Цари я мнил вы боги властны: Цари! Я мнил, вы боги… (Цитата из книги «Гаврила Державин» Арсения Александровича Замостьянова)

Содержание

Падал я, вставал в мой век…

ЦАРИ, Я МНИЛ, ВЫ БОГИ ВЛАСТНЫ…

В конце 1780-х трон зашатался не только в самой населённой европейской стране — трещины пошли по всему миру. Отмахнуться от Марсельезы нельзя было ни в Берлине, ни в Москве…

В 1789 году Яков Борисович Княжнин создал трагедию «Вадим Новгородский». Княжнин был на год-другой старше Державина (точная дата его рождения не установлена — предположительно 1740-й), но прославился на литературной ниве гораздо раньше певца «Фелицы».

Французская революция впечатлила Княжнина. Можно предположить, что он почему-то решил: такое событие перевернёт и русскую жизнь. «Свобода, равенство, братство!» — эти лозунги, глядишь, сметут и русское самодержавие. Противостоять логике истории невозможно, а прогресс всё-таки на стороне революционеров. Эти выводы, конечно, выдают в Княжнине мечтателя, но если вспомнить, какие книги овладели умами к тому времени, — появление «русского якобинца» покажется закономерным. Даже господин Монтескье — самый умеренный «революционер» из тогдашних гуманистов — настраивал Княжнина против замшелого и бесчеловечного (а как же иначе?) русского самовластия. Державин научился пропускать мимо ушей крамолу в сочинениях модных мыслителей. Княжнин был более пылок. Недаром Пушкин на все времена назвал его «переимчивым». Он перенимал не только сюжеты французских трагедий, но и политические воззрения. Это не просто «безродный космополитизм», не блажь и не причуда. Времечко-то было жестокое. Политическая реальность во многом покоилась на лжи, на фигурах умолчания. Княжнин не мог отмахнуться от сомнительной легитимности пребывания на троне вдовы убиенного царя — при живом и здравствующем наследнике. Исторический сюжет перекликался с любезными его сердцу европейскими трагедиями. И в этой фабуле Екатерине доставалась роль злодейки — не иначе. Трагедия об узурпаторе не увидела сцены. Княжнин не решался её публиковать, даже приятелям показывать остерегался. Только после смерти драматурга Дашкова опубликовала «Вадима» — и трагедия вызвала неудовольствие двора. «Вадима» запретили, а разошедшиеся экземпляры конфисковывали. Оно и неудивительно: в Европе революция, престолы трещат, а тут — тираноборческая пьеса.

В сентябре 1790-го молодой Карамзин, вернувшийся из европейского путешествия, обедал в доме Державина. Так начиналось замечательное литературное знакомство. За столом гость сидел возле хозяйки. Зашла речь о французской революции. Николай Михайлович возьми и брякни о французских событиях нечто одобрительное. Во время этого разговора Екатерина Яковлевна несколько раз толкала его ногой под столом. Ведь вместе с ними вкушал яства и Пётр Иванович Новосильцев, женатый на племяннице Марьи Савишны Перекусихиной — камер-юнгфрау и ближайшей подруги императрицы. В революционное время необходимы бдительность и молчаливость.

Державин в те дни сочинял насмешливую, шутливо-философскую оду «На счастие», в которой употребил арго картёжников. Екатерининская Россия пребывала на пике развития. Тогда, по выражению князя Безбородко, ни одна пушка в Европе без соизволения нашего выстрелить не могла… Впереди — новые батальные победы, в этих стихах можно ощутить предчувствие новой славы. Державин рассуждает о счастье с тёплой иронией, он умеет посмеяться и над собой. Ему за пятьдесят, он перебирает в памяти термины игроцкой молодости. Когда-то офицер Державин был заядлым картёжником, потом бросил это увлечение… Но в стихах остались такие слова, как «марьяж» и «трантелево». «На счастие» — это ода, в которой грустная ирония переплелась с бодрой патриотической героикой.

От восприятия французских событий неотделима и самая дерзновенная ода Державина, за которую императрица окрестила его якобинцем. Державин, по собственному благоразумному признанию, набросал эти стихи в Тамбове в 1787-м, когда о французской революции даже французам ещё не было известно:

Цари! Я мнил, вы боги властны,

Никто над вами не судья,

Но вы, как я подобно, страстны,

И так же смертны, как и я.

И вы подобно так падете,

Как с древ увядший лист падет!

И вы подобно так умрете,

Как ваш последний раб умрет!

Звучит грозно — но разве может богоподобная Фелица принять это на свой счёт? Мы цитируем окончательный вариант, он несколько отличается от первоначального, и, думается, события 1789-го в этом переложении псалма всё-таки отразились — не могли не отразиться…

А дело складывалось кисловато. 6 ноября 1795 года Державин, по совету жены, поднёс императрице собрание своих сочинений со специальным посланием к Фелице:

Что смелая рука Поэзии писала,

Как Бога, истину, Фелицу во плоти

И добродетели твои изображала,

Дерзаю к твоему престолу принести…

(«Приношение монархине»)

Екатерина благосклонно приняла дар и, подгоняемая любопытством, принялась вчитываться в строки любимого поэта.

Но в очередное воскресенье, прибыв во дворец «по обыкновению для свидетельствования ей своего почтения», Державин встретил холодный приём. И придворные косились на него неодобрительно. В чём дело? Он и подумать не мог, что прогневил Фелицу переложением псалма… Всё это повторилось через неделю. На третье воскресенье Державин забеспокоился всерьёз и решился расспросить Безбородко. И что же? «Граф, по обыкновению своему, в неприятных случаях старался отделаться от него невразумительным бормотаньем, с чем от него и должен был идти. Случившийся тут граф Мусин-Пушкин, который тогда был обер-прокурором Синода, позвал его к себе обедать; туда же приехал к обеду Булгаков, бывший посланником в Цареграде; он, быв автору довольно знакомым, спросил у него, для чего он нынче пишет якобинские стихи. Он не мог сего понять; Булгаков объяснил ему, что читал их в его сочинениях в парафразисе псалма 81. Автор ответствовал, что он никогда не бывал якобинских мыслей, и почему считают таковым сей псалом, который написал царь Давид? — „Однако ж, в нынешние времена это очень дурно“, — ответствовал Булгаков, замолчав».

Яков Иванович Булгаков — один из наиболее толковых выдвиженцев Потёмкина. Подчас ему удавалось совершать невозможное на полях сражений «тайной войны». Это он даже из заточения, из Семибашенного замка, ухитрялся посылать в Россию секретные сведения о турецких военных операциях… В Россию он возвратился героем, его щедро наградили и снова направили туда, где трудно, — посланником в Варшаву. С Державиным он приятельствовал, сам ловко писал стихи…

В отличие от Державина он знал, что 81-й псалом Давидов не так давно переложили и на французский язык… И это переложение, в котором проклинались злонравные монархи, стало одним из гимнов революции.

В тот же вечер к Державину заявился Иван Дмитриев — офицер Семёновского полка, который оказался в курсе интриги… «Вас велено спросить г. Шешковскому (Тайной канцелярии секретарь), почему пишете вы такие дерзкие стихи, которые вы поднесли императрице». Это звучало ох как серьёзно! В Державине обнаружили якобинца. Гаврила Романович вскричал, что не будет ждать ничьих вопросов, что сам намерен выяснить, почему за Давидов псалом его считают якобинцем!

В смятении Державин всё-таки нашёл спасительный выход: написал анекдот с обстоятельными объяснениями недоразумения:

«Александр Великий, будучи болен, получил известие, что придворный доктор отравить его намерен. В то же время вступил к нему и медик, принесший кубок, наполненный крепкого зелья. Придворные от ужаса побледнели. Но великодушный монарх, презря низкие чувствования ласкателей, бросил проницательный свой взор на очи врача и, увидав в них непорочность души его, без робости выпил питие, ему принесённое, и получил здравие. Так и мои стихи, примолвил пиит, ежели кому кажутся крепкими, как пасынковое вино, то они однако так же здравы и спасительны. Сверх того, ничто столько не делает государей и вельмож любезными народу и не прославляет их в потомстве, как то, когда они позволяют говорить себе правду и принимают оную великодушно. Сплетение приятных только речений, без аттической соли и нравоучения, бывает вяло, подозрительно и непрочно. Похвала укрепляет, а лесть искореняет добродетель. Истина одна только творит героев бессмертными, и зеркало красавице не может быть противно.

Подобно, ежели бы спросили меня: с каким намерением переложил я псалом 81-й? я бы ответствовал: не с иным каким, а точно с тем же, как и г. Ломоносов — следующий:

Хвала всевышнему Владыке

Потщися, дух мой, возылать:

Я буду петь в гремящем лике

О Нём, пока могу дыхать.

Никто не уповай вовеки

На сильну власть князей земных:

Их те ж родили человеки

И нет спасения от них.

Когда с душою разлучатся

И тленна плоть их в прах падет,

Высоки мысли сокрушатся

И гордость их и власть минет.

Словом, наше намерение было с ним одно и то же: чтоб небесную истину в стихах и в чистом употребительном слоге сделать понятнее и удобнее ко впечатлению в разуме и сердце».

Этот ответ Державин направил Платону Зубову, Безбородко и статс-секретарю Трощинскому. Императрица прочитала «анекдот» с благосклонной улыбкой, и в очередное воскресенье Державин «увидел императрицу, весьма к нему милостивую и господ придворных, весьма ласковых». Просвещённую Фелицу (слава её мудрой отходчивости!) можно было переубедить литературными средствами…

Державин считал «Властителям и судиям» своей удачей, стремился опубликовать эти стихи, знал, что они производят сильное впечатление.

О французских событиях Державин по горячим следам написал два стихотворения — «Колесницу» и «На панихиду Людовика XVI». Он не ограничился проклятиями революционной толпе, некоторые строфы «Колесницы» звучали крамольно, и перед публикацией Державин их подправил:

Учитесь из сего примеру

Царями, подданными быть,

Блюсти законы, нравы, веру

И мудрости стезёй ходить.

Учитесь, знайте: бунт народный,

Как искра, чуть сперва горит,

Потом диет пожара волны,

Которых берег небом скрыт.

Многих посещали подобные мысли, но мало кто отваживался их открыто высказывать… Революция — это, оказывается, не просто стихийное бедствие, а наказание за беспечность и злоупотребления властителей…

Появилось в бумагах Державина и такое странное стихотворение:

Там с трона Людвиг пал,

А здесь с колен — Милушка.

Надменный смертный, зри!

Ещё рок сильный показал,

Что все его игрушка —

Собачки и цари.

Он несколько раз переписывал эту безделицу — создал не меньше пяти вариантов. Даже название менял не раз: «На смерть Милушки, постельной собачки, во время полученного известия о несчастной кончине французского короля Людовика 16», «На смерть Людовика XVI, короля французского, при получении о которой известия маленькая собачка упала с колен хозяйки и убилась до смерти, 1792 года»… Дату Державин перепутал: Людовик XVI был казнен 21 января 1793 года. Это был скорее вздох о бренности мира, чем плач по убиенному королю…

А ведь Радищев ещё за десять лет до этого грезил о суде над монархами:

Надежда всех вооружит

В крови мучителя венчанна

Омыть свой стыд уж всяк спешит.

Меч остр, я зрю, везде сверкает

В различных видах смерть летает

Над гордою главой царя.

Ликуйте склепанны народы

Се право мщения природы

На плаху возвело царя.

Революции не приходят без буревестников, как не случаются они и без вины правителей. Многие в Европе накликали мятеж, бравировали правом нации на восстание. Ибо, как изрекал Дидро, «всякая власть, основанная только на насилии, насилием же свергается». В России Радищев был едва ли не первым и одним из немногих таких буревестников. Только не нужно воспринимать его как желчного отщепенца (каковых немало было и среди аристократии, и среди интеллигенции). «Твёрдость в предприятиях, неутомимость в исполнении суть качества, отличающие народ российский».

Державин остался невысокого мнения о литературных достоинствах радищевского «Путешествия». Много лет впечатляла умы легенда, что именно Державин «донёс» на Радищева императрице. Александр Николаевич действительно именно ему прислал один из экземпляров повести. Но, судя по запискам Храповицкого, императрица не сразу установила автора крамольной книги, которую читала. Если бы Державин ей преподнёс эту книгу — вероятно, он назвал бы автора. Установлено, что о книге Фелица узнала от Шешковского. Кстати, свой экземпляр «Путешествия» имелся и у Козодавлева. А Державин вполне простодушно в разговоре с Дашковой упрекал автора «Путешествия» в незнании русского языка.

Очень возможно, что именно Державин написал самую насмешливую эпиграмму на Радищева:

Езда твоя в Москву со истиною сходна;

Некстати лишь смела, дерзка и сумасбродна;

Я слышу на коней ямщик кричит: вирь, вирь!

Знать, русский Мирабо, поехал ты в Сибирь!

По крайней мере, насмешки над первым русским революционером Державину пришлись по душе.

Гаврила державин властителям и судиям. Цари, я мнил, вы боги властны…


Бог стал в сонме богов; среди богов произнес суд:
Доколе будете вы судить неправедно и оказывать лицеприятие нечестивым?
Давайте суд бедному и сироте; угнетенному и нищему оказывайте справедливость;
избавляйте бедного и нищего; исторгайте его из руки нечестивых.
Не знают, не разумеют, во тьме ходят; все основания земли колеблются.
Я сказал: вы – боги, и сыны Всевышнего – все вы;
но вы умрете, как человеки, и падете, как всякий из князей.
Восстань, Боже, суди землю, ибо Ты наследуешь все народы.

В стихотворении «Властителям и судиям» Державин поднимает одну из важнейших проблем общества – взаимодействие власти и «властителей» и простого народа. Ещё известный царь древности Давид обращался к этому вопросу в 81 псалме, переложением и осмыслением которого и является стихотворение Державина «Властителям и судиям».
Жанр литературного переложения псалмов занимал в эпоху Просвещения одно из ведущих мест в поэзии. Отдавая дань тенденциям, Державин переложил более 26 псалмов, по преданию, сочинённых библейским царём Давидом. Давид – сын пастуха, искусно игравший на арфе. Благодаря смелости и силе, победил богатыря Голиафа и был принят на воинскую службу. Вскоре стал военачальником. Позже был провозглашён царём и правил около 40 лет. Известен как создатель псалмов.
Собрание ста пятидесяти псалмов под названием «Псалтырь» вошло в Библию. Отдельные псалмы становились порой революционными гимнами. Так, например, 81-й с резкими нападками на «земных богов» (злых царей и вельмож) стал в 18 веке антимонархической песней якобинцев. Этот псалом послужил основой и для державинского стихотворения. (

Здесь вы можете слушать онлайн стихотворение Державина «Властителям и судиям», написанное в 1870 году, но актуальным и по сей день. В нём он обличает судей и царей в продажности и обмане, призывая их заботиться о народе.

Читать стих «Властителям и судиям»

Восстал всевышний бог, да судит
Земных богов во сонме их;
Доколе, рек, доколь вам будет
Щадить неправедных и злых?

Ваш долг есть: сохранять законы,
На лица сильных не взирать,
Без помощи, без обороны
Сирот и вдов не оставлять.

Ваш долг: спасать от бед невинных.
Несчастливым подать покров;
От сильных защищать бессильных,
Исторгнуть бедных из оков.

Не внемлют! видят — и не знают!
Покрыты мздою очеса:
Злодействы землю потрясают,
Неправда зыблет небеса.

Цари! Я мнил, вы боги властны,
Никто над вами не судья,
Но вы, как я подобно, страстны,
И так же смертны, как и я.

И вы подобно так падете,
Как с древ увядший лист падет!
И вы подобно так умрете,
Как ваш последний раб умрет!

Воскресни, боже! боже правых!
И их молению внемли:
Приди, суди, карай лукавых,
И будь един царем земли!

Восстал всевышний бог, да судит
Земных богов во сонме их;
Доколе, рек, доколь вам будет
Щадить неправедных и злых?

Ваш долг есть: сохранять законы,
На лица сильных не взирать,
Без помощи, без обороны
Сирот и вдов не оставлять.

Ваш долг: спасать от бед невинных.
Несчастливым подать покров;
От сильных защищать бессильных,
Исторгнуть бедных из оков.

Не внемлют! видят — и не знают!
Покрыты мздою очеса:
Злодействы землю потрясают,
Неправда зыблет небеса.

Цари! Я мнил, вы боги властны,
Никто над вами не судья,
Но вы, как я подобно, страстны,
И так же смертны, как и я.

И вы подобно так падете,
Как с древ увядший лист падет!
И вы подобно так умрете,
Как ваш последний раб умрет!

Воскресни, боже! боже правых!
И их молению внемли:
Приди, суди, карай лукавых,
И будь един царем земли!

Анализ стихотворения Державина «Властителям и судиям»

Со второй половины 18 века русская поэзия перестала быть салонным и кулуарным явлением, постепенно оказывая на жизнь общества все больше и больше влияния. Красивые стихи, написанные «высоким штилем», уступили место обличительным произведениям, на которых впоследствии выросло не одно поколение бунтарей и революционеров. Одним из первых русских поэтов, который не побоялся публично обличить тех, кто злоупотребляет своей властью, стал Гавриил Державин. Именно ему принадлежит стихотворение «Властителям и судьям», написанное в 1780 году.

К этому моменту автор оставил военную карьеру и успешно осваивал должность статского советника. Параллельно с достижениями на общественном и политическом поприще Державин начал публиковать свои первые стихи, которые принести ему широкую известность сперва в салонах, а позже и во дворце императрицы. На волне заигрывания с французскими республиканцами императрица Екатерина II поощряла смелые высказывания и среди своих подданных. Именно по этой причине она достаточно благосклонно отнеслась к стихотворению Державина, в котором присутствуют достаточно смелые и резкие высказывания в адрес власть имущих.

Тех, кто вершит человеческие судьбы, поэт называет богами на земле и моделирует ситуацию, когда они сами предстанут перед высшим, божественным судом. Державин не причисляет себя к высшему существу, однако отваживается говорить от имени Всевышнего, указывая своим соотечественникам на недопустимость тех поступков, которые он совершают. «Доколе, рек, доколь вам будет щадить неправедных и злых?», — вопрошает поэт.

В первой части стихотворения автор повествует о том, чем именно заключается долг тех, кто находится у власти. Эти люди, по мнению Державина, должны «сохранять законы», помогать вдовам и сиротам, «спасать от бед невинных» и защищать слабых перед сильными. Кроме этого, поэт озвучивает мысль, что необходимо «исторгнуть бедных из оков», то есть, по сути, отменить крепостное право. Такое высказывание даже во времена правления Екатерины II считалось проявлением вольнодумства, однако императрица, благоволившая Державину, закрыла на подобную дерзость глаза.

Вторая часть стихотворения носит обличительный характер. Автор отмечает, что люди не внемлют доводам рассудка и давно уже живут не по божьим заповедям, а по мирским законам. «Злодействы землю потрясают, неправда зыблет небеса», — с горечью констатирует поэт. Обращаясь к русским царям, Державин признается, что считал их божьими наместниками на земле. Однако автор убежден, что «и вы подобно так падете, как с древ увядший лист падет! И вы подобно так умрете, как ваш последний раб умрет!». В финале поэт призывает Всевышнего спуститься на грешную землю, чтобы вершить суд над людьми. «Приди, суди, карай лукавых, и будь един царем земли!», — восклицает Державин, справедливо полагая, что без вмешательства высших сил навести порядок на Руси не представляется возможным даже самому мудрому и справедливому правителю из числа простых смертных.

Державин. Властителям и судиям

Восстал всевышний бог, да судит
Земных богов во сонме их;
Доколе, рек, доколь вам будет
Щадить неправедных и злых?

Ваш долг есть: сохранять законы,
На лица сильных не взирать,
Без помощи, без обороны
Сирот и вдов не оставлять.

Ваш долг: спасать от бед невинных,
Несчастливым подать покров;
От сильных защищать бессильных,
Исторгнуть бедных из оков.

Не внемлют! видят – и не знают!
Покрыты мздою очеса:
Злодействы землю потрясают,
Неправда зыблет небеса.

Цари! Я мнил, вы боги властны,
Никто над вами не судья,
Но вы, как я подобно, страстны,
И так же смертны, как и я.

И вы подобно так падете,
Как с древ увядший лист падет!
И вы подобно так умрете,
Как ваш последний раб умрет!

Воскресни, боже! боже правых!
И их молению внемли:
Приди, суди, карай лукавых,
И будь един царем земли!

Ода Державина «Властителям и судиям» (см. её краткое содержание и анализ) имела три редакции. Первая не удовлетворила поэта. Вторая оды была опубликована в «СПб. вестнике», однако номер журнала, открывавшийся одой, был приостановлен, листок, на котором раньше была ода, перепечатан. По-настоящему ода пришла к читателю только в 1787 г., когда она была в окончательной редакции напечатана в журнале «Зеркало света» под заглавием «Ода. Извлечена из псальма 81». В 1795 г., пытаясь испросить разрешение на издание собрания своих сочинений, Державин поднес Екатерине II рукописный экземпляр первой части, куда включил и эту оду. Однако то, что в 1787 г. прошло незамеченным, в 1795 г., после Великой французской революции , казни короля Людовика XVI и т. п., произвело впечатление разорвавшейся бомбы. Тогда ходил слух, что 81-й псалом был использован революционерами-якобинцами против короля.

Когда теперь Державин появлялся при дворе, вельможи сторонились и попросту «бегали» от него. Поэт немедленно написал объяснительную записку – «Анекдот», в которой «ясно доказал», что автор псалма «царь Давид не был якобинцем», и разослал ее наиболее влиятельным при дворе лицам. После этого все «как рукой сняло: все обошлись с ним так, как ничего не бывало». Несмотря на это, разрешения на издание своих сочинений Державин не получил, а рукопись была отдана князю Зубову, у которого и находилась до самой смерти Екатерины II. В издании 1798 г. ода была вычеркнута цензурой, и в окончательной редакции она под заглавием «Властителям и судиям» появилась только в I томе издания 1808 г.

Возможно, что непосредственным внешним толчком к написанию оды послужил следующий случай, описанный самим поэтом: «В 1779 г. был перестроен под смотрением его [Державина] Сенат, а особливо зала общего собрания, украшенная… лепными барельефами…, между прочими фигурами была изображена скульптором Рашетом Истина нагая, и стоял тот барельеф к лицу сенаторов, присутствующих за столом; то когда изготовлена была та зала и генерал-прокурор князь Вяземский осматривал оную, то, увидев обнаженную Истину, сказал экзекутору: «Вели ее, брат, несколько прикрыть». И подлинно, с тех пор стали отчасу более прикрывать правду в правительстве».

Обличительная ода “Властителям и судиям” является одним из самых важных произведений в творчестве Державина, который в экспрессивной и эмоциональной манере привлекает внимание общества к проблеме продажности чиновников. Можно использовать краткий анализ “Властителям и судиям” по плану на уроке литературы в 9 классе и для того, чтобы школьники поняли не только смысл стихотворения, но и обстановку в России 18 века.

Краткий анализ

История создания – Гавриил Романович написал свое произведение в 1870 году и с большим трудом добился его публикации в популярной газете того времени – “Санкт-Петербургском Вестнике”.

Композиция – стихотворение представляет собой цельный рассказ, не разделяющийся на определенные части, тема развивается последовательно.

Тема стихотворения – необходимость жить по законам общечеловеческой добродетели, в чем Державин пытается убедить людей, облеченных властью.

Жанр – ода, но ода гневная и обличительная, для своего времени – практически революционная.

Стихотворный размер – ямб с использованием перекрестной рифмы.

Эпитеты “последний раб”, “увядший лист”, “земные боги” .

Сравнения “как с древ увядший лист падет”, “вы умрете, как ваш последний раб умрет” .

История создания

Стихотворение является больным переводом одного из псалмов, который Державин дополнил собственным возмущением по поводу власть придержащих. Написано оно было в 1870 году и, после больших усилий со стороны поэта, все же опубликовано – в газете “Санкт-Петербургский Вестник”.

Державин был не только поэтом, но и государственным деятелем, который на протяжении многих лет занимал достаточно высокие должности. И такая деятельность показала ему все недостатки управленческой системы в Российской империи – а их было много. За годы своей службы Гавриил Романович утвердился в мысли, что системе необходимы кардинальные перемены – эта мысль и была им выражена в стихотворении “Властителям и судиям”. Таким образом, история создания этой оды тесно связана с историческими и политическими реалиями его времени.

Несмотря на то, что Державин был убежденным монархистом, его ода была воспринята придворными и самой императрицей, которая вообще-то благоволила поэту, как революционный призыв. И, несмотря на то, что поэт не вкладывал в свои строки идеи свержения существующего строя, просто высказывая накопившуюся горечь по поводу царящей несправедливости, в дальнейшем заданная им обличительная тенденция получила развитие в русской литературной традиции.

Тема

Тема этого обличительного произведения – произвол чиновников и других государственных мужей, которые пользуются своей властью во вред как народу, так и государству. Они властолюбивы, алчны, подлы и неспособны ни понять простого человека, ни помочь ему. Поэт обращается к властителям, убеждая их жить по совести, и к судиям (имея в виду конкретно императрицу), призывая их свершить справедливый суд и покарать владык, которые так сильно зазнались. Однако в конце поэт высказывает мысль, что по-настоящему справедливо править людьми может только Бог.

Композиция

Она соответствует композиции первоисточника, то есть 81-го псалма царя Давида, вольным переводом которого и является.

На протяжении всего стиха поэт развивает одну и ту же мысль и продажности власть придержащих и необходимости перемен. Так, в начале он высказывает свои взгляды на справедливое общественное устройство, когда те, кто находится у власти, защищают тех, кому это необходимо. Далее он указывает на то, что на самом деле ничего подобного не происходит, все просто пекутся о своих интересах.

И в конце он, во-первых, утверждает мысль о том, что подобное нарушение законов человечности не может остаться безнаказанным, во-вторых, взывает к Богу как к высшей инстанции.

Жанр

Определить жанр этого произведения несложно – это ода. Но ода гневная – так ее назвал сам автор. Также в нем есть элементы духовной оды, поскольку за основу взят библейский текст. Ода написана ямбом, в ней используется перекрестная рифма.

Выразительные средства

Художественное своеобразие державинского произведения выражается не только в смешении поджанров, но и в том, какие средства выразительности он использует для того, чтобы донести свою мысль. Так, в нем присутствуют привычные способы:

  • Эпитеты – “последний раб” , “увядший лист” , “земные боги” .
  • Сравнения – “как с древ увядший лист падет” , “вы умрете, как ваш последний раб умрет” .

Однако они выступают в качестве вспомогательных средств. Основными являются славянизмы, с помощью которых поэт делает свое стихотворение более торжественным, и риторические восклицания. Они играют очень важную роль в ткани произведения, придавая ему сходство с ораторской речью. Таким способом Державин привлекает внимание читателей.

Тест по стихотворению

Рейтинг анализа

Средняя оценка: 4.3 . Всего получено оценок: 123.

Г.Р.Державин. Властителям и судиям

Гавриил Романович Державин
(1743 – 1816)

Властителям и судиям[1]
Восстал Всевышний Бог, да судит
Земных богов во сонме[2] их;
Доколе, рек, доколь вам будет
Щадить неправедных и злых?

Ваш долг есть: сохранять законы,
На лица сильных не взирать,
Без помощи, без обороны
Сирот и вдов не оставлять.

Ваш долг: спасать от бед невинных,
Несчастливым подать покров;
От сильных защищать бессильных,
Исторгнуть бедных из оков.

Не внемлют! видят — и не знают!
Покрыты мздою очеса[3]:
Злодействы землю потрясают,
Неправда зыблет[4] небеса.

Цари! Я мнил, вы боги властны,
Никто над вами не судья,
Но вы, как я подобно, страстны
И так же смертны, как и я.

И вы подобно так падете,
Как с древ увядший лист падет!
И вы подобно так умрете,
Как ваш последний раб умрет!

Воскресни, Боже! Боже правых!
И их молению внемли:
Приди, суди, карай лукавых,
И будь един царем земли!

1780 (?), 1787

Источник: Источник: Г. Р. Державин. Сочинения. – М.: Правда, 1985.


1. Пафос гражданского негодования особенно сильно проявляется в стихотворении Державина «Властителям и судиям», представляющем собою переложение 81-го библейского псалма[5] (Первоначально Державин назвал свое произведение «Ода. Извлечение из псалма 81»).
Поэт успел дважды опубликовать различные редакции этого стихотворения, пока в 1795 году оно не попало на глаза Екатерине II. Разразился страшный скандал. Обличительный пафос «дерзкого» стихотворения Державина был настолько силен (да еще на фоне только что свершившейся французской революции 1789–1793 годов), что поэту предстояло объяснение по поводу этого произведения с секретарем тайной канцелярии «кнутобойцем» С. И. Шешковским. Державин вынужден был написать специальную оправдательную записку, где доказывал, что его стихотворение никак не может быть причислено к «якобинским» (т. е. революционным, вольнодумным), так как «царь Давид (чей псалом переложил поэт во «Властителях и судиях») не был якобинец, следовательно, песни его не могут быть никому противными». (вернуться)

2. Сонм – большая группа, собрание кого-либо (в данном случае – царей). (вернуться)

3. Мзда – взятка; плата, вознаграждение. Очеса (очи) – (устар.) глаза. (вернуться)

4. Зыблет – колеблет. (вернуться)

5. Псалом – религиозная песнь. Авторство большинства библейских псалмов (см. псалом 81 ниже) приписывается легендарному иудейскому царю Давиду. (вернуться)

Псалом 81
Бог стал в сонме богов; среди богов произнес суд:
Доколе будете вы судить неправедно и оказывать лицеприятие нечестивым?
Давайте суд бедному и сироте; угнетенному и нищему оказывайте справедливость;
избавляйте бедного и нищего; исторгайте его из руки нечестивых.
Не знают, не разумеют, во тьме ходят; все основания земли колеблются.
Я сказал: вы – боги, и сыны Всевышнего – все вы;
но вы умрете, как человеки, и падете, как всякий из князей.
Восстань, Боже, суди землю, ибо Ты наследуешь все народы.

В стихотворении «Властителям и судиям» Державин поднимает одну из важнейших проблем общества – взаимодействие власти и «властителей» и простого народа. Ещё известный царь древности Давид обращался к этому вопросу в 81 псалме, переложением и осмыслением которого и является стихотворение Державина «Властителям и судиям».
Жанр литературного переложения псалмов занимал в эпоху Просвещения одно из ведущих мест в поэзии. Отдавая дань тенденциям, Державин переложил более 26 псалмов, по преданию, сочинённых библейским царём Давидом. Давид – сын пастуха, искусно игравший на арфе. Благодаря смелости и силе, победил богатыря Голиафа и был принят на воинскую службу. Вскоре стал военачальником. Позже был провозглашён царём и правил около 40 лет. Известен как создатель псалмов.
Собрание ста пятидесяти псалмов под названием «Псалтырь» вошло в Библию. Отдельные псалмы становились порой революционными гимнами. Так, например, 81-й с резкими нападками на «земных богов» (злых царей и вельмож) стал в 18 веке антимонархической песней якобинцев. Этот псалом послужил основой и для державинского стихотворения. (вернуться)

 

Три редакции властителям и судиям. Цари, я мнил, вы боги властны…. Анализ стихотворения Державина «Властителям и судиям»

VIII. Цари и лжецари 1К концу декабря 2007 года жизнь Эдуарда успела продлиться семь десятилетий. В это трудно поверить, когда смотришь на него и слушаешь, но поверить приходится. Эдику было два года, когда его отчизна начала свою первую настоящую наступательную войну,

автора Хабаров Станислав

Мои боги, мои педагоги Умирают мои старики, Мои боги, мои педагоги, Пролагатели торной дороги, Где шаги мои были легки. Борис Слуцкий 1 Это название и этот эпиграф вообще-то следовало бы предпослать не одной этой главе, а по меньшей мере нескольким главам, может быть, даже

Из книги автора

Герои и боги Среди объявленных героев для нас богов не было. Готовящиеся в полёты для нас вообще были приготовишками. На нашей технике поначалу летали собачки и космонавты тоже были сначала для нас «собачками», которых требовалось возить. Конечно, это оказалось

Восстал всевышний бог, да судит
Земных богов во сонме их;
Доколе, рек, доколь вам будет
Щадить неправедных и злых?

Ваш долг есть: сохранять законы,
На лица сильных не взирать,
Без помощи, без обороны
Сирот и вдов не оставлять.

Ваш долг: спасать от бед невинных.
Несчастливым подать покров;
От сильных защищать бессильных,
Исторгнуть бедных из оков.

Не внемлют! видят — и не знают!
Покрыты мздою очеса:
Злодействы землю потрясают,
Неправда зыблет небеса.

Цари! Я мнил, вы боги властны,
Никто над вами не судья,
Но вы, как я подобно, страстны,
И так же смертны, как и я.

И вы подобно так падете,
Как с древ увядший лист падет!
И вы подобно так умрете,
Как ваш последний раб умрет!

Воскресни, боже! боже правых!
И их молению внемли:
Приди, суди, карай лукавых,
И будь един царем земли!

Анализ стихотворения Державина «Властителям и судиям»

Со второй половины 18 века русская поэзия перестала быть салонным и кулуарным явлением, постепенно оказывая на жизнь общества все больше и больше влияния. Красивые стихи, написанные «высоким штилем», уступили место обличительным произведениям, на которых впоследствии выросло не одно поколение бунтарей и революционеров. Одним из первых русских поэтов, который не побоялся публично обличить тех, кто злоупотребляет своей властью, стал Гавриил Державин. Именно ему принадлежит стихотворение «Властителям и судьям», написанное в 1780 году.

К этому моменту автор оставил военную карьеру и успешно осваивал должность статского советника. Параллельно с достижениями на общественном и политическом поприще Державин начал публиковать свои первые стихи, которые принести ему широкую известность сперва в салонах, а позже и во дворце императрицы. На волне заигрывания с французскими республиканцами императрица Екатерина II поощряла смелые высказывания и среди своих подданных. Именно по этой причине она достаточно благосклонно отнеслась к стихотворению Державина, в котором присутствуют достаточно смелые и резкие высказывания в адрес власть имущих.

Тех, кто вершит человеческие судьбы, поэт называет богами на земле и моделирует ситуацию, когда они сами предстанут перед высшим, божественным судом. Державин не причисляет себя к высшему существу, однако отваживается говорить от имени Всевышнего, указывая своим соотечественникам на недопустимость тех поступков, которые он совершают. «Доколе, рек, доколь вам будет щадить неправедных и злых?», — вопрошает поэт.

В первой части стихотворения автор повествует о том, чем именно заключается долг тех, кто находится у власти. Эти люди, по мнению Державина, должны «сохранять законы», помогать вдовам и сиротам, «спасать от бед невинных» и защищать слабых перед сильными. Кроме этого, поэт озвучивает мысль, что необходимо «исторгнуть бедных из оков», то есть, по сути, отменить крепостное право. Такое высказывание даже во времена правления Екатерины II считалось проявлением вольнодумства, однако императрица, благоволившая Державину, закрыла на подобную дерзость глаза.

Вторая часть стихотворения носит обличительный характер. Автор отмечает, что люди не внемлют доводам рассудка и давно уже живут не по божьим заповедям, а по мирским законам. «Злодействы землю потрясают, неправда зыблет небеса», — с горечью констатирует поэт. Обращаясь к русским царям, Державин признается, что считал их божьими наместниками на земле. Однако автор убежден, что «и вы подобно так падете, как с древ увядший лист падет! И вы подобно так умрете, как ваш последний раб умрет!». В финале поэт призывает Всевышнего спуститься на грешную землю, чтобы вершить суд над людьми. «Приди, суди, карай лукавых, и будь един царем земли!», — восклицает Державин, справедливо полагая, что без вмешательства высших сил навести порядок на Руси не представляется возможным даже самому мудрому и справедливому правителю из числа простых смертных.


Бог стал в сонме богов; среди богов произнес суд:
Доколе будете вы судить неправедно и оказывать лицеприятие нечестивым?
Давайте суд бедному и сироте; угнетенному и нищему оказывайте справедливость;
избавляйте бедного и нищего; исторгайте его из руки нечестивых.
Не знают, не разумеют, во тьме ходят; все основания земли колеблются.
Я сказал: вы – боги, и сыны Всевышнего – все вы;
но вы умрете, как человеки, и падете, как всякий из князей.
Восстань, Боже, суди землю, ибо Ты наследуешь все народы.

В стихотворении «Властителям и судиям» Державин поднимает одну из важнейших проблем общества – взаимодействие власти и «властителей» и простого народа. Ещё известный царь древности Давид обращался к этому вопросу в 81 псалме, переложением и осмыслением которого и является стихотворение Державина «Властителям и судиям».
Жанр литературного переложения псалмов занимал в эпоху Просвещения одно из ведущих мест в поэзии. Отдавая дань тенденциям, Державин переложил более 26 псалмов, по преданию, сочинённых библейским царём Давидом. Давид – сын пастуха, искусно игравший на арфе. Благодаря смелости и силе, победил богатыря Голиафа и был принят на воинскую службу. Вскоре стал военачальником. Позже был провозглашён царём и правил около 40 лет. Известен как создатель псалмов.
Собрание ста пятидесяти псалмов под названием «Псалтырь» вошло в Библию. Отдельные псалмы становились порой революционными гимнами. Так, например, 81-й с резкими нападками на «земных богов» (злых царей и вельмож) стал в 18 веке антимонархической песней якобинцев. Этот псалом послужил основой и для державинского стихотворения. (

Восстал Всевышний Бог, да судит
Земных богов во сонме их;
Доколе, рек, доколь вам будет
Щадить неправедных и злых?

Ваш долг есть: сохранять законы,
На лица сильных не взирать,
Без помощи, без обороны
Сирот и вдов не оставлять.

Ваш долг: спасать от бед невинных,
Несчастливым подать покров;
От сильных защищать бессильных,
Исторгнуть бедных из оков.

Не внемлют! видят — и не знают!
Покрыты мздою очеса:
Злодействы землю потрясают,
Неправда зыблет небеса.

Цари! Я мнил, вы боги властны,
Никто над вами не судья,
Но вы, как я подобно, страстны
И так же смертны, как и я.

И вы подобно так падете,

И вы подобно так умрете,
Как ваш последний раб умрет!

Воскресни, Боже! Боже правых!
И их молению внемли:
Приди, суди, карай лукавых,
И будь един царем земли!

Г.Р. Державин “Властителям и судиям”, читает Леонид Кулагин

Исторический контекст

В середине XIX века в кружке одного поэта-петрашевца кто-то сказал, что Гавриил Державин напоминает скорее «напыщенного ритора и низкопоклонного панегириста, чем великого поэта». Тогда один из членов объединения писатель Федор Достоевский гневно возмутился: «Как? Да разве у Державина не было поэтических, вдохновенных порывов? Вот это разве не высокая поэзия?» И он прочел наизусть стихотворение «Властителям и судиям» так, что никто из идейных товарищей больше не сомневался в величии поэта XVIII века.

Творческий взлет и продвижение по карьерной лестнице Державина пришлись на период царствования Екатерины Второй. В эти годы политическая и военная мощь страны усиливались с каждым днем, империя одерживала грандиозные победы. Власть сосредотачивалась на проблемах государственного развития и расширения империи. Русская культура также переживала времена небывалого подъема.

Западноевропейские (зачастую, связанные с модой на масонство) идеи Просвещения приписывали знаниям и искусствам поистине мессианское значение, обещая преображение общества, тон в котором будут задавать люди эрудированные, гармонично развитые и гуманные. Независимо от отношения к масонству, тенденцию эту не могли игнорировать ни люди власти, ни образованные и талантливые «наследники» петровских реформ. Для кого-то Просвещение было модой; для кого-то поиском предназначения: с огромной творческой энергией люди (среди которых, например, великий поэт и ученый Михаил Ломоносов) ринулись в развитии наук, изящных искусств, литературы и образования, в создание Университета и академий. Литературная и книгоиздательская деятельность в стране получает колоссальный размах. В 1772 году Николай Новиков (известный публицист и создатель первого для России мощного частного книгоиздательского проекта) насчитал в стране около 220 своих современников – литераторов разного калибра. Для той эпохи цифра колоссальная.

Однако идея общества всеобщей гармонии, при всей привлекательности, была все же идеалистической, далекой от реальности. А мощное расширение империи достигалось тяжёлой ценой – мобилизациями, человеческими потерями, ужесточением положения низших сословий. Поиск ресурсов под имперский проект вызывал радикальные меры, как например, в церковной сфере, изъятие монастырских земель и доходов в пользу государства – так называемая секуляризация.

Станислав Молодых “Пугачевщина”

В 1773 году прогремела пугачёвщина — крестьянское восстание под предводительством казака Емельяна Пугачева, всколыхнувшее всю Российскую империю. А спустя чуть более пятнадцати лет во Франции началась кровавая революция, в которой главным инструментом решения проблем стало вовсе не просвещение, а террор и нож гильотины. Екатерина вовсе не была восторженной идеалисткой, хотя образ верховной просветительницы ей и нравился. Однако она неоднократно, самым жестоким образом проводила черту, заступ за которую мог очень дорого стоить.

Само значение науки, литературы и искусства, начиная с екатерининской эпохи, никогда не подвергалось в России сомнению. Но в отношении критиков системы это означало особенно пристальное и пристрастное отношение власти. Такие колебания высшего начальства в вопросе, что дозволено, а что нет стороннику исправления нравов в России, прекрасно прочувствовал на себе Гавриил Романович Державин.

Автор

Для читателя нашего времени в отношении Державина существует определенный парадокс. С одной стороны, его значительно меньше знают и читают, нежели поэтов пушкинского и более поздних поколений. С другой – ему присвоено в истории литературы звание великого русского поэта. Справедливо ли? Вокруг этого шли споры, и надеемся, что многие ответы читатели «Фомы» найдут и в нынешнем очерке.

Попыток усомниться и оспорить значение и силу державинской поэзии было в истории несколько, но на его сторону всякий раз вставали неоспоримые знатоки и великие литераторы: Пушкин, Достоевский. В начале ХХ века поколение новаторов вновь пытались свергнуть поэта с пьедестала — за архаичность слога и консервативное содержание текстов. И сразу же поднялись среди авторов Серебряного века многие (в первую очередь, Владислав Ходасевич), кто защитили несомненный талант их предшественника и сделали все возможное, чтобы современники и потомки по достоинству оценили личность гениального автора и его произведения.

Слава пришла к поэту Державину (1743–1816), когда ему было почти 40 лет. Он не мог похвастаться знатным происхождением, хотя и был дворянином. Впрочем, ему в целом повезло с военной службой: Преображенский полк, гвардия. В восемнадцатом веке она не раз становилась вершительницей судеб царских особ. Сам Гавриил Романович мог убедиться в этом, оказавшись участником (пусть и рядовым) свержения императора Петра Третьего и возведения на престол его супруги Екатерины. Внимание к себе он смог привлечь позднее, во времена подавления пугачевского восстания. Там появляются у него и положительная репутация в качестве толкового офицера, и одновременно – рождаются первые литературные работы.

Заслуги и знакомства открывают перед ним возможности для серьезной государственной службы, в по мере роста в чинах,ширится и его литературная известность. Но поистине знаменитым Державин стал в 1783 году, как автор оды «К Фелице» (от лат. «счастье»), посвященной Екатерине Второй. Посвящение расшифровывалось запросто: незадолго до появления оды императрица написала нравоучительную сказку, где назвалась Фелицей. И подарок от Державина привёл её в восторг.

Ода «К царевне Фелице». Страница из рукописного тома «Сочинений»
Гавриила Державина

Впрочем, заслуженный. Ода была написана живым поэтическим языком, с использованием сатирических элементов, шуток, бытовых зарисовок, отсутствовал привычный для этого жанра налет высокопарности. К примеру, так Державин описывает пиршество:

Там плов и пироги стоят,
Шампанским вафли запиваю;
И всё на свете забываю
Средь вин, сластей и аромат.

Лирический герой признается:

Таков, Фелица, я развратен!
Но на меня весь свет похож.
Кто сколько мудростью ни знатен,
Но всякий человек есть ложь.

Автор оды сразу же попал в милость при дворе. Талант, ум и принципиальность помогали ему высоко подниматься по служебной лестнице. Однако та же принципиальность, крутой нрав и независимость оказались для Державина роковыми врагами в карьере. То же и по линии поэтической. Его поэтические проповеди, которые он имел смелость писать, а затем упрямо защищать, споря с самой Екатериной, приводят к конфликтам с властью. Служивший при трех императорах, он успел побраниться с каждым: будучи секретарем Екатерины, «не только грубил при докладах, но и бранился», непристойно разговаривал с Павлом Первым, а Александр Первый сетовал на то, что Державин (который тогда был министром юстиции) «слишком ревностно служит».

Державин в группе русских писателей и художников. Фрагмент памятника «Тысячелетие России». М.О. Микешин. 1862 г. Державин – сидящий третий слева

Впрочем, ни одна обида на Державина не заслонила признания его заслуг и величины таланта. Его могли отстранить от государственной службы, с ним могли ссориться из-за «дерзкого» стихотворения. Но никогда поэт не подвергался прямым преследованиям и сохранял в целом почетное и уважительное положение. В целом, Гавриил Романович имел полное право написать о себе в «Памятнике»:

Что первый я дерзнул в забавном русском слоге
О добродетелях Фелицы возгласить,
В сердечной простоте беседовать о Боге
И истину царям с улыбкой говорить.

Здесь он не лукавил – действительно первый и возможно, единственный…

Как на государственной службе, так и в своем творчестве, Державин превыше всего ставил человеческое достоинство и считал, что нужно служить не высшим чинам, а благим законам, для следования которым и нужна государственная власть. Тема правосудия, воздаяния за грехи власть имущих — главная в творчестве поэта. Достаточно взглянуть на названия его произведений, чтобы утвердиться в понимании этого основного вектора творчества Державина: «Правосудие», «Праведный судия», «Властителям и судиям», «Радость о правосудии», «Похвала за правосудие» и т.д. Исследователи отмечают, что в текстах Державина чаще всего встречаются два слова: «правосудие» и «Бог».

Образ Бога — один из ключевых в державинской лирике. Интересно, что в биографии Державина прочно закрепился следующий факт: первым словом, которое произнес поэт в младенческие годы, было слово «Бог». Многие его произведения содержат размышления автора о Божественном, о месте человека в мире и его отношениях со Всевышним. Поэт с детства читал религиозную литературу и использовал христианские мотивы в своей поэзии. Его оду «Бог», которая была переведена на множество языков, литературоведы признают «своего рода поэтическим богословием». Также автор осуществил поэтические переложения около тридцати ветхозаветных псалмов. Правительство ополчилось на Державина именно за одно из таких переложений — «гневную оду» «Властителям и судиям».

О произведении

Стихотворение «Властителям и судиям» было написано в 1780 году, когда о Державине как о поэте мало кто знал. Поэтому стихотворение цензура попросту не пропустила в журнал «Санкт-Петербургский вестник». Но в 1787 году, уже личный знакомец Екатерины, высокопоставленный и прославленный Державин — не по зубам цензорам. И (без ведома императрицы) он добился публикации этой оды-наоборот. Которая спустя несколько лет станет одной из причин ссоры с государыней.

В строках, полных негодования, Гавриил Державин затрагивает одну из важнейших проблем общества — отношение властей, «земных богов» — и простых людей. Обличитель нещадно критикует высшие чины за чудовищную несправедливость, насилие над невинными, бедными и бессильными. Высший нравственный долг, правда, возложенная на них, ответственность – чужды вельможам: «Не внемлют! видят — и не знают!». Поэт-гпророк дерзновенно говорит сильным мира сего, лукавым злодеям о неотвратимой каре, которая обязательно постигнет их за несоблюдение, попрание закона высшей правды, установленной Господом, добродетелей и справедливости:

И вы подобно так падете,
Как с древ увядший лист падет!
И вы подобно так умрете,
Как ваш последний раб умрет!

Такие гневные упреки не смогли стерпеть ни вельможи, ни сама императрица. Стихотворение попало к ней только в 1795 году, и строки были объявлены революционными, якобинскими (от названия наиболее радикального политического движения во Франции времен революции 1789–1793 годов).

Конечно же, никаким якобинцем Державин не был. Он лишь стремился указывать на очевидные истины веры, которые очевидны верующему в силу и промысел Божий. Эти истины Державин будет переводить на язык русской поэзии до конца жизненного пути.

Отсылки к Библии

Стихотворения «Властителям и судиям» — это довольно точное поэтическое переложение 81-го псалма, включенного в ветхозаветную книгу Псалтирь, состоящую из 150 песнопений-обращений к Богу. Изначально Державин хотел назвать произведение «Ода. Извлечение из псалма 81». На первый взгляд, странно, что поэт определил жанр стихотворения как оду, так как дух текста лишен воспевания чего-либо и торжественности.

Приведём здесь текст псалма целиком в русском синодальном переводе (которого, напомним, во времена Державина ещё не существовало – только церковно-славянский текст).

Псалом 81
Псалом Асафа.
1 Бог стал в сонме богов; среди богов произнес суд:
2 доколе будете вы судить неправедно и оказывать лицеприятие нечестивым?
3 Давайте суд бедному и сироте; угнетенному и нищему оказывайте справедливость;
4 избавляйте бедного и нищего; исторгайте его из руки нечестивых.
5 Не знают, не разумеют, во тьме ходят; все основания земли колеблются.
6 Я сказал: вы – боги, и сыны Всевышнего – все вы;
7 но вы умрете, как человеки, и падете, как всякий из князей.
8 Восстань, Боже, суди землю, ибо Ты наследуешь все народы.

Библейский и державинский текст отличает, пожалуй, интонация, в остальном стихотворение очень и очень близко следует оригиналу. Но современники Державина привыкли воспринимать псалмы исключительно в контексте церковно-славянского языка и особой манеры церковного чтения. А при воспроизведении на русском, вдруг проявилась в новом времени грозная и пророческая сила Библии. Литературный деятель ХХ века Александр Западов отмечал, что «В обработке поэта стихи псалма зазвучали с такой силой, что привлекли внимание цензуры». Тот факт, что автор извлек из Псалтири смыслы, связанные с обличением властей, был ошеломительным для читающей публики. А ключевая мысль о том, что не царю принадлежит полноправная власть, а Богу, при всей очевидности, шокировала.

Что касается жанрового определения – все же произведение Державина – ода. Но обычно славу в таком творении принято было воздавать земному вельможе или монарху. А тут поэт не польстил земному начальству ни словом – ода возносится только одному Богу, Которого забыли и не слышат те, кто призваны исполнять Его волю, быть милосердными и помнить о своей участи…

Непонятные слова

В своих произведениях Державин использовал слова, свойственные живой речи современной поэту эпохи. В отличие от высокопарного слога од Ломоносова, Державин мог употребить в тексте, к примеру, ироничную лексику. Русский писатель и общественный деятель Сергей Аксаков и вовсе отмечал, что порой Державин «управлялся с языком без всякого уважения», «гнул на колено синтаксис». Читатели же восторженно воспринимали язык его произведений как естественный, разговорный. Конечно, для нас многие слова нуждаются в пояснении, являются архаичными (устаревшими), но в XVIII веке они были понятны каждому.

Рек (устар.) — сказал, произнес

Сонм (книжн.) — большое количество, множество кого-либо, чего-либо

Доколе, доколь (устар.) — как долго, до каких пор

Покров (устар.) — здесь в значении покровительства, защиты

Исторгнуть (устар.) — переносное употребление: освобождать

Внимать (устар.) — слушать кого-нибудь (что-нибудь), устремлять внимание на кого-нибудь (что-нибудь)

Мзда (книжн. устар.) — 1) награда, плата, вознаграждение; 2) взятка (ирон.)

Очеса (устар.) — глаза

Зыбить — колыхать, колебать, волновать

Лукавый — хитрый, коварный

Здесь вы можете слушать онлайн стихотворение Державина «Властителям и судиям», написанное в 1870 году, но актуальным и по сей день. В нём он обличает судей и царей в продажности и обмане, призывая их заботиться о народе.

Читать стих «Властителям и судиям»

Восстал всевышний бог, да судит
Земных богов во сонме их;
Доколе, рек, доколь вам будет
Щадить неправедных и злых?

Ваш долг есть: сохранять законы,
На лица сильных не взирать,
Без помощи, без обороны
Сирот и вдов не оставлять.

Ваш долг: спасать от бед невинных.
Несчастливым подать покров;
От сильных защищать бессильных,
Исторгнуть бедных из оков.

Не внемлют! видят — и не знают!
Покрыты мздою очеса:
Злодействы землю потрясают,
Неправда зыблет небеса.

Цари! Я мнил, вы боги властны,
Никто над вами не судья,
Но вы, как я подобно, страстны,
И так же смертны, как и я.

И вы подобно так падете,
Как с древ увядший лист падет!
И вы подобно так умрете,
Как ваш последний раб умрет!

Воскресни, боже! боже правых!
И их молению внемли:
Приди, суди, карай лукавых,
И будь един царем земли!

Карай лукавых. Анализ стихотворения «Властителям и судиям» Державина

Восстал всевышний бог, да судит
Земных богов во сонме их;
Доколе, рек, доколь вам будет
Щадить неправедных и злых?

Ваш долг есть: сохранять законы,
На лица сильных не взирать,
Без помощи, без обороны
Сирот и вдов не оставлять.

Ваш долг: спасать от бед невинных,
Несчастливым подать покров;
От сильных защищать бессильных,
Исторгнуть бедных из оков.

Не внемлют! видят — и не знают!
Покрыты мздою очеса:
Злодействы землю потрясают,
Неправда зыблет небеса.

Цари! Я мнил, вы боги властны,
Никто над вами не судья,
Но вы, как я подобно, страстны,
И так же смертны, как и я.

И вы подобно так падете,
Как с древ увядший лист падет!
И вы подобно так умрете,
Как ваш последний раб умрет!

Воскресни, боже! боже правых!
И их молению внемли:
Приди, суди, карай лукавых,
И будь един царем земли!

Анализ стихотворения «Властителям и судиям» Державина

Искусство – это всегда отражение реальной жизни. Оно призвано если не решать проблемы, то обнаруживать их. Художник, ощущая потребность высказаться и быть услышанным, говорит о том, что важно, чтобы другие люди тоже задумались об этом.

Во второй половине 18 века поэты начинают обращаться к социальным и политическим темам, рассуждая о судьбе своей страны и о жизни простого народа в ней. Стихотворение Г. Державина «Властителям и судьям» – яркий тому пример. Главная мысль, проходящая красной нитью через все произведение, – это мысль о том, насколько несправедлива монархия.

Стихотворение начинается с описания будущего божьего суда. Цари – это «земные боги», у которых есть священный долг – нести справедливость, защищать слабых, помогать тем, кто нуждается в помощи. Другими словами, монархи должны править по высшим законам. Ведь испокон веков царь для простого человека в России – правитель, наделенный властью самим богом. На царя надеялись и верили ему, поскольку он не мог быть неправ, ведь его руками правит сам Всевышний. Вторая и третья строфы стихотворения посвящены размышлениям Державина о долге, лежащем на плечах правителей.

В четвертой же строфе автор с горечью восклицает: «Не внемлют! видят — и не знают!». Неравенство, бедственное положение простого народа, нищета, несправедливость и прочие «злодейства» и «неправда» — вот результаты правления «земных богов». Они забыли о своей высокой миссии. Это больше не божьи наместники на Земле. Они думают лишь о собственном благополучии, закрывая глаза на остальную Россию. И их неправедным делам должен прийти конец.

Державин признает, что монархия – это власть, что никто не может выступать «судьей» для нее. Никто, кроме самого бога. И однажды этот суд состоится, поскольку земные цари – все-таки люди. Их обуревают страсти, они слабы и даже смертны. Так же смертны, как все те «рабы», которыми они так жестоко и несправедливо правят. Державин понимает это и предсказывает, даже призывает к божьему правосудию: «Приди, суди, карай лукавых, И будь един царем земли!». Ведь иного способа спасти страну нет, как нет и царей, которые бы стали думать о Родине и о людях и управлять так, как это необходимо.

Эти строки, завершающие произведение, – прямой призыв для читающего и мыслящего населения России к революции и свержению монархического строя. Державин не скрывает своего гнева и горечи. Он прямо обвиняет и обличает власть – в лице правящей тогда Екатерины II. Поэтому публикации стихотворения добиться было непросто. Впрочем, Екатерина к оде отнеслась довольно снисходительно, поскольку вообще слыла прогрессивным человеком и даже поощряла смелые высказывания своих подданных. Поэтому «Властителям и судьям» не было подвергнуто цензуре и дошло до нас в неизмененном виде.

Стихотворение «Властителям и судиям» поэт Державин написал в 1780 году. Он в это время работал чиновником военного ведомства в провинции и часто сталкивался с несправедливостью по отношению к простым людям. Это произведение — крик отчаявшегося человека, сердце которого болит от сострадания к угнетаемым, слабым, бесправным. И при этом автор не видит никакого выхода из этого положения, кроме суда Всевышнего Бога.

Следует отметить, что Державин с большим почтением относился к царской семье, считая, что все беды происходят не от правителя, а от тех, кто наделен властью судить и определять судьбы простых людей.

Именно им автор посвящает гневные строки от имени самого Бога. Он перечисляет их обязанности — вершить справедливый суд, защищать невинных, наказывать виноватых. Но «земные боги» не делают этого. Они творят злодейства, глаза их закрыты с помощью взяток, а совершаемые ими беззакония сотрясают землю и доходят до небес.

Во второй части стихотворения поэт напоминает всем нечестивым, что богатые так же смертны, как и бедные, что и они в свое время умрут. Тогда им предстоит Божий суд, однако люди не думают об этом и продолжают делать злые дела. И сам автор не видит выхода из этой ситуации, она кажется ему совершенно безнадежной. По мнению Державина только Господь способен установить справедливость в России, обычным людям с этим не справиться. И поэт призывает Бога прийти, покарать всех виновных и править на всей земле.

Стихотворение носит обличительный характер, сам автор назвал его «гневной одой». Гавриил Державин был одним из первых поэтов, кто не побоялся открыто осудить беззакония и злоупотребления властей. В 1780 году стихотворение не было напечатано, так как цензура не пропустила его. Лишь спустя 8 лет произведение все же увидело свет, и едва не стало причиной опалы поэта. Ода вызвала недовольство и гнев тех, кому она посвящена. В те времена не было принято осуждать власть имущих, это была первая попытка, но ее поддержали поэты следующего столетия, посвятив этой теме свои лучшие произведения.

Анализ стихотворения Властителям и судиям Державина

Оду «Властителям и судьям» Гавриил Державин написал в 1787 году. Будучи государственным деятелем, писал смог на себе прочувствовать всю несправедливость и злость того общества. Самостоятельная борьба Державина с нарушениями закона и пресечением преступной деятельности высших слоёв общества не принесла никаких плодов. Тогда поэт решился на написание оды по тематике псалома 81.

Вся его суть заключалась в обращении к Богу, путём праведных песнопений.

Первое творение поэта по этой тематике так и не вышло в издательство из-за редакторов, которые не допустили выпуска псалома Державина. Издательство «Санкт-Петербургского вестника» считало оду слишком пафосной и гневной.

Тем не менее, Гавриил Державин добился издательства своего переработанного стиха спустя пять лет. Изменив название на «Властителям и судьям», новое творение поэта выходит в издательство.

Свои мысли и чувства писатель находит в библейских сказаниях, которые и превозносит в стихотворение в переработанной форме. Несправедливость, злость, человеческие пороки, угнетение слабых, гнев, власть и нарушение законов — всё эти темы вбирает в себя ода «Властителям и судьям».

Гневной тирадой рассыпается Державин на несоблюдение этих законов в реальной жизни. В этих строчках стихотворения раскрывается вся несправедливость по отношению к слабым и их угнетение.

Но по словам писателя, неизбежно наказание властителям за несправедливость и пренебрежение своими обязанностями:

И вы подобно так падете.
Как с древ увядший лист падет!

Этот отрывок стихотворения буквально пропитан гневом Державина, по отношению к людям стоящим у власти, которые закрывают глаза на все нарушения законов и поощряют их.

В последних строчках оды, писатель проявляет свою веру в справедливость и светлое будущее, исходя из которой, можно сказать, что добро обязательно победит зло и несправедливость.

Главная тема, которую поднимает в своем стихотворении «Властителям и судьям» Гавриил Державин остаётся значимой и по наши дни. «Лукавые» правители, чьи поступки наполнены злостью, несправедливостью и пороками во все времена остаются одной из главных проблем общества. Но по словам писателя, обязательно настанет день, когда справедливость восторжествует и победит зло.

Анализ стихотворения Властителям и судиям по плану

  • Анализ стихотворения Пушкина Осень

    Данное произведение было создано в 1833г. Оно считается одним из непростых в изложении в числе огромного количества стихотворении А. С.Пушкина. Это был пик его творчества, поскольку была уже вторая Болдинская осенняя пора

  • История создания. Необыкновенно смелый, решительный и независимый характер Державина проявлялся во всем, в том числе в его поэтическом творчестве. Одно из его стихотворений чуть не стало причиной изгнания и опалы. Это была написанная в 1787 году ода «Властителям и судиям», которую автор назвал «гневной одой».

    Служба на высоких государственных должностях, в том числе работа губернатором, убедила Державина в том, что в Российской империи постоянно нарушаются законы. Его борьба с этим явлением как высокого государственного служащего не имела успеха: он не встретил поддержки ни в обществе, ни в правительстве. Нарушители закона благополучно избегали заслуженной кары. Но в то же время поэт свято верил в то, что сама Екатерина — добродетельная монархиня, окруженная злыми сановниками. Негодование и гнев требовали выхода. И тогда поэт задумал написать переложение 81-го псалма- так в древности назывались библейские песнопения, обращенные к Богу. Их автор — ветхозаветный царь Давид, сочинения которого составляют одну из самых поэтичных книг Ветхого Завета — Псалтирь.

    Тематика этого псалма оказалась созвучна духу времени. Не случайно именно этот 81-й псалом во время Французской революции в Париже был перефразирован якобинцами, и народ распевал его на улицах города, выражая возмущение королем Людовиком XVI, впоследствии казненным.

    Первый вариант своего переложения 81-го псалма Державин сделал еще за несколько лет до его публикации. Он отдал стихотворение в «Санкт-Петербургский Вестник». Но издатели, испугавшись» вырезали его из уже напечатанной книги журнала. В новом варианте, написанном спустя пять лет, поэт даже усилил обличительный пафос стихотворения. Он сумел добиться его публикации. Более того, он снял прежнее название — «Псалом 81» — и напечатал произведение под своим названием «Властителям и судиям».

    Основные темы и идеи. Содержание оды Державина, основанной на библейском тексте, связано с современной поэту жизнью Российского государства. Именно здесь он видит попрание справедливости, нарушение законов, угнетение слабых, торжество неправды и зла, аналогию которым он и находит в ветхозаветной истории:

    Доколе, рек, доколь вам будет
    Щадить неправедных и злых?

    Необходимость подчинения всех единому закону высшей правды и справедливости утверждается Державиным в этом стихотворении, как и во многих других;

    Ваш долг есть: охранять законы,
    На лица сильных не взирать,
    Без помощи, без обороны Сирот и вдов не оставлять.
    Ваш долг: спасать от бед невинных, Несчастливым подать покров;
    От сильных защищать бессильных,
    Исторгнуть бедных из оков.

    Но в реальной жизни он видит уклонение от этого высшего закона тех, кто стоит у власти, кто как раз и должен прежде всего следить за соблюдением законов:

    Не внемлют! Видят — и не знают!
    Покрыты мздою очеса:
    Злодействы землю потрясают,
    Неправда зыблет небеса.

    Вот почему так гневно звучит голос поэта-обличителя «неправедных и злых». Он утверждает неизбежность кары для тех «лукавых» властителей, которые не подчиняются высшему закону правды и справедливости — вот основная идея и главная мысль державинской оды:

    И вы подобно так падете.
    Как с древ увядший лист падет!
    И вы подобно так умрете,
    Как ваш последний раб умрет!

    Неудивительно, что ода «Властителям и судиям» была воспринята не только придворным окружением, но даже обычно благосклонной к Державину императрицей как революционная прокламация. Ведь речь в ней идет о том, что неправедная власть не может быть прочной, ее неминуемо ждет гнев Божий и падение. Об этом поэт стремится предупредить императрицу, в добродетельность которой он продолжал верить. Иначе на смену таким «властителям и судиям», как утверждает автор в заключительном четверостишии оды, неизбежно придут те, кто будет руководствоваться идеалами добра и справедливости:

    Воскресни, Боже! Боже правых!
    И их молению внемли:
    Приди, суди, карай лукавых
    И будь един царем земли!

    Художественное своеобразие. Поэт-новатор, Державин смело идет на разрушение привычных уже для его времени норм классицизма и создает свою особую поэтическую систему, В конце жизни Державин, подводя итоги творчества, пишет «Объяснения на сочинения Державина», содержащие своеобразный автокомментарий к произведениям, и заканчивает работу «Рассуждениями о лирической поэзии, или об оде», где излагает свою теорию литературы и историю мировой лирики, объясняет свой творческий метод и стиль. Именно здесь он.подробно говорит о тех жанровых разновидностях оды, которые появляются в его творчестве начиная с «Фелицы». Если это свое произведение поэт относит к смешанной оде, стихотворение «Властителям и судиям» автор называет гневной одой. Если следовать традиции, то его нужно было бы отнести к хорошо разработанному к тому времени в русской литературе жанру духовной оды — ведь в основе его лежит библейский текст. Более того, в державинской оде лексика и многие образы действительно напоминают нам библейскую поэзию: во сонме их; покрыты мздою очеса; их молению внемли и др, Торжественный стиль оды создается не только за счет обилия славянизмов, но и с помощью особых синтаксических средств: риторических восклицаний, вопросов, обращений: «доколь вам будет щадить неправедных и злых?»; «Цари! Я мнил, вы боги властны…»; «Воскресни Боже! Боже правый!». Кроме того, поэт использует прием анафоры и синтаксические повторы: «Ваш долг есть: сохранять законы…», «Ваш долг: спасать от бед невинных…»; «Не внемлют! Видят — и не знают!»

    Все это придает стихотворению ораторское звучание, которое помогает автору максимально привлечь внимание читателей и слушателей. Ведь, безусловно, перед нами не столько духовная, сколько, пользуясь определением автора, именно «гневная» ода, то есть такая, которая призвана выразить горечь автора, видящего порочность современной ему жизни, и отразить обличительный пафос стихотворения, которое должно пробудить в читателях не только гнев, но и стремление к очищению и исправлению пороков.

    Значение произведения. Мы знаем, что сам Державин не вкладывал в свое произведение революционный смысл, он был по своим политическим убеждениям монархистом, ко столь ярко и эмоционально выраженный протест против «неправедных и злых» многими стал восприниматься как политическая прокламация. Автор «Фелицы», восхваляющей «добродетели» императрицы и искренне верящей в ее мудрость и справедливость, в оде «Властителям и судиям» предстал в совершенно ноеом обличье: он стал гневным обличителем пороков правителей, поправших закон и нравственность, и тем самым открыл в русской литературе одну из ее важнейших тенденций. В дальнейшем она получила блестящее развитие в творчестве Пушкина, Лермонтова и многих других замечательных русских писателей последующих десятилетий. Но и для современного нам с вами читателя это произведение тоже может оказаться близким и понятным: ведь пороки неправедной власти, ее стремление действовать в своих, а не общенародных, государственных интересах, попирая законы и справедливость, к сожалению, остаются актуальными и в наши дни.

    Державин. Властителям и судиям

    Восстал всевышний бог, да судит
    Земных богов во сонме их;
    Доколе, рек, доколь вам будет
    Щадить неправедных и злых?

    Ваш долг есть: сохранять законы,
    На лица сильных не взирать,
    Без помощи, без обороны
    Сирот и вдов не оставлять.

    Ваш долг: спасать от бед невинных,
    Несчастливым подать покров;
    От сильных защищать бессильных,
    Исторгнуть бедных из оков.

    Не внемлют! видят – и не знают!
    Покрыты мздою очеса:
    Злодействы землю потрясают,
    Неправда зыблет небеса.

    Цари! Я мнил, вы боги властны,
    Никто над вами не судья,
    Но вы, как я подобно, страстны,
    И так же смертны, как и я.

    И вы подобно так падете,
    Как с древ увядший лист падет!
    И вы подобно так умрете,
    Как ваш последний раб умрет!

    Воскресни, боже! боже правых!
    И их молению внемли:
    Приди, суди, карай лукавых,
    И будь един царем земли!

    Ода Державина «Властителям и судиям» (см. её краткое содержание и анализ) имела три редакции. Первая не удовлетворила поэта. Вторая оды была опубликована в «СПб. вестнике», однако номер журнала, открывавшийся одой, был приостановлен, листок, на котором раньше была ода, перепечатан. По-настоящему ода пришла к читателю только в 1787 г., когда она была в окончательной редакции напечатана в журнале «Зеркало света» под заглавием «Ода. Извлечена из псальма 81». В 1795 г., пытаясь испросить разрешение на издание собрания своих сочинений, Державин поднес Екатерине II рукописный экземпляр первой части, куда включил и эту оду. Однако то, что в 1787 г. прошло незамеченным, в 1795 г., после Великой французской революции , казни короля Людовика XVI и т. п., произвело впечатление разорвавшейся бомбы. Тогда ходил слух, что 81-й псалом был использован революционерами-якобинцами против короля.

    Когда теперь Державин появлялся при дворе, вельможи сторонились и попросту «бегали» от него. Поэт немедленно написал объяснительную записку – «Анекдот», в которой «ясно доказал», что автор псалма «царь Давид не был якобинцем», и разослал ее наиболее влиятельным при дворе лицам. После этого все «как рукой сняло: все обошлись с ним так, как ничего не бывало». Несмотря на это, разрешения на издание своих сочинений Державин не получил, а рукопись была отдана князю Зубову, у которого и находилась до самой смерти Екатерины II. В издании 1798 г. ода была вычеркнута цензурой, и в окончательной редакции она под заглавием «Властителям и судиям» появилась только в I томе издания 1808 г.

    Возможно, что непосредственным внешним толчком к написанию оды послужил следующий случай, описанный самим поэтом: «В 1779 г. был перестроен под смотрением его [Державина] Сенат, а особливо зала общего собрания, украшенная… лепными барельефами…, между прочими фигурами была изображена скульптором Рашетом Истина нагая, и стоял тот барельеф к лицу сенаторов, присутствующих за столом; то когда изготовлена была та зала и генерал-прокурор князь Вяземский осматривал оную, то, увидев обнаженную Истину, сказал экзекутору: «Вели ее, брат, несколько прикрыть». И подлинно, с тех пор стали отчасу более прикрывать правду в правительстве».

    Г.Р. Державин. «Властителям и судиям»

    История создания

    С 1786 по 1788 годы Державин служит губернатором в Тамбовской губернии. Как и на другой службе, здесь он проявлял активную деятельность, пытался многое изменить в существующих порядках края. Но вскоре понимает, что местным вельможам его преобразования мешают, а идеалы просвещения, долга и справедливости вызывают открытую неприязнь чиновников. Он видит, как на высоких государственных должностях нарушается закон, а нарушители не получают никакого наказания. Он пытается навести порядок, но не находит единомышленников. Именно в это время, в 1787 году, и была им написана гражданская ода «Властителям и судиям».

    За основу этого произведения Державин взял написанное ранее стихотворение на библейскую тему, которое называлось «Псалом 81».

    Псалом – это библейская песня, обращенная к богу . Автором таких песен считается ветхозаветный царь Давид.

    Державин переложил древнее произведение на современный язык, наполнил обличительным содержанием и дал стихотворению новое название: «Властителям и судиям».

    Основные темы и идеи стихотворения

    Опираясь на библейский текст, автор говорит о современной жизни Российского государства. В его родной стране происходит безнаказанное нарушение законов, слабые угнетаются, неправда и зло торжествуют, а искать справедливости негде. Остается уповать только на бога, лишь он сможет навести порядок в стране. А если Господь спросит у правителей, как они вершат установленные им законы?

    Восстал всевышний бог, да судит

    Земных богов во сонме их;

    Доколе, рёк, доколь вам будет

    Щадить неправедных и злых?

    Ваш долг есть: охранять законы,

    На лица сильных не взирать,

    Без помощи, без обороны

    Сирот и вдов не оставлять.

    Ваш долг: спасать от бед невинных,

    Несчастливым подать покров;

    От сильных защищать бессильных,

    Исторгнуть бедных из оков.

    Не внемлют! Видят — и не знают!

    Покрыты мздою очеса:

    Злодействы землю потрясают,

    Неправда зыблет небеса.

    Поэт гневно обличает «неправедных и злых». Автор напоминает им, что люди, наделенные властью, остаются все-таки людьми, а не всемогущими богами. Поэтому им следует помнить о высшей каре, о том, как они легко нарушали закон справедливости, установленный самим богом. В этом и заключается основная идея стихотворения.

    И вы подобно так падете.

    Как с древ увядший лист падет!

    И вы подобно так умрете,

    Как ваш последний раб умрет!

    Конечно, это произведение было воспринято как революционная прокламация. Ведь в последнем четверостишии поэт призывает к суду над несправедливой властью.

    Воскресни, Боже! Боже правых!

    И их молению внемли:

    Приди, суди, карай лукавых

    И будь един царем земли!

    Художественное своеобразие стихотворения

    С одной стороны, это произведение можно отнести к духовным одам , т.к. в основе его лежит библейский текст. Лексика и образы стихотворения, действительно, напоминают псалом, например, используются такие слова: во сонме; не внемлют; покрыты мздою очеса; их молению внемли. Автор включает риторические восклицания, вопросы, обращения: «доколь вам будет щадить неправедных и злых?»; «Цари! Я мнил, вы боги властны…»; «Воскресни Боже! Боже правый!» Благодаря таким приемам создается ораторское звучание, убеждающее читателей в правоте поэта.

    С другой стороны, это стихотворение направлено на то, чтобы пробудить сознание читателя, вызвать стремление к исправлению пороков, оно является своеобразным предупреждением, наставлением «властителей».

    Каково же значение этой оды? Конечно, Державин не был революционером, он был монархистом, и своим стихотворением не собирался вызвать мятеж в обществе. Но отсутствие справедливости в стране его очень возмущало. В дальнейшем подобная тема зазвучит в творчестве Пушкина, Лермонтова и других поэтов.

    Державин в данной оде выступает как новатор: он соединяет старославянскую лексику с общеупотребительными словами, говорит о власти с точки зрения общечеловеческих, нравственных идеалов. Поэт не воспевает правителя, как это должно быть в оде классицизма, а разоблачает пороки царей и вельмож.

    Текст песни Державин — Властителям и Судиям перевод, слова песни, видео, клип

    Властителям и судиям

    Восстал всевышний бог, да судит
    Земных богов во сонме их;
    Доколе, рек, доколь вам будет
    Щадить неправедных и злых?

    Ваш долг есть: сохранять законы,
    На лица сильных не взирать,
    Без помощи, без обороны
    Сирот и вдов не оставлять.

    Ваш долг: спасать от бед невинных,
    Несчастливым подать покров;
    От сильных защищать бессильных,
    Исторгнуть бедных из оков.

    Не внемлют! — видят и не знают!
    Покрыты мздою очеса:
    Злодействы землю потрясают,
    Неправда зыблет небеса.

    Цари! — Я мнил, вы боги властны,
    Никто над вами не судья, —
    Но вы, как я, подобно страстны
    И так же смертны, как и я.

    И вы подобно так падете,
    Как с древ увядший лист падет!
    И вы подобно так умрете,
    Как ваш последний раб умрет!

    Воскресни, боже! Боже правых!
    И их молению внемли:
    Приди, суди, карай лукавых
    И будь един царем земли!

    1787

    To the Lords and Judges

    The Almighty God has risen, he judges
    The earthly gods are in their assembly;
    As long as the rivers, you will be
    Shchadit unrighteous and evil?

    Your duty is to preserve the laws,
    On the faces of the strong do not look,
    Without help, without defense
    Orphans and widows do not leave.

    Your duty: to save from the misfortunes of the innocent,
    Unhappy to give cover;
    From the strong protect the powerless,
    Throw the poor out of chains.

    Do not heed! — see and do not know!
    Covered with mint for combing:
    Villains are terrifying,
    Wrong heaven shakes.

    Kings! «I thought, you gods are powerful,
    Nobody over you is a judge, —
    But you, like me, are like passionate
    And as mortal as I am.

    And you will fall like that,
    As from an ancient withered leaf will fall!
    And you will die like that,
    How your last slave dies!

    Rise, O God! God of the Rights!
    And their prayers were taken:
    Come, judge, craft evil
    And be one king of the earth!

    1787

    Восстал всевышний бог да судит земных. Властителям и судиям

    Восстал всевышний бог, да судит
    Земных богов во сонме их;
    Доколе, рек, доколь вам будет
    Щадить неправедных и злых?

    Ваш долг есть: сохранять законы,
    На лица сильных не взирать,
    Без помощи, без обороны
    Сирот и вдов не оставлять.

    Ваш долг: спасать от бед невинных,
    Несчастливым подать покров;
    От сильных защищать бессильных,
    Исторгнуть бедных из оков.

    Не внемлют! видят — и не знают!
    Покрыты мздою очеса:
    Злодействы землю потрясают,
    Неправда зыблет небеса.

    Цари! Я мнил, вы боги властны,
    Никто над вами не судья,
    Но вы, как я подобно, страстны,
    И так же смертны, как и я.

    И вы подобно так падете,
    Как с древ увядший лист падет!
    И вы подобно так умрете,
    Как ваш последний раб умрет!

    Воскресни, боже! боже правых!
    И их молению внемли:
    Приди, суди, карай лукавых,
    И будь един царем земли!

    Анализ стихотворения «Властителям и судиям» Державина

    Искусство – это всегда отражение реальной жизни. Оно призвано если не решать проблемы, то обнаруживать их. Художник, ощущая потребность высказаться и быть услышанным, говорит о том, что важно, чтобы другие люди тоже задумались об этом.

    Во второй половине 18 века поэты начинают обращаться к социальным и политическим темам, рассуждая о судьбе своей страны и о жизни простого народа в ней. Стихотворение Г. Державина «Властителям и судьям» – яркий тому пример. Главная мысль, проходящая красной нитью через все произведение, – это мысль о том, насколько несправедлива монархия.

    Стихотворение начинается с описания будущего божьего суда. Цари – это «земные боги», у которых есть священный долг – нести справедливость, защищать слабых, помогать тем, кто нуждается в помощи. Другими словами, монархи должны править по высшим законам. Ведь испокон веков царь для простого человека в России – правитель, наделенный властью самим богом. На царя надеялись и верили ему, поскольку он не мог быть неправ, ведь его руками правит сам Всевышний. Вторая и третья строфы стихотворения посвящены размышлениям Державина о долге, лежащем на плечах правителей.

    В четвертой же строфе автор с горечью восклицает: «Не внемлют! видят — и не знают!». Неравенство, бедственное положение простого народа, нищета, несправедливость и прочие «злодейства» и «неправда» — вот результаты правления «земных богов». Они забыли о своей высокой миссии. Это больше не божьи наместники на Земле. Они думают лишь о собственном благополучии, закрывая глаза на остальную Россию. И их неправедным делам должен прийти конец.

    Державин признает, что монархия – это власть, что никто не может выступать «судьей» для нее. Никто, кроме самого бога. И однажды этот суд состоится, поскольку земные цари – все-таки люди. Их обуревают страсти, они слабы и даже смертны. Так же смертны, как все те «рабы», которыми они так жестоко и несправедливо правят. Державин понимает это и предсказывает, даже призывает к божьему правосудию: «Приди, суди, карай лукавых, И будь един царем земли!». Ведь иного способа спасти страну нет, как нет и царей, которые бы стали думать о Родине и о людях и управлять так, как это необходимо.

    Эти строки, завершающие произведение, – прямой призыв для читающего и мыслящего населения России к революции и свержению монархического строя. Державин не скрывает своего гнева и горечи. Он прямо обвиняет и обличает власть – в лице правящей тогда Екатерины II. Поэтому публикации стихотворения добиться было непросто. Впрочем, Екатерина к оде отнеслась довольно снисходительно, поскольку вообще слыла прогрессивным человеком и даже поощряла смелые высказывания своих подданных. Поэтому «Властителям и судьям» не было подвергнуто цензуре и дошло до нас в неизмененном виде.

    Стихотворение «Властителям и судиям» поэт Державин написал в 1780 году. Он в это время работал чиновником военного ведомства в провинции и часто сталкивался с несправедливостью по отношению к простым людям. Это произведение — крик отчаявшегося человека, сердце которого болит от сострадания к угнетаемым, слабым, бесправным. И при этом автор не видит никакого выхода из этого положения, кроме суда Всевышнего Бога.

    Следует отметить, что Державин с большим почтением относился к царской семье, считая, что все беды происходят не от правителя, а от тех, кто наделен властью судить и определять судьбы простых людей.

    Именно им автор посвящает гневные строки от имени самого Бога. Он перечисляет их обязанности — вершить справедливый суд, защищать невинных, наказывать виноватых. Но «земные боги» не делают этого. Они творят злодейства, глаза их закрыты с помощью взяток, а совершаемые ими беззакония сотрясают землю и доходят до небес.

    Во второй части стихотворения поэт напоминает всем нечестивым, что богатые так же смертны, как и бедные, что и они в свое время умрут. Тогда им предстоит Божий суд, однако люди не думают об этом и продолжают делать злые дела. И сам автор не видит выхода из этой ситуации, она кажется ему совершенно безнадежной. По мнению Державина только Господь способен установить справедливость в России, обычным людям с этим не справиться. И поэт призывает Бога прийти, покарать всех виновных и править на всей земле.

    Стихотворение носит обличительный характер, сам автор назвал его «гневной одой». Гавриил Державин был одним из первых поэтов, кто не побоялся открыто осудить беззакония и злоупотребления властей. В 1780 году стихотворение не было напечатано, так как цензура не пропустила его. Лишь спустя 8 лет произведение все же увидело свет, и едва не стало причиной опалы поэта. Ода вызвала недовольство и гнев тех, кому она посвящена. В те времена не было принято осуждать власть имущих, это была первая попытка, но ее поддержали поэты следующего столетия, посвятив этой теме свои лучшие произведения.

    Анализ стихотворения Властителям и судиям Державина

    Оду «Властителям и судьям» Гавриил Державин написал в 1787 году. Будучи государственным деятелем, писал смог на себе прочувствовать всю несправедливость и злость того общества. Самостоятельная борьба Державина с нарушениями закона и пресечением преступной деятельности высших слоёв общества не принесла никаких плодов. Тогда поэт решился на написание оды по тематике псалома 81.

    Вся его суть заключалась в обращении к Богу, путём праведных песнопений.

    Первое творение поэта по этой тематике так и не вышло в издательство из-за редакторов, которые не допустили выпуска псалома Державина. Издательство «Санкт-Петербургского вестника» считало оду слишком пафосной и гневной.

    Тем не менее, Гавриил Державин добился издательства своего переработанного стиха спустя пять лет. Изменив название на «Властителям и судьям», новое творение поэта выходит в издательство.

    Свои мысли и чувства писатель находит в библейских сказаниях, которые и превозносит в стихотворение в переработанной форме. Несправедливость, злость, человеческие пороки, угнетение слабых, гнев, власть и нарушение законов — всё эти темы вбирает в себя ода «Властителям и судьям».

    Гневной тирадой рассыпается Державин на несоблюдение этих законов в реальной жизни. В этих строчках стихотворения раскрывается вся несправедливость по отношению к слабым и их угнетение.

    Но по словам писателя, неизбежно наказание властителям за несправедливость и пренебрежение своими обязанностями:

    И вы подобно так падете.
    Как с древ увядший лист падет!

    Этот отрывок стихотворения буквально пропитан гневом Державина, по отношению к людям стоящим у власти, которые закрывают глаза на все нарушения законов и поощряют их.

    В последних строчках оды, писатель проявляет свою веру в справедливость и светлое будущее, исходя из которой, можно сказать, что добро обязательно победит зло и несправедливость.

    Главная тема, которую поднимает в своем стихотворении «Властителям и судьям» Гавриил Державин остаётся значимой и по наши дни. «Лукавые» правители, чьи поступки наполнены злостью, несправедливостью и пороками во все времена остаются одной из главных проблем общества. Но по словам писателя, обязательно настанет день, когда справедливость восторжествует и победит зло.

    Анализ стихотворения Властителям и судиям по плану

    Возможно вам будет интересно

    • Анализ стихотворения Ахматовой Муза

      Блестящий лирик и философ, поэтесса Анна Ахматова в стихотворении «Муза» устраивает «допрос» лирической героине от имени Музы.

    • Анализ стихотворения Листопад Бунина

      Основной темой произведения является пейзажная лирика, представленная в стихотворении в описании осеннего природного пейзажа в сочетании с авторскими философскими размышлениями о жизненном человеческом смысле.

    • Анализ стихотворения Блока Сумерки, сумерки вешние

      Написанное в первый год двадцатого века это мистическое стихотворение начинается эпиграфом Фета. Риторический вопрос, на который всё-таки пытается ответить Блок: «Дождёшься ли?» Мечты. Герой на берегу, волны у ног холодные – не переплыть

    • Анализ стихотворения Блока Незнакомка

      Стихотворение «Незнакомка», было написано великим русским поэтом – Александром Блоком в 1906 году. Это было одно из лучших его творческих произведений. Стихотворение было обусловлено личной трагедией поэта

    • Анализ стихотворения Мужичок с ноготок Некрасова

      Творчество великого русского писателя Н. А. Некрасова – это сочетание тем и вопросов, которые остаются актуальными во все времена. Это проникновение невзгод и нищеты в мир детства

    «Властителям и судиям» Гавриил Державин

    Восстал всевышний бог, да судит
    Земных богов во сонме их;
    Доколе, рек, доколь вам будет
    Щадить неправедных и злых?

    Ваш долг есть: сохранять законы,
    На лица сильных не взирать,
    Без помощи, без обороны
    Сирот и вдов не оставлять.

    Ваш долг: спасать от бед невинных.
    Несчастливым подать покров;
    От сильных защищать бессильных,
    Исторгнуть бедных из оков.

    Не внемлют! видят — и не знают!
    Покрыты мздою очеса:
    Злодействы землю потрясают,
    Неправда зыблет небеса.

    Цари! Я мнил, вы боги властны,
    Никто над вами не судья,
    Но вы, как я подобно, страстны,
    И так же смертны, как и я.

    И вы подобно так падете,
    Как с древ увядший лист падет!
    И вы подобно так умрете,
    Как ваш последний раб умрет!

    Воскресни, боже! боже правых!
    И их молению внемли:
    Приди, суди, карай лукавых,
    И будь един царем земли!

    Анализ стихотворения Державина «Властителям и судиям»

    Со второй половины 18 века русская поэзия перестала быть салонным и кулуарным явлением, постепенно оказывая на жизнь общества все больше и больше влияния. Красивые стихи, написанные «высоким штилем», уступили место обличительным произведениям, на которых впоследствии выросло не одно поколение бунтарей и революционеров. Одним из первых русских поэтов, который не побоялся публично обличить тех, кто злоупотребляет своей властью, стал Гавриил Державин. Именно ему принадлежит стихотворение «Властителям и судьям», написанное в 1780 году.

    К этому моменту автор оставил военную карьеру и успешно осваивал должность статского советника. Параллельно с достижениями на общественном и политическом поприще Державин начал публиковать свои первые стихи, которые принести ему широкую известность сперва в салонах, а позже и во дворце императрицы. На волне заигрывания с французскими республиканцами императрица Екатерина-II поощряла смелые высказывания и среди своих подданных. Именно по этой причине она достаточно благосклонно отнеслась к стихотворению Державина, в котором присутствуют достаточно смелые и резкие высказывания в адрес власть имущих.

    Тех, кто вершит человеческие судьбы, поэт называет богами на земле и моделирует ситуацию, когда они сами предстанут перед высшим, божественным судом. Державин не причисляет себя к высшему существу, однако отваживается говорить от имени Всевышнего, указывая своим соотечественникам на недопустимость тех поступков, которые он совершают. «Доколе, рек, доколь вам будет щадить неправедных и злых?», — вопрошает поэт.

    В первой части стихотворения автор повествует о том, чем именно заключается долг тех, кто находится у власти. Эти люди, по мнению Державина, должны «сохранять законы», помогать вдовам и сиротам, «спасать от бед невинных» и защищать слабых перед сильными. Кроме этого, поэт озвучивает мысль, что необходимо «исторгнуть бедных из оков», то есть, по сути, отменить крепостное право. Такое высказывание даже во времена правления Екатерины-II считалось проявлением вольнодумства, однако императрица, благоволившая Державину, закрыла на подобную дерзость глаза.

    Вторая часть стихотворения носит обличительный характер. Автор отмечает, что люди не внемлют доводам рассудка и давно уже живут не по божьим заповедям, а по мирским законам. «Злодействы землю потрясают, неправда зыблет небеса», — с горечью констатирует поэт. Обращаясь к русским царям, Державин признается, что считал их божьими наместниками на земле. Однако автор убежден, что «и вы подобно так падете, как с древ увядший лист падет! И вы подобно так умрете, как ваш последний раб умрет!». В финале поэт призывает Всевышнего спуститься на грешную землю, чтобы вершить суд над людьми. «Приди, суди, карай лукавых, и будь един царем земли!», — восклицает Державин, справедливо полагая, что без вмешательства высших сил навести порядок на Руси не представляется возможным даже самому мудрому и справедливому правителю из числа простых смертных.

    Державин. Властителям и судиям

    Восстал всевышний бог, да судит
    Земных богов во сонме их;
    Доколе, рек, доколь вам будет
    Щадить неправедных и злых?

    Ваш долг есть: сохранять законы,
    На лица сильных не взирать,
    Без помощи, без обороны
    Сирот и вдов не оставлять.

    Ваш долг: спасать от бед невинных,
    Несчастливым подать покров;
    От сильных защищать бессильных,
    Исторгнуть бедных из оков.

    Не внемлют! видят – и не знают!
    Покрыты мздою очеса:
    Злодействы землю потрясают,
    Неправда зыблет небеса.

    Цари! Я мнил, вы боги властны,
    Никто над вами не судья,
    Но вы, как я подобно, страстны,
    И так же смертны, как и я.

    И вы подобно так падете,
    Как с древ увядший лист падет!
    И вы подобно так умрете,
    Как ваш последний раб умрет!

    Воскресни, боже! боже правых!
    И их молению внемли:
    Приди, суди, карай лукавых,
    И будь един царем земли!

    Ода Державина «Властителям и судиям» (см. её краткое содержание и анализ) имела три редакции. Первая не удовлетворила поэта. Вторая оды была опубликована в «СПб. вестнике», однако номер журнала, открывавшийся одой, был приостановлен, листок, на котором раньше была ода, перепечатан. По-настоящему ода пришла к читателю только в 1787 г., когда она была в окончательной редакции напечатана в журнале «Зеркало света» под заглавием «Ода. Извлечена из псальма 81». В 1795 г., пытаясь испросить разрешение на издание собрания своих сочинений, Державин поднес Екатерине II рукописный экземпляр первой части, куда включил и эту оду. Однако то, что в 1787 г. прошло незамеченным, в 1795 г., после Великой французской революции , казни короля Людовика XVI и т. п., произвело впечатление разорвавшейся бомбы. Тогда ходил слух, что 81-й псалом был использован революционерами-якобинцами против короля.

    Когда теперь Державин появлялся при дворе, вельможи сторонились и попросту «бегали» от него. Поэт немедленно написал объяснительную записку – «Анекдот», в которой «ясно доказал», что автор псалма «царь Давид не был якобинцем», и разослал ее наиболее влиятельным при дворе лицам. После этого все «как рукой сняло: все обошлись с ним так, как ничего не бывало». Несмотря на это, разрешения на издание своих сочинений Державин не получил, а рукопись была отдана князю Зубову, у которого и находилась до самой смерти Екатерины II. В издании 1798 г. ода была вычеркнута цензурой, и в окончательной редакции она под заглавием «Властителям и судиям» появилась только в I томе издания 1808 г.

    Возможно, что непосредственным внешним толчком к написанию оды послужил следующий случай, описанный самим поэтом: «В 1779 г. был перестроен под смотрением его [Державина] Сенат, а особливо зала общего собрания, украшенная… лепными барельефами…, между прочими фигурами была изображена скульптором Рашетом Истина нагая, и стоял тот барельеф к лицу сенаторов, присутствующих за столом; то когда изготовлена была та зала и генерал-прокурор князь Вяземский осматривал оную, то, увидев обнаженную Истину, сказал экзекутору: «Вели ее, брат, несколько прикрыть». И подлинно, с тех пор стали отчасу более прикрывать правду в правительстве».

    Король Яков I, по божественному праву королей

    Король Яков I, по божественному праву королей
    King James I, Works
    (О божественном праве королей)
    Глава 20


    Государство монархии — высшее, что есть на земле; ибо цари — не только помощники Бога на земле и восседают на престоле Бога, но даже сам Бог назвал их богами. Существуют три основных подобия, которые иллюстрируют состояние монархии: одно исключено из слова Божьего; а два других — по соображениям политики и философии.В Священном Писании царей называются богами, и поэтому их сила после определенного отношения сравнивается с божественной силой. Королей также сравнивают с отцами семейств: для короля действительно Parens patriae , политический отец своего народа. И, наконец, короли сравниваются с главой этого микрокосма человеческого тела.

    Королей справедливо называют богами, потому что они проявляют на земле образ или подобие божественной силы: ибо если вы рассмотрите атрибуты Бога, вы увидите, как они совпадают в личности царя.Бог имеет силу создавать или дестров создавать или разрушать по своему усмотрению, давать жизнь или посылать смерть, судить всех и быть осужденным и не подотчетным никому; поднимать низкое и понижать высокое по своему желанию, и Богу причитаются и душа, и тело. И такая же сила есть у царей: они создают и разрушают своих подданных, они имеют власть воскрешать и ниспровергать, над жизнью и смертью, судить всех своих подданных и по всем причинам и, тем не менее, не подотчетны никому, кроме одного Бога. . . .

    Итак, я завершаю этот пункт, касаясь власти царей с помощью аксиомы божественности: что оспаривать то, что может сделать Бог, — это богохульство…. так что это подстрекательство подданных к спорам о том, что король может делать на пике своей власти. Но справедливые цари всегда будут готовы объявить, что они будут делать, если они не навлекут на себя проклятие Бога. Я не буду доволен, что моя власть будет оспорена; но я всегда буду готов показать причину всех моих действий и управлять своими действиями в соответствии с моими законами. . . Я бы хотел, чтобы вы были осторожны, чтобы избежать трех вещей, связанных с жалобами:

    Во-первых, вы не вмешиваетесь в главные вопросы правительства; это мое ремесло.. . вмешиваться в это означало для меня урок. . . Меня нельзя учить своему офису.

    Во-вторых, я не хочу, чтобы вы вмешивались в мои древние права, которые я получил от своих предшественников. . . . Все новинки опасны как в политическом, так и в естественном теле. и поэтому я не хотел бы, чтобы меня оспаривали из-за моих древних прав и владений, поскольку это должно было признать меня недостойным того, что было у моих предшественников и что они оставили мне.

    И, наконец, я прошу вас остерегаться предъявлять претензии в отношении всего, что установлено установленным законом и в соответствии с этим.. . вы знаете, я никогда не дам правдоподобного ответа; ибо для подданных неприлично давить на своего царя, и они заранее знают, что он им откажется.

    От короля Якова I, Works , (1609).



    РЕСУРС: Мировые цивилизации
    http://www.wwnorton.com/college/history/ralph/workbook/ralprs20.htm
    Страница создана Томасом Пирси, доктором философии и Мэри Диксон.
    Прямые вопросы или комментарии к веб-мастеру.
    Последняя редакция 4 февраля 1997 г.
    Авторское право (c) 1997. Издательство W. W. Norton Publishing. Все права защищены

    1 Kings 20:23 Между тем слуги царя Арама сказали ему: «Их боги — боги холмов. Вот почему они одолели нас. Вместо этого мы должны сражаться с ними на равнинах; конечно, тогда мы будем

    Новая международная версия
    Между тем официальные лица царя Арама посоветовали ему: «Их боги — боги холмов.Поэтому они были для нас слишком сильны. Но если мы будем сражаться с ними на равнинах, мы обязательно будем сильнее их. New Living Translation
    После их поражения офицеры Венадада сказали ему: «Израильские боги — боги холмов; вот почему они победили. Но мы можем легко победить их на равнинах. English Standard Version
    И слуги царя Сирии сказали ему: «Их боги — боги холмов, и поэтому они были сильнее нас. Но давайте сразимся с ними на равнине, и мы обязательно будем сильнее их.Berean Study Bible
    Между тем слуги царя Арама сказали ему: «Их боги — боги холмов. Вот почему они преобладали над нами. Вместо этого мы должны сражаться с ними на равнинах; конечно, тогда мы победим. Царь Иаков Библия
    И слуги царя Сирии сказали ему: их боги суть богов холмов; поэтому они были сильнее нас; но давайте сразимся с ними на равнине, и мы обязательно будем сильнее их. Новый король Джеймс Версия
    Тогда слуги царя Сирии сказали ему: « их боги суть богов холмов.Поэтому они были сильнее нас; но если мы будем сражаться с ними на равнине, мы, конечно, будем сильнее их. Новая американская стандартная библия
    Теперь слуги царя Арама сказали ему: «Их боги — боги гор; по этой причине они были сильнее нас. Но давайте сразимся с ними на равнине, и мы определенно будем сильнее их. NASB 1995
    Теперь слуги царя Арама сказали ему: «Их боги — боги гор, поэтому они были сильнее нас. ; но давайте сразимся с ними на равнине, и непременно будем сильнее их.NASB 1977
    Слуги царя Арама сказали ему: «Их боги — боги гор, поэтому они были сильнее нас; но давайте лучше сразимся с ними на равнине, и , конечно, мы будем сильнее их. Расширенная Библия
    Теперь слуги царя Арама сказали ему: «Бог Израиля — бог холмов; поэтому они были сильнее нас. Но давайте сразимся с ними на равнине, и мы обязательно будем сильнее их. Христианская стандартная библия
    Теперь слуги царя Арама сказали ему: «Их боги — боги горной страны.Вот почему они были сильнее нас. Вместо этого мы должны сражаться с ними на равнине; тогда мы, безусловно, будем сильнее, чем они. Христианская стандартная библия Холмана
    Теперь царь слуг Арама сказал ему: «Их боги — боги горной страны. Вот почему они были сильнее нас. Вместо этого мы должны сражаться с ними на равнине; тогда мы непременно будем сильнее, чем они будут. American Standard Version
    И слуги царя Сирии сказали ему: их бог — бог холмов; поэтому они были сильнее нас; но давайте сразимся с ними на равнине, и несомненно, мы будем сильнее их.Арамейская Библия на простом английском языке
    И слуги царя Едома говорили ему: «Их Бог есть Бог гор. Благодаря этому они побеждают; однако мы будем сражаться с ними на равнине, и мы победим их! Брентон Септуагинт Перевод
    И слуги царя Сирии, даже они сказали: Бог Израиля есть Бог гор, а не Бог долины; поэтому он одолел нас: но если мы будем сражаться с ними на равнине, поистине, мы победим их.Современная английская версия
    Между тем официальные лица Бенхадада подошли к нему и объяснили: боги Израиля — это горные боги. Мы сражались с израильской армией на холмах, и поэтому они победили нас. Но если мы будем сражаться с ними на равнине, мы не сможем проиграть. Библия Дуэ-Реймса
    Но слуги царя Сирии сказали ему: их боги — боги холмов, поэтому они победили нас; но лучше нам сразиться с ними на равнинах, и мы победим их. . English Revised Version
    И слуги царя Сирии сказали ему: их бог — бог холмов; поэтому они были сильнее нас; но давайте сразимся с ними на равнине, и несомненно, мы будем сильнее их.Перевод Good News
    Официальные лица царя Венадада сказали ему: «Боги Израиля — горные боги, и именно поэтому израильтяне победили нас. Но мы непременно победим их, если будем сражаться с ними на равнинах. Офицеры царя Бенхадада из Арама сказали ему: «Их бог — бог холмов. Поэтому они были сильнее нас. Однако, если мы будем сражаться с ними на равнине, мы будем сильнее, чем они. Международная стандартная версия
    Разумеется, советники царя Арама сказали ему: «Их боги — горные боги.Вот почему они были сильнее нас. Но когда мы сражаемся с ними на равнинах, мы обязательно станем более сильной армией! JPS Tanakh 1917
    И сказали ему слуги царя Арама: «Бог их — Бог холмов; поэтому они были сильнее нас; но давайте сразимся с ними на равнине, и непременно мы будем сильнее их. Буквально Standard Version
    И слуги царя Арама сказали ему: «Их боги [суть] боги холмов, поэтому они были сильнее их нас; и все же мы сражаемся с ними на равнине — разве мы не сильнее их? NET Bible
    Советники сирийского царя сказали ему: «Их Бог — бог гор.Вот почему они нас пересилили. Но если мы будем сражаться с ними на равнинах, мы непременно одолеем их. New Heart English Bible
    Слуги царя Арама сказали ему: «Их бог — бог холмов; поэтому они были сильнее нас. Но пусть мы будем сражаться против них на равнине, и мы обязательно будем сильнее их. World English Bible
    Слуги царя Сирии сказали ему: «Их бог — бог холмов; поэтому они были сильнее нас. Но давайте сразимся с ними на равнине, и мы обязательно будем сильнее их.Дословный перевод Янга
    И слуги царя Арама сказали ему: «Боги холмов — их боги, поэтому они были сильнее нас; и все же мы сражаемся с ними на равнине — разве мы не сильнее их? Дополнительные переводы …

    Египетская цивилизация — Религия — Царство

    Королевство

    Концепция царской власти — ключ к пониманию развития египетской цивилизации.В Древнем Королевстве короли рассматривались как воплощенные боги, физическое проявление божественного. Они были строителями пирамид, непреходящий символ абсолютной власти фараонов. В Поднебесной понятие королевская власть была пересмотрена. Вместо того, чтобы быть богами, короли считались божественно назначенные представители богов на земле. Они были ответственны за руководство своим народом.Если они не проводили делах государства мудро и справедливо, они не будут допущены в небесное царство, когда они умерли.

    Три фрагмента папируса, написанные не ранее конец восемнадцатой династии, дать представление о роли и ответственность фараона. Текст, к королю Мерикару, рекомендует быть справедливым и добрым по отношению к угнетенным, так как все его действия будут рассмотрены в День Суждение.Цитата призывает короля быть серьезным и трудолюбивым, напоминая ему, что «скрытый создатель» — верховный судья всех.

    Боги определили, кто станет следующим король. С помощью различных средств гадания и консультации оракулы, будет определен новый король. Когда он взошел на престол, он превратился в живое воплощение бога-сокола Гора. После его смерти он отказался его положение по отношению к его преемнику, который во многих случаях был его сыном (хотя старший сын не всегда становился следующим королем).Иногда человек не связанные с королем, например, могущественный визирь или феодал, стал его преемником, или новая линия королей возникла после крах былой монархии.

    Когда царь умер, он отправился в подземный мир, где были осуждены его дела на земле. Если бы его сердце было чистый и легкий, как перышко, он стал Осирисом. Таким образом, станция царя передавался из поколения в поколение.Выражение «Король мертв, да здравствует король» — воплощает принцип королевская власть: физическое тело короля умирает, но живет в вечности; должность короля живет, передаваясь из поколения в поколение следующий.

    Египетская концепция царствования перекликается с обоими шаманские традиции коренных культур и божественное право королей в современных цивилизациях.Хотя роль монархов значительно уменьшилась в двадцатом веке, вера в доверие мудрость политических лидеров (сменивших монархов) для руководства государственные дела все еще живы в современном мире.


    главное меню | цивилизация | религия

    Лучшие цитаты Роберта Баратеона в «Игре престолов»

    Из восьми напряженных сезонов сериала «Игра престолов » на HBO он пережил только один, но это не делает первого короля Семи Королевств менее запоминающимся.Убитый Ланнистерами, как и его лучший друг Нед Старк, король Роберт Баратеон видел жизнь как мрачный саркастический беспорядок, совсем не то, о чем он мечтал как о сильном восстании, возглавляющем молодежь.

    СВЯЗАННЫЙ: Игра престолов: 5 персонажей, у которых был счастливый конец (и 5 тех, у кого не было)

    Самое лучшее в короле Роберте? Он позволил всем, включая публику, точно знать, что он думает.Этот неистовый, жадный, жадный, кричащий бабник или монарх был, вероятно, самым веселым мужчиной или женщиной, которых зрители когда-либо видели на троне. Вот лишь несколько из лучших моментов короля.

    10 «Ты хочешь узнать ужасную правду? Я даже не могу вспомнить, как она выглядела. Я знаю только, что она была единственной вещью, которую я когда-либо хотел … кто-то забрал ее у меня, и семь королевств не смогли заполнить дыра, которую она оставила после себя «.

    Вам понравился Игра престолов из-за романтики? Вы ждали и молились, чтобы Джейми и Бриенна признали, что у них есть чувства друг к другу? Было ли больно смотреть, как Дейенерис продолжает отвергать сира Джораха? Что ж, кроме Дэни и Джораха, самой трагической безответной любовью сериала, казалось, были Роберт Баратеон и Лианна Старк.

    Роберт потерял любовь всей своей жизни еще до того, как у них появился шанс, и весь континент Вестерос и за его пределами пострадал от этого. Почему Роберт восстал против отца Дейнери? Потому что он думал, что сын короля похитил любовь всей его жизни.Довольно романтично для мужчины взять целое королевство во имя одной женщины. Но, как видно из приведенного выше заявления Роберта, эти отношения всегда были более трагичными, чем что-либо еще.

    9 «Вы слышали Руку, Король слишком толст для его доспехов! Иди и найди носилки для нагрудников! СЕЙЧАС!»

    Отчасти то, что сделало короля Роберта таким забавным для просмотра на экране, даже если это было всего на один сезон, — это его юмор.Он был королем, его не волновало, что другие думают о нем или как он выглядит, он смеялся над собой, потому что никому другому это не позволялось. Носилки кирасы? Нет такого понятия.

    СВЯЗАННЫЙ: Игра престолов: 10 пар, которые имели бы много смысла (но никогда не собирались вместе)

    Но ему и публике нравилось наблюдать, как подчиненные копошатся, пытаясь найти кого-нибудь.Роберт был громким, грубым, жестоким, но он был откровенен в этом, и это сделало его другим персонажем, которого можно было бы наблюдать на экране.

    8 «Носи его молча, или я снова буду чествовать тебя».

    Для небольшого контекста, эта строчка передана Робертом своей жене Серсее.Он дает ей пощечину, и она заявляет, что будет: «Носите это как почетный знак». Очевидно, Роберт не поклонник своей жены или ее язвительного языка.

    Пара никогда не была подходящей парой, но в некоторых из лучших сцен в сезоне Игра престолов муж и жена сидели друг напротив друга и дрались на словах.Это не один из тех случаев, когда слов было достаточно, и это, безусловно, подчеркивало жестокость, которой обладал Роберт, и которая, вероятно, поместила его на трон.

    7 «Клянусь тебе, я никогда не был таким живым, как когда я завоевал этот трон, или таким мертвым, как теперь, когда я его завоевал».

    Великие воины не всегда становятся хорошими правителями, но, к сожалению, никто не сказал Роберту об этом до того, как его восстание увенчалось успехом.Если бы только Дейенерис была предоставлена ​​возможность поговорить с Робертом до того, как она тоже попыталась править Семью Королевствами.

    Эта линия особенно интересна, потому что она показывает, что Роберт в некотором роде действительно распознал тип человека, которым он был, он был самосознающим (хотя и не достаточно часто).Вероятно, поэтому эта фраза выделяется среди многих, потому что Роберт действительно понял, кем он был, он просто обнаружил информацию слишком поздно, чтобы она могла быть кому-либо полезна.

    6 «Они никогда не рассказывают вам, как они все обосрались. Они не вкладывают эту роль в песни …»

    Здесь Роберт вспоминает свое первое убийство.Он продолжает: «Теперь Тарли преклоняют колени, как и все остальные. Он мог бы остаться на грани битвы с умными мальчиками, и сегодня его жена сделает его несчастным, его сыновья будут неблагодарными, а он Я бы трижды просыпался за ночь, чтобы влить в миску «.

    Опять же, он считает себя молодым воином, но Роберт так и не получил шанса стать престарелым королем.Здесь также затрагиваются ужасы войны, хотя никто, кроме слуг, не слышит об этом, и Вестерос снова отправляется в бой.

    5 «Я не пытаюсь чтить тебя, я пытаюсь заставить тебя управлять моим королевством, пока я ем, пью и иду в раннюю могилу».

    Здесь Роберт заставляет лучшего друга Неда прийти в Королевскую Гавань и стать Десницей Короля.Это отличная идея (по крайней мере для Роберта). Как упоминалось выше, он пришел к выводу, что он больше воин, чем правитель, и, наконец, пришел просить дополнительной помощи.

    Если бы только это самосознание не исчезло в тот момент, когда он вернулся на юг к трону.Если бы только Роберт вспомнил, почему он поехал на север за Недом, возможно, они оба выжили бы и прослужили несколько сезонов.

    4 «Боги одинаково издеваются над молитвами королей и трусов».

    Роберт снова жалуется на голову, на которой лежит корона.Когда он получил это, он действительно не знал, что с ним делать, и это, казалось, не имело значения ни для смертных, ни для богов. Но эта линия великолепна, потому что она говорит за пределами персонажа самого Роберта или даже мира Game of Thrones .

    Это одна из лучших фраз Короля, потому что фанаты могут вырвать ее из контекста, цитировать на вечеринках и втиснуть в несвязанные разговоры.Цитаты всегда лучше, когда их можно легко использовать в других жизнях.

    3 «Как долго ненависть может удерживать единое целое?»

    Возможно, эта фраза, которую король Роберт говорит со своей женой, Серсеей, должна стать лозунгом всего шоу Игра престолов .Хотя в контексте «ненависти», которую Роберт упоминает о своем браке, большую часть времени, похоже, ненависть движет во многих жаждущих власти домов Вестероса.

    СВЯЗАННЫЙ: Игра престолов: 5 худших вещей, которые Серсея сделала с Тирионом (и 5 худших вещей, которые он с ней сделал)

    Джоффри ненавидит всех, Дейенерис ненавидит Баратеонов и Ланнистеров, Старки ненавидят Ланнистеров, Ланнистеры ненавидят Старков.Как долго ненависть сможет удерживать континент? Это отличный вопрос, который, вероятно, объясняет, почему недавние монархи просуществовали недолго.

    2 «Удар в спину не готовит вас к бою, и это все, что сейчас в мире».

    Когда ненависть и предательство — это все, что объединяет страну, у нее не так много надежды на будущее.Роберт может искать рукопашный бой, но удары в спину — это отдельная битва. Он был бы более успешным королем, если бы мог смотреть дальше своего боевого молота и поля битвы.

    Но именно то, что он не мог, сделало его таким правителем, каким он был, всегда кричал, а также не хотел ударить кого-нибудь (включая его жену).Если бы он только понял свои собственные слова, человек мог бы прожить еще несколько лет.

    1 «Что больше, пять или один… Одна армия, настоящая армия, объединившаяся за одним лидером с одной целью».

    Серсея может быть лучшей в предательстве, но была причина, по которой Роберт Баратеон возглавил победоносное восстание на поле боя.Сидя напротив своей жены, Роберт спрашивает выше, зажав пять пальцев.

    Когда он предлагает свой ответ, он сжимает пальцы в кулак. Сообщение доставлено. Есть много причин, по которым Роберт недолго оставался королем Вестероса, но есть также причины, по которым он вообще достиг высшей должности в стране.

    ДАЛЕЕ: Игра престолов: 10 самых могущественных персонажей в рейтинге

    Следующий 10 основных потоковых сервисов и их лучшее телешоу по версии IMDb

    Об авторе Джесси Аткин (Опубликовано 367 статей)

    Джесси Аткин имеет степень магистра в области творчества.Она рассказчик, писатель и читатель. Она знаток молодежи, энтузиаст «Звездных войн», фанатик Гарри Поттера, приверженец Метса и поклонник мелочей.

    Ещё от Jessie Atkin

    Греческий бог Посейдон, владыка морей, Нептун

    Могущественный Землекрушитель Посейдон правил волнами, от которых зависели древние греки-мореплаватели. Рыбаки и капитаны мореплавателей поклялись ему в верности и избежали его гнева; Было хорошо известно о преследовании морским богом героя Одиссея, и немногие хотели блуждать так далеко и так долго, прежде чем найти свой порт приписки.Помимо своего влияния на моря, Посейдон был ответственен за землетрясения, ударяя по земле своим трезубцем, трехзубым копьем, с ужасающим разрушительным эффектом.

    Рождение Посейдона

    Посейдон был сыном титана Кроноса и братом олимпийских богов Зевса и Аида. Кронос, боясь сына, который свергнет его, когда он победит своего собственного отца Урана, проглотил каждого из своих детей, когда они родились. Как и его брат Аид, он рос в недрах Кроноса до того дня, когда Зевс обманом заставил титана вырвать своих братьев и сестер.Победив в последовавшей битве, Посейдон, Зевс и Аид сделали жребий, чтобы разделить завоеванный ими мир. Посейдон завоевал господство над водами и всеми их существами.

    Альтернативные греческие мифы предполагают, что мать Посейдона, Рея, превратила его в жеребца, чтобы подавить аппетит Кроноса. Именно в виде жеребца Посейдон преследовал Деметру и породил жеребенка, лошадь Арейон.

    Посейдон и лошадь

    Как ни странно для бога моря, Посейдон глубоко ассоциируется с лошадьми.Он создал первую лошадь, познакомил человечество с верховой ездой и гонками на колесницах и скачет по волнам в колеснице, запряженной лошадьми с золотыми копытами. Кроме того, некоторые из его многочисленных детей — лошади: бессмертный Арейон и крылатый конь Пегас, который был сыном Посейдона и горгоны Медузы.

    Мифы о Посейдоне

    Брат Зевса и греческого бога моря фигурирует во многих мифах. Возможно, наиболее примечательными из них являются те, что связаны Гомером в Илиаде и Одиссее, , где Посейдон выступает в качестве врага троянцев, защитника греков и страшного врага героя Одиссея.

    Антипатия греческого бога к коварному Одиссею разжигается смертельной раной, которую герой наносит Полифему Циклопу, сыну Посейдона. Снова и снова морской бог вызывает ветры, которые удерживают Одиссея от его дома на Итаке.

    Вторая примечательная история связана с соперничеством Афины и Посейдона за покровительство Афинам. Богиня мудрости представила афинянам более убедительный аргумент, подарив им оливковое дерево, а Посейдон создал лошадь.

    Наконец, Посейдон занимает видное место в истории Минотавра. Посейдон подарил королю Крита Миносу фантастического быка, предназначенного для жертвоприношения. Царь не мог расстаться со зверем, и в гневе Посейдон заставил принцессу Пасифаю влюбиться в быка и родить легендарного полубыка-получеловека по имени Минотавр.

    Факты о Посейдоне

    Род занятий: Бог Моря

    Атрибуты Посейдона: Самый известный символ Посейдона — трезубец.Посейдон часто изображается вместе со своей женой Амфитритой в морской колеснице, запряженной морскими существами.

    Неполноценность Посейдона: Посейдон утверждает равенство с Зевсом в Илиаде , но затем уступает место Зевсу как королю. По некоторым данным, Посейдон старше Зевса и единственного брата и сестры Зевса, которого не нужно было спасать от своего отца (рычаг власти, который Зевс обычно использовал со своими братьями и сестрами). Даже с Одиссеем, разрушившим жизнь своего сына Полифема, Посейдон вел себя менее устрашающе, чем можно было ожидать от разъяренных богов.В борьбе за покровительство полис Афин Посейдон проиграл своей племяннице Афине, но затем работал вместе с ней, как в Троянской войне, где они пытались помешать Зевсу с помощью Геры.

    Посейдон и Зевс: Посейдон, возможно, имел равные права на титул Короля богов, но Зевс — тот, кто его взял. Когда Титаны сделали молнию для Зевса, они сделали трезубец для Посейдона.

    Как Зевс стал королем богов?

    Автор GreekBoston.com в греческой мифологии

    Зевс — олимпийский бог неба. Говорят, что он контролирует погоду, а также представляет закон и порядок. Чаще всего его изображали с темной бородой, в длинном плаще и всегда рядом со своими молниями. Он породил много детей, а также имеет немного вспыльчивый характер. Тем не менее, он наиболее известен как король олимпийских богов.

    Однако Зевс не всегда был царем. Когда он родился, он был сыном царя титанов Кроноса.Был еще один король до того, как он вступил во владение, и еще один король до этого. Откуда именно появился Зевс и как он стал царем?

    Ну, все началось с пророчества. Гайя сказала Кроносу, что его судьба быть свергнутой сыновьями, так же как он сверг своего собственного отца. В конце концов, именно действия, вызванные этим, привели Зевса к тому, чтобы стать королем.

    Рождение Зевса

    Зевс был сыном Титанов, Кроноса и Реи. Кронос в то время был королем — титул, который он узурпировал у своего отца, Урана.Кроносу сказали, что один из его детей свергнет его. В результате он проглотил каждого из своих детей целиком, чтобы помешать им занять его трон.

    Чтобы предотвратить это с Зевсом, Рея заручилась помощью Гайи. Рея устала смотреть, как муж проглатывает ее собственных детей. Итак, она обманула Кроноса, дав ему камень, завернутый в пеленки, который он затем проглотил.

    Его доставили на остров Крит и подняли на горе Дикта. По одной из версий истории, за ним ухаживала нимфа Амальтея и воспитывала Гея.По другим версиям, его воспитывала исключительно Гайя. Когда он был достаточно взрослым, он покинул остров Крит, чтобы спасти своих братьев и сестер.

    Противостояние Кроносу

    Когда он покинул Крит, Зевс знал, что ему нужно противостоять Кроносу и спасти своих братьев и сестер. Зевс обманул Кроноса, дав ему рвотное средство, которое вызывает рвоту. Когда Кроноса вырвало, он изгнал всех своих проглоченных детей. В некоторых версиях истории именно Гайя заставила Кроноса извергнуть детей.

    После освобождения Посейдон и Аид объединились со своим братом Зевсом, чтобы свергнуть Кроноса.Таким образом, пророчество исполнилось, потому что его собственные сыновья победили Кроноса.

    Кто станет королем?

    После поражения Кроноса Посейдон, Аид и Зевс спорили о том, кто станет следующим царем. Вместо того, чтобы яростно драться, они решили жеребьевку определить, кому достанется такая честь. Из-за ничьей Зевс стал царем, Посейдон правил морями, а Аид правил подземным миром.

    Несмотря на то, что Зевс выиграл ничью, многие считают, что ему все равно суждено было стать королем, потому что он считался самым могущественным.Тем не менее, он продолжал править как царь олимпийских богов. Все началось с простого пророчества, в котором говорилось, что его сыновья свергнут Кроноса.

    Категория: греческая мифология

    Сообщение было написано GreekBoston.com

    Поделитесь этой греческой мифологией Артикул:

    Exodus: Gods and Kings: обзор фильма (2014)

    Безусловно, есть соблазн увидеть этот вид старомодного, библейского эпоса на большом экране — и действительно, в этом распространении пикселей есть неоспоримое мастерство и вес массивные декорации и битвы гигантов.Очевидно, что команда Скотта тщательно продумала и создала каждую деталь — от костюмов до оружия и интерьеров. Но фильм в целом (со сценарием, приписанным Адаму Куперу и Биллу Коллажу, Джеффри Кейну и Стивену Зайлиану) кажется перегруженным и преувеличенным. Самосерьезный до ошибки, он упаковывает все больше и больше с точки зрения сюжета и экстравагантных визуальных эффектов, предлагая слишком мало с точки зрения реального развития персонажа и увлекательной драмы.

    Когда он был на пике формы за свою долгую карьеру, снимая такие фильмы, как «Бегущий по лезвию», «Чужой» и даже «Тельма и Луиза», Скотт зарекомендовал себя как провидец и мастер создания образов, которые будут продолжаться. быть культовым.«Исход» кажется странно безличным. Трудно сказать, о чем здесь говорит Скотт, разве что по сравнению с тем, чтобы его получивший премию Оскар «Гладиатор» выглядел как независимый фильм. Ранее в этом году звезда «Гладиатора» Рассел Кроу сыграл главного героя в «Ное» Даррена Аронофски. Это был библейский эпос, тоже масштабный, но в то же время красивый и странный; он остался верен исходному материалу, но нашел интригующий и вызывающий тон. Это действительно вызвало эмоции.

    В «Исходе» язвы забавны, вкратце, и на этом все.По крайней мере, перспектива чумы обещает повеселиться: «Фу, отвратительно, огромная куча лягушек» или: «Ой, да, вот и саранча». Но, как и многое другое в фильме, эти потенциально захватывающие последовательности хаоса и террора превращаются в огромные рои, в цифровом виде не связанные с их воздействием на человечество. (Но фурункулы — они остаются. И они неприятны.)

    То, что Кристиан Бэйл играет Моисея в основном жестко и отстраненно, определенно не помогает. (Но эй, по крайней мере, он здесь более понятен, чем ворчливый и измученный Бэтмен).Здесь он тихо способный лидер — генерал среди людей, и в глазах фараона Сети (Джон Туртурро), который вырастил Моисея как своего приемного сына, явно более способный захватить королевство, чем его собственный биологический сын, прихорашивающийся и эгоистичный Рамзес (Джоэл Эдгертон). Несмотря на густую подводку, блестящую лысину и сияющий золотой гардероб, Эджертон никогда не бывает достаточно ярким. Он мог бы переборщить с ролью и помочь вдохнуть жизнь в эту картину. К сожалению, он чувствует себя неуютно.

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.