Михаила Державина. Вот, что об актере рассказывает его дочь Мария.

«В молодости папа много играл в футбол и хоккей, в итоге сдружился со многими футболистами и хоккеистами наших сборных. И меня, девочку, приучил носиться вместе с ним на ледовых площадках. Я взрослела, у меня росла нога — и каждый года мне покупались настоящие канадские коньки. Я же все детство просила купить мне коньки для фигурного катания!

— Зачем тебе? — не понимал папа. — У тебя роскошные канадские коньки!

И я, с восхищением и завистью глядя на девочек, порхающих в фигурных коньках по катку, продолжала играть с пацанами и папой в хоккей на соседней площадке. Ведь у меня были роскошные хоккейные коньки и не менее шикарная клюшка!

Наконец, когда у меня родился первый сын и папа спросил:

— Что тебе подарить? По случаю такого праздника проси что хочешь!

Я, не задумываясь ни секунды, выпалила:

— Фигурные коньки!

Папа долго кривилась, но Роксана (Бабаян — Ред.) сказала:

— Миша! Купи ребенку коньки!

И в итоге он принес мне долгожданную коробку. Открываю ее — там лежат черные (чтобы немаркие были по папиному разумению) ботинки с коньками, на которых были папой спилены вручную нижние зубчики.

— Это я спилил, чтобы тебе было удобнее играть в хоккей, — гордо объяснил он мне».

Михаил Державин: дочь Мария Буденная

Обновлено 08.03.2021 17:09

Михаил Михайлович Державин трижды вступал в брак, но лишь во втором союзе с Ниной Семеновной Буденной стал отцом единственной дочери Марии.

Содержание:

Семья и детство Марии Михайловны Буденной

Мария появилась на свет в 1963 году в браке Михаила Михайловича и Нины Семеновны. Ее дедушка по маминой линии – знаменитый военачальник Семен Михайлович Буденный, один из первых советских маршалов.

Мария (в центре) с дедушкой Семеном Буденным и бабушкой

После свадьбы Державин с супругой жили на съемной квартире, но когда родилась дочь Маша, решили переехать к родителям Нины. Семен Михайлович и его жена Мария Васильевна очень любили внучку и всячески помогали в ее воспитании, пока родители были заняты работой.

Семен Буденный с внуками Алешей и Машей

Михаил Державин служил в Московском театре имени Ленинского Комсомола, а позже в Театре Сатиры, часто уезжал на гастроли. Нина Буденная строила карьеру журналиста и писателя.

Отец Марии – Михаил Державин в образе пана Ведущего

Дедушка зимой катал маленькую Машу на санках, а летом ходил с ней купаться на водоем в Баковке, где у Буденных была государственная дача. Семен Буденный стремился всех своих внуков приучить к спорту.

На даче жил маленький пони, которого звали Петушок, на нем Мария получала первые уроки верховой езды.

А Михаил Державин с раннего возраста старался привить дочери интерес к своим увлечениям – рыбалке и игре в хоккей. Девочке всегда хотелось заниматься фигурным катанием, но папа каждый год дарил дочке новые хоккейные канадские коньки и клюшку.

Михаил Державин с маленькой Машей на катке

У Марии осталось приятное детское воспоминание о том, как она ходила с отцом в кафе «Космос» или «Север» на улице Горького. Михаил Михайлович очень любил мороженое, поэтому водил дочку в кафе каждую неделю.

Мария Буденная с отцом Михаилом Державиным

Из детства Маше также запомнились семейные праздники, когда за столом собирались все родственники, плясали, пели песни, слушали, как дедушка Семен Буденный играл на гармони.

Когда Марии было семнадцать лет, ее родители развелись, но смогли сохранить дружеские отношения.

Их разрыв она переживала очень болезненно, хотя старалась показать, что если каждому из них хорошо, то и ей будет спокойно. Отец постоянно навещал Машу, она быстро нашла общий язык и с новым супругом мамы Николаем Пономаревым, и с женой отца Роксаной Бабаян.

Родители Марии Буденной: Нина Буденная и Михаил Державин

Личная жизнь дочери Михаила Державина

Мария Буденная окончила ГИТИС, но актрисой не стала. Она вышла замуж и решила посвятить себя семье, стала мамой и домохозяйкой. В замужестве фамилия Марии Михайловны – Золотарева, у нее двое сыновей.

Михаил Державин с внуками Петром и Павлом

Старший Петр окончил факультет журналистики МГУ, потом обучался издательскому делу в Лондоне. Младший Павел учился на факультете культурологии в Эдинбургском университете. Михаил Державин в шутку говорил, что он «победил буденновскую породу», так как дочь Маша – голубоглазая блондинка, и оба внука актера очень на него похожи.

Михаил Державин с женой Роксаной Бабаян, дочерью и внуками

В январе 2018 года Михаила Державина не стало. В передаче «Ты не поверишь!» Мария Михайловна рассказала, что успела попрощаться с отцом. Нина Семёновна Будённая она по-прежнему живёт и работает в Москве. Мария часто навещает маму вместе с сыновьями – Петром и Павлом.

Поделитесь в комментариях, какие интересные факты из жизни дочери Михаила Державина, Марии Буденной (Золотаревой), вам известны.

Фото: kino-teatr.ru, 7days.ru, iknigi.net

Дочь Михаила Державина раскрыла правду о последних днях его жизни

Михаил Державин

Фото: PhotoXPress

10 января 2018 года страну потрясла новость о смерти Михаила Державина. Любимец зрителей скончался после тяжелой и продолжительной болезни. Родственники не хотели комментировать трагедию, но для программы «Ты не поверишь!» наследница артиста сделала исключение. Мария Буденная вспомнила про то, как ее папа уходил из жизни. По словам женщины, она успела попрощаться с ним.

«Мы были в больнице вечером, а ночью врачи сообщили, что он умер. В последние дни папа уже не мог разговаривать, медленно угасал, но мы все равно рассказывали ему какие-то истории, а он слушал», — поведала Мария.
Мария является единственным ребенком Державина

Фото: кадр из программы

Для всех членов семьи Державина его уход стал большим испытанием. Внуки Михаила Михайловича души в нем не чаяли, ведь дедушка всегда был к ним добр, проявляя максимальную заботу. Сейчас близких актера поддерживает его близкий друг Александр Ширвиндт. На похоронах лучшего друга он произнес трогательную речь.

Несмотря на то, что Державин долго болел, он не успел составить завещание. Однако, по мнению Марии, это не станет проблемой для родственников.

«Роксана Бабаян, супруга моего отца жива, и я желаю ей долгих лет. Она будет владеть всей собственностью отца, у меня к этому нет никаких претензий. Мы с Роксаной в прекрасных отношениях. Она обожает моих детей, ведь нянчит их с пеленок. Моя мама также с ней дружит. Так что никаких вопросов касательно наследования денег или недвижимости не будет», — подчеркнула Буденная.
Передача «Кабачок» сделала Державина звездой

Фото: кадр из программы

Мария отметила, что вся семья морально готовилась к уходу Михаила Михайловича, но они до последнего надеялись на чудо. Незадолго до смерти артист записал обращение к поклонникам, которое позже было показано в эфире программы «Сегодня вечером». По ходу видео актер вспоминал работу в качестве ведущего в передаче «Кабачок».

«Дорогие друзья, наша встреча подошла к концу. Настало время попрощаться с вами и сказать вам: «Всего вам доброго!» — сказал Михаил Державин в финале своего обращения.

Поклонники предположили, что артист предчувствовал скорую смерть. Они поддержали родственников Державина в желании не омрачать память о нем судебным тяжбами, касающимися наследства.

«Забытые лидеры» — ответ на запрос людей, но ответа недостаточно

Две новые серии плеяды политических лидеров Советского Союза вышли в назначенное время на федеральном канале. Героями на этот раз стали два диаметрально противоположных «Вождя»: один — «Старый солдат, не знающий слов любви», Семен Буденный; Напротив, мастер художественного слова, основоположник социреализма — Андрей Жданов. Странное соседство, правда, как признали специалисты накануне.Ru, выбор всех семи человек для этого кинопроекта немного запутал. Этой весной на «Первом канале» начались показы документальных и исторических фильмов о ключевых фигурах в руководстве Советского Союза в период с 1917 по 1953-е годы, среди них: Феликс Дзержинский, Климент Ворошилов, Семен Буденный, Вячеслав молотов, андрей жданов, виктор абакумов, берия. «Я не понимаю такой подбор лиц. Некоторые были даже членами Политбюро, но буденный и абакумов — люди чисто военные.

Интересно, а почему нет маленков, почему не здесь, например, тот же Киров, тот же булганин, каганович? а, видимо, просто нет времени писать? Нет системного подхода к освещению этих вопросов », — заявил в интервью Накануне. Ru историк, советник ректора мпгу Евгений Спицын. Буденный, если бы был лидер, в первую очередь для своего« Буденновского », но Жданов запомнился как властитель умов — идеология, после его смерти он был приговорен к историческому клейму, даже города с названием жданов поменяли свои названия.Будённый, человек «чисто военный» дожил до глубоких седых волос. Боевую жизнь Буденный начал в русско-японской войне, был прекрасным наездником, любил лошадей, хотел копить деньги, чтобы открыть конное ранчо. Он понятия не имел, что его мечте суждено осуществиться в невероятных условиях. «Я слишком стар, чтобы для меня буденный был« Забытым ». Я учился в университете с дочерью Буденного.

Ну что это для меня« Забытый »? Это поколение отцов. Всю жизнь знал лошадей, любил лошадей, отвечал за лошадей и заботился о лошадях, — сказал в интервью Накануне.Ru главный научный сотрудник Института истории России Юрий Жуков. Боец без страха и упрека ». Как и большинство крестьян, рассказывается в фильме, Саймон поддерживал идею революции. А во время гражданской войны Буденный выбрал сторону народа, вскоре стал заместителем командира кавалерийской бригады». В императорской армии такую ​​должность занимал опытный офицер, окончивший военное училище.

И вот красных всадников в бой повел бывший батрак.Семен Буденный, даже будучи военачальником, был верен себе и первым пошел в атаку. Осенью 1918 года он чудом выжил — пулеметный огонь убил его лошадь, при этом он чуть не убил своего санитара », — рассказали в фильме« Первый канал ». Со Сталиным Буденный встретился при обороне Царицына, здесь перешел. дорожки с климентом ворошиловым. Затем были знаменитые формы и «Буденновки»: «Сталин был уверен, что красноармейская кавалерия снабжается боеприпасами и оружием. «К концу 1919 года у i-й лошади появилась новая форма.«Его длинное пальто создано по эскизам Васнецова с цветными полосами на груди, обозначающими род войск.

Вместо шляп и фуражек — матерчатый шипованный шлем, напоминавший шлемы русских богатырей, впоследствии ставших известными как буденновка». Вскоре кавалерия была переименована и стала командиром знаменитой первой кавалерийской армии Буденного, впоследствии он становится одним из первых маршалов Советского Союза . Он назывался «Народный маршал». Но был ли он «Вождем»? «Я против нарицательного названия именно« Забытые вожди »- ни один из персонажей даже не вытянулся на цыпочках, чтобы объявить себя главным», — заявил Накануне.Ru историк юрий жуков. — Это были просто очень близкие к власти люди, прекрасные исполнители.

Пожалуй, единственным исключением будет биерия, и только в последнее время — как только прицелилась на роль вождя и раздавила. Все остальное — нормальная политика. Молотов — один из безусловных лидеров, которые шли вместе со Сталиным или Сталин с ним с 1917 года — вот и все, можно сказать. И буденный, ворошилов — вы меня простите, даже дети знают, что это не какие-то вожди.

После Жданова в 1934 году был наиболее близок к Сталину человек, но даже во сне он не мог представить, что кто-то назовет «Вождем», тем более «Забытым».Это «Второй уровень» власти, а буденный — это пятый, шестой, если не более, «Эшелон» власти. Боюсь, что создатели этого проекта даже близко не догадываются, что такое слово «Лидер». Однако будущий «Народный маршал» был любимцем публики, он вдохновлял солдат и внушал страх врагам. Так, одним из врагов буденного был Лев Троцкий, который описал свою первую встречу с Буденновским, об этом рассказывается в фильме: «Это настоящая банда, буденный — атаман-вождь, мое выступление эта банда приветствовали. с ревом, и взмах будённой руки произвел на них впечатление удара током.

Это современный разин, и куда он поведет свою группу — неизвестно. Сегодня — красный, завтра — белый, а за ним все пойдут. «Относиться к словам Льва Давидовича — изрядная доля скептицизма — он не знал, куда деваться. А когда партия начала раскалываться, после смерти Ленина атаман-вождь дал понять, что намеки на предательства безосновательны, он встал на сторону Сталина. Ворота, семен буденный, вдохновляли защитников Родины, марширующих в бой в холодном конце осени 1941 года.«Во время войны, когда возникла реальная угроза захвата противником Москвы, неожиданно 7 ноября 1941 года все радиостанции сообщили, что в Москве на Красной площади идет парад.

И попадал не кто-нибудь, и маршал буденный. Прямо с Красной площади танки и пехота ушли на фронт. Этот легендарный парад до сих пор остается символом воли и мужества всего народа. Не менее символичным была в то время и фигура знаменитого

Он ехал верхом и приветствовал войска.Москва была фашистам не по зубам », — рассказали в фильме. Но во время войны ее внезапно сняли со счетов — подмандатная территория на юге России была разгромлена, и противник подошел к Краснодару. Война моторов », а не лошадей, как полагали другие. Но он никогда не сдавался, он считал, что конница все еще в битве.

« Народный »маршал был создан с идеей организовать конно-механизированный отряд.« Всадники ». бросались в танки и пулеметы с обнаженными саблями, как принято считать, они сражались как обычная пехота, а лошадь была лишь средством передвижения.Кавалерия иногда была там, где я не мог взять с собой бытовую технику. И где не ждали врага. Они совершали рейды в тыл врага.

Кавалерия показала себя. Конно-механизированная группа сыграла большую роль в победе », — говорится в фильме. После войны Сталин предложил назначить буденного заместителем министра сельского хозяйства, для многих это звание Героя Советского Союза , маршала. Казалось бы, это было оскорблением, но будённый это был дружеский подарок — он стал ответственным за разведение.Так внезапно мечта предводителя первой кавалерийской армии. Что касается Жданова, то он, несомненно, был ключевой фигурой в советском руководстве. «Он после войны был фактически вторым после Сталина человеком в партии.

Он был секретарем Центрального комитета по идеологии, во многом определил направление послевоенных сталинских реформ, — говорит о втором герое в выпуске документальной драмы. «Страна советов. Забытые вожди »историк Евгений Спицын-жданов — один из самых умных и образованных людей в окружении Сталина.Человек, который, как и Сталин, кстати, занимался самообразованием: знал философию, историю, хорошо играл на музыкальных инструментах, действительно был незаурядным вождем.

Это человек, руководивший обороной Ленинграда во время войны, был членом военного совета Ленинградского фронта ». Фильм рассказывает о детстве жданова: оказывается, мальчик был практически вундеркиндом, сначала научились читать, складывались и умножались в уме трехзначные и четырехзначные числа.Возможно, это потому, что он в будущем СССР в нескольких важных постах. При Сталине Жданов заведовал сельскохозяйственным отделом ЦК, планированием и финансами, политико-административным, отделом управления портолано, делопроизводством, секретариатом ЦК. Но его основная задача — налаживать отношения с писателями и режиссерами. Жданов породил новый жанр «социалистического реализма», призывал художников, не записанных, быть ближе и понятнее людям, не становиться «элитной кастой», а писать о простых людях — без экзальтации и экстравагантности, непонятно для понимания. обычный рабочий или мерзкий учитель и ученый.«С 1935 года это ближайший соратник и соратник Сталина.

Вместе вернулись и география, и история нашей школьной жизни. Вместе со Сталиным готовили конституцию — самую демократическую в мире, мы за нее , а стоять на цыпочках до дотянуться — такова была конституция 1936 года. Он много сделал. И то, что он забыт — это наша вина, а не его.

Вот и все », — высказывает мнение историка Юрия Жукова в разговор с накануне.En. Что вы можете сказать об особенностях этой «Документальной драмы»? Помимо высокого артистизма со стороны оператора, режиссерской работы, удачно подобранных актеров и парализующих либеральное общество сценариев, нужно отметить общую риторику — впервые открыто заявлено, что подавлено три (и более) десятилетия. Например, 1937 год — это не только репрессии, в СССР широко отмечается столетие со дня смерти Александра Пушкина, по инициативе жданова был организован Всесоюзный праздник.«1933 и 1937 годы — культ научных исследований, подвиг, который ценили в СССР не меньше, чем военные». Или тот момент — мы узнаем много нового о гражданской войне, например, правду о «Белом движении» . И получается, что хоть он и «белый», но не такой «пушистый», как хотят показать ревизионисты-февраль.

Facebook

Твиттер

Pinterest

биография полководца и интересные факты

Семен Михайлович Буденный — один из самых известных персонажей советской истории.Во времена Советского Союза им восхищались, его хвалили, а полученные награды едва ли умещались на груди. После распада Советского Союза его обвиняли во всех смертных грехах, бросая вызов своему полководческому таланту, выискивая недостатки в личной жизни. Правда, как всегда, находится посередине. Маршал не был стандартным героем, но его талант и достижения неоспоримы. За что был награжден Семен Буденный за славу и честь? Биография, интересные факты будут представлены вашему вниманию в статье.

Воронеж-на-Дону

Буденный кавалерист-казак, так как родился (25 (13) апреля 1883 г.) на Дону, в хуторе Козюрина, близ села Платова. Но его родители были приезжими из Воронежской губернии и не имели казачьих прав (на Дону их называли нерезидентами).

Семья была бедная и большая (8 детей), но дружная и уважаемая. Семену (второму сыну) пришлось в 8 лет пойти работать к купцу Яцкину. Он служил у него до 1903 года (сначала выполнял небольшие поручения, потом работал в кузнице, потом стал машинистом), и за это время успел научиться читать и писать с помощью клерка.

Не казак, Семен Буденный, краткая биография которого интересна всем ценителям истории, хорошо овладел казачьей военной мудростью и умением рубить виноградную лозу (показательное упражнение для кавалериста) сумел удивить даже военного министра Куропаткина.

Две войны и Георгиевский лук

В 1903 году Семена Буденного (к тому времени уже женатого) призвали в армию. Службу начал на Дальнем Востоке, участвовал в войне с Японией в 1904–1905 годах.

После службы в чрезвычайной ситуации Буденный остался в армии и в 1907 году был направлен в офицерскую школу на курсы для нижних чинов (как лучший солдат в полку). В результате он уже был унтер-офицером в Первую мировую войну, воевал против немцев и турок.

Буденный дрался так хорошо, что стал обладателем «полного лука» — Георгиевских крестов всех степеней и Георгиевских медалей, в том числе всех степеней. Строго говоря, крестов у него было пять.Первую четвертую степень забрали после того, как Буденный выдал сержанта по зубам. Виноват сам был — грязно проклял унтер-офицера и первым его ударил. Но он был старшим по званию, и награда была взята у Буденного.

После падения царства Буденный стал председателем полкового комитета. Ему довелось участвовать в подавлении корниловского восстания.

Нас много у Буденного

Биография Буденный Семен Михайлович рассказывает, что после октября он вернулся домой, на Дон, и создал там революционный кавалерийский отряд.Так началась легендарная Первая Конная …

Сначала его отряд попал в полк П. Думенко. Тогда полк оказался бригадой, позже — дивизией, отличившейся в боях под Царицыном.

Летом 1919 года было решено создать в Красной армии большое кавалерийское соединение — Первый корпус. Во главе его стоял Буденный. Осенью того же года корпус преобразовали в Первую конную армию. Она стала самой известной красной воинской частью.Гражданская война еще не закончилась, но о Буденнове уже начали рассказывать легенды. Огромной популярностью в советском искусстве пользовались армия и ее командующий, писались поучительные рассказы для детей, упоминались в программных советских песнях; «Буденовцы» стали героями таких писателей, как И. Бабель, А. Толстой, М. Шолохов. Именно в этой армии и стали служить «неуловимые мстители» — юные герои культового революционного приключенческого фильма. Заметная Буденовка (матерчатый шлем, который кавалеристы использовали в качестве форменного головного убора) стала одним из символов СССР (хотя есть версия, придуманная еще в царские времена): «С чего начинается Родина?».. Из старой отцовской лавки, которую мы где-то в чулане нашли … ».

Первая конница воевала против Деникина, Мамонтова, Шкуро, Врангеля, участвовала в советско-польской войне 1920-1921 годов. удачно, что свидетельствует о несомненном таланте полководца. Естественно, были чувствительные поражения, в частности, война с Польшей закончилась неудачно.

Ее командир вступил в партию в 1919 году.

Маршал-конезавод

Первый конь Буденный командовал до 1923 г.Затем он стал заместителем главкома (по кавалерии), через год стал инспектором кавалерийских войск, и на этой должности оставался до 1937 года.

Одновременно Буденный повысил квалификацию — в 1932 году окончил Военную академию. Академия имени М.Ш. Фрунзе. В 1935 году ему было присвоено звание маршала (один из первых пяти).

С 1937 года до начала Великой Отечественной войны Буденный был командующим Московским военным округом, входил в состав Главного военного совета, был заместителем, а затем первым заместителем наркома обороны.

За это время Семен Михайлович много сделал для домашнего коневодства. Его даже упрекают в этом, утверждая, что любовь к лошадям сделала его врагом современной военной техники. Действительно, маршал не любил танки. Однако созданные с его легкой руки кавалерийские части отлично показали себя в войне с фашистами. Да и сам Буденный мужество воинское терпел, и даже в 1931 году совершил прыжок с парашютом (это через 48 лет!).

Также маршал обвиняется в участии в репрессиях против выдающихся советских военных деятелей.Да, он резко выступил против Томского, Рыкова, Уборевича, Тухачевского. Он не ходатайствовал за свою вторую жену, арестованную в 1937 году. Но в то же время за руководство своих конных заводов вмешался самым решительным образом и, конечно, жену на Лубянку не отдал. И по легенде, и лично доказано, что решительного человека подавить не так-то просто. Якобы, когда однажды ночью он увидел возле своего дома машину НКВД, Буденный пригрозил им автоматом, а затем даже надавил на них Сталина, назвав это «контрреволюционерами».«Сталин якобы после этого приказал маршалу оставить в покое, понимая, что он не будет бороться за власть.

Вставай, страна огромная …

Во время Великой Отечественной войны Семен Михайлович не играл такой заметной роли, как и в Гражданском, его время уже прошло. Но он был в составе Ставки, был одним из руководителей обороны Москвы, командовал фронтом на Кавказе. Он инициировал увеличение количества конных частей в армии. (некоторые считают, что это была идея Жукова), и план себя оправдал.

Кроме того, именно Буденный, биография которого полна интересных фактов, заказал взрыв плотины Днепровской ГЭС. Сегодня многие называют этот приказ преступным, потому что он-де привел к гибели многих отступавших красноармейцев, а также мирных жителей. Но большинство историков утверждают, что количество жертв (а они наверняка были) сильно преувеличено, и решение было принято правильно. Кроме того, во время боев за Украину Буденный неоднократно предлагал отступление как средство удержания личного состава.

Мирная жизнь

После войны командир Буденного, биография которого была богатой и интересной, был конным инспектором, входил в группу генеральных инспекторов Минобороны, а также (с 1947 по 1953 год) — зам. Министр сельского хозяйства (коневодство никто не отменял!). Он был членом высшего руководства страны (ЦИК, Президиум Верховного Совета).

Предводитель прожил долгую жизнь (умер на 91-м году жизни, без длительных болезней, от инсульта), отличался большой силой, выносливостью, крепким здоровьем.Как уже было сказано, в 48 лет он прыгнул с парашютом, а детей (трое!) Родился, когда ему было за 50. Сам Буденный, биография которого стала предметом нашего обзора, утверждал, что в 50 лет он мог спуститься со вторым этажом дома во дворе на руках. В 84 года он поразил своим веселым видом журналистов из Воронежа, с которыми познакомился по случаю годовщины освобождения города в Гражданской войне.

Скончался маршал 26 октября 1973 года, похоронен на Красной площади.Но, как и всем великим людям, ему суждено было жить после смерти, и до сих пор о нем рассказывают легенды.

Семейные проблемы

Биография Семена Буденного в плане отношений с женщинами складываются не лучшим образом. Некоторые семейные неурядицы связаны с отношением маршала к женщинам. Есть много «черных» сыщиков. Говорят, что Семен Михайлович застрелил свою первую жену, а вторую передал НКВД.

Надежда, первая жена Буденного, руководила первой конницей.Ссоры между супругами действительно были — жена не отличалась верностью, а Буденный «ушел налево». В 1924 году Надежда умерла от выстрела из пистолета, что породило слухи. Фактически, инцидент был свидетелем — произошла авария.

Ольга Стефановна, вторая жена, была младше мужа на 20 лет. Оперная певица, она вела очень разгульную жизнь, «крутила роман» тенором, часто бывала в иностранных посольствах и отказывалась заводить детей (ради фигуры!). За «посещение» посольств ее арестовали.Буденный особо не заступился за нее, но есть версия, что он считал ее мертвой. Во всяком случае, он женился в третий раз, а Мария приходилась Ольге двоюродной сестрой. Ольга Стефановна вышла на свободу в 1956 году, бывший муж помог ей переехать в Москву и поддержал материально.

Дедушка друг

Третий брак оказался удачным, родились два сына и дочь. И жену, и детей маршал любил и баловал.

Дочь Буденного, Нина, была женой известного актера Михаила Державина, и он прекрасно ладил с тестем и отмечал его привязанность к внукам.Он также рассказал, как его внук, увидев портрет Сталина, сказал иностранному журналисту: «Это друг моего деда».

Большой иконостас

Принято также потешаться над любовью Буденного к наградам. Да, он получил три звезды Героя Советского Союза по окончании Великой Отечественной войны. Также он имел 7 орденов Ленина и 6 — Красного Знамени. Но полный георгиевский лук однозначно доказывает, что это не просто высокая позиция …

Бронепоезд, корабль, район…

Имя Буденного увековечено не только в «Буденовке», есть еще порода скаковых лошадей — Буденновская. Я носил это имя и бронепоезд, который воевал в Великой Отечественной войне, и большой пассажирский пароход, и район в городе Донецке.

Район назывался так дважды — до 1958 года, а затем с 1980 года. До сих пор в городе есть люди, которые дважды жили «в Буденновском районе». И название менять не собираются!

И не надо следовать выдающимся людям прошлого современными стандартами.Они жили в другое время.

p >>

Смех в темноте | Дэвид Ремник

1.

Если Святой Петр когда-нибудь найдет ключи от Лубянки и освободит всех убитых там писателей, единственной тень в процессии, которая, вероятно, улыбнется, будет Исаак Эммануилович Бабель. Как говорит нам его вторая жена, Антонина Пирожкова, «Бабель придавал большое значение веселью».

«Что изучал еврей?» — спрашивает раввин в одном из рассказов Бабеля Красная конница .

«Библия».

«Что ищет еврей?»

«Веселье».

Остроумие и ирония часто необходимы для перехода в русский канон (даже Достоевский, не в последнюю очередь, веселый писатель ), но долгое время было культурным стилем утаивать какие-либо внешние признаки удовольствия. Вспомните картины и фотографии Толстого, Тургенева, Чехова, а в советское время — Мандельштама, Ахматовой, даже буйного Даниила Хармса: стиль должен был излучать серьезность, дух, усталость, страдание, но не восторг.Даже Гоголь скрывал от портретистов следы удовольствия. Набоков тоже, похоже, перешел на свое фирменное выражение недоумения только после того, как пересек границу эмиграции в Берлин, Париж и Итаку.

Пирожкова написала свои мемуары в секрете несколько десятилетий назад, но впервые они были опубликованы без цензуры в 1989 году, на гребне волны гласности в Москве. Книга не претендует на то, чтобы сделать тяжелую работу над биографией, и тем не менее она особенно богата свидетельствами хорошего юмора Вавилона в темные времена.Красивое английское издание включает фотографии Бабеля, улыбающегося со своей молодой женой и его разными детьми. Особенно бросается в глаза фотография Вавилона в 1938 году, в разгар чисток, сидящего, скрестив ноги, на кушетке, положив голову на ладонь правой руки: он блаженно улыбается, еврейский Будда в очках в металлической оправе.

Можно только представить себе уровень иронии, фатализма в этой улыбке. В следующем году, в мае 1939 года, Бабель будет арестован по приказу главы тайной полиции Лаврентия Берии.Бабель прекрасно осознавал возможность, даже неизбежность этого конца. Некоторые комментаторы отмечали его политическую наивность, его невиновность в политике. Это абсурдно. Еще в 1920 году, когда он работал военным корреспондентом на стороне большевиков во время гражданской войны, Бабель ясно дал понять в своем дневнике, что идеалы революции были попраны жестокостями, совершенными от их имени: «Все они говорят, что они «борются за справедливость, и все они грабят», — писал Бабель, путешествуя с конницей Семена Буденного через обреченные города и местечки восточной Польши и Западной Украины — Дубно, Хелм, Белз, Замостье — место еврейских погромов и двадцатилетия. нечетные годы спустя — сцена уничтожения евреев.Немногие писатели раннего советского периода были свидетелями большей жестокости на таком близком расстоянии. Улыбки Бабеля скрывали бездонную боль, а также его сверхъестественную способность видеть — и предвидеть. («Неужели наш век — это век, в котором [евреи] гибнут?» — спрашивал он себя в дневнике, который вел в 1920 году.) Итак, идея наивности в Вавилоне абсурдна. Он знал то, что знал. В 1936 году, когда умер его друг и защитник Максим Горький, Бабель сказал Пирожковой: «Теперь мне жить не дадут».

Бабель был мастером короткой прозы, который работал с такой лихорадочной одержимостью, что к тому времени, как он закончил свои рассказы, он переписал их десятки, даже сотни раз и запомнил.«Мне очень тяжело писать, — сказал он однажды своему другу Константину Паустовскому. «Где-то я однажды написал, что быстро старею от астмы, той странной болезни, которая поселилась в моем маленьком теле, когда я был ребенком. Но я соврал. Когда я пишу самый короткий рассказ, мне все равно приходится работать над ним, как если бы я должен был выкопать Эверест в одиночку с киркой и лопатой … У меня спазмы сердца, когда я не могу вынести приговор «. Когда в начале двадцатых годов он писал Одесских рассказов и свой шедевр, Красная конница , Бабель трудился над рассказом из пятисот или тысячи слов неделями, месяцами.Он расхаживал по комнате взад и вперед, теребя в пальцах кусок бечевки, как четки. По мнению Бабеля, история должна иметь точность военного коммюнике или банковского чека, а «сравнение должно быть таким же точным, как логарифмическая линейка, и таким же естественным, как запах укропа». Реакция в русских литературных кругах на Red Cavalry — его яркие образы сражения и точность языка — была не менее бурной, чем реакция Америки на первые рассказы Хемингуэя. Фактически, после прочтения первых английских переводов Вавилона в конце двадцатых годов Хемингуэй сказал Илье Эренбургу: «Я считаю, что стиль Бабеля даже более лаконичен, чем мой.Он показывает, что можно сделать. Даже когда из них вылита вся вода, можно еще немного свернуть творог ».

Чтобы снять напряжение, связанное с письмом, говорит нам Пирожкова, Бабель всегда предавался веселью и компании друзей. Ничто не делало его более счастливым, чем, скажем, посещение своего друга и сотрудника, великого режиссера Сергея Эйзенштейна; с помощью лупы они исследовали превосходную коллекцию мексиканских блох Эйзенштейна: невесту-блоху, одетую в свадебное платье с цветком оранжевого цвета , , жених-блоха, одетый в черный костюм с белой рубашкой спереди и галстуком-бабочкой. .Пирожкова описывает Бабеля как человека, влюбленного в простой опыт: его разговоры с рыбаками и пекарем в местной бубликовой лавке, его восторг от идиомы Одессы, его постоянное рассказывание историй. У него была привычка, как и в его искусстве, брать инциденты из своего детства и улучшать их: «Я пробыл в Вавилоне достаточно долго, чтобы знать, что ради пикантной или забавной истории он никогда не пожалеет друзей и родственники — или я тоже.

Бабель пользовался репутацией, завоеванной им благодаря рассказам Красной кавалерии , и почти столько же материальных благ, которые он принес от государства: машина и водитель, специальные пакеты с едой, вилла в Переделкино.Но если интервьюеры из газет и журналов стучались к нему в дверь, он искал выхода. Когда однажды Пирожкова каким-то образом освободила его от группы журналистов, Бабель был так благодарен, что сказал: «Иди, умой ноги, я выпью воду из ванны». Когда его наконец загнал в угол другой репортер и спросил его литературные планы на предстоящий год, Бабель подумал и заметил: «Я серьезно подумываю о покупке козы».

2.

Но при всем его очевидном юморе улыбка Бабеля долгое время была такой же загадочной, как и улыбка Джоконды.В течение многих лет мы очень мало знали о том, что он писал (или не писал) в тридцатые годы; его политика казалась путаницей внешнего компромисса и частного инакомыслия. Каждый день приносит очередная разоряющая полки литературная биография (шестьсот страниц об А.Н.Вильсоне!), Но книги о Вавилоне все еще нет. Для разнообразия крайне необходима биография.

Бабель родился в 1894 году в портовом городе Одесса на берегу Черного моря, большом центре еврейского образования, музыки и талантов. В отличие от хасидских и православных местечков и городов Западной Украины и Восточной Польши, вавилонская Одесса была космополитическим местом, в котором большинство евреев были поглощены светскими, а также еврейскими знаниями.Это был город не только еврейских ученых, но и еврейских купцов и, к радости Бабеля, еврейских гангстеров. Это не означало, что люди Бабеля избежали антисемитизма. Подобно религиозным евреям на севере и западе, одесситы также стали жертвами погромов в конце девятнадцатого века и, что наиболее ярко проявляется в памяти Бабеля, в 1905 году.

Мальчиком Бабель изучал Талмуд и светские предметы, а также идиш. , Иврит и французский. Его исключительная неудача была как скрипача; он оставил музыку более талантливым современникам, таким как Яша Хейфец.Из-за царских систем квот, ограничивающих зачисление евреев в государственные университеты, Бабель не смог получить место в Одесском университете и вместо этого учился в Киевском институте финансовых и деловых исследований с 1911 по 1915 год. Затем он переехал в Санкт-Петербург, где он жил полуподземной жизнью. Евреям не разрешалось жить за чертой оседлости без документов на жительство, поэтому Бабелю приходилось ночевать в подвалах и квартирах друзей, чтобы избежать полиции. В 1916 году, когда ему было двадцать, он опубликовал свои первые рассказы в литературном журнале Горького, Летопись , и написал для антибольшевистской газеты Горького, Новая Жизнь (Новая жизнь), которая в конечном итоге была закрыта Лениным.Как и большинство евреев, Бабель сначала приветствовал революцию, свидетелем которой он был; он предполагал, что большевики улучшат положение евреев, которые подверглись жестокому обращению со стороны царей. И все же в своих статьях для журнала The New Life Бабель часто критиковал большевиков и резко писал о жертвах восстания.

После того, как «Новая жизнь» была закрыта в июле 1918 года, Горький посоветовал своему протеже замарать руки жизнью, уехать в провинцию и накопить кладезь опыта и впечатлений, которые впоследствии пригодятся его писательскому мастерству.Бабель ответил немедленно. Некоторое время он прослужил в армии на румынском фронте, присоединился к экспедиции по реквизиции зерна, призванной предотвратить голод в городах на Волге, а затем, в 1920 году, он присоединился к пробольшевистскому казачьему контингенту Буденного в качестве журналиста в политических кругах. или, лучше, пропаганда — раздел. В его обязанности входило составление информационных сводок для государственного информационного агентства РОСТА и для ежедневной армейской газеты Красный Кавалерист (Красный кавалерист).

Польско-советский конфликт был продолжением гражданской войны, которая длилась третий год, и военных действий между Россией и Польшей, которые уходят корнями в 1772 год, когда Польша была разделена между Россией, Пруссией и Австрией. Венгрия.После Первой мировой войны и становления независимой Польши националистическое правительство в Варшаве во главе с Юзефом Пилсудским стремилось расширить свои границы на восток до Украины и, не случайно, спасти человечество от коммунизма; Ленин, который верил в распространение пролетарской революции в Европе, сделал Западную Украину и Восточную Польшу своим первым полем битвы в надежде вызвать всеобщее восстание в Польше и, в конечном итоге, в Германии. Большинство казаков были состоятельными противниками большевиков и ехали в составе дивизий Белой армии, но Буденный под командованием политического комиссара Южного фронта Иосифа Сталина был убежденным большевиком.

Идея пухлого еврейского репортера в очках, едущего с казачьим отрядом, сама по себе была разновидностью вавилонского веселья. Впервые Бабель оседлал лошадь в тот день, когда он оседлал Первую конницу. Не всегда было легко понять, как истолковать этот важный год в жизни Вавилона. Он был явно в восторге от непосредственности, достоверности опыта и от самих казаков; В дневнике он называет свой казачий отряд «принципиальными зверями».Но со временем его в целом поразила бессмысленность их насилия, поля сражений, «засеянные искалеченными людьми, нечеловеческой жестокостью, невероятными ранами, сломанными черепами, обнаженными молодыми телами, белыми на солнце». Бабелю не потребовалось много времени, чтобы понять, что, хотя сам Буденный был убежденным большевиком, его люди — нет. Кавалеристы Буденного были в основном неграмотными и не заботились о коммунистической идеологии и революции. Они насиловали, грабили, убивали заключенных и, прежде всего, воровали.Хотя Бабель и в своих рассказах, и в дневнике восхищался жестоким зрелищем казаков, проезжающих по Галичине, он начал судить их как аморальных, жестоких и глубоко антисемитских. «Наша армия изо всех сил набивает карманы, это не революция, это восстание казацких диких людей».

Как рабочий репортер, Бабель не писал много ни для РОСТА, ни для Red Cavalryman , и то, что он писал, было не более чем механической пропагандой, восхваляющей революцию и павших товарищей.Как и надеялся Горький, эта работа дала Бабелю представление о мире в его самой сырой форме. Бабель явно испытал виноватое удовольствие репортера: тайное удовлетворение от того, что стал свидетелем крайностей в человеческом поведении. Потом он этим воспользовался. Как отмечает Кэрол Авинс, редактор яркого и ученого издания дневника Йельского университета 1 , Бабель явно готовился к написанию рассказов, даже когда он ехал через Галисию; он постоянно напоминает себе описать, передать, запомнить: «Главное — описать красноармейцев и воздух.

Как только Оруэлл вернулся после своих экспериментов на войне ( Homage to Catalonia ) и бедности ( Down and Out в Париже и Лондоне ), извлекая уроки, выходящие за рамки политики того времени, Бабель использовал свою работу в качестве репортера. и наблюдатель, чтобы подготовиться к написанию о жестокости и проблеме собственной раздраженной идентичности. Задолго до революции регион Западной Украины и Восточной Польши был ареной одного из самых ужасных антисемитских столкновений в Европе.Когда Бабель сообщил своим родителям, что присоединяется к казачьей коннице Буденного, они сказали ему, что план самоубийственный.

Бабель был не единственным евреем в отряде Буденного, но он был достаточно озабочен тем, чтобы принять псевдоним , псевдоним , Кирилл Васильевич Лютов (фамилия происходит от русского слова лютий , или свирепый). Рассказчик в рассказах Красной Кавалерии — тоже очкастый интеллектуал по имени Лютов. Как солдат-репортер, а затем как художественный рассказчик, Лютов держался на расстоянии — «Я посторонний», — сказал Бабель в своем дневнике, — но он также мог все видеть и слышать.Он мог смешаться с казаками, хотя и с трудом; он также мог слушать разговоры на идише евреев Бродов, Дубно, Житомира (мир рассказов Шолом-Алейхема).

Хотя письмо Бабеля больше обязано его великому французскому образцу де Мопассану, чем еврейским текстам, которые он читал в детстве, дневник и рассказы больше посвящены вопросу еврейской идентичности, чем любое другое произведение советской литературы. период. Многие евреи региона сначала приветствовали людей Буденного, потому что они подверглись жестокому обращению со стороны поляков.Но вскоре они обнаружили, что люди Буденного не менее охотно грабили синагоги, сбрасывали надгробия и насиловали молодых еврейских женщин. «Меня сопровождает смотритель синагоги», — писал Бабель в дневнике, находясь в городе Белёв. «Я ем у Мудрика, та же старая история, евреи были ограблены, их недоумение, они ожидали, что советский режим освободит их, и вдруг послышались крики, треск хлыстов, крики« грязного жида »». Месяц спустя: « Еврейское кладбище под Малином, которому сотни лет … он видел Хмельницкого, теперь Буденного … вся эта история — поляки, казаки, евреи — повторяется с потрясающей точностью, единственный новый элемент — коммунизм.

Будучи большевистским пропагандистом, Бабель рассказывает еврейской семье все о «чудесах», происходящих в России. Но пока семья слушала, Бабель сообщает свой дневник, он жалел их и все это время думал: «У вас будет свое усыпанное бриллиантами небо, все и вся в который раз перевернется вверх дном и наизнанку». Через некоторое время напряжение разочарования в революции становится безудержным: «Мы — авангард, но чего? Население ждет своих спасителей, евреи ждут освобождения — и за ними кубанские казаки.

Опыт Бабеля в качестве военного репортера закончился, когда Первая кавалерия была вынуждена отступить из Польши. Советский Союз и поляки разработали территориальный договор, который действовал до прихода Гитлера. К концу 1920 года Бабель вернулся в Одессу, где некоторое время работал в издательстве, а затем начал жить на Кавказе со своей женой Евгенией Гронфейн, дочерью богатого одесского фабриканта, потерявшего состояние в революции. В период с 1921 по 1925 год Бабель написал и начал публиковать свои четыре рассказа, действие которых происходит в Одессе в годы его детства, и тридцать пять рассказов, которые войдут в серию Красная конница .

Если сравнить дневник 1920 года и рассказы, становится очевидным, что Бабель извлек из реальности имена, инциденты и впечатления, а затем начал обрабатывать их, преобразовывая их, как скульптор работает со своей глиной. «У меня нет воображения, — сказал Бабель Паустовскому.

Я очень серьезно отношусь к этому. Я не умею изобретать. Я должен знать все до последней жилки, иначе я ничего не смогу написать. Мой девиз — подлинность …. Что я делаю, так это собираю какой-нибудь пустяк, какой-нибудь анекдот, кусок рыночной сплетни и превращаю его в то, от чего я не могу оторваться.Он живой, играет. Он круглый, как галька на берегу моря. Он скреплен слиянием отдельных частей, и это слияние настолько сильное, что даже молния не может его разделить.

Вавилонские рассказы — это миниатюры, анекдоты, портреты, которые неизменно заканчиваются ужасающим или ироническим поворотом повествования. Каждая история — это отдельный фрагмент фантасмагорической мозаики войны. Крестьянин пишет домой своей матери и без эмоций описывает, как его братья убили своего отца.Офицер тайной полиции мечтает о том, чтобы его перенесли в тепло Италии. Рассказчик, интеллектуальный еврей среди казаков, должен завоевать уважение своих товарищей, украв у местных жителей гуся и убив его; в конце концов, рассказчик, еврей, спит на сеновале с шестью казачьими солдатами, «наши ноги перепутались, под крышей, в которой были дыры, пропускающие звезды. Мне снились сны и я видел женщин во сне, и только мое сердце, залитое кровью от убийства, пищало и переполнялось.В другом рассказе он проводит шабат с семьей хасидов, а затем возвращается в агитпоезд, чтобы писать коммунистическую пропаганду.

Бабель и его заменяющий рассказчик находятся в постоянном конфликте по поводу его личности, никогда не зная, является ли он братом евреям или своим товарищам на коне. В первом рассказе серии «Переход в Польшу» рассказчик проживает в еврейской семье и ругает их за неряшливость.

«Проясни это», — сказал я женщине. «Какой мерзкий образ жизни!» Двое евреев поднялись со своих мест и, запрыгнув на войлочные подошвы, убрали с пола беспорядок.Они прыгали бесшумно, как обезьяны, как японцы в цирке, их шеи распухали и искривлялись.

К концу серии рассказчик начал относиться к этим скромным и главным образом религиозным евреям, столь непохожим на космополитических евреев Одессы, «как японцам в цирковом представлении», — не только с сочувствием, но и с беззащитностью. любовь. В одном из последних рассказов «Сын Ребе» рассказчик встречает Илию, сына раввина Житомира, важного центра хасидского движения.Илия стал большевистским солдатом: истощенный, при смерти.

Его вещи были разбросаны по мелочам — мандаты пропагандиста и записные книжки еврейского поэта, рядом лежали портреты Ленина и Маймонида, железный череп Ленина с узлами рядом с тусклым шелком портретов Маймонида. Прядь женских волос лежала в книге «Резолюции шестого съезда партии», а поля коммунистических листовок были заполнены кривыми строками древнееврейских стихов.Они обрушились на меня подлым и удручающим дождем — страницы Песни Песней и револьверные патроны…. Он умер еще до того, как мы доехали до Ровно. Он — последний из князей — умер среди своих стихов, филактерий и грубых бинтов. Похоронили на какой-то забытой станции. И я, который с трудом сдерживает бурю своего воображения в этом древнем моем теле, я был рядом со своим братом, когда он испустил последний вздох.

3.

Когда он заканчивал Красная конница , в 1925 году первая жена Бабеля, Евгения Гронфейн, покинула его и уехала из России.По ее словам, большая часть причин для эмиграции в Бельгию заключалась в том, что при новом режиме она задыхалась как художник; но она также была глубоко огорчена тем, что ее муж познакомился с другой женщиной, красивой актрисой. И хотя были и другие любовницы, Бабель был, по крайней мере на расстоянии, предан Гронфейну. Он посетил ее в Брюсселе не менее трех раз; Результатом одного из этих визитов стала дочь Натали, которая много лет жила недалеко от Вашингтона. Натали Бабель, как и любой критик, писала о своем отце мудро.Во введении к письмам, которые она собрала в журнале The Lonely Years , 2 , она выдает любопытство не только дочери, но и биографа.

«Я росла, желая, чтобы когда-нибудь где-нибудь открылась дверь и вошел мой отец», — пишет она. «Мы узнавали бы друг друга сразу и, не казавшись удивленными, не давая ему отдышаться, я бы сказал:« Ну вот, наконец-то, вот и ты. Мы так долго ломали голову над тобой. Вы оставили после себя много любви и преданности, но очень мало фактов.Как хорошо, что ты здесь. Сядьте и расскажите нам все ».«

Бабель, — продолжает она, — был мужчиной

. запутанных противоречий, которым нравилось вводить в заблуждение других, а иногда и самого себя. Было ли это сознательной стратегией или нет, Бабель окутывал себя загадочными двусмысленностями, что привело к путанице, ошибкам и грубым несоответствиям даже в записях и исследованиях, которые пытаются быть основанными на фактах. Бабель успешно ускользнул от определения или категоризации и стал своего рода мифической фигурой, всемирно известной, но все еще неизвестной.Был ли он хорошим евреем или плохим евреем? Был ли он в душе коммунистом или просто радикальным демократом? Были ли у него какие-то личные симпатии к Сталину как к очаровательному чудовищу, или его одолело фатальное любопытство к искусству? Автобиографичны его сочинения или нет? Был ли он хорошим мужем, отцом, любовником?

Вопросы Натали Бабель правильные, и они уже много лет озадачивают поклонников и критиков Бабеля. Справедливо высоко оценивая «Вавилон», опубликованный в 1955 году, Лайонел Триллинг мудро написал об этих рассказах, но сделал ряд ошибочных предположений, в значительной степени основанных на двухстраничном автобиографическом очерке, который Бабель написал в 1924 году для альманаха советских авторов.Эскиз, увы, оказался по большому счету выдумкой. Триллинг, например, уделял много внимания тому «факту», что отец Бабеля был бедным продавцом, тогда как на самом деле он был торговцем из среднего класса. Также маловероятно, что отцу Бабеля приходилось преклонять колени в мольбе перед казаком-мародером, подобным отцу в «Истории моей голубятни», как предположил Триллинг; погромы 1905 года, вероятно, не коснулись семьи напрямую. Бабель также написал, что недолгое время служил в ЧК — предшественнике НКВД и КГБ — и это тоже, очевидно, было уловкой.Частично проблема заключалась в том, что Бабель восхищался смешиванием фактов и вымысла; он также явно хотел приписать себе некоторые биографические детали — скромность, верное служение режиму — что было бы более удобно в эпоху Сталина.

Как ясно дает понять его дочь, жизнь Бабеля — это не легкая история героизма. Документы, которые у нас есть — письма, различные мемуары, его выступления на писательских конференциях — показывают, что он был человеком необычайной преданности своему делу и личностью огромной привлекательности, но иногда он также подстригает, обманывает себя или кажется.Он не только поклонился Сталину, но и сдружился с главой тайной полиции Генрихом Ягодой и его женой Евгенией. (Ходили слухи, что у Бабеля даже был роман с Евгенией Ягодой, которую он знал в Одессе.) Незадолго до того, как Ягода был заменен Берией и с ним покончено, Бабель спросил его: «Итак, как должен вести себя человек, если он обнаружит? в твоих руках? » Ягода ответил: «Все отрицать. Какие бы обвинения мы ни выдвигали, он должен твердить всему «нет».Завязать такую ​​дружбу — а Бабель, кажется, изо всех сил старался сделать это — кажется актом необычайного саморазрушения, мотыльком, пикирующим в сторону пламени. По воспоминаниям Надежды Мандельштам, Осип Мандельштам однажды спросил Бабеля, почему его тянет к человеку вроде Ягоды; не хотел ли он прикоснуться к «дистрибьютору, у которого была объявлена ​​смерть?»

«Нет, — сказал Бабель, — я не буду трогать его пальцами, а просто понюхаю, чтобы узнать, как он пахнет».

Бабель отнюдь не игнорировал чрезвычайный интерес режима к своим писателям.В 1928 году Буденный опубликовал в военной газете открытое письмо, осуждающее Бабеля: «Он изобретает вещи, которых никогда не было, обрушивает грязь на наших лучших коммунистических командиров, дает волю своему воображению, просто лжет», — писал он.

Сюжет рассказов Бабеля искажен впечатлениями писателя-эротомана. Его темы варьируются от бреда сумасшедшего еврея до разграбления католической церкви, избиения кавалеристами своих пехотинцев до изображения сифилитического красноармейца и заканчиваются проявлением научного любопытства автора. когда он хочет увидеть, как выглядит еврейская женщина, изнасилованная примерно десятью мужчинами-махновцами.

Бабель, по словам Буденного, держался подальше от боевых действий в «глубоком тылу», и его рассказы «пронизаны мелкобуржуазным мировоззрением». Буденный, который поддерживал близкие отношения со Сталиным с тех пор, как они вместе во время гражданской войны, не мог принести Бабелю много пользы этим письмом. Файл строился.

Горький, чья собственная карьера была отмечена случаями приспособления и сознательной слепотой, по крайней мере проявил мужество, защищая Вавилон от Буденного. «Наши писатели живут в момент перехода, — писал Горький Буденному, -… в котором насчитывается не менее 20 000 000 индивидуальных собственников и только 2 000 000 марксистов, из которых почти половина изрекает марксистские заповеди примерно так же умно, как попугаи повторяют человеческие слова.

Подобно тому, как его рассказы полны двусмысленностей и неопределенных действий, собственное поведение Бабеля как публичного деятеля не было ни полностью подхалимским, ни чисто героическим. В августе 1934 года Бабель выступил на первом съезде советских писателей с речью, перепечатанной в «Правде », . Якобы речь идет о материале, в котором столько выступлений было опубликовано в то время в Правде ; на самом деле, это чрезвычайно сложный спектакль, отчасти ритуальная дань уважения Сталину и режиму, отчасти эзоповская критика «банальности» и «пошлости».”Бабель атаковал

этот человек с глазами, выданными правительством, [который] становится еще более пугающим, когда чувствует, что должен рассказать людям о своей любви. Сегодня в нашей стране о любви говорят невыносимо громко, и если бы я была женщиной, меня охватил бы ужас …

Я шучу, но серьезный аспект заключается в том, что в нашей профессии наш долг — способствовать торжеству нового большевистского вкуса в этой стране. Это будет политическое достижение первой величины, потому что нам повезло, что нам невозможно добиться неполитического достижения.

Бабель переключается между эвфемизмом и истиной, и он всегда подрывает себя, защищает себя с юмором. Бабель мог только догадываться о последствиях своих слегка подрывных шуток о «государственных глазах» и «нашей удаче». Затем он говорит:

Теперь, говоря о тишине, я не могу не говорить о себе, бывшем мастере этого искусства. Должен признать, что, если бы я жил в капиталистической стране, я бы давно задохнулся от голода, и никого не волновало бы, кролик я или слониха, как выражается Эренбург.Мой капиталистический издатель заставил бы меня стать кроликом, и как таковой он заставил бы меня прыгать, и если бы я не прыгнул, он заставил бы меня стать помощником бакалейщика.

Но у нас в стране принимают во внимание, кролик ты или слониха. Они не толкают вас в живот, если у вас есть что-то внутри, и не слишком настаивают на том, будет ли ребенок рыжим, светло-коричневым или очень темным, на каких вещах ему придется сказать.

Мне не нравится мое молчание. Меня это действительно огорчает. Но, возможно, это еще одно доказательство отношения к писателю в нашей стране.

Я думаю, что, как вчера сказал Горький, слова Соболева «у нас есть все» должны быть написаны на нашем флаге. Партия и правительство дали нам все, лишив нас только одной привилегии — плохо писать.

Это был самозащитный косяк. К 1935 году, через год после выступления, Бабель ощутил намеки на свою судьбу.Его пьеса о бедной семье белогвардейского офицера в Санкт-Петербурге сразу после революции, Мария , была осуждена и снята с двух театров; его сотрудничество с Эйзенштейном над киноверсией повести Тургенева «Бежин луг» было осуждено так резко, что Эйзенштейн был вынужден отказаться от собственного проекта. Примерно в то же время Бабель написал своей матери, что, хотя его жизнь не была трудной «по сравнению с миллионами людей» — в конце концов, он пользовался материальными привилегиями, казалось бы, знаменитого писателя, — это была жизнь, полная «неопределенности». , »Как в художественном, так и в личном плане.Он намекает ей, что не знает, что делать, где жить, как действовать, и не хочет «тащить кого-нибудь за собой».

Тем не менее, Бабель сделал Антонину Пирожкову, талантливого инженера-транспортника, помогавшего строить метрополитен, своей второй женой. Он также устоял перед соблазном эмигрировать. Как привилегированный писатель, много раз выезжавший за границу, Бабель имел все возможности уехать. Он был полон решимости довести жизнь до конца в России, несмотря на его острое понимание литературной ситуации в своей стране.Он «был убежден, что писатель калечит себя и свое произведение, покидая родную страну», — пишет Натали Бабель. «Он всегда отказывался от эмиграции; Вдобавок его чувство чести и любовь к всеобщему вниманию требовали, чтобы он оставался среди своего народа … То, что у стольких людей вызвало бы только страх и ужас, пробудило в нем чувство долга и своего рода героический фатализм ».

Хотя Бабель, возможно, не осознавал тот факт, что арест почти неизбежно приведет к пыткам и казни, он хорошо осознавал, какое влияние арест окажет на то, что для него было больше всего — на его работу.В Париже Борис Суварин как-то спросил его: «Так вы думаете, что в вашей стране есть ценные литературные произведения, которые нельзя опубликовать по политическим причинам?»

«Да», — сказал Бабель. «Они в ГПУ».

«Что ты имеешь в виду?»

«Каждый раз, когда образованный человек арестован и попадает в тюремную камеру, ему выдают карандаш и лист бумаги. «Напиши!» — говорят ему ».

4.

Хотя у нас нет достоверной биографии Вавилона, два документа, которые были доступны в течение нескольких лет в России и теперь опубликованы в хороших англоязычных изданиях, пролили свет на его деятельность в конце 30-х годов и его допросы и смерть на Лубянке.Мемуары Пирожковой представляют собой запасную картину Бабеля в его последние годы — годы «молчания», когда он лихорадочно работал над рассказами и рядом других проектов, особенно над сценариями фильмов. « арестованных голосов» Виталия Шенталинского «» — это повествование, построенное на основе сотен документов КГБ, опубликованных в период гласности. 3 Его книга, которая впервые стала появляться в виде статей в еженедельном журнале Огонек в эпоху Горбачева, дает особенно богатый материал по делам Михаила Булгакова, Осипа Мандельштама, Андрея Платонова, Павла Флоренского и, что наиболее ярко, Вавилон.Стиль Шенталинского иногда бывает перегретым, и у него, к сожалению, есть потребность обрабатывать романные сцены из документов, когда простой цитаты было бы более чем достаточно. Тем не менее, его достижения как архивиста значительны, и в арестованных голосах мы можем услышать агонию Вавилона в последние месяцы его пребывания на Лубянке.

Обличения довольно скучной пьесы Бабеля « Мария » и фильма с Эйзенштейном, а также появление социалистического реализма как доктрины советского искусства, по-видимому, были более чем достаточными доказательствами, чтобы убедить его не публиковаться.Но ясно, что Бабель никогда не переставал путешествовать и искать новый опыт, чтобы питать свои художественные произведения. Так же, как он объединился с Буденным, чтобы собрать материал, необходимый для Red Cavalry , он выехал за пределы Одессы и Москвы, чтобы посмотреть на жизни разных людей после великих разрывов революции и гражданской войны. Пирожкова рассказывает о приключениях Бабеля на встрече с провинциальными партийными лидерами и о его длительном пребывании на конном заводе. Лошади жили лучше, чем партийные лидеры, которые почти всегда попадали в ловушку чисток.

Бабель был арестован 15 мая 1939 года. Сперва сотрудники тайной полиции пришли в его квартиру в Москве, а когда они обнаружили, что его нет в городе, они нашли его на его вилле в Переделкино, в получасе езды. Бабель и Антонина сидели вместе на кровати, держась за руки, и наблюдали, как полицейские обыскивают дом в поисках рукописей, заметок и других бумаг.

« Не дали кончит », — прошептал Бабель жене. «Они не дали мне закончить». Затем он сказал: «Сообщите Андре», имея в виду их близкого друга Мальро.(Одно из преступлений, в которых люди Сталина обвиняли Бабеля, было принятие предложения Мальро шпионить против Советского Союза в пользу французов.)

К концу обыска офицеры конфисковали огромный тайник для писателя, известного своим тишина: 15 папок с рукописями, 18 тетрадей и блокнотов, 517 писем, различные открытки и телеграммы и 245 других отдельных листов бумаги. (Они также забрали его ключи, зубную пасту, крем для бритья, подвязки, губку для ванны и «стринги из старых сандалий.») Из книги Шенталинского мы узнаем, что рукописи Бабеля включали почти завершенный сборник, который назывался Новых рассказов ; новелла Коля Топуз об одесском гангстере, который пытается приспособиться к коллективизации советских времен; очерки о колхозной жизни Украины; переводы Бабеля рассказов Шолом-Алейхема с идиш на русский язык; законченный сценарий; и полузаконченный спектакль. Бабель остро пережил потерю этих рукописей и предпринял несколько попыток вернуть их, «привести в порядок», как он сказал в НКВД.В тюрьме он пытался заключить своего рода литературную сделку, пообещав начать оправдательный роман:

Я также прошу вас разрешить набросать план романа, описывающий путь — который во многих отношениях типичен — который привел меня к моему падению и преступлениям против социалистического государства. Эта книга светится в моей голове болезненным и беспощадным светом. Я чувствую боль вдохновения и возвращающихся сил. Я горю желанием работать, искупить вину, осудить эту жизнь, которую я провел таким неправильным и преступным образом.

Тюремщики, конечно, верили Вавилону не больше, чем Вавилон верил самому себе: они отклоняли все его мольбы. Конфискованные рукописи не были обнаружены ни в одном архиве, и Шенталинский предполагает, что они были уничтожены. Нетрудно представить, что печь на Лубянке поглотила, по крайней мере, такой сборник рассказов, как Красная конница . Одной из немногих рукописей, уцелевших после ареста, был дневник 1920 года. (По словам Авинса, друзья Бабеля в Киеве передали рукопись Пирожковой, которая в конечном итоге опубликовала ее в России.Пирожкова считает, что Бабель оставил газеты со своими друзьями в Киеве в середине двадцатых годов, когда закрыл там дом своих родственников.)

Когда полицейские закончили обыски, они погрузили Бабеля в свою машину. Пирожковой разрешили проехать до Лубянки. После того, как Бабель дал свои инструкции («Я прошу вас следить, чтобы ребенок не был унижен»), супруги обменялись клятвами любви. Затем они расстались у ворот забвения.

По словам Шенталинского, Бабеля поместили в камеру в СИЗО, расположенную во дворе Лубянки, шестиэтажном здании с небольшими зарешеченными окнами, которое скрыто от уличного движения.(Через некоторое время Бабеля перевели в не менее известную Бутырскую тюрьму в Москве.)

Первый допрос Бабеля за три дня, с 29 по 31 мая, провели два офицера тайной полиции, Шварцман и Кулешов. Допрос начался сознательно, но в истинно кафкианском стиле. Вся вина предполагается, вся информация не разглашается:

В: Вы арестованы за предательскую антисоветскую деятельность. Признаете ли вы свою вину?

A: Нет, не знаю.

Q: Как вы можете согласовать это заявление о невиновности с фактом вашего ареста?

A: Я считаю свой арест результатом рокового совпадения и моей неспособности писать. За последние несколько лет я не опубликовал ни одной крупной работы, и это можно было бы расценить как саботаж и нежелание писать в советских условиях.

Q: Вы хотите сказать, что вас арестовали как писателя? Не кажется ли вам это чрезмерно наивным объяснением вашего ареста?

A: Вы, конечно, правы.Авторов не арестовывают, потому что они больше не могут писать.

Q: Так какова настоящая причина вашего ареста?

A: Я часто бывал за границей и дружил с ведущими троцкистами…

Q: Объясните, пожалуйста, почему вас, советского писателя, привлекли враги страны, которую вы представляли за границей. Вам придется признаться в своей преступной, предательской деятельности…. Не ждите, пока мы вас заставим! Начни свое признание.

Сталинские чистки требовали формальности ареста, обвинений, признаний, суда — аппарата кажущейся законности.Подобно тому, как Бабель явно пытается угадать подходящие ответы, следователи пытаются разъяснить тщетность его сообразительности. Что не указано в архивных материалах, это, конечно, наиболее очевидный фактор: НКВД готово использовать любые средства, необходимые для получения признательных показаний. Друг Бабеля, театральный продюсер Всеволод Мейерхольд, также был допрошен Шварцманом (а затем подвергнут пыткам и расстрелян). Мейерхольд дал представление о процедурах на Лубянке, когда написал личное письмо сталинскому министру иностранных дел Вячеславу Молотову:

… Следователи начали применять силу ко мне, больному 65-летнему мужчине.Меня заставили лечь лицом вниз, а затем били по ступням и позвоночнику резиновым ремнем. Они усадили меня на стул и стали бить ногами сверху, со значительной силой…. В течение следующих нескольких дней, когда эти части моих ног были покрыты обширным внутренним кровотечением, они снова били ремнем красно-сине-желтые синяки, и боль была такой сильной, что казалось, будто идет кипяток горячей воды. вылил на эти чувствительные участки. Я выл и заплакал от боли. Они били меня по спине тем же резиновым ремнем и били кулаками по лицу, размахивая кулаками с большой высоты….Оказалось, что мои нервные окончания находились очень близко к поверхности моего тела, а кожа оказалась такой же чувствительной и мягкой, как у ребенка. Невыносимая физическая и эмоциональная боль заставляла мои глаза плакать нескончаемыми потоками слез. Лежа на полу лицом вниз, я обнаружил, что буду извиваться, вертеться и визжать, как собака, когда ее хлестает хозяин. Однажды мое тело так неудержимо тряслось, что охранник, сопровождавший меня с такого допроса, спросил: «У вас малярия?» … Страх вызывает ужас, а террор заставляет искать средства самозащиты.«Смерть, о, конечно же, смерть проще этой!» — говорит себе допрашиваемый. Я начал ругать себя в надежде, что это, по крайней мере, быстро приведет к эшафоту.

Когда кто-то читает более поздние допросы Бабеля, когда он начинает признаваться в абсурдных преступлениях, осуждать себя и умолять о шансе искупить себя, не нужно растягивать воображение, чтобы предположить, что Бабеля пытали не меньше, чем Мейерхольда. был. На одной из фотографий, найденных Шенталинским в архивах, изображен Бабель без очков, с опухшим лицом и синяками.Бабель был гордым писателем, хорошо осведомленным о своих достоинствах, но вот он, сломленный агентами тайной полиции, «признается» во всем в провале своих великих рассказов:

Красная конница была для меня лишь поводом выразить свое ужасное настроение и не имела никакого отношения к тому, что происходило в Советском Союзе. Отсюда упор на всю жестокость и нелепость Гражданской войны, искусственное введение эротического элемента и изображение только самых эпатажных и сенсационных эпизодов.Отсюда полная неспособность описать роль партии в объединении тогда еще недостаточно пролетарски настроенных казаков для формирования регулярных войск и создания впечатляющего подразделения Красной армии, которым стала Первая конная армия.

Что касается моих Odessa Stories , то они, несомненно, отражают то же желание отступить от советской действительности и противопоставить повседневным задачам построения красочный, полумифический мир одесских гангстеров. Их романтическое изображение было бессознательным призывом к советским людям подражать им….

Спустя какое-то время мало что может сказать человек, чтобы уберечься от кнута. Бабель начал признаваться во всякой чепухе. Он сказал своим следователям, что в роли французского шпиона передал Мальро секретную информацию о советских колхозах и полиции. Он рассказал о «подрывных» разговорах с другими артистами. По его словам, они «истолковали самоубийство Маяковского как вывод поэта о невозможности работы в советских условиях.Он и его друзья также защищали Шостаковича и Эйзенштейна как гениев, столкнувшихся с жестоким и мещанским режимом. Самым унизительным было то, что Бабель свидетельствовал о вероломстве своих друзей Эйзенштейна, Михоэлса, Юрия Олеши и других. Он назвал имена. Наконец, Бабель подписал показания о том, что его любовница рассказала ему о заговоре с целью убийства Сталина и Клима Ворошилова, наркома обороны. В письме к Молотову Мейерхольд описал феномен, когда ему говорили: «Если ты не будешь писать (иными словами, изобретать ?!), то мы снова будем тебя бить, не тронув твою голову и правую руку, а остальное сведем к минимуму. изрубленное, истекающее кровью и бесформенное тело.

В ближайшие недели Бабель попытался освободиться от своего положения как морально (заявив, что его свидетельство о своих друзьях является принудительным и ложным), так и физически (попросив дать ему время, чтобы искупить вину как писатель). 11 сентября 1939 года Бабель послал Берии письмо, которое даже сейчас мучительно читать:

Революция открыла мне путь созидания, путь полезного и счастливого труда. Мой индивидуализм, ложные литературные взгляды и троцкистское влияние, которому я подвергался с первых дней своей работы, оттолкнули меня от этого пути.С каждым годом мои сочинения становились все более бесполезными и враждебными для советских читателей. Но я думал, что прав, а они ошибались. Эта смертельная разлука иссушила самый источник моего творчества. Мои попытки освободиться от этой слепой и эгоистической ограниченности оказались жалкими и тщетными. Мое освобождение пришло, когда я был в тюрьме. За эти месяцы заключения я, возможно, понял больше вещей, чем за всю свою предыдущую жизнь. Я с ужасающей ясностью видел ошибки и преступления, которые я совершил …

В ноябре Бабель по крайней мере дважды настаивал на исправлении своих предыдущих заявлений, не для того, чтобы спасти себя, а, скорее, для защиты своих друзей. Он сказал, что любые заявления о причастности Михоэлса, Эйзенштейна, Олеши и остальных «неверны и выдуманы».

Суд над Бабелем состоялся 26 января 1940 года в одном из кабинетов Берии. Это длилось двадцать минут. Бабель был осужден за «активное участие в антисоветской троцкистской организации» и «участие в террористическом заговоре, а также в шпионаже в пользу французского и австрийского правительств».Его последними словами были: «Я невиновен. Я никогда не был шпионом. Я никогда не допускал никаких действий против Советского Союза. Я ложно обвинил себя. Меня заставили выдвинуть ложные обвинения против себя и других…. Я прошу только одного — позвольте мне закончить работу… » На следующее утро Бабеля застрелили в час тридцать.

Антонина Пирожкова узнала о смерти мужа только в 1954 году, через четырнадцать лет после этого факта. Годами она просила информацию и получала многословные, но многообещающие ответы.У нее всегда была надежда, что Бабель где-то в системе ГУЛАГа — в Сибири, на Колыме, где-то — и что он вернется. Например, в 1947 году она получила телеграмму от государства, в которой говорилось, что Бабель «жив и здоров» в лагерях и вернется домой в 1948 году. Она готовилась к его возвращению на родину. Шли годы. Тем временем Кремль сделал повседневную жизнь Пирожковой еще более мучительной, разместив сотрудника тайной полиции в одной из комнат ее коммунальной квартиры.

Вавилонские книги изъяты из библиотек. Многие из его друзей — те, кто сами не были в тюрьмах, лагерях или мертвыми — отдалились от Антонины. Почти одинокий Илья Эренбург, эта загадочная фигура, оставался для нее близким и видимым другом. Наконец, в 1954 году, через год после смерти Сталина, Пирожкова получила известие: дату смерти, но не средство. Ей также был предоставлен знаковый жест советской власти: ее муж был признан реабилитированным. Пирожкова до конца выполнила свой долг.Наблюдая за публикацией дневника 1920 года, ее собственных мемуаров и окончательного двухтомника собрания сочинений Бабеля, она и ее дочь от Бабеля, Лида, эмигрировали в 1996 году в Соединенные Штаты. Сейчас они живут в Мэриленде с внуком Бабеля, Андреем Малаевым-Бабелем.

Из файлов КГБ следует, что после казни Бабеля труп кремировали в Донском монастыре в Москве. Шенталинский сообщает нам, что прах, вероятно, находится в братской могиле номер один, которая с августа 1991 года была отмечена небольшой мемориальной доской с надписью: «Здесь похоронены останки невинных замученных и казненных жертв политических репрессий.Пусть они никогда не будут забыты! »

Я начал с того, что сказал, что веселье было дорого для Бабеля, что он имел дар маскировать жестокость, свидетелем которой он был, и жестокости, которые, как он знал, приходили, с чувством комедии и фатализма — классической позой еврейского юмора. Так было даже в последний момент с Пирожковой. Когда их везли на Лубянку, Бабель повернулся к одному из сотрудников тайной полиции и сказал: «Ты мало спишь?»

Смерть героя войны Тимошенко — архив, 1970 | Вторая мировая война

Маршал Тимошенко, о смерти которого после долгой болезни в возрасте 75 лет сообщили из Москвы, был одной из самых важных фигур в русских военных действиях и, безусловно, самой яркой.Известный как «белоголовый орел», он олицетворял стремление и напор кавалериста, которые нашли свое место в механизированной войне, как и в начале его карьеры.

Семен Тимошенко родился в Бессарабии. Во время Первой мировой войны служил призывником, а затем, в 1917 году, вступил в ряды Красной Армии, став командиром бригады, а затем командиром дивизии в кавалерийском корпусе. В качестве командира дивизии под командованием Буденного он возглавил 250-мильное наступление, чтобы отбить Ростов-на-Дону, что ознаменовало конец армии Деникина.

Когда гражданская война закончилась, он, как говорят, вернулся в школу, чтобы получить формальное образование, а позже, в качестве командира кавалерийского корпуса, учился в Советской военной академии и много путешествовал, чтобы изучить армии других стран.

Его первый опыт современной войны был в качестве командующего на украинском фронте во время советско-польской войны в 1939 году, а затем в качестве командующего северо-западным фронтом во время финской войны в 1940 году. В этом проявлялись слабые стороны Красной армии. Кампания привела к пересмотру стратегии и организации высшего командования, и Тимошенко была назначена министром обороны для проведения реорганизации.

Когда Германия напала в июне 1941 года, Сталин стал верховным главнокомандующим, а Тимошенко был назначен командующим западным центральным фронтом и взял на себя тяжелую ответственность за задержку немецкого наступления до тех пор, пока в конце года не начнется первая контратака. .

Его роль под командованием Сталина была повторением истории, поскольку Сталин командовал южным фронтом, на котором действовала Тимошенко во время гражданской войны. Одно время эти двое были очень близки, а дочь Тимошенко вышла замуж за Василия Сталина.

Позже во время войны он командовал другими войсками на западном фронте и на Украине, а затем командовал несколькими военными округами в Советском Союзе. В 1962 году он подвергся критике со Сталиным и Жуковым за то, что историки назвали недостаточной подготовкой к нападению Германии, но, тем не менее, сохранил за собой заслугу сплочения своих сил и уничтожения блицкрига.

В ноябре 1960 года без объяснения причин освобожден от командования Белорусским военным округом.(Причина могла быть просто в том, что он достиг пенсионного возраста.) С тех пор он живет на пенсии, хотя по-прежнему председатель комитета ветеранов войны. На смертном одре он получил пятый орден Ленина.

semion — Перевод на английский — примеры французский

Эти примеры могут содержать грубые слова, основанные на вашем поиске.

Эти примеры могут содержать разговорные слова, основанные на вашем поиске.

Il est surnommé Timo en réference à sa ressemble au maréchal soviétique Semion Timochenko.

Он получил свое прозвище «Тимо» из-за предполагаемого сходства с советским командиром Семен Тимошенко.

Qu’allez-vous faire, Semion Semionovitch?

Что теперь будешь делать, Семен Семенович?

Il est affilié au Syndicat du Semion Mogilevich.

Входит в состав синдиката Семён Могилевич.

Семён Абрамович, хозяйка на отцу!

Семён Абрамович, теперь у нас есть отец!

Durant cette campagne, il fut un proche сотрудничества de Staline et de Semion Boudienny.

В этом походе он был близким соратником Сталина и Семена Буденного.

Владикавказский предприниматель, qui s’appelait Semion , je crois …

Бизнесмен из Владикавказа Звонил Семену , кажется …

À Kobryn est né Semion Sidortchouk — l’architecte de l’empereur Nikolay II.

В Кобрине родился Семен Сидорчук — архитектор императора Николая II.

Ont commencé ensuite les vagabondages militaires de Semion Sidortchouka.

Затем начались военные странствия Семена Сидорчука.

Ainsi Fédor Rostoptchine report à Semion Romanovitch Vorontsov le 20 août 1795, que «le comte Zoubov est tout ici.

Как сообщил Федор Ростопчин Семену Воронцову 20 августа 1795 года, граф Зубов здесь все.

Dans une même série de conspirateurs — Semion Vorontsov, l’ambassadeur russe en Londres (1785-1800, 1801-1806).

В том же числе заговорщиков — Семен Воронцов, русский посол в Лондоне (1785-1800, 1801-1806).

On dit, que le roi Nikolay II l’appelait mon Semion et même a confié la construction de la chapelle sur la tombe de Grigory Raspoutina.

Говорят, что царь Николай II называл его своим Семен и даже поручил построить часовню на могиле Григория Распутина.

En 1900 Semion Sidortchouk est sorti de l’école Vilensky réelle, et à 1907 — l’Institut des ingénieurs civils.

В 1900 году Семен Сидорчук окончил Виленское реальное училище, а в 1907 году — институт инженеров-строителей.

Semion Savitch et Catherine Andréevna Michtchouk la fille Principale Anna ont marié, et les autres cinq enfants vivaient avec eux.

Семен Савич и Екатерина Андреевна Мищук женились на старшей дочери Анне, с ними проживали еще пятеро детей.

Дипломированный сын 1930 года и кулон les sept années suivantes, главный шеф-повар 3-го корпуса кавалерии, не комендант: Семьон Тимоченко.

Он получил высшее образование в 1930 году и в течение следующих семи лет дослужился до начальника штаба 3-го кавалерийского корпуса, где его командиром был Семен Тимошенко (ставленник Иосифа Сталина).

Elle a été renommée Rochal en 1917 en l’honneur du bolchévik Semion Rochal (1896-1917).

Он был переименован в Рошаль в 1917 году в честь большевика Семена Рошаля (1896-1917) и получил статус города в 1940 году.

Sa grand mère maternelle était la femme noble russe la comtesse Екатерина Воронцова (или Воронцова), fille de l’ambassadeur de Russie à St James, Semion Romanovitch Vorontsov.

Его бабушкой по материнской линии была русская дворянка графиня Екатерина Воронцова (или Воронцова), дочь русского посла в Сент-Джеймс, Семен Романович Воронцов.

Сеньор, упомянутый выше Серафина ( Семион Николаевич Самойлович), является главным деятелем Архангельской тюрьмы Космодемьянский в июле 1933 года.

Его главной фигурой стал уже упомянутый нами господин Серафим ( Семен Николаевич Самойлович), доставленный в Архангельск из Космодемьянской тюрьмы в июне 1933 года.

Commencèrent ce mois, le maréchal Semion Timochenko et le leutenant-général Кирилл Москаленко enfonçant десантных должностей le long du Cours septentrional du Donets, в l’Est de Харькова.

Войска маршала Семена Тимошенко и генерал-лейтенанта Кирилла Москаленко прорвали немецкие позиции на северном берегу реки Донец, восточнее Харькова.

Le 24 mai, les force polono-ukrainiennes, au sud, offrontent for la première fois la fameuse 1re Armée de cavalerie (Konarmia) de Semion Boudienny.

24 мая 1920 года польские войска на юге впервые были атакованы знаменитой 1-й конной армией Буденного (Конармия).

Le 27 января 1919, elle fut renommée Boudionny (БyдëHHый), en hommage au chef de la cavalerie rouge Semion Boudienny.

27 января 1919 года он был переименован в Буденный (БyдëHHый), после Семена Буденного.

Сломанных копий, часть вторая | Исторический глаз

… и сломанные сабли

Большинство членов Конармии не знали бы о махинациях между их командирами.Но даже если бы они знали, мало кто, вероятно, заботился бы; с их точки зрения наступление шло великолепно, потрепанные польские части были переброшены через реку Буг. К 15 августа Конармия также переправилась через реку, перенеся битву на земли, которые теперь все более и более были польскими в процентном отношении к населению. Сопротивление, с которым столкнулись, усилилось, и заметную роль сыграли только что сформировавшиеся польские ВВС. Совершив более 200 самолето-вылетов за три дня, польские летчики будут атаковать красных казаков до тех пор, пока у них не кончатся боеприпасы.Даже тогда несколько летчиков продолжали атаку, пытаясь опрокинуть всадников колесами своих самолетов.

Жестокое сопротивление застало многих русских врасплох, заставив их рассердиться на то, что польские рабочие и крестьяне не смогли подняться и приветствовать их как освободителей, как и обещала большевистская пропаганда. Энсин Генрик Суходольский из 7-го полка Улан * испытал это в крайнем случае. Сбитый с коня и брошенный ошеломленный на земле, он посмотрел вверх и увидел трех русских, стоящих над ним: «Один с мечом стоит над моей головой и поднимает его, чтобы нанести мне удар.Поднимаю руки к голове и жду удара. Он опускает свой меч и, почти толкнув меня лезвием в нос, кричит: «За что ты сражаешься, сукин сын, мы пришли освободить тебя, а ты иди и нападай на нас!» К счастью для Суходольского, переворот Де Грейс потерпел неудачу, когда вражеский меч пронзил его руку и вошел в легкие. Поляк потерял сознание, еще жив, но оставлен умирать.

* Уланы.

Примерно в это же время, 17 августа, у села Задвиже произошло одно из самых заметных сражений поляков против Первой конной армии.Здесь отряду из 330 поляков во главе с капитаном Болеславом Зайончковским удалось продвинуться и захватить ближайшую железнодорожную станцию ​​и ее ближайшие окрестности. В ответ Буденный бросил в них 6-ю дивизию. Удивительно, но поляки отразили несколько атак, пока их боеприпасы почти не иссякли. Зайончковский приказал прорваться, но отменил его, когда стало очевидно, что его люди оказались в ловушке. Несколько обстрелов вражеской авиации привели к дополнительным потерям. Окончательный результат был быстрым и мрачно предсказуемым.Все поляки были убиты, ранены или взяты в плен, многие из них были избиты, а затем убиты *. Лишь 12 из 330 человек в конечном итоге добрались до дома. Однако жертва не была напрасной, поскольку она замедлила продвижение Конармии и дала возможность польским частям в тылу укрепить свою оборону.

* Зайончковский застрелился, чтобы избежать этой участи.

В дневнике Бабеля рассказывается о боях в тот день, но речь идет о последних часах. Здесь стоит вспомнить, поскольку это иллюстрирует образ действий Конармии.«Перед нами — разворачиваются страшные события. Мы прорезали железнодорожную ветку в Задворье. Поляки продвигаются по рельсам в сторону Львова. Это бойня. Мы с военкомом едем по первой линии и просим не убивать пленных. Апанасенко [командир 6-й дивизии] равнодушен, Секо [начальник штаба 6-й дивизии] бормочет — почему бы и нет? Это было похоже на сигнал. Я не мог смотреть на эти лица. Они рубят их своими мечами, стреляют по ним, тело к телу, они срывают одежду с одного из них, закалывают другого до смерти — звук стонов, криков, предсмертных хрипов — это наша эскадрилья шла в атаку … Ад. Что это за свобода, которую мы несем, это зверство? »*

* Запись запутана, хотя она умело отражает неразбериху битвы и ужасы, свидетелями которых стали в тот день. Невозможно сказать, были ли это поляки Зайончковского, хотя это кажется весьма вероятным. В таком случае поляки не «наступали», а пытались вырваться из своего окружения.

Колеса отрываются

По мере того, как Конармия продвигалась на юго-запад, северный гигант Тукачевского оказался во все более шатком положении.Ему не удалось обезопасить свои линии снабжения, и его левый фланг оставался открытым, в то время как разведка оставалась бессистемной, а жизненно важные подразделения поддержки отставали на много миль. 16 августа, за день до Задворца, Пилсудский приказал провести решительную контратаку, в которой польское наступление ударило во фланг и тыл войскам Тукачевского. Не зная или не обращая внимания на знаки опасности, русские ускорили шаг к Варшаве. Но ситуация уже изменилась, и когда польская атака начала кусаться, солдаты Красной Армии начали отступать или разбегаться, либо обратно через реку Неман, либо, если это оказалось невозможным, в нейтральную Германию, где они были разоружены и интернированы.В этом была ирония: вместо того, чтобы маршировать в Германию победоносным большевистским авангардом, этим людям пришлось переждать войну, застряв в старых и жалких лагерях для военнопленных.

Тем временем продвижение Конармии на юго-запад Польши продолжалось. Буденный проигнорировал приказ взволнованного Тукачевского 18 августа. На следующий день от северного командующего поступили новые требования, но на этот раз в сопровождении телеграммы от Троцкого с требованием улучшения сотрудничества между двумя русскими армиями.Буденный и Сталин больше не могли продолжать свои усилия, не опасаясь дать Троцкому повод обвинить их в том, что они подвергли опасности кампанию, которая начинала разваливаться. Под пристальным взглядом шпилей Львова Первая кавалерия развернулась и двинулась на северо-запад.

Пилсудский был обеспокоен тем, что Конармия, хотя и была слишком мала, чтобы переломить ситуацию в пользу Советского Союза, все же была достаточно большой, чтобы вызвать серьезную головную боль для следующей фазы его атаки. К счастью для него, генерал Владислав Сикорский и загадочный полковник Юлиуз Роммель *, командующий Первой польской кавалерийской дивизией (состоящей из двух бригад), уже наступали Будённому в пятки, полные решимости преследовать, преследовать и мешать красным казакам разойтись.Цель была проста: если Конармия будет удерживаться достаточно долго и будет привлечено достаточное количество польских подкреплений для поддержки, то это может оказаться последним сопротивлением Буденного.

+ Позже глава польского правительства в изгнании с 1940 по 1943 год, когда он погиб в авиакатастрофе. Некоторые утверждают, что это была нечестная игра, спровоцированная Сталиным.

* Репутация Роммеля неоднозначна. Во время кампании сентября 1939 года он командовал Лодзинской армией и помогал оборонять Варшаву до того, как попал в плен.В конце концов он вернулся в подконтрольную коммунистам Польшу, где его использовал новый режим в пропагандистских целях. То, насколько он добровольно сотрудничал или на него оказывали давление, остается предметом споров.

Советское командование, все еще не подозревая о масштабах отступления Тукачевского, потребовало от Конармии наступления на город Замосць, чтобы помочь ослабить давление. Это поставило Буденного в затруднительное положение, поскольку здравый смысл заставил бы его отступить вместо того, чтобы идти навстречу возрождающемуся врагу.Но он больше не мог не подчиняться прямым приказам, и 26 августа было приказано наступление на Замосць. Конармия натолкнулась на стену сопротивления к тому времени, когда 30 августа они подошли к городу, в состав защитников входили 10-я польская дивизия и три местных батальона. Польский стрелок Станислав Рембек вспомнил об отчаянных оборонительных мерах: «Младший лейтенант Тарасевич объявил, что мы сделаем здесь последний бой, потому что отступать некуда, и приказал нам закрепить штыки. Большевики выпустили сигнальные ракеты, чтобы осветить поле битвы.В ярком свете мы могли видеть улицу позади нас, где солдаты, полиция и гражданские лица строили баррикады, а окна были покрыты матрасами ».

Замосць все еще отказывался сдаваться к утру 31 августа, хотя многие защитники беспокоились, что время на исходе. Моральный дух резко возрос в тот же день, когда польский самолет пролетел над осажденным городом и сбросил листовки, в которых говорилось, что помощь уже под рукой. Бойцы польской 13-й дивизии * и нескольких польских артиллерийских частей быстро приближались, последние обстреляли позиции Конармии почти сразу же, как только они оказались в зоне досягаемости.Первая кавалерийская дивизия Роммеля также догнала и была занята блокировкой возможных путей отхода «Конармии».

* Под руководством Станислава Галлера, двоюродного брата Юзефа Галлера, позже убитого во время Катынской резни 1940 года.

И снова Конармия столкнулась с окружением и разрушением. И снова Буденный увидел опасность, что, несомненно, было подчеркнуто разрушением его командных пунктов артиллерией Галлера 30 августа. Его предположение о том, что польские войска будут усталыми и дезорганизованными перед лицом подавляющего прорыва Красной кавалерии, также было правильным, но он знал, что новые вражеские подразделения приближаются, и что время уже не на его стороне.Вдобавок дивизии Конармии были рассредоточены по всему театру, и все они могли считаться находящимися под угрозой.

Чтобы не допустить повторного отступления у Бродов, Буденный решил сначала укрепить свои фланги, с высотой 255 к югу от Комарова в центре этого. Он выбрал 6-ю дивизию, чтобы расчистить путь, и задача выпала на ее 7-ю бригаду. Другие разведывательные подразделения Красной Голгофы были отправлены на север, чтобы найти альтернативный путь отхода, в то время как большая часть 11-й дивизии была отправлена ​​на юг, чтобы задержать Халлера.«Конармия» поспешно отступит под защитным экраном 6-й дивизии, как только все это будет сделано. Но, без ведома Буденного, он, наконец, догадался: Роммель уже приказал полковнику Бжезовскому двинуть свою бригаду в сторону Комарова вечером 30 августа. Бжезовский также понимал, что высота 255 является ключом к этому району, и рано утром 31 августа он приказал своему ближайшему полку, 2-му гусарскому полку (всего 200 сабель), занять там позиции.

Комаров

Последнее крупное кавалерийское сражение в Европе должно было начаться, хотя условия в тот день вряд ли были идеальными, так как земля была пропитана предыдущими дождями.Также стоит отметить, что рассказы о битве различаются по акцентам и иногда противоречивы, что свидетельствует о ее темпе и беспорядке. Однако легко представить, как начинался день для усталых и растрепанных солдат 7-й бригады Конаримии. Собравшись вместе ранним сырым утром, они, вероятно, произнесли больше, чем несколько проклятий в адрес поляков и войны в целом. В конце концов, готовая к действиям, 7-я бригада двинулась в путь и приблизилась к высоте 255 около 7:45 утра. Если бы они были удивлены, увидев поляков уже там, они были бы шокированы дерзостью врага, напавшего на них.2-й гусарский полк смог нанести тяжелые потери, прежде чем был подавлен массой русских войск.

После разгрома этого врага попытки продвинуться за высоту 255 были остановлены либо огнем польских пулеметов, либо усилиями 8-го князя Юзефа Понятовского, который вскоре после этого бросился в бой. Затем Бжезовский направил 9-й галицкий улан в попытке повернуть битву в свою пользу, атака началась у деревни Невиркув и ее толчок заставил врага отступить в леса за пределами Чесников.Высота 255 вернулась в руки Польши. Мертвые и раненые валялись на поле боя, а 9-й дивизион сообщил о потере всех командиров эскадрильи. Полученные травмы были ужасными, так как мужчины получили порезы или глубокие порезы. Один польский свидетель вспоминал боевые действия: «Здесь не было пощады. Умы перестали реагировать на опасность, и люди перестали обращать внимание на стоны умирающих и раненых товарищей, которых топтали копытами ».

Буденный смог ввести свежие войска, когда 11-я дивизия Конармии и советская отдельная бригада прибыли на поле боя, прервав перестрелку с силами Галлера.Их приказ состоял в том, чтобы нанести двойной удар в клешню, хотя Бжезовский помешал ему бросить свои последние резервы, 12-й полдольский улан. Подняв оружие, они также вошли во фланги атакующих русских и оказались втянутыми в водоворот. Польские позиции начали колебаться, и, опять же, они были спасены в самый последний момент, когда прибыли и атаковали два полка, посланные Роммелем. Эти новые силы снова помогли оттеснить Красную конницу к Ченицкому.

Опасаясь, что продолжительные бои начинают тратить драгоценное время, Буденный приказал трем своим дивизиям отступить северным путем, проходя через деревню Вербковице.Однако теперь на карту была поставлена ​​гордость Конармии как непобедимого кавалерийского подразделения. Хотя взятие высоты 255 больше не было тактической проблемой, оно стало делом чести и репутации, и 6-й дивизии был дан последний шанс захватить ее. Сделав это, они тоже отступят через Вербковице. Роммель прекрасно понимал, что русские могли найти другой способ побега, и поэтому решил использовать другие резервные полки в безумной попытке остановить Красную конницу. Разбитым людям Бжезовского было приказано следовать за ними в 5.30 часов вечера. Измученные, 8-й улан князя Юзефа Понятовского и 9-й галицкий улан опаздывали на полчаса и собирались уходить, когда 6-я дивизия Конармии начала свою последнюю атаку. Капитан Прагловский вспомнил эту сцену: «На расстоянии примерно семисот ярдов из леса одна за другой выливались темные волны казаков».

Исаак Бабель, вероятно, участвовал в этом последнем нападении. Согласно дневнику, его подразделение потратило большую часть дня на уничтожение ульев в некоторых местных садах.Он отметил, что перед последним штурмом присутствовали Буденный и Ворошилов, которые пытались разбудить войска. Размахивая револьвером в воздухе, Ворошилов крикнул: «Не проявляйте милосердия к польским джентльменам!» Бросив рывок вперед, многие свежие войска были поражены отказом противников разбегаться. Даже Бабель был ошарашен, написав: «Они ждут нас на холме, построенные колоннами. Удивительно — ни один мужчина не сдвинулся с места ».

Хотя в нем участвовало меньше людей, эта последняя схватка была такой же яростной и кровожадной, как и предыдущие.9-й галицкий улан, у которого теперь было всего 200 сабель, скакал с холма и исчез в рядах Красной кавалерии, рубя и рубя. Большинство поляков было разрублено на части. Но жертва 9-го не была пустой. Важно отметить, что они отразили натиск русских, и 8-й полк князя Понятовского, атакующий позади 9-го, теперь имел силу на своей стороне. Врезавшись в русских, их копья нанесли большой урон. 6-я дивизия, привыкшая к таким атакам, но не привыкшая к таким атакам, быстро раскололась и бежала — на этот раз навсегда.

Удивительно, но бригада Бжезовского атаковала основную часть Конармии, вышла победителем, но сильно пострадала. Зная о прежних преступлениях красных казаков, поляки не желали уступать. Позже Роммель писал: «Я начал осматривать заключенных. К сожалению, их осталось около десятка — мне не удалось вырвать их из рук наших войск. Жестокость и зверства, совершаемые войсками Буденного, были еще свежи в памяти всех.. Теперь нам предстояло немедленно отправиться в погоню и разбить оставшуюся часть его конной армии ».

Но Буденный, эскаполог, оказался слишком хитрым, чтобы попасть в какие-либо другие ловушки, и его люди опередили поляков. Ему помогла сдержанность Сикорского в наступлении. «Он был слишком медлительным и осторожным», — писал о нем историк Норман Дэвис. Тем не менее, Конармия находилась в тени до самого Рувно, откуда она была вытеснена 18 сентября. Затем 1-я конная армия была выведена с театра военных действий, поскольку командование Красной Армии решило отправить ее для помощи в разрушении Белого Крыма.Однако Конармия была в плохом состоянии, и ее потери были огромными. Например, 11-я дивизия начала кампанию в составе 3500 человек, а в ней осталось 1180 человек. Хотя им предстояло еще больше сражений, Польша в 1920 году знаменовала начало распада Конармии.

Война окончена

Пилсудский был в центре нападения на наспех сформированные оборонительные рубежи Тукашевского, когда Конармия отступала из Рувно. Сражение на реке Нейман длилось с 15 по 25 сентября и сосредоточилось на Гродно (ныне Гродно).Это оказалось еще одним ударом молота для российских войск, когда многие части Красной Армии отчаянно держались на остатках старых траншей и оборонительных систем времен Первой мировой войны. Боевой дух был на пределе, а припасы на исходе. Ленин, разъяренный плохой работой и состоянием логистики, громко прогремел: «Меня не волнует, должны ли они драться в трусах, но драться они должны!» Но риторические угрозы мало что сделали для защиты ситуации; к 15 октября поляки отбили Минск, в то время как русские уже разослали миротворцев.18 октября вступило в силу перемирие, когда поляки ушли из Минска и нескольких других городов по всей длине фронта, создав то, что стало основой новой восточной границы Польши. Официальный мирный договор был подписан в Риге в 1921 году.

Несмотря на значительные трудности, Польша добилась своей независимости, сохранив при этом контроль над большими участками восточной окраины. Но цель Пилсудского по созданию жизнеспособной Украины и единого фронта была отложена. Почему поляки остановили свое наступление и не вынудили принять полностью благоприятное решение? Отчасти это произошло из-за международного давления во главе с недавно сформированной Лигой Наций, но прежде всего потому, что ведущая национально-демократическая партия Польши отвергла видение Пилсудского Содружества, опасаясь, что голос Польши в нем ослабнет.Из-за этого национал-демократы воздержались от чрезмерного давления на большевиков за стол переговоров. Например, они охотно согласились с требованием запретить украинским националистам присылать своих представителей. Поляки, представляющие весь политический спектр, также знали, что их страна будет бороться за продолжение борьбы: ее общественность была измучена войной *, а нация была ограничена в своих способностях обеспечивать ресурсы, необходимые для глубокого наступления. Тем не менее, многие комментаторы считают Ригу упущенной возможностью, которая отравила польско-украинские отношения с катастрофическими результатами.

+ Он пережил чуть более шести лет конфликта, если вспомнить, что большая часть боев на Восточном фронте во время Первой мировой войны велась по всей Польше, и что многие поляки были зачислены в армии воюющих сторон.

А что же Каморов? Как битва, это не имело большого значения для определения окончательного исхода войны; Буденный уже был скомпрометирован еще до того, как Замосць и Конаримия собирались отступить, несмотря ни на что. Однако после того, как мечи были вложены в ножны, наследие оказалось более значительным.Для Польши, страны, всегда гордившейся хорошей верховой ездой и зажигательными кавалерийскими подвигами, Каморов стал еще одной битвой, которая пробудила воображение и поддержала повествование о независимости, завоеванной смелыми подвигами. И это было важно, поскольку молодая нация нуждалась в подобных рассказах, чтобы объединить людей. С другой стороны, битва стала примером для тех в вооруженных силах, которые сопротивлялись крайне необходимым (и дорогостоящим) программам механизации, позволяя им настаивать на том, что используемая таким образом кавалерия все еще имеет место в современной войне.Эта точка зрения сохранялась вплоть до 1930-х годов, пока рост гитлеровского танкового флота и быстрое развитие военной техники не потребовали срочных изменений.

Что касается Советов, война против Польши в 1919-1920 гг. Сковала их желание распространить мировую революцию силой. Это также означало, что Россия могла начать смотреть внутрь себя и начать восстановление. Для военных планировщиков кампания Конармии подчеркнула присущую им слабость использования массированных кавалерийских армий и необходимость взамен совместных инициатив.Тукачевский, безусловно, усвоил этот урок, пережив последствия поражения. Он будет способствовать развитию боевых действий в глубоких операциях, уделяя особое внимание использованию танков и самолетов как жизненно важных инструментов для любой современной армии. Что касается Сталина и Буденного, то они оказались в центре внимания нескольких неловких заявлений Троцкого, который позже написал: «Если бы Сталин, Ворошилов * и этот неграмотный Буденный не вели свою личную войну в Галиции, и Красная конница достигла своей цели». Люблин вовремя, тогда Красная Армия не потерпела бы поражения.’

* Троцкий переоценивает роль Ворошилова и забывает позицию Егорова, возможно, потому, что Ворошилов был одним из самых важных помощников Сталина.

Месть Сталина пришла много лет спустя. Троцкий, изгнанный и живший в Мексике, был убит советским агентом в 1940 году, а Тукачевский был подвергнут чистке и расстрелян в 1937 году. Буденный охотно участвовал в показательном процессе, обвиняя Тукашевского в том, что он «вредитель», потому что он добивался внедрения танков, когда лошади явно превосходили.Месть Польше и ее народу была осуществлена ​​в сентябре 1939 года, а затем в 1944-45 годах, когда СССР внедрил послушную Москве клику, что было точным форматом, предсказанным Пилсудским. И хотя при продвижении послевоенных границ Польши на запад, чтобы действовать в качестве буфера для СССР, были тактические соображения, можно также подозревать, что Сталин мрачно и лично удовлетворился тем, что передал Львов Украине и вытеснил большинство ее польского населения. Город, который все эти годы назад бросил вызов Сталину и Буденному — польский город, который должен был достаться победоносным красным казакам — был уничтожен и предан истории.

Избранная библиография

Вавилон I, Дневник 1920 г., отредактированный Авинсом К. Дж., Йельская нота Бене, 2002 г.

Banyard P, Poland 1920, War Monthly, выпуск 29, Marshall Cavendish Ltd, 1976

Conquest R, Сталин; Крушитель Наций, Вайденфельд, 1993

Дэвис Н., Площадка для Бога: История Польши Том II, Clarendon Press Oxford, 1981

Там же, Сердце Польши, Clarendon Press Oxford, 1984

Там же, White Eagle Red Star, Pimlico, 2003

Де Йонге А., Сталин и формирование Советского Союза, Фонтана, 1987

Knyt, A, Год 1920: война между Польшей и большевистской Россией, KARTA, Музей истории города Варшавы, 2005

Официальная история, Dzieje Pulku Ulanów Podolskich 1809-1947, Лондон 1982

Пилсудская А., Мемуары, Jryf Publications Ltd, дата публикации неизвестна

Пилсудский J, 1920 год, Институт Пилсудского Лондон / Нью-Йорк, 1972

Радзинский Э., Сталин, Ходдер и Стаутон, 1996

Ure J, The Cossacks, Constable and Company Ltd, Лондон, 1999

Замойский А., Битва за Марчлендс, издательство Колумбийского университета, 1981

ИСТОРИЯ ПОРОДЫ | Budennyhorse

В опасности

400

180

Буденные кобылы по всему миру

(10 в Северной Америке)

Донские конные кобылы по всему миру

Лошадь Буденного («Буд-рыскание-колено») — российская порода, находящаяся под угрозой исчезновения, которая изначально была выведена как кавалерийская верховая езда.Он тесно связан с еще более опасным донским конем, знаменитым верхом отважных казаков. Обе породы известны под общим названием «Золотые лошади России». Сегодня Буденный выделяется на соревнованиях как универсальная лошадь с особой силой в конкуре, беге с препятствиями и троеборье. Некоторые даже добились олимпийской славы (Fabiy, Rhythmical, Reis, Pass Op). В 1980-х великий португальский мастер выездки Нуно Оливейра приобрел несколько Донов и Буденни и назвал их «лучшими лошадьми в своей жизни».Буденный известен своей храбростью и выносливостью; средний рост колеблется от 16 до 16,3 рук. Более 80% — это каштан, особенно ценится золото с металлическим отливом (возврат к донским и туркменским корням). В противном случае они могут быть заливными или коричневыми, но никогда не серыми, черными или с рисунком в виде брызг / LP.

История породы

После огромных потерь в Первой мировой войне (1914-1918) и Гражданской войне в России (1918-1921) русская кавалерия была сильно истощена и нуждалась в пополнении.Конина, как и человеческая, плохо переносит жестокую стрельбу.

Маршал Семен Буденный, уважаемый советский генерал от кавалерии, приступил к выполнению этой задачи в 1921 году с великой мечтой создать идеальную кавалерийскую офицерскую лошадь. У офицерской лошади были более высокие требования к ее способности выжить и к ее выносливости, чтобы регулярно перемещаться по кавалерийской колонне со скоростью.

За много лет до войны с Францией нанятые Россией донские всадники с безграничной отвагой гнались за врагом через реки.Их лошади были степной породой, рожденной и выросшей в неумолимых степях северной России. Их назвали донскими лошадьми по культуре, которая их выращивала. Эта выносливая лошадь стала той базой, из которой выросли Буденные.

Маршал Семен Буденный и жеребец Буденный Софист.

Автор: Станишевский Ю.А., Кале С.В. 2008

В 1949 году порода получила официальное признание. В Ростовской области государственные конезаводы скрестили донских и англо-донских кобыл с жеребцами российской и европейской чистокровной породы, чтобы улучшить внешний вид, скорость и экстерьер донских.Поскольку жеребята унаследовали более 50% своего внешнего вида и темперамента от своей матери, использование местных кобыл помогло сохранить целостность степной лошади. Лошадь Буденного обладает хорошо обучаемым и умным умом. Известные как лошади-одиночки, они связаны со своим проводником, как и подобает породе, предназначенной быть напарником солдата. «Буденный» должен был быть легко управляемым, устойчивым, храбрым, энергичным и способным принимать самостоятельные решения, чтобы его всадник мог быть занят в противном случае.

После окончания Великой Отечественной войны и роспуска Кавалерии СССР в 1953 году Буденный был переведен на спортивную лошадь. В России он известен как исключительный спортсмен, и регулярно проводятся гонки на выносливость для проверки качества молодняка. Буденни, как известно, хорошо выступают в прыжках, выездке, беге с препятствиями и троеборье. Лошадь Буденного обладает уникальным физическим свойством — быстрее восстанавливаться после тяжелых упражнений и с более низкой частотой пульса, чем у средней лошади, что дает ей те же возможности, что и у арабской лошади, излюбленной породы для соревнований на выносливость.Это делает их исключительными кандидатами для занятий спортом и свидетельствует о строгих спортивных стандартах, которым подвергались базовые продукты.

В Америке

Когда Советский Союз был распущен в начале 1990-х годов, это было время больших политических потрясений и экономических бедствий. В конце 1990-х годов рухнул рубль, и экономика достигла нового минимума; именно в это время мы увидели, как первые лошади Буденного добрались до США. Русские жеребцы Беопул, Дейч и Калед были импортированы в У.S. до 1995 г. Что касается потомства, жеребцы Калед и Рубико (завезены в 2004 г.) оказали наибольшее влияние на рост лошади Буденного в Северной Америке.

Сегодня лошадь Буденного продолжает оставаться редкой породой, находящейся под угрозой исчезновения, даже в ее родной России. Текущие тенденции в отношении европейских теплокровных пород привели к потере 200 племенных кобыл из основной популяции с резким падением с 600 кобыл в 2011 году до 400 кобыл в 2018 году. В настоящее время в Ростовской области, на родине Буденнис: С.Конный завод им. М. Буденного, конный завод 1-й конной армии, конный завод им. М. Буденного. Линия семейства Рубильников была разработана на Конном заводе Первой Конной Армии и представляет собой воплощение нынешних идеалов селекции Буденных в России. Эта линия продолжает жить у лошадей, отцовских от Рубико в США.

Кинаджа, чемпионка, родившаяся в США дочь Каледа. Принадлежит Х. Андерсону. Фото семьи Андерсон.

Легендарная донская лошадь находится в еще более тяжелом положении с еще более низкой мировой численностью (180 кобыл).Подсчет численности населения колебался в конце Второй мировой войны, когда лошади Дона и Буденного были вынуждены найти другие роли в мире конного спорта, и оказались под угрозой, когда государственные конезаводы стали фрагментированными и частными. Другие исконно русские породы, такие как орловско-ростопчинская, орловско-рысистая и терская, находятся в опасности.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.