Что предусматривал венский конгресс: Венский конгресс

Содержание

Венский конгресс 1814-15 годов — «Энциклопедия»

ВЕНСКИЙ КОНГРЕСС 1814-15 годов, международный конгресс, завершивший войны коалиций европейских держав с наполеоновской Францией. Заседал в Вене в сентябре 1814 — июне 1815 годов. В его работе принимали участие 216 представителей всех европейских государств (кроме Турции) во главе с победителями Наполеона I Бонапарта — Россией (Александр I, К. В. Нессельроде, А. К. Разумовский, Г. О. Штакельберг), Великобританией (Р.С. Каслри, позднее А. Веллингтон, Ч. Стюарт и У. Каткарт), Пруссией (Фридрих Вильгельм III, К. А. фон Гарденберг, К. В. фон Гумбольдт) и Австрией [Франц I (Франц II), К. Меттерних, Ф. Генц, К. Ф. Шварценберг]. В Вену съехалась высшая европейская знать — 2 императора, 4 короля, 2 наследных принца, 3 великие герцогини и 250 владетельных князей. Одной из последних в Вену прибыла французская делегация во главе с Ш. М. Талейраном.

Участники конгресса ставили перед собой следующие основные задачи: 1) восстановление дореволюционных порядков в Европе, в первую очередь реставрация свергнутых династий; 2) территориальный передел в интересах держав-победительниц; 3) создание гарантий против возвращения к власти Наполеона и возобновления Францией завоевательных войн; 4) создание системы борьбы с революционной опасностью, гарантирующей европейской монархии от потрясений в будущем.

Реклама

Венский конгресс проходил в форме двусторонних консультаций и переговоров представителей отдельных государств, заключавших между собой договоры и соглашения. Делегаты собрались вместе только один раз — для подписания заключительного документа. Для участников Венского конгресса организовывались многочисленные балы и другие светские увеселения, что дало основание австрийскому дипломату князю де Линю назвать его «танцующим конгрессом».

Четыре державы-победительницы, подписавшие Шомонский трактат 1814 года, попытались предварительно договориться по всем наиболее важным вопросам с тем, чтобы навязать свою волю Франции и остальным участникам конгресса. Однако вскрывшиеся между ними разногласия относительно судьбы Польши и Саксонии позволили Ш. М. Талейрану не только присоединиться к руководящей «четвёрке», превратив её в «пятёрку», а затем в «восьмёрку» (за счёт включения в состав комиссии Испании, Португалии и Швеции), но и успешно влиять на принимаемые решения.

На конгрессе обнаружились три различных подхода к решению вопроса о послевоенном устройстве Европы. На начальном этапе доминировала идея легитимизма, отвергались любые политические изменения, происшедшие на континенте с 1789 года, и выдвигалось требование восстановить в полном объёме «законный порядок» в Европе, гарантирующий от нового революционного взрыва. Наиболее активным приверженцем такого подхода был Ш. М. Талейран. Не отвергая в принципе идеи реставрации, Александр I считал необходимым учитывать необратимость многих перемен в Европе. В конечном счёте, на конгрессе возобладала политика мелких интриг и комбинаций различных интересов, навязанная К. Меттернихом. Идеологически эта политика исходила из принципов легитимизма, но в своём практическом воплощении выражала корыстные интересы основных участников конгресса. Меттерних стремился обеспечить австрийскую гегемонию в разобщённой Германии, укрепить позиции Австрии в Италии и на Балканах, а также не допустить включения всей Польши в состав России.

Александр I, оказывавший большое влияние на ход конгресса, выступал за установление политического равновесия, которое должно было способствовать усилению влияния России на континенте. Он был заинтересован в продолжении соперничества Австрии и Пруссии и в создании противовеса им в лице Франции, чрезмерное ослабление которой представлялось ему недопустимым. Пруссия, настаивавшая на принятии самых суровых мер против побеждённой Франции, стремилась присоединить к себе Саксонию и часть рейнских княжеств. Великобритания, заинтересованная в поддержании европейского равновесия и в закреплении своего господствующего положения на морях и в колониях, действовала заодно с Пруссией против Франции, Австрии и России, не желая допустить усиления какой-либо из них в ущерб британским интересам. Франция, стремившаяся обеспечить принятие Венского конгресса максимально приемлемых для себя решений, усматривала наибольшую опасность со стороны Пруссии и всеми силами противилась удовлетворению прусских притязаний на Саксонию и рейнские области.

Ш. М. Талейран был солидарен с К. Меттернихом и в вопросе поглощения Россией Польши. 3.1.1815 Франция подписала секретный договор с Великобританией и Австрией о совместных действиях на конгрессе и взаимопомощи в случае опасности со стороны других держав. Договор был направлен против Пруссии и России и заставил Фридриха Вильгельма III и Александра I пойти на уступки в саксонском и польском вопросах.

Обострившиеся противоречия между участниками Венского конгресса грозили его срывом, когда в первых числах марта 1815 года стало известно о бегстве Наполеона I с острова Эльба и его походе на Париж (смотри «Сто дней»). Все споры были немедленно оставлены. Государства — участники Венского конгресса образовали 7-ю антифранцузскую коалицию против Наполеона и возобновили Шомонский трактат. 9.6.1815, за несколько дней до сражения при Ватерлоо, представители России, Франции, Пруссии, Австрии, Великобритании и Швейцарии подписали заключительный генеральный акт Венского конгресса, состоявший из 121 статьи и 17 приложений (до 1820 года к нему присоединились 35 государств).

Этот документ внёс существенные изменения в территориально-политическое устройство Европы и сформулировал результаты передела Европы и колоний между победителями Наполеона. Он предусматривал лишение Франции завоеваний, создание вдоль её границ «барьеров», которыми должны были стать Нидерландское королевство, Швейцария, усиленная за счёт расширения границ и включения в её состав стратегически важных горных перевалов, а также Пруссия, расширившая свою территорию за счёт присоединения рейнских провинций. При этом Франции удалось сохранить себя в границах 1792 года, определённых по Парижскому миру 1814 года, потеряв Саарскую область и несколько пограничных крепостей на востоке. С неё взималась контрибуция в размере 700 миллионов франков, а её территория подлежала иностранной оккупации сроком от 3 до 5 лет. Россия получила значительную часть Польши с Варшавой (Царство Польское), но вынуждена была отказаться от притязаний на Тарнопольский округ, уступив его Австрии. Она закрепила также за собой Финляндию и Бессарабию, завоёванные ею в 1809 и 1812 годах.

Краков был объявлен вольным городом под покровительством России, Австрии и Пруссии (смотри Краковская республика). Австрия была восстановлена в границах 1792 года, но без Австрийских Нидерландов и земель в юго-западной части Германии. Помимо Тарнополя, под её власть передавались Венеция, Ломбардия, Тироль и Далмация. На пармский и тосканский престолы были посажены представители дома Габсбургов. Ей удалось получить преобладающее влияние в Германии — К. Меттерних добился гегемонии Австрии в Германском союзе 1815-66 годов, созданным актом от 8.6.1815, большая часть статей которого вошла в заключительный акт Венского конгресса.

Пруссия получила северную часть Саксонии (Южная Саксония сохранила самостоятельность) . В качестве компенсации к Пруссии отошли Познань, большая часть Вестфалии, Рейнская провинция, остров Рюген и Шведская Померания. Швеция получила Норвегию, которая была отделена от Дании — бывшей союзницы Наполеона I. В Италии восстанавливалось Сардинское королевство, которому возвращались Савойя и Ницца.

Великобритания закрепила за собой большую часть завоёванных территорий, в том числе остров Мальта, Капскую колонию в Южной Африке и остров Цейлон. Под британским протекторатом оказались также Ионические  острова, что обеспечило Великобритании господствующее положение в Средиземном море. В Испании и Португалии восстанавливалась власть свергнутых Наполеоном I династий.

Венская декларация, заключённая 20.3.1815, касавшаяся судьбы Швейцарии, была включена в генеральный акт Венского конгресса в виде приложения XI и повторена в статьях 74-84 акта. Она провозглашала «вечный нейтралитет» Швейцарии, признавала целостность и неприкосновенность 19 кантонов Гельветического союза, присоединяла к ним ещё 3 кантона и создавала на основе этого объединения Швейцарскую конфедерацию. На Венском конгрессе был принят регламент международного судоходства и сбора пошлин по рекам, служащим границей государств или проходящим по территории нескольких государств (Рейн, Мозель, Маас, Шельда и др.).

Одно из приложений к заключительному акту Венского конгресса содержало формальный запрет работорговли. Венский конгресс впервые установил единое деление на «классы» дипломатических агентов и определил порядок их старшинства при занятии мест на переговорах и при подписании договоров (по алфавиту французского написания того или иного государства). Система международных отношений, созданная на Венском конгрессе, была дополнена заключением Священного союза (сентябрь 1815), условиями Парижского мира 1815 года и возобновлением союза России, Великобритании, Австрии и Пруссии (ноябрь 1815). Венский конгресс закрепил новое соотношение сил в Европе после крушения наполеоновской империи. Эта система просуществовала до середины 19 века и окончательно распалась с завершением объединения Италии и Германии.

Публ.: Мартенс Ф. Ф. Собрание трактатов и конвенций, заключенных Россиею с иностранными державами. СПб., 1876. Т. 3. С.207-533.

Лит.: Зак Л. А. Монархи против народов. М., 1966; Внешняя политика России XIX и начала ХХ в. М., 1972. Сер. 1. Т. 8; Alsop S .М. The Congress dances. N. Y. , 1984; Кузнецова Г. А. Венский конгресс // История внешней политики России. 1-я половина XIX век М., 1995.

П. П. Черкасов.

Венский конгресс. Создание Германского союза

Венский конгресс. Создание Германского союза

Венский конгресс, который должен был подвести итоги бурной эпохи революции, войн и реформ, открыл свою работу в сентябре 1814 г. В Вену съехалось 216 представителей всех европейских государств, в том числе многие монархи, министры иностранных дел, главы правительств. Присутствовало большое количество гостей. На фоне балов, парадов, званых вечеров шла напряженная и серьезная работа. Основной задачей Венского конгресса была Реставрация — реставрация государств, режимов, границ, баланса сил. Однако подавляющее большинство участников Конгресса понимало невозможность полной реставрации Старого порядка. Речь могла идти только о компромиссе между Революцией, Реформой и Реставрацией.

Под реставрацией участники Конгресса понимали главным образом восстановление прежних государственных границ и возвращение смещенных Наполеоном династий. По вопросу политического устройства государств господствовало мнение, что избежать революции в Европе можно при одном условии — пойти навстречу пробудившимся в освободительной борьбе народам. Александр I поддерживал идею конституционной монархии с сильным монархическим принципом.

Министр иностранных дел Франции Шарль Морис Талейран (1754-1838), сформулировавший основной принцип Венского конгресса — принцип легитимизма, называл легитимной ту власть, которая сохраняет наследственные права монарха, но одновременно уважает общественное мнение. Поэтому с принципом легитимности совместима умеренная конституционная монархия. И даже австрийский министр иностранных дел Клеменс Меттерних (1773-1859), будучи реалистом, не намеревался возвращать государства в прошлое. Настоящий консерватизм, отмечал Меттерних, основан на активной политике и тщательно взвешенных реформах. Таким образом, компромисс составлял суть принимаемых решений по вопросам о государственном устройстве и политических режимах. Но он же лежал в основе решений о территориальном устройстве Европы. Хотя механизм достижения компромисса в этой сфере был иным: он был результатом борьбы между основными участниками конгресса — Англией, Австрией, Пруссией и Россией, имевшими разные геополитические интересы.

1 марта 1815 г., в разгар работы Конгресса, в Вену пришло сообщение о том, что Наполеон покинул Эльбу и направился в Париж. Возвращение Наполеона вызвало сильную тревогу в Европе. Была сформирована седьмая антифранцузская коалиция, общее количество войск которой насчитывало 700 тыс., правда, эти силы были рассредоточены по территории Европы. 18 июня 1815 г. в сражении при Ватерлоо французские войска были разбиты двумя армиями союзников: прусской под командованием Блюхера и англо-голландской под командованием Веллингтона.

Внезапное появление Наполеона во Франции резко ускорило работу Венского конгресса. 9 июня 1815 г. состоялось последнее заседание, на котором был принят Заключительный акт. Этот документ состоял из 121 статьи и 17 приложений. Одной из его статей стал Союзный акт, принятый по германскому вопросу 8 июня. Будущее территориальное устройство Германии было предметом жарких дискуссий на Венском конгрессе, в которых принимали участие не только германские государства. Внутреннее устройство Германии уже около полутора веков ставило перед Европой дилемму. Если та будет слабой и раздробленной, она будет побуждать своих соседей, в первую очередь Францию, к экспансии. Если Германия объединится, то станет слишком сильной и будет сама угрожать соседям. Выход нашли в том, чтобы, сохраняя раздробленность Германии, консолидировать ее. Другими словами, сохранили фактически все изменения, которые осуществил Наполеон. Другие варианты решения германского вопроса были отвергнуты, в том числе прусский проект. Он предусматривал разделение Германии на две зоны влияния: северную — под руководством Пруссии и южную — под руководством Австрии. Первоначально этот проект был поддержан Меттернихом, поскольку соответствовал его представлениям о равновесии сил. Зато он вызвал резкие возражения со стороны средних германских государств и был отклонен.

В результате был создан Германский союз. Он представлял собой конфедерацию, в которую вошли 39 государств, в том числе четыре вольных города: Любек, Бремен, Гамбург и Франкфурт. Австрия и Пруссия входили в союз теми землями, которые в прошлом были в составе империи. Целью Германского союза было поддержание внешней и внутренней безопасности, независимости и целостности отдельных государств. Конфедерация в момент создания не имела общей законодательной системы, правительства или вооруженных сил. В последний момент обсуждения Союзного акта Баварии удалось добиться отмены решения о союзном суде. Единственным общим органом стало Союзное собрание (позднее оно получило название Бундестаг). Местом его работы был избран Франкфурт-на-Майне. Каждое германское государство посылало своего представителя, но должность председателя собрания занимал представитель от Австрии.

Германский союз, если учесть его границы, цели, объем полномочий Бундестага, верховенство Австрии, напоминал модифицированную Священную Римскую империю. По решениям Венского конгресса произошло некоторое изменение границ германских государств. К Пруссии была присоединена северная, экономически наиболее развитая часть Саксонии. Более того, Пруссии удалось не просто вернуть свои небольшие владения на западе Германии, но еще и приобрести Рейнскую область и Вестфалию. В результате этих приобретений Пруссия стала граничить с Францией и Нидерландами. Ее территория теперь состояла из двух частей — Восточной и Западной (рейнской) Пруссии, между которыми находились владения других германских государств. В Пруссии вновь, как и во времена Фридриха II, возникла потребность в территориальной консолидации государства. В курфюршестве Гессен (Кургессен), Брауншвейге, Ганновере, Гамбурге и ряде других государств были возвращены прежние правительства.

Наконец, в Союзном акте можно найти следы обсуждения конституционных проектов (статья № 13). Несмотря на неопределенность формулировки, которая дает возможность двойного толкования, статья открывала перспективы конституционного развития германских государств.

Борьба держав на Венском конгрессе курсовая по истории

Содержание Введение ……………………………………………………………….. 3 Глава 1. Начало работы Венского конгресса (1814 г.) ……………… 7 Глава 2. Побег Наполеона с Эльбы и дальнейшая работа конгресса20 Заключение …………………………………………………………… 28 Список источников и литературы …………………………………… 30 Примечания …………………………………………………………… 31 Введение Венский конгресс – уникальное для своего времени явление; в результате работы конгресса был не только проведен территориальный передел в Европе; были выработаны те принципы, которые легли в основу дипломатической практики во всем мире, а не только в Европе. Роль Венского конгресса трудно переоценить. Катастрофическое расширение границ классической Франции до размеров Европы при Наполеоне I заставило политиков расстаться с благостными моделями развития и трезво рассмотреть сложившуюся обстановку. Сужение состава «большой пятерки» до трех, исключая поверженных Австрию и Пруссию, при отсутствии какого-то ни было желания к переговорам между сторонами привело мир в состояние значительно большей конкуренции. Парадоксальным образом уменьшение числа возможных геополитических выборов при трех участниках не привело к разделу мира и увеличению «жизненных пространств» за счет проигравших. Поэтому разгром наполеоновской империи и восстановление европейских держав до квартета вызвало надежды на «взаимопонимание» в русле старой многоходовой дипломатии дворцовых интриг. Осмысление последствий перекройки Европы происходило в Вене в 1814 – 1815 гг. Квартет великих держав – кроме Франции – уверенно дирижировал Европой. На правовом уровне Венский конгресс ввел в политический обиход такие основополагающие термины геополитики на плоскости, как равновесие и баланс сил, преобразование мощи государства; средства обуздания агрессора или Е. Тарле.7 Эта работа является действительно классической для отечественной историографии, да и имеет мировое значение. В ней подробно рассмотрена биография этого политического деятеля, его дипломатическая деятельность, анализируются причины тех или иных поступков и решений. Дипломатическую подготовку, цели и задачи каждой из держав подробно раскрывает а. Дебидур в своей «Дипломатической истории Европы».8 Кроме того, некоторые интересные замечания, цитаты и примечательные факты дает сборник И. А. Мусского «100 великих дипломатов».9 Конечно, приведенные биографии Талейрана, британского премьер-министра Пита, лорда Каслри и др. весьма коротки, но эти очерки представляют собой «выжимки» из известных сочинений, в том числе и иностранных изданий. Определенный интерес представляет собой недавно изданная в России монография Э. Саундерса «Сто дней Наполеона».10 В первой главе автор анализирует итоги Венского конгресса к моменту возвращения к власти Наполеона; в заключении делает выводы относительно влияния «100 дней Наполеона» на дальнейшую дипломатию стран-участниц конгресса. Глава 1. Начало работы Венского конгресса (1814 г.) 1814 г. открыл в истории европейской дипломатии одну чрезвычайно показательную тенденцию, с зеркальной точностью неоднократно повторявшуюся впоследствии. Как только отгремели сражения Наполеоновских войн, которые мы смело можем назвать первой «мировой войной» в истории человечества, политическая элита тогдашнего мира (речь идет именно о Европе, другие континенты в начале XIX в. не могли еще и мечтать о статусе «цивилизованного пространства Земли») сочла необходимым провести собственный конгресс на высшем уровне. Цель была декларирована самая благая: доискаться до первопричины ужасных войн, будораживших и заливавших кровью Европу два десятилетия и совместным разумом монархов стран-победительниц учредить в подлунном мире такое устройство, которое раз и навсегда сделало бы невозможным повторение подобного кошмара. Осенью 1814 г. красавица-Вена, не забывшая еще грохота наполеоновских батарей под Ваграмом, пышно встречала державных мужей России, Австрии, Пруссии и Великобритании. В их унизанных драгоценными перстнями руках, словно золотое яблоко, покоилась послевоенная судьба мира. 0 0 1 F1 октября 1814 г. в Вене открыл ся международный 0 0 1 F 0 0 1 Fконгресс, ко торый должен был определить уст ройство послевоенной Европы. В нём формально принимали участие 0 0 1 Fпредставители всех европейских го сударств, даже крошечных немецких и итальянских княжеств. Но на деле все решения 0 0 1 Fпринимались великими державами: Россией, Австрией, Прус сией 0 0 1 Fи Англией. Остальные участни ки Венского конгресса в основном предавались светским увеселениям, поэтому современники часто 0 0 1 Fназы вали конгресс «танцующим». Однако видимая легкость взаимного общения на проверку оборачивалась серьезными дипломатическими разногласиями и международными интригами. «Союзники легко находили общий язык, пока были связаны друг с другом целью победить Наполеона, но теперь, когда опасность миновала, их интересы разделились, каждый из них чувствовал потребность преследовать свои, и совещания проходили бурно».11 Франции, которую представлял опытный и изворотливый дипломат Талейран, предавший Наполеона и ставший министром 0 0 1 Fиностранных дел нового королевского правитель ства, удавалось с 0 0 1 Fсамого начала Вен ского конгресса влиять на решения великих держав. Она добилась этого, использовав разногласия бывших членов коалиции. 23 сентября 1814 года французская делегация прибыла в Вену. Программа действий у Талейрана к тому времени уже была достаточно четко выработана, но при этом положение его оставалось незавидным: лично презираемый представитель побежденной державы. Он выставил перед конгрессом 3 основных требования. Во-первых, Франция признает лишь те решения конгресса, которые были приняты на пленарных заседаниях в присутствии представителей всех держав. Во-вторых, Франция желает, чтобы Польша была восстановлена либо в состоянии 1805 года, либо по ее состоянию до первого раздела. В-третьих, Франция не согласится ни на расчленение, ни, тем более на лишение самостоятельности Саксонии. Одновременно министр раскинул широкую сеть интриг, направленных на то, чтобы настроить Россию и Пруссию против чрезмерного усиления России. Франция же в лице Талейрана 0 0 1 Fвыступила против устрем лений Александра I, поскольку они 0 0 1 Fпротиворечили принципу легити мизма, а только этот принцип 0 0 1 Fпре дотвращал расчленение Франции: она сохранялась в своих 0 0 1 Fдореволю ционных границах. 0 0 1 FОсновываясь на общих интере сах, Австрия, Англия и 0 0 1 FФранция за ключили тайный союз, направленный против России и 0 0 1 FПруссии. В итоге большая часть Польши отошла к Рос сии (она получила название Царства Польского; Александр I пообещал 0 0 1 F 0 0 1 F«да ровать» ему конституцию и провоз гласить его автономным 0 0 1 Fобразовани ем в составе Российской империи), Пруссия получила 0 0 1 F 0 0 1 Fлишь часть Сак сонии. Таким образом, план Алек сандра I удался лишь частично. Это было серьёзным поражением русской дипломатии.15 0 0 1 FСреди других вопросов, обсуж давшихся в Вене, 0 0 1 Fважнейшей была германская проблема. Народ Герма нии, 0 0 1 Fвоодушевлённый освободитель ной борьбой против Наполеона, 0 0 1 Fнаде ялся на объединение страны. Однако вместо единой Германии был создан расплывчатый Германский союз из четырёх десятков 0 0 1 F 0 0 1 Fнезависимых мел ких немецких княжеств. Председа тельствовать в этом союзе должен был австрийский император. По решению 0 0 1 FВенского конгресса политически раз дробленной осталась и 0 0 1 FИталия. Евро пейские монархи панически боялись революций и 0 0 1 Fделали всё, чтобы их предотвратить. Они стремились сте реть с карты Европы все последствия Французской революции. Российская империя вступала на Венский конгресс твердой и величественной поступью самой влиятельной державы в Европе. Три основных фактора были тому причиной: — Нравственный: Россия заслуженно была увенчана славой спасительницы Европы от наполеоновского владычества — это ее победоносные войска принесли свободу и Берлину, и Вене, именно она поглотила Великую армию Наполеона всенародным подвигом сопротивления и бескрайностью своих просторов. — Военный: Россия располагала в 1814 г. самой мощной сухопутной армией на Европейском континентом – самой многочисленной, отлично дисциплинированной, закаленной в боях и, главное, привыкшей побеждать (без комплекса «победителей- побежденных», как у битых Наполеоном прусских и австрийских военных). — Личностно-дипломатический: император Александр I был для России фигурой не только национального, но и мирового масштаба. Вдохновитель и организатор сокрушившей Наполеона коалиции, он был убежден в особой миссии России как гегемона Европы и гаранта безопасности на этом континенте. Венский конгресс можно небезосновательно назвать его детищем на пути к достижению этих целей. Россия шла на конгресс в Вене со своей четкой программой сохранения и упрочения мира в Европе. Император Александр видел причину потрясших мир Наполеоновских войн гораздо глубже, нежели в «демонической» личности самого Наполеона. Он считал «корсиканского узурпатора» детищем Французской революции, сокрушившей устои, на которых столетиями покоился status quo того мира, к которому принадлежал Александр: христианская вера, монархическое устройство государств. Стабильность общественного строя. Не будем судить Александра с современных позиций: достижения Французской революции в области общечеловеческих прав и свобод действительно велико, однако эти благодатные всходы она принесла лишь десятилетия спустя, а в 10-х гг. XIX в. ее единственными очевидными результатами виделись кровопролитие и беззаконие! Прозорливый аналитик, Александр прекрасно понимал, что с падением Наполеона был срублен ствол древа насилия, но не выкорчеваны его корни. Революционные идеи, по мнению русского императора, продолжали волновать умы по всей Европе, косвенно готовя новых потенциальных наполеонов. Объединить для борьбы с этой опасностью все силы традиционной Европы с Россией во главе – вот в чем видел Александр свою сверхзадачу в Вене в 1814 г.16 Как выглядел бы наш мир, если бы Россия смогла построить свое здание новой Европы – не дано судить никому. История не терпит сослагательного наклонения… Однако не нужно скоропалительно обвинять Александра в попытке затормозить ход истории. Грандиозным планам России на Венском конгрессе не суждено было реализоваться. На Венском конгрессе Россия столкнулась с противником, оказавшимся для нее гораздо опаснее Наполеона с его Великой армией. Этим противником была Великобритания, оружием его была тайная дипломатия (в которой британцы не знают равных), а полем боя стал какой-то генетический страх европейских государств перед их великим восточным соседом — с его огромными пространствами, многомиллионным населением и непознаваемой европейским прагматизмом самобытной душой… Что касается Великобритании, то последняя не претендовала на какие-либо территории в Европе. Все территориальные приобретения, которые англичане произвели в ходе реализации территориальных претензий, разделу «наследства» наполеоновской империи – гегемония России несомненно препятствовала ради большего – долгосрочной системы мира и безопасности в Европе. Британская дипломатия оперировала категориями «шкурных» интересов, но в 1814 – 1815 гг. Европа была готова сплотиться вокруг Великобритании по тем же причинам, по которым сплотилась парой лет ранее вокруг России – на континенте появилась сила, ограничивавшая «самостоятельность» европейских государств… Британская дипломатия не преминула воспользоваться и тем, что на конгрессе отсутствовали австрийский император Франц и прусский король Вильгельм: связанные с русским царем долгой историей личных взаимоотношений в годы Наполеоновских войн, они могли бы препятствовать заговору против России — порою дружеская симпатия оказывается выше политической целесообразности, а уж симпатию император Александр внушать умел! Закулисные переговоры велись британским премьером Питтом с осторожным прусским бароном Гарденбергом (мыслившим тевтонским стереотипом о «русской опасности») и беспринципным австрийцем Меттернихом (о котором Наполеон говаривал: «Он так хорошо умеет лгать, что может быть назван почти великим дипломатом»19) — во втором случае историками не исключается и возможность подкупа. Что же касалось Талейрана, то этот соратник Наполеона не оставил еще мысли об историческом реванше за поражение в России, и не только вовлек Францию в заговор в качестве активнейшего члена, но и мастерски подстрекал антирусские настроения австрийцев и прусаков. Конечно же обстановка повышенной секретности окружала заговор Европы: непобедимые русские полки были постоянным предупреждением о соблюдении тайны, однако они де подстегивали агрессивный страх Европы. Позиция Англии имела особое значение в решении германской проблемы. Каслри разработал два различных плана организации Европы. Первоначальный план заключался в создании союза Австрии и Пруссии при поддержке Англии; этот союз совместно с мелкими и средними германскими государствами и резко усиленными Нидерландами должен был образовать надежную преграду против Франции. Каслри считал необходимым территориальное усиление Пруссии, а также Нидерландов для отражения возможного нападения со стороны Франции; кроме того, он рассчитывал, что территориальные приобретения удовлетворят Пруссию и будут способствовать ее сближению с Австрией. Поэтому Каслри соглашался расширить территорию Пруссии за счет земель на левом берегу Рейна. К концу 1814 года стало ясно, что план Каслри неосуществим. Пруссия явно сближалась не с Австрией, а с Россией, с которой сумела договориться по польскому и саксонскому вопросам. Отношения же ее с Австрией все более обострялись из-за Саксонии. Поэтому Каслри должен был отказаться от первоначального плана и обратиться ко второму, который предусматривал союз Австрии, Франции и южногерманских государств при активной поддержке Англии, направленный в первую очередь против России. В январе 1815 года Англия вступила в тайный союз с противниками любой формы германского единства — Австрией и Францией. В английском парламенте Каслри вынужден был объяснить изменение своей позиции по вопросу о Саксонии: он ссылался на то, что общественное мнение в Англии, в германских государствах и в других странах встревожено попранием прав столь древней династии, как саксонская, и что захват Саксонии Пруссией вызвал бы повсюду неприязнь к этой германской державе, — толкование, явно рассчитанное на то, чтобы привлечь внимание вигов. Но несмотря на отказ от первоначального проекта Каслри выступал за расширение и укрепление Пруссии на Рейне. Талейран верно понял изменившийся характер отношений в победоносной антифранцузской коалиции, и прежде всего стремление Вены и Лондона противопоставить надежную преграду наметившейся «оси» Петербург — Берлин. Французский министр не сомневался в том, что поддержка Парижем позиции Вены в саксонском вопросе предопределит франко-австрийское сближение. Потому на протяжении всей осени 1814 г. главные его усилия были направлены на восстановление франко-британских отношений. Упорное нежелание англичан пойти на сближение с Францией во многом объяснялось продолжающейся войной с США. Подписание англо-американского мирного договора в Генте 24 декабря 1814 г., однако, развязывало англичанам руки, и уже 3 января 1815 г. был подписан Талейраном, Меттернихом и Каслри «Секретный трактат об оборонительном союзе, заключенном в Вене между Австрией, Великобританией и Францией, против России и Пруссии». В соответствии с этим договором, в случае нападения на любую из держав-подписантов все они обязываются выставить на поле боя 120 тыс. пехоты и 30 тыс. кавалерии, с соответствующим количеством артиллерии. Содержалась оговорка о том, что если Великобритания не выставит условленного количества солдат, она 0 0 1 Fмарта Наполеон вступил в Париж. Ко роль Людовик XVIII и его 0 0 1 Fприбли жённые в ужасе бежали.24 Курьезный факт в истории дипломатии — Людовик XVIII так торопился удрать от приближающегося к Парижу Бонапарта, что оставил на своем рабочем столе в Тюильри текст этого самого «Секретного трактата об оборонительном союзе» от 3 января 1815 г.! И первое, что сделал Наполеон – отослал этот самый злополучный текст императору Александру! Можно себе представить, с каким безграничным доверием относился после этого к Талейрану Александр. 13 марта 1815 года представители восьми держав, собравшиеся на Венском конгрессе объявили Наполеона «вне гражданских и общественных отношений», «врагом и возмутителем мирового спокойствия». Наполеон был обречен. Хотя империя была 0 0 1 Fвосстановлена, наступивший пери од оказался в истории под 0 0 1 Fназва нием «Сто дней», так как Наполеону на этот раз удалось продержаться на французском престоле лишь сто дней: с 20 марта по 22 июня 1815 г. Наполеон понимал, что новая единая коалиция всех европейских государств неминуемо свергнет его с престола. И поэтому он попытался углубить уже существовавшие 0 0 1 Fпро тиворечия между союзниками. Он отправил в Россию 0 0 1 Fобнаруженный им экземпляр секретного договора, за ключённого 0 0 1 Fкоролевским правитель ством Франции с Австрией и Англией 0 0 1 Fпротив России. Император Алек сандр I был взбешён, но посчитал, что в сложившихся условиях союзникам надо забыть былые разногласия и вновь объединиться против общего врага. Эта позиция России позволила создать 7-ю коалицию европейских держав против Наполеона. Русская армия уже выступила в поход во Францию, но 18 0 0 1 Fиюня 1815 г. французские войска под нача лом Наполеона в битве 0 0 1 Fпри Ватерлоо потерпели сокрушительное пораже ние от соединённой англо-прусской армии. Наполеон вновь отрёкся от престола и был сослан на далёкий остров Святой Елены — крошечное английское владение в Атлантическом океане. Русская армия возвратилась домой, так и не приняв на этот раз участия в боевых действиях. 0 0 1 FВозвращение Наполеона по действовало на участников 0 0 1 FВенско го конгресса. Они постарались как можно скорее разрешить 0 0 1 F 0 0 1 Fвсе спор ные проблемы. 9 июня был подписан Заключи тельный акт, зафиксировавший все принятые решения.25 Сто дней повторного царствования Наполеона формально уничтожили парижский мирный договор 30 мая 1815 года и Пруссия уже на этот раз надеялась получить Эльзас и Лотарингию. Но их захватнические аппетиты вновь наткнулись на решительный протест русской стороны. Таким образом новый договор формально подтверждал старый Парижский мир 30 мая 1815 года за исключением нескольких незначительных территориальных изменений в пользу союзников и был окончательно оформлен 19 сентября 1815 года. Хотя в деле борьбы за целостность французских территорий цели Александра и Талейрана совпадали, французский министр объективно стал не нужен царю, так как угроза нового восстания против Бурбонов была ликвидирована 150 000 солдат оккупационной армии войск стран союзников оставленных на французской территории. Что касается Великобритании, то осенью 1815 года, после неудачной попытки Наполеона вернуться к власти, союзники заключили Четверной союз, в основе которого лежал Шомонский трактат. Каслри приложил все усилия к тому, чтобы придать этому союзу европейскую окраску, то есть вывести его за узкие рамки обязательств в отношении Франции. Статья 6-я договора, принятая в английской редакции, предусматривала совещания монархов и их министров для обсуждения вопросов, «кои во времена каждого из сих собраний будут сочтены самыми полезными для спокойствия и благоденствия народов и охранения мира всей Европы». Четверной союз, а в особенности статья 6-я, являются конечным воплощением идеи Каслри о тесных контактах Британии с континентальными державами.26 Был разрешен и вопрос о Польше – одна из проблем, «разобщавшая их более всего».27 Царь Александр I, поддерживаемый Фридрихом Вильгельмом III, королем Пруссии, желал сделать Польшу единой под своим покровительством. Ему резко противостояли австрийский император Франц I и уполномоченный Великобритании Каслри. Масло в огонь энергично подливал Талейран, представитель Людовика XVIII, который надеялся улучшить положение Франции, выступая на стороне Великобритании и Австрии. Согласно акту Венского конгресса, этот вопрос разрешался следующим образом в первой же статье: «Ст. I. Герцогство Варшавское, за исключением тех областей и округов, коим в нижеследующих статьях положено иное назначение, навсегда присоединяется к Российской Империи. Оно в силу своей Конституции будет в неразрывной с Россией связи и во владении Его Величества Императора Всероссийского, Наследников Его и преемников на вечные времена. Его Императорское Величество 0 0 1 Fполностью не снимало про тиворечий между его членами. Они 0 0 1 Fпроявлялись по мере осложнения по литической ситуации в Европе. Политика России в Европе в это время была двойственной, 0 0 1 Fчто связа но с личностью и политическими взглядами императора Александра I. С одной стороны, Россия была 0 01 Fактив ной участницей Священного союза, поддерживала его мероприятия по подавлению 0 0 1 Fосвободительных движе ний. С другой стороны, в 0 0 1 Fмеждународ ной политике Александра I были 0 0 1 Fэле менты либерализма. Так, Александр I ввёл конституцию в Царстве 0 0 1 FПоль ском, ставшем частью России после Венского конгресса. Неопределённой была политика Александра I и по 0 01 Fот ношению к 0 0 1 Fнационально-освободи тельному движению, разгоравшемуся в 0 0 1 FГреции, которая стремилась сверг нуть турецкий гнёт и стать 0 0 1 Fнезависи мым государством. С точки зрения принципов Священного союза, Россия должна была поддержать турецкое 0 0 1 Fправительство. Но сложность состоя ла в том, что греки были 0 0 1 Fправослав ными, а турки — мусульманами, и борьба греков за 0 0 1 Fнезависимость поль зовалась большой популярностью и поддержкой в русском обществе. К тому же политически России было выгодно поддерживать греков, так как освобождение православной Греции могло укрепить российское влияние на Балканском полуострове.29 В 1820—1821 гг. в австрийских городах Троппау (ныне город Опава в Чехии) и Лайбахе (ныне Любляна) состоялся конгресс 0 0 1 F 0 0 1 FСвященного сою за. Он проходил в обстановке подъё ма 0 0 1 Fреволюционного движения в Евро пе. В 1820 г. прогремели восстания в Испании и Италии. Продолжалась борьба греков за 0 0 1 Fнезависимость. Даже в России как раз во время работы кон гресса вспыхнули волнения солдат в гвардейском Семёновском полку. Вес 0 0 1 Fэто на время сплотило великие держа вы, и они единодушно 0 0 1 Fосудили вос ставших греков. Александр I вопреки интересам 0 0 1 FРоссии поддержал это мне ние, однако через несколько лет 0 0 1 F 0 0 1 Fизме нил свою позицию: грекам была ока зана дипломатическая поддержка, способствовавшая их освобождению от турок. Но противоречия между великими державами вновь не были устранены, и впоследствии они только обострялись. Священный союз оказался 0 0 1 Fнепрочным образо ванием. Политический порядок в Европе, 0 0 1 Fоснованный на монархиче ских принципах Священного союза, продержался совсем недолго. Заключение В Венском конгрессе формально приняли участие 0 0 1 Fпредставители всех европейских го сударств, даже крошечных немецких и итальянских княжеств. Но на деле все решения 0 0 1 Fпринимались великими державами: Россией, Австрией, Прус сией и Англией. У каждой из этих стран были свои интересы. 0 0 1 FНедавние союзники преследо вали на Венском конгрессе 0 0 1 Fсовер шенно различные цели. Император России Александр I 0 0 1 Fстремился уве личить свои владения. Для этого он хотел создать в составе Российской империи Польское королевство, объединив все 0 0 1 Fпольские земли, в том числе и принадлежавшие Прус сии. 0 0 1 FАвст рия, стремившаяся к господству в Германии, не желала присоединения Саксонии к Пруссии, понимая, что в таком случае Пруссия станет очень опасным соперником. 0 0 1 FАнглия, про водя свою традиционную политику лавирования, боялась чрезмерного усиления России. Франция же в лице Талейрана выступила против 0 0 1 Fустрем лений Александра I, поскольку они противоречили 0 0 1 F 0 0 1 Fпринципу легити мизма, а только этот принцип пре дотвращал 0 0 1 Fрасчленение Франции: она сохранялась в своих дореволю ционных границах. Талейран планировал добиться, чтобы Польша была восстановлена либо в состоянии 1805 года, либо по ее состоянию до первого раздела, а Саксония не была расчленена. Этого ему добиться не удалось, но он полностью выиграл свою главную ставку: буржуазная Франция не только не была расхватана по кускам Список источников: 1. Акт Венского конгресса // Хрестоматия по истории России. Т. 2. М., 1997. С. 89 – 91. 2. Из мемуаров Талейрана // Тарле Е. Талейран. М., 1993. С. 276 – 285. 3. Талейран Ш.-М. Мемуары. Екатеринбург, 1997. Список литературы: 1. Дебидур А. Дипломатическая история Европы. В 2-х тт. Т. 1. – М., 1994. 2. История дипломатии. В 5-ти тт. Изд. 2-е. Т. 1 / Под ред. В. А. Зорина и др. М., 1959. 3. Зотова М. В. Россия в системе международных отношений XIX в. М.: 1996. 4. Манфред А.З. Наполеон Бонапарт. М., 2002. 5. Мусский И. А. 100 великих дипломатов. М., 2001. 6. Саундерс Э. Сто дней Наполеона. М., 2002. 7. Тарле Е.В. Талейран. М., 1992. Примечания 1 Саундерс Э. Сто дней Наполеона. М., 2002. С. 5. 2 Акт Венского конгресса // Хрестоматия по истории России. Т. 2. М., 1997. С. 89 – 91. 3 Там же. С. 91. 4 Из мемуаров Талейрана // Тарле Е. Талейран. М., 1993. С. 276 – 285. 5 Талейран Ш.-М. Мемуары. Екатеринбург, 1997. 6 Предисловие // Талейран Ш.-М. Мемуары. Екатеринбург, 1997. С. 5. 7 Тарле Е. Талейран. М., 1993. 8 Дебидур А. Дипломатическая история Европы. В 2-х тт. Т. 1. – М., 1994. 9 Мусский И. А. 100 великих дипломатов. М., 2001. 10 Саундерс Э. Указ. соч. 11 Там же. С. 7. 12 Тарле Е. Указ. соч. С. 321. 13 Тарле Е.В. Указ. соч. С. 319. 14 Зотова М. В. Россия в системе международных отношений XIX в. М.,1996. С. 234 – 236. 15 Там же. 16 Там же. 17 Там же. С. 181. 18 Цит. по: Там же. С. 182. 19 Цит. по: Там же. 20 Тарле Е. В. Талейран. М.: 1992. С. 340. 21 Саундерс Э. Указ. соч. С. 5. 22 Там же. 23 Там же. 24 Манфред А.З. Наполеон Бонапарт. М., 2002. С. 393.

«Позиция Англии по проблеме территориального переустройства Европы. «

Англия, и ее представитель на Венском конгрессе.

Англия намеревалась, прежде всего, упрочить и расширить свое морское и торговое превосходство. Недавние завоевания удвоили размеры ее колониальной империи. Но собственные ее колонии все же не составляли достаточно большого рынка для сбыта продукции ее промышленности. Поэтому обширные владения за морем, еще остававшиеся во власти некоторых государств представляли для Англии ценные рынки, которые она стремилась захватить; этим объясняется происхождение обременительных трактатов, которые она навязала или намеревалась навязать Португалии и Испании: нет другого объяснения также и для тайных английских происков в колониях этих двух королевств, из коих одни были уже в состоянии открытого восстания, а другие должны были не сегодня завтра восстать; эмансипация этих колоний должна была представить большие выгоды для Англии.

Отменив в своих владениях торговлю неграми уже с 1807 года, она отчасти из филантропии, но главным образом из эгоистических побуждений желала проведения этой реформы повсюду, чтобы предохранить некоторые свои колонии от опасной конкуренции. Поэтому она собиралась упорно отстаивать теперь в Вене требования, осуществление которых сулило ей и выгоду и славу. Но самое верное средство сохранить за собой то важное положение в мире, которым она обладала, заключалось, по ее мнению, в том, чтобы сдерживать и нейтрализовать оппозицию Франции и России. Первая из этих двух держав внушала ей сильное опасение своим флотом и торговлей; вторая, имея постоянные виды на Константинополь, угрожала вытеснить ее на Востоке. Чтобы держать в руках и ту и другую, британское правительство, коротко говоря, желало следующего: Нидерландское королевство, созданное нарочно для того, чтобы стеснить Францию и нанести ей экономический ущерб, должно расширить свои владения за Маасом до Рейна и даже дальше, если возможно. А предполагавшийся тогда брак наследного голландского принца с единственной дочерью принца-регента должен был еще более укрепить и без того очень тесные связи, соединявшие Голландию с Великобританией. С другой стороны, Нидерланды должны были сблизиться с Германией и Ганновером, родовым владением английских королей; Ганновер же должен был сделаться королевством и получить значительные земельные приращения. Что касается Пруссии, то вместо рейнских земель, которые она желала получить и из которых ей будет дана лишь незначительная часть, — ей должно быть предоставлено все Саксонское королевство, которого она добивалась больше всего; король же Саксонии, находившийся в плену со времени Лейпцигского сражения, будет низложен за то, что слишком долго оставался верным Наполеону. Взамен этого огромного подарка Англия не потребует от берлинского двора никакой жертвы. Напротив, Пруссия получит обратно все части старой Польши, которые она когда-то присвоила. Ибо если следует стеснить Францию на западе, то столь же необходимо сдержать на востоке и Россию, так как русский император задумал восстановить – исключительно к своей выгоде – королевство Польское. По тем же соображениям Австрия вернет себе все то, что она прежде отняла у этой несчастной страны. Таким образом, Россия будет оттеснена за Вислу. Германия не будет объединена, (это сделало бы ее слишком опасной), а будет поставлена под коллективный контроль Австрии и Пруссии, между которыми установится тесная солидарность. Наконец, Австрия будет иметь довольно сильное влияние в Италии; не настолько сильное, чтобы господствовать там безраздельно (Англия этого совсем не хотела), а именно такое, чтобы составить там противовес Франции. Таким образом, вся Центральная Европа, образуя группу связанных между собой государств, будет своим взаимным сцеплением и сопротивлением поддерживать то равновесие, о котором мечтало британское министерство.

Интересы Англии на Венском конгрессе представлял Роберт Стюарт Каслри (1769-1822), маркиз Лондондерри, британский государственный деятель и дипломат, министр иностранных дел Великобритании (1812-1822).

В 1812 году Каслри вошел в состав правительства Ливерпуля. Весной 1812 года он принимал участие в создании плана действий для «северной коалиции» Англии, Швеции и России еще до начала военных действий между Францией и Россией. Переговоры о мире и о союзе шли одновременно. 18 июля 1812 года в шведском городе Эребру был подписан мирный договор между Россией и Англией и одновременно между Англией и Швецией.

В процессе военной и дипломатической борьбы лета и осени 1813 года происходит англо-австрийское сближение. Британская дипломатия стремиться вовлечь Австрию в антинаполеоновскую коалицию и использовать ее в качестве противовеса (особенно в Италии). Каслри снова выдвигает давнее английское требование о создании большого Нидерландского королевства, которое могло бы стать составной частью антифранцузского барьера, и настаивает на том, чтобы в его состав была включена территория Австрийских Нидерландов.

В августе 1813 года после окончания перемирия военные действия между Наполеоном и союзниками, к которым присоединилась Австрия, возобновились. Каслри с удовлетворением отмечал, что новая коалиция против наполеоновской Франции означает объединение всей Европы «против безудержного честолюбия человека, не имеющего совести и веры». И это говорит человек, который будучи назначенным главным секретарем лорда-лейтенанта Ирландии подкупал влиятельных в дублинском парламенте и в стране лиц, содействие которых было необходимо для утверждения унии между Ирландией и Англией и, между прочим, вполне успешно справился с этой задачей, создав политический курьез, так как ирландский парламент проголосовал за собственный роспуск!

Улучшение англо-австрийских отношений нашло свое выражение в англо-австрийском Теплицком договоре (3 октября 1813). Австрия получила субсидию, несмотря на то, что уже имела значительную задолженность, которую не была в состоянии выплатить.

В результате победы союзников в октябре 1813 года в Лейпцигской битве с наполеоновским господством в Германии было покончено. Австрийский министр Меттерних высказал предположение, что во имя мира, по условиям которого Франция отказалась бы от всех завоеваний «за пределами своих естественных границ», Англия должна признать свободу судоходства и торговли.

Естественно, Каслри выступил против всяких попыток ограничить морскую монополию Англии. Вопрос о «морских правах», указывает он 7 декабря 1813 года, вообще не должен ставиться на обсуждение. Он вынужден был выехать на переговоры, чем произвел настоящую сенсацию. Меттерних писал: «…Министр иностранных дел, направляющийся на континент, это, вне всякого сомнения, исключительное событие в истории Великобритании». 19 января 1814 года произошла первая встреча Каслри с Меттернихом. После двухдневных бесед стало ясно, что эти два столь разных человека имеют близкие позиции и взгляды на дальнейшее развитие европейских дел, что имело существенное значение для дальнейшего развития коалиционной политики.

Каслри принимал участие в предварительном обсуждении условий мира с Францией на специальной конференции союзников, проходившей в Шатильоне с 4 февраля по 19 марта 1814 года. Затем в Шомоне был подписан общий договор о союзе между Россией, Англией, Австрией и Пруссией. В случае продолжения войны Англия обязалась выплатить союзникам субсидию в размере 5 миллионов фунтов стерлингов. Правда, Каслри при этом заявил, что если какое-то государство подпишет сепаратный договор с Наполеоном, Великобритания немедленно прекратит оказывать финансовую помощь нарушителю.

Каслри стремился не только к сохранению единства союзников, но и к созданию необходимых предпосылок для будущего равновесия в Европе. Он опасался сближения России с Францией. В Лондон просачивались слухи о том, что Талейран намерен наладить отношения с Александром I. Поэтому Каслри счел необходимым по пути на Венский конгресс остановиться в Париже. Две длительные беседы с Талейраном и двухчасовая аудиенция у Людовика XVIII убедили английского министра в возможности совместных действий Англии и Франции. В свою очередь он дал понять, что будет способствовать согласованию планов союзников с французскими интересами.

Английская делегация прибыла в Вену 13 сентября 1814 года. Основную работу вел лично Каслри, допуская остальных членов делегации только к второстепенным вопросам. На конгрессе британский министр выступал в роли защитника «справедливого равновесия сил», посредника, заботящегося о благе «всей Европы».

Позиция Англии имела особое значение в решении германской проблемы. Каслри разработал два плана организации Европы. Первоначальный план заключался в создании союза Австрии и Пруссии при поддержке Англии; этот союз совместно с мелкими и средними германскими государствами и резко усиленными Нидерландами должен был образовать надежную преграду против Франции. Каслри считал необходимым территориальное усиление Пруссии, а также Нидерландов для отражения возможного нападения со стороны Франции; кроме того, он рассчитывал, что территориальные приобретения удовлетворят Пруссию и будут способствовать ее сближению с Австрией. Поэтому Каслри соглашался расширить территорию Пруссии за счет земель на левом берегу Рейна.

К концу 1814 года стало ясно, что план Каслри неосуществим. Пруссия явно сближалась не с Австрией, а с Россией, с которой сумела договориться по польскому и саксонскому вопросам. Отношения же ее с Австрией все более обострялись из-за Саксонии. Поэтому Каслри должен был отказаться от первоначального плана и обратиться ко второму, который предусматривал союз Австрии, Франции и южно-германских государств при активной поддержке Англии, направленный в первую очередь против России.

В январе 1815 года Англия вступила в тайный союз с противниками любой формы германского единства – Австрией и Францией. В английском парламенте Каслри вынужден был объяснить изменение своей позиции по вопросу о Саксонии: он ссылался на то, что общественное мнение в Англии, в германских государствах и в других странах встревожено попранием прав столь древней династии, как саксонская, и что захват Саксонии Пруссией вызвал бы повсюду неприязнь к этой германской державе, — толкование, явно рассчитанное на то, чтобы привлечь внимание вигов. Но, несмотря на отказ от первоначального проекта, Каслри выступал за расширение и укрепление Пруссии и на Рейне.

11 февраля 1815 года члены коалиционной пятерки достигли согласия. Было подтверждено присоединение Бельгии к Голландии, которая стала называться Нидерландским королевством. Британия закрепила свои колониальные приобретения, сделанные во время войны с Испанией и Францией. Она же забрала у Голландии Цейлон, мыс Доброй Надежды и Гвиану, оставив за собой Мальту и Ионические острова. Получили свое и союзники.

Таким образом, в Европе было достигнуто определенное равновесие сил, влияний и интересов. Представилась возможность добиться относительной безопасности.

Осенью 1815 года, после неудачной попытки Наполеона вернуться к власти, союзники заключили Четверной союз, в основе которого лежал Шомонский трактат. Каслри приложил все усилия к тому, чтобы придать этому союзу европейскую окраску, то есть вывести его за узкие рамки обязательств в отношении Франции. Статья 6-я договора, принятая в английской редакции, предусматривала совещания монархов и их министров для обсуждения вопросов, «кои во времена каждого из сих собраний будут сочтены самыми полезными для спокойствия и благоденствия народов и охранения мира всей Европы». Четверной союз, а в особенности статья 6-я, являются конечным воплощением идеи Каслри о тесных контактах Британии с континентальными державами.

На смену наполеоновскому могуществу пришло равновесие сил, являвшееся целью британской политики на континенте. На его основе должно было расцветать торговое и промышленное преобладание Великобритании, ее морская и колониальная мощь.

Дипломатические заслуги Каслри британские историки оценивают высоко, причем подчеркивают его стремление воспрепятствовать развязыванию новой войны в Европе: его цель – «вернуть вселенной привычку к миру». Ч. Вебстер усматривает трудность его задачи в том, что министр должен был «вести иностранную политику, которая была одновременно новой, запутанной и противоречащей предрассудкам соотечественников», ибо «с изжитием страха перед Францией парламент проявлял активное недовольство осложнениями на континенте; хотя многие его члены еще откликались на призыв к установлению равновесия сил, они ни в коей мере не склонны были брать на себя обязательства по его поддержанию, разве что британские интересы оказывались прямо и с полной очевидностью затронутыми».

Вступив в Четверной союз, Англия, тем не менее, отказалась от участия в Священном союзе, хотя британский министр считал его цели «похвальными и невинными». Однако ему и прагматичной палате общин казалось нелепым действовать под сенью небес.

В результате двойной дипломатической бухгалтерии Каслри расширил возможности внешнеполитического маневра и обрел свободу критики собственных союзников. Как участник подписанного в ноябре 1815 года союзного договора он мог присутствовать на конгрессах держав; однако как представитель страны, отмежевавшейся от Священного союза, он не только снимал с себя ответственность, но и осуждал вмешательство во внутренние дела других государств, осуществлявшееся британскими союзниками. «Справедливое равновесие» в Европе (употребляя выражение Каслри) Австрия, Франция, Россия и Пруссия поддерживали с мечом в руке. Английские дипломаты не мешали этому, но стояли в стороне и заявляли о своей полной непричастности к акциям Священного союза, глубоко чуждого британским конституционным началам и традициям. Парламент был доволен. Ловкий же министр проводил такой курс, при котором ненавистная революция подавлялась руками нелюбимых самодержцев.

Виги приписывали привязанность Каслри к системе конгрессов его тщеславному стремлению появляться среди особ венценосных. В таком утверждении есть доля истины. По мнению министра иностранных дел, большая политика «делалась» не в парламенте и не в кабинете министров, а на европейских конгрессах. В перерывах между ними Каслри предпочитал шумному Лондону загородное поместье Норд Крей, где вел беседы с глазу на глаз с послами европейских держав.

Каслри был убежден в том, что если его страна станет постоянным членом какого-либо европейского форума, то она будет защищена от любой агрессии. Однако попытка Каслри создать общую систему коллективной безопасности не увенчалась успехом вследствие внутренних предубеждений и исторических традиций в самой Великобритании.

Международный Венский конгресс 1814–1815 годов

Международный Венский конгресс 1814–1815 годов состоялся после победы союза европейских государств над наполеоновской Францией.

Предпосылки созыва Венского конгресса
Ожесточенная и длительная борьба европейских государств против империи Наполеона завершилась разгромом Франции. Естественно, что победители видели основную цель в уничтожении всех изменений, внесенных Наполеоном на карту мира, но не забывали и о себе, добиваясь сохранения своих интересов. Планировалось, что все завоевания Франции будут ликвидированы и она останется в границах того государства, которым являлась до 1 января 1792 года.

Ход Венского конгресса

Инициаторами Венского конгресса стали победившие государства: Российская империя, Пруссия, Австрия и Великобритания, они и возглавили руководство конгрессом.

На Венском конгрессе основными действующими лицами стали российский император Александр I, австрийский император Франц I и австрийский канцлер Меттерних, английский министр иностранных дел лорд Каслри, министр иностранных дел Пруссии Гарденберг. Не менее активное участие в конгрессе принимал и французский министр иностранных дел де Талейран-Перигор. Все участники конгресса постоянно спорили, торговались, но определили основные решения.

Единство участников определялось главной целью: все изменения и преобразования, появившиеся в Европе за последние двадцать лет, должны быть ликвидированы. Участники конгресса добивались и восстановления прав прежних монархов, которые пострадали в результате прошедших революционных преобразований и войн.

Стояла задача сформировать устойчивые гарантии, которые не допустили бы возрождения бонапартизма на территории Франции, а также дальнейших попыток перекраивания Европы.

Не менее важным стало обеспечение территориальных запросов победителей. И здесь предстояло внести изменения в карту Европы и раскрой имеющихся колоний.

Работа конгресса не прерывалась даже во время краткосрочного возвращения Наполеона к власти. Знаменитые «Сто дней» Наполеона, победоносное вхождение его в Париж не остановили дискуссии, проходящие в Вене. Но победа союзных войск при Ватерлоо практически привела к окончанию конгресса.

Решения Венского конгресса

Державы-победительницы смогли добиться определенного компромисса, и 9 июня 1815 года был подписан Генеральный акт Венского конгресса. В итоге были приняты следующие решения:

Царство Польское входило в состав Российской империи.
Голландия и Бельгия объединялись и образовывали Объединенное королевство Нидерландов с присоединением Люксембурга.
В Северной Италии Ломбардия и Венеция объединялись в Ломбардо-Венецианское королевство, управление над которым осуществляла Австрия.
Англичане вернули колонии ранее утраченные и подтвердили свое право на владение Мальтой.
Франция оставалась в границах 1792 года, и на её территории размещались оккупационные войска, на французском престоле восстанавливалась династия Бурбонов.
Папа Римский вновь восстанавливал власть над Ватиканом и Папской областью.
Был образован Германский союз.
– Союзница Франции, Дания лишилась Норвегии, которая была передана Швеции.

Значение Венского конгресса 1815 года.

Впервые мировые державы сели за стол переговоров по урегулированию спорных вопросов, что стало предпосылкой для создания современной дипломатии.

Все участники посчитали, что они создали прочные основы для мира в Европе. Но прошло всего 15 лет, и на территории Нидерландов произошла так называемая Бельгийская революция, в результате которой возникло Бельгийское королевство.

КОНСТИТУЦИЯ ЦАРСТВА ПОЛЬСКОГО 1815 ГОДА — кон­сти­ту­ци­он­ная хар­тия Цар­ст­ва Поль­ско­го, ос­нов­ной за­кон, в со­от­вет­ст­вии с ко­то­рым Цар­ст­во Поль­ское по­лу­ча­ло ав­то­но­мию в со­ста­ве Российской им­пе­рии и пре­вра­ща­лось в кон­сти­туционную мо­нар­хию; пер­вый в ис­то­рии Рос­сии кон­сти­туционный акт.

Под­пи­са­на российским императором Алек­сан­дром I 15(27) но­ября в Вар­ша­ве. Обя­за­тель­ст­во пре­дос­та­вить по­ля­кам ав­то­но­мию и кон­сти­ту­цию (пра­во «иметь народ­ных пред­ста­ви­те­лей и на­цио­наль­ные го­су­дар­ст­вен­ные уч­ре­ж­де­ния») бы­ло при­ня­то по на­стоя­нию Алек­сан­д­ра I Австрийской им­пе­ри­ей, Российской им­пе­рией и Прус­си­ей на Вен­ском кон­грес­се 1814-1815 годов при раз­де­ле тер­ри­то­рии бывшего Вар­шав­ско­го кня­же­ст­ва ме­ж­ду тре­мя дер­жа­ва­ми (ус­ло­вие бы­ло вы­пол­не­но толь­ко Российской им­пе­ри­ей). На­стаи­вая на вве­де­нии в польских зем­лях кон­сти­ту­ции, российский мо­нарх ру­ко­вод­ство­вал­ся тем, что в 1791 году Речь По­спо­ли­та пер­вым из го­су­дарств Ев­ро­пы при­ня­ла свою кон­сти­ту­цию. О сво­ём на­ме­ре­нии ор­га­ни­зо­вать управ­ле­ние польскими зем­ля­ми «на осо­бен­ных пра­ви­лах, свой­ст­вен­ных на­ре­чию, обы­ча­ям жи­те­лей и к ме­ст­но­му их по­ло­же­нию при­ме­нён­ных» Алек­сандр I объ­я­вил в Ма­ни­фе­сте от 9(21) мая 1815 года.

Про­ект Конституции Царства Польского был под­го­тов­лен по собственной ини­циа­ти­ве пред­ста­ви­те­ля­ми польской ари­сто­кра­тии (кн. А.А. Чар­то­рый­ский и др.). Текст Конституции Царства Польского ре­дак­ти­ро­вал лич­но Алек­сандр I. Кон­сти­ту­ция со­стоя­ла из 7 раз­де­лов и 165 ста­тей, бы­ла из­да­на на польском и французском язы­ках.

Российский им­пе­ра­тор объ­яв­лял­ся польским ца­рём [ука­зом Алек­сан­д­ра I от 6(18) июня 1815 года ти­тул им­пе­ра­то­ра до­пол­нен сло­ва­ми «Царь Поль­ский»], ус­та­нав­ли­ва­лась общ­ность цар­ст­вую­щей ди­на­стии. Царь Поль­ский (Król Polski) об­ла­дал ис­пол­нительной вла­стью, пра­вом на­зна­че­ния чи­нов­ни­ков и выс­ше­го ду­хо­вен­ст­ва, ко­ман­дую­щих и офи­це­ров вновь соз­да­вав­ших­ся национальных польских воо­руженных сил, пра­вом воз­ве­де­ния в дво­рян­ское дос­то­ин­ст­во, на­гра­ж­де­ния ор­де­на­ми, объ­яв­ле­ния вой­ны и ми­ра, за­клю­че­ния до­го­во­ров, пра­вом со­зы­ва Сей­ма Цар­ст­ва Поль­ско­го, на­зна­че­ния со­ста­ва его верх­ней па­ла­ты — Се­на­та (Isba Senatorska), а так­же ис­клю­чи­тель­ным пра­вом за­ко­но­да­тель­ной ини­циа­ти­вы и др. Ниж­няя па­ла­та Сей­ма — Па­ла­та де­пу­та­тов, или по­слов (Isba Posolska), из­би­ра­лась дво­рян­ски­ми со­б­ра­ния­ми — шля­хет­ски­ми сей­ми­ка­ми (77 мест, по од­но­му де­пу­та­ту от ка­ж­до­го по­ве­та) и ор­га­на­ми городского са­мо­управ­ле­ния — городскими гми­на­ми (51 ме­сто) (из­би­рательных прав бы­ла ли­ше­на зна­чительная часть на­се­ле­ния, пре­ж­де все­го кре­сть­ян­ст­во).

Раз­ра­бот­ка за­ко­но­про­ек­тов про­из­во­ди­лась Го­су­дар­ст­вен­ным со­ве­том Цар­ст­ва Поль­ско­го при на­ме­ст­ни­ке ца­ря в крае. Сейм имел пра­во при­нять или от­кло­нить за­ко­но­про­ект, но не имел пра­ва са­мо­стоя­тель­но вно­сить в не­го из­ме­не­ния. На­ме­ст­ник дол­жен был на­зна­чать­ся из чис­ла чле­нов им­пе­ра­тор­ской фа­ми­лии или «поль­ских уро­жен­цев». Кон­сти­ту­ция про­воз­гла­ша­ла сво­бо­ду пе­ча­ти, пре­ду­смат­ри­ва­ла ме­ры по обес­пе­че­нию не­при­кос­но­вен­но­сти лич­но­сти, пре­дос­тав­ля­ла по­ля­кам ис­клю­чительное пра­во на за­ня­тие долж­но­стей на государственной и во­енной служ­бе, объ­яв­ля­ла польский язык го­су­дар­ст­вен­ным.

На от­кры­тии пер­во­го Сей­ма, со­зван­но­го в со­от­вет­ст­вии с Конституция Царства Польского (1818 год), император Алек­сандр I объ­я­вил о на­ме­ре­нии рас­про­стра­нить «спа­си­тель­ное дей­ст­вие» «за­кон­но-сво­бод­ных уч­ре­ж­де­ний», вве­дён­ных Конституцией Царства Польского, на ос­таль­ные тер­ри­то­рии Российской им­пе­рии. Это за­яв­ле­ние вы­зва­ло боль­шой об­ще­ст­вен­но-по­ли­тический ре­зо­нанс в Рос­сии и Ев­ро­пе, од­на­ко ре­аль­ных по­след­ст­вий не име­ло.

Конституция Царства Польского дей­ст­во­ва­ла до на­ча­ла Поль­ско­го вос­ста­ния 1830-1831 годов, по­сле по­дав­ле­ния ко­то­ро­го был из­дан Ор­га­ни­че­ский ста­тут Цар­ст­ва Поль­ско­го 1832 года.

В 1848 году революционные брожения прошли по всей Европе. Они затронули Италию, Францию, Австрию и Германию и нанесли заметный урон основам монархического строя. Основной удар по соглашениям принятым на Венском конгрессе  нанесла Крымская война 1853–1855 годов.

Воевали так, что бы никогда не повторять Россия и Польша в 1686 г. «Вечный мир»

основные цели, устройство послевоенной европы, основные и второстепенные решения

Предпосылки конгресса и его участники

События в истории, прошедшие с 1.11.1814 по 9.06.1815 — это даты, когда состоялся Венский конгресс. За это время были приняты исторические решения, затрагивающие территориальные и другие изменения. Основные предпосылки проведения конференции:

  • необходимость возвращения устройства границ стран Европы на прежние места, которые нарушили наполеоновские войны;
  • потребность восстановить в некоторых государствах монархические порядки, которые были установлены до войны;
  • необходимость восстановить правящие династии, свергнутые Наполеоном;
  • цель государств, победивших Бонапарта, усилить свои политические позиции.

Интересный факт — после разгрома империи Наполеона Венский конгресс проходил в атмосфере вражды между государствами, но именно это историческое событие заложило основы современной дипломатии. Были созданы союзы между странами, но не было доверия каждому члену конференции. Здесь присутствовала как скрытая вражда, так и открытая. Еще до того, как был собран конгресс, образовались два союза, а именно:

  1. Россия и Пруссия.
  2. Великобритания, Австрия, Франция.

Первая коалиция предполагала завладеть большей частью территории Польши, а вторая хотела помешать этому проекту. За исключением Османской империи, которая не хотела подписывать мирный договор, в конгрессе принимали участие страны Европы. От крупных государств заседали представители:

  1. Россия — Александр I, граф Нессельроде, князь Разумовский.
  2. Великобритания — Веллингтон, Каслри.
  3. Австрия — Франц I.
  4. Франция — Ш. Талейран.
  5. Испания — Лабрадор.
  6. Пруссия — Гендельберг.
  7. Швеция — граф Аёвенхъельма.

В начале конференции опытный французский дипломат смог воздействовать на атмосферу заседаний и порядок переговоров. Но ему все равно не удалось добиться наилучших условий для Франции. Из-за разногласий представителей очень долго не могли начаться заседания.

На пути к Ватерлоо

Наполеон был уверен, что Блюхер разгромлен и его армия надолго выведена из войны. Так что он отправил маршала Груши преследовать его, выделив для этого 33 тысячи солдат. Однако дела обстояли не столь хорошо. Прусский фельдмаршал отличался невообразимым упорством и смог навести порядок в отступающих войсках. Дождавшись прихода подкреплений, он сообщил Веллингтону, что прибудет на поле боя, как только сможет. Тогда британский командующий решил дать генеральное сражение при Ватерлоо.

Армия Наполеона после боёв и переходов уменьшилась до 72 тысяч. Именно эти силы 18 июня 1815 года подошли к бельгийской деревушке Ватерлоо, где их ждали равные числом войска британцев. В это время прусская армия Блюхера стояла лагерем у Вавра, готовясь двинуться на помощь, а генерал Груши, несмотря на разосланные во все стороны кавалерийские патрули, блуждал в районе Жамблу, потеряв след пруссаков.

Спешные приготовления к войне

Единая Европа

В 1805 году Австрия, Англия, Неаполь, Россия и Швеция объединились против союза Франции и Испании. Так возникла антинаполеоновская коалиция — третья по счёту. 2 декабря 1805-го французы разбили русско-австрийскую армию при Аустерлице. Наполеон заключил мир с Австрией и захватил Неаполь. В следующем году Бонапарт сделал своего брата Людовика королём Голландии. Германские государства он объединил в марионеточный Рейнский союз.

Также по теме


«Вывозили всё, что только могли»: как парижская колонизация повлияла на историю Вьетнама

160 лет назад французские войска взяли штурмом цитадель Сайгона. Это стало одним из первых крупных успехов Парижа в захвате Индокитая….

В том же году Франция напала на Пруссию, на помощь которой пришла Россия. Битва при Эйлау, в которой французская армия противостояла русско-прусским войскам, никому не принесла решающего преимущества. Это был первый за долгое время случай, когда Наполеон не сумел добиться победы в сражении. Однако 14 июня под Фридландом Бонапарт всё же смог разбить русскую армию.

«Российская империя, как и другие великие державы, была обеспокоена политикой и безудержной экспансией молодого французского императора Наполеона в Европе и его претензиями на мировое господство, именно поэтому она приняла участие в антинаполеоновских коалициях. Вскоре стало ясно, что русские войска были единственной силой, способной противостоять Наполеону на континенте», — рассказал в интервью RT военный историк доктор исторических наук Виктор Безотосный.

Из польских владений Пруссии Наполеон создал Великое герцогство Варшавское. 7 июля 1807 года Франция и Россия заключили Тильзитский мир. Александр I признал завоевания Наполеона и Рейнский союз, вывел войска из Молдавии и Валахии, пообещал не препятствовать действиям Франции на Ионических островах и в соответствии с секретным соглашением одобрил присоединение России к континентальной блокаде Великобритании. Вернувшись во Францию, Наполеон стал вести себя ещё более деспотично и ликвидировал последние ограничения своей власти. Он захватил Португалию и Испанию, а в 1809 году разгромил Австрию, лишив её выхода к Адриатическому морю и Галиции. Под властью Наполеона оказалась большая часть Европы. Однако в самой Франции тем временем нарастали экономические проблемы. Решая их, Бонапарт усиливал эксплуатацию зависимых территорий.

Другие вопросы

На конференции довольно остро обсуждался вопрос прохождения судов по рекам, обладающим международным значением. После длительных переговоров было принято решение, дающее полную свободу передвижения по рекам Рейн и По.

Кроме того, была принята резолюция о том, что водные артерии, которые являются естественными границами между странами, могут эксплуатироваться свободно. На конференции конгрессмены крупных держав так и не пришли к общему мнению, которое гарантировало бы мирное сосуществование в Европе.

Историки считают, что заключение Парижского договора и образование Четвертой коалиции стран-победительниц обеспечили мирное сосуществование в Европе. Венский конгресс также позволил законодательно утвердить территориальные и политические преобразования, закончить войну и создать выгодные коалиции.

На пути к Ватерлоо

Наполеон был уверен, что Блюхер разгромлен и его армия надолго выведена из войны. Так что он отправил маршала Груши преследовать его, выделив для этого 33 тысячи солдат. Однако дела обстояли не столь хорошо. Прусский фельдмаршал отличался невообразимым упорством и смог навести порядок в отступающих войсках. Дождавшись прихода подкреплений, он сообщил Веллингтону, что прибудет на поле боя, как только сможет. Тогда британский командующий решил дать генеральное сражение при Ватерлоо.

Армия Наполеона после боёв и переходов уменьшилась до 72 тысяч. Именно эти силы 18 июня 1815 года подошли к бельгийской деревушке Ватерлоо, где их ждали равные числом войска британцев. В это время прусская армия Блюхера стояла лагерем у Вавра, готовясь двинуться на помощь, а генерал Груши, несмотря на разосланные во все стороны кавалерийские патрули, блуждал в районе Жамблу, потеряв след пруссаков.

Наполеон вне закона

С процветанием, безусловно, всё как-нибудь наладилось бы, а вот с миром сразу же не задалось. Наполеон рассчитывал на разногласия в стане союзников. Но его возвращение оказалось плохо подготовленной авантюрой, никаких тайных договорённостей с другими державами не существовало, так что Бонапарт оказался в окружении врагов. Выдающийся полководец показал себя никудышным политиком.

Союзные державы не без оснований сочли возвращение свергнутого императора повторной узурпацией власти. В марте Венский конгресс по переустройству Европы выпустил декларацию, объявившую Наполеона врагом человечества. Войска союзников начали готовиться к новой кампании. Стало ясно, что большой войны никак не избежать.

Отчаянный план

В это время у британцев под командованием Веллингтона было около 95 тысяч солдат, у пруссаков во главе с Блюхером — 124 тысячи, и Барклай-де-Толли спешно шёл к Рейну со 170-тысячной русской армией. К союзным силам присоединились австрийцы, швейцарцы и немецкие княжества.

Несмотря на чрезвычайную спешку, к июню в строю французской армии стояло лишь 277 тысяч человек. Из них готовы сражаться были только 198 тысяч, а остальные проходили спешное обучение в казармах и лагерях, дожидаясь интендантских поставок. Из имеющихся войск немалую часть пришлось выделить для прикрытия границ от Рейна до Испании.

Тогда у находившегося в отчаянной ситуации Наполеона родился план. Бить противника по частям — вот единственное спасение для сравнительно немногочисленных французских войск. То, что неплохо удавалось Бонапарту во время кампании 1814 года, могло получиться и в 1815-м. И надо сказать, что союзники давали определённую надежду на успех. Британцы собирали войско в Нидерландах, пруссаки на нижнем Рейне, русские двигались к среднему Рейну, а австрийцы копили силы на верхнем Рейне. Планировалось довести численность армий до 800 тысяч солдат, после чего начать операцию по усмирению мятежного императора.

Директория

Приход Наполеона Бонапарта к власти начинается с принятия Директорией новой конституции. Он все еще находился в Париже в октябре 1795 года, когда Национальное собрание накануне его расселения представило на референдум новую конституцию III года Первой республики вместе с указами, согласно которым две трети членов Национального собрания должны были быть переизбраны в новые законодательные собрания. Роялисты, надеясь, что скоро смогут восстановить монархию, спровоцировали восстание в Париже, чтобы помешать осуществлению этих мер. Пол Баррас, которому Национальное собрание поручило диктаторские полномочия, не желал полагаться на командующего внутренними войсками; вместо этого, зная об услугах Бонапарта в Тулоне, он назначил его вторым командующим. Таким образом, именно Наполеон сбил колонны повстанцев, марширующих против Национального собрания (5 октября 1795 года), тем самым спас Национальное собрание и республику.

Начало кампании 1815 года

Можно ли было вооружить народ?

Поражение наполеоновской армии в России

В июне 1812 Наполеон начал войну против России. Это была последняя война императора, которая положила конец не только его завоеванием, но и самой империи. Поход против России был подобен манифестации, причиной вступления Наполеона в войну с Россией стало укрепление престижа Наполеона там, где он его терял, и запугивание тех, кто перестал его бояться. Он стремился к мировому господству, на пути к которому, в первую очередь, стояли Англия и Россия. Сам Бонапарт осознавал всю опасность и сложность этого дела. Он говорил: «Поход против России — сложная военная кампания. Но если дело начато, то ее нужно довести до конца».

В планах Наполеона было нанести удар по экономическим центрам России, отрезать Петербург от губерний, которые поставляли хлеб, заблокировать императора Александра I в его столице. Для осуществления этого стратегического плана Бонапарту достаточно было разгромить русские войска на границе империи.

Русское командование избрало тактику заманивания противника в глубь страны, истощая его армию. Оно отдало приказ об отступлении. В августе 1812 русские армии соединились в Смоленске.

Наполеон попытался начать переговоры о мире, но ответа не получил. С начала войны главнокомандующим русскими войсками был сам император Александр I. После отступления от Смоленска главнокомандующим был назначен Михаил Кутузова (1745-1813).

Бородинское сражение

Генеральное сражение между русскими и французами произошла неподалеку Можайска, у села Бородино, 7 сентября 1812 года. Наполеон рассчитывал разгромить русскую армию и добиться полной капитуляции России.

Бородинское сражение продолжалось 15 часов. Бонапарт был вынужден отвести свои войска на исходные позиции. Бородинское сражение, по оценке самого французского полководца, он проиграл. «Из всех моих сражений самой страшной была битва под Москвой. Французы в ней показали свое право быть победителями, тогда как россияне отстояли свое право быть непобежденными».

Российские войска отступили. На военном совете в Филях М. Кутузов объявил свое решение оставить Москву, чтобы сохранить армию. 14 сентября армия Наполеона вступила в город. Находясь в Москве, Бонапарт еще некоторое время считал себя победителем и ждал, что Россия капитулирует, но Россия мира не предложила. В условиях деморализации армии, голода, французский полководец, победитель Европы, впервые принял решение об отступлении.

Отступление стоило Наполеону потери почти всей армии. К середине декабря 1812 года через Неман перешло из России не более 20 тыс. участников «русского похода».

«Битва народов» у Лейпцига

Вернувшись в Париж, Бонапарт развернул бурную деятельность по организации новой армии. Его энергия была безграничной. Наполеон собрал под свои знамена 500 тыс. человек. Но какой ценой? Это были не только 20-летние, что было предусмотрено законом, но и те, кому едва исполнилось 18 лет.

В начале 1813 года была возможность заключения мира. Монархи феодальной Европы были готовы к компромиссу с Бонапартом, но император не желал идти на уступки. Весной 1813 г. против Франции сформировалась коалиция в составе России, Великобритании, Пруссии, Швеции, Испании, Португалии. Впоследствии в нее вошла и Австрия. 16-19 октября 1813 г. в «битве народов» у Лейпцига Наполеон потерпел сокрушительное поражение и был вынужден отступить к границам Франции. Подавленный император решил покончить жизнь самоубийством (принять яд), но попытка уйти из жизни не удалась.


Битва под Лейпцигом. Художник А. Зауервейд

В середине января 1814 года союзники вступили на территорию Франции, а с 31 марта вошли в  Париж. 6 апреля 1814 Наполеон отрекся от трона в пользу своего сына Франсуа Шарля Жозефа. Бонапарту во владение было предоставлен остров Эльба. Временное правительство Франции возглавил Талейран (1753-1838). Впоследствии союзники восстановили монархию Бурбонов, пригласив на трон брата казненного короля — Людовика XVIII.

В глазах потомков Талейран остался непревзойдённым мастером дипломатии, интриг и взяточничества. Гордый, надменный, глумливый аристократ, тщательно скрывал свою хромоту, был циником и отцом «лжи», никогда не забывал о своей выгоде; символ беспринципности, коварства и предательства. Политика была для него «искусством возможного», игрой ума, средством существования. Это была странная и загадочная личность. Сам он так выразил свою последнюю волю: «Я хочу, чтобы в течение веков продолжали спорить о том, кем я был, о чем думал и чего хотел».

Возможна ли была победа при Ватерлоо?

Отчаянный план

Создание и падение империи Наполеона

Власть диктатора безгранична и распространяется на все сферы жизни общества. Наполеон вводит цензуру прессы, оставляя 12 печатных изданий подконтрольных полиции. В армии царил деспотизм с нотками демократии: основные решение принимал Наполеон, но каждый солдат мог проявить инициативу.

ТОП-4 статьикоторые читают вместе с этой

  • 1. Венский конгресс
  • 2. Падение Османской империи
  • 3. Франко-прусская война 1870-1871
  • 4. Заграничные походы русской армии

Военная машина состояла из мелкобуржуазных элементов и крестьян, богатым разрешалось откупиться от службы в армии. Вначале правления Наполеона армия пользовалась небывалой популярностью у населения, а после кампании против России её авторитет несколько снизился.

Военная диктатура Наполеона отторгала свободолюбивых интеллигентов и образованных граждан. Долго выстраиваемые отношения с духовенством разрушаются. Лояльная аристократия, живущая при дворе, не выносит деспотизм Бонапарта: он постоянно оскорбляет их и унижает личное достоинство.

Наполеон развязывает боевые компании против:

  • Пруссии;
  • Испании;
  • Португалии;
  • Саксонии;
  • Англии;
  • России.

Нападая на Российскую Империю великий полководец не учитывает менталитет народа и плохое состояние дорог. Комaндовавший русскими войсками Кутузов применяет тактику «Выжженной земли , не позволяя французской армии пополнить запасы, из-за чего часть солдат Наполеона дезертирует, а другие умирают от голода и холода. Оставшиеся и верные присяге, входят в горящую Москву и там находят свою cмepть.

Рис. 2. Наполеон.

Наполеон сумел нанести ряд поражений союзным войска, численно превосходящим количество бойцов в его армии.

Русская кампания 1812-1815 года с треском проваливается, и на родине Наполеона вспыхивает восстание. Войска антинаполеоновской коалиции вступают в Париж 31 марта 1814 года. Назначенный Бонапартом сенат свергает его: снимает полномочия монарха, и опубликовывает обвинительный документ(“Акт низложения”). Наполеон обвиняется в нарушении Конституции, военной диктатуре и неправомерных действиях.

Наполеону предлагали отречься в пользу своего сына

Он отрекается от престола 6 апреля 1814 года в Париже. Череда политических и военных неудач накладывают отпечаток на эмоциональное состояние Наполеон, он решает принять яд. Но активное вещество в яде давно разложилось и он остается жив. По условиям Фонтебельского договора Бонапарт он переезжает на остров Эльба, находящийся около Италии.

Рис. 3. Армия Наполеона.

Наполеон вне закона

Начало кампании 1815 года

Наполеон опередил всех и выступил в Бельгию, чтобы атаковать сначала пруссаков, затем англичан и вывести их из войны. С ним шли 120 тысяч лучших солдат из тех, кем располагала Франция.

И британцы, и пруссаки имели армию, сопоставимую с французами, так что, если не дать им объединиться, вполне реально было одержать победу. А там — рассчитывал Наполеон — союзники неизбежно поссорятся, начнутся склоки, обвинения друг друга в медлительности и трусости, жалобы на пролитую кровь. И тогда, быть может, получится выторговать выгодные условия мира.

Наполеон хорошо знал противостоящих ему командующих. Он был уверен, что Блюхер немедленно придёт на помощь Веллингтону, едва тот будет атакован. В то время как Веллингтон, прежде чем выступить в поход, подождёт, пока все его войска сосредоточатся и будут обеспечены всем необходимым. Так что первой целью стали пруссаки, разбитые Бонапартом 16 июня у Линьи. В этот же день передовые части французов вступили в бой с англичанами у Катр-Бра. Маршал Ней успеха не достиг и был вынужден отступить, оставив позиции за Веллингтоном.

Реакция на мирный договор с Австрией

Тем временем Бонапарту стало не по себе от успехов роялистов на французских выборах весной 1797 года, и он посоветовал Директории противостоять им, если необходимо, силой. Он послал генерала Пьера Ожеро в Париж вместе с несколькими офицерами и людьми, чтобы поддержать государственный переворот 4 сентября 1797 г. , который исключил сторонников роялистов из правительственных и законодательных советов, а также укрепил бонапартовский режим. Таким образом, Бонапарт мог заключить договор Кампо-Формио с Австрией, как он думал, самый выгодный. Однако Директория была недовольна тем, что договор уступил Австрии Венецию и не закрепил за Францией левый берег Рейна. С другой стороны, он поднял популярность Бонапарта до своего пика, поскольку он одержал победу для Франции после пяти лет войны на континенте.

Войны 1800 — 1807 годов

К началу XIX в. французы уже хозяйничали на территории ряда современных государств — Бельгии, Люксембурга, Голландии, Швейцарии, части Германии и Италии. Продолжая захватническую политику, Наполеон в 1800 г. нанес поражение Австрии, заставил ее признать все французские завоевания и выйти из войны. Из великих держав борьбу против Франции продолжала одна Англия. Она располагала самой развитой промышленностью и самым сильным флотом, но сухопутная армия англичан была слабее французской. Поэтому она нуждалась в союзниках для продолжения борьбы с Наполеоном. В 1805 г. на союз с Англией пошли Россия и Австрия, обладавшие крупными сухопутными силами и обеспокоенные завоевательными планами Франции.

Активные военные действия возобновились на море и суше.

Наполеон Бонапарт. Английская карикатура, 1810.«У себя дома и за рубежом я управляю с помощью страха, который я всем внушаю»,— говорил о себе Наполеон

В октябре 1805 г. английская эскадра под командованием адмирала Нельсона почти полностью уничтожила французский флот у мыса Трафальгар. Зато на суше Наполеону сопутствовал успех. 2 декабря он одержал крупную победу над русско-австрийской армией под Аустерлицем (сейчас г. Славков в Чехии). Бонапарт считал ее самой блестящей из сорока выигранных им сражений. Австрия вынуждена была заключить мир и уступить Франции Венецию и некоторые другие владения. Пруссия, обеспокоенная победами Наполеона, вступила в войну против Франции.

Эскадра адмирала Нельсона. Этот крупнейший трехпалубный корабль нанес невосполнимые потери французскому флоту в Трафальгарском сражении

Но и Пруссия потерпела сокрушительное поражение, и в октябре 1806 г. французские войска вступили в Берлин. Здесь Наполеон издал декрет о континентальной блокаде, запрещавший французам и зависимым от Франции странам торговлю с Англией. Он стремился удушить своего противника экономической изоляцией, но от прекращения ввоза многих нужных английских изделий проигрывала и сама Франция.

Военные действия между тем переместились в Восточную Пруссию. Здесь Наполеон одержал несколько побед над русскими войсками, доставшихся ценой больших усилий. Французская армия была ослаблена. Поэтому 7 июля 1807 г. в Тильзите (сейчас г. Советск в Калининградской области) Франция подписала с Россией договор о мире и союзе. У Пруссии Наполеон отнял более половины ее территории.

Последний бой императора

Установление диктатуры Наполеона Бонапарта

В конце 1799 г. во Франции произошел государственный переворот, в результате которого Директория была свергнута, а власть фактически перешла к генералу Наполеону Бонапарту. В 1804 г. он стал императором под именем Наполеона I. Первая республика, провозглашенная в 1792 г., пала, и во Франции была установлена Первая империя.

Наполеон Бонапарт (1769—1821) родился на острове Корсика в бедной дворянской семье. После обучения в Парижской военной школе он служил в армии и в 24 года стал генералом. Наполеон работал до 20 часов в сутки, много читал и размышлял, хорошо изучил историю и литературу. Железная воля сочеталась у него с непомерным честолюбием, жаждой власти и славы.

Французский император хотел управлять страной один. Он установил диктаторское правление и стал неограниченным властителем. Критика его политики грозила арестом и даже смертной казнью. За верную службу Наполеон щедро вознаграждал землями, замками, чинами и орденами.

Наполеон на Сен-Бернарском перевале, 1801. Жак Луи Давид.Картина написана по заказу императора, исполнена с живописным блеском, но холодная и напыщеннаяОбраз Наполеона идеализирован.

В отличие от дореволюционной королевской Франции, в которой главенствовало дворянство, в императорской Франции господствовала крупная буржуазия. Наполеон защищал прежде всего интересы банкиров, но его поддерживали и зажиточные крестьяне. Они боялись, что в случае прихода к власти свергнутой династии Бурбонов будут восстановлены феодальные порядки и отобраны земли, приобретенные во время революции. Рабочих император опасался и не позволял им проводить забастовки.

В целом же политика Наполеона способствовала росту промышленного и сельскохозяйственного производства, сохранению и умножению богатства, хотя очень много средств уходило на военные цели. В 1804 г. во Франции был принят «Гражданский кодекс» (свод законов), который предусматривал защиту собственности, крупной и мелкой, от любых посягательств. Впоследствии он служил образцом для законодателей многих стран.

Главной внешнеполитической целью империи было установление французского господства в Европе и во всем мире. Никому еще не удавалось покорить весь мир. Наполеон же был уверен, что сможет одолеть всех силой оружия. Для этого была сформирована многочисленная, хорошо вооруженная обученная армия, подобраны талантливые военачальники.

Полёт орла

Кто такой Наполеон Бонапарт

Наполеон Бонапарт (1769–1821) — французский полководец и политический лидер, который пришел к власти в конце Французской революции. Он стал императором Франции в 1804 году и провел множество реформ.

Среди них создание «Наполеоновского кодекса», свода законов, который до сих пор используется в качестве основы для гражданского права во многих европейских странах.

Как блестящий военачальник, он участвовал в серии войн в Европе. Но потерпев сокрушительное поражение в битве при Ватерлоо в 1815 году, был сослан на остров Святой Елены в Южной Атлантике, где и скончался в 1821 году. Этот человек запомнился как герой Франции, великий реформатор и военный гений.

Ранний период жизни

Будущий император родился 15 августа 1769 года на Корсике, вскоре после того, как остров стал французской территорией. Его отец, Карло Буонапарте, был адвокатом, который первоначально сопротивлялся французской оккупации Корсики. С девяти лет мальчик получал образование в школах материковой части Франции.

В 1784–1785 годах юноша проходил курс обучения в парижском военном училище. За это время его отец отошел в мир иной. Парню пришлось заботиться о матери, братьях и сестрах. До 1796 года он называл себя (на корсиканский манер) Наполеоне Буонапарте.

Французская революция 1789 года

После окончания военного училища, Буонапарте назначили вторым лейтенантом в учебный полк. Он провел несколько лет на своей родной Корсике. В то время события Революции, которая началась в 1789, разворачивались на материковой части Франции.

По возвращении во Францию в 1791 г. он вступил в Якобинский клуб, политическую организацию, которая поддерживала революцию.

Наполеоне Буонапарте в 1792 году

В 1792 году монархия во Франции была упразднена, и была основана республика. Многие офицеры французской армии оставались верными королю, но симпатии Наполеоне были связаны с делом республиканцев.

Соответственно, он был быстро повышен в чине в армии Национального собрания (республиканское собрание). Ему выпала возможность продемонстрировать свое военное мастерство против роялистских и британских войск при осаде Тулона в 1793 году.

В январе 1793 года король Людовик XVI был казнен. Вскоре за ним последовала его жена Мария Антуанетта. В 24 года Наполеоне Буонапарте дослужился до звания бригадного генерала, отвечающего за артиллерию во французской армии, дислоцирующейся в Италии.

Спасая революцию

В 1795 г. в Париже произошло восстание против Национального собрания. Буонапарте отдал приказ своим войскам разгромить повстанцев и тем самым спасти Конвенцию и республику.

Он был награжден и повышен в должности. Теперь он консультировал новое республиканское правительство, Директорию, по военным вопросам и получил должность главнокомандующего Армии Италии.

Он повел свои войска в бой против австрийской и сардинской армий, одержав стремительную и убедительную победу над королем Сардинии.

В этом же году Буонапарте встретился с Жозефиной де Богарне, вдовой генерала армии, казненного во время революции. Они поженились в марте 1796 года, перед тем, как он отправился в поход в Италию.

Французские революционные войны

Полководец показал свой блестящий талант в военной тактике и стратегии в кампаниях французских революционных войн. Это была серия конфликтов между французской республикой и несколькими европейскими монархиями с 1792 по 1802 годы.

«Наполеон на перевале Сен-Бернар, 1801». Художник Жак-Луи Давид

Он заставил Австрию сесть за стол переговоров и подписать соглашение о мире. Взял под контроль северную Италию, включая независимую республику Венеция. Члены Директории хотели осуществить нападение на Великобританию.

Но великий полководец понимал, что нельзя осуществить вторжение в Британию, не получив контроль над морями.

Поэтому он принял решение начать военную кампанию в Египте

Таким образом он надеялся создать угрозу для Британии, взяв под контроль морские пути, связывающие ее с самой важной колонией, Индией

Однако победив в Египте, Наполеон потерпел поражение от британского флота под командованием Горацио Нельсона в битве при Ниле, которая произошла 1 августа 1798 года.

Консульство

В Париже новости о событиях за рубежом сделали Директорию непопулярной. Наполеон вернулся во Францию в 1799 г. и присоединился к заговору, свергнувшему Директорию. Вместо нее было создано новое правительство под названием Консульство. Бонапарт в 1802 году стал первым консулом и самым влиятельным человеком во Франции.

Талантливый полководец продолжил военные действия. Он одержал блестящую победу над австрийской армией в битве при Маренго (1800 г.). В 1802 году он подписывает мирный договор с Великобританией, который войдет в историю как Амьенский договор.

Итоги и значение наполеоновских войн

Наполеоновские войны оказали противоречивое влияние на европейскую историю. Являясь захватническими по своему характеру, они сопровождались грабежами и насилием над целыми народами. В них погибло около 1,7 млн человек. В то же время буржуазная империя Наполеона подтолкнула феодальные страны Европы на путь капиталистического развития. На территориях, оккупированных французскими войсками, частично были уничтожены феодальные порядки, введены новые законы.

ЭТО ИНТЕРЕСНО ЗНАТЬ

Использованная литература:В. С. Кошелев, И.В.Оржеховский, В.И.Синица / Всемирная история Нового времени XIX – нач. XX в., 1998.

Оцените статью:

(0 голосов, среднее: 0 из 5)

Поделитесь с друзьями!

Венский конгресс, его сущность (стр. 3 из 7)

В январе 1815 года Англия вступила в тайный союз с противниками любой формы германского единства — Австрией и Францией. В английском парламенте Каслри вынужден был объяснить изменение своей позиции по вопросу о Саксонии: он ссылался на то, что общественное мнение в Англии, в германских государствах и в других странах встревожено попранием прав столь древней династии, как саксонская, и что захват Саксонии Пруссией вызвал бы повсюду неприязнь к этой германской державе, — толкование, явно рассчитанное на то, чтобы привлечь внимание вигов. Но несмотря на отказ от первоначального проекта Каслри выступал за расширение и укрепление Пруссии на Рейне.

Талейран верно понял изменившийся характер отношений в победоносной антифранцузской коалиции, и прежде всего стремление Вены и Лондона противопоставить надежную преграду наметившейся «оси» Петербург — Берлин. Французский министр не сомневался в том, что поддержка Парижем позиции Вены в саксонском вопросе предопределит франко-австрийское сближение. Потому на протяжении всей осени 1814 г. главные его усилия были направлены на восстановление франко-британских отношений.

Упорное нежелание англичан пойти на сближение с Францией во многом объяснялось продолжающейся войной с США. Подписание англо-американского мирного договора в Генте 24 декабря 1814 г., однако, развязывало англичанам руки, и уже 3 января 1815 г. был подписан Талейраном, Меттернихом и Каслри «Секретный трактат об оборонительном союзе, заключенном в Вене между Австрией, Великобританией и Францией, против России и Пруссии». В соответствии с этим договором, в случае нападения на любую из держав-подписантов все они обязываются выставить на поле боя 120 тыс. пехоты и 30 тыс. кавалерии, с соответствующим количеством артиллерии. Содержалась оговорка о том, что если Великобритания не выставит условленного количества солдат, она уплачивает за каждого отсутствующего военнослужащего 20 фунтов стерлингов.

Этот договор был направлен против усиления влияния России в Европе. Страны-заговорщицы обязывались выступить против России единым фронтом в случае вмешательства последней в интересы одной или нескольких из них, если это «повлечет за собой открытие военных действий». Номинально достаточно было одной из этих держав объявить России войну – и русским пришлось бы столкнуться с коалицией, по силам равной антинаполеоновской.

Данное соглашение, бесспорно, явилось венцом дипломатического искусства князя Беневентского. Разумеется, он не собирался воевать ни с Россией, ни с Пруссией; он собирался «всего лишь» развалить антифранцузскую коалицию – и он это сделал. «Теперь, государь, коалиция [антифранцузская] уничтожена, и уничтожена навсегда, — писал Талейран Людовику XVIII. — Не только Франция уже не изолирована в Европе, но Ваше Величество оказались в такой системе союзов, которую не могли бы дать и пятьдесят лет переговоров».

Во время Венский конгресс между участниками был заключен ряд договоров, были приняты многочисленные декларации и по­становления, значительная часть которых вошла в заключительный ге­неральный акт Венского конгресса и приложения к нему. В результа­те Венского конгресса вся Европа, кроме Турции, была впервые охва­чена системой общих договоров. Россия, Англия, Фран­ция и Германское государства прежде не были связаны подобными договорами. Система отношений, созданная на Венский конгресс, просуществовала почти до 50-х гг. XIX в. Первой основной задачей Венского конгресс было восстановление довоенных порядков и ряда прежних династий в государствах, ранее покоренных Наполеоном, и борьба с национальным движением. Вторая задача Венский конгресс заключалась в том, чтобы упрочить побе­ду и создать устойчивые гарантии против возвращения Франции к бонапартистскому режиму и к новым попыт­кам завоевания Европы. Третья задача победителей за­ключалась в удовлетворении их собственных территориальных при­тязаний в переделе Европы и установлении новых государственных границ.

Победителям наполеоновской Франции (России, Авст­рии, Англии и Пруссии) не удалось сохранить на Венский конгресс полного единства, хотя главный вопрос о будущих границах Франции был ими решен в полном согласии, однако серьезные противоречия вызывали вопросы о Польше и Саксонии. Российское правительство стремилось присоединить к России почти все польские земли, а Пруссия претендо­вала на всю территории Саксонии. Эти проекты встретили про­тиводействие со стороны английского правительства, не желавшего столь большого усиления России, а также правительства Австрии, опасавшегося усиления как России, так и Пруссии. Австрийский двор хотел сохранить за собой Галицию и не до­пустить перехода Саксонии в руки Пруссии. Французское правительство также хотело помешать включению всей Польши в состав России и росту мощи Прусского королевства. Разногласиями между союзниками воспользовался пред­ставитель Франции на Венский конгресс Ш. М. Талейран, который добился права участвовать в переговорах наравне с че­тырьмя союзниками. Фактически это означало признание Франции одной из великих держав. Совещания представителей пяти государств стали основой всей деятельности Венского конгресса.

Переговоры на Венском конгрессе велись в обстановке непрекращающихся празднеств, балов, торжеств, приемов и др. развлечений, что дало повод австрийскому фельдмаршалу князю де Линь назвать это собрание дипломатов и государей «танцующим конгрессом». Но при государях и министрах или лица, занятые подготовкой дипломатических документов, а празднества служили поводом для неофициальных встреч. С целью воспрепятствовать планам России и Пруссии в отношении Польши и Саксонии Талейран вступил в тайные сепаратные переговоры с Каслри и К. Меттернихом. 3 января 1815 г. был подписан тайный договор Франции, Англии и Австрии, направленный против Пруссии и России (так называемый, Вен­ский секретный договор 1815). Рос­сия и Пруссия вынуждены были пойти на уступки в польском и сак­сонском вопросах. Пруссия полу­чила только северную половину Саксонии, а южная часть осталась самостоятельной. К России отошла лишь часть Варшавского герцогства, по­лучившая название Королевства Поль­ского. Познань осталась в руках Пруссии, Галиция сохранялась за Австрией. Краков был определен «вольным городом» (так называемая Краковская республика).[1]

Венский конгресс близился к концу, когда пришло известие о том, что На­полеон, покинув о. Эльбу, выса­дился во Франции и двинулся к Парижу. Участники Венский конгресс прекра­тили все споры и немедленно соста­вили новую, седьмую коалицию. Союзный Шомонский трактат 1814 (Англия, Россия, Австрия и Прус­сия) был возобновлен. За несколь­ко дней до битвы у Ватерлоо, 9 июня 1815 представителями России, Пруссии, Австрии, Англии. Фран­ции, Испании, Швеции и Португа­лии был подписан заключит, гене­ральный акт Венского конгресса. Акт предусмат­ривал лишение Франции завоева­ний и создание у ее границ государств-барьеров. Бельгия и Голландия бы­ли соединены в Нидерландское ко­ролевство, которое должно было вмес­те с Пруссией и Австрией служить противовесом Франции. Венский конгресс про­возгласил нейтральным государством Швейцарскую конфедерацию из 19 кантонов. Границы Швейцарии бы­ли расширены, и в них были вклю­чены стратегически важные горные перевалы. На северо-западе Италии было восстановлено Сардинское королев­ство: ему возвращались Савойя и Ницца. Англия сохранила свое торговое и морское превосходство и закрепила за собой часть колоний и морских баз, которые она захватила у Голландии и Франции. Самыми важными из них были о. Мальта на Средиземном море, Капская ко­лония на юге Африки и о. Цейлон. К Австрии, кроме части польской территории, отошли Тарнопольский округ, а также Ломбардия и Венеция. На тосканский и пармский престолы были посажены государи из Габс­бургского дома. Из германского государств и части владении Ав­стрийской империи Венский конгресс создал Германский союз под главенством Австрии. От Дании, бывшей союзницы На­полеона, была отделена Норвегия, которая присоединя­лась к Швеции на основе личной унии.

Венский конгресс закрепил политическую раздробленность Германии и Италии: реакционные государи и дворянство этих стран сами не желали единства, а буржуазные национально-объединительные стремле­ния в них были еще слабы. Австрия п Пруссия вели не национальную а дворянско-династическую политику. Австрийские и другие реакционные правительства стремились к подавлению буржуазно-националистических, либеральных и революционных движений. Пруссия, получив северную Саксонию и Познань, была компенсирована за свой вынужденный отказ от южной Саксонии значительным расширением ее владений на Рейне. Она полу­чила две области: Рейнскую провинцию и Вестфалию, самые крупные в Германии по своему экономии, разви­тию и важные по стратегическому положению. Их присоеди­нение обеспечивало в дальнейшем возможность для ми­литаристской Пруссии стать во главе Германии. Прус­сия приобрела также остров Рюген и шведскую Померанню. Особые статьи Заключительного акта Венского конгресса предписывали уста­новление международных правил сбора пошлин и судоход­ства по рекам, которые служили границей государств или же протекали через владения нескольких государств, в особенности по Рейну, Мозелю, Маасу и Шельде. К генеральному акту Венского конгресса был присоединен ряд приложений; одно из них содержало запрещение торговли неграми. Венский конгресс впервые установил единое деление на «классы» дипломатических агентов. Для борьбы с национально-освободительным и революционным движением европейских и других народов система отношений, созданная Венским конгрессом, была дополнена 26 сент. 1815 Священным союзом, ставшим оп­лотом европейской реакции.[2]

Венский конгресс

Австрия Содержание

С сентября 1814 г. по июнь 1815 г. представители европейской силы встретились в Вене. Под руководством Меттерниха Венский конгресс перекроила карту Европы и положила начало длительному периоду Европейский мир. Империя Габсбургов возникла с границами как более обширнее и компактнее, чем на протяжении нескольких столетий. Бельгия и земли Габсбургов на юго-западе Германии были потеряны, но Австрия вернула себе все другие владения, которыми он владел в 1792 году, и практически все те, которые он получил за долгие годы войны, включая Зальцбург.Священная Римская империя не возродилась, а была заменена Германской. Конфедерация, состоящая из тридцати пяти суверенных принцев и четырех свободных города. Австрия постоянно председательствовала в конфедерации. вероятно, имел большее реальное влияние в Германии, чем при Священная Римская империя. Австрия также занимала доминирующее положение на Итальянский полуостров, где ей принадлежали северные территории Ломбардия и Венеция.

Союзники военного времени — Австрия, Великобритания, Россия и Пруссия — заключили Венский конгресс, подписав Четверной союз, который обязался их отстаивать мирное урегулирование. Во вторичном документе Европейские монархи согласились проводить свою политику в соответствии с христианские принципы милосердия, мира и любви. Этот «Святой «Союз», предложенный русским царем, имел мало практического значения. импорт, но он дал свое название совместным усилиям Австрии, Россия и Пруссия для сохранения консервативных правительств в Европе.

Хотя Австрия вышла из Венского конгресса как одна из великие державы в Европе, на протяжении девятнадцатого века ее статус и территориальная целостность зависела от поддержки хотя бы одного из другие великие державы.Пока союзники были готовы сотрудничать в «Система Конгресса» для поддержания мира, порядка и стабильность Европы, австрийские интересы были защищены. Но другой великие державы, которые могли лучше защищать свои интересы с помощью силы, не всегда разделял преданность Австрии творению Меттерниха.

Пользовательский поиск

Источник: Библиотека Конгресса США

Венский конгресс

Венский конгресс был соглашением между державами Европы о реорганизации Европы географически и политически после наполеоновских войн.Завершенный в 1815 году, он был самым полным из когда-либо виденных в Европе.

Серия войн, начавшаяся в 1790-х годах, столкнула Революционную Францию ​​с рядом других европейских держав в битвах с постоянно разрушительными потерями как жизней, так и денег. Приливы и отливы менялись на протяжении многих лет, пока силы, выставленные против Франции в 1814 году, не оказались подавляющими. Война Шестой коалиции была, за исключением краткого возвращения французского императора Наполеона Бонапарта в «Сто дней», закончившегося битвой при Ватерлоо, последней из этих войн.

Венскому конгрессу предшествовали два других соглашения: Шомонский договор и Парижский договор. Упорядочивание условий и подписание первого осуществляли представители Шестой коалиции: Австрии, Пруссии, России и Великобритании. Они встретились в феврале 1814 года, в разгар последних сражений Войны Шестой коалиции, а затем снова 1 марта во французском городе Шомон, чтобы согласовать условия сделки. Среди условий этого договора было то, что Франция отказывается от всей территории, отнятой у других европейских держав за последние два десятилетия.Это вернуло бы границы Франции туда, где они были до Французской революции. Бонапарт отказался это сделать, и война продолжалась. После очередной горстки поражений Бонапарт отрекся от престола, и представители нового главы государства, короля Людовика XVIII, положили конец войне заключением перемирия, которым стал Парижский договор, подписанный 30 мая 1814 года. Среди прочего , этот договор восстановил границы Франции в том виде, в каком они были в 1792 году, когда началась война Первой коалиции.Таким образом, другие страны получили (или вернули себе) территорию. Также лидеры других стран Европы признали Людовика XVIII законным правителем Франции.

Положением Парижского договора было то, что представители держав Европы снова встретятся через несколько месяцев, чтобы обсудить более прочный мир. Так в июле 1814 г. начался Венский конгресс.

Движущей силой процесса были четыре великие державы (Австрия, Пруссия, Россия и Соединенное Королевство), которые также сформировали Шестую коалицию.Высокопоставленными представителями этих великих держав были:

  • Австрия : Министр иностранных дел князь Меттерних (справа, официальный хозяин Конгресса) и заместитель министра иностранных дел барон Иоганн фон Вессенберг
  • Пруссия : Канцлер принц Карл Август фон Харденберг и дипломат Вильгельм фон Гумбольдт
  • Россия : Царь Александр I и граф Карл Роберт Нессельроде
  • Соединенное Королевство : Министр иностранных дел виконт Каслри, герцог Веллингтон и граф Клэнкарти.

Францию ​​представляли министр иностранных дел Шарль-Морис де Талейран и полномочный министр герцог Дальберг. Талейран сначала оказался в стороне от великих держав, но постепенно стал играть более руководящую роль и временами играл значительную роль в переговорах.

Присутствовали представители Португалии, Испании и Швеции, которые также подписали Парижский договор 1814 года. Также присутствовали представители:

  • Бавария
  • Дания
  • Генуя
  • Ганновер
  • Мекленбург-Шверин
  • Нидерланды
  • Папская область
  • Сардиния
  • Швейцария
  • Вюртемберг.
В общей сложности представители более 200 государств и королевских домов находились в Вене на некоторых или всех дискуссиях Конгресса.

Конгресс не был официальным собранием всех представителей. Такой встречи не было. Вместо этого разные люди встречались в разных группах в разное время в течение многих месяцев. Некоторые встречи были официальными, с помпой в обстановке переговоров. Другие встречи были менее формальными. В целом переговоры, приведшие к Венскому конгрессу, длились почти год, а Заключительный акт был принят 9 июня 1815 года.

Среди положений Заключительного акта были следующие:

  • Австрия получила большую территорию в северной Италии, включая Ломбардию-Венецию и Тироль.
  • Россия получила большую часть Варшавского герцогства и сохранила Финляндию, которую она захватила в 1809 году.
  • Пруссия получила большую территорию Шведской Померании; большая часть Саксонии; и части Рейнской области, Варшавского герцогства и Вестфалии.
  • В общей сложности 39 немецких земель образовали Германскую Конфедерацию.
  • Объединение Нидерландов и Южных Нидерландов в Соединенное Королевство Нидерландов.
  • Все остальные державы гарантировали нейтралитет Швейцарии.
  • Король Сицилии Фердинанд IV захватил Неаполитанское королевство, долгое время находившееся под контролем французов.
  • Подписанты предоставили свободу судоходства по Дунаю, Рейну и многим другим рекам.
  • Подписанты осудили рабство.
  • Папа Римский восстановил контроль над Папской областью.

Войска союзников выиграли битву при Ватерлоо вскоре после утверждения Заключительного акта, и Бонапарт отрекся от престола во второй и последний раз. Людовик XVIII снова стал королем Франции, и все европейские державы начали иногда медленный процесс восстановления.

Испания и Венский конгресс

30 сентября 1814 года, за день до официального открытия Венского конгресса, испанский полномочный представитель Педро Гомес Лабрадор получил письмо.В нем содержалось приглашение на предварительные переговоры в доме австрийского канцлера принца Клеменса фон Меттерниха на Реннвеге. Немедленно маркиз Лабрадор бросился к дому, где остановился французский министр Шарль Морис де Талейран. Он объявил, что внешне безобидное приглашение было на самом деле тайным заговором, составленным «четверкой» (Австрия, Великобритания, Пруссия и Россия) с целью организации конгресса, понизившего Испанию и Францию ​​до подчиненных позиций. 1 Французский министр тоже волновался и согласился не допустить, чтобы «четверка» разделила двух союзников на предстоящих переговорах. 2

Вечером того же дня на Rennweg «четверка» представила испанскому и французскому представителям заранее согласованный протокол организации конгресса. Они утверждали, что участие необходимо значительно сузить, чтобы упростить разбирательство. Но Испания и Франция зависели от расширения участия, чтобы включить более мелкие страны, более сочувствующие их целям. 3 Талейран утверждал, что ничего нельзя решать до официального открытия и только после консультации со всеми участниками.Осознавая силу оппозиции, «четверка» согласилась отозвать протокол и заявила, что никогда не предполагала, что он станет основой для переговоров. Проявив нехарактерную проницательность, Лабрадор спросил, почему, если это так мало важно, они все подписали его. 4 Как, впрочем, и было. 5 «Вмешательство Талейрана и Лабрадора безнадежно разрушило все наши планы, — вспоминал прусский секретарь конгресса Фридрих фон Генц. 6 Однако, если бы Лабрадор считал, что эта досрочная победа была хорошим предзнаменованием успеха Испании на конгрессе, он бы ошибался.

Эта статья касается провала Испании на конгрессе, который часто рассматривался с точки зрения личных недостатков: лабрадора, короля Фердинанда VII или обоих. 7 Даже более поздние ученые, которые все больше внимания уделяют геополитическим реалиям постнаполеоновской Европы, предполагают, что неудача была чем-то, что произошло с по год в Испании. 8 В других странах Европы, особенно в Британии, распространенный нарратив об освобождении означает, что история рассказывалась таким образом в течение некоторого времени.К. К. Вебстер, например, писал: «Испания с ее открытыми колониями, бессильными за пределами полуострова, была слишком горда, чтобы признать свою слабость» 9 И это соответствует собственному мнению Меттерниха, что «Испания защищает свои права с большим рвением, часто даже с высокомерием, что мало согласуется с ее крайним бессилием.» 10 Это было правдой, но это была только часть правды. Слабость позиции Испании была широко признана внутри ее политической элиты, в том числе самим Лабрадором. 11

Неудача Испании на Венском конгрессе была связана не столько с ее слабостью — личной или коллективной, сколько с ее представлением о самой себе и, соответственно, о дипломатии. Когда итальянский принц Каноза заявил, что Испания оказала Наполеону большее сопротивление, чем любая другая страна в Европе, он имел в виду другую Испанию, отличную от той, которую представлял маркиз Лабрадорский. 12 Либеральный Кортес сумел устоять против сил Наполеона в островном городе Кадис, а партизан подорвал позиции французской армии в тылу.Оба были намеренно исключены из политической системы реставрации Фердинандом, находившимся — не совсем неохотно — во Франции с 1808 года. И эта сознательная попытка вернуться к довоенному статус-кво встретила широкое народное одобрение, в том числе среди большого числа депутатов от кортесов .

Сам конгресс был праздником мира. Это был праздник возвращения к нормальности, но это была новая нормальность. На том обеде на Реннвег другим представителям было ясно, как много изменилось в результате смерти и разрушений войны.Соперничество и разногласия сохранялись, но было понимание того, что большая часть успеха Наполеона заключалась в его способности разделить другие силы, и что сотрудничество и компромисс были единственным способом обеспечить мир. Их опыт был ничто по сравнению с почти безжалостным ужасом войны на полуострове. Но желание Испании избавиться от нее, столь популярное дома, имело разрушительные последствия для ее дипломатии в Вене и за ее пределами. Вместо дружеского сотрудничества его боевой подход, имевший много общего с теми подходами, которые позволили Наполеону установить господство на континенте, оставил его в изоляции.Для других держав «Реставрация» понималась фигурально, для Испании — буквально. 13

Личности

Более способные и представительные люди — как в Вене, так и в Мадриде — могли бы помочь Испании, но их смягчение могло быть только частичным. Назначение скучного лабрадора долгое время приписывалось кумовству. 14 Но в этом была определенная логика. Лабрадор родился в 1755 году и окончил юридический факультет престижного, но консервативного университета Саламанки.Он работал судьей, прежде чем начать дипломатическую карьеру. Хотя ничем не примечательный, он был среди тех, кто сопровождал Фердинанда в его злополучном путешествии в Байонну в 1808 году, закончившемся отречением короля от престола и тюремным заключением. После отказа принести присягу Джозефу Лабрадор ненадолго попал в плен, прежде чем бежать в Кадис. Его популярность после побега из французского плена была такова, что он был назначен министром иностранных дел Cortes 27 ноября 1812 года. 15 Но он оказался неудобным либералом.Среди прочего, он выступал против отмены инквизиции и ушел в отставку 11 июля следующего года. Либеральная газета El Conciso предложила вместо него Cortes заменить его на людей без «тщеславия, заставляющего их думать, что они все знают и не нуждаются в советах; люди, которые не презирают других». 16 Тем не менее, после поддержки восстановления Фердинанда и с теперь безупречными антилиберальными репутациями, Лабрадор вернулся к фаворитизму. 17

Было широко распространено мнение, что герцог Сан-Карлос, недавно назначенный Фердинандом архиабсолютистским министром иностранных дел, примет участие в конгрессе. Но Лабрадор был назначен уже 26 мая 1814 года. 18 Среди этих двоих он, вероятно, был разумным выбором. У герцога был роман с женой Талейрана, и в Лондоне к нему относились с большим подозрением. 19 Были и другие возможные кандидаты. Например, Мигель Рикардо де Алава, посол в Гааге, продолжал сражаться вместе с Веллингтоном при Ватерлоо и был особенно популярен среди англичан.Или испанский поверенный в делах в Вене Камило де лос Риос, старейшина городского общества. Во время конгресса его приветствовали на многих неофициальных встречах в больших салонах, из которых лабрадора, как правило, исключали. 20 В недавней работе Брайана Вика подчеркивается жизненно важная роль такой общительности как механизма дипломатии на конгрессе. 21

Хронически нуждающийся в деньгах и вспыльчивый, испанский уполномоченный боролся с общественной жизнью Вены. 22 Как и все двести с лишним высокопоставленных гостей, его приглашали на официальные балы во дворец Хофбург и в дома высшей аристократии. Но он был неохотным хозяином. 23 Он даже не смог предложить своим коллегам-послам минимальное требование маркиза Кастелара к испанскому дипломату: «хорошую сигару и стакан шерри». На одном дворцовом балу, например, он вел глубокую беседу с суровым папским делегатом, пока царь Александр танцевал вокруг них полонез. 25 Домашние газеты восторженно сообщали о том, что Лабрадор вручил верительные грамоты австрийскому императору и наградил русского царя орденом Золотого руна. 26 Но такие слухи о дипломатическом дружелюбии не могли скрыть взглядов Франсуа-Рене де Шатобриана, который не мог решить, слишком ли много думает Лабрадор или совсем не думает. Или о герцоге Веллингтоне, который якобы считал его самым глупым человеком, которого он когда-либо встречал. 27 С другой стороны, несмотря на отсутствие официальной роли в судебных разбирательствах, де лос Риос все же сумел провести переговоры с Талейраном о восстановлении Бурбонов на неаполитанском престоле. 28

Хотя он был полномочным представителем в Папской области и Этрурии в Италии, Лабрадор никогда не принимал участия ни в каких дискуссиях на высоком уровне, сравнимых с Венским конгрессом. Но это не стало большим препятствием для его участия. Он был назначен председателем комитета по дипломатическому старшинству, что в то время, когда дипломатия была очень личной, имело большое значение. 29 Он также входил в состав комитета по судоходству на реках, еще одному международному важному и потенциально деликатному вопросу.Действительно, кого-то настолько заинтересовали секреты Лабрадора, что они ворвались в испанское посольство, скрывшись с бумагами из его кабинета. 30 Однако в ходе съезда он в значительной степени отказался от позиции активного участия, довольствуясь позицией второго порядка. 31 Он тоже быстро обиделся, так протестуя против состава комитета, решившего судьбу спорных бывших наполеоновских территорий, что его вообще исключили. 32 Однако его недостатки были симптомом, а не болезнью.

Испанцы получили широкую известность за свои действия в борьбе с Наполеоном. Меттерних, например, писал, что «сопротивление жителей полуострова разрушило очарование в глазах всех европейских народов», многие из которых ранее восхищались императором. 33 Однако это было проблемой и для послевоенного испанского общества. Разногласия между «патриотами» и «коллаборационистами» были глубокими — даже если они иногда были скорее воображаемыми, чем реальными — и усугублялись глубоким недоверием Фердинанда к первым.Он особенно подозрительно относился к Cortes в Кадисе, несмотря на то, что они оставались неизменно верными ему.

Фердинанд был ревнивым, но неэффективным правителем, и, по крайней мере внутри страны, он был одним из немногих в Испании, кто не стремился к полному возвращению к довоенному статус-кво. Он не был старым абсолютистом с естественными и историческими ограничениями, которые это влекло за собой; его деспотизм противоречил самым элементарным принципам баланса, принятым даже самыми консервативными кругами. 34 Его собственные правительственные назначенцы часто исключались из процесса принятия решений; их средний срок пребывания в должности составлял всего шесть месяцев. 35 Вместо этого он в значительной степени полагался на узкую и своенравную клику, называемую камарильей . Решения принимались тайно, за закрытыми дверями, и из этого процесса исключались многие из тех, кто выступал против Наполеона. Но более того, он исключил тех, кто имел опыт управления, и, в свою очередь, устранил связь Испании с европейской элитой, которая встречалась в Вене.

Другие державы привели с собой в австрийскую столицу многочисленную свиту: Великобритания имела 24 представителя, Франция 15, Россия 53 и Пруссия 46. Напротив, Испания имела только 5. 36 Многие из этих людей уже были известны каждому разное. Это означало, что Испания не могла извлечь выгоду из культурной дипломатии негосударственных субъектов, особенно женщин, и вместо этого непропорционально полагалась на таких чиновников, как Лабрадор. Это отключило Испанию от большей части параллельных неформальных дискуссий, которые сильно повлияли на сами разбирательства.В отсутствие надежной информации и некому отстаивать обратное нестабильность в Испании стала предметом многочисленных слухов в Вене. 37

Лабрадор жаловался, что «министры четырех держав, считающие себя арбитрами Европы, встречаются почти ежедневно, но то, о чем они говорят, мы не знаем или знаем только понаслышке». 38 Тем не менее, желание Испании вернуться в 1808 год означало, что компромисса быть не может, и вскоре они поняли, что нет смысла привлекать Лабрадора к переговорам.

Он был назначен в комитет, о котором сообщалось в Испании, для обсуждения притязаний короля Бурбонов Этрурии на герцогства Парма, Пьяченца и Гуасталла, что было ключевым приоритетом для Фердинанда VII. 39 Но комитет так и не собрался. 40 Четверка в конце концов решила между собой — вопреки королю Этрурии и вопреки интересам Испании — отдать герцогства жене Наполеона. Однако это произошло только после того, как Меттерних предложил вернуть Бурбонам все, кроме города Пьяченца, компромисс, от которого Испания отказалась. 41 Франция первоначально поддержала претензии Испании, но в конце концов Талейран встал на сторону «четверки». Хотя после ее смерти они вернутся к правлению Бурбонов, это было унижением для Лабрадора и для Испании. Это не было бы единственным.

Международные отношения

После отречения Наполеона в Фонтенбло в апреле 1814 года союзники встретились в Париже, чтобы принять решение об условиях мира. Испанский делегат, герцог Фернан Нуньес, был отвергнут, потому что его полномочные полномочия были переданы советом регентства, а не восстановленным теперь Фердинандом. 42 Несчастье превратилось в фарс на конгрессе в Шатийоне, когда Хосе Гарсия де Леон-и-Писарро был назначен представителем Испании только после того, как разбирательство уже подошло к концу. 43 Это было особенно важно, потому что именно здесь союзники согласились, что восстановленный Фердинанд должен сохранить свой трон. Отсутствие испанского представителя усилило впечатление, что мир был подарен европейскими державами, а не завоеван ими. Идея об освобождении Испании была не совсем точной, но она стала широко распространенной в Вене и за ее пределами. 44

Однако проблемы Испании можно проследить еще дальше. В 1813 году Фердинанд получил письмо в Валансе, где он находился в плену после своего отречения от престола в 1808 году. В нем Наполеон предлагал восстановить его на испанском престоле. Фердинанд колебался, поэтому Наполеон послал Антуана де Лафоре, бывшего посла в Мадриде, воззвать к автократическим инстинктам короля. Лафоре нарисовал мрачную картину жизни в Испании. «Религия уничтожена, — писал он. «Духовенство пропало, дворянство в унынии, флот существует только по названию, американские колонии расчленены и восстают, и все лежит в руинах.’ 45 Фердинанд оказался в трудном положении. Его власть была передана совету регентства, базирующемуся в Мадриде, и поэтому он устроил так, чтобы герцог Сан-Карлос, давний сторонник, ходатайствовал перед французами от его имени. 11 декабря 1813 г. был подписан договор, предусматривавший немедленное прекращение военных действий, признание Фердинанда королем и территориальную целостность довоенной Испании. Он призывал как французские, так и британские войска немедленно и одновременно покинуть полуостров. 46 Но англичане не участвовали в переговорах. Несмотря на сильную оппозицию со стороны «четверки», а также со стороны регентского совета и кортесов , Валансейский договор так и не был ратифицирован. Тем не менее 24 марта 1814 года Фердинанду все же разрешили вернуться в Испанию. К тому времени ущерб был уже нанесен.

Таким образом, технически Испания все еще находилась в состоянии войны с Наполеоном. Но это был давний союзник Франции и давний враг Британии, и, по крайней мере, в ближайшем окружении Фердинанда существовало ощущение, что с французским императором можно заключить мир, если он согласится покинуть полуостров.Лабрадор даже усомнился в реставрации Людовика XVIII. Вместо этого он предложил, чтобы, если с Наполеоном не удастся договориться, регентство должно быть предоставлено его жене. 47 Возможно, это слишком далеко, чтобы предположить, что четверка стремилась наказать Испанию в Вене за предполагаемый союз с имперской Францией. 48 Однако после Парижского мирного договора стало ясно, что они не разделяли испанских надежд на то, что Наполеон может быть размещен в мирной Европе.

Если при испанском дворе и существовало сочувствие к Наполеону, то в Кортесах было мало симпатий, которые видели в нем пагубное влияние, стремящееся вбить клин между Испанией и ее союзниками.Они охарактеризовали Валансайский договор как «надругательство над королем, позорный договор, договор между жертвой и палачом» 49 Однако даже внутри Кортесов было желание повернуть время вспять, на 1808 год.

Шестьдесят девять депутатов (среди них маркизы Лабрадора) подписали так называемый Манифест персов , призывая к возвращению традиционных кортесов , составленных из поместий. Фердинанд истолковал это как приглашение править как самодержец. 50 И 4 мая 1814 г. распустил кортесов . В августе Лабрадор написал Сан-Карлосу, чтобы выразить надежду на то, что «чрезмерное влияние судебной власти и духовенства не сводит на нет добрые намерения короля», а также опасения, что действия Фердинанда подрывают дело Бурбонов в Европе. 51 Две недели спустя он дошел до того, что назвал новую форму правления «чудовищной». 52

Но реакция европейских союзников Испании была более сдержанной.Каслри был рад, что Фердинанд не стремился «восстановить древний порядок вещей», хотя именно к этому он и стремился. 53 Прусский дипломат Карл Август Варнхаген фон Энзе был более прозорлив. Фердинанд, писал он, был «всецело занят порабощением и наказанием своего благородного народа, который в своей героической борьбе, несомненно, добился свободы». Роспуск Cortes был встречен праздником.В Сарагосе местные жители громили памятники конституции и даже радовались новостям о политических задержаниях в Мадриде. 55

В Британии общественность твердо стояла на стороне бесправных либералов Кадиса, и подозрения в отношении Валансе сохранялись. В парламенте прозвучали обвинения в том, что Фердинанд ничего не сделал для отмены договора, «но, напротив, действуя в соответствии с его истинным духом, он посредничал только в проектах по избавлению от вмешательства кортесов ». даже опасения по поводу претензий Испании на французский престол, и британцы вынудили Фердинанда подписать договор об отказе от любых таких претензий. 57 В Испании, с другой стороны, было ощущение, что Великобритания получила несправедливую финансовую выгоду от своего участия в войне на полуострове и последующей поддержки американских восстаний. Вклад его «ленивых и жадных» солдат был преувеличен. 58 Сам Лабрадор писал, что «англичане смотрят на Лондон как на центр вселенной». 60

Критика действий Лабрадора обостряется, поскольку другие способности теперь рассматриваются как более гибкие и компромиссные, чем раньше. 61 Каслри, например, чтобы передумать, по-видимому, достаточно было «пригласить на завтрак». Его первоначальный план, вместе с Лабрадором, заключался в том, чтобы наводнить конгресс второстепенными силами, ослабив оппозицию французским целям. Однако после неудавшейся революции в Испании в сентябре 1814 года ее лидер, бывший партизан Франсиско Эспо-и-Мина, бежал в Париж. Испанское правительство приказало его арестовать, не посоветовавшись с французскими властями.В ярости они освободили Эспоса и разорвали дипломатические отношения с Испанией. 63 Хотя ссора длилась недолго, она оказала значительное влияние на позицию Испании на конгрессе. 9 января 1815 года Каслри выдвинул официальное требование о включении Франции в комитет четырех, которое было единогласно одобрено, в результате чего Испания перешла в статус не великой державы. 64 Возможно, Талейран сознательно пытался держать Испанию под своим контролем. 65 А для Херонимо Бекера-и-Гонсалеса возвращение правления Бурбонов означало возвращение внешней политики подчинения французским интересам. 66 Однако, хотя Фердинанд действительно считал, что интересы Испании совпадают с интересами Франции, он, казалось, не желал подвергать опасности и без того натянутые отношения с другими державами, чтобы заручиться поддержкой Франции в своих целях.

По всей Европе рос общественный интерес к политическим беспорядкам в Южной Америке, особенно в России, где появился царь Александр, готовый помочь испанскому правительству. 67 Однако отправка российской военной помощи в Южную Америку представляла собой значительные проблемы с логистикой, и, несмотря на ограниченную поддержку со стороны Франции, Великобритания выступала против любых таких действий по моральным и коммерческим соображениям.Даже без поддержки испанская армия добилась первых военных успехов в 1815 году, а еще в 1818 году и Франция, и Россия все еще рассматривали возможность совместной интервенции с Испанией. 68 Но победить мятежников и подчинить их — две разные вещи. У Испании не было ни финансовых, ни военных средств для умиротворения континента, и Хосе Альварес-Хунко объясняет ослабление своего международного положения потерей колоний. 69 Было ли это очевидным для представителей в Вене в то время, однако, не столь определенно.В 1815 году империя Испании все еще была самой значительной из европейских держав. Новости медленно путешествовали через Атлантику, и маловероятно, чтобы участники конгресса имели представление о направлении, в котором колониальные войны Испании шли. И уж точно не было никакой значимой поддержки южноамериканских повстанцев ни от одной из других держав.

Несмотря на то, что ее влияние уменьшилось после подписания Утрехтского договора сто лет назад, и хотя конгресс был в основном сосредоточен на Центральной Европе, Испания все еще могла быть полезным союзником для «четверки».Его армия была ослаблена, но все еще была значительной. 70 Его сильно истощенный флот означал, что его больше нельзя было считать мировой державой, но он все еще мог оказывать существенное влияние в регионе. Власть Испании в Италии подвергалась все большей угрозе со стороны Австрии, но в 1815 году гегемония Габсбургов была далеко не гарантирована; короли Бурбонов продолжали смотреть на Испанию, а не на Австрию, к которой они относились с большим подозрением. В этом контексте можно увидеть, какой вклад Испания могла внести в баланс сил в Средиземноморье, особенно после 1817 года, когда у России было приобретено восемь военных кораблей. 71

Реставрация Желание Испании вернуться в 1808 г. означало, что она приняла политику колеблющегося нейтралитета в новых вопросах, возникших в связи с поражением Наполеона. Например, по польско-саксонскому вопросу Фердинанд дал указание Лабрадору не делать ничего, что могло бы оттолкнуть кого-либо из «четверки». 72 Но, учитывая сильную оппозицию Великобритании и Австрии российским притязаниям, это означало, что возможна только двусмысленность. Талейран, не получивший таких инструкций, твердо встал на сторону Великобритании и Австрии, помогая добиться компромисса.Франция, кажется, мало пострадала от дипломатических последствий от обиженного царя и завоевала благосклонность других держав. 73 Испания, отказавшись участвовать в вопросах, не связанных с ее собственными целями, исключила себя из новой коллегиальной европейской дипломатии. Действительно, сама концепция раздражала Лабрадора. «Пруссия, Австрия и Россия, — писал он, — обнаружили, что они менее удалены от Испании, чем Испания от Германии. 74

Испанские цели

Испания надеялась вернуться к 1808 году не только в политическом плане, но и в своем подходе к дипломатии.Интересы Фердинанда в Вене были в значительной степени династическими и варьировались от неясных до фантастических. В этом он не был уникален, действительно, большинство держав прибыли с амбициями требовать или вернуть себе маргинальные территории или компенсацию за их потерю. Что отличало цели испанцев, так это их узость и непреклонность; они едва ли простирались дальше таких амбиций. В письме от 29 мая 1814 года герцог Сан-Карлос изложил цели Фердинанда в отношении Лабрадора. Не должно было быть никаких компромиссов в отношении территориальной целостности Испании; все имущество, бумаги и произведения искусства, захваченные французами, должны быть возвращены; следует восстановить довоенные торговые соглашения с Америкой; и обсуждения о французских беженцах следует избегать. 75 В Италии цели Фердинанда были более сложными, но вряд ли менее ограниченными. Он не мог мириться с продолжающимся правлением наполеоновского генерала маршала Мюрата в Неаполе, но только потому, что хотел увидеть возвращение на престол своего двоюродного брата Фердинанда IV. Он также потребовал, чтобы герцогства Парма, Пласенсия и Гуасталла были возвращены дому Бурбонов-Пармских, и выступал против возвращения Генуи Пьемонту. Луизиана, проданная Наполеоном Америке, должна была быть возвращена в качестве компенсации за австрийскую оккупацию Этрурии, ныне Тосканы.Эти требования были популярны дома и положительно освещались в прессе. 76 Но в то время как Испания, возможно, хотела вернуться к 1808 году, другие державы знали, что это невозможно.

Справедливо сказать, что некоторые из целей Испании были более реалистичными, чем другие. Было разумно, например, чтобы правительство не хотело уступать никакой территории. Но у «четверки» не было особого желания возвращать территории по династическим землям. Действительно, три континентальные державы стремились усилить свое влияние за счет более мелких государств, вошедших в состав Французской империи.Было некоторое сочувствие возвращению Фердинанда IV в Неаполь. Но не от Меттерниха, и было также широкое, хотя и молчаливое, признание Мюрата. Четверка была сильно заинтересована в обеспечении мира, который не наказывал бы Францию ​​и, таким образом, не скомпрометировал бы восстановленного короля. Великобритания зарабатывала слишком много денег на торговле с испанской Америкой, чтобы одобрить полное возвращение испанской гегемонии в Южной Атлантике. Идея о том, что Луизиана может быть возвращена Испании, всегда была нелепой, даже если другие державы поддержали ее требование, и нет никаких доказательств того, что они это сделали.

Лабрадор жаловался, что его инструкции были слишком ограниченными, и запросил разъяснения у Мадрида. Когда пришел ответ Фердинанда, он просто повторил свои предыдущие требования, добавив, что, если итальянские герцогства не могут быть возвращены, то дом Бурбонов-Пармский должен получить компенсацию в виде Сардинии. Он также предложил лабрадору запросить у Франции около десяти тысяч лошадей в качестве компенсации. 77 Маркиз Вилья-Уррутия утверждал, что на Венском конгрессе изменилась роль посла, который стал арбитром, а не просто инструментом государственной политики, и что в этом Лабрадору мешала расплывчатость испанского языка. внешняя политика. 78 Как это ни парадоксально, именно весьма конкретный характер целей Испании демонстрирует эту расплывчатость. Чисто деловой характер испанской внешней политики был совершенно неправильным подходом в Вене. Это продемонстрировало нежелание правительства сотрудничать и, таким образом, ограничило участие Испании в «Европейском концерте».

Если узость целей Испании была ошибкой, то ошибкой была и ее стратегия поиска поддержки у Талейрана для их реализации. 79 13 ноября 1814 г. Лабрадор потребовал создания итальянского комитета для решения дел полуострова, особенно генуэзского вопроса.Меттерних ответил своей знаменитой метафорой, что Италия — это «совокупность независимых государств в одном географическом районе». За две недели до этого Талейран сделал то же предложение, но за прошедший период он увидел возможность. Он объявил, не посоветовавшись со своим испанским коллегой, что генуэзский вопрос может быть немедленно и в одностороннем порядке решен в пользу Австрии. Это имело два важных последствия.Во-первых, это означало, что дальнейшие переговоры по Италии носили фрагментарный характер, в пользу Австрии и в ущерб Испании. Во-вторых, что более важно, это положило конец партнерству между Францией и Испанией, решение о котором было принято 30 сентября и которое было сильно подорвано делом Эспо. Талейран, казалось, оставил Лабрадора «в коридоре». 81

Несмотря на критику, Лабрадор не был полностью невежественным, когда дело доходило до дипломатии, и не был полностью нетерпим к либеральным идеям.Генуэзский представитель, маркиз де Бриньоль, предложил либеральную конституцию для территории в пределах пьемонтского государства, которое Лабрадор описал как близкое к «совершенству общественного порядка в современной системе Европы». план заручиться поддержкой притязаний Испании на Луизиану. 83 Он предложил отказаться от поддержки этрурианских притязаний на итальянские герцогства в пользу Австрии. Взамен Австрия будет ходатайствовать перед Великобританией, чтобы включить возвращение Луизианы в любой мир, заключенный с Соединенными Штатами.Кроме того, Испания присоединится к петициям Талейрана и поддержит Францию ​​в отношении Польши и Саксонии, тем самым заручившись их поддержкой. Однако даже этот ограниченный набег на современную дипломатию не увенчался успехом; Фердинанд был категоричен в том, что ему нечего сказать по польско-саксонскому вопросу. Это ослабило позиции Испании на переговорах в целом, поскольку комитет пяти (Великобритания, Франция, Пруссия, Австрия и Россия), изначально предназначенный для урегулирования польско-саксонского вопроса, стал основным механизмом принятия решений на конгрессе.Он встречался сорок один раз. Напротив, комитет восьми, в который входила Испания, собирался всего девять раз. 84

Затянувшаяся война с Наполеоном и потеря запасов колониального золота поставили Испанию на грань банкротства. К 1816 году ему потребовалась треть своих доходов для обслуживания военных долгов. 85 Значение этого невозможно переоценить. Фердинанд оценил сокровища, награбленные только французами, в пятьдесят миллиардов реалов . 86 На той первой встрече в Париже без испанского представительства союзники решили, что не будет выплачиваться компенсация за ущерб, нанесенный войной, и никакие украденные произведения искусства не будут возвращены. 87 Многие из виновных в увольнении к тому времени служили в правительстве короля Людовика и находились в процессе поиска иностранных покупателей для своей добычи. В Вене Лабрадор потребовал, чтобы генералы Сульт и Себастьяни «ответили товарами на стоимость полотен, отправленных в Англию». вернулся, и Испании были выплачены ограниченные репарации. В конце концов, испанские уполномоченные получили всего 284 украденные картины, ничтожная цифра, учитывая, что только из Алькасара было украдено почти тысяча испанских мастеров. 89 Однако, поскольку международные протоколы применялись только к государственным учреждениям, получить большую часть картин было невозможно, поскольку они оставались в частных руках, в том числе у самого Талейрана.

Рабство

Еще одной областью, в которой надежды Испании на буквальную Реставрацию были сорваны послевоенной реальностью, было рабство. К 1815 году британское общественное мнение было твердо настроено против аболиционизма, и в Испании тоже было определенное сочувствие движению. Однако там дискурс сдерживался широко распространенным признанием того, что это неизбежное зло, поддерживающее шаткую имперскую экономическую систему, явление, которое Жоао Педро Маркес назвал толерантностью . 90 Было также много подозрений в отношении британских намерений. Закон об отмене рабства 1807 года затруднил британским плантаторам конкуренцию с иностранцами, использующими наемный труд, даже несмотря на то, что они были уведомлены об отмене рабства за двадцать лет, за это время они значительно увеличили количество рабов. Хотя в Испании существовала тенденция смягчать моральные и религиозные возражения против работорговли с помощью экономического реализма, аболиционисты все же вмешались.

В 1811 году Хосе Мигель Гуриди-и-Алькосер, испано-мексиканский депутат в Кортесах , представил проект отмены рабства, который, как он утверждал, противоречил естественному закону. 91 В Кадисе была оппозиция отмене рабства, особенно со стороны некоторых других представителей испанской Америки, но была широко распространена моральная поддержка прекращения работорговли. Например, Огюстен Аргуэльес, один из главных авторов конституции 1812 года, был еще одним активным сторонником отмены смертной казни. 92 Узнав через несколько недель после петиции Гуриди, что британцы намерены обратиться с официальным запросом к Испании об отмене работорговли, Аргуэльес запросил больше времени для рассмотрения дела, чтобы это выглядело как испанская инициатива. 93 Ничего из этого не вышло до восстановления Фердинанда, и определить собственные мысли короля по вопросу о рабстве непросто. 24 августа 1814 г. он подписал дополнение к договору о дружбе, заключенному месяцем ранее с Великобританией.Помимо признания «несправедливости и бесчеловечности» работорговли, он согласился с тем, что испанские суда не будут поставлять рабов в зарубежные страны, в том числе в Великобританию. 94 Испания, казалось, не выступала против отмены смертной казни, а только против ее введения. Каслри, признавая это и находясь под давлением дома, отложил дальнейшее обсуждение до открытия конгресса.

В Вене Лабрадор оказался в сложной ситуации. Он не получил от правительства конкретных инструкций по отмене смертной казни, но знал, что любые уступки будут непопулярны среди кубинских плантаторов.Он также считал, что отмена смертной казни отняла у конгресса слишком много времени и что в любом случае в Испании не было такого количества рабов, какое было у Британии на Ямайке. 95 В октябре 1814 года он согласился ограничить рабство южнее экватора и десятью градусами севернее. 96 Но, учитывая, что это включало практически все имперские владения Испании, это едва ли можно было назвать уступкой. Он также согласился на восьмилетний срок для отмены смертной казни, что также было плохо воспринято в Великобритании.Уильям Уилберфорс, например, осуждал разорение, которое могло быть достигнуто чем угодно, кроме немедленной отмены смертной казни. 97 И любая такая свобода подорвала успехи, достигнутые законом об отмене рабства 1807 года, поскольку работорговцы могли безнаказанно продолжать свою деятельность под иностранным флагом. Подход лабрадора, сильно ограниченный отсутствием политики, мало способствовал тому, чтобы Испания снискала расположение Великобритании.

По ходу конгресса Лабрадор все больше чувствовал, что дома его активно подрывают. Он утверждал, что герцог Сан-Карлос «позволил соблазнить себя расплывчатыми предложениями займа и сотрудничества против мятежников в Америке, предложений, которых не последовало». 98 Каслри написал герцогу, предложив десять миллионов испанских долларов за немедленную и полную отмену работорговли. 99 Однако это предложение так и не было принято, поэтому неудивительно, что деньги не поступили. Это не означает, что Лабрадора не смущал этот дуалистический характер переговоров, хотя, учитывая его неспособность взять на себя обязательства в Вене, ясно, почему Британия обратилась за разъяснениями в Мадрид.

Положение Испании снова было подорвано изменившимися отношениями с Францией.Французское общественное мнение было категорически против немедленной отмены, но Талейран предложил помочь Каслри оказать давление на Испанию, чтобы та отменила или ограничила торговлю рабами. 100 После своего возвращения в качестве императора во время Ста дней Наполеон отменил работорговлю во Франции, и Талейран признал, что после Ватерлоо правительству Бурбонов никогда не будет позволено восстановить ее. По удивительно удачному повороту событий это дало ему моральный авторитет, в котором он нуждался, без невыполнимой работы по убеждению правительства реставрации объявить о немедленной отмене смертной казни.Это еще больше изолировало Испанию.

Лабрадор счел невероятным, что конгресс займется делом трансатлантической торговли, но что он «ничего не сделает для защиты европейцев от ужаснейшего рабства». и работорговцы, веками грабившие побережье Средиземного моря. Но эти два едва ли можно было сравнить. В течение нескольких лет варварская угроза уменьшалась, хотя в октябре 1815 года 160 жителей Сант-Антиоко, небольшого острова у Сардинии, были захвачены с целью получения выкупа. 102 В то время как Испания была вытеснена Великобританией в качестве гегемонистской морской державы в Средиземноморье, британцы мало интересовались Корсарами. Таким образом, у Испании есть потенциальная роль в решении таких вопросов, которые затрагивают только те страны, обладающие значительной территорией в регионе. В сентябре Лабрадор поговорил с Иоганном Фридрихом Хахом, представителем ганзейского города Любека, который выпустил антиварварскую брошюру для распространения в Вене. Лабрадор предложил перевести произведение на английский язык. 103 Но эта рекомендация (которая ни к чему не привела), похоже, является пределом вклада Испании. Как бы то ни было, именно Пьемонт-Сардиния выступила с предложением о всеобщей декларации против варварского рабства, которая была подписана в конце октября. Декларация сделала Великобританию, а не Испанию, державой, ответственной за применение резолюции. 104

Все силы на съезде подписали заявление против работорговли по моральным и религиозным соображениям, объявив ее «противоречивой принципам гуманности и общечеловеческой морали». 105 Испания и Португалия успешно доказывали, что им следует разрешить работать над отменой смертной казни в соответствии с их собственными графиками, но это оставалось непопулярным среди других держав. 106 Каслри поддержал экономические санкции против стран, которые недостаточно продвинулись к отмене смертной казни, включая бойкот продуктов. Лабрадор угрожал репрессиями, но другие державы, и особенно царь, поддержали Каслри, и предложение было принято. Меттерних, со своей стороны, последовал за декларацией осуждением рабства от имени неколониальных держав и предложил свои «добрые услуги для помощи в разрешении любых споров, которые могли возникнуть между Великобританией, Францией, Испанией и Португалией». 107 Для австрийского канцлера это была превентивная дипломатия в действии на фоне искреннего страха, что отмена работорговли может привести к войне. Он также поддержал создание постоянного международного комитета, который, по замыслу Каслри, продолжит оказывать давление на Францию, Испанию и Португалию. 108 Давление, вызвавшее жалобы на британское вмешательство в испанские дела. Фернан Нуньес, к тому времени посол в Лондоне, пожаловался на захват Королевским флотом двух базирующихся в Барселоне легально действующих невольничьих кораблей. 109

Переговоры о работорговле предоставили Испании еще одну возможность сознательно порвать с миром до 1808 года, как это сделал Талейран на еще менее благоприятном внутреннем фоне. Сам Каслри считал, что рабство «по сравнению с урегулированием и регулированием равновесия в Европе было несколько незначительной деталью». 110 Но он знал, что это был внутренний приоритет. Он даже признал, что огромное общественное давление дома ослабило его позиции в переговорах, и это дало Испании преимущество.Каслри настаивал, вопреки желанию испанцев, на том, чтобы комитет по отмене смертной казни включал в себя все восемь держав, хотя более половины из них не участвовали в работорговле. Это дало Испании возможность добиваться большей роли в делах, которые ее напрямую не затрагивали. Однако снова отвращение испанцев к коллективной дипломатии означало, что предполагаемое вторжение в свои собственные дела сопровождалось только незаинтересованностью в делах других. Кроме того, соглашение о немедленном прекращении торговли могло бы получить неоценимую дипломатическую поддержку со стороны Великобритании для испанских интересов, особенно в Италии и Южной Америке.С другой стороны, непримиримость правительства принесла всего 400 000 фунтов стерлингов и мало что изменила в истощенной испанской казне. 111

Сто дней и далее

13 марта 1815 года, через шесть дней после того, как стало известно о побеге Наполеона, Восьмерка коллективно объявила бывшего императора вне закона. Они обещали французскому королю всяческую помощь для восстановления внутреннего спокойствия. 112 Договор о союзе против Наполеона, который учредил Седьмую коалицию, был согласован «четверкой» 25 марта.Испания была только «подписавшей», а не «присоединяющейся стороной», и это различие было более чем техническим. 113 Это означало, что Испании, в отличие от Четверки, не нужно было вносить 150 000 человек. Тем не менее, изначально стремясь помочь, Лабрадор отправился спросить Веллингтона, какой вклад может внести испанское правительство. Он получил ответ, что на границе должно быть размещено 80 000 человек. Но была оговорка. Войска не должны входить во Францию, за исключением случаев, когда это необходимо для защиты испанской территории.Ситуация была сложной. Технически державы не находились в состоянии войны с Францией, только с Наполеоном, и было широко распространено беспокойство по поводу поведения испанских войск и его потенциального влияния на французское общественное мнение. Лабрадор писал, что «никто не оспаривает нашего личного мужества и настойчивости, почти все считают нас неспособными к порядку и точности». начать военные действия против Наполеона. 115

Тем временем известие о побеге Наполеона было встречено дома паникой. Фердинанд запретил ввоз всех «искаженных новостей, которые могут привести к злонамеренным действиям». 116 Это еще больше изолировало Испанию. Но после роспуска кортесов и отмены конституции 1812 года возникла широкая обеспокоенность тем, что возрождающаяся имперская Франция может стать катализатором революции. Менее ясно, существовал ли когда-либо при дворе искренний страх перед новым французским вторжением.Приверженность правительства союзу против Наполеона была в лучшем случае прохладной, и даже на этом позднем этапе Фердинанд избегал делать что-либо, что могло быть истолковано как недружественное по отношению к Наполеону, включая предоставление убежища бегущим Бурбонам. 117 Оглядываясь назад, кажется невероятным, что Наполеон мог подумать о вторжении в Испанию. Его кампания при Ватерлоо была оборонительной, с позиций слабости, а не силы. И никакое вторжение в Испанию, даже если бы оно было успешным, не могло бы спасти его режим от союзных армий.

В окончательном договоре Испания должна была предоставить всего 11 800 человек. И, поскольку армия Наполеона потерпела окончательное поражение при Ватерлоо, она все еще медленно организовывалась вокруг каталонского города Жирона. В конце концов, в начале августа генерал Кастаньос, ветеран войны на полуострове, повел испанский экспедиционный корпус в Русильон. Но это был «небольшой и жалкий контингент». 118 Его приказы якобы должны были поддерживать верховенство закона на фоне опасений по поводу лояльности элементов французской роялистской армии. 119 Однако этому позднему входу, появившемуся после реставрации Людовика XVIII, французское правительство решительно противостояло. Государственный совет в Париже потребовал, чтобы испанские войска ушли. И это было подтверждено угрозой войны со стороны герцога Ангулемского, который до Ватерлоо так поощрял действия испанцев. 120 28 августа Кастаньос согласился уйти, не посоветовавшись заранее с Фердинандом. Он серьезно относился к угрозе войны и слышал слухи о заговоре союзников с целью разорвать связи между королями Бурбонов Испании и Франции.Сам Фердинанд впоследствии поддержал решение своего генерала и подтвердил свое стремление не расстраивать ни французов, ни союзников. 121 Тем не менее, как показывает этот пример, ошибочно обвинять какую-либо конкретную фигуру в испанских опасениях. Он пронизывал все слои испанского государства; он стал структурным.

Вывод войск еще больше ослабил позиции Испании на Венском конгрессе. 122 То, что вторжение и оккупация Руссильона были основаны на запоздалом осознании испанским правительством того, что оно улучшит свою позицию на переговорах, не вызывает сомнений.Однако вмешательство только после поражения Наполеона имело обратный эффект. В попытке избежать отчуждения каких-либо других сил ему удалось оттолкнуть их всех. В ходе последующих переговоров и второго Парижского договора Франция была вынуждена уступить пограничные сооружения Пруссии, Нидерландам и Германской Конфедерации. Генерал Кастаньос утверждал, что Испания должна получить форт де Бельгард или средства для строительства собственного сооружения на границе, чтобы лучше сбалансировать две державы вдоль Пиренеев. 123 Учитывая перенос крепостей на севере, это кажется разумным требованием, но ни к чему не привело. В том же договоре каждая из четырех крупных держав получила по 100 миллионов франков компенсации Франции, которая должна быть выплачена в течение пяти лет; Испания получила всего 5 миллионов. 124 И это несмотря на то, что страна пострадала больше, чем любая другая страна. 125

Заключительный акт Венского конгресса был немногим лучше. Решение Мюрата поддержать Наполеона по его возвращении во Францию ​​действительно означало, что Бурбон Фердинанд IV был восстановлен на неаполитанском престоле (как Фердинанд I Обеих Сицилий).Это была в лучшем случае пиррова победа Испании, поскольку секретный договор связывал его с австрийским влиянием. 126 Влияние, которое теперь распространилось по всему итальянскому полуострову. В качестве еще одного удара «четверка» решила, что Испания должна вернуть Португалии анклав Оливенса, который был завоеван после короткой войны в 1801 году. Хотя вторжение поощрялось Наполеоном, испанское правительство не считало его эпизодом в истории. Полуостровная война. Вместо этого они считали, что его реституция была личным проектом герцога Веллингтона. 127 Лабрадор отказался подписать окончательный документ, утверждая, что лишь небольшая часть вопросов, затронутых в Заключительном акте, когда-либо обсуждалась на заседаниях Комитета Восьми. Он был зол на то, что часть держав урегулировала дела по всей Европе и просто призвала остальных согласиться. Но в этом он не нашел поддержки. Другие представители гораздо раньше осознали ценность и даже необходимость сотрудничества, хотя иногда и неохотно. Только Ханс фон Гагерн из Нидерландов разделял раздражение лабрадора по поводу того, как все устроено. 128 В основном Реставрация Испания, чей анахронизм только усилился событиями как в Вене, так и за ее пределами во время Ста Дней, отошла на второй план.

Заключение

Идея двух Испаний пронизывает историографию страны. Это в лучшем случае проблематично, а в худшем — вводит в заблуждение. Но после восстановления Фердинанда в 1814 году казалось, что это политика правительства. Кристиана Бреннеке разделяет мнение Лабрадора о том, что серьезной причиной потери престижа Испании была ее внутренняя политика. 129 В какой-то степени они оба правы, но конституцию 1812 года почти не оплакивали. И, как указывал Хосе Альварес-Хунко, абсолютизм восстановленного короля далеко не исключителен в Европе. 130 Проблема заключалась в том, что испанское правительство и его представители вели себя так, как будто наполеоновских войн никогда не было; и в некотором смысле для них — и особенно для Фердинанда в изгнании — они не были.

Венский конгресс стал переломным моментом в истории европейской дипломатии.Это ознаменовало новый способ взаимодействия, при котором силы были сбалансированы, а решения принимались совместно. Испания в конце концов присоединилась к Заключительному акту в 1817 году, но к тому времени ущерб уже был нанесен. Лабрадор все еще был огорчен, когда много лет спустя писал, что «невозможно представить себе подчиненное положение, которое они отводили Испании». , что другие державы стремились преследовать свои собственные цели за счет «мертвой руки Испании». 132 Безусловно, власти преследовали собственные интересы, но мало доказательств того, что они добивались этого за счет Испании. Действительно, этот аргумент игнорирует многочисленные случаи, когда другие державы поддерживали цели Испании, особенно в начале. Франция и Великобритания, например, настаивали на восстановлении Фердинанда IV в Неаполе. И хотя Меттерних чувствовал себя связанным договорами, которые Австрия подписала с Мюратом, даже император Франц II высказался за смену правителя. 133 Хосе Ховер Самора писал, что власть переместилась на север и что после Вены Испания стала радикально интровертной. 134 Хотя это, безусловно, правда, это только часть правды.

Испания больше не могла единолично определять международную структуру или функционировать как полностью независимая регулирующая сила. 135 Однако, как показывает разная судьба их стран, мало что было решено, когда Лабрадор и Талейран присутствовали на той предварительной встрече на Реннвеге.Испания могла бы играть значительно более активную роль в коллективном принятии решений в Вене и в механизмах контроля за ними в последующие годы. Хотя ему мешали слишком узкие и слишком расплывчатые цели, а также непостоянные союзники, Лабрадор, тем не менее, должен взять на себя часть вины. В Вене, где дипломатия была, по сути, серией личных обменов, манеры и упрямство Лабрадора, несомненно, были обременительным фактором для Испании. Ему не удалось, в отличие от Талейрана, воспользоваться удобными ситуациями, чтобы либо завоевать благосклонность других держав, либо добиться от них уступок.Тем не менее, обвиняя Лабрадора в неудачах Испании, он приписывает ему влияние, которого у него никогда не было. Даже Фердинанд VII, при всей его нерешительности и подозрительности, не может нести единоличной ответственности. Абсолютистская Испания по определению не требовала широкого круга мнений, но единственная реальная оппозиция ее пути в Вене исходила от Лабрадора, и то спорадически. Проблема была не индивидуальной, а концептуальной.

По всему континенту было широко распространено признание необходимости избегать «вероломных промежутков мира, более разрушительных для Европы, чем даже войны, которыми она терзалась».’ 136 В Испании такого признания не было, вместо этого существовала коллективная потребность забыть о войне. В других местах было жизненно важно, чтобы об этом помнили, и эта идея превентивной дипломатии действительно повлияла на решения, принятые в Вене. 137 Испания, мало заинтересованная во многих поставленных на карту вопросах, оказалась в идеальном положении, чтобы воспользоваться этими изменениями. Ему также было с чем торговаться, особенно в отношении работорговли, чем предполагала его слабость.Однако ни испанский государственный аппарат, ни полномочный представитель Испании в Вене не признали этого, цепляясь за подходы к дипломатии восемнадцатого века. Показательно, что территориальные амбиции, колониальные споры и династические проблемы, основные причины европейских войн в восемнадцатом веке, не были основными причинами каких-либо конфликтов в оставшейся части девятнадцатого века. 138 И тем не менее именно эти вопросы доминировали над целями Испании в Вене. Конгресс всегда был больше о процессе, чем о содержании. 139 На кону стояло не то, что получат отдельные государства, а то, какую роль они будут играть в «Концерте Европы». И в этом Испания была не в ладу.

1 Marques de Labrador, Mélanges sur la vie privée et publique du Marquis de Labrador (Париж: E. Thunot et Cie., 1849), 35.

2 Шарль-Морис де Талейран-Перигор, Mémoires du Prince de Talleyrand , II (Paris: Calmann Lévy, 1891), 318.

3 По прибытии в Вену Лабрадор получил многочисленные просьбы об испанском посредничестве от этих меньших держав.от Лабрадора до Сан-Карлоса, 23 сентября 1814 г., Антонио Родригес-Моньино (редактор), «Cartas del Marqués de Labrador (1814)», Revista de estudios Extremeños , 15 (1959), 607.

4 Шарль-Морис де Talleyrand-Périgord, Mémoires , 321.

5 Граф д’Анжеберг (редактор), Венский конгресс и предательства 1815 г. , 1863), 171.

6 Марк Джарретт, Венский конгресс и его наследие: война и дипломатия великих держав после Наполеона (Лондон: I.Б. Таурис, 2014), 92–3.

7 Классический пример: WR de Villa-Urrutia, España en el Congreso de Viena según la reportencia oficial de D. Pedro Gómez Labrador (Мадрид: Tipographía de la Revista de Archivos, Bibliotecas y Museos, 1907), 2.

8 См. Кристиана Бреннеке, ¿De ejemplo a «mancha» de Europa? La Guerra de Independencia española y sus efectos sobre la imagen oficial de España durante el Congreso de Viena (1814–1815) (Мадрид: CSIC/Doce Calles, 2010), 11.

9 Чарльз К. Вебстер, Венский конгресс 1814–1815 (Оксфорд: University Press: 1918), 7.

10 Клеменс фон Меттерних, Робина Напье [пер.], Мемуары принца Меттерниха , ii 1773 1815 (Нью-Йорк: Сыновья Чарльза Скрибнера, 1880), 580.

11 Лабрадор в Сан-Карлос, 21 июня 1814 г., Антонио Родригес-Моньино (ред.), «Картас», 583.

12 Хосе Мария Jover Zamora, España en la politica internacional: siglos XVIII-XX (Мадрид: Marcial Pons), 124.

13 Пауль Шредер продемонстрировал общее единодушие в подходах других держав. Франция, хотя поначалу сопротивлялась, решительно приняла новую континентальную систему. См. The Transformation of European Politics, 1763–1848 (Oxford: Clarendon Press, 1992), особенно 586.

14 WR de Villa-Urrutia, Congreso de Viena , 8 9.

190 At this время государственный министр ( Secretario de Estado de España ) был главой правительства с обширными внутренними и внешними обязанностями.

16 EL Conciso , 16 июля 1813.

17 Уильям Коббетт (ED), Политический реестр Cobbett , XXVI (Лондон: Хьюстон, 1814), 22.

18 Утренняя пост , 15 июля 1814

19 Дафф Купер, Талейран (Нью-Йорк: Grove Press), 169; Патрисия Якокчик-Адамчик, Друзья или враги: политические отношения между Испанией и Великобританией во время правления Фердинанда VII (1808–1833 ) (Оксфорд: Питер Ланг, 2015), 228.

20 Дэвид М. О. Миллер, Бал герцогини Ричмондской: 15 июня 1815 г. (Staplehurst: Spellmount, 2005), 80; Villa-Urrutia, Congreso de Viena , 59.

21 Брайан Э. Вик, Венский конгресс: власть и политика после Наполеона (Cambridge, MA: Harvard University Press, 2014)

22 Он пожаловался в Герцог Сан-Карлос перед разбирательством, согласно которому он должен был играть роль «нищего и посла одновременно», Лабрадор в Сан-Карлос, 2 июля 1814 г., Антонио Родригес-Моньино (изд.), «Cartas», 587. Позже он жаловался, что с ним обращались не так, как подобает его званию, от Лабрадора до Сан-Карлоса, 16 августа 1814 г., там же, 599. Europa zu Gast in Wien (Вена: Чернин, 2014), 18.

24 Вилла-Уррутия, Congreso de Viena , 47, 60.

25 Дэвид Кинг, Вена 1814: Как завоеватели Наполеона занимались любовью , Война и мир на Венском конгрессе (Нью-Йорк: Гармония, 2008 г.), 174.

26 Diario Balear , 18 декабря 1814, 27 ноября 1814

27 Жак-Ален де Седуи, Le Congrès de Vienne: L’Europe contre la France, 1812–1815

, 10:0 Perrin ; Пол Джонсон, Рождение современности: Мировое общество 1815–1830 (Лондон: W&N, 1991).

28 Thierry Lentz, Le congrès de Vienne (Париж, Франция: Tempus, 2015), 118.

29 Lentz, Congrès , 104.

7

30 King, 918014

31 Рикардо М. Мартин де ла Гуардиа, «España y Austria al final de Antiguo Régimen», Cuadernos de Historia Contemporánea , внеочередной выпуск (2003 г.), 127–35.

32 Rosario de la Torre del Río, El Congreso de Viena (Madrid: Ediciones de la Catarata, 2015), 58.

33 Metternich, Memoirs , 350.

34 Encarna García Monerris и Carmen García Monerris , ‘El Rey depredador’, Revista de Historia Constitucional , xviii (2017), 23.

35 Stanley G. Payne, A History of Spain and Portugal (Madison: Wisconsin University Press, 1973), 428.

36 Atalaya de La Mancha en Madrid , 12 декабря 1814.

в San Laador 37 Карлос, 26 июня 1814 г., Антонио Родригес-Моньино (редактор), «Cartas», 586.

38 Лабрадор в Сан-Карлос, 20 мая 1815 г., Archivo Histórico Provincial de Cáceres, ML/1/12.

39 Генеральный прокурор , 3 марта 1815 г.

40 The Times , 27 июля 1815 г.

41 WR de Villa-Urrutia, Fernando VII: Rey Absoluto (Мадрид: Франсиско Бельтран, 1925), 87.

42 Герцог Веллингтон, Джон Гервуд [ред.], Wellington, KG ., vii (Cambridge: University Press, 2010 [1844]), 511.

43 Martín de la Guardia, ‘España y Austria’, 131.

44 Webster, Венский конгресс , 3.

45 Мануэль Пандо Фернандес де Пинедо, Documentos a los que se hase referencia en los Apuntes histórico-criticos sobre la Revolucion de España (London: Ricardo Taylor, 1834), 10.

46 Пандо Фернандес де Пинедо, Documentos , 12–14.

47 Лабрадор в Сан-Карлос, 20 мая 1815 г., ML/1/12.

48 De la Torre del Río, Congreso de Viena , 103.

49 Manuel de Marliani, Histoire Politique de L’Espagne Moderne , i (Брюссель: Wouters, Raspoet & Co., 18042), 1.

50 Хуан Луис Сималь, «Странные средства управления», Журнал современной европейской истории / Zeitschrift für moderne europäische Geschichte / Revue d’histoire européenne contemporaine , xv (2017), 197–220, 200.

51 Лабрадор в Сан-Карлос, 2 августа 1814 г., Антонио Родригес-Моньино (редактор), «Картас», 593.

52 Лабрадор в Сан-Карлос, 18 августа 1814 г., там же, 602. Венский конгресс , 243.

54 Александра Блейер, Das System Metternich: die Neuordnung Europas nach Napoleon (Дармштадт: Primus-Verlag, 2014), 21.

55 Испания Век, : Девятнадцатый век: Девятнадцатый век: (Abingdon: Routledge, 2020), 36.

56 Парламентские дебаты с 1803 года по настоящее время , xxxiii (Лондон: Hansard, 1816), 586.

57 Там же, 374.

58 Мануэль Туньон де Лара, La España del Siglo XIX I (Мадрид: Акал, 2000), 59.

59 Лабрадор в Сан-Карлос, 20 мая 1815 г., ML/1/ 12.

60 Jakókczyk-Adamczyk, Друзья или врагов , 208 , 208 9.

61 Вик, Конгресс Vienna , 235.

62 Hugh Thomas, Рабочая торговля (Лондон: Simon & Schuster, 1997), 591.

63 Brennecke, Imagen oficial de España , 39.

64 Женевьев Петерсон, «Политическое неравенство на Венском конгрессе», Ежеквартальный журнал политических наук, , lx (1945), 541–2.

65 Матиас Рамиса Вердагуар, «La occupación española de Rosellón en 1815» in Hispania , lxxv (2015), 747–8.

66 Jeronimo Bécker y Gonzalez, Acción de la Diplomacia Española durante la Guerra de la Independencia, 1808–1814 (Сарагоса, 1909), 171.

67 Russell H. Bartley, 90 Независимость (Остин: Институт латиноамериканских исследований, 1978), 10.

68 Джарретт, Вена и ее наследие , 199.

69 Хосе Альварес-Хунко, Испанская идентичность в эпоху наций (Manchester: University Press, 2016), 295.

70

, Congreso de Viena , 75.

71 Эта продажа стала печально известной, так как корабли оказались немореходными. Хотя это, конечно, не панацея, сделка, вероятно, была менее унизительной, чем утверждала либеральная оппозиция, поскольку испанские военно-морские власти несли, по крайней мере, частичную ответственность за отказы в обслуживании.В итоге правительство получило скидку на цену и два дополнительных мореходных судна из России. См. Richard Stites, The Four Horsemen: Riding to Liberty in Post-Napoleonic Europe (Oxford: University Press, 2014), 59.

72 Brennecke, Imagen oficial de España , 39.

73 Schroeder, Transformation европейской политики , 529–31.

74 Лабрадор, Vie privée et publique , 48.

75 Сан-Карлос — Лабрадор, 29 мая 1815 г., Archivo Histórico Provincial de Cáceres, ML/1/13.

76 Diario de Mallorca , 24 июля 1814.

77 Miguel Artola, La Espana de Fernando VII (Мадрид, Испания: ESPASA, 1999), 439.

78 Villa-Urrutia, Connerreso de Viena , 5.

79 Торре-дель-Рио, Congreso de Viena , 90.

80 Reinhard Stauber, Der Wiener Kongress (Вена: Böhlau, 2014), 68.

9003,

010004 Lentz Congès , 97.

82 Вик, Венский конгресс , 246.

83 Лабрадор был озабочен вопросом о Луизиане. Он упоминает об этом в письме от 13 августа в Сан-Карлос, Антонио Родригес-Моньино (ред.), «Cartas», 593. И далее см. Villa-Urrutia, Congreso de Viena , 74.

84 Webster, Венский конгресс , 74.

85 Генри Батлер Кларк, Современная Испания 1815–1898 (Кембридж: University Press, 1906), 41.

86 Артола, Испания де Фернандо VII , 9004 Тим Чепмен, Венский конгресс 1814–1815: происхождение, процессы, результаты (Оксфорд: Routledge, 1998), 35.

88 Villa-Urrutia, Congreso de Viena , 113.

89 Гэри Тинтероу и Женневьев Лакамбр, Мане/Веласкес: Французский вкус к испанской живописи (Нью-Хейвен, Коннектикут: Yale University Press), 29, 22

90 Жоао Педро Маркес, Звуки тишины: Португалия девятнадцатого века и отмена работорговли (Оксфорд: Berghahn, 2006), 2. Он определяет толерантность как «отношение тех, кто, в то время как каким-то образом осуждая трафик, не были (или еще не были) аболиционистами.

91 THOMAS, рабская торговля , 580.

92, 580.

92 Jakókczyk-Adamczyk, Друзья или враги , 255.

93 Томас, Рабочая торговля , 580.

94 Коммерческие договоры Hertslet, II (Лондон : Henry Butterworth, 1827), 271.

95 Лабрадор, Vie privée et publique , 35.

96 Джером Райх, «Работорговля на Венском конгрессе: исследование английского общественного мнения» в The Journal негритянской истории , liii (1968), 133.

97 Томас, Работорговля , 584.

98 Лабрадор в Сан-Карлос, 20 мая 1815 г., ML/1/12.

99 Рейх, «Раб-Торговля», 132.

100 Там же, 135

101 Вик, Конгресс Вены , 221.

102, 214. 214.

103 Там же, 218.

104 Даниэль Панзак, Виктория Хобсон [перевод], Берберийские корсары: Конец легенды 1800–1820 (Лейден: Брилл, 2005), 273.

105 Райх, «Работорговля», 139.

106 Там же, 137.

107

107 Там же, 140.

108 Вик, Конгресс Vienna , 204 5.

109 Томас, Рабочая торговля , 587.

110 John Bew , Castlereagh: A life (Oxford: Oxford University Press: 2012), 388.

111 Джарретт, Вена и ее наследие , 146.

112 Генри Киссенджер, Восстановленный мир: Меттерних и Каслри Проблемы мира, 1812–22 (Бостон, Массачусетс: Houghton Mifflin, 1973), 176.

113 de la Torre del Río, Congreso de Viena , 74.

114 Вилла-Уррутия, Congreso de Viena , 91.

115 Ramisa Verdaguar, ‘Cepcación Española de Rosellón’, 732.

116 Real Orden (27 мая 1815 г.)

117 Ramisa Verdaguar, ‘Cepcación Española de Rosellón’, 730, 731.

118 Clarke, Современная Испания , 37.

119 Ramisa Verdaguar, ‘Cepcación Española de Rosellón’ , 736.

120 Там же., 743.

121 Там же., 745, 746.

, 746.

122 Martín de La Guardia, «España y Austria», 133.

123 Ramisa Verdaguar, «Cepcación Española de Rosellón», 749.

124 Papers представлены в парламент в 1816 г. , ii (Лондон: RG Clarke, 1816)

125 Пейн, Испания и Португалия , 423.

126 Гарольд Николсон, Венский конгресс: исследование единства союзников 1812–1842 ( Глазго: The University Press, 1947), 192.

127 Brennecke, Imagen oficial de España , 55.

128 Peterson, «Политическое неравенство», 549.

129 Brennecke, Imagen Of Ispaña , 39.

130 álvarez-Junco, Испанская идентичность , 295.

131 Лабрадор, Vie Privée Et Publica , VII.

132 JG Lockhart, Миротворцы 1814-1815 (Нью-Йорк: книги для библиотек, 1934), 19.

133 Alexandra Bleyer, System Metternich , 39.

134 José María Jover Zamora, Política Interacion , 112.

135 De la Torre del Río, Congreso de Viena , 103–4.

136 The Times , 29 мая 1815.

137 Schroeder, Преобразование европейской политики , 517.

138 Kalevi J. Holsti, Мир и война: вооруженные конфликты и международный заказ, 1648-1989 Кембридж: Университетское издательство, 1991), 150–3.

139 Кайл Ласкюреттс, Концерт Европы и великодержавное управление сегодня: Чему Орден Европы 19-го века может научить политиков международному порядку в 21-м веке? (Санта-Моника, Калифорния: Rand Corporation, 2017), 18 19.

Венский конгресс — OVO

После победы над Наполеоном в битве при Лейпциге в октябре 1813 г. представители крупнейших европейских держав собираются в Вене с сентября 1814 г. по июнь 1815 г. Их целью является восстановление власти древних правителей. на основе принципа легитимности: правители до наполеоновской эпохи должны быть переселены на свои троны. Бонапарт за почти пятнадцать лет своего правления вытеснил многих законных представителей различных династий, выступая за создание местных профранцузских правительств, как в случае с Цизальпинской республикой, или заменив правителей лояльными ему политиками, как это произошло в Неаполе с Иоахимом Мюратом.

Таким образом, Франция возвращается к Бурбонам с Людовиком XVIII благодаря мастерству министра иностранных дел Талейрана. Пруссия значительно увеличивает свою территорию, а империя Габсбургов под руководством князя фон Меттерниха добивается устойчивого влияния на Балканы и северную Италию. Комиссия видит восстановление династии Савойи в Пьемонте, папы и великого герцога Тосканы в центре Италии, Бурбонов в Неаполе. Александр I расширяет Россию за счет Польши, и, наконец, британский Георг III завладевает Мальтой и многочисленными базами в Карибском бассейне, Африке и на Дальнем Востоке.Но самой важной целью, достигнутой Конгрессом, является рождение союза между крупными европейскими державами, которые обязуются оказывать помощь в случае внутренних восстаний и революций. В то время, когда Конгресс только формируется, Наполеон, сосланный на остров Эльба, бежит в марте 1815 года и приземляется во Франции, где его с энтузиазмом встречает народ Парижа, собирающий вокруг себя новую армию, которая выступает против его противники.

Конгресс решает быстро выступить против него с новым альянсом во главе с герцогом Веллингтоном.Наполеон окончательно терпит поражение при Ватерлоо 18 июня 1815 года и сослан на остров Св. Елены, небольшой остров в Атлантике. Конгресс перекраивает карту Европы, но намерение восстановить старые режимы и стереть прошлое оказалось эфемерным. Неизгладимо отмеченная Французской революцией, Европа скоро станет ареной революционных движений, которые изменят абсолютистские порядки в конституционном смысле.

Венский конгресс 1814 г. — перерисовка карты Европы

Император Франц I принял царя России Александра I и короля Пруссии Фридриха Вильгельма III, собравшихся для участия в Венском конгрессе, на Таборском мосту 25 сентября 1814 года.

18 сентября 1814 года Венский конгресс  начался с участием послов многих европейских государств под председательством австрийского государственного деятеля Клеменса Венцеля фон Меттерниха с целью решить многие вопросы, возникшие в результате французских революционных войн, наполеоновских войн и роспуска Священной Римской империи. Его результатом стала перекройка политической карты Европы, и его последствия сохраняются до сих пор.

Конец войны

После падения Наполеона весной 1814 года Первый Парижский мир положил конец войне между державами Шестой коалиции и французским правительством, восстановленной монархией Бурбонов при Людовике XVIII.Согласно статье 32 этого мирного договора Конгресс должен был собраться в Вене, чтобы принять решение о постоянном европейском послевоенном порядке. Были приглашены все государства, участвовавшие в войне. Короли-победители и их министры встретились в Лондоне перед началом конгресса осенью 1814 года. Конгресс начался в Вене осенью 1814 года, и на нем присутствовали делегации почти всех государств и держав Европы. С сентября 1814 г. по июнь 1815 г. Вена стала политическим центром континента и, прежде всего, местом встречи, Министерством иностранных дел (позже также Государственной канцелярией) во Дворце на Балльхаусплац, официальной резиденцией Меттерниха.Мероприятие было организовано императором Австрии Францем I.

Установление политического баланса

Во-первых, политический результат конгресса был очень незначительным из-за большого количества развлечений, с которыми столкнулись государственные деятели. Но затем было создано несколько комиссий для решения различных вопросов, начиная с групп по немецкому языку, по французскому и по европейским проблемам. Встречи не всегда были такими восхитительными, как многочисленные танцы и обеды, на которые австрийские хозяева приглашали своих гостей.Во время конгресса несколько конфликтов развились или углубились, прежде чем удалось найти решения. Тем не менее у европейских держав была такая же идея установить политический баланс на континенте, чтобы предотвратить дальнейшие войны.

Самые важные игроки

Важнейшим противником Меттерниха был царь Александр I. Кроме того, важнейшие роли играли английский посланник Каслри и представитель побежденной Франции Талейран, имевшие значительное влияние как при старом, так и при новом французском режиме.Пруссию представляли Карл Август фон Харденберг и Вильгельм фон Гумбольдт, и она смогла добиться значительных успехов на суше (прежде всего в Рейнской области и напротив Саксонии) и расширить свои политические позиции.

Противоречащие цели

Однако реализация этих идей означала столкновение разных политических целей отдельных стран. Клеменс Венцель фон Меттерних предпочитал центральноевропейскую державу во главе с Австрией, в то время как Россия стремилась получить большую часть территории Польши.Великобритания, напротив, пыталась уменьшить влияние России в Европе, а французы стремились помешать прусскому союзу усилить свою власть. Часто рисуемой картины гармонии таким образом не существует: фактически столкновения интересов между (основными) партнерами по переговорам значительно обострились в ходе Конгресса. Со всеми этими индивидуальными целями и ограниченным пространством для компромиссов Европа опасалась, что решение не будет найдено. Один из главных конфликтов между Австрией, Пруссией и Россией был из-за территорий Польши, и его удалось разрешить только в начале 1815 года.Было достигнуто соглашение о создании европейской системы равновесия для предотвращения войн в будущем. Однако практическая реализация именно последней задачи изначально противоречила различным властно-политическим интересам. Целью Меттерниха, например, была Центральная Европа во главе с Австрией, которая стала бы противовесом фланговым державам Франции и России. Однако главная цель России состояла в том, чтобы завоевать большую часть Польши. Царь обдумывал идею сделать Польшу образцом правового государства.Британский посланник, как и Меттерних, стремился к консервативно настроенной Европе и в то же время хотел по возможности предотвратить дальнейшее расширение могущества России. Чтобы защитить свое положение великой державы, французская делегация также боролась против усилий по объединению в Германии. Пруссия же хотела укрепить свои позиции, приобретя всю Саксонию и прусско-австрийскую гегемонию в Германии. Однако этому противостояли интересы более мелких германских государств и Австрии.

Реставрация

Конгресс работал в соответствии с пятью основополагающими принципами, некоторые из которых, однако, являются последующей конструкцией историков. В данном контексте понятие легитимности относится к ликвидации наполеоновской государственной системы и восстановлению старых династий (Бурбонов, Гвельфов и др.). Когда Талейран из всех людей подчеркивал принцип легитимности, он в первую очередь был озабочен признанием Франции равной державой и, таким образом, преодолением ее статуса проигравшей войны.К этому же относится и принцип восстановления дореволюционных политических и социальных условий. Реставрация не должна зайти так далеко, чтобы обратить вспять все изменения, произошедшие с 1789 года, но она должна положить конец всем будущим революционным усилиям. Сюда входили не только либеральные, но и национальные движения того времени.

Результат

По итогам съезда произошло несколько территориальных перестановок. Общий рост Австрии был незначительным, в то время как Пруссия получила северную часть Саксонии, но потеряла части Польши.Швейцария получила Базель и несколько районов вокруг Женевы, но ей пришлось отказаться от надежд на Вельтлин, Кьявенну и Бормио. Самым большим успехом Франции во время встреч, вероятно, было ее всеобщее признание в качестве крупной державы Европы. Дания была вынуждена отдать свою норвежскую территорию Швеции из-за их предыдущей поддержки войск Наполеона. Зар Александр получил основные детали из Польши. Германская Конфедерация была создана с Австрией в качестве ведущей державы, и это было закреплено в конституции в июне 1815 года.Общие итоги съезда были объединены и подписаны в «Заключительном акте» 9 июня 1815 г.

Последствия

Венский конгресс принял перспективные решения для обстоятельств того времени, особенно на наднациональном уровне. Таким образом, под давлением Великобритании рабство было объявлено вне закона в статье 118 Закона о Конгрессе. Кроме того, было достигнуто соглашение о свободе международного речного судоходства и создана Центральная комиссия судоходства по Рейну.Обязательная норма закона о дипломатических представительствах положила конец обычным спорам между дипломатами о рангах. В целом государственные деятели восхищались более поздними историками за то, что они смогли найти решения серьезных проблем, чтобы предотвратить новую большую войну, что они успешно делали еще в течение 100 лет. Но все же революций в более поздние годы не предвиделось, и многие критикуют процедуру переговоров, оставляя многие аспекты похожими на людей своих наций. Кроме того, только четыре ведущие державы могли принимать важные решения, поэтому у более мелких стран не было дальнейших шансов по-настоящему высказаться и продемонстрировать свои идеи.

В академическом видеопоиске yovisto вы можете посмотреть видеоролик о Венском конгрессе, иллюстрированный студентами-историками.

Ссылки и дополнительная литература:

Заключительный документ Венского конгресса 1815 г.

В конце наполеоновских войн Венский конгресс изменил карту Европы и установил стабильный баланс между политическими силами, который формировал Европу более полувека. Заключительный акт Конгресса фиксирует это исторически значимое событие.

Венский конгресс проходил в Вене с 1814 по 1815 год и собрал мириады европейских монархов и правителей. Это означало, что Вена когда-то была центром международных дипломатических отношений. Поздний канцлер Австрии Клеменс Венцель Лотар фон Меттерних сыграл жизненно важную роль в этом процессе. Конгресс занимался регулированием международного судоходства, отменой рабства и швейцарским нейтралитетом, среди других вопросов. Важнейшим результатом Венского конгресса стало установление нового политического порядка в Европе, а также создание Германской Конфедерации.

Заключительный акт от 9 июня 1815 г. включает более ста статей и фиксирует рекомендации и результаты Конгресса. Австрийская копия, которая была представлена ​​как одна из восьми копий, принадлежащих подписавшим державам (Австрия, Франция, Великобритания, Португалия, Пруссия, Россия, Испания и Швеция), представляет особый интерес с эстетической точки зрения. Он содержит 220 страниц, элегантно переплетенных в красный бархатный переплет и официально заверенных золотыми печатями в виде гербов каждой из восьми подписавших сторон.

© Энди Венцель/BKA © Энди Венцель/BKA

Глобальное значение

Венский конгресс оказал существенное влияние на мировую историю, и его влияние распространилось далеко за пределы Европы. Он служил местом встречи крупных европейских держав, которые обсуждали международные вопросы и вместе формировали новую Европу. Политическая система, реализованная Венским конгрессом, определила политический ландшафт Европы более чем на 50 лет и заложила основу для длительного периода мира.В Заключительном акте записано это историческое событие, долговременные последствия которого можно увидеть и сегодня в исключительных формах.

Дополнительные ссылки

Какие решения принял Венский конгресс? – Цвета-NewYork.com

Какие решения принял Венский конгресс?

Во время Венского конгресса великие державы Европы (Великобритания, Австрия, Пруссия и Россия) гарантировали друг другу независимость, гарантируя, что ни одна страна не сможет доминировать на континенте.

Каково долгосрочное наследие Венского конгресса?

Венский конгресс и последующие конгрессы стали важным поворотным моментом — первой подлинной попыткой создать «международный порядок», установить долгосрочный мир в неспокойной Европе и контролировать темпы политических изменений посредством международного наблюдения и вмешательства. .

Как великие державы поддерживали баланс сил в Европе quizlet?

европейских государства поддерживали баланс сил посредством войн и изменчивых союзов.

Какие два важнейших решения были приняты на Венском конгрессе?

Итоги Венского конгресса

  • Франция вернула территории, завоеванные Наполеоном в 1795 – 1810 гг.
  • Россия расширила свои полномочия и получила суверенитет над Польшей и Финляндией.
  • Пруссия потеряла претензии на Польшу, но расширила свою территорию на запад (Вестфалия и провинция Рейн)

Кто принимал Венский конгресс 1815 г. Анализ основных изменений, внесенных Венским договором?

Канцлер-герцог Меттерних

Какие основные изменения принес Венский договор?

1 ответ

  • Положения Венского договора:
  • (i) Династия Бурбонов была восстановлена ​​во Франции.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.