Дигесты юстиниана текст полный: (PDF) Дигесты Юстиниана. Том 1. Книги I-IV. 2002 | Zak Kon

Содержание

Компания «Консультант Плюс» и издательство «Статут» выпустили первый полный русский перевод Дигест Юстиниана

28 сентября 2005 г.

Издательство «Статут» при участии компании «Консультант Плюс» завершило первый в России перевод на русский язык и издание полного текста составленных на латыни Дигест Юстиниана.

Дигесты Юстиниана – это свод римского права, созданный в VI веке н.э. в восточной части Римской империи при императоре Юстиниане. Дигесты представляют собой собрание фрагментов сочинений выдающихся римских юристов классического периода (I-III вв. н.э.). Дигесты составлены из 50 книг, каждая из них посвящена определенной отрасли права. Дигесты Юстиниана считаются фундаментом, с которого началось законотворчество в целом.

Сегодня Дигесты являются основным источником знаний о римском праве, которое лежит в основе практически всего современного европейского права, в том числе российского. Во всем мире их используют при подготовке специалистов международного и гражданского права.

Выпущенный русский перевод Дигест Юстиниана – это уникальный по глубине фундаментальный труд. Масштабная работа по изданию Дигест велась 4 года. Перевод осуществляла группа историков, юристов и филологов, созданная в рамках фонда «Центр изучения римского права». Научное редактирование текста вел коллектив ученых юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова и других вузов Москвы, а также Санкт-Петербурга и Саратова под руководством доктора юридических наук, профессора Е.А. Суханова. Ответственным редактором является председатель Центра изучения римского права, доктор юридических наук, профессор Л.Л. Кофанов. Издание содержит латинский текст с параллельным русским переводом и состоит из 7 томов. Наряду с Россией только в Голландии и Испании в новейшее время переведен и издан полный текст Дигест Юстиниана.

Выход полного русского перевода Дигест Юстиниана стал событием общеевропейского масштаба. Компания «Консультант Плюс» и издательство «Статут» в июне 2005 г. были специально приглашены в Италию на международную конференцию, посвященную проблемам перевода Дигест Юстиниана на языки европейских стран. В ней приняли участие свыше 60 ведущих специалистов по римскому праву из Италии, Испании, Германии, Голландии и России. На конференции было представлено первое полное русское издание Дигест Юстиниана.

После конференции профессор Л.Л. Кофанов отметил: «объединение Европы в единое правовое пространство в значительной мере облегчается тем, что юристы наших стран говорят на едином языке основных юридических понятий – языке римского права. В свете этого значение русского перевода Дигест для развития высшего юридического образования и правовой культуры трудно переоценить».

Проделанный труд получил высокую оценку европейского научного сообщества. Слова восхищения и благодарности в адрес авторского коллектива содержат отзывы крупнейших ученых: заведующего кафедрой римского права юридического факультета государственного университета г. Рима профессора П. Каталано, специалиста по вещному праву в Древнем Риме, автора монографий и статей профессора А. Корбино, крупнейшего итальянского ученого профессора О. Дилиберто.

Компания «Консультант Плюс» принимала непосредственное участие в подготовке и издании Дигест. По словам генерального директора компании «Консультант Плюс» Д.Б. Новикова, «нам приятно было встретить в лице издательства «Статут» единомышленника в понимании той роли, которую мировая классика права играет в обучении юристов, в выработке правового подхода к решению современных проблем развития общества и государства». С начала выхода первого тома региональные центры Сети КонсультантПлюс распространяют Дигесты Юстиниана среди пользователей КонсультантПлюс, имеющих профессиональный интерес к этому изданию.  

К сегодняшнему дню Дигесты Юстиниана изданы суммарным тиражом более 100 000 экземпляров. Готовится к выпуску 8 дополнительный том издания, в него войдут алфавитно-предметный указатель и статьи ведущих ученых о значении перевода Дигест Юстиниана для современной науки.

Поделиться ссылкой:

Дигесты Юстиниана = Digesta Ivstiniani : [Пер. с лат.] / Отв. ред. Л.Л. Кофанов


Поиск по определенным полям

Чтобы сузить результаты поисковой выдачи, можно уточнить запрос, указав поля, по которым производить поиск. Список полей представлен выше. Например:

author:иванов

Можно искать по нескольким полям одновременно:

author:иванов title:исследование

Логически операторы

По умолчанию используется оператор AND.
Оператор AND означает, что документ должен соответствовать всем элементам в группе:

исследование разработка

author:иванов title:разработка

оператор OR означает, что документ должен соответствовать одному из значений в группе:

исследование OR разработка

author:иванов OR title:разработка

оператор NOT исключает документы, содержащие данный элемент:

исследование NOT разработка

author:иванов NOT title:разработка

Тип поиска

При написании запроса можно указывать способ, по которому фраза будет искаться. Поддерживается четыре метода: поиск с учетом морфологии, без морфологии, поиск префикса, поиск фразы.
По-умолчанию, поиск производится с учетом морфологии.
Для поиска без морфологии, перед словами в фразе достаточно поставить знак «доллар»:

$исследование $развития

Для поиска префикса нужно поставить звездочку после запроса:

исследование*

Для поиска фразы нужно заключить запрос в двойные кавычки:

«исследование и разработка«

Поиск по синонимам

Для включения в результаты поиска синонимов слова нужно поставить решётку «#» перед словом или перед выражением в скобках.
В применении к одному слову для него будет найдено до трёх синонимов.
В применении к выражению в скобках к каждому слову будет добавлен синоним, если он был найден.
Не сочетается с поиском без морфологии, поиском по префиксу или поиском по фразе.

#исследование

Группировка

Для того, чтобы сгруппировать поисковые фразы нужно использовать скобки. Это позволяет управлять булевой логикой запроса.
Например, нужно составить запрос: найти документы у которых автор Иванов или Петров, и заглавие содержит слова исследование или разработка:

author:(иванов OR петров) title:(исследование OR разработка)

Приблизительный поиск слова

Для приблизительного поиска нужно поставить тильду «~» в конце слова из фразы. Например:

бром~

При поиске будут найдены такие слова, как «бром», «ром», «пром» и т.д.
Можно дополнительно указать максимальное количество возможных правок: 0, 1 или 2.4 разработка

По умолчанию, уровень равен 1. Допустимые значения — положительное вещественное число.
Поиск в интервале

Для указания интервала, в котором должно находиться значение какого-то поля, следует указать в скобках граничные значения, разделенные оператором TO.
Будет произведена лексикографическая сортировка.

author:[Иванов TO Петров]

Будут возвращены результаты с автором, начиная от Иванова и заканчивая Петровым, Иванов и Петров будут включены в результат.

author:{Иванов TO Петров}

Такой запрос вернёт результаты с автором, начиная от Иванова и заканчивая Петровым, но Иванов и Петров не будут включены в результат.
Для того, чтобы включить значение в интервал, используйте квадратные скобки. Для исключения значения используйте фигурные скобки.

29. Дигесты Юстиниана как исторический источник.

«Corpus juris civilis» — современное название свода римского гражданского права, составленного в 529—534 при византийском императоре Юстиниане Великом. Известен также под названиями «Свод Юстиниана» или «Кодификация Юстиниана».

Первоначально свод состоял из 3 частей:

  • Институций (4 тома, представляющие собой учебник для начинающих юристов).

  • Дигест (50 томов, составленных из трудов классических римских юристов, с интерполяциями кодификаторов).

  • Кодекса Юстиниана.

Позже была добавлена четвёртая часть, «Новеллы» (168 новых законов, опубликованных после составления кодекса).

Для «Corpus juris civilis» характерно стремление соединить разнообразные ветви римского праваи придать новое содержание отдельным старым правовым понятиям и институтам и таким образом сохранить их жизненность. В XII веке свод получил название «Corpus juris civilis». Впервые издан в XVI веке Дионисием Готофредом.

Кодекс Юстиниана

Ко́декс Юстиниа́на (лат. Codex Iustiniani) — часть законодательной компиляции Юстиниана; содержит в себе императорские конституции, вошедшие в кодексы ГрегорианаГермогениана иФеодосия

 и сохранившие силу до Юстиниана, дополненные позднейшими новеллами и видоизменённые согласно потребностям времени.

Необходимость в подготовке Кодекса была связана с большим числом старых предписаний, потерявших всякую практическую цену, но включённых в старые Кодексы. Комиссия, назначенная в феврале 528 г., должна была выработать новый Кодекс, имея в виду лишь современные ей практические нужды. Комиссии было предоставлено право не только делать сокращения (вычеркивать введения, обращения, заключительные слова и т. д.) в конституциях, но и выбрасывать все отжившее или отменённое позднейшими узаконениями; не только исправлять текст, но и уточнять его, изменять и дополнять, соединять многие конституции в одну и т. д.

Работа продолжалась около 14 месяцев. 7 апреля 529 г. Кодекс был обнародован и с 16 апреля вступил в действие. С изданием Дигест и Институций возникла необходимость в переработке кодекса, которая была совершена 

ФеофиломТрибонианом и тремя адвокатами высшего суда. Итогом работы стало издание в в 534 году нового кодекса, названного Codex repetitae praelectionis(«Кодекс второго издания»).

Кодекс состоит из 12 книг, книги, в свою очередь, состоят из титулов, титулы разделяются на отдельные императорские постановления (лат. leges или constitutiones), которые делятся на параграфы.

Кодекс Юстиниана сохранился лишь в изданиях Corpus juris civilis, то есть не в полном оригинальном виде. Веронский палимпсестначала VII века, содержавший в себе полный текст Кодекса, сохранился не целиком. Остальные древнейшие рукописи Кодекса представляют собой извлечения, передающие в сокращении только первые 9 книг Кодекса. Они начинают пополняться с XI века. В конце XII века появились рукописи и последних 3 книг. Но и после этого кодексом считались только первые 9 книг, а три последние составляли особый отрывок, известный под названием tres libri.

Греческие конституции, содержащиеся в Кодексе, которые всегда выпускались западными рукописями (лат. Graeca non leguntur), были прибавлены только к печатному изданию XVI века по источникам церковного и светского права Византийской империи.

Всеобъемлющая систематизация римского права была проведена в 528-534 гг., т.е. уже после падения Западной Римской империи, по указанию византийского императора Юстиниана. Руководство кодификационными работами осуществлял видный юрист Трибониан. Результатом работы комиссии явилось составление ряда крупных сборников римского права, подвергшегося, однако, некоторым интерполяциям — включениям норм более позднего, в частности греческого и восточного права. На более позднем этапе истории права (уже в средние века) эти сборники стали выступать как единый Свод законов Юстиниана (Corpus juris civilis).

Обширные кодификационные работы, которые велись под непосредственным руководством самого императора, снискавшего себе славу самого великого законодателя всех времен и народов, начались с составления Кодекса Юстиниана. Подготовка Кодекса была поручена созданной в феврале 528 года комиссии, состоявшей из десяти высших должностных лиц и юристов, среди которых особенно выделялись Трибониан и Феофил. Комиссия была уполномочена, использовав ранее изданные частные и официальные сборники, а именно: Кодексы Грегориана и Гермогениана, Кодекс Феодосия, собрать воедино императорские конституции, устранить имеющиеся в них противоречия, исключить устаревшие законодательные положения. Кодекс Юстиниана, первая редакция которого не сохранилась, был составлен с поразительной быстротой и издан 7 апреля 529 года. Не вошедшие в него законодательные акты отныне подлежали отмене.

Поспешность в составлении Кодекса была причиной многих его недостатков (противоречий, устарелых положений), которые стали особенно очевидными в связи с составлением других частей кодификации Юстиниана. Целый ряд нововведений, содержавшихся в законодательстве Юстиниана, особенно в сборнике «50 решений» (отмена\различий между гражданским правом и «правом народов», между квиритской и бонитарной собственностью и т.д.), делали необходимой разработку новой редакции Кодекса Юстиниана. Эта работа была поручена в начале 534 года комиссии из 5 юристов под руководством Трибониана. Переработанный вариант Кодекса (именно в этом виде он и сохранился) был опубликован 16 ноября 534 года, а 29 декабря того же года был наделен силой закона.

По примеру Законов XII таблиц Кодекс Юстиниана был разделен на 12 книг. В книге I рассматриваются вопросы церковного права и христианской теологии, книги 2 — 8 посвящены различным вопросам частного права, в книгах 9 — 12 затрагиваются различные стороны публичного права (административное управление, преступления и наказания и т.д.). Каждая книга распадается на титулы, а последние — на фрагменты.

В рамках отдельных титулов императорские конституции расположены в хронологическом порядке; древнейшая из использованных в Кодексе — Конституция Адриана 117 года (6.23.1), самая поздняя — Конституция Юстиниана от 4 ноября 534 года. Фрагменты, содержащие текст отдельных конституций, включают сведения об издавшем их императоре, о лице, кому они адресованы, о дате и месте их издания. Составителем Кодекса было разрешено вносить существенные изменения в цитируемые законодательные положения (редактировать, сокращать и т.д.), о чем свидетельствуют сравнения с соответствующими текстами конституций по Кодексу Феодосия.

Важнейшую часть кодификации императора Юстиниана, выделявшуюся по богатству использованного правового материала, составляют дигесты, или пандекты. Последний термин позаимствован из греческого языка, что означает «содержащий в себе все».

По замыслу Юстиниана, изложенному в специальной Конституции от 12 декабря 530 года, его дигесты должны были стать всеобъемлющим сборником, охватывающим правовое наследие классической эпохи. Подготовка дигест была поручена специальной комиссии под руководством Трибониана, в которую вошли помимо видных чиновников и практиков известные профессора константинопольской (Феофил, Грациан) и бейрутской (Дорофей и Анатолий) правовых школ. Составители дигест (позднее они стали называться компиляторами) были наделены широкими полномочиями по отбору и сокращению текстов классических юристов («древних юристов»), по устранению в них противоречий, повторений и устаревших положений, по внесению в них иных изменений с учетом императорских конституций.

В процессе работы над дигестами комиссия просмотрела и использовала 2 тыс. сочинений, обработала 3 млн. строчек. В случае возникновения спорных вопросов она обращалась за разъяснениями к Юстиниану, который издавал соответствующие конституции, составившие «50 решений». Дигесты, учитывая масштабность использованного в них материала, были подготовлены исключительно за короткий срок, опубликованы 16 декабря 533 года специальной Конституцией.

Дигесты представляют собой уникальный правовой памятник, насчитывающий около 150 тыс. строк, включающий более 9 тыс. текстов, взятых из книг римских юристов, живших с I в. до н.э. по IV в. н.э. Более других в Дигестах цитируются Ульпиан, Павел, Папиниан, Юлиан, Помпоний, Модестин. Так, тексты Ульпиана составляют 1/3, Павла — 1/6, Папиниана — 1/18 часть.

Структурно Дигесты делятся на семь частей (в самом тексте такой рубрики нет) и на 50 книг, которые в свою очередь (кроме книг 30-32 о легатах и фидеикомиссах) расчленяются на титулы, имеющие названия. Титулы состоят из фрагментов, число и размеры которых неодинаковы. Каждый фрагмент содержит в себе текст из сочинения какого-нибудь юриста. Фрагмент приводится с указанием автора и названия работы, откуда почерпнута цитата.

Содержание Дигест весьма широко и разнообразно. В них рассматриваются некоторые общие вопросы правосудия и права, обосновывается деление права на публичное и частное, дается очерк возникновения и развития римского права, излагается понимание закона и т.д. Сравнительно немного места отведено публичному праву, главным образом в последних книгах (47-50), где говорится о преступлениях и наказаниях, о процессе, правах фиска, городском управлении, военном пекулии и т.п. Представлены здесь и вопросы, относящиеся к сфере международного права: ведение войны, прием и отправка посольств, статус иностранцев и т.д.

Наиболее полно в Дигестах представлено частное право. Особенно много внимания в них уделено наследованию (по закону и завещанию), брачным отношениям, вещному праву, различным видам договоров. Здесь отразились многие новые тенденции, характерные для постклассического римского права: слияние преторского и цивильного права и устранение многих формальностей последнего (например деления вещей на манципируемые и неманципируемые), смягчение отцовской власти, стирание различий между легатами и фидеикомиссами и т.д. В стремлении приспособить римскую классическую юриспруденцию к византийской действительности в VI в. комментаторы нередко искажали первоначальный текст, включали новые положения, причем делая это от имени цитируемого автора (интерполяции). Вероятно, целый ряд изменений в классических текстах был осуществлен не непосредственно компиляторами, а составителями копий работ, которыми они пользовались и в которые ранее на полях рукописи и между строчками были внесены уже вставки и исправления. Выделение интерполяций и глоссем, позволяющее различать классическое и постклассическое право, составляет одно из наиболее важных направлений в современной романистике. 

Дигесты написаны на латыни, но многие термины, а иногда и целые извлечения (из Марциана, Папиниана и Модестина) даны по-гречески. Придав Дигестам силу закона, Юстиниан запретил их комментирование, а также ссылки на старые законы и сочинения юристов.

Первоначальный текст Дигест Юстиниана не сохранился. Наиболее древняя и полная копия (флорентийская рукопись) относится к VI или VII вв. Сохранился также ряд копий Дигест Юстиниана, составленных в XI-XII вв., но в них были допущены значительные сокращения, а также значительные искажения текста (так называемые «вульгата»).

Своеобразной частью кодификации Юстиниана являются Институции — элементарный учебник права, обращенный императором к «юношеству, любящему законы». Для составления Институций по указанию Юстиниана в 530 году была составлена специальная комиссия из Трибониана (председатель) и профессоров права Феофила и Дорофея. Последние и являются фактическими авторами Институций Юстиниана, поскольку Трибониан в это время был занят подготовкой Дигест. Институции были изданы 21 ноября 533 года и в том же году (одновременно с публикацией Дигест) получили силу императорского закона, стали применяться как официальный источник права.

В основу Институций Юстиниана были положены сочинения Гая (Институции и «Повседневные дела»), а также Институции Флорентина, Марциана, Ульпиана и Павла. Определенное влияние на них оказали дигесты, а также ряд императорских конституций. Институции Юстиниана, хотя и в меньшей степени, чем Дигесты, отразили черты постклассического (позднеримского, византийского) права. Многие устаревшие правовые институты были из них исключены (например вышедшие из употребления формы брака, легисакционный и формулярный процесс и т.п.). С другой стороны, был включен ряд новых положений, относящихся к юридическому лицу, конкубинату, колонату, кодициллу и т.п. Некоторые вопросы в Институциях Юстиниана разработаны подробнее, чем в Институциях Гая, в частности получила дальнейшее развитие классификация вещных прав, расширен круг оснований возникновения обязательств (добавлены квазиделикты). 

Как и Институции Гая, Институции Юстиниана состоят из 4 книг. Под влиянием Дигест они были разделены на титулы, которые состоят из отдельных фрагментов. Хотя систематика Институций Юстиниана позаимствована из Институций Гая, расположение материала (особенно в последней книге) имеет некоторые отличия.

В первой книге даются общие сведения о правосудии и праве, о правовом статусе лиц, о вольноотпущенниках, о браке, об отцовской власти, об опеке и попечительстве. Вторая книга посвящена вещному праву. В ней подробно рассматриваются новые способы деления и свойства вещей, предусматриваются новые способы их приобретения. Здесь же говорится о завещаниях и легатах.

В третью книгу включены титулы, относящиеся к наследованию без завещания, степени когнатского родства и т.п. В этой же книге излагаются общие положения об обязательствах и обстоятельно освещаются отдельные виды договоров. В отличие от Институций Гая обязательства из деликтов включены в четвертую книгу, где особенно подробно рассмотрен закон Аквилия о возмещении вреда. Далее разбираются вопросы защиты прав (разные виды исков и интердиктов). В заключительной части Институций Юстиниана добавлены два титула, где перечислены обязанности людей и разные виды преступлений, особенно разработанные в императорском законодательстве (оскорбление величества, прелюбодеяние, отцеубийство, подлоги и т.д.).

Как исторический источник Институции Юстиниана имеют меньшую ценность, чем Дигесты и Кодекс Юстиниана, но они обладают и несомненными достоинствами — систематическим, сжатым и четким изложением правового материала по широкому кругу вопросов. Подлинный текст Институций Юстиниана не сохранился, наиболее древняя копия относится к IX веку.

Кодификация Юстиниана подвела своеобразную черту под многовековым развитием римского права, представляя собой концентрированный итог всей его предшествующей истории. Поэтому Свод законов Юстиниана хотя и отразил некоторые постклассические и чисто византийские черты, является в своей основе источником римского права.

В 535-555 гг. указанные выше три сборника римского права были дополнены сборниками конституций (новелл) самого Юстиниана, в которых в большей степени отразились уже особенности не римского права, а византийского общества и права. Однако эти сборники были составлены частными лицами и не имели официального характера. Наиболее крупный из них включал 168 новелл, из которых 153 принадлежат Юстиниану. Значительно позднее (в средние века) сборники новелл Юстиниана стали включаться в Corpus juris civilis в качестве его четвертой книги.

Все книги Кофанов Л.Л.

Книги Кофанов Л.Л.

   Издание содержит латинский текст с параллельным русским переводом знаменитых Дигест императора Юстиниана, являвшихся основным учебным пособием и юридическим источником по римскому праву для многих десятков поколений юристов Средневековья, Нового и Новейшего времени. Составленные в VI в. н.э. из фрагментов сочинений римских классических юристов, Дигесты Юстиниана являются основным источником наших знаний о римской юриспруденции I—III вв. н.э. Вместе с тем они служат источником для изучения позднеримского права, так как наряду с Кодексом и Институциями Юстиниана были основным источником права в византийских судах VI-VII вв. н.э. В настоящем томе дается перевод седьмой части Дигест, включающей книги 45-50. В полутом 1 вошли книги 45-47. Книга предназначается для студентов юридических ВУЗов, юристов, историков, а также для всех тех, кто изучает римское право.
   В книге представлены извлечения из Дигест византийского императора Юстиниана I (482/483-565), вошедших в его знаменитый Свод цивильного права и содержащих фрагменты сочинений римских классических юристов. Для настоящего издания отобраны тексты, касающиеся собственности и других вещных прав на землю (таких, как сервитута, узуфрукт, эмфитевзис, суперфиций, залоговые вещные права на земельные участки), их содержания, способов возникновения, прекращения и защиты, субъектов и объектов указанных прав. В тематическую подборку помимо прочего включены приводимые римскими юристами описания казусов из области имущественных отношений по владению, пользованию и распоряжению земельными участками. Издание будет полезно юристам, историкам, студентам и аспирантам, всем, кто стремится овладеть классическими методами решения правовых вопросов, возникающих из земельных отношений, а также тем, кто непосредственно участвует в совершенствовании законодательства, связанного с гражданско-правовыми формами землепользования, которые имеют свои основы в соответствующих институтах римского частного права.
   Книга содержит латинский текст с параллельным русским переводом знаменитых Дигест императора Юстиниана, являвшихся основным учебным пособием и юридическим источником по римскому праву для многих десятков поколений юристов средневековья, Нового и Новейшего времени. Составленные в VI в. н.э. из фрагментов сочинений римских классических юристов, Дигесты являются основным источником наших знаний о римской юриспруденции I—III вв. н.э. Вместе с тем они служат и источником для изучения позднеримского права, так как наряду с Кодексом и Институциями Юстиниана были основным источником права в византийских судах VI-VII вв. н.э. В настоящем томе дается перевод второй части Дигест, включающей книги 5-11. Для студентов юридических ВУЗов, юристов, историков, а также всех тех, кто изучает римское право.
   Книга содержит латинский текст с параллельным русским переводом знаменитых Дигест императора Юстиниана, являвшихся основным учебным пособием и юридическим источником по римскому праву для многих десятков поколений юристов средневековья, Нового и Новейшего времени. Составленные в VI в. н.э. из фрагментов сочинений римских классических юристов, Дигесты являются основным источником наших знаний о римской юриспруденции I—III вв. н.э. Вместе с тем они служат и источником для изучения позднеримского права, так как наряду с Кодексом и Институциями Юстиниана были основным источником права в византийских судах VI-VII вв. н.э. В настоящем томе дается перевод первых четырех книг Дигест. Для студентов юридических ВУЗов, юристов, историков, а также всех тех, кто изучает римское право.
   Книга содержит латинский текст с параллельным русским переводом знаменитых Дигест императора Юстиниана, являвшихся основным учебным пособием и юридическим источником по римскому праву для многих десятков поколений юристов средневековья, Нового и Новейшего времени. Составленные в VI в. н.э. из фрагментов сочинений римских классических юристов, Дигесты являются основным источником наших знаний о римской юриспруденции I-III вв. н.э. Вместе с тем они служат и источником для изучения позднеримского права, так как наряду с Кодексом и Институциями Юстиниана были основным источником права в византийских судах VI-VII вв. н.э. В настоящем томе дается перевод третьей части Дигест, включающей книги 12-19. Для студентов юридических ВУЗов, юристов, историков, а также всех тех, кто изучает римское право.

Дайджест Юстиниана 9.2.51 в Western Legal Canon

Дайджест Юстиниана, введенный в действие в 533 году н. Э., Собирает отрывки из высококвалифицированных писаний римских интеллектуалов-юристов, написанных в первом и втором веках нашей эры. С Средневековья он использовался как кладезь юридических концепций и доктрин. Что касается ответственности двух последовательных нападавших, первый из которых смертельно ранил жертву, а второй заканчивает работу и оставляет жертву мертвой, Дайджест сохраняет два противоречивых текста: Цельс (67–130 гг. согласно соответствующему статуту (lex Aquilia) за убийство, тогда как первый нападавший должен нести ответственность только за ранение.Джулиан (ок. 110 – ок. 175 г. н. Э.), Напротив, выступал за то, чтобы привлечь к ответственности обоих нападавших как убийц.

По сей день комментаторам «Дайджеста Юстиниана» предлагается разобраться в конфликте между этими двумя утверждениями. Были предложены все более сложные интерпретации, открывающие ряд разнообразных проблем причинно-следственной связи и доказательств, сдерживания и толкования закона. Как и несколько других текстов римских юристов, эссе Юлиана (D. 9.2.51), отраженное в красочном спектре интеллектуальных ответов, стало визитной карточкой западного юридического канона.

Сосредоточенная на истории одного случая, эта книга представляет собой исчерпывающий обзор прошлых и настоящих интерпретаций и представляет собой историографию изучения римского права, от ее средневекового истока до нашей современной исследовательской деятельности.
_____

«На мой взгляд, эта книга представляет собой важный поворотный момент с точки зрения методологии нашей работы и должна служить моделью для наших исследований, поскольку она может быть важным источником вдохновения и дать [нашу стипендию] новая жизнь.» — Жан-Франсуа Жеркенс, Zeitschrift der Savigny-Stiftung für Rechtsgeschichte, 2021.
(перевод с французского)

» Обычный читатель будет впечатлен глубиной и строгостью представленных здесь стипендий и найдет интерес к всестороннее объяснение взглядов на развитие причинно-следственных связей, возникших в результате римских споров ». — Грэм Каннингем, The Cambridge Law Journal, 2021.

_____
Вольфганг Эрнст — региональный профессор гражданского права Оксфордского университета, и член Колледжа Всех Душ.

Тони Оноре, JUSTINIAN’S DIGEST: ХАРАКТЕР И КОМПИЛЯЦИЯ Oxford: Oxford University Press (www.oup.com), 2010. viii + 237 стр. ISBN 9780199593309. 50 фунтов стерлингов.

Начиная со статьи (написанной совместно с покойным Аланом Роджером) в 1970 году, Тони Оноре попытался продолжить разработку Блюма Massentheorie , чтобы более подробно узнать, как была организована работа над дайджестом. Как он сам признает, идеи Оноре вызвали много критики — хотя он сразу же отмечает, что есть люди, которые в них верят, — и эта книга, по его словам, представляет собой труд extremus (2) в котором он представляет переработанную версию своих идей и пытается ответить на основные критические замечания.

Надо сказать, что попытка Оноре продолжить то, на чем остановились Блюме и Крюгер, имеет свои достоинства, и он должен отдать должное началу дискуссии, которая в конечном итоге может привести к интересным и полезным выводам. Еще многое предстоит узнать о том, как на самом деле работал процесс компиляции. Однако результаты Оноре не особенно надежны и, конечно же, не являются окончательным ответом на поставленные им вопросы. Во многом это связано с отсутствием последовательного и правильного метода, склонностью увлекаться одной правдоподобной гипотезой и чрезмерным акцентом на числах, а не на содержании.

Первые два критических момента связаны. Если мы сопротивляемся искушению быть унесенными водоворотом расчетов Оноре, мы увидим, что они следуют ряду предположений, которые составляют правдоподобную и возможную, но недоказанную гипотезу. Учитывая тот факт, что работы классических юристов, из которых был составлен Дайджест, были прочитаны в трех мессах (как установлено Блюмом), Оноре предполагает, что каждую мессу читали два уполномоченных из семнадцати, которые были доступны.Помимо Трибониан, в нем были еще три правительственных чиновника, два профессора и одиннадцать юристов. Оноре считает само собой разумеющимся, что роль юристов была по существу второстепенной и что остальные шесть были в основном ответственными за первоначальное извлечение классических произведений и последующее составление Дайджеста. Он предполагает, что существовал строгий график, обеспечивающий быстрое извлечение отрывков, и установленная ставка в 5% от его длины, до которой должна быть сокращена каждая работа.Он считает важным (например, в 20 лет), чтобы все три подкомитета закончили работу одновременно, чтобы вместе приступить к составлению Дайджеста. Эта первоначальная гипотеза затем дополнительно проиллюстрирована и подкреплена большим количеством вычислений, относящихся к разделению работ классических юристов между членами комитета, чтобы обеспечить такую ​​рабочую нагрузку, чтобы каждый мог закончить вовремя.

Я критикую подход Оноре за то, что это не метод, который позволит нам прийти к тому, что мы можем назвать теорией (до сих пор я сознательно избегал использования этого термина).Чтобы разработать теорию, мы должны также рассмотреть другие возможные интерпретации или объяснения и сопоставить их друг с другом в свете свидетельств, которые предоставляют источники. И это то, что Оноре по большей части не может сделать; он редко предлагает какие-либо альтернативы и в основном озабочен поиском поддержки своей первоначальной идеи. Однако этого вовсе не должно было быть. Почему, например, все три Массы должны быть извлечены к моменту начала компиляции? Разве не было бы разумнее начать компиляцию с материала одной мессы, чтобы разработать черновой вариант Дайджеста, который мог бы служить руководством для дальнейших отрывков? Честно говоря, Оноре упоминает эту возможность (предложенную Мантовани), но не развивает ее дальше.

Большой слабостью в гипотезе Оноре является отсутствие внимания к роли одиннадцати сторонников в составлении Дайджеста (см. DJ Osler, «The Compilation of Justinian’s Digest» (1985) 102 SZ Rom Abt 129, at 138- 139). На его долю приходится всего шесть человек из семнадцати сотрудников. Была ли роль одиннадцати адвокатов действительно подчиненной? Немецкий профессор, более знакомый, чем Оноре, с полезной ролью Assistenten , мог бы подумать иначе.Оноре даже заходит так далеко, что предполагает, что адвокаты не всегда были доступны, поскольку им также приходилось заботиться о своей практике (например, 12; 44). Я вообще не считаю это правдоподобным. Напротив, сторонник этого важного имперского проекта вполне мог счесть серьезной опасностью для здоровья просить императора об отпуске, чтобы он мог заняться своим делом. Тем не менее, можно было бы предложить дальнейший анализ защитников: трое из них — Мена, Константин и Иоанн — продолжали готовить вместе с Трибониан и Дорофей пересмотренное издание Кодекса Юстиниана ( const.Корди 2). Может быть, это говорит о том, что они были лучшими среди одиннадцати? Неужели они внесли в работу над дайджестом больше, чем их доля? Трудно сказать, но такие альтернативные объяснения необходимо принимать во внимание и взвешивать вместе с другими.

Третий момент критики, высказанный выше, касается количества внимания, которое Оноре уделяет числам. Разделение работы между комитетом, если верить Оноре, было произведено с учетом равного распределения рабочей нагрузки, и, следовательно, имеется много информации о длине книг и количестве книг, которые должны быть прочитаны каждым комиссаром. или подкомитет.Редко упоминается возможность разделения по тематике. Это, мягко говоря, довольно удивительно.

Учитывая важность некоторых чисел для его мышления, удивительно видеть, что Оноре не может правильно определить несколько основных значений (12-13; 28-29). Во-первых, это количество строк в книге в произведениях классиков-юристов. Он оценивает это примерно в 1500 на основании довольно шатких свидетельств: количества строк в веронском манускрипте Гая, плюс замечания Юстиниана в const . Tanta / Δέδωκεν 1. Последние не обязательно надежны. В частности, количество «почти 2000 книг» является преувеличением, а количество 1511, обнаруженное самим Оноре на основе Index Florentinus и надписей на фрагментах, вероятно, намного ближе к истине. Это дает в среднем около 2000 строк на книгу, если три миллиона строк Юстиниана верны — что, кажется, так, поскольку длина 2000 строк на книгу в целом соответствует кодикологическим данным (см. Т. Валлинга, Tanta / Δέδωκεν. Две вводные конституции к Дайджесту Юстиниана (1989) 84-89 для дальнейших ссылок). Далее Оноре утверждает (29), что средняя книга в Дайджесте «примерно вдвое превышает длину оригинальных книг». Как это согласуется с его наблюдением, что общая длина Дайджеста составляет около 113 000 строк, остается загадкой.

На той же странице Оноре замечает: «… объем [сборников дайджестов] не может быть увеличен до 4 000 или 5 000 строк в книге». Это неверно; это определенно могло быть, и так оно и было на самом деле.В то время как многие, если не большинство классических произведений изначально должны были быть написаны на свитках папируса, максимальная практическая длина которых составляет около 2000 строк, во времена Юстиниана книга была в том виде, в котором мы ее знаем, с пергаментными страницами, скрепленными корешком. . Этот формат книги не налагает тех же физических ограничений на длину непрерывной единицы текста. Свобода определения длины книги во времена Юстиниана отражается в значительных различиях в объеме 50 книг Дайджеста.Если подсчитать количество столбцов в стереотипном издании, всего почти 1800 столбцов, теоретическое среднее значение 36 столбцов в книге (это не очень точный метод, поскольку количество текста в столбце зависит от длины. критического аппарата, но он служит для получения приблизительного первоначального впечатления и может быть уточнен путем подсчета фактических строк флорентийской рукописи). Однако есть книги, которые немного короче (книги 6 и 25: 14 столбцов каждая) и книги, которые почти вдвое длиннее (книги 40, 48 и 50: 64, 64 и 68 столбцов соответственно).Чтобы быть более точным, я сосчитал строки этих последних трех книг в кодексе Florentinus Дайджеста (F), который был написан в Константинополе во времена Юстиниана (легко доступен в настоящее время в фоторепродукции 1988 года (A Corbino and B Santalucia , Justiniani Augusti pandectarum codex Florentinus (1988)), хотя существует также более ранняя современная репродукция ( Justiniani Augusti Digestorum seu Pandectarum codex Florentinus olim Pisanus phototypice expressus (1902-1910)).Это довольно просто: F всегда имеет 45 строк в столбце, а листья пронумерованы, поэтому потребовалось немного времени, чтобы выяснить, что книга 40 имеет более 5800 строк, книга 48 — около 4800 строк, а книга 50 — около 5300 строк. Таким образом, Флорентийский кодекс явно противоречит утверждению Оноре и показывает, что на самом деле во времена Юстиниана на длину книги было мало ограничений. Между прочим, разница в длине дайджеста заметна, и я думаю, что окончательная теория о составе дайджеста неполна, если она также не объясняет это явление.

Учитывая потенциально бесконечную длину дайджеста, возможно, примечательно, что длинное название о наследстве ( De legatis et fideicommissis ) было разбито на три дайджеста (30-32), общей длиной 2671 2331 и 2694 строки соответственно. Причина не может быть в длине книги как таковой. Возможно, дело скорее в том, чтобы упростить поиск ссылки. Между прочим, это исключительное построение единого названия, разделенного на три книги, противоречит убеждению Оноре в том, что с самого начала существовал генеральный план, нацеленный на создание всего 50 книг.Гораздо более вероятно, что это название было в конечном итоге разбито на три книги, потому что оказалось, что оно было слишком длинным для пользователей Дайджеста. Я сомневаюсь, что комиссары — или Tribonian — с самого начала осознали бы, что существует так много релевантного материала о наследии, что для него нужно было зарезервировать три книги.

Еще одно базовое значение, которое дает Оноре, — это длина Дайджеста в целом: 113 000 строк. Если углубиться в метод, описанный только что сейчас, потребовалось менее пяти минут, чтобы подсчитать, что 50 книг Дайджеста содержат в общей сложности около 154 000 строк в кодексе Флорентина.В томе I фоторепродукции 1988 года 421 лист с четырьмя столбцами текста в каждом и 45 строк в каждом столбце. Это дает 75 780 строк для первого тома. Второй том состоит из 463 листов, на которых содержится 83 340 строк, что в сумме дает 159 020 строк для книг 1–50. Это число немного завышено, потому что в конце каждой из 50 книг не всегда есть четыре полных столбца на листе. Если вычесть в среднем два столбца (90 строк) на конец книги, общее количество строк текста в F получается примерно 154000.Удивительно близко к тому, что говорит Юстиниан, и удивительно далеко от того, к чему пришел Оноре. С точки зрения современного банковского дела, цифры Оноре не выдерживают стресс-теста.

Любой, кто хочет провести дальнейшие исследования по составлению Дайджеста, может найти эту книгу полезной, поскольку в ней представлены собственные идеи Оноре в слегка измененной форме и даны ссылки на другую соответствующую литературу, и, конечно же, наблюдения Оноре дают много полезного. пищи для размышлений. Однако рекомендуется проявлять особую осторожность.Это непростая тема, и следует похвалить Оноре за его смелость в попытках развить результаты Блюма. Но его методология оставляет желать лучшего: гораздо больше внимания следует уделять альтернативным гипотезам, а также соображениям содержания, а не количества материала, рассматриваемого комиссарами. Сравнение содержания старой юридической программы, изложенной в const. Omnem тоже не может навредить. Мы не можем ожидать слишком большого прогресса: пытаться выяснить через полтора тысячелетия, как семнадцать человек выполняли свою работу в течение трех лет, все равно что пытаться решить уравнение со многими переменными.Только скрупулезно осторожный метод в сочетании с необходимой скромностью приведет нас куда угодно.

Дайджест

Дайджест Corpus Juris Civilis
(6 век)
Электронный текст, подготовленный ORB, Средневековая книга источников в Интернете.

Хотя право, практикуемое в Риме, выросло как разновидность прецедентного права, это не было «римским правом», известным в Средневековье или в современном мире. Теперь римское право утверждает, что оно основано на абстрактных принципах справедливости, которые были преобразованы в действительные нормы права законодательной властью императора или римского народа.Эти идеи были переданы в средние века в великой кодификации римского права, проведенной императором Юстинианом (527–565). Corpus Iurus Civilis был выпущен на латинском языке в трех частях: дайджест, институты и учебник. В настоящее время в мире существует всего три широко распространенных правовых системы: «Общее право» англо-американской правовой традиции, исламский шариат и римское право [, например, в большинстве стран Европы, Шотландии, Квебеке и Луизиане]. Каждый из них в прошлом распространялся разными видами империализма.

Дайджест: Пролог

Император Цезарь, Флавий, Юстиниан, Благочестивый, Удачливый, Знаменитый, Победитель и Победитель, Вечный Август, Трибониану, Его Квестору. Приветствие:

С помощью Бога, управляющего Нашей Империей, которая была предоставлена ​​Нам Его Небесным Величеством, Мы успешно ведем войну. Мы украшаем мир и поддерживаем Конституцию государства и настолько уверены в защите Всемогущего Бога, что мы не зависим ни от Нашего оружия, ни от Наших солдат, ни от тех, кто ведет Наши Войны, ни от Нашего собственного гения, но Мы полагаемся исключительно на провидение Святой Троицы, из которого происходят элементы всего мира и их расположение по всему земному шару.

Следовательно, поскольку во всем нет ничего достойного внимания, как авторитет закона, который должным образом регулирует все дела, как божественные, так и человеческие, и исключает всякую несправедливость; Мы обнаружили, что весь закон, дошедший до нас от основания города Рима и времен Ромула, настолько запутан, что растянут до бесконечности и находится вне досягаемости человеческих возможностей. ; и поэтому Нас сначала побудили начать с изучения того, что было предписано бывшими наиболее почитаемыми князьями, чтобы исправить их конституции и сделать их более понятными; для того, чтобы быть включенными в единый Кодекс и устранив все лишнее в сходстве и всякую несправедливую рознь, они могут предоставить всем людям готовую помощь истинного смысла.

Завершив эту работу и собрав все это в единый том под Нашим прославленным именем, подняв Себя над небольшими и сравнительно незначительными вещами, Мы поспешили попытаться наиболее полно и основательно изменить весь закон, собрать и пересмотреть все тело. римской юриспруденции, и собрать в одной книге разрозненные трактаты стольких авторов, на которые никто раньше не осмеливался надеяться или ожидать, и что мы действительно считали это очень трудным делом, более того, почти невозможным. ; но, подняв руки к небу и призвав Божественную помощь, Мы сохранили эту цель в Нашем разуме, доверяя Богу, Который может даровать выполнение почти безнадежных вещей и может Сам осуществить их благодаря величию Его силы.

***

Мы желаем, чтобы вы были осторожны со следующим: если вы обнаружите в старых книгах что-либо, что неправильно оформлено, является избыточным или неполным, вы должны удалить все лишнее, восполнить недостающее и представить всю работу в правильной форме. , и с как можно более прекрасным внешним видом. Вы также должны соблюдать следующее, а именно: если вы обнаружите что-либо, что древние вставляли в свои старые законы или конституции, которые сформулированы неправильно, вы должны исправить это и расположить это в надлежащем порядке, чтобы оно могло казаться правдой. , выраженные на лучшем языке и написанные в первую очередь таким образом; так что, сравнивая его с исходным текстом, никто не может осмелиться подвергнуть сомнению то, что вы выбрали и расположили.Поскольку по древнему закону, который получил название Lex Regia , все права и власть римского народа были переданы Императору, Мы не черпаем свою власть из других различных сборников, но желаем, чтобы все это было полностью Наше, ибо как древность может аннулировать наши законы?

Из Дайджест Юстиниана , К. Х. Монро, изд. (Кембридж, Массачусетс: Cambridge Unversity Press, 1904).

Институты: Источники права

Справедливость — это установленная и постоянная цель, которая дает каждому человеку должное.Юриспруденция — это знание божественного и человеческого, наука о справедливом и несправедливом …

Заповеди закона таковы: жить честно, никому не причинять вреда и отдавать каждому должное. Изучение права состоит из двух отраслей: публичного права и частного права. Первое относится к благосостоянию Римского государства; последнее в пользу отдельного гражданина. Таким образом, о частном праве мы можем сказать, что оно имеет троичное происхождение, взятое из заповедей природы, законов народов или гражданского права Рима.

Закон природы — это то, чему она научила всех животных; закон, не свойственный человечеству, но разделяемый всеми живыми существами, будь то обитатели воздуха, суши или моря. Отсюда происходит союз мужчины и женщины, который мы называем браком; отсюда рождение и воспитание детей, поскольку это закон, по которому, как мы видим, различаются даже низшие животные. Таким образом, гражданское право Рима и право всех народов отличаются друг от друга.Законы каждого народа регулируются уставами и обычаями отчасти для него самого, отчасти для всего человечества. Те правила, которые государство вводит для своих членов, специфичны для него самого и называются гражданским правом: правила, предписанные естественным разумом для всех людей, одинаково соблюдаются всеми людьми и называются национальным правом. Таким образом, законы римского народа отчасти свойственны ему самому, отчасти являются общими для всех народов; различие, на которое мы будем обращать внимание по мере возможности….

Наш закон частично написан, частично неписан, как у греков. Писаный закон состоит из статутов, плебисцитов, сенатусков, постановлений императоров, указов магистратов и ответов лиц, сведущих в законе. Статут — это постановление римского народа, которое он издавал по ходатайству сенаторского магистрата, например консула. Плебисцит — это постановление общины, такое как было принято по предложению одного из их собственных магистратов в качестве трибуна…. Консультация сената — это приказ и постановление сената, поскольку, когда римский народ был настолько увеличен, что было трудно собрать его вместе для принятия уставов, казалось правильным, что с сенатом следует консультироваться вместо люди. Опять же, то, что определяет Император, имеет силу статута: люди передали ему всю свою власть и власть в соответствии с lex regia, который был принят в отношении его должности и власти. Следовательно, все, что Император устанавливает рескриптом, или решает в своем судебном качестве, или издает указы, явно является статутом: и это то, что называется конституциями.

С Институты Юстиниана, Б. Мойл, пер. 3-е изд. (Оксфорд: Оксфордский университет Press, 1896), стр. 3-5.


Этот текст является частью Интернет-сборника средневековых источников. Справочник представляет собой собрание общедоступных и разрешенных к копированию текстов, относящихся к средневековой и византийской истории.

Если не указано иное, конкретная электронная форма документа является объектом авторского права. Разрешено электронное копирование, распространение в печатном виде в образовательных целях и в личных целях.Если вы действительно дублируете документ, укажите источник. Разрешение на коммерческое использование не предоставляется.

(c) Пол Холсолл, январь 1996 г.
[email protected]


Вернуться к учебной программе.

Вернуться на исторический факультет.

Oxford University Press | Интернет-ресурсный центр

Du Plessis: Учебник Борковского по римскому праву 5e

Ниже приводятся общие размышления, которые могут помочь читателю в изучении римских юридических текстов.Стоит упомянуть, что есть много разных способов взглянуть на римские юридические тексты и много разных вариантов их использования. Характер конкретного курса будет диктовать уровень детализации, принятый в толковании римских юридических текстов. Приведенные ниже комментарии следует рассматривать как общие рекомендации, которые преподаватели курса должны дополнить более подробно.

  1. Институты Гая? Как единственный учебник для студентов-юристов, уцелевший от классического периода римского права, эта работа дает уникальное представление о состоянии права и взглядах автора.Известно, что у Гая были антикварные интересы, и он часто вспоминает историю правила / принципа. Есть относительно немного текстовых проблем с Институтами, и комментарий Де Зулуэты остается бесценным ресурсом.
  2. Институты Юстиниана? Эта работа интересна как минимум по двум причинам. Во-первых, как учебник, являвшийся частью законодательного проекта Юстиниана, он служил тем же целям (хотя и в более формальной манере), чем работа Гая. Во-вторых, сравнение тематики и собственно содержания Гая? Институты и Юстиниана дают неоценимую информацию об изменениях, которые претерпело римское право к VI веку, и мотивах составителей этого труда.Есть относительно немного текстуальных проблем с Институтами Юстиниана.
  3. Дайджест? Из всей совокупности текстов римского права Дайджест содержит больше всего возможностей для анализа. При анализе текста из Дайджеста возникает ряд вопросов. Это:
    1. Кто является первоначальным автором фрагмента и что мы знаем об оригинальном произведении, из которого он был взят?
    2. Цитирует ли автор других авторов / школы юристов? Кто они и каковы причины этой цитаты?
    3. Имеет ли первоначальный контекст работы (т.е. параграфы, непосредственно предшествующие и следующие за ним) [реконструированные в Palingenesia ] дают какое-либо дополнительное понимание значения текста?
    4. Если этот текст касается аспекта процедуры, дает ли формула действия, реконструированная в Ленеле Edictum Perpetuum какое-либо дополнительное понимание? Как насчет процедуры в целом?
    5. Есть ли какие-либо доказательства того, что исходный текст был изменен составителями «Дайджеста Юстиниана», и если да, то как это влияет на наше понимание содержания текста?
    6. Какую аргументацию использует юрист и почему?
    7. Как рассуждение, принятое юристом, соотносится с другими текстами, в которых обсуждается та же тема?
  4. Код и романы? Для знатока римского права тексты Кодекса дают интересное понимание имперского вмешательства в частное право.Тексты не страдают теми же опасениями по поводу вставок, которые обычно встречаются в Дайджесте, но есть некоторые свидетельства того, что более длинные императорские постановления иногда разделялись и распределялись между несколькими названиями. Основными ориентирами в отношении текстов Кодекса являются:
    1. Кто является петиционером и где / когда был принят этот императорский указ? Позволяет ли этот контекст лучше понять содержание текста?
    2. Как закон, изложенный в этом тексте, соотносится с юридическими обсуждениями, содержащимися в Дайджесте?
    Поскольку Романы были дополнительными императорскими указами, не включенными в Кодекс, но впоследствии собранными после правления Юстиниана, применяются те же соображения.
  5. Другие источники (эпиграфические и папирологические) также могут пролить свет на римское право, но они требуют специальной обработки. Для получения дополнительной информации по этой теме см. Robinson, O.F. Источники римского права: проблемы и методы для древних историков (Лондон, 1997).

Проект справочников по истории Интернета


Хотя право, которое практиковалось в Риме, выросло как разновидность прецедентного права, это не было «римским правом», известным в Средневековье или в современном мире.Теперь римское право утверждает, что оно основано на абстрактных принципах справедливости, которые были преобразованы в действительные нормы права законодательной властью императора или римского народа. Эти идеи были переданы в средние века в великой кодификации римского права, проведенной императором Юстинианом (527–565). Corpus Iurus Civilis был выпущен на латинском языке в трех частях: дайджест, институты и учебник. В настоящее время в мире существует всего три широко распространенных правовых системы: «Общее право» англо-американской правовой традиции, исламский шариат и римское право [, например, в большинстве стран Европы, Шотландии, Квебеке и Луизиане].Каждый из них в прошлом распространялся разными видами империализма.

Дайджест: Пролог

Император Цезарь, Флавий, Юстиниан, Благочестивый, Удачливый, Знаменитый, Победитель и Победитель, Вечный Август, Трибониану, Его Квестору. Приветствие:

С помощью Бога, управляющего Нашей Империей, предоставленной Нам Его Небесным Величеством, Мы успешно ведем войну. Мы украшаем мир и поддерживаем Конституцию государства и настолько уверены в защите Всемогущего Бога, что мы не зависим ни от Нашего оружия, ни от Наших солдат, ни от тех, кто ведет Наши Войны, ни от Нашего собственного гения, но Мы полагаемся исключительно на провидение Святой Троицы, из которого происходят элементы всего мира и их расположение по всему земному шару.

Следовательно, поскольку во всем нет ничего достойного внимания, как авторитет закона, который должным образом регулирует все дела, как божественные, так и человеческие, и исключает всякую несправедливость; Мы обнаружили, что весь закон, дошедший до нас от основания города Рима и времен Ромула, настолько запутан, что растянут до бесконечности и находится вне досягаемости человеческих возможностей. ; и поэтому Нас сначала побудили начать с изучения того, что было предписано бывшими наиболее почитаемыми князьями, чтобы исправить их конституции и сделать их более понятными; для того, чтобы быть включенными в единый Кодекс и устранив все лишнее в сходстве и всякую несправедливую рознь, они могут предоставить всем людям готовую помощь истинного смысла.

Завершив эту работу и собрав все это в единый том под Нашим прославленным именем, подняв Себя над небольшими и сравнительно незначительными вещами, Мы поспешили попытаться внести наиболее полную и основательную поправку во весь закон, собрать и пересмотреть весь закон. совокупность римской юриспруденции, и собрать в одной книге разрозненные трактаты стольких авторов, на которые никто прежде не осмеливался надеяться или ожидать, и что мы действительно считали это очень трудным делом, более того, почти таким трудным. невозможно; но, подняв руки к небу и призвав Божественную помощь, Мы сохранили эту цель в Нашем разуме, доверяя Богу, Который может даровать выполнение почти безнадежных вещей и может Сам осуществить их благодаря величию Его силы.

***

Мы хотим, чтобы вы были осторожны в отношении следующего: если вы обнаружите в старых книгах что-либо, что неправильно организовано, является избыточным или неполным, вы должны удалить все лишнее, восполнить недостающее и представить всю работу в правильном порядке. форме и с максимально прекрасным внешним видом. Вы также должны соблюдать следующее, а именно: если вы обнаружите что-либо, что древние вставляли в свои старые законы или конституции, которые сформулированы неправильно, вы должны исправить это и расположить это в надлежащем порядке, чтобы оно могло казаться правдой. , выраженные на лучшем языке и написанные в первую очередь таким образом; так что, сравнивая его с исходным текстом, никто не может осмелиться подвергнуть сомнению то, что вы выбрали и расположили.Поскольку по древнему закону, который получил название Lex Regia , все права и власть римского народа были переданы Императору, Мы не черпаем свою власть из других различных сборников, но желаем, чтобы все это было полностью Наше, ибо как древность может аннулировать наши законы?

Из Дайджест Юстиниана , К. Х. Монро, изд. (Кембридж, Массачусетс: Cambridge Unversity Press, 1904).

Институты: Источники права

Справедливость — это установленная и постоянная цель, которая дает каждому человеку должное.Юриспруденция — это знание божественного и человеческого, наука о справедливом и несправедливом …

Заповеди закона таковы: жить честно, никого не причинять вреда и отдавать каждому должное. Изучение права состоит из двух отраслей: публичного права и частного права. Первое относится к благосостоянию Римского государства; последнее в пользу отдельного гражданина. Таким образом, о частном праве мы можем сказать, что оно имеет троичное происхождение, взятое из заповедей природы, законов народов или гражданского права Рима.

Закон природы — это то, чему она научила всех животных; закон, не свойственный человечеству, но разделяемый всеми живыми существами, будь то обитатели воздуха, суши или моря. Отсюда происходит союз мужчины и женщины, который мы называем браком; отсюда рождение и воспитание детей, поскольку это закон, по которому, как мы видим, различаются даже низшие животные. Таким образом, гражданское право Рима и право всех народов отличаются друг от друга.Законы каждого народа регулируются уставами и обычаями отчасти для него самого, отчасти для всего человечества. Те правила, которые государство вводит для своих членов, специфичны для него самого и называются гражданским правом: правила, предписанные естественным разумом для всех людей, одинаково соблюдаются всеми людьми и называются национальным правом. Таким образом, законы римского народа отчасти свойственны ему самому, отчасти являются общими для всех народов; различие, на которое мы будем обращать внимание по мере возможности….

Наш закон частично написан, частично неписан, как у греков. Писаный закон состоит из статутов, плебисцитов, сенатусков, постановлений императоров, указов магистратов и ответов лиц, сведущих в законе. Статут — это постановление римского народа, которое он издавал по ходатайству сенаторского магистрата, например консула. Плебисцит — это постановление общины, такое как было принято по предложению одного из их собственных магистратов в качестве трибуна…. Консультация сената — это приказ и постановление сената, поскольку, когда римский народ был настолько увеличен, что было трудно собрать его вместе для принятия уставов, казалось правильным, что с сенатом следует консультироваться вместо люди. Опять же, то, что определяет Император, имеет силу статута: люди передали ему всю свою власть и власть в соответствии с lex regia, который был принят в отношении его должности и власти. Следовательно, все, что Император устанавливает рескриптом, или решает в своем судебном качестве, или издает указы, явно является статутом: и это то, что называется конституциями.

Из Институты Юстиниана, Б. Мойл, пер. 3-е изд. (Оксфорд: Оксфордский университет Press, 1896), стр. 3-5.


Этот текст является частью Интернет-сборника средневековых источников. Справочник представляет собой собрание общедоступных и разрешенных к копированию текстов, относящихся к средневековой и византийской истории.

Если не указано иное, конкретная электронная форма документа является объектом авторского права.Разрешено электронное копирование, распространение в печатном виде в образовательных целях и в личных целях. Если вы действительно дублируете документ, укажите источник. Разрешение на коммерческое использование не предоставляется.

(c) Пол Халсолл, январь 1996 г.
hals[email protected]


The Internet History Sourcebooks Project находится на историческом факультете Фордхэмского университета в Нью-Йорке. Интернет Средневековый справочник и другие средневековые компоненты проекта расположены по адресу: Центр Фордхэмского университета для средневековых исследований.IHSP признает вклад Фордхэмского университета, Исторический факультет Фордхэмского университета и Центр средневековых исследований Фордхэма в обеспечение веб-пространства и серверной поддержки проекта. IHSP — это проект, независимый от Фордхэмского университета. Хотя IHSP стремится соблюдать все применимые законы об авторском праве, Фордхэмский университет не институциональный владелец, и не несет ответственности в результате каких-либо юридических действий.

© Концепция и дизайн сайта: Пол Халсолл, созданный 26 января 1996 г .: последняя редакция 20 января 2021 г. [CV]

Кража, изнасилование, повреждение и оскорбление Юстинианом I

Копание во всех массивных, весомых, более чем 50 томах книги Corpus Iuris Civilis римского императора Юстиниана (529-534 A.D.), вероятно, не стоит вашего времени — если (а) вы не являетесь ученым в области права и римской истории, или (б) у вас есть серьезные планы отправиться в прошлое и начать работу в качестве поверенного или барристера в 6-м округе. -век Константинополь. Но это издание Penguin Books дайджеста римского права Юстиниана дает современному читателю прекрасную возможность получить представление о том, как работали суды в ту эпоху, которая соединяет классический и средневековый миры.

Юстиниан определенно был занят; правовая реформа была лишь частью удивительно насыщенной жизни.За шесть лет до его рождения в 482 году нашей эры Западная Римская империя уже пала; но Восточная Римская империя выжила, и Юстиниан, хотя и был обыкновенным по происхождению, имел счастье быть усыновленным своим дядей, императором Юстином. Сменив своего дядю на посту императора в 527 году нашей эры, Юстиниан поставил перед собой задачу Renewatio imperii , «восстановление Империи», и преуспел в этой задаче, чем могли ожидать многие наблюдатели того времени. К 540 году нашей эры верховный полководец Юстиниана Велизарий отвоевал некогда римские территории в Испании и Северной Африке.Юстиниан и Велизарий даже вернули все италоязычные земли обратно в состав империи — последний раз Италия была политически объединена под одним правительством до Рисорджименто 1871 года.

И точно так же, как Юстиниан стремился восстановить разрушенную Римскую империю, так он пытался оживить правовой кодекс Рима. С этой целью император собрал звездную команду лучших юридических умов своего времени и поручил им систематизировать правовую систему, которой было позволено выродиться в хаос за несколько довольно трудных веков.При этом команда юристов Юстиниана обратилась к Lex Aquilia, римскому закону о собственности 286 г. до н. Э. — и далее к Двенадцати таблицам 449 г. до н. Э., Основному закону Рима. Это было бы так, как если бы группа американских профессоров права, стремясь реформировать современный Кодекс США, обратилась к английской хартии Великой хартии вольностей 1215 года, а затем вернулась еще дальше, к законам до-нормандского завоевания Британии от в 1000 году н.э. ученые Юстиниана были такими основательными.

Переводчик К.Ф. Колберт, британский юрист и окружной судья, а также стипендиат Кембриджского университета, дает полезное объяснение некоторых ключевых концепций, которые необходимы современному читателю для понимания мира, в котором Corpus Iuris Civilis в целом и Digest специально оформился. Он уделяет много времени, например, концепции potestas (power). Кольберт объясняет, что «римский глава семьи… имел potestas не только над своими рабами, но и над своими детьми, мужчинами и женщинами» (стр.52), и что женщины находились под постоянной опекой, своего рода опекой. Привыкнуть к правовому кодексу империи, которая принимала рабство и порабощение женщин как повседневные факты жизни, нелегко, и Колберт хорошо объясняет особенности мышления, которые действовали в то время и в том месте.

Владение Колбертом этими загадочными римскими концепциями помогает читателю в ряде важных моментов на протяжении всего Digest . Например, Кольберт сообщает читателю, что «целью vindicatio было возвращение собственности. Condictio было подходящим для взыскания денежной стоимости, если собственность была безвозвратной »(стр. 189). Необходимо знать об этом различии, чтобы понимать отрывок из Digest , такой как этот:

… [E] даже если я предъявил vindicatio против вора, мое право на взыскание с помощью condictio остается , хотя можно сказать, что это входит в компетенцию судьи… рассматривать два дела вместе, чтобы он мог издать приказ о реституции только в том случае, если истец откажется от иска condictio .Однако, если ответчик уже вынес решение по делу condictio и уплатил начисленную сумму, судья должен либо отклонить постановление vindicatio , либо … приказать ему выплатить сумму согласно присяге истца. (стр. 105)

Юристы-правоведы Юстиниана пытаются обосновать все возможные ситуации, с которыми может столкнуться римский суд, связанные с такими преступлениями, как кража, грабеж с применением насилия, массовые собрания, оскорбительное поведение и скандальные клеветы. Возможно, по этой причине это издание Penguin Books из Digest Юстиниана, 192-страничного отрывка из бесконечно большего целого, имеет подзаголовок Theft, Rapine, Damage, and Insult — дескриптор, который звучит так, как будто это может быть названием для следующего фильма Квентина Тарантино.

И в этом процессе можно увидеть, как римское право 534 года нашей эры повлияло на развитие британского общего права. Когда, например, один из ученых Юстиниана пишет, что «если кто-то войдет в чужой дом против воли владельца, даже если его цель — вызвать его к магистрату, он будет привлечен к ответственности за оскорбление» (стр. 183). В этом утверждении из римской юриспруденции можно услышать отголоски, которые долгое время находят отклик в истории британского и американского общего права.

В конце концов, любой студент юридического факультета Оксфорда, Гарварда или Макгилла может рассказать вам об английских случаях, таких как случай Семейна (1604), в котором сэр Эдвард Кок заявил, что «дом каждого для него как его замок и крепость. , а также для его защиты от травм и насилия, а также для его покоя. Дом человека — его крепость. Такие дела, как Semayne’s и Entick vs. Carrington (1705), закрепили принцип, согласно которому домовладелец имел определенные права, которые даже агенты монарха не могли просто свести на нет — что привело к знаменитому заявлению Уильяма Питта в 1763 году о том, что в отсутствие законного ордера на обыск: «Самый бедный человек может в своем коттедже бросить вызов всем силам короны. Он может быть хрупким … но король Англии не может войти — все его силы не осмеливаются переступить порог разрушенного жилого дома.

И в Соединенных Штатах Америки — где люди молодой нации имели горький опыт до Войны за независимость, когда британские солдаты входили в американские дома без ордера, — все это законодательство и правовое мышление привели непосредственно к Четвертой поправке. к Конституции США:

«Право людей на безопасность в своих личностях, домах, документах и ​​имуществе от необоснованных обысков и конфискований не должно нарушаться, и никакие ордера не должны выдаваться, кроме как при наличии вероятной причины. Клятвой или подтверждением, и, в частности, с описанием места, подлежащего обыску, и лиц или вещей, которые должны быть арестованы.

Каждый раз, когда американский адвокат, ведущий дело, поднимает вопрос о вероятной причине, он, сознательно или нет, ссылается на кодекс Юстиниана.

От Рима до Великобритании и Соединенных Штатов это наследие римского права остается с нами сегодня — то, о чем я думаю, когда проезжаю мимо здания Верховного суда США с его отчетливо римской архитектурой. И любой, кто хочет подумать о вкладе римского права в современную жизнь — и получить представление о повседневной жизни Римской империи, вдали от всех убийств, бунтов, войн, пожаров, разграблений и извержений вулканов, — поступит правильно. воспользуйтесь этим изданием «Сборника римского права» года.

Раскрытие секретов Флорентийского кодекса

Дайджест, массивная антология классического римского права, созданная для императора Юстиниана (482-565), является основным текстом, изучаемым учеными римского права. Текстовая традиция Дайджеста непроста. Один из самых интригующих вопросов — внезапное возвращение полного текста Дайджеста в одиннадцатом веке. Ключевая роль в создании текста Дайджеста традиционно отводится Codex Florentinus , рукописи, находящейся во Флоренции с 1406 года, в настоящее время хранящейся в Biblioteca Medicea Laurenziana.На веб-странице библиотеки с обзором коллекций рукописей эта рукопись фигурирует в отдельном классе. Модель Pandette , итальянская интерпретация греческого названия Pandektai для «Дайджеста Юстиниана», действительно особенная. Недавно Biblioteca Medicea Laurenziana (BML) добавила PDF-файл с очень обширной статьей Давиде Балди об истории Codex Florentinus , Il Codex Florentinus del Digesto e il Fondo Pandette della Biblioteca Laurenziana (con un’appendice dei document inediti) ‘, Segno e Testo 8 (2010) 99-186.

Статья

Балди заслуживает внимательного прочтения хотя бы из-за обширных ссылок на научные публикации, издание источников о наличии, консультации и обращении с рукописью во Флоренции с пятнадцатого века до 1800 года, а также дополнительный набор с цветными фотографиями Codex Florentinus . Сила его статьи — это обилие информации и ее доступность в Интернете. В этом посте я резюмирую и прокомментирую статью Балди, которая, на мой взгляд, заслуживает перевода на другие языки.

Свидетель шестого века

История Флорентийского кодекса хранит множество загадок. Откуда это? Когда это было написано? Как он попал в Италию? Почему общая версия Дайджеста, содержащаяся в бесчисленных средневековых рукописях, написанных с конца XI века и позднее, так сильно отличается от текста в этой рукописи? Исследователи римского права, антиквары, палеографы и кодикологи боролись с этими вопросами и веками изучали эту рукопись.

В онлайн-каталоге BML есть фильтр для поиска библиографической информации о рукописях, включая Pandette , поисковый запрос, который уже дает представление о более раннем исследовании. Сегодня вы можете сами убедиться, кто действительно консультировался с Pandette с 1992 года, используя BML Dedalo , онлайн-монитор движений рукописей. В любом случае BML предоставляет вам коллекцию ссылок для исследования рукописей и папирусов.

В своей статье Балди предлагает прежде всего очень подробное кодикологическое и палеографическое описание Codex Florentinus .Эта информация в конечном итоге более убедительно, чем когда-либо прежде, указывает на Константинополь и шестой век как время и место его завершения, но Балди признает, что это не может быть установлено с абсолютной уверенностью и остается спорным вопросом. Дата в шестом веке, вероятно, максимально приближена к официальной публикации Дайджеста Юстиниана в 533 году. Не считая средневековых рукописей с текстом Дайджеста, греческая базилика , переработка Дайджеста для Восточная Римская Империя и небольшое количество папирусов являются текстовыми свидетелями Дайджеста.Балди указывает на Левенскую базу данных древних книг (LDAB), где перечислены эти папирусы и флорентийский манускрипт, последний как LDAB 7619. Для базилики Балди упоминает издание G.E. и C.G.E. Heimbach и другие ( Basilicorum Libri LX (Leipzig 1833-1846)), который, несомненно, использовался учеными до современного издания группой в Гронингене под руководством Германа Шельтема (17 томов, Groningen-‘s-Gravenhage 1953-1988 ). Кодекс Florentinus был предметом двух факсимильных изданий: Iustiniani Augusti Digestorum seu Pandectarum codex Florentinus olim Pisanus phototypice expressus (Рим 1902-1910) и Justiniani Augusti Pandectarum vol. (2 Florentinus., Флоренция 1988 г.).

Кодекс Florentinus не лишен текстовых пробелов. Балди внимательно отмечает все недостающие страницы рукописи. Эти пробелы очень важны для отслеживания связи с флорентийской рукописью в более поздних рукописях, но они также указывают на ее близость к оригинальным рукописям, сделанным в 533 году. Используемые сценарии — без пробелов между словами — и макет, рукописные надписи и украшения, заметки и замечания пользователей, в частности переплеты и многое другое, тщательно изучаются со ссылками на соответствующие публикации, которые иногда трудно отследить.

Клетчатая история

Одна из историй, сопровождающих флорентийский манускрипт, — это легендарный рассказ о завоевании Амальфи пизанцами около 1135 года. Балди признает, что Амальфи был тесно связан с Византийской империей, но он не может найти никаких существенных доказательств этой истории. В середине XII века болонские юристы Булгар и Рогериус увидели рукопись в Пизе. Около 1360 года Леонцио Пилато изучил graeca , греческие слова, используемые в латинском тексте, и составил их список на двух новых листах, которые были добавлены к двум томам кодекса Pisano , одному из других. имена для этой рукописи.Это добавление удивительно, учитывая высокое уважение к этой рукописи. Греческий Леонцио и его почерк были не очень хороши: список трудно читать, а ошибки встречаются повсюду. Кодекс Florentinus содержит эпиграмму на греческом языке, посвященную императору Юстиниану. Расшифровка этого текста Леонцио тоже неверна.

Прибытие Pandette из Пизы во Флоренцию наверняка произошло в 1406 году, факт, отмеченный в ряде хроник. Во Палаццо деи Приори была создана Sancta Sanctorum , своего рода скиния, в которой хранится драгоценный манускрипт.В 1439 г. в нем были депонированы и официальные акты Ферраро-Флорентийского совета. В 1445 г. рукопись получила новые переплеты. Для подробностей периода с 1406 года Балди часто может использовать и приводить источники, присутствующие в Biblioteca Medicea Laurenziana или хранящиеся в Archivio di Stato во Флоренции в масштабе, не использованном ранее в исследованиях, касающихся littera Florentina , еще одно прозвище — рукопись.

В 1490 году Анджело Полициано провел полную подборку — подробный анализ материалов — рукописи.Его записи покинули Палаццо деи Априори в 1517 году, потерялись, но наконец попали в Лауренциану в 1760 году (Laur. Plut. 91 inf. 15-17). В 1525 году Синьория заказала транскрипцию Codex Florentinus , в которой почему-то отсутствуют libri D. 21 to D. 27. Эти три тома сейчас находятся в Национальной библиотеке Флоренции (Banco Rari 24, 25 и 26). Бальди следует за Pandette на новое место в середине шестнадцатого века в Cappella di San Bernardo Палаццо деи Приори.В 1553 году, когда было опубликовано издание Дайджеста Лелио Торелли, для которого он подробно ознакомился со знаменитой рукописью, оно перешло в Stanza della Guardaroba. В 1690 году рукопись чудом не пострадала от сильного пожара в Палаццо. Я пропустил имена многих известных гуманистов и ученых, которые приходили посмотреть рукопись. От Боккачо и Марсилио Фичино до Жана Мабийона и Лоренса Теодора Гроновиуса — все они видели во Флоренции почтенный манускрипт. Знаковым является исследование, проведенное Хендриком Бренкманом (1681-1736), который опубликовал Historia Pandectarum (Trajecti ad Rhenum 1722, онлайн в Мюнхене; факсимиле Франкфурт-на-Майне 2005), к которому до сих пор проводятся консультации.Книга Бернарда Столте Хенрик Бренкман, юрист и классицист (Гронинген, 1981) расскажет вам об этом ученом, который намеревался опубликовать новое критическое издание Дайджеста. Только Теодор Моммзен и Пауль Крюгер смогли исполнить это желание ( Digesta Iustiniani Augusti (2 том, Берлин 1868-1870 — editio maior )).

Балди мастерски демонстрирует свои детективные способности в параграфе о попытках с 1761 года передать Codex Florentinus в Библиотеку Лауренциана.Только в 1786 году рукопись действительно прибыла. Свой многогранный рассказ он заканчивает короткими замечаниями о современных украшениях переплетов и создании факсимиле этой рукописи, которая в последний раз выставлялась на всеобщее обозрение в 1983 году. Приложения к статье Балди с транскрипцией многочисленных архивных записей. даны на более чем тридцати страницах. На десяти цветных пластинах показаны несколько страниц рукописи и детали текстов, переплет пятнадцатого века и художественные дополнения к обложкам девятнадцатого и двадцатого веков.

Меньше значит больше

Здесь я сознательно сократил очень плотную статью и мог бы рассказать вам больше о содержании Дайджеста. В своей действительно длинной статье Балди удается дать как очень подробное описание самой рукописи, так и подробный рассказ in nuce о задокументированном присутствии этой совершенно замечательной рукописи. Внезапное появление «Дайджеста» в одиннадцатом веке остается одним из самых загадочных и самых влиятельных событий в истории западного права.

Из замечательных архивных записей, отредактированных Балди, я приведу только один пример. На стр. 160–161 Балди приводит в качестве документа XIX фрагмент исследования XVIII века Джузеппе Аверани (1662–1738) из рукописи Эшбернхема, хранящейся в BML. Балди много раз цитирует Аверани, самого разностороннего ученого, преподававшего право в Пизе. Здесь Аверани обсуждает одну из самых любопытных и интригующих привычек средневековых юристов, цитируя «Дайджест», — использование аббревиатуры ff. Даже великий немецкий ученый Герман Канторович не мог найти четкого объяснения в своей книге Über die Entstehung der Digestenvulgata. Ergänzungen zu Mommsen (1910), первоначально статья в Zeitschrift der Savigny-Stiftung für Rechtsgeschichte 43 (1909) и 44 (1910). У меня есть собственное мнение о разгадке этой загадки, но Аверани уже дал очень простое и элегантное объяснение происхождения этой привычки. По его мнению, средневековые юристы первоначально использовали греческую букву Π (пи), обращаясь к Digest или Pandectae.Поскольку средневековые люди не понимали греческого языка — это, однако, грубое обобщение — две вертикальные линии и горизонтальная линия на них превратились в два f. Палеографам и каллиграфам еще предстоит показать, действительно ли это переписное преобразование так легко осуществить, но для меня объяснение Аверени звучит правдоподобно. По чистой случайности сегодня я прочитал заметку о веб-сайте Palaeographia и бета-версии Graphoskop, нового инструмента, помогающего анализировать исторический почерк.Пройдет некоторое время, прежде чем можно будет уверенно использовать такие инструменты.

The Istoria delle Pandette fiorentine of Averani (Florence, BML, ms. Ashburnham 1332; микрофильм онлайн, Biblioteca Europea d’Informazione e Cultura) заслуживает дальнейшего изучения, возможно, даже издания, даже если он явно начинается как переработка книги Бренкмана. книга. Давиде Балди любезно сообщил мне, что он переписал текст Аверани. Он планирует ее опубликовать. Бренкман помог Аверани опубликовать его Interpretationes Iuris в Голландии (первое издание, Лейден, 1716 г.).Averani действительно фигурирует во втором издании Juristen: ein biographisches Lexikon. Von der Antike bis zum 20. Jahrhundert , Michael Stolleis (ed.) (Мюнхен, 2001).

Множество ученых изучали Флорентийский кодекс . В статье Балди наглядно показано, сколько навыков им необходимо, чтобы глубоко изучить эту рукопись. Фактически, современное изучение этого вкратце показывает, как гуманитарные дисциплины не только могут работать вместе, но еще более убедительно, что только путем объединения сил и накопленных знаний, методов и инструментов такое изучение будет оставаться плодотворным.Работа с рядом современных и классических языков является здесь условием sine qua non . Я добавил ссылку на статью Бальди о средневековом праве на своей странице, где вы найдете Бальди в компании таких ученых, как Вольфганг Кайзер, Таммо Валлинга и других, которые изучили и будут продолжать изучать флорентийский Pandette заново для нашего времени. Ввиду угрожающего — и действительно происходящего — резкого сокращения финансирования как юридических факультетов, так и гуманитарных наук в целом, можно сомневаться, смогут ли будущие поколения приобрести или собрать все качества, необходимые для того, чтобы идти по их стопам. Nani super humeros gigantum , карлики на плечах гигантов, — это пословица двенадцатого века, которая вполне может возродиться.

Постскриптум

Ханс Эрих Тройе в прошлом году опубликовал исследование об изданиях «Дайджеста Юстиниана» в шестнадцатом веке, «Crisis Digestorum». Studien zur Historia pandectarum (Франкфурт-на-Майне, 2011 г .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *