Цели революции в нидерландах: цели участников Нидерландской революции — Школьные Знания.com

Содержание

План-конспект урока "Нидерландская революция и рождение свободнооой республики Голландии"

История России

Тема: §15 «НИДЕРЛАНДСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И РОЖДЕНИЕ

СВОБОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ ГОЛЛАНДИИ».

Цели:

- добиться усвоения учащимися основных понятий урока.

- выяснить причины, задачи, движущие силы и характер Нидерландской революции

- продолжить развитие умения сравнивать и делать выводы.

Задачи: 
Обучающая. Продолжить формирование умений работать по тексту учебника, работать с дополнительными материалами, делать выводы. Ознакомить с основными понятиями
Развивающая. Развитие познавательного интереса через примеры, развитие навыков самостоятельной работы, развитие навыков работы с текстом, развитие ассоциативного мышления

Воспитывающая. Воспитание чувства прекрасного, коммуникативных способностей, чувства товарищества, умения слышать оппонента.

Форма урока: комбинированный.

Используемые методы и приемы: Беседа, рассказ учителя, опрос, объяснение, уточнение, самостоятельная работа с тестом, здоровьесберегающие технологии

Оборудование: Новая Истории 1500-1800 в 7 классе, под редакцией А.Я.Юдовская, П.А.Баранов, Л.М.Ванюшкин, Москва «Просвещение» 2001.

Оформление доски: тема урока, план урока, карточки, домашнее задание.

Основные понятия: революция, партизан, гезы, Утрехтская уния.

Ход урока:

  1. Организационный момент.

  2. Актуализация знаний учащихся по теме: Что такое государство? Почему и при каких условиях оно возникло? Как повлияли Великие географические открытия на экономическое развитие (в частности Нидерландов)?Что такое мануфактура? Кто такие капиталисты-предприниматели? Что Такое парламент?

  1. Изучение нового материала.

1. Положение Нидерландов к началу Нидерландской революции. Причины Нидерландской революции.

Нидерланды, объединенные в XV веке герцогами Бургундскими, представляли собой союз 17 провинций, крупнейшими из которых были Голландия на севере и Фландрия на юге. После отречения Карла V Нидерланды отошли под власть Испании, где королем в то время был фанатичный католик Филипп II, видевший свое призвание в утверждении и расширении католический веры. В Нидерландах он ввел чрезвычайно жестокие законы против еретиков, против кальвинистского большинства севера страны. Население Нидерландов было задавлено непосильными налогами. Политика испанских властей приносила вред всем слоям населения Нидерландов.

2. Начало Нидерландской революции, цели, задачи, движущие силы.В 1566 г. началась Нидерландская революция, во главе которой встали местные дворяне - принц Вильгельм Оранский, граф Эгмонт и адмирал Горн. Целью революции было достижение свободы вероисповедания и отделения от Испании, т. е. получение национальной независимости.С самого начала в революционное движение активно включились социальные низы.Филипп II ответил на это массовыми репрессиями: по приказу наместника короля Испании, безжалостного, фанатичного католика герцога Альбы, было казнено свыше 8 тысяч человек, в том числе граф Эгмонт и адмирал Горн. Однако репрессии имели обратный эффект, они вызвали массовое партизанское движение. Партизаны называли себя «Гезами», то есть оборванцами.

3. Испано-нидерландская война.С 1572 года между Испанией и Нидерландами начинается настоящая война. В борьбу с испанцами включается принц Вильгельм Оранский, сумевший навербовать в Германии наемную армию.

В 1579 году в стране произошел раскол: юг признал власть испанского короля, а северные провинции заключили так называемую Утрехтскую унию, что по сути означало создание нового независимого государства. В 1588 году была провозглашена республика соединенных провинций, иначе называемая Голландией - по самой крупной из них. Генеральные штаты объединенных провинций объявили о низложении Филиппа II. Статхаудером (с голландского - титул носителя верховной власти) был назначен Вильгельм Оранский.Война с Испанией продолжалась еще до 1609 г., когда Испания фактически признала Голландию.

4. Итоги и значение Нидерландской революции.Итак, в результате борьбы за свободу вероисповедания, за реформацию церкви и национальное освобождение на севере Нидерландов образовалось независимое государство с республиканской формой правления.

Значительную роль в новом государстве играла купеческая буржуазия, связанная прежде всего с морской торговлей. Освобожденные от необходимости платить налоги испанцам, голландцы получили достаточно мощные средства для развития собственной страны. Голландия быстро выдвигается в число мировых экономических лидеров. Начинает создаваться также голландская колониальная империя.

Характерной особенностью голландского капитализма была его торгово-ростовщическая направленность (в отличие, например, от английского, который имел преимущественно промышленную ориентацию).

Таким образом, Нидерландская буржуазная революция, сочетавшая в себе антифеодальную борьбу с национально-освободительной войной против Испании, завершилась образованием на территории современных Нидерландов буржуазной республики. Нидерландская революция первая нанесла удар по абсолютизму, открыла эпоху буржуазных революций в Европе.

III. Закрепление.

Революция (фр.)

коренное, качественное изменение, скачкообразный переход от одного состояния к другому, от старого к новому; переломный, поворотный период в жизни общества и государства; скачкообразный переход от старого общественно-политического строя к новому

Партизан (фр.)

участник вооруженной борьбы в тылу вражеской армии, действующий в составе добровольческого отряда из местного населения. Массовое партизанское движение имеет большое значение как одна из форм всенародной борьбы против иноземных захватчиков, а также во время гражданских войн

Гезы

(с фр. - нищие) - прозвище нидерландских дворян, боровшихся против тирании Филиппа II Испанского во время Нидерландской буржуазной революции; стало боевым именем всех участников этой революции

Утрехтская уния - (в городе Утрехте)

договор о создании единого государства

IV. Закрепление изученного на уроке. 

Каково положение Нидерландов к.началу Нидерландской революции (географическое, экономическое и политическое)?Каковы причины Нидерландской революции? Каковы итоги Нидерландской революции?
Вывод по уроку: 

V. Подведение итогов.  Насколько полезным был для вас этот урок? Что нового вы узнали? Как вы сможете применить полученные знания? Выставление оценок.
VI. Домашнее задание. Параграф §15, стр.128-139

Дополнительный материал: Нидерланды (королевство Нидерландов).

Эту страну часто называют Голландией (по названию одной из провинций).

Нидерланды в переводе на русский язык - «низкие земли». И, действительно, большая часть страны лежит ниже уровня моря. Территория Нидерландов уже много веков постепенно опускается примерно на 1 м за сто лет. Люди живут здесь давно и, спасая свои дома и поля от наступления моря и разливов рек, уже лет восемьсот (а за это время земля опустилась на 7-8 м) строят дамбы на побережье моря и вдоль рек. Поэтому реки здесь текут выше полей и даже домов.

В далекие времена Нидерланды были колонией Испании. В XVI веке в Нидерландах свершилась первая в истории буржуазная революция, и страна.стала независимой. Со времени Ивана Грозного (XVI век) установились постоянные связи между Россией и Нидерландами, которые сохраняются до сих пор.

Столица Королевства Нидерландов - Амстердам, но правительство находится в Гааге. Власть в стране принадлежит королеве (или королю) и парламенту, который имеет большие права.

В Нидерландах мало полезных ископаемых. Поэтому почти вся промышленность работает на привозном сырье. На заводах строят суда, станки, радиоаппаратуру, производят химическую продукцию.

Трудолюбивые голландцы умело используют каждый клочок земли. На пастбищах пасутся коровы, овцы. На полях, кроме пшеницы, растут сахарная свекла, лен, картофель, знаменитые на весь мир голландские тюльпаны, производятся сыр, голландское полотно и многое другое.

Нидерланды - морская страна. Она имеет огромный торговый флот. Главный морской порт - Роттердам - самый большой порт в мире. Его причалы протянулись на многие десятки километров.

Нидерланды дали миру много выдающихся людей. Среди них великий ученый-гуманист Эразм Роттердамский, художник Рембрандт, философ Спиноза и другие.

НИДЕРЛАНДСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ 16 В. • Большая российская энциклопедия

НИДЕРЛА́НДСКАЯ РЕВОЛЮ́ЦИЯ 16  в., ре­ли­ги­оз­но-идео­ло­ги­че­ский, по­ли­тич. и со­ци­аль­но-эко­но­мич. кон­фликт в Ни­дер­лан­дах, при­няв­ший фор­му нац.-ос­во­бо­дит. борь­бы про­тив исп. гос­под­ства; за­вер­ши­лась от­де­ле­ни­ем тер­ри­то­рии Сев. Ни­дер­лан­дов и об­ра­зо­ва­ни­ем там но­во­го го­су­дар­ст­ва – Рес­пуб­ли­ки Со­еди­нён­ных про­вин­ций Ни­дер­лан­дов.

По­сле от­ре­че­ния Кар­ла V Ни­дер­лан­ды, од­но из вла­де­ний Габс­бур­гов (см. Ни­дер­лан­ды ис­то­ри­че­ские), унас­ле­до­вал его сын Фи­липп II, рас­смат­ри­вав­ший этот гус­то­на­се­лён­ный и бо­га­тый ре­ги­он в ка­че­ст­ве гл. ис­точ­ни­ка де­неж­ных средств для ве­де­ния ак­тив­ной внеш­ней по­ли­ти­ки. Од­на­ко к сер. 16 в. эко­но­мич. си­туа­ция в Ни­дер­лан­дах за­мет­но ухуд­ши­лась. Это бы­ло вы­зва­но кри­зи­сом гор. це­хо­во­го ре­мес­ла в ста­рых цен­трах сук­но­де­лия (Гент, Брюг­ге, Ипр), со­про­во­ж­дав­шим­ся бы­ст­рой пау­пе­ри­за­ци­ей на­се­ле­ния, «ре­во­лю­ци­ей цен», а так­же не­уро­жая­ми и го­ло­дом 1556–57. Тем­пы и сте­пень раз­ло­же­ния феод. от­но­ше­ний, пер­во­на­чаль­но­го на­ко­п­ле­ния ка­пи­та­ла (см. в ст. Ка­пи­тал) и фор­ми­ро­ва­ния ка­пи­та­ли­стич. ук­ла­да на юге и се­ве­ре Ни­дер­лан­дов бы­ли раз­лич­ны­ми. Ма­ну­фак­тур­ное про­из-во, ка­пи­та­ли­стич. фер­мер­ст­во и сво­бод­ное зем­ле­вла­де­ние по­лу­чи­ли в сев. про­вин­ци­ях (Гол­лан­дия и Зе­лан­дия) боль­шее раз­ви­тие, хо­тя ма­ну­фак­ту­ры на се­ве­ре стра­ны по объ­ё­му вы­пус­кае­мой про­дук­ции и ус­ту­па­ли флан­д­р­ским и бра­бант­ским.

Со­вре­мен­ни­ки счи­та­ли, что эко­но­мич. упа­док и ухуд­ше­ние ус­ло­вий жиз­ни бы­ли вы­зва­ны ис­поль­зо­ва­ни­ем исп. вла­стя­ми но­вых ме­то­дов управ­ле­ния, их нев­ни­ма­ни­ем к на­сущ­ным ин­те­ре­сам Ни­дер­лан­дов. Фи­нан­со­вая экс­плуа­та­ция Ни­дер­лан­дов Ис­па­ни­ей, вы­ра­жав­шая­ся в суб­си­ди­ях ис­пан­цам, во­ти­ро­вав­ших­ся че­рез Ге­не­раль­ные шта­ты, кос­вен­ном на­ло­го­об­ло­же­нии и т. д., и эко­но­мич. дав­ле­ние (взи­ма­ние ог­ром­ных по­шлин и по­да­тей, напр. по­шли­ны на ввоз исп. шер­сти; за­кры­тие дос­ту­па ни­дерл. куп­цам в исп. ко­ло­нии, ли­ше­ние их тор­го­вых свя­зей с Анг­ли­ей из-за анг­ло-исп. кон­флик­та) вы­зы­ва­ли на­рас­та­ние ан­ти­ис­пан­ских на­строе­ний во всех сло­ях ни­дерл. об­ще­ст­ва.

Гл. опо­рой исп. аб­со­лю­тиз­ма в Ни­дер­лан­дах яв­ля­лась ка­то­лич. Цер­ковь, по­это­му пер­во­на­чаль­но про­те­ст­ные на­строе­ния ме­ст­но­го на­се­ле­ния об­ле­ка­лись в фор­му ре­фор­ма­ци­он­но­го дви­же­ния – лю­те­ран­ст­ва, ана­бап­тиз­ма, позд­нее каль­ви­низ­ма. С точ­ки зре­ния ис­пан­цев, рас­про­стра­не­ние ина­ко­мыс­лия яв­ля­лось осн. при­чи­ной со­кра­ще­ния на­ло­го­вых по­сту­п­ле­ний. Ре­шив ис­ко­ре­нить каль­ви­низм, Фи­липп II уси­лил ре­лиг. го­не­ния, ук­ре­пил власть ка­то­лич. Церк­ви в Ни­дер­лан­дах; бо­лее ак­тив­но, чем при Кар­ле V, там ста­ла дей­ст­во­вать ин­кви­зи­ция. Фи­липп II за­нял бо­лее не­при­ми­ри­мую по­зи­цию и в от­но­ше­нии су­ще­ст­во­вав­ше­го в стра­не пар­тику­ля­риз­ма про­вин­ций – не при­ни­мая во вни­ма­ние их тра­диц. обо­соб­лен­ность, ме­ст­ные воль­но­сти и при­ви­ле­гии, он уре­зал пра­ва ор­га­нов са­мо­управ­ле­ния (Ге­не­раль­ных и про­вин­ци­аль­ных шта­тов, Гос. со­ве­та). Же­лая при­влечь на свою сто­ро­ну ни­дерл. дво­рян­ст­во, он при­гла­сил вид­ней­ших его пред­ста­ви­те­лей в Гос. со­вет (принц Виль­гельм I Оран­ский, гр. Л. Эг­монт, адм. Ф. Горн, ба­рон Х. Бре­де­ро­де и др.), при этом Виль­гель­ма I Оран­ско­го на­зна­чил стат­хау­де­ром Гол­лан­дии, Зе­лан­дии и Ут­рех­та (1559), а гр.

Эг­мон­та – стат­хау­де­ром Флан­д­рии. Од­на­ко по­сте­пен­но вся власть со­сре­до­то­чи­лась в ру­ках вхо­див­ших в Гос. со­вет ис­пан­цев, управ­ле­ние осу­ще­ст­в­ля­лось че­рез на­ме­ст­ни­цу Мар­га­ри­ту Парм­скую и воз­глав­ляв­ший­ся кар­ди­на­лом А. П. де Гран­ве­лой Тай­ный со­вет.

Про­те­ст­ные на­строе­ния рань­ше все­го про­яви­лись сре­ди пред­ста­ви­те­лей дво­рян­ст­ва, не­до­воль­но­го за­силь­ем ис­пан­цев и ка­то­лич. Цер­ко­вью. Они стре­ми­лись улуч­шить своё эко­но­мич. по­ло­же­ние за счёт кон­фи­ска­ции цер­ков­но­го иму­ще­ст­ва в рам­ках цер­ков­ной ре­фор­мы. По­сте­пен­но во­круг Виль­гель­ма I Оран­ско­го и гр. Эг­мон­та сло­жи­лась дво­рян­ская груп­пи­ров­ка, счи­тав­шая, что ин­те­ре­сы Ни­дер­лан­дов при­но­сят­ся в жерт­ву Ис­па­нии, а по­ли­ти­ка Фи­лип­па II ве­дёт к нар. вы­сту­п­ле­нию. Они до­би­ва­лись уст­ра­не­ния ис­пан­цев из Гос. со­ве­та и пре­дос­тав­ле­ния выс­ших долж­но­стей ме­ст­ной зна­ти, спо­соб­ной ус­пеш­но раз­ре­шить на­зре­ваю­щий со­ци­аль­ный кон­фликт. В 1563 ари­сто­кра­тич. оп­по­зи­ция в Гос. со­ве­те по­тре­бо­ва­ла от­став­ки А. П. де Гран­ве­лы. Вслед за этим пред­ста­ви­те­ли мел­ко­го дво­рян­ст­ва по­да­ли Мар­га­ри­те Парм­ской про­ше­ние о вос­ста­нов­ле­нии преж­них сво­бод и при­ви­ле­гий про­вин­ций, вы­во­де исп. войск, от­ме­не или смяг­че­нии «пла­ка­тов» про­тив ере­ти­ков. Под их дав­ле­ни­ем ко­роль был вы­ну­ж­ден от­пра­вить Гран­ве­лу в от­став­ку (1564).

Не ви­дя су­ще­ст­вен­ных из­ме­не­ний в по­ли­ти­ке исп. вла­стей, оп­по­зи­ци­он­ное ни­дерл. дво­рян­ст­во в 1565 об­ра­зо­ва­ло со­юз «Ком­про­мисс». В те­че­ние 1566 его уча­ст­ни­ки два­ж­ды по­да­ва­ли на­ме­ст­ни­це пе­ти­ции с из­ло­же­ни­ем сво­их тре­бо­ва­ний (пре­кра­тить на­ру­ше­ние воль­но­стей, со­звать Ге­не­раль­ные шта­ты, смяг­чить за­ко­ны про­тив ере­ти­ков), ука­зы­вая, что их не­вы­пол­не­ние мо­жет по­влечь за со­бой «все­об­щее вос­ста­ние и бунт». Од­на­ко от­ве­та вла­стей не по­сле­до­ва­ло. Тем вре­ме­нем ши­ро­кие мас­сы об­ни­щав­ше­го на­се­ле­ния всё ак­тив­нее во­вле­ка­лись в ре­лиг. дви­же­ния, а каль­ви­ни­ст­ские кон­си­сто­рии раз­вер­ну­ли аги­та­цию про­тив ка­то­лич. Церк­ви и исп. ре­жи­ма.

«Разгром церквей иконоборцами». Гравюра. 1560-е гг.

Пер­вым ак­том Н. р. ста­ло на­чав­шее­ся во Флан­д­рии Ико­но­бор­че­ское вос­ста­ние 1566. Осе­нью оно рас­про­стра­ни­лось на Бра­бант, Гол­лан­дию, Зе­лан­дию и Ут­рехт. Раз­мах дви­же­ния на­пу­гал не толь­ко Мар­га­ри­ту Парм­скую, по­обе­щав­шую от­ме­нить ин­кви­зи­цию, смяг­чить «пла­ка­ты» и до­пус­тить каль­ви­ни­ст­ские про­по­ве­ди в спе­ци­аль­но от­ве­дён­ных мес­тах, но и ни­дерл. оп­по­зи­ци­он­ное дво­рян­ст­во и бур­жуа­зию. Вос­поль­зо­вав­шись рас­ко­лом в ико­но­борч. дви­же­нии, исп. вла­сти к вес­не 1567 по­да­ви­ли вос­ста­ние и от­ка­за­лись вы­пол­нять дан­ные на­ме­ст­ни­цей обе­ща­ния.

В авг. 1567 в Ни­дер­лан­ды во гла­ве 18-ты­сяч­но­го вой­ска при­был но­вый на­ме­ст­ник гер­цог Аль­ба. Не­за­дол­го до его по­яв­ле­ния мн. оп­по­зиц. дея­те­ли по­ки­ну­ли стра­ну. Виль­гельм I Оран­ский и его брат Лю­до­вик Нас­сау­ский от­пра­ви­лись в Гер­ма­нию, где на­ча­ли фор­ми­ро­вать на­ём­ную ар­мию для втор­же­ния в Ни­дер­лан­ды (в 1568 она три­ж­ды с пе­ре­мен­ным ус­пе­хом всту­па­ла в сра­же­ния с вой­ска­ми Аль­бы).

Пе­ред Ф. Аль­бой стоя­ла за­да­ча ис­ко­ре­нить ересь в стра­не и по­лу­чить от Ни­дер­лан­дов не­об­хо­ди­мые Ис­па­нии день­ги. Гер­цог уч­ре­дил Со­вет по де­лу о мя­те­жах, про­зван­ный в на­ро­де «кро­ва­вым со­ве­том», ог­ра­ни­чил пол­но­мо­чия ме­ст­ных ор­га­нов вла­сти, за­пре­тил вы­езд из стра­ны. На­ча­лись аре­сты, кон­фи­ска­ции иму­ще­ст­ва и каз­ни (в ию­ле 1568 в Брюс­се­ле бы­ли каз­не­ны ли­де­ры дво­рян­ской оп­по­зи­ции Эг­монт и Горн). Для по­пол­не­ния исп. каз­ны Аль­ба ввёл по­сто­ян­ный на­лог – аль­ка­ба­лу, по ко­то­ро­му пред­по­ла­га­лось взи­мать 10% с ка­ж­дой тор­го­вой сдел­ки. Для Ни­дер­лан­дов, тор­го­вой стра­ны, где ка­ж­дый то­вар про­хо­дил че­рез мно­же­ст­во по­сред­ни­ков, та­кая на­ло­го­вая по­ли­ти­ка бы­ла рав­но­силь­на эко­но­мич. ка­та­ст­ро­фе. Это при­ве­ло к за­кры­тию мн. ма­ну­фак­тур и ла­вок, бан­крот­ст­ву бан­ков, мас­со­вой без­ра­бо­ти­це. В 1571 в от­вет на тре­бо­ва­ние вы­пла­ты аль­ка­ба­лы и др. на­ло­гов до­ве­дён­ное до от­чая­ния на­се­ле­ние Ни­дер­лан­дов взя­лось за ору­жие. Гор. бед­но­та и кре­сть­ян­ст­во, ру­ко­во­ди­мые ра­ди­каль­но на­стро­ен­ной ча­стью бур­жуа­зии, соз­да­ва­ли воо­руж. от­ря­ды, свер­га­ли исп. ор­га­ны вла­сти, гро­ми­ли церк­ви и мо­на­сты­ри. Борь­бу с ис­пан­ца­ми в Ни­дер­лан­дах ве­ли и гё­зы. При под­держ­ке ме­ст­но­го на­се­ле­ния они дей­ст­во­ва­ли как на су­ше (в ле­сах Флан­д­рии и Ген­не­гау), так и на мо­ре в Сев. Ни­дер­лан­дах, где под ко­ман­до­ва­ни­ем дво­рян-каль­ви­ни­стов за­хва­ты­ва­ли и то­пи­ли исп. су­да, на­па­да­ли на пор­ты, дос­тав­ля­ли про­ви­ант в оса­ж­дён­ные ис­пан­ца­ми го­ро­да. По­пыт­ки ока­зать по­мощь вос­став­шим пред­при­ни­мал Виль­гельм I Оран­ский, два­ж­ды на­прав­ляв­ший ар­мию в Ни­дер­лан­ды. Од­на­ко она по­тер­пе­ла ряд по­ра­же­ний и в сент. 1572 бы­ла рас­пу­ще­на.

«Взятие г. Брилле гёзами в 1572 г.». Гравюра. Между 1572 и 1590.

«Расправа испанцев с жителями Харлема». Гравюра. 1583.

Из­вес­тие о за­хва­те гё­за­ми 1.4.1572 зе­ланд­ско­го г. Брил­ле по­слу­жи­ло сиг­на­лом к на­ча­лу все­об­ще­го вос­ста­ния про­тив ис­пан­цев в сев. про­вин­ци­ях Ни­дер­лан­дов. 14 апр. Виль­гельм I Оран­ский при­звал на­се­ле­ние по­все­ме­ст­но ока­зы­вать со­про­тив­ле­ние исп. вла­стям, зло­упо­т­реб­ляв­шим до­ве­ри­ем ко­ро­ля, и от­стаи­вать свои ис­кон­ные воль­но­сти. Вско­ре Зе­лан­дия и Гол­лан­дия, кро­ме Ам­стер­да­ма, ока­за­лись во вла­сти гё­зов. Со­зван­ные в авг. 1572 шта­ты Гол­лан­дии при­зна­ли Виль­гель­ма I Оран­ско­го за­кон­ным стат­хау­де­ром Фи­лип­па II в Гол­лан­дии и Зе­лан­дии и пе­ре­да­ли ему вер­хов­ное во­ен. ко­ман­до­ва­ние и выс­шую ис­пол­нит. власть в про­вин­ци­ях. Шта­ты обя­за­лись при­влечь к это­му со­гла­ше­нию и др. от­де­лив­шие­ся про­вин­ции и не за­клю­чать с Фи­лип­пом II к.-л. со­гла­ше­ний без ве­до­ма Виль­гель­ма I Оран­ско­го и в ущерб его ин­те­ре­сам. Про­вал пла­нов вклю­чить Ни­дер­лан­ды в со­став Свя­щен­ной Рим. им­пе­рии на пра­вах кур­фюр­ше­ст­ва, не­воз­мож­ность по­сле Вар­фо­ло­ме­ев­ской но­чи рас­счи­ты­вать на по­мощь франц. гу­ге­но­тов и ус­пе­хи вос­ста­ния на се­ве­ре стра­ны по­бу­ди­ли Виль­гель­ма I Оран­ско­го пе­рей­ти на сто­ро­ну фак­ти­че­ски от­де­лив­ших­ся про­вин­ций. В окт. 1572 он при­был в Гол­лан­дию и воз­гла­вил борь­бу про­тив ис­пан­цев. Его под­дер­жи­ва­ли все слои на­се­ле­ния, но пре­ж­де все­го бо­га­тое ку­пе­че­ст­во и каль­ви­ни­ст­ские кон­си­сто­рии, ко­то­рые, как Виль­гельм I Оран­ский и его спод­виж­ни­ки, вы­сту­па­ли лишь про­тив «край­но­стей» исп. ре­жи­ма и всё ещё на­дея­лись за­клю­чить со­гла­ше­ние с Фи­лип­пом II, счи­тав­шим­ся ими за­кон­ным су­ве­ре­ном Ни­дер­лан­дов.

Аль­ба бро­сил все си­лы на по­дав­ле­ние вос­ста­ния на се­ве­ре, од­на­ко по­сле бле­стя­щей по­бе­ды гол­ланд­цев в сра­же­нии за Лей­ден (окт. 1574) во­ен. дей­ст­вия бы­ли при­ос­та­нов­ле­ны.

Про­вал по­ли­ти­ки гер­цо­га Аль­бы стал оче­ви­ден, он был ото­зван в Ис­па­нию. Так­ти­ка исп. вла­стей в Ни­дер­лан­дах из­ме­ни­лась. Но­вый на­ме­ст­ник Л. де Ре­ке­сенс-и-Сунь­и­га в февр. 1575 в Бре­де на­чал пе­ре­го­во­ры с вос­став­ши­ми про­вин­ция­ми. Они за­кон­чи­лись про­ва­лом, а ухуд­ше­ние эко­но­мич. по­ло­же­ния в са­мой Ис­па­нии уже не по­зво­ля­ло исп. вла­стям дер­жать под кон­тро­лем Ни­дер­лан­ды, где по­сле смер­ти Ре­ке­сен­са-и-Сунь­и­ги власть в мар­те 1576 пе­ре­шла к Гос. со­ве­ту.

Ле­том 1576 в исп. ар­мии, дав­но не по­лу­чав­шей жа­ло­ва­нья и про­до­воль­ст­вия, на­чал­ся бунт – исп. от­ря­ды дви­ну­лись на юг Ни­дер­лан­дов, за­хва­ты­вая и ра­зо­ряя го­ро­да. В этих ус­ло­ви­ях Флан­д­рия и Бра­бант так­же вы­сту­пи­ли про­тив ис­пан­цев. 4.9.1576 в Брюс­се­ле вос­став­шие аре­сто­ва­ли чле­нов Гос. со­ве­та, ли­к­ви­ди­ро­вав по­след­ний ор­ган исп. вла­ды­че­ст­ва в стра­не. Власть пе­ре­шла к Ге­не­раль­ным шта­там, бы­ст­ро сфор­ми­ро­вав­шим ар­мию, спо­соб­ную вы­сту­пить про­тив войск ко­ро­ля. Од­на­ко в юж. про­вин­ци­ях, в от­ли­чие от се­вер­ных, по­ли­тич. ини­циа­ти­ва в боль­шин­ст­ве слу­ча­ев ока­зы­ва­лась в ру­ках феод. дво­рян­ст­ва, оп­по­зи­ци­он­но на­стро­ен­но­го к исп. пра­ви­тель­ст­ву, но не же­лав­ше­го до­пус­тить «гос­под­ства чер­ни» и «тор­же­ст­ва ере­си». По­сле раз­граб­ле­ния исп. вой­ска­ми Ан­твер­пе­на (4.11.1576) юж. и сев. про­вин­ции Ни­дер­лан­дов 8.11.1576 за­клю­чи­ли со­гла­ше­ние (см. «Гент­ское уми­ро­тво­ре­ние»), в ко­то­ром за­яв­ля­ли о вер­но­сти Фи­лип­пу II, стрем­ле­нии обес­пе­чить един­ст­во стра­ны, о со­хра­не­нии ка­то­лич. ве­ры в юж­ных и каль­ви­низ­ма в сев. Ни­дер­лан­дах. По су­ти, это был врем. ком­про­мисс ме­ж­ду об­лас­тя­ми, раз­ли­чав­ши­ми­ся не толь­ко по ве­ре, но и по хо­зяйств. ук­ла­ду, эко­но­мич., внеш­не­по­ли­тич. ин­те­ре­сам и ис­то­рич. про­шло­му. Со­юз ме­ж­ду ни­ми не мог быть дол­го­веч­ным и проч­ным.

В но­яб. 1576 в Ни­дер­лан­ды при­был дон Ху­ан Ав­ст­рий­ский. Не­смот­ря на воз­ра­же­ния Виль­гель­ма I Оран­ско­го, Ге­не­раль­ные шта­ты, в ко­то­рых власть за­хва­ти­ло ка­то­лич. дво­рян­ст­во и кон­сер­ва­тив­ное бюр­гер­ст­во, всту­пи­ли с ним в пе­ре­го­во­ры и по­сле под­пи­са­ния «Веч­но­го эдик­та» (февр. 1577), по ко­то­ро­му дон Ху­ан обя­зал­ся со­блю­дать «Гент­ское уми­ро­тво­ре­ние», при­зна­ли его на­ме­ст­ни­ком. Зе­лан­дия и Гол­лан­дия под дав­ле­ни­ем Виль­гель­ма I Оран­ско­го от­ка­за­лись по­ви­но­вать­ся но­во­му на­ме­ст­ни­ку, ко­то­рый, на­ме­ре­ва­ясь вос­ста­но­вить преж­ние по­ряд­ки и уре­зать пра­ва каль­ви­ни­стов, уже в ию­не 1577 на­ру­шил «Веч­ный эдикт». По­ки­нув Брюс­сель, дон Ху­ан за­хва­тил кре­пость в На­мю­ре (24 ию­ля) и вы­сту­пил про­тив Ге­не­раль­ных шта­тов.

Дей­ст­вия на­ме­ст­ни­ка вы­зва­ли рас­кол сре­ди ни­дерл. дво­рян­ст­ва и но­вый подъ­ём ан­ти­ис­пан­ской борь­бы. В Брюс­се­ле, Ан­твер­пе­не, Ип­ре и Ген­те обо­ро­ну го­ро­дов воз­гла­ви­ли каль­ви­ни­ст­ские кон­си­сто­рии. Они ор­га­ни­зо­ва­ли «ко­ми­те­ты 18-ти» – ре­во­люц. ор­га­ны вла­сти, ко­то­рые, сверг­нув ма­ги­ст­ра­ты, бра­ли в свои ру­ки гор. управ­ле­ние. Ко­ми­тет Брюс­се­ля вы­дви­нул тре­бо­ва­ния уда­лить из Ге­не­раль­ных шта­тов сто­рон­ни­ков ис­панцев, ре­ор­га­ни­зо­вать Гос. со­вет и воо­ру­жить на­род. Вос­став­шие при­зва­ли Вильгель­ма I Оран­ско­го воз­гла­вить воо­руж. борь­бу про­тив на­ме­ст­ни­ка. В стра­не раз­вер­ну­лась гражд. вой­на: ни­дерл. дво­рян­ст­во стре­ми­лось об­ра­зо­вать ари­сто­кра­тич. рес­пуб­ли­ку, но бо­га­тое ку­пе­че­ст­во не со­гла­ша­лось ус­ту­пать ему пер­вен­ст­во. Мел­кие тор­гов­цы и гор. бед­но­та, ви­дя их ра­зоб­щён­ность и не­ре­ши­тель­ность, дей­ст­во­ва­ли са­мо­стоя­тель­но. Од­но­вре­мен­но с вы­сту­п­ле­ния­ми го­ро­жан прак­ти­че­ски по­все­ме­ст­но раз­вер­ну­лось мощ­ное ан­ти­фео­даль­ное кре­сть­ян­ское дви­же­ние (осо­бен­но в Ове­рэйс­се­ле, Гро­нин­ге­не и Дрен­те). Кре­сть­я­не пре­кра­ща­ли уп­ла­ту феод. по­бо­ров, за­хва­ты­ва­ли зем­ли дво­рян и ка­то­лич. ду­хо­вен­ст­ва, гро­ми­ли зам­ки. Виль­гельм I Оран­ский, ко­то­ро­го осе­нью 1577 шта­ты Бра­бан­та под дав­ле­ни­ем воо­руж. брюс­сель­ско­го плеб­са из­бра­ли стат­хау­де­ром про­вин­ции, пы­тал­ся ла­ви­ро­вать. Он тре­бо­вал ре­ши­тель­ной борь­бы с до­ном Хуа­ном, не под­вер­гая при этом со­мне­нию вер­хов­ную власть Фи­лип­па II.

В но­яб. 1578 скон­чав­ше­го­ся до­на Хуа­на Ав­ст­рий­ско­го сме­нил А. Фар­не­зе, гер­цог Парм­ский, та­лант­ли­вый пол­ко­во­дец и ис­кус­ный по­ли­тик. Исп. вой­ска, ос­та­вав­шие­ся лишь в юж. про­вин­ци­ях, на­ча­ли на­сту­п­ле­ние на се­вер. Фар­не­зе, ис­поль­зуя раз­но­гла­сия ме­ж­ду про­вин­ция­ми, го­ро­да­ми и разл. слоя­ми ни­дерл. об­ще­ст­ва, су­мел до­го­во­рить­ся с ка­то­лич. дво­рян­ст­вом юга и раз­ру­шить со­юз юж. и сев. про­вин­ций.

Вал­лон­ские про­вин­ции Ген­не­гау, Ар­туа, Дуэ 6. 1.1579 за­клю­чи­ли се­па­рат­ный со­юз с Фар­не­зе (см. Ар­рас­ская уния), к ко­то­ро­му в те­че­ние 1579 при­сое­ди­ни­лись Лилль, Ор­ши, Ме­хе­лен, Ва­лан­сь­ен и не­ко­то­рые др. го­ро­да. Ар­рас­ская уния пре­ду­смат­ри­ва­ла со­блю­де­ние ста­тей «Гент­ско­го уми­ро­тво­ре­ния» и «Веч­но­го эдик­та», не­при­кос­но­вен­ность ка­то­ли­циз­ма, при­зна­ние су­ве­ре­ни­те­та Фи­лип­па II при ус­ло­вии со­хра­не­ния при­ви­ле­гий ни­дерл. дво­рян­ст­ва, вы­вод исп. войск и вос­ста­нов­ле­ние преж­них по­ли­тич. по­ряд­ков. В этих ус­ло­ви­ях сев. про­вин­ции 23.1.1579 в Ут­рех­те за­клю­чи­ли Ут­рехт­скую унию, в со­от­вет­ст­вии с ко­то­рой Гол­лан­дия, Зе­лан­дия, Ут­рехт, Гел­дерн, Гро­нин­ген, Фрис­лан­дия и Ове­рэйс­сел, а так­же отд. го­ро­да Флан­д­рии и Бра­бан­та объ­я­ви­ли о со­вме­ст­ном ве­де­нии во­ен. дей­ст­вий до по­бед­но­го кон­ца за по­ли­тич. не­за­ви­си­мость и сво­бо­ду ве­ро­ис­по­ве­да­ния, оп­ре­де­ли­ли сис­те­му ор­га­нов гос. вла­сти, фак­ти­че­ски не ос­тав­ляв­шую мес­та ко­ро­лю (хо­тя фор­маль­но речь об этом не шла).

За­клю­че­ние Ут­рехт­ской унии по­ло­жи­ло на­ча­ло но­во­му го­су­дар­ст­ву на се­ве­ре Ни­дер­лан­дов. Виль­гельм I Оран­ский не сра­зу под­дер­жал этот со­юз, т. к. ка­кое-то вре­мя ещё на­де­ял­ся на при­со­еди­не­ние к не­му юж. про­вин­ций. Ко­гда эти на­де­ж­ды рух­ну­ли, он под­пи­сал унию (3.5.1579). Од­но­вре­мен­но им бы­ла вы­дви­ну­та идея за­ме­ны Фи­лип­па II но­вым су­ве­ре­ном, ко­то­рая по­лу­чи­ла ши­ро­кую под­держ­ку как в се­вер­ных, так и в юж. про­вин­ци­ях Ни­дер­лан­дов. Фи­липп II в из­дан­ном в ию­не 1580 «Ба­не и эдик­те» объ­я­вил Виль­гель­ма I Оран­ско­го мя­теж­ни­ком и по­ста­вил вне за­ко­на. В от­вет на это Виль­гельм I Оран­ский 13.12.1580 опуб­ли­ко­вал «Апо­ло­гию», в ко­то­рой ука­зал на на­ру­ше­ние за­ко­нов и пре­сту­п­ле­ния исп. ре­жи­ма и са­мо­го Фи­лип­па II. Опи­ра­ясь на ре­фор­мат­ские го­су­дар­ст­вен­но-пра­во­вые кон­цеп­ции и тео­рии мо­нар­хо­ма­хов, он зая­вил о пра­ве на со­про­тив­ле­ние го­су­да­рю-ти­ра­ну, вплоть до его низ­ло­же­ния, под­черк­нув, что толь­ко сам на­род мо­жет оп­ре­де­лять свою участь. Виль­гельм I Оран­ский от­кры­то зая­вил о сво­ём не­по­ви­но­ве­нии ко­ро­лю и в свою оче­редь объ­я­вил его вне за­ко­на.

По­сле не­сколь­ких не­удач­ных по­пы­ток за­ру­чить­ся под­держ­кой Фран­ции и Анг­лии, а так­же най­ти но­во­го су­ве­ре­на шта­ты Гол­лан­дии, Зе­лан­дии и Ут­рех­та в ию­ле 1581 при­нес­ли при­ся­гу Виль­гель­му I Оран­ско­му как сво­ему стат­хау­де­ру, на­де­лён­но­му чрез­вы­чай­ны­ми пол­но­мо­чия­ми, со­про­во­див это ря­дом ого­во­рок и ус­ло­вий. Вслед за этим Ге­не­раль­ные шта­ты 26.7.1581 под­пи­са­ли акт о низ­ло­же­нии Фи­лип­па II как ти­ра­на, по­прав­ше­го обы­чаи и за­ко­ны стра­ны. Этот ре­во­люц. акт оз­на­чал окон­чат. раз­рыв сев. про­вин­ций с Ис­па­ни­ей.

Во­ен. ус­пе­хи А. Фар­не­зе в 1584–85, вер­нув­ше­го под свою власть б. ч. зе­мель к югу от Рей­на вплоть до Ан­твер­пе­на, ра­нее при­сое­ди­нив­ших­ся к Ут­рехт­ской унии, оз­на­ме­но­ва­ли по­ра­же­ние ос­во­бо­дит. вой­ны в Юж. Ни­дер­лан­дах. Из юж. про­вин­ций на се­вер Ни­дер­лан­дов на­ча­лась мас­со­вая эмиг­ра­ция куп­цов, пред­при­ни­ма­те­лей, ре­мес­лен­ни­ков.

По­сле ги­бе­ли Виль­гель­ма I Оран­ско­го (1584) стат­хау­де­ром Гол­лан­дии и Зе­лан­дии был из­бран его сын Мо­риц Нас­сау­ский (но­яб. 1585). Ге­не­раль­ные шта­ты Со­еди­нён­ных про­вин­ций всё ещё про­дол­жа­ли по­ис­ки но­во­го су­ве­ре­на. По­сле от­ка­за франц. ко­ро­ля Ген­ри­ха III они под­пи­са­ли до­го­вор о во­ен. и по­ли­тич. сою­зе с Анг­ли­ей (авг. 1585), пред­ло­жив стать су­ве­ре­ном Ни­дер­лан­дов ко­ро­ле­ве Ели­за­ве­те I Тю­дор. От­кло­нив пред­ло­же­ние, она от­пра­ви­ла в по­мощь Со­еди­нён­ным про­вин­ци­ям ар­мию под ко­манд. Ро­бер­та Дад­ли гр. Лес­те­ра, ко­то­рый в янв. 1586 за­нял пост на­ме­ст­ни­ка и ко­ман­дую­ще­го англ. вой­ска­ми. Од­на­ко Лес­тер не смог за­нять клю­че­вое по­ло­же­ние в управ­ле­нии Со­еди­нён­ны­ми про­вин­ция­ми, столк­нув­шись с не­до­ве­ри­ем со сто­ро­ны Ге­не­раль­ных шта­тов, воз­глав­ляе­мых с мар­та 1586 ве­ли­ким пен­сио­на­ри­ем Гол­лан­дии Й. ван Ол­ден­бар­не­вел­том. По­сле то­го как ста­ло из­вест­но о том, что англ. пра­ви­тель­ст­во пред­пи­сы­ва­ло Лес­те­ру за­клю­чить мир с А. Фар­не­зе и «при­ми­рить» Со­еди­нён­ные про­вин­ции с Фи­лип­пом II, Лес­тер был вы­ну­ж­ден от­быть в Анг­лию (дек. 1587). Ге­не­раль­ные шта­ты пре­кра­ти­ли по­ис­ки но­во­го су­ве­ре­на. В 1588 они взя­ли на се­бя управ­ле­ние стра­ной, фак­ти­че­ски по­ло­жив на­ча­ло Рес­пуб­ли­ке Со­еди­нён­ных про­вин­ций (офиц. про­воз­гла­ше­ния рес­пуб­ли­ки ни­ко­гда не бы­ло).

«Гибралтарская битва 1607 г.». Художник К. К. ван Виринген. Ок. 1621. Рейксмюсеум (Амстердам).

В 1590-х гг. ар­мии Со­еди­нён­ных про­вин­ций под ко­манд. Мо­ри­ца Нас­сау­ско­го уда­лось ос­во­бо­дить тер­ри­то­рию стра­ны от исп. войск, ов­ла­деть ря­дом важ­ных кре­по­стей и пе­ре­не­сти во­ен. дей­ст­вия в Юж. Ни­дер­лан­ды (в 1598 су­ве­ре­ни­тет над ни­ми был пе­ре­дан эрц­гер­цо­гу Аль­бер­ту, всту­пив­ше­му в брак с до­че­рью Фи­лип­па II). К кон. 16 в. рес­пуб­ли­ка бы­ла при­зна­на со­юз­ни­ка­ми, а ус­пеш­ные во­ен. опе­ра­ции её ар­мии на су­ше и со­вме­ст­ные анг­ло-голл. дей­ст­вия на мо­ре – взя­тие Нью­пор­та (1600), бит­ва у Гиб­рал­та­ра (1607) – уп­ро­чи­ли не­за­ви­си­мость Со­еди­нён­ных про­вин­ций. На­чав­шая­ся в 1560-х гг. ре­во­люц.-ос­во­бо­дит. борь­ба Ни­дер­лан­дов про­тив ис­пан­цев за­вер­ши­лась за­клю­че­ни­ем в Ан­твер­пе­не 9.4.1609 на вы­год­ных для рес­пуб­ли­ки ус­ло­ви­ях Две­на­дца­ти­лет­не­го пе­ре­ми­рия с Ис­па­ни­ей. Со­еди­нён­ным про­вин­ци­ям фак­ти­че­ски бы­ла пре­дос­тав­ле­на не­за­ви­си­мость. За­клю­че­ние пе­ре­ми­рия зна­ме­но­ва­ло со­бой по­бе­ду Н. р. и ос­во­бо­дит. вой­ны в сев. час­ти Ни­дер­лан­дов.

Мо­риц Нас­сау­ский был про­тив­ни­ком пе­ре­ми­рия с Ис­па­ни­ей, по­сколь­ку, как и его отец, на­де­ял­ся, что ещё мож­но со­хра­нить це­ло­ст­ность стра­ны, ос­во­бо­див и Юж. Ни­дер­лан­ды. Од­на­ко пра­во при­ни­мать окон­ча­тель­ные по­ли­тич. ре­ше­ния при­над­ле­жа­ло не стат­хау­де­ру, а Ге­не­раль­ным шта­там и ру­ко­во­див­ше­му все­ми внутр. де­ла­ми ве­ли­ко­му пен­сио­на­рию Й. ван Ол­ден­бар­не­вел­ту, дей­ст­во­вав­ше­му в ин­те­ре­сах голл. ку­печ. оли­гар­хии, ко­то­рая пред­по­чла ком­про­мисс с Ис­па­ни­ей.

«Ратификация Мюнстерского договора 1648 г.». Художник Г. Терборх. 1648. Рейксмюсеум (Амстердам).

Во вре­мя Три­дца­ти­лет­ней вой­ны 1618–1648 во­ен. дей­ст­вия ме­ж­ду Ис­па­ни­ей и Со­еди­нён­ны­ми про­вин­ция­ми во­зоб­но­ви­лись в 1621 (см. Гол­ланд­ско-ис­пан­ские вой­ны 16–17 вв.). Ис­па­ния по­тер­пе­ла по­ра­же­ние и офи­ци­аль­но при­зна­ла гос. не­за­ви­си­мость Со­еди­нён­ных про­вин­ций по Мюн­стер­ско­му ми­ру (30.1.1648), став­ше­му со­став­ной ча­стью Вест­фаль­ско­го ми­ра 1648.

В ре­зуль­та­те Н. р., пред­став­ляв­шей со­бой пер­вый удач­ный опыт соз­да­ния нац. го­су­дар­ст­ва, на кар­те Ев­ро­пы поя­ви­лась фе­де­ра­тив­ная по свое­му уст­рой­ст­ву рес­пуб­ли­ка Сое­ди­нён­ных про­вин­ций. Уже в кон. 16 в. в ней про­изо­шли ка­чест­вен­ные из­ме­не­ния: ут­вер­дил­ся каль­ви­низм с его оп­рав­да­ни­ем стрем­ле­ния к обо­га­ще­нию и силь­ной фор­мы ин­ди­ви­дуа­лиз­ма в со­че­та­нии с лич­ной от­вет­ст­вен­но­стью; бы­ли соз­да­ны все ус­ло­вия для быст­ро­го раз­ви­тия ка­пи­та­ли­стич. форм про­из­вод­ст­ва и об­ме­на; на­ча­лось скла­ды­ва­ние са­мо­стоят. ни­дерл. куль­ту­ры на ос­но­ве фор­ми­ро­вав­шей­ся общ­но­сти язы­ка.

По при­чи­не край­не слож­ной и про­ти­во­ре­чи­вой в тот пе­ри­од рас­ста­нов­ки со­ци­аль­но-по­ли­тич. сил в Ни­дер­лан­дах в ис­то­ри­ог­ра­фии до­ста­точ­но ча­сто на пер­вый план вы­дви­га­ет­ся внеш­няя фор­ма Н. р. – во­ен. дейст­вия в хо­де нац.-ос­во­бо­дит. вой­ны. В совр. ни­дерл. ис­то­рич. нау­ке со­бы­тия Н. р. ча­сто на­зы­ва­ют «Ни­дерл. вос­ста­ни­ем» или «вос­ста­ни­ем», а ра­нее, как пра­ви­ло, они име­но­ва­лись «Вось­ми­де­ся­ти­лет­ней вой­ной 1568–1648». Эта вой­на рас­смат­ри­ва­ет­ся как вос­ста­ние ни­дерл. об­ла­стей про­тив исп. аб­со­лю­тиз­ма, пе­ре­рос­шее в вой­ну за не­за­ви­си­мость се­ми сев. про­вин­ций, в хо­де ко­то­рой про­изо­шёл рас­кол Ни­дер­лан­дов и сфор­ми­ро­ва­лась рес­пуб­ли­ка Сое­ди­нён­ных про­вин­ций. Пе­ри­од 1555–67 вы­де­ля­ют как на­чаль­ный этап борь­бы про­тив Ис­па­нии.

Марк­сист­ская ис­то­рио­гра­фия трак­ту­ет со­бы­тия 1566–1609 в Ни­дер­лан­дах как бур­жу­аз­ную ре­во­лю­цию, идео­ло­гич. док­три­ной ко­то­рой был каль­ви­низм; пе­ри­од 1609–48 рас­смат­ри­ва­ет как ос­во­бо­дит. вой­ну. Осо­бен­но­сти Н. р. вы­во­дят­ся из то­го, что она про­ис­хо­ди­ла в ма­ну­фак­тур­ный пе­ри­од раз­ви­тия ка­пи­та­лиз­ма, ког­да ни объ­ек­тив­ные, ни субъ­ек­тив­ные фак­то­ры не до­стиг­ли ещё долж­ной сте­пе­ни зре­ло­сти, а фе­од. фор­мы про­из­водств. от­но­ше­ний ещё не пол­но­стью из­жи­ли се­бя. Совр. рос. ис­то­рич. нау­ка, учи­ты­вая глу­би­ну и ост­ро­ту вспых­нув­ше­го в Ни­дер­лан­дах ре­лиг.-по­ли­тич. и со­ци­аль­но­го кон­флик­та, склон­на рас­смат­ри­вать про­ис­шед­шие там ра­ди­каль­ные пе­ре­ме­ны так же, как ре­во­лю­цию.

НИДЕРЛАНДСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ XVI ВЕКА — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

НИДЕРЛАНДСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ XVI ВЕКА - ре­ли­ги­оз­но-идео­ло­ги­че­ский, по­ли­тический и со­ци­аль­но-эко­но­мический кон­фликт в Ни­дер­лан­дах, при­няв­ший фор­му национально-ос­во­бо­дительной борь­бы про­тив испанского гос­под­ства; за­вер­ши­лась от­де­ле­ни­ем тер­ри­то­рии Северных Ни­дер­лан­дов и об­ра­зо­ва­ни­ем там но­во­го го­су­дар­ст­ва - Рес­пуб­ли­ки Со­еди­нён­ных про­вин­ций Ни­дер­лан­дов.

По­сле от­ре­че­ния Кар­ла V Ни­дер­лан­ды, од­но из вла­де­ний Габс­бур­гов (см. Ни­дер­лан­ды ис­то­ри­че­ские), унас­ле­до­вал его сын Фи­липп II, рас­смат­ри­вав­ший этот гус­то­на­се­лён­ный и бо­га­тый ре­ги­он в ка­че­ст­ве гл. ис­точ­ни­ка де­неж­ных средств для ве­де­ния ак­тив­ной внеш­ней по­ли­ти­ки. Од­на­ко к середине XVI века эко­но­мическая си­туа­ция в Ни­дер­лан­дах за­мет­но ухуд­ши­лась. Это бы­ло вы­зва­но кри­зи­сом городского це­хо­во­го ре­мес­ла в ста­рых цен­трах сук­но­де­лия (Гент, Брюг­ге, Ипр), со­про­во­ж­дав­шим­ся бы­ст­рой пау­пе­ри­за­ци­ей на­се­ле­ния, «ре­во­лю­ци­ей цен», а так­же не­уро­жая­ми и го­ло­дом 1556-1557 годы. Тем­пы и сте­пень раз­ло­же­ния феодальных от­но­ше­ний, пер­во­на­чаль­но­го на­ко­п­ле­ния ка­пи­та­ла (см. в ст. Ка­пи­тал) и фор­ми­ро­ва­ния ка­пи­та­ли­стического ук­ла­да на юге и се­ве­ре Ни­дер­лан­дов бы­ли раз­лич­ны­ми. Ма­ну­фак­тур­ное про­из-во, ка­пи­та­ли­стическое фер­мер­ст­во и сво­бод­ное зем­ле­вла­де­ние по­лу­чи­ли в сев. про­вин­ци­ях (Гол­лан­дия и Зе­лан­дия) боль­шее раз­ви­тие, хо­тя ма­ну­фак­ту­ры на се­ве­ре стра­ны по объ­ё­му вы­пус­кае­мой про­дук­ции и ус­ту­па­ли флан­д­р­ским и бра­бант­ским. Со­вре­мен­ни­ки счи­та­ли, что эко­но­мич. упа­док и ухуд­ше­ние ус­ло­вий жиз­ни бы­ли вы­зва­ны ис­поль­зо­ва­ни­ем исп. вла­стя­ми но­вых ме­то­дов управ­ле­ния, их нев­ни­ма­ни­ем к на­сущ­ным ин­те­ре­сам Ни­дер­лан­дов. Фи­нан­со­вая экс­плуа­та­ция Ни­дер­лан­дов Ис­па­ни­ей, вы­ра­жав­шая­ся в суб­си­ди­ях ис­пан­цам, во­ти­ро­вав­ших­ся че­рез Ге­не­раль­ные шта­ты, кос­вен­ном на­ло­го­об­ло­же­нии и т. д., и эко­но­мическое дав­ле­ние (взи­ма­ние ог­ром­ных по­шлин и по­да­тей, напр. по­шли­ны на ввоз испанской шер­сти; за­кры­тие дос­ту­па ни­дерл. куп­цам в испанские ко­ло­нии, ли­ше­ние их тор­го­вых свя­зей с Анг­ли­ей из-за анг­ло-испанского кон­флик­та) вы­зы­ва­ли на­рас­та­ние ан­ти­ис­пан­ских на­строе­ний во всех сло­ях ни­дерландского об­ще­ст­ва.

Главной опо­рой испанского аб­со­лю­тиз­ма в Ни­дер­лан­дах яв­ля­лась ка­то­лическая Цер­ковь, по­это­му пер­во­на­чаль­но про­те­ст­ные на­строе­ния ме­ст­но­го на­се­ле­ния об­ле­ка­лись в фор­му ре­фор­ма­ци­он­но­го дви­же­ния - лю­те­ран­ст­ва, ана­бап­тиз­ма, позд­нее каль­ви­низ­ма. С точ­ки зре­ния ис­пан­цев, рас­про­стра­не­ние ина­ко­мыс­лия яв­ля­лось основной при­чи­ной со­кра­ще­ния на­ло­го­вых по­сту­п­ле­ний. Ре­шив ис­ко­ре­нить каль­ви­низм, Фи­липп II уси­лил ре­лигиозные го­не­ния, ук­ре­пил власть ка­то­лич. Церк­ви в Ни­дер­лан­дах; бо­лее ак­тив­но, чем при Кар­ле V, там ста­ла дей­ст­во­вать ин­кви­зи­ция. Фи­липп II за­нял бо­лее не­при­ми­ри­мую по­зи­цию и в от­но­ше­нии су­ще­ст­во­вав­ше­го в стра­не пар­тику­ля­риз­ма про­вин­ций - не при­ни­мая во вни­ма­ние их тра­диционную обо­соб­лен­ность, ме­ст­ные воль­но­сти и при­ви­ле­гии, он уре­зал пра­ва ор­га­нов са­мо­управ­ле­ния (Ге­не­раль­ных и про­вин­ци­аль­ных шта­тов, Государственного со­ве­та). Же­лая при­влечь на свою сто­ро­ну ни­дерландского дво­рян­ст­во, он при­гла­сил вид­ней­ших его пред­ста­ви­те­лей в Государственный со­вет (принц Виль­гельм I Оран­ский, гр. Л. Эг­монт, адм. Ф. Горн, ба­рон Х. Бре­де­ро­де и др.), при этом Виль­гель­ма I Оран­ско­го на­зна­чил стат­хау­де­ром Гол­лан­дии, Зе­лан­дии и Ут­рех­та (1559 год), а гр. Эг­мон­та - стат­хау­де­ром Флан­д­рии. Од­на­ко по­сте­пен­но вся власть со­сре­до­то­чи­лась в ру­ках вхо­див­ших в Государвственный со­вет ис­пан­цев, управ­ле­ние осу­ще­ст­в­ля­лось че­рез на­ме­ст­ни­цу Мар­га­ри­ту Парм­скую и воз­глав­ляв­ший­ся кар­ди­на­лом А.П. де Гран­ве­лой Тай­ный со­вет.

Про­те­ст­ные на­строе­ния рань­ше все­го про­яви­лись сре­ди пред­ста­ви­те­лей дво­рян­ст­ва, не­до­воль­но­го за­силь­ем ис­пан­цев и ка­то­лич. Цер­ко­вью. Они стре­ми­лись улуч­шить своё эко­но­мическое по­ло­же­ние за счёт кон­фи­ска­ции цер­ков­но­го иму­ще­ст­ва в рам­ках цер­ков­ной ре­фор­мы. По­сте­пен­но во­круг Виль­гель­ма I Оран­ско­го и гр. Эг­мон­та сло­жи­лась дво­рян­ская груп­пи­ров­ка, счи­тав­шая, что ин­те­ре­сы Ни­дер­лан­дов при­но­сят­ся в жерт­ву Ис­па­нии, а по­ли­ти­ка Фи­лип­па II ве­дёт к народному  вы­сту­п­ле­нию. Они до­би­ва­лись уст­ра­не­ния ис­пан­цев из Государственного со­ве­та и пре­дос­тав­ле­ния выс­ших долж­но­стей ме­ст­ной зна­ти, спо­соб­ной ус­пеш­но раз­ре­шить на­зре­ваю­щий со­ци­аль­ный кон­фликт. В 1563 году ари­сто­кра­тическая оп­по­зи­ция в Государственном со­ве­те по­тре­бо­ва­ла от­став­ки А.П. де Гран­ве­лы. Вслед за этим пред­ста­ви­те­ли мел­ко­го дво­рян­ст­ва по­да­ли Мар­га­ри­те Парм­ской про­ше­ние о вос­ста­нов­ле­нии преж­них сво­бод и при­ви­ле­гий про­вин­ций, вы­во­де исп. войск, от­ме­не или смяг­че­нии «пла­ка­тов» про­тив ере­ти­ков. Под их дав­ле­ни­ем ко­роль был вы­ну­ж­ден от­пра­вить Гран­ве­лу в от­став­ку (1564 год).

Не ви­дя су­ще­ст­вен­ных из­ме­не­ний в по­ли­ти­ке исп. вла­стей, оп­по­зи­ци­он­ное ни­дерл. дво­рян­ст­во в 1565 году об­ра­зо­ва­ло со­юз «Ком­про­мисс». В те­че­ние 1566 года его уча­ст­ни­ки два­ж­ды по­да­ва­ли на­ме­ст­ни­це пе­ти­ции с из­ло­же­ни­ем сво­их тре­бо­ва­ний (пре­кра­тить на­ру­ше­ние воль­но­стей, со­звать Ге­не­раль­ные шта­ты, смяг­чить за­ко­ны про­тив ере­ти­ков), ука­зы­вая, что их не­вы­пол­не­ние мо­жет по­влечь за со­бой «все­об­щее вос­ста­ние и бунт». Од­на­ко от­ве­та вла­стей не по­сле­до­ва­ло. Тем вре­ме­нем ши­ро­кие мас­сы об­ни­щав­ше­го на­се­ле­ния всё ак­тив­нее во­вле­ка­лись в ре­лигиозные дви­же­ния, а каль­ви­ни­ст­ские кон­си­сто­рии раз­вер­ну­ли аги­та­цию про­тив ка­то­лической Церк­ви и испанского ре­жи­ма.

Пер­вым ак­том Нидерландской революции ста­ло на­чав­шее­ся во Флан­д­рии Ико­но­бор­че­ское вос­ста­ние 1566 год. Осе­нью оно рас­про­стра­ни­лось на Бра­бант, Гол­лан­дию, Зе­лан­дию и Ут­рехт. Раз­мах дви­же­ния на­пу­гал не толь­ко Мар­га­ри­ту Парм­скую, по­обе­щав­шую от­ме­нить ин­кви­зи­цию, смяг­чить «пла­ка­ты» и до­пус­тить каль­ви­ни­ст­ские про­по­ве­ди в спе­ци­аль­но от­ве­дён­ных мес­тах, но и ни­дерландское оп­по­зи­ци­он­ное дво­рян­ст­во и бур­жуа­зию. Вос­поль­зо­вав­шись рас­ко­лом в ико­но­борч. дви­же­нии, исп. вла­сти к вес­не 1567 года по­да­ви­ли вос­ста­ние и от­ка­за­лись вы­пол­нять дан­ные на­ме­ст­ни­цей обе­ща­ния.

В августе 1567 года в Ни­дер­лан­ды во гла­ве 18-ты­сяч­но­го вой­ска при­был но­вый на­ме­ст­ник гер­цог Ф. Аль­ба. Не­за­дол­го до его по­яв­ле­ния мн. оп­по­зиц. дея­те­ли по­ки­ну­ли стра­ну. Виль­гельм I Оран­ский и его брат Лю­до­вик Нас­сау­ский от­пра­ви­лись в Гер­ма­нию, где на­ча­ли фор­ми­ро­вать на­ём­ную ар­мию для втор­же­ния в Ни­дер­лан­ды (в 1568 году она три­ж­ды с пе­ре­мен­ным ус­пе­хом всту­па­ла в сра­же­ния с вой­ска­ми Аль­бы).

Пе­ред Ф. Аль­бой стоя­ла за­да­ча ис­ко­ре­нить ересь в стра­не и по­лу­чить от Ни­дер­лан­дов не­об­хо­ди­мые Ис­па­нии день­ги. Гер­цог уч­ре­дил Со­вет по де­лу о мя­те­жах, про­зван­ный в на­ро­де «кро­ва­вым со­ве­том», ог­ра­ни­чил пол­но­мо­чия ме­ст­ных ор­га­нов вла­сти, за­пре­тил вы­езд из стра­ны. На­ча­лись аре­сты, кон­фи­ска­ции иму­ще­ст­ва и каз­ни (в ию­ле 1568 года в Брюс­се­ле бы­ли каз­не­ны ли­де­ры дво­рян­ской оп­по­зи­ции Эг­монт и Горн). Для по­пол­не­ния исп. каз­ны Аль­ба ввёл по­сто­ян­ный на­лог – аль­ка­ба­лу, по ко­то­ро­му пред­по­ла­га­лось взи­мать 10% с ка­ж­дой тор­го­вой сдел­ки. Для Ни­дер­лан­дов, тор­го­вой стра­ны, где ка­ж­дый то­вар про­хо­дил че­рез мно­же­ст­во по­сред­ни­ков, та­кая на­ло­го­вая по­ли­ти­ка бы­ла рав­но­силь­на эко­но­мич. ка­та­ст­ро­фе. Это при­ве­ло к за­кры­тию мн. ма­ну­фак­тур и ла­вок, бан­крот­ст­ву бан­ков, мас­со­вой без­ра­бо­ти­це. В 1571 году в от­вет на тре­бо­ва­ние вы­пла­ты аль­ка­ба­лы и др. на­ло­гов до­ве­дён­ное до от­чая­ния на­се­ле­ние Ни­дер­лан­дов взя­лось за ору­жие. Гор. бед­но­та и кре­сть­ян­ст­во, ру­ко­во­ди­мые ра­ди­каль­но на­стро­ен­ной ча­стью бур­жуа­зии, соз­да­ва­ли воо­руженные от­ря­ды, свер­га­ли исп. ор­га­ны вла­сти, гро­ми­ли церк­ви и мо­на­сты­ри. Борь­бу с ис­пан­ца­ми в Ни­дер­лан­дах ве­ли и гё­зы. При под­держ­ке ме­ст­но­го на­се­ле­ния они дей­ст­во­ва­ли как на су­ше (в ле­сах Флан­д­рии и Ген­не­гау), так и на мо­ре в Сев. Ни­дер­лан­дах, где под ко­ман­до­ва­ни­ем дво­рян-каль­ви­ни­стов за­хва­ты­ва­ли и то­пи­ли испанские су­да, на­па­да­ли на пор­ты, дос­тав­ля­ли про­ви­ант в оса­ж­дён­ные ис­пан­ца­ми го­ро­да. По­пыт­ки ока­зать по­мощь вос­став­шим пред­при­ни­мал Виль­гельм I Оран­ский, два­ж­ды на­прав­ляв­ший ар­мию в Ни­дер­лан­ды. Од­на­ко она по­тер­пе­ла ряд по­ра­же­ний и в сентябре 1572 года бы­ла рас­пу­ще­на.

Из­вес­тие о за­хва­те гё­за­ми 1 апреля 1572 года зе­ланд­ско­го г. Брил­ле по­слу­жи­ло сиг­на­лом к на­ча­лу все­об­ще­го вос­ста­ния про­тив ис­пан­цев в сев. про­вин­ци­ях Ни­дер­лан­дов. 14 апреля Виль­гельм I Оран­ский при­звал на­се­ле­ние по­все­ме­ст­но ока­зы­вать со­про­тив­ле­ние испанским вла­стям, зло­упо­т­реб­ляв­шим до­ве­ри­ем ко­ро­ля, и от­стаи­вать свои ис­кон­ные воль­но­сти. Вско­ре Зе­лан­дия и Гол­лан­дия, кро­ме Ам­стер­да­ма, ока­за­лись во вла­сти гё­зов. Со­зван­ные в августе 1572 года шта­ты Гол­лан­дии при­зна­ли Виль­гель­ма I Оран­ско­го за­кон­ным стат­хау­де­ром Фи­лип­па II в Гол­лан­дии и Зе­лан­дии и пе­ре­да­ли ему вер­хов­ное во­ен. ко­ман­до­ва­ние и выс­шую ис­пол­нительная власть в про­вин­ци­ях. Шта­ты обя­за­лись при­влечь к это­му со­гла­ше­нию и др. от­де­лив­шие­ся про­вин­ции и не за­клю­чать с Фи­лип­пом II какого-либо со­гла­ше­ний без ве­до­ма Виль­гель­ма I Оран­ско­го и в ущерб его ин­те­ре­сам. Про­вал пла­нов вклю­чить Ни­дер­лан­ды в со­став Свя­щен­ной Римской им­пе­рии на пра­вах кур­фюр­ше­ст­ва, не­воз­мож­ность по­сле Вар­фо­ло­ме­ев­ской но­чи рас­счи­ты­вать на по­мощь франц. гу­ге­но­тов и ус­пе­хи вос­ста­ния на се­ве­ре стра­ны по­бу­ди­ли Виль­гель­ма I Оран­ско­го пе­рей­ти на сто­ро­ну фак­ти­че­ски от­де­лив­ших­ся про­вин­ций. В октябре 1572 года он при­был в Гол­лан­дию и воз­гла­вил борь­бу про­тив ис­пан­цев. Его под­дер­жи­ва­ли все слои на­се­ле­ния, но пре­ж­де все­го бо­га­тое ку­пе­че­ст­во и каль­ви­ни­ст­ские кон­си­сто­рии, ко­то­рые, как Виль­гельм I Оран­ский и его спод­виж­ни­ки, вы­сту­па­ли лишь про­тив «край­но­стей» исп. ре­жи­ма и всё ещё на­дея­лись за­клю­чить со­гла­ше­ние с Фи­лип­пом II, счи­тав­шим­ся ими за­кон­ным су­ве­ре­ном Ни­дер­лан­дов.

Аль­ба бро­сил все си­лы на по­дав­ле­ние вос­ста­ния на се­ве­ре, од­на­ко по­сле бле­стя­щей по­бе­ды гол­ланд­цев в сра­же­нии за Лей­ден (октябрь 1574 год) во­енные дей­ст­вия бы­ли при­ос­та­нов­ле­ны.

Про­вал по­ли­ти­ки гер­цо­га Аль­бы стал оче­ви­ден, он был ото­зван в Ис­па­нию. Так­ти­ка исп. вла­стей в Ни­дер­лан­дах из­ме­ни­лась. Но­вый на­ме­ст­ник Л. де Ре­ке­сенс-и-Сунь­и­га в феврале 1575 года в Бре­де на­чал пе­ре­го­во­ры с вос­став­ши­ми про­вин­ция­ми. Они за­кон­чи­лись про­ва­лом, а ухуд­ше­ние эко­но­мического по­ло­же­ния в са­мой Ис­па­нии уже не по­зво­ля­ло исп. вла­стям дер­жать под кон­тро­лем Ни­дер­лан­ды, где по­сле смер­ти Ре­ке­сен­са-и-Сунь­и­ги власть в мар­те 1576 года пе­ре­шла к Государственному со­ве­ту.

Ле­том 1576 года в испанской ар­мии, дав­но не по­лу­чав­шей жа­ло­ва­нья и про­до­воль­ст­вия, на­чал­ся бунт - испанские от­ря­ды дви­ну­лись на юг Ни­дер­лан­дов, за­хва­ты­вая и ра­зо­ряя го­ро­да. В этих ус­ло­ви­ях Флан­д­рия и Бра­бант так­же вы­сту­пи­ли про­тив ис­пан­цев. 4 сентября 1576 года в Брюс­се­ле вос­став­шие аре­сто­ва­ли чле­нов Государственного со­ве­та, ли­к­ви­ди­ро­вав по­след­ний ор­ган испанского вла­ды­че­ст­ва в стра­не. Власть пе­ре­шла к Ге­не­раль­ным шта­там, бы­ст­ро сфор­ми­ро­вав­шим ар­мию, спо­соб­ную вы­сту­пить про­тив войск ко­ро­ля. Од­на­ко в юж. про­вин­ци­ях, в от­ли­чие от се­вер­ных, по­ли­тическая ини­циа­ти­ва в боль­шин­ст­ве слу­ча­ев ока­зы­ва­лась в ру­ках феодального дво­рян­ст­ва, оп­по­зи­ци­он­но на­стро­ен­но­го к испанскому  пра­ви­тель­ст­ву, но не же­лав­ше­го до­пус­тить «гос­под­ства чер­ни» и «тор­же­ст­ва ере­си». По­сле раз­граб­ле­ния исп. вой­ска­ми Ан­твер­пе­на (4 ноября 1576 год) южные и северные про­вин­ции Ни­дер­лан­дов 8 ноября 1576 года за­клю­чи­ли со­гла­ше­ние (см. «Гент­ское уми­ро­тво­ре­ние»), в ко­то­ром за­яв­ля­ли о вер­но­сти Фи­лип­пу II, стрем­ле­нии обес­пе­чить един­ст­во стра­ны, о со­хра­не­нии ка­то­лич. ве­ры в юж­ных и каль­ви­низ­ма в северных Ни­дер­лан­дах. По су­ти, это был врем. ком­про­мисс ме­ж­ду об­лас­тя­ми, раз­ли­чав­ши­ми­ся не толь­ко по ве­ре, но и по хо­зяйственному ук­ла­ду, эко­но­мическим, внеш­не­по­ли­тическим ин­те­ре­сам и ис­то­рическому про­шло­му. Со­юз ме­ж­ду ни­ми не мог быть дол­го­веч­ным и проч­ным.

В но­ябре 1576 года в Ни­дер­лан­ды при­был дон Ху­ан Ав­ст­рий­ский. Не­смот­ря на воз­ра­же­ния Виль­гель­ма I Оран­ско­го, Ге­не­раль­ные шта­ты, в ко­то­рых власть за­хва­ти­ло ка­то­лич. дво­рян­ст­во и кон­сер­ва­тив­ное бюр­гер­ст­во, всту­пи­ли с ним в пе­ре­го­во­ры и по­сле под­пи­са­ния «Веч­но­го эдик­та» (февраль 1577 год), по ко­то­ро­му дон Ху­ан обя­зал­ся со­блю­дать «Гент­ское уми­ро­тво­ре­ние», при­зна­ли его на­ме­ст­ни­ком. Зе­лан­дия и Гол­лан­дия под дав­ле­ни­ем Виль­гель­ма I Оран­ско­го от­ка­за­лись по­ви­но­вать­ся но­во­му на­ме­ст­ни­ку, ко­то­рый, на­ме­ре­ва­ясь вос­ста­но­вить преж­ние по­ряд­ки и уре­зать пра­ва каль­ви­ни­стов, уже в ию­не 1577 года на­ру­шил «Веч­ный эдикт». По­ки­нув Брюс­сель, дон Ху­ан за­хва­тил кре­пость в На­мю­ре (24 ию­ля) и вы­сту­пил про­тив Ге­не­раль­ных шта­тов.

Дей­ст­вия на­ме­ст­ни­ка вы­зва­ли рас­кол сре­ди ни­дерл. дво­рян­ст­ва и но­вый подъ­ём ан­ти­ис­пан­ской борь­бы. В Брюс­се­ле, Ан­твер­пе­не, Ип­ре и Ген­те обо­ро­ну го­ро­дов воз­гла­ви­ли каль­ви­ни­ст­ские кон­си­сто­рии. Они ор­га­ни­зо­ва­ли «ко­ми­те­ты 18-ти» - ре­во­люционные ор­га­ны вла­сти, ко­то­рые, сверг­нув ма­ги­ст­ра­ты, бра­ли в свои ру­ки городское управ­ле­ние. Ко­ми­тет Брюс­се­ля вы­дви­нул тре­бо­ва­ния уда­лить из Ге­не­раль­ных шта­тов сто­рон­ни­ков ис­панцев, ре­ор­га­ни­зо­вать Государственный со­вет и воо­ру­жить на­род. Вос­став­шие при­зва­ли Вильгель­ма I Оран­ско­го воз­гла­вить воо­руженную борь­бу про­тив на­ме­ст­ни­ка. В стра­не раз­вер­ну­лась гражданская вой­на: ни­дерландское дво­рян­ст­во стре­ми­лось об­ра­зо­вать ари­сто­кра­тич. рес­пуб­ли­ку, но бо­га­тое ку­пе­че­ст­во не со­гла­ша­лось ус­ту­пать ему пер­вен­ст­во. Мел­кие тор­гов­цы и гор. бед­но­та, ви­дя их ра­зоб­щён­ность и не­ре­ши­тель­ность, дей­ст­во­ва­ли са­мо­стоя­тель­но. Од­но­вре­мен­но с вы­сту­п­ле­ния­ми го­ро­жан прак­ти­че­ски по­все­ме­ст­но раз­вер­ну­лось мощ­ное ан­ти­фео­даль­ное кре­сть­ян­ское дви­же­ние (осо­бен­но в Ове­рэйс­се­ле, Гро­нин­ге­не и Дрен­те). Кре­сть­я­не пре­кра­ща­ли уп­ла­ту феод. по­бо­ров, за­хва­ты­ва­ли зем­ли дво­рян и ка­то­лическое ду­хо­вен­ст­ва, гро­ми­ли зам­ки. Виль­гельм I Оран­ский, ко­то­ро­го осе­нью 1577 года шта­ты Бра­бан­та под дав­ле­ни­ем воо­руженного брюс­сель­ско­го плеб­са из­бра­ли стат­хау­де­ром про­вин­ции, пы­тал­ся ла­ви­ро­вать. Он тре­бо­вал ре­ши­тель­ной борь­бы с до­ном Хуа­ном, не под­вер­гая при этом со­мне­нию вер­хов­ную власть Фи­лип­па II.

В но­ябре 1578 года скон­чав­ше­го­ся до­на Хуа­на Ав­ст­рий­ско­го сме­нил А. Фар­не­зе, гер­цог Парм­ский, та­лант­ли­вый пол­ко­во­дец и ис­кус­ный по­ли­тик. Испанские вой­ска, ос­та­вав­шие­ся лишь в юж. про­вин­ци­ях, на­ча­ли на­сту­п­ле­ние на се­вер. Фар­не­зе, ис­поль­зуя раз­но­гла­сия ме­ж­ду про­вин­ция­ми, го­ро­да­ми и различными слоя­ми ни­дерландского об­ще­ст­ва, су­мел до­го­во­рить­ся с ка­то­лическим дво­рян­ст­вом юга и раз­ру­шить со­юз южных и северных про­вин­ций.

Вал­лон­ские про­вин­ции Ген­не­гау, Ар­туа, Дуэ 6 января 1579 года за­клю­чи­ли се­па­рат­ный со­юз с Фар­не­зе (см. Ар­рас­ская уния), к ко­то­ро­му в те­че­ние 1579 года при­сое­ди­ни­лись Лилль, Ор­ши, Ме­хе­лен, Ва­лан­сь­ен и не­ко­то­рые др. го­ро­да. Ар­рас­ская уния пре­ду­смат­ри­ва­ла со­блю­де­ние ста­тей «Гент­ско­го уми­ро­тво­ре­ния» и «Веч­но­го эдик­та», не­при­кос­но­вен­ность ка­то­ли­циз­ма, при­зна­ние су­ве­ре­ни­те­та Фи­лип­па II при ус­ло­вии со­хра­не­ния при­ви­ле­гий ни­дерл. дво­рян­ст­ва, вы­вод испанских войск и вос­ста­нов­ле­ние преж­них по­ли­тич. по­ряд­ков. В этих ус­ло­ви­ях сев. про­вин­ции 23 января 1579 года в Ут­рех­те за­клю­чи­ли Ут­рехт­скую унию, в со­от­вет­ст­вии с ко­то­рой Гол­лан­дия, Зе­лан­дия, Ут­рехт, Гел­дерн, Гро­нин­ген, Фрис­лан­дия и Ове­рэйс­сел, а так­же отдельные го­ро­да Флан­д­рии и Бра­бан­та объ­я­ви­ли о со­вме­ст­ном ве­де­нии во­енные дей­ст­вий до по­бед­но­го кон­ца за по­ли­тическую не­за­ви­си­мость и сво­бо­ду ве­ро­ис­по­ве­да­ния, оп­ре­де­ли­ли сис­те­му ор­га­нов государственной вла­сти, фак­ти­че­ски не ос­тав­ляв­шую мес­та ко­ро­лю (хо­тя фор­маль­но речь об этом не шла).

За­клю­че­ние Ут­рехт­ской унии по­ло­жи­ло на­ча­ло но­во­му го­су­дар­ст­ву на се­ве­ре Ни­дер­лан­дов. Виль­гельм I Оран­ский не сра­зу под­дер­жал этот со­юз, т. к. ка­кое-то вре­мя ещё на­де­ял­ся на при­со­еди­не­ние к не­му юж. про­вин­ций. Ко­гда эти на­де­ж­ды рух­ну­ли, он под­пи­сал унию (3 мая 1579 год). Од­но­вре­мен­но им бы­ла вы­дви­ну­та идея за­ме­ны Фи­лип­па II но­вым су­ве­ре­ном, ко­то­рая по­лу­чи­ла ши­ро­кую под­держ­ку как в се­вер­ных, так и в юж. про­вин­ци­ях Ни­дер­лан­дов. Фи­липп II в из­дан­ном в ию­не 1580 года «Ба­не и эдик­те» объ­я­вил Виль­гель­ма I Оран­ско­го мя­теж­ни­ком и по­ста­вил вне за­ко­на. В от­вет на это Виль­гельм I Оран­ский 13 декабря 1580 года опуб­ли­ко­вал «Апо­ло­гию», в ко­то­рой ука­зал на на­ру­ше­ние за­ко­нов и пре­сту­п­ле­ния испанского ре­жи­ма и са­мо­го Фи­лип­па II. Опи­ра­ясь на ре­фор­мат­ские го­су­дар­ст­вен­но-пра­во­вые кон­цеп­ции и тео­рии мо­нар­хо­ма­хов, он зая­вил о пра­ве на со­про­тив­ле­ние го­су­да­рю-ти­ра­ну, вплоть до его низ­ло­же­ния, под­черк­нув, что толь­ко сам на­род мо­жет оп­ре­де­лять свою участь. Виль­гельм I Оран­ский от­кры­то зая­вил о сво­ём не­по­ви­но­ве­нии ко­ро­лю и в свою оче­редь объ­я­вил его вне за­ко­на.

По­сле не­сколь­ких не­удач­ных по­пы­ток за­ру­чить­ся под­держ­кой Фран­ции и Анг­лии, а так­же най­ти но­во­го су­ве­ре­на шта­ты Гол­лан­дии, Зе­лан­дии и Ут­рех­та в ию­ле 1581 года при­нес­ли при­ся­гу Виль­гель­му I Оран­ско­му как сво­ему стат­хау­де­ру, на­де­лён­но­му чрез­вы­чай­ны­ми пол­но­мо­чия­ми, со­про­во­див это ря­дом ого­во­рок и ус­ло­вий. Вслед за этим Ге­не­раль­ные шта­ты 26 июля 1581 года под­пи­са­ли акт о низ­ло­же­нии Фи­лип­па II как ти­ра­на, по­прав­ше­го обы­чаи и за­ко­ны стра­ны. Этот ре­во­люционый акт оз­на­чал окон­чательный раз­рыв северных про­вин­ций с Ис­па­ни­ей.

Во­енные ус­пе­хи А. Фар­не­зе в 1584-1585 годы, вер­нув­ше­го под свою власть б. ч. зе­мель к югу от Рей­на вплоть до Ан­твер­пе­на, ра­нее при­сое­ди­нив­ших­ся к Ут­рехт­ской унии, оз­на­ме­но­ва­ли по­ра­же­ние ос­во­бо­дительной вой­ны в Южных Ни­дер­лан­дах. Из южных про­вин­ций на се­вер Ни­дер­лан­дов на­ча­лась мас­со­вая эмиг­ра­ция куп­цов, пред­при­ни­ма­те­лей, ре­мес­лен­ни­ков.

По­сле ги­бе­ли Виль­гель­ма I Оран­ско­го (1584 год) стат­хау­де­ром Гол­лан­дии и Зе­лан­дии был из­бран его сын Мо­риц Нас­сау­ский (но­ябрь 1585 год). Ге­не­раль­ные шта­ты Со­еди­нён­ных про­вин­ций всё ещё про­дол­жа­ли по­ис­ки но­во­го су­ве­ре­на. По­сле от­ка­за французского ко­ро­ля Ген­ри­ха III они под­пи­са­ли до­го­вор о во­енном и по­ли­тическом сою­зе с Анг­ли­ей (августе  1585 года), пред­ло­жив стать су­ве­ре­ном Ни­дер­лан­дов ко­ро­ле­ве Ели­за­ве­те I Тю­дор. От­кло­нив пред­ло­же­ние, она от­пра­ви­ла в по­мощь Со­еди­нён­ным про­вин­ци­ям ар­мию под ко­манд. Ро­бер­та Дад­ли гр. Лес­те­ра, ко­то­рый в январе 1586 года за­нял пост на­ме­ст­ни­ка и ко­ман­дую­ще­го англ. вой­ска­ми. Од­на­ко Лес­тер не смог за­нять клю­че­вое по­ло­же­ние в управ­ле­нии Со­еди­нён­ны­ми про­вин­ция­ми, столк­нув­шись с не­до­ве­ри­ем со сто­ро­ны Ге­не­раль­ных шта­тов, воз­глав­ляе­мых с мар­та 1586 года ве­ли­ким пен­сио­на­ри­ем Гол­лан­дии Й. ван Ол­ден­бар­не­вел­том. По­сле то­го как ста­ло из­вест­но о том, что английское пра­ви­тель­ст­во пред­пи­сы­ва­ло Лес­те­ру за­клю­чить мир с А. Фар­не­зе и «при­ми­рить» Со­еди­нён­ные про­вин­ции с Фи­лип­пом II, Лес­тер был вы­ну­ж­ден от­быть в Анг­лию (декабрь 1587 год). Ге­не­раль­ные шта­ты пре­кра­ти­ли по­ис­ки но­во­го су­ве­ре­на. В 1588 году они взя­ли на се­бя управ­ле­ние стра­ной, фак­ти­че­ски по­ло­жив на­ча­ло Рес­пуб­ли­ке Со­еди­нён­ных про­вин­ций (официально про­воз­гла­ше­ния рес­пуб­ли­ки ни­ко­гда не бы­ло).

В 1590-х годах ар­мии Со­еди­нён­ных про­вин­ций под ко­манд. Мо­ри­ца Нас­сау­ско­го уда­лось ос­во­бо­дить тер­ри­то­рию стра­ны от исп. войск, ов­ла­деть ря­дом важ­ных кре­по­стей и пе­ре­не­сти во­енные дей­ст­вия в Юж. Ни­дер­лан­ды (в 1598 году су­ве­ре­ни­тет над ни­ми был пе­ре­дан эрц­гер­цо­гу Аль­бер­ту, всту­пив­ше­му в брак с до­че­рью Фи­лип­па II). К концу XVI века рес­пуб­ли­ка бы­ла при­зна­на со­юз­ни­ка­ми, а ус­пеш­ные во­енной опе­ра­ции её ар­мии на су­ше и со­вме­ст­ные анг­ло-голланлского дей­ст­вия на мо­ре - взя­тие Нью­пор­та (1600 год), бит­ва у Гиб­рал­та­ра (1607 год) - уп­ро­чи­ли не­за­ви­си­мость Со­еди­нён­ных про­вин­ций. На­чав­шая­ся в 1560-х годах  ре­во­люционно-ос­во­бо­дительная борь­ба Ни­дер­лан­дов про­тив ис­пан­цев за­вер­ши­лась за­клю­че­ни­ем в Ан­твер­пе­не 9 апреля 1609 года на вы­год­ных для рес­пуб­ли­ки ус­ло­ви­ях Две­на­дца­ти­лет­не­го пе­ре­ми­рия с Ис­па­ни­ей. Со­еди­нён­ным про­вин­ци­ям фак­ти­че­ски бы­ла пре­дос­тав­ле­на не­за­ви­си­мость. За­клю­че­ние пе­ре­ми­рия зна­ме­но­ва­ло со­бой по­бе­ду Нидерландской революции и ос­во­бо­дительной вой­ны в северной час­ти Ни­дер­лан­дов.

Мо­риц Нас­сау­ский был про­тив­ни­ком пе­ре­ми­рия с Ис­па­ни­ей, по­сколь­ку, как и его отец, на­де­ял­ся, что ещё мож­но со­хра­нить це­ло­ст­ность стра­ны, ос­во­бо­див и Южные Ни­дер­лан­ды. Од­на­ко пра­во при­ни­мать окон­ча­тель­ные по­ли­тические ре­ше­ния при­над­ле­жа­ло не стат­хау­де­ру, а Ге­не­раль­ным шта­там и ру­ко­во­див­ше­му все­ми внутр. де­ла­ми ве­ли­ко­му пен­сио­на­рию Й. ван Ол­ден­бар­не­вел­ту, дей­ст­во­вав­ше­му в ин­те­ре­сах голландской ку­печеской оли­гар­хии, ко­то­рая пред­по­чла ком­про­мисс с Ис­па­ни­ей.

Во вре­мя Три­дца­ти­лет­ней вой­ны 1618-1648 годов во­енные дей­ст­вия ме­ж­ду Ис­па­ни­ей и Со­еди­нён­ны­ми про­вин­ция­ми во­зоб­но­ви­лись в 1621 году (см. Гол­ланд­ско-ис­пан­ские вой­ны XVI-XVII веков). Ис­па­ния по­тер­пе­ла по­ра­же­ние и офи­ци­аль­но при­зна­ла государственнуюне­за­ви­си­мость Со­еди­нён­ных про­вин­ций по Мюн­стер­ско­му ми­ру (30 января 1648 год), став­ше­му со­став­ной ча­стью Вест­фаль­ско­го ми­ра 1648 года.

В ре­зуль­та­те Нидерландской революции, пред­став­ляв­шей со­бой пер­вый удач­ный опыт соз­да­ния национальное го­су­дар­ст­ва, на кар­те Ев­ро­пы поя­ви­лась фе­де­ра­тив­ная по свое­му уст­рой­ст­ву рес­пуб­ли­ка Сое­ди­нён­ных про­вин­ций. Уже в конце XVI века в ней про­изо­шли ка­чест­вен­ные из­ме­не­ния: ут­вер­дил­ся каль­ви­низм с его оп­рав­да­ни­ем стрем­ле­ния к обо­га­ще­нию и силь­ной фор­мы ин­ди­ви­дуа­лиз­ма в со­че­та­нии с лич­ной от­вет­ст­вен­но­стью; бы­ли соз­да­ны все ус­ло­вия для быст­ро­го раз­ви­тия ка­пи­та­ли­стических форм про­из­вод­ст­ва и об­ме­на; на­ча­лось скла­ды­ва­ние са­мо­стоятельной ни­дерландской куль­ту­ры на ос­но­ве фор­ми­ро­вав­шей­ся общ­но­сти язы­ка.

По при­чи­не край­не слож­ной и про­ти­во­ре­чи­вой в тот пе­ри­од рас­ста­нов­ки со­ци­аль­но-по­ли­тических сил в Ни­дер­лан­дах в ис­то­ри­ог­ра­фии до­ста­точ­но ча­сто на пер­вый план вы­дви­га­ет­ся внеш­няя фор­ма Нидерладской революции - во­енные дейст­вия в хо­де национально-ос­во­бо­дительной вой­ны. В современной ни­дерландской ис­то­рической нау­ке со­бы­тия Нидерлажндской революции ча­сто на­зы­ва­ют «Ни­дерландским вос­ста­ни­ем» или «вос­ста­ни­ем», а ра­нее, как пра­ви­ло, они име­но­ва­лись «Вось­ми­де­ся­ти­лет­ней вой­ной 1568-1648 годов». Эта вой­на рас­смат­ри­ва­ет­ся как вос­ста­ние ни­дерландских об­ла­стей про­тив испанского аб­со­лю­тиз­ма, пе­ре­рос­шее в вой­ну за не­за­ви­си­мость се­ми северных про­вин­ций, в хо­де ко­то­рой про­изо­шёл рас­кол Ни­дер­лан­дов и сфор­ми­ро­ва­лась рес­пуб­ли­ка Сое­ди­нён­ных про­вин­ций. Пе­ри­од 1555-1567 годов вы­де­ля­ют как на­чаль­ный этап борь­бы про­тив Ис­па­нии.

Марк­сист­ская ис­то­рио­гра­фия трак­ту­ет со­бы­тия 1566-1609 годов в Ни­дер­лан­дах как бур­жу­аз­ную ре­во­лю­цию, идео­ло­гической док­три­ной ко­то­рой был каль­ви­низм; пе­ри­од 1609-1648 годов рас­смат­ри­ва­ет как ос­во­бо­дительную вой­ну. Осо­бен­но­сти Нидерладской революции вы­во­дят­ся из то­го, что она про­ис­хо­ди­ла в ма­ну­фак­тур­ный пе­ри­од раз­ви­тия ка­пи­та­лиз­ма, ког­да ни объ­ек­тив­ные, ни субъ­ек­тив­ные фак­то­ры не до­стиг­ли ещё долж­ной сте­пе­ни зре­ло­сти, а фе­одальные фор­мы про­из­водственных от­но­ше­ний ещё не пол­но­стью из­жи­ли се­бя. Современная российская ис­то­рическая нау­ка, учи­ты­вая глу­би­ну и ост­ро­ту вспых­нув­ше­го в Ни­дер­лан­дах ре­лигиозно-по­ли­тического и со­ци­аль­но­го кон­флик­та, склон­на рас­смат­ри­вать про­ис­шед­шие там ра­ди­каль­ные пе­ре­ме­ны так же, как ре­во­лю­цию.

Дополнительная литература:

Fruin R. Het voorspel van de tachti­gja­rige oorlog. s’Gravenhage, 1859;

Мот­лей Д. Ис­то­рия Ни­дер­ланд­ской ре­во­лю­ции и ос­но­ва­ния Рес­пуб­ли­ки со­еди­нен­ных про­вин­ций. СПб., 1865–1871. Т. 1–3;

Кон­ра­ди А. Ис­то­рия ре­во­лю­ций от Ни­дер­ланд­ско­го вос­ста­ния до Фран­цуз­ской ре­во­лю­ции. М.; П., 1924. Т. I;

Па­куль М.Н. Ни­дер­ланд­ская ре­во­лю­ция XVI в. Л., 1936;

Пи­ренн А. Ни­дер­ланд­ская ре­во­лю­ция. М., 1937;

Чис­то­зво­нов А.Н. Ни­дер­ланд­ская бур­жу­аз­ная ре­во­лю­ция XVI в. М., 1958;

он же. Че­ты­ре­ста лет ни­дер­ланд­ской бур­жу­аз­ной ре­во­лю­ции // Во­про­сы ис­то­рии. М., 1967. № 2;

он же. Тра­ди­ции и но­ва­ции в со­вре­мен­ной на­цио­наль­ной ис­то­рио­гра­фии Ни­дер­ланд­ской бур­жу­аз­ной ре­во­лю­ции XVI в. // Сред­ние ве­ка. М., 1984. Вып. 47;

он же. От­ра­же­ние ти­ра­но­бор­че­ских идей в «Апо­ло­гии» Виль­гель­ма Оран­ско­го (1581) // Куль­ту­ра и об­ще­ст­вен­ная мысль: Ан­тич­ность. Сред­ние ве­ка. Эпо­ха Воз­ро­ж­де­ния. М., 1988.

 

© Большая Российская Энциклопедия (БРЭ)

 

Ход революции - velikierevolucii

         Начальный этап 1555—1568 года.

        В 1556 году Карл передал трон своему сыну Филиппу II. 

        В 1558 году штаты провинций и генеральный штаты Нидерландов стали противоречить пожеланиям Филиппа. При последующих реформах Филипп встретился с сильной оппозицией. Так же росли религиозные протесты. 

          1572—1585 года.

        К 1570 году испанцы в целом подавили мятеж на всей территории Нидерландов.

        Вильгельм Оранский был поставлен во главе восстания.

            Гентское умиротворение.

        Альба был заменен в 1573 году на Луиса де Рекезенса и новую политику. Испании, пришлось объявить о банкротстве в 1575 году. В то же время Рекезенсу не удалось осуществить политику, приемлемую для испанцев и Нидерландов. В начале 1576 года он умер. Неспособность оплачивать наемников в испанской армии привела к многочисленным мятежам и в ноябре 1576 года войска разграбили Антверпен. Погибло около 8000 человек.В 1576 году Нидерланды заключили внутренний договор (Гентское умиротворение), в котором провинции провозгласили религиозную терпимость и обязались вместе бороться против испанских сил.

            Аррасская уния и Утрехтская уния.

        6 января 1579 года, южные провинции Артуа, Хайнаулт и Валлонская Фландрия подписали Аррасскую унию, выражая свою лояльность по отношению к испанскому королю. Это означало отказ от цели общей независимости 17 провинций нижней Голландии.    23 января 1579 года в ответ на Аррасскую унию Вильгельм объединил северные провинции Голландии, Зеландию, Утрехт, Гронинген, Гельдерн в Утрехтскую унию. Южные города, такие как Брюгге, Гент, Антверпен и Брюссель присоединились к Утрехтской унии. 17 провинций были разделены на южную группу лояльных к испанскому королю и мятежную северную группу.

            Акт о клятвенном отречении.

        В 1581 году был опубликован Акт о клятвенном отречении, который провозгласил, что король Испании не исполнял своих обязанностей в Нидерландах и поэтому больше не считается законным королем.

           Падение Антверпена.

        Сразу же после Акта о клятвенном отречении Испания направила новую армию против вновь Соединенных Провинций. В 1585 году Антверпен — крупнейший город в Нидерландах в то время — пал, в результате чего более половины его населения бежали на север. В период между 1560 и 1590 годом численность населения Антверпена упала со 100 тыс. жителей до 42 тыс.

    Испания сохранила большое военное присутствие на юге страны.

            Де-факто независимость севера (1585—1609)

        Испанская власть в Южных Нидерландах была сильной. Тем не менее, контроль над Зеландией привел к тому, что Северная Голландия могла контролировать и закрыть устье Шельды, которая связывала с морем важный порт Антверпен. В порту Амстердама извлекли столь большую пользу из блокады порта Антверпен, что торговцы Севера начали сомневаться в целесообразности завоевания Юга. 

            Двенадцать лет перемирия (1609—1621)

        В 1609 году было объявлено прекращение огня, после чего последовало двенадцать лет перемирия между Соединенными провинциями и контролируемыми испанцами южными штатами, при посредничестве Франции и Англии.

            Заключительный этап (1621—1648)

        Переговорам о мире мешали два нерешенных вопроса. Во-первых, испанскому требованию религиозной свободы для католиков в Северных Нидерландах противопоставлялось голландское требование свободы для протестантов на юге Нидерландов. Во-вторых, существовало несогласие в отношении торговых путей в различных колониях. Война возобновилась, становясь частью более масштабной Тридцатилетней войны.

Парламент Нидерландов одобрил введение комендантского часа впервые со Второй мировой войны - Международная панорама

ГААГА, 21 января. /ТАСС/. Парламент Нидерландов поддержал предложение временного правительства о введении комендантского часа в стране. Об этом свидетельствуют результаты голосования, опубликованные в четверг на сайте главного законодательного органа страны.

Мера вступает в силу с субботы, 23 января. Комендантский час будет действовать с 21:00 до 04:30 по местному времени (с 23:00 по 06:30 мск). В этот период людям будет разрешено передвигаться по улицам только в исключительных случаях. Так, гражданам, направляющимся на работу или с работы, необходимо будет иметь при себе специальное разрешение, подписанное работодателем. Будет разрешен выгул собак, но только одним членом семьи. Ночью смогут продолжить свою работу службы экстренной помощи и службы по доставке на дом продуктов и готовых блюд.

Это первый случай введения в стране комендантского часа со времен Второй мировой войны. Нарушение правила будет караться штрафом в €95.

В ходе состоявшихся ранее дебатов в парламенте ряд политический партий выступил против введения комендантского часа. В частности, лидер праворадикальной Партии свободы Герт Вилдерс обратил внимание, что "в Нидерландах уже и так действует один из самых строгих карантинов в Европе". По его мнению, введение комендантского часа является знаком бессилия и паники со стороны властей. "Мы становимся узниками в наших собственных домах, - подчеркнул политик. - В этом нет ничего веселого". Против меры выступили также партии "Форум за демократию" и "Денк". Однако большая часть депутатов поддержала правительственную инициативу, направленную на предотвращение распространения коронавируса.

Первый случай инфицирования в Нидерландах был выявлен 27 февраля прошлого года. По данным Национального института здравоохранения и окружающей среды, к настоящему времени коронавирусом в стране заразились более 932 тыс. человек. Свыше 13,3 тыс. инфицированных умерли. Для предотвращения распространения заболевания с середины декабря 2020 года в стране был введен практически тотальный карантин, в рамках которого закрыты все магазины, не продающие продукты и товары первой необходимости, а также тренажерные залы и культурно-развлекательные учреждения.

За последние недели число ежедневно выявляемых случаев заражения инфекцией и летальных исходов сократилось, однако власти посчитали необходимым ввести дополнительные меры, чтобы предотвратить распространение более заразных штаммов коронавируса, выявленных уже более чем в 60 странах, в том числе в Нидерландах.

Предпосылки и характер ранней буржуазной революции в Нидерландах

Предпосылки социальных волнений в Нидерландах

В Нидерландах достаточно рано началось формирование капиталистического уклада. Этому способствовало:

  • отсутствие крепостного права;
  • выгодное расположение на торговых путях;
  • развитие мануфактурного производства.

Становление капитализма привело к глубоким социальным изменениям. Формировались новые классы – буржуазия и наёмные рабочие. Основу буржуазного слоя составляли купцы, ростовщики и авангардная часть цеховых мастеров. Переходило на путь предпринимательской деятельности дворянство. Складывалось фермерство, пользующееся трудом батраков. Наёмными рабочими становились разорившиеся крестьяне и ремесленники.

Существенным тормозом на пути процветания страны являлось господство Испании над Нидерландами. Карл V рассматривал страну как источник финансовых и людских ресурсов. Территория страны использовалась в качестве плацдарма для ведения Испанией войны с Францией и немецкими княжествами.

В 1556 году Карл V передал управление Нидерландами сыну Филиппу II. Если жители страны признавали Карла V нужным королём, то его сын Филипп воспринимался чуждым элементом. Он не говорил на нидерландском языке, был воспитан на испанских традициях.

Ужесточение политики Испании

Испанский король стремился полностью покорить Нидерланды. За счёт подвластных территорий Испания пыталась поправить своё благосостояние, превратив провинции в отсталые районы. Сопутствую цель: уничтожить ростки капитализма, укрепив феодализм.

Для установления в Нидерландах испанского абсолютизма Филипп II проводил следующие меры:

  1. Увеличение налогов. Испании требовались средства для ведения войн. Нидерландцы воспринимали налоги как ненужные траты на борьбу с торговыми партнёрами страны.
  2. Борьба с протестантами. Король решил превратить Нидерланды в католическую страну. Для этого Филипп II наделил епископов полномочиями инквизиции по борьбе с еретиками.
  3. Проведение централизации власти. Был создан Государственный совет, состоящий из преданных испанской короне людей. Профессиональные консульты вытесняли из органов управления представителей знати и наместников.
  4. Введение испанских войск. Гарнизоны распределялись по крупным городам таким образом, чтобы быстро выступать на подавление выступлений нидерландцев.

Замечание 1

Так как все меры проводились чужеземным правителем, соответственно население страны объединялось для национально-освободительной войны против Испании.

Характер борьбы Нидерландов против Испании

В Нидерландах борьба против владычества Испании и свержение пережитков феодального строя слились в единый акт. Война за независимость приобрела характер буржуазной революции.

Определение 1

Буржуазная революция – это такая социальная революция, целью которой становится переход от феодального к капиталистическому строю. Изменяется состав правящего слоя: вместо феодалов у власти укрепляется буржуазия. Для зависимых государств буржуазная революция превращается в войну за достижение независимости.

Во главе восставших встала буржуазия, осознавая свои классовые потребности. Для объединения социальных групп использовался кальвинизм. Движущими силами выступали крестьяне и формирующийся класс наёмных рабочих. Поддержали революции и дворяне, которые оказались вытеснены испанцами с государственных должностей.

Особенностью Нидерландской революции является незрелость лидера революционных сил – буржуазии. Буржуазия ещё не вступила в противодействие с абсолютизмом и дворянством. Поэтому буржуазия выступила в союзе с дворянством. Классовые противоречия отступили на второй план, выдвинув на первое место борьбу за национальное освобождение от власти Испании.

Возможна ли великая американская революция?

Октябрьская революция 1917 года - событие, последствия которого в нашей стране так окончательно и не осмыслены, а отношения к нему разнятся кардинально. Одни считают ее трагедией разрушения страны и государственности, при восстановлении которой погибли сотни тысяч людей. Другие — великой революцией, в результате которой появилось уникальное государство социальной справедливости, победившее фашизм и совершившее прорыв в космос… Стоит ли миру ждать новых революций, или человечество уже исчерпало этот лимит?

Кто «станет всем»

Революции, как известно, бывают разные. Хотя в первую очередь это «всего лишь» смена общественно-политического строя. Как правило, речь идет о «линейном», пусть неспланированном, переходе власти от военной аристократической элиты к «городской», финансистам и буржуазии. Последние, как объясняют историки, не могли забрать власть напрямую у привилегированных сословий и потому возбуждали народное волнение, которое и было главным фактором успеха в борьбе. Причем впервые это проявилось еще в Нидерландах, где буржуазная революция как часть протеста против испанского владычества вспыхнула в 60-х годах XVI столетия.

Заметим, что результатом буржуазной революции практически всегда является некий договор между «власть забравшими» и «власть упустившими». Классическим примером историки считают английскую революцию времен Кромвеля в 1640-1660 годах (ее также называют английской гражданской войной) — там, несмотря на всю жестокость бунта (тогда «мирные» англичане снесли все до одной церкви), в итоге сторонам удалось договориться.

Фото: Reuters

Однако если народные массы настроены на перемены более, чем планировали задумавшие смену строя элиты, их уже не удается удержать. Так произошло во время двух революций, которые получили звание великих, — русской и французской. В обоих случаях буржуазия не смогла сдержать народный гнев — во Франции это привело в диктатуре Робеспьера, в России — к Гражданской войне.

Как пояснил «Парламентской газете» кандидат исторических наук директор научно-образовательного центра в Севастопольском государственном университете Павел Кузенков, специфика русской революции заключается в том, что энергия протеста оказалась настолько мощной, что буквально смела либеральный «режимчик».

При этом русский вариант борьбы за справедливость — тот самый русский бунт, «бессмысленный и беспощадный», основанный на практически религиозном почитании протеста.

Сталин как «гробовщик» мировой революции

Кстати, «кровной родственницей» октября 1917 года стала революция в Германии в ноябре 1918-го. Правда, в отличие от Страны Советов на родине Карла Маркса она захлебнулась, несмотря на всю решительность немецких коммунистов. Произошло это после падения Баварской республики в результате отказа большинства рабочих от внедрения «чисто советской системы» управления. Так испарилась мечта старой гвардии большевиков о мировой революции.

Стоит напомнить, что марксистская идея предполагала не революцию в отдельно взятой стране, а исключительно мировую, иначе нельзя уничтожить капиталистический мир «голодных и рабов» и на его руинах построить всемирный социализм, ядром которого должны были стать Россия как ресурсный источник и Германия как лидер в передовых технологиях.

«В сознании нашего народа эта идея преломилась в квазирелигиозную концепцию построения «царства Божьего» на земле, — считает Павел Кузенков. — Конечно, это была идеологическая манипуляция марксистов — и она удалась! Только Сталин трансформировал марксизм-ленинизм в совершенно другой проект. Его неслучайно Троцкий обзывал главным контрреволюционером. И во многом это соответствовало истине — действительно он стал гробовщиком ленинских идей, взяв курс на построение изолированной Красной империи».

История покажет, что построение огороженного от внешнего мира государства действительно было утопией — долго жить за железным занавесом невозможно.

Уроки 1917-го

Между тем уроки 1917 года в нашей стране усвоены слабо. Показательно, что в год 100-летия русской революции в стране так и не произошло широкого обсуждения уроков Октября в общенациональном масштабе — с участием первых лиц государства, лидеров общественного мнения, политиков, людей науки и культуры, с итоговыми документально закрепленными выводами.

Глава Комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев согласен с тем, что осмысление событий начала ХХ века до конца у нас не произошло. «В России сильны политические силы, которые идеализируют революцию 1917 года и считают, что она была единственно верным решением для тогдашней России. Я с этим категорически не согласен. Считаю, что Октябрьская революция стала одним из самых трагических событий в нашей истории, после которого Россию искусственно подтолкнули к развитию по ложному и тупиковому пути, по которому мы шли десятилетиями», — заявил он «Парламентской газете».

Один из уроков любой революции — отношения власти и несистемной оппозиции, которая в свое время называлась и декабристами, и разночинцами, и народовольцами, и эсерами, и большевиками. Именно интеллигенция, образованные люди, обижаясь время от времени на свою невостребованность у власти, провозглашают борьбу против режима.

Но тем самым они борются не против власти, а разрушают систему управления государством. А это тот самый край, за которым общество падает в хаос и беспредел.

Есть ли предпосылки возникновения такой ситуации в современной России? Сегодня, как утверждают специалисты, наше общество переживает то состояние, когда гражданская позиция сводится к тезису «Со мной так нельзя!». И гнев уже достигает критических значений. В том числе потому, что демократические процедуры, призванные спускать пар общественного возмущения, целенаправленно дискредитируются по всему миру.

Ситуацию кризиса доверия к итогам голосования ярко иллюстрирует тот факт, что оба кандидата на пост президента США — и Дональд Трамп, и Джо Байден — задолго до выборов 3 ноября 2020 года заранее объявили, что не признают итоги выборов, если они завершатся в пользу конкурента.

Как считает генеральный директор Центра политической информации политолог Алексей Мухин, на территории современной России предпосылок к классической революции, спровоцированной внешним вмешательством, нет. Но революция по внутренним причинам, как считает эксперт, произойти может.

«Эффективные действия властей нейтрализовали большую часть точек внешнего влияния внутри страны. Но есть проблема — перегрузка политической системы России. Социальное напряжение растет и не находит выхода. И здесь нужны не политтехнологические, а политические действия», — заявил он «Парламентской газете».

В частности, утверждает Алексей Мухин, это касается проблем «застывшей партийной системы страны, которая сегодня не дает возможности ни канализировать возникающий протест, ни создавать новых политических деятелей.

«Попытки создать новых «франкенштейнов» политтехнологическими средствами раз за разом проваливаются. И это, честно говоря, тревожные симптомы», — говорит он.

Верхи не могут, а низы не хотят

Между тем как сейчас, так и в прежние века в основе любого госпереворота и любых общественных потрясений лежит известная формула о том, что «верхи не могут, а низы не хотят».

Но, как отмечает Константин Косачев, вместе с развитием коммуникационных технологий и умножением возможностей воздействовать на внутриполитическую ситуацию в других странах к классической формуле про верхи и низы добавляется третий фактор — искусственное провоцирование конфликта в стране извне.

«Оно может быть выраженным или латентным, пассивным или в острой фазе. Нет ни одной страны, где люди были бы полностью удовлетворены действиями властей, и подтолкнуть к конфликту через внешнее влияние вполне возможно», — считает он.

Этим активно пользуются творцы цветных революций. Устраивая их и на постсоветском пространстве, и на Ближнем и Среднем Востоке, и в Северной Африке, и в Латинской Америке, они сознательно или нет выступают внебрачными наследниками идей Маркса, ратовавшего за перевороты по всему миру.

У каждого такого действа есть свои этапы — каждый из них специально для нашего издания расписал сенатор Косачев.

  • Первый. В медийном и общественном пространстве страны-жертвы начинает транслироваться мысль, что люди живут хуже, чем, скажем, граждане соседних государств. Такая мысль быстро находит отклик, потому что в любой стране есть те, кто разочарован своим уровнем жизни.
  • Второй. Людям (избирательно) начинают внушать, что в их проблемах виноваты исключительно власти. Их надо сменить.
  • Третий. Жителям страны внедряют мысль, что власть эта недоговороспособна и ее невозможно поменять демократическим путем. Вывод — надо выходить на улицы и свергать ее насильственным путем.

Интересное примечание — если власть в стране лояльна к внешним игрокам, но реально гнобит свой народ, то обществу уже транслируется мысль, что в государстве все хорошо, что их жизнь в сравнении со странами-соседями чудесна, что пора расходиться по домам. Самый классический пример — Бахрейн времен «арабской весны».

В стране начинались те же события, что произошли в Тунисе, Египте и ряде других стран. Но поскольку в Бахрейне находится самая крупная военная база США в регионе, гражданскому обществу было жестко указано: никаких революций и потрясений, вам это не нужно, не трогайте свою власть.

США: не революция, а саморазрушение

Возможна ли революция в наши дни? Например, великая американская революция, учитывая все то, что происходит в Штатах в контексте активизации движения BLM (Black Lives Matter — «Жизни черных важны»)? Эксперты считают, что это невозможно.

Во-первых, фраза экс-президента Боливии Эво Моралеса о том, что единственная страна, где не может произойти цветная революция, — это Америка, потому что там нет посольства США, по-прежнему актуальна. А погромы, охватившие половину штатов, — это часть бесконтрольной войны элит за власть, которая в отличие от революционеров не ставит своей целью смену политического строя.

Вместе с тем США это может не уберечь. Как считает Алексей Мухин, там происходит стремительное разрушение политической системы, которая не справилась с внутренним социальным напряжением.

По его словам, американские политики не предусмотрели одного — то, в чем они постоянно обвиняли другие страны, приговаривая: «Вот видите, все это происходит не у нас и у нас не может происходить», присутствует на их территории. Как результат — в стране идет разрушение гражданского общества.

«Все, что сейчас происходит в США, — саморазрушение политической системы без признаков возрождения. Это как в организме перед смертью, когда болезнетворные бактерии начинают пожирать друг друга. Но это не излечение, это путь к смерти. Вот это сейчас, увы, и происходит в США», — считает эксперт.

Между тем, как говорят политологи, на Западе идеи Маркса снова начали «отбрасывать тень» — не секрет, что в Европе усиливаются радикальные политические течения левого толка, которых не устраивает положение дел в ЕС.

«Если сегодня кто-то извне решил бы устроить революцию в какой-то из стран современной Европы, это точно получилось бы — радикальные течения легко использовать в такой ситуации как детонатор общественного взрыва. Счастье наших европейских соседей, что этим у них никто не занимается — в отличие, кстати, от стран постсоветского пространства, где этим занимаются постоянно», — резюмировал Константин Косачев.

голландских восстаний (1568–1648) | Encyclopedia.com

ГОЛЛАНДСКОЕ ВОССТАНИЕ (1568–1648). Восстание Нидерландов против испанского владычества, также известное как Восьмидесятилетняя война, традиционно началось в июне 1568 года, когда испанцы казнили графов Эгмонта и Хорна в Брюсселе. Однако напряженность, которая привела к открытому восстанию, имела гораздо более раннее происхождение. Само восстание лучше всего рассматривать как серию связанных восстаний и войн, которые вместе составляют голландское восстание.Окончательный исход восстания был решен по большей части к 1609 году, когда комбатанты согласились на Двенадцатилетнее перемирие, но война между Соединенными провинциями Нидерландов (Голландская республика) и Королевством Испании официально не дошла до конец до тех пор, пока обе стороны не согласились с Мюнстерским миром, который был частью Вестфальского мира в 1648 году.

ПРЕЛЮДИЯ К Бунту: РАЗДЕЛЕНИЕ НИДЕРЛАНДОВ

Различные провинции Нидерландов (Нидерланды) на самом деле никогда не были объединились в отдельную страну до конца шестнадцатого века.Они медленно и свободно переходили под контроль герцогов Бургундских в четырнадцатом и пятнадцатом веках, но никогда не были чем-то большим, чем собрание графств и герцогств. Каждая из этих территорий сохранила свои обычные законы и традиции, свои так называемые древние свободы. Во многих отношениях эта разобщенность провинций Низких стран гарантировала, что партикуляристские программы будут стоять на пути попыток правителей создать централизованную администрацию и единую страну.

В то время как бургундские герцоги не слишком быстро двигались в направлении экспансии и централизации, их преемники Габсбурги, безусловно, сделали это. Вероятно, самый важный шаг к централизации до восстания был предпринят императором Карлом V (правил в 1519–1556 гг.), Когда ему удалось объединить свои «семнадцать провинций» Нидерландов в единое целое по соглашению Генеральных штатов (парламента). ) к его прагматической санкции в 1549 году. Прагматическая санкция обрисовала в общих чертах способ регулирования наследования и при условии, что в семнадцати провинциях всегда должен быть один и тот же правитель.Однако неясно, означает ли это, что их свободы будут ущемлены.

ПЕРВОЕ ВОССТАНИЕ (1566–1568): УМЕНЬШЕННОЕ ЗНАЧИТЕЛЬСТВО И РЕЛИГИОЗНОЕ НАПРЯЖЕНИЕ

Сын Карла V, Филипп II, Испанский (правил в 1556–1598 годах), продолжал политику своего отца, в частности подавляя ересь, но в то время как Карл V, родившийся в Генте, был довольно популярной фигурой, нидерландцы всегда считали родившегося в Испании Филиппа иностранцем. Великие аристократы Нидерландов и делегаты Генеральных штатов не одобряли его зависимость от чиновников, присланных из Испании.Вскоре дворяне, в том числе Вильгельм Оранский (1533–1584), Ламорал, граф Эгмонт (1522–1568) и граф Хорн, Филипс ван Монморанси (1518–1568), разочаровались во все более абсолютистском правительстве Филиппа. Брюссель, которым руководил непопулярный Антуан Перрено (1517–1586), будущий кардинал Гранвель.

Главный аргумент дворян был конституционным. Они считали, что управление должно осуществляться совместно принцем (обычно через его должностных лиц), аристократией и Генеральными штатами.Таким образом, дворянству отводилась важная роль в управлении государством. Как главный чиновник Филиппа в Нидерландах и поборник королевской прерогативы, Перрено принял на себя основную тяжесть гнева дворянства. Но вместо того, чтобы искать какого-либо компромисса, правительство Филиппа настаивало на том, чтобы дворяне дали присягу на верность (1567 г.) королю, в которой они по существу откажутся от своих традиционных свобод. В то время как многие из дворян приняли изменение (с большим ворчанием), Вильгельм Оранский и некоторые другие отказались.

Эти конституционные вопросы поднимались во время роста религиозной напряженности, в основном из-за церковных реформ - Филипп II предложил учредить новые епископства в Нидерландах - а также из-за усиления преследования «еретиков». С одобрения папы план Филиппа призывал к созданию нескольких новых епархий с примасом Нидерландов в лице архиепископа Мехеленского; на эту должность Перрено был назначен кардиналом Гранвелем.Но именно одержимость Габсбургов искоренением ереси часто ассоциируется с восстанием, произошедшим в 1566 году. В конце 1565 года Государственный совет Филиппа приказал чиновникам инквизиции обеспечить соблюдение законов о борьбе с ересью.

Для знати это было еще одним оскорблением их власти. Великая знать думала о сопротивлении религиозной политике правительства, но действия предприняла низшая знать. Низшие аристократы, возглавляемые в основном протестантами или представителями протестантских взглядов, собрались в Кулемборхе, чтобы сформировать Компромисс дворянства, с явным намерением заставить регента Филиппа (и сводную сестру) Маргариту Пармскую (1522–1586) изменить закон ереси.К апрелю 1566 года четыреста мелких дворян, сторонников Компромисса, собрались в Брюсселе, чтобы подать петицию Маргарет. Один министр назвал этих дворян не просителями, а les gueux, «Нищие», имя, которое стало почетным знаком.

Нищие обещали насилие, если Маргарет не примет меры против законов о ереси. Несмотря на то, что она издала указ о «умерщвлении», ущерб был нанесен; Кальвинисты уже начали нарушать законы, и к концу весны 1566 года проповедь в Нидерландах достигла апогея.Дворяне вскоре потеряли контроль, поскольку кальвинистские проповедники убеждали своих слушателей уничтожить многочисленные религиозные изображения, найденные в церквях Нидерландов. Это иконоборчество лета 1566 года было широко распространено, поразив Антверпен 20 августа и Гент, Амстердам, Лейден и Утрехт несколькими днями позже. Напуганная Маргарет согласилась на неоднократные требования Нищих и согласилась на «Соглашение», разрешающее протестантское богослужение в тех частях Нидерландов, где оно уже практиковалось.К сожалению, Компромисс дворянства вскоре рухнул, не оставив никого под контролем. Иконоборчество продолжалось, и Маргарет ничего не оставалось, как собрать армию, чтобы навести порядок в провинциях.

Пока Маргарет усердно работала, подчиняя провинциальные города, Филипп II взвешивал свои варианты. К ноябрю 1566 года он решил отправить армию в Нидерланды. Но Нищие собирали войска против правительства, поэтому Маргарет пришлось действовать. Это раскололо дворянство, многие из которых встали на сторону правительства.Войска Маргарет успешно осаждали крепости кальвинистов и 13 марта 1567 года нанесли поражение войскам повстанцев в битве при Остервиле. К маю 1567 года Нидерланды снова оказались под контролем регента. В следующем месяце Филипп послал свою испанскую армию под предводительством герцога Альбы в Нидерланды.

Оказавшись в Нидерландах, герцог Альба - Фердинанд Альварес де Толедо (1508–1583) - приступил к искоренению ереси и, через Совет по делам беспорядков, к судебному преследованию лиц, заклеймленных как изменники испанского короля.Из почти девяти тысяч человек, признанных виновными в участии в беспорядках 1566–1567 годов, включая некоторых известных дворян, по крайней мере одна тысяча была казнена, в том числе графы Эгмонт и Хорн. Только дворяне, которые остались верными Филиппу, остались невредимыми. Вильгельм Оранский стал фактическим лидером оппозиции. Его попытка вторгнуться в Нидерланды из его прародины в Германии с силой около 30 000 человек в октябре 1568 года не могла сравниться с испанскими войсками. Брат Уильяма, граф Луи Нассау (1538–1574), прислал корабли отправляются за помощью от изгнанных кальвинистских общин в Англии, но было слишком поздно, и «Морские нищие» (Watergeuzen) Людовика в конце концов обратились к каперству.В то время Уильяму ничего не оставалось, кроме как отступить. Следующий год он провел в борьбе за гугенотов во Франции.

ВТОРОЕ ВОССТАНИЕ (1568–1576): УИЛЬЯМ ОРАНЖЕВЫЙ И ГЕРЦОГ АЛЬБСКИЙ

К 1569 году казалось, что восстание в Нидерландах было подавлено и имело мало шансов на возрождение. Альба приступил к осуществлению планов и политики Филиппа в отношении Нидерландов, включая церковные реформы. Вильгельм Оранский и его сторонники продолжали планировать возможное вторжение, но, возможно, из-за суровости режима Альбы, он обнаружил, что в Нидерландах мало кто хотел восстать.Помощь должна была прийти извне. Франция была очевидным источником помощи; другой была Англия. Уильям думал, что его поддерживают с обеих сторон. Его планы вторжения в 1572 году включали удар с востока с его немецкой армией и с юга армией гугенотов с морским нападением из Англии непокорных морских нищих. Координация не удалась, и морские нищие, изгнанные со своих английских баз, двинулись слишком рано. Они атаковали Бриль (Ден Бриль) 1 апреля 1572 года, без труда взяв портовый город.К концу апреля Флашинг тоже оказался в руках Нищих. В течение следующих нескольких месяцев нищие, которым обычно помогали перебежчики из городов, смогли захватить Гауда (21 июня) и Дордрехт (25 июня). К июлю Харлем (15 июля), Лейден (23 июля) и Роттердам (25 июля) также перешли на сторону повстанцев.

Большая часть сухопутных войск не могла выйти в бой до июля. Армия повстанцев под командованием Людовика Нассау сумела захватить Монс (Берген), а другие повстанцы захватили еще несколько городов, но французские войска с юга потерпели полное поражение у Св.Гислен и изменение отношения французской короны к гугенотам означало, что больше не будут посылаться войска. Собственные силы Уильяма застопорились на северо-востоке. Альбе удалось вернуть себе города, удерживаемые повстанцами, но мысль о затяжной войне в Голландии и Зеландии, местах, где у Уильяма было много сторонников, расколола испанское руководство, поэтому в ноябре 1573 года Филипп II заменил Альбу Доном Луисом де Рекесенсом и Суньигой ( 1528–1576).

Вильгельм Оранский, не теряя времени, воспользовался нерешительностью испанцев и заручился поддержкой Штатов Голландии и Зеландии.Хотя не вся Голландия и Зеландия могли принять позицию Вильгельма (Амстердам остался верен Филиппу), летом 1575 года две провинции объединились под предводительством Вильгельма Оранского. Тем временем Рекесенс прислушался к совету Альбы и вторгся в Голландию и Зеландию. Испанцы успешно захватили мятежные города, такие как Харлем и Брилль, в 1573 году. Повстанцы смогли удержаться, только затопив большие территории, опередив испанскую армию. Наводнения держали испанцев в страхе, сорвав осаду Лейдена в 1574 году.

Цена этой затяжной войны в Нидерландах была астрономической. Было подсчитано, что война стоила Испании больше, чем совокупный доход от владений Кастилии и Испании в Новом Свете. Из-за отсутствия заработной платы испанская армия несколько раз бунтовала, оставляя свои гарнизоны открытыми для сил повстанцев. Филипп оказался на грани банкротства. Он приказал Рекесенсу начать переговоры с повстанцами. Рекесенс встретился с Уильямом в Бреде в марте 1575 года. Однако переговоры закончились неудачей, поскольку ни одна из сторон не отступила в религиозном вопросе.В течение года финансовый кризис обострился, Рекесенс умер, и, несмотря на победу Испании над Зирикзее в Зеландии, испанцы не смогли получить зарплату, и войска снова взбунтовались.

ТРЕТЬЕ ВОССТАНИЕ (1576–1584): НИДЕРЛАНДЫ ОБЪЕДИНЯЛИСЬ И РАЗДЕЛИЛИ

Восстания испанских войск в 1576 году больше, чем что-либо еще, сплотили различные провинции Нидерландов для общего дела. Когда мятежные войска разграбили роялистский город Алст, даже верные Филиппу католики искали какие-то общие оборонительные меры.Переговоры между сторонниками Уильяма и католическими лоялистами начались в Генте в октябре 1576 года. Участники встречи в Генте договорились отложить в сторону свои религиозные разногласия, приостановив действие законов о ереси и объединившись для изгнания испанцев. Это соглашение, названное «Умиротворение Гента», было быстро ратифицировано различными провинциальными штатами в ответ на «Испанскую ярость», жестокий мятеж испанских войск в Антверпене 4 ноября 1576 года, в результате которого было убито около восьми тысяч человек. .Умиротворение Гента, однако, не разрешило проблема разобщенности в Нидерландах. То, что казалось единством действий, было временным.

Филипп назначил своего сводного брата Дона Хуана Австрийского (1547–1578) вместо Рекесенса на посту генерал-губернатора Нидерландов. Его задачей было найти временное поселение с повстанцами. Действительно, Генеральные штаты были счастливы признать его губернатором при условии, что он согласился с положениями Гентского умиротворения. Вильгельм Оранский по-прежнему не доверял дону Хуану и призывал Генеральные штаты действовать осторожно.Генеральные штаты назначили дона Хуана генерал-губернатором 1 мая 1577 года, несмотря на возражения Уильяма. Уильям был прав, опасаясь намерений дона Хуана. Дон Хуан попытался нейтрализовать Генеральные штаты и навязать свою власть уже в июле 1577 года, когда он захватил Намюр, безуспешно атаковал Антверпен и отозвал испанские войска в Нидерланды. Из-за этой двуличности католическая знать из южных Нидерландов устроила австрийскому эрцгерцогу Матиасу (1557–1619), чтобы заменить Дона Хуана на посту генерал-губернатора, но это соглашение никогда не было признано Филиппом II.

Все это время Филипп II был озабочен угрозой Османской империи на востоке. Когда мир с турками был достигнут после битвы при Лепанто в 1571 году, Филипп решительно отреагировал на события в Нидерландах. Он отправил свою испанскую армию обратно в Нидерланды под предводительством Александра Фарнезе (1555–1592), принца и будущего герцога Пармы. Как только Парма и его армия высадились, они начали успешную кампанию, взяв Жамблу 31 января 1578 года и Левен 13 февраля.Дон Хуан умер от чумы в октябре, и Филипп назначил Парму губернатором Нидерландов.

Несмотря на военную помощь со стороны Франции и Англии, борьба между провинциями исключала возможность совместных действий. Разделение между преимущественно роялистскими католическими провинциями на юге и независимыми кальвинистскими провинциями на севере разлучило Генеральные штаты. В январе 1579 года северные провинции (Голландия, Зеландия, Утрехт, Фрисландия, Гелдерланд и Оммеланден) заключили Утрехтский союз, фактически создав Соединенные провинции.Южные провинции Эно и Артуа создали Союз Аррас (позже к которому присоединилась валлонская Фландрия), который 6 апреля 1579 года примирился с правлением Филиппа II. Провинции Союза Аррас вместе с провинциями, уже находившимися под контролем Испании (Намюр, Лимбург и Люксембург), легли в основу продолжающегося испанского правления.

Продолжая движение к независимости, провинции Утрехтского союза свергнули Филиппа II как суверена Нидерландов в Акте об отречении (26 июля 1581 г.).Кто заменит его, стало проблемой, которую Генеральные штаты должны были решить. В конце концов они обратились к Франсуа де Валуа (1556–1584), герцогу Анжуйскому, французскому принцу крови и католику. Он никогда не пользовался особой популярностью и никогда не получал должностей, на которые рассчитывал, поэтому летом 1583 года вернулся во Францию. Когда 10 июля 1584 года роялист убил Вильгельма Оранского в Делфте, Соединенные провинции остались без сильного лидера.

ВЫЖИВАНИЕ: ИСПАНСКИЕ НИДЕРЛАНДЫ И ДВЕНАДЦАТЬ ЛЕТ (1584–1609)

После того, как Вильгельм Оранский исчез из поля зрения, Парма начала свою кампанию по отвоеванию Нидерландов.Гент сдался армии Пармы 17 сентября 1584 года, а Брюссель капитулировал 10 марта 1585 года. Поиск иностранной помощи перед лицом того, что было равносильно испанскому завоеванию, снова привлекло внимание Генеральных штатов к Англии. Между англичанами и Генеральными штатами было заключено соглашение, оформленное в Неподобном договоре 20 августа 1585 года, позволяющее Елизавете I назначить генерал-губернатора Нидерландов и отправить большую армию, чтобы остановить испанское наступление.Но Антверпен - главный приз Пармы - уже 17 августа достался испанцам.

Елизавета I назначила Роберта Дадли, графа Лестера (1532 / 33–1588), генерал-губернатором, но она не смогла устранить разобщенность, преследовавшую Нидерланды, и попытки Лестера навязать свои собственные идеи централизованного управления были обречены. до отказа. В конце концов, Лестеру ничего не оставалось, как вернуться в Англию со своей армией. Затем голландцы обратились к одному из своих, чтобы возглавить восстание: графу Морису Нассау (1567–1625), второму сыну Вильгельма Оранского.

Для Филиппа II участие англичан в восстании могло рассматриваться только как акт войны. Чтобы противостоять англичанам, и отчасти в качестве реакции к английскому «пиратству» против испанской торговли с Новым Светом, Филипп послал армаду из более чем 100 кораблей, чтобы вторгнуться в Англию в 1588 году. Судьба испанской армады хорошо известна, но это морское поражение не помешало испанским способностям на суше. Тем не менее, внимание Испании к английской проблеме и участие Испании во французских войнах дали голландцам некоторую передышку.Морису удалось вернуть себе многие северные города, утраченные Испанией как раз в то время, когда Филипп II приказал армии Пармы вмешаться в гражданскую войну во Франции, где Парма погибла в 1592 году.

Теперь испанцы остались без лидера в Нидерландах. . В конце концов, Филипп II назначил своего племянника (и в конечном итоге зятя) эрцгерцога Австрийского Альберта генерал-губернатором в 1596 году. Альберту не удалось добиться больших успехов в консолидации испанской власти в Нидерландах из-за банкротства Испании, мятежей войск и дезертирство.Следующие несколько лет стали свидетелями интенсивных боевых действий, которые в значительной степени привели к тупику. К тому времени Филипп II умер, и его преемник Филипп III (правил в 1598–1621 гг.) Не видел возможности продолжать финансирование войны, которая десятилетиями истощала испанскую казну. Пришло время для мирного процесса, предложенного Генрихом IV Франции (правил в 1589–1610 гг.): Обе стороны согласились на Двенадцатилетнее перемирие в Антверпене 9 апреля 1609 г. Многолетнее перемирие больше пошло на пользу голландцам, чем испанцам.Голландцы, избавленные от необходимости вести дорогостоящую войну с Испанией, смогли построить мощную экономику. Политически, однако, форма, которую в конечном итоге примет Голландская республика, все еще оставалась предметом многочисленных споров, особенно роль реформатской (кальвинистской) церкви. К концу перемирия состояние испанских Нидерландов пошло на убыль. Торговля самой Испании столкнулась с жесткой конкуренцией со стороны голландцев, а голландцы и испанцы обнаружили, что друг друга тянет к разным. стороны политического развития Европы начала семнадцатого века.Голландское восстание слилось с большим европейским конфликтом Тридцатилетней войны (1618–1648).

К тому времени, когда в 1621 году окончательно истекло Двенадцатилетнее перемирие, Филипп III был мертв, и провоенные группировки с обеих сторон призвали к возобновлению боевых действий. Но к тому времени ни одна из сторон не ожидала победы над другой. Обе стороны были вовлечены в Тридцатилетнюю войну, и, в частности, испанцы сочли невозможным уделять много внимания войне в Нидерландах. Лучше всего было просить о мире.Переговоры затянулись на несколько лет, и двое комбатантов медленно шли на уступки. Наконец, 30 января 1648 года Мюнстерский мир (позже включенный в Вестфальский мир октября 1648 года) положил конец войне между Испанией и Соединенными провинциями, сделав постоянным разделение Нидерландов и гарантировав независимость Голландской республики.

См. Также Альба, Фернандо Альварес де Толедо, герцог года; Карл V (Священная Римская империя) ; Голландская Республика ; Изабель Клара Евгения и Альберт Габсбургские ; Хуан де Австрия, Дон ; Нидерланды, Южный ; Oldenbarneveldt, Johan van ; Парма, Александр Фарнезе, герцог ; Филипп II (Испания) ; Тридцатилетняя война (1618–1648) ; Вестфальский мир (1648 г.) ; Вильгельм Оранский .

БИБЛИОГРАФИЯ

Дарби, Грэм, изд. Истоки и развитие голландского восстания. London, 2001.

Gelderen, Martin van. Политическая мысль голландского восстания, 1555–1590. Кембридж, Великобритания, 1992.

Гейл, Питер. Восстание Нидерландов (1555–1609). 2-е изд. Нью-Йорк, 1958. Переиздание, 1980.

Гриффитс, Гордон. «Революционный характер восстания в Нидерландах». Сравнительные исследования в обществе и истории 2 (1960): 452–472.

Израиль, Ионафан. Голландская республика: ее подъем, величие и падение, 1477–1806 гг. Oxford, 1995.

Лимм, Питер. Голландское восстание, 1559–1648 гг. Лондон, 1989.

Паркер, Джеффри. Голландское восстание. Лондон, 1977 г.

Прайс, Дж. Л. Голландское общество, 1588–1713 гг. London, 2000.

Роуэн, Герберт Х. «Голландское восстание: какая революция?» Renaissance Quarterly 43 (1990): 570–590.

'т Харт, Марджолейн К. Становление буржуазного государства: война, политика и финансы во время голландского восстания. Манчестер, Великобритания, 1993.

Дональд Дж. Харрелд

, как Нидерланды сыграли ключевую роль в независимости Америки - DutchReview

По сути, голландцы относятся к своей истории так же, как и все мы (на нашем Facebook feeds): мы подчеркиваем наши достижения и скрываем наши затруднения.

Но голландская история приготовила для вас гораздо более ужасные, увлекательные и поучительные уроки.Начнем с истории голландцев и американской революции.

Сначала взгляните на этот клип. На нем изображена пресс-конференция тогдашнего президента Обамы и премьер-министра Нидерландов Рютте в марте 2014 года в Рейксмузеуме Амстердама (по случаю Ядерного саммита).

Они стояли перед колоссальной картиной Рембрандта Nightwatch - высшим образцом славного голландского Золотого века. Однако Обаме также показали два документа, которые «сыграли важную роль в многовековой дружбе между нашими двумя странами.”

Показав только эти два конкретных документа, Рютте опроверг трагические неудачи последних лет Голландской республики. Однако неудачи, которые помогли создать Соединенные Штаты Америки, которые мы знаем сегодня.

Так что же Рютте забыл сказать Обаме? Очевидно, много. История Голландской республики во время американской революции - длинное, сложное и увлекательное чтение, которое я хотел бы порекомендовать всем. Но одни упущения более равны, чем другие.

Например, Рютте забыл упомянуть, что Соединенные Штаты были впервые признаны голландским губернатором - без согласия правительства в Гааге.Это причина того, что Рютте встретил Обаму в Амстердаме?

В 1776 году на карибском острове Сент-Эстатиус орудия Fort Oranje , принадлежащего голландской Вест-Индской компании, дали «первый салют» американским повстанцам, летев на своих еще не звездных самолетах и-усеянный-флаг. Этот салют не был случайным. Еще в 1774 году голландские купцы поставляли ошеломляющие количества пороха для американских военных. Сент-Эстатиус был местом, где предложение соответствовало спросу.

«Первый салют флагу U.S.A. » Изображение: Посольство США в Гааге / Flickr

Этого не произошло, потому что голландские купцы особенно сочувствовали американским идеалам демократии и налогообложения с представительством. Это была группа в высшей степени олигархическая, совершенно непринужденная к привилегиям, которые даже тогда считались ужасно ранними современными.

Американцы остро нуждались в порохе, и голландцы, особенно амстердамцы, ныряли на каждый прибыльный рынок, который могли найти, не обращая внимания на спровоцированные ими более широкие геополитические силы.В 1776 году этим купцам была нужна прибыль. Бизнес, как и экономика Нидерландов в целом, десятилетиями находился в относительном упадке.

Американцы постепенно осознали, что амстердамские купцы и банкиры в качестве губернатора Сент-Эстатиуса действовали совершенно противоположно тому, на что рассчитывало их правительство в Гааге. На тот момент Голландская республика была союзником Британии - заклятого врага Америки - более , чем 100 лет .

Тем не менее, американцы, которым остро не хватало денег, отправили Джона Адамса (он стал вторым президентом Америки в 1794 году) через Атлантический океан.Он привел двух своих сыновей, которых отправил учиться в Лейден.

В 1778 году он посетил Амстердам, который в то время оставался финансовым центром мира, чтобы получить огромные ссуды от амстердамских банкиров, которые несли единоличную ответственность за финансирование американского государственного долга вплоть до 1790-х годов.

Адамс активно воспринимал политическую ситуацию в Голландской республике и то, чему она могла научить его в построении страны, в которой он хотел, чтобы его дети жили.Его тон сочувствует голландской культуре, но в основном отрицательный, а ближе к концу - горький. Прежде всего, страна, которую он описывает в своей переписке, была республикой, сбившейся с пути за годы коррупции и партийной розни.

Голландско-американская история: для американцев Голландская республика была прежде всего примером неудачной политической системы

Адамс был полностью сбит с толку голландской политикой. Он не был полностью неправ: великий историк писал о голландской политике того времени, что «ее сложности затрудняют краткое описание.«Сложный, потому что Голландская республика была конфедерацией суверенных провинций, которая принимала коллективные решения только после заведомо медлительного процесса принятия решений.

Эти решения обычно ограничивались вопросами внешней политики и коллективной обороны. Эти привилегии и общие цели были записаны в Утрехтской унии 1579 , которая за двести лет превратилась в своего рода «конституцию» республики. Но в этом документе не было конкретных указаний по выходу из институционального тупика.Неудивительно, что Рютте не показал Обаме именно этот документ.

Поскольку во время основания Америки (1770-е годы) Голландская республика превратилась в нефункциональное государство. Провинции не могли объединить свои различные интересы. Раньше самой богатой провинции республики, Голландии, удавалось вести переговоры по эффективной политике. Теперь торговая Голландия была полностью противоположна правительству в Гааге, которое представляло более отдаленные от суши провинции.

Следовательно, у Голландской республики почти не было общей внешней или оборонительной политики - и бюджета для ее поддержки.Таким образом, он был не в состоянии защитить свою все еще огромную (колониальную) империю - у него просто не было армии или флота для этого.

Эта пороховая бочка политической предвзятости и инерции взорвалась, когда Великобритания решила объявить войну Голландской республике в 1780 году; купцы не прекращали торговлю с Францией и Соединенными Штатами. Британия полностью уничтожила голландский торговый флот и завладела частями голландской колониальной территории, навсегда превратив страну во второсортную державу.

Гнев по поводу этого унизительного поражения спровоцировал своего рода мини-революцию в Голландской республике в 1781 году, получившую название «Эра патриотов». Широкая часть голландского населения стремилась к политической реформе, но, к сожалению, мы не можем через. В 1787 году Вильгельм Оранский и его клика, не в силах контролировать нарастающую насильственную ситуацию, пригласили хорошо обученных солдат Пруссии подавить сопротивление после долгих лет политических потрясений.

В те недели, когда прусские войска разгромили голландских революционеров, отцы-основатели Америки спустились в Филадельфию, чтобы написать свою конституцию, чтобы преобразовать свою слабо связанную конфедерацию штатов в Соединенные Штаты штатов (более чем через 10 лет после провозглашения независимости ).Во время интенсивных дебатов несколько ключевых американских отцов-основателей, такие как Томас Джефферсон, Бенджамин Франклин, Джон Джей и Томас Пейн, были хорошо осведомлены о событиях в Голландской республике.

В первую очередь отцы-основатели столкнулись с вопросами, которые рифмуются с теми, которые доминируют в американской политике сегодня: каковы должны быть полномочия американского федерального правительства? Судьба Голландской республики омрачила эти дебаты, преподав уроки того, как республике следует противостоять внутренней политической борьбе.Сразу после прусского вторжения Мэдисон написал один из известных Федералистов. В № 20 он заявил:

Утрехтский союз […] предоставляет в Генеральных штатах власть, кажущуюся достаточной для обеспечения гармонии, но зависть в каждой провинции сильно отличается от теории.

В самом деле, суть в следующем: к 1787 году Голландская республика зарекомендовала себя как прекрасный пример того, чем должен был стать , а не : свободная конфедеративная конструкция, которая не могла преодолеть «дух партии», не способная произвести политика защиты общих интересов.Мэдисон размышлял о неудавшемся «Патриотическом восстании» в январе 1788 года (№ 37), когда он писал, что надеется, что Конституция Соединенных Штатов сможет обеспечить политическую систему, которая пользуется

«в очень необычной степени, освобождением от пагубное влияние партийной неприязни - болезнь, которая больше всего присуща совещательным органам и которая наиболее подвержена загрязнению их работы ».

По иронии судьбы пресс-конференция Рютте с Обамой состоялась через несколько месяцев после беспрецедентного закрытия правительства США.Это было горьким свидетельством того, что Обама не смог преодолеть разногласия между партизанами, которые он стремился преодолеть. Это было свидетельством того, как Соединенные Штаты Америки зашли в политический тупик, аналогичный тому, в котором Голландская республика оказалась около 230 лет назад. Конечно, Рютте не сказал Обаме об этом.

Но опять же: почему он этого не сделал? Крайняя партийность, доводящая до предела политические институты, неизбежна при взлете и падении великих держав. Предшественники Обамы на посту президента знали об этом, изучая эту страну, которая, предоставив американским повстанцам порох и жизненно важные ссуды, вырыла себе могилу.Политика Голландской республики вдохновила их на написание «рациональной» конституции, которая могла бы преодолеть «дух партии» в будущем. В самом деле, возможно, именно эта конституция предотвратила полную институциональную инерцию в Соединенных Штатах сегодня. Серебряная нить истории, о которой Рютте забыл рассказать Обаме.

Какие детали мы могли пропустить в этом ускоренном курсе истории? Дайте нам знать об этом в комментариях!

Изображение функции: Rijksoverheid / Wikimedia Commons

Независимость Бельгии (1830 - настоящее время)

На Венском конгрессе в 1815 году Бельгия (Южные Нидерланды) и Северные Нидерланды (Голландия) были объединены в одно государство.Этим новым государством правил король Вильгельм I. Хотя его политика была выгодна бельгийской буржуазии, протесты были. Католики возражали против вмешательства протестантского короля в церковные дела. Либералы требовали большей свободы. В 1828 году католики и либералы разработали согласованную программу требований. Объединение католиков и либералов называлось профсоюзным движением.

После серии инцидентов в 1830 году в Брюсселе вспыхнула революция. Вильгельм I послал свои войска, но они были изгнаны 27 сентября 1830 года.Повстанцы получили поддержку волонтеров за пределами города. После этого восстания Бельгия отделилась от Северных Нидерландов. Временное правительство провозгласило независимость 4 октября 1830 года. 3 ноября того же года Национальный конгресс был избран электоратом из 30 000 человек, которые платили определенный уровень налогов или имели особую квалификацию. 7 февраля 1831 г. национальный конгресс принял конституцию, которая для своего времени была очень прогрессивной.

с 18:30 до 1908 г.

Дипломатическая конференция о будущем Бельгии открылась в Лондоне 4 ноября.Великие державы того времени признали отделение Бельгии от (Северных) Нидерландов. Леопольд I Саксен-Кобургский стал первым королем бельгийцев (1831 - 1865). В 1865 году ему наследовал его сын Леопольд II (1865 - 1909). Под их правлением Бельгия стала второй по значимости индустриальной державой.

Оба короля хотели обеспечить экономическую независимость Бельгии, продвигая колониальные экспедиции, но они не преуспели в этом до конца 19 века. Именно в это время Леопольд II поддержал экспедиции Генри Стэнли в бассейн Конго.Он заключил соглашения с местными вождями, в результате которых образовалась конфедерация штатов. Сначала бельгийское правительство и парламент не принимали участия в операциях короля. Поскольку Леопольд II был первым оккупантом территорий в Центральной Африке, он занял сильную позицию на Берлинской конференции 1884 года. Его требования были выполнены. В 1885 году бельгийский парламент согласился, что Леопольд II должен стать главой государства Конго. В 1908 году контроль над Конго был передан бельгийскому государству.

Мировые войны

Хотя великие державы вынудили Бельгию оставаться нейтральной, когда она стала независимой, ей не удалось избежать Первой мировой войны.Бельгийская армия под командованием короля Альберта I (1909–1934) была слишком малочисленной для немцев, тем не менее, ей удалось остановить врага у реки Изер. Бельгия сильно пострадала во время войны. Исерский район был опустошен.

Годы после войны были очень тяжелыми. Международный экономический кризис затронул страну. Когда Адольф Гитлер пришел к власти в Германии, опасность, исходящая от этой страны, снова возросла. С 1936 года Бельгия заняла нейтральную позицию, как и до войны 1914-1918 годов, но Германия снова вторглась 10 мая 1940 года.Через 18 дней король Леопольд III (1934 - 1951) решил капитулировать. Это решение спровоцировало разрыв с правительством. После войны в политике доминировал королевский вопрос. В 1951 году Леопольд III отрекся от престола в пользу своего сына Бодуэна I. Этот король правил до своей смерти в 1993 году. 9 августа 1993 года его брат Альбер II стал шестым королем Бельгии.

Федеральная земля

Вопрос об отношениях между общинами сыграл очень важную роль в недавней истории Бельгии.После четырех государственных реформ Бельгия была преобразована в федеративное государство. На политической арене также преобладают экономические проблемы и растущая интернационализация. Бельгия сыграла важную роль в создании Бельгийско-люксембургского экономического союза, стран Бенилюкса и Европейского союза. Как член Организации Объединенных Наций и на службе мира во всем мире, Бельгия часто отправляет свои войска в миротворческие миссии или отправляет своих наблюдателей в районы по всему миру.

Отношения США с Нидерландами

Дополнительную информацию о Нидерландах можно найти на сайте Netherlands Page , а также в других публикациях Государственного департамента и других источниках, перечисленных в конце этого информационного бюллетеня.

ОТНОШЕНИЯ США И НИДЕРЛАНДОВ

Партнерство США с Нидерландами восходит к американской революции, которую Нидерланды поддержали. Соединенные Штаты установили дипломатические отношения с Нидерландами в 1782 году; одно из наших старейших, постоянных двусторонних отношений. Прекрасные двусторонние отношения основаны на тесных исторических и культурных связях, а также на общей приверженности свободе личности и правам человека. Соединенные Штаты и Нидерланды разделяют схожие позиции по многим важным вопросам и работают вместе как на двусторонней, так и на многосторонней основе в таких учреждениях, как Организация Объединенных Наций (ООН) и Организация Североатлантического договора (НАТО).

Нидерланды сражались вместе с США в Корейской войне и первой войне в Персидском заливе и принимали активное участие в глобальных миротворческих усилиях в бывшей Югославии, Афганистане, Ираке и, в последнее время, в Мали. Нидерланды сыграли ведущую роль в воздушной кампании 1999 года в Косово. Он участвовал в миротворческих силах Европейского союза (ЕС) в Боснии. Нидерланды также поддерживали и участвовали в обучении НАТО в Ираке, усилиях ЕС и НАТО по обучению полиции в Афганистане, миссии НАТО 2011 года в Ливии, а также в операциях ЕС и НАТО по борьбе с пиратством.Нидерланды участвуют в инициативе НАТО по «умной обороне», включая противоракетную оборону. Нидерланды являются военным участником Коалиции по борьбе с ИГИЛ и сопредседателем Рабочей группы Коалиции по иностранным боевикам-террористам. Нидерланды поддерживают усилия по борьбе с терроризмом своим руководством, персоналом и материальными средствами. Он является участником всех 12 конвенций ООН о борьбе с терроризмом. Нидерланды тесно сотрудничают с Соединенными Штатами и другими странами по международным программам борьбы с незаконным оборотом наркотиков и организованной преступностью.
.

Помощь США Нидерландам

Соединенные Штаты не предоставляют Нидерландам помощи в целях развития.

Двусторонние экономические отношения

Соединенные Штаты и Нидерланды разделяют либеральные экономические взгляды и твердую приверженность свободной торговле. Нидерланды являются членом ЕС и работали с Соединенными Штатами во Всемирной торговой организации (ВТО) и в Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) для достижения общей цели - более открытой, ориентированной на рынок глобальной экономики. .Соединенные Штаты придают большое значение своим прочным экономическим и торговым связям с Нидерландами. Нидерланды являются благоприятным рынком для экспорта США и важным инвестиционным партнером. Нидерланды являются одним из крупнейших инвесторов в Соединенных Штатах, обеспечивая около 700000 рабочих мест и восьмым по величине импортером товаров США. Соединенные Штаты являются крупнейшим иностранным инвестором в Нидерландах (711 млрд долларов в 2018 году) и имеют второе по величине положительное сальдо двусторонней торговли в мире с этой страной (21 млрд долларов в 2019 году).Нидерланды участвуют в программе безвизового въезда, которая позволяет гражданам стран-участниц выезжать в Соединенные Штаты для определенных деловых или туристических целей на срок до 90 дней без получения визы.

Членство Нидерландов в международных организациях

Нидерланды и Соединенные Штаты принадлежат к ряду одних и тех же международных организаций, включая Организацию Объединенных Наций, Организацию Североатлантического договора, Совет евроатлантического партнерства, Организацию по безопасности и сотрудничеству в Европе, Организацию экономического сотрудничества и развития, Международную валютную Фонд, Всемирный банк и Всемирная торговая организация.Нидерланды являются наблюдателем при Организации американских государств.

Двустороннее представительство

Главные должностные лица посольства внесены в список ключевых должностных лиц Департамента.

Нидерланды имеют посольство в Соединенных Штатах по адресу 4200 Linnean Avenue, NW, Washington, DC 20008; тел: 877-388-2443.

Дополнительную информацию о Нидерландах можно получить в Государственном департаменте и других источниках, некоторые из которых перечислены здесь:

CIA World Factbook, Нидерланды Страница
U.S. Посольство
История отношений США с Нидерландами
Статистика внешней торговли Бюро переписи населения США
Международные офисы Export.gov Страница
Информация о поездках

Индонезия - Национальная революция, 1945-50 гг.

Индонезия Содержание

В отличие от Бирмы и Филиппин, Индонезия не получила официального независимость Японии в 1943 году. Ни один индонезийский представитель не был отправлен на Конференцию по Большой Восточной Азии в Токио в ноябре 1943 г.Но по мере того, как война становилась все более отчаянной, Япония объявила в сентябре 1944 г., что не только Ява, но и весь архипелаг станет независимым. Этот объявление было огромным подтверждением кажущегося сотрудничества политика Сукарно и Хатта. В марте 1945 г. Комитет по подготовительной работе к независимости Индонезии (BPUPKI) был организовано, и делегаты приехали не только с Явы, но и с Суматры и восточный архипелаг, чтобы решить конституцию нового государства.Комитет хотел, чтобы территория новой нации включала не только Нидерландская Индия, а также португальский Тимор и Британский Северный Борнео и Малайский полуостров. Таким образом, основа послевоенной Великой Индонезии (Индонезия Райя) политика, проводимая Сукарно в 1950-х и 1960-х годах, была учредил. Политика также предусматривала сильное президентство. Сукарно проповедование унитарного светского государства, однако, столкнулось с мусульманским стремления. Соглашение, известное как Джакартская хартия, было достигнуто в что государство было основано на вере в единого Бога и требовало от мусульман следуйте шариату (на индонезийском языке: syariah - исламское право).В Джакартская хартия была компромиссом, в котором ключевые мусульманские лидеры предложили отдать приоритет национальной независимости своему желанию сформировать вид государства, которое должно было появиться. Позже мусульманские лидеры просмотрели этот компромисс как огромная жертва с их стороны ради национального блага и это стало предметом спора, так как многие из них думали, что не задумывался как постоянный компромисс. Комитет выбрал Сукарно, который выступал за унитарное государство, и Хатта, который хотел федерального государства. системы, как президент и вице-президент, соответственно - ассоциация два очень разных лидера, пережившие японскую оккупацию и будет продолжаться до 1956 года.

1 июня 1945 года Сукарно выступил с речью, в которой описал Панчашила; то пять руководящих принципов индонезийской нации. Так же, как он использовал концепция мархенизма для создания общего знаменателя для масс в 1930-х годах, поэтому он использовал концепцию Панчасила, чтобы заложить основу для единое, независимое государство. Пять принципов - это вера в Бога, гуманизм, национальное единство, демократия и социальная справедливость.

15 августа 1945 года Япония капитулировала.Индонезийское руководство, под давлением радикальных молодежных групп ( pemuda ), были вынуждены быстро двигаться. В сотрудничестве с отдельными японскими военно-морскими силами и армией офицеры (другие опасались репрессий со стороны союзников или не сочувствует индонезийскому делу), Сукарно и Хатта формально провозгласил независимость нации 17 августа резиденции в Джакарте, поднял красно-белый национальный флаг и спел Государственный гимн новой страны, Индонезия Рая (Великая Индонезия).На следующий день была обнародована новая конституция.

Перспективы индонезийской республики были весьма неопределенными. Голландцы, полон решимости повторно захватить свою колонию, осудил Сукарно и Хатту как коллаборационисты с Японией и Республикой Индонезия в качестве создание японского фашизма. Но Нидерланды, опустошенные Нацистской оккупации не хватало ресурсов для восстановления своей власти. В архипелаг перешел под юрисдикцию адмирала графа Луи Маунтбаттен, верховный главнокомандующий союзников в Юго-Восточной Азии.Из-за Удаленность Индонезии от основных театров военных действий, союзных войск, в основном из Британского Содружества Наций, не приземлялся на Яве до конца сентября. Японским войскам, дислоцированным на островах, сообщили поддерживать закон и порядок. Их роль на ранних этапах республиканская революция была неоднозначной: с одной стороны, иногда они сотрудничал с союзниками и пытался ограничить республиканскую деятельность; с другой стороны, некоторые японские командиры, обычно под давлением, передали оружие республиканцам, и вооруженные силы создали под эгидой Японии стала важной частью послевоенной антиголландской сопротивление.

У союзников не было последовательной политики в отношении будущего Индонезии кроме смутной надежды на то, что республиканцы и голландцы могут быть побудили к мирным переговорам. Их ближайшая цель - ввести войска на острова было разоружить и репатриировать японцев и освободить Европейцы содержатся в лагерях для интернированных. Однако большинство индонезийцев считали что целью союзников было восстановление голландского правления. Таким образом, в недель между провозглашением независимости 17 августа и первым Высадка союзников, республиканские лидеры спешно закрепили свои политические мощность.Поскольку не было времени для общенациональных выборов, Следственный комитет по подготовке к независимости Индонезии преобразовался в Центральный индонезийский национальный комитет (KNIP), насчитывающая 135 членов. KNIP назначил губернаторов для каждого из восьми провинции, на которые он разделил архипелаг. Республиканец правительства на Яве сохранили персонал и аппарат военного времени Ява Хококаи, организация, созданная во время оккупации, организовала массовая поддержка японской политики.

Ситуация на местах была крайне сложной. Среди немногих обобщения, которые можно сделать, это то, что местное население в целом восприняли ситуацию как революционную и свергли или хотя бы серьезно угрожали местным элитам, которые, по большей части, сотрудничал как с японцами, так и с голландцами. Активист молодой Люди, pemuda , играли центральную роль в этой деятельности. Когда закон и порядок нарушились, часто было трудно отличить революционер от преступной деятельности.Старые социальные разногласия - между номинальные и приверженные мусульмане, языковые и этнические группы, а также социальные занятия как в сельской, так и в городской местности - акцентировались. Республиканец местные лидеры отчаянно пытались выжить в Голландии. волнения, сепаратистские тенденции и восстания левых сил. Реакции Голландцам попытки восстановить свой авторитет были в основном негативными, и мало кто хотел возврата к старому колониальному порядку.

28 октября 1945 г. в Сурабае на востоке Явы вспыхнули массовые беспорядки. как британские оккупационные войска столкнулись с пемудами, и другими вооруженными группы.После крупной военной катастрофы для британцев, в которой их командир A.W.S. Маллаби, и сотни солдат были убиты, Англичане перешли в жесткую контратаку. Битва при Сурабае (ноябрь 10-24) стоил тысяч жизней и был самым кровопролитным сражением борьбы за независимость. Это заставило союзников прийти к соглашению с республикой.

В ноябре 1945 года усилиями Сяхрира новая республика получила парламентскую форму правления.Сяхрир, отказавшийся сотрудничать с японским режимом военного времени и вел активную кампанию против сохранения институтов оккупационной эпохи, таких как Пета, был назначил первого премьер-министра и возглавил три недолговечных кабинета министров пока он не был свергнут своим заместителем Амиром Шарифуддином в июне 1947 года.

Голландцы, осознав свои слабые позиции в течение следующего года капитуляции Японии, изначально были настроены на переговоры с республика для некоторой формы отношений содружества между архипелаг и Нидерланды.В результате переговоров Соглашение Линггаджати при посредничестве Великобритании, парафированное 12 ноября 1946 года. Соглашение предусматривало признание Голландией республиканского правления на Яве. и Суматра, и Нидерланды-Индонезийский союз под голландской короной (состоит из Нидерландов, республики и восточной архипелаг). Архипелаг должен был иметь свободное федеральное устройство, Республика Соединенные Штаты Индонезии (RUSI), в состав которой входят республика (на Яве и Суматре), южный Калимантан и Великий Восток », состоящий из Сулавеси, Малуку, Малых Зондских островов и Западная Новая Гвинея.KNIP не ратифицировал соглашение до марта 1947 г. и ни республика, ни голландцы не были довольны этим. Соглашение был подписан 25 мая 1947 года.

21 июля 1947 г. голландцы, заявившие о нарушениях Линггаджати Соглашение начало то, что было эвфемистически названо "полиция действия "против республики. Голландские войска вытеснили республиканцев из Суматры и Восточной и Западной Явы, ограничивая их Джокьякартой регион Центральной Явы.Международная реакция на действия полиции, однако был отрицательным. Совет Безопасности ООН (ООН) учредил Комитет добрых услуг для спонсирования дальнейших переговоров. Это действие привело к подписанию Ренвильского соглашения (названного в честь Соединенных Штатов Америки). Корабль ВМФ, по которому велись переговоры), который был ратифицирован обе стороны 17 января 1948 года. Он признал временный голландский контроль над районы, занятые действиями полиции, но предусматривающие референдумы в оккупированных территорий об их политическом будущем.

Ренвильское соглашение ознаменовало собой низшую точку республиканского состояния. Более того, голландцы были не единственной угрозой. На западной Яве в 1948 г. исламский мистик по имени Картосувирджо, при поддержке каяи и другие, установили сепаратистский режим, названный индонезийским исламским Государство (Негара Ислам Индонезия), более известное как Дарул Ислам (от Арабский, дар-аль-ислам , дом или страна ислама), политический движение, приверженное установлению мусульманской теократии.Картосувирджо и его последователи всколыхнули котел местных волнений в Западная Ява, пока он не был схвачен и казнен в 1962 году.

Более грозной была обновленная ИПК во главе с Муссо, лидером партия восстания 1920-х годов, и троцкистские силы во главе с Тан Малака. Левые возмутились тем, что они считали республиканской властью. непростительный компромисс национальной независимости. Локальные столкновения между республиканские вооруженные силы и ИПК вспыхнули в сентябре 1948 г. Суракарта.Затем коммунисты отступили в Мадиун на Восточной Яве и призывал массы свергнуть правительство. Дело Мадиуна было раздавлен верными вооруженными силами; Муссо был убит, а Тан Малака - захвачен и расстрелян республиканскими войсками в феврале 1949 года. Международные последствия восстания в Мадиуне заключались в том, что Соединенные Штаты Государства теперь считали республиканцев антикоммунистами, а не «красные», как утверждали голландцы - и начали давить на Нидерланды, чтобы удовлетворить требования независимости.Хотя республиканское правительство продемонстрировало, что может подавить ИПК по собственному желанию и многие члены PKI покинули партию, PKI с трудом восстановила себя и стала политической силой, с которой нужно было считаться в 1950-х годах.

Сразу после Мадиунского дела голландцы запустили вторую «полицейская акция», захватившая Джокьякарту 19 декабря 1948 года. Сукарно, Хатта, который был там одновременно и вице-президентом, и премьер-министром. министр и другие республиканские лидеры были арестованы и сосланы в северная Суматра или остров Бангка.Чрезвычайный республиканский правительство было установлено на западной Суматре. Но Гаагский жесткая политика вызвала сильную международную реакцию не только среди новых независимых азиатских стран, таких как Индия, но также и среди члены Совета Безопасности ООН, в том числе США. В В январе 1949 г. Совет Безопасности принял резолюцию с требованием восстановление республиканского правительства. Голландцы также были вынуждены согласиться с полной передачей власти на архипелаге Индонезийцы к 1 июля 1950 года.Конференция круглого стола прошла в г. Гааге с 23 августа по 2 ноября 1949 г., чтобы определить средства, с помощью которых перевод может быть осуществлен. Сторонами переговоров были республики, Голландии и федеральных земель, созданных голландцами. после их действий полиции.

Результатом конференции стало соглашение о том, что Нидерланды признали бы РУСИ как независимое государство, что все голландцы вооруженные силы будут выведены, и выборы будут Учредительное собрание.Притормозили два особо сложных вопроса переговоры: статус Западной Новой Гвинеи, который оставался Голландский контроль и размер долгов Индонезии перед Нидерланды, согласовывается сумма в 4,3 миллиарда гульденов. Суверенитет был официально передан 27 декабря 1949 года.

РУСИ, громоздкое федеральное создание, состояло из шестнадцати человек. субъекты: Республика Индонезия, состоящая из территорий на Яве и Суматра с общим населением 31 миллион, а пятнадцать государства, основанные голландцами, в одном из которых, Риау, проживало всего 100000.Конституция РУСИ предоставила эти территории за пределами представительство республики в законодательном органе РУСИ было намного больше их населения. Таким образом голландцы надеялись обуздать влияние густонаселенных республиканских территорий и поддерживать пост-независимые отношения, которые отвечали бы голландским интересам. Но конституционное положение, дающее кабинету министров право принимать чрезвычайные законы с одобрения нижней палаты законодательного органа открыли путь к роспуску федеральной структуры.К маю 1950 г. все федеральные земли были объединены в унитарную республику Индонезия и Джакарта были назначены столицей.

Процесс консолидации был ускорен в январе 1950 г. неудавшийся государственный переворот на Западной Яве под руководством Раймона Пола Пьера " Терк Вестерлинг, голландский спецназовец и эксперт по борьбе с повстанцами. который, будучи командующим Королевской армией Нидерландов в Индии (KNIL), имел использовали террористические, партизанские методы умиротворения против местных населения во время Национальной революции.Джакарта расширила контроль над штатом Пасундан на Западной Яве в феврале. Остальные государства, под сильное давление со стороны Джакарты, отказавшейся от своего федерального статуса во время следующие месяцы. Но в апреле 1950 года Республика Южный Малуку (RMS) был провозглашен на Амбоне. С его многочисленным христианским населением и долгая история сотрудничества с голландским правлением (амбонские солдаты составлял незаменимую часть колониальных вооруженных сил), регион был один из немногих с существенными проголландскими настроениями.Республика Южный Малуку был подавлен к ноябрю 1950 года, а в следующем году около 12000 амбонских солдат в сопровождении своих семей отправились в Нидерланды, где они создали республику Южный Малуку. правительство в изгнании.

Пользовательский поиск

Источник: Библиотека Конгресса США

голландских фермеров планируют зеленую революцию, посеивая биоразнообразие | Reuters Events

Марк Хиллсдон сообщает о том, как инновационные финансы и технологии помогают европейскому производителю продуктов питания перейти от монокультуры к агробиоразнообразию.

Голландское сельское хозяйство, как и большая часть мировой продовольственной системы, выходит за рамки своих экологических ограничений, при этом качество почвы и биоразнообразие выравниваются.Но теперь предпринимаются шаги, чтобы изменить это, поскольку банки, фермеры, производители продуктов питания и природоохранные группы объединяются, чтобы включить агробиоразнообразие в меню.

Воспоминания о голоде в Голландии военного времени помогли осуществить революцию в голландском сельском хозяйстве, - объясняет Берри Марттин, член правления Rabobank. «После войны мы достигли невероятных успехов в производстве качественных и доступных продуктов питания и теперь стали вторым по величине экспортером продуктов питания в мире», - говорит он.

Годовой оборот сектора составляет 140 миллиардов евро, что составляет почти 10% национальной экономики и составляет примерно такой же процент от всех рабочих мест. Тем не менее, в Нидерландах также одна из самых высоких плотностей населения в мире, и это давление на космос привело к процветанию интенсивного сельского хозяйства.

Низкие цены на продукты питания означали, что фермерам приходилось продолжать увеличивать производство, чтобы зарабатывать на жизнь, при этом многие молочные фермы работали как монокультуры

Почти две трети территории страны занято молочным животноводством, и в последние годы плохие экологические показатели нанесли ущерб имиджу отрасли.Низкие цены на продукты питания означали, что фермерам приходилось продолжать увеличивать производство, чтобы зарабатывать на жизнь, при этом многие молочные фермы работали как монокультуры, где одна и та же культура - трава - сеется из года в год, без севооборота или шансов для выращивания. почва для восстановления.

Во многих областях это привело к истощению почвы, поскольку в медицине часто используются огромные дозы удобрений, фосфатов и азота, а не естественные лекарства, такие как органические вещества и навоз.

Теперь цель состоит в том, чтобы обратить это вспять, поддерживая продовольственную безопасность и одновременно восстанавливая окружающую среду.

Голландских молочных фермеров призывают позволить природе вернуть себе контроль. (Источник: FrieslandCampina)

«Текущее воздействие этого успеха на окружающую среду не является устойчивым», - говорит Мартин, который считает, что циркуляционное земледелие с упором на возвращение в почву сельскохозяйственных остатков вместо химических удобрений теперь является ключевым фактором изменений.

Инициатива банка Banking for Food направлена ​​на повышение глобальной продовольственной безопасности, поощряя систему, которая производит больше продуктов питания, но с меньшими затратами.Как агропродовольственный банк, обслуживающий 80% всех голландских фермеров, Rabobank также имеет сильные позиции, чтобы повлиять на будущее голландского сельского хозяйства.

И в сценарии, который все чаще разыгрывается во всем мире, голландских фермеров, особенно с молочными стадами, призывают отказаться от удобрений и пестицидов и позволить природе вернуть себе контроль; это основа агробиоразнообразия.

Отход от монокультуры, безусловно, новая глава в сельском хозяйстве, и мы должны научиться взаимодействовать с этой меняющейся системой

Проблема для таких фермеров, как Виллем ван дер Сханс, который управляет Den Eelder, молочной фермой на 550 коров в центральной Голландии, заключается в том, что при переходе от монокультуры к более сбалансированной форме земледелия производство молока может сначала снизиться, а с общим доходом фермы.Вот где Rabobank может вмешаться с зелеными займами и финансированием, которые могут помочь фермерам преодолеть этот пробел.

«Отказ от монокультуры - определенно новая глава в сельском хозяйстве, и мы должны научиться взаимодействовать с этой меняющейся системой», - говорит Ван дер Сханс.

Среди изменений, внесенных на ферме, - стремление дополнить корм для скота оставшимися продуктами питания, такими как отработанное зерно от пивоварения и жом сахарной свеклы, что означает сокращение общих отходов и меньшие расходы на другие корма для животных.

Многие молочные фермы работают как монокультуры, ежегодно засевая траву. (Кредит: Марк Брэндон / Shutterstock)

Ферма также обеспечивает себя электроэнергией, и, наряду с 1100 солнечными батареями, навозный варочный котел превращает метан в энергию.

Van der Schans также пожинает плоды экологичности полей. Прошлым летом, одно из самых засушливых за всю историю наблюдений, пастбище, которое он засеял с другим сочетанием травы и трав и которое он вырубил (на корм) позже, чтобы птицы могли получить пользу, оказалось гораздо более устойчивым к засухе, чем поля, засаженные обычным способом.

Он также гордится полем, которое он позволил затопить, а не использовать для выращивания, чтобы побудить птиц вернуться на ферму.

Таким образом, хотя в краткосрочной перспективе прибыль может снизиться, в долгосрочной перспективе он считает, что это окажется гораздо более устойчивой и прибыльной моделью. «Поскольку мы так зависимы от окружающей нас природы, логично попытаться работать как можно более экологически рационально», - говорит он.

Нам нужна новая революция в способах ведения сельского хозяйства, и инновации будут очень важны для этого

Rabobank также объединился с WWF и молочным гигантом Royal FrieslandCampina, чтобы запустить мониторинг биоразнообразия для молочных ферм, который измеряет производительность всей фермы, а не просто рассматривает отдельные инициативы.Он показывает положительное влияние действий на ландшафт и дикую природу и подчеркивает, какие подходы лучше всего подходят для здоровой почвы и сокращения выбросов парниковых газов. Затем банк награждает фермеров более низкой процентной ставкой по ссудам до 1 миллиона евро.

С таким сильным сельскохозяйственным сектором неудивительно, что Нидерланды являются мировым лидером в области сельскохозяйственных технологий. Многие из них базируются в исследовательском центре Вагенингенского университета (WUR), центре региона «Продовольственная долина» в центральных Нидерландах, с его кластером сельскохозяйственных стартапов и инновационных ферм.

Последние разработки варьировались от идей кормления кузнечиков домашнего скота вместо зерна до выращивания растений, которые имеют симбиотические отношения с бактериями и могут создавать свои собственные.

Rabobank инвестировал в теплицы Теда Дуйвестиджина с геотермальным обогревом. (кредит: Duijvestijin Tomatoes)

Инновации имеют решающее значение, - говорит Мартин. «Нам нужна новая революция в методах ведения сельского хозяйства, и инновации будут очень важны для этого.«Банк проводит FoodBytes !, серию мероприятий, объединяющих лидеров пищевой промышленности и инвесторов с начинающими компаниями, которые вводят новшества и разрушают пищевую цепочку.

Механизм финансирования банка направлен на достижение чистого выигрыша в устойчивости, а также предусматривает финансирование отдельных проектов, обеспечивающих соответствие хозяйств определенным экологическим критериям.

Тед Дуйвестийн возглавляет компанию Duijvestijn Tomatoes, которая в 2015 году была признана самым инновационным производителем томатов в мире. Он объясняет, что бизнес получил финансовую поддержку от Rabobank для внедрения ряда устойчивых инноваций.К ним относятся использование геотермальной энергии для обогрева теплиц и разработка теплиц нового типа, которые обеспечивают максимальное проникновение света и сокращают потребление энергии на 60%.

Марк Хиллсдон - внештатный писатель из Манчестера, который пишет о бизнесе и устойчивом развитии для Ethical Corporation, The Guardian и ряда изданий, посвященных природе, включая CountryFile и BBC Wildlife.

Основное изображение предоставлено: FrieslandCampina

.

Эта статья является частью подробного брифинга «Климатически оптимизированное сельское хозяйство».См. Также:

Обеспечение продовольственного будущего на планете, находящейся в опасности

Превращение сельского хозяйства из виновника климата в поглотитель углерода

Инновационный кредит BNP Paribas, помогающий 6 миллионам индийских фермеров отказаться от химикатов

Американские фермеры, вспахивающие новую восстановительную борозду

Как регенеративный подход Syngenta помогает испанским оливковым рощам процветать

Миссия Yara - посеять надежду в Африке

Растущие опасения по поводу климата способствуют росту растительных диет

Новая надежда на решение проблемы вырубки лесов в Серрадо

Почему бизнес является ключом к здоровой, справедливой и устойчивой продовольственной системе

Как инвесторы могут ускорить «голубую революцию» для спасения морских экосистем

Банковское дело для еды Голландское сельское хозяйство Рабобанк Ден Элдер Королевская ФрисландияКампина биоразнообразие

Pepijn Brandon: The Dutch Revolt

Pepijn Brandon: The Dutch Revolt - социальный анализ (осень 2007 г.) Индекс

ISJ 2 | Главная Газета Индекс

Энциклопедия троцкизма | Интернет-архив марксистов


Международный социализм , осень 2007

Пепейн Брэндон

Из Международный социализм 2: 116, осень 2007.
Copyright © Международный социализм.
Скопировано с благодарностью с веб-сайта International Socialism .
Отмечено Эйнде О’Каллаганом для ETOL .

Тем, кто следил за этим журналом на протяжении многих лет, вряд ли есть необходимость объяснять важность для марксизма изучения феномена, называемого «буржуазными революциями». [1] Среди авторов журнала можно найти некоторых выдающихся ученых, в основном в области гражданской войны в Англии.Главным из них, конечно же, был покойный Брайан Мэннинг. Этот журнал также защищал концепцию буржуазной революции как против ревизионистских атак, которые стремятся выбросить ее на свалку истории в целом [2], так и против тех, кто работает в школе Роберта Бреннера, кто хочет радикально отделить буржуазные революции от переходного периода. от феодализма к капитализму. [3]

Голландское восстание 16-го века, вероятно, наиболее игнорируемая из «классических» буржуазных революций.Но так было не всегда. В годы, непосредственно предшествовавшие Французской революции, голландское восстание даже стало чем-то вроде дела . Иоганн Вольфганг фон Гете написал пьесу « Egmont » о двух главных персонажах, участвовавших в борьбе за независимость против испанских Габсбургов. Людвиг ван Бетховен написал свою увертюру «Эгмонт». А Фридрих Шиллер даже написал историю голландского восстания. [4]

В этом, как и во многих других отношениях, Карл Маркс и Фридрих Энгельс следовали своим просветительским предшественникам.Хотя они сделали лишь небольшое количество разрозненных замечаний о голландском восстании и Голландской республике, ясно, что они рассматривали восстание как один из решающих моментов исторического подъема буржуазии. В 1848 году Маркс писал: «Образцом революции 1789 года была (по крайней мере, в Европе) только [английская] революция 1648 года; что для революции 1648 г. только восстание Нидерландов против Испании ». [5] А в первом томе « Capital » Маркс назвал Голландскую республику «образцовой капиталистической нацией 16 века».[6]

Однако в социалистической историографии 20-го века преобладающее мнение рассматривало английскую революцию как первую настоящую буржуазную революцию, а голландское восстание как в лучшем случае довольно причудливую прелюдию. Эрик Хобсбаум оказал влияние на многих своим аргументом, что Нидерланды после восстания остались «во многих отношениях экономикой« феодального бизнеса »; Флоренция, Антверпен или Аугсбург в полунациональном масштабе ». [7] Совсем недавно Эллен Мейксинс Вуд разработала очень похожий аргумент, заявив, что «Голландская республика пережила свой золотой век не как капиталистическая экономика, а как последнее и наиболее высокоразвитое некапиталистическое коммерческое общество».[8] Если конечным результатом восстания не было буржуазное общество, то разговоры о голландской буржуазной революции становятся бессмысленными.

Восточноевропейские «коммунистические» историки действительно утверждали, что голландское восстание было буржуазным, но разработали отдельную историческую категорию для потрясений 16 века, назвав их «раннебуржуазными революциями». [9] В некотором смысле это была сталинская «теория стадий», спроектированная в обратном направлении, создавая искусственный разрыв между жестко разделенными фазами развития буржуазии.Этот подход измерял каждое событие против Французской революции как священной модели для всех буржуазных революций до и после 1789 года.

До сих пор эти аргументы систематически не опровергались. Крошечный массив литературы с марксистской точки зрения существует, но он едва ли оставил след в огромном объеме исторических работ о голландском восстании. [10] Единственным заметным исключением является книга немецкого социал-демократа в изгнании Эриха Куттнера, что переводится как «Год голода 1566».[11] Это была не первая попытка описать действия и мотивы низших классов во время начального акта революции - ярости иконоборцев 1566 года - но на сегодняшний день это была самая серьезная попытка. К сожалению, каким бы большим ни был его вклад, он испорчен грубым материализмом, сделавшим его легкой добычей для критиков. Он часто, кажется, рассматривает события 1566 года как полупролетарское восстание, вызванное зерновым кризисом и направленное буржуазией на нападение на церкви. Это не только анахроничный взгляд на социальные отношения XVI века, но он также мало отдает должного глубоким идеологическим потрясениям, которые помогли сформировать события, не в последнюю очередь среди низших классов.

Несмотря на эти недостатки, немногие историки сейчас отрицают главный аргумент Каттнера о том, что «экономика» была фактором в развитии восстания. Однако многие поступили так же, как Ван Ниероп, который относит экономическое происхождение и социальные вопросы к второстепенным факторам среди множества причин. [12] Таким образом, изучение голландского восстания в Нидерландах за последние десятилетия характеризовалось своего рода «ревизионизмом, который почти не нужно пересматривать». Цель этой статьи - дать обзор событий, критикующих преобладающий «раздробленный образ», и в процессе предложить некоторые направления развития альтернативной точки зрения.[13]

Низины в XVI веке: ветры перемен

Для всей Европы XVI век был эпохой перемен и незащищенности. Открытие и насильственное открытие Америки изменило лицо земного шара. В то же время само европейское общество претерпело кардинальные изменения. Между 1500 и 1550 годами население увеличилось почти на 15 процентов, с 61,6 до 70,2 миллиона. [14] Урбанизация была важным аспектом этого роста. Между 1500 и 1550 годами количество городов с населением более 10 000 человек выросло со 154 до 173, а в следующие 50 лет до 220.Основными центрами роста были Нидерланды, Франция, Италия и Пиренейский полуостров. Для небольшого числа мегаполисов рост был впечатляющим. Антверпен увеличился вдвое с 1500 до 1560, став городом с населением 100 000 человек. В течение 16 века население Парижа выросло со 100 000 до 200 000, а в Лондоне - с 60 000 до 200 000 человек. [15]

Рисунок 1: Голландское восстание около 1600

Этот рост означал как социальные, так и географические изменения.В век, когда большая часть европейской сельской местности все еще находилась в тисках феодальных уз, города стали лабораториями для всех видов политических, религиозных, социальных и экономических экспериментов. [16] Но мы никогда не должны забывать, что они также были, по словам Эндрю Петтегри, «большими смертоносными полями, особенно подверженными эпидемическим заболеваниям и болезням, вызванным плохими санитарными условиями и грязной водой». [17]

Рост городов во многом был связан с экономическими изменениями этого периода.В конце 15-го и начале 16-го веков возникло то, что Иммануил Валлерстайн назвал «европейским миром-экономикой»: тесно интегрированная система государств и городов-государств, связанных между собой рынком. [18] «Маркетизация» европейского общества не была новым явлением, но 16 век стал важным переходным моментом, когда рынок - по крайней мере, в некоторых частях Западной и Северной Европы - стал неизбежным регулирующим механизмом в повседневная жизнь людей и экономическая жизнь государств.

Здесь важно отметить, что коммерциализация сама по себе не то же самое, что переход к капитализму. [19] Но рост рынка действительно сыграл важную роль в качестве приводного ремня между карманами капиталистического производства, возникшего в рамках феодального общества. Это, безусловно, верно для Нидерландов, региона, который примерно совпадает с нынешними государствами Бельгии и Нидерландов. В течение 14-15 веков этот район стал одним из главных торговых центров Европы.Важным фактором в этом был рост капиталистических отношений в сельском хозяйстве. С самого начала крестьяне были свободны от феодальных уз и владели значительной частью земли. [20] Исключительные экологические обстоятельства, особенно в приморских провинциях, вынудили крестьян к ранней адаптации к рыночному сельскому хозяйству.

Однако этот ранний отход от более традиционных форм ведения сельского хозяйства на основе жизнеобеспечения был возможен только потому, что он совпал с ростом крупных городских центров производства и торговли, в первую очередь за счет подъема фламандской текстильной промышленности, которая обеспечила необходимые рынки для товарные продукты земли - и возможность импорта большого количества зерна.[21]

Последующие события привели к появлению высоко диверсифицированной, чрезвычайно коммерциализированной экономики, зависящей от растущего европейского рынка. Уровень урбанизации был выше, чем где-либо в мире. К 1550 году насчитывалось 23 города с населением более 10 000 человек по сравнению с четырьмя в Великобритании. К 1600 году их число выросло до 30, из которых 12 находились в северо-западной провинции Голландии. Более чем каждый четвертый голландец проживает в городах с населением более 10 000 человек. [22] Хотя большинство тех, кто участвовал в городском производстве, были независимыми или полузависимыми мелкими производителями, а не рабочими, их положение стало сильно зависеть от капитала и торговли, как для обеспечения их средствами производства, так и для их личного потребления.Колеблющиеся цены на зерно стали средством, с помощью которого мировой рынок жестоко вторгся в жизнь низших классов. [23]

Но подъем рынка оказал глубокое влияние и на другую сторону социальной шкалы. Это была эпоха феодальных империй, из которых Габсбургская Испания была в первую очередь. Новые монархии балансировали между классовыми интересами аристократических землевладельцев и новой властью коммерческого богатства. Банковский капитал швейцарской семьи Фуггеров стал смазкой для почти бесконечной битвы благородных войн.Только испанские Габсбурги и французские Валуа вели 11 войн с 1494 по 1559 годы. Эти войны были мощным двигателем для образования централизованных абсолютистских государств. Чтобы повысить свою независимость от местных лордов, короли на вершине феодальной иерархии создали огромные армии наемников, финансируемые за счет налогов городской капиталистической элиты. [24] Между тем, как заметил Перри Андерсон, «никакое другое крупное абсолютистское государство в Западной Европе не должно было иметь столь благородного характера или столь враждебного буржуазному развитию», как Испанская империя, к которой принадлежали Нидерланды.[25]

К 1540-м годам император Габсбургов Карл V путем женитьбы и завоевания приобрел все 17 голландских провинций, впервые объединив их в одну политическую единицу. Их представители - традиционно назначенные из трех поместий дворян, священнослужителей и бюргеров - собрались в Брюсселе, который стал огромным административным центром. Феодализм, имевший очень слабые местные корни за пределами южных и восточных провинций, был в основном заимствован из Испании.И именно интеграция в империю Габсбургов, больше, чем что-либо другое, связала Нидерланды с большими экономическими, политическими, военными и религиозными потрясениями, которые сформировали основные кризисы европейского феодализма в 16 веке. Справедливо сказать, что XVI век, а не XVII, стал кульминацией «феодальной коммерческой экономики» в Нидерландах.

Кризис режима Габсбургов

Тогда правители испанских Габсбургов и высоко коммерциализированная элита Нидерландов оказались на противоположных сторонах одного и того же развития.Первые пытались приспособиться к новым условиям, построив могущественную империю, объединив в себе как богатые торговые города, так и могущественных лордов, правящих в их сердце. Это потребовало попытки остановить трещины, образовавшиеся в структуре феодальной Европы из-за роста конкурирующих экономических и политических сил. Результатом стала политика перманентной войны, резко увеличившая налоговое давление на городское население. Вторая планка этой стратегии заключалась в том, чтобы поддержать главный идеологический институт европейского феодализма, католическую церковь, против подъема протестантизма.

Но для коммерческой элиты Нижних стран способность использовать открывающиеся трещины была обязательной для постоянного роста их богатства. Династический конфликт вызвал внезапное и радикальное нарушение торговых путей, например, закрытие реки Сонт в начале 1560-х годов, что вызвало серьезные потрясения на рынке зерна. И подавление ереси было прямой угрозой интересам таких городов, как Антверпен и Амстердам, укрывавших многих агентов из немецких лютеранских государств.Репрессии также сильно сказались на мелких городских производителях, многие из которых были заражены новыми радикальными религиозными идеями того времени.

На протяжении первой половины столетия это противоречивое давление приводило к отдельным случаям восстания. В 1534 году анабаптисты во главе с Яном Бёкельсом, портным из голландского города Лейден, захватили немецкий город Мюнстер, чтобы создать новый Иерусалим и принести второе пришествие Христа. После этого события группы анабаптистов бегали обнаженными по улицам Амстердама, чтобы подчеркнуть равенство всех мужчин и женщин в глазах Бога, а позже попытались захватить города Амстердам и Лейден с помощью вооруженного восстания.В 1540 году фламандский текстильный город Гент восстал против Карла V, чтобы защитить свои привилегии. В 1550-х годах экономический кризис вызвал волну городских восстаний в голландских городах.

Филипп II, сменивший своего отца Карла V в 1555 году, попытался подавить это растущее сопротивление путем усиления централизации. В управлении государством он выступал за рост noblesse de robe - образованных бюргеров, назначенных в дворянство, которые могли сформировать профессиональную бюрократию, которая, как старая noblesse d'épée , не видела своих функций в государство как способ продвижения собственных частных интересов.Крупная реформа епископства изолировала католическую церковь от местного давления и заблокировала назначение младших сыновей знати на высокие клерикальные должности, тем самым перекрыв благоприятный путь для карьерного роста.

Эта политика вызвала первую централизованную оппозицию во главе с тремя представителями высшего голландского дворянства - Оранж, Эгмонт и Хорн. Все трое занимали высокие посты в испанской администрации Нидерландов, но опасались, что повышение членов noblesse de robe до руководящих должностей в государственном аппарате серьезно повредит их собственному положению.В 1564 году они одержали крупную победу, вынудив Филиппа II отозвать одного из своих руководителей, ненавистного кардинала Гранвелла.

Оппозиционные представители высшего дворянства имели в виду не что иное, как мирную реформу сверху, движимую консервативными корыстными интересами. Но, как это часто бывает в истории, попытка реформы сверху открыла дорогу революции снизу. Как заметил один проницательный высокопоставленный чиновник в своих воспоминаниях о начале восстания, «сама богиня ярости не могла найти лучшего средства для развития среди толпы духа мятежа».[26] Биограф Олденбарневельта, одного из ведущих государственных деятелей первых десятилетий Голландской республики, рассказывает об обстоятельствах, в которых он впервые сформировал оппозиционные идеи, направленные против религиозной политики Филиппа II: «Вся Гаага была в смятении из-за дерзкого поведения молодого штатгальтера [Orange] по отношению к кардиналу Гранвеллю, премьер-министру брюссельского правительства, и его почти невероятного успеха в уходе ненавистного кардинала 13 марта ».[27]

Народная Реформация

Реформация сформировала идеологический фон для восходящих оппозиционных движений 1560-х годов. Относительная открытость голландского общества, его урбанизация и его стратегическое положение в узловой точке европейского обмена материальными благами и идеями сделали его исключительно уязвимым для распространения идеологий Реформации. Распространению инакомыслия среди интеллектуальной элиты традиционно уделялось много внимания. Естественно, больше всего им нравились умеренные взгляды роттердамского философа Эразма, который хотел реформировать существующую католическую церковь, и Лютера, который хотел создать новую церковь, не бросая вызов мирским властям.Но в последние десятилетия произошел сдвиг в сторону изучения «народной Реформации», которая распространилась среди городских ремесленников, мелких торговцев, рыбаков и рабочих. [28] Большая мобильность «среднего сорта», обеспечиваемая растущими коммерческими контактами между городами, позволила быстро распространить сети религиозных диссидентов. Интересно, что женщины сыграли очень важную роль в этом процессе - настолько, что некоторые историки утверждали, что история Реформации в Нидерландах - это история женщин.[29]

К середине 16 века эта популярная Реформация была в самом разгаре. Существовал широкий консенсус относительно того, какие практики «старой церкви» следует критиковать. Многие ненавидели его коррупцию, пристрастие к материальному богатству и строгую иерархию, при которой миряне не могли влиять на дела церкви. Отказ от поклонения святым и Священного Таинства воинства было обычным делом. Были случаи, когда протестанты демонстративно разрывали войско на части, называя его «Богом хлеба», потому что, согласно устоявшейся догме, внутри него находилась плоть Христа.[30] Одна современная брошюра осуждает священников за превращение церковных учреждений в магазины для продажи благодати. Популярная песня демонстрирует социальный элемент отказа от поклонения изображениям: «Одевай эти деревянные блоки в бархатные костюмы ... и позволяй детям Бога ходить обнаженными». [31]

С другой стороны, все еще было непонятно, что должно заменить католицизм. Возникло огромное количество протестантских или полупротестантских верований, зачастую сформированных вкусами местных проповедников и их аудитории.Эта «Реформация снизу» открыла двери для многих разновидностей радикализма. Анабаптизм был самым успешным. Он стал «авангардом голландской Реформации в течение длительного периода созревания между 1530 и 1560 годами». [32]

С ростом анабаптизма в 1530-х годах вызов религиозной ортодоксии впервые принял форму более или менее организованного массового движения. Но поражение при Мюнстере привело к периоду резких репрессий, в результате чего анабаптизм оказался в глубоком подполье.Между 1524 и 1566 годами 403 человека были казнены за ересь в провинции Голландия и 265 во Фландрии. [33] Анабаптисты несли на себе основную тяжесть репрессий. В одном только голландском текстильном городе Лейдене я обнаружил в общей сложности 65 казней анабаптистов. [34] В Антверпене (провинция Брабант) между 1550 и 1566 годами было казнено 117 анабаптистов против 14 «еретиков» разных убеждений. [35]

К 1550-м годам в результате преследований и поражений мейнстрим анабаптизма погрузился в форму духовного квиетизма, стремящегося избежать давления мира, создавая свои собственные закрытые общины, отвергая свое революционное прошлое и проповедуя пацифизм.Хотя у них сохранилось огромное количество последователей, что отражается в большом количестве мучеников, их бегство из мира сделало для них невозможным возглавить их, когда в конце 1550-х годов тяжелые экономические условия и политические изменения привели к новым вспышкам восстания. К концу 1560-х годов кальвинизм заменил анабаптизм в качестве ведущей силы - по крайней мере, в южных провинциях. Кальвинисты были более консервативны, чем анабаптисты, в своих взглядах на равенство или отношения между полами. Но они были готовы обратиться к массам, чтобы добиться перемен, и они были готовы противостоять государству.Как писал Тоуни в своей знаменитой книге о религии и подъеме капитализма, «кальвинизм был активной и радикальной силой. Это был символ веры, который стремился не просто очистить человека, но и восстановить церковь и государство, а также обновить общество, проникнув во все сферы жизни, как государственные, так и частные, под влиянием религии ». [36]

Религиозный радикализм XVI века, конечно, ни в коем случае не был «чистым» выражением классового сознания. Во-первых, они проповедовали классовое сотрудничество (между «хорошими верующими»), а не классовую борьбу.Но это не означает, что радикальная, популярная Реформация была чисто религиозным явлением, лишенным социального значения. Иво Шеффер - один из историков, обративших внимание на эти социальные аспекты нападений на церковь в Нидерландах:

Официальная римско-католическая церковь стала неотъемлемой частью существующего общества, и как один из посредников между властью и обычным человеком ее духовенство обвинялось во всем, что в этом обществе шло не так. Бедность, безработица, инфляция, налоги, коррупция, казалось, имели какое-то отношение к духовенству и церкви.[37]

Действительно, реформаторские тексты 1560-х годов полны нападок на высокий социальный статус духовенства, основанных на грабеже «народа». [38] Критика мессы, шествий, культа изображений и таинств (крещение, исповедь и т. Д.) Часто была тесно связана с отрицанием роли денег в религиозной практике и особенно бремени, которое это возлагало «рабочий». [39] И, защищая идею «священства всех верующих», они убедительно подтвердили право простых людей высказывать свое мнение в религиозных вопросах.Петрус Блокчиус, например, протестовал против того, что «паписты» обращались с людьми как с «лошадьми и мулами, в которых нет чувствительности», потому что они «запрещали ремесленникам, домовладельцам, школьным учителям и т. Д. Читать Слово Божье». [40] И когда антверпенский священник во время дискуссии о причастии сказал анабаптисту Гансу Брету, что он должен стать полезным пекарем или продавцом специй и оставить богословские вопросы тем, кто посвятил свою жизнь изучению Священных Писаний, Ганс спросил, где апостол Павел «учился или ходил в школу».[41]

Иногда радикализм заходил дальше, чем просто нападение на духовенство, и выливался в нападения на богатых, хотя и оставался в рамках религиозной критики. Католический обозреватель Маркус ван Верневик процитировал проповедников в окрестностях Антверпена:

Было бы бесполезно ... нападать на папистов, если бы нельзя было в то же время победить буржуазию, которая из личных интересов всегда пыталась поддерживать клерикальный режим. На практике монастыри - это галеры, на которые богатые и буржуа отправляют некоторых из своих детей с целью освободить и обогатить одного, двух или трех других своих детей.[42]

Хотя эти идеи не составляли программу социальной революции, они действительно вдохновляли простых людей на постоянное и радикальное вмешательство в политические и религиозные дела. Во время голландского восстания конфликт между дворянами и магистратами, пытающимися дать направление событиям и социальным слоям, находящимся ниже их, был сформулирован на языке, заимствованном из этой популярной Реформации. Религиозные массовые движения и народная оппозиция режиму Габсбургов переплелись, придав первым этапам голландского восстания необычайный динамизм.Счета, которые просто противопоставляют религиозные убеждения социальным и экономическим мотивам, создают ложное сопоставление.

Голландское восстание: основные события

Цель этой статьи - не дать обзор событий во время голландского восстания, а предоставить некоторые альтернативные анализы. [43] Любое описание основных событий может быть не более чем резюме. В конце концов, война, в результате которой семь северных провинций наконец получили независимость, заняла целую эпоху, закончившуюся только Вестфальским миром 1648 года.Период, который я бы назвал «революционной фазой» этой войны, когда массовое вмешательство снизу все еще было необходимо для успеха (по крайней мере, в некоторых частях страны), охватывает два десятилетия, с 1566 года до конца 1580-х годов. Возможно, однако, что партийная борьба во время 12-летнего перемирия с 1609 по 1621 год содержала повторение некоторых элементов этой революционной фазы, хотя и в полностью изменившихся обстоятельствах и без спонтанного и независимого характера народного вмешательства. Существует огромная разница в ходе восстания в разных регионах и даже в отдельных городах, и, вероятно, было бы справедливо сказать, что восстание на самом деле было составлено из большого количества местных восстаний, что усложняет события.Кроме того, для более или менее полной картины эти местные восстания следует рассматривать в контексте крайне нестабильной международной ситуации, когда военные действия между Испанской империей и турками или дипломатические сдвиги между европейскими правителями могут внезапно изменить баланс сил. между разными сторонами в Нидерландах. [44] В этой статье нет места для более чем краткого обзора основных этапов восстания.

Волна иконоборчества (буквально разрушение священных образов) и его последствия в 1566–157 годах, известные на голландском языке как Beeldenstorm , стали настоящим открытием восстания.В апреле 1566 года 200 представителей меньшего дворянства прошли через Брюссель, чтобы умолять гувернантку Маргарет модерировать «плакаты» (строгие законы против ереси). Именно в этот момент один из советников Маргареты снисходительно назвал дворян «нищими» ( gueux ), дав им титул, который они будут носить на протяжении всего восстания. Не зная, как ответить на их требования, Маргарета решила временно приостановить преследование. Это открыло шлюзы. Весной и летом тысячи людей собирались у городских стен, чтобы послушать так называемые «проповеди изгороди», которые в основном вели кальвинистские проповедники.Власти пытались подавить волну, но движение вышло из-под их контроля. Один летописец описывает, как в Антверпене городские власти стояли у ворот и составляли списки желающих пойти на проповедь:

Однако толпа была настолько большой, что выполнить задание стало невозможно. Все выкрикивали свои имена и фамилии, говоря: «Запиши меня! Запиши меня! », Чтобы дозвониться как можно быстрее. В конце концов ... чиновники, видя бесполезность своих усилий, сбросили свои списки... На проповедь пошло от десяти до двенадцати тысяч человек. [45]

10 августа 1566 года, после проповеди в окрестностях Стеенворда, фламандский шляпник и проповедник Себастьян Матте привел прихожан в часовню и разграбил ее. В следующие несколько дней банды иконоборцев напали на другие церкви в окрестностях. В течение двух недель Beeldenstorm распространился по южным районам Нидерландов. 20 августа величественный собор Антверпена был разграблен. 24 августа Beeldenstorm достигла Валансьена, текстильного города с долгой историей протестантской воинственности.[46] Beeldenstorm потерял большую часть своего спонтанного характера во время путешествия на север. В Голландии иконоборчество только приняло форму, аналогичную той, что на юге, в городах Амстердам, Делфт, Лейден и Брилль. В большинстве других городов местные магистраты или дворяне приняли решение очистить церкви от изображений, чтобы предотвратить повторение антверпенских событий. [47]

Массовый подъем снизу застал власти врасплох. Примечательно, однако, что именно голландская знать подавила восстание.Столкнувшись со стихийными действиями бедных и средних слоев населения, подавляющее большинство бывших оппозиционеров перешло на сторону правительства. Эгмонт сыграл ведущую роль в осаде Валансьена и разрушении этого последнего оплота сопротивления. [48] ​​Оранжевый занял компромиссную позицию. Против воли Маргареты он помогал городским властям, предоставляя ограниченные права реформированным общинам, но никогда анабаптистам. Но во время контрреволюционной кампании 1567 года эта компромиссная позиция стала несостоятельной, и Оранж активно препятствовал тому, чтобы антверпенские кальвинисты пришли на помощь войскам нищих, которые были убиты прямо у ворот.[49]

Активное вмешательство большинства знати на стороне властей привело к тому, что первое восстание было подавлено за шесть месяцев до прибытия герцога Альвы, феодального сторонника жесткой линии, посланного во главе 10-тысячной армии для наказания низших. Страны. Для Филиппа II Испании простого подавления было недостаточно. В письме, написанном в январе 1568 года, Альва описал свою миссию в Нидерландах:

Каждого нужно заставить жить в постоянном страхе, что крыша рухнет над его головой.Таким образом, города будут подчиняться тому, что будет для них предписано, частные лица предложат высокие выкупы, а государства не осмелятся отказаться от того, что предлагается им от имени короля. [50]

Среди первых жертв его террора были Эгмонт и Хорн. Они были настолько уверены, что их роль в 1566-15 годах вернула им доверие короля, что они поехали, чтобы приветствовать Альву в Нидерландах. Около 1000 человек были казнены специальным судом Альвы и 9000 приговорены к изгнанию с лишением имущества.[51]

Среди тех, кто бежал из Нидерландов, был Вильгельм Оранский. В 1568 году он предпринял неудачную попытку победить Альву с помощью военной кампании, проводимой из немецкого замка Дилленбург, где он родился. Другие банды беженцев, называющие себя нищими, вели партизанскую борьбу из леса и моря. Ни одна из этих попыток освободить Низкие страны извне или сверху не представляла серьезной угрозы режиму Альвы. Но они сохранили дух сопротивления.В то же время усиление притеснений, религиозных преследований, попытки Альвы взимать 10-процентный налог с торговли и нарушение положения голландской экономики, вызванное, среди прочего, продолжающейся военной деятельностью на периферии Нидерландов, создали условия за новое восстание.

Вторая фаза восстания началась случайно. 1 апреля 1572 года «морские попрошайки», изгнанные со своей английской базы королевой Елизаветой I, неожиданно захватили небольшой голландский городок Брилл.Это вызвало восстания в рыбацких городках Флашинг в Зеландии и Энкхейзене на севере Голландии. В течение трех месяцев все крупные города Голландии и Зеландии, за важным исключением Амстердама и Мидделбурга, были привлечены к восстанию в результате сочетания восстаний снизу и давления со стороны сил нищего и оппозиционных членов городской элиты. Поистине революционным актом города Голландии созвали свободное собрание государств, на котором Вильгельм Оранский был восстановлен в качестве штатного держателя , «ответственного за защиту страны от иностранных тиранов и угнетателей и восстановление ее древних прав и привилегий».[52]

В последующие годы Альва и его преемники пытались отбить мятежные провинции. Но их попытки не увенчались успехом: восстание прочно закрепилось в военных городах Голландии и Зеландии. Город Харлем защищал население в течение восьми месяцев, прежде чем был захвачен превосходящими силами Испании. Алкмар и Лейден выдержали испанскую осаду. [53]

Военные действия в Голландии и Зеландии серьезно истощили финансовые ресурсы Испании, и в 1576 году среди малооплачиваемых испанских солдат на юге Нидерландов начался мятеж.После разграбления Антверпена испанскими войсками южные провинции согласились - вопреки желанию испанских властей - на «Умиротворение Гента», которое воссоединило их с мятежными провинциями на севере. Этот акт открыл третий и решающий этап восстания.

Умиротворение Гента представляло собой сложный компромисс, в котором провинции формально признавали власть Габсбургов, но на практике руководили независимым курсом. Компромисс символизировал политику религиозного мира, которая предоставила католической церкви привилегированное положение во всех провинциях, кроме Голландии и Зеландии.Однако компромисс был подорван с двух сторон. С одной стороны, большинство все еще влиятельных южных дворян активно искали примирения с властями Габсбургов. С другой стороны, в крупных южных и восточных городах возникла сильная «провоенная партия», состоящая из кальвинистов, городских ополченцев и гильдий ремесленников. [54]

Когда новый посланник Филиппа II, Дон Хуан, захватил город Намюр и попытался завоевать Антверпен летом 1577 года, это вызвало новую волну городских восстаний.Теперь народная оппозиция начала приходить к власти в ряде южных городов, чтобы очистить их от всех потенциальных предателей и колеблющихся. В Брюсселе из корпораций гильдий был избран «комитет из 18», который следил за подготовкой к обороне города. Этот комитет приступил к контролю над городским советом. В Антверпене месяц спустя демонстранты снесли городской бастион.

В Генте революция приняла наиболее радикальный характер. Здесь к власти пришел комитет из 18 человек, установивший поистине народную диктатуру.Уличные собрания составили ядро ​​этого «демократического» эксперимента. Один из главных представителей южной знати, герцог Арсхот, был арестован вместе с двумя другими дворянами, двумя епископами и несколькими городскими магистратами. Вооруженные контингенты формировались из городской бедноты. За новыми актами иконоборчества последовал общий запрет католической церкви. С тех пор Гент стал центром восстания во Фландрии. Группы вооруженных добровольцев были отправлены из города для чистки администрации во всех близлежащих городах и деревнях.Подобные события произошли во многих северных городах, оставшихся верными Испании. Что наиболее важно, магистратура Амстердама была очищена в 1578 году.

Компромиссная позиция, которую все еще отстаивал Вильгельм Оранский, теперь сломалась. Многие дворяне открыто присоединились к испанской стороне, и открытая война возобновилась в широких масштабах. Южные провинции несли основную тяжесть атак. Но, в отличие от Голландии и Зеландии в предыдущий период, им так и не удалось организовать единую оборону. Государства Голландия и Зеландия находились под твердым контролем городской элиты, которая часто колебалась, но в чрезвычайной ситуации их можно было вынудить к объединенным и скоординированным военным действиям.Южные штаты, однако, оставались полем битвы для враждующих группировок, а воинствующие революционные комитеты в городах продолжали бороться за лидерство даже перед лицом испанских войск и их сторонников из знати. Протестантские города на юге были захвачены один за другим. Отдельные города защищали их жители, но серьезных попыток контрнаступления предпринято не было. В июле 1583 года Оранж перенес свою штаб-квартиру в Голландию. Через месяц Генеральные штаты переместили свое собрание из Антверпена в Мидделбург в Зеландии, а затем перебрались в Гаагу.Летом 1585 года падение Антверпена завершило успешную контрреволюцию на юге. [55]

Северные провинции пережили падение Антверпена. В ответ на поражения на юге они сплотились еще сильнее. В 1581 году, приняв Акт об отречении, они официально отвергли верховную власть Филиппа II, тем самым добившись значительного успеха в идее суверенитета народа в отличие от священных прав королей. Новый режим пережил убийство принца Оранского в 1583 году и отбил попытки иностранной знати, такой как французский герцог Анжуйский и герцог Лестерский, подчинить государство господству новой королевской семьи.На протяжении 1580-х годов «Штаты Голландии» также вмешивались, чтобы ограничить влияние народа на городские власти, начиная с декларации 1581 года, запрещающей городским магистратам консультироваться с городскими ополченцами по политическим вопросам. [56]

Когда в 1588 году Голландская республика была основана в семи северных провинциях, Голландия сделала все возможное. В течение 1590-х годов война постепенно перешла от сухопутной войны в голландских провинциях к морской войне, которая велась в основном в колониях. К тому времени новые голландские правители могли использовать свою экономическую и военную мощь, чтобы начать строить свою собственную колониальную империю, напрямую конкурируя и в конечном итоге превосходя Испанскую империю.

Классовая борьба и голландское восстание

Можно ли описать голландское восстание в терминах классовой борьбы? Против любой попытки сделать это традиционно выдвигалось два возражения. Во-первых, утверждалось, что роль дворянства в противостоянии Габсбургской империи исключает любые разговоры о классе. Во-вторых, утверждалось, что класс не мог быть определяющим фактором, потому что ни одна из противоборствующих сил в восстании не видела свою роль в основном с точки зрения класса.

Начнем со второго возражения. Какой бы верной ни была эта точка зрения, тот факт, что люди не рационализируют свое положение в обществе с точки зрения класса, не означает, что они не принадлежат к одному из них. Маркс давно утверждал, что существует разница между классом сам по себе , объективно связанным общим отношением к процессу производства, и классом сам по себе , связанным сознательным признанием своей коллективной роли в борьбе. Есть веские причины, по которым, в частности, подавленные классы в досовременном обществе не могли развить такого рода сознание.Мелкие сельские и городские производители составляли костяк производящих классов. Многие из наемных работников ниже их были социально связаны с этими мелкими производителями гильдейскими отношениями или другими формами обслуживания облигаций. Бедные, составлявшие 20 процентов беднейшего городского населения, жили как люмпированные пролетарии, а не как современные рабочие. Хотя общая депривация может время от времени объединять эти группы и объединять их цели, они не могли преодолеть свое индивидуальное положение в обществе. Как мелкие производители, они были жестко привязаны к «вертикальным» межклассовым сетям, таким как гильдии или (воображаемое) «городское сообщество».Местные разделения и групповые интересы настраивают различные группы угнетенных друг против друга. Лидерство над этим классом в некотором смысле «вменялось» объединяющей силой религиозного инакомыслия. [57]

Однако в рамках этих ограничений я попытался показать, что радикальная Реформация, сыгравшая столь значительную роль на самых радикальных этапах голландского восстания, содержала много скрытых и явных элементов социальной критики. Насильственное вмешательство «среднего сорта» в городские власти и религиозные дела придало им смелости, как в случае со шкипером из Алкмаара, который заявил, что «в разрушении [религиозных образов] он почувствовал такую ​​силу, какую имел никогда раньше не было ».[58]

Более того, предательство значительной части знати в ходе восстания создало и более светские проявления социального радикализма. Впервые люди начали понимать, что правительство не обязательно является прерогативой тех, кто принадлежит к более высокому происхождению. В одной брошюре утверждалось, что добродетели, требуемые от должностных лиц, не зависят от «длинных рукавов». Другие брошюры свидетельствовали о том, что дворянство нужно было изгнать силой, чтобы добиться перемен. [59] Это говорит о том, что, хотя более глубокое понимание природы социальной иерархии не появилось в результате восстания, элементы реальности классовых отношений действительно произвели впечатление, по крайней мере, на некоторых из участников.

Это подводит меня к другому возражению, касающемуся смешанного классового состава оппозиции правилу Габсбургов, возникшей в 1560-х годах. Опять же, для большинства марксистов это не удивительно. Размышляя об опыте немецкой революции 1848 года, Фредерик Энгельс писал, что большинство революций начинается с объединения людей разных классов. Но, продолжал он, «судьба всех революций состоит в том, что это объединение различных классов, которое в некоторой степени всегда является необходимым условием каждой революции, не может существовать долго».[60] Рост оппозиции знати, безусловно, был одной из предпосылок голландского восстания. Для тысяч людей он разоблачил образ власти, создаваемый правителями Габсбургов, и создал политический кризис, в котором мог произойти возможный всплеск 1566 года, точно так же, как «аристократическая революция» 1780-х годов помогла создать политические условия для штурм Бастилии. [61]

Однако начало восстания означало также распад знатной оппозиции.Столкнувшись с революцией снизу, большинство знати принадлежало не капитанам-нищим или Вильгельму Оранскому, а Эгмонту из Ренненберга (который в 1580 году привел к переходу северной провинции Гронинген на сторону Испании) и южной знати, такой как Арсхот, который возглавлял контрреволюцию в южных Нидерландах. Те, кто присоединился к восстанию, остались на руководящих должностях в голландской армии и государстве. Но в социальном плане революция, которую они возглавили, свергла их.Случай Вильгельма Оранского весьма показателен. В 1568 году он попытался вторгнуться в Нидерланды в качестве лидера княжеского восстания традиционного типа, но потерпел неудачу. Когда он победоносно вернулся в Нидерланды в 1572 году, он возглавил восстание, в котором социальный баланс решительно сместился в сторону городских элит. И любая его попытка найти компромисс с иностранными правителями на традиционных феодальных условиях терпела крах перед лицом их оппозиции.

Если мы обратимся к другому концу социального спектра, то попытки свести голландское восстание к «конфликту между элитами» основывались на систематическом преуменьшении значения народных восстаний во время восстания.Это преуменьшение заметно даже в выборе дат. Традиционно 1568 год считается началом восстания, а Beeldenstorm 1566 года просто «прелюдией». [62] Большое внимание уделяется роли ополченцев-нищих и беженцев из городской элиты в восстановлении многих городов весной 1572 года, но исчерпывающего описания народных восстаний, сопровождавших это, не существует. Радикальные, популярные режимы Гента и других южных городов часто считают ответственными за провал восстания на юге, хотя на самом деле они, вероятно, сыграли важную роль в продлении жизни восстания перед лицом предательства южной знати. , и тем самым предоставили передышку для северных провинций, что имело решающее значение для их военной победы.[63]

Буржуазная революция

Каким бы важным ни было вмешательство народа для успеха восстания, от этого выиграли не «средние люди». Торговая олигархия пришла к власти в Нидерландах, и первое, что она сделала, - это изолировала себя даже более твердо, чем ее предшественники, от любого влияния снизу. Народная ненависть к торговым олигархам стала важной чертой голландской политической жизни, но в большинстве случаев она была мобилизована одной частью правящего класса против другой.Неистовые вспышки народной поддержки Дома Оранских против городских регентов, первым из которых, вероятно, являются политические волнения во время 12-летнего перемирия в начале 17 века, были постоянным напоминанием об исключении «среднего сорта» из любая форма реального и значимого влияния на политическую жизнь.

Одно из главных недоразумений относительно «буржуазных революций» - это представление о том, что это революции, сознательно совершаемые или, по крайней мере, возглавляемые буржуазией.Алекс Каллиникос, среди прочих, убедительно доказал, что мы должны подходить к буржуазной природе событий, таких как английская и французская революции, с противоположной точки зрения:

Буржуазные революции - это ... политические преобразования, способствующие господству капиталистического способа производства; ни в коем случае не является необходимым условием таких революций то, что они совершаются самой буржуазией. [64]

Торговая элита была очень влиятельной - возможно, доминирующей - в городских властях до восстания.Но они были подвержены интересам испанского феодализма и в меньшей степени интересов представителей знати и духовенства, которые все еще обладали большим политическим влиянием. Бунт непреднамеренно освободил их от обоих. В государствах Голландии влияние дворянства стало практически нулевым: господствовала буржуазия. В свою очередь, Голландия стала доминировать в недавно основанной республике.

Поражение революции имело тяжелые последствия для южных Нидерландов. Эти провинции, ранее являвшиеся наиболее развитой в коммерческом и промышленном отношении частью страны, пережили длительный период экономического спада, а в некоторых районах даже резко сократилось население.[65] Север, тем временем, нажился на притоке большого числа южных купцов, спасающихся от преследований, и на поражении конкурента. Падение Антверпена означало подъем Амстердама, и, по крайней мере, на три четверти века северные Нидерланды стали самой развитой частью Европы. [66]

Анализ голландского капитализма 17 века выходит за рамки данной статьи. Однако тем, кто вроде Эллен Мейксинс Вуд, которая хотела бы предположить, что голландская экономика была по существу докапиталистической, есть что объяснить: зеленая революция в сельском хозяйстве, вызванная инвестициями [67]; тесная связь между торговлей и промышленностью, за которой наблюдают новые «купцы-промышленники», ставшие основой правящего класса [68]; технологическое преимущество, обеспечившее первенство Нидерландов не только в торговле, но и во многих областях производства, включая очень важные отрасли текстильной промышленности и судостроения [69]; первый в истории спекулятивный пузырь и реальный финансовый кризис [70]; коммерциализация почти всех сфер общественной жизни, включая искусство [71]; и главную роль в процессе «первоначального накопления» (и всех связанных с этим грабежей, изнасилований и порабощений), чтобы назвать несколько аспектов экономического развития.

Тот факт, что Нидерланды во второй половине 17 века обошли своих конкурентов, не опровергает капиталистический характер их экономики. Голландская экономика не была достаточно сильной, чтобы самостоятельно избежать феодального торгового кризиса конца 17 века. Но его ответ был нетипичным. Упадок привел не к «рефеодализации» голландского общества, как это произошло с Италией после раннего расцвета Возрождения, а сначала к попыткам сократить производственные издержки за счет внедрения трудосберегающих технологий и сдвигов в сторону более прибыльных секторов промышленности, а затем к замене производственных инвестиций спекуляциями.[72]

Серьезное изучение голландского восстания может многое добавить к нашему пониманию как сложных форм классовой борьбы, содержащихся в буржуазных революциях, так и отношения между этими революциями и долгим переходом от феодализма к капитализму. В свою очередь, марксизм может внести большой вклад в анализ восстания. Ни в какой области это не является столь очевидным, как при изучении народных восстаний, поскольку консервативная ориентация большинства исследовательских программ означала, что свидетельства о деятельности, организации и идеях низших классов оставались похороненными в архивах.Кажется, что поражение народных сил 1580-х годов все еще бросает тень вперед.

Марксизм, возможно, довольно поздно «открыл голландскую революцию». Но важность голландского восстания не ускользнула от тех, кто столкнулся с той же исторической задачей. В разгар гражданской войны в Англии Томас Гоббс прокомментировал:

Часто пример другого правительства в соседней стране склоняет людей к изменению формы [своей собственной]. Я не сомневаюсь, но многие люди были довольны, видя недавние неприятности в Англии, из-за подражания Нидерландам: полагая, что для того, чтобы разбогатеть, нужно было не больше, чем изменить, как они это сделали, форму своего правительства. .[73]

Для тех, кто сегодня занимается сменой правительства, правильное знание прошлых примеров по-прежнему остается обязательным.


Банкноты

1. Учитывая вводный характер этой статьи, я попытался максимально ограничить ссылки на источники, доступные на английском языке. Однако иногда мне приходилось признавать использование материала на других языках, чтобы иметь возможность доказать свою точку зрения или отдать должное исследованиям или интерпретации других. Многие товарищи поощряли меня изучать «Голландское восстание» и внесли ценные советы, с чего начать.Здесь я хотел бы упомянуть Пита Гилларда, Джона Молинье и Джона Риса. Мне также помогли критические комментарии, сделанные Нилом Дэвидсоном, Марджолейн т Харт и Марселем ван дер Линденом по поводу более раннего проекта. Никто из них, конечно же, не несет ответственности за высказанные в этой статье взгляды.

2. Callinicos, 1989, стр. 113–172.

3. Харман и Бреннер, 2006, стр. 127–162. Об аргументе об отсутствии реальной связи между буржуазными революциями и прорывом капитализма см. Wood, 2002a, pp.61–64; Тещке, 2005, стр. 3–26; and Teschke, 2003, pp. 165–167.

4. Отношение буржуазных писателей-романтиков к оппозиционным представителям дворянства является интересным явлением само по себе и, конечно, не ограничивается Оранжем или Эгмонтом, как это иллюстрирует Гете Götz von Berlichingen .

5. Маркс, 1973, с. 192.

6. Маркс, 1976, с. 916.

7. Hobsbawm, 1954, p. 54.

8. Wood, 2002a, p. 94.

9.См. Брендлер, 1982, особенно стр. 56–57. Гораздо более изощренным, хотя и работающим в тех же идеологических рамках, является Wittman, 1969.

10. Марсель ван дер Линден написал критическую библиографию доступной марксистской литературы: Linden, 1995. Здесь следует отметить два других вклада людей, работающих в орбите Четвертого Интернационала. Эрнест Мандель написал очень интересную статью о «подъеме четвертого сословия», которая, к сожалению, доступна только на голландском языке: Mandel, 1998.Роберт Локхед опубликовал главу о голландском восстании в своей книге Буржуазные революции : Локхед, 1989. Это дает хороший обзор и много понимания динамики событий, но этому мешает очень ограниченное использование источников.

11. Каттнер, 1949.

12. Ниероп, 2001, стр. 32–33, 40–42.

13. Выражение «раздробленное изображение» было придумано голландским историком Яном Ромейном в лекции в 1939 году.

14. Петтегри, 2002, с. 74.

15.Петтегри, 2002, стр. 72.

16. Braudel, 1974, с. 399.

17. Петтегри, 2002, с. 5.

18. Валлерстайн, 1974, с. 15.

19. Этот момент был, конечно, центральным в аргументе Маркса в третьем томе Capital об «исторической роли торгового капитала» - см., Например, Marx, 1991, pp. 442–443. Это также сыграло огромную роль как в первоначальных «дебатах о переходе», так и в более поздних «дебатах Бреннера». Обзор см. В Harman, 1989, pp. 35–88.

20. Vries, 1974, с. 55.

21. Билеман, 1993, стр. 162. Интересно, что Бреннер, 2001, сам делает аналогичные выводы, не уделяя особого внимания последствиям для своего тезиса в целом. Эллен Мейксинс Вуд, пытаясь быть более католичкой, чем папа, утверждала, что капиталистическое сельское хозяйство в Нидерландах вообще не развивалось - см. Wood, 2002b.

22. Израиль, 1998, с. 115.

23. Braudel, 1981, с. 133.

24. Андерсон, 1979, стр.41.

25. Андерсон, 1979, стр. 61.

26. Viglius and d’Hopperus, 1858, p. 53. В оригинале говорится: « Mégère elle-même n’aurait pu Trouver un meilleur moyen pour développer dans la multitude l’esprit de sédition».

27. Tex, 1973, p. 5.

28. Duke, 2003.

29. Бергсма, 1997, с. 255. Учитывая мужскую предвзятость многих исторических сочинений, Бергсма добавляет, что это часто оказывается «историей женщин с« исключенными »женщинами».

30.Герцог, 2003, стр. 77, 121.

31. Crew, 1978, стр. 27.

32. Израиль, 1998, с. 85.

33. Duke, 2003, с. 99.

34. Это число включает лейденских бюргеров, казненных в другом месте. Это число основано на исследовании Criminele Sententiënboeken в Лейденском региональном архиве и имеющихся отчетах об истории анабаптизма в Лейдене в Кнапперте, 1908 г., и Меллинке, 1981 г.

35. Marnef, 1996, p. 84.

36. Tawney, 1961, p.111.

37. Schöffer, 1964, p. 70.

38. См., Например, Bloccius, 1567, стр. 44–45.

39. Bloccius, 1567, p. 88.

40. Bloccius, 1567, p. 209.

41. Марнеф, 1996, с. 168.

42. Vaernewyck, 1905, p. 216.

43. Читатели, интересующиеся историческим повествованием, могут начать с Geyl, 2001, Parker, 1979a или соответствующих глав в Israel, 1998.

44. О международном масштабе голландского восстания см. Соответствующие статьи, собранные в Parker, 1979b.

45. Vaernewyck, 1905, p. 34.

46. Хорошее краткое объяснение событий во время Beeldenstorm дано в Marnef, 1999.

47. Duke, 2003, с. 132.

48. Motley, 1889, с. 49.

49. Harrison, 1897, p. 69 и новее. В рассказе Харрисона достаточно извинений по отношению к поведению Вильгельма Оранского по этому поводу, как и в большинстве голландских отчетов.

50. Гейл, 2001, с. 102–103.

51. Parker, 1979a, p.108.

52. Rowen, 1972, p. 43.

53. Описание военных кампаний с точки зрения британских солдат, участвовавших в них, дано в Caldecott-Baird, 1976 и Evans, 1972.

54. Хорошие обзоры можно найти в общих историях, которые я цитировал ранее, но я должен отметить здесь важное исследование Х.А. Энно ван Гельдер, 1943 год, который является лучшим описанием революционной динамики в конце 1570-х - начале 1580-х годов.

55.Классический отчет об этом событии представлен влиятельным бельгийским историком Анри Пиренном в четвертом томе его Histoire de Belgique , 1927, но мне не известен перевод этого авторитетного труда на английский язык.

56. Грейсон, 1980, стр. 62.

57. В ходе классических буржуазных революций наблюдается прогрессивное развитие низшего классового сознания с развитием эгалитарных левых во время Гражданской войны в Англии в 17 веке и даже в большей степени с радикальными фракциями в парижских секциях во время Французская революция, но ни одна из этих идей не может быть отнесена к форме «классового сознания» в современном смысле этого слова.См., Например, Manning, 1999, и Rudé, 1964.

58. Duke, 1996, с. 30.

59. Geurts, 1956, стр. 195, 198.

60. Энгельс, 1852.

61. Lefebvre, 1967, p. 20.

62. Как в названии классического рассказа Роберта Фруина о 1560-х годах - Прелюдия к 80-летней войне (Фруин, 1939).

63. Об этом говорил Андре Деспре в своем исследовании восстания в Гент-Деспре, 1963, с. 111.

64. Callinicos, 1989, p.127.

65. Паркер, 1981, стр. 136.

66. См., Например, Wallerstein, 1982.

67. Например, Vries, 1974, p. 141 и новее.

68. Wilson, 1968, стр. 30–31.

69. Валлерстайн, 1980, стр. 42–43, где он также заявляет: «Соединенные провинции не только были ведущим производителем сельскохозяйственной продукции того времени; он был также и в то же время ведущим производителем промышленной продукции ».

70. Тире, 1999.

71. Molyneux, 2001, p.47 и далее, и Schama, 1991, стр. 289 и новее.

72. Vries and Woude, 1997, p. 676.

73. Данторн, 1993, с. 236.


Список литературы

Андерсон, Перри, 1979, Линии абсолютистского государства (Verso).

Bergsma, Wiebe, 1997, Интеллектуальный и культурный контекст Реформации в Северных Нидерландах , в Северной Ирландии, Скотт Амос, Эндрю Петтегри и Хенк ван Ниероп ( ред. ), Образование христианского общества: гуманизм и Реформация в Великобритании и Нидерландах (Олдершот).

Bieleman, Jan, 1993, Dutch Agriculture in the Golden Age, 1570–1660 , in Karel Davids and Leo Noordegraaf ( eds. ), The Dutch Economy in the Golden Age: Nine Studies (Netherlands Economic History Archives ).

Bloccius, Petrus, 1567, Meer dan Twee Hondert Ketteryen, Blasphemien, en Nieuwe Leeringen, welck uut de Misse zyn Ghecomen (Лейден).

Бродель, Фернан, 1974, Капитализм и материальная жизнь 1400–1800 (Harpercollins).

Бродель, Фернан, 1981, Цивилизация и капитализм. 15–18 века , том 1, Структуры повседневной жизни (Harpercollins).

Брендлер, Герхард, 1982, Die Revolution der Niederlande 1566–1579 , Manfred Kossok ( ed. ), Revolutionen der Neuzeit (Topos-Verlag).

Бреннер, Роберт, 2001, Низкие страны в процессе перехода к капитализму , Питер Хоппенбрауэрс и Ян Люитен ван Занден, Крестьяне в фермеров? Трансформация сельской экономики и общества в Нидерландах (Средние века – XIX век) в свете дебатов Бреннера (Brepols).

Caldecott-Baird, Duncan, 1976, Экспедиция в Голландию по рукописи Уолтера Моргана 1572–1574 (Seeley Service).

Каллиникос, Алекс, 1989, Буржуазные революции и исторический материализм , Международный социализм 2: 43 (июнь 1989).

Crew, Филлис Мак, 1978, Кальвинистская проповедь и иконоборчество в Нидерландах 1544–1569 (Кембриджский университет).

Dash, Mike, 1999, Тюльпаномания: история самого желанного цветка в мире и необыкновенных страстей, которые он вызывал (Weidenfeld & Nicholson).

Despretz, André, 1963, De instauratie der Gentse calvinistische republiek, 1577–1579, (Studia Historica Gandensia).

Duke, Alastair, 1996, De calvinisten en de ‘Paapse beeldendienst. De denkwereld van de beeldenstormers в 1566 г., , в M. Bruggeman and others ( eds. ), Mensen van de Nieuwe Tijd. Een liber amicorum voor A.Th. van Deursen (Амстердам).

Герцог, Аластер, 2003 г., Реформация и восстание в Нидерландах (Баккер).

Данторн, Хью, 1993, Голландское восстание в английской политической культуре 1585–1660 , у Тео Херманса и Рейнира Сальверда ( ред. ), От восстания к богатству: культура и история Нидерландов 1500–1700 (Университетский колледж Лондона).

Энгельс, Фредерик, 1852 г., Революция и контрреволюция в Германии .

Evans, John X. ( ed. ), 1972, Работы сэра Роджера Уильямса (Оксфордский университет).

Фруин, Роберт, 1939, Het Voorspel van den Tachtigjarigen Oorlog (Nijhoff).

Гелдер, Х.А. Энно ван, 1943, Revolutionnaire Reformatie (Ван Кампен).

Geurts, P.A.M., 1956, De Nederlandse Opstand in Pamfletten 1566–1584 (Dekker & Van de Vegt).

Гейл, Питер, 2001, История голландскоязычных народов 1555–1648 (Орион).

Грейсон, Дж. К., 1980, Гражданское ополчение в стране Голландии, 1560–1581 гг .: Политика и общественный порядок в голландском восстании , BMGN 95 .

Харман, Крис, 1989, От феодализма к капитализму , Международный социализм 2: 45 (декабрь 1989).

Харман, Крис и Роберт Бреннер, 2006 г., Дебаты: Истоки капитализма , Международный социализм 2: 111 (июль 2006 г.).

Харрисон, Фредерик, 1897, Вильгельм Безмолвный .

Хобсбаум, Эрик, 1954, Кризис 17 века II , Прошлое и настоящее 6 .

Израиль, Джонатан, 1998, Голландская республика: ее подъем, величие и падение (Кларендон).

Knappert, L, 1908, De Opkomst van het Protestantisme in eene Noord-Nederlandsche Stad. Geschiedenis van de Hervorming binnen Leiden (Van Doesburgh).

Kuttner, Erich, 1949, Het hongerjaar 1566 (Amsterdamsche Boek en Courant Maatschappij).

Линден, Марсель ван дер, 1997, Маркс и Энгельс, Голландский марксизм и «Образцовая капиталистическая нация 17 века» , Наука и общество , Vol. 61.

Лефевр, Жорж, 1967, Пришествие Французской революции (Принстон).

Лоххед, Роберт, 1989, Буржуазные революции , Записная книжка IIRE для учебы и исследований 11/12 .

Mandel, Ernest, 1998, De Opkomende ‘Vierde Stand’ in de Burgerlijke Omwenteling van de Zuidelijke Nederlanden (1565–1585, 1789–1794, 1830) .

Мэннинг, Брайан, 1999, Крайние левые в английской революции, 1640–1660 (Закладки).

Marnef, Guido, 1996, Антверпен в эпоху Реформации: подпольный протестантизм в коммерческом мегаполисе, 1550–1577 (Университет Джона Хопкинса).

Марнеф, Гвидо, 1999, Динамика реформатской религиозной воинственности: Нидерланды, 1566–1585 , у Филиппа Бенедикта ( изд. ), Реформация, восстание и гражданская война во Франции и Нидерландах 1555–1585 .

Маркс, Карл, 1973, Буржуазия и контрреволюция , в Давиде Фернбахе ( изд. ), Карл Маркс: Революции 1848 года (Хармондсворт), также доступно на сайте www.marxists.org/archive / Маркс / Работы / 1848/12/10.htm.

Marx, Karl, 1976, Capital , volume one (Harmondsworth), также доступно на сайте www.marxists.org/archive/marx/works/1867-c1/.

Marx, Karl, 1991, Capital , volume 3 (Penguin), также доступно на сайте www.marxists.org/archive/marx/works/1894-c3/.

Mellink, Albert Frederick, 1981, De Wederdopers in de Noordelijke Nederlanden 1531–1544 (Дикстра).

Molyneux, John, 2001, Rembrandt and Revolution (Redwords).

Motley, John Lothrop, 1889, The Rise of the Dutch Republic , volume two (Уильям В. Гиддингс).

Ниероп, Хенк ван, 2001, Престол Альвы - Осмысление восстания в Нидерландах , в Грэхэме Дарби ( изд. ), Истоки и развитие голландского восстания (Рутледж).

Паркер, Джеффри, 1979a, Голландское восстание (Пеликан).

Паркер, Джеффри, 1979b, Испания и Нидерланды 1559–1659: десять исследований (Коллинз).

Паркер, Джеффри, 1981, Европа в кризисе 1598–1648 годов (Фонтана).

Петтегри, Эндрю, 2002, Европа в 16 веке (Блэквелл).

Pirenne, Henri, 1927, Histoire de Belgique (Ламертин).

Роуэн, Герберт ( изд. ), 1972, Низкие страны в раннем Новом времени (Harper & Row).

Руде, Джордж, 1964, Толпа в истории. Исследование народных беспорядков во Франции и Англии 1730–1848 гг. (Wiley).

Шама, Саймон, 1991, Смущение богатств: интерпретация голландской культуры в золотой век (Харперколлины).

Schöffer, I., 1964, Протестантизм в движении во время восстания в Нидерландах , в J.S. Бромли и Э. Коссманн ( ред. ), Великобритания и Нидерланды , том второй, Документы, представленные на англо-голландской исторической конференции (Chatto & Windus).

Тони Р.Х., 1961, Религия и подъем капитализма (Пингвин).

Тешке, Бенно, 2003, Миф 1648 года: класс, геополитика и создание современных международных отношений (Verso).

Тешке, Бенно, 2005, Буржуазная революция, формирование государства и отсутствие Интернационала , Исторический материализм , Vol. 13, № 2.

Tex, Jan den, 1973, Oldenbarnevelt , Volume One, 1547–1606 (Кембриджский университет).

Vaernewyck, Marc van, 1905, Mémoires d’un Patricien Gantois sur les Troubles Religieux en Flandre 1566–1568 , Volume One (Maison d’editions d’art de Gand).

Viglius and d’Hopperus, 1858, Mémoires sur le Commencement des Trouble des Pays-Bas (Heussner).

Vries, Jan de, 1974, Голландская сельская экономика в золотой век, 1500–1700 (Йельский университет).

Фрис, Ян де и Ад ван дер Вуд, 1997 г., Первая современная экономика: успех, неудача и стойкость голландской экономики, 1500–1815 гг., (Кембриджский университет).

Валлерстайн, Иммануил, 1974, Современная мировая система , том первый, Капиталистическое сельское хозяйство и истоки европейской мировой экономики в 16 веке (академический).

Валлерстайн, Иммануэль, 1980, Современная мировая система , том второй, Меркантилизм и консолидация европейской мировой экономики, 1600–1750 (академический).

Валлерстайн, Иммануэль, 1982, Голландская гегемония в мировой экономике 17 века , в Морисе Эймарде ( изд. ), Голландский капитализм и мировой капитализм / Capitalisme Hollandais et Capitalisme Mondial (Кембриджский университет).

Уилсон, Чарльз, 1968, Голландская республика и цивилизация 17 века (Макгроу Хилл).

Wittman, Tibor, 1969, Les gueux dans les «bonnes villes» de Flandre, 1577–1584 (Akadémiai Kiad).

Вуд, Эллен Мейксинс, 2002a, Происхождение капитализма: более длинный взгляд (Verso).

Вуд, Эллен Мейксинс, 2002b, Вопрос о рыночной зависимости , Журнал аграрных изменений , Vol. 2, № 1 (январь 2002 г.).


Начало страницы


Индекс ISJ 2 | Главная Газета Индекс

Энциклопедия троцкизма | Интернет-архив марксистов

Последнее обновление 20 мая 2021 г.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *