Что такое слово о полку игореве: Слово о полку Игореве

Содержание

Слово о полку Игореве

Принято считать, что «Слово» уникально. И первые издатели, и Пушкин, и Набоков говорили о «Слове» как об «уединённом памятнике» в «пустыне» или «степи» русской словесности — где, как по умолчанию считалось, ничего достойного не могло быть вплоть до Петра. На скучноватом для человека Нового времени фоне оригинальных поучительных и переводных богослужебных текстов, «миней и палей», как по другому поводу сказал Вениамин Каверин, текст, напоминающий о европейском Средневековье («Нибелунгах» или «Песни о Роланде»), а где-то и о поэзии Возрождения и более близких к нам эпох, казался человеку XIX–XX веков удивительной игрой природы (даже не культуры). По счастливой случайности, «Слово» было всё же замечено антикварами екатерининского века перед московским пожаром — иначе, как казалось, ни о какой древнерусской литературе говорить было бы нечего.

Первые читатели «Слова» в 1790-е годы, да и многие последующие поколения ещё мало знали о средневековой литературе и культуре Руси.

Сейчас нам известно уже очень много параллелей к «Слову», которые могут быть непосредственно связаны с ним или принадлежать той же традиции. Культура Руси XII–XIII веков действительно была преимущественно церковной: её, по крайней мере письменную часть, создавали в основном монахи и священники. Но в ней была и более светская линия. Такое сосуществование традиций характерно для византийской образованности того же времени (в культуре Византии, в отличие от Руси, была ещё и живая античная составляющая). В сгоревшей рукописи, кроме «Слова о полку Игореве», был также список перевода византийского воинского романа о добывании невесты «Дигенис Акрит» («Девгениево деяние»), тоже XII века; этот перевод был позже найден в других редакциях. Кстати, «Дигенис», как и «Слово», «пограничный эпос», среди его героев и христиане, и варвары-иноверцы, между ними возможно тесное общение и даже браки (как у Владимира с «красной девицей» Кончаковной).

О, Русская земля, ты уже за горою!

перевод Р. Якобсона

Эта культура находила поддержку прежде всего при княжеских дворах. Сам автор «Слова» ссылается на своего предшественника Бояна — придворного певца нескольких князей XI века. Хваля его, стилизуя и цитируя, он в то же время заявляет, что не намерен следовать его манере. Из жития Феодосия Печерского известно, что при княжеском дворе в XI веке действительно было принято держать играющих и поющих гусляров — автор-монах говорит об этом неодобрительно, но подчёркивает, что это «обычай есть перед князем», признавая нечто вроде культурной автономии светских правителей. Известно и о других светских придворных развлечениях, идущих из Византии или с Запада. В Ипатьевской летописи упоминается, что в Руси XII века венгерские всадники устраивали нечто вроде рыцарских турниров («игра на фарех»). В лестничной башне Софии Киевской сохранились фрески с изображением византийского зимнего маскарада («брумалий»), скоморохов, музыкантов и охоты, иллюстрирующие сюжет о приезде княгини Ольги в Царьград.

В «Поучении Владимира Мономаха» (начало XII века) также детально изображены рискованные княжеские охоты. (Кстати, эта уникальная автобиография древнерусского князя тоже сохранилась в единственном списке — в составе Лаврентьевской летописи, которая тоже была в собрании графа Мусина-Пушкина. Конечно, если бы она тоже сгорела, в её подлинность многие бы не поверили, но буквально за несколько месяцев до пожара её взял почитать Карамзин). В рассказе Мономаха, как и в «Слове», упоминается «лютый зверь» (эвфемизм для какого-то крупного хищника), и этот отрывок написан с небольшим числом союзов, как и «Слово о полку Игореве», что придаёт ему характерный ритм:

А се в Черниговѣ дѣялъ єсмъ: конь диких своима рукама свѧзалъ єсмь, въ пу[щ]ах 10 и 20 живых конь, а кромѣ того иже по рови ѣздѧ ималъ єсмъ своима рукама тѣ же кони дикиѣ. Тура мѧ 2 метала на розѣх и с конемъ, ѡлень мѧ ѡдинъ болъ, а 2 лоси ѡдинъ ногами топталъ, а другыи рогома болъ, вепрь ми на бедръ мечь ѡттѧлъ, медвѣдь ми у колѣна подъклада оукусилъ, лютыи звѣрь скочилъ ко мнѣ на бедры и конь со мною поверже; и Богъ неврежена мѧ съблюде.

И с конѣ много падах, голову си розбих дважды, и руцѣ и нозѣ свои вередих, въ оуности своеи вередих, не блюда живота своєго, ни щадѧ головы своея.

«А вот что я в Чернигове делал: коней диких своими руками связал я в пущах десять и двадцать, живых коней, помимо того, что, разъезжая по равнине, ловил своими руками тех же коней диких. Два тура метали меня рогами вместе с конём, олень меня один бодал, а из двух лосей один ногами топтал, другой рогами бодал; вепрь у меня на бедре меч оторвал, медведь мне у колена потник укусил, лютый зверь вскочил ко мне на бёдра и коня со мною опрокинул. И Бог сохранил меня невредимым. И с коня много падал, голову себе дважды разбивал и руки и ноги свои повреждал — в юности своей повреждал, не дорожа жизнью своею, не щадя головы своей». 

Перевод Д.С. Лихачёва

Параллели со «Словом» находятся и в церковных текстах домонгольской Руси. Например, противопоставление своего оригинального творчества старому песнопевцу Бояну, казалось бы нетипичное для Средневековья, находит аналогии в «Слове на воскресение Лазаря» (XII–XIII века), где царь Давид в аду говорит пророкам и праведникам: «Воспоим, весело, дружино, песни днесь, а плач отложим и утешимся! Се бо время весело наста…», причём делает это, кладя «очитые (зрячие) персты» «на живыя струны», как и Боян в «Слове». Похожие противопоставления есть и в переводной «Хронике Георгия Амартола», и в оригинальных проповедях Кирилла Туровского Кирилл Туровский (1130 — ок. 1182) — богослов, писатель. Принял постриг в Туровском Борисоглебском монастыре, жил в затворничестве. Благодаря богословским трудам, был рукоположён в епископы. Канонизирован Русской православной церковью в лике святителя. ⁠ .

Надпись о смерти Всеволода Мстиславича (1138) в Благовещенской церкви на Городище под Новгородом, найденная в 2017 году, содержит лексическую параллель к написанному спустя полвека «Слову», одному из самых лиричных его мест: «Уныло бяше сердце ихъ тугою по своемь князи» (ср. в «Слове»: «Уныша цвѣты жалобою и древо ся тугою къ земли пръклонило»). Есть характерные выражения и в новгородских берестяных грамотах: например, из относящейся ко второй половине XII века грамоты № 724 мы узнаём, что предводитель отряда действительно обращался к своим людям «Братие и дружино!», как Игорь. В XII или XIII веке также написано одно из наиболее ярких произведений княжеской культуры «Моление (или Слово) Даниила Заточника» (оформленное именно как послание князю), которое содержит и неясные экзотизмы, и поэтические параллелизмы, и игру со словами (знаменитое «кому Боголюбово, а мне горе лютое»), а среди образов — перекликающееся со «Словом» «мыслию паря, аки орелъ по воздуху».

Кони ржут за Сулою — звенит слава в Киеве; трубы трубят в Новгороде — стоят стяги в Путивле

перевод Р. Якобсона

Нельзя не упомянуть также «Слово о погибели Русской земли» (между 1238 и 1246), которое появилось практически наверняка после «Слова о полку Игореве» и не могло на него повлиять, но принадлежит общей с ним эпохе и традиции. Их связывает как поэтический ритм, так и сочетание радостной и грустной эмоциональной окраски. «Слово о погибели Русской земли» открывается панегириком Руси («О, свѣтло свѣтлая и украсно украшена, земля Руськая! И многыми красотами удивлена еси: озеры многыми удивлена еси, рѣками и кладязьми мѣсточестьными, горами, крутыми холми, высокыми дубравоми, чистыми польми, дивными звѣрьми…») и продолжается похвалой могущественному Владимиру Мономаху — ностальгией по ушедшему «золотому веку» Руси («старого Владимира» идеализировал и автор «Слова»). Дальше должно было идти описание разорения Руси татарами, но этот текст не сохранился.

Безусловно, «Слово о полку Игореве» связано с фольклором и народной поэзией; отсюда эпитеты типа «чистое поле», «синее море», «серый волк», «красные девки», «мутно текущие» реки.

Сюрреалистический бестиарий «Слова о полку Игореве» – Новости – Научно-образовательный портал IQ – Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Сравнение переводов одного и того же текста позволяет увидеть то, что сложно транслировать из одной культуры в другую. Доцент Школы лингвистики НИУ ВШЭ Борис Орехов, собравший для своего сайта большинство существующих переводов «Слова о полку Игореве», рассказал IQ.HSE об одной из самых необычных версий «Слова» и о том, как интерпретация образов животных в нем выявляет различия культурных кодов. 

Шекспир, Хеопс, Кносс и «Слово»

«Слово о полку Игореве», по мнению исследователя, входит в число самых магнетических артефактов мировой культуры — наряду с пирамидой Хеопса, Кносским дворцом, Фестским диском и пьесами Шекспира. «Слово» притягивает, в том числе, непрофессионалов своей внутренней энергетикой, харизмой, необычной поэтикой. Не случайно возникают все новые переводы древнерусского текста, в том числе за рубежом. Одним из самых любопытных случаев стал перевод «Слова о полку Игореве» французским поэтом-сюрреалистом Филиппом Супо (Philippe Soupault, 1897-1990). Его книга «Chant Du Prince Igor» (буквально — «Песнь о князе Игоре») вышла в Швейцарии в 1950 году всего в 264 экземплярах и стала библиографической редкостью. Ей и посвящена статья Бориса Орехова «Средневековый бестиарий в сюрреалистическом контексте: к вопросу о переводе “Слова о полку Игореве” Филиппом Супо».

Супо знаменит не только поэзией, но также прозой, переводами и воспоминаниями. Хорошо известен его «рассказ о времени и о себе» – «Мемуары забытого» (Mémoires de l’Oubli, 1981). Наряду с Андре Бретоном Филипп Супо был одним из основателей дадаизма, а затем — сюрреализма. Вместе они написали главное сюрреалистическое литературное произведение — прозаическую книгу «Магнитные поля» (Les Champs Magnetique, 1919). И, хотя это художественное направление впоследствии сильно изменилось, Супо до конца жизни оставался авангардистом. Оптика, через которую он рассматривал «Слово о полку Игореве», довольно сложна. Это французская культура и литература, включая средневековые бестиарии, а также сюрреализм и личный, артистический «окуляр».

Однако между бестиарием у Супо и анимализмом самого «Слова» есть существенная разница.

Люди, львы, орлы и куропатки

Анимализм «Слова о полку Игореве» (конец XII века, первое издание —1800 год) проявляется двояко. С одной стороны, многие персонажи сравниваются с животными: соколами (например, князья, включая Игоря), волками (половецкие ханы Кончак и Гзак). Брат Игоря Всеволод назван «буй тур», жена Игоря Ефросинья Ярославна говорит, что полетит птицей (предположительно — кукушкой) по Дунаю. С другой стороны, действие обрамлено животным орнаментом. Мир «Слова» населен птицами (галками, воронами, кречетами) и зверями (это лисы, волки и пр.).

Из статьи Бориса Орехова и Марии Рыбиной «Животный мир “Слова о полку Игореве” в переводе Филиппа Супо “Le Chant de Prince Igor”»: «“Слово” выделяется на фоне других древнерусских произведений большей непосредственностью изображения животного мира. В большинстве средневековых текстов животные выступают как символические функции, а автор “Слова” часто отталкивается от наблюдений за поведением животных в естественной среде, чем от литературной традиции». 


Орехов Борис Валерьевич
Доцент Школы Лингвистики НИУ ВШЭ


Откуда в «Слове о полку Игореве» такой зооморфный орнамент?

В отличие от многих, более загадочных свойств «Слова о полку Игореве», это как раз там объясняется. В самом начале «Слова о полку Игореве» автор говорит читателям, что он станет рассказывать историю Игоря не так, как это делал «вещий Боян». Повествователь уважает своего предшественника, но хочет дистанцироваться от его традиций, вести рассказ по-новому.

Что значит по-новому и что значит — как Боян? Зооморфный стиль, когда каждое действующее лицо заменяется метафорическим животным, — и есть стиль Бояна. Автор «Слова» даже специально показывает это, говоря: «А как бы сказал Боян? Он сказал бы, что это галки, лисы, волки, соколы. А мы будем говорить не о галках и лисицах, а о людях, реальных князьях и их дружине».

В то же время, повествователь, хотя и пытается абстрагироваться от стиля Бояна, сильно от него зависит и поэтому иногда сам на него сбивается. В результате появление галок, лисиц и прочих животных получается все-таки во многом литературно обусловленным.

Пора, наконец, восстановить в правах и белку. Она спряталась в самой популярной идиоме из «Слова» — «растекаться мыслью по древу». Как мы знаем благодаря реликтам древнего языка в диалектах, «мыслью» называли как раз белку, а глагол «растекаться» (или «течь») был вполне рядовым глаголом движения, не обязательно связанным именно с жидкостями. В XIX веке он еще использовался в возвышенном контексте — например, в «Анчаре» у Пушкина: «И тот послушно в путь потек». Так что белка в «Слове», видимо, просто бегает «по древу». Ее соседи по тексту тоже перемещаются обычным для них способом, в привычной среде: «шизый орел» — под облаками, а «серый волк» — по земле. А дерево с шустрым зверьком в этом месте весьма логично, поскольку связывает вместе небо и землю, то есть верхний и нижний миры. Такая модель мира в мифологии была естественной для многих народов. Если бы мы сразу увидели в этом фразеологизме белку, то трактовали бы его иначе — не как многословие и привычку «лить воду». 

Нетипичный бестиарий

В заголовке статьи есть слово «бестиарий». Это довольно популярной жанр средневековой литературы — европейской в особенности, но и русской тоже (на Руси был известен сборник «Физиолог»). Бестиариям присущи нравоучения. Есть ли в «Слове» такой дидактизм?

Нравоучения в «Слове», конечно, есть, и это центральный момент в тексте композиционно. Примерно в середине произведения сначала Святослав, а затем и автор упрекают князей за разобщенность и то, что они ставят личные интересы выше интересов Руси. Эта внутренняя вражда, как мы знаем, действительно дорого обойдется русским уже совсем скоро, с приходом татаро-монгол. Для «Слова» нравоучения естественны, как для средневековой литературы в целом. Кстати, для древнерусской литературы бестиарии – не самый привычный жанр. В нашем регионе преобладали летописи, жития святых и некоторые другие жанры, задававшие вектор литературного развития. Так, «Житие протопопа Аввакума» ломает привычные каноны, но при этом ориентируется на известные агиографические образцы.

Проступает ли в версии Супо традиция басенной нравоучительности, идущая со времен Эзопа и подхваченная Лафонтеном?

Зооморфные образы и связанная с ними нравоучительность существовали еще до Эзопа. Он не был создателем традиции, он просто ее оформил так, что остался в культурной памяти. В фольклоре тоже есть специальный поджанр — сказки о животных, имеющие и нравоучительную прагматику. Связь с этой традицией у многих французских литераторов, видимо, сохранялась. В то же время, в ХХ веке, в его середине, она была уже во многом расшатана. Нравоучительность, видимо, не слишком близка Супо.

Любопытно, что, хотя для древнерусской литературы бестиарии не очень типичны, в зодчестве они представлены убедительно. В барельефах Дмитриевского собора во Владимире встречаются грифоны, львы, кони, птицы. Животные есть в книжных миниатюрах XI века: в Остромировом Евангелии, «Изборнике Святослава». Иллюстрации к «Chant Du Prince Igor» отчасти напоминают эти барельефы.

Собственно, образов животных не избегали и средневековые восточнославянские писатели, как мы видели это по зооморфной стилистике того же Бояна. Просто эти животные не собирались в упорядоченные каталоги, те самые бестиарии, по сути, средневековые словари-справочники о животных. Так же и в книжных миниатюрах: зооморфные элементы вплетались в геометрические и растительные орнаменты, были органической частью рисунка, но не побуждали к систематизации.

Ярославна в образе птицы; лев готовится к нападению

Аутентичная экзотика

Как Супо понимал сюрреализм и что его привлекло в «Слове»?

Не только тексты, но и поведение Супо было авангардным. Как и многие другие поэты, например, символисты, он занимался жизнетворчеством, выстраивал собственную биографию. Четкой границы между литературным поведением и поведением в жизни для него, пожалуй, не существовало. Сюрреалисты были скандалистами. Известен эпизод, когда во время встречи с американским поэтом У. Х. Оденом Филипп Супо вылил кофе на голову служанке. Оден осадил его, сказав примерно так: «Что ты творишь? Ты же здесь не в своем сюрреалистическом кругу. Веди себя прилично».

Один из ярких примеров того, где с сюрреализмом Супо мог сойтись текст «Слова», – это центральная часть древнерусского произведения, сон Святослава. У сюрреалистов была собственная мифология, и центральное место в ней занимало как раз понятие сна, грезы, мечты (англ. dream, фр. rêve). Сон для сюрреалистов — такое же важное понятие, как голубой цветок для романтиков.

Нет сомнения, что Супо воспринимал сон в «Слове» сквозь призму своего собственного представления о снах, их креативной и мистической энергии. Этот эпизод мог стать одним из тех крючков, которые и притянули поэта-авангардиста к тексту. Сон в «Слове» действительно непростой, это сон-предсказание, событие мистическое. Святослав во сне увидел, что произошло с Игорем и его дружиной. А потом бояре подтвердили, что Игорь потерпел неудачу. Есть и другие эпизоды: так, перед побегом Игорь спит, потом не спит. Думается, это тоже важно для поэта-сюрреалиста. Сновидческий контекст программирует дальнейшие события.

Значимы все «оптические приборы», сквозь которые Супо воспринимал древнерусский текст. Наряду с тем, что он француз, отягощенный всем багажом своей культуры, он еще и авангардист. И здесь он тоже видит нечто своеобразное, то, что заметит не всякий француз. Во Франции была сильная школа модернистской литературы, но в то же время во французском сознании заложена классицистическая эстетическая программа, требующая стройности, без дисбалансов. Неспроста европейский классицизм образцово проявил себя во Франции, но не в Англии.

И правда, у французов были мощный теоретик классицизма Буало, были драматурги-классицисты Мольер и Расин.

А у англичан был Шекспир, центральная фигура английской литературы, но классицисты его очень не любили, считали «неправильным». Англичане так до конца классицистами и не стали. Французы умеют и любят быть правильными, классичными.

Насколько Супо привлекала этнографическая экзотика «Слова»?

Сюрреалисты целенаправленно стремились к экзотическому. Они не столько старались его изучить, сколько присваивали, абсорбировали. Это своего рода «культурная колонизация». Бретон, например, интересовался произведениями искусства народов Океании. В этом искусстве сюрреалисты видели первобытный дух, нередактированный, необработанный, – творчество «par excellence», как и в «Магнитных полях». «Слово о полку Игореве» не то чтобы стилистически похоже на маски индейцев или на искусство народов Океании, но оно достаточно экзотично, малознакомо французам, так что занимает ту же нишу.

«Слово» воспринималось как артефакт древнего наивного искусства, примитивизма?

В некотором смысле, да. Но примитивизм бывает разный: как попытка возродить творчество автохтонных народов и как попытка создать собственную эстетику, которая отбрасывала бы то, что было наработано академической школой XIX века. Это примерно та же реакция, которая привела в свое время к появлению импрессионизма.

Или постимпрессионизма, как у Поля Гогена.

Другое дело, что, являясь авангардистом, Супо, тем не менее, никуда не ушел от того багажа французской культуры, который нес с собой. Он был очень образованным человеком с хорошей французской «прошивкой». Прекрасно зная европейскую средневековую культуру, бестиарий, «Песнь о Роланде», «Роман о Ренаре», он и «Слово» воспринимал через эту оптику.

Как поэт и художник сказали новое «Слово»

К тому времени, когда Супо взялся за перевод «Слова о полку Игореве», уже существовало несколько французских версий этого текста. Почти все они были прозаическими и стремились передать букву, а не дух произведения. Как Супо познакомился с текстом «Слова о полку Игореве»?

Он был очень общительным, сотрудничал со всеми, с кем только можно, хотя предпочитал авангардистов представителям традиционной эстетики. Русского языка он не знал, но знал английский, переводил на французский модернистские произведения (например, Джеймса Джойса и Уильяма Блейка). Среди друзей Супо был русский эмигрант Первой волны, художник-график и мультипликатор Александр Алексеев (Alexandre Alexeieff). Это очень небанальная фигура, недостаточно известная в России, но весьма значимая для Франции. Там Алексеев занимался изобразительными практиками. Он считается родоначальником французской анимации, представителем экспериментального кинематографа.

Так, Алексеев в 1931 году придумал игольчатый экран, когда множество иголок определенным образом выдвигаются из плоскости, и тем самым создается объемное изображение. Меняя длину, на которую выдвигаются иголки, мы можем покадрово изображать движение. Это занятное устройство стало важным этапом для европейской анимации. Александр Алексеев подрабатывал тем, что иллюстрировал переводы русской классики на французский язык. Так, он иллюстрировал Гоголя, Достоевского, Пастернака. Однако есть разница между тем, что он рисовал для переводов русских классиков XIX века, и тем, как он проиллюстрировал «Слово о полку Игореве».

Все те переводные книги с иллюстрациями Алексеева были сравнительно массовыми. А эта книга — «Chant Du Prince Igor» — уникальна. Каждый из 264 экземпляров пронумерован. Алексеев нарисовал офорты к разным эпизодам «Слова», благодаря которым книга и является музейным экспонатом. Кстати, впоследствии этот перевод никогда не переиздавался полностью. «Chant Du Prince Igor» выставлена на витрине, под стеклом, в Музее книги Российской государственной библиотеки. Там уникальные книги: например, маленькая средневековая студенческая книжка — издание Псалтири для бурсаков, внутри которой вырезано специальное углубление для фляжки. Есть брянская газета времен войны, напечатанная на бересте (бумаги в это трудное время не хватало). И среди всего этого великолепия — труд Супо и Алексеева.

Алексеев исполнил роль переводчика, сделал подстрочник для «Слова»?

Дочь Алексеева утверждает, что перевод «Слова» был полностью его инициативой. Тем не менее, конечно, Супо и Алексеев работали вместе. Они договорились, что Супо оформит перевод стихами, а Алексеев ему подскажет, что и как сказано в русском тексте. Мы не можем отрицать, что Александр Алексеев ошибался при переводе, потому что он, видимо, делал подстрочник. Но, так или иначе, конечный вид текста – это было, видимо, решение Супо. Потому что «Слово» впервые переведено стихами за 130 лет со времени первого перевода. Ошибался и Супо. Это видно при переводах образов, связанных с животными. Он исходил из установок, связанных, в том числе, с бестиарной традицией. Но дело, конечно, не в том, чтобы обвинить Супо или Алексеева в этих ошибках. Ошибки — это ценный материал для исследования культуры.

Песня о Соколе

В каких образах видны экстраполяции французской семантики на русский текст?

Один из ярких образов в начале «Слова», на примере которого автор показывает разницу между стилем своим и Бояна, – это образ соколиной охоты. Есть лебеди и соколы. Певец, автор исполняемого текста, по всей видимости, уподобляется охотнику, который выпускает десять соколов на стаю лебедей. Это проблемное место, которое, как видно по переводам, многим непонятно.

А значение этого образа очень простое, и автор даже объясняет его. Он говорит: «Боян про этот процесс создания текста сказал бы так: «Я пускаю десять соколов на стаю лебедей. И та лебедь, которую первой схватит сокол, будет петь песню первой». Но на самом деле все не так, говорит автор «Слова». Не соколов будут пускать на стаю лебедей, а десять пальцев положат на струны». Соколы – пальцы, струны – лебеди.

И это почему-то многим неясно. Некоторые переводчики считают, что тот сокол, который первым схватит лебедя, будет петь песню первым. Но ведь за соколом не водится особых певческих свойств, а про лебединую песнь знают все. В то же время, странно, что тот, кого схватили, будет петь песню.

Для Супо смысл этого образа тоже не был очевиден. В тексте он вообще не пишет про десять соколов. У него просто соколы. А если у тебя нет десятки, которая ассоциируется с пальцами, то ты явно думаешь в какую-то другую сторону.

Во французской культуре есть сильный образ соколиной охоты. Но этот образ в литературе и изобразительных искусствах (например, в гобеленах) осмысляли совсем не так, как в «Слове». Традиционная семантика для соколиной охоты – любовный поединок. Сокол – мужчина, лебедь – женщина. Речь шла о любовной игре на первом этапе знакомства.

Текст соколиной охоты имел и куртуазные, связанные с французским двором коннотации. Помимо королевской охоты с соколами как таковой, он ассоциировался с турнирами. Будучи символом победы в состязании, сокол часто служил знаком расположения Прекрасной дамы. И, видимо, для Супо первичная семантика текста «Слова» оказалась заслонена. Он перевел так, как увидел сквозь призму французской культуры.

И это не ошибки, а важные факты, которые позволяют понять, как адаптируется текст для чужой культуры. Зооморфные образы оказались хорошим индикатором.

Борис Орехов и Мария Рыбина в статье «Животный мир «Слова о полку Игореве» в переводе Филиппа Супо “Le Chant de Prince Igor”» отмечают: «Большая часть животных в “Слове” и во французских бестиариях совпадают, однако в последних доминирует символический план». Пример тому — образы волка и ворона. Волк, часто встречавшийся в архитектурном декоре церквей, был одной из эмблем дьявола и олицетворял алчность и жестокость. Ворон являлся символом долголетия и постоянства. В античности он служил аллегорией лжи, в христианской иконографии стал обозначать порочность. 


Плененный князь в виде Сокола

Орнитология

Соколам уподобляются и русские князья в тексте. В этом образе у Супо есть аберрации?

Для Супо это, видимо, естественный, легко транслируемый образ. В европейской традиции сокол – символ честолюбия и стремления к власти, знак высшего сословия. Изображения сокола на руке дамы или сеньора фигурирует на многочисленных печатях, медалях и манускриптах. К тому же сокол – боевая птица, князья – воины, поэтому тут у Супо нет искажений.

Правда, на иллюстрации сокол изображен как мощная, почти железная птица, которая по профилю и очертаниям напоминает арийского орла. «Тоталитарная птица», — замечает Борис Орехов. Такие ассоциации, по его мнению, вполне возможны, учитывая, что перевод вышел после Второй мировой войны. Но сама гамма этой картинки — тепло-золотая, не агрессивно-металлическая.


Боевые птицы, князья-соколы

Ярославна, жена князя Игоря, собирается лететь кукушкой – «зегзицей по Дунаю». Супо сохранил это сравнение?

Да, он следует за той традицией, которая видит в неведомой «зегзице» кукушку. Ведь некоторые переводят – «кукушка», а некоторые просто транслитерируют непонятное слово «зегзица». И здесь есть два варианта: либо переводчик сам что-то придумывает, либо он опирается на уже существующую филологическую традицию. Как поступал Алексеев, мы не знаем. Скорее всего, он действовал как дилетант, не пытался что-то про это читать. Он был настроен на собственное творческое восприятие текста. Но все французские переводчики в этом месте едины и пишут просто «кукушка».

В тексте «Слова» часто фигурируют галки. Как пишет Орехов, Супо заменил их на более привычных для французской литературы ворон. Они часто появляются в баснях, традиция восприятия ворон есть и в текстах самих сюрреалистов – Филиппа Супо и Робера Десноса. Выбор переводчика здесь может быть связан именно с наличием у слова «культурной памяти».

А как Супо видит Дива – самого загадочного зооморфного персонажа «Слова»?

Текст «Слова» устроен так, что Дива можно не интерпретировать. Супо так и поступает, потому что с этим персонажем ничего не происходит, он просто кричит откуда-то сверху.

Авторитарные переводчики, стремящиеся внушить свою точку зрения читателю, что-то специально добавляют прямо в тексте. Например, пишут: «Див, крыльями захлопав, закричал», и мы понимаем, что переводчик считает этого персонажа птицей. Кто-то добавляет другие пояснения, из которых видно, что Див воспринимается как представитель низшей (языческой) мифологии. У Супо в этом месте все спокойно, хотя число интерпретаций этого места у ученых не поддается подсчету. Эта история так же бесконечна, как отражения двух зеркал, поставленных друг напротив друга. Мы можем так нескончаемо идти вглубь, если мы возьмем любой «темный» фрагмент «Слова».

Тень Ахилла

Где Супо еще проявляет «бестиарность» мышления?

Одно из непонятных мест, которое переставляют в разных переводах и читают по-разному (в исходном тексте рукописи слова графически не членились), — о том, что «полозы ползоша». Кто такие полозы, что они ползали, – не очень ясно, и это место перебрасывают в разные части текста, подразумевая ошибку переписчика либо издателя. Супо же уверенно пишет «serpents» — «змеи».

У змей много разных коннотаций во французской культуре, хотя, видимо, специального значения нет.

Сразу вспоминается Индия и рассказ Киплинга «Рикки-Тикки-Тави».

Да, это английский взгляд на предмет, инспирированный колониальным индийским влиянием. А у французов особого символического значения для змей, видимо, нет.

«Яр тур» (или буй тур) Всеволод, брат князя Игоря

А «буй тур», или «яр тур» Всеволод, брат Игоря? Каким его видит Супо?

Тут как раз есть специальная семантика во французской культуре — понятие быка. Слово «тур» можно по-разному передать. Возможно, это прозвище Всеволода. Может быть, это попытка метафорически показать его силу и ярость на поле битвы. Но Супо уверенно отождествляет его с «taureau» – быком.

Возникают ассоциации с быками в наскальной живописи французских пещер.

Да, но это только один из смысловых слоев. Переводчики-французы (Кульманн, Вольский, Пигетти) обращались к явно экзотическому и книжному «aurochs» – «зубр, тур, первобытный бык». Другие переводчики (Супо, Грегуар, Бланкофф) находят иное решение, используя близкую по значению риторическую формулу «taureau furieux» («яростный бык»). Набор смыслов, стоящих за этими клише в русской и французской культурах, все же различен. Дикий и опасный тур «Слова» трансформируется в не менее свирепого, но все же одомашненного быка – «taureau». Из коннотативного поля исчезает компонент охоты, важный для характеристики Всеволода. Эта формула восходит к античному эпосу во французском переводе. Для французского читателя за образом Всеволода встает тень Ахилла, которую мы не могли бы ожидать в оригинальном тексте.
IQ 


Подпишись на IQ.HSE

Написал ли князь Игорь «Слово» – Газета Коммерсантъ № 69 (1472) от 18.04.1998

Газета «Коммерсантъ» №69 от , стр. 11

&nbspНаписал ли князь Игорь «Слово»

Игорь вряд ли написал «Слово» о своем полку
       Вопрос об авторстве знаменитого «Слова о полку Игореве» обсуждается уже почти двести лет. В недавно изданной книге Владимира Буйначева «Новое прочтение ‘Слова о полку Игореве’: автор известен» выдвигается гипотеза, согласно которой автором «Слова» является сам князь. У специалистов книга Буйначева не вызвала энтузиазма. Однако она еще раз напомнила, что тайна происхождения этого текста остается неразгаданной.
       
       В 1185 году новгород-северский князь Игорь Святославович вместе с братом Всеволодом, сыном Владимиром и племянником Святославом предпринял поход на половцев. Эта военная операция завершилась для Игоря печально — разгромом и пленением. Впрочем, из половецкого плена князю удалось бежать. Эти драматические события и описывает «Слово о полку Игореве». Кто и когда написал этот текст — одна из самых больших загадок русской литературы.
       Господствующее в кругах специалистов мнение состоит в том, что автора определить невозможно. Прежде всего потому, что не обнаружен оригинал текста. Текст, который имеет хождение сейчас, оригиналом не является. Оригинал «Слова» якобы был приобретен графом А. И. Мусиным-Пушкиным у архимандрита Спасо-Ярославского монастыря Иоиля вместе с «Хронографом» и рядом древних рукописей. В 1800 году Мусин-Пушкин издал текст «Слова» вместе с переводом на русский язык. Оригинал же погиб в московском пожаре 1812 года.
       Открытым остается вопрос не только об авторстве, но и о подлинности рукописи. Те, кто ее оспаривают, указывают на то, что историкам не известно ни одного произведения древнерусской литературы аналогичного стиля и жанра. А также на то, что за 800 лет существования «Слова» на него никто не ссылался и ни в одном из более поздних источников оно не упоминается. С другой стороны, такой авторитет, как академик Д. С. Лихачев, высказывался в поддержку подлинности и древности «Слова».
       Что касается авторства, то версий много — и все без достаточных доказательств. В пользу предположения о принадлежности автора к верхам говорят высокая образованность, осведомленность в княжеских родовых связях и в политической обстановке, знание военного дела. Наиболее состоятельной гипотезой слависты считают предположение академика Б. А. Рыбакова об авторстве киевского тысяцкого Петра Бориславича, поскольку ученым известны другие его работы.
       Гипотезы об авторстве князя Игоря тоже уже были. В 1967 году киевский исследователь Н. В. Шарлеман сделал доклад, в основу которого положил тезис, что поскольку автор выступает свидетелем столь многих событий жизни Игоря, то это мог быть лишь сам Игорь. Допускал это и В. Чивилихин в романе-эссе «Память». Но доказательств не было. И вот теперь известный скульптор Владимир Буйначев в книге «Новое прочтение ‘Слова о полку Игореве’: автор известен» пытается доказать авторство князя.
       Аргументы Буйначева носят отчасти текстологический, но в основном — психологический характер. В этом их уязвимость, усугубляемая тем, что он основывается на собственных — и довольно спорных — переводах с древнерусского.
       Прежде всего, он убежден, что само название «Слово о плъку Игореве, Игоря сына Святъславля, внука Ольгова» непосредственно указывает на автора.
       Как указание на авторство, а также на время и причины написания «Слова» Буйначев рассматривает зачин поэмы. Он видит в нем желание князя Игоря самому правдиво описать события. Аргументом служит цитата из поэмы: «Не лепо ли начать мне старому сказание …по былинам сего времени, а не по замышлению».
       Буйначев уделяет много места разбору тех фрагментов текста, где автор поэмы описывает переживания Игоря. По его мнению, сама эта интонация «выражает состояние не героя произведения, но автора» и доказывает, что князь собственноручно написал этот текст.
       Книга Владимира Буйначева была проигнорирована славистами. Очень резко отнесся к открытию Буйначева доктор филологии, завотделом древнерусской литературы Института мировой литературы РАН Анатолий Демин. По его мнению, «нельзя дать новое прочтение, просто перенося наши нынешние принципы грамматики на прошлое; надо, по крайней мере, пройти курс истории русского языка». Столь же жесткую позицию занял и главный редактор «Энциклопедии ‘Слова о полку Игореве'», доктор филологии Олег Творогов. Один из немногих профессионалов, в целом доброжелательно откликнувшихся на эту работу, доктор филологии Людмила Сараскина заметила: «Буйначев доказывает свою собственную интерпретацию старинных переводов, но не приводит всех других аналогов. Не оспаривает их. Он просто говорит, что это место надо читать так. Этого недостаточно».
       Парадоксально, но именно психологизм «Слова», на котором Буйначев основывает свою аргументацию, может оказать ему медвежью услугу. Ведь именно психологизм и дает основания полагать, что текст написан (или переписано заново) не в XII, а в XVIII веке, то есть, попросту говоря, является фальсификацией.
       Впрочем, гипотеза о подделке не снимает вопроса об авторстве. Ведь для того, чтобы написать нечто подобное и в XVIII веке и двести лет дурачить филологов, требуется не меньшая гениальность.
       В любом случае со «Словом о полку Игореве» связано еще много тайн. Как сказал нам критик Лев Аннинский, «авторство не доказано и не может быть доказано. Это может быть воображено и принято сердцем. Владимир Буйначев это сделал. И сердцем я это тоже принимаю, хотя понимаю: доказать ничего невозможно».
       КАТАРИНА Ъ-ЛАБЕЦКАЯ, АННА Ъ-ФЕНЬКО
       

Комментарии Главные события дня в рассылке «Ъ» на e-mail

Слово о полку Игореве | Кубанский государственный университет

Первое издание, с которым мы хотим познакомить тебя, наш многоуважаемый читатель, это «Слово о полку Игореве, Игоря сына Святослава, внука Олегова», вышедшем в книжном издательстве «Academia» в 1934 году.

В работе издательства активное участие принимал М. Горький, который в 1932 году был избран председателем редакционного совета. Именно М. Горькому принадлежала идея поручить проиллюстрировать эту книгу одному из основоположников палехской миниатюры, художнику Ивану Ивановичу Голикову.

При создании этой удивительной книги ее творцы преследовали чисто художественные цели.

За два года работы мастер достиг необычайной слитности художественного оформления книги с ее содержанием. Текст “Слова” художник написал от руки, изучив стиль письма древнерусских летописей – полуустав, представляющий из себя форму кириллицы, сложившейся в XV веке. Переданы такие особенности оформления средневековой рукописи, как заставки, инициалы, колофон – особое фигурное завершение текста, концовки. Весь декор книги отличается художественным единством. Даже технические сведения об издании переданы с помощью стилизованного полуустава.

В книге помещено 10 миниатюр: 1) изображение Баяна, Игоря и Ярославны; 2) встреча Игоря с Всеволодом; 3) затмение солнца; 4) поход; 5) битва; 6) пленение Игоря; 7) Святослав рассказывает боярам о своем сне; 8) «Злато слово» Святослава; 9) плач Ярославны; 10) бегство Игоря из плена. Каждая покрыта сверху лаком.

Рисунки И.Голикова сопровождаются богатым стилизованным золотым орнаментом, полны жизни и света.

Переплет оформлен как поверхность палехской шкатулки: в центре в виде медальона изображение битвы воинов на конях, остальная поверхность коричневого цвета с изображением золотом летящих стрел и по четырем углам — сражающихся воинов.

Издание отпечатано на листах плотной бумаги в лучшей советской типографии «Гознак» в Москве, что обеспечило высочайшее качество печати.

Книга “Слово о полку Игореве” признана подлинным шедевром полиграфического искусства и получила название «Золотая книга Палеха».

Полочный шифр:  Ш6(2Р)
Авторский знак:  С483

Библиография полная:   Слово о полку Игореве, Игоря сына Святослава, внука Олегова : древнерусский текст, подготовленный к печати В. Ожигой и С. Шамбинаго, писанный и иллюстрированный палехским мастером Иваном Голиковым / подгот. текста В. Ожигой, С. Шамбинаго ; худож. И. Голиков. — М.: Академия, 1934. — 49 с.: ил.
Место хранения:  РФ

 

«Слово о полку Игореве» обрело автора

В тени ковидных страстей и политических скандалов в исследовательской кабинетной тиши вызрела настоящая сенсация: установлен вероятный создатель первого древнерусского литературного произведения — фактически первый русский писатель — предшественник Пушкина и Толстого.
Сенсационная гипотеза изложена в книге «Слово о полку Игореве» и его автор», вышедшей этим летом в издательстве «Согласие». «Культура» беседует с автором книги Александром Ужанковым. Напомним, что в прошлом году в «Культуре» уже выходило интервью с профессором Ужанковым «Место сечи изменить нельзя», в котором он рассказал о том, как удалось установить автора «Слова» — игумена Выдубицкого Киевского монастыря Моисея, а также точный календарный отрезок написания великого произведения — зима 1200 года. Но исследователь не остановился на этом, отыскав и обосновав светское — до пострижения в монахи — имя автора шедевра. Все двести с лишним лет изучения «Слова о полку Игореве» оно лежало на самом видном месте.

— Александр Николаевич, не заклевали вас другие исследователи за дерзновенность?

— Пока не получил ни одного аргументированного опровержения или возражения на эту гипотезу ни от своих коллег-филологов, ни от историков. Те, кто серьезно и давно занимается изучением древнерусской литературы и «Словом о полку Игореве», пребывают в некотором замешательстве: кто-то поздравляет, кто-то недоверчиво качает головой. Сразу скажу: изучение «Слова» требует осмысления огромного багажа накопленных ранее коллективных знаний, и мое исследование опирается на труды предшественников. Главными, конечно, надо назвать академика Бориса Александровича Рыбакова и профессора Наталью Сергеевну Демкову из Ленинградского университета. Каждое поколение понемногу продвигалось к раскрытию этой тайны. Одни целенаправленно искали автора, а другие не специально давали к этому «ходы».

— Как выглядят подобные «ходы»?

— Та же Демкова обратила внимание, что рассказ о гибели дружины князя Игоря из Киевской летописи (включенной позже в Ипатьевскую летопись) явно отвечает на упреки, содержащиеся в Переяславской летописи (включена в Лаврентьевскую летопись). Главным героем Переяславской летописи выступает Владимир Глебович Переяславский, обороняющий в одиночестве свое княжество от половцев после разгрома князя Игоря. Киевская летопись, напротив, защищает Игоря, отводит все упреки к нему, поскольку половцы и раньше нападали на южные русские земли. К этому добавлю, что и сам Владимир Переяславский за год до этого опустошил Новгород-Северскую землю Игоря Святославича и не раскаялся в этом. Поэтому набег половцев — это ему наказание Господне за нераскаянный грех. А вот князь Игорь в отличие от него раскаялся в своих проступках: и взятии на щит города Глебова у Переяславля, и в завоевательном походе к Дону великому не на защиту Русской земли, а ради славы земной. Уже в плену у половцев Игорь, осознав свою неправду, восклицает: «Се возда ми Господь по беззаконию моему, и по злобе моеи на мя… снидоша днесь греси мои на главу мою». Схожее отношение к князю Игорю проявляет и автор «Слова». В последующем развитии действия в «Слове» князь, как библейский блудный сын, возвращается к Богу.

— То есть, по вашему мнению, автор Киевской летописи и автор «Слова» — одно и то же лицо?

— Именно. Это игумен Моисей, который был и автором летописной статьи, и автором-составителем самой Киевской летописи (последнее убедительно доказано до меня). Любой филолог вам скажет, что создатель шедевра не может быть автором всего одного произведения. К нему он может идти всю свою творческую жизнь.

— Как строилась ваша цепочка умозаключений?

— Для начала я выстроил хронологическую последовательность появления трех произведений о злополучном походе Игоря Святославича. Первой была написана Переяславская повесть, вошедшая в Лаврентьевскую летопись, потом — Киевская (Ипатьевская), а последним — «Слово о полку Игореве». Это очень важно, поскольку игумен Моисей являлся автором летописной статьи именно в Киевской летописи. Поход Игоря состоялся в апреле-мае 1185 года, в нем, как оказалось, принимал участие и будущий игумен, который в монастыре появился, скорее всего, той же осенью, став послушником. А 17 сентября следующего года в день памяти пророка Моисея, при постриге получил монашеское имя — так было тогда принято. В 1187 году он уже работает над Киевской летописью и историческим описанием похода Игоря Святославовича — свидетельство тому находим в сопоставлении двух вышеупомянутых летописей. В своей повести он очень ярко описывает раскаяние Игоря — и в этом несчастном походе, и в недавнем набеге на Переяславскую землю, когда «много христиан погибоша».

Важно отметить, что и в летописи, и в «Слове» описание решающей битвы Игоря ведется от лица «участника». В летописной повести: «Се снедошася на ны грехи» (то есть, на нас). А в «Слове о полку Игореве» уже и прямо: «Что ми шумить, что ми звенить» — то есть «мне». Значит это только одно: один и тот же автор летописного сюжета и литературного произведения был в сече на Каяле с князем Игорем. Он дал обет постричься в монахи, если останется жив, и в своей летописи показывает, что и князья поступали потом так же. Бывший дружинник заканчивает свой жизненный путь с другим именем и в совершенно ином состоянии духа, что отражается и в его произведениях.

— Но как вы перекинули от этого мостик к идентификации личности игумена до его пострижения?

— А вот здесь мы подходим к главному. В древнерусских произведениях авторы крайне редко писали о себе, и абсолютное большинство произведений анонимны. Но тут есть интересный нюанс. Я уже ставил в предыдущих своих работах вопрос: почему древнерусских авторов не замечают в произведениях? И отвечал на него: да потому, что авторы о себе пишут в третьем лице. И это — традиция библейская. Тот же игумен Моисей в своем «Слове на освящение церкви Святого Михаила» упоминает пророка Аггея, который также писал о себе в третьем лице. И апостол Иоанн Богослов в своем Евангелии говорит в описании событий о себе в третьем лице «один из учеников… которого любил Иисус (Ин. 13: 23). А когда говорит сам в «Откровении» — то от первого лица. И я стал смотреть: а есть ли такая загадочная личность, о которой говорится в третьем лице в летописной повести игумена Моисея?

Поход князя Игоря там отнюдь не центральная тема: летописец приводит разные сведения о походах других князей на половцев. А когда переходит к битве на Каяле-реке, сообщает, что из всех воинов смогли убежать всего 15 человек, остальные погибли, а князья попали в плен. И далее он пишет: «се прибеже к нему с тоя брани Беловод Просович, поведая ему погибель християн в земле Половецкой». «К нему» — это к великому князю киевскому Святославу Всеволодовичу, который, находясь под Черниговом, собирал войска против половцев.

Кто этот Беловод? Об этом — ни слова в летописи. Но зато игумен Моисей весьма подробно описывает встречу дружинника с князем и реакцию последнего на услышанное. То есть создается полное впечатление, что автор описывает происходившее на его глазах. «Святослав же, то слышавъ и вельми воздохнувъ, утеръ слезъ своих и рече: «О, люба моя братья, и сынове, и муже земле Руское! Дал ми Богъ притомити поганыя, но не воздержавше уности отвориша ворота на Русьскую землю. Воля Господня да будеть о всемь! Да како жаль ми бяшеть на Игоря, тако ныне жалую болми по Игоре, брате моемь». Дружинник он, судя по всему известный, раз поминается без представления, кто он и что он. Значит, человек знатный, скорее всего, авторитетный боярин, раз киевский князь его слушает.

— И тогда у вас возник вопрос: кто так ярко и подробно рассказал игумену Моисею об этом разговоре дружинника и князя?

— Совершенно верно! Если сам Беловод Просович, то тогда нужно доказывать, что он в 1087 году, то есть уже без своего князя, зачем-то поехал в Киев во владения другого князя и поведал все это незнакомому игумену Выдубицкого монастыря. Стоит отметить, что описание этого эпизода с небольшими вариациями встречается и в других летописях, восходящих именно к Киевской, например, в Хлебниковском списке Ипатьевской летописи. Причем везде значится, что Беловод прибежал «с тоя брани» — то есть однозначно был дружинником князя Игоря. А в Лаврентьевской летописи, которая далека от этих событий, изложено все совсем по-другому: «Поиде путем тем гость» (то есть, купец какой-то) и встретил он по дороге половцев, ведущих русских пленников, и половцы ему «рекуще: поидете по свою братью, али мы идеме по свою братию к вам». То есть приказали ему передать: «Идите за своими пленниками или мы придем к вам за своими». Согласно этой летописи, половцы торгуются о выкупе пленников через некоего купца. О Беловоде же Просовиче там — ни слова. В общем, исходя из текста Киевской летописи, напрашивается вывод: либо игумен Моисей присутствовал при беседе Беловода Просовича с князем Святославом, либо это одно лицо.

— То есть вы пошли методом отсечения более сложных версий и запутанных доказательств к более простым?

— Именно так. В моей книге нет ни одного оборота типа: «если мы предположим, что… то это значит то-то». Я не допускаю такие научные обороты. Поэтому предпочитаю говорить не об «открытии автора «Слова о полку Игореве», а об «установлении авторства». Это расследование сколько историческое, столько же и филологическое. Вот, скажем, в Киевской летописи и «Слове о полку Игореве» есть красноречивые параллели. В первой читаем: «Святослав же то слышав и вельми воздохнув, утер слез своих и рече». Во втором: «Святослав изрони злато слово со слезами смешано и рече». В летописи: «О любе моя братия и сынове». В «Слове»: «О мои сынове Игоре и Всеволоде». Летопись: «Не воздержавша юности». «Слово»: «Рано еста начала Половецкую землю мечи цвелити, а себе славы искати». Летопись: «Отвориша ворота на русскую землю». «Слово»: «Загородите полю ворота своими острыми стрелами за землю Русскую». И таких — не лексических, но смысловых совпадений между двумя текстами очень много. Очевидно, что «Слово» как бы опирается на рассказ в Киевской летописи.

При этом мы наглядно видим творческое возрастание гениального писателя конца XII века. Гений не повторяется. Я задаю этот вопрос в книге: «Как можно доказать авторство гения, если он не подписал свое творение?» Могли бы мы, скажем, по сюжету и языку идентифицировать авторство Пушкина двух таких разных по жанру произведений, как «Капитанская дочка» и «Евгений Онегин», если бы не знали точно, что оба они вышли из-под его пера? Точно так же и в этом случае: Игумен Моисей — бывший воин, боярин, а ныне чернец — пишет сперва назидательную летописную повесть, в которой выводит в третьем лице и себя. А потом, осмыслив и передумав все в глубине души, создает, возможно, в «одночасье» свой литературный шедевр — «Слово о полку Игореве».

— А раньше никто не замечал особую роль в летописи Беловода Просовича?

— Замечали. В «Энциклопедии «Слова о полку Игореве» о Беловоде Просовиче сообщается: «В 1968 году в ФРГ была выпущена ротапринтом брошюра «Бѣловолодъ Просовичь. Слово о полку Игоревѣ. Новъгородъ Севѣрскый. Лѣто 6693», содержащая неподписанную статью на украинском языке, в которой Б. П. назван автором «Слова». Поскольку именно ему будто бы поведал Святослав Всеволодович свой сон».

— Выходит, авторство Беловода Просовича уже кто-то открыл?

— Я нигде больше не нашел ссылок на упомянутую выше брошюру, как и ее саму. Однако недавно петербургский лингвист Алексей Бурыкин в примечаниях к своей книге о «Слове о полку Игореве» заметил, что ленинградский языковед Никита Александрович Мещерский на своих семинарах по «Слову» в 1970-х годах также указывал на Беловода Просовича как возможного автора. Я был лично знаком с Мещерским. Когда, будучи еще студентом Львовского университета, приехал на один из его семинаров и в разговоре спросил, кто же мог быть автором «Слова», он назвал имя Беловода Просовича. Мне запомнился ответ, хотя я тогда не занимался еще этой темой. Бурыкин упоминал, что Мещерский считал автором этого героя на том основании, что автор носит не христианское имя, но занимает видное положение, поскольку упоминается с отчеством, а также имеет широкую известность: нигде не указывается ни статус, ни профессия его. Но Мещерский нигде это свое мнение не публиковал.

— Что за странное имя Беловод? Оно не русское?

— Беловод или Беловолод — это мирское славянское имя. У бояр и у князей в то время были двойные имена — славянские и христианские. Например, князья Борис и Глеб — они же Роман и Давид. Важно другое: почему о Беловоде Просовиче ничего не говорится — кто он да что он? А ответ лежит на поверхности: да потому что он и есть игумен Моисей, который описал сражение, в котором участвовал, и разговор с киевским князем, который он и вел! Поэтому и о себе он не будет ничего рассказывать.

— А почему он оказался именно в Выдубицком монастыре?

— Прямого ответа, конечно, нет. Но есть несколько фактов, которые подводят к этому. Эта обитель была ктиторским монастырем Мономашичей. Игумен Моисей одинаково относится как к киевским Мономашичам (он в летописи перечисляет пять колен этой княжеской ветви, а в «Слове» обращается к одиннадцати современным ему князьям Мономашичам), так и к черниговским Ольговичам, жизненный путь которых прослеживает в своей летописи. При этом он называет князя Игоря «благоверным», чего больше никто из летописцев не делал.

Стоит также вспомнить, что игуменами Выдубицкого монастыря становились, как правило, бояре (другие в летописях неизвестны), многих из которых рукополагали потом в белгородских или переяславских епископов. Все они были людьми очень грамотными. Игумен Моисей не исключение — он явно знал греческий язык, поскольку использует грецизмы в другом своем «Слове» на освящение церкви Святого Архангела Михаила. И там, и в «Слове о полку Игореве» используется Библия на греческом языке. Выдубицкий монастырь был основан Всеволодом Ярославичем — сыном Ярослава Мудрого для тех греческих монахов, которые приехали вместе с невестой Всеволода Анной — будущей матерью Владимира Мономаха. Разумеется, они привезли с собой греческие книги, и игумен мог выучиться по ним в монастыре. Но, возможно, он как боярин знал греческий язык и до этого.

— Ваши выводы все равно — гипотеза? Ведь доказать стопроцентно это невозможно…

— Естественно. Если авторство «Слова о полку Игореве» игумена Моисея верно на 99 процентов, то его тождество с Беловодом Просовичем — это рабочая гипотеза. Но гипотеза выросла не на пустом месте, а имеет много косвенных доказательств. И мое предлагаемое исследование представляет собой связный и непротиворечивый разбор этих доводов.

— Но можно ведь сказать, что никакого имени дружинника, кроме Беловода, в летописи не всплывает, поэтому его проще всего и назвать автором «Слова»…

— Логичнее спросить по-другому: а почему именно его имя всплывает в Киевской летописи игумена Моисея, к тому же связано с походом Игоря? Можно же было, как в Лаврентьевской летописи, сказать: вот прибежал какой-то дружинник и поведал все князю. Летописцы не любили загружать свои тексты неизвестными именами. А тут встает образ живого, неравнодушного человека с явными чертами индивидуальности при том, что он далеко не главный герой в этой истории. Там действуют одни князья, и вдруг почему-то появляется дружинник. В летописи нет случайных имен, и имя Беловода больше не упоминалось. Зачем же летописцу понадобилась такая персонализация? Да потому, что он и игумен Моисей — одно лицо. Только смотрит он на себя уже через призму лет — глазами монаха, игумена монастыря.

— Есть ли Промысел Божий в том, что имя автора «Слова о полку Игореве» не кануло в Лету и, будучи неведомым столько веков, теперь, видимо, войдет в энциклопедии и учебники?

— Несомненно. Я бы напомнил мудрость святого Амвросия Оптинского: «Где просто, там ангелов со сто, а где мудрено, там ни одного». Мы выдвигаем иногда какие-то мудреные гипотезы, версии, предполагающие сложные комбинации, а Господь в важных вещах всегда дает подсказку — что в математике, что в литературоведении. И лежит она, как правило, на самом видном месте. То, что из глубины веков до нас дошло это имя, — это и есть такая подсказка свыше.

— Почему «Слово о полку Игореве» так важно для нас с духовной точки зрения?

— У каждого древнерусского литературного произведения, так же, как и у произведения классической литературы XIX века, есть свое духовное предназначение. Читатель может видеть его или не видеть. Но все они связаны единой нитью. Первое известное нам произведение «Слово о Законе и Благодати» митрополита Илариона, написанное в первый юбилей Крещения Руси, вводит русскую землю в контекст мировой христианской истории. Оно также впервые формулирует русскую идею — хранение Православия до Страшного Суда. В «Повести врЕменных лет» (произносить это название следует именно так) летописец Нестор берет эту историософию и выстраивает ее на примере русской истории, как проявление Божественного Промысла о русском народе до конца врЕменных лет, после которых настанут новая земля и новое небо.

А в «Слове о полку Игореве» показывается этот Промысел уже о человеке. То, что позже назовут «ролью личности в истории». Автор «Слова» создает его как назидательное произведение. Для него как человека духовного важно в притчевой манере донести до читателя евангельские истины. В частности, ту, что об одном раскаявшемся грешнике Бог радуется более, «нежели о девяноста девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии». Князь Игорь идет от Бога, а потом приходит к Богу, как множество поздних русских литературных героев. Вся русская классика вышла из этого истока.

— Наверное, именно из-за этой значимости «Слова» для русского народа его до сих пор столь яростно пытаются причислить к поздним литературным мистификациям?

— Несомненно, поскольку это глубинная наша ценность, духовный источник огромной концентрации. И теперь у этого безымянного прежде клада появился, надеюсь, автор — великая русская литература обрела в своем пантеоне очень важное для нее имя.

Материал опубликован в № 10 газеты «Культура» от 29 октября 2020 года. 

На фото: Виктор Васнецов. После побоища Игоря Святославовича с половцами. Фото на анонсе: А. Поспелов/www.pravoslavie.ru

«Слово о полку Игореве» | Воронежская областная универсальная научная библиотека имени И.С. Никитина

220 лет со времени первого издания памятника древнерусской литературы «Слово о полку Игореве»

«Слово о полку Игореве» (полное название «Слово о походе Игоревом, Игоря, сына Святославова, внука Олегова») – величайший памятник литературы Древней Руси. В основе сюжета – неудачный поход русских князей на половцев новгород-северского князя Игоря Святославича в 1185 году. «Слово» было написано неизвестным автором, предположительно в 1187 году (часто датируется тем же 1185 годом). Один из самых известных коллекционеров граф А. И. Мусин-Пушкин в начале 90-х годов XVIII века нашёл сборник древнерусских произведений, включающих «Слово», приобрёл его. Это был единственный известный науке средневековый список «Слова» и он сгорел в огне московского пожара 1812 года, что вызвало позже сомнения в подлинности произведения. Три года переводили и расшифровывали текст, рукописный вариант повести был представлен Екатерине Великой. Первое издание, подготовленное Мусиным-Пушкиным при участии Н. М. Карамзина, вышло в 1800 году под заглавием: «Ироическая песнь о походе на половцев удельного князя Новогорода–Северского Игоря Святославича». В конце книги приложены «Погрешности» и «Поколенная роспись российских великих и удельных князей в сей песни упоминаемых». Открыв памятник, гр. Мусин-Пушкин сообщил о нём знатокам палеографии – Малиновскому, Бантыш-Каменскому и другим – и, разобрав его, составил свой собственный список, в который ввел разделение слов, предложений, заглавные буквы и пр. Этот список и лежал в основе издания.

В числе переводчиков «Слова» на современный русский язык ряд крупных русских поэтов – В. А. Жуковский, К. Ф. Рылеев, Л. А. Мей, А. Ф. Вельтман, А. Н. Майков, К. Д. Бальмонт, Н. А. Заболоцкий, Е. А. Евтушенко. Известные переводы «Слова» на русский язык принадлежат таким крупным филологам – исследователям памятника, как Р. О. Якобсон, Д. С. Лихачёв, О. В. Творогов. Существует несколько сотен переводов «Слова о полку Игореве» на различные языки. В. В. Набоков перевёл его на английский язык. «Слово» оказало большое влияние на русскую культуру. Так, А. С. Пушкин использовал его мотивы в поэме «Руслан и Людмила», незадолго до дуэли работал над текстом произведения. Образы его использовали в своём творчестве А. К. Толстой, В. Брюсов, И. А. Бунин, А. А. Блок. «Слово о полку Игореве» легло в основу оперы А. П. Бородина «Князь Игорь», балета Б. И. Тищенко «Ярославна», Четвёртой симфонии «Слово о полку Игореве» О. Г. Янченко. Среди иллюстраторов и авторов картин на сюжет памятника – В. М. Васнецов, Н. К. Рерих, И. Я. Билибин, Серго Кобуладзе, Владимир Фаворский, В. А. Серов, Д. С. Бисти, В. М. Назарук и многие другие.

Театр на Малой Бронной

2 ч. 00 мин. без антракта

16+

В спектакле заняты весь коллектив и исполнители

Таинственный документ древнерусской литературы о неистовом походе на поганых половцев молодого и честолюбивого князя Игоря Святославовича в исполнении хора чоповцев, которые несмотря на варикоз, неадекватных посетителей и низкую зарплату, стоят на посту в дождь и в снег. А дома жены ждут как Ярославны — и все им денег мало, и недовольны, что зарплаты низкие, и поля не кошены, и хочется выйти испить шеломами Дону Великого, а получается лишь покурить на свежем воздухе.

Словом, слово о том, как оборона земли русской обернулась охраной склада.

пресса о спектакле

Необычная премьера Театра на Бронной
Театре на Малой Бронной всё готово к премьере. В новом спектакле Кирилл Вытоптов соединил древнерусский текст «Слова о полку Игореве» с документальным театром. Яна Мирой — о том, какую тему режисс…

21 ноября 2019, Яна Мирой / Телеканал «Культура» читать полностью

Слово о полку без Игоря
На Малой Бронной, на Малой сцене — такой былинный зачин вполне в духе премьеры театра, которую представил режиссер Кирилл Вытоптов по тексту Саши Денисовой. Денисова — одна из основных фигур русско…

11 декабря 2019, Наталья Шаинян / «Петербургский театральный журнал» читать полностью

«Слово о полку Игореве» на Малой Бронной: о чем поют охранники
Вторая премьера Театра на Малой Бронной вышла капустником на древнерусские темы: князь Игорь ездит на игрушечном коне, чоповцы учат старославянский и борются с дьяволом в женском обличье. Алла Шенд…

26 ноября 2019, Алла Шендерова / The City читать полностью

В Театре на Малой Бронной поставили «Слово о полку Игореве»
Режиссёр в соавторстве с драматургом Сашей Денисовой, художником Наной Абдрашитовой, композитором Владимиром Горлинским, при непосредственном участии актёров театра, сочинили спектакль-вербатим о т…

9 декабря 2019, Наталия Козлова / Bright Stories читать полностью читать все

Несколько слов об Игоревском полку (на русском и английском языках). 1981. 124 с. С ил. Привязка к телевизору. Слово о полку Игорево (на русском и английском языках). 1981. 124 ул. болен. Тв. переплет., 1981, Русский язык н / д: Good Hardcover (1981) н / д.

Опубликовано Дата публикации: 1981 г.

Использовал / Твердый переплет / Доступное количество: 0

From Land of Magazines (SOMERVILLE, MA, U.S.A.) В наличии в других книжных магазинах Посмотреть все копии этой книги

О книге

Мы сожалеем; эта книга больше не доступна. У AbeBooks миллионы книг. Пожалуйста, введите условия поиска ниже, чтобы найти похожие копии.

Описание:

Пожалуйста, запросите подробное описание.Краткое описание: русский язык. Несколько слов об игорском полку (на русском и английском языках). 1981. 124 с. С ил. Привязка к телевизору. У нас есть тысячи наименований, и часто может быть доступно несколько копий каждого названия. Пожалуйста, свяжитесь с нами для уточнения информации о наличии экземпляров книги. Артикулмеш89732207 Язык: Русский (если иное не указано в описании). Инвентарный номер продавца # mesh89732207

Библиографические данные

Название: Несколько слов об Игорском полку…
Дата публикации: 1981
Переплет: Твердый переплет
Состояние книги: Хорошее
Тираж: н / д.

AbeBooks предлагает миллионы новых, бывших в употреблении, редких и вышедших из печати книг, а также дешевые учебники от тысяч книжных магазинов по всему миру.Покупки на AbeBooks просты, безопасны и на 100% безопасны — найдите свою книгу, купите копию через нашу безопасную кассу, и продавец отправит ее прямо вам.

Найдите тысячи книжных магазинов, продающих миллионы новых и подержанных книг

Новые и подержанные книги

Новые и подержанные копии новых релизов, бестселлеров и победителей. Экономьте деньги с нашим огромным выбором.

AbeBooks Home

Редкие и вышедшие из печати книги

От скудных первых изданий до популярных подписей — множество редких, ценных и коллекционируемых книг.

Редкие книги

Учебники

Сделайте перерыв с большими скидками и фантастическими предложениями на новые и подержанные учебники.

Учебники

Больше книг, чтобы открыть для себя

Как автор слова относится к полку Игореву. Профессор зная

Выдающийся памятник древнерусской литературы «Слово о полку Игореве» имеет множество идейных и художественных достоинств.Все они неразрывно связаны с образом автора стихотворения.

Многочисленные исследования, проведенные на протяжении многих десятилетий, еще не установили с полной уверенностью, кто был автором. Он остается безымянным. Однако текст замечательного произведения позволяет сделать некоторые выводы о его личности.

Прежде всего, каждая фраза, каждый образ Слова свидетельствует об авторе как патриоте земли Русской. Знание и достоверное изображение всех подробностей похода князя Игоря позволяет предположить, что автор был непосредственным участником описываемых событий.И, в конце концов, равнодушное отношение автора к главному герою своего рассказа говорит о том, что он, вероятно, был одним из его соратников.

Это отношение не может быть определено однозначно. С одной стороны, автор показывает в образе Игоря многочисленные княжеские добродетели. Мы видим, что это благородный, мужественный человек, готовый отдать жизнь за Родину. Таким образом, первое, что автор приписывает своему герою, — это патриотизм, любовь к родной земле.

Во-вторых, автор высоко ценит личные качества воина и человека, проявленные князем.В ходе похода Игорь проявляет исключительное мужество и отвагу, он полон «воинского духа», дорожит воинской честью, горит желанием «напоить Великий Дон шелком».

Итак, когда в самом начале похода грозное предзнаменование — солнечное затмение — ставит армию перед выбором: продолжать поход или повернуть вспять, князь Игорь принимает смелое решение: «Лучше быть убитым, чем завершено », — заявляет он.

Автор с одобрением выделяет такое человеческое качество князя Игоря, как любовь к семье и друзьям.Он испытывает к Всеволоду глубокие братские чувства и готов пожертвовать собственной жизнью, чтобы спасти своего брата. Автор «Слова» сообщает, что Игоря и его жену Ярославну объединяет глубокое чувство любви, которое поддерживает его, когда князь томится в плену среди половцев.

С другой стороны, автор видит не только достоинства, но и недостатки своего героя. Так, он дает понять, что поражение, завершившее кампанию, произошло из-за отсутствия у князя четкого понимания необходимости единства и совместной борьбы с противником, стремления к личной славе.Неслучайно автор вложил в уста киевского князя Святослава слова осуждения Игоря и Всеволода, заявив, что их поход не принесет чести самим братьям и всей Русской земле. Ведь целью похода Игоря было завоевание богатой добычи в половецких степях. Вот почему, несмотря на собственные гордые слова о предпочтении смерти на поле битвы плену, князь попадает в руки врагов. Материал с сайта

И все же авторская положительная оценка личности князя Игоря преобладает.И это подчеркивается финалом произведения, в котором князь умудряется, рискуя жизнью, совершить дерзкий побег из плена. Он вышел из пережитых испытаний еще более опытным и мудрее. Он готов и дальше стоять на страже земли Русской. Игорь приходит к выводу, который особенно важен для самого автора. Этот вывод состоит в том, что для успешной борьбы с внешними врагами русским князьям необходимо внутреннее единство. И эту оценку автор доводит до читателей своего стихотворения, живущих спустя много сотен лет после описанных событий.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском

На этой странице материал по темам:

  • как автор относится к походу князя Игоря
  • слово о полку Игореве описание главного героя
  • кто главный герой слово про полк Игоря композиция
  • как автор описывает князя Игоря словом
  • каково отношение автора к князю игорю

Выдающийся памятник древнерусской литературы «Слово о полку Игореве» имеет множество идейных и художественных достоинств.Все они неразрывно связаны с образом автора стихотворения.

Многочисленные исследования, проведенные на протяжении многих десятилетий, еще не установили с полной уверенностью, кто был автором. Он остается безымянным. Однако текст замечательного произведения позволяет сделать некоторые выводы о его личности.

Прежде всего, каждая фраза, каждый образ Слова свидетельствует об авторе как патриоте земли Русской. Знание и достоверное изображение всех подробностей похода князя Игоря позволяет предположить, что автор был непосредственным участником описываемых событий.И, наконец, равнодушное отношение автора к главному герою повествования наводит на мысль, что он, вероятно, был одним из его соратников.

Это отношение не может быть определено однозначно. С одной стороны, автор показывает в образе Игоря многочисленные княжеские добродетели. Мы видим, что это благородный, мужественный человек, готовый отдать жизнь за Родину. Таким образом, первое, что автор приписывает своему герою, — это патриотизм, любовь к родной земле.

Во-вторых, автор высоко ценит личные качества воина и человека, проявленные князем.В ходе похода Игорь проявляет исключительное мужество и отвагу, он полон «боевого духа», дорожит воинской честью, горит желанием «выпить Великий Дон шлемом».

Итак, когда в самом начале похода грозное предзнаменование — солнечное затмение — ставит армию перед выбором: продолжить поход или повернуть назад, князь Игорь принимает смелое решение: «Лучше быть убитым, чем полным», он заявляет.

Автор с одобрением выделяет такое человеческое качество князя Игоря, как любовь к семье и друзьям.Он испытывает к Всеволоду глубокие братские чувства и готов пожертвовать собственной жизнью, чтобы спасти своего брата. Автор «Слова» сообщает, что Игоря и его жену Ярославну объединяет глубокое чувство любви, которое поддерживает его, когда князь томится в плену среди половцев.

С другой стороны, автор видит не только достоинства, но и недостатки своего героя. Так, он дает понять, что поражение, завершившее кампанию, произошло из-за отсутствия у князя четкого понимания необходимости единства и совместной борьбы с противником, стремления к личной славе.Неслучайно автор вложил в уста киевского князя Святослава слова осуждения Игоря и Всеволода, заявив, что их поход не принесет чести самим братьям и всей Русской земле. Ведь целью Игоря похода было завоевание богатой добычи в половецких степях. Вот почему, вопреки собственным гордым словам о предпочтении смерти на поле битвы плену, князь попадает в руки врагов.

И все же авторская положительная оценка личности князя Игоря преобладает.И это подчеркивается финалом произведения, в котором князь умудряется, рискуя жизнью, совершить смелый побег из плена. Он вышел из пережитых испытаний еще более опытным и мудрее. Он готов и дальше охранять землю Русскую. Игорь приходит к выводу, который особенно важен для самого автора. Этот вывод состоит в том, что для успешной борьбы с внешними врагами русским князьям необходимо внутреннее единство. И эту оценку автор передает читателям своего стихотворения, живущим спустя много веков после описываемых событий.

Литература 6. Учебник-хрестоматия для школ с углубленным изучением литературы. Часть 2 Коллектив авторов

Читальная лаборатория

Вы недавно читали произведение Н. В. Гоголя «Тарас Бульба». Название сразу обращает наше внимание на главного героя произведения.

Правило первое. Чтобы правильно определить отношение автора к герою, необходимо сначала проследить, содержит ли текст прямые авторские оценки героя и его действий, отметить прямые выводы и комментарии автора, относящиеся к герою.

В творчестве Н. В. Гоголя много прямых авторских оценок героя: «Бульба был страшно упрям»; «Вечно беспокойный, он считал себя законным защитником Православия». Автор неоднократно подчеркивает в Тарасе силу духа, отвагу, любовь к Родине: «Словом, русский персонаж здесь получил могучий, широкий размах, здоровенный облик». Такая авторская характеристика, конечно же, говорит о том, что Тарас не просто главный герой произведения, он герой, защитник земли русской.

Перечитаем эпизод расстрела Тараса Бульбы: «Но Тарас не смотрел на огонь, он не думал об огне, которым собирались его сжечь; он смотрел, сердечно, в ту сторону, куда казаки открывали ответный огонь … »Читатель испытывает жалость, сострадание к герою, восхищаясь его мужеством и верностью духу товарищества. Прямой вывод автора усиливает и дополняет наше понимание отношения автора к своему герою: «Но разве есть в мире такие огни, мучения и такая сила, которая одолела бы российскую державу!»

Второе правило. Для определения авторского отношения к герою необходимо найти авторскую характеристику поведения героя.

Однако отношение автора к герою не всегда выражено прямо и четко сформулировано. Чаще авторская оценка, авторское отношение скрыты в повествовании и выражаются лишь косвенно. И нужно потрудиться, чтобы раскрыть секрет отношения автора к читателю.

Третье правило. Найдите в тексте эпизоды, в которых другие персонажи говорят о герое.Определите отношение этих персонажей к герою.

Перечитайте эпизод об избрании Тараса вождем. Узнайте рейтинг героя по другому персонажу. «Нет никого из нас равного ему по доблести, — говорит старейший по возрасту Касьян Бовдюг. Герой остается верен высокой доблести до последней минуты. Постоянство, вера, верность героя, несомненно, вызывают симпатию автора к герою, которая проявляется у читателя через отношение к нему других персонажей.

Правило четвертое. Чтобы определить отношение автора к герою, необходимо найти, есть ли в тексте слова, поговорки, монологи героя. Речь героя не только характеризует самого героя, но может косвенно выразить отношение к нему автора.

Чистота помыслов, сердца, сила и сила духа слышны в речах Тараса. И автор восхищается им, говоря о «молодой жемчужной душе» героя.

Сравните их со словами Тараса: «… Нет узы святее товарищества! Отец любит своего ребенка, ребенок любит отца и мать.Но дело не в этом, братья: зверь тоже любит свое дитя. Но только один человек может родиться по душе, а не по крови. Были товарищи в других краях, но таких товарищей, как на земле русской, не было … »Идеалы Андрея личные, хотя у него чуткая и нежная душа, он мужественный и красивый. Рыцарство Андрии — это услуга красивой польской женщине. А для Тараса и Остапа рыцарь — защитник земли русской. Идеал Тараса — Запорожская Сечь, откуда вылетают все гордые и сильные, как львы, товарищество, защита Родины и веры.На основании сопоставления высказываний персонажей, их действий также можно сделать вывод об отношении автора к герою.

Пятое правило. Попробуйте найти сравнение героя с другими персонажами произведения, если оно присутствует. Это важно для более глубокого понимания отношения автора к герою произведения.

Как правило, в произведении дается портрет главного героя. В описании внешности автор выражает свое отношение к герою.

Правило шестое. Найдите портрет героя, отметьте характерные детали, позволяющие сделать вывод об отношении автора к нему.

Портрет Тараса Бульбы дан в самом начале рассказа. Авторские описания внешности главного героя небольшие по объему, это скорее детали, но они также говорят нам об авторском отношении.

Перечитал: «… Слеза тихонько скатилась по его яблоку, и его серая голова уныло поникла.«О каком отношении автора к своему герою может сказать эта деталь портрета Тараса? В своем повествовании автор использует устаревшее русское слово« зеницы »и помещает его в единственном числе, в котором это слово не использовалось. И это, конечно, не ошибка автора. Слеза «расширилась», «потекла» «потихоньку» только в одном глазу героя: мужественный Тарас плачет, вспоминая свою молодость и погибших товарищей, плачет скупо, как мужчина. использование устаревшего слова выражает отношение автора к герою.

Подчеркивая свою физическую силу («Тарас был чрезвычайно тяжелым и толстым»), автор также отмечает глубину чувств старого казака, мужественного борца, хотя он ехал, грустно поникшая «седая голова». Авторский вывод, в котором автор прямо выражает свое отношение к герою как к одному из защитников земли русской, подготовлен коротким, но очень емким портретным описанием: «Это действительно было необычайное проявление русской мощи: он был выбит из груди людей кремнем неприятностей.«И тогда читателю становится понятно, почему для Тараса его собственный сын, предавший веру, товарищество, Отечество, становится« гнусным псом ».« И казак умер! Потерянный для всего казачьего рыцарства! Он больше не увидит Запорожье, или отцовские хозяйства, или Церковь Божия! »- с горечью и болью пишет автор о предателе. Непосредственная авторская оценка поступка героя подчеркивает, что страсть Андрея стала разрушительной, разорвала кровные узы, товарищеские узы, привела к отступничеству от Отечества и веры.У читателя складывается впечатление, что автор к нему относится отрицательно.

Правило седьмое. Если образ героя «напоминает» образ персонажа (постарайтесь вспомнить!) Другого произведения искусства, то это также выражает отношение автора к герою.

Этот текст является вводным. Из книги Литература 5 класс. Учебник-хрестоматия для школ с углубленным изучением литературы. Часть 1 автор Коллектив авторов

Лаборатория для чтения Как научиться работать с учебной статьей Если вы спросите своих родителей, похожи ли ваш учебник литературы и учебник, который они изучали, вы обнаружите, что они очень похожи.В обоих лучших произведениях русских и зарубежных

.

Из книги Литература 5 класс. Учебник-хрестоматия для школ с углубленным изучением литературы. Часть 2 автор Коллектив авторов

Лаборатория чтения Как научиться читать текст художественного произведения Вы можете быть удивлены, что с вами, пятиклассником, я начинаю разговор о том, как научиться читать: вы уже знаете, как это делать. Это действительно так. Вы можете прочитать арт

Из книги Литература 6 класс. Учебник-хрестоматия для школ с углубленным изучением литературы.Часть 1 автор Коллектив авторов

Лаборатория чтения Как научиться отвечать на вопросы Самое интересное и увлекательное при изучении литературы — это чтение. Вы, наверное, меньше любите отвечать на вопросы о тексте художественного произведения, но Автор предлагает делать это каждый раз.

Из книги Литература 6 класс. Учебник-хрестоматия для школ с углубленным изучением литературы. Часть 2 автор Коллектив авторов

Читательская лаборатория Как научиться сравнивать два произведения Читая сказки, фольклорное и литературное, вы обратили внимание на схожесть некоторых из них: немецкой народной сказки «Белоснежка» и «Сказки о мертвой принцессе и семи героях». Александра Пушкина,

Из книги Литература 7 класс.Учебник-хрестоматия для школ с углубленным изучением литературы. Часть 1 автор Коллектив авторов

Читательская лаборатория Как пересказать эпизод художественного произведения Часть художественного произведения, имеющая относительную самостоятельность, рассказывает о конкретном событии, происшествии, по смыслу связана с содержанием произведения в

Из книги Литература 7 класс. Учебник-хрестоматия для школ с углубленным изучением литературы. Часть 2 автор Коллектив авторов

Читательская лаборатория О чем говорят «голоса» героев романа Вы уже знаете, что в литературе персонажи очень часто разговаривают друг с другом.В художественном тексте можно встретить прямую речь: монологи и диалоги персонажей. Но мы помним, что

Из книги автора

Reader’s Lab Как научиться характеризовать персонажа в произведении искусства? Учебный год скоро закончится. Вы многому научились за это время. Теперь вы можете читать художественные произведения, а главное, любите их читать. Вы уже

Из авторской книги

Читательская лаборатория Как научиться отличать фольклор от литературных произведений Главное отличие литературы от фольклора в том, что это авторское произведение, воплощающее нравственный и эстетический идеал конкретного человека.Напомним фольклор

Из книги автора

Читательская лаборатория Как определить основную тему произведения Как бы вы ответили на вопрос «О чем баллада А.С. Пушкина« Песнь Вещего Олега »?» Ответы могут быть самые разные: произведение о боевых подвигах князя Олега, о мудрости волшебников, о гибели князя Олега

.

Из книги автора

Читательская лаборатория Как написать рецензию на прочитанное произведение Когда читателю нравится прочитанная книга, он очень хочет рассказать о ней своим друзьям, родителям и знакомым.Как сделать эту историю интересной? Для этого нужно знать несколько правил.

Из книги автора

Лаборатория чтения Как научиться пересказывать сюжет художественного произведения Вам поставили задачу пересказать произведение. Задачу уточняйте, ведь можно пересказать и сюжет, и сюжетную линию. Это разные виды пересказа. Если вкратце рассказать про

Из авторской книги

Читательская лаборатория Как научиться характеризовать особенности композиции Композиция — организация повествования, построение литературного произведения, последовательность в нем основных эпизодов сюжета.Первое правило. Научиться характеризовать

Из книги автора

Читательская лаборатория Как услышать голос автора в художественном произведении При различении литературы и фольклора как типов словесного творчества центральными понятиями становятся «автор», «авторский идеал» и «авторская позиция» . Независимо от формы

Из книги автора

Читательская лаборатория Как научиться определять поэтический метр Вы уже знакомы с таким понятием, как «музыка стиха», и знаете, что, как правило, каждое стихотворение имеет свой размер (размер ).Причем два стихотворения, написанные с точностью до метра (например,

Из книги автора

Читательская лаборатория Как научиться цитировать произведение искусства Понимание читателем замысла автора вне текста невозможно. Текст художественного произведения является основой для понимания авторского идеала, поэтому работа читателя требует постоянных

Из книги автора

Читательская лаборатория Как научиться определять художественную роль интерьера Вы уже знаете, что писатель может по-разному охарактеризовать героя: это его имя, портрет, действия, жизненный рассказ, его речь и т. Д.Есть еще один способ — интерьер, внутренняя отделка дома,

.

давая эпоху находит в нем новые

и свои. Это пункт назначения под

линейных произведений искусства.

Они говорят новое о новом и они

всегда актуальны.

Д. С. Лихачев

«Слово о полку Игореве» — великий памятник культуры Древней Руси. Этому стихотворению, написанному неизвестным автором, более 800 лет, и многие люди до сих пор его читают, обсуждают, переводят снова и снова.Секрет «Слова о полку Игореве» — в его актуальности во все времена. Основная идея «Слова о полку Игореве» — объединение всех русских князей в борьбе против общего врага. Но раздробленность князей — это не примета того времени, эпохи. И в средние века, и в прошлом веке, и в наше время людям не хватало и не хватает сплоченности, они не могут достичь своей цели в одиночку. Ни один великий император, князь, ученый не стал бы великим, если бы он один защищал свои идеи, если бы у него не было сторонников и друзей.Со смертью человека погибли бы и его идеалы. В «Слове о полку Игореве» автор, современник князя Игоря, от имени киевского князя Святослава обращается к русским князьям с призывом объединиться, «заткнуть врата на Русь из широкой степи острыми стрелами», чтобы выслать свои Войска в походе за оскорбление своего времени, за Россию «За живые Игоря раны».

Автор двояко относится к главному герою «Слова о полку Игореве» князю Игорю.Он восхищается отвагой и отвагой принца. Игорь хочет освободить Русь от половецких кочевников, но он преследует и свои интересы — он хочет прославиться. Поэтому князь Игорь, не принимавший участия в общем походе князей на половцев, вместе со своим братом Всеволодом отправился в поход. Игорь даже не обращает внимания на предупреждения природы: ни солнечное затмение, ни кровавый зловещий рассвет перед вторым боем. Именно образы природы помогают автору выразить заботу о полку Игореве.Князь Игорь ослеплен своим стремлением к победе: «Мы сорвем все, что есть в будущем, славу и то, что деды уже получили», — говорит Святослав, отец Игоря и Всеволода. В «Слове о полку Игореве» «золотое слово Святослава» соседствует с плачем Ярославны. Автор хочет показать их сходство и различие. И Святослав, и Ярославна просят помощи. Святослав — князьям: «Встань за землю русскую, за живые Игоря раны», а Ярославна — за силы природы.Святослав упрекает князей в разобщенности, в междоусобицах, в непослушании киевскому князю, в том, что не помогает Игорю, а Ярославна упрекает ветер, Днепр и солнце за поражение Игоря. Ее слова — это не просто молитва, но и заклинание, поскольку с приходом христианства на Руси по-прежнему остаются языческие обычаи, в частности, олицетворение природы.

За слепоту князя Игоря, за его необоснованный поступок, повлекший гибель огромного количества русских воинов, автор осуждает его.Поход Игоря открыл ворота в Россию. Половцы, никогда раньше не бравшие в плен русского князя, воодушевились и решили, что Россия ослабла, что теперь они легко ее поймают. Через некоторое время после неудачного похода Игоря, его захвата, его бегства монголо-татарские орды вторглись на Русь, и 300 лет русская земля томилась под властью монголо-татарского ига. Но автор все же прощает Игоря, как прощает его весь русский народ.Прощение свойственно великому русскому народу, поэтому Игорь прощается и даже в конце стихотворения народ восхваляет. «В деревнях веселье, в городах веселье; все князья поют и здороваются ». Ведь князь Игорь боролся за Русь, за ее свободу, хотя и потерпел поражение.

В «Слове о полку Игореве» автор выражает свои мысли. Известный певец того времени Боян воспевает прошлое. Он восхваляет князей. В отличие от Бояна, автор говорит о настоящем, выражает свое отношение к князьям.Автор не только хвалит, но и осуждает всех князей. На примере князя Игоря автор показал, к чему может привести такой индивидуализм. Он упрекает их в том, что они, сильные и мужественные, ведут жестокие войны, истекающие кровью по России, а половцы совершают набеги. Некоторые князья даже прибегали к помощи «противных» в своих междоусобных войнах. И пока кочевники нападали на любое пограничное княжество, другие князья на помощь не спешили, и только после того, как вражеские полки подошли к их землям, они начали защищаться.Именно из-за этого во время татаро-монгольского нашествия кочевники захватили всю Русь, потому что князья не смогли вовремя объединиться. Пример Игоря их ничему не научил, равно как и обращение к ним автора «Слова о полку Игореве».

Возможно, что даже сейчас многие из тех, кто читает это великое произведение, не поймут его смысла, не поймут того факта, что не только князьям не хватало единства, но и всем нам сейчас.

— произведение, написанное много веков назад.Более восьмисот лет назад неизвестный автор, имя которого еще не установлено историками, написал это произведение, которое сегодня является памятником древней литературы. Но, несмотря на древность работы, она актуальна и по сей день, поэтому ее изучают сегодняшние школьники. Так что сегодня необходимо написать сочинение на тему «Отношение автора к главному герою в Слове о полку Игореве». Начну раскрывать авторское отношение в слове о полку Игоря, описывая созданный образ Игоря.

Слово о полку Игореве образ Игоря

Само произведение повествует о реальных событиях, о времени, когда Игорь был князем Новгород-Северским и решил уйти к половцам, не дожидаясь объединения всех князей, просто вместе с братом.

Если говорить об образе и характеристиках Игоря, то можно представить его читающим произведение, потому что автор подробно описывает князя. Итак, мы видим, что это молодой князь, как пишет автор: время молодых пришло.Автор изображает Игоря мужественным: Игорь… Он выбрал смелость. Автор также представляет Игоря как отважного храбреца. К тому же Игорь — лихой сын Святославича. Автор изобразил князя настойчивым, потому что он продолжал бой с ранеными и пытался «вернуть беглецов в бой».

Отношение автора в Слове к полку Игореву

Как видно из созданного описания Игоря, отношение автора в Ворде о полку Игореве к Игорю примечательно.Автор восхищается Игорем, его чертами характера, его отвагой и отвагой. Но тут же мы видим иное отношение автора в Слове о полку Игореве к главному герою. Автор не поддерживает его безрассудный поступок, поступок, разбудивший зверя и ставший таким красным для быка, потому что после неудачного похода половцы сразу нападают на Россию. И причина тому — желание Игоря прославиться. Он хотел взять славу силой, а также разделить былую славу.И здесь отношение автора к князю Игорю не самое лучшее. Оказывается, у автора двойственное отношение к князю, и здесь понятно почему, ведь отношение автора в Слове о полку Игореве к событиям 1185 года не самое лучшее. Автор понимает, что победить врага можно, только объединив усилия, но князь этого не понимает или не хочет понимать. Итак, у нас есть то, что у нас есть, и актуальность работы заключается именно в том, что в наше время многие не понимают, что сила и преимущество над любым противником именно в сплочении, объединении и общих целях.

4.9 (97.14%) 7 голосов

Очерк «В чем пафос памятника« Слово о полку Игореве »?» Композиция: Почему образ Ярославны из «Слова о полку Игореве» вошел в галерею классических образов русской литературы?

Продажа

Militaria — eBay

Коллекционные предметы Militaria

В отличие от многих коллекционных предметов, Militaria уникальна тем, что каждая часть рассказывает историю; каждая медаль, каждые часы, каждый значок на булавке принадлежали кому-то из военнослужащих и позволяли заглянуть в их мир храбрости и стремления.Коллекционеры милитарии часто видят в этом способ сохранить немного истории.

Магазин по услуге

Некоторые коллекционеры ограничивают свои предметы определенной услугой; армия, флот, авиация, морская пехота или спецназ. Покупки по сервису позволяют сузить область поиска и сосредоточиться на интересующей вас области.

Покупайте по категориям

Если вы не ограничены услугами, вы можете предпочесть делать покупки по категориям. Возможно, вы ищете артефакты времен Первой мировой войны, Второй мировой войны или чего-то более древнего; возможно даже древние / средневековые (до 1500-х годов).В этой последней категории вы найдете мечи, доспехи и кольчуги; некоторые из них являются подлинными, но другие части будут репродукциями, и хотя они могут быть не тем, что ищут коллекционеры, они идеально подходят для инсценировок, LARP (ролевая игра в реальном времени) или случайных показов.

Излишки милитарии

В этой категории вы также найдете ряд излишков милитарии. Это не старые и коллекционные предметы, это текущие предметы, произведенные для милиции, но выпущенные для публичной продажи. Если вы ищете маскированную одежду, износостойкие походные ботинки, рюкзаки для милиции, маскировочную сетку и полевое снаряжение, то здесь вы найдете все необходимое, изготовленное по высочайшим стандартам для надежного использования на открытом воздухе.

Медали и ленты

Пожалуй, самые трогательные и коллекционные из всех военных — это медали и ленты. Выбирая из целого ряда различных конфликтов, вы можете приобрести медали, которые расскажут о храбрости и невзгодах служащих, заработавших их. Крылья пилотов времен Второй мировой войны из Королевских ВВС, мемориальные доски смерти времен Первой мировой войны (вручаемые в память родственникам военнослужащих или женщин, погибших в конфликте) и набор медалей за службу с выгравированными именами — все это можно приобрести и сделать отличные предметы коллекционирования.

ЕСЛИ ВЫ ХОТИТЕ СДЕЛАТЬ ПЕСНЮ, НЕОБХОДИМО ПОМЕЩАТЬ БИТУМ НА ДРОБИЛЫЕ КАМНИ


«Слово о полку Игореве» — довольно необычное произведение. Читателю, не знакомому с русскими летописями, сложно понять, что в нем творится. Сюжет развивается непоследовательно; можно даже говорить о «клиповой эстетике» древнего текста, что соответствует сознанию современного зрителя. Сегодня важен не столько сам текст, сколько его культурный след.
Название произведения — перефразировка записи «Слова о полку Игореве».Разыгрывается метафора «Распространение мысли по дереву», то есть рассказывание чего-либо с помощью музыкального инструмента. Здесь дерево заменяют щебень и битум, входящие в состав асфальта.

Как раньше на Руси мастера превратили дерево в музыкальные инструменты, и они начали петь в руках сказочников, так мы превращаем кусок асфальта в инструмент, и он начинает звучать от прикосновения рук публики .

Кусочки асфальта для Москвы, где каждое лето ремонтируют одну и ту же дорогу, довольно привычный вид, в отличие от деревьев, которые с каждым годом становятся все меньше.Поэтому идея сделать музыкальный инструмент именно из асфальта, а не из дерева, как это делалось традиционно, только отвечает ситуации времени и места и в то же время превращает такую ​​гуслину в определенное социальное утверждение.

Еще одна традиция передачи культурных знаний из древних времен была высечена на каменных буквах. Объект сочетает в себе эти две традиции и становится метафорой утраченной традиционной культуры, которая сегодня не актуальна.

Смесь образов прошлого и настоящего в этой работе рождает критический образ восприятия окружающей действительности.

2015.
Интерактивный объект.
Асфальт, металлические колышки, струны, динамик, микрокомпьютер Raspberry PI, одноканальная музыкальная система, электронные компоненты (самодельный сенсорный датчик на транзисторах), программное обеспечение (Linux, Python).
58 x 44 x 12 см.

Воздержитесь от русской земли. «Слово о полку Игореве» — шедевр древнерусской литературы. Роль рефрена «О, Земля Русская! Ты уже за бугром …»

Невероятно патриотичное «слово о полку Игореве», где центральное место занимают не люди, а в большей степени образов русской природы.Причем русская земля представлена ​​не обычными декорациями, а динамичным отдельным героем, имеющим свои переживания и переживания.

Родная природа, несомненно, старается всемерно помочь и предупредить князя Игоря о надвигающейся беде. Итак, она посылает ему знаки, то в виде солнечного затмения, то в виде беспокойного поведения животных, то в виде различных природных явлений. Помимо предупреждений, матушка-природа пропагандирует князя в расстреле из плена половецкого хана.Дорога Игоря указывает на Деревянный, и берега реки скрывают его от глаз врага. Автор проводит аналогию между природой и матерью, что она, как длиннолицая и любящая мать, всегда будет приносить доход своему ребенку.

Кульминация «Слова о полку Игореве» — «Плац Ярославна», в котором супруга Игоря обращается к стихии — воздуху, воде и огню. Такой прием, автор, возвращает нас к истокам, к язычеству. Точно так же автор пытается приблизить нас к мысли, что человек — творение природы.

Итак, главное место в произведении занимает именно природа, земля Русская. Точно так же автор пытается донести идею любви к самоотверженности, патриотизму и необходимости заботиться о своей Родине, объединиться на благо всего государства Российского.

До наших дней дошел удивительный памятник древнерусской литературы XII века. — «Слово о полку Игоря». Что он такой большой? Кульминационное событие былины — разгром полков Игоря, «не умаляющего размаха» слова… », более того, в этом событии чувствуется мужество и отвага воинов того времени, их неудобная преданность и любовь к земле Русской.

Роль пейзажа накануне второй битвы русских с половцами

Без веры русский человек не живет. А в языческие времена неизбежно обращение к неведомым силам, а эти могущественные силы по своей исконной природе могущественны. Перед вторым боем на Кайвеле «… Кровавые зори — досадная катастрофа, утром -« грядет тучка »,« вспыхивают молнии ».После такой приметы автор конкретно не указывает, как ведет себя Игорь и что говорит, однако это не мешает нам еще более ярко видеть приближающуюся беду. «… стон матери-земли сырой …» — намерение укрепить корни в начале стиха усиливает впечатление.

Сама Мать-Земля не выдерживает такой жары, но в то же время чувствуется истолкованная, незащищенность и упорство войск Игоря — «Русский Стан закрылся перед боем.Щит к щиту — и степь загорелая. «Только вот« щитом к щиту »или даже« плечом к плечу »можно поднять боевой дух, потому что не было бы этого единства, армия сломалась бы в считанные минуты, а за спиной Земля русская, льющаяся слезами. Автор называет землю, отсюда мы понимаем, что Игорь пошел защищать не только территории россиян, но и жен, сестер и матерей, без которых род не может существовать. Насколько сильна связь природы , Родина и человек!

Как природа переживает разгром полков Игоря

Бой Игоря храбро начался, но случилось поражение, и вот эта степь, которую так самоотверженно охраняли воины, «потонула, жалость полна.«Сама природа потеряла свое величие -» и деревья ветвей были названы. «Обратите внимание, что природа не бунтует против причиненного ей вреда — настоящего и последующего. Она смиренно несет тяжелое бремя, сожалея о своих сыновьях и оставляет заботу о них. Итак, стреляя из плена, родная природа выводит своего воина с «вражеского пути».

Как родная природа помогает Игорю при съемках из плена?

Аллегорически описывает автора побега князя Игоря, который поворачивается к Гоголю, затем к трости, затем к Соколу.Отчаянно призывает жену князя Игоря Ярославну к силам природы. Всеми мыслями и сердцем она бросается на помощь князю. К Солнцу, ветрам, Днепр княгини притягивает, как к братьям. Не будь таким самоуничижительным призывом и нераздельной любовью к своему краю и суженному, было бы намного сложнее вернуться в дружину и принца на родину.

Роль рефрена «О, Земля Русская! Ты уже за бугром …»

Припев «О, Земля Русская, у тебя уже есть горка!» Он повторяется, и оттенки чувств каждый раз несколько разные.Это невозможность возврата, потому что решение князя принято неоспоримым. Чувствуется некоторая горечь сожаления и вины, ведь результат битвы может обернуться поражением. Иногда слышится вдохновение в этом исключении, которое помогает привлечь все силы, но мешает врагу за холмы и степи России.

В «Слове о полку Игореве» тесно переплелись природные явления и события из жизни героев. Игорь терпит поражение, и деревья склоняются над ветвями.Мысль Игоря устремляется на родину, и снова Природа устраивает все, чтобы он оставался незамеченным. Связь между Отцом и Сыновьями неразрывна. Святослав видит вещий сон после неудач дружины Игоря и изливает свое «злое слово». Отец сквозь слезы до сих пор берет своих сыновей и прославляет их. Именно такое глубокое смирение, прощение и жертва жен, матерей, сама природа природы и Святослава дают силы противостоять злу и жить дальше в единстве и братстве.

Мультсериал «Ожившие экспонаты». Серия «Слово о полку Игореве» — видео

Ответ оставили гость

Введение. Основная тема «Слова …» — рассказ о неудачном походе Игоря на половцев. Автору «Слова …» важно глубокое эмоциональное осмысление событий русской истории. «Слово …» изумительно лирично. Вершина лиризма в «Слове …» плачет Ярославна.

Основная часть.

а) Женщина-героиня древнерусского эпоса. Необычно то, что героиня женщины появляется в повествовании о военных походах русских князей. Но Ярославна не героиня в прямом смысле слова. Она не борется, не совершает активных действий.

б) Кто такая Ярославна? Ярославна княгиня, жена князя Игоря, дочь князя Ярослава Галицкого. Она ждет возвращения игнорирования Путивле.

в) сила любви Ярославна.

г) к кому обратился Ярославна по пятам, о чем молится? Ярославна обращается к природе (ветер, река, солнце). Она молится о спасении князя Игоря, упрекает природу в том, что она помогла половцам и уничтожила русское войско.

д) Что означает изображение Ярославны? Ярославна — воплощение любви и горя, олицетворение любящей жены и символ всего русского народа

Заключение. Образ Ярославны усиливает трагическое звучание «слова …». При этом вместе с ней в «слове»… »тема спасения любви включена. В ее плаче молхеры выразили общее
План сообщения на тему:« В чем пафос памятника »Слово о полку Игореве»

Введение. «Слово о полку Игоря» Произведение необычайно глубокого содержания.

Основная часть.

а) основная тема «Слова …». В начале «Слова …» автор предполагает, что его великий предшественник Блюдце Боянг бросил вызов давним временам и деяниям старых князей.Он «в другом» хочет рассказать о настоящем, о князьях, современником которых он был, и о событиях, которые он видел.

б) углубление значения «Слова …». Однако смысл рассказа углубляется за счет расширения временных (автор говорит о прошедших временах и размышляет о будущем) и географических (автор обобщенно показывает всю Россию) рамок.

в) основная идея автора. Показывая перспективу исторического развития Руси и печальные результаты современной политической ситуации (перекосы, разорение городов, гибель храбрых воинов, ослабление военной мощи России), автор выражает свою заветную мысль: мощь России — в его единство в союзе князей.

г) Природа «Слова …». Основная идея автора — выражение надежд всего русского народа.

Заключение. Пафосские «Слова …» заключаются в торжественном призыве русских князей к объединению и прекращению междоусобиц. Звонок идет от всего русского народа.

План сообщения на тему: «Какова актуальность этой работы сегодня?»

Введение. «Слово о полку Игореве» создано более восьми веков назад.Но затронутые в этой работе темы общенациональные, потому что «слово …» остается актуальным и сегодня.

Основная часть.

а) проблема отделения славянского мира. В наши дни славянские народы (например, русские и украинцы) относятся друг к другу с неприязнью. Но их объединяет тысячелетие всеобщей истории, языка, культуры. Враг, который сейчас угрожает славянскому миру, — глобализация. Утрата культурных связей между восточнославянскими странами может стать причиной того, что их культура станет все более однообразной, ориентированной на Запад.Призыв к объединению славянских народов равноправным союзником сейчас актуален как никогда.

Заключение. «Слово …» напоминает нам о наших культурных корнях, об общей истории разделившихся ныне славянских народов.

План сообщения на тему: «Мое отношение к героям« Слова … ».

Введение. Все герои»

Люди давно пытаются разгадать загадку загадочного понятия «Родина». Искал на путях философских сокровищ, в глубинах сердца художественного творчества, в анналах истории, в этнографии — опыте жизни и быта народов… Еще на заре человечества и античные греки задумывались об этой интимной связи человека и земли, на которой он родился. Он думал о Гомере, который отправил свою Одиссею в бесконечные странствия. А потом — в долгий путь домой — на родину — на любимый остров Исача. И Гомер обнаружил, что это очень трудный путь, и что все на этом пути будет мешать человеку. Как вся Одиссея помешала, то в виде всевозможных испытаний и опасностей, то в виде соблазнов, лишь бы он отрылся от дороги и не достиг цели… Так было, например, в стране лотофагов, где рос сладко-изысканный лотос. Попробовав его, люди забыли обо всем, что только однажды было мило и дорого, и почувствовали непреодолимое желание «Сделать вкусный лотос навсегда, отказавшись от фальсификаций». Наверное, этот лотос — вечный символ соблазна, если он опьяняет своей воображаемой сладостью тысячи и даже миллионы наших сограждан. Но наши предки были другими …

Еще в 1-й день Рождества Христова римский историк Валерий Максим писал о необычайной преданности и любви к своей Родине наших Богов — кочевников-скифов.Под натиском мощной армии Дария, вторгаясь в их пределы, скифы непрерывно отступали. Когда Дарий через послов спросил их, положат ли они конец своему позорному побегу и начнут ли они сражение, скифы ответили, что у них нет ни городов, ни возделываемых полей, за которые стоило бы сражаться. Но когда Дарий достигает могил своих отцов, то он узнает, как обычно воюют скифы! И он чувствовал, что эта любовь скифов к публичным гробам была тогда для римского историка очень поразительной…

Мировые воры-«лотофаги», оккупанты и агрессоры во все времена прекрасно понимали, что любовь народа к Отечеству — это мощная сила даже при недостаточной военно-технической оснащенности противника. Следовательно, предшествовали вооруженные агрессии и сопровождались духовные войны. Победа в духовной войне обычно давала победу на полях сражений.

Напомним, что ему предшествовали чудовищные — и ничего в русской истории, не сравнимых с масштабами разрушений! — События смутного времени… Русское царство и судьба русского народа были поставлены на смерть. Но что привело к захвату поляками Московского Кремля? До сих пор мы до сих пор не до конца осознали значение тайной, коварной и разрушительной духовной войны, которую католический Рим противостоял на протяжении нескольких столетий. Но это экспансия Ватикана, опутанного православной властью сетью интриг, шпионажа, саботажа, провокаций, взяток и всевозможных заводов, начиная с верхушек бояр и чиновников и заканчивая низами и возглавляемых как Итог к Великому Смуту — «Шатание» и «Смятение умов» почти у всего народа русского…

Из событий не так давно мы знаем, что Гитлер в условиях завоевания Советского Союза «Барбаросса» намерен не только захватить Москву, но и … полностью ее затопить. Он следовал традициям своего предшественника, императора «Священной Римской Империи» Фридриха Барбаросса … Завоевав Милан в XII веке, он приказал не просто мечтать о городе с лица земли, но земля будет плакать так, чтобы на камне остался не только камень, но даже Память об этих камнях… не так ли, скажем так, и сегодня в Москве творится нам на глаза? Когда тихая сапа, а когда она была наглой, на открытом воздухе (особенно в последние пятнадцать-двадцать лет!) Она разрушается и вытесняется всякими уродливыми и чужеродными «обрывками» всего того, что веками хранилось и выражалось уникальной личностью. и душа первой столицы …

Для такого тайного и явного Барбаросса очевидно, что завоевать землю, подчинить рабство ее населению — это еще половина. Необходимо уничтожить нацию как таковую.И это возможно только при одном условии: если будут уничтожены корни памяти — залог величия и «независимости» народа, «любви к праху родной» и «гробам Outhi».

Является ли нынешняя вершина мировой судьбы «глобалистами» или их близкими родственниками «Wranolith» и их близкими родственниками «глобалистами»? Не обращая внимания на средства, глобалисты неуклонно подталкивают нации к уничтожению национального «я». Осуществлению их далеко идущих планов мирового господства, подчинения всего мира только одному западному трафарету, как кость в горле, мешают национал-патриотическое самосознание и традиционные ценности народов.А ведь целью глобализма является не просто разрушение границ, древних цивилизаций, духовно, культурных и исторически самобытных государств, а вытеснение из человеческого сознания самого понятия «Отечество»! До последнего антрепренера препятствием глобализм было религиозное сознание и то, что даже вопреки всему сохранилось от православной цивилизации. Поскольку нет более твердого залога верности своему отчеству, чем подлинная, несгибаемая вера.Но теперь разрушители национальной опоры действуют изощренно — они пытаются говорить от лица Церкви, разрушая национальное самосознание и святую связь человека с родной землей, говоря, якобы, «из Священного Писания», пренебрегая самыми праведными чувствами людей, ссылаясь на авторитет догматического богословия, И на калибровку преследуя все те же деструктивные цели …

Великая тайна — любовь к Родине, наша связь с Землей, на которой мы родились и «пригодились», с той почвой, в недрах которой таятся многовековые корни каждого из нас, при всем том, что в нашей душе с понятием «Родина».«И сказки, и хроники, и древние легенды сохранили для нас множество удивительных примеров этой неразрывной, кровной связи с землей его рождения. Взять хотя бы наш язык — самый верный свидетель … в этом, ведь в глубинах земли самые важные, самые ценные, вечные концепции жизни откладывались и совершенствовались веками. Как русский народ всегда называл свою землю? «Святая Русь», «Мать Россия», «Родина- Мать »,« Мать Кормилицы »,« Рима Цида »,« Мать Сырная Земля ».И все на этом любимом Кайдере было особенным: и «Полюшко», и «Река», и «Травиш-Муравичка», — где, на каком языке мы найдем такую ​​ласку и такую ​​теплоту!

Древние русские воины пали на родную землю, когда они измучились в тяжелой борьбе с Поганом, возродилась и окрепла ее неземная животворная сила. Родная земля упала, целовала ее с трепетом, поклонялась ей со всех четырех сторон света и просила прощения, идя в дальний путь, или на смертельный бой.Земля, где он родился, была не просто почвой под его ногами, а чем-то всеобъемлющим и священным для людей. Тысячу лет, проведя войны, его мужья, братья, сыновья, русские женщины зашили в Ланеанке своим воинам полный подбородок святой родины. Обычай этого древнего был жив и во время последней Великой Отечественной войны. И воины русских всегда были ему на сердце: «Лютче на его земле, кость Личи, а не в Чуси Славна Друга» (Ипатьевская летопись, 1201 г.), свидетельств чему очень много в наших исторических памятниках. : От древних летописей до реликвий прошедшей войны.Слово «русский» — всегда было синонимом «Патриот», другое казалось невозможным, невероятным, чудовищным! Взять хотя бы путевые заметки иностранцев о России — они нам не льстили, но не могли и не признавали, что да, действительно, вся Россия свята: и цари, и отцы, и мать, и дети …

С каждым обрывом и заграждением,

С громом, готовый к падению,

Я чувствую себя наиболее горящим,

Самая смертельная связь.

Казалось, эта «бренная связь», о которой так хорошо сказал замечательный русский поэт ХХ века Николай Рубцов, была и будет в сердце русского навсегда.«О правилах России! Уже на полку Еси!» — «О Русская Земля! Ты уже за бугром!» Какое русское сердце не откликнулось на этот зов, на эту боль «слова про полк Игоря» (обстрел — горка, снаряд — каска). И сколько раз за тысячу лет он звучал над холмами России, этот стон-крик, собирающий людей, объединяющий его в монолитное духовное единство! Он и сегодня этот пронзительный зов звучит над осиротевшими просторами России … Только многие Сыны Отечества теперь хотят его слышать, хотя, наверное, у каждого наверняка был свой, родной «кормовой пейзаж», — по выражению Льва Николаевича. Гумилев, открывший закономерности возникновения, развития и исчезновения этносов.В основе этого учения лежал постулат о «привязанности» этноса к естественной среде его обитания, к своему «кормящему ландшафту» (Л.Н. Гумилев. Этносфера. История людей и история природы. М. 1993.) — закон нераздельности, крови, смерти человека (и рода, и этноса, к которому он принадлежал) и места его рождения и средств к существованию.

Родная природная среда питалась, воспитывалась и формировала неповторимый облик этноса, уникальные черты и особенности поведения, передаваемые по наследству от стариков и матерей детям.Жесткая связь людей с сестринским ландшафтом, развитие традиций и стереотипов поведения, необходимых для благополучного существования, здесь рождение людей творческих, концентрирующих и выражающих свою неповторимую, непохожую на соседей внешность — Гумилева это Родина. Сочетание этих координат — родная земля, бережно хранимые живые традиции, цветение и плодоношение их в деятельности творческих личностей, выражающих душу этого места и этого народа, и обращающих его Родину к Отечеству.

Русский эпос сохранил множество легенд о том, как погибший богатырь был спасен и с его волшебными соками и энергией вернулся к жизни, родной земле. А также то, как отделенность и отлучение от родной земли неизбежно вело к улучшению в человеке его оригинальности и творческих сил. Память, конечно, могла поддерживать и довольно долгое время в человеке духовную связь с родиной, ведь на ней еще родился мужчина и накормил. Но теперь его дети и внуки — это уже следующие поколения странников — одно воспоминание, чтение и рассказы об их «грудном пейзаже» насытить их душу уже не смогли.Неумолимый закон человеческих связей (рода и этноса) начал действовать с кормильцем его родного пейзажа, за которым и человек, и род, и этнос начали терять свою самобытность, свое лицо, свое неповторимое и единственное представление о себе. Земля эта, своя. О том, что самая «любовь к обману гробов» и «Любовь к праху родному», которая еще задолго до Гумилева, по словам Пушкина, утверждала, что «на них основано века / по воле бога / единственная из них». личность / залог его величия.«

И после потери «я» — живой связи со своим «кормильцем», произошла новая и неизбежная атака — нарушение «сигнальной наследственности», передаваемой преимущественно от старших к младшим, от матери к детям. — имитируя — традиционные особенности поведения. Не «хочу так», а переданные от стариков, с древности устойчивые условные поведенческие рефлексы и реакции на окружающий мир.

Феномен «сигнальной наследственности» или, проще говоря, неразрывной непрерывности Он был впервые открыт Генетиком М.Лобашев, который только что описал процесс заимствования у потомства жизненно важных навыков у старшего поколения. Это открытие широко использовалось при разработке своей теории этноса и Л.Н. Гумилев. По его мнению, кормовой ландшафт и сигнальная наследственность были условиями, в которых формировались уникальные и устойчивые этнические группы. И в отделении от родной земли, от родовых и семейных связей и этноса и даже отдельного человека для сохранения своей идентичности, своего лица, созданного и запечатленного в традиции поведения, в прямых реакциях и восприятии мира, которые продолжаются. передать «из рода в расу» было невозможно.

Они потеряли свое лицо, а затем себя и самих себя, которые ранее находились в пространствах истории этносов. Они растворились в других «водах» и «течениях» духовно и метафизически, а после этого неизбежно потеряли и свою землю, как физическую реальность, превратившись в этносы-бомжи, чтобы прекратить и собственное независимое существование на Земле.

Наш мир — разрушенный храм,

Басовые — наши лучшие

А то, что священный пепел

Для них один прах прах.

П.А. Вяземского, 1840

Кто не видел разрушенных храмов в городах и на весах нашей Родины … печальная и, увы, до боли знакомая картина. Колокольня, пустые ветры окон, ветхие стены, показывающие поразительную толщину и качество старой кирпичной кладки, небо — вместо купола и где-то чудо фресок, уцелевших фрески жалко за это запускает лики святых … Наслаждайтесь «храмом опустошенным», переходите восток, на беззащитный, покрытый мусором алтарь, и взор остановится на том, кто выжил и, видимо, когда-то очень красивая каменная плитка на полу… и сердце будет заряжено о прозвучавшей здесь молитве, о тех, кто ушел, о тех, кто жил здесь, когда-то были лучшими моментами жизни. О праздниках, которые давно прошли на этом святом месте … Вот купель: отец простой, деревенское крещение младенца … Так он его уже называл — Иоанн … Доживет ли Ванюша этим по сей день ? Вы помните о храме и о своей купели? Или молодой парень вместе с парусами с гиканой и свистком скрутит крест с колокольни, а потом сам затянет и память… Но молодые стоят под короной: застенчивые, серьезные, как на многих старых деревенских фотографиях. Серьезно, строго к людям при жизни относились …

Но поднимите глаза — и все исчезнет. Вокруг большого современного населенного пункта. Гаргеты, картошка, эталоны и — иномарки от упавших заборов, жижа бедности и кричащие массы «новых русских» — повсюду. Вот и старики живут, и молодежь приезжает, и дети есть, и люди среднего возраста в наличии. Только вот, ни у кого не спросите, а в честь какого праздника или святого храма поставили, когда отмечали в селе праздник колокольни? Никто не вспомнит.И помните — это неинтересно … и нет заботы, что дети нерешены, что старики уходят в чужой мир без раскаяния и прощания, что жизнь в деревне однообразна и тусклая. И вместо праздников церковных и колокольных языков — какого-то застолья с неперевариваемым питанием, что поля вокруг — давно превратились в девственницу, а луг пухлого распада теперь раздавлен шипами и чудовищным ростом сорняков-мутантов. . Что на фермах совсем торжественно, не скотоводство, вот только недавно чей-то петух завелся… Как ты думаешь, иногда русский человек может все это сделать? И не жалко, не больно, не страшно? Почему никто даже не платит за свою Родину своим ядром? Для тех, кто сильнее, да, все дела идут, все — бизнес, все мысли о том, что еще покупать, это покупать, но как приблизиться к центру цивилизации. И подхода к такому человеку почти нет: он ничего не боится, кроме денежных «обвалов», никаких «химер» вроде «министерства Отечества» (материал для уранополитической пропаганды практически готов!). Не реагируй, никаких предупреждений для себя На то ужасное и трагичное, что происходит каждый день — его не слышишь.Правда, хоть услышать и обеспокоиться, то все равно выхода вряд ли найдешь. Ведь уже много лет вокруг только слышно: «Что с нами происходит?», Да, «Как вовремя восстановить задачу»? И Россия не все дает и не дает ответа …

Помню, в семидесятые годы, когда был всплеск «деревенской прозы», казалось, что сейчас она оживет в русском человеке с подлинно национальным чувством, посеянным отношением к России, что сформируется новое поколение и возвращается на наш прерванный исторически сложившийся национальный путь.. . Сколько было написано на темы памяти исторических романов, очерков, в какой публицистике появилась! Имена русских писателей вообще звучали на устах. Казалось, еще немного — и все, читая, побежит, бросится глубоко изучать наше прошлое, начнет любить его, подражать, в соответствии с традициями переосмыслить и преобразить свою несостоявшуюся жизнь … Но все было иначе. Наиболее способная, активная часть подрастающего поколения не пошла по этому пути. Он быстро бросился «Вкусный лотос, чтобы закрыть, навсегда со своим отказом в обмане», соблазненный идеалами катушки.Не намного более обостренное его внутреннее. И даже родные братья и сестры патриотов в большинстве своем не любили отцовскую любовь и пафос, не жгли от них свечи. Почему?

Почти сто лет назад, в апреле 1907 года, известный православный публицист и мыслитель Лев Тихомиров выступил в Историческом музее Москвы с докладом «Что такое Отечество?». Он с болью говорил об открытии патриотизма в России, о скептически высокомерном, нигилистическом отношении к своей Родине во всех слоях российского общества, пытался ответить и на вопрос «Почему»… Диагноз Тихомирова оказался неутешительным: душевных болезней. «Разорение души, — сказал он, это болезнь века и особенно (?) Русского народа». Психиатрия того времени, по его словам, свидетельствовала об увеличении числа пациентов, сомневающихся … в собственном существовании. Отсюда, по словам Л. Тихомирова, такая социальная болезнь, как «не видение» и «не чувство» Отечества.

Было еще относительно тихое время … До массового дезертирства солдат, предательства Родины, долга, присяги было еще далеко… Демонический «карнавал» еще не начался, все высвободилось для пор, сдерживаемых в людях выгонкой, привычками, инертным страхом Силы демона. «Свобода!» — Кричали и кричали русское общество … Это тоже кричали в 1991 году, когда окончательно рушилась огромная страна, и в 1993 году, когда патриотический Верховный Совет России расстреляли из автоматов …

«Размышления о том, есть ли отечество и из чего оно состоит — отразил в 1907 году Лев Тихомиров, — приобретает особую важность… Разум, поддерживая остатки ослабленного чувства, даст ему время прийти в себя, взять на себя функции и снова начать расти в душах «На что они привели эти наивные гипоны на спасительную мощь середины начала двадцатых годов. века — известно. И устремления патриотов конца ХХ века (действительно много нравственного просвещения убитых во время прощания с Матерью и Родиной и Родиной людей) тоже, увы, не оправдались. оправдано.«Флейта» никогда не играла. Не потому ли, что мы тогда не до конца поняли, что было таким же и что было привязано к нашему отечеству в годы исторического расцвета? Разве это не Луквали сами с собой, а не до конца поняли тогда масштабы и характер разрушений, созданных в умах и сердцах наших людей за последние, по большей части, полтора года? Трудно было отказаться от Белинского и Дандарда! Из всего, чему учили и служили, что окружали и давали, с чем были связаны годы жизни и все временные списки…

Вспомните, как высота России и Православие Отцов и Отцов и Детей навязывалась в X1 веке, конфликт отцов и детей был наложен в X1 веке … Это был страшный удар: для отрицающих и презирающих родители, отцы, надменные над ними, став их судьями, Мы Неизбежно приходим к отрицанию Родины! Как Роман И. С. Тургенев «Отцы и дети» перевернулись с этой деструктивной целью! До сих пор мы не вернулись к тому, что было задумано и опубликовано Автор, который видел то, что было скрещено в России, и не одобрял это искусственное разделение семей и поколений, тех, кто действительно любил друг друга…

Не потому, что патриотические надежды не увенчались успехом, которого у нас тогда не было (а сегодня есть у всех?) Смелости отказаться от взятых мною компромиссов? С русской душой с марксизмом, знакомым и грубым материализмом? Не потому ли, что его упорно защищал их собственный мир, уклоняясь от очищающей истины и неминуемого покаяния перед Богом? Ведь это привело бы к пониманию, что не от других нужно требовать самоотречения, а начинать с себя!

Когда-то давным-давно шекспировский принц Гамлет дал чудесную награду всем, кто должен дернуть за ниточки человеческих душ, чтобы сыграть на них свои небесные «мелодии»… пока на простейшей свирели-флейте, не зная устройства Её клапанов, даже примитивную песню сыграть на ней !!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! А не то посягательство на жилище в бездонных глубинах сердец человеческих, которое Творец, царь и хозяин являются одним из единственных отцов Господа нашего Иисуса Христа », от которых, по слову апостола Павла, (Еф. 3:14) — относится к любому отечеству на небе и на земле ».

«… Господь Бог носил тебя, как мужчина носит своего сына, всю дорогу, всю дорогу, по которой ты прошел, до того, как пришел твое место на этом» ( Dev.1:31).

Когда Адам был изгнан из Рая пранодина Его, он, и здесь, Отец Небес, был приготовлен местом для жизни — землей, из которой Адам был «в печали» во все дни своей жизни, извлекая свои хлеб в поте лица (Быт 3: 17-19). Теперь, под бременем первородного греха, жизнь для Адама стала эквивалентом работы. Его ждали горе, болезнь, смерть … больше не было адама ни над природой, ни над животными. И человек, и все его живые существа, — все существо в совокупности вместе с человеком было обречено «стеной и страдать» (Рим.8: 19-22). И Еве было предопределено «умножение печали», ибо оно должно было дать ей в болезнях и муках родить детей (Быт. 3:16). «Мы созданы, чтобы жить в раю, — писал святитель Феофан, — но грешник согрешил и загнан в эту землю. Зачем? Чтобы принести покаяние. Наша земная жизнь — эпитимия. А для того, кто носит эпифимию, что есть? своеобразный? Сделать, раздавить, кричать о грехах … »

«Какое жестокое наказание!», — воскликнул бы я, пожалуй, другой современный человек, который не дает ему четкого отчета о , на каком высотах I. как низко упал Наши растения Адам … И все же, хоть это и трудно, но возможно для нас понять, что приговор этому Богу нашей земной жизни был не просто наказанием, а прежде всего явлением безмерная Божественная Любовь. Но близкий путь сожаления не может быть искалечен первородным грехом, человек стоит на пути исцеления и преображения. При этом, как любящие отец и мать, заботливо предопределяя все, что требовалось для прихода в мир и жизнь их будущего малыша, и Отца Небесного и здесь, на земле Родины Адам и Ева отреклись от «Подды»: все необходимо для приверженности спасительному жизненному пути.И уж тем более …

и цветы, и шмели, и трава, и колосья,

И лазурь, и жаркое блюдо …

Придет срок — спрашивает Владыка Сына Продуала:

«Были ли вы счастливы при жизни на земле?»

И все забуду — помню только эти

Полевые дороги между лугами и травой —

И от сладких слез не успею ответить

Милосердным коленям превзойти.

И.А. Бунин. 1918.

И солнце, и небо, и дожди, и звезды, и чудесная, разнообразная, неповторимая красота земли, и смена времен года, и каждое животное, и каждый цветок, — все, абсолютно все в этом мире. были на себе божественной печатью, осквернением любви к Богу, красотой самого творца. Нет, земная Родина, принявшая ссылку, была не только юдолом покаяния и плача, но и красотой его рассеянности напоминала потерянный рай.Все в нем было пронизано некой сквозняком, несчастьем, все дышало, все говорилось, все призывало человеческое сердце к примирению с Богом … и человек полюбил эту теплую страну труда и покаяния. Но не только потому, что она была красива, но и потому, что каждый раз, когда мужчина бросался в краткий миг перед тем, как Бог плакал о своем ненужном, он чувствовал себя в эти минуты как в раю … для него были моменты примирения его с Бог.

Первые потомки Адама и Каина «сделали свой путь на Земле», и «Земля сокрушилась перед Лесиавой» (Быт.6: 11-12). Вероятно, Лик Земли, наполненный злодеяниями, с того времени тоже начал меняться и считаться … Тогда Господь решил истребить людей на Земле до Потопа Воды, за исключением праведного Ноя, избранного ранее благодать Божьей благодати и его семьи. Бог повелел Ною построить ковчег спасения и указал все пропорции, размеры его конструкции до мельчайших деталей. «На строительство ковчега ушло сто лет, и когда он сказал людям, что будет потоп, он посмеялся над ним», — читаем мы в «Повести временных лет» — первой нашей летописи.А преподобный Нетарий, старик Оптина, и так еще говорил: «Я ковчег построил сто лет и сто лет звал в нем людей. И скот какой-то пришел …»

Но то, что сочеталось с этим божественным кораблем, а по существу, он был для ноября. Пока «все источники бездны открылись, и окна небесные открылись» (Быт. 7: 11), и вся земля была покрыта скопившимися водами. ? В конце концов, все священные писания глубоко символичны! Таким образом, Ковчег был одновременно глубочайшим пророчеством и открывал многие великие тайны Божьего строительства дома…

Прежде всего, ковчег был для людей (а семья Нов была в то время и была всем человечеством!) Единственная жизнь , на самом деле временная родина. Ковчег стремительно носился по водам, и это было видимым доказательством того, что земная жизнь человечества не последняя точка его пути, И сам путь. Вот этот путь (как и в конструкции ковчега) имеет смысл и предопределил им же цель — Спасение людей. Дизайн ковчега, с точностью до мельчайших деталей, предписанный Господом Ноем, был прямым доказательством Божественного Отеха населения о человеке.

У святителя Николая Сербского (Велымовича) есть замечательное рассуждение, посвященное Рождеству Святого Предтечи и Крестителя Господня Иоанна. Мы говорим: «Еще до того, как родился Иоанн, о нем было сказано … и обо всех нас, добрых братьях, они говорят еще до нашего рождения. Еще до того, как мы явимся свету, они думают о нас и говорят. Бог думает о нас, ангелы Господа знают о нас, наши родители получают советы о нас, пока мы еще далеки от сознания и света.Сотни видимых и невидимых связей связаны до рождения со всем светом, который нас окружает. «Из этого рассуждения следует, что в нашем земном существовании, как и в ковчеге, нет и не может быть случайностей. Все проповедуется Богом для нашего спасения: и наши родители, И наша Родина — плод Божественная забота о нас.

Ковчег был идеален. Больше пяти месяцев она обеспечила безопасное семейное пребывание В пучине умножающихся вод! По указанию Бога Ной создал в ковчеге три корпуса: нижний, второй и третий (Быт.6:16). Что они имели в виду, что делали эти три корпуса?

Пожалуй, нижних жилищных ковчегов можно было бы сравнить с материнскими Одинокими, первой Родиной , куда сам Господь вбьет из небытия в Бытие. Где он о нем, слабый и беззащитный, не способный ни к какой деятельности, и государь. «Ты узнаешь из чрева, из чрева матери Мойи, ты мой покровитель» (Пс. 70: 6). Первое жилище ковчега — материнское лоно — это некое эхо потерянного рая.И роды — память о горестном раю и пророчество, о котором пойдет речь ниже …

Второй корпус аркзыг, названный второй родиной человека — земной С которой мы были такими же, сам господин кровно связан, в детстве с матерью связал пуповину. Не потому ли, что воздух — Родина, а ее травы для нас только пята, и даже «дым Отечества нам сладок и приятен» (А.С. Грибоедов)?

Степан Тимофеевич Аксаков в «Детских годах Багрова Внук» есть удивительные страницы, где он вспоминает могилу, долгую и почти роковую клевету в младенчестве и странный, на первый взгляд, метод лечения, избранный его матерью.Как только мальчику стало очень плохо, запрягли лошадей, посадили малыша в коляску, а потом отправились на тропинку по широкой и длинной степной дороге. И только там, на родных оренбургских просторах, среди бескрайних степей, среди трав и природы своей родины, он ожил …

Прямая дорога, большая дорога!

Донор принял много вас для Бога,

Вы протянули вдаль, направо, как стрела,

Широкая гладкая, чтобы скатерть ложилась!

Так я написал о Русском пути Сына Сергея Тимофеевича — Знаменитого славянофила и поэта Ивана Аксакова, а также Отца, неразрывно связанного с душой и миром своей Родины.Кстати, и Николай Васильевич Гоголь, часто чихая, оживал, становился сильнее и бодрее только в дороге, в дороге. Что подействовало на гениального в «мертвых душах», где он построил дорогу к великому символу христианской жизни, в образ особого и неповторимого пути России …

И тот, кто дает человеку Родину, он сам и в сердце человека воздействует на залог силы этого союза — любовь человека к земле рождения и становления, к земле отцов, связывающих человека и рождение того самого «Военного сообщения», о котором так хорошо сказал Николай Рубцов.Но зачем было так решительно и обвинять человека в его земном отече? Почему время века поставило добродетель служения Родине в России в тесную связь со служением Божьим? Они даже думали, что Бог не угодит Богу, если Отечество не будет служить. Не потому ли, что не исполняет это земное послушание своему Небесному Отцу, не исчерпав себя и совершив свое земное призвание, не мог человек подготовить себя к переходу на третье, высшее жилище для ковчега?

«Предки называли себя странниками не только в Палестину, но и по отношению ко всей вселенной, […] они искали отечество небесное ».

СВТ. Иоанн Златоуст

И в Священном Писании Ветхого Завета, и в Новом Завете Господа нашего Иисуса Христа тема человека человека на земле рождения звучит постоянно и неизменно. Сам Господь был странником на этой земле. Его ученики шли за ним, оставляя за собой всех, людей, толпы людей, для них, только слыша голос Божьего призвания и всю Святую Русь — Вечного Странника! Если бы мы только порылись проследить, как отразился образ богатства в русской духовности, в народном творчестве, в песнях и сказках, в творчестве наших великих писателей и художников, он оказался бы бесподобным, великим, неповторимым. картина!

Шли тысячелетние, неутомимые, по родной земле: и лапотки, и голые деревенские мужчины и женщины, отставные воины, вчерашние купцы, юные хозяева и даже слабенькие девушки! И дворяне, писатели и — возможно — государи… ходили в Киев и на Соловки, в Почеев и в Троицу, поклоняться преподобному Сергию … Шли своим убожеством и управляли от великих святынь, от встреч со святыми Божьими. Сложенные и голод, и голод — они были слишком терпеливы, ибо души искали своих встреч с Господом, они искали пути в Царство Небесное. И если бы можно было чудесным образом, внезапно остановить это тихое и непрекращающееся движение, увидеть его в мгновение ока как одну живую картину, мы бы, глядя на нее, не могли бы сказать: это образ нашей Родины .Здесь — тайна нашей национальной жизни, нашего национального характера, нашей души и нашей земли, в их неповторимой природе и рукотворной красоте, которая отразила эту духовную высоту жизни людей.

Наши предки свято чтили свою землю. Как «светлый свет и украшенный» (слово о завоевании в Рязани, XIII век) освященные храмы Божьи, святые иконы, посохи, колокола, киоски, ненасыщенные молитвы и службы, святые источники, бесчисленные мощи количество явленных и наложенных святых.Вся жизнь — от рождения до гроба — на этой святой земле фактически была одним непрерывным поклонением. От долгой и глубочайшей мистики русских храмов и градостроительства, символизировавших реалии Святой Земли — как Родину Спасителя, и образы Небесного Града — Земли обетованной, Отчизны Небесной, до тончайшего праздника. стороны жизни, — все было подчинено одной мысли, одной цели, одному заветному устремлению, которое запечатлено в нашем Православном Символе Веры: «Краткое содержание воскресения мертвых и жизни будущего века».«

Но войдите туда, двигайтесь в него третий заветный Ковчег для размещения Можно только «родиться», из воды и духа, превратившись из мусора (рожденного из плоти) — в человека духовного, рожденного от Духа. Об этой тайне и сказал Господь Никодим (Иоанна 3: 3-5) . И Никодим недоумевает: «Как может человек родиться, будучи старым? Может ли он в другой раз войти в утробу матери и родиться?» Но Господь также увещевал Никодима: «Не удивляйся, что Я сказал тебе: Я должен родиться. свыше »(Иоанна 3: 7).

Это слова Господа о втором рождении и открывают нам путь к пониманию того, что такое земля для человека …

Величайший божественный дар, плод производственной семьи, Родина дает нам место второго рождения. Как единственно возможное — как для каждого конкретного человека, так и для народа в целом, — это совокупность необходимых и достаточных условий, которые требуются для исцеления поврежденной греховности наших душ.Родина дается человеку для того, чтобы пройти ее здесь, на Земле, его путь в повиновении воле Божьей, в этих особых условиях на это место , Б. это Атмосфера, среди этих человек, наш внутренний домашний человек мог подчеркнуть это Второе Рождение от Духа и стать новым Адамом. А, значит, и подготовить вашу душу к вечной жизни Во Христе .

Поэтому выгоднейший уход из Родины, предательство или даже просто пренебрежительное, нигилистическое, нелюбовь к родной земле — это величайший грех перед Богом и величайшее из зол, которое может создать для его души и человека, и люди в целом.Измена этому пути, искажение его и в судьбе одного человека, и в судьбе всего народа влечет за собой большое горе, бремя и неприятности, которые ложатся страшным грузом на плечи нескольких последующих поколений. А часто и прямая смерть приводит и к людям, и к своей Родине. В истории есть много примеров. И судьба России тому пример. «Голос слышен на высоте, жалобный вопль сыновей Израиля о том, что они сделали путь, забыли господа Божьего Бога.Возвращайтесь, непокорные дети: я излечу вашу непоследовательность », — об этом предупреждал народ их пророк Иеремия (Иер.3: 21-22) , который уже предвидел и пленяет вавилонян, и смерть Иерусалима. Не послушал его. Они не слушали других пророков. Я не хотел слушать своих пророков и Россию. Но мы, почти столетие, находившиеся в вавилонском плену, пожинали все плоды своего отступничества и в окружающей жизни, и в жизни сов совы своих детей, а Родина чуть не теряет себя, должны ли мы наконец услышать их и «вернуться» ?! Возвращение… Но как?

«… Тамо — это вопрос плененного из нас о словах песни, и мы ведем нас по поводу пения: мы берем нас из песни Сиона. Како Веб Песня Господа на земле чужой; Вдобавок забуду Иерусалим, Дандсника мой мой »( ПС. 136: 1).

В нашем рассказе сохранилось замечательное высказывание императора Петра I, связанное с началом «загнанных окон» в Европу: «Мы нужны лишь на время, — сказал Петр, — а потом мы вернемся к нему.«А оказалось, оказывается, совсем наоборот. Почти десять лет как он стоит в центре Москвы, недалеко от Кремля, на фоне Христа Спасителя, некрасивого памятника великому реформатору, но только человек он смотрит на запад, а на восток, в Кремль, он обратится к России … Тыл. Такой звонкий символ нашего времени! Как это «домой» возвращается, когда все вокруг тебя и тебя есть пропитанные чуждым духом, чуждыми понятиями: «Гражданское общество, демократические ценности»… а вы знаете, что все это ложь, что под нее подобрали: деньги, выход, забота и очень далеко идущие планы мирового господства. Политики-космополиты уже не скрывают своего собственного бесстыдства и перед умирающим под давлением таких «ценностей» русским народом назвали то, что десять лет назад называли «русским пирогом». Как тут про Родину подкрасться слово к тому, кого она мысленно контролирует, как коснуться жестоких и холодных сердец соотечественников, уже никому и ничему не верящих?

Давно и нам не говорят: чем грешили, в том и правят.Всю полноту, всю красоту, все счастье русских и весь смысл их народной жизни мы убили, оставив церковную ограду . Отвергнув Христа, мы тем самым забрали и все духовные скрепы нашей земной жизни, и прежде всего их «земные связи» с нашей Богом данной Родиной. Теперь понятно, почему не увенчалась успехом попытка возродить патриотическое сознание в конце ХХ века, почему не удалось поднять на акции искренний и горький плач о цели забвения страны.Как не удается возродить святую любовь к Отечеству тем, кто снимает внешность, даже очень древнюю и красивую … Да хоть воспроизводит всю жизнь Святой Руси с Ху11 века, что выйдет? Только театр, один фальшивый, мутный, мертвый и т …

«Полнота народной жизни возможна только там, где проживает традиция», — Написание «Программы» и знаток Русской Земли, собиратель народных песен и былин Петр Васильевич Киреевский, духовный сын св. .Оптина Старта Макария. Но что такое «легенда»? Это традиции , проницаемость всей жизни , общая жизнь человека , легкая вера Все то, что люди читают за идеал. Освящение жизни. Не о Ф.М. Достоевский думал, когда русский народ и вся русская жизнь от потока злых нападений защищались в пылу споров. Да, — сказал Достоевский, — наш народ много согрешил и глубоко пал, но тогда правда, что как только душа русского народа «не кончила»! терпение не испытывали, не мучили! Судя о людях, — утверждал Ф.М. Достоевский, — может быть только то, что люди читают за идеал Что для него — есть высшее добро и святыня, к которой он, пусть слабый и грешный, в своей душе рухнул. А мы знаем что, а точнее, КОМ Нашему народу почти тысячу лет прошло!

Помню, как школьные учителя литературы были забиты и растеряны, когда дело доходило до анализа стихотворения Лермонтова «Родина»: «Люблю обесценивание, но странно любовь, мой разум не будет побежден.«Смущало приученное к Культпросветовскому примитиву учителей, это« странное »отрицание разума и всего того, что еще проводилось после Великой Отечественной войны, официальная патриотическая пропаганда. А у Лермонтова было что-то другое, забытое, непонятное … Ни историческая слава, «купленная кровью», ни родовая память и ностальгия по «заветным легендам» старины — не трогали поэта «Отрадных снов». В сердце откликались другие картины любви и боли. поэта:

Но люблю — за что, сам не знаю —

Ее степи, холодная тишина,

ее леса буржуйских баров…

Добро пожаловать любовью кататься в тележке

А, с медленно пронизывающей ночной тенью,

Встреча по ночам,

Разделяя огни унылых деревень.

Вот безбожный разум человека и потерянный, чувствующий себя неким, неподвластным ему. Не только у Лермонтова, но и у Пушкина, Гоголя, Тютчева, Достоевского, у Тургенева, у квартала, Есенина, в народных длинных русских песнях (особенно!) Мы слышим все тот же повторяющийся, длинный, изменчивый, сжимающий звук сердца…эти «трепещущие огни печальных деревень» … эта любовь-боль, как прикосновение к какой-то сокровенной глубине, к голому сердцу земли русской, к ее природе, скромной и тихой, к чему «и тайно светить «смиренно на высоте» (Ф.И. Тютчев), и это «не поймет и не оповестит гордый осмотр« Никогда … »очей Христа, его кроткими, смиренными и светлыми очами, которым тысячу лет назад навсегда вошла В сердце русского человека Я освятил всю нашу землю, нашу природу, нашу историю, культуру, наше самосознание, все наши чувства, нашу жизнь, все наши устремления в этой земной жизни, Любовь к Родине. — все наши.

Так можем ли мы вернуть домой еще одну дорогую?

Путь на Родину, путь в истинную, подлинную, тысячелетнюю Русь для нас, сегодня, как, впрочем, для наших предков, только один: через церковные врата — ко Христу. Из них мы однажды вышли в безумие, в них и снова вошли. А там — молитва. «Дом моей молитвы решит» (МК.11: 17). НО помолите все предохранители и подключите каждый . У Бога все живое. И вспоминая своих предков, известных, близких и далеких, весь русский народ, молясь о них, скорбя, но не осуждая! — в Пушкине —

Да потомки православных

Земли родной последней судьбы

Их короли помнят

За дела их, во славу, во благо —

И за грехи, за тьму афф

Спаситель смиренно просил.

Мы почувствуем, как наши вековые раны начнут слышаться, и в сердцах начнут оживать — как взгляд и руки давно умершей матери — забытой, родной, святой … Как сердце наше вдруг откроется во всем сияние истины, что все мы — одна семья, один Дух, потому что «Ебать один и тот же музей, один дух у Господа» (1 Кор.6: 17), Единый Объединенный Святой Собор и Апостольская Церковь — и торжествующий небесный и воинственный земной. То, что все мы — один Отец Небесный, и место нашего рождения — кровь, они подарили нам, чтобы мы «возделывали ее», как рай, и «хранили» как святыню, а те, кто был спасен, — одни.И тогда только тогда пророческие, наполненные любовью и светом слова преподобной Великой княгини, написанные ею в 1918 году, начнут сбываться, написанные ею в 1918 году, за несколько дней до ареста и всего за два. месяцев до мученической кончины:

«Мы … на этой земле, должны устремиться своими мыслями к Царству Небесному, Чтоб глаза просветленные могли все видеть и говорить с подуслугой« Да будет твоя воля ». Полностью уничтоженная» Россия Великая, бесстрашная и непорочная. «Но« Святая Русь »и Православная Церковь, что« врата ада не преодолеют », существуют и существуют как никогда.А те, кто верит и ни на минуту не сомневается, увидят «внутреннее солнце», озаряющее тьму во время такелажной бури. «Аминь.

Надпись «Образ Ярославны в« Слове о полку Игореве ». Козлов, плачущая Ярославна

1. Въезд. Система символов в «Ворде».

2. Единственное женское изображение работы — княгиня Ярославна.

3. Изображение «Живая сила».

4. Обращение Ярославны к стихии — самый лирический эпизод в «Слове».

5. Заключение. Образ Ярославны — воплощение истинно русской природы.

«Слово о полку Игореве», датируемое XII веком, — одно из самых ярких произведений древнерусской литературы. Он «наполнен» большим количеством героев. Почти все они, за одним-единственным исключением, люди, принадлежащие к высшим сословиям русского общества. И это совершенно не случайно.Традиции того времени требовали от неизвестного автора воспевания богатой силы и могущества Российского государства перед князьями и их войсками.

Но создатель «Слова» оказался очень смелым человеком — он решается нарушить многие каноны, по которым создавались произведения этого жанра.

Авторские нововведения коснулись иероглифов «Слова». Так, в частности, вопреки всем правилам в этой работе появляется женский персонаж. Более того, он играет важную роль в судьбе главного героя, в реализации идеи всего «Слова».

Этот персонаж — жена князя Игоря — княгиня Ярославна. Героиня появляется только в одном эпизоде, ближе к концу произведения, но по своей значимости эпизод с ее участием занимает одно из центральных мест в «Слове», наряду с Золотым словом Ярослава.

Автор показывает нам свою героиню в Горе и отчаянии — она ​​узнала о разгроме войск Игоря, о пленении мужа. Следуя языческим традициям, Ярославна с огромной помощью обращается ко всем стихиям.По ее словам, мы чувствуем огромную любовь к вашему мужу, силу ее переживаний.

Автор показывает нам незапрограммированную схему, маску и живого человека со всем разнообразием и противоречивостью его чувств. Так, Ярославна даже упрекает стихию в своем горе — как они могли допустить плен Игоря, его поражение:

О ветер, ты, ветер!

Чего ты так хочешь?

На что наносишь стрелы хан

Своими грузовыми крыльями

На воинов Лады моей?

Эпизод с участием Ярославны имеет четкую композицию — он разделен на четыре части.Все они начинаются примерно одинаково, акцентируя внимание на горе героини, силе ее любви к мужу: «Ярославна по утрам плачет в Путивле на стене, забей», «Ярославна по утрам плачет в Путивле на стене. , приговор »и ​​др.

Важно, что образ этой героини описан в фольклорных тонах, подчеркивая ее связь с родной землей, ее истинно русским языком. Итак, Ярославна сравнивает с птицей — «На заре, одинокий подъемник» (получая психологический параллелизм).

В первой части эпизода показано только огромное горе и отчаяние этой героини. Услышав страшную новость, она рвется к своей «Жигули», хочет быть с ним рядом, нести вместе всю муку или поддержать его в последний момент: «Похоже на кровавые раны на окаменевшем теле».

Вторая часть — обращение к ветру. Его Ярославна упрекает в том, что он не помог князю Игорю и, «как Ковыл Грасс», развеял веселье героини. Третья и четвертая часть — это обращение принцессы к реке и солнцу с просьбой о помощи.

Почему Ярославна называет эти элементы? Мне кажется, что для нее и для автора «Слова» Дон — олицетворение земли Русской. А к кому еще обратиться к человеку в трудную минуту, как ни к самому родному — мусору? Поэтому Ярославна просит Дона: «Ты в попу мне в Ладе, чтоб я ему утром не сказал, рву в зорме до моря!»

И последняя инстанция, самая сильная и мощная, для героини — солнце. Но она обращается к нему хоть с ласковой, но с упреком:

Ну так рассыпая свой жаркий луч на воинов моих ладов,

Чтоб в безводной степной луке их жажда выдавливала

А я Тульскую скорбь точила?

На мой взгляд, это говорит о степени огорчения героини.Она даже не боялась Солнца — самого почитаемого божества у славян — настолько сильна была ее любовь к мужу.

Таким образом, Ярославна — один из важнейших образов в «Слове». Эта героиня — воплощение истинно русской женщины: верной, преданной, любящей, сильной, готовой на все ради своего мужа. В ряде других изображений «Слова» персонаж Ярославны помогает воплотить патриотическую идею автора, прославляет землю Русскую и ее народ, вызывает восхищение, гордость и уважение у читателей.

«Слово о полку Игореве» — литературный памятник древнерусской культуры, повествующий о неудачном походе князя Игоря Святославича на половцы в 1185 году.

Крик Ярославны — одна из трех частей стихотворения, посвященных моменту скорби жены князя Игоря о неудачном исходе битвы, в которой принимал участие его дружина. Этот эпизод признан одним из лучших произведений, а его героиня — символ любящей и преданной жены.

Образ Ярославны олицетворяет тему семьи, мира, дома и бесконечных тоск по мужу, который ежеминутно рискует умереть от вражеского меча. Ее возбуждение настолько сильное и непреодолимое, что она готова стать птицей, чтобы поскорее оказаться рядом с мужем и залечить его раны. То, что характерно для подобных приемов, а именно превращение героев произведений народного творчества в различных птиц и животных, является одной из главных черт русского фольклора.

Действие происходит в то время, когда Россия уже приняла христианство, но при этом еще продолжает традиции языческой веры. Об этом рассказывают художественные образы, использованные в произведении. Например, Игорь, заметив черную тень, возвышающуюся над российским ополчением, усомнился в успешном исходе боя.

Или, например, обращение Ярославны к ветру, к Солнцу, к реке, означает ее веру в языческих богов, олицетворяющих названные силы природы.Она разговаривает с ними на равных, затем упрекает, затем просит поддержки и защиты. Кроме того, с помощью этого приема автор показывает красоту Русской Земли, раздражительность ее полей, яркое солнце, высокие горы, глубокие моря и могучие реки. Вся необъятная и великая Русь, воплощенная в этой картине, воплощена в образе прекрасной Ярославны. Ее плач несет в себе не только страдания и печаль, но и наполнен нежностью и светлой надеждой.

Монолог героини — лирическая песня, пронизанная беспокойной надеждой на скорое возвращение князя Игоря с поля боя.А за ее веру и безграничную любовь судьба щедро награждает Ярославну. Слышны молвесы, и князь Игорь бежит из плена, ведомый чудесной силой на пути к своему дому.

Таким образом, плач Ярославны — важнейшая сюжетная составляющая поэмы «Слово о полку Игореве». Именно в нем утверждается сила вселенской народной скорби о павших войнах и идея творения и мира.

Вариант 2.

XII век для России ознаменовался многими событиями, но, в основном, военной направленностью.Если говорить о культурном развитии государства, важно отметить, что именно к этому времени принадлежит замечательный памятник древнерусской литературы «Слово о полку Игореве».

Вышеупомянутое произведение имеет четкую структуру, подчиненную идее, жанровым особенностям, языковым средствам. В «Слове …» нет ничего случайного и лишнего: каждый эпизод важен, он несет определенную смысловую нагрузку.

В этом очерке речь пойдет об эпизоде, который в литературных коронах назван «плачущая Ярославна.«Это своеобразное предсказание судьбы любимой Лады.

Ярославна олицетворяет Русскую Землю. А в плачущей девушке ярко показано отношение всей земли Русской к военным событиям с половцами.

Если говорить о композиционном построении текста, то «Плач» важен как отсылка к бегству Игоря из плена. Потому что Лада Ярославна поворачивается к солнцу, ветру, Дунаю, то, что они помогают любимой освободиться от половецкой тропы, то Лада может быть вместе с любимым.

Если «плачущий» вывести из текста, его тонкость и смысловая завершенность нарушатся. Ведь основная идея — это призыв к единству.

Также не забывайте о таких вещах, как художественное пространство и время. При этом особое внимание уделяется пространству. Он расширяется, он сужается. В «плачущем» пространстве расширились до самых окраин государства Российского. Это достигается за счет мастерства автора, благодаря тому, что он внес «плач» в народную лирическую песню.

Важен в «плачущих» и пейзажных зарисовках.По мнению литературоведа Д. Лихачева, они созданы как самостоятельные актеры. Это характерно и для древнерусских текстов того времени, потому что такое допущение позволяет показать и подчеркнуть огромное пространство, окружающее ничтожного человечка.

«Слово …» имеет поэтические обработки. Наиболее интересны переводы Лихачева Д. и Заболоцкого Н.

.

Если говорить о «плаче», то Лихачев приукрашивает текст за счет метафоры, а Заболоцкий — за счет сравнений.

Несколько интересных произведений

  • Очерк к картине Иванова подвиг юного киевлянина 5 класс (описание)

    Картина написана художником Андреем Ивановым в старинной летописи Нестора о событиях, происходивших в 968 году. Летопись рассказывает о юном киевляне. , которые во время нападения печенегов на Киев устремились сквозь вражескую армию к реке Днепр на тему прогресса

    В обычном мире мы часто сталкиваемся с понятием «прогресс».Его можно определить как успех в чем-то — спортивные достижения, отличные результаты на тренировках или скачок продаж в компании

  • .

С давних времен магия неразрывно связана с силами природы. Основных природных стихий всего четыре: огонь, вода, земля и воздух. Каждый элемент играет свою незаменимую роль в жизни волшебников. Это природа, наделяющая человека силой, благодаря которой его можно назвать волшебником.

Обращение к природе было характерно для язычества, но силы эти настолько сильны и значительны, что до сих пор не утратили своего значения.

Плач Ярославны — один из ярких примеров обращения за помощью от природы. Но прежде чем перейти к силам природы, предлагаю рассмотреть самое начало эпизода.

За широким берегом Дуная,
Над Великой Галицкой Землей
Плач, прибытие из Путивля.
Голос Ярославны молодой;
«Оборачиваюсь, бедняжка, кукушка,
На реке Дунай
И рукав с бобовым краем,
Идем, в Кайве Омоче.
Наполни, туманы развеют
Кольца Игоря князя глаза,
И утренние раны кровавые,
Выше мощный наклон кузова. «

(перевод Заболоцкого).

Здесь автор подчеркивает умение Ярославны подписывать. Если вспомнить рассказ, то мы поймем, что воды Кайвелы обладают целительной силой, а точнее — это знаменитая мертвая вода. Мертвая вода издревле применяется для лечения тяжелых русских ран.Мертвая вода очень быстро затягивает раны, и на их месте нет ни единого напоминания о них, но, в отличие от живой воды, мертвая вода не способна воскресить человека. Кстати, упоминание Дуная автором «Слова …» здесь тоже не случайно. Согласно древнерусским поверьям, именно здесь находится источник живой воды. Вода Дуная издревле славилась своей целебной силой и способностью лечить болезни и спасать от смерти. Живая вода понадобилась бы Ярославлю, если бы она нашла мужа мертвым.По легендам, нужно умертвить труп мертвой водой, а затем использовать уже живую воду.

Слова «и рукав с бобра» здесь тоже не случайны. Давайте сначала разберемся, что они обозначают. Нет точного перевода «слова …». Изначально это было не «с бобра», а «бебрян», что в переводе с древнерусского означает сшитый из белого шелка. А именно шелковая ткань на Руси использовалась приметами (и не только) для лечения ран.

Итак, в начале плакала Ярославна, автор «Слова… »показывает нам, что Ярославна была добрым знаком. Отсюда мы узнаем об использовании живой и мертвой воды, а также о ее источниках и о способах лечения ран с помощью шелка.

Затем Ярославна обращается к войскам природы. Во-первых, Ярославна обращается к ветру. Это можно назвать своеобразным обращением к воздушной стихии. В первом переводе Ярославна обращается к ветру по имени и отчеству, называя его ветром ветра. Обращаясь к ветру. ветер, Ярославна просит его не навредить отряду Игоря и самого князя.Возможно, это своеобразное обращение и к стрибоге — славянскому богу ветра. Ярославна по ветру возьмется за погоню, а он смиряется над князем. Кроме того, в славянской мифологии ветры считаются внуками. А на самой языческой Руси очень часто обращались к ветрам за помощью.

«Что ты, ветер, думаешь злой,
Какой туман в реке,
Пиловцкие стрелы бери
Мечтаешь их на русские прилавки?
Чем ты не какой на квадрате
Высоко под облаком летают
Корабли лелеют в синем море
Для кормления волн ломать?
Вы, стрелы врага sies,
Только погибните с высоты.
Ой, ну почему мое веселье
В нобах, навсегда развеянных? «

(перевод Заболоцкого).

Далее Ярославна ссылается на Днепровский Славутич. Это своеобразный круговорот к водным силам. Кроме того, во время крещения Руси Владимир велел сбрасывать языческих идолов в воду реки. Днепр.Возможно, они и в свое время продолжали хранить свою магию, и поэтому Ярославна обращается к этой могучей реке. Вода на Руси всегда была символом здоровья — может быть, именно поэтому Ярославна относится к Днепру именно тем, что защищал князя Игоря.Обращение к воде — это обращение к славянской богине воды Дане. Согласно легендам, эта богиня помогала уставшим путешественникам — он запивал их водой, лечил раны. Считается, что название Днепра произошло от ее имени.

«Мой славный Днепр! Каменные горы
В краях половцев вы ударили,
Святослав на далеких просторах
Кобяков носил в полки.
Коня князя, господин
Сохрани на той стороне,
Чтоб отныне слезы забыл,
Чтобы быть живым, он мне вернулся! »

(перевод Заболоцкого).

Последняя сила, к которой обратилась Ярославна, — это сила огня, сила Солнца — это свет и треск. Солнце — символ света и тепла. Огонь издревле играл важную роль в жизни людей. Он был своего рода очищающей силой — помогал людям изгонять злых духов и темные силы.

«Солнышко трижды яркое! С тобой
Каждому много и тепло.
Что ты армия князь удаляй
Горячие лучи сожгли?
А почему в пустыне ты безводны
Под ударом грозного половчан
Жажда натянула лук отмечен,
Тяжело переполняет колчан? »

(перевод Заболоцкого).

Таким образом, Ярославна в «Слове …» относится к трем стихиям природы: воздуху, воде, огню. Но почему она не обращается к земле? Ответ на этот вопрос можно увидеть с обеих сторон. Элементы в «плачущей Ярославне» — языческие боги. У древних славян богиней земли была Лада. Но, в отличие от стрибоги (бог ветра, а также Солнца) и даны (богинь воды), Лада не покровительница и не воительница-помощница, и, соответственно, не помогает Игорю, поэтому в Ярославле есть нет необходимости связываться с этой богиней.С другой стороны, Ярославна могла превратиться в землю как одну из стихий природы. Возможно, автор «Слова …» отразил энергию Земли в самой Ярославне. Ярославна — жена Игоря, она у него на родине и оттуда зовет мужа домой. Таким образом, можно сказать, что четвертый элемент является заземлением, отраженным в образе самой Ярославны. Поэтому Ярославна за помощью на Землю не обращается.

Плач Ярославны очень похож на заклинание. Но отнести «Плачь Ярославну» к такой магической форме, как заклинание, будет невозможно.Если мы обратимся к определению слова «заклинание», то сразу станет ясно, что заклинание — это совокупность действий и мыслей мага, трансформирующих магическую энергию в желаемый результат. Также заклинание, если мы говорим простым языком, — это одно или несколько слов с магической силой. Но «Плачь Ярославна» не подходит под это определение, и слов там гораздо больше, чем в заклинании. Так что это? У «Плача Ярославны» четкий ритм. Это очень похоже на молитву: когда я читаю эту часть произведения, я представляю, как Ярославна молится, почти плачет, и обращается к силам природы за помощью.Итак, определенная форма, ритм, обращение к богам, силам природы, произношение слов для влияния на события и достижения определенных последствий — все это типично.

Заговоры широко применялись в Древней Руси (да и в других странах, конечно, тоже). Если мы обратимся к определению, то можно сказать, что заговор — это четкая, ритмичная, естественно-этическая словесная формула, имеющая магическую силу и произносимая с целью воздействия на субъект или существо, а также для достижения цели. желаемый результат, ни чего не допустить.Заговоры чаще использовались знаками для лечения. Заговор использовался для защиты человека, дома или деревни от неприятностей. Заговором маг мог вызвать дождь или, наоборот, остановить его. Часто заговор проводился в форме обряда, то есть маг не просто произносил слова, а совершал еще определенные действия. Но в данном случае этого не наблюдается.

Таким образом, можно сказать, что «Плач Ярославна» — это заговор.

Пример обращения к силам природы за помощью можно найти во многих русских сказках, когда женщина просит их помочь своему любимому живым вернуться домой из похода.

Этот эпизод «Слова …» является ярким примером использования древнерусских заклинаний, а также умения правильно обращаться к силам природы за помощью. И все же это пример того, что эксперт в России был широко развит.

Кстати, заговор Ярославны очень помог Игорю.

И выложил море. Думающая
Вихрь понесся на север родной —
Сам господин из половицких стран
Княгиня пойнт указывает на дом.

(перевод Заболоцкого).

1.1.1. Кто такая Ярославна? Кто олицетворяет ее в «Слове о полку Игореве»?

Образ Ярославны — первый женский образ в древнерусской литературе. В нем соединились горе и мужество всех русских женщин, матерей, дочерей земли русской.

Ярославна — отчество жены князя Игоря Ефросины Ярославны, дочери Ярослава Галицкого, одного из самых могущественных русских князей.

В «Слове о полку Игореве» она олицетворяет всех русских жен, которые шпионят о своих мужьях. Этот «плач» красноречиво говорит.

1.1.2. Какую роль в тексте «Слова о полку Игореве» играет слово «кукушка»: «… кукушка — нелепый жаждущий.« Полечу », — говорит, — кукушка на Дунае … «

В устной народной поэзии словом «кукушка» обозначается одинокая женщина, у которой нет семьи. Приготовленная кукушка в народе связана с пророчеством о долготе жизни.Называя себя кукушкой, Ярославна выражает горечь разлуки с любимым мужем. Ярославна называет себя «невезучей кукушкой», подчеркивая ее одиночество.

1.1.3. Какие средства художественной выразительности использовал автор в «Крике Ярославны»?

Плач Ярославны очень близок к фольклору. Используются постоянные эпитеты «Свет-Кресвети Солнце», метафоры «сохранили свою муку», «скорбь колчана скреплена». Ярославна относится к силам природы: к солнцу, ветру, к воде (Днепр).Риторические призывы сопровождаются междометиями и восклицаниями: «Над ветром, парус!», «Светлое и хрустящее солнце!», «О Днепре Слутич!».

В плачущей Ярославне использован трехлетний повтор («Ярославна утром плачет на стене Путуфта, больно …», относящийся к его произведениям устного народного творчества.

В речи ярославцы употребляют высокие слова: «господин», «владыко», «селлери». Своего мужа она называет словом «Лада», которое в народной поэзии обозначается словом «любимый».

1.1.4. Какую роль в тексте «Слова о полку Игореве» играет плачущая Ярославна?

Ярославна олицетворяет в «Слове о полку Игореве» всех русских жен, на долю которых выпала горькая участь оплакивать своих мужей, безвременно погибших на поле боя. Однако в этой работе она надеется вернуть любимого. Поэтому он относится к надежде всех сил природы. Кроме того, Ярославна умоляет силы природы защитить не только своего мужа, но и его воинов: «К чему снятся хиновские стрелы на своих легких крыльях на солдатах моих ладов?»

Сила ее любви, сила ее гражданского чувства победили — и чудо происходит: князь Игорь возвращается из плена.

Плач Ярославны можно рассматривать как протест против войны, разрушений и жертв.

1.1.5. Сопоставьте перевод «Слова о полку Игореве» Н. Заболоцкого и дословный перевод выше. Что объединяет эти переводы? Чем поэтический перевод отличается от дословного?

И дословный перевод плачущей Ярославны, и поэтический перевод Н. Заболоцкого основан на народном поэтическом творчестве.В этих работах использованы одни и те же изображения ветра, солнца и Днепра, очень близкие этим силам природы:

«По ветру, плывите! Зачем, господин, столько? К чему снятся хиновские стрелы на своих легких крыльях на солдатах моих ладов?» (дословный перевод)

Ты что, ветер, злобно делаешь

Какие туманы в реке,

Пиловцкие стрелки принимают

Мечтаете о них на российских прилавках? (Н. Заболоцкий)

Риторические вопросы также приводят эти отрывки.

В дословном переводе стрелки называются «Хиновский», а в поэтическом переводе — «половцы». Это одно и то же имя, только в дословном переводе, оно записано на древнерусском языке, а у Заболоцкого — на русском.

Однако между этими работами есть отличия. В тексте картина Н. Заболоцкого намного шире, чем та, что является дословным переводом.

В дословном переводе мы узнаем, что Ярославна «по утрам плачет».И Н. Заболоцкий эту картину расширяет: «Утром только рассвет будет».

В дословном переводе характеристика Ярославна не дается, а Н. Заболоцкий употребляет эпитеты: «Ярославна, полная печали …» и «Ярославна молодая». Таким образом, вы можете увидеть. Тот поэтический перевод более лиричный, он открыто выражен авторским правом на героиню.

Садовникова Анна, 11 класс

Скачать:

Превью:

Для более старой струны, Ярославна.

Твоя утечка древняя, твой лиз, как и прежде, легок, Юнь.

Иль певец, энергичный, мудрый, тот, кто «слово» спел,

Все сны грядущих веков тайком подсмотрел?

Или русским женщинам всякое милосердие в тебе?

Ты Наташа, ты — и Лиза: и Татьяна — ты!

В. Брюсов

В истории нашей литературы сохранилось немало интересных женских образов, воплотивших идеал русской женщины.Думаю, каждый со школьной скамьи помнит Наташу Ростову из «Войны и мира» Л. Толстого, Татьяну Ларину из «Евгении Онегина» А. Пушкина, Соньку Мармаладову из «Преступления и наказание» Ф. Достоевского и других и может рассказать о их . А вот про Ярославну из «слова о полку Игореве» лично мне запомнился только плач, да еще то в общих чертах. С такой не очень приятной для моего открытия я столкнулся, читая вышеупомянутые темы для чтений Kaiveal 2014 года.Решив восполнить пробелы в своих знаниях, я прочитал много литературы, и передо мной предстал образ Ярославны.

Ярославна — реальное историческое лицо, жена русского новгород-северского князя Игоря Святославовича. Ее родителями были галицкий князь Ярослав Ортомысл и княгиня Ольга Юрьевна. Они дали дочери красивое, на мой взгляд, имя — Ефросиния, что в переводе означает «радость». В России его принимала замужняя женщина не по имени, а по отчеству или имени мужа.Так она стала Ярославной, хотя на момент событий описанных в «Слове о полку» событий Игоря.

Поднятая Русь, измученная княжескими нападками, была легкой добычей воинствующих кочевников. «Слово» рассказывает о походе на половцев князя Игоря, который пошел со своим приятелем на врагов ради личной славы. Превосходящие силы половцев разбили войско Игорево, а сам он попал в плен.

С Ярославной знакомимся, когда она плачет на воротах в Путивле-Граде, мысленно устремляясь к месту Игоря с половцами, где по ее представлениям находился раненый князь, желавший умыться и исцелить его раны:

Поворачиваю бедного, кукушка,
На реке Дунай
И рукав с бобовым краем,
Гоинг, в Кайве Омоче.

Почему в Путивле, где правил сын князя Игоря Владимир, а не в Новгород-Северском? Может потому, что он находился намного южнее Новгорода-Северского, а именно с юга должно было возвращаться войско Игоря? А может, я проводила ее мужа Ярославну в этот город и ждала его там?
Картина легко представить: на стенах древнего Путивльского кремля стоит Ярославна, взгляд ее устремлен в бесконечность; Грустно сжимает руки, обращается за помощью к силам природы.Тяжело пока этой молодой, но уже такой несчастной женщине, которая не знает, жив ли ее муж. И пролить слезы боли, отчаяния. Кроткая и преданная, самоотверженная и верная Ярославна изливает в плач свое горе. Но ее плач не скорбный из-за мертвых, не слова печали и воспоминания совместно прожитых лет, а молитва, заклинание силам природы на помощь князю и его воинам. Она прямо обращается к богам: «О ветре, парусе …» — это обращение к стрибогу, «О свету — лиственное солнце»… »- обращение к Хорсу. То есть она начинает просыпаться. Поэтому рано утром идет к Путивльскому забору (на самой высокой точке местности), чтобы оставаться« понятием », то есть тайком.

Выразительными заклинаниями княгиня апеллирует к трем силам природы: к солнцу, ветру и далекому от Каяли Днепра. И в каждом своем обращении — прямой упрек. «Ветер ветра» Ярославна упрекает, что во время сражение он на стороне половцев:

Что ты, ветер, злобно делаешь
Какие туманы в реке,
Пиловцкие стрелы берут
Мечтают им русские полки?

При контакте Днепр-Славутич, она просит «поджарить» свою милую в Ладе:
Eques of Prince, Mr.,
Сохрани на той стороне,
Чтоб отныне слёзы забыл,
Чтоб ко мне вернулся!

Ярославна обращается к Днепру, потому что он сильный и могучий и был верным союзником другим князьям в походах на половцев:

Днепр мой милый! Каменные горы
На землях половцев вы ударили,
Святослав на далеких просторах
Кобяков носил в полки.

Княгиня слова упрекала и обращалась к «Трех временам Светлого Солнца» за то, что его горячие лучи губительны для войска Игоря, терзающего жажду воинов во время битвы в безводной степи:

Солнце три раз светлые! С вами
Каждого много и тепло.
Что ты армия князя удалить
Горячими лучами сгорела?

В обращении к ветру и солнцу, как видим, не высказываются просьбы, а только означают: Ярославна мысленно просит природные силы природы изменить гнев на милость и не мешать спасению Игоря, его возвращению в его родина. Но она обращается к силам природы, она подобна живым и всемогущим божествам, а слова звучат как заговор или молитва. И уже по-другому, вы представляете Ярославну: она устремилась в небо, чтобы повернуть солнце, которое «жажда тянула походный лук», и остановить ветер, который «стрелы Половецкий уносит,
москов их на русских полках».«Еще мгновение, Ярославна превратится в давку и унесет Дунай, и дорога« угостит »лебедей, опуская их к земле« Неборная ».

А почему кукушка? Знаток славянской народной поэзии Ф.И. Буслаев писал, что кукушка — славянский символ безвкусной женщины: и несчастной в браке, и одинокого солдата, и женщины, оплакивающей мужа, сына или брата. А Ярославна — кукушка летит к любимому, чтобы не растопить его на поле боя, и вернуть его к жизни! В древнерусском тексте это звучит так: «Зегзицей рано не пинают.«Мне очень понравилась прочитанная мысль, что слово« Зигзица », образованное по правилам русского языка от слова« Зигзаг », означает« двойная молния ». В. Даль в своем словаре упоминает очень похожее слово — Згин, то есть искра. Следовательно, выражение может иметь смысл: молниеносные комары, призывающие к молнии — поворачивает к богу-заклепке Перуну, покровителем князей и человека.

Как любить ты сузился до такой отчаяния спросить у него жизнь людей не в людях, а в силах природы! Люди веками соблюдали языческие обряды, олицетворяя силы природы, стремясь подчинить себя слову.А героиня «Слова о полку Игореве» в самое тяжелое для нее время обращается к вере отцов и дедов. Чувства Ярославны не могут оставить равнодушными людей, испытавших любовь и привязанность к другому человеку. Какой перед нами князь Игорь? Первый князь, попавший в плен? Князь, для чего поход заканчивается бесславным поражением? Князь, чью неудачу поощряли половцы, позволил им поверить в свои силы, что привело к новому нашествию на Русь? Да, точно.Но не для Ярославны, плач которой по пропавшему мужу пропитан нежностью, теплотой, горячей симпатией. В ее крике Игорь — Сокол, Красное Солнце. А ее любовная сила помогает Игорю бежать из плена и вернуться домой.

Передо мной предстал образ Ярославны — первой женщины-героя русской литературы: образ бескорыстной, любящей женщины с колоссальной силой — силой любви. И я хочу закончить разговор о ней словами Н. Еленкова:

Путивлыские ульи.Пустая тоска

Твой ждущий взгляд сквозь слезы — сине-голубой.

Въехали в Ярославню в век,

А в Тереме эфрозин остался …

Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение

Апаринская общеобразовательная школа

ученицы 11 класса

Садовник Анна Ивановна

Учитель — Булгова И.Ф.

Путивль Николая Рериха №

Либретто А. П. Бородина, написанное на материале русской эпической поэмы XII века «Слово о полку Игореве».В реализации планов Дягилева по широкой пропаганде русского искусства за рубежом были задействованы лучшие силы русской культуры. С 1908 г. ведущая роль в этой деятельности отводится театру.

В начале ХХ века русская театральная пейзажная живопись переживала расцвет. Сценическое оформление стало равноправной составляющей спектаклей. Артист стал значимой фигурой в театре, его имя на афишах занимало видное место. При дворе требовательной французской публики Дягилев добился достижений отечественного искусства.«Это краска! Это декорации! Я только что вернулся из России, а он у них везде! » — выступил на одном из выступлений художника Морис Дени.

Шумный, заслуженный успех пришелся на Рериха в 1909 году, когда в парижском театре «Шатле» открылся первый «Русский сезон». В оформлении Рериха вошли «Половецкие пляски» князя Игоря Бородинского и псковичка Римского-Корсакова. В 1908–1909 годах были написаны также этюды «Путивль», «Галицкий двор», «Терем Ярославна».Но полная опера «Князь Игорь» в декорациях Рериха была поставлена ​​только в 1914 году в Лондоне. По великолепию живописи эти этюды принадлежат к самым славным творениям мастера. Премьера состоялась 8 мая 1914 года. О торжестве «Князя Игоря» Рериху доложили в Петербурге.

Художник Аллегри написал: «Дорогой Николай Константинович. Вчера вечером «Игорь» гулял полным залом; успех был велик, англичане взревели от восторга. Готово, можно смело сказать, что это выдающаяся постановка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.