Централизация в древней руси это: Древняя Русь – централизованное государство?

Содержание

Древняя Русь – централизованное государство?

«Псковское вече» (В. М. Васнецов)

В курсе подготовки к ЕГЭ по истории важное место занимает разбор второй части экзамена. Особенную сложность для выпускников представляет дискуссионный вопрос-высказывание, где нужно привести по два аргумента «за» и «против». Часто вопросы касаются государственного устройства, например:

Древнюю Русь X—начала XII вв. можно назвать централизованным государством.

В данных хронологических рамках Русью управляли Игорь, Ольга, Святослав, Владимир, Ярослав Мудрый и другие князья. Начало XII века – это правление Владимира Мономаха, приостановившего начавшуюся раздробленность русских земель. Следовательно, вопрос касается именно древней Руси до раздробленности.

Что касается централизованного государства, то это государство, в котором система управления основывается на принципе подчинения всех местных органов самоуправления единому центральному, управляющему всей системой и координирующему ее.

Аргументы в подтверждение:

1. На территории Древней Руси уже со времен Ярослава Мудрого действовала единая правовая система, закрепленная в Русской Правде. Это объединяло земли и в период раздробленности.
2. На Руси существовал единый административный центр, с 882 года им был Киев. В Киеве жил великий князь, собиравший дань со всех подчиненных им земель.

Сложность доказательства этого высказывания состоит в том, что Древнюю Русь нельзя назвать государством в современном или хотя бы позднесредневековом смысле – с единой нацией, четкими границами и органами управления на местах, подчинявшихся монаршьей власти. В таком виде централизованное государство начнет формироваться при Иване III, Иване Грозном, а окончательно завершится при Петре Великом.

«Новгородское Вече» А. П. Рябушкин

Аргументы в опровержение:
1. Права великого князя на управление часто оспаривались вече – народным собранием на Руси, которое сохраняло свою силу вплоть до конца XV века – в Новгородской республике.
2. В данный период Русь не имела четко обозначенных внешних границ.

Органы управления на местах, подчинявшиеся великому князю так же отсутствовали, но данный аргумент можно попытаться оспорить системой подчинения младших князей старшим, которая, однако, неоднократно нарушалась – в бесконечных междоусобицах.

Записаться на курсы ЕГЭ по истории в Красноярске вы можете позвонив по телефону +7(391)2-950-216, +7(391)2-4141-23
 

Глушенкова Ольга Александровна,
преподаватель истории и обществознания

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться ссылкой:

Похожее

ЦЕНТРАЛИЗАЦИЯ РУССКОГО ГОСУДАРСТВА И ЦЕРКОВЬ. История религий. Том 1

ЦЕНТРАЛИЗАЦИЯ РУССКОГО ГОСУДАРСТВА И ЦЕРКОВЬ

По мере того как центр тяжести политической силы и власти перемещался на Руси с юго-запада на северо-восток, где возникали новые сильные государственные образования — княжества Костромское, Тверское, Московское, Рязанское и другие, верхушка русской церкви также все больше начинала в географическом плане ориентироваться в этом направлении.

В 1299 г. киевский митрополит Максим перенес свою резиденцию во Владимир, причем в дальнейшем митрополия еще продолжала именоваться киевской в течение более полутора столетий. Во Владимире ее центр оставался недолго. После смерти Максима в 1305 г. началась борьба за митрополичью кафедру между ставленником тверского князя Михаила Геронтием и кандидатом, которого выдвинул на этот пост галицкий князь Юрий Львович, — Петром 57. Оба претендента отправились за утверждением своих кандидатур в Константинополь. Патриарх отдал предпочтение Петру, но когда тот явился во Владимир, то тверской князь, во владениях которого находился город, встретил нового митрополита враждебно. Этим воспользовался хитроумный московский князь Иван Калита и предложил митрополиту обосноваться у него.

К этому времени Москва приобретала все большее значение потенциального центра Русского государства. Установление в 1326 г. митрополичьей кафедры в Москве придало московскому княжеству значение духовного центра Руси и сильно подкрепило притязания ее князей на главенство над всей Русью.

Уже через два года после перенесения в Москву кафедры митрополита Иван Калита присвоил себе титул великого князя.

За годы княжения Дмитрия Донского (1362–1389) митрополиты сменялись несколько раз — он назначал и прогонял их, как любого своего подчиненного. Явившись из Константинополя с патриаршим постановлением, Пимен был прогнан великим князем, позвавшим на московскую кафедру литовского митрополита Киприана. Затем, когда Киприан во время набега на Москву Тохтамыша бежал из города, Дмитрий сместил его и сделал митрополитом Пимена. Потом и Пимен навлек на себя великокняжескую немилость, и был призван Дионисий, но по дороге в Москву он был захвачен в Киеве сторонниками Киприана и, вероятно, отравлен, во всяком случае там он скоро умер; митрополитом наконец стал Киприан, который теперь уже сидел на престоле до смерти в 1408 г.58

По мере укрепления и централизации Московского государства церковь все более лишалась возможности играть на противоречиях между удельными князьями. Епископы местных епархий в ходе централизации так же теряли свою самостоятельность в отношении к митрополиту, как удельные князья — в отношении к великому князю московскому. Митрополиты именно поэтому были особенно заинтересованы в укреплении единства страны. Отсюда понятна поддержка, которую оказывала верхушка церкви делу объединения государства, и, наоборот, оппозиция ей со стороны некоторых местных епископов.

Сложность той картины, которую представляет собой поведение церковников в борьбе вокруг централизации государства, довольно наглядно видна из некоторых эпизодов борьбы между великим князем московским Василием II Темным (1415–1462) и князем звенигородским и галицким Дмитрием Шемякой (1420–1453). Василий II, подавляя сопротивление удельно-княжеской оппозиции, сумел захватить одного из ее вождей — брата Шемяки Василия Косого и ослепил его. Дмитрий Шемяка продолжал борьбу, причем его поддерживали церковники. Когда Василию II пришлось укрыться в 1446 г. от преследования в Троице-Сергиевом монастыре, он был выдан монахами и ослеплен. Под конвоем монахов же низложенный князь был отправлен в ссылку, а Шемяка воссел на его престоле в Москве

59. За то, что рязанский епископ Иона помогал ему в борьбе против Василия, новый великий князь назначил его митрополитом. Правда, когда в дальнейшем Василию все же удалось одержать верх и Шемяка был изгнан из Москвы, митрополит пришел «на помощь победителю» и удержал таким способом свою кафедру 60.

Нельзя не признать поэтому извращающей историческую действительность концепцию, согласно которой русская православная церковь сыграла чуть ли не ведущую роль в прогрессивном процессе объединения Руси и создания централизованного Русского государства. На самом деле все было значительно сложнее — различные группы церковников действовали, исходя из своих интересов, которые в разное время и в разных условиях диктовали им поддержку либо централизаторских, либо сепаратистских тенденций. Но конечно, когда победа первых стала бесспорной, церковь начала поддерживать центральную власть.

Все же и в сложившейся обстановке митрополиты старались сохранять какие-то элементы своей независимости от великокняжеских властей. Когда после ликвидации татарского ига исчезла такая возможность, как апелляция к Золотой Орде, у них оставалась лишь одна лазейка, при помощи которой можно было оказывать какое-то давление со стороны на великих князей, — зависимость Московской митрополии от византийских патриархов. Право патриархии назначать митрополитов, как и возможность выступать в некоторых случаях в роли третейского судьи между митрополитом и князем, давало возможность высшей церковной власти на Руси чувствовать себя хоть в какой-то степени независимой. Неудивительно, что уже в XV в. великие князья стали добиваться отделения Московской митрополии от Константинополя, что не вызывало сочувствия у церкви. А условия сложились для этого отделения весьма благоприятные.

В первой половине XV в. Византийская империя была в тяжелом положении. В материальном и политическом отношениях патриархия быстро теряла все свои ресурсы. Заключение Флорентийской унии не помогло ни империи, ни патриархии.

В заключившем унию Флорентийском соборе 1439 г. участвовал и московский митрополит Исидор, грек по происхождению. Он безоговорочно высказался за унию и с готовностью подписал соответствующий документ. Но когда в 1441 г. он вернулся в Москву и сообщил великому князю о соединении православной церкви с католической, то был назван «латынским злым прелестником» и заточен в монастырь. Великий князь Василий Васильевич произнес все благочестивые фразы относительно чистоты православной веры и полной невозможности ее засорения латинской ересью, но, конечно, подошел к вопросу с точки зрения тех политических выгод, которые он мог извлечь из обстановки. Это был хороший повод к разрыву с терявшей свою самостоятельность Константинопольской патриархией. Посвященный ею митрополит Исидор был смещен и на его место назначен в 1442 г. собором русского духовенства Иона

61. Зависимость русской церкви от Константинопольской патриархии на этом закончилась.

Новое положение окончательно закрепилось после того, как Византийская империя пала и исчез мировой центр православия. Более того, возникли условия, все определеннее возводившие в этот ранг Московское государство.

Идеологи русской православной церкви быстро сориентировались в новой обстановке и выдвинули теорию «третьего Рима». В развернутом виде ее сформулировал псковский игумен Филофей в своих посланиях Ивану III. Первый Рим, писал он, погиб из-за тех ересей, которым он позволил укорениться в раннехристианской церкви, второй (Византия) пал потому, что заключил унию с безбожными латинами, теперь историческая эстафета перешла к Московскому государству, каковое является третьим Римом и последним, ибо четвертому не бывать. Залогом этого служит непоколебимая верность московского государя православной вере. «…Да ведает твоя держава, благочестивый царь, — писал Филофей великому князю, — что… один ты во всей поднебесной христианам царь»

62. Такая установка была выгодна церкви в том отношении, что незыблемость «третьего Рима» ставилась в зависимость от сохранения его верности православию, а оценка степени этой верности входила, конечно, в компетенцию церкви. Возвеличение великокняжеской власти имело своей оборотной стороной огромные выгоды для церкви.

Но в истории бывало и так, что руководители церкви выступали в союзе с боярско-феодальной фрондой против великокняжеской власти. Примером может служить борьба митрополита Геронтия с Иваном III. Внешние поводы этой борьбы оказывались различными. Наиболее известным из них был обрядовый спор по вопросу о том, как следует совершать крестный ход при освящении новых церквей: «посолонь» или «противу солнца». Князь отстаивал первый способ, митрополит — второй. Надо полагать, что характер решения этого вопроса ни в какой степени не интересовал ни того, ни другого. Но нужно было основание для того, чтобы обвинять противную сторону в таком тяжком преступлении, как ересь.

Проблемы централизации и децентрализации в политической истории России Текст научной статьи по специальности «История и археология»

Отечественная история

Н. М. Рогожин

Проблемы централизации и децентрализации в политической истории России

В статье рассматривается расширение территории как этнокультурный и геополитический фактор российской государственности. Автор анализирует не только характер государственности, но и причины территориальной экспансии России. Показаны огромная роль государства в жизни русского общества на протяжении многих столетий, историческая обусловленность сильной центральной власти, целостности организующего центра, а также необходимость баланса центральных, региональных и самоуправляющихся институтов.

Ключевые слова: Россия, государственность, централизация, децентрализация, регионы.

Проблема взаимодействия центра и регионов была и остается одной из ключевых в истории России [7, с. 428-448]. Это обусловлено ее фундаментальными цивилизационными особенностями [10, с. 19-20]. В большинстве европейских стран ключевыми «кодами» исторической эволюции являются проблемы частной собственности, товарно-денежных отношений, прав и свобод гражданина и т.д. В России же, в силу ее географического и международного положения, на первый план выходит проблема организации пространства. Земля - наше главное богатство. «Государство - такое же творение соответствующей природы, как и люди, ее населяющие» [2, с. 53].

Ко времени образования Киевской Руси ее огромную территорию населяли многочисленные восточнославянские племена, а также десятки народов финского, балтского, тюркского и иранского происхождения. Обилие лесов Восточно-Европейской равнины затрудняло земледелие, сложный рельеф местности и множество болот делали непроходимыми

дороги и не способствовали развитию торговли. А отсутствие естественных преград, открытость границ восточнославянской территории несли постоянную угрозу земледельцам со стороны сменявших друг ° друга воинственных кочевников Азии, издавна пытавшихся закрепить-■а ся в южнорусских степях. Таким образом, огромные пространства при « низкой плотности населения и полиэтничности его состава, сложные

х '

природные условия и перманентная внешняя угроза требовали созда-¡3 ния сильного организующего центра, опирающегося на систему регио-§ нального самоуправления и самоорганизации. Именно здесь кроются о глубинные истоки самодержавия, деспотизма и тоталитарности, характерные для последующей российской истории.

В силу того, что Русь освоила восточноевропейское, а затем и североевразийское пространство, она пришла в соприкосновение с наибольшим для европейцев количеством других народов. Нет другой такой страны, которая одновременно граничила бы с католическим миром, кочевым и мусульманским Востоком и китайской державой. За исключением побережья Северного Ледовитого океана, Русь оказалась окруженной противниками со всех сторон. В мировой истории такая ситуация чревата гибелью страны, т.к. последняя оказывалась под воздействием геополитических давлений с противоположных сторон. Тем не менее, в силу изначальной полиэтничности, генетического отсутствия племенного эгоизма, способности ассимилировать различные влияния и широкой распахнутости по отношению к другим языкам и народам Россия каждый раз выживала. В этих условиях одной из важнейших задач организующего центра, его основной миссией становилось сохранение и расширение пространства, которому периферия несла перманентную угрозу. Неслучайно попытки разрушить организующий центр всегда воспринимались в России как покушение на государственную самостоятельность.

Особая роль организующего центра и центрального региона обозначилась уже во времена Киевской Руси. Центральная власть с самого начала имела возможность опереться на массовую поддержку населения, некоего этнического ядра, проживавшего в центре изначально разношерстной «империи Рюриковичей». Древнерусское государство формировалось как своеобразный полис, возобладавший над другими полисами [8, с. 287]. Киевская община осуществляла определенные функции защиты всей Руси, являлась войском и системой его обеспечения. Она была также и институтом, входящим с князем во взаимоотношения коллективного перераспределения. Князь собирал дань не только на себя и дружину, но и на простых людей, был гарантом справедливости («правды»), осуществлял суд. Подобная система воспроизводилась и в регионах. В результате Киев воспринимался не как оккупационный центр, а как источник защиты, справедливости и перераспределения благ в пользу нуждающихся.

г

Ч С

Роль центрального региона закрепилась на многие века. Бунт в сто- 9 лице нес огромную угрозу целостности всей системы. Правящая элита ставила перед собой задачу консолидации именно центрального региона. Его особая роль - основа своеобразного российского федерализма, государство перераспределяло часть ресурсов в пользу жителей столицы. Население центрального региона было заинтересовано в сохранении этой системы и могло оказать правящей элите массовую поддержку. Тем самым создавался стереотип «социального государства», который закреплялся в национальной идеологии, в частности, в мифе о добром князе (Владимире), пирующем с народом. В этой связи уместно отметить, что грубым просчетом администрации Николая II оказалась неспособность выполнить «завет Владимира» - своевременно обеспечить социальное благополучие в центральном регионе. Это стало одной из существенных причин революций 1917 г.

Идеал «социального государства» сочетался с христианскими идеями добра, справедливости, помощи «сирым и убогим», лежащими в основе социальной конструкции православия. Гармоничность избранной мировоззренческой модели и формировавшихся социально-культурных стереотипов явились одним из условий, обеспечивших унификацию пространства Руси.

Изначально ключевой ячейкой самореализации народа являлось местное самоуправление в форме территориальной общины. Регион представлял собой связующее звено между центральной и местной организациями России. Это позволяло регулировать регионалистские тенденции, держа их под давлением с двух сторон. Регион оказывался промежуточным звеном, которое одновременно и осуществляло связь, и мешало связи самоорганизующегося на местах народа с его организующим центром. В этом заключается одна из ключевых проблем в нашей государственной истории, которая является историей собираний и распадов власти и территорий.

При определенных условиях распад может быть конструктивен и полезен, например, в период раздробленности, которую принято называть феодальной. В это время отделение от Киева Северо-Восточной Руси привело к взлету культуры в регионах. Высшая власть приблизилась к объекту управления, что способствовало экономическому расцвету отдельных регионов и складыванию новых перспективных центров. В то же время, затянувшиеся распады естественно приводят к запустению и кризису, к стагнации и опасному внешнему давлению, как это видно на примере Римской империи. О том же говорит и российская история. Как только Русь регионализировалась, она сразу же становилась объектом разрушительных агрессий. Это и ордынское нашествие, и период Смуты начала XVII в. Одновременно в России вмешательство извне способствовало восстановлению организующего центра.

Примером тому могут служить и борьба с Ордой, и ополчение Смутного времени, и события революции и Гражданской войны, когда Россия подверглась уникальной интервенции со всех сторон одновременно. о В этой связи следует отметить, что Русь никогда не распадалась

■а полностью, даже в эпоху раздробленности. В отличие от западноевро-| пейской политической традиции, великий князь не был «первым среди равных». С начала раздробленности до нашествия ордынцев на Руси ¡3 шла борьба за великое княжение, борьба за центральную власть. Даже § в условиях феодализации, которая в других странах приводила к го-о раздо более существенному распаду, Русь сохраняла высокую степень целостности.

В период монголо-татарского ига Русь встала перед двуединой задачей: освободиться от Золотой Орды и, в то же время, освоить ее пространство. Угроза с Востока могла быть полностью ликвидирована только путем интеграции восточных территорий в систему русского организующего центра. Историческую роль воссоздания единого государства и освобождения от монголо-татарского ига взяла на себя Москва.

Новый этап консолидации пространства поставил на повестку дня проблему выбора модели консолидации: либо федерализм, союз регионов с разными моделями развития - Новгород, Москва, Тверь и др., либо унифицированная модель. В условиях гигантской территории, давления со стороны Орды и католического мира унитарная модель была более предпочтительной для целей сохранения единого государства. Другая, «плюралистичная» модель, была опробована в Великом княжестве Литовском. Сосуществование в нем двух христианских доктрин в конечном итоге привело к ассимиляции элиты княжества более концентрированным польским ядром. Литва оказалась жертвой внутренней экспансии католицизма. Москва же как твердое ядро сумела сохранить русский культурный код даже ценой ликвидации плюрализма и региональной автономии. В XV в. российский регионализм доказал свою неспособность отстоять альтернативу московскому самодержавию.

В XIV-XV вв. задача объединения русских земель была, в основном, решена. Поэтому доминирующими стали социально-культурные стереотипы, связанные с христианским мессианизмом. Это выразилось в выдвижении теории «Москва - Третий Рим» и освобождении от давления Золотой Орды. Иван Грозный окончательно решил задачу ликвидации угрозы с Востока путем поглощения восточного пространства. Впоследствии территория России увеличивалась практически непрерывно вплоть до XIX в. - путем как экспансии в Сибирь и на Дальний Восток, так и за счет расширения на Запад (включение польских земель) и на юг (присоединение Причерноморья). Постоянный процесс территориального расширения, во многом заложенный самим социально-культурным кодом, придавал особую важность организующему центру [1; 6; 9].

г

Ч С

Как и в других странах, организующий центр в России имел само- \\ стоятельную инерцию и социальные интересы. Одним из них было стремление сосредоточить в своих руках не только власть, но и собственность. Известно, что слияние власти и собственности есть ключевой признак олигархии. Реализуя свои задачи, центр неизбежно создавал слои исполнителей решений - государственный аппарат, который постоянно был склонен к неэквивалентному обмену с населением: оказы- Ц з ваемые им «услуги» и ресурсы, изымавшиеся для собственных нужд слоя чиновников (этакратии), порой принимали несоизмеримые масштабы. Стремление государственного руководства проводить какую-либо стратегическую линию вызывало противодействие исполнителей, преследовавших собственные, олигархические цели как в центре, так и на местах. Это стало источником перманентных конфликтов в государственном организме на протяжении всей истории России.

Поскольку слой управленцев действовал в собственных интересах, он воспринимался обществом как эксплуататорский, враждебный. Вне-элитные слои населения нередко поддерживали центральную власть в борьбе против региональных элит и других коррумпированных групп. Таким образом, происходила консолидация центрального руководства и местного самоуправления. Если корпоративные интересы центральной бюрократии и региональных элит начинали преобладать над выполнением необходимых функций управления и государственной стратегии, то население объединялось против них в своих социальных выступлениях, не сомневаясь при этом в безусловной справедливости и безгрешности верховного правителя.

Расхождение между задачами организующего ядра и клановыми, узкокорыстными интересами регионов во многом вызвало такие события, как форсированная централизация в виде опричнины, Смута начала XVII в., реформы Петра I.

После образования единого, но еще не централизованного государства главную опасность для организующего центра несло размывание его региональными интересами, поскольку и собственно государство управлялось через феодальные кланы. Попытка восстановить согласованный баланс центра и регионов была предпринята в царствование Ивана Грозного. В начале своего правления царь пытался проводить политику централизации управления путем структурных преобразований (земская, судебная, военная реформы). Его исторической заслугой стало введение системы чиновничества (приказной бюрократии) в качестве отдельной от родовых кланов социальной группы. В дальнейшем он перешел к политике форсированной централизации, получившей название опричнины. На наш взгляд, действия Ивана Грозного в его борьбе с региональными элитами, при всем варварстве средств и методов, были ответом на реальную опасность - опасность сопротивления

олигархии попыткам преодолеть расхождения между ее интересами и стратегическими планами организующего центра. Разрушительный характер этой борьбы имел ближайшим результатом тяжелейший эко-о номический кризис и последующий длительный период Смуты. ■а История Смуты начала XVII в. является ярким примером того, что

| в ситуации прогрессирующего распада организационного центра по-ш следний неминуемо замещается внешней силой. В этот период ею ока-о зался, прежде всего, католический Запад в лице Польши и - в качестве ш «резервного варианта» - протестантская Швеция. Уроки Смуты пока° зали, что социально-культурные стереотипы России требуют, чтобы ее организующий центр был носителем именно российской культурной сверхидеи, какой для того времени была национальная православная идея. Регионы в данном случае показали себя не только носителями центробежных, но и центростремительных тенденций. Региональное и особенно местное самоуправление в момент распада центра стало носителем идеи ополчения, восстановления именно отечественной, русской автохтонной монархии.

Это привело в конечном итоге к разгрому поляков, отвержению идеи унии с Польшей и установлению династии Романовых как символа организующего центра. Финал Смуты показал, насколько российский общественный идеал связан с вытеснением олигархии, когда национальному организму угрожает опасность разрушения.

После Смуты структура восстановленной государственности осталась прежней. Развивающийся абсолютизм второй половины XVII в. сопровождался ростом централизации государственного управления. Это выражалось:

- в усилении личной власти монарха в сфере верховного управления;

- в победе светской власти над властью духовной в связи с проведением церковной реформы;

- в усилении контроля верховной власти за деятельностью отдельных учреждений и должностных лиц;

- в бюрократизации Боярской думы.

Развивалась также система приказов, и росло число их служащих. В то же время, по мере укрепления центрального чиновничества, в его среде закономерно нарастали олигархические тенденции. Тот же процесс олигархизации власти наблюдался и в регионах, где все местное управление сосредоточивалось в руках воевод, назначаемых из центра. Им фактически были подчинены органы местного самоуправления -губные и земские учреждения. Провинциальные дворянские и бюрократические слои также неизбежно сращивались с частными интересами, отпадая, таким образом, от организующего центра.

г

Ч С

Итак, с одной стороны, формирующаяся нация была заинтересована 13 в организующем центре, с дугой - сам этот центр эволюционировал в сторону олигархии. Вся социально-политическая борьба «бунташного» XVII в. иллюстрирует постоянную конфронтацию между двумя тенденциями: народ выступает против «злых бояр», но не выступает против верховной власти как таковой.

Задачи борьбы с олигархическо-регионалистскими тенденциями взял на себя Пётр I. Его политика была направлена на создание идеально централизованной модели государства, в которой все региональные элиты жестко подчинены решениям организующего центра. Последний олицетворялся просвещенным монархом, выполняющим задачи укрепления державы. Пётр I использовал два главных средства воздействия на региональные элиты.

Во-первых, он покончил с феодальным принципом, согласно которому представитель феодальной элиты имеет право на землю и власть в соответствии с происхождением, а не с выполнением своих обязанностей. Он заставил служить всех дворян и унифицировал феодально -служилое сословие, уничтожив боярство «как класс» и превратив бояр в дворян.

Во-вторых, Пётр провел губернскую реформу, упразднив старую феодально-земельную структуру административно-территориального устройства страны. Границы между отдельными территориями России отныне определялись в столице в результате анализа роли различных регионов в реализации общегосударственных задач. Пётр I ликвидировал традиционные полномочия и систему регионального управления; создавал новые бюрократические слои местной, преимущественно дворянской по происхождению, элиты. В дальнейшем они обеспечивали выполнение тех или иных задач центральной власти в регионе. Однако укрупнение территориального управления имело своей оборотной стороной резкий всплеск коррупции, т. к. представители различных «местных» интересов пытались первыми перехватить влияние на того или иного чиновника.

Реформы Петра I прочно спаяли Россию в единое целое. Была создана необыкновенно надежная, устойчивая система власти, которая и определила характер государства как унитарного. Эту унитарную сущность Российского государства не могли поколебать впоследствии никакие особенности местного управления в отдельных частях империи, включая конституционные опыты Александра I [4, с. 162].

После смерти Петра I роль государственного центра значительно ослабела. При сохранении петровской модели, ее форм и институтов, их реальное содержание так и оставалось феодально-клановым на протяжении всего XVIII в. Некоторая модификация губернской системы

была предпринята в царствование Екатерины II. Но, в целом, век дворцовых переворотов не способствовал преобразованиям в сфере государственного управления.

Серьезная попытка центральной власти обуздать нараставшие олигархические тенденции в управлении регионами была предпринята уже в следующем, XIX в. На это были направлены усилия талантливого | реформатора М.М. Сперанского, подчинившего губернаторов (прежде о подотчетных Сенату) Министерству внутренних дел, что в определенной £ мере усилило централизацию регионального управления [5]. Эти же цели о преследовало и введение в конце 1840-х - начале 1850-х гг. института генерал-губернаторов, осуществлявших функции чрезвычайного надзора и подчинявшихся непосредственно императору [3].

В эпоху Великих реформ 1860-1870-х гг. введение земского и городского самоуправления отражало стремление центра уравновесить губернаторскую власть выборными органами и разгрузить «вертикаль власти» на местах от части текущих задач. Это означало попытку ограничить власть региональных элит не только сверху, как это было принято в XVIII - первой половине XIX вв., но и снизу. В то же время, столкнувшись с ростом политической напряженности в связи с прокатившейся волной террора, Александр II в поздний период своего царствования пошел на усиление полномочий своих представителей в регионах. При Александре III и Николае II институты земства сохранялись и продолжали успешно действовать. Однако полномочия губернаторов в этот период еще более расширились.

В начале XX в. количество губерний в империи достигло 101. Важным было то, что правящая элита признала факт социально-культурной и социально-политической неоднородности российской многонациональной империи. Результатом понимания этой неоднородности были как попытки экспериментов с представительными институтами в западных регионах империи (Польша, Финляндия), так и сохранение традиционных институтов управления в азиатских областях (Бухарский эмират, Хивинское ханство).

В начале XX в. административно-государственное устройство России доказало свою прочность, было опробовано временем и во многом получило развитие в советскую эпоху.

Крушение Российской империи в феврале 1917 г. подвело черту под тысячелетним периодом развития российской государственности. Возникшему на ее обломках новому Советскому государству пришлось существовать в тех же геополитических условиях, что неизбежно влекло за собой реанимирование империи на новом историческом уровне. Основу будущей государственности В.И. Ленин увидел в системе Советов, спонтанно возникших в ходе первой русской революции

г

Ч С

1905-1907 гг. Ставя перед собой задачу возрождения единого нацио- 15 нально-государственного пространства, большевики нашли удачную форму ее реализации - партийный централизм. Он позволял при сохранении формального суверенитета входивших в советскую сферу влияния государств и разнообразных республик сплачивать их в единое целое. Государственные формы, включая Советы, становились своего рода ширмой, за которой действовала единая, впоследствии тоталитарная орга- Ц з низация партийных комитетов. Это, в конечном счете, привело к созданию унитарной по своей сути модели, каким стал Советский Союз.

Классическая монолитность сталинской системы была вызвана необходимостью тотальной концентрации ресурсов для реализации стратегии модернизации. Верховной власти удалось создать гомогенный, лишенный внутренней структуры, предельно лояльный к ней и потому высокоэффективный управленческий аппарат.

По мере выполнения системой задач форсированного перехода к индустриальному обществу она теряла свою монолитность. Ослабевала и миссионерская идея мирового коммунизма. Этот процесс начался уже после смерти И.В. Сталина, когда осуществлялся переход от жестко-тоталитарного к авторитарному режиму при Н.С. Хрущёве и Л.И. Брежневе. Стала меняться и функция партийно-государственных органов, особенно в регионах. Если раньше они играли роль мобилизующих структур для выполнения директив центра, то теперь партийные органы превращались в механизм согласования хозяйственных и иных интересов центра и регионов - интересов, которые в специфически советских терминах получили название ведомственности и местничества. По сути, это противостояние имело в своей основе олигархические интересы. Кто будет беспрепятственно распоряжаться ресурсами региона - центр или региональные элиты?

В конечном итоге, резкое обострение противоречий между центральными и региональными кланами правящей элиты стало одной из главных причин политики перестройки, провозглашенной М. С. Горбачёвым. Проводимый им антиведомственный курс дал значительные преимущества региональным структурам, что привело к распаду хозяйственных связей в масштабах всей страны. Долгосрочным результатом «местнической» стратегии стал распад СССР.

Процесс регионализации России продолжался в условиях перехода страны к рыночной экономике. Шел процесс олигархизации всех уровней власти, что в сочетании с регионализацией страны не могло не привести к крайнему ослаблению организующего центра. Его распад на фракции (часть которых являлась транслятором глобальных интересов, что свидетельствовало о вытеснении отечественного центра глобальным) стало угрозой способу развития, адекватному социально-психологическим стереотипам россиян. Так двоевластие, свойственное

федеральной власти в течение значительной части 1993 г., объективно стимулировало сепаратистские тенденции в стране. Например, в Свердловской области в июле 1993 г. была провозглашена Уральская рес-° публика. Сибирское соглашение (объединение областей) также демон-■а стрировало политические претензии. В Ростовской области звучало тре-| бование о восстановлении на Дону казачьей национально-государственной автономии. В национальных республиках полным ходом при-¡3 нимались законы, отличавшиеся от федеральных. § В результате важным следствием подавления раскола в 1993 г. стало

о усиление исполнительной вертикали власти. 9 октября был издан Указ «О реформе представительных органов власти и органов местного самоуправления в Российской Федерации», по которому система местных Советов перестала существовать. 9 ноября 1993 г. Президент РФ Б.Н. Ельцин упразднил Уральскую республику и распустил Свердловский областной Совет, незадолго до этого принявший конституцию Уральской республики. По сути, на этом этапе политические претензии «четвертой силы» - руководителей регионов - были существенно подорваны.

В настоящее время Правительство РФ принимает меры, направленные на восстановление целостности организующего центра, баланса центральных, региональных и самоуправляющихся институтов; на деолигархизацию всех уровней власти.

Библиографический список

1. Аксёнов А.И. Россия и украинские земли. Присоединение Крыма // Российское государство от истоков до XIX века: территория и власть. М., 2012. С. 290-302.

2. Барг М.А. Эпохи и идеи. Становление историзма. М., 1987.

3. Зайончковский П. А. Правительственный аппарат самодержавной России в XIX в. М., 1978.

4. Каменский А.Б. От Петра I до Павла I: Реформы в России XVIII века: Опыт целостного анализа. М., 1999.

5. Мироненко С.В. Самодержавие и реформы: Политическая борьба в России в начале XIX в. М., 1989.

6. Никитин Н.И. Вхождение в состав России казачьих земель на Дону, Яике (Урале) и Тереке в XV[-XV[II вв. // Российское государство от истоков до XIX века: территория и власть. М., 2012. С. 184-207.

7. Никитин Н.И. Историческое значение территориального роста России // Российское государство от истоков до XIX века: территория и власть. М., 2012. С. 428-455.

8. Становление и развитие раннеклассовых обществ: Город и государство / Э.Д. Фролов, Г. Л. Курбатов, Г.Е. Лебедев и др.; Предисл. Г. Л. Курбатова и др.; Под ред. Г. Л. Курбатова и др. Л., 1986.

Три возможных пути России • Arzamas

Историк Борис Новосельцев рассказал Arzamas, как Москва победила в соревновании собирателей земель русских, кто были ее главные конкуренты и какую роль в очередном русском перепутье сыграли князь Ягайло, поставки хлеба и Куликово поле

Подготовил Борис Новосельцев

Две армии готовятся к битве. Миниатюра из «Сказания о Мамаевом побоище». Список XVII века © The British Library

XIV век в истории России стал временем перемен. Это был период, когда русские земли начали оправляться от ужасных последствий Батыева нашествия, иго окончательно установилось как система подчинения князей власти ханов Золотой Орды. Постепенно важнейшим вопросом стало объединение удельных княжеств и создание централизованного государства, которое смогло бы освободиться от татарского владычества и завоевать суверенитет.

На роль центра собирания русских земель претендовало несколько государственных образований, усилившихся в период после походов Батыя. Старые города — Владимир, Суздаль, Киев или Владимир-Волынский — так и не смогли восстановиться от разорения и пришли в упадок, на их периферии возникли новые центры силы, между которыми разгоралась борьба за великое княжение.

Среди них выделялись несколько государственных образований (претендентов было гораздо больше), победа каждого из которых означала бы появление своеобразного, не похожего на другие государства. Можно сказать, что в начале XIV века русские княжества находились на перекрестке, от которого расходилось несколько дорог — возможных путей развития России.

Новгородская земля

Избиение жителей Рязани ханом Батыем в 1237 году. Миниатюра из Лицевого летописного свода. Середина XVI века © РИА «Новости»

Причины усиления. Во время монгольского нашествия Новгород избежал разорения: конница Батыя не дошла до города менее ста километров. По мнению разных историков, сказалась то ли весенняя распутица, то ли нехватка кормовой базы для лошадей, то ли общая усталость монгольского войска.

С древнейших времен Новгород был перекрестком торговых путей и важнейшим центром транзитной торговли между Северной Европой, Прибалтикой, русскими землями, Византийской империей и странами Востока. Начавшееся в XIII–XIV веках похолодание стало причиной резкого сокращения урожайности сельского хозяйства на Руси и в Европе, однако Новгород от этого только усилился
за счет повышения спроса на хлеб на балтийских рынках.

Новгородская земля вплоть до окончательного присоединения к Москве была крупнейшим из русских княжеств, охватывая огромные пространства
от Балтийского моря и до Урала и от Торжка до Северного Ледовитого океана. Эти земли были богаты природными ресурсами — пушниной, солью, воском. Согласно археологическим и историческим данным, Новгород в XIII
и XIV веке был самым большим городом на Руси.

Территориальные пределы. Новгородская Русь представляется в виде «колониальной империи», основное направление экспансии которой — освоение Севера, Урала и Сибири.

Этнический состав. Представители северорусской народности
и многочисленные финно-угорские племена (чудь, весь, корела, вогулы, остяки, пермяки, зыряне и т. д.), находящиеся в состоянии зависимости
от Новгорода и обязанные платить в государственную казну ясак —натуральный налог, главным образом пушниной.

Социальная структура. Сырьевой характер новгородского экспорта являлся причиной крепких позиций бояр. Вместе с тем традиционно основой новгородского общества был довольно широкий средний класс: житьи люди — землевладельцы, обладавшие меньшим капиталом и меньшим влиянием, чем бояре, нередко занимавшиеся торговлей и ростовщичеством; купцы, крупнейшие из которых входили в «Ивановское сто» — высшую гильдию новгородских торговцев; ремесленники; своеземцы — люди незнатного происхождения, владевшие собственным земельным наделом. Новгородские торговцы, ремесленники и покорители новых земель не так сильно были зависимы от феодалов (бояр), обладая большей долей свободы, чем их коллеги в других русских княжествах. 

Новгородский торг. Картина Аполлинария Васнецова. 1909 год © Wikimedia Commons

Политическое устройство. Уровень демократии в обществе пропорционален уровню его благосостояния. Богатый торговый Новгород историки часто называют республикой. Этот термин весьма условен, но отражает особую систему управления, сложившуюся там.

Основой управления Новгородом было вече — народное собрание, на котором обсуждались наиболее насущные вопросы жизни города. Вече не было сугубо новгородским явлением. Появившиеся на догосударственном этапе истории восточных славян, подобные органы прямой демократии просуществовали
во многих землях вплоть до XIII–XIV веков и сошли на нет только после установления ига. Причиной во многом было то, что ханы Золотой Орды имели дело только с князьями, в то время как восстания против татар зачастую поднимали именно представители городских общин. Однако в Новгороде вече из городского совещательного органа с неопределенными полномочиями превратилось в ключевой орган управления государством. Это произошло в 1136 году, после того как новгородцы изгнали из города князя Всеволода Мстиславича и приняли решение отныне приглашать князя по своему усмотрению. Его полномочия теперь ограничивались текстом определенного договора, в котором было предусмотрено, например, сколько князь может привести с собой слуг, где имеет право охотиться и даже какую плату он будет получать за исполнение своих обязанностей. Таким образом, князь в Новгороде был наемным администратором, следившим за порядком и руководившим войском. Помимо князя, в Новгороде существовало еще несколько административных должностей: посадник, возглавлявший исполнительную власть и ведавший судом по уголовным преступлениям, тысяцкий — глава городского ополчения (осуществлял контроль в сфере торговли и вершил суд по торговым делам) и архиепископ, который был не только религиозным лидером, но также ведал казной и представлял интересы города во внешней политике.

Новгород делился на пять районов-концов, а те, в свою очередь, на улицы. Помимо общегородского существовали также кончанские и уличанские веча, на которых решались вопросы локального значения, где кипели страсти и нередко расквашивались носы. Эти веча были местом выплеска эмоций
и редко влияли на проводимую городом политику. Реальной властью в городе обладал узкий совет так называемых «300 золотых поясов» — самых богатых и родовитых бояр, искусно использовавших вечевые традиции в своих интересах. Поэтому, несмотря на свободолюбивый дух новгородцев и вечевые традиции, существуют основания полагать, что Новгород был в большей степени боярской олигархией, нежели республикой.

Морская карта Олафа Магнуса. 1539 год Одна из самых ранних карт Северной Европы. © Wikimedia Commons

Внешняя политика. Традиционно важнейшим партнером и соперником новгородцев была Ганза — союз городов, занимавшихся торговлей
по Балтийскому морю. Новгородцы не могли вести самостоятельную морскую торговлю и вынуждены были иметь дело лишь с купцами Риги, Ревеля и Дерпта, задешево продавая свои товары и задорого приобретая европейские. Поэтому возможным направлением внешней политики Новгородской Руси, помимо экспансии на восток, было продвижение в Прибалтику и борьба
за свои торговые интересы. Неизбежными противниками Новгорода в таком случае, помимо Ганзы, стали бы немецкие рыцарские ордена — Ливонский и Тевтонский, а также Швеция.

Религия. Новгородские купцы были очень религиозными людьми. Об этом говорит количество сохранившихся в городе до наших дней храмов
и монастырей. Вместе с тем многие «ереси», распространившиеся на Руси, возникли именно в Новгороде — очевидно, как следствие тесных связей
с Европой. В качестве примера можно привести ереси стригольников и «жидовствующих» как отражение процессов переосмысления католичества
и начала Реформации в Европе. Если бы в России был свой Мартин Лютер, скорее всего он был бы новгородцем.

Почему не получилось. Новгородская земля не была густо населена. Число жителей самого города в XIV–XV веках не превышало 30 тысяч человек. Новгород не обладал достаточным человеческим потенциалом, чтобы вести борьбу за главенство на Руси. Еще одной серьезной проблемой, стоявшей перед Новгородом, была его зависимость от поставок продовольствия из княжеств, находящихся от него к югу. Хлеб шел в Новгород через Торжок, поэтому стоило владимирскому князю захватить этот город, и новгородцы вынуждены были выполнять его требования. Таким образом, Новгород постепенно оказывался во все большей зависимости от соседних земель — сначала Владимира, потом Твери и, наконец, Москвы.

Великое княжество Литовское

Причины усиления. В X–XI веках литовские племена находились
в состоянии зависимости от Киевской Руси. Однако вследствие распада единого русского государства уже в 1130-е годы они добились независимости. Там полным ходом шел процесс распада родовой общины. В этом смысле Литовское княжество оказалась в противофазе своего развития с окрестными (прежде всего русскими) землями, ослабленными сепаратизмом местных правителей и бояр. Как полагают историки, окончательная консолидация Литовского государства произошла в середине XIII века на фоне нашествия Батыя и усилившейся экспансии германских рыцарских орденов. Монгольская конница нанесла большой урон литовским землям, но вместе с тем расчистила пространство для экспансии, создав в регионе вакуум силы, которым воспользовались князья Миндовг (1195–1263) и Гедимин (1275–1341) для объединения под своей властью литовских, балтских и славянских племен. На фоне ослабления традиционных центров силы жители Западной Руси видели в Литве естественного защитника перед лицом опасности со стороны Золотой Орды и Тевтонского ордена.

Победа монгольской армии в битве при Легнице в 1241 году. Миниатюра из легенды о святой Ядвиге Силезской. 1353 год © Wikimedia Commons

Территориальные пределы. В период своего наибольшего расцвета при князе Ольгерде (1296–1377) территории Великого княжества Литовского простирались от Балтики до Северного Причерноморья, восточная граница проходила примерно по нынешней границе Смоленской и Московской, Орловской и Липецкой, Курской и Воронежской областей. Таким образом, в состав его государства входили современная Литва, вся территория современной Белоруссии, Смоленская область, а после победы над войском Золотой Орды в битве при Синих водах (1362) — значительная часть Украины, в том числе Киев. В 1368–1372 годах Ольгерд вел войну с московским князем Дмитрием Ивановичем. В случае, если бы Литве улыбнулся успех и ей удалось бы завоевать великое княжение Владимирское, Ольгерд или его потомки объединили бы под своей властью все русские земли. Возможно, тогда нашей столицей был бы сейчас Вильнюс, а не Москва.

Третье издание статута Великого княжества Литовского, написанного на русинском языке. Конец XVI века © Wikimedia Commons

Этнический состав. Население Великого княжества Литовского в XIV веке лишь на 10 % составляли балтские народы, впоследствии ставшие основой литовской, отчасти латышской и белорусской этнических общностей. Подавляющее большинство жителей, не считая евреев или польских колонистов, были восточными славянами. Так, письменный западнорусский язык с кириллическим начертанием букв (впрочем, известны и памятники, написанные латиницей) преобладал в Литве вплоть до середины XVII века, им пользовались в том числе и в государственном документообороте. Несмотря на то что правящую верхушку в стране составляли литовцы, они
не воспринимались православным населением как захватчики. Великое княжество Литовское было балто-славянским государством, в котором были широко представлены интересы обоих народов. Золотоордынское иго
и переход западных княжеств под власть Польши и Литвы предопределили появление трех восточнославянских народов — русских, украинцев и белорусов.

Чрезвычайно любопытно появление в Литовском княжестве крымских татар и караимов, относящееся, по-видимому, к правлению князя Витовта
(1392–1430). Согласно одной из версий, Витовт переселил в Литву несколько сот семей караимов и крымских татар. Согласно другой, татары бежали туда после поражения хана Золотой Орды Тохтамыша в войне с Тимуром (Тамерланом).

Социальная структура. Общественное устройство в Литве незначительно отличалось от того, что было характерно для русских земель. Большая часть пахотных земель входила в княжеский домен, который обрабатывали невольная челядь и тяглые люди — категории населения, находившиеся в личной зависимости от князя. Впрочем, зачастую для работы на княжьих землях привлекались и нетяглые крестьяне, в том числе сябры — лично свободные земледельцы, совместно владевшие пашнями и угодьями. Помимо великого князя, в Литве также существовали удельные князья (как правило, Гедиминовичи), управлявшие разными областями государства, а также крупные феодалы — паны. Бояре и земяне находились на военной службе
у князя и получали за это право на владение землей. Отдельными категориями населения были мещане, духовенство и украинцы — жители «украинных» территорий, граничащих со степью и с Московским княжеством.

Деревянная панель с изображением герба одного из дворянских родов Великого княжества Литовского. XV век © Getty Images / Fotobank.ru

Политическое устройство. Верховная власть принадлежала великому князю (также употреблялся термин «господарь»). Ему подчинялись удельные князья и паны. Однако со временем в Литовском государстве усиливались позиции знати и местных феодалов. Появившаяся в XV веке рада, совет наиболее влиятельных панов, поначалу была законосовещательным органом при князе, наподобие боярской думы. Но уже к концу столетия рада начала ограничивать княжескую власть. Тогда же появился вальный сейм — сословно-представительский орган, в работе которого принимали участие только представители высшего сословия — шляхты (в отличие от Земских соборов в России).

Княжескую власть в Литве также ослабляло отсутствие четкого порядка престолонаследия. После смерти старого правителя нередко возникали усобицы, чреватые опасностью распада единого государства. В конечном итоге трон зачастую доставался не самому старшему, но самому коварному и воинственному из претендентов.

По мере укрепления положения знати (особенно после заключения в 1385 году Кревской унии с Польшей  Кревская уния — соглашение
о династическом союзе между Великим княжеством Литовским и Польшей,
по которому литовский великий князь Ягайло, вступив в брак с польской королевой Ядвигой, провозглашался польским королем.) Литовское государство развивалось
в сторону ограниченной шляхетской монархии с выборным правителем.

Фрагмент письма хана Тохтамыша королю Польши великому князю литовскому Ягайло. 1391 годХан просит взыскать налоги и вновь открыть дороги для ортаков, официальных государственных торговцев на службе у чингизидов. © Ms. Dr. Marie Favereau-Doumenjou / Universiteit Leiden

Внешняя политика. Само появление Великого княжества Литовского
во многом стало ответом на внешнеполитические вызовы, с которыми столкнулось население Прибалтики и западнорусских княжеств, — монгольское нашествие и экспансию тевтонских и ливонских рыцарей. Поэтому основным содержанием внешней политики Литвы стала борьба за независимость и сопротивление насильственному окатоличиванию. Литовское государство зависло между двумя мирами — католической Европой и православной Русью, и должно было сделать свой цивилизационный выбор, который бы определил его будущее. Этот выбор не был простым. Среди литовских князей было достаточно и православных (Ольгерд, Войшелк), и католиков (Гедимин, Товтивил), а Миндовг и Витовт несколько раз переходили из православия в католичество и обратно. Внешнеполитическая ориентация и вера шли рука об руку.

Религия. Литовцы долгое время оставались язычниками. Это отчасти объясняет непостоянство великих князей в вопросах вероисповедания. В государстве было достаточно и католических, и православных миссионеров, существовали католическая и православная епархии, а один из литовских митрополитов, Киприан, в 1378–1406 годах стал митрополитом Киевским
и всея Руси. Православие в Великом княжестве Литовском играло выдающуюся роль для высших слоев общества и культурных кругов, обеспечивая просвещение — в том числе и балтской знати из великокняжеского окружения. Поэтому Литовская Русь, без сомнений, была бы православным государством. Однако выбор веры одновременно был и выбором союзника. За католичеством стояли все европейские монархии во главе с папой римским, а православными были лишь русские княжества, подчиненные Орде, и агонизирующая Византийская империя.

Король Владислав II Ягайло. Деталь триптиха «Дева Мария» из собора Святых Станислава и Вацлава. Краков, 2-я половина XV века © Wikimedia Commons

Почему не получилось. После смерти Ольгерда (1377 год) новый литовский князь Ягайло принял католичество. В 1385 году, по условиям Кревской унии, он женился на королеве Ядвиге и стал польским королем, фактически объединив под своей властью два этих государства. Следующие 150 лет Польша и Литва, формально считаясь двумя независимыми государствами, почти всегда управлялись одним правителем. Польское политическое, экономическое и культурное влияние на литовские земли нарастало. Со временем литовцы были крещены в католичество, а православное население страны оказалось в тяжелом и неравноправном положении.

Московское княжество

Причины усиления. Одна из многочисленных крепостиц, основанных владимирским князем Юрием Долгоруким на границах своей земли, Москва отличалась выгодным расположением. Город стоял на пересечении речных и сухопутных торговых путей. По рекам Москве и Оке можно было добраться до Волги, по мере ослабления значения пути «из варяг в греки» постепенно превращавшейся в важнейшую торговую артерию, по которой шли товары с Востока. Также существовала возможность сухопутной торговли с Европой через Смоленск и Литву.

Куликовская битва. Фрагмент иконы «Сергий Радонежский с житием». Ярославль, XVII век © Bridgeman Images / Fotodom

Однако окончательно ясно, насколько удачным оказалось расположение Москвы, стало после нашествия Батыя. Не избежав разорения и сожженный дотла, город быстро отстроился заново. Его население ежегодно увеличивалось за счет иммигрантов из других земель: укрытая лесами, болотами и землями других княжеств, Москва во второй половине XIII века не так страдала
от опустошительных походов ордынских ханов — ратей.

Важное стратегическое положение и рост числа жителей города привели к тому, что в 1276 году в Москве появился собственный князь — Даниил, младший сын Александра Невского. Удачная политика первых московских правителей также стала фактором усиления княжества. Даниил, Юрий и Иван Калита поощряли переселенцев, предоставляя им льготы и временное освобождение от налогов, увеличили территории Москвы, присоединив Можайск, Коломну, Переславль-Залесский, Ростов, Углич, Галич, Белоозеро и добившись признания вассальной зависимости со стороны некоторых других (Новгород, Кострома и так далее). Перестроили и расширили городские укрепления, уделяли большое внимание культурному развитию и храмовому строительству. Со второго десятилетия XIV века Москва повела борьбу с Тверью за великое княжение Владимирское. Ключевым событием в этой борьбе стала «Щелканова рать» 1327 года. Иван Калита, присоединившийся к войску Шевкала (в разных чтениях также Чолхана или Щелкана), двоюродного брата Узбека, по его приказу повел татарские войска таким образом, чтобы земли его княжества не были затронуты нашествием. Тверь так и не оправилась от разрушений — главный соперник Москвы в борьбе за великое княжение и влияние на русские земли был повержен.

Территориальные пределы. Московское княжество было постоянно растущим государством. В то время как правители других русских земель делили их между своими сыновьями, способствуя все большей раздробленности Руси, московские князья разными путями (получение по наследству, военный захват, покупка ярлыка и т. д.) увеличивали размеры своего удела. В некотором смысле на руку Москве сыграло то, что из пяти сыновей князя Даниила Александровича четверо умерли бездетными и на престол вступил Иван Калита, унаследовавший весь московский удел, бережно собиравший земли и в своем завещании изменивший порядок престолонаследия. Для того чтобы закрепить доминирование Москвы, было необходимо сохранить целостность наследуемых владений. Поэтому Калита завещал своим младшим сыновьям во всем слушаться старшего и неравномерно распределил между ними земли. Большая их часть оставалась за старшим сыном, уделы же младших были скорее символическими: даже объединившись, они не смогли бы бросить вызов московскому князю. Соблюдению завещания и сохранению целостности княжества поспособствовало то, что многие потомки Ивана Калиты, например Симеон Гордый, погибли в 1353 году, когда до Москвы добралась пандемия чумы, известная как «черная смерть».

После победы над Мамаем на Куликовом поле (в 1380 году) Москва уже практически безальтернативно воспринималась как центр объединения русских земель. В своем завещании Дмитрий Донской передал Владимирское великое княжение как свою вотчину, то есть как безусловное наследственное владение.

Этнический состав. До прихода славян междуречье Волги и Оки было границей расселения балтских и финно-угорских племен. Со временем они ассимилировались славянами, однако еще в XIV веке в Московском княжестве можно было найти компактные поселения мери, муромы или мордвы.

Социальная структура. Московское княжество изначально было монархией. Но при этом князь не обладал абсолютной властью. Большим влиянием пользовались бояре. Так, Дмитрий Донской завещал своим детям любить бояр и ничего не делать без их согласия. Бояре были вассалами князя и составляли основу его старшей дружины. При этом они могли сменить своего сюзерена, перейдя на службу к другому князю, что случалось нередко.

Младшие дружинники князя назывались «отроки» или «гриди». Затем появились княжьи «дворные» слуги, которыми могли стать вольные люди и даже холопы. Все эти категории со временем объединились в группу «детей боярских», так и не доросших до бояр, но составивших социальную базу дворянства.

В Московском княжестве интенсивно развивалась система поместных отношений: дворяне получали землю от великого князя (из его домена) за службу и на срок службы. Это ставило их в зависимость от князя
и укрепляло его власть.

Крестьяне жили на землях частных владельцев — бояр или князя. За пользование землей необходимо было уплатить оброк и выполнить некоторые работы («изделье»). Большая часть крестьян обладала личной свободой, то есть правом перехода от одного землевладельца к другому,
при этом существовала и «челядь невольная», не обладавшая такими правами.

Портрет Дмитрия Донского. Егорьевский историко-художественныймузей. Картина неизвестного художника. XIX век © Getty Images / Fotobank

Политическое устройство. Московское государство было монархией. Вся полнота власти — исполнительной, законодательной, судебной, военной — принадлежала князю. С другой стороны, система управления была далека
от абсолютизма: князь был слишком зависим от его дружины — бояр, верхушка которых входила в княжеский совет (своеобразный прообраз боярской думы). Ключевой фигурой в управлении Москвой был тысяцкий. Он назначался князем из числа бояр. Изначально эта должность предполагала руководство городским ополчением, но со временем при поддержке бояр тысяцкие сосредоточили в своих руках и некоторые полномочия городского управления (суд, надзор за торговлей). В середине XIV века их влияние было так высоко, что с ними приходилось всерьез считаться и самим князьям.
Но по мере укрепления и централизации власти потомков Даниила ситуация менялась, и в 1374 году Дмитрий Донской упразднил эту должность.

Местное управление осуществлялось представителями князя — наместниками. Стараниями Ивана Калиты в Московском государстве не было классической удельной системы, однако небольшие наделы получали младшие братья московского правителя. В боярских вотчинах и дворянских поместьях их владельцам предоставлялось право следить за порядком и вершить суд
от имени князя.

Куликовская битва. Миниатюра из «Жития преподобного Сергия Радонежского». XVII век © Getty Images / Fotobank.ru

Внешняя политика. Главными направлениями внешнеполитической деятельности Московского княжества были собирание земель и борьба за независимость от Золотой Орды. Причем первое было неразрывно связано со вторым: для того чтобы бросить вызов хану, необходимо было накопить силы и вывести против него объединенное общерусское войско. Таким образом, в отношениях между Москвой и Ордой можно увидеть две фазы — фазу покорности и сотрудничества и фазу противостояния. Первую олицетворял собой Иван Калита, одной из главных заслуг которого, по словам летописцев, было прекращение татарских набегов и «тишь великая», продолжавшаяся следующие 40 лет. Вторая берет свое начало во времена правления Дмитрия Донского, который чувствовал за собой достаточно сил, чтобы бросить вызов Мамаю. Отчасти это было связано с продолжительной смутой в Орде, известной как «великая замятня», в ходе которой государство раскололось на отдельные области-улусы, а власть в его западной части захватил темник Мамай, который не был чингизидом (потомком Чингисхана), и потому права провозглашаемых им марионеточных ханов не были легитимными. В 1380 году князь Дмитрий разгромил войско Мамая на Куликовом поле, но уже спустя два года чингизид хан Тохтамыш захватил и разграбил Москву, вновь обложив ее данью и восстановив свою власть над ней. Вассальная зависимость сохранялась еще 98 лет, но в отношениях Москвы и Орды все более редкие фазы покорности все чаще сменялись фазами противостояния.

Другим направлением внешней политики Московского княжества были отношения с Литвой. Продвижение Литвы на восток за счет включения в ее состав русских земель прекратилось в результате столкновения с усилившимися московскими князьями. В XV–XVI веках объединенное польско-литовское государство превратилось в главного противника московских правителей, учитывая их внешнеполитическую программу, предполагавшую объединение под своей властью всех восточных славян, в том числе тех, которые жили в составе Речи Посполитой.

Религия. Объединяя вокруг себя русские земли, Москва опиралась на помощь со стороны церкви, которая, в отличие от светских феодалов, всегда была заинтересована в существовании единого государства. Союз с церковью стал еще одной причиной усиления Москвы в первой половине XIV века. Князь Иван Калита развернул в городе бурную деятельность, построив несколько каменных храмов: Успенский собор, Архангельский собор, ставший усыпальницей московских князей, придворную церковь Спаса на Бору и церковь Иоанна Лествичника. Можно только предположить, чего ему стоило это строительство. Татары очень ревниво к этому относились: все лишние деньги, по их мнению, должны были уходить в Орду в качестве дани, а не тратиться на возведение храмов. Однако игра стоила свеч: Ивану Даниловичу удалось убедить митрополита Петра, подолгу жившего в Москве, совсем покинуть Владимир. Петр согласился, но в том же году умер и был погребен в Москве. Его преемник Феогност окончательно сделал Москву центром русской митрополии, а следующий митрополит, Алексий, был родом из Москвы.

Почему получилось. Успех был связан с двумя крупными военными победами Москвы. Победа в войне с Великим княжеством Литовским (1368–1372) и признание со стороны Ольгерда права Дмитрия на великое княжение Владимирское означали, что Литва признавала свое поражение в борьбе за объединение русских земель. Победа на Куликовом поле — даже притом что она не означала окончания ига — имела огромное моральное воздействие на русский народ. В этой битве ковалась Московская Русь, а авторитет Дмитрия Донского был такой, что в своем завещании он передавал великое княжение как свою вотчину, то есть наследственное неотчуждаемое право, которое не нужно подтверждать татарским ярлыком, унижаясь в Орде перед ханом.  

Централизация государственного аппарата в XVI веке

Поместная конница. Гравюра XVI века.

В конце XV — начале XVI в. центральный и местный государственный аппарат сохранял ещё ряд черт старой дворцово-вотчинной системы управления, характерной для периода феодальной раздробленности. Сколько-нибудь прочное объединение Северо-Восточной Руси в единое государство было невозможно без дальнейшей централизации этого аппарата.

Проведение её развернулось уже в конце XV — начале XVI в., т. е. вскоре после того, как в основном были объединены русские земли под главенством Москвы. В борьбе за укрепление Русского государства великокняжеская власть опиралась на растущее дворянство и использовала поддержку городов.

В составе России конца XV—XVI в. ещё существовали отдельные земли, частью даже княжества, сохранявшие свои особенности в управлении,— удельное княжество Волоцкое, полусамостоятельное Рязанское княжество и Псковская феодальная республика. В 1504 г. даже были созданы новые уделы — Дмитровский, Калужский, Угличский и Старицкий для младших сыновей Ивана III. Эти и некоторые другие, более мелкие княжества представляли собою прямое наследие периода феодальной раздробленности. Удельно-княжеские дворы не раз на протяжении XVI в. делались очагами феодальных смут. Их ликвидация являлась важной задачей великокняжеского правительства, разрешённой в начале века.

Верховную власть в Русском государстве конца XV — начала XVI в. осуществляли великий князь, авторитет которого постепенно возрастал, и Боярская дума. Будучи советом представителей феодальной аристократии, Боярская дума по существу значительно ограничивала власть великого князя. Без совета с боярами великий князь обычно не принимал решений по важнейшим вопросам, касавшимся законодательства, внешнеполитических сношений и суда. Порядок назначения в Думу, как и вообще на высшие судебно-административные должности, определялся системой местничества, т. е. положением феодала на сословно — иерархической лестнице, которое зависело прежде всего от знатности «рода», частично от «выслуги» самого феодала и его предков. Всё это приводило к засилью представителей феодальной аристократии в правительственном аппарате. Боярская дума состояла обычно из сравнительно небольшого числа бояр и окольничих (к концу 1533 г.,например, в её составе было 12 бояр и 3 окольничих), происходивших, как правило, лишь из среды чернигово-северских князей (Глинские и др.) и «гедиминовичей» — потомков литовского великого князя Гедимина (Вельские и др.), либо из ростово-суздальских княжат (Ростовские, Шуйские и др.), либо, наконец, из старомосковского боярства (Морозовы, Воронцовы, Захарьины-Юрьевы). Кичливая феодальная знать вела постоянную борьбу за чины и звания.

Стремясь ослабить аристократический состав Боярской думы, Иван III (1462— 1505) и Василий III (1505—1533) стали привлекать к участию в её заседаниях дьяков, ведавших делопроизводством Думы и получивших позднее название «думных дьяков», а также наиболее преданных великому князю дворян, которые впоследствии именовались «думными дворянами». Однако в конце XV — начале XVI в. в целом Дума ещё представляла собою орган власти крупной земельной аристократии, выступавшей против дальнейшей централизации государственного аппарата.

Основой формирования исполнительных учреждений стали великокняжеской дворец во главе с дворецким и казна во главе с казначеем. Дворец управлял прежде всего личными великокняжескими землями, казна была государственной канцелярией. К числу важнейших дворцовых чинов в начале XVI в. принадлежал также «конюший», «кравчий» (подносивший во время пиров великому князю чаши с напитками), «оружничий» (ведавший огнестрельным оружием и его изготовлением) и др. Дворцовые чины обычно получали нетитулованные представители старо-московского боярства, издавна связанного с великокняжеским двором. Одним из средств обеспечения этих дворцовых чинов были «кормы», сбиравшиеся с «путей», т. е. специальных подведомственных им территорий.

Практическую работу в государственных учреждениях в значительной степени осуществлял дьяческий аппарат казны, формировавшийся главным образом из дворян. Казначей ведал государственными финансами, являлся хранителем государственного архива. Вместе со своим помощником — печатником (хранителем великокняжеской печати) он принимал участие в организации дипломатической службы. С конца XV в. в составе казны уже начали выделяться специальные дьяки, которым поручались определённые отрасли управления. Так, в связи с широкой организацией в стране ямской службы (службы связи и перевозок казённых грузов) появились ямские дьяки, в связи с развитием поместной системы — поместные дьяки и т. д. Из состава Боярской думы также начинают выделяться особые комиссии из бояр и дьяков, ведавшие отдельными отраслями управления (например, посольские комиссии, «бояре, которым разбойные дела приказаны», и т. п). Начавшееся обособление отдельных отраслей центрального управления свидетельствовало о зарождении новой системы управления, получившей впоследствии название приказной.

В конце XV — начале XVI в. происходили существенные изменения и в составе вооружённых сил. Основной частью русского войска оставалась дворянская конница. Вместе с тем в связи с распространением огнестрельного оружия — «пищалей», овладение которым требовало специальных навыков, в начале XVI в. появились отряды пищальников, набиравшиеся из среды посадских людей. Отряды пищальников явились зародышем постоянного войска на Руси. Возросло также значение артиллерии («наряда»). Изготовлением пушек и пищалей занимался специальный Пушечный двор в Москве. Постепенно в военных действиях всё большее участие начинает принимать «посошная рать», т. е. пешее ополчение, набиравшееся из крестьянского и посадского населения. Авангардом русских вооружённых сил, выдвинувшихся в южные степи, стали конные отряды («станицы») казаков, которые несли дозорную службу.

С конца XV в. происходит перестройка и местного управления. Система кормлений, существовавшая в период образования Русского централизованного государства, в первой половине XVI в. постепенно изживает себя. Получение наместниками и волостелями «кормов» (денежных и натуральных поборов) непосредственно с подведомственного им населения открывало простор для всяческих злоупотреблений властью и не позволяло сосредоточить финансы в великокняжеской казне. Крупнейшие наместничества находились в руках феодальной знати, не склонной поступаться своими правами и привилегиями. Стремясь ограничить власть наместников и волостелей, великокняжеское правительство с конца XV в. всё чаще и чаще выдаёт местным землевладельцам, посадскому населению и черносошному крестьянству специальные уставные грамоты, содержащие регламентацию поборов в пользу наместников и волостелей. Срок пребывания на наместничестве постепенно сокращался и в первой половине XVI в. обычно не превышал одного года.

Ограничение власти наместников было сопряжено с увеличением политического влияния дворянства на местах и с дальнейшей централизацией местного управления. С начала XVI в. постепенно вводился институт городовых приказчиков, в руки которых передавалась административно-финансовая власть в городах и относившихся к ним уездах. Городовые приказчики ведали строительством городских укреплений, распоряжались организацией материального обеспечения обороны городов, собирали ряд податей с населения (ямские деньги и пр.). Появление городовых приказчиков, набиравшихся из мелкого дворянства, знаменовало новое ограничение власти наместников и укрепление политических позиций дворянства на местах.

История местного самоуправления в России с Древней Руси до Октябрьской революции

Татьяна Илек

Местное самоуправление в России в том виде, в котором оно существует на сегодняшний день, начало развиваться с возникновением постсоветского государства. Однако его традиции имеют давнюю историю. Совместно с администрацией муниципального округа Нагатино-Садовники мы начинаем серию материалов об истории местного самоуправления в России.

С Древней Руси до XVI века

В Древней Руси местное самоуправление осуществлялось в вечевой форме. Вече – собрание всех свободных жителей – современные историки и политологи считают проявление непосредственной и прямой демократии. Особое развитие вечевая форма управления получила в свободных городах (Пскове и Новгороде). Оно обладало широкими полномочиями, например, в его компетенцию входило приглашение князя, который в этих городах исполнял лишь функции военачальника. Реальная, непосредственная власть оставалась в руках схода (вече).

Если говорить о сельской местности, в которой в те времена жило абсолютное большинство населения, то по всей Руси издревле существовали общинные традиции управления. Крестьянская община совместно пользовалась общей землей, перераспределяя наделы между ее членами. При этом сама земля, как правило, принадлежала князю или церкви. Община занималась вопросами местного значения, фактически в ее компетенции были функции по управлению той или иной деревней или селом.

От Ивана Грозного до Екатерины II

Царь Иван IV Грозный в 1570 году уничтожил Новгородскую и Псковскую республики, тем самым положив конец традициям городского местного самоуправления. Некоторые историки считают, что с той эпохи началась жесткая централизация власти и местное самоуправление не развивалось. При этом надо сказать, что общинное самоуправление в деревнях сохранялось, какие-то элементы местного самоуправления продолжали действовать и в городах.

Еще при Иване Грозном появились губные и земские старосты, которых избирало население. Они имели достаточно широкие полномочия. Хотя большая часть их работы состояла из выполнений поручений центральной власти. Со временем выборных чиновников заменили на назначаемых сверху.

Недолгое возрождение местного самоуправления случилось при Петре I, который учредил в Москве бурмистрову палату, а в других городах – земские избы. Бурмистров (по сути, мэров городов) выбирали местные жители. Уже после смерти Петра эта традиция прервалась и городских чиновников вновь стали назначать.

Важный шаг в развитии местного самоуправления сделала Екатерина II, которая выпустила акт – «Грамоту на права и выгоды городов Российской империи». После этого появились дворянские собрания в городах и уездах, земские суды, городские думы. Система самоуправления была сословной, занимать должности и выбирать органы местного самоуправления могли лишь дворяне. После смерти императрицы система постепенно перестала работать и местных чиновников снова стали назначать.

От Александра II до Октябрьской революции

Важнейшими событиями для развития местного самоуправления в России были городская (1870 год) и земская реформы (1864 год) Александра II. Появились избранные органы: городские, губернские земские собрания (земства), имевшие широкий перечень полномочий. Они занимались местными хозяйственными делами, вопросами благоустройства, социальной сферой (в их ведении были богадельни, дома презрения, больницы и т.д.).

После земской реформы особенно укрепилась власть общины в деревне. По сути, все вопросы местного значения решала община. Последняя попытка в досоветской России провести реформу местного самоуправления была предпринята после февральской революции 1917 года. 21 мая 1917 года Временное правительство приняло несколько законов о местном самоуправлении в городах и в сельской местности. За несколько месяцев было организовано более 9 тыс. волостных и городских земств, но закончить эту реформу помешал Октябрьский переворот.

«Как педагог по профессии, я убеждена, что учиться никогда и ничему не поздно и полезно. Знать историю своей страны, в том числе то, как работала власть на местах на протяжении веков, немаловажно и тем, кто эту власть осуществляет, и местным жителям. Может быть, словосочетания «извлекать уроки» и «учиться на ошибках» в данном случае звучат несколько громко, но, по крайней мере, узнать, как развивалось местное самоуправление в России в разные времена, будет небезынтересно», — отметила глава администрации муниципального округа Нагатино-Садовники Татьяна Илек.

Метки: власть, история, культура, личности, местное самоуправление, реформы, события

Российская Империя | Encyclopedia.com

Тип правления

Российская империя простиралась от Балтийского моря и Восточной Европы до Тихого океана, и на протяжении своей почти двухсотлетней истории (1721–1917 гг.) Она находилась под властью деспотических властей. царей, которые наделяли местными властями разную степень власти до пятидесяти назначенных губернаторов провинций.

Общие сведения

Царь Петр I (1672–1725) основал Российскую империю после заключения решающего мирного договора со своими шведскими врагами в 1721 году, который привел к важным территориальным приобретениям и сопровождался другими значительными военными победами.Как член династии Романовых, пришедшей к власти в России в начале 1600-х годов, Петр был полон решимости превратить некогда изолированное Русское царство в великое современное государство, которое отражало бы политическую мудрость большой Европы. Он инициировал так называемые петровские реформы, подвергнув огромным изменениям почти все сферы русской жизни. Стремясь к процветающей империи, он поощрял развитие промышленности и торговли.

После смерти Петра на престол взошла череда царей Романовых и цариц, но никто из них не обладал имперским рвением Петра до тех пор, пока Екатерина II (1729–1796) не стала императрицей в 1762 году.Правление Екатерины ознаменовалось международными успехами и важными внутренними реформами. Как и Петр, Екатерина хотела модернизировать и развивать свою страну. Она видела себя просвещенным монархом, обладающим абсолютной властью, но также чувствовавшим ответственность по отношению к своим подданным и стремившимся править честно и справедливо. Благодаря территориальной экспансии и искусной дипломатии Екатерина укрепила положение России как важной европейской державы восемнадцатого и девятнадцатого веков.

Наследники Петра и Екатерины столкнулись с растущими требованиями внутренних социальных и экономических реформ.Иностранные вторжения и войны с соперничающими державами поставили под сомнение способность имперской казны обеспечивать адекватную военную и военно-морскую оборону, что привело к повсеместным налоговым реформам. Сменявшие друг друга цари продолжали практиковать автократическое правление почти до конца империи, но различные движения за реформы возникли в ответ на растущие требования как интеллигенции, так и крестьян в более представительной форме правления.

Государственное устройство

При Петровских реформах Россия была разделена на восемь крупных губерний (административных губерний): Московская, Ингрия, Киевская, Смоленская, Архангельская, Казанская, Азовская и Сибирская.Каждым управлял назначенный губернатор и председательствовал в совете из восьми-двенадцати советников, набранных из губернской шляхты. Позже каждая губерния была разделена на несколько долей (участков), где начальник каждой отвечал за сбор налогов. В течение многих лет единственным звеном среди восьми губерний был сам император. В 1711 году Петр учредил новую центральную администрацию из девяти членов, названную Правящим сенатом, чтобы обеспечить более надежный централизованный контроль над губернией.

Петр также реорганизовал имперское правительство России, сначала с центром в Москве, в систему из двенадцати коллегий (советов): три руководили государственными делами, три - финансами; три курировали промышленность и торговлю, а последняя группа занималась судебными вопросами, вопросами земельной собственности и муниципалитетами империи. Каждым из этих колледжей руководил совет, состоящий из членов с равной властью. Влиятельная Русская православная церковь была подчинена государственной власти, когда ее правящий патриархат сменился мирским руководством.

Россия оставалась в состоянии войны с той или иной империей на протяжении всего царствования Петра, что потребовало пересмотра налоговой системы. Вместо старого налога на землю или домохозяйства на всех русских мужчин, кроме дворянства и духовенства, был введен «душевой» налог (налог на физических лиц). Ожидалось, что он обеспечит достаточный доход для адекватного финансирования военных и военно-морских сил империи. Чтобы гарантировать, что каждый мужчина-резидент будет облагаться налогом, в 1718 году была проведена новая перепись населения. В ее списки потенциальных налогоплательщиков были включены крепостные мужчины (крестьяне, принадлежащие землевладельцам и выполняющие принудительный труд для них).

Таблицей о рангах, введенной в 1722 году, Петр создал четырнадцать разрядов для военных и гражданских офицеров. Любой человек, получивший звание офицера, автоматически становился членом потомственного дворянства, шаг, который позволил многим амбициозным мужчинам и их потомкам выйти за пределы среднего и низшего классов.

После своего восхождения на престол в 1762 году Екатерина провела серию реформ, направленных на децентрализацию правительства и поощрение ответственности на местах.Она упразднила большинство из двенадцати коллегий, увеличила число русских губерний с восьми до пятидесяти и разделила каждую губернию на районы, в которых местная шляхта избирала делегатов собрания для решения местных и районных вопросов.

Царь Александр II (1818–1881) ответил на возросшие требования правительственной реформы, учредив в 1864 году выборные уездные советы для ведения местного самоуправления. Его судебные реформы, покончившие с бюрократическим назначением часто коррумпированных и несправедливых судей, привели к избранию местных мировых судей советами графств и созданию окружных судов для рассмотрения более серьезных дел.Многие россияне надеялись, что существенные реформы на местном и провинциальном уровнях приведут к конституционному правлению империи, но Александр отказался. Он считал самодержавие единственной адекватной формой правления, учитывая огромные размеры Российской империи и ее разнообразный образ жизни. Его отказ и отказ последующих царей способствовали развитию радикальной оппозиции царскому правлению.

Политические партии и фракции

Почти половина жителей Российской империи были крепостными, крестьянскими рабочими, закрепленными за определенными участками земли, принадлежавшими русскому дворянству.Они были связаны либо с землей, на которой работали, либо с человеком дворянина, которому она принадлежала. Хотя их индивидуальные ситуации менялись от места к месту, крепостные были в значительной степени ограничены в своих передвижениях и личной жизни и не пользовались правами свободных людей. Александр обратился к русскому дворянству за советом по поводу окончательного освобождения крепостных и в 1861 году принял дворянский план освобождения. Его действия ускорили длительный период сельскохозяйственных, экономических и административных преобразований в России.В большинстве случаев освобожденные крепостные получали две трети земли, на которой они ранее работали, но взамен их просили выплачивать ежегодную компенсацию государству. Крепостные смотрели на эти условия освобождения с разочарованием и горечью. Многие платежи остались невыплаченными, и сорок лет спустя, в ходе реформ 1905 года, эти долги были окончательно списаны.

Легендарные казаки России были группой приграничных поселенцев на окраинах России и Польши, которые в семнадцатом веке решили присягнуть на верность одному из первых царей Романовых.На протяжении всей остальной части династии Романовых казаки получали особые привилегии в обмен на войска, которые они предоставляли императорской армии.

Русская интеллигенция состояла из молодых образованных россиян, принадлежащих к разным социальным и классовым группам, которые разделяли бунтарские политические взгляды и культурные интересы. Они приобрели все большее значение во время политических волнений в конце девятнадцатого века.

Основные события

Великое посольство Петра выступило в марте 1697 года в качестве дипломатической миссии для обеспечения союзников в кампании России против Турецкой Османской империи.Во время своих путешествий он посетил Курляндию на Балтийском море; Бранденбург, в современной Германии; Голландия; Англия; и Австрии. Помимо ухаживания за союзниками, Петр посещал лекции; посетили больницы, музеи и литейные цеха; и изучал западную культуру, одежду, манеры, технические навыки, судостроение и навигацию. Он вернулся в Россию летом 1698 года, решив применить свои новые знания и превратить свою страну в европейскую имперскую державу.

В 1703 году Петр спроектировал и построил новую столицу и морской порт в восточной части Финского залива, на земле, захваченной у Швеции, и назвал ее Св.Петербург. Он наполнил его элегантной архитектурой в западном стиле, вдохновленной своим визитом в Европу, и инициировал создание там первого университета в России.

Среди заметных аннексий (насильственных захватов) во время правления Екатерины был раздел Польши, когда трижды в 1772, 1793 и 1795 годах Пруссия, Австрия и Российская империя разделили между собой территории Польского королевства. Екатерина также аннексировала Крым, полуостров между Черным и Азовским морями, в 1783 году.Его аннексия увеличила долю мусульман в империи, и в 1785 году императрица издала хартию, гарантирующую свободу исламской религии.

Действуя как внутри страны, так и за ее пределами, Екатерина поощряла колонистов из других европейских стран селиться на русской земле, полагая, что они помогут улучшить российские методы ведения сельского хозяйства. Она основала больницы, библиотеки и детские дома и поощряла интерес к общественному здравоохранению.

Пугачевское восстание (1773–1774), которое возглавил казак Емельян Пугачев (1726–1775), проходило на территории между Волгой и Уральскими горами.Это подчеркнуло сохраняющуюся слабость централизованного российского правления и недовольство крепостных правительством Екатерины.

Французский император Наполеон Бонапарт (1769–1821) вторгся в Россию в 1812 году. После первых побед, за которыми последовал захват заброшенной столицы Москвы, Наполеон предпринял катастрофическое отступление во время русской зимы. Прибыв с более чем четырьмястами тысячами человек, он покинул русскую землю с тридцатью тысячами солдат.

В декабре 1825 года группа армейских офицеров бросила вызов правлению Николая I (1796–1855), устроив так называемое восстание декабристов.Под влиянием европейских идеалов либерализма они стремились к созданию свободной конституционной Российской Федерации. Их плохо организованное восстание вскоре угасло, а его руководство было казнено.

Последний царь из Романовых, Николай II (1868–1918), вступил на престол в 1894 году. Он выступил против призывов к конституционной форме правления и вместо этого стал руководить промышленной и торговой революцией империи. Расширение железнодорожных линий России привело к резкому росту текстильного производства и тяжелой промышленности.Миллионы крестьян, некоторые из которых были недовольны способом освобождения крепостных в 1861 году, покинули свои исконные сельские дома и стали работать в промышленных городах. Политические волнения переместились вместе с ними из сельской местности в городские центры. Возрастала напряженность между привилегированными и бедными классами. Когда Россия потерпела поражение в русско-японской войне (1904–1905), общественное унижение решило судьбу Российской империи. Спешно предпринятые Николаем реформы были слишком медленными и запоздалыми.

Последствия

В Российской Империи в начале 1900-х годов власть перешла от монархии Романовых к фракциям, которые выступали за прекращение формы правления, созданной последними царами. Между 1905 и 1917 годами было предпринято несколько попыток реформ, отречение Николая II и, в конечном итоге, победа коммунистической большевистской партии, создавшей Советский Союз. Почти до конца двадцатого века Советский Союз был одной из двух мировых военных, экономических и политических сверхдержав.

Милюков, Пауль, Чарльз Сейнобос и Л. Эйзенманн. История России . Перевод Чарльза Лам Маркманна. Нью-Йорк: Funk and Wagnalls, 1968.

Вернадский, Джордж. Политическая и дипломатическая история России . Бостон: Литтл, Браун, 1936.

Рен, Мелвин К. и Тейлор Стултс. Курс истории России . 5-е изд. Prospect Heights, Ill .: Waveland Press, 1994.

Как Путин изменил контракт со своими агентами и проблемы, которые он создал для Медведева на JSTOR

Abstract

В данном исследовании исследуются федеральные реформы в путинской России в рамках модели принципала-агента.В нем излагается обоснование и предполагаемые результаты этих реформ, а затем описываются их реальные последствия. Основные выводы касаются характера изменений в губернаторском органе, региональных политических режимов и новых проблем, стоящих перед режимом в результате этих реформ. Исследование показывает, что (i) большинство губернаторов пережили эту смену в первые четыре года после реформы; (ii) отмена губернаторских выборов подорвала политическую конкуренцию в регионах, вынудив ее уйти из публичной сферы в менее прозрачные площадки, и (iii) в результате реформ возникли новые проблемы, в частности, необходимость в систематическом механизме кадрового формирования и проблема морального риска.

Информация о журнале

Publius - международный журнал, интересующийся публикацией работ по федералистским системам во всем мире. Его цель - публиковать последние исследования со всего мира по теории и практике федерализма; динамика федеративных систем; межправительственные отношения и управление; региональное, государственное и провинциальное управление; и сравнительный федерализм.

Информация об издателе

Oxford University Press - это отделение Оксфордского университета.Издание во всем мире способствует достижению цели университета в области исследований, стипендий и образования. OUP - крупнейшая в мире университетская пресса с самым широким глобальным присутствием. В настоящее время он издает более 6000 новых публикаций в год, имеет офисы примерно в пятидесяти странах и насчитывает более 5500 сотрудников по всему миру. Он стал известен миллионам людей благодаря разнообразной издательской программе, которая включает научные работы по всем академическим дисциплинам, библии, музыку, школьные и университетские учебники, книги по бизнесу, словари и справочники, а также академические журналы.

История и культура России / Путь к революции

С царствования Ивана Грозного русские цари следовали изрядно последовательная политика отвлечения большей политической власти от дворянства и в свои руки. Эта централизация власти в России состояние обычно достигалось одним из двух способов - либо просто взяв власть у дворян и выдержав их сопротивление (Иван Грозный был очень хорош в этом), или компенсируя дворянам за уменьшили власть в правительстве, дав им большую власть над своими земля и ее обитатели.Крепостное право, как эта последняя система была известна, неуклонно росла в России со времен Ивана Грозного, ее изобретатель. Ко времени Екатерины Великой русские цари пользовались фактически автократическое правление своей знатью. Однако в Смысл купил эту власть, предоставив этой знати фактически автократический власть над крепостными, которые к этому времени были доведены до состояния ближе к рабству, чем к крестьянству.

К девятнадцатому веку оба эти отношения подверглись нападкам. В восстании декабристов в 1825 году группа молодых офицеров-реформаторов попыталась форсировать установление конституционной монархии в России, не допуская воцарение Николая I. Они потерпели полную неудачу, и Николай стал самый реакционный вождь Европы. Преемник Николая, Александр II, напротив, казалось поддающимся реформированию.В 1861 г. он отменил крепостное право, хотя эмансипация фактически не принесла каких-либо значительных изменение положения крестьян. По мере того, как страна становилась более индустриализированная, ее политическая система испытала еще большее напряжение. Попытки низших классов получить больше свободы вызывали опасения анархия, а правительство оставалось крайне консервативным. Как Россия стали более индустриализированными, крупными и гораздо более сложными, несоответствия самодержавного царского правления становилось все более очевидным.К двадцатому века созрели условия для серьезных конвульсий.

В то же время в России значительно расширил свою территорию и свою власть в девятнадцатом век. Его границы простирались до Афганистана и Китая, и он имел приобрел обширную территорию на побережье Тихого океана. Основа открылись портовые города Владивосток и Порт-Артур. прибыльных торговых путей и строительства Транссибирской магистрали. Железная дорога (построенная в 1891-1905 гг.) Связала европейскую часть России. со своими новыми восточными территориями.

В 1894 году Николай II присоединился к к трону. Он был не самым компетентным из политических лидеров, а его министры почти всегда были реакционерами. Делать дела хуже того, растущее присутствие России на Дальнем Востоке спровоцировало враждебность Японии. В январе 1905 года японцы напали, и Россия пережила серию поражений, которые лишили ее слабой поддержки проводился и без того непопулярным правительством Николая.Николай был вынужден предоставить уступки реформаторам, в том числе, в первую очередь, конституцию и парламент, или Дума. Сила реформаторского движения была основана на новой мощной силе вошла в российскую политику. Индустриализация крупных западных городов и разработка нефтяных месторождений Батыя собрали большие скопления русских рабочих, и они вскоре стали организовываться в местные политические советы или советы.Это была в значительной степени власть советов, объединенных под эгидой Социального Демократическая партия, заставившая Николая пойти на реформы 1905 года.

После войны с Японией был Подведенный к концу, Николай попытался повернуть вспять новые свободы, и его правительство стало более реакционным, чем когда-либо. Народное недовольство набирал силу, и Николай отвечал на это усилением репрессий, сохранение контроля, но ухудшение отношений с населением.В 1912 г., социал-демократы раскололись на два лагеря - радикальных большевиков. и сравнительно умеренные меньшивики. В 1914 г. произошла еще одна катастрофическая война снова привела к кризису. Если бы русско-японская война была дорогостоящий и непопулярный, по крайней мере, отдаленный. Первая мировая война, Однако происходило прямо на западном пороге России. Неподготовленный в военном или промышленном отношении страна потерпела деморализующие поражения, испытывал острую нехватку продовольствия и вскоре пережил экономический коллапс.К февралю 1917 года рабочим и солдатам надоело. Беспорядки вспыхнул в Санкт-Петербурге, потом позвонил Петроград и его гарнизон взбунтовались. Были созданы рабочие советы вверх, и Дума одобрила создание Временного правительства. попытаться навести порядок в столице. Вскоре стало ясно, что Николай не имел поддержки и 2 марта отрекся от престола. в пользу своего брата Майкла.Не дурак, Майкл отказался от своих претензий На следующий день.

Временное правительство созданная Думой пыталась проводить умеренную политику, призывая к возвращение к порядку и многообещающая реформа прав рабочих. Тем не мение, она не желала поддерживать самое насущное требование советов - немедленное прекращение войны. В течение следующих 9 месяцев Временное правительство, сначала при князе Львове, а затем при Александре Керенском, безуспешно попытался установить свою власть.Между тем большевики получил растущую поддержку со стороны все более разочарованных советов. На 25 октября под руководством Владимира Ильича Ленина штурмом взяли Зимний дворец. и низложил правительство Керенского.

Хотя большевики пользовались существенная поддержка в Санкт-Петербурге и Москве, они никоим образом не контролировали страну в целом. Им удалось в выводе России из войны (правда, на очень невыгодных условиях), но через несколько месяцев по всей России разразилась гражданская война.Для следующего три года страна была опустошена междоусобицами, пока к 1920 г. большевики наконец вышли победителями.

Древняя Русь | Монголы и возникновение Москвы | В Романовы |
Вторжение Наполеона | Путь к Революция | Советская эпоха




Авторские права (c) 1996-2005 interKnowledge Corp. Все права защищены.

Энергетический переход в России | SpringerLink

Глобальные драйверы «трех D» работают по-разному в разных странах, и Россия является хорошим примером того, что на самом деле актуальны только «1,5 D»: как показано выше, климатическая повестка дня не актуальна в России, в то время как конкурентоспособность национальная экономика и энергетическая безопасность уже обеспечены обилием дешевых углеводородов (прежде всего природного газа). Таким образом, для России технологическая политика и желание предотвратить появление большого технологического разрыва являются единственными действительно важными драйверами энергетического перехода.Что касается трех столпов D, декарбонизация и, отчасти, децентрализация в настоящее время неприемлемы для руководства страны и основных заинтересованных сторон, оставляя это в основном за цифровизацией, которая действительно недавно стала основным направлением инвестиций в российский энергетический сектор.

Тем не менее, несмотря на эту ограниченную мотивацию для продвижения энергетического перехода в России, есть некоторые области, где потенциальные выгоды огромны и которые могут создать реальную ценность для российской экономики и привлечь инвестиции при наличии надлежащего регулирования.Этими ключевыми областями являются:

Энергоэффективность

Факторы, связанные с холодным климатом России, огромными расстояниями, чрезмерной структурой сырья, плохой экономической организацией и значительной технологической отсталостью, привели к тому, что ее ВВП с высокой энергоемкостью - в 1,5 раза больше. в среднем в мире и США и вдвое выше ведущих европейских стран [4]. Практически во всех промышленных технологиях наблюдается значительный разрыв в энергоэффективности, причем не только в отношении наилучших доступных технологий, но и в отношении «фактического потребления за рубежом».Даже при сравнительно низких ценах на топливо и энергию доля затрат на топливо и энергию в процентах от общих производственных затрат в России выше, чем в развитых и многих развивающихся странах [20]. До экономического кризиса 2009 года Россия была одним из мировых лидеров по снижению энергоемкости ВВП, и разрыв между Россией и развитыми странами резко сокращался - с 1998 по 2008 год было достигнуто снижение энергоемкости ВВП на 40%; однако с 2009 года это сокращение замедлилось и даже обратилось вспять.По данным Башмакова [19, 21], энергоемкость ВВП в России в 2017 году была всего на 10% ниже, чем в 2007 году (при этом первоначальная цель по энергоэффективности, установленная в 2008 году, заключалась в снижении энергоемкости ВВП на 40% к 2020 году). . Были выделены значительные субсидии из федерального бюджета, но произошли очень ограниченные изменения, и в результате первоначальная цель была значительно снижена до 9,41%, а федеральное финансирование было прекращено [22].

Очевидно, что для такой энергоемкой экономики такие вопросы, как энергоэффективность и энергосбережение, являются ключевыми проблемами при энергетическом переходе: согласно анализу МЭА, 30% потребления первичной энергии в России и огромное количество углеводородов (180 млрд куб. КБ / сутки нефти и нефтепродуктов и более 50 млн у.т. угля в год) можно было бы сэкономить, если бы применялись меры повышения эффективности, сопоставимые с целями ОЭСР [23].Основную роль в снижении роста энергопотребления могло бы сыграть структурное энергосбережение (изменение производственной и продуктовой структуры экономики) с увеличением доли неэнергетических производств и продуктов. Следующим по важности фактором, сдерживающим рост энергопотребления, является техническое энергосбережение, которое может обеспечить общую экономию энергии на 25-40%. Однако ликвидировать этот разрыв со странами ОЭСР будет чрезвычайно сложно - он фактически увеличивается из-за отсутствия инвестиционного потенциала для быстрого обновления активов и финансирования энергоэффективности.Если к этому добавить продолжающиеся административные барьеры и, что наиболее важно, отсутствие «длинных денег» и кредитов на проекты в области энергоэффективности для мелких участников рынка вкупе с сохранением относительно низких цен на природный газ в долгосрочной перспективе, Россия останется в тупике. в состоянии высокой энергоемкости. Чтобы изменить эту модель, необходима жесткая политика, сопровождаемая значительным повышением цен на энергоносители; Потенциальные выгоды. однако не менее важны.

Возобновляемые источники энергии

В энергетическом балансе России в значительной степени преобладают ископаемые виды топлива, при этом на природный газ приходится 53% общей потребности в первичной энергии, а на жидкое топливо на основе угля и нефти приходится по 18%.Безуглеродные источники энергии представлены в основном крупной гидро- и атомной энергетикой (пользующейся сильной государственной поддержкой). Общая доля возобновляемых источников энергии (включая гидроэнергетику, солнечную энергию, ветер, биомассу и геотермальную энергию) составляла всего 3,2% от потребления первичной энергии в России в 2015 году. К концу 2015 года общая установленная мощность возобновляемых источников энергии составляла 53,5 ГВт, что составляет около 20%. от общей установленной мощности производства электроэнергии в России (253 ГВт), при этом гидроэнергетика обеспечивает почти всю эту мощность (51.5 ГВт), затем идет биоэнергетика (1,35 ГВт). Установленная мощность солнечной энергии и берегового ветра по состоянию на 2015 г. составила 460 МВт и 111 МВт соответственно [24].

Согласно проекту Энергетической стратегии России на период до 2035 года [14], доля возобновляемых источников энергии в общем потреблении первичной энергии в России должна увеличиться с 3,2 до 4,9% к 2035 году. фотоэлектрические (PV), береговые ветровые и геотермальные мощности до 5,9 ГВт к концу 2024 года.Основой для роста использования возобновляемых источников энергии в России является Указ 449, принятый в 2013 году, который создал правовую основу для создания системы мощностей возобновляемых источников энергии в стране. Указ призван стимулировать развитие возобновляемых источников энергии, уделяя особое внимание ветровым и солнечным фотоэлектрическим элементам и, в меньшей степени, малой гидроэнергетике. Законодательство устанавливает условия участия на рынках мощности возобновляемых источников энергии страны. В рамках этой системы разработчики энергетических проектов мощностью не менее 5 МВт могут участвовать в ежегодных тендерах на заключение контрактов на поставку мощности с российским администратором торговой системы.Поставщикам-победителям платят как за мощность, которую они добавляют в энергосистему, так и за поставляемую ими энергию на основе долгосрочных 15-летних контрактов с фиксированными тарифами. Этот регламент устанавливает правовую и нормативную среду, которая позволяет разработчикам коммерциализировать мощность как отдельный товар от самой мощности, и обеспечивает экономическую привлекательность этих проектов для инвесторов. В свою очередь, разработчики возобновляемых источников энергии должны гарантировать, что они могут предоставить обещанную мощность в нужные сроки и с достаточной локализацией оборудования [25].

С тех пор ежегодный прирост возобновляемых мощностей вырос с 57 МВт в 2015 году до 376 МВт в 2018 году (320 МВт солнечная энергия, 56 МВт ветровая). Что более важно, так это значительное снижение капитальных затрат на аукционы по возобновляемым источникам энергии за последние 2 года, на 35% для ветра и 31% для солнечной энергии, по данным Министерства энергетики [24]. Этот процесс не был гладким; в некоторых раундах аукционов мощности не удалось привлечь заявки по ряду причин: в период с 2013 по 2016 год в ходе тендеров было присуждено чуть более 2 ГВт возобновляемой мощности, а на аукционе 2017 года их было всего 2.2 ГВт ветровой, солнечной и малой гидроэнергетики было выделено за один раунд, а в 2018 году 1,08 ГВт мощности было распределено между 39 проектами. В 2017 году в схему рынка мощности также были включены пять проектов по переработке энергии из отходов, общей мощностью 335 МВт. Но в 2018 году тендер на поставку мощностей по утилизации отходов не прошел из-за новых жестких требований к участникам конкурса по предоставлению гарантий производительности.

Поскольку технологическая политика является основной движущей силой интереса России к возобновляемым источникам энергии, страна сосредоточена, прежде всего, на создании собственных мощностей по производству возобновляемых источников энергии.Россия установила довольно высокий уровень местного содержания, необходимый для получения самых высоких тарифных ставок, что является важным компонентом долгосрочной осуществимости многих российских проектов в области возобновляемых источников энергии. Процентная доля оборудования российского производства, необходимого для избежания штрафных санкций, была относительно скромной в первые дни аукционной системы, но сейчас она выросла до 65% для ветряных электростанций и малых гидроэлектростанций и 70% для солнечной энергии до 2020 года с долгосрочным прогнозом. план локализации установлен правительством на уровне 80%. Эти высокие уровни стали причиной проведения нескольких тендеров, особенно в области строительства ветряных электростанций, для которых практически не было оборудования российского производства.Требования побудили иностранные фирмы сотрудничать с российскими энергетическими компаниями и производителями. Было создано несколько международных совместных предприятий, в том числе Fortum и государственный технологический инвестор Роснано, инвестиционный фонд ветроэнергетики, а также WRS Bashni, партнерство между испанским девелопером Windar Renovables, Роснано и российской сталелитейной компанией Северсталь. Ветровое оборудование было локализовано Vestas Manufacturing Rus в Нижегородской области, в то время как Siemens Gamesa Renewable Energy (SGRE) и Lagerwey также выходят на российский рынок [25].

Проблема в том, что текущий механизм поддержки истечет в 2024 году - к этому времени будут почти выполнены не амбициозные целевые показатели доли возобновляемых источников энергии в России и амбициозные цели локализации - и приток иностранных разработчиков возобновляемых источников энергии может прекратиться, если не будут созданы новые стимулы для возобновляемых источников энергии. Однако, чтобы создать эти стимулы, российское правительство должно сначала определить долгосрочную роль возобновляемых источников энергии в своем энергетическом балансе, что довольно сложно обойтись без программы декарбонизации: как страны с крупнейшими в мире запасами природного газа и Россия, занимающая второе место по запасам энергетического угля, не видит реальной ценности в переходе от ископаемого топлива к источникам энергии с нулевым выбросом углерода.Несмотря на огромный потенциал страны в области ветровых и солнечных ресурсов и практически безграничные земли, доступные для развития, наличие нефти, газа и угля сдерживает развитие чистой энергии. Диверсификация этого энергобаланса в сторону безуглеродных источников энергии является сложной задачей: низкие цены на углеводороды и неблагоприятное географическое распределение потенциальных возобновляемых ресурсов от точки их использования (в основном сосредоточенных в безлюдных районах с большим расстоянием до центра потребления) , вместе с их сравнительно высокой стоимостью (например,грамм. низкий спрос на новые возобновляемые мощности и высокие требования к локализации, приводящие к высокой, неконкурентоспособной удельной стоимости) препятствуют развитию этих источников энергии в России.

По данным Международного агентства по возобновляемым источникам энергии (IRENA) [23], Россия теоретически имеет потенциал увеличить свою долю возобновляемых источников энергии с 4,9 до 11,3% от общего потребления первичной энергии к 2030 году. Однако без переоценки приоритетов своей энергетической стратегии и Более широкая трансформация его энергетической системы может оказаться труднодостижимой.

Децентрализация и потенциал распределенных энергоресурсов в централизованной энергосистеме России

Исторически российская энергосистема развивалась чрезвычайно централизованно: в России существует одна из крупнейших в мире национальных централизованных энергосистем с единым диспетчерским управлением - по состоянию на 2017 г. общая протяженность магистральных сетей составила более 140 000 км, распределительных сетей - более 2 млн км, установленная мощность электростанций - 246,9 ГВт. Эта энергетическая система создавалась и развивалась на иерархической основе с централизованными органами долгосрочного планирования.Централизованная модель была основой энергетической стратегии на протяжении десятилетий, в то время как распределенные энергоресурсы (DER), включая микросети на возобновляемых источниках энергии, развиваются медленно и только в отдаленных и изолированных районах. Значительная роль распределенной генерации была значима только в отдаленных районах Дальнего Востока, Сибири и Арктики, которые слишком дороги для подключения к единой национальной сети. Однако, как и повсюду в мире, началось включение DER в централизованную систему.

Децентрализация электроэнергетического сектора началась, когда экономия от масштаба в производстве электроэнергии перестала быть значительной в глобальном масштабе из-за технологических усовершенствований. Катализатором этих изменений стало появление в 1980-х годах технологий газовых турбин и поршневых газовых двигателей. Мировой рынок поршневых газовых двигателей демонстрировал устойчивый рост (среднегодовой темп роста [CAGR] 17%) до конца 2000-х годов [26]. Например, в США распределенная генерация играет важную роль в электроэнергетическом секторе в течение нескольких десятилетий [27].Исторически эти DER состояли из диспетчерских ресурсов; однако недавнее увеличение неуправляемых фотоэлектрических мощностей знаменует собой изменение этой тенденции. Прогноз Bloomberg New Energy Finance (BNEF) показывает, что к 2040 году коэффициент децентрализации превысит 15% в восьми странах (как это было в Германии в 2017 году) [28]. Глобальные ежегодные приросты распределенных генерирующих мощностей уже превысили централизованные, а негенерационные типы DER имеют даже больший потенциал, чем распределенная генерация (в США в 2014 году реакция спроса и потенциал энергоэффективности [37 ГВт] был выше, чем у ТЭЦ [18 ГВт] ] и солнечная [8 ГВт]) [27].Как и в других странах, интеграция РЭЭ в российский электроэнергетический сектор была заметна в 2000-х годах, но в последние 17 лет ограничивалась только распределенной генерацией. Развитие этого процесса в России обусловлено не глобальной климатической повесткой дня или соображениями энергетической независимости, а экономическими соображениями крупнейших потребителей электроэнергии. Практически все крупные промышленные компании России (включая лидеров нефтегазовой отрасли, такие как «Газпром», «Роснефть», «Лукойл», «Новатэк» и «Сахалин Энерджи») разрабатывают собственные проекты распределенной генерации, чтобы получить более доступное энергоснабжение.

Микрогенерация с использованием возобновляемых источников энергии для домашних хозяйств в России по-прежнему в основном ограничивается энтузиастами. В нескольких регионах имеется всего несколько дел, и все они почти полностью обусловлены факторами экономической целесообразности.

Негенерационные типы РЭД в России находятся на очень ранней стадии развития. Технологии реагирования на спрос начали появляться в 2016–2017 годах, но затронула лишь небольшая часть энергопотребления (54 МВт во второй ценовой зоне оптового рынка электроэнергии, или 0.1% от общей мощности в этой зоне). Реагирование спроса на розничном рынке электроэнергии находится в экспериментальной стадии.

Тем не менее, потенциал DER в России значителен. Согласно исследованию Энергетического центра Сколково [29], этот потенциал может легко покрыть более половины потребности в генерирующих мощностях (около 36 ГВт к 2035 году). Наиболее перспективным видом РЭУ в России является распределенная когенерация (~ 17 ГВт). Установки собственной генерации для потребителей электроэнергии могут обеспечивать дополнительно ~ 13 ГВт, реагирование на спрос до 4 ГВт, энергоэффективные технологии 1.5 ГВт, а фотоэлектрические системы на крыше - 0,6 ГВт. Полное использование сценария DER показывает возможность полного устранения разрыва к 2035 году.

Для стимулирования максимального использования технологий DER в российском электроэнергетическом секторе необходимы изменения системной архитектуры и политики, уравновешивающие интересы новых игроков с существующая модель. Последовательное разумное сочетание централизованной генерации и DER кажется наиболее эффективным подходом. Для реализации такого сочетания необходимо разработать принципы и рыночные механизмы интеграции централизованной и децентрализованной частей и обеспечить их надежную совместную работу.

Цифровизация как приоритет правительства

Цифровизация энергетического сектора в целом и электроэнергетики в частности является частью глобальной тенденции, а это означает, что быстро развивающиеся цифровые технологии проникают в экономику. Для энергетического сектора это создает новые возможности - в конце концов, становится все труднее управлять энергосистемами с высокой долей периодически возобновляемых источников энергии. По данным МЭА, инвестиции в цифровые технологии во всем мире выше, чем в производство электроэнергии на газе [30].

Российские власти рассматривают цифровую трансформацию энергетического сектора как ключевой технологический вызов (также учитывая высокую зависимость от импорта всего высокотехнологичного оборудования и потенциальную угрозу санкций, которые могут создать серьезные риски для национальной энергетической безопасности) , поэтому цифровизация стала основным двигателем перехода России в энергетический сектор. В 2018 году Владимир Путин подписал указ о создании специальной государственной программы «Цифровая экономика», в которой энергетическая инфраструктура упоминается в качестве ключевого компонента.Минэнерго также разработало специальный проект «Цифровая энергия», ориентированный в первую очередь на цифровизацию регулирования, координации и создания всей институциональной базы для широкомасштабного внедрения цифровых технологий в энергетическом секторе. Согласно «Стратегии цифровой трансформации» государственной электросетевой компании «Россети», повышение надежности электроснабжения потребителей и повышение доступности электросетевой инфраструктуры относятся к числу эффектов цифровой трансформации.

Систематическая и последовательная цифровая трансформация сокращает время и облегчает процесс технологического присоединения, снижает затраты на обслуживание и ремонт, повышает эффективность управления сетью, сокращает количество и продолжительность отключений, увеличивает срок службы оборудования. Такое улучшение возможно за счет более эффективного предотвращения аварий и быстрого реагирования на инциденты за счет точной информации об их локализации, обслуживании оборудования и оптимизации режимов работы оборудования в штатном и аварийном режимах, обеспечивающих оперативное восстановление электроснабжения, в том числе выборочной технологии.Значительные бюджеты выделяются на исследования и разработки (НИОКР) и локализацию оборудования, а также на разработку планов модернизации существующих электрических сетей, но этот процесс все еще находится на очень ранней стадии, и трудно оценить его реальные результаты.

Водород

Россия остается изолированной от международного сообщества и партнерства между странами в развитии водородных технологий. В первую очередь, как упоминалось ранее, это объясняется тем, что повестка дня по изменению климата и декарбонизация по-прежнему играют второстепенную роль в энергетической стратегии России, что существенно тормозит развитие всех низкоуглеродных технологий (возобновляемые источники энергии, энергоэффективность, электротранспорт). , так далее.). В то же время Россия обладает обширными ресурсами для производства водорода, и в этой области ведутся некоторые исследования и разработки (в основном, однако, далекие от коммерциализации), а также существуют перспективные ниши внутреннего спроса на водород.

Страница не найдена

Ассоциация экономической истории объявила лауреатов премии 2019 года на ежегодном собрании, недавно состоявшемся в Атланте.

Эллора Деренонкур, , Принстонский университет, получила премию Аллана Невинса за лучшую диссертацию в Университете штата Вашингтон.С. или канадская экономическая история за диссертацию «Долгосрочные детерминанты расового неравенства в США: свидетельства Великой миграции и FLSA», завершенную в Гарвардском университете. Советники: Лоуренс Кац и Клаудия Голдин (Премия присуждается от имени Columbia University Press.)

Юдзуру Кумон , Университет Боккони, получил премию Александра Гершенкрона за лучшую диссертацию по экономической истории за пределами США или Канады за диссертацию «Богатая Европа, бедная Азия: как неравенство богатства, демография и риски сельскохозяйственных культур объясняют бедность населения». Доиндустриальная Восточная Азия, 1300-1800 ″, окончил Калифорнийский университет в Дэвисе.Советники: Грегори Кларк (председатель), Кристофер Мейснер, Майкл Картер, Питер Линдерт и Кэтрин Эрикссон.

Джоэл Мокир , Северо-Западный университет, был удостоен ежегодной премии Джонатана Хьюза за выдающиеся успехи в преподавании экономической истории.

Александр Персо, , Ричмондский университет, был удостоен премии Коула за статью «Избегание местного риска путем заключения контрактов: свидетельства миграции индейцев девятнадцатого века», опубликованную в журнале Journal of Economic History 79 (2) .

Ран Абрамицки был удостоен Премии Дьорги Ранки Биеннале за выдающуюся книгу по экономической истории Европы. Он был награжден за свою книгу «Тайна кибуца: принципы эгалитаризма в капиталистическом мире», Princeton University Press (февраль 2018 г.)

Джаред Рубин , Университет Чепмена, был удостоен первой премии Питера Линдерт-Джеффри Уильямсона за выдающуюся книгу по глобальной, африканской, азиатской, австралийской и / или южноамериканской экономической истории.Он был награжден за свою книгу «Правители, религия и богатство: почему Запад разбогател, а Ближний Восток - нет», Нью-Йорк: издательство Кембриджского университета.

Питер Линдерт , Калифорнийский университет в Дэвисе, и Джеффри Уильямсон , Гарвардский университет, были удостоены премии Галлмана-Паркера за создание, сбор и обмен данными и информацией с учеными на протяжении их карьеры.

Жан-Паскаль Бассино, Стивен Бродберри, Кёдзи Фукао, Бишнуприя Гупта и Масанори Такашима были награждены премией Ларри Нила за статью «Япония и большое расхождение, 730-1874», опубликованную в журнале «Исследования американской истории», том 72 , Апрель 2019.

Награда за выдающиеся достижения в судействе за журнал Journal of Economic History досталась Джону Тангу , Мельбурнский университет, и Заку Уорду , Бейлорский университет.

Награда за выдающиеся достижения в судействе за исследования в области экономической истории была присуждена Сантьяго Пересу, , Калифорнийский университет в Дэвисе, и Джованни Федерико, , Пизанский университет.

Поздравляем призеров 2019 года!

Постоянный риск консолидированного Интернета

Как и многие «проверенные» пользователи Twitter, составляющие его одержимую элиту, я ненадолго не мог писать в Твиттере, пока разыгрывался взлом, поскольку Twitter предпринял крайние меры, чтобы попытаться подавить хаос.Я обновил свой пароль, что казалось разумным решением в условиях взлома системы безопасности. В панике Twitter заблокировал учетные записи, которые пытались сменить пароль в течение последних 30 дней. Горстка моих коллег из Atlantic сделала то же самое и так же заморозилась. Однако в то время мы не знали об этом, и эта двусмысленность привела к мании величия ( Достойна ли я взлома? ) и преследованию ( My Twitterrrrrr! ). Менее чем через день большинство из нас вернули свои учетные записи, хотя и не без помощи одного из наших редакторов, который связался с Twitter от нашего имени.

Прочтите: наименее плохой вариант Twitter для борьбы с Дональдом Трампом

Вся ситуация подчеркивает, насколько централизованным стал Интернет: согласно отчету Times , один хакер обеспечил доступ к каналу Slack. Там они нашли учетные данные для доступа к внутренним инструментам Twitter, которые они использовали для взлома и перепродажи учетных записей с желаемыми именами пользователей, прежде чем публиковать сообщения в учетных записях с большим количеством подписчиков в попытке обмануть прохожих. В The Atlantic те из нас, кто попал под перекрестный огонь, смогли быстро восстановить доступ к сервису только потому, что мы работаем в крупной медиа-компании, имеющей прямую связь с персоналом Twitter.Интернет когда-то был агорой для многих, но те времена давно прошли, даже если каждый может твитнуть все, что хочет, все время.


По иронии судьбы централизация обгонит онлайн-сервисы, потому что Интернет был изобретен для децентрализации коммуникационных сетей - специально для того, чтобы позволить такой инфраструктуре пережить ядерную атаку.

В начале 1960-х годов под угрозой находились коммерческая телефонная сеть и военная сеть управления.Оба использовали центральные коммутаторы, которые маршрутизировали связь по назначению, вроде узловых аэропортов. Если одно или два из этих объектов будут потеряны в результате атаки противника, вся система рухнет. В 1962 году Пол Баран, исследователь из RAND, представил возможное решение: сеть из множества автоматизированных узлов, которые заменили бы центральные коммутаторы, распределяя их ответственность по всей сети.

В следующем году Дж. К. Р. Ликлайдер, ученый-компьютерщик из Агентства перспективных исследовательских проектов (ARPA) Пентагона, задумал межгалактическую компьютерную сеть, которая могла бы позволить всем компьютерам и тем самым всем людям, использующим их, соединяться как одно целое.К 1969 году преемники Ликлайдера построили операционную сеть по концептуальному проекту Барана. Первоначально называвшаяся ARPANet, впоследствии она превратилась в Интернет - обычную инфраструктуру, которую вы используете для чтения этой статьи.

С годами децентрализованный дизайн Интернета стал метафорой его социального и политического этоса: любой мог публиковать информацию любого рода для кого угодно в мире без согласия центральных контролеров, таких как издатели и медиа-сети.Всемирная паутина Тима Бернерса-Ли стала наиболее успешной интерпретацией этого этоса. Будь то гот-рок-журнал, магазин секс-игрушек, фан-сообщество Rainbow Brite или что-нибудь еще, вы можете опубликовать его для всего мира в Интернете.

Почему политическая система России с «сильным государством» по-прежнему остается лучшим вариантом для страны, чем демократия западного образца

Политическая система России часто подвергалась критике со стороны комментаторов и ученых, которые выступают за переход к демократии в более западном стиле. Андрей П. Цыганков утверждает, что, хотя российская система при Владимире Путине, несомненно, требует существенных реформ, принятая в стране модель «сильного государства» также приносит ряд преимуществ российским гражданам, которые в значительной степени игнорируются на Западе. Он пишет, что отказ от этой модели в пользу западной политической системы будет противоречить преобладающим условиям в стране и что вместо этого целью должно быть реформирование существующей системы, чтобы она работала более эффективно для простых россиян.

Многие западные ученые обычно представляют российскую систему «сильного государства» как нечто нефункциональное, и для того, чтобы она была эффективной, ее необходимо заменить конкурентной системой западного образца. Они утверждают, что такая система имеет встроенную тенденцию превращаться в форму личного правления, которое заглушает голоса важных слоев населения и усиливает разногласия в правящих кругах. В результате система подвержена внутренней нестабильности и порождает будущие политические кризисы.

В моей книге Сильное государство в России я не согласен с такими взглядами.Во-первых, конкурентные системы сами по себе не всегда эффективны и страдают множеством недостатков. На практике конкурентные политические системы могут предполагать непрозрачную власть бизнес-лобби, а не людей. Такие системы имеют тенденцию функционировать больше как олигархия, чем демократия. Сегодня западные страны часто управляются коррумпированной олигархической элитой от имени все более сокращающегося среднего класса. Еще в Древней Греции Аристотель предупреждал об опасности олигархического правления, проистекающего из хищнических инстинктов и корыстного поведения элит.

Московский Кремль, Фото: Марта де Йонг-Лантинк (CC-BY-SA-3.0)

Во-вторых, тот факт, что некоторые сильные государственные системы и их правители оказались менее эффективными, вряд ли является веским аргументом против сильного государства. Подобно другим политическим системам, сильное государство - это институциональное устройство для концентрации и распределения человеческих ресурсов в интересах общего блага. Все правительства должны уравновешивать потребности граждан в порядке и безопасности с требованиями индивидуальных и групповых прав.

Разница в том, что сильное государство обеспечивает этот баланс, полагаясь на централизованную и концентрированную власть исполнительной власти, а не на систему сдержек и противовесов, как в конкурентных политических системах. Некоторые сильные государства и правители оказались совершенно неэффективными. Они пренебрегли потребностями внутреннего развития и отправились в рискованные международные авантюры. Другие, однако, разумно использовали свое время, используя преимущества системы, такие как способность формулировать долгосрочные цели и мобилизовать необходимые социальные и материальные ресурсы.

Точно так же и логически то, что современная сильная государственная система России неэффективна для решения некоторых ключевых задач, не означает, что система не может быть исправлена ​​и должна пройти революционную трансформацию. Например, для сравнения, сильная государственная система Китая более эффективна, чем система России. Китай был более эффективным в обеспечении экономического роста, инвестировании государственного капитала, борьбе с коррупцией и бегством капитала, а также в соблюдении правил передачи власти.Кроме того, демократические институты и политическая открытость недостаточны для обеспечения стабильности системы и на самом деле могут быть очень дестабилизирующими. Перестройка Михаила Горбачева в 1987–1991 годах или Временное правительство после февраля 1917 года служат напоминанием о крахе системы, а не об успешной реформе.

Исторически сложилось так, что Россия имела неоднозначную репутацию, но без нее трудно представить, чтобы страна достигла тех успехов, которых она добилась. Расположенная на пересечении различных культур и традиций, Россия выдержала сильное внешнее давление, став политически суверенной страной и установив локус принятия решений внутри страны.Мало того, что он избежал колонизации другими державами (за исключением монгольской оккупации), с начала 18 -х годов века он превратился в великую державу. В течение последних трех столетий Россия была создателем, а не приемником международных правил, пользуясь влиянием и престижем мировой державы. Русские должны были овладеть передовыми боевыми навыками и поставить важность финансирования своих вооруженных сил выше политических приоритетов. Кроме того, с 1700-х годов Россия оказалась поздно разработчиком или полупериферийной страной, изо всех сил пытающейся преодолеть свою отсталость по сравнению с более развитыми западными экономиками.

Сегодня существует как минимум две причины, по которым российская система, вероятно, устоит. Первая причина заключается в том, что российская экономика принадлежит к полупериферии мира с сильным потенциалом для экспорта природных ресурсов и относительной слабостью в сферах услуг и производства. Без сильного государства страна по-прежнему будет экономикой, ориентированной на ресурсы, и не сможет правильно мобилизоваться для поддержания конкуренции с развитыми экономиками ядра.

Как утверждает Иммануил Валлерстайн: «В тех государствах, в которых государственная машина слаба, государственные менеджеры не играют роли координирующего сложного промышленного, коммерческого и сельскохозяйственного механизма.Скорее они просто становятся одним набором землевладельцев среди других, не претендуя на законную власть над всем ». Действительно, столкнувшись с растущей конкуренцией со стороны Китая, Индии, Турции и других стран, задача России в следующие два десятилетия состоит в том, чтобы не продвигаться к ядру, а, скорее, не отставать, оставаясь в группе полупериферийных государств. .

Другая причина, по которой Россия не может следовать за Западом в принятии конкурентной системы, связана с политической культурой страны.Децентрализованное государство со слабыми социальными обязательствами просто противоречит тому, что русские исторически поддерживали. На протяжении веков Российскому государству приходилось одновременно сталкиваться с множеством вызовов: диффузными внешними угрозами, необходимостью развития и заселения самой большой территории мира (включая отдаленные районы Сибири и Дальнего Востока), требованием гарантировать людям определенный уровень жизни. , при этом сохраняя высокий уровень национального разнообразия в пределах своих границ. Русские люди психологически привыкли к сильному государству, и было бы самонадеянно думать, что они согласятся на меньшее.

Если государство не сможет выполнить эти ожидаемые обязательства, россияне с большей вероятностью поддержат политиков, обещающих социальный порядок и стабильность, чем тех, кто выступает за индивидуальные права в западном стиле. Сегодня примерно половина россиян положительно относятся к советским лидерам Леониду Брежневу и Иосифу Сталину, и только пятая часть придерживается таких взглядов на Горбачева и Бориса Ельцина. Русские ценят и даже романтизируют советскую систему из-за их восприятия, что эта система смогла выполнить свои обещания, продемонстрировав государственный патернализм и способность противостоять давлению особых интересов.При нынешней системе россиянам часто отказывают в жизненно важных услугах в области здравоохранения и образования. Они склонны рассматривать государство как захваченное коррумпированной и корыстной элитой. Кроме того, они продолжают стремиться к признанию во внешнем мире силы, способной принимать независимые решения.

Однако эффективное сильное государство в России не должно означать построение неосоветской модели, которая будет антизападной, антикапиталистической и антидемократической. Соблазн двигаться в этом направлении велик, особенно с учетом решимости западных стран наказать Россию за аннексию Крыма и общего сопротивления страны мировому порядку, поддерживаемому Западом.Вместо этого целью должно быть современное сильное государство, отражающее современные изменения в государственном управлении и обеспечивающее новый баланс между государством и обществом.

Задача состоит в том, чтобы сохранить управление и способность принимать долгосрочные решения, не подавляя бизнес или общественную инициативу. Только подотчетное и сильное в административном отношении государство будет способно решать огромные проблемы России, одновременно предотвращая затяжную нестабильность - со всеми непредсказуемыми последствиями для страны и ее руководства, которые это повлечет за собой.Современное значение «сильного государства» должно соответствовать изречению Екатерины Великой: «Цель« самодержавия »- не лишать людей естественной свободы, а направлять их действия к высшему благу». Если Путину не удастся реформировать систему путем создания эффективных механизмов политики, лучшего распределения ресурсов, надлежащих процедур передачи власти и достаточного уровня участия общественности, то России просто придется решать те же проблемы под руководством нового лидера.

Пожалуйста, прочтите нашу политику комментариев, прежде чем комментировать .

Примечание. В этой статье изложена точка зрения автора, а не позиция EUROPP - European Politics and Policy или Лондонской школы экономики.

Сокращенный URL для этого сообщения: http://bit.ly/1vHlLVV

_________________________________

Об авторе

Андрей Петрович Цыганков - Государственный университет Сан-Франциско
Андрей Петрович Цыганков - профессор кафедры политологии и международных отношений Государственного университета Сан-Франциско.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *