Песен соломона сколько: Книга Песни Песней Соломона

Содержание

Книга Песни песней царя Соломона: величайшая книга о любви

В нашей рубрике друзья «Фомы» выбирают и советуют читателям книги, которые – Стоит прочесть.

 

Книгу рекомендует доктор философских наук, профессор кафедры философии МГИМО МИД России Алексей Шестопал

 

 

Автор и время написания

Существует много противоречивых мнений об авторстве книги и о времени ее написания. Однако согласно и христианской, и иудейской традиции «Песнь песней» приписывается Соломону — царю Израильского государства (примерно 965 — 928 годы до Р. Х.). Именно во время правления Соломона, Израиль достиг расцвета в областях культуры и искусства.

Царь Соломон

 

Место книги в Ветхом Завете

«Песнь песней» — ветхозаветная книга. Это одна из так называемых библейских учительных (поэтических) книг наряду с книгой Иова, Псалтирью и Притчами. Главное в этих книгах — их нравственный, общечеловеческий, а не догматический характер. Это размышления о жизни и смерти, любви и других «вечных» темах.
Однако в ветхозаветные времена «Песнь песней» не была широко известна. Она входит в Ветхий Завет, но при этом не цитируется ни в других ветхозаветных книгах, ни в Новом Завете, а ссылку на нее можно встретить только в поздних текстах апостольской традиции (в Апокалипсисе и послании апостола Павла к Ефесянам). В Священное Писание книга была включена позднее всех остальных.

 

О чем книга?

«Песнь песней» состоит из 8 небольших глав. В книге повествуется о взаимоотношениях жениха и невесты. Они поют друг другу восторженные похвалы, говорят о любви, привязанности и верности.

 

Толкование

В Ветхом Завете нет другой книги, которая интерпретировалась бы так разнообразно. Однако можно выделить два основных направления толкования «Песни песней».

На первый взгляд, вся «Песнь песней» — это описание чистой супружеской любви, которую Господь освятил при сотворении человека. Однако в иудейской символической традиции под образом невесты также понимают обетованную землю с ее богоизбранным народом, а в образе жениха просматриваются черты Господа как созидающей и благодетельной силы. Подобная символика книги использована и в ее христианском аллегорическом толковании, где образы «Песни песней» призваны рассказать о взаимоотношениях Христа и Его Небесной Невесты, то есть Церкви. В конце книги Невеста — Церковь — очищена благодатью Христа от языческих предрассудков и заблуждений. О таком таинственном и облагораживающем «браке» Христа и Церкви писал также апостол Павел.

В произведении Соломона, согласно святоотеческому пониманию, метафорически изображен возвышенный идеал беспредельной любви Бога к людям и людей к Богу, который подобен любви Жениха и Невесты. Таким образом, пророческое возвещение таинственных отношений между Христом и Церковью вообще, и между Христом и каждой человеческой душой, обращающейся ко Господу, и является главной идеей «Песни песней», которая одновременно с этим восхваляет достоинство и ценность чистой человеческой любви.

 

 

Интересные факты

Суламита — это не имя главной героини. Слово «Суламита» означает сунамитянку, жительницу города Сунема, где, как считалось в древности, жили очень красивые женщины.

 

Название «Песнь песней» (по аналогии с библейскими выражениями «суета сует» и «святая святых») означает самую лучшую, превосходную песнь, лучшую из всех кем-либо и когда-либо воспетых, что указывает на величие и изящество книги благодаря и поэтическому мастерству, с которым она написана, и ее возвышенной любовной тематике.

 

Противники включения в канон Священного Писания «Песни песней» были осуждены на Пятом Вселенском Соборе.

 

У художника Марка Шагала есть цикл из 17 полотен на сюжеты из Ветхого Завета, созданный в 1962-1967 годах. Пять из этих картин вдохновлены лирикой «Песни песней» и выполнены в ярко-красных тонах.

Марк Шагал. Песнь песней III

Из-за большого количества метафор из любовной лирики, которые можно было истолковать буквально, в некоторых иудейских общинах существовал запрет на чтение «Песни песней» до достижения тридцатилетнего возраста. А из-за вольного и откровенного перевода книги на арабский язык в конце XIX в Багдаде запретили книгу к распространению.

 

Отрывок из книги:
"Песнь песней" в красках и цитатах

 

Ветхий Завет : Песнь Песней : Глава 1 / Патриархия.ru

1 Да лобзает он меня лобзанием уст своих! Ибо ласки твои лучше вина.
2 От благовония мастей твоих имя твое - как разлитое миро; поэтому девицы любят тебя.
3 Влеки меня, мы побежим за тобою; - царь ввел меня в чертоги свои,- будем восхищаться и радоваться тобою, превозносить ласки твои больше, нежели вино; достойно любят тебя!
4 Дщери Иерусалимские! черна я, но красива, как шатры Кидарские, как завесы Соломоновы.
5 Не смотрите на меня, что я смугла, ибо солнце опалило меня: сыновья матери моей разгневались на меня, поставили меня стеречь виноградники,- моего собственного виноградника я не стерегла.
6 Скажи мне, ты, которого любит душа моя: где пасешь ты? где отдыхаешь в полдень? к чему мне быть скиталицею возле стад товарищей твоих?
7 Если ты не знаешь этого, прекраснейшая из женщин, то иди себе по следам овец и паси козлят твоих подле шатров пастушеских.
8 Кобылице моей в колеснице фараоновой я уподобил тебя, возлюбленная моя.
9 Прекрасны ланиты твои под подвесками, шея твоя в ожерельях;
10 золотые подвески мы сделаем тебе с серебряными блестками.
11 Доколе царь был за столом своим, нард мой издавал благовоние свое.
12 Мирровый пучок - возлюбленный мой у меня, у грудей моих пребывает.
13 Как кисть кипера, возлюбленный мой у меня в виноградниках Енгедских.
14 О, ты прекрасна, возлюбленная моя, ты прекрасна! глаза твои голубиные.
15 О, ты прекрасен, возлюбленный мой, и любезен! и ложе у нас - зелень;
16 кровли домов наших - кедры, потолки наши - кипарисы.

3.5. Песнь Песней Соломона — Библиотека — Церковно-Научный Центр "Православная Энциклопедия"

Иерей Геннадий Егоров. Священное Писание Ветхого Завета


Эта книга, наверное, одна из самых таинственных во всем Ветхом Завете. Но и одна из самых соблазнительных, поскольку образы там настолько яркие и, можно сказать, чувственные, что человек, который не вполне еще свое сердце очистил от страстей, может быть приведен в немалый соблазн и смущение. Тем более, что в ней ни разу имя Божие не упоминается, ничего не говорится ни о Храме, ни о вере, ни о молитве, – только некий юноша с девушкой друг о друге воздыхают и описывают друг друга в разных восторженных выражениях. Что же делает это произведение в каноне Священного Писания?

Попробуем ответить на этот вопрос. Перечисленными выше вопросами не исчерпываются трудности, встающие на пути буквального толкования Песни Песней. Помимо того, что в ней нет никаких религиозных тем, она очень странная с точки зрения формы. Это книга без начала и конца – она начинается с полуфразы: «Да лобзает он меня лобзанием уст своих»; точно так же, как и обрывается непонятно на чем: «Беги, возлюбленный мой; будь подобен серне или молодому оленю на горах бальзамических» (Песн. 8:14). Куда беги, зачем? Персонажи не обозначены, непонятно, кто с кем разговаривает: то вдруг возлюбленный – царь, то – пастух. Возлюбленная то сторожит виноград, то пасет овец, то она – царица в Иерусалиме, то ее вдруг стражники избивают . Поэтому существует большое количество различных объяснений: то ли это просто Соломон и его невеста, то ли это одна невеста и Соломон и пастух, между которыми эта невеста мечется. А, возможно, это один Соломон и две его возлюбленных: одна – царица, а вторая – пастушка. В этом смысле эта книга — находка для исследователей, можно всю жизнь открывать что-то новое.

Попытки назвать Песнь Песней сборником ветхозаветных брачных гимнов разбиваются о соображение, высказанное одним современным автором: «Можно ли себе представить, чтобы свадебные гимны древнего Израиля совершенно игнорировали Бога, когда известно, что брачные церемонии евреев включали в себя “благословения Божии” новобрачным и их дому» [37, с. 115].

Для полноты картины сошлюсь на одно пособие для переводчиков Библии: «Песнь Песней представляет собой уникум во всем Писании, и нет ничего, даже отдаленно напоминающего ее. Это – лирическая поэма, но это вместе и диалог и монолог, хотя, опять же, и эти термины не подходят; указания лиц, произносящих те или иные слова в Песни Песней отсутствуют; в ней есть драматические черты, но это – не драма; в ней нет никакого движения. Язык у нее совершенно особый и крайне трудный, но это – не литературное произведение: постоянно мы находим в ней существительные мужского рода, сопровождаемые прилагательными женского рода или глагольным окончанием, употребляющимся в отношении женского рода, и – наоборот: существительные женского рода, сопровождающиеся прилагательными мужского рода; или – существительные в единственном числе, а сопровождающие их глаголы во множественном, и наоборот» (Meek The Interpreter’s Bible. 1956. P. 91 [цит. по 37, с.107-108]), – на русском языке это передать без существенной потери специфики текста совершенно невозможно.

В нашей церковной жизни есть один момент, который сразу приходит на память при чтении этого фрагмента. Это пасхальная служба в большом многопричтовом храме. В Москве существует традиция, в соответствии с которой во время пасхальной службы духовенство переоблачается при каждении на каждой песни канона в ризы разных праздничных цветов, поскольку Пасха – праздников праздник. Пасхальная служба в таком переполненном народом храме, когда кто-то куда-то спешит, машет кадилом, меняется свечами, несколько хоров друг друга невольно сбивают и так далее – все это выглядит некоторым скандалом на фоне нашего северного, статичного благочестия. Я уже не говорю о тех формах ликования, которые приходится наблюдать на Пасху в храме Воскресения в Иерусалиме. Можно сказать, что сумбурная на первый взгляд форма Песни Песней и должна являть такое пасхальное торжество. Кстати, и в ветхозаветные времена было установлено читать эту книгу именно на Пасху.

Связь нам раскрывают святые отцы. Святитель Амвросий Медиоланский, говорит, что «Книга Песнь Песней представляет собой брак и единение между Христом и Церковью, между несотворенным Духом и тварью, между плотью и духом. В этой книге не будем искать ничего земного, ничего плотского, ничего мирского, ничего телесного, – ничего без глубокого значения или подвергшегося изменению» [цит. по: 37, с. 106]. Почему же об этом говорится в таких странных и полубезумных словах? Потому, что сам по себе предмет странен и безумен: соединение Бога-Творца и твари. По этой причине, по слову святителя Афанасия, «отличие сей книги то, что она от начала до конца написана таинственно, со иносказанием гадательным, и смысл догматов, заключающихся в ней, содержится не в букве, но глубоко сокрыт под нею» (Синопсис [цит. по: 40, c. 80]).

В законоположительных и исторических книгах отношения человека и Бога предстают как договорные, регулируемые некоторыми взаимными обязательствами. Отсюда и представление о грехе, отпадении от Бога приобретает юридический оттенок. Грех есть нарушение договора, за которое Бог пытается взыскать с человека бесконечно большую неустойку. Эта схема крайне ограничена, она не дает адекватного изображения реальности. Оказывается, что наиболее подходящими образами в человеческом языке для описания отношений человека и Бога оказываются образы любви и брака: жених и невеста, брачный пир, отношения любящего и любящего, и всякое отступление от этих отношений есть попрание любви, что делает их крайне тяжелыми. Эти образы широко используются в пророческих книгах. В Евангелии Иоанн Предтеча говорит о себе: я «друг Жениха» (Ин. 3:29), женихом называя Христа. И Сам Христос говорит: «могут ли поститься сыны чертога брачного, когда с ними жених?» (Мар. 2:19), – называя Себя Женихом; а Царство Небесное уподобляя брачному пиру сына царя (Мф. 22:2-14). Апостол Павел пишет к коринфянам: «я обручил вас единому мужу, чтобы представить Христу чистою девою

» (2 Кор. 11:2) – так он описал результат своей миссионерской деятельности у них.

Основной смысл книги Песнь Песней – это союз Христа и Церкви. На протяжении всей книги жених совершенен, притом, что в возлюбленной сначала усматриваются недостатки. «Не смотрите на меня, что я смугла, ибо солнце опалило меня» (Песн. 1:5). Но уже в середине о ней говорится: «Вся ты прекрасна, возлюбленная моя, и пятна нет на тебе!» (Песн. 4:7). Эти слова явно перекликаются со сказанным апостолом Павлом: «Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее, чтобы освятить ее, очистив банею водною посредством слова; чтобы представить ее Себе славною Церковью, не имеющею пятна, или порока, или чего-либо подобного, но дабы она была свята и непорочна» (Еф. 5:25-27).

Второе толкование, которое с первым неразрывно сопряжено, – аскетическое. Это об отношении Христа с отдельной человеческой душой, по другому выражению — Слова и плоти при воплощении, как с частью Церкви, как с малой Церковью, как с храмом Божиим, отдельно взятым. В аскетической литературе эта тема часто присутствует: в искании невестой своего Жениха и в томлении по Нему.

Например, здесь есть такое место: «Я встала, чтобы отпереть возлюбленному моему,…отперла я возлюбленному моему, а возлюбленный мой повернулся и ушел. Души во мне не стало, когда он говорил; я искала его и не находила его… Встретили меня стражи, обходящие город, избили меня, изранили меня; сняли с меня покрывало стерегущие стены» (Песн. 5:6-7), – о чем это? Отцы толкуют это таким образом: эта невеста вполне уже приготовилась к приходу жениха, но выясняется, что все равно душа человеческая никогда вполне сама по себе своими усилиями не готова к тому, чтобы принять в себя Бога, чтобы соединиться со Христом, что это дело, несколько превышающее естество человеческое; поэтому, бросаясь на поиск снова как бы отступившего Бога, встречает ангелов, которые укоряют ее, говоря о том, что и они вполне не могут соединиться с Богом, не могут вполне воспринять это непостижимое естество и еще более помогают ей совлечься от всего тленного. Неочевидно? Не дойдя до определенного уровня созерцания и рассуждения, довольно небезопасно пускаться в исследования этой книги.

Преподобный Макарий Египетский по этому поводу говорит: «Когда случается тебе слышать об общении жениха с невестою, о хорах певцов, о праздниках, то не представляй ничего вещественного и земного. Это берется только в пример по снисхождению, поелику те вещи неизреченны, духовны и неприкосновенны для плотских очей, но подходят под понятия только души святой и верной. Общение Святого Духа, небесные сокровища, хоры певцов и торжества святых Ангелов понятны только для человека, познавшего сие самым опытом, а не испытавший не может вовсе и представить себе этого» (Слово о любви, гл. 13. [цит. по: 54, т. 1, с. 226]).

В книге есть ряд выражений, которые известны всем, кто знаком с православной аскетической традицией. Одно из них: «Аз сплю, а сердце мое бдит» (Песн.5:2), показывающее состояние души праведника, вшедшей в общение с Богом, стяжавшей благодать и дар непрестанной молитвы, не прекращающейся даже во время сна.

«Положи меня, как печать, на сердце твое, как перстень, на руку твою: ибо крепка, как смерть, любовь» (Песн. 8:6). Преподобный Максим Исповедник, комментируя это место, говорит, что любовь совершенно полагает конец всякому греху и всякой нечистоте в человеке, точно так же, как это делает смерть, с такой же непреложностью и неотвратимостью; поэтому в этом отношении любовь по своему действию сравнивается именно со смертью.

Существует еще третий вариант толкования, который в восточной традиции практически не представлен, но зато весьма популярен на Западе – так называемый мариологический, когда под невестой понимается Матерь Божия. Поэтому тексты из книги Песнь Песней в литургической традиции западной церкви приурочиваются нередко к Богородичным праздникам.

Не имея здесь возможности заняться последовательным объяснением книги, приведем описание одного подхода, предложенного святителем Афанасием Великим: «Отличие сей книги то, что она от начала до конца написана таинственно, со иносказанием гадательным, и смысл догматов, заключающихся в ней, содержится не в букве, но глубоко сокрыт под нею… Вся сия книга наполнена разговорами ветхозаветной Церкви со Словом, всего рода человеческого со Словом и церкви из язычников с Ним же, и опять Слова с нею и с родом человеческим; потом разговор язычников с Иерусалимом, и Иерусалима о церкви языческой и о самом себе. Далее воззвание служащих ангелов к призванным в веру людям… Приспособляясь к таким разговорам в Песне Песней, может каждый, рассматривая сию книгу, сочетать по смыслу сходные между собой происшествия» (Синопсис [цит. по: 40, c. 80]). Кратко этот же подход формулирует Д. Афанасьев: «В таинственном смысле предмет Песни Песней составляет пророческое учение о развитии и жизни общества верующих в союзе с Богом и под Его непосредственным водительством» [6, с. 255]. Его раскрытие этого подхода представлено в Приложении к главе 3 раздела 1.

Выше уже приводились слова преподобного Исидора Пелусиота, сопоставлявшие Песнь Песней со Святым Святых в храме Соломона. Совершенно явно и структурное сходство названий. Не было в храме более внутреннего, более драгоценного, более таинственного места: Святое Святых – дальше уже ничего. Точно так же и Песнь Песней. Много было песен: и Мариам-пророчица воспела песнь при переходе чрез Чермное море, и Моисей воспевал песни, но это все еще в пустыне; а вот Песнь Песней – то, чем все это должно получить свое завершение, после этого уже песни никакой быть не может. Святитель Афанасий Великий в своем Синопсисе говорит, что «Песнию Песней сия книга именуется потому, что она следует после других песней, и что после сей песни нельзя ожидать другой песни. Говоря о другой песни, я имею в виду не книгу, но то, что надлежит уразуметь о книге. Я скажу о сем яснее. Все Божественное Писание пророчествует о сошествии к нам Слова и явлении Его во плоти. Это составляет особый предмет воли Божией, и предвозвещение о том было преимущественным делом пророков и всего Божественного Писания. Все сии пророчества суть песни; Песнь же Песней как бы уже не пророчествует или предсказывает, но и показывает Того, о Котором другие предвозвещали, как бы уже пришедшим и принявшим плоть человеческую. Сего ради, аки на браце Слова и плоти чертога песнь поет Песнь Песней. Хотя и другие книги Св. Писания говорят о Спасителе, но, вместе с тем, они содержат и нечто другое; сия же книга едина точию Слова с плотью союз поет. В других Писаниях, как содержащих, кроме учения о Слове, и нечто другое, есть словеса гнева и прещения страха, а сия книга, как воспевающая одно только пришествие Слова, имеет одни лишь словеса услаждения, радости же и веселия, потому что в присутствии жениха всем радоватися достоит и никомуже плакати, якоже Сам Господь рече (Мф. 9:15). Посему, как после домостроительства, совершенного Спасителем, мы уже не ожидаем пророка, так и после того, что обозначено в Песни Песней, не должно ожидать другого чего-нибудь, новейшее нечто знаменующего. Подобно тому, как закон и пророки престали после того, как Иоанн Креститель указал Агнца Божия, так и воспетое в Песни Песней есть вершина того, что в ней воспето, не должно ожидать ничего другого. Чего бы иного по Христове пришествии ожидати достоит, разве суда и воздаяния? Как в законе было святое, и за святым – святое святых, а за святым святых уже не было внутреннейшего места, так после песней еще есть Песнь Песней, а после Песни Песней уже не должно ожидать внутреннейшего и новейшего обетования, ибо единою Слово плоть бысть и соверши дело» [цит. по: 40, c. 78–80].

Значит, Песнь Песней представляет исполнение того, что описано в прочих книгах Ветхого Завета, и после описанного в ней остается ждать только второго пришествия Христова. В этой связи неожиданная параллель для вызвавшей недоумение последней фразы книги – «Беги, возлюбленный мой; будь подобен серне или молодому оленю на горах бальзамических!» (Песн. 8:14), – обнаруживается в Откровении св.Иоанна Богослова. «Свидетельствующий сие говорит: ей, гряду скоро! Аминь. Ей, гряди, Господи Иисусе!» (Откр. 22:20). Есть несколько мест в Ветхом Завете, которые неожиданно подводят нас к апокалиптическому рубежу, к самой последней главе Откровения. Одно из таких мест – это книга Песнь Песней.

Библия онлайн, Перевод Кулакова == БИБЛИЯ-ЦЕНТР

 

Книгу Песни Песней в истории и Синагоги, и Церкви интерпретировали очень по-разному. В женихе видели Бога или Мессию, а в невесте — народ Божий или Церковь. Аллегория стала основой при интерпретации Песни Песней. Конечно, все понимали, что перед нами один из прекраснейших образцов... 

 

Книгу Песни Песней в истории и Синагоги, и Церкви интерпретировали очень по-разному. В женихе видели Бога или Мессию, а в невесте — народ Божий или Церковь. Аллегория стала основой при интерпретации Песни Песней. Конечно, все понимали, что перед нами один из прекраснейших образцов любовной лирики, но почти никто не допускал даже мысли о её уместности в Библии, особенно в Средние века. Да и в Новое время было не намного лучше, особенно там, где решающую роль играли строгие пуританские традиции с их порой неумеренным морализмом. Для моралиста любовь если и допустима, то только как нечто высшее и бестелесное. Ничего плотского в ней не должно быть, иначе Богу такая любовь угодной не будет.

Бог между тем заповедал людям «плодиться и размножаться» ещё до грехопадения, не видя, судя по всему, ничего плохого в плотской любви самой по себе. При одном, правда условии: она должна быть частью той полноты отношений, которые связывают супругов между собой. И при этом частью отнюдь не определяющей. Но тут нет ничего специфического: ведь, по замыслу Бога, природная составляющая вообще не должна была определять качество жизни человека. Его должно было определять то Божье «дыхание жизни», которое Бог вдувает человеку в ноздри при сотворении. А природа должна была быть лишь одним из элементов этой данной Богом человеку жизни.

Важным, но отнюдь не главным. Неудивительно, что и в зарождении новой человеческой жизни человеческая природа должна была, по замыслу Божьему, участвовать. Участвовать ровно настолько, насколько она вообще участвует в человеческой жизни. Не больше и не меньше. Но, уж конечно, в этой жизни не преобладать, определяя её и затмевая собой всё остальное.

Если же отношения между мужчиной и женщиной именно таковы, то они действительно могут быть моделью для отношений человека с Богом, или отношений с Ним Его народа, или отношений Христа и Церкви. Ведь любовь одна, её духовное пространство едино. И если именно духовная составляющая оказывается определяющей, то и природа перестаёт быть низменной. Она может оказаться таковой, если станет преобладать в жизни двоих, превращая их в животных.

В животных, которыми они никогда не смогут стать потому, что Бог их такими не задумал. И красота которых, так же, как и их естественность, останется поэтому для них недостижимой. Позволяя природе торжествовать над духом, человек не становится животным, он становится грешным человеком. Но отношения как таковые тут не при чём, они лишь создают пространство общения. Которое можно заполнить чем угодно: от дыхания Божия до животных порывов. И только от наполнения зависит, станут ли они образом публичного дома или прообразом Царства.

Песнь песней. Часть II | Я-Тора

Продолжение. Начало здесь.

Антон Григорьевич Рубинштейн – трагическая фигура. Как он сам писал, христиане его считали евреем, евреи – выкрестом, немцы – русским,  русские – немцем, классики – авангардистом, авангардисты – ретроградом… В своем отечестве Рубинштейн кумиром не стал, хотя трудно представить себе, как бы выглядела музыкальная сторона этого отечества без основанных Рубинштейном Русского музыкального общества и Петербургской консерватории. Именно Рубинштейну Лист поручил дирижировать премьерой своей оратории «Христос», а сам дирижировал премьерой «Потерянного рая» Рубинштейна. А в России Серов и Балакирев упрекали его в излишнем академизме,  цензура запрещала оперы «Демон» и «Купец Калашников», а лучший ученик Чайковский сказал, когда Рубинштейну присвоили звание потомственного дворянина: «В Петербурге появился иерусалимский дворянин…».

Конечно, Антон Григорьевич был абсолютно гениальным пианистом (таковым он и остался в истории музыки), и его композиторский талант уступал исполнительскому. Хотя его некоторые сочинения превосходны. Рубинштейн написал пять духовных опер – «Потерянный рай», «Вавилонское столпотворение», «Моисей», «Христос» и «Суламифь», названных ораториями по соображениям цензуры – нельзя было в большинстве европейских театров ставить спектакли на библейские сюжеты вплоть до начала XX века. Последняя из них – «Библейская сцена в 5 картинах «Суламифь», на текст «Песни песней Соломона». Написанная в 1883 году и предъявленная публике 27 октября и 3 ноября того же года в Гамбурге, она почти не ставилась более. Возможно, потому, что автор вскоре вернулся к активной исполнительской деятельности и преподаванию, провел потрясающую серию «Исторических фортепьянных концертов». А в 1894 году умер. После смерти его музыка мало кого интересовала, тем более постановки духовных ораторий на ветхозаветные сюжеты, малопопулярные в православной империи.

Записей «Суламифь» Рубинштейна нет, зато есть множество записей  вокальной музыки других русских композиторов на тексты из «Песни песней». Побудили их к написанию не оригинальные библейские тексты (или переводы), но стихи их великих поэтов-современников. И здесь первым надо назвать поэта, открывшего «Песнь песней» русской литературе – Гавриила Романовича Державина. В 1808 году он написал кантату (без музыки!) «Соломон и Суламита»  – яркое драматическое сочинение с любовным сюжетом, весьма вероятно повлиявшее на царскосельского лицеиста, державшего экзамен перед знаменитым поэтом. В 1825 году Александр Сергеевич Пушкин сделал практически точный перевод первых двух стихов «Песни песней», на который в 1839 году Михаил Иванович Глинка написал один из самых популярных своих романсов.

«В крови горит огонь желанья»» поет Дмитрий Хворостовский, партия фортепьяно – Илья Ивари.

А вот тот же романс исполняет Сергей Лемешев –  запись, знакомая с детства:

На тот же текст написали романсы Николай Голицын (князь, близкий друг Бетховена, друживший с Шопеном, Огинским, Пушкиным…), Александр Даргомыжский и Александр Глазунов.

Еще один перевод Пушкина, четвертой главы «Песни песен», не стал воплощенным в музыке, но хочется его все равно привести – стихи Пушкина сами есть музыка.

Вертоград моей сестры.
Вертоград уединённый
Чистый ключ у ней с горы
Не бежит запечатлённый.
У меня плоды блестят.
Наливные, золотые.
У меня бегут, шумят
Воды чистые, живые.
Нард, алой и кинамон
Благовонием богаты:
Лишь повеет аквилон
И закаплют ароматы.

 

Песнь песней Соломона 5 глава 6 стих - Песн 5:6

Ибо сим поучает нас, что в рассуждении силы, превышающей всякий ум, один есть способ постижения: ни на чем постигнутом не останавливаться, но, ища всегда большего, нежели что постигнуто, ничем не удовлетворяться. Ибо соделавшаяся полною смирны, всеми предначинаниями жизни (которые в переносном смысле именует перстами), давая видеть свое омертвение для зла, и добровольное рачение о добродетели показавшая тем, что «руце» сами из себя «искапаша смирну», говорит, что руки ее коснулись ключа, то есть извещает, что дела ее близки к тому узкому и тесному входу, ключ от которого Слово вручает подобным Петру. Посему тем и другим отверзает себе дверь царствия – и руками, которыми означаются дела, и ключом веры. Ибо при посредстве того и другого, разумею дела и веру, уготовляется нам Словом ключ царствия. Посему, когда надеялась, подобно Моисею, что лице Царя откроется ей явственно, тогда Желанный превзошел ее постижение. Ибо говорит: «Брат мой прейде», не оставляя последующую за Ним душу, но привлекая ее к Себе. Ибо «душа моя изыде в слово Его». Блаженно это исшествие, которым исходит душа, последующая Слову! «Господь сохранит исхождение твое и вхождение твое», говорит Пророк (8 Господь будет охранять выхождение твое и вхождение твое отныне и вовек.Пс. 120:8). Ибо вот действительно исхождение и вхождение, сохраняемое Богом для достойных! Исхождение из того, в чем пребываем, делается вхождением в превысшие блага. Сим-то исхождением «изыде душа», прияв вождем Слово, изрекшее: «Аз есмь дверь и путь», – и: «Мною аще кто внидет, и внидет, и изыдет», никогда не прекращая вхождения и не переставая исходить, но непрестанно преспеянием входя в превысшее и всегда позади себя оставляя постигнутое. Так и мимо Моисея прошло тогда оное желанное лице Господа; так душа законодателя, последуя за предшествующим Словом, всегда оказывалась вне того, в чем была дотоле. Ибо кто не знает оных восхождений, какими восходил Моисей, всегда делавшийся великим и никогда не останавливавшийся в возрастании в большее? Возрастал он в начале, когда выше египетского царства поставил «поношение Христово», избрав «паче» злострадать «с людьми Божиими, нежели имети временную греха сладость» (25 и лучше захотел страдать с народом Божиим, нежели иметь временное греховное наслаждение,26 и поношение Христово почел большим для себя богатством, нежели Египетские сокровища; ибо он взирал на воздаяние.Евр. 11:25-26). Возрастал еще, когда видя, что египтянин притесняет еврея и, подвизаясь за израильтянина, предает смерти иноплеменника. Конечно же, уразумеешь в этом способ возрастания, подведя историю под иносказательный взгляд. И еще Моисей стал выше себя самого, любомудрием в пустыне долгое время сохраняя жизнь неоглашенною, потом просвещается огнем в купине. Прежде сего обнажает стопы свои от мертвой обуви, истребляет жезлом египетских змиев, избавляет соплеменников от фараонова мучительства, путеводится облаком, разделяет море, потопляет мучительство, услаждает Мерру, утучняет камень, насыщается ангельскою пищею. Слышит глас труб, отваживается идти на горящую гору, достигает вершины, входит в облако, проникает во мрак, в котором был Бог, приемлет Завет, делается неприступным солнцем для приближающихся, осиявая светом лица. И как изобразить кто словом все его восхождения и многоразличные ему Богоявления? Однако же при столь великих и многих дарованиях, после стольких опытов, на столько возвысившись к Богу, имеет еще ненасытимое вожделение большего и умоляет Бога дозволить увидеть Его лицом к лицу. И хотя засвидетельствовало уже Слово, что сподобился личного собеседования с Богом, однако ж и то, что говорит с Ним как с другом, и бывшая у Моисея «усты ко устом» (8 устами к устам говорю Я с ним, и явно, а не в гаданиях, и образ Господа он видит; как же вы не убоялись упрекать раба Моего, Моисея?Чис. 12:8) беседа с Богом, не останавливают в нем пожелания еще высших даров. Напротив того, говорит: «аще обретох благодать у Тебе», покажи мне Себя ведомо; и Обещавший даровать просимую благодать, Сказавший: «вем тя паче всех» (16 ибо по чему узнать, что я и народ Твой обрели благоволение в очах Твоих? не по тому ли, когда Ты пойдешь с нами? тогда я и народ Твой будем славнее всякого народа на земле.17 И сказал Господь Моисею: и то, о чем ты говорил, Я сделаю, потому что ты приобрел благоволение в очах Моих, и Я знаю тебя по имени.Исх. 33:16-17), проходит мимо его, покрытого Божественною рукою на божественном месте в камне, чтобы по прошествии Бога увидел только «задняя» (23 и когда сниму руку Мою, ты увидишь Меня сзади, а лице Мое не будет видимо [тебе].Исх. 33:23). А сим, как думаю, научает слово, что вожделевающий видеть Бога, всегда последуя Ему, видит желаемое, и зрение лица Божия есть непрестанное шествие к Богу, успешно совершаемое хождением в след Слова. Посему так и теперь, когда душа восстала смертно, когда стала полна смирны, когда делами подвигла руки к ключу и надеялась уже Желанного ввести к себе в дом, тогда Желанный проходит мимо, душа же исходит, не оставаясь более, где была, но последуя Слову, ведущему вперед. Последующая же речь еще более подтверждает усмотренный нами смысл, а именно, что величие естества Божия познается не из того, что о нем постигается, но из того, что оно превосходит всякое представление и всю силу постижения. Ибо душа, выступая уже из естества, чтобы ни в чем обычном не встречать препятствия к ведению невидимого, не останавливается, ища необретаемое, и не умолкает, призывая невыразимое. Она говорит: «взысках Его, и не обретох Его». Да и как может быть обретено, что не показывает в себе ничего познаваемого: ни вида, ни цвета, ни очертания, ни количества, ни места, ни наружности, ни повода к догадке, ни подобия, ни сходства, но, обретаясь всегда вне всякого пути к постижению, всячески избегает уловления ищущих? Посему невеста говорит: «взысках Его» изобретательными силами души, в умозаключениях и понятиях; и непременно оказывался вне их, убегая от приближения мысли. Но кто оказывается всегда не имеющим такой отличительной черты, по которой может быть познан, тот может ли быть заключен в какое-либо именовательное означение? Посему то невеста примышляет всевозможной силы имена к означению неизреченного блага; но препобеждается всякая выразительная сила слова и оказывается малою пред истиною. Посему продолжает: призывала я, сколько могла, примышляя речения, указывающая на неизреченное блаженство, но Он всегда был выше того, на что указывалось означаемыми Так, например, поступает и великий Давид, многократно тысячами имен призывая Божество и признавая себя препобежденным истиною. Ибо говорит: «щедр Ты, Боже, и милостив, долготерпелив и многомилостив» (8 Щедр и милостив Господь, долготерпелив и многомилостив:Пс. 102:8) и истинен, «крепосте моя, утверждение, прибежище и сила, помощник, защититель, рог спасения» (2 Возлюблю тебя, Господи, крепость моя!3 Господь - твердыня моя и прибежище мое, Избавитель мой, Бог мой, - скала моя; на Него я уповаю; щит мой, рог спасения моего и убежище мое.Пс. 17:2-3), – и подобное сему. И потом исповедует не то, что имя Его по всей земли познается, но что все Ему удивляются. Ибо говорит: «яко чудно имя Твое по всей земли» (2 Господи, Боже наш! как величественно имя Твое по всей земле! Слава Твоя простирается превыше небес!Пс. 8:2). Так и Маною Ангел, предрекший о сыне его, когда был спрошен об имени, отвечал: «то есть чудно» (18 Ангел Господень сказал ему: что ты спрашиваешь об имени моем? оно чудно.Суд. 13:18) и выше того, что может вместиться в человеческом слухе. Посему и душа зовет Слово, сколько может, но может не столько, как ей желательно; ибо желалось бы ей большего, нежели сколько возможно. Впрочем, и пожелает сего не столько, сколько оно вожделенно, но сколько у произволения сил пожелать. Посему, так как призываемый не достижим стремлению зовущего, то по этой причине говорит: «звах Его, и не послуша мене». *** Она говорит: Я искала его и не находила его (6 Отперла я возлюбленному моему, а возлюбленный мой повернулся и ушел. Души во мне не стало, когда он говорил; я искала его и не находила его; звала его, и он не отзывался мне.Песн. 5:6). Да и как может быть обретено То, что не показывает в себе ничего познаваемого: ни вида, ни цвета, ни очертания, ни количества, ни места, ни наружности, ни повода к догадке, ни подобия, ни сходства - но, находясь всегда вне всякого пути к достижению, всячески избегает уловления ищущих. Потому невеста говорит: искала Его изобретательными силами души в умозаключениях и понятиях, - и [Он] непременно оказывался вне их, убегая от приближения мысли. Но кто оказывается всегда не имеющим такой отличительной черты, по которой он может быть опознан, тот может ли быть заключен в какое-либо именовательное значение? Потому-то невеста примышляет всевозможной силы имена к означению неизреченного блага. Но предупреждается всякая выразительная сила слова и оказывается малою пред истиной. Потому и душа зовет Слово, сколько может, но может не столько, сколько ей желательно. Ибо желалось бы ей большего, нежели сколько возможно. Впрочем, и пожелает этого не настолько, насколько оно вожделенно, но насколько у произволения есть сил пожелать. Потому, так как Призываемый не достижим для стремления зовущего, то по этой причине [невеста] говорит: Звала его, и он не отзывался мне.

Источник

Григорий Нисский, На Песнь Песней 12 TLG 2017.032, 6.357.9-6.358.3.

Фильм о Комитасе выдвинутый Арменией на Оскар купила Cloudburst

Культура

Получить короткую ссылку

62660

Картина повествует о жизни великого армянского композитора Комитаса, а также о его детской дружбе, которая была жестко прервана гамидовской резней.

ЕРЕВАН, 15 янв — Sputnik. Компания Cloudburst Entertainment приобрела права на фильм "Песни Соломона", который Армения представила для участия в номинации "Международный полнометражный фильм" 93-й премии "Оскар". Об этом пишет новостной интернет-журнал Deadline.

Историческая драма Армана Ншаняна "Песни Соломона", которую он спродюсировал совместно с оскароносным продюсером и соавтором "Зеленой книги" Ником Валлелонга из Vallelonga Productions и Аско Акопяном из Oscar Gold Productions, выйдет на экраны в 2021 году.

Сценарий написала Одри Геворкян. В его основу легли реальные события. "Песни Соломона" охватывают период с 1881 по 1915 год в Османской империи.

В картине повествуется о жизни архиепископа Соломона – великого армянского композитора Комитаса, а также об истории его детской дружбы, которая была жестоко прервана гамидовской резней.

Одна из героинь фильма – бесстрашная турчанка, которая рискует своей жизнью и семьей, чтобы спасти свою лучшую подругу, которую преследуют за ее религиозные убеждения. Картина завершается последним концертом Комитаса.

В фильме снялись Самвел Тадевосян, Аревик Геворкян, Татев Овакимян, Сос Джанибекян, Арман Ншанян, Арташес Алексанян и Жан-Пьер Ншанян. Исполнительный продюсер картины – Каро Кавукджян.

"Песни Соломона освещают трудное для армян время, но это прекрасная история о том, что сила дружбы выходит за рамки культурных границ. Мы с трепетом ждем, чтобы вывести эту впечатляющую картину на большие экраны", — сказал изданию генеральный директор Cloudburst Стив Федуски.

В свою очередь Ник Валлелонга  добавил, что для него и Аско Акопяна большая честь сотрудничать с Cloudburst в вопросах проката "потрясающего и важного фильма Армана Ншаняна".

Основатели компании Cloudburst Entertainment – Стив Федуски и Кен Райтер, которые до этого вместе работали в Pure Flix Entertainment.

Песня Песней - Полные главы книги Библии и краткое содержание

Кто написал книгу «Песнь песней»?

Большинство людей думают, что «Песнь песней» была написана царем Соломоном, третьим царем Израиля и строителем первого храма Бога в Иерусалиме, поскольку в самом первом стихе последующий стих идентифицируется как «Песнь песней Соломона». Действительно, многие переводы Библии называют книгу «Песней Соломона», хотя имя Соломона в первом стихе могло означать, что она была просто дана или написана для Соломона, а не автором.Однако упоминание Фирцы как «красивого» города наравне с Иерусалимом (6: 4), а также необычно поэтический стиль книги заставляют некоторых ученых сомневаться, что она была написана Соломоном или даже в эпоху Соломона. Некоторые считают, что это было написано намного позже, после изгнания Израиля в Вавилон.

Контекст и предыстория Песни Песней

Если бы эта книга была написана Соломоном, это было бы когда-то во время его правления, между 970 и 931 г. до н. Э. Целевая аудитория - народ Израиля.Песня состоит из трех основных голосов - певца (царь или Соломон), певицы (его любовь) и женского хора - все они в сильном лирическом стиле подчеркивают огромную силу и божественную красоту романтики. любовь и желание, особенно зрелые и взаимные. Сама заглавная фраза означает, что она предназначена быть величайшей из песен, подобно тому как апостол Павел называл Бога «Царем царей» (1 Тимофею 6:15).

Благодаря лирическому, эмоциональному стилю и чувственному языку люди иногда с трудом понимают, почему Песнь песней включена в Библию.Некоторые задаются вопросом, может ли это быть метафорой любви Христа к церкви, сбитая с толку наводящими на размышления ссылками на романтическое желание. Действительно, «Песнь песней» уникальна, в отличие от любой другой книги Слова Божьего, она ближе к египетской любовной поэзии, чем к пророчествам, заповедям или ученичеству.

Но полное прочтение Песни Песней показывает, что это книга мудрости, предназначенная для изображения идиллических отношений между мужчиной и женщиной, полных любви, которые прославляют друг друга и прославляют дары, данные нам Богом.

Основная тема и цель Песни Песней

Некоторые пытаются истолковать Песню Песней так, как будто она предназначена для выражения неизменной любви Бога к Своему народу. Однако его лирический язык и чувственные темы заставляют большинство ученых полагать, что это книга мудрости о том, как выглядит идеальный любовный союз между мужчиной и женщиной. На протяжении всей Песни Песней нам предлагается своего рода любовный союз, созданный и установленный Богом, наполненный чистой и могущественной чувственностью, уважением, признательностью и обожанием.

«Песнь песней» состоит из восьми глав, восхваляющих и озвучивающих любовь. Он начинается с того, что женщина желает поцеловать своего мужчину, и заканчивается признанием того, что любовь «сильна, как смерть» (8: 6), что ее пылающий огонь не может быть потушен даже рекой, поскольку она призывает его прийти. прочь с ней. Их любовь и наполнение, и равноправие - она ​​желает его, он желает ее, и к концу мы понимаем, что их радостный союз сбудется.

Мужчина и женщина используют вызывающий воспоминания и часто драгоценный язык, чтобы описать свое влечение друг к другу.Он называет ее «прекрасной» и «любимой» (1:15), своей «лилией среди терновников» (2: 2) и своим «голубем в расселинах скал» (2:14), а она называет его «красивым». »И« возлюбленный »(1:16),« молодой олень на крутых холмах »(2:17).

По мере того, как их желание усиливается, они становятся более уверенными в выражении своего обожания. Называя его «тем, кого любит мое сердце» (3: 1), она заявляет, что его руки подобны золотым стержням, украшенным топазом, а тело - полированной слоновой кости, а он восхваляет ее красоту сравнениями с пышными гранатами и струящимися водопадами, сравнивая ее с ней. ноги к драгоценностям, а ее волосы к королевскому гобелену.

Когда песня достигает своего апогея, он объявляет о своем намерении «взобраться на пальму» и «взять ее плод» (7: 8), как она, в свою очередь, утверждает: «Я принадлежу моему возлюбленному, и его желание для меня »(7:10).

Их любовь в полной гармонии, та любовь, которую Сам Господь установил в Бытие 2, когда Он создал женщину из ребра мужчины, чтобы она была подходящей ему помощницей. Действительно, мужчина радовался ее творению, утверждая: «Теперь это кость от моих костей и плоть от моей плоти; она будет называться "женой", ибо она взята из мужчины "(Бытие 2:23).

Песнь Песней повторяет те же самые темы, отражая любовь, созданную Богом и предназначенную для того, чтобы дополнять и упиваться друг другом и Господом.

Чему мы можем научиться из песни песней сегодня?

Песнь песней предлагает христианам много наставлений о том, каким должен быть союз любви к Богу. С ростом количества разводов, порнографии, распущенности, супружеской неверности, добрачного секса и многого другого, люди часто не понимают, что такое любовь и как жить в едином и счастливом браке, имея несколько культурных образцов для подражания.

Некоторые христиане, не состоящие в браке, учили противостоять искушениям плоти, верят, что они должны продолжать воздерживаться от удовольствий после брака, что половые сношения предназначены только для продолжения рода. Другие считают, что, пока они моногамны в действиях, не имеет значения, желают ли они своего супруга или другого.

Но Песнь песней дает нам пример любви к Богу и брака, в которых так много из нас нуждаются сегодня. Он изображает мужчину и женщину, желающих только друг друга, которые явно радуются этому желанию и принимают его как святое, значимое, красивое и правильное.Они ждут друг друга, ищут друг друга и ждут - хотя иногда и нетерпеливо - пока не наступит подходящее время для их союза.

Женский голос в песне, кажется, олицетворяет любовь во всем ее экстазе, настойчивости, страсти, чистоте и величии. Ее голос также помогает другим молодым людям подождать зрелости и взаимности. Как она призывает сначала в 2: 7, а затем в 8: 4: «Дочери Иерусалима, заклинаю вас: не пробуждайте и не пробуждайте любовь, пока она этого не пожелает».

Другие любимые стихи из Песни Песней

В дополнение к вышеперечисленным, некоторые любимые стихи из Песни Песней следующие:

«Пусть он поцелует меня поцелуями своих уст, ибо твоя любовь восхитительнее вина. »(Песня 1: 2).

«Пусть он отведет меня в банкетный зал, и пусть знаменем его будет любовь над мной» (Песня 2: 4).

«Возлюбленный мой - мой, а я его» (Песня 2: 16а).

«Там может быть шестьдесят цариц, восемьдесят наложниц и бесчисленных дев; но моя голубка, моя идеальная, уникальна, единственная дочь своей матери, любимица того, кто ее родил. Молодые женщины увидели ее и назвали благословенной; царицы и наложницы хвалили ее »(Песнь 6: 8–9).

«Я поведу тебя и приведу в дом моей матери - той, которая меня научила» (Песня 8: 2а).

«Поместите меня, как печать на сердце ваше, как печать на руку вашу; ибо любовь сильна, как смерть, а ее ревность непоколебима, как могила. Он горит, как пылающий огонь, как могущественное пламя »(Песня 8: 6).

«Многие воды не могут утолить любви; реки не могут смести его. Если бы кто-то отдал все богатство своего дома на любовь, это было бы совершенно презренно »(Песня 8: 7).

«А виноградник мой мне давать» (Песнь 8: 12а).

Источники

Энциклопедия Библии, Bible Gateway Plus

NIV Study Bible, Copyright © 1985, 1995, 2002, 2008, 2011 Зондерван.

NRSV Культурное наследие Изучение Библии Авторские права © 2019 Zondervan.

NIV Культурное наследие Изучение Библии Copyright © 2016 by Zondervan.

Новая международная энциклопедия библейских персонажей, Copyright © 2001.

© iStock / Getty Images Plus / Kuzma


Джессика Броди - отмеченная наградами христианская писательница, журналист, редактор, блоггер, тренер по писательству и получатель премии Американских христианских писателей-беллетристов Genesis Award 2018 за роман The Memory Garden.Она также является редактором United Methodist Advocate Южной Каролины, старейшей газеты методистов. Узнайте больше о ее художественной литературе и прочитайте ее религиозный блог на jessicabrodie.com. У нее также есть еженедельные религиозные передачи на YouTube. Вы также можете связаться с ней в Facebook, Twitter и т. Д. Она также выпустила бесплатную электронную книгу «Жизнь, ориентированная на Бога: 10 практик, основанных на вере, когда вы чувствуете беспокойство, сварливость или стресс».

Обзор Песни Соломона (или Песни Песней)

О Песне Соломона

В книге Бытия, когда Бог создал Адама и Еву, Он собрал их вместе как мужа и жену.Адам узнал Еву как кость от своей кости и плоть от своей плоти.

По этой причине мужчина должен оставить отца и мать и присоединиться к своей жене; и станут одной плотью. (Быт. 2: 23–24)

Песнь Соломона (также известная как Песнь песней) прославляет такого рода союз: мужчина и женщина становятся одним целым.

Это баллада о любви и тоске. Это обмен любовными записками. Это история обожания, удовлетворения, восторга и сексуального желания.

Это история о молодой женщине, готовящейся выйти замуж за своего возлюбленного: красивого джентльмена, который ее обожает. Они описывают свои эмоции, свои увлечения, свою внешность, свои страхи. Они уязвимо демонстрируют свою любовь и желание друг к другу - иногда довольно наглядно.

Структура Песни Песней

Песня Песней организована по характеру. К песне присоединяются три стороны:

  1. Невеста, трудолюбивая пастушка с тяжелой семейной жизнью (Так 1: 6).
  2. Жених, красивый и величественный пастырь.В тексте прямо не говорится, жених Соломон или нет, но невеста ссылается на свадебный парад Соломона (Так 3: 6–11).
  3. Хор, сообщество людей, празднующих любовь и союз жениха и невесты.

Если это действительно аранжированная песня, подумайте о ней как о дуэте с хором. И в этой песне есть три основных движения:

  1. Жених и невеста готовятся к свадьбе.
  2. Жених и невеста исповедуют любовь друг к другу.
  3. Жених и невеста наконец объединились.

Это завершается их браком и взаимным восхищением друг другом: невеста - это ее возлюбленный, и его желание - к ней (См. 7:10).

Тематический стих Песни Песней

«Я возлюбленному моему,
и его желание для меня». - Невеста (Так 7:10)

Несколько фактов о Песне Соломона

Песня Соломона - одна из двух книг Библии, в которых Бог не упоминается.

Соломон использует много аналогий в песне песен, чтобы описать свою невесту, сравнивая ее щеки с гранатами, а волосы - с стадом коз, и это лишь некоторые из них.Для нас это странные описания, потому что мы привыкли к визуальным аналогиям, но для первоначальных читателей это был первоклассный материал.

Песня Соломона - пятая книга стихов в Библии.

Соломон за свою жизнь написал 1005 песен (1 Цар. 4:32), но это «песнь песней» (Так 1: 1). Как и псалмы, это сборник текстов; но хотя начало и конец каждого псалма четко обозначены, Песня Песней не дает нам такого уровня ясности.

Роль Соломона в Библии

Возможно, что песня песен всегда была великим произведением, написанным Соломоном.Но также возможно, что Соломон исследовал и аранжировал стихи для людей, например, Quoheleth в книге Экклезиаста (Еккл. 12: 9–10). Песня песен может быть метасонгом: антологией небольших произведений 1 .

Песня Песней Соломона дает нам библейский взгляд на человеческую любовь. Персонажи испытывают влечение, любовную тоску и то, что кажется довольно хорошей брачной ночью (Так 7).

На самом деле книга имеет почти светское ощущение. Бог никогда прямо не упоминается в древнееврейском оригинале; Ближе всего к упоминанию о Боге мы подходим в последней главе, когда невеста сравнивает ревнивую любовь с пылающим пламенем (См. 8: 6).Это еврейское слово, обозначающее пламя, буквально означает «пламя Господа», но могло означать просто особенно горячий огонь 2 .

Песнь Соломона - старая книга, но ее портрет могущественной, всепоглощающей любви, вероятно, находит отклик у большинства из нас сегодня:

«Многие воды не могут утолить любовь,
И реки не потекут через нее;
Если бы человек отдал все богатства своего дома за любовь,
Это было бы совершенно презренно ». (Итак, 8: 7)

Это страстное описание человеческой любви.

Краткие наброски Песни Песней

Вот основные наброски развития книги:

  1. Подготовка к свадьбе (So 1–3)
    • Невеста готовится (1–3: 5)
    • Жених готовит ( 3: 6–11)
  2. Пара заявляет о своей любви и желании
    • Жених исповедует свою любовь (4)
    • Невеста заявляет о своей любви и стремлении (5)
  3. Оба соединены в любви (6 –8)

Другие страницы, связанные с Песней Соломона

1 Craige, Peter C.«Песнь песней Соломона». Под редакцией Уолтера Элвелла и Барри Дж. Бейтцеля. Библейская энциклопедия Бейкера, тома 1 и 2 . Гранд-Рапидс, Мичиган: Baker Book House, 1988.

2 Бейкер, Уоррен и Юджин Э. Карпентер. Полный словарь для изучения слов: Ветхий Завет . Чаттануга, Теннесси: Издательство AMG, 2003.

Песня Соломона | библейская песня

Песнь Соломона , также называемая Песнь Песней или Песнь Песней , книга Ветхого Завета, которая принадлежит к третьей части библейского канона, известной как Кетувим, или «Писания».В еврейской Библии Песнь Соломона стоит вместе с Руфью, Плачем, Экклезиастом и Эстер и вместе с ними составляет Мегиллот, пять свитков, которые читаются во время различных религиозных праздников еврейского года. Эта книга является праздничным свитком Песаха (Пасхи), который празднует Исход израильтян из Египта. Книга в ее нынешнем виде датируется периодом Вавилонского изгнания (V век до н. Э. И далее), но сохранившиеся в ней стихи относятся примерно к 10 веку до н. Э., Периоду монархии Давида.

Подробнее по этой теме

Библейская литература: Песнь Песней Соломона

Песнь Соломона (также называемая Песней песней и Песней песнопений) состоит из серии любовных стихов, в которых влюбленные ...

Книга, автор которой неизвестен (имя Соломона добавлено позже), представляет собой сборник любовных стихов, которые поочередно произносят мужчина и женщина.В книге нет связного рассказа. Ряд стихотворений систематически описывают красоту и совершенство возлюбленной. Песня Песней Соломона получила различные толкования, самые распространенные из которых были аллегорическими, драматическими, культовыми и буквальными. Среди евреев аллегорическая интерпретация рассматривает книгу как аллегорию любви Бога к израильтянам, с которыми он заключил священный завет. Среди христиан эта книга интерпретируется как описание заветной любви Христа к своей церкви.В средневековом мистицизме Песнь Соломона относилась к любви между Христом и человеческой душой.

Драматические интерпретации Песни Песней Соломона основаны на том, что большая часть книги представлена ​​в форме диалогов. Согласно этой точке зрения, говорящие в нем играют роли в драматической истории любви, очертания которой различаются в зависимости от конкретной интерпретации. Однако ввиду отсутствия драмы в древнесемитской литературе такие интерпретации маловероятны.Культовая интерпретация рассматривает книгу как собрание песен, связанных с практикой священного брака, которую наблюдали шумеры и другие древние месопотамские народы.

Четвертая интерпретация, которая, возможно, получила наибольшее доверие среди современных ученых, просто состоит в том, что Песня Соломона представляет собой сборник светских стихотворений о любви без какого-либо религиозного подтекста. Согласно этой интерпретации, песни воспевают радость и доброту человеческой любви между полами и чувство внутреннего удовлетворения и гармонии с творением Бога, которое возникает из такой любви.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Книга Песни Соломона - KJV

Краткое содержание Книги Песни Соломона

Это краткое содержание книги Песни Песней Соломона содержит информацию о названии, авторе (ах), дате написания, хронологии, теме, богословии, схеме, кратком обзоре и главах Книги Песни Песней Соломона.

Название

Название в еврейском тексте - «Песнь песней Соломона», что означает песня. по, для или о Соломоне.Фраза «Песнь песней» означает величайшее из песни (ср. Вт 10:17, «Бог богов и Господь господствующих»; 1Тим 6:15, «Царь царей»).

Автор и дата

Стих 1, кажется, приписывает авторство Соломону (см. Примечание к 1: 1; но см. также Заголовок выше). Соломон упоминается семь раз (1: 1,5; 3: 7,9,11; 8: 11-12), и несколько стихов говорят о «царе» (1: 4,12; 7: 5), но был ли он автор остается открытым вопросом.

Датировать Песню десятым веком б.c. во время правления Соломона не невозможно. Фактически, упоминание Фирцы и Иерусалима на одном дыхании (6: 4; см. обратите внимание) использовался, чтобы доказать дату до царя Омри (885-874 до н.э .; см. 1Цр 16: 23-24), хотя причина упоминания Фирцы не ясна. На с другой стороны, многие обращались к языку Песни как к доказательству гораздо более поздняя дата, но по имеющимся данным лингвистические данные неоднозначны.

Последовательность языка, стиля, тона, перспективы и повторяющихся припевов кажется, выступает за одного автора.Однако многие, кто сомневался, что Песня вышла из одного пера, или даже из одного времени или места, объясните эту последовательность приписывая все части Песни единой литературной традиции, так как Ближний Восточные традиции очень старались сохранить стилистическое единообразие.

Интерпретация

Чтобы найти ключ к открытию Песни, толкователи обратились к пророческим, мудрости и апокалиптических отрывков Священного Писания, а также до древнеегипетских и вавилонские песни о любви, традиционные семитские свадебные песни и песни, связанные с к древним месопотамским религиям плодородия.Ближайшие параллели кажутся те, что находятся в Притчах (см. Пр 5: 15-20; 6: 24-29; 7: 6-23). Описание любви в 8: 6-7 (ср. описания мудрости в Пр. 1-9 и Иов 28) похоже, подтверждает, что Песня принадлежит к библейской литературе мудрости и что это мудрое описание любовных отношений. Библия говорит о и мудрость, и любовь как дары Бога, которые следует принимать с благодарностью и празднованием.

Это понимание Песни контрастирует с давно устоявшимся представлением о том, что Песня - это аллегория любовных отношений между Богом и Израилем или между Христос и церковь, или между Христом и душой (в Новом Завете нигде не цитируется из Песни или даже намекает на нее).Он также отличается от более современных интерпретаций. Песни, такой как та, которая рассматривает ее как поэтическую драму, прославляющую триумф чистой, спонтанной любви девушки к своему деревенскому любовнику-пастуху придворные уговоры Соломона, который стремился завоевать ее для своего царского гарема. Скорее, он рассматривает Песню как связанную цепочку текстов, изображающих любовь во всех отношениях. его непосредственность, красота, мощь и исключительность - испытанные в его разнообразных моменты разлуки и близости, тоски и экстаза, напряжения и удовлетворения.Песня разделяет любовную поэзию многих культур и широко использует очень чувственные и наводящие на размышления образы природы.

Тема и богословие

В древнем Израиле все человеческое выражалось словами: благоговение, благодарность, гнев, печаль, страдание, доверие, дружба, преданность, верность, надежда, мудрость, нравственное возмущение, покаяние. В песне любовь находит слова - вдохновенные слова, раскрывающие его изысканное очарование и красоту как одно из Лучшие дары Бога.Голос любви в Песне, как и голос мудрости в Пр 8: 1 - 9:12 - женский голос, предполагающий, что любовь и мудрость сильно привлекают мужчин тонкостью и таинственностью женских соблазнов.
Этот женский голос глубоко говорит о любви. Она изображает ее красоту и восторги. Она заявляет о своей исключительности («Мой возлюбленный - мой, а я его», 2:16) и настаивает на необходимости его чистой спонтанности («Не будите и не будите люби, пока того не пожелает »(2: 7).Она также заявляет о своей подавляющей силе - это соперники грозного врага смерть; горит с интенсивностью пылающий огонь; он неугасим даже в глубинах океана (8: 6-7а). Она утверждает его драгоценность: все, что у человека, не может его купить или (альтернативно) если его обменять на него (8: 7б). Она намекает, не говоря об этом прямо (см. последнее примечание к тексту NIV к 8: 6), что это дар Господа.

Бог хочет, чтобы такая любовь - грубо искаженная и оскорбленная как древними, так и современные люди - быть нормальной частью супружеской жизни в его добром творении (см. Ге 1: 26-31; 2:24).Действительно, в Песне верный израильтянин мог узнать как жить с любовью в теократическом устройстве. Такая супружеская любовь созданный Царем-Создателем, чтобы прийти к естественному выражению в пределах его царства.

Литературные особенности

Никто, внимательно читающий Песню, не может подвергнуть сомнению артистизм поэта. Тонкая деликатность, с которой он вызывает сильное чувственное осознание, избегая при этом грубое возбуждение - одна из главных черт его достижений.Это он выполняет в основном косвенно, по аналогии и выдвигая на первый план чувственное в мире природы (или в еде, напитках, косметике и украшениях). Уподобить наслаждение любовником своей возлюбленной газели, «бродящей среди лилий» (2:16), или ее груди «двойным оленям газели, сидящим среди лилий» (4: 5), или сама возлюбленная в сад, наполненный отборными фруктами, приглашая любовника на пир (4: 12-16) - в них сочетаются изысканный артистизм и тонкая чуткость.

Есть ли в Песне единство одной драматической линии, связывающей все субъединицы в продолжающийся рассказ - предмет непрекращающихся дебатов среди переводчиков. В любовных отношениях действительно есть связанные сцены (см. Схему).

Практически все согласны с тем, что литературная кульминация Песни находится в 8: 6-7, где непревзойденная сила и ценность любви - любовь, привлекающая мужчину и женщину вместе - окончательно прямо утверждаются. Литературное расслабление следует за интенсивностью этой декларации.Последнее выражение взаимного желания влюбленных завершает Песню, предполагая, что любовь продолжается. Этот последний сегмент (8: 8-14) в каком-то смысле также является возвращением к началу, как ссылки на братьям возлюбленной, ее винограднику и Соломону (царю) ссылка 8: 8-12 с 1: 2-6. В этой песне о любви доминирует голос любимой. это ее опыт любви, как того, кто любит, так и как того, кого любят, это наиболее ясно выражено.Песня начинается с ее пожелания любовнику поцелуй и заканчивается ее настойчивым приглашением к нему для любовной близости.

Наброски


Из Учебной Библии NIV, Введение в книги Библии, Песни
Авторское право 2002 © Zondervan. Все права защищены. Используется с разрешения.

Книга Песни Песней Соломона Обзор

Кто написал эту книгу?

Песня Песней Соломона берет свое название от первого стиха книги, в котором упоминается, от кого исходит песня: «Песнь песней, которая принадлежит Соломону» (Песнь Песней 1: 1).Первоначальная версия книги на иврите получила свое название от первых двух слов: шийр хашийрим , что обычно переводится как «песня песен». Это последнее название осталось в Греческие и латинские переводы Библии в более поздние века. Повторение слова песня указывает на то, что автор считал эту песню «величайшей из всех песен». 1 Мы находим похожую конструкцию в других известных библейских фразах: «Владыка лордов», «Царь царей» и «Святая святых» и многие другие.

Название книги в конечном итоге получило имя царя Соломона из-за упоминания его имени повсюду в книге (1: 5; 3: 7, 9, 11; 8: 11–12). Это изменение названия также поддерживает традиционный взгляд на Соломона как на автора книги. Хотя многочисленные критики за последние два столетия оспаривали авторство Соломона, внутренние свидетельства, кажется, подтверждают это не только из-за появления имени Соломона, но и из-за свидетельства его царского преимущества (3: 6–11) и его многочисленных жен и наложниц (6: 8).

Где мы?

Соломон написал эту книгу во время своего правления царем Израиля, то есть он написал ее где-то между 971 и 931 годами до нашей эры. Ученые, которые придерживаются авторства Соломона, склонны соглашаться с тем, что песня была написана в начале его правления не только из-за юношеского буйства поэзии, но и потому, что его гарем из 140 женщин, упомянутый в 6: 8, относительно невелик по сравнению с окончательный счет 1000 (3 Царств 11: 3). Так же Автор упомянул топонимы как с севера, так и с юга страны, включая Ливан и Египет, напомнив нам об относительном мире и хороших отношениях между этими народами в начале правления Соломона.

Почему песня Песней Соломона так важна?

Эта книга остается уникальной в Ветхом Завете по крайней мере по двум причинам: ее характер как отдельного стихотворения и ее предмет, особенно откровенное обсуждение любви между супружеской парой. Готовность Песни Песней Соломона затронуть тему физической любви в браке вызывала у многих ее читателей на протяжении всей истории такое чувство дискомфорта, что раввину Акибе приходилось решительно защищать место книги в еврейском каноне даже в 90 г. н.э. на Соборе. Ямнии. 2 Но как свидетельство красоты брачных отношений во всей их полноте, Песня Песней выделяется своим уникально подробным видением этой прекрасной реальности.

В чем большая идея?

Полнота союза, происходящего в браке, описана одними из самых прекрасных поэтических языков во всей Библии. В мире, где так многие говорят об особых дарах Бога холодным, клиническим или апатичным статистическим языком, страсть поэзии Соломона освежает мир, жаждущий правды о браке.Соломон начал свое изложение этих отношений с двумя влюбленными в ухаживании, стремясь к привязанности, выражая при этом свою любовь друг к другу (Песнь Песней 1: 1–3: 5). В конце концов, они собираются вместе в браке, и жених превозносит красоту своей невесты, прежде чем они завершат свои отношения (3: 6–5: 1). Наконец, она борется со страхом разлуки, а он успокаивает невеста его привязанности к ней (5: 2–8: 14). Все это усиливает тему добродетели брака. Некоторые предлагают, чтобы книга также изображала в более общем виде любовь Христа к Своей невесте, церкви.

Как это применить?

От ухаживания до брака и уверенности в любви, Песня Песней Соломона поэтично представляет широкий спектр событий и чувств в дни, предшествующие браку и во время него, предлагая поддержку к прочной любви среди мелкой ревности и страхов, которые наверняка угрожают даже самому самые крепкие отношения. Мы должны прислушаться к возвышенным словам Песни продолжая ценить брак как один из краеугольных камней общества, ценить добро и красоту, порожденные союзом двух людей в священном браке.

Считаете ли вы свой брак признаком Божьей доброты и красоты, действующими в вашей жизни, или со временем это стало чем-то меньшим? Песня Песней напоминает нам, что как брак, так и последующий физический союз берут начало в Боге; поэтому мы должны рассматривать каждого из них как свидетельство Его благодати, проявляющейся в этом мире.

Песни Песней Соломона | BibleProject ™

Королевское спонсорство

Несмотря на то, что мы знаем, что Соломон был блестящим и действительно умелым словом (см. 3-я Царств 4: 29-32), эта первая строка не обязательно указывает на авторство, как если бы Соломон писал стихи.Фактически, он почти наверняка не писал книгу, учитывая, что голос говорит в основном молодой женщины. Когда его упоминают - а это немного - его описывают от третьего лица (песня 1: 5, 3: 7-11, 8: 11-12). Кроме того, Соломон - просто странный кандидат на роль автора книги. Стихи воспевают любовь между мужчиной и женщиной, и они единственные любовники друг друга. А у Соломона, если вы помните, было примерно 700 жен (политические браки) и дополнительный гарем из 300 женщин, получивших гонорар за его сексуальные аппетиты (см. 3-я Царств 11: 1–4).Излишне говорить, что очень трудно представить, чтобы он когда-либо писал стихи, как мы видим в этой Песне.

Соломон любил писать, изучать и собирать знания во всех областях, даже в исследованиях растений и животных. Он любил исследовать окружающий мир и наблюдать за его закономерностями. И как король, который был загружен богатством, он мог спонсировать все виды писательских проектов. В другом месте нам рассказывают о его управленческой команде, в которую входили ученые и книжники (3 Царств 4: 1-6). Это также помогает нам понять его роль как «царственного покровителя» израильской традиции мудрости.

Еще одна библейская книга, которая начинается с имени Соломона, - это Притчи, которые открываются словами «Притчи Соломона» (Притчи 1: 1). Нет причин полагать, что Соломон не несет ответственности за многие пословицы и стихи в этой книге, но он определенно не является автором всей книги. Книга говорит нам об этом! В 22:17 нам сказано, что мы начали читать «слова мудрых», а в 24:23 мы читаем: «Это также изречения мудрых». Итак, книга содержит литературу от Соломона, а также от анонимных мудрецов и писцов древнего Израиля.Более того, в последних двух главах книги названы имена их авторов: Агур (Прит 30) и Лемуил (Прит 31). Таким образом, даже с именем Соломона во главе это не означает, что Соломон был ответственен за весь материал в книге Притчей или даже за саму книгу. Бревард Чайлдс, еврейский знаток Библии, говорит об этом так:

[Песнь песней], наряду с книгами Притч и Экклезиаста, связана с Соломоном как источником израильской литературы мудрости. Как Моисей является источником [хотя и не единственным автором] Торы, а Давид является источником [хотя и не автором] книги Псалмов, так и Соломон является отцом традиции мудрости в Израиле ... Связь песни Песни к Соломону в еврейской Библии помещают эти сочинения в контекст литературы мудрости.- Чайлдс, Введение в Ветхий Завет как Священное Писание

Войдите в Библию - Книги: Бытие

Каноническое размещение Книги Бытия. Помимо того, что Бытие - это книга о истоках, она и ее забота о сотворении составляют фундаментальную богословскую категорию для всех остальных библейских книг. Только в отношении к творению можно правильно понять последующие действия Бога в Израиле и через него: Божьи цели в отношении Израиля и церкви универсальны по своему охвату.Божья работа в искуплении служит творению, всему творению. Искупительная работа Бога не происходит в вакууме; это происходит в контексте, который был решающим образом сформирован животворящей творческой работой Бога.

Истории сотворения на древнем Ближнем Востоке. Литература о сотворении мира - не только Израиль. Шумерские, месопотамские, египетские и ханаанские рассказы о сотворении мира (или их остатки) были обнаружены в течение последних двух столетий. Из этих открытий очевидно, что Израиль участвовал в культуре с живым интересом к вопросам, касающимся творения.В то время как Израиль, возможно, использовал эти отчеты напрямую, ученые теперь чаще говорят о фонде изображений, общих для древнего Ближнего Востока, с более косвенным влиянием на размышления Израиля. Параллели включают первозданные воды; божественный покой; творчество как разделение; изображения создателя как гончара, фермера и говорящего слова; и текстовая последовательность в Бытие 1-9.


Истории о потопах на древнем Ближнем Востоке. На древнем Ближнем Востоке ходили многочисленные версии истории о потопе.Наиболее широко известный сегодня встречается как часть месопотамского эпоса Гильгамеш . Более старую, но менее полную версию можно найти в Atrahasis Epic . Сходство последних с базовой структурой сотворения-потопа в Книге Бытия особенно поразительно: они включают раннее разрушение человечества, в том числе долгоживущих патриархов; боги послали наводнение, чтобы остановить человеческое разрушение; и спасение героя. В то же время вопросы зависимости истории Бытия от этих рассказов остаются нерешенными, хотя библейское повествование гораздо больше похоже на месопотамские рассказы, чем какие-либо другие известные рассказы о потопе.


Наводнения на древнем Ближнем Востоке. Действие рассказов происходит в долине реки Тигр-Евфрат (в современном Ираке), которая в древние времена периодически подвергалась наводнениям. Никакие известные археологические раскопки не свидетельствуют о всемирном потопе, но те, кто испытал такие наводнения, могли интерпретировать их как наводнения, охватившие тогда известный мир (как это делают библейские рассказы). Датировка библейского потопа невозможна, хотя около 3000 г. до н.э. в этом мире произошло крупное наводнение.Х.Э.Не следует доверять случайным слухам об обнаружении Ноева ковчега.


Бытие 1-11 и современная наука. Эти главы являются донаучными в том смысле, что они предшествуют современной науке, но не в том смысле, что их не интересуют вопросы такого типа. Тексты указывают на искренний интерес к вопросам «как» творения (например, использование Богом земли и вод в посредничестве творения; 1:11, 20, 24), а не только к вопросам «кто» и «» Зачем."Авторы признают, что истина о творении не порождается простым богословским размышлением; необходимы различные области исследования, чтобы говорить полную правду о мире. Не все в этих главах можно согласовать с современными знаниями о мире ( например, возраст Земли; источник света). В то же время тексты остаются важной парадигмой того, как объединить теологические и научные реалии в общем поиске истины о мире.


Бытие и история. Большинство ученых понимают, что с исторической точки зрения Бытие представляет собой очень смешанный набор материалов. Тексты расположены в основном в хронологическом порядке (до 1500 г. до н. Э. Или около того), и они представлены как неуклонно приближающиеся ко времени пленения в земле Египетской (в начале книги Исход). Более того, рассказы в Книге Бытия удивительно свободны от притворства и описывают предков израильтян в терминах, которые часто весьма непривлекательны (вспомните Иакова).Это предполагает честность со стороны Израиля в оценке своей собственной прошлой истории. В то же время израильские авторы и редакторы, несомненно, свободно использовали свое воображение в процессе рассказа и пересказа (например, при построении слов частной беседы). Однако какими бы ни были результаты исторических исследований, важно понимать, что, в отличие от параболической литературы, истинность материала не обязательно связана с его историчностью.


Бытие и его читатели. Тексты не являются автономными, независимыми от тех, кто их читает, и они не могут общаться без читателя. Так что, по крайней мере, до некоторой степени значение не находится в сознании автора и не заложено в тексте. Смысл текста - это результат разговора между текстом и его читателями. В результате ни в одном тексте нет единого смысла; действительно, значение меняется со временем, даже для одного и того же читателя, потому что читатели меняются (смысл, который интерпретатор видит, скажем, в Бытие 1-2, несколько отличается от того, что он или она видели поколение назад, не в последнюю очередь потому, что интерпретатор изменился с годами).Значения текстов всегда будут в некоторой степени открытыми; они не фиксированы и не стабильны. В то же время, хотя тексты могут означать многое, они не могут ничего значить. Существуют ограничения на возможности смысла, включая сам текст, историческую справочную информацию и многочисленные и разнообразные сообщества, в которых проживают читатели и тексты.


Бытие и богословское задание. Книга Бытия наполнена богословскими размышлениями, то есть размышлениями о Боге и божественно-человеческих отношениях.Слово «богословие» для обозначения того, что содержится в Библии, вызывает подозрение в научных кругах, не в последнюю очередь потому, что считается, что это слово вводит субъективные факторы в «объективное» или «описательное» предприятие. Но становится все более очевидным, что каждый читатель текста, с любого угла, вводит субъективные факторы в библейское изучение, независимо от того, признал он это или нет. В лучшем случае можно стремиться к относительно объективному подходу. Богословский анализ по своей природе не более субъективен, чем историческое или литературное исследование.Ввиду такого анализа большинство ученых признают, что больше нецелесообразно различать, что текст означал , и то, что текст означает . Все вопросы, которые задаются по тексту, - это современные вопросы, и все результаты нашей работы, в конечном итоге, конструктивны.


Бытие как литература. Бытие - это литература, и поэтому его следует изучать как литературное произведение среди других литературных произведений. Основным для такого изучения книги является наблюдение за тем, как «работает» сам текст: как его различные литературные и риторические особенности функционируют в современном литературном целом? Особое внимание необходимо уделять таким вопросам, как язык и стиль, поверхностная и глубокая структура текста, риторические приемы, литературные жанры и нарратологические особенности, такие как повторение, ирония, сюжет, изображение персонажей и особенно точка зрения.Пример последнего можно увидеть в Бытие 18: 1-2, где рассказчик говорит о явлении Господа, в то время как Авраам видит трех человек.


Родословные Книги Бытия. Израиль был озабочен родственными отношениями и отслеживанием происхождения и «родословной» семьи, особенно важных фигур. Основные части семи глав Книги Бытия состоят из родословных. В Бытие есть десять так называемых родословных священников (2: 4; 5: 1; 6: 9; 10: 1; 11:10; 11:27; 25:12; 25:19; 36: 1, 9; 37). : 2), и они обеспечивают единую базовую структуру для книги.К ним добавляются еще несколько (например, Каин, 4: 17-26). Историческая ценность этих генеалогий широко обсуждается, но авторы / редакторы Книги Бытия, вероятно, понимали их как своего рода исторический якорь для более широкой истории. Эти генеалогии демонстрируют, что Израиль считался родственником всех окружающих народов, объединяя всех в одну творческую семью.


Рассказы Бытия. Мало кто пришел к консенсусу относительно правильного обозначения повествований.Достаточно ясно, что они не являются историческим повествованием в любом современном смысле, хотя они обладают особенностями, связанными с написанием истории (например, хронологической структурой, установленной в древнем прошлом). Обозначение «рассказ» (или история прошлого), возможно, наиболее полезно для определения того, как эти материалы функционировали для древних читателей. «Богословское повествование» также может быть подходящим обозначением, учитывая степень, в которой Бог является персонажем, активным в жизнях людей и всего мира.


Источники книги Бытия. Помимо древних ближневосточных источников, в течение нескольких сотен лет было обычным рассматривать книгу Бытия (как и другие книги Пятикнижия) с точки зрения различных источников (например, Яхвиста, Элохиста, Жреческого Писатель, девтерономист). Уверенность, с которой ученые говорят о деталях этих источников, значительно ослабла за последние годы. Тем не менее, Книгу Бытия обычно называют составным документом, состоящим из источников, охватывающих столетия и редактировавшихся несколькими основными способами на протяжении большей части истории Израиля.Бытие, вероятно, обрело свою нынешнюю форму где-то во время или вскоре после вавилонского плена (587-538 гг. До н. Э.).


Тип литературы. В Бытие есть два основных типа литературы (жанра): повествовательная и генеалогическая; некоторые поэтические произведения присутствуют повсюду (например, Бытие 49). Определение типа изучаемой литературы очень важно для правильной интерпретации текстов. Ключевой вопрос, который следует задавать каждому тексту: какую литературу я читаю сейчас?


Понимание греха на древнем Ближнем Востоке. На древнем Ближнем Востоке существуют обширные параллели с пониманием греха (если не с конкретной историей «грехопадения»), очевидным в Книге Бытия. Универсальное и всеобъемлющее понимание человеческого греха можно увидеть в нескольких древних ближневосточных текстах, многие из которых относятся к добиблейским временам. Один пример из обращения к вавилонской богине Иштар может проиллюстрировать эту мысль: «Прости мои грехи, мои беззакония, мои постыдные дела и мои проступки ... Ослабь мои оковы, обеспечь мое избавление ...Пусть мои молитвы и мои мольбы придут к тебе. Да пребудет ко мне твоя великая милость. Пусть те, кто видят меня на улице, прославляют твое имя ... »(Джеймс Б. Причард, изд.,« Молитва скорби Иштар », в Древние ближневосточные тексты, относящиеся к Ветхому Завету , 3-е изд.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *