Чьи это слова жестокие нравы сударь в нашем городе жестокие: Монолог Кулигина «Жестокие нравы, сударь, в нашем городе!»

Содержание

Монолог Кулигина «Жестокие нравы, сударь, в нашем городе!»

Кулигин. Жестокие нравы, сударь, в нашем городе, жестокие! В мещанстве, сударь, вы ничего, кроме грубости да бедности нагольной не увидите. И никогда нам, сударь, не выбиться из этой коры! Потому что честным трудом никогда не заработать нам больше насущного хлеба. А у кого деньги, сударь, тот старается бедного закабалить, чтобы на его труды даровые еще больше денег наживать. Знаете, что ваш дядюшка, Савел Прокофьич, городничему отвечал? К городничему мужички пришли жаловаться, что он ни одного из них путем не разочтет. Городничий и стал ему говорить: «Послушай, – говорит, – Савел Прокофьич, рассчитывай ты мужиков хорошенько! Каждый день ко мне с жалобой ходят!» Дядюшка ваш потрепал городничего по плечу да и говорит: «Стоит ли, ваше высокоблагородие, нам с вами о таких пустяках разговаривать! Много у меня в год-то народу перебывает; вы то поймите: не доплачу я им по какой-нибудь копейке на человека, у меня из этого тысячи составляются, так оно; мне и хорошо!» Вот как, сударь! А между собой-то, сударь, как живут! Торговлю друг у друга подрывают, и не столько из корысти, сколько из зависти. Враждуют друг на друга; залучают в свои высокие-то хоромы пьяных приказных, таких, сударь, приказных, что и виду-то человеческого на нем нет, обличье-то человеческое потеряно. А те им за малую благостыню на гербовых листах злостные кляузы строчат на ближних. И начнется у них, сударь, суд да дело, и несть конца мучениям. Судятся, судятся здесь да в губернию поедут, а там уж их и ждут да от радости руками плещут. Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается; водят их, водят, волочат их, волочат, а они еще и рады этому волоченью, того только им и надобно. «Я, – говорит, – потрачусь, да уж и ему станет в копейку». Я было хотел все это стихами изобразить…

 

Слушать аудиокнигу с текстом монолога Кулигина «Жестокие нравы, сударь, в нашем городе...»

 

Борис. А вы умеете стихами?

Кулигин. По-старинному, сударь. Поначитался-таки Ломоносова, Державина… Мудрец был Ломоносов, испытатель природы… А ведь тоже из нашего, из простого звания.

Борис. Вы бы и написали. Это было бы интересно.

Кулигин. Как можно, сударь! Съедят, живого проглотят. Мне уж и так, сударь, за мою болтовню достается; да не могу, люблю разговор рассыпать! Вот еще про семейную жизнь хотел я вам, сударь, рассказать; да когда-нибудь в другое время. А тоже есть что послушать.

 

(Островский «Гроза», действие 1, явление 3. См. на нашем сайте краткое содержание «Грозы», её полный текст и анализ этой пьесы, сделанный великим русским писателем А. И. Солженицыным.)

См. также: Монолог Кулигина «Вот какой, сударь, у нас городишко...», Характеристика Кулигина в «Грозе» Островского.

 

Монолог нравы в вашем городе сударь. Жестокие нравы, сударь, в нашем городе, жестокие

Русский великий драматург А.Н. Острвский написал огромное множество пьес. Но одна из них считается наилучшей и просто вершиной его творчества. Это пьеса "Гроза". Особую популярность также получили героев данного произведения - Катерины, Кулигина.

Монолог Кулигина "Гроза" Островский

Кулигин. И не привыкнете никогда, сударь.
Борис. Отчего же?
Кулигин. Жестокие нравы, сударь, в нашем городе, жестокие! В мещанстве, сударь, вы ничего, кроме грубости да бедности нагольной, не увидите. И никогда нам, сударь, не выбиться из этой коры! Потому что честным трудом никогда не заработать нам больше насущного хлеба. А у кого деньги, сударь, тот старается бедного закабалить, чтобы на его труды даровые еще больше денег наживать. Знаете, что ваш дядюшка, Савел Прокофьич, городничему отвечал? К городничему мужички пришли жаловаться, что он ни одного из них путем не разочтет. Городничий и стал ему говорить: «Послушай, говорит, Савел Прокофьич, рассчитывай ты мужиков хорошенько! Каждый день ко мне с жалобой ходят!» Дядюшка ваш потрепал городничего по плечу, да и говорит: «Стоит ли, ваше высокоблагородие, нам с вами об таких пустяках разговаривать! Много у меня в год-то народу перебывает; вы то поймите: недоплачу я им по какой-нибудь копейке на человека, а у меня из этого тысячи составляются, так оно мне и хорошо!» Вот как, сударь! А между собой-то, сударь, как живут! Торговлю друг у друга подрывают, и не столько из корысти, сколько из зависти. Враждуют друг на друга; залучают в свои высокие-то хоромы пьяных приказных, таких, сударь, приказных, что и виду-то человеческого на нем нет, обличье-то человеческое истеряно. А те им, за малую благостыню, на гербовых листах злостные кляузы строчат на ближних. И начнется у них, сударь, суд да дело, и несть конца мучениям. Судятся-судятся здесь, да в губернию поедут, а там уж их и ждут да от радости руками плещут. Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается; водят их, водят, волочат их, волочат; а они еще и рады этому волоченью, того только им и надобно. «Я, говорит, потрачусь, да уж и ему станет в копейку». Я было хотел все это стихами изобразить...

"Гроза" А.Н Островский - Монолог Кулигина

Вот какой, сударь, у нас городишко! Бульвар сделали, а не гуляют. Гуляют только по праздникам, и то один вид делают, что гуляют, а сами ходят туда наряды показывать. Только пьяного приказного и встретишь, из трактира домой плетется. Бедным гулять, сударь, некогда, у них день и ночь забота. И спят-то всего часа три в сутки. А богатые-то что делают? Ну, что бы, кажется, им не гулять, не дышать свежим воздухом? Так нет. У всех давно ворота, сударь, заперты и собаки спущены. Вы думаете, они дело делают, либо богу молятся? Нет, сударь! И не от воров они запираются, а чтоб люди не видали, как они своих домашних едят поедом да семью тиранят. И что слез льется за этими запорами, невидимых и неслышимых! Да что вам говорить, сударь! По себе можете судить. И что, сударь, за этими замками разврату темного да пьянства! И все шито да крыто — никто ничего не видит и не знает, видит только один бог! Ты, говорит, смотри в людях меня да на улице; а до семьи моей тебе дела нет; на это, говорит, у меня есть замки, да запоры, да собаки злые. Семья, говорит, дело тайное, секретное! Знаем мы эти секреты-то! От этих секретов-то, сударь, ему только одному весело, а остальные — волком воют. Да и что за секрет? Кто его не знает! Ограбить сирот, родственников, племянников, заколотить домашних так, чтобы ни об чем, что он там творит, пикнуть не смели. Вот и весь секрет. Ну, да бог с ними! А знаете, сударь, кто у нас гуляет? Молодые парни да девушки. Так эти у сна воруют часик-другой, ну и гуляют парочками. Да вот пара!

Популярный монолог Катерины из произведения Островского "Гроза"

Отчего люди не летают?
Я говорю, отчего люди не летают так, как птицы? Мне иногда кажется, что я птица. Когда стоишь на горе, так тебя и тянет лететь! Вот так бы разбежалась, подняла руки и полетела...Попробовать нешто теперь?!...А какая я была резвая! Такая ли я была! Я жила, ни об чем не тужила, точно птичка на воле. Маменька во мне души не чаяла, наряжала меня, как куклу, работать не принуждала; что хочу, бывало, то и делаю. Знаешь, как я жила в девушках? Встану я, бывало, рано; коли летом, так схожу на ключок, умоюсь, принесу с собой водицы и все, все цветы в доме полью. У меня цветов было много-много. А какие сны мне снились, какие сны! Или храмы золотые, или сады какие-то необыкновенные, и все поют невидимые голоса, и кипарисом пахнет, и горы и деревья будто не такие, как обыкновенно, а как на образах пишутся. А то, будто я летаю, так и летаю по воздуху. И теперь иногда снится, да редко, да и не то...Ох, что-то со мной недоброе делается, чудо какое-то! Никогда со мной этого не было. Что-то во мне такое необыкновенное. Точно я снова жить начинаю, или... уж и не знаю. Такой на меня страх, такой-то на меня страх! Точно я стою над пропастью и меня кто-то туда толкает, а удержаться мне не за что...Лезет мне в голову мечта какая-то. И никуда я от нее не уйду. Думать стану - мыслей никак не соберу, молиться - не отмолюсь никак. Языком лепечу слова, а на уме совсем не то: точно мне лукавый в уши шепчет, да все про такие дела нехорошие. И то мне представляется, что мне самое себе совестно сделается. Что со мной? Не спится мне, все мерещится шепот какой-то: кто-то так ласково говорит со мной, точно голубь воркует. Уж не снятся мне, как прежде, райские деревья да горы,а точно меня кто-то обнимает так горячо-горячо и ведет меня куда-то, и я иду за ним, иду...

Кулигин . Жестокие нравы, сударь, в нашем городе, жестокие! В мещанстве, сударь, вы ничего, кроме грубости да бедности нагольной не увидите. И никогда нам, сударь, не выбиться из этой коры! Потому что честным трудом никогда не заработать нам больше насущного хлеба. А у кого деньги, сударь, тот старается бедного закабалить, чтобы на его труды даровые еще больше денег наживать. Знаете, что ваш дядюшка, Савел Прокофьич, городничему отвечал? К городничему мужички пришли жаловаться, что он ни одного из них путем не разочтет. Городничий и стал ему говорить: «Послушай, – говорит, – Савел Прокофьич, рассчитывай ты мужиков хорошенько! Каждый день ко мне с жалобой ходят!» Дядюшка ваш потрепал городничего по плечу да и говорит: «Стоит ли, ваше высокоблагородие, нам с вами о таких пустяках разговаривать! Много у меня в год-то народу перебывает; вы то поймите: не доплачу я им по какой-нибудь копейке на человека, у меня из этого тысячи составляются, так оно; мне и хорошо!» Вот как, сударь! А между собой-то, сударь, как живут! Торговлю друг у друга подрывают, и не столько из корысти, сколько из зависти. Враждуют друг на друга; залучают в свои высокие-то хоромы пьяных приказных, таких, сударь, приказных, что и виду-то человеческого на нем нет, обличье-то человеческое потеряно. А те им за малую благостыню на гербовых листах злостные кляузы строчат на ближних. И начнется у них, сударь, суд да дело, и несть конца мучениям. Судятся, судятся здесь да в губернию поедут, а там уж их и ждут да от радости руками плещут. Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается; водят их, водят, волочат их, волочат, а они еще и рады этому волоченью, того только им и надобно. «Я, – говорит, – потрачусь, да уж и ему станет в копейку». Я было хотел все это стихами изобразить…

А. Н. Островский. Гроза. Спектакль

Борис . А вы умеете стихами?

Кулигин . По-старинному, сударь. Поначитался-таки Ломоносова , Державина … Мудрец был Ломоносов, испытатель природы… А ведь тоже из нашего, из простого звания.

Борис . Вы бы и написали. Это было бы интересно.

Кулигин . Как можно, сударь! Съедят, живого проглотят. Мне уж и так, сударь, за мою болтовню достается; да не могу, люблю разговор рассыпать! Вот еще про семейную жизнь хотел я вам, сударь, рассказать; да когда-нибудь в другое время. А тоже есть что послушать.

(Островский «Гроза», действие 1 , явление 3. См. на нашем сайте

“Борис. Эх, Кулигин, больно трудно мне здесь, без привычки-то. Все на меня как-то дико смотрят, точно я здесь лишний, точно мешаю им. Обычаев я здешних не знаю. Я понимаю, что все это наше русское, родное, а все-таки не привыкну никак.

Кулигин. И не привыкнете никогда, сударь.

Борис. Отчего же?

Кулигин. Жестокие нравы, сударь, в нашем городе, жестокие! В мещанстве, сударь, вы ничего, кроме грубости да бедности нагольной, не увидите. И никогда нам, сударь, не выбиться из этой коры! Потому что честным трудом никогда не заработать нам больше насущного хлеба. А у кого деньги, сударь, тот старается бедного закабалить, чтобы на его труды даровые еще больше денег наживать. Знаете, что ваш дядюшка, Савел Прокофьич, городничему отвечал? К городничему мужички пришли жаловаться, что он ни одного из них путем не разочтет. Городничий и стал ему говорить: “Послушай, – говорит, – Савел Прокофьич, рассчитывай ты мужиков хорошенько! Каждый день ко мне с жалобой ходят!”

Дядюшка ваш потрепал городничего по плечу да и говорит: “Стоит ли, ваше высокоблагородие, нам с вами о таких пустяках разговаривать! Много у меня в год-то народу перебывает; вы то поймите: не доплачу я им по какой-нибудь копейке на человека, у меня из этого тысячи составляются, так оно; мне и хорошо!” Вот как, сударь! А между собой-то, сударь, как живут! Торговлю друг у друга подрывают, и не столько из корысти, сколько из зависти. Враждуют друг на друга; залучают в свои высокие-то хоромы пьяных приказных, таких, сударь, приказных, что и виду-то человеческого на нем нет, обличье-то человеческое потеряно. А те им за малую благостыню на гербовых листах злостные кляузы строчат на ближних. И начнется у них, сударь, суд да дело, и несть конца мучениям.

Судятся, судятся здесь да в губернию поедут, а там уж их и ждут да от. радости руками плещут. Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается; водят их, водят, волочат их, волочат, а они еще и рады этому волоченью, того только им и надобно. “Я, – говорит, – потрачусь, да уж и ему станет в копейку”. Я было хотел все это стихами изобразить. “

(Пока оценок нет)

Сочинения по темам:

  1. Весной 1916 года Марина Цветаева начинает работу над циклом произведений под названием «Бессонница», в который входит стихотворение «В огромном городе...
  2. Начало XIX века. Город Калинов, стоящий на крутом берегу Волги. В первом действии пьесы читатель видит общественный городской сад. Здесь...

Оригинал:
Кулигин. И не привыкнете никогда, сударь.
Борис. Отчего же?
Кулигин. Жестокие нравы, сударь, в нашем городе, жестокие! В мещанстве, сударь, вы ничего, кроме грубости да бедности нагольной, не увидите. И никогда нам, сударь, не выбиться из этой коры! Потому что честным трудом никогда не заработать нам больше насущного хлеба. А у кого деньги, сударь, тот старается бедного закабалить, чтобы на его труды даровые еще больше денег наживать. Знаете, что ваш дядюшка, Савел Прокофьич, городничему отвечал? К городничему мужички пришли жаловаться, что он ни одного из них путем не разочтет. Городничий и стал ему говорить: «Послушай, говорит, Савел Прокофьич, рассчитывай ты мужиков хорошенько! Каждый день ко мне с жалобой ходят!» Дядюшка ваш потрепал городничего по плечу, да и говорит: «Стоит ли, ваше высокоблагородие, нам с вами об таких пустяках разговаривать! Много у меня в год-то народу перебывает; вы то поймите: недоплачу я им по какой-нибудь копейке на человека, а у меня из этого тысячи составляются, так оно мне и хорошо!» Вот как, сударь! А между собой-то, сударь, как живут! Торговлю друг у друга подрывают, и не столько из корысти, сколько из зависти. Враждуют друг на друга; залучают в свои высокие-то хоромы пьяных приказных, таких, сударь, приказных, что и виду-то человеческого на нем нет, обличье-то человеческое истеряно. А те им, за малую благостыню, на гербовых листах злостные кляузы строчат на ближних. И начнется у них, сударь, суд да дело, и несть конца мучениям. Судятся-судятся здесь, да в губернию поедут, а там уж их и ждут да от радости руками плещут. Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается; водят их, водят, волочат их, волочат; а они еще и рады этому волоченью, того только им и надобно. «Я, говорит, потрачусь, да уж и ему станет в копейку». Я было хотел все это стихами изобразить...

Обработка А.Минникаева

Жестоки нравы, сударь, в нашем городе. Жестокие
В мещанстве миром правят люди вовсе не далекие
Полным полно грубиянства похлеще, чем в жизни стольной
Не узреть вам ничего кроме бедности нагольной.
Не удасться никогда из этой выбиться коры:
Надежда...есть она у многих, но лишь только до поры
Все, кто честны не заработают насущной еды,
А у кого –в кармане деньги, тот владелец бедноты,
На чьи труды он будет крепко пить и пировать,
Красиво жить и еще больше денег наживать.
Вам сказать, как отвечать сумел ваш дикий дядя,
Савел Прокофич городничему глазами добрыми глядя?

«Послушай, брат, расчитывай ты мужиков хорошенько.
Каждый день ко мне с жалобами ходят по-маленьку.»
Ответом: стоит ли нам с вами о пустяках рассуждать.
Им что копейка, что пять – мне капитал наживать

А меж собой-то, милый сударь, как живут:
Глотки рвут, себя продают, торговлю душат
Друг у друга подрывают, не скрывают,
Что война идет из краю зависти... они с успехом залучают
В свои высокие хоромы пьяных приказных,
На коих виду человечьего нет, и таких
Что истеряли обличье. На листах гербовых
Кляузы злостные строчат на ближних и родных
Судятся, судятся и нет конца глупых споров
Итоги этих процессов, разве только разговоров,
Как в губернию пойдут за правдой, важной вещью
- Там их и ждут, от радости руками плещут.
Скоро сказка говорится, ну а делу торопится
Не годится: их волочат, как звериные хвосты,
А они тому и рады, колокочат без нужды…
Очень странная житейка: «Я потрачусь – говорить
-Да уж ему станет в копейку»
... хотел в стихах изобразить

Рецензии

Ежедневная аудитория портала Стихи.ру - порядка 200 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более двух миллионов страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

Кулигин. Жестокие нравы, сударь, в нашем городе, жестокие! В мещанстве, сударь, вы ничего, кроме грубости да бедности нагольной, не увидите. И никогда нам, сударь, не выбиться из этой коры! Потому что честным трудом никогда не заработать нам больше насущного хлеба. А у кого деньги, сударь, тот старается бедного закабалить, чтобы на его труды даровые еще больше денег наживать. Знаете, что ваш дядюшка, Савел Прокофьич, городничему отвечал? К городничему мужички пришли жаловаться, что он ни одного из них путем не разочтет. Городничий и стал ему говорить: «Послушай, говорит, Савел Прокофьич, рассчитывай ты мужиков хорошенько! Каждый день ко мне с жалобой ходят!» Дядюшка ваш потрепал городничего по плечу, да и говорит: «Стоит ли, ваше высокоблагородие, нам с вами об таких пустяках разговаривать! Много у меня в год-то народу перебывает; вы то поймите: недоплачу я им по какой-нибудь копейке на человека, а у меня из этого тысячи составляются, так оно мне и хорошо!» Вот как, сударь! А между собой-то, сударь, как живут! Торговлю друг у друга подрывают, и не столько из корысти, сколько из зависти. Враждуют друг на друга; залучают в свои высокие-то хоромы пьяных приказных, таких, сударь, приказных, что и виду-то человеческого на нем нет, обличье-то человеческое истеряно. А те им, за малую благостыню, на гербовых листах злостные кляузы строчат на ближних. И начнется у них, сударь, суд да дело, и несть конца мучениям. Судятся-судятся здесь, да в губернию поедут, а там уж их и ждут да от радости руками плещут. Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается; водят их, водят, волочат их, волочат; а они еще и рады этому волоченью, того только им и надобно. «Я, говорит, потрачусь, да уж и ему станет в копейку». Я было хотел все это стихами изобразить...

Монолог Кулигина «Жестокие нравы, сударь, в нашем городе! Островский

Кулигин. Жестокие нравы, сударь, в нашем городе, жестокие! В мещанстве, сударь, вы ничего, кроме грубости да бедности нагольной, не увидите. И никогда нам, сударь, не выбиться из этой коры! Потому что честным трудом никогда не заработать нам больше насущного хлеба. А у кого деньги, сударь, тот старается бедного закабалить, чтобы на его труды даровые еще больше денег наживать. Знаете, что ваш дядюшка, Савел Прокофьич, городничему отвечал? К городничему мужички пришли жаловаться, что он ни одного из них путем не разочтет. Городничий и стал ему говорить: «Послушай, говорит, Савел Прокофьич, рассчитывай ты мужиков хорошенько! Каждый день ко мне с жалобой ходят!» Дядюшка ваш потрепал городничего по плечу, да и говорит: «Стоит ли, ваше высокоблагородие, нам с вами об таких пустяках разговаривать! Много у меня в год-то народу перебывает; вы то поймите: недоплачу я им по какой-нибудь копейке на человека, а у меня из этого тысячи составляются, так оно мне и хорошо!» Вот как, сударь! А между собой-то, сударь, как живут! Торговлю друг у друга подрывают, и не столько из корысти, сколько из зависти. Враждуют друг на друга; залучают в свои высокие-то хоромы пьяных приказных, таких, сударь, приказных, что и виду-то человеческого на нем нет, обличье-то человеческое истеряно. А те им, за малую благостыню, на гербовых листах злостные кляузы строчат на ближних. И начнется у них, сударь, суд да дело, и несть конца мучениям. Судятся-судятся здесь, да в губернию поедут, а там уж их и ждут да от радости руками плещут. Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается; водят их, водят, волочат их, волочат; а они еще и рады этому волоченью, того только им и надобно. «Я, говорит, потрачусь, да уж и ему станет в копейку». Я было хотел все это стихами изобразить...

Кулигин . Жестокие нравы, сударь, в нашем городе, жестокие! В мещанстве, сударь, вы ничего, кроме грубости да бедности нагольной не увидите. И никогда нам, сударь, не выбиться из этой коры! Потому что честным трудом никогда не заработать нам больше насущного хлеба. А у кого деньги, сударь, тот старается бедного закабалить, чтобы на его труды даровые еще больше денег наживать. Знаете, что ваш дядюшка, Савел Прокофьич, городничему отвечал? К городничему мужички пришли жаловаться, что он ни одного из них путем не разочтет. Городничий и стал ему говорить: «Послушай, – говорит, – Савел Прокофьич, рассчитывай ты мужиков хорошенько! Каждый день ко мне с жалобой ходят!» Дядюшка ваш потрепал городничего по плечу да и говорит: «Стоит ли, ваше высокоблагородие, нам с вами о таких пустяках разговаривать! Много у меня в год-то народу перебывает; вы то поймите: не доплачу я им по какой-нибудь копейке на человека, у меня из этого тысячи составляются, так оно; мне и хорошо!» Вот как, сударь! А между собой-то, сударь, как живут! Торговлю друг у друга подрывают, и не столько из корысти, сколько из зависти. Враждуют друг на друга; залучают в свои высокие-то хоромы пьяных приказных, таких, сударь, приказных, что и виду-то человеческого на нем нет, обличье-то человеческое потеряно. А те им за малую благостыню на гербовых листах злостные кляузы строчат на ближних. И начнется у них, сударь, суд да дело, и несть конца мучениям. Судятся, судятся здесь да в губернию поедут, а там уж их и ждут да от радости руками плещут. Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается; водят их, водят, волочат их, волочат, а они еще и рады этому волоченью, того только им и надобно. «Я, – говорит, – потрачусь, да уж и ему станет в копейку». Я было хотел все это стихами изобразить…

А. Н. Островский. Гроза. Спектакль. Серия 1

Борис . А вы умеете стихами?

Кулигин . По-старинному, сударь. Поначитался-таки Ломоносова , Державина … Мудрец был Ломоносов, испытатель природы… А ведь тоже из нашего, из простого звания.

Борис . Вы бы и написали. Это было бы интересно.

Кулигин . Как можно, сударь! Съедят, живого проглотят. Мне уж и так, сударь, за мою болтовню достается; да не могу, люблю разговор рассыпать! Вот еще про семейную жизнь хотел я вам, сударь, рассказать; да когда-нибудь в другое время. А тоже есть что послушать.

(Островский «Гроза», действие 1 , явление 3. См. на нашем сайте

Над обществом имеют прочную власть только идеи, а не слова.
(В. Г. Белинский)

Литература XIX века качественно отличается от литературы предшествующего «золотого века». В 1955–1956 гг. свободолюбивые и свободореализующие тенденции в литературе начинают проявляться всё активнее. Художественное произведение наделяется особой функцией: оно должно поменять систему ориентиров, переформировать сознание. Социальность становится важным начальным этапом, а одной из главных проблем становится вопрос о том, как искажает человека социум. Разумеется, многие писатели в своих произведениях пытались решить поставленную проблему. Например, Достоевский пишет «Бедных людей», в которых показывает бедность и безысходность низших слоёв населения. Этот аспект был также и в сфере внимания драматургов. Н. А. Островский в «Грозе» жестокие нравы города Калинова показал достаточно ярко. Зрители должны были задуматься над социальными проблемами, которые были характерны для всей патриархальной России.

Обстановка в городе Калинове совершенно типична для всех провинциальных городов России второй половины XIX века. В Калинове можно узнать и Нижний Новгород, и города Поволжья, и даже Москву. Фраза «жестокие нравы, сударь» произносится в первом действии одним из главных героев пьесы и становится основным мотивом, который связан с темой города. Островский в «Грозе» монолог Кулигина о жестоких нравах делает достаточно интересным в контексте других фраз Кулигина в предыдущих явлениях.

Итак, пьеса начинается с диалога Кудряша и Кулигина. Мужчины говорят о красоте природы. Кудряш не считает пейзаж чем-то особенным, внешние декорации мало для него значат. Кулигин же, напротив, восхищается красотой Волги: «Чудеса, истинно надобно сказать, что чудеса! Кудряш! Вот, братец ты мой, пятьдесят лет я каждый день гляжу за Волгу и все наглядеться не могу»; «Вид необыкновенный! Красота! Душа радуется». Далее на сцене появляются другие действующие лица, и тема разговора меняется. Кулигин говорит с Борисом о жизни в Калинове. Оказывается, жизни-то, собственно, здесь и нет. Застой и духота. Подтверждением этому могут служить фразы Бориса и Кати о том, что в Калинове можно задохнуться. Люди, кажется, глухи к проявлению недовольства, а причин для недовольства очень много. В основном они связаны с социальным неравенством. Вся власть города сосредоточена лишь в руках тех, кто имеет деньги. Кулигин говорит о Диком. Это грубый и мелочный человек. Богатство развязало ему руки, поэтому купец считает, что вправе решать кто может жить, а кто нет. Ведь многие в городе просят в долг у Дикого под огромные проценты, при этом они знают, что Дикой, вероятнее, не даст этих денег. Люди пробовали жаловаться на купца городничему, но это тоже ни к чему не привело - городничий на самом деле не имеет совершенно никакой власти. Савл Прокофьевич позволяет себе оскорбительные комментарии и ругань. Точнее, его речь составляет только это. Его можно назвать маргиналом в высшей степени: Дикой часто выпивает, лишён культуры. Ирония автора в том, что купец богат материально и совершенно нищ духовно. В нём будто нет тех качеств, которые делают человека человеком. При этом находятся и те, кто смеётся над ним. Например, некий гусар, который отказался выполнять просьбу Дикого. А Кудряш говорит, что не боится этого самодура и может ответить Дикому на оскорбление.

Кулигин также говорит и о Марфе Кабановой. Эта богатая вдова «под видом благочестия» творит жестокие вещи. Её манипуляции и обращение с семьёй может привести в ужас любого человека. Кулигин характеризует её так: «нищих оделяет, а домашних заела совсем». Характеристика оказывается вполне точной. Кабаниха представляется гораздо ужаснее, чем Дикой. Её моральное насилие над близкими людьми не прекращается никогда. И ведь это - её дети. Своим воспитанием Кабаниха превратила Тихона во взрослого инфантильного пьяницу, который и рад бы сбежать от опеки матушки, но боится её гнева. Своими истериками и унижениями Кабаниха доводит Катерину до суицида. У Кабанихи сильный характер. Горькая ирония автора в том, что патриархальным миром руководит властная и жестокая женщина.

Именно в первом действии наиболее явно изображены жестокие нравы тёмного царства в «Грозе». Устрашающие картины социальной жизни контрастно противопоставлены живописным пейзажам на Волге. Простору и свободе противопоставлены социальное болото и заборы. Заборы и засовы, за которыми жители отгородились от остального мира, закупорились в банке, и, верша самосуд, самовольно гниют от нехватки воздуха.

В «Грозе» жестокие нравы города Калинова показаны не только в паре персонажей Кабаниха - Дикой. Кроме этого, автор вводит ещё несколько значимых действующих лиц. Глаша, служанка Кабановых, и Феклуша, обозначенная Островским как странница, обсуждают жизнь города. Женщинам кажется, что только здесь всё ещё сохраняются старые домостроевские традиции, а дом Кабановых - последний рай на земле. Странница рассказывает об обычаях других стран, называя их неверными, ведь там нет христианской веры. Такие, как Феклуша с Глашей, заслуживают «скотского» обращения от купцов и мещан. Ведь эти люди беспросветно ограничены. Они отказываются понимать и принимать что-либо, если это расходится с привычным миром. Им хорошо в той «бла-а-адати», которую они себе построили. Дело не в том, что они отказываются видеть реальность, а в том, что реальность считается нормой.

Безусловно, жестокие нравы города Калинова в «Грозе», характерные для общества в целом, показаны несколько гротескно. Но благодаря такой гиперболизации и концентрации негатива автор хотел добиться реакции от публики: люди должны осознать, что перемены и реформы неизбежны. Нужно самим участвовать в изменениях, иначе эта трясина разрастётся до невероятных масштабов, когда изжившие себя порядки подчинят себе всё, окончательно убрав даже возможность развития.

Приведенное описание нравов жителей города Калинова может быть полезно 10 классам при подготовке материалов к сочинению на тему «Жестокие нравы города Калинова».

Тест по произведению

Оригинал:
Кулигин. И не привыкнете никогда, сударь.
Борис. Отчего же?
Кулигин. Жестокие нравы, сударь, в нашем городе, жестокие! В мещанстве, сударь, вы ничего, кроме грубости да бедности нагольной, не увидите. И никогда нам, сударь, не выбиться из этой коры! Потому что честным трудом никогда не заработать нам больше насущного хлеба. А у кого деньги, сударь, тот старается бедного закабалить, чтобы на его труды даровые еще больше денег наживать. Знаете, что ваш дядюшка, Савел Прокофьич, городничему отвечал? К городничему мужички пришли жаловаться, что он ни одного из них путем не разочтет. Городничий и стал ему говорить: «Послушай, говорит, Савел Прокофьич, рассчитывай ты мужиков хорошенько! Каждый день ко мне с жалобой ходят!» Дядюшка ваш потрепал городничего по плечу, да и говорит: «Стоит ли, ваше высокоблагородие, нам с вами об таких пустяках разговаривать! Много у меня в год-то народу перебывает; вы то поймите: недоплачу я им по какой-нибудь копейке на человека, а у меня из этого тысячи составляются, так оно мне и хорошо!» Вот как, сударь! А между собой-то, сударь, как живут! Торговлю друг у друга подрывают, и не столько из корысти, сколько из зависти. Враждуют друг на друга; залучают в свои высокие-то хоромы пьяных приказных, таких, сударь, приказных, что и виду-то человеческого на нем нет, обличье-то человеческое истеряно. А те им, за малую благостыню, на гербовых листах злостные кляузы строчат на ближних. И начнется у них, сударь, суд да дело, и несть конца мучениям. Судятся-судятся здесь, да в губернию поедут, а там уж их и ждут да от радости руками плещут. Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается; водят их, водят, волочат их, волочат; а они еще и рады этому волоченью, того только им и надобно. «Я, говорит, потрачусь, да уж и ему станет в копейку». Я было хотел все это стихами изобразить...

Обработка А.Минникаева

Жестоки нравы, сударь, в нашем городе. Жестокие
В мещанстве миром правят люди вовсе не далекие
Полным полно грубиянства похлеще, чем в жизни стольной
Не узреть вам ничего кроме бедности нагольной.
Не удасться никогда из этой выбиться коры:
Надежда...есть она у многих, но лишь только до поры
Все, кто честны не заработают насущной еды,
А у кого –в кармане деньги, тот владелец бедноты,
На чьи труды он будет крепко пить и пировать,
Красиво жить и еще больше денег наживать.
Вам сказать, как отвечать сумел ваш дикий дядя,
Савел Прокофич городничему глазами добрыми глядя?

«Послушай, брат, расчитывай ты мужиков хорошенько.
Каждый день ко мне с жалобами ходят по-маленьку.»
Ответом: стоит ли нам с вами о пустяках рассуждать.
Им что копейка, что пять – мне капитал наживать

А меж собой-то, милый сударь, как живут:
Глотки рвут, себя продают, торговлю душат
Друг у друга подрывают, не скрывают,
Что война идет из краю зависти... они с успехом залучают
В свои высокие хоромы пьяных приказных,
На коих виду человечьего нет, и таких
Что истеряли обличье. На листах гербовых
Кляузы злостные строчат на ближних и родных
Судятся, судятся и нет конца глупых споров
Итоги этих процессов, разве только разговоров,
Как в губернию пойдут за правдой, важной вещью
- Там их и ждут, от радости руками плещут.
Скоро сказка говорится, ну а делу торопится
Не годится: их волочат, как звериные хвосты,
А они тому и рады, колокочат без нужды…
Очень странная житейка: «Я потрачусь – говорить
-Да уж ему станет в копейку»
... хотел в стихах изобразить

Рецензии

Ежедневная аудитория портала Стихи.ру - порядка 200 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более двух миллионов страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

Ответ от чеLOVEк-ТиГр[активный]
Оригинал:
Кулигин. И не привыкнете никогда, сударь.
Борис. Отчего же?
Кулигин. Жестокие нравы, сударь, в нашем городе, жестокие! В мещанстве, сударь, вы ничего, кроме грубости да бедности нагольной, не увидите. И никогда нам, сударь, не выбиться из этой коры! Потому что честным трудом никогда не заработать нам больше насущного хлеба. А у кого деньги, сударь, тот старается бедного закабалить, чтобы на его труды даровые еще больше денег наживать. Знаете, что ваш дядюшка, Савел Прокофьич, городничему отвечал? К городничему мужички пришли жаловаться, что он ни одного из них путем не разочтет. Городничий и стал ему говорить: «Послушай, говорит, Савел Прокофьич, рассчитывай ты мужиков хорошенько! Каждый день ко мне с жалобой ходят! » Дядюшка ваш потрепал городничего по плечу, да и говорит: «Стоит ли, ваше высокоблагородие, нам с вами об таких пустяках разговаривать! Много у меня в год-то народу перебывает; вы то поймите: недоплачу я им по какой-нибудь копейке на человека, а у меня из этого тысячи составляются, так оно мне и хорошо! » Вот как, сударь! А между собой-то, сударь, как живут! Торговлю друг у друга подрывают, и не столько из корысти, сколько из зависти. Враждуют друг на друга; залучают в свои высокие-то хоромы пьяных приказных, таких, сударь, приказных, что и виду-то человеческого на нем нет, обличье-то человеческое истеряно. А те им, за малую благостыню, на гербовых листах злостные кляузы строчат на ближних. И начнется у них, сударь, суд да дело, и несть конца мучениям. Судятся-судятся здесь, да в губернию поедут, а там уж их и ждут да от радости руками плещут. Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается; водят их, водят, волочат их, волочат; а они еще и рады этому волоченью, того только им и надобно. «Я, говорит, потрачусь, да уж и ему станет в копейку» . Я было хотел все это стихами изобразить.. .

Ответ от Алекс Клешеров [новичек]
Лог (5x+19)по основанию 2 -5=

Ответ от Liudmila Sharukhia [гуру]
Вот какой, сударь, у нас городишко! Бульвар сделали, а не гуляют. Гуляют только по праздникам, и то один вид делают, что гуляют, а сами ходят туда наряды показывать. Только пьяного приказного и встретишь, из трактира домой плетется. Бедным гулять, сударь, некогда, у них день и ночь забота. И спят-то всего часа три в сутки. А богатые-то что делают? Ну, что бы, кажется, им не гулять, не дышать свежим воздухом? Так нет. У всех давно ворота, сударь, заперты и собаки спущены. Вы думаете, они дело делают, либо богу молятся? Нет, сударь! И не от воров они запираются, а чтоб люди не видали, как они своих домашних едят поедом да семью тиранят. И что слез льется за этими запорами, невидимых и неслышимых! Да что вам говорить, сударь! По себе можете судить. И что, сударь, за этими замками разврату темного да пьянства! И все шито да крыто - никто ничего не видит и не знает, видит только один бог! Ты, говорит, смотри в людях меня да на улице; а до семьи моей тебе дела нет; на это, говорит, у меня есть замки, да запоры, да собаки злые. Семья, говорит, дело тайное, секретное! Знаем мы эти секреты-то! От этих секретов-то, сударь, ему только одному весело, а остальные - волком воют. Да и что за секрет? Кто его не знает! Ограбить сирот, родственников, племянников, заколотить домашних так, чтобы ни об чем, что он там творит, пикнуть не смели. Вот и весь секрет. Ну, да бог с ними! А знаете, сударь, кто у нас гуляет? Молодые парни да девушки. Так эти у сна воруют часик-другой, ну и гуляют парочками. Да вот пара!

монолог “Жестокие нравы, сударь…” (текст). Несколько интересных сочинений


Жестокие, сударь, нравы в нашем городе

Цитата из пьесы Островского А.Н. «Гроза». Эти слова произносит Кулигин (действ. 1, явл. 3).

"Борис. Эх, Кулигин, больно трудно мне здесь, без привычки-то. Все на меня как-то дико смотрят, точно я здесь лишний, точно мешаю им. Обычаев я здешних не знаю. Я понимаю, что все это наше русское, родное, а все-таки не привыкну никак.

Кулигин. И не привыкнете никогда, сударь.

Борис. Отчего же?

Кулигин. Жестокие нравы, сударь, в нашем городе, жестокие! В мещанстве, сударь, вы ничего, кроме грубости да бедности нагольной, не увидите. И никогда нам, сударь, не выбиться из этой коры!

Потому что честным трудом никогда не заработать нам больше насущного хлеба. А у кого деньги, сударь, тот старается бедного закабалить, чтобы на его труды даровые еще больше денег наживать.

Знаете, что ваш дядюшка, Савел Прокофьич, городничему отвечал? К городничему мужички пришли жаловаться, что он ни одного из них путем не разочтет. Городничий и стал ему говорить:

"Послушай, – говорит, – Савел Прокофьич, рассчитывай ты мужиков хорошенько! Каждый день ко мне с жалобой ходят!"

Дядюшка ваш потрепал городничего по плечу да и говорит: "Стоит ли, ваше высокоблагородие, нам с вами о таких пустяках разговаривать! Много у меня в год-то народу перебывает; вы то поймите: не доплачу я им по какой-нибудь копейке на человека, у меня из этого тысячи составляются, так оно; мне и хорошо!"

Вот как, сударь! А между собой-то, сударь, как живут! Торговлю друг у друга подрывают, и не столько из корысти, сколько из зависти. Враждуют друг на друга; залучают в свои высокие-то хоромы пьяных приказных, таких, сударь, приказных, что и виду-то человеческого на нем нет, обличье-то человеческое потеряно.

А те им за малую благостыню на гербовых листах злостные кляузы строчат на ближних. И начнется у них, сударь, суд да дело, и несть конца мучениям. Судятся, судятся здесь да в губернию поедут, а там уж их и ждут да от, радости руками плещут. Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается; водят их, водят, волочат их, волочат, а они еще и рады этому волоченью, того только им и надобно.

"Я, – говорит, – потрачусь, да уж и ему станет в копейку". Я было хотел все это стихами изобразить..."

Луч света в темном царстве

Цитата из статьи "Луч света в темном царстве" публициста Николая Александровича Добролюбова (1860 г.), посвященной драме Островского А.Н. «Гроза» (1859 г.)

В статье главная героиня пьесы Катерина, покончившая жизнь самоубийством, сравнивалась с «лучом света» в «темном царстве» невежественных купцов-самодуров.

Один любит арбуз, другой свиной хрящик

Цитата из пьесы Островского Александра Николаевича "Бесприданница" (1878 г.), слова Паратова:


    "Лариса. Мы, Сергей Сергеич, скоро едем в деревню.

    Паратов. От прекрасных здешних мест?

    Карандышев. Что же вы находите здесь прекрасного?

    Паратов. Ведь это как кому; на вкус, на цвет образца нет.

    Огудалова. Правда, правда. Кому город нравится, а кому деревня.

    Паратов. Тетенька, у всякого свой вкус: один любит арбуз, другой свиной хрящик.

    Огудалова. Ах, проказник! Откуда вы столько пословиц знаете?

    Паратов. С бурлаками водился, тетенька, так русскому языку выучишься.

Видимо эта фраза была известна до написания Островским пьесы "Бесприданница".

К примеру, Салтыков-Щедрин Михаил Евграфович в "За рубежем", 3 пишет: "Представлением о комиссии неизбежно сопрягается представление о пререканиях. Одному нравится арбуз, другому - свиной хрящик."

Над обществом имеют прочную власть только идеи, а не слова.
(В. Г. Белинский)

Литература XIX века качественно отличается от литературы предшествующего «золотого века». В 1955–1956 гг. свободолюбивые и свободореализующие тенденции в литературе начинают проявляться всё активнее. Художественное произведение наделяется особой функцией: оно должно поменять систему ориентиров, переформировать сознание. Социальность становится важным начальным этапом, а одной из главных проблем становится вопрос о том, как искажает человека социум. Разумеется, многие писатели в своих произведениях пытались решить поставленную проблему. Например, Достоевский пишет «Бедных людей», в которых показывает бедность и безысходность низших слоёв населения. Этот аспект был также и в сфере внимания драматургов. Н. А. Островский в «Грозе» жестокие нравы города Калинова показал достаточно ярко. Зрители должны были задуматься над социальными проблемами, которые были характерны для всей патриархальной России.

Обстановка в городе Калинове совершенно типична для всех провинциальных городов России второй половины XIX века. В Калинове можно узнать и Нижний Новгород, и города Поволжья, и даже Москву. Фраза «жестокие нравы, сударь» произносится в первом действии одним из главных героев пьесы и становится основным мотивом, который связан с темой города. Островский в «Грозе» монолог Кулигина о жестоких нравах делает достаточно интересным в контексте других фраз Кулигина в предыдущих явлениях.

Итак, пьеса начинается с диалога Кудряша и Кулигина. Мужчины говорят о красоте природы. Кудряш не считает пейзаж чем-то особенным, внешние декорации мало для него значат. Кулигин же, напротив, восхищается красотой Волги: «Чудеса, истинно надобно сказать, что чудеса! Кудряш! Вот, братец ты мой, пятьдесят лет я каждый день гляжу за Волгу и все наглядеться не могу»; «Вид необыкновенный! Красота! Душа радуется». Далее на сцене появляются другие действующие лица, и тема разговора меняется. Кулигин говорит с Борисом о жизни в Калинове. Оказывается, жизни-то, собственно, здесь и нет. Застой и духота. Подтверждением этому могут служить фразы Бориса и Кати о том, что в Калинове можно задохнуться. Люди, кажется, глухи к проявлению недовольства, а причин для недовольства очень много. В основном они связаны с социальным неравенством. Вся власть города сосредоточена лишь в руках тех, кто имеет деньги. Кулигин говорит о Диком. Это грубый и мелочный человек. Богатство развязало ему руки, поэтому купец считает, что вправе решать кто может жить, а кто нет. Ведь многие в городе просят в долг у Дикого под огромные проценты, при этом они знают, что Дикой, вероятнее, не даст этих денег. Люди пробовали жаловаться на купца городничему, но это тоже ни к чему не привело - городничий на самом деле не имеет совершенно никакой власти. Савл Прокофьевич позволяет себе оскорбительные комментарии и ругань. Точнее, его речь составляет только это. Его можно назвать маргиналом в высшей степени: Дикой часто выпивает, лишён культуры. Ирония автора в том, что купец богат материально и совершенно нищ духовно. В нём будто нет тех качеств, которые делают человека человеком. При этом находятся и те, кто смеётся над ним. Например, некий гусар, который отказался выполнять просьбу Дикого. А Кудряш говорит, что не боится этого самодура и может ответить Дикому на оскорбление.

Кулигин также говорит и о Марфе Кабановой. Эта богатая вдова «под видом благочестия» творит жестокие вещи. Её манипуляции и обращение с семьёй может привести в ужас любого человека. Кулигин характеризует её так: «нищих оделяет, а домашних заела совсем». Характеристика оказывается вполне точной. Кабаниха представляется гораздо ужаснее, чем Дикой. Её моральное насилие над близкими людьми не прекращается никогда. И ведь это - её дети. Своим воспитанием Кабаниха превратила Тихона во взрослого инфантильного пьяницу, который и рад бы сбежать от опеки матушки, но боится её гнева. Своими истериками и унижениями Кабаниха доводит Катерину до суицида. У Кабанихи сильный характер. Горькая ирония автора в том, что патриархальным миром руководит властная и жестокая женщина.

Именно в первом действии наиболее явно изображены жестокие нравы тёмного царства в «Грозе». Устрашающие картины социальной жизни контрастно противопоставлены живописным пейзажам на Волге. Простору и свободе противопоставлены социальное болото и заборы. Заборы и засовы, за которыми жители отгородились от остального мира, закупорились в банке, и, верша самосуд, самовольно гниют от нехватки воздуха.

В «Грозе» жестокие нравы города Калинова показаны не только в паре персонажей Кабаниха - Дикой. Кроме этого, автор вводит ещё несколько значимых действующих лиц. Глаша, служанка Кабановых, и Феклуша, обозначенная Островским как странница, обсуждают жизнь города. Женщинам кажется, что только здесь всё ещё сохраняются старые домостроевские традиции, а дом Кабановых - последний рай на земле. Странница рассказывает об обычаях других стран, называя их неверными, ведь там нет христианской веры. Такие, как Феклуша с Глашей, заслуживают «скотского» обращения от купцов и мещан. Ведь эти люди беспросветно ограничены. Они отказываются понимать и принимать что-либо, если это расходится с привычным миром. Им хорошо в той «бла-а-адати», которую они себе построили. Дело не в том, что они отказываются видеть реальность, а в том, что реальность считается нормой.

Безусловно, жестокие нравы города Калинова в «Грозе», характерные для общества в целом, показаны несколько гротескно. Но благодаря такой гиперболизации и концентрации негатива автор хотел добиться реакции от публики: люди должны осознать, что перемены и реформы неизбежны. Нужно самим участвовать в изменениях, иначе эта трясина разрастётся до невероятных масштабов, когда изжившие себя порядки подчинят себе всё, окончательно убрав даже возможность развития.

Приведенное описание нравов жителей города Калинова может быть полезно 10 классам при подготовке материалов к сочинению на тему «Жестокие нравы города Калинова».

Тест по произведению

Жестокие нравы

Де Кюстин рассказывает, как какой-то курьер или лакей какого-то адъютанта императора, стащил с облучка молодого кучера и колотил его до тех пор, пока не разбил все лицо в кровь. На прохожих между тем эта расправа не произвела никакого впечатления, а один из товарищей избиваемого, поившего неподалеку своих лошадей, даже подбежал к месту происшествия по знаку разгневанного фельдъегеря и держал под уздцы его лошадь, пока тому не заблагорассудилось прекратить экзекуцию.

«Среди бела дня на глазах у сотен прохожих избить человека до смерти без суда и следствия, - говорит де Кюстин, - это кажется в порядке вещей публике и полицейским ищейкам Петербурга… Я не видел выражения ужаса или порицания ни на одном лице, а среди зрителей были люди всех классов общества. В цивилизованных странах гражданина охраняет от произвола агентов власти вся община…»{269}.

Иностранцы отмечали жестокость в обращении с животными в России. Де Кюстин рассказывает о случае, происшедшем во время его поездки из Петербурга в Москву. Одна из лошадей обессилела и упала возле одной из придорожных станций. Стоял палящий зной, и путешественник, решив, что у лошади солнечный удар, достал свой саквояж с инструментом, чтобы оказать животному помощь, пустив ей кровь. Но фельдъегерь ответил со злобной насмешкой, что не стоит лошадь того, до станции-то доехали. Не обращая внимания на издыхающую лошадь, фельдъегерь пошел на конюшню и заказал новую лошадь.

В это время в Европе уже действовал закон против жестокого обращения с животными.

«Впрочем, зачем говорить о животных, когда и с людьми обращаются, как со скотами?» - замечает де Кюстин и рассказывает о том, как на одной из станций старший по рангу товарищ за что-то сбил с ног своего младшего товарища, почти ребенка, топтал его сапогами и основательно избил, а когда устал, избитый поднялся на ноги, и, бледный и дрожащий, молча поклонился своему начальнику и полез на облучок, чтобы ехать дальше.

Из книги От добермана до хулигана. Из имен собственных в нарицательные автора Блау Марк Григорьевич

Времена и нравы

Из книги Повседневная жизнь дворянства пушкинской поры. Приметы и суеверия. автора Лаврентьева Елена Владимировна

Из книги Антропология экстремальных групп: Доминантные отношения среди военнослужащих срочной службы Российской Армии автора Банников Константин Леонардович

Из книги Гуляния с Чеширским Котом автора Любимов Михаил Петрович

Жестокие скоты В иностранном сознании англичанин обычно предстает добропорядочным, хотя и себе на уме джентльменом, и уж в голову никому не придет, что он может быть АГРЕССИВНЫМ и ЖЕСТОКИМ, эта БРУТАЛЬНОСТЬ ярко контрастирует с вошедшей в анналы выдержкой и

Из книги Боже, спаси русских! автора Ястребов Андрей Леонидович

Времена и нравы Иностранцы, прибывшие из стран, где женщины высших сословий были хорошо образованы, пользовались личной свободой, всеобщим уважением и носили декольтированные платья, немало удивлялись патриархальному укладу русской семейной жизни XVI – XVII

Из книги Быт и нравы царской России автора Анишкин В. Г.

Быт и нравы царской России

Из книги Гоа. Для тех, кто устал... жить по инструкциям автора Станович Игорь О.

Жестокие обычаи славян Летописцы того времени отмечали жестокость славян, которую они проявляли на войне, но забывали, что это еще была и месть за то, что греки беспощадно расправлялись со славянами, которые попадались им в руки. К чести славян, они переносили муки стойко,

Из книги Древняя история секса в мифах и легендах автора Петров Владислав

Нравы древних россиян Нравы того времени можно назвать варварскими или, как говорит Н.М. Карамзин, они представляли собой «смесь варварства с добродушием».Для славян-язычников характерно было преобладание физической силы, которой могла противостоять только

Из книги Самые невероятные в мире - секс, ритуалы, обычаи автора Талалай Станислав

Нравы С укреплением христианства распространялась набожность. Князья, вельможи, купцы строили церкви, основывали монастыри и часто сами уходили в них от мирской суеты.Священнослужители порицали злодеяния и предостерегали правителей от совершения недостойных

Из книги Народные традиции Китая автора Мартьянова Людмила Михайловна

Обычаи и нравы россиян Обычаи россиян казались иноземцам странными. Контарини писал, что московитяне толпятся с утра до обеда на площадях, на рынках и заключают день в питейных домах, «после этого времени уже невозможно привлечь их к какому-либо делу»{76}. Герберштейн,

Из книги Славянская энциклопедия автора Артемов Владислав Владимирович

Нравы Церковь запрещала разного рода увеселения и удовольствия, чтобы закрыть дорогу дьяволу. Однако словно в насмешку над церковными запретами в России существовали общие бани. С одной стороны, мужчины и женщины мылись в разных отделениях, но при выходе из парной они,

Из книги автора

Нравы в быту Вы поняли, что писающий на обочине мужчина – это весьма распространенный сюжет и неотъемлемая часть пейзажа Индии. А вот жилищных проблем в нашем понимании у них нет. Благодаря климату и психологии индиец легко отказывается от привычного быта и

Из книги автора

Семейные нравы Из предыдущей главки можно сделать вывод, что нравы во многих мифических семьях были еще те... И это, к сожалению, правда. Дрязгам, доходившим до смертоубийств, способствовало отсутствие общей морали. Что такое хорошо и что такое плохо, мифические персонажи

Из книги автора

Из книги автора

Из книги автора

Быт и нравы древних славян Интересные строки описанию быта и нравов восточных славян посвящает автор «Повести временных лет», не стесняющийся, впрочем, сгущать краски, когда он говорит о неполянских славянах, проявляя, по-видимому, религиозную пристрастность: поляне

    См. Жестокие, сударь, нравы в нашем городе. Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений. М.: «Локид Пресс». Вадим Серов. 2003 …

    Из пьесы «Гроза» Александра Николаевича Островского (1823 1886), слова Кулигина (действ. 1, явл. 3). Употребляется: как комментарий к суровым, грубым нравам в каком либо месте (шутл. ирон.). Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений. М … Словарь крылатых слов и выражений

    Драматический писатель, начальник репертуара Императорского Московского театра и директор Московского театрального училища. А. Н. Островский родился в Москве 31 го января 1823 г. Отец его, Николай Федорович, происходил из духовного звания, и по… … Большая биографическая энциклопедия

    НРАВ, нрава, муж. 1. Характер, душевный уклад, совокупность психических свойств. Кроткий нрав. Крутой нрав. «Катя… с детских лет поражала всех своей даровитостью, но нрава была непокорного, капризного.» А.Тургенев. 2. только мн. Обычаи,… … Толковый словарь Ушакова

    Островский А.Н. Островский Александр Николаевич (1823 1886) Русский драматург, театральный деятель. Афоризмы, цитаты Островский А.Н. биография Публика ходит в театр смотреть хорошее исполнение хороших пьес, а не самую пьесу: пьесу можно и… … Сводная энциклопедия афоризмов

    Безбожный, бездушный, безжалостный, беспощадный, бессердечный, бесчеловечный, бесчувственный, бесщадный, варварский, жесткий, зверский, лютый, кровожадный, мстительный, неистовый, неумолимый, нечувствительный, нещадный, свирепый, суровый,… … Словарь синонимов

    ЖЕСТОКИЙ, жестокая, жестокое; жесток, жестока, жестоко. 1. Крайне суровый и грубый, беспощадный, бессердечный, безжалостный. Жестокая расправа с пленными. Жестокое обращение с детьми. Жестоко (нареч.) поступить с кем нибудь. Жестокие нравы.… … Толковый словарь Ушакова

    Ая, ое; ток, а и а, о; жесточайший. 1. Крайне суровый; безжалостный, беспощадный. [Елизавета Сергеевна:] Жестокий вы и бессердечный человек! Писемский, Семейный омут. [Кулигин:] Жестокие нравы, сударь, в нашем городе, жестокие! А. Островский,… … Малый академический словарь

    Прил., употр. часто Морфология: жесток, жестока, жестоко, жестоки; жесточе; нар. жестоко 1. Жестоким называют человека, который не чувствует жалости к другим людям, живым существам и может причинить им боль и страдание. Жестокий убийца. 2.… … Толковый словарь Дмитриева

    Александр Николаевич (1823 1886) крупнейший русский драматург. Р. в Москве, в семье чиновника, ставшего позднее частнопрактикующим ходатаем по гражданским делам. В 1835 1840 учился в I Московской гимназии. В 1840 был принят на юридический… … Литературная энциклопедия

    Привычка, заведение, замашка, манера, мода, норов, нрав, обряд, обрядность, поведение, порядок, правило, практика, рутина, устав, шаблон. Освященный веками обычай. Этого у нас и в заводе нет. Человек честных правил. Дух времени, веяние. Жестокие… … Словарь синонимов

Книги

  • Сальто ангела , Мод Марен. Жестокие нравы парижского дна, мира проституции; рэкет, насилие, презрение общества, равнодушие чиновников, произвол полиции. Наконец, операция по изменению пола иснова борьба Жана,…

Оригинал:
Кулигин. И не привыкнете никогда, сударь.
Борис. Отчего же?
Кулигин. Жестокие нравы, сударь, в нашем городе, жестокие! В мещанстве, сударь, вы ничего, кроме грубости да бедности нагольной, не увидите. И никогда нам, сударь, не выбиться из этой коры! Потому что честным трудом никогда не заработать нам больше насущного хлеба. А у кого деньги, сударь, тот старается бедного закабалить, чтобы на его труды даровые еще больше денег наживать. Знаете, что ваш дядюшка, Савел Прокофьич, городничему отвечал? К городничему мужички пришли жаловаться, что он ни одного из них путем не разочтет. Городничий и стал ему говорить: «Послушай, говорит, Савел Прокофьич, рассчитывай ты мужиков хорошенько! Каждый день ко мне с жалобой ходят!» Дядюшка ваш потрепал городничего по плечу, да и говорит: «Стоит ли, ваше высокоблагородие, нам с вами об таких пустяках разговаривать! Много у меня в год-то народу перебывает; вы то поймите: недоплачу я им по какой-нибудь копейке на человека, а у меня из этого тысячи составляются, так оно мне и хорошо!» Вот как, сударь! А между собой-то, сударь, как живут! Торговлю друг у друга подрывают, и не столько из корысти, сколько из зависти. Враждуют друг на друга; залучают в свои высокие-то хоромы пьяных приказных, таких, сударь, приказных, что и виду-то человеческого на нем нет, обличье-то человеческое истеряно. А те им, за малую благостыню, на гербовых листах злостные кляузы строчат на ближних. И начнется у них, сударь, суд да дело, и несть конца мучениям. Судятся-судятся здесь, да в губернию поедут, а там уж их и ждут да от радости руками плещут. Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается; водят их, водят, волочат их, волочат; а они еще и рады этому волоченью, того только им и надобно. «Я, говорит, потрачусь, да уж и ему станет в копейку». Я было хотел все это стихами изобразить...

Обработка А.Минникаева

Жестоки нравы, сударь, в нашем городе. Жестокие
В мещанстве миром правят люди вовсе не далекие
Полным полно грубиянства похлеще, чем в жизни стольной
Не узреть вам ничего кроме бедности нагольной.
Не удасться никогда из этой выбиться коры:
Надежда...есть она у многих, но лишь только до поры
Все, кто честны не заработают насущной еды,
А у кого –в кармане деньги, тот владелец бедноты,
На чьи труды он будет крепко пить и пировать,
Красиво жить и еще больше денег наживать.
Вам сказать, как отвечать сумел ваш дикий дядя,
Савел Прокофич городничему глазами добрыми глядя?

«Послушай, брат, расчитывай ты мужиков хорошенько.
Каждый день ко мне с жалобами ходят по-маленьку.»
Ответом: стоит ли нам с вами о пустяках рассуждать.
Им что копейка, что пять – мне капитал наживать

А меж собой-то, милый сударь, как живут:
Глотки рвут, себя продают, торговлю душат
Друг у друга подрывают, не скрывают,
Что война идет из краю зависти... они с успехом залучают
В свои высокие хоромы пьяных приказных,
На коих виду человечьего нет, и таких
Что истеряли обличье. На листах гербовых
Кляузы злостные строчат на ближних и родных
Судятся, судятся и нет конца глупых споров
Итоги этих процессов, разве только разговоров,
Как в губернию пойдут за правдой, важной вещью
- Там их и ждут, от радости руками плещут.
Скоро сказка говорится, ну а делу торопится
Не годится: их волочат, как звериные хвосты,
А они тому и рады, колокочат без нужды…
Очень странная житейка: «Я потрачусь – говорить
-Да уж ему станет в копейку»
... хотел в стихах изобразить

Рецензии

Ежедневная аудитория портала Стихи.ру - порядка 200 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более двух миллионов страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

Монолог кулигина из грозы островского в обработке. Жестокие нравы, сударь, в нашем городе, жестокие

    Нравы у нас жестокие - см. Жестокие, сударь, нравы в нашем городе. Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений. М.: «Локид Пресс». Вадим Серов. 2003 … Словарь крылатых слов и выражений

    Островский А.Н. - Островский А.Н. Островский Александр Николаевич (1823 1886) Русский драматург, театральный деятель. Афоризмы, цитаты Островский А.Н. биография Публика ходит в театр смотреть хорошее исполнение хороших пьес, а не самую пьесу: пьесу можно и… … Сводная энциклопедия афоризмов

    Островский, Александр Николаевич - драматический писатель, начальник репертуара Императорского Московского театра и директор Московского театрального училища. А. Н. Островский родился в Москве 31 го января 1823 г. Отец его, Николай Федорович, происходил из духовного звания, и по… … Большая биографическая энциклопедия

    Островский - Александр Николаевич (1823 1886) крупнейший русский драматург. Р. в Москве, в семье чиновника, ставшего позднее частнопрактикующим ходатаем по гражданским делам. В 1835 1840 учился в I Московской гимназии. В 1840 был принят на юридический… … Литературная энциклопедия

    НРАВ - НРАВ, нрава, муж. 1. Характер, душевный уклад, совокупность психических свойств. Кроткий нрав. Крутой нрав. «Катя… с детских лет поражала всех своей даровитостью, но нрава была непокорного, капризного.» А.Тургенев. 2. только мн. Обычаи,… … Толковый словарь Ушакова

    жестокий - Безбожный, бездушный, безжалостный, беспощадный, бессердечный, бесчеловечный, бесчувственный, бесщадный, варварский, жесткий, зверский, лютый, кровожадный, мстительный, неистовый, неумолимый, нечувствительный, нещадный, свирепый, суровый,… … Словарь синонимов

    жесто́кий - ая, ое; ток, а и а, о; жесточайший. 1. Крайне суровый; безжалостный, беспощадный. [Елизавета Сергеевна:] Жестокий вы и бессердечный человек! Писемский, Семейный омут. [Кулигин:] Жестокие нравы, сударь, в нашем городе, жестокие! А. Островский,… … Малый академический словарь

    обычай - Привычка, заведение, замашка, манера, мода, норов, нрав, обряд, обрядность, поведение, порядок, правило, практика, рутина, устав, шаблон. Освященный веками обычай. Этого у нас и в заводе нет. Человек честных правил. Дух времени, веяние. Жестокие… … Словарь синонимов

Оригинал:
Кулигин. И не привыкнете никогда, сударь.
Борис. Отчего же?
Кулигин. Жестокие нравы, сударь, в нашем городе, жестокие! В мещанстве, сударь, вы ничего, кроме грубости да бедности нагольной, не увидите. И никогда нам, сударь, не выбиться из этой коры! Потому что честным трудом никогда не заработать нам больше насущного хлеба. А у кого деньги, сударь, тот старается бедного закабалить, чтобы на его труды даровые еще больше денег наживать. Знаете, что ваш дядюшка, Савел Прокофьич, городничему отвечал? К городничему мужички пришли жаловаться, что он ни одного из них путем не разочтет. Городничий и стал ему говорить: «Послушай, говорит, Савел Прокофьич, рассчитывай ты мужиков хорошенько! Каждый день ко мне с жалобой ходят!» Дядюшка ваш потрепал городничего по плечу, да и говорит: «Стоит ли, ваше высокоблагородие, нам с вами об таких пустяках разговаривать! Много у меня в год-то народу перебывает; вы то поймите: недоплачу я им по какой-нибудь копейке на человека, а у меня из этого тысячи составляются, так оно мне и хорошо!» Вот как, сударь! А между собой-то, сударь, как живут! Торговлю друг у друга подрывают, и не столько из корысти, сколько из зависти. Враждуют друг на друга; залучают в свои высокие-то хоромы пьяных приказных, таких, сударь, приказных, что и виду-то человеческого на нем нет, обличье-то человеческое истеряно. А те им, за малую благостыню, на гербовых листах злостные кляузы строчат на ближних. И начнется у них, сударь, суд да дело, и несть конца мучениям. Судятся-судятся здесь, да в губернию поедут, а там уж их и ждут да от радости руками плещут. Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается; водят их, водят, волочат их, волочат; а они еще и рады этому волоченью, того только им и надобно. «Я, говорит, потрачусь, да уж и ему станет в копейку». Я было хотел все это стихами изобразить...

Обработка А.Минникаева

Жестоки нравы, сударь, в нашем городе. Жестокие
В мещанстве миром правят люди вовсе не далекие
Полным полно грубиянства похлеще, чем в жизни стольной
Не узреть вам ничего кроме бедности нагольной.
Не удасться никогда из этой выбиться коры:
Надежда...есть она у многих, но лишь только до поры
Все, кто честны не заработают насущной еды,
А у кого –в кармане деньги, тот владелец бедноты,
На чьи труды он будет крепко пить и пировать,
Красиво жить и еще больше денег наживать.
Вам сказать, как отвечать сумел ваш дикий дядя,
Савел Прокофич городничему глазами добрыми глядя?

«Послушай, брат, расчитывай ты мужиков хорошенько.
Каждый день ко мне с жалобами ходят по-маленьку.»
Ответом: стоит ли нам с вами о пустяках рассуждать.
Им что копейка, что пять – мне капитал наживать

А меж собой-то, милый сударь, как живут:
Глотки рвут, себя продают, торговлю душат
Друг у друга подрывают, не скрывают,
Что война идет из краю зависти... они с успехом залучают
В свои высокие хоромы пьяных приказных,
На коих виду человечьего нет, и таких
Что истеряли обличье. На листах гербовых
Кляузы злостные строчат на ближних и родных
Судятся, судятся и нет конца глупых споров
Итоги этих процессов, разве только разговоров,
Как в губернию пойдут за правдой, важной вещью
- Там их и ждут, от радости руками плещут.
Скоро сказка говорится, ну а делу торопится
Не годится: их волочат, как звериные хвосты,
А они тому и рады, колокочат без нужды…
Очень странная житейка: «Я потрачусь – говорить
-Да уж ему станет в копейку»
... хотел в стихах изобразить

Рецензии

Ежедневная аудитория портала Стихи.ру - порядка 200 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более двух миллионов страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

Русский великий драматург А.Н. Острвский написал огромное множество пьес. Но одна из них считается наилучшей и просто вершиной его творчества. Это пьеса "Гроза". Особую популярность также получили героев данного произведения - Катерины, Кулигина.

Монолог Кулигина "Гроза" Островский

Кулигин. И не привыкнете никогда, сударь.
Борис. Отчего же?
Кулигин. Жестокие нравы, сударь, в нашем городе, жестокие! В мещанстве, сударь, вы ничего, кроме грубости да бедности нагольной, не увидите. И никогда нам, сударь, не выбиться из этой коры! Потому что честным трудом никогда не заработать нам больше насущного хлеба. А у кого деньги, сударь, тот старается бедного закабалить, чтобы на его труды даровые еще больше денег наживать. Знаете, что ваш дядюшка, Савел Прокофьич, городничему отвечал? К городничему мужички пришли жаловаться, что он ни одного из них путем не разочтет. Городничий и стал ему говорить: «Послушай, говорит, Савел Прокофьич, рассчитывай ты мужиков хорошенько! Каждый день ко мне с жалобой ходят!» Дядюшка ваш потрепал городничего по плечу, да и говорит: «Стоит ли, ваше высокоблагородие, нам с вами об таких пустяках разговаривать! Много у меня в год-то народу перебывает; вы то поймите: недоплачу я им по какой-нибудь копейке на человека, а у меня из этого тысячи составляются, так оно мне и хорошо!» Вот как, сударь! А между собой-то, сударь, как живут! Торговлю друг у друга подрывают, и не столько из корысти, сколько из зависти. Враждуют друг на друга; залучают в свои высокие-то хоромы пьяных приказных, таких, сударь, приказных, что и виду-то человеческого на нем нет, обличье-то человеческое истеряно. А те им, за малую благостыню, на гербовых листах злостные кляузы строчат на ближних. И начнется у них, сударь, суд да дело, и несть конца мучениям. Судятся-судятся здесь, да в губернию поедут, а там уж их и ждут да от радости руками плещут. Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается; водят их, водят, волочат их, волочат; а они еще и рады этому волоченью, того только им и надобно. «Я, говорит, потрачусь, да уж и ему станет в копейку». Я было хотел все это стихами изобразить...

"Гроза" А.Н Островский - Монолог Кулигина

Вот какой, сударь, у нас городишко! Бульвар сделали, а не гуляют. Гуляют только по праздникам, и то один вид делают, что гуляют, а сами ходят туда наряды показывать. Только пьяного приказного и встретишь, из трактира домой плетется. Бедным гулять, сударь, некогда, у них день и ночь забота. И спят-то всего часа три в сутки. А богатые-то что делают? Ну, что бы, кажется, им не гулять, не дышать свежим воздухом? Так нет. У всех давно ворота, сударь, заперты и собаки спущены. Вы думаете, они дело делают, либо богу молятся? Нет, сударь! И не от воров они запираются, а чтоб люди не видали, как они своих домашних едят поедом да семью тиранят. И что слез льется за этими запорами, невидимых и неслышимых! Да что вам говорить, сударь! По себе можете судить. И что, сударь, за этими замками разврату темного да пьянства! И все шито да крыто — никто ничего не видит и не знает, видит только один бог! Ты, говорит, смотри в людях меня да на улице; а до семьи моей тебе дела нет; на это, говорит, у меня есть замки, да запоры, да собаки злые. Семья, говорит, дело тайное, секретное! Знаем мы эти секреты-то! От этих секретов-то, сударь, ему только одному весело, а остальные — волком воют. Да и что за секрет? Кто его не знает! Ограбить сирот, родственников, племянников, заколотить домашних так, чтобы ни об чем, что он там творит, пикнуть не смели. Вот и весь секрет. Ну, да бог с ними! А знаете, сударь, кто у нас гуляет? Молодые парни да девушки. Так эти у сна воруют часик-другой, ну и гуляют парочками. Да вот пара!

Популярный монолог Катерины из произведения Островского "Гроза"

Отчего люди не летают?
Я говорю, отчего люди не летают так, как птицы? Мне иногда кажется, что я птица. Когда стоишь на горе, так тебя и тянет лететь! Вот так бы разбежалась, подняла руки и полетела...Попробовать нешто теперь?!...А какая я была резвая! Такая ли я была! Я жила, ни об чем не тужила, точно птичка на воле. Маменька во мне души не чаяла, наряжала меня, как куклу, работать не принуждала; что хочу, бывало, то и делаю. Знаешь, как я жила в девушках? Встану я, бывало, рано; коли летом, так схожу на ключок, умоюсь, принесу с собой водицы и все, все цветы в доме полью. У меня цветов было много-много. А какие сны мне снились, какие сны! Или храмы золотые, или сады какие-то необыкновенные, и все поют невидимые голоса, и кипарисом пахнет, и горы и деревья будто не такие, как обыкновенно, а как на образах пишутся. А то, будто я летаю, так и летаю по воздуху. И теперь иногда снится, да редко, да и не то...Ох, что-то со мной недоброе делается, чудо какое-то! Никогда со мной этого не было. Что-то во мне такое необыкновенное. Точно я снова жить начинаю, или... уж и не знаю. Такой на меня страх, такой-то на меня страх! Точно я стою над пропастью и меня кто-то туда толкает, а удержаться мне не за что...Лезет мне в голову мечта какая-то. И никуда я от нее не уйду. Думать стану - мыслей никак не соберу, молиться - не отмолюсь никак. Языком лепечу слова, а на уме совсем не то: точно мне лукавый в уши шепчет, да все про такие дела нехорошие. И то мне представляется, что мне самое себе совестно сделается. Что со мной? Не спится мне, все мерещится шепот какой-то: кто-то так ласково говорит со мной, точно голубь воркует. Уж не снятся мне, как прежде, райские деревья да горы,а точно меня кто-то обнимает так горячо-горячо и ведет меня куда-то, и я иду за ним, иду...

В драме Островского «Гроза» широко поставлены проблемы нравственности. На примере провинциального города Калинова драматург показал царящие там воистину жестокие нравы. Островский изобразил жестокость людей, живущих по старинке, по «Домострою», и новое поколение молодежи, отвергающее эти устои. Персонажи драмы делятся на две группы. По одну сторону стоят старики, поборники старых порядков, которые, в сущности, и осуществляют этот «Домострой», по другую - и молодое поколение города.

Герои драмы живут в городе Калинове. Этот город занимает маленькое, но не последнее место в России того времени, в то же время он - олицетворение крепостничества и «Домостроя». За стенами города чудится другой, чужой мир. Не зря Островский в ремарках упоминает Волгу, «общественный сад на берегу Волги, за Волгой сельский вид». Мы видим, насколько жестокий, замкнутый мир Калинова отличается от внешнего, «безудержно огромного». Это мир Катерины, родившейся и выросшей на Волге. За этим миром кроется та жизнь, которой так боятся Кабаниха и ей подобные. По словам странницы Феклуши, «старый мир» уходит, лишь в этом городе «рай и тишина», в других же местах «просто содом»: люди в суете друг друга не замечают, запрягают «огненного змия», а в Москве «теперь гульбища да игрища, а по улицам-то индо грохот идет, стон стоит». Но и в старом Калинове что-то меняется. Новые мысли несет в себе Кулигин. Кулигин, воплощающий идеи Ломоносова, Державина и представителей более ранней культуры, предлагает поставить на бульваре часы, чтобы смотреть по ним время.

Познакомимся с остальными представителями Калинова. Марфа Игнатьевна Кабанова - поборница старого мира. Уже само имя рисует нам грузную, тяжелого характера женщину, а прозвище «Кабаниха» дополняет эту неприятную картину. Кабаниха живет по старинке, в соответствии со строгим порядком. Но она соблюдает только видимость этого порядка, который поддерживает на людях: добрый сын, послушная невестка. Даже сетует: «Ничего-то не знают, никакого порядка... Что будет, как старики перемрут, как будет свет стоять, уж и не знаю. Ну, да уж хоть то хорошо, что не увижу ничего». В доме же царит настоящий произвол. Кабаниха деспотична, груба,с крестьянами, «поедом ест» домашних и не терпит возражений. Ее воле полностью подчинен сын, этого ждет, она и от невестки.

Рядом с Кабанихой, которая изо дня в день «точит всех своих домашних, как ржа железо», выступает купец Дикой, чье имя ассоциируется с дикой силой. Дикой не только «точит и пилит» членов своей семьи. От него страдают и мужики, которых он обманывает при расчете, и, конечно, покупатели, а также его конторщик Кудряш, непокорный и дерзкий парень, готовый кулаками проучить «ругателя» в темном переулке.

Характер Дикого Островский обрисовал очень точно. Для Дикого главное - деньги, в которых он видит все: , славу, поклонение. Особенно это бросается в глаза в маленьком городке, где он живет. Он уже запросто может «потрепать по плечу» самого городничего.

Дикому и Кабанихе - представителям старого порядка, противостоит Кулигин. Ку-лигин - изобретатель, его взгляды соответствуют просветительским взглядам. Он хочет изобрести солнечные часы, «перпетуум мобиле», громоотвод. Его изобретение громоотвода символично, так же как в драме сим-волична гроза. Недаром так не любит Кули-гина Дикой, который обзывает его «червяком», «татарином» и «разбойником». Готовность Дикого отправить изобретателя-просветителя к городничему, его попытки опровергнуть знания Кулигина, основываясь на самом диком религиозном суеверии, - все это тоже в пьесе приобретает символическое значение. Кулигин цитирует Ломоносова и Державина, ссылается на их авторитет. Он живет в старом «домостроевском» мире, где еще верят в предзнаменования и людей с «песьими головами», однако образ Кулигина - свидетельство того, что в «темном царстве» уже появились люди, которые могут стать нравственными судьями тех, кто над ними господствует. Поэтому в конце драмы именно Кулигин выносит тело Катерины на берег и произносит полные укоризны слова.

Образы Тихона и Бориса разработаны незначительно, Добролюбов в известной статье говорит, что Бориса можно скорее отнести к обстановке, чем к героям. В ремарке Борис выделяется только одеждой: «Все лица, кроме Бориса, одеты по-русски». Это первое отличие его от жителей Калинова. Второе отличие в том, что он учился в коммерческой академии в Москве. Но Островский Сделал его племянником Дикого, а это говорит о том, что, несмотря на некоторые отличия, он принадлежит к людям «темного царства». Это подтверждает и тот факт, что он не способен бороться с этим царством. Вместо того чтобы протянуть Катерине руку помощи, он советует ей покориться своей судьбе. Такой же и Тихон. Уже в списке действующих лиц о нем сказано, что он «ее сын», то есть сын Кабанихи. Он действительно скорее просто сын Кабанихи, нежели личность. У Тихона нет силы воли. Единственное желание этого человека - вырваться из-под опеки матери, чтобы за весь год отгуляться. Тихон тоже не в состоянии помочь Катерине. И Борис и Тихон оставляют ее наедине со своими внутренними переживаниями.

Если Кабаниха и Дикой принадлежат к старому укладу, Кулигин несет идеи просвещения, то Катерина находится на распутье. Выросшая и воспитанная в патриархальном духе, Катерина полностью следует этому об-разу жизни. Измена здесь считается непростительной, и, изменив мужу, Катерина видит в этом грех перед Богом. Но ее характер от природы гордый, независимый и свободный. Ее мечта летать означает вырваться на свободу из-под власти деспотичной свекрови и из душного мира дома Кабановых. В детстве она однажды, обидевшись на что-то, ушла вечером на Волгу. Такой же протест слышится и в ее словах, обращенных к Варе: «А уж коли очень мне здесь опостылеет, так не удержат меня никакой силой. В окно выброшусь, в Волгу кинусь. Не хочу здесь жить, так не стану, хоть ты меня режь!» В душе Катерины идет борьба между муками совести и стремлением к свободе. Катерина отличается и от представителей молодежи - Варвары и Кудряша. Она не умеет приспосабливаться к жизни, лицемерить и притворяться, как это делает Кабаниха, не умеет смотреть на мир так легко, как Варя. Островский мог бы закончить драму сценой покаяния Катерины. Но это бы значило, что «темное царство» победило. Катерина погибает, и в этом ее над. старым миром.

По словам современников, пьеса Островского «Гроза» имела очень большое значение. В ней показаны два мира, два образа жизни - старый и новый с их представителями. Гибель главной героини Катерины наводит на мысль, что новый мир победит и что именно этот мир придет на смену старому.

Нужно скачать сочиненение? Жми и сохраняй - » Жестокие нравы, сударь, в нашем городе, жестокие! . И в закладках появилось готовое сочинение.

Жизнь в маленьких городках, как правило, отличается своими сложностями. В первую очередь, они обозначены тем, что большинство людей знают очень хорошо друг друга, в таком случае очень сложно соблюдать правила личной жизни, как правило, события любой важности становятся поводом для обсуждения общественности. Вторая сложность заключается в том, что жизнь в таких городках лишена разноплановых событий – обсуждение сплетен и их домысел – основной вид развлечений.

Монолог Кулигина:

«Жестокие нравы, сударь, в нашем городе, жестокие! В мещанстве, сударь, вы ничего, кроме грубости да бедности нагольной, не увидите. И никогда нам, сударь, не выбиться из этой коры! Потому что честным трудом никогда не заработать нам больше насущного хлеба. А у кого деньги, сударь, тот старается бедного закабалить, чтобы на его труды даровые еще больше денег наживать. Знаете, что ваш дядюшка, Савел Прокофьич, городничему отвечал? К городничему мужички пришли жаловаться, что он ни одного из них путем не разочтет.

Городничий и стал ему говорить: «Послушай, говорит, Савел Прокофьич, рассчитывай ты мужиков хорошенько! Каждый день ко мне с жалобой ходят!» Дядюшка ваш потрепал городничего по плечу, да и говорит: «Стоит ли, ваше высокоблагородие, нам с вами об таких пустяках разговаривать! Много у меня в год-то народу перебывает; вы то поймите: недоплачу я им по какой-нибудь копейке на человека, а у меня из этого тысячи составляются, так оно мне и хорошо!»

Вот как, сударь! А между собой-то, сударь, как живут! Торговлю друг у друга подрывают, и не столько из корысти, сколько из зависти. Враждуют друг на друга; залучают в свои высокие-то хоромы пьяных приказных, таких, сударь, приказных, что и виду-то человеческого на нем нет, обличье-то человеческое истеряно.

А те им, за малую благостыню, на гербовых листах злостные кляузы строчат на ближних. И начнется у них, сударь, суд да дело, и несть конца мучениям. Судятся-судятся здесь, да в губернию поедут, а там уж их и ждут да от радости руками плещут. Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается; водят их, водят, волочат их, волочат; а они еще и рады этому волоченью, того только им и надобно. «Я, говорит, потрачусь, да уж и ему станет в копейку». Я было хотел все это стихами изобразить…»

Предлагаем ознакомиться с в пьесе “Гроза” Островского.

Итог: Город Калинов, в котором происходят основные события, имеет двоякую природу – с одной стороны природный ландшафт настраивает на позитивное восприятие и настрой приезжих, но истинное положение вещей далеко от этой истины. Жители Калинова лишены толерантности и гуманности. И поэтому жизнь в этом городе сложна и специфическая. Описание природы города ярко контрастирует с сутью его жителей. Алчность и любовь к склокам сводят на нет всю естественную красоту.

Тест: А.Н. Островский. Пьеса "Гроза"

А.Н. Островский. Пьеса "Гроза"

Итоговый тест по теме "А.Н. Островский. Жизнь и творчество. Пьеса "Гроза"

Литература 10 класс | ID: 611 | Дата: 9.12.2013

";} else {document.getElementById("torf1").innerHTML="";}; if (answ.charAt(1)=="1") {document.getElementById("torf2").innerHTML="";} else {document.getElementById("torf2").innerHTML="";}; if (answ.charAt(2)=="1") {document.getElementById("torf3").innerHTML="";} else {document.getElementById("torf3").innerHTML="";}; if (answ.charAt(3)=="1") {document.getElementById("torf4").innerHTML="";} else {document.getElementById("torf4").innerHTML="";}; if (answ.charAt(4)=="1") {document.getElementById("torf5").innerHTML="";} else {document.getElementById("torf5").innerHTML="";}; if (answ.charAt(5)=="1") {document.getElementById("torf6").innerHTML="";} else {document.getElementById("torf6").innerHTML="";}; if (answ.charAt(6)=="1") {document.getElementById("torf7").innerHTML="";} else {document.getElementById("torf7").innerHTML="";}; if (answ.charAt(7)=="1") {document.getElementById("torf8").innerHTML="";} else {document.getElementById("torf8").innerHTML="";}; if (answ.charAt(8)=="1") {document.getElementById("torf9").innerHTML="";} else {document.getElementById("torf9").innerHTML="";}; if (answ.charAt(9)=="1") {document.getElementById("torf10").innerHTML="";} else {document.getElementById("torf10").innerHTML="";}; if (answ.charAt(10)=="1") {document.getElementById("torf11").innerHTML="";} else {document.getElementById("torf11").innerHTML="";}; if (answ.charAt(11)=="1") {document.getElementById("torf12").innerHTML="";} else {document.getElementById("torf12").innerHTML="";}; if (answ.charAt(12)=="1") {document.getElementById("torf13").innerHTML="";} else {document.getElementById("torf13").innerHTML="";}; if (answ.charAt(13)=="1") {document.getElementById("torf14").innerHTML="";} else {document.getElementById("torf14").innerHTML="";}; if (answ.charAt(14)=="1") {document.getElementById("torf15").innerHTML="";} else {document.getElementById("torf15").innerHTML="";}; if (answ.charAt(15)=="1") {document.getElementById("torf16").innerHTML="";} else {document.getElementById("torf16").innerHTML="";}; if (answ.charAt(16)=="1") {document.getElementById("torf17").innerHTML="";} else {document.getElementById("torf17").innerHTML="";}; if (answ.charAt(17)=="1") {document.getElementById("torf18").innerHTML="";} else {document.getElementById("torf18").innerHTML="";}; if (answ.charAt(18)=="1") {document.getElementById("torf19").innerHTML="";} else {document.getElementById("torf19").innerHTML="";}; if (answ.charAt(19)=="1") {document.getElementById("torf20").innerHTML="";} else {document.getElementById("torf20").innerHTML="";}; } }

Получение сертификата
о прохождении теста

Как найти площадь закрашенной фигуры в круге. Задачи разделены на уровни сложности

Оригинал:
Кулигин. И не привыкнете никогда, сударь.
Борис. Отчего же?
Кулигин. Жестокие нравы, сударь, в нашем городе, жестокие! В мещанстве, сударь, вы ничего, кроме грубости да бедности нагольной, не увидите. И никогда нам, сударь, не выбиться из этой коры! Потому что честным трудом никогда не заработать нам больше насущного хлеба. А у кого деньги, сударь, тот старается бедного закабалить, чтобы на его труды даровые еще больше денег наживать. Знаете, что ваш дядюшка, Савел Прокофьич, городничему отвечал? К городничему мужички пришли жаловаться, что он ни одного из них путем не разочтет. Городничий и стал ему говорить: «Послушай, говорит, Савел Прокофьич, рассчитывай ты мужиков хорошенько! Каждый день ко мне с жалобой ходят!» Дядюшка ваш потрепал городничего по плечу, да и говорит: «Стоит ли, ваше высокоблагородие, нам с вами об таких пустяках разговаривать! Много у меня в год-то народу перебывает; вы то поймите: недоплачу я им по какой-нибудь копейке на человека, а у меня из этого тысячи составляются, так оно мне и хорошо!» Вот как, сударь! А между собой-то, сударь, как живут! Торговлю друг у друга подрывают, и не столько из корысти, сколько из зависти. Враждуют друг на друга; залучают в свои высокие-то хоромы пьяных приказных, таких, сударь, приказных, что и виду-то человеческого на нем нет, обличье-то человеческое истеряно. А те им, за малую благостыню, на гербовых листах злостные кляузы строчат на ближних. И начнется у них, сударь, суд да дело, и несть конца мучениям. Судятся-судятся здесь, да в губернию поедут, а там уж их и ждут да от радости руками плещут. Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается; водят их, водят, волочат их, волочат; а они еще и рады этому волоченью, того только им и надобно. «Я, говорит, потрачусь, да уж и ему станет в копейку». Я было хотел все это стихами изобразить...

Обработка А.Минникаева

Жестоки нравы, сударь, в нашем городе. Жестокие
В мещанстве миром правят люди вовсе не далекие
Полным полно грубиянства похлеще, чем в жизни стольной
Не узреть вам ничего кроме бедности нагольной.
Не удасться никогда из этой выбиться коры:
Надежда...есть она у многих, но лишь только до поры
Все, кто честны не заработают насущной еды,
А у кого –в кармане деньги, тот владелец бедноты,
На чьи труды он будет крепко пить и пировать,
Красиво жить и еще больше денег наживать.
Вам сказать, как отвечать сумел ваш дикий дядя,
Савел Прокофич городничему глазами добрыми глядя?

«Послушай, брат, расчитывай ты мужиков хорошенько.
Каждый день ко мне с жалобами ходят по-маленьку.»
Ответом: стоит ли нам с вами о пустяках рассуждать.
Им что копейка, что пять – мне капитал наживать

А меж собой-то, милый сударь, как живут:
Глотки рвут, себя продают, торговлю душат
Друг у друга подрывают, не скрывают,
Что война идет из краю зависти... они с успехом залучают
В свои высокие хоромы пьяных приказных,
На коих виду человечьего нет, и таких
Что истеряли обличье. На листах гербовых
Кляузы злостные строчат на ближних и родных
Судятся, судятся и нет конца глупых споров
Итоги этих процессов, разве только разговоров,
Как в губернию пойдут за правдой, важной вещью
- Там их и ждут, от радости руками плещут.
Скоро сказка говорится, ну а делу торопится
Не годится: их волочат, как звериные хвосты,
А они тому и рады, колокочат без нужды…
Очень странная житейка: «Я потрачусь – говорить
-Да уж ему станет в копейку»
... хотел в стихах изобразить

Рецензии

Ежедневная аудитория портала Стихи.ру - порядка 200 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более двух миллионов страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

Кулигин . Вот какой, сударь, у нас городишко! Бульвар сделали, а не гуляют. Гуляют только по праздникам, и то один вид делают, что гуляют, а сами ходят туда наряды показывать. Только пьяного приказного и встретишь, из трактира домой плетется. Бедным гулять, сударь, некогда, у них день и ночь работа. И спят-то всего часа три в сутки. А богатые-то что делают? Ну, что бы, кажется, им не гулять, не дышать свежим воздухом? Так нет. У всех давно ворота, сударь, заперты, и собаки спущены… Вы думаете, они дело делают либо богу молятся? Нет, сударь. И не от воров они запираются, а чтоб люди не видали, как они своих домашних едят поедом да семью тиранят. И что слез льется за этими запорами, невидимых и неслышимых! Да что вам говорить, сударь! По себе можете судить. И что, сударь, за этими замками разврату темного да пьянства! И все шито да крыто – никто ничего не видит и не знает, видит только один бог! Ты, говорит, смотри, в людях меня да на улице, а до семьи моей тебе дела нет; на это, говорит, у меня есть замки, да запоры, да собаки злые. Семья, говорит, дело тайное, секретное! Знаем мы эти секреты-то! От этих секретов-то, сударь, ему только одному весело, а остальные волком воют. Да и что за секрет? Кто его не знает! Ограбить сирот, родственников, племянников, заколотить домашних так, чтобы ни об чем, что он там творит, пискнуть не смели. Вот и весь секрет. Ну, да бог с ними! А знаете, сударь, кто у нас гуляет? Молодые парни да девушки. Так эти у сна воруют часок-другой, ну и гуляют парочками. Да вот пара!

А. Н. Островский. Гроза. Спектакль. Серия 1

(Островский «Гроза», действие 3 , сцена 1, явление 3. См. на нашем сайте краткое содержание «Грозы», её полный текст и анализ этой пьесы, сделанный великим русским писателем


Жестокие, сударь, нравы в нашем городе

Цитата из пьесы Островского А.Н. «Гроза». Эти слова произносит Кулигин (действ. 1, явл. 3).

"Борис. Эх, Кулигин, больно трудно мне здесь, без привычки-то. Все на меня как-то дико смотрят, точно я здесь лишний, точно мешаю им. Обычаев я здешних не знаю. Я понимаю, что все это наше русское, родное, а все-таки не привыкну никак.

Кулигин. И не привыкнете никогда, сударь.

Борис. Отчего же?

Кулигин. Жестокие нравы, сударь, в нашем городе, жестокие! В мещанстве, сударь, вы ничего, кроме грубости да бедности нагольной, не увидите. И никогда нам, сударь, не выбиться из этой коры!

Потому что честным трудом никогда не заработать нам больше насущного хлеба. А у кого деньги, сударь, тот старается бедного закабалить, чтобы на его труды даровые еще больше денег наживать.

Знаете, что ваш дядюшка, Савел Прокофьич, городничему отвечал? К городничему мужички пришли жаловаться, что он ни одного из них путем не разочтет. Городничий и стал ему говорить:

"Послушай, – говорит, – Савел Прокофьич, рассчитывай ты мужиков хорошенько! Каждый день ко мне с жалобой ходят!"

Дядюшка ваш потрепал городничего по плечу да и говорит: "Стоит ли, ваше высокоблагородие, нам с вами о таких пустяках разговаривать! Много у меня в год-то народу перебывает; вы то поймите: не доплачу я им по какой-нибудь копейке на человека, у меня из этого тысячи составляются, так оно; мне и хорошо!"

Вот как, сударь! А между собой-то, сударь, как живут! Торговлю друг у друга подрывают, и не столько из корысти, сколько из зависти. Враждуют друг на друга; залучают в свои высокие-то хоромы пьяных приказных, таких, сударь, приказных, что и виду-то человеческого на нем нет, обличье-то человеческое потеряно.

А те им за малую благостыню на гербовых листах злостные кляузы строчат на ближних. И начнется у них, сударь, суд да дело, и несть конца мучениям. Судятся, судятся здесь да в губернию поедут, а там уж их и ждут да от, радости руками плещут. Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается; водят их, водят, волочат их, волочат, а они еще и рады этому волоченью, того только им и надобно.

"Я, – говорит, – потрачусь, да уж и ему станет в копейку". Я было хотел все это стихами изобразить..."

Луч света в темном царстве

Цитата из статьи "Луч света в темном царстве" публициста Николая Александровича Добролюбова (1860 г.), посвященной драме Островского А.Н. «Гроза» (1859 г.)

В статье главная героиня пьесы Катерина, покончившая жизнь самоубийством, сравнивалась с «лучом света» в «темном царстве» невежественных купцов-самодуров.

Один любит арбуз, другой свиной хрящик

Цитата из пьесы Островского Александра Николаевича "Бесприданница" (1878 г.), слова Паратова:


    "Лариса. Мы, Сергей Сергеич, скоро едем в деревню.

    Паратов. От прекрасных здешних мест?

    Карандышев. Что же вы находите здесь прекрасного?

    Паратов. Ведь это как кому; на вкус, на цвет образца нет.

    Огудалова. Правда, правда. Кому город нравится, а кому деревня.

    Паратов. Тетенька, у всякого свой вкус: один любит арбуз, другой свиной хрящик.

    Огудалова. Ах, проказник! Откуда вы столько пословиц знаете?

    Паратов. С бурлаками водился, тетенька, так русскому языку выучишься.

Видимо эта фраза была известна до написания Островским пьесы "Бесприданница".

К примеру, Салтыков-Щедрин Михаил Евграфович в "За рубежем", 3 пишет: "Представлением о комиссии неизбежно сопрягается представление о пререканиях. Одному нравится арбуз, другому - свиной хрящик."

Определение жестокости от Merriam-Webster

кру · эль | \ ˈKrü (-ə) l \

жестокий или жестокий; самый жестокий или самый жестокий

1 : склонен причинять боль или страдать : лишен гуманных чувств у жестокого тирана жестокое сердце

: причинение травм, горя или боли или способствующих им жестокая шутка жестокая ирония судьбы

б : без снисхождения жестокое наказание

Темный рыцарь - Цитаты из фильмов

Джокер: Мы живем в забавном мире.Кстати, ты знаешь, откуда у меня эти шрамы?

Джокер: Мы живем в забавном мире. Кстати, ты знаешь, откуда у меня эти шрамы?

Бэтмен / Брюс Уэйн: Нет, но я знаю, как ты их получил!

Джокер: Oohahahahahhahwahahahahahaa! Ой! Ух ты.Ты просто не мог меня отпустить, не так ли? Вот что происходит, когда неудержимая сила встречает неподвижный объект. Вы действительно неподкупны, не так ли? Хм? Вы не убьете меня из-за какого-то неуместного чувства самодовольства. И я не буду убивать тебя, потому что ты просто так развлекаешься. Думаю, нам с тобой суждено делать это вечно.

Джокер: Oohahahahahhahwahahahahahaa! Ой! Ух ты.Ты просто не мог меня отпустить, не так ли? Вот что происходит, когда неудержимая сила встречает неподвижный объект. Вы действительно неподкупны, не так ли? Хм? Вы не убьете меня из-за какого-то неуместного чувства самодовольства. И я не буду убивать тебя, потому что ты просто так развлекаешься. Думаю, нам с тобой суждено делать это вечно.

Бэтмен / Брюс Уэйн: Вы навсегда останетесь в горьком ознобе.

Бэтмен / Брюс Уэйн: Ты навсегда останешься в клетке с мягкой подкладкой.

Джокер: Может быть, мы сможем поделиться одним. Вы знаете, что они удвоят скорость, с которой жители этого города теряют рассудок.

Джокер: Может быть, мы сможем поделиться одним.Вы знаете, что они удвоят скорость, с которой жители этого города теряют рассудок.

Бэтмен / Брюс Уэйн: Этот город только что показал, что в нем полно людей, готовых верить в добро.

Джокер: Пока дух полностью не сломается. Пока им не повезет с настоящим Харви Дентом и всеми его героическими поступками.Вы не думали, что я рискну проиграть битву за душу Готэма в драке с вами? Нет. Тебе нужен туз в кармане. Мой Харви.

Джокер: Пока дух полностью не сломается. Пока им не повезет с настоящим Харви Дентом и всеми его героическими поступками. Вы не думали, что я рискну проиграть битву за душу Готэма в драке с вами? Нет. Тебе нужен туз в кармане.Мой Харви.

Бэтмен / Брюс Уэйн: Что ты сделал?

Менеджер банка: Я взял белого рыцаря Готэма и опустил его до нашего уровня. Это было несложно. Безумие, как известно, похоже на гравитацию. Все, что нужно, - это небольшой толчок. Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-рер

Менеджер банка: Я взял белого рыцаря Готэма и опустил его до нашего уровня.Это было несложно. Безумие, как известно, похоже на гравитацию. Все, что нужно, - это небольшой толчок.

Джокер: Я взял белого рыцаря Готэма и опустил его до нашего уровня. Это было несложно. Безумие, как известно, похоже на гравитацию. Все, что нужно, - это небольшой толчок.

Городская мадам - ​​комедия, разыгранная в частном доме в Блэк Фрайерс под бурные аплодисменты / автор: Филипп Массинджер, Гент.

Actus quintus, Scena prima.

Входят Люк, сэр Джон, Лейси и Пленти.

Люк.

Тебе тогда не надо, как кажется, переделывать

В нашу религию.

Сэр Джон.

Мы не знаем такого слова,

Ни силы, но Дивела, и ему мы служим из страха,

Не люблю.

Люк.

Рад, что заряд сэкономлен.

Сэр Джон.

Ставим

Уловка твоего брата, чтобы иметь средства

Page 67 Чтобы прийти в Citie. Теперь вы узнаете

Тщательный дизайн, который принес нам уверенность

Если вы одалживаете свою помощь, чтобы снабдить нас этим

Который в Колонии нельзя было покупать,

Ни один торговец никогда не возвращал такой доход

Для его самого претенциозного предприятия, как и вы.

Получите от нас; далеко-далеко, выше ваших надежд,

Или вообразить.

Музыканты спускаются, чтобы подготовиться к песне в Арасе.

Люк.

Должно быть

Какой-то странный товар, дорогой ценой,

(Такое мнение мне навязывают,

Вы будете действовать честно), на что я не рискну.

Назови меня.

Lacie.

Боюсь, вы заработаете

Какая-то совесть согласна.

Люк.

Совесть! Нет нет; так что это можно сделать с безопасностью,

И без опасности закона.

Много.

Для этого

Ты будешь спать спокойно.И оно не должно уменьшаться,

Но прибавьте к себе такую ​​прибавку,

Вместо того, что у вас сейчас есть, появится Atome

В гору он приносит с собой.

Люк.

Не терзай меня

С ожиданием.

Сэр Джон.

Таким образом, одним словом:

Нырок.Зачем начинать с его имени? если вы

Желание погрязнуть в богатстве и мирских почестях,

Вы должны поскорее познакомиться с ним.

Этот Дивел, чьим жрецом я являюсь, создал

Глубинный маг (ибо я могу творить чудеса)

Явился мне в Вирджинии и командовал

В много полосок (это его жестокий обычай)

Я должен обеспечить под страхом его неистового гнева

Против следующей великой жертвы, при которой

Мы пресмыкаемся на лицах, падаем перед ним,

Две христианские девы, чистокровные

Мог бы умереть его ужасные Алтари, а третий

(В ненависти к законным объятиям)

Страница 68 В браке и с вашими жестокими обрядами

В жертву Гекате,

И распутная похоть ее любимица.

Люк.

Дивельский обычай:

И все же почему это должно меня пугать? есть

Достаточно секса, подходящего для его употребления: но девственницы,

И такую ​​Матрону, о которой вы говорите, вряд ли можно приучить к этому.

Много.

Золотая шахта за вознаграждение

Ждет того, кто возьмется за это, и выполняет.

Lacie.

Знай, что ты не бедная вдова или бедная

Служанки, у которых нет вдовства, хотя они и рождены хорошо,

Утомляет их собственная страна?

Сэр Джон.

Таких, как должно было быть

Несчастный в другом мире, тогда где

Они пресытились счастьем?

Люк.

Отпустите меня,

Я бы не потерял эту покупку. Могильная Матрона!

И две чистые девы. Умм! Я думаю, моя сестра

Хотя гордый всегда был честен; и мой Neeces

Еще не окрашен. Почему бы их не отправить

Для этого занятия? они мне в тягость,

И съесть слишком много. И если они останутся в Лондоне,

Они найдут друзей, которые к моему проигрышу заставят меня

К композиции.'Twere a Master-piece

'

Если бы это было возможно. Их когда-либо было

Амбициозный титул. Стоит ли настаивать на

С ними будут жить индийские королевы,

Это может многое сделать. Но что я буду чувствовать здесь,

Зная, для чего они предназначены? Их нет,

Мысль о них оставит меня. Так и должно быть.

Я предоставлю вам и возьму на себя услугу

В моей семье, и в моей крови тоже.

Сэр Джон.

Сделайте это хорошо, и не будет дома ваш

Содержите золото, которое вам пришлет.

Люк.

Вы видели мою сестру и двух моих Neeces?

Люк.

Эти настойчивые

Страница 69 Как счастливо они будут жить и в какой пышности

Когда они в ваших королевствах, вы должны

Work'em верят, что вы короли.

Люк.

Я немедленно применяю это на практике. Изучу тебя

Для подвижного языка. Сестра, Нисес. Как

Входят леди, Энн, Мэри.

Все еще в трауре? вытри глаза и очисти эти облака

Что скрывают ваших красоток. Вы поверили

Мое личное осуждение; хотя

Это похоже на грубый гнев, может быть серьезным?

Забудьте о страхе, который я вам навлек.Мои концы

В смирении вы были, чтобы взорвать высоту

Честь, принцип чести, которую я изучаю

Когда вы меньше всего ожидаете, это принесет вам награду.

Тем не менее, вы сомневаетесь: не желайте

Вы сами, и не позволяйте странностям средств,

С тенью какой-то опасности отдают вам

Невероятно.

Леди.

У нас было такое обычаи,

Как мы можем смутно надеяться, что ваши намерения,

И язык такой же.

Люк.

Я изменю эти надежды

С уверенностью.

Сэр Джон.

С каким искусством он их кружит!

Люк.

Что ты скажешь? или какую благодарность мне искать?

Если сейчас я возведу вас на такую ​​высоту, как

Жена и дочери гражданина

Ни разу не прибыл. Многим за их богатство (даю)

Написали "Дамы чести" и несколько

Иметь более высокие титулы, и это самый дальнейший рост

В Англии можно надеяться.Что ты думаешь

Если я укажу тебе способ жить

Королев в другом климате?

Банки готовы. Один стул и вино.

Ann.

Wee desire

Компетенция.

Мэри.

И предпочитаю наши страны курить

Перед диковинным огнем.

Стр.70

Леди.

Но стоит ли нам слушать

Для таких невозможностей это не

Сила человека делать это хорошо.

Люк.

Я не знаю.

И это величественное место далеко не убрано.

Это только в Вирджинию.

Леди.

Как, Вирджиния!

Не дай бог. Помните, сэр, умоляю вас,

Какие существа отправляются туда.

Ann.

Осужденные негодяи,

Конфисковано по закону.

Мэри.

Strumpets and Bauds,

За мерзость своей жизни,

Изгнан из своей страны.

Люк.

Ваши ложные страхи

Злоупотреблять моими благородными целями. Такой действительно

Посылаются туда в рабство, а ты

К абсолютному суверенитету.Посмотрите на этих людей,

С почтением наблюдайте за ними. Они короли,

Короли таких просторных территорий и владений:

Как измерил наш великий Brtitain, появится

Сад тоже нет.

Lacie.

Там тебя будут украшать

Как богини.

Сэр Джон.

Ваши пометы из золота

Поддерживается вашими вассалами, гордится тем, что несет

Бремя на их плечах.

Много.

Пышность и легкость,

С деликатесами, которых Европа никогда не знала,

Страницы лайков будут ждать вас.

Люк.

Если есть умы

Чтобы развлечь вас великим предложением,

С распростертыми руками и готовыми руками обнимать его.

Но это отказалось, представьте, что может сделать вас

Здесь самые несчастные, будьте уверены,

В шторм он обрушивается на вас: возьмите их,

И используйте свои лучшие уговоры. Если это не удастся.

Я отправлю их на борт в сухом жире.

Стр.71

Сэр Джон.

Не двигайтесь, сэр.

Wee'l work'em to your will: Пока мы расстаемся,

Твои мирские заботы отложены, немного веселья

Мы бы не ошиблись.

Уходит Лейси.Много, леди, Энн, Мэри.

Люк.

Вы говорите хорошо. А сейчас

Входит в мою память, это день моего рождения,

Что я бы с уважением заметил,

Но что бы он просил стоил.

Сэр Джон.

Это не огорчит вас.

Я своим искусством приготовлю тебе такой пир,

Как Персия в ее пышности и бунте

Никогда не равнялся: и восхитительный Musick

Как слышали итальянские князья

В их величайших развлечениях.Назовите своих гостей.

Сэр Джон.

Не городской сенат?

Люк.

И еще бедные соседи. Первый возразил бы мне

Глупого вздора, Последний

Слишком много гостеприимства и добродетели

Устаревший и бесполезный.Сяду

В одиночку и серфит у меня в магазине, а остальные

С завистью сосны. Мой Genius баловал

С мыслью о том, что я и от чего страдаю

Я выделил скупердяй.

Сэр Джон.

Вы должны;

И кое-что добавлю, вы еще не задумываетесь,

И я не буду сбит с толку.

Люк.

У меня одно предприятие,

И это отправлено, я свободен.

Сэр Джон.

Об этом Сэр,

Остальное оставьте мне.

Люк.

До сих пор я не любил магию.

Уход.

Стр.72
Actus quintus, Scena secunda.

Входят Лорд, Старая Золотая проволока и Старый Торговый колодец.

Лорд.

B Поверьте, господа! Я никогда не был

Так закружился в парне. Он замаскировал

Лицемерие в такой хитрой форме

С честью, я бы поклялся

Это святой.М. Голдвайр и М. Трейдвелл,

Что ты собираешься делать? положить.

Старый Goldwire.

С благосклонностью вашей светлости.

Старый Tradew.

Твоя воля, мой Господь, извинения

Грубость наших манер.

Лорд.

Вы получили

Каянные письма от ваших сыновей, я не сомневаюсь?

Старый Tradew.

Они наши единственные сыновья.

Old Goldw.

И как мы отцы,

Воспоминания о заблуждениях нашей молодости,

Мы бы помиловали в них описки.

Старый Торговый колодец.

и заплатите за

Умеренно.

Old Goldw.

В чем мы надеемся, ваша светлость

Будет нашим посредником.

Lrrd.

Вся моя сила,

Входит Люк.

Вы будете свободно командовать. Это он! Вас хорошо встретили.

И моему желанию. И дивно храбрый,

Ваша привычка говорит вам по-королевски.

Люк.

То, что я ношу, не беру на веру.

Лорд.

Ваши лучшие могут, и не краснеть за это.

Люк.

Если со мной больше ничего нет

Но, чтобы спорить с этим, я осмелюсь покинуть вас.

Лорд.

Вы очень категоричны, прошу вас остаться.

Однажды я считал тебя честным человеком.

Люк.

Теперь я честен

Страница 73 На сто тысяч фунтов я благодарю за это свои звезды,

При обмене, и если ваше позднее мнение

Изменяйся, кто может помочь? хорошо, милорд

В точку. У меня есть другие дела, чтобы поговорить

Честности и мнений.

Лорд.

Тем не менее, вы можете

Делай, пожалуйста, одного, и заслуги

Другой от хороших людей, в случае, что теперь

Предлагается вам.

Люк.

Что нет? Я обеспокоен.

Лорд.

Вот два джентльмена, отцы

Твои братья наставники.

Люк.

Моя, мой Господь, я так понимаю.

Лорд.

Мистер Голдвайр и мистер Трейдвелл.

Люк.

Добро пожаловать, если

Они прибыли подготовленными, чтобы возместить ущерб

Я поддерживал их сыновей.

Old Goldw.

Мы, пожалуйста

Использовать совесть.

Старый Tradew.

Что мы надеемся, что вы сделаете,

Ради вашего же поклонения.

Люк.

Совесть, друзья мои,

И богатство не всегда соседи. Должен ли я расстаться с

При том, что дает мне закон, я должен главным образом пострадать

По моей репутации.Потому что это убедило бы меня

По нескромности. И ты, я надеюсь, не переместишь меня

Сделать себе такое предубеждение.

Люк.

Они не могут искать и хранить в

Мне процветающий кредит для граждан. Ваши облигации лежат

За истину сыновей твоих, и они ответят на все

Они закончились.Мастера никогда не процветали

Так как джентльмены сыновья росли наследниками. Когда мы смотрим

Чтобы наши дела велись дома, их

За границей в Тенис-корте, или в куропатке,

В Ламбет-Марше, или обман Обыкновенный

Где я нашел ваших сыновей. У меня есть твои облигации, смотри тоже.

Страница 74 Тысяча фунтов за штуку, и это вряд ли

Восстановите мои потери.

Лорд

Ты не смел показывать себя

Такой нырок.

Лорд.

Такой головорез. Я слышал о

Использование твоих братьев, жены и дочерей.

Вы обнаружите, что вы не закон, и что ваш

Деньги не могут оправдать ваших подлостей.

Люк.

Я занимаюсь этим.

И хорошо, мой Господь, теперь вы говорите во время денег,

Заплати то, что ты мне должен. И дайте мне возможность удивиться

Ваш мудрый должен иметь досуг, чтобы рассмотреть

Бизнес этих господ, или моя карета

Моей сестре, или моим Neeces, будучи самим собой

Так много в моей опасности.

Люк.

шахта.

Я нахожу в своей счетной палате пешку Маннора,

Pawn'd, мой добрый лорд, Lacie-Mannour, и этот Mannour

, откуда у вас титул лорда,

И это доставит удовольствие вашей милости. Ты благородный человек

Прошу вас заплатить моими деньгами.Проценты

Многие готовы говорить в пределах

Съест састер, потом Аква фортис в железе.

Теперь, хотя вы терпите меня, я люблю вашу светлость.

Я даю вам привилегию

Из всех арестов. И все же там живет глупое существо

Вызванный помощник шерифа, которому хорошо платят, будет обслуживать

Au на землях I ords или Lowns.Заплати,

Я бы хотел, чтобы ваше имя утонуло. Или что

Ваш обнадеживающий сын, когда он возвращается из путешествия,

Должен найти вас, милорд, без земли. Ты злишься

Для моего хорошего совета. Посмотрите на свои облигации: знал ли я

Из вашего прибытия, поверьте, я бы приготовил сержантов:

Господи, как ты волнуешься! но это таверна около

Отведайте чашку мускадина в моем доме,

Запивать печаль, но там лучше,

Я знаю, ты выпьешь за меня за здоровье.

Уходит Люк.

Стр.75

Лорд.

К твоему проклятию.

Был ли когда-нибудь такой злодей! Небеса прости меня

За то, что так нехристиански говорит, хотя и заслуживает этого.

Старый Голдм.

Мы погибли.

Старый Трейдм.

Наши семьи совершенно разорены.

Лорд.

Мужайтесь, господа. Может появиться комфорт.

И наказание настигнет его, когда он меньше всего этого ожидает.

Уход

Actus quintus, Scena ultima.

Входят сэр Джон и Холдфаст.

Сэр Джон.

БУДЬТЕ молчать о своей жизни.

Крепость.

Я в восторге.

Сэр Джон.

Фотографии размещены так, как я сказал?

Сэр Джон.

А музыканты готовы?

Крепость.

Все готово

Как вы приказали.

у дверей.

Сэр Джон.

Торопись и будь осторожен,

Вы знаете свою реплику и позы.

Внутри много.

Мы perfit.

Сэр Джон.

'Хорошо: остальные тоже пришли?

Крепость.

И утилизировано

По собственному желанию.

Сэр Джон.

Поставьте стол. Так.

Входят слуги с богатым пиршеством.

Банкет. В верхнем конце,

Стол и богатый банкет.

Его кресло в государстве, он будет пировать, как принц.

Крепость.

И встать, как голландский палач.

Входит Люк.

Сэр Джон.

Больше ни слова.

Как вам препарат? заполните свою комнату,

И попробуй кейсы, а потом мысленно рассмотри

Богач, разумно живущий для себя,

В полном расцвете славы.

Стр.76

Люк.

Я могу выдержать

В этом счастье нет соперников.Как мило

Эти лакомства, если за них не заплатили, порадуют мое небо!

Немного вина. Joves Nectar. Яркость к звезде

Которые правили при моем рождении, Сбей твое влияние,

И с бессрочным состоянием

Продолжай эту селичность, не получая

По обетам, данным святым, указанным выше, и гораздо меньшими покупками

процветающей промышленностью; ни падай на меня

В награду за набожность и религию,

Или сервис для моей страны.Я всем должен

Для притворства и формы

Я носил добро. Пусть мой брат номер

Чётки Его набожно и милостыням его верят

Нищим, сострадание к должникам,

Крыло его лучшая часть, лишенная плоти,

К ране над небосводом. Я в порядке,

Итак, я занимаюсь серфингом здесь в изобилии;

Хотя все еще был бакланом, головорезом, еврей,

И преданы суду роковыми проклятиями

О виддоу, несостоявшихся сиротах и ​​о чем еще

Например, maligne, которым мое состояние может меня нагружать,

Завидовать не буду.Вы обещали музыку?

Сэр Джон.

И вы услышите силу и мощь

Из него поднялся дух Орфея, чтобы исправить его,

И в тех восхитительных звуках, с которыми он двигался

Харон и Цербер уступят ему дорогу

Чтобы вывести из ада свою потерянную Эвридику,

Появится fwifter то подумал.

Musick. У одной двери Цербер, у другой Харон, Орфей, Хор.

Люк.

'Это удивительно странно.

Сэр Джон.

Вас не привлекает предмет и акцент?

Люк.

Симпатичная басня.Но эта музыка должна быть

Пленти и Лейси наготове.

Измените в друзьях свою природу, это для меня

Невозможно. Поскольку в себе я нахожу

То, что я однажды приказал, не подлежит изменению.

Сэр Джон.

Вы верны своим целям, но я думаю

Сэр Джон.

Стоит ли предъявить

Слуги ваши, должники и прочие страдающие

Судя по вашей строгости, предполагаю, что прицел

Приведет вас к состраданию.

Люк.

Ни пылинки.

Музыка, которую творил ваш Орфей, была резкой

К радости, которую я получил, услышав

Их крики и стоны, Если в твоей власти

Я бы сейчас их увидел.

Сэр Джон.

Духи в их формах

Покажет их такими, какие они есть. Но если это должно вас тронуть?

Люк.

Если да. Могу я не пожалеть.

Сэр Джон.

Будь сам себе судьей.

Явись, как я приказал.

Грустная музыка. Входят Goldwire и Tradewell как из тюрьмы. За ними следуют Фортуна, Хойст, Пенури. Шавем в потрепанном платье, Секрет, Дингем, Старый Трейдвел и Старый Голдвайр с Сержантами. Возведенные, они все преклоняют колени перед Лукой, вознося руки в знак милосердия. Stargaze с упаковкой Al∣minacks, Milliscent.

Люк.

Ха-ха-ха!

Это побудило меня к состраданию? или собрать

Один признак жалости на моем лице?

Вас обманули: это делает меня более упрямым и упрямым.Южный ветер

Скорее смягчит мрамор и дождь

Это мягко соскальзывает с его крыльев

За Альпы текут: то колени, то слезы, то стоны

Вырвёт у меня угрызения совести. 'Это моя слава

Что они несчастны, и я сделал таковыми,

Это дает мне счастье. Я не смог победить

Если бы это были не мои пленники.Ха! мои тарифы

Как оказалось, схватили этих старых лисиц,

Как я отдал приказ. Новое дополнение к

Страница 78 Моя сцена веселья. Ха-ха! Теперь они становятся скучными

Пусть уберут, какой-нибудь другой предмет. Если

Ваше искусство может это показать.

Сэр Джон.

Вы увидите это безгранично.

Еще одна вещь, пожалуйста, позвольте?

S. Jo.

Твои нужды, эээ они бросили в Море, смиренно жаждут

Хотя они и отсутствуют в теле, они могут уйти в отпуск

Их статуи покойных женихов.

Входят леди, Энн и Мэри.

Люк.

Вот они и висят,

В разных вещах сговорчив.

Сэр Джон.

Там исполни свои клятвы, у тебя есть свобода.

Ann.

О сладкая фигура

Моей оскорбленной Лейси! при удалении

В другой мир; Я плачу

в день

Жертва зрения в память Твою;

И с ливнем слез стремлюсь отмыть

Пятно этого презрения, моя глупая гордость,

И наглость обрушилась на тебя.

Мари.

Мне было

Слишком хорошо, если бы я наслаждался этим веществом,

Но я этого не достоин, теперь я буду

Так простирайся перед статуей твоей.

Леди.

Мой добрый муж,

Блаженный в моих невзгодах, из монастыря

, которым ограничивало тебя мое неповиновение,

Око души твоей, которое расстояние не может помешать,

Посмотрите на мое покаяние.О, если бы я мог

Перезвони прошлое, твоя святая клятва устроена,

С каким смирением я бы наблюдал

Мой долг, которого я давно не выполнял.

Сэр Джон.

Вас это не волнует?

Люк.

Да как статуи и ее печаль

Мой отсутствующий брат.Если по твоей магии искусство

Вы можете дать им жизнь или принести его сюда

Чтобы засвидетельствовать ее покаяние, я могу иметь

Возможно какое-то ощущение этого.

Стр.79

Сэр Джон.

Для спорта

Вы увидите шедевр. Здесь только

Поверхности, цвета, без содержания.

Сиди спокойно, к твоему изумлению и изумлению

Я дам эти Органы. Это жертва

Чтобы сделать отличную работу совершенной.

Входят Лейси и Пленти.

С. Джон.

Нет, в них есть жизнь и движение. Спуститесь.

И для вашего отсутствующего брата. Это смыло

Вы узнаете его против своей воли.

Входят Лорд и остальные.

Люк.

Я потерялся.

Вина поражает меня.

Сэр Джон.

Вы видели, милорд-конкурсант.

Лорд.

Имею и восхищаюсь им.

С. Джон.

Что вы думаете сейчас

С этой чистой души? этот честный набожный человек?

Я его обнажил. Или у вашей светлости будет

Дальнейшее испытание его? Не в волке изменить свое естество.

Лорд.

Я давно признался в своих ошибках

С.Джон.

Посмотри, я тебя прощаю,

И так запечатайте прощение.

Леди.

Я переполнен

Приятно говорить это.

Ann.

Я другое существо,

Не то, чем я был.

Мэри.

Я клянусь показать себя

Когда я женат, скромная жена,

Не властный мистрис.

Много.

На тех условиях

Я с радостью обнимаю тебя.

Lacte.

Добро пожаловать в

Моя грудь.Как половина меня,

Я люблю тебя и дорожу тобой.

Tradewell и остальное.

Господи милосердие.

Стр. 80

Сэр Джон.

Этот день для него священен. Все найдут меня

Насколько законная жалость тоже не уступает,

Снисходительно к вашим желаниям, но с потерями

На себя.Мой добрый и честный брат,

Глядя в себя, вы видели Горгону?

Какой золотой сон тебе приснился

Из моего имения? а вот отзыв

Это разбудит вас. Монстр в природе

Мстительный, алчный атеист,

Превосходя весь пример. Но я буду

Соучастник твоих преступлений, если я повторю их.

Что ты будешь делать? Снова станьте лицемером,

С надеждой, что притворство поможет тебе?

Или что один глаз прослезится в знак

Печаль по тебе? У меня есть ордер на номер

Смелее с моим, сними футляр. Этот ключ тоже

Я должен набраться смелости. Спрячь себя в какой-то пустыне,

Где добрые люди не найдут тебя: или в правосудии

Отправляйтесь в Вирджинию и покайтесь.Не для

Те ужасные цели, для которых ты их задумал.

Люк.

Меня не волнует, куда я иду, что сделано со словами

Нельзя отменить.

Уходит Люк.

Леди.

Но, господин, проявите немного милосердия;

Из-за его жестокости ко мне и ко мне,

Сделал нам добро.

Сэр Джон.

Из них на досуге

Как его покаяние подействует на меня. Сделай тебе хорошо

Ваше обещанное преобразование и недоверие

Дамы нашего города, которыми гордится богатство, переехать

В своих сферах и охотно признаются

По своим привычкам, манерам и высшей ловкости,

Расстояние между городом и судом.

Уходит omnes.

Барбара Аллан | Encyclopedia.com

Анонимный 1740

Текст стихотворения

Краткое содержание стихотворения

Темы

Стиль

Исторический контекст

Критический обзор

Критика

Все источники

Источники

Барбара традиционная баллада, зародившаяся в Шотландии. Первое письменное упоминание о нем произошло в 1666 году в The Diary of Samuel Pepys, , где Пепис хвалит его после просмотра сценического представления в исполнении актрисы.Он появился в сборнике популярных песен, собранных в 1740 году Алланом Рамзи, Сборник чайных столиков, , а затем он был включен в Реликвий древней поэзии Томаса Перси в 1765 году. Но, как и большинство баллад, он, вероятно, существовал в устной форме. традиции задолго до упоминания Пеписа или этих публикаций восемнадцатого века.

Как и все традиционные баллады, «Барбара Аллан» - это повествовательная песня или песня, рассказывающая историю. Баллады рассказывают свои истории напрямую, с акцентом на кульминационные события, убирая те детали, которые не являются существенными для сюжета.В этом случае баллада рассказывает о женщине, которая отвергает своего любовника, потому что он «пренебрег» ею и оскорбил ее чувства. Как обычно, «Барбара Аллан» не дает подробных сведений о фоновом происшествии, а просто ссылается на него как на событие, которое запускает действие. Возлюбленный Барбары умирает от разбитого сердца из-за того, что она отвергла его, и после его смерти она осознает свою ошибку. Это осознание приводит к ее собственной смерти, тоже из-за разбитого сердца. Однако их трагическая любовь, кажется, живет в символическом переплетении розы и шиповника, которые растут из их могил.

1

 Это было примерно во времена Мартинмас, 
 Когда опадали зеленые листья, 
Тот сэр Джон Грэм, в Западной стране,
Влюбился в Барбару Аллан.

2

 Он послал своего человека вниз по городу, 5 
К месту, где она жила:
«Поспеши и приходи к моему господину, дорогой,
Джин, будь Барбара Аллан.

3

 О хули, хули поднялась, 
На то место, где он лежал, 10
И когда она задернула занавеску:
«Молодой человек, я думаю, ты умираешь. ”

4

 «О, это я больна, и очень, очень больна, 
А это Барбара Аллан».
«О, лучше для меня никогда не будешь», 15
Хоть кровь твоего сердца пролилась.

5

 «О ты не умеешь, молодой человек», - сказала она, 
«Когда вы пили в таверне,
Чтоб вы заставляли здоровье кружиться,
И пренебрегали Барбарой Аллан. ? » 20

6

 Он повернулся лицом к стене, 
И смерть была с ним в деле:
«Прощайте, прощайте, мои дорогие друзья все,
И будьте добры к Барбаре Аллан.

7

 И медленно, медленно поднимите ее, 25 
И медленно, медленно оставила его,
И, вздохнув, сказала, что она не может оставаться,
С тех пор, как смерть вернула его.

8

 Она не пробежала милю, но два раза, 
Когда она услышала звонок мертвого колокола, 30
И каждый раз, когда мертвый колокол гайд,
Он кричал: «Горе Барбаре Аллан. ! »

9

 «Мать, мать, заправь мне постель! 
О, сделай его гладким и узким!
С тех пор, как моя любовь умерла за меня сегодня, 35
Я умру за него завтра.

10

 Они похоронили ее на старом кладбище, 
И могила сэра Джона была рядом с ней.
И из его сердца выросла красная, красная роза,
И из сердца ее вырос шип. 40

11

 Они выросли до вершины старой церковной стены, 
Пока не смогли подняться выше,
Пока они не связали себя узами истинной любви -
Красная роза и шиповник.

Строки 1-4

Поэма начинается с упоминания о том, что сэр Джон Грэм осенью влюбился в Барбару Аллан. «Зеленые листья» предполагают романтическую пасторальную обстановку, подходящую для влюбленных, однако тот факт, что они «падают», предполагает нотку печали в этом романе с самого начала.

Строки 5-8

Сэр Джон посылает слугу за Барбарой Аллан. Слуга просит ее поторопиться и пойти к сэру Джону, если она действительно та женщина, для которой предназначено сообщение, Барбара Аллан.

Строки 9-12

Барбара Аллан не торопится, о чем свидетельствует повторение слова «хули», которое подчеркивает ее медленные движения. Она идет к сэру Джону и находит его лежащим за занавеской, очевидно, на смертном одре. Она не выражает к нему жалости, а вместо этого заявляет, что он, кажется, умирает.

Строки 13-14

Сэр Джон соглашается с Барбарой Аллан и добавляет к ее наблюдениям тот факт, что причиной его болезни является его отвергнутая любовь к ней.

Строки 15-16

Опять же, вместо того, чтобы выразить сочувствие, Барбара Аллан холодно отвечает. Она заявляет, что даже при том, что сэр Джон изливает свою любовь, для нее было бы лучше, если бы он никогда не существовал. Фраза «пролилась кровь сердца» может означать несколько вещей: смерть сэра Джона, его разбитое сердце и его слова любви.

Строки 17-20

В этой пятой строфе Барбара Аллан объясняет свою холодность сэру Джону, ссылаясь на инцидент, во время которого ее чувства были задеты.Она спрашивает, помнит ли он, что «пренебрег» ею или относился к ней с безразличием и пренебрежением в таверне. Можно себе представить, что сэр Джон слишком много пил, тосты за слишком много других людей и игнорирование своего

Медиаадаптации

  • Кинопленка под названием Три традиционные британские баллады была выпущена компанией Educational Audiovisual, Inc. в 1973 году.
  • Folkways Records and Service Corp. выпустила аудиокассеты с английскими и шотландскими популярными балладами, тома 1-4 в 1964 году.
  • Видеозапись под названием Баллада и источник фильма доступна в Центре СМИ и независимой жизни при Расширении Калифорнийского университета в Беркли.
  • Компакт-диск под названием Вирджинские традиции: баллады из британской традиции был выпущен компанией Global Village Recordings в 1997 году.

настоящая любовь. Барбара Аллан не может ни забыть этот инцидент, ни простить ему его.

Строки 21-24

Сэр Джон не отрицает обвинения Барбары Аллан.Он отворачивается от нее, предположительно в печали за содеянное, и пассивно принимает свою смерть. Его последние слова - прощание с друзьями и просьба относиться к Барбаре Аллан с добротой. Его нежное, печальное принятие своей судьбы и его благословение Барбары Аллан вызывают горестный отклик. Использование иностранного слова «прощай» характеризует его как благовоспитанного джентльмена. Это изображение сэра Джона, наряду с его пассивностью, наводит на мысль, что он заслуживает прощения Барбары Аллан, а не ее продолжающегося осуждения.В этой строфе используется аллитерация со звуком «д», встречающимся в словах «смерть», «дело», «прощай» и «дорогой».

Строки 25-28

Барбара Аллан несколько неохотно покидает сэра Джона. Поскольку слово «медленно» используется в этой строфе четыре раза, возникает драматическая напряженность. Слушателя заставляют ждать ответа Барбары Аллан сэру Джону, поскольку ее действия требуют времени для развития. Наконец, уходя, она вздыхает и замечает, что не может оставаться, так как «смерть» овладела сэром Джоном; это лишило его «жизни».Это последнее проявление жестокости Барбары Аллан, ее отсутствие сочувствия к сэру Джону.

Строки 29-32

Когда Барбара Аллан находится всего в одной или двух милях от сэра Джона, она слышит его похоронный звонок. При каждом ударе колокола она слышит печальную ноту и сожалеет о том, что сделала, чтобы убить ее настоящую любовь.

Строки 33-36

Барбара Аллан грустно кричит, прося, чтобы ее мать приготовила ей похоронное ложе, потому что она умрет от разбитого сердца так же, как она заставила сэра Джона умереть за нее.

Строки 37-40

Тело Барбары Аллан похоронено рядом с сэром Джоном, а над ее могилой растет шиповник. Шиповник - это терновник, и это может быть связано с резким обращением Барбары Аллан с сэром Джоном. Также, как терновый венец, который носил Иисус, это может быть связано с мученичеством - в данном случае со смертью Барбары Аллан по причине истинной любви. Над могилой сэра Джона растет красная роза. Повторение слова «красный» подчеркивает его символическое значение; красная роза олицетворяет любовь.Здесь это означает настоящую любовь, которую сэр Джон испытывал к Барбаре Аллан, любовь, достаточно сильную, чтобы вызвать смерть. «Красный» также может напоминать читателю о крови и боли. Сэр Джон страдал эмоциональной болью из-за своей любви.

Строки 41-44

Последняя строфа символически представляет вечность истинной любви. Хотя сэр Джон и Барбара Аллан умерли, их любовь продолжает расти. Шиповник и куст роз карабкаются по церковной стене, предполагая, что любовь выходит за рамки земных ограничений.Здесь два растения соединяются в узами любовника, символ вечного единства. Похоже, что в жизни после смерти Барбара Аллан и сэр Джон воссоединились.

Смерть

Внезапная смерть была гораздо более обычным явлением в те дни, когда это стихотворение было популярной песней, чем сегодня. Медицинская наука не идентифицировала вирусы или бактерии и мало знала о том, как организм борется с болезнями. Публике в то время не могло показаться совершенно необычным, что такой дворянин, как сэр Джон Грэм, мог однажды быть здоровым, а на следующий день лежать при смерти.В этом стихотворении не уточняется, знал ли сэр Джон о своей неминуемой смерти, когда он послал своего человека за Барбарой Аллан, но знал ли он, насколько серьезным было его состояние или нет, эта информация явно скрывается от читателя. Сначала нет четких указаний на то, что он действительно умирает: его болезнь впервые упоминается Барбарой Аллан, которая основывает свой диагноз на своем первом взгляде на него. Во всех строфах с 3 по 5 нет независимой информации, которая позволила бы читателям узнать, является ли состояние сэра Джона настоящим заболеванием или его безответная любовь к Барбаре Аллан делает его физически больным.Даже после смерти сэра Джона в строфе 6 Барбара Аллан ведет себя так, как будто они все еще занимаются умным подшучиванием, прощаясь, как будто она просто уезжает на другую встречу. Значение смерти преуменьшается. Однако, как только звонок мертвого колокола заставляет Барбару Аллан признать реальность смерти сэра Джона, потрясение, которое она переживает, приводит к ее смерти так же быстро, как и его смерть. Хотя его смертельная болезнь проявилась внезапно в стихотворении, потому что некоторая информация была скрыта (рассказчик стихотворения не указал на его хрупкое состояние до того, как Барбара Аллан прибыла, чтобы увидеть его), ее смерть не просто внезапна, она внезапна.После смерти сэр Джон и Барбара Аллан наконец-то счастливы друг с другом и могут достичь мира в своих отношениях, с которым они не могли согласиться при жизни.

Рост и развитие

Барбара Аллан взрослеет по ходу этого стихотворения. В первых семи строфах она легкомысленно относится к любви сэра Джона Грэма к ней, а затем и к его смерти. Более серьезным для нее, чем любой из них, было оскорбление, которое она почувствовала, когда подумала, что сэр Джон игнорирует ее в таверне.Даже то, что он умирает на ее глазах, не меняет ее беззаботного отношения. Только когда она идет домой и слышит звон мертвого колокола, она внезапно осознает серьезность смерти. В это мгновение Барбара Аллан осознает холодную, безличную природу мира, в котором протекает жизнь и смерть, независимо от того, считает она это правильным или нет. Осознание неизбежности смерти настолько шокирует Барбару Аллан, что убивает ее. Тем не менее, когда шок проходит, она уходит, чему-то научившись.Только после того, как они оба умрут, она готова к продолжению отношений

Темы для дальнейшего изучения

  • Это стихотворение рассказывает историю обреченной любви, настолько сильной, что это последнее, что приходит в голову сэру Джону, когда он умирает, а затем это заставляет Барбару Аллен умереть от горя. Попробуйте написать подобное стихотворение обреченной любви. Запишите его по частям - не обязательно как четырехстрочная пронумерованная строфа, используемая здесь, - которые покажут различные элементы непонимания, которые не позволяют влюбленным признать свою любовь, пока не станет слишком поздно.В конце добавьте физический символ их любви, например, узел розы и шиповника, который будет продолжаться после того, как влюбленные уйдут.
  • Было много записей «Барбары Аллан», народной песни задолго до того, как она была написана в виде стихотворения. Если вы еще не слышали, как это поется, сочините свою музыку для сопровождения этого стихотворения. Если можете, добавьте музыкальные инструменты.
  • Поищите музыку, которую вы знаете сегодня, и найдите по крайней мере четыре песни, в которых рассказываются истории, похожие на «Барбара Аллан.Будьте готовы объяснить сходство, которое, по вашему мнению, присутствует.
  • «Барбара Аллан» - шотландская баллада, изданная в восемнадцатом веке. Сэр Джон, очевидно, принадлежит к аристократии, отправляя «своего человека» в город, по-видимому, из замка. Как вы думаете, к какому социальному классу относится Барбара Аллан?

с сэром Джоном. После смерти они оба сохраняют те же основные личности, которые были у них при жизни. Сэр Джон представлен розой, символом любви (потому что он тосковал по Барбаре Аллан), а она представлена ​​колючим вереском, потому что она была суровой и неприкасаемой в жизни.Тем не менее, в конечном итоге они связаны узлом. При жизни Барбара Аллан не могла принять ее любовь к сэру Джону, но, потеряв его, она учится ценить его любовь. К концу стихотворения она превратилась в человека, способного сблизиться с другим, сохранив при этом грубый характер.

Любовь и страсть

Природа романа между Барбарой Аллан и сэром Джоном Грэмом остается открытой для интерпретации, что может объяснить непреходящую популярность стихотворения в разных культурах на протяжении почти четырех столетий.На первый взгляд, это одностороннее дело. Барбара Аллан, кажется, жестока по отношению к сэру Джону, отказываясь от любви, которую он так отчаянно хочет, даже когда он делает последний вздох. Было бы легко рассердиться на Барбару Аллан за ее эгоцентричность и непостоянство, потому что она придает большое значение оскорблению, которое, по ее мнению, она перенесла, когда он остался в таверне со своими друзьями и проигнорировал ее. Ей это оскорбление кажется более важным, чем жизнь сэра Джона. Барбара Аллан кажется более поверхностной и несимпатичной только тогда, когда позже выясняется, что она действительно любила его - настолько сильно, что потеря его быстро убивает ее.Как только становится ясно, что она любила его так же сильно, как он любил ее, ее обращение с ним на смертном одре становится более чем жестоким, но подлым до точки самоуничтожения. Однако есть другой способ взглянуть на их отношения. Возможно, Барбара Аллан на самом деле совсем не пренебрегает сэром Джоном, что ее поведение у его постели - часть их общего брачного ритуала. Она может действовать правильно в рамках правил их конкретных отношений. Одним из свидетельств этого является их союз после смерти, символизируемый розой и шиповником: если сэр Джон чувствовал, что с ним плохо обращаются при жизни, очевидно, что его чувства не слишком ранились, если провести вечность связанным с ней.Его диалог в четвертой строфе может быть прочитан как его способ флирта, способ осветить его серьезную болезнь, используя это как возможность польстить ей, говоря, что он болен за Барбару Аллан. Тогда ее холодный отпор ему в строфе 5 будет не насмешкой над больным, а ответным беззаботным подшучиванием тем же. Если это так, их отношения уравновешены достаточно равномерно, притягивают противоположности, такие как роза и шиповник, а не трагедия, которая может показаться на первый взгляд.

«Барбара Аллан» использует стандартную структуру баллад, четверостишие abcb (четырехстрочная строфа с рифмами, встречающимися в конце второй и четвертой строк).Строфа баллады также обычно чередуется по метру, так что первая и третья строки каждого четверостиший имеют четыре ударения, а вторая и четвертая строки имеют три ударения. «Барбара Аллан» придерживается этой модели, как показано в следующем примере:

 Они  выросли с  до вершины   от  старой церкви  стены ,  
До они могли вырасти нет выше ,
До они связали истинный узел любви
красный роза и шиповник .

Рифмы в этой последней строфе звучат как «выше» и «шире», а метрические ударения следуют шаблону четверостиший 4-3-4-3.

«Барбара Аллан» - это часть истории Шотландии, которая была традиционной народной балладой, по крайней мере, до 1600-х годов (хотя фактически она не появлялась в печати до 1740 года). За это время Шотландия и Англия, которые были связаны на протяжении большей части своей истории, стали еще более тесно связаны. В 1603 году, когда умерла королева Англии Елизавета I, на престоле ее сменил двоюродный брат Джеймс, сын печально известной Марии, королевы Шотландии.Джеймс был королем Шотландии с 1576 года, когда ему было десять лет, и он активно правил страной с 1581 года: с восхождением на английский престол он был одновременно Яковом VI Шотландии и Яковом I Англии. В то время Шотландия была маленькой бедной страной по сравнению с Англией. Хотя в Шотландии было четыре крупных университета по сравнению с двумя в Англии, в Шотландии не было крупного городского центра, который даже отдаленно мог бы сравниться с Лондоном, который, возможно, был самым важным центром торговли в мире.Шотландия была в основном сельскохозяйственной, хотя ее земли не совсем подходили для выращивания сельскохозяйственных культур: наиболее плодородной областью была средняя долина, где часто терялись все урожаи из-за отсутствия знаний о севообороте. В холмах, известных как Хайленд, сельское хозяйство было еще хуже, и одним из основных источников дохода было грабеж. Средний доход в Шотландии был лишь частью того, что был в Англии. Сначала шотландцы были счастливы, увидев, что их король будет править Англией, полагая, что это даст им больший голос в англо-шотландских делах.Однако они узнали, что Иаков, который был их королем на протяжении четверти века, быстро потерял к ним интерес. Он вернулся в Шотландию только один раз между своей коронацией в Англии и смертью в 1625 году. Тем временем он много сделал, чтобы рассердить шотландцев. Одна из их главных претензий к нему была из-за религии. Шотландия была сильно пресвитерианской, и люди возмущались попытками Джеймса сделать англиканскую церковь необходимой религией своей страны. Когда сын Джеймса Карл I попытался, в 1637 году,

Сравнить и сопоставить

  • 1740: Был опубликован третий и последний том трехтомника шотландского философа Дэвида Юма «Трактат о человеческой природе ».Публика была безразлична, и сам Юм признал, что его работа была «мертворожденной».

    Сегодня: Юм считается одним из величайших философов в истории, а Трактат о человеческой природе считается его самым высоким достижением.
  • 1740: Америка состояла из тринадцати штатов, которыми управляло правительство Великобритании. Британское правительство вело серию войн против Франции и Германии в Северной Америке, чтобы определить, кто будет править колониями.

    1776: Соединенные Штаты Америки объявили независимость от Великобритании и вели Войну за независимость, чтобы разорвать отношения.

    Сегодня: Несмотря на хорошие отношения с Великобританией, Соединенные Штаты признаны мировой сверхдержавой.
  • 1740: Город Филадельфия был единственным городом в колониях Новой Англии, имевшим возможности пожаротушения: тремя годами ранее Бенджамин Франклин организовал бригаду людей, которые передавали ведра воды от одного к другому, чтобы добраться до источника огонь.

    Сегодня: Даже в самых маленьких муниципалитетах есть пожарные машины. В большинстве районов вода поступает по подземным трубам.
  • 1740: Ряд дорог соединял колонии Новой Англии от Чарльстона, Южная Каролина, до Портсмута, Нью-Гэмпшир. Дороги были построены, чтобы облегчить рост почтовой системы.

    Сегодня: Федеральная система автомагистралей между штатами, открытая в 1956 году, связывает сорок восемь штатов.

, чтобы потребовать использования нового молитвенника по всей Шотландии, на улицах были беспорядки и насилие против служителей, когда они пытались проводить службы с использованием новой книги.Влиятельные шотландцы подписали Национальный пакт, чтобы отстоять права Шотландии, и в 1640 году шотландская армия вторглась и оккупировала несколько северных графств Англии. Именно переговоры Карла I с парламентом по сбору денег для борьбы с шотландцами привели к напряженности между английской монархией и избранным правительством: результатом стала Английская революция, которая длилась с 1640 по 1660 год. Сначала шотландцы объединились с парламентом против сил короля. В 1646 году Карл сдался шотландцам, которые передали его парламентским силам, но вскоре он бежал.Вторая гражданская война началась в 1648 году, когда король пообещал защищать права пресвитериан. На этот раз шотландцы были на его стороне. Однако войска парламента победили их, и Англия была объявлена ​​Содружеством. Лидер революции Оливер Кромвель оказался столь же нетерпимым к пресвитерианству, как и король, и Шотландия снова оказалась в положении подчинения английскому правлению. Вскоре после смерти Кромвеля в 1658 году монархия была восстановлена, и Карл II стал королем Англии и Шотландии.

В 1707 году правительство Шотландии отказалось от существования. Шотландия стала частью Соединенного Королевства Великобритании. Низменные шотландцы из городских районов поддержали слияние, потому что оно предоставит стране представительство в парламенте и обеспечит Шотландии свободу определять свою религию и правовую систему. Горные шотландцы возмущались тем, что они воспринимали как потерю своей свободы перед Англией, и они возглавили несколько жестоких восстаний, в том числе крупные восстания в 1708, 1715 и 1745 годах.После восстания 1745 года британское правительство вызвало распад клановой системы.

Когда была опубликована «Барбара Аллан», было много поэтов, писавших о смерти. Известные сегодня как кладбищенская школа, эти поэты использовали образы, которые в следующем столетии стали ассоциироваться с готическими писателями, такими как Эдгар Аллан По: могилы, кладбища, ночь, смерть, руины и призраки. Одно из самых известных стихотворений этой эпохи - «Элегия, написанная на деревенском погосте».Другие поэты, которые иногда работали в этом ключе, включают Марка Акенсайда, Уильяма Каупера, Уильяма Шенстоуна и Джозефа Вартона. Во второй половине восемнадцатого века Шотландия стала одним из крупнейших мировых центров интеллектуальной мысли. Эдинбург был домом для движения, получившего название шотландского Просвещения. Выдающиеся мыслители, корни которых уходили в Шотландию и вышли из этого периода, включают философа Дэвида Юма, писателя Тобиаса Смоллетта, биографа Джеймса Босуэлла и самого заслуженного поэта Шотландии Роберта Бернса.

В своем сборнике эссе под названием Баллада как песня Бертран Харрис Бронсон перечисляет «Барбару Аллан» как одну из семи самых популярных баллад в мире. По его словам, популярность этой баллады и большинства других в его списке проистекает из их представления о «любви как болезни, от которой никто не излечится». Популярность «Барбары Аллан» также восходит к семнадцатому веку из комментария в дневнике Сэмюэля Пеписа. Пепис восхищался лаконичностью произведения, плотной повествовательной структурой и тем, как трагическая история рассказывается быстро и с сильным финалом.Он заявил, что эта песня имеет «вечную привлекательность…» Это как если бы суть сотен романтических любовных историй была воплощена в одной этой балладе. Дразнящее отсутствие деталей придает трагической картине Тейт элемент таинственности ».

Подтверждая непреходящую популярность «Барбары Аллан», критик двадцатого века Кристин А. Картрайт исследует эту балладу в своей статье «Барбара Аллен: Любовь и смерть в англо-американской повествовательной народной песне». Картрайт обсуждает современные версии баллады, существующие в Соединенных Штатах, отмечая, что тема баллады, трагедия настоящей любви, проявляется в современной музыке западного кантри.В своем анализе она указывает на существование противоположных сил в символах стихотворения и в его буквальном значении. Поскольку любовь и смерть - парадоксальные темы баллады, Картрайт обращает внимание читателя на параллельные противоположные образы зеленых полей и кладбища, а также красной розы и колючего шиповника.

Дэвид Келли

Дэвид Келли - преподаватель творческого письма в нескольких общественных колледжах в Иллинойсе, а также писатель-фантаст и драматург.В следующем эссе Келли объясняет, что ролевая игра, которая происходит в отношениях Барбары Аллан и сэра Джона Грэма, необходима для того, чтобы у них вообще были отношения.

Прелесть истории Барбары Аллан, то, что делает ее незабываемой, заключается в том, что, в конечном счете, за пределами сферы жизни, как мы ее знаем, она и Джон Грэм в конечном итоге становятся настоящими любовниками, о чем свидетельствует то, как роза и шиповники, которые символизируют эти двое, переплетаются навсегда. Трагедия истории Барбары Аллан в том, что она и он не могут выразить свою непреходящую любовь друг к другу, пока они живы.На протяжении веков читатели уходили от стихотворения с простым посланием о том, что тот, кто холоден в любовном романе, будет жить, чтобы пожалеть об этом, отрицательное впечатление о Барбаре Аллан, усиленное тем фактом, что она становится, в некотором смысле, колючкой. , шиповник древесный. Однако было бы несправедливо думать о ней таким образом. Отношения, описанные в этой балладе, гораздо более тонкие и тонкие, чем упрощенное понимание, которое рассматривает ее как упрямую женщину, поворачивающуюся спиной к ослабленному, охваченному любовью мужчине.Возможно, это не открытые или любовные отношения, но есть явные признаки того, что роли, которые играют Барбара Аллан и сэр Джон Грэм, приемлемы для обеих сторон, и что им, возможно, необходимо будет выполнить эти претензии, если они согласны. быть вместе вообще.

Чтобы лучше понять эту балладу (или, в действительности, любую историю), читатели должны серьезно подумать о различиях между тем, что говорят персонажи, и тем, что они думают. Неискренность Барбары Аллан изображена в этом стихотворении совершенно открыто: она делает вид, что ее не интересует хрупкое здоровье Джона Грэма, но это ложь: позже, когда она слышит звон колокольчиков, она настолько охвачена горем, что знает, что это произойдет. означают ее смерть.В некоторых опубликованных версиях эта баллада заканчивается строфой 9 после того, как Барбара Аллан объявляет о своей скорой смерти, опуская «узел настоящей любви», символизирующий их воссоединение. Это служит для того, чтобы подчеркнуть ее сожаление о том, как она обошлась с ним, но, исключая этот последний символический акт, уравновешивающий правду с их словами и действиями, он сводит это к обычной истории неверно направленного флирта. Их окончательный союз говорит нам, что это была настоящая любовь, и, следовательно, все холодное поведение Барбары Аллан на протяжении всего стихотворения - ложь.На протяжении всего стихотворения она скрывает свои чувства, как и Джон Грэм, и нам придется подумать, почему.

Однако сначала мы должны рассмотреть свидетельства отсутствия искренности сэра Джона. Он действительно остается верен своему слову на протяжении всего стихотворения - в том, что их воссоединение в загробной жизни действительно соответствует его заявлениям о любви, - но, несмотря на искренность его чувств, его заявления о любви по-прежнему кажутся ложными. Например, почему он умирает? В четвертой строфе он говорит, что болен за Барбару Аллан.Хотя верно, что в поэзии эмоциональное расстройство часто проявляется как физическое заболевание (как это происходит в конце концов с Барбарой Аллан), нам не сообщается о каком-либо сильном эмоциональном шоке, который убивает сэра Джона Грэма. Он смертельно болен до того, как она пришла к нему в постель, что, кажется, указывает на две возможности. Возможно, он был отвергнут Барбарой Аллан раньше, до времени, охватываемого этим стихотворением, хотя оно начинается с того, что он влюбляется в нее в первой строфе; но если бы она ранее оказала ему категорический отказ, достаточно сильный, чтобы убить его, придет ли она, когда ее попросят, или будет такой веселой, когда приедет? Более простое и вероятное объяснение состоит в том, что сэр Джон прикован к постели физическим недугом, но приписывает свою болезнь любви в попытке романтически льстить ей, описывая ее сильную власть над ним.

Сэр Джон Грэм, которого мы видим, немного похож на ветчину, склонный переоценивать свою любовь и свое горе. В современном мире любого, кто попытается повернуться к стене и простонать «Прощай, прощай», обвинят в наихудшей острой реакции; Читая другие баллады шестнадцатого века, создается впечатление, что, хотя это были в некотором смысле более сентиментальные времена, яркость сэра Джона была бы чрезмерной даже тогда. Читатели должны примирить Джона Грэма, которого мы видим в стихотворении, который утверждает, что чахнет из-за любви, с тем, что описывает Барбара Аллан, который проигнорировал ее, пока пил со своими друзьями в таверне.И почему его осознание любви к ней совпало с его смертью? Возможно, его одолевает лихорадка. Возможно, проведя последнюю инвентаризацию своей жизни и отделив мелкое от значимого, он наконец увидит сияние Барбары Аллан. Однако наиболее вероятный ответ - тот, который не требует огромных доз «поэтической лицензии», чтобы изменить законы науки или эмоций, - гласит, что любовь сэра Джона к Барбаре Аллан становится не более или менее поверхностной, чем когда-либо, но это его преувеличенные заявления о любви - часть установленной ими модели

Что мне читать дальше?

  • Окончательный сборник баллад, таких как «Барбара Аллан», - это сборник Фрэнсиса Джеймса Чайлдса Английские и шотландские популярные баллады. Первоначально он был опубликован Houghton Mifflin в десяти томах между 1882 и 1898 годами. В 1965 году Dover Publications выпустили сокращенное пятитомное переиздание.
  • Поэзия 1600-х годов, когда «Барбара Аллан» была популярной песенной балладой, собрана в сборнике Signet Classic 1974 года Poets of the 17th Century, под редакцией Джона Бродбента. Том I организован по произведениям крупнейших поэтов, а Том II посвящен темам и историческим событиям.
  • Кэтрин Ли Бейтс составила однотомный сборник под названием Ballad Book для публикации в 1890 году.Традиционные баллады делятся на три категории: «Баллады о суевериях», «Баллады о традициях» и «Романтические и отечественные баллады», причем последний раздел включает «Барбара Аллан». Книги для библиотек Press переиздали книгу в 1969 году.
  • Книга о викингах народных баллад англоязычного мира была отредактирована Альбертом Б. Фридманом и опубликована в 1956 году.
  • Сборник МакЭдварда Лича 1955 года, The Ballad Book, , опубликованный AS Barnes and Co., интересно, потому что это кросс-культурный выбор из Англии, Шотландии и США.
  • Birkinn Publications недавно выпустили (1998 г.) книгу в мягкой обложке Дэвида Керра Кэмерона, иллюстрированную Барбарой Робертсон, под названием «Баллада и плуг»; Портрет из жизни старых шотландских провинциальных городов.

за их отношения, так же как ее решительный отказ от него соответствует ее традиционной роли.

Взгляд на их отношения как на тщательно продуманный маскарад помогает нам понять сложность того, что у них есть вместе.Джон Грэм на самом деле не удрученный: «удрученный» - это всего лишь часть, которую он разыгрывает.

«... [Барбара Аллан] - единственный проигравший в игре, в которую знали только она и мертвец».

Барбара Аллан, также, не так безразлична, как она притворяется, что может объяснить ее окончательное горе, когда она понимает, что игра не будет продолжаться еще один раунд. Современные читатели, скорее всего, осудят такую ​​фальшь в романтических отношениях, полагая, что эти люди относятся к любви менее серьезно, чем следовало бы.Однако мы должны учитывать, что ролевые игры предлагают Барбаре Аллан и Джону Грэму возможности.

В своей книге Женщина-евнух феминистка и социальный критик Жермен Грир объяснила неравноправные романтические отношения следующим образом: «Любовь невозможна между низшим и высшим, потому что основа не может освободить их любовь от эгоистичных интересов, как и желание. ради безопасности или социального преимущества, и, будучи меньшими, они сами не могут постичь те способности высшего, которые наиболее достойны любви.С другой стороны, высшее существо не может унизить себя любовью к низшему ». Грир писала о разных социальных уровнях, присваиваемых мужчинам и женщинам; такая же динамика была бы еще более интенсивной между неравными партиями в феодальной системе. Справедливо предположить, исходя из того факта, что сэр Джон имеет титул и слугу, и поскольку дом Барбары Аллан легко отклоняется как «то место, где она жила», что они принадлежат к разным социальным классам и, каковы бы ни были правила их классовой системы, это неравенство необходимо исправить, если они хотят иметь какие-либо значимые отношения.Роли, которые они играют друг с другом, позволяют им смотреть друг на друга на равных. По мере того, как его титул наделяет его силой, ее черствость наделяет ее силой; так же, как он может игнорировать ее в социальной обстановке таверны, она может игнорировать его в интимной обстановке его больничной комнаты. Это не самые здоровые отношения, но они создают своего рода баланс, которого нет в плохих романах. Проблема, конечно, в том, что эта шарада не позволяет сэру Джону Грэму или Барбаре Аллан напрямую выразить свои истинные чувства.Он должен быть слишком сладким, а она - слишком кислой, чтобы они встретились посередине.

Когда он умирает, Барбара Аллан ошеломлена, обнаружив, что застыла в роли, которую она играла ради своего сиюминутного преимущества: беспечной беззаботной лисицы, которая смеялась над любовью, которую сэр Джон Грэм исповедовал на своем последнем вздохе. Подобно проигравшей в игре «горячая картошка» или «музыкальные стулья», она оказывается изолированной, и время уходит раньше, чем она ожидала; она одинокий неудачник в игре, в которую знали только она и мертвец.Если кто-то чувствует, что она играла с любовью сэра Джона и что он бессилен под ее контролем, трудно не испытывать презрения к Барбаре Аллан. Однако, если кто-то считает, что она стала жертвой обстоятельств, которые потеряли своего единственного истинного заговорщика, а также единственную настоящую любовь, тогда трудно не пожалеть ее. Именно этот диапазон возможных интерпретаций позволил этой балладе пережить на протяжении поколений, в то время как другие отпали. Все знают хотя бы одну такую ​​пару, которая даже не может договориться о любви друг к другу и будет спорить о своей любви до самого конца.

Источник: Дэвид Келли, в эссе для Поэзия для студентов, Gale Group, 2000.

Кэролайн Мейер

Кэролайн Мейер имеет докторскую степень. изучает современную британскую и ирландскую литературу и преподавал современную литературу в нескольких канадских университетах, включая Университет Торонто. В следующем эссе Мейер объясняет вневременную привлекательность «Барбары Аллан».

Никакая другая традиционная народная баллада не была так широко распространена, интерпретирована так по-разному и так тщательно культивирована, как «Барбара Аллан.«Номер один в списке самых популярных баллад Бертрана Бронсона, он существует в 98 записанных версиях только в Западной Вирджинии, и, имея английское и шотландское происхождение, он мигрировал так далеко, как Карибы, Канада и Техас. Барбара, как типичная обиженная любовница, которая одновременно является агентом и жертвой порывов и безрассудства любви, известна во всем мире под целым рядом псевдонимов и псевдонимов, которые снова и снова изобретаются заново (и, согласно Джону Минтону в Южном фольклоре года ). статьи, даже будучи маскулинизированным как влюбленный афроамериканский подросток по имени Боберик Аллан).Ее история отказалась исчезнуть из пределов современного сознания и привлекает нас сегодня так же, как ирландского поэта восемнадцатого века Оливера Голдсмита, норвежского композитора Эдварда Грейга (который написал мелодию для ее текста) и английского автора дневников Сэмюэля Пеписа, который в 1666 году восхвалял «совершенное удовольствие», которое он испытал, впервые услышав «маленькую шотландскую песенку Барбары Аллан». Даже современная американская писательница Джойс Кэрол Оутс призналась, что ее преследует, отметив в своем эссе «В пятом акте: искусство английских и шотландских традиционных баллад»: «Если я один, и я осознаю, что напеваю, или пение себе под нос, почему это может быть «Барбара Аллан»? » Один из ответов на ее вечную и универсальную привлекательность может заключаться в том, что критик Алан Больд назвал «мастерской лаконичностью ее повествования», поскольку, как только влюбленные встречаются, они разлучаются, и как только любовь отвергается, как горько раскаивается ее потеря. .Барбара и сэр Джон Грэм не просто переживают любовь во всех ее крайностях и пороках, они буквально отдают за нее свои жизни. Это интенсивная, необычная и интуитивная страсть - любовь в большом масштабе за короткий промежуток времени - еще более интенсивная благодаря лаконичности одиннадцати строф баллады. Вулканическая сила его сюжетной линии дополнительно компенсируется самой идиомой баллад с ее несообразно сентиментальными банальностями, абсолютной простотой и детской наивностью. «Барбара Аллан», как и баллады, которые Оутс рассматривает в более общем плане в своем эссе, говорит с примитивным авторитетом до самых глубоких уголков человеческого воображения, становясь тем, что она называет «фантазией бессознательного», где невозможное представляется «как если бы оно было вполне естественно; как если бы оно действительно принадлежало дневной, а не ночной стороне нашего существования.Несмотря на всю лаконичность баллады, вневременная привлекательность «Барбары Аллан» также заключается в ее резкой драматической иронии и в ее высочайшей романтической трагедии. Она сохранилась не только как песня, но и как архетип - суть каждой из когда-либо сказанных Тейт о неудачах любви, блюзовая песня до блюза для всех возрастов. Его отголоски можно услышать во всем, от романа Генри Джеймса «Женитьба Лонгстаффа», который адаптирует и адаптирует свой сюжет, до адаптации Уильяма Уайлера 1939 года « Грозовой перевал», , в которой мелодия используется как фон для рассказа Кэти и Хитклифф о неудовлетворенной любви. разрушительная гордость и озлобленность.

Для неграмотных и недограмотных людей, ответственных за сочинение и передачу баллад, больше всего имела значение сама история, рассказанная с порой завораживающей и похожей на сон прерывностью, пренебрежением к мотивации персонажей и напевной повторяемостью, которая вносила повороты и повороты. повороты его сюжета легче запомнить. Не исключение из правила, «Барбара Аллан» написана стандартным четырехстрочным шрифтом

«[« Барбара Аллан »] выживает не только как песня, но и как архетип - , суть каждого Тейт о неудачах любви, когда-либо рассказываемых , предблюзовая блюзовая песня для всех возрастов.”

строфа баллады о чередовании тетраметра и триметра, с рифмой между второй и четвертой строками. Большинство баллад начинаются, как заметил Томас Грей, «в пятом акте» - in medias res - как раз тогда, когда история достигает своего апогея. В этом отношении форма баллады имеет много общего с современным рассказом, который также начинается около своей кульминации и «часто дублируется, чтобы ввести читателя в эмоциональную связь рассказа». Менее типичный для балладной нормы, «Барбара Аллан» фактически начинается по окончании пятого акта, «когда трагические актеры сошли со сцены», и остается только рассказчик, «чтобы придать универсальный и объективный смысл тому, что произошло.«Тейт в данном случае рассказывается самым скромным образом, что вызывает соблазнительное отсутствие деталей, которые добавляют элемент таинственности. Выявляются некоторые подробности ухаживания Барбары и сэра Джона, за исключением того, что их роман разворачивается в конце сезонного цикла - «примерно во времена Мартинмас / когда опадали зеленые листья» - верный признак того, что их страсти должны встретиться безвременный конец. Их довольно односторонние отношения настолько сокращены (ибо одурманен несчастный сэр Джон), что они занимают едва ли не одну строфу.Тем не менее, ясность и достоверность, с которой выражается любовь сэра Джона Грэма к Барбаре Аллан, характерна для приземленности баллад в целом и устанавливает сексуальную мотивацию для событий, которые вот-вот развернутся.

Если секс и насилие во всей его бульварной сенсационности - главные опоры популярной баллады, то вторым на втором месте стоит конвенция, согласно которой богатые окружены несчастьем и, иногда совершенно буквально, урезаны до размеров. Для балладного фолка это было, пожалуй, единственным средством исправить дисбаланс, из-за которого они стали жертвами своих социальных лидеров.Сэр Джон Грэм, несомненно, является богатым землевладельцем, обладающим некоторым влиянием, достаточно важным, чтобы иметь «человека», скорее всего, камергера, выполняющего его волю. В начале действия «мужчина» сэра Джона идет «через город» за возлюбленной своего хозяина, но сама необходимость его миссии подчеркивает физическую, а также социальную дистанцию ​​между двумя влюбленными. В книге «Английские и шотландские баллады» поэт и антолог баллад Роберт Грейвс предполагает, что Барбара - не обычная деревенская девушка, а на самом деле ведьма, которая мстительно возражает против решения своего аристократического любовника прекратить их роман и жениться на женщине более высокого социального положения.Несмотря на такой сверхъестественный подтекст, баллады действительно извлекли из этой истории удовлетворение от осознания того, что, хотя сэр Джон вполне может быть прекрасным молодым лордом, его земли и богатства не могут спасти его от агонии любовной тоски и горя, которые он страдает ради деревенской девушки.

Две стандартные особенности баллады - сцена на смертном одре и то, что Алан Болд в «Баллада: Критическая идиома», называет «мотивом угасания», - закрепляют центральные строфы стихотворения (3-7).Хотя Барбару охотно сопровождают к постели ее отчужденного любовника, она и прибывает, и уходит с почти патологической медлительностью («О хули, хули поднялась, она встала / ... О медленно, медленно поднимите ее») и демонстрирует язык тела, который не только раскрывает ее непоколебимую решимость и самообладание, но также придает странное, похожее на сон качество их последней встречи. Отодвигая занавеску своего бывшего любовника в сторону, она совершенно бесстрастно замечает: «Молодой человек, я думаю, вы умираете». Плохая манера поведения у постели, мягко говоря, ее прямота объясняет, почему некоторые версии называются «Барбара». Жестокость Аллана »и почему ее иногда переименовывают в« Варварскую Эллен »и« Одна Барбари ».В последующем диалоге, столь типичном для балладной формы, где диалоги составляют основную часть повествования, показано, что безжалостность Барбары была спровоцирована: «Когда вы пили в таверне, / ... вы заставили здоровье пошатнуться. и круглые, / И пренебрегали Барбарой Аллан »- и именно за это преступление сердца она теперь мстит.

Хотя баллады в целом, как правило, предлагают наблюдения того, что Оутс называет «гротескным неравенством между участью мужчин и участью женщин», «певцы не хотели менять образ жизни в мире, потому что они отсутствие понимания довольно современной идеи о том, что уклады мира могут быть изменены.У современных читателей может возникнуть соблазн увидеть в Барбаре прототипа феминистки, отстаивающую свою волю против патриархальной власти, или, по крайней мере, жертвой двойных социальных стандартов, клеветой за то, что у нее хватило смелости давать столько пользы, сколько она получает. . Народ баллад, однако, увидел бы только чудовищную гордость, которая помешала женщине спасти мужчину, который в буквальном смысле любит ее до смерти. «Прекрасная» Барбара Аллан, таким образом, является одним из главных литературных воплощений фигуры femme faTate: очаровательница и поработительница мужчин, воплощение устрашающего аспекта женской сексуальной силы и предупреждение тем, кто любит неблагоразумно или нездорово.Когда сэр Джон приближается к смерти, Барбара кажется пресыщенной, не тронутая его увещаниями, даже немного скучающей по поводу происходящего… «И вздохнув, она сказала, что она не может остаться». В своем последнем прощании он поручает своим друзьям быть «добрыми к Барбаре Аллан» - жест великодушного прощения, учитывая, что она решила его судьбу, отказавшись отвечать взаимностью на его любовь по требованию и примириться с ним. Его зловещее замечание доказывает, что он слишком хорошо ее знает и может видеть сквозь ее оскорбленную гордость, потому что, предвидя последствия своей смерти для нее, он способен видеть ее безжалостность как жалкую.

Центральная восьмая строфа соответствует сцене узнавания в трагедии, поскольку именно здесь Барбара слишком поздно осознает последствия своих проступков. По мере того как баллада стремительно приближается к поспешному завершению, через монтаж сцен, столь типичных для жанра, Барбара начинает возвращаться домой после интервью с сэром Джоном только для того, чтобы услышать его предсмертный похвалу. Каждый последующий звонок в «мертвый колокол» посредством повторения фиксирует ее навязчивое самосознание, ее слишком сильное чувство вины, заключенное в «Горе Барбаре Аллан», фразе, которая также выражает неодобрение и осуждение общества в целом.Когда Барбара идет домой, плача к матери, ее превращение из безжалостно выдержанной женщины в наказанного и стыдливого ребенка кажется завершенным. Она ложится в постель не только для того, чтобы оплакивать потерянную любовь, но и для того, чтобы отдать свою жизнь ради него - последний ответный жест в отношениях, которые иначе были бы ужасно не синхронизированы. Таким образом, «Барбара Аллан» поддерживает условность, которую критик Алан Болд утверждает, что это почти « sine qua non романтической баллады, что, если один любовник умирает, другой должен последовать его примеру.

Со смертью трагических актеров рассказчик должен вмешаться и сыграть роль, аналогичную роли хора в классической трагедии, которая, по словам Оутса, «переводит действие в восприятие» в такой ситуации. способ «придать произошедшему универсальный объективный смысл». Последнее видение - это видение, в котором человеческая трагедия рассматривается в перспективе, уступая место тому, что Оутс называет «ироническим осознанием того, каков мир». «Барбара Аллан» не исключение из этого правила.Он заканчивается сладко-сентиментальной виньеткой с розой и шиповником - мотивом, которым завершают по крайней мере полдюжины других баллад, с помощью которых влюбленные навсегда соединяются в «трансцендентный любовный узел», который стоит как памятник их вечной любви. Горечь и печаль были похоронены с окончанием зимнего сезона, естественный порядок вещей, частью которого являются влюбленные, вновь подтверждается вместе с сезонным обновлением. Хотя человек может погибнуть, расцвет финала, кажется, предполагает, что природа живёт.По сути, трагический взгляд на жизнь баллады, разыгранный через Тейт обреченных влюбленных, в конечном итоге включается в восстановительное видение последних строф. Несмотря на всю свою краткость и лаконичность, «Барбара Аллан» излагает широкий взгляд на реальности и возможности любви, или любви, как размышляет Оутс, «как мы могли бы пожелать».

Источник: Кэролайн Мейер, в эссе для Поэзия для студентов, Gale Group, 2000.

Бронсон, Бертран Харрис, «О самых любимых британских балладах» в его Баллада как песня, Беркли : University of California Press, 1969, стр.167.

Картрайт, Кристин А., «Барбара Аллан: Любовь и смерть в англо-американской повествовательной народной песне», в Нарративная народная песня, Новые направления, под редакцией Кэрол Л. Эдвардс и Кэтлин Э. Б. Мэнли, Боулдер, КО: Westview Press, 1985, стр. 242-65.

Грир, Жермен, Женщина-евнух, Сент-Луис, Миссури: McGraw Hill Book Co., 1970.

Дженнер, Майкл, Шотландия сквозь века, Лондон: Michael Joseph Ltd., 1987.

Лангер, Уильям, изд., An Encyclopedia of World History, Boston: Houghton Mifflin Co., 1972.

Pepys, Samuel, The Diary of Samuel Pepys , написанный в 1666 году, цитируется Аланом Болдом в The Ballad, New York: Methueun , 1979, с. 48.

Steel, Tom, Scotland's Story: A New Perspective, London: William Collins and Sons, 1984.

Kennedy, Peter, ed., Folksongs of Britain and Ireland, New York: Schirmer Books, 1975

Этот сборник включает музыку для многих песен и обширную библиографию, которая отсылает читателей к печатным и записанным источникам.

Lomax, John A., and Alan Lomax, American Ballads and Folk Songs, New York: The MacMillian Co., 1934.

Этот сборник, который постоянно печатается на протяжении большей части двадцатого века, дает американским читателям ясно взглянуть на связь истории и народной традиции.

MacColl, Ewan, Folk Songs as Ballads of Scotland, New York: Music Sales Corp., 1997.

В этой книге баллад, написанной одним из ведущих интерпретаторов традиционных шотландских баллад этого века, представлены музыкальные партитуры на дополнение к текстам песен.

Сомерсет Фрай, Плантагенет и Фиона Сомерсет Фрай, История Шотландии, Бостон: Рутледж и Кеган Пол, 1982 г. сделайте историю понятной.

Акт 1, Сцена 1 Перевод

Расцвет. Входят Люченцио и его человек Транио.

LUCENTIO
Tranio, так как я имел огромное желание
Увидеть прекрасную Падую, питомник искусств,
Я прибыл в плодородную Ломбардию,
Прекрасный сад великой Италии,
И по любви и отцовской любви Я вооружен 5
Его доброй волей и твоей хорошей компанией.
Мой верный слуга во всем одобрен,
Здесь давайте дышим и, возможно, учреждаем
Курс обучения и гениальных исследований.
Пиза, известная своими могущественными горожанами, 10
Дала мне мое существо и в первую очередь моего отца,
Торговец с большим торговым оборотом по всему миру,
Винченцио, родом из Бентиволиев.
Сын Винченцио, выросший во Флоренции,
Он должен служить всем задуманным надеждам 15
Обрадовать свое состояние своими добродетельными делами.
И поэтому, Транио, пока я изучаю
Добродетель и ту часть философии,
Я буду применять эти угощения счастья
Добродетель, специально предназначенную для достижения. 20
Скажи мне свое мнение, ибо у меня Пиза оставила
И я в Падую приеду, как и тот, кто уходит
Неглубокий бассейн, чтобы погрузить его в бездну
И с сытостью стремится утолить свою жажду.

TRANIO
Mi perdonato, нежная мастерская. 25
Я во всем поражен, как и вы,
Рад, что вы таким образом продолжаете свою решимость
Сосать сладости сладкой философии.
Только, добрый хозяин, пока мы восхищаемся
Этой добродетелью и этой моральной дисциплиной, 30
Я молю, не будем ни стоиками, ни акциями,
Или посвятим себя чекам Аристотеля
Как Овидий, будучи изгоем, совершенно отрекся.
Откажитесь от логики со знакомыми,
И практикуйте риторику в своем общем разговоре; 35
Использование музыки и стихов, чтобы оживить вас;
Математика и метафизика -
Падайте к ним, когда обнаруживаете, что ваш желудок служит вам.
Никакая прибыль не растет там, где нет удовольствия.
Короче, сэр, изучите, на что вы больше всего влияете. 40

LUCENTIO
Gramercies, Tranio, что ты посоветуешь.
Если бы, Бионделло, ты сошел на берег,
Мы могли бы сразу подготовить нас
И снять ночлег,
Таких друзей, как время в Падуе, породит. 45

Входят Баптиста с двумя его дочерьми, Катериной и
Бьянкой; Гремио, панталон, и Гортензио, женихи
Бьянке.

Но погоди ненадолго! Что это за компания?

TRANIO
Мастер, кто-то показывает, чтобы поприветствовать нас в городе.

Люченцио и Tranio ждут.

(Здесь начинается пьеса-врезка. Мы все еще находимся в спальне Слая в доме Господа, который, по-видимому, достаточно велик для живого театрального представления. Слай и его «жена» смотрят пьесу с возвышенности. над сценой.)

Люченцио и его верный слуга Транио только что прибыли в Падую.

Отец Люченцио отправил его в знаменитый студенческий городок, чтобы Люченцио мог завершить свое образование. Tranio напоминает Люченцио, что изучать философию - это хорошо, но им тоже нужно немного повеселиться с женщинами.Люченцио соглашается.

Они замечают, что Баптиста и его великолепные дочери (Бьянка и Кейт) разговаривают с женихами Бьянки и решают подслушать.

BAPTISTA , Гремио и Гортензио
Господа, не надо меня больше досаждать,
Потому что я твердо решил, что вы знаете:
То есть не дарить моей младшей дочери 50
, пока я не получил муж для старшего.
Если кто-то из вас обоих любит Катерину,
Потому что я хорошо знаю и люблю тебя,
Уйди, тебе придется ухаживать за ней по своему усмотрению.

GREMIO
Скорее ее возьми. Она слишком грубая для меня. - 55
Ну вот, Гортензио, у тебя есть жена?

КАТЕРИНА , Баптисте
Прошу вас, сэр, это ваша воля
Сделать меня черствым среди этих товарищей?

HORTENSIO
«Друзья», горничная? Что ты имеешь в виду? Нет помощников для
вас, 60
Если только вы не придерживались более мягких и мягких взглядов.

КАТЕРИНА
Я верю, сэр, вам никогда не придется бояться.
Iwis это не на полпути к ее сердцу.
Но если бы это было так, не сомневайтесь, ее забота должна быть
Причесать вашу киску трехногой табуреткой 65
И раскрасить свое лицо и использовать вас как дурака.

HORTENSIO
От всех этих бесов, Господи, избавь нас!

ГРЕМИО И я тоже, Господи.

TRANIO , в сторону Люченцио
Хушт, господин, вот вам хорошее времяпрепровождение;
Эта девка совершенно безумна или удивительно своенравна.70

LUCENTIO , в сторону Tranio
Но в молчании другого я вижу кроткое поведение и трезвость
Maid.
Мир, Tranio.

TRANIO , в сторону Люченцио
Хорошо сказано, господин. Мама, и смотрите, как вы наслаждаетесь.

Баптиста говорит Гремио и Гортензио перестать просить его разрешения жениться на Бьянке, с которой не разрешается жениться, пока Кейт не выйдет замуж. Но, если они хотят, они могут ухаживать за Кейт и забрать ее из рук Баптисты.

Гремио насмехается над этим и говорит, что он предпочел бы «повозить» Кейт, чем «ухаживать» за ней. (Кхм, «повозка» относится к способу, которым «хитрые» женщины были по закону наказаны в Англии 16-го века за непослушание и болтливость. Осужденных «ругателей» иногда привязывали и привязывали к задней части тележки , чтобы они могли быть разгуливали по городу и публично стыдили, что молчали.)

Кейт кричит на отца за то, что тот унижает ее и обращается с ней как с проституткой перед этими двумя болваном.Когда Гортензио говорит, что Кейт никогда не выйдет замуж, если она не научится сдерживаться, Кейт уверяет его, что он ей неинтересен ... кроме, может быть, ударить его табуреткой.

Неуклонно наблюдательный Tranio говорит, что Кейт сумасшедшая, а способ слишком болтлив. Люченцио влюблен в Бьянку, потому что она милая и тихая , именно так он любит своих женщин.

BAPTISTA , Гремио и Гортензио
Господа, пусть я скоро поправлю 75
То, что я сказал - Бьянка, вводите вас,
И пусть это не огорчает вас, добрая Бьянка,
Потому что я буду любить тебя никогда меньше, моя девочка.

КАТЕРИНА
Красивый торф! Лучше всего
Ткни пальцем в глаз, и она знала почему. 80

BIANCA
Сестра, довольствуясь моим недовольством.
Сэр, к вашему удовольствию смиренно подписываюсь.
Мои книги и инструменты будут моей компанией,
На них я буду смотреть и практиковаться самостоятельно.

LUCENTIO , в сторону Tranio
Слушай, Tranio, ты можешь услышать речь Минервы! 85

HORTENSIO
Синьор Баптиста, вы будете таким странным?
Мне очень жаль, что наша добрая воля повлияла на горе
Бьянки.

ГРЕМИО Зачем ты ее,
, синьор Баптиста, переубедишь для этого злодея ада, 90
И заставишь ее нести покаяние своего языка?

BAPTISTA
Господа, доволен вами. Я решил.
Входите, Бьянка.

Бьянка выходит.

И поскольку я знаю, что она больше всего любит
Музыкой, инструментами и поэзией, 95
Школьных учителей я оставлю в моем доме
Пригодный, чтобы наставлять ее юность.Если вы, Гортензио,
Или, синьор Гремио, знаете кого-нибудь из них,
Предпочитайте их сюда. К хитрым людям
буду очень добр, и щедрым 100
К моим детям в хорошем воспитании.
Итак, прощай.– Кэтрин, ты можешь остаться,
Потому что мне нужно еще поговорить с Бьянкой.

Он уходит.

КАТЕРИНА
Почему, и я надеюсь, что я тоже могу пойти, не так ли?
Какие, мне будут назначены часы, как будто, 105
Я не знал, что взять и что оставить? Ха!

Она уходит.

GREMIO Вы можете пойти к плотине Дьявола! Ваши дары
настолько хороши, что никто вас не удержит. - Их любовь
не так велика, Гортензио, но мы можем взорвать себе ногти
вместе и изрядно закрепить. Тесто нашего торта на 110
с двух сторон. Прощание. Тем не менее, ради любви, которую я несу свою
сладкую Бьянку, если я смогу каким-либо образом зажечь
подходящего мужчину, чтобы научить ее тому, чем она радуется, я
пожелаю его ее отцу.

HORTENSIO Я тоже, синьор Гремио.Но словом, я 115
молюсь. Хотя природа нашей ссоры еще никогда не допускала согласия,
теперь узнаем по совету, она затрагивает
нас обоих (чтобы мы снова могли иметь доступ к нашей
прекрасной любовнице и быть счастливыми соперниками в любви Бьянки) к
труду и достижению одного результата. специально. 120

ГРЕМИО Что это, молю?

HORTENSIO Выходи замуж, сэр, чтобы жениться на ее сестре.

ГРЕМИО Муж? Дьявол!

HORTENSIO Я говорю «муж.

ГРЕМИО Я говорю «дьявол». Как ты думаешь, Гортензио, 125
, хотя ее отец был очень богат, любой мужчина
настолько глуп, чтобы жениться на аду?

HORTENSIO Туш, Гремио. Хотя ваше терпение
и мое выдерживают ее громкие будильники, да,
человек, в мире есть хорошие ребята, человек 130
мог бы их осветить, взял бы ее со всеми недостатками,
и достаточно денег .

GREMIO Не могу сказать.Но я предпочел взять ее приданое
с таким условием: каждое утро ее хлестать по высшему кресту
. 135

HORTENSIO Как вы говорите,
тухлых яблок невелик. Но пойдемте, поскольку этот запрет в законе
делает нас друзьями, он будет настолько дружелюбным, что
будет поддерживаться до тех пор, пока, помогая старшей дочери Баптисты
мужу, мы освободим его младшую дочь для 140
мужа, а затем придется '' т заново. Милая Бьянка!
Счастливый человек будет его пособием! Тот, кто бежит быстрее всех, получает кольцо
.Как скажете, синьор Гремио?

GREMIO Я согласен, и если бы я дал ему
лучшую лошадь в Падуе, чтобы он начал ухаживать за ней, 145
тщательно ухаживал за ней, женился на ней, спал с ней и избавлял
от ее дома. Ну давай же.

Гремио и Гортензио выезжают.

Транио и Люченцио остаются на сцене.

Кейт придирается к Бьянке, говоря, что она избалованная негодяйка, которая играет для своей публики, притворно плачет, чтобы вызвать сочувствие (это кусочек "палец ей в глаз").

Бьянка играет хорошую девочку и говорит своему отцу, что будет проводить все свое время за учебой, пока он не скажет, что ей пора обручиться.

Гремио и Гортензио жалуются, что Баптиста держит Бьянку взаперти, как животное, но Баптиста твердо стоит на своем. Перед уходом он спрашивает женихов, могут ли они порекомендовать каких-либо учителей для его драгоценной дочери, намекнув, что им следует найти хороших наставников, если они хотят сделать его счастливым.

Баптиста говорит, что ему нужно бежать и нужно поговорить с Бьянкой, но Кейт может болтаться с парнями, если ей нравится.Кейт раздражается из-за того, что ей говорят, что она может делать, и бросается прочь.

Женихи соглашаются вместе, что им нужно найти кого-то, кто женился бы на Кейт, чтобы иметь свободный доступ к Бьянке. Поэтому они отправляются в разработку плана, оставляя любопытных Люченцио и Транио обсуждать то, что только что произошло.

TRANIO
Я молю, сэр, скажите мне, возможно ли
Эта любовь должна внезапно так овладеть?

LUCENTIO
O Tranio, пока я не обнаружил, что это правда, 150
Я никогда не думал, что это возможно или вероятно.
Но видите, пока я лениво стоял и смотрел,
Я обнаружил эффект любви в праздности,
И теперь откровенно признаюсь тебе
Это искусство для меня такое же сокровенное и столь же дорогое 155
Как Анна для Королева Карфагена была:
Tranio, я горю, я томлюсь! Я погибну, Tranio,
Если добьюсь не эту юную скромную девушку.
Посоветуй мне, Транио, я знаю, что ты умеешь.
Помоги мне, Транио, я знаю, что ты хочешь. 160

TRANIO
Мастер, сейчас некогда вас упрекать.
Любовь оценивается не от сердца.
Если любовь коснулась вас, ничего не остается, кроме как:
Redime te captum quam queas minimo.

LUCENTIO
Gramercies, парень. Иди вперед. Это содержимое; 165
Остальное утешит, ибо совет Твой.

TRANIO
Мастер, вы так долго смотрели на горничную,
Возможно, вы не заметили, в чем суть всего.

LUCENTIO
О да, я видел сладкую красоту в ее лице,
Как дочь Агенора, 170
Это заставило великого Юпитера склонить его к своей руке
Когда он коленями поцеловал критскую прядь .

TRANIO
Вас больше не видели? Вы не заметили, как ее сестра
Начала ругать и поднимать такую ​​бурю
Что уши смертных с трудом выносят шум? 175

LUCENTIO
Tranio, я видел, как ее коралловые губы шевелились,
И своим дыханием она ароматизировала воздух.
Все, что я видел в ней, было священным и сладким.

TRANIO , в сторону
Нет, тогда пора вывести его из транса.
Я молюсь, проснитесь, сэр! Если вы любите горничную, 180
Наклоните мысли и сообразительность, чтобы добиться ее.Таким образом,
стоит:
Ее старшая сестра такая суровая и проницательная
Что, пока отец не избавит ее от рук,
Учитель, ваша любовь должна жить служанкой дома, 185
И поэтому он пристально замял ее,
Потому что женихи ей не надоедают.

LUCENTIO
Ах, Транио, какой он жестокий отец!
Но разве тебе не советовали, что он позаботился о том, чтобы
ее хитрые учителя наставляли ее? 190

TRANIO
Да, женитесь, я, сэр, и вот это заговор!

LUCENTIO
Я понял, Tranio!

TRANIO Мастер, в мою руку,
Оба наших изобретения встречаются и прыгают в одно целое.

LUCENTIO
Скажи мне сначала твое. 195

TRANIO Ты будешь школьным учителем
И возьмешь на себя обучение горничной:
Это твое устройство.

LUCENTIO Это так. Это можно сделать?

TRANIO
Невозможно. Ибо кто понесет твою часть 200
И быть здесь, в Падуе, сыном Винченцио,
Хранить дом и заниматься его книгой, приветствовать его друзей,
Посещать его соотечественников и угощать их?

LUCENTIO
Баста, довольствуйся тобой, ибо он у меня полный.
Нас еще не видели ни в одном доме, 205
И по лицам нас не отличить
Для человека или хозяина. Тогда это следует так:
Ты будешь хозяином, Транио, вместо меня,
Сохрани дом, и порт, и слуг, как я должен.
Я буду кем-нибудь другим, каким-нибудь флорентийцем, 210
Каким-нибудь неаполитанцем или более подлым человеком из Пизы.
’Это вылупится, и так и будет. Транио, немедленно
Убери тебя. Возьми мою цветную шляпу и плащ.

Обмениваются одеждой.

Когда придет Бионделло, он будет ждать тебя,
Но сначала я заколдовал его, чтобы он оставался языком. 215

TRANIO Так что вам нужно.
Вкратце, сэр, с вашего удовольствия,
И я обязан быть послушным
(Ибо так ваш отец поручил мне на прощание:
«Будьте полезны моему сыну», - сказал он, 220
Хотя я думаю, это в другом смысле),
Я доволен быть Люченцио,
Потому что я так сильно люблю Люченцио.

ЛУСЕНТИО
Транио, да будет так, потому что Люченцио любит,
И позволь мне быть рабом, чтобы добиться той горничной 225
Чье внезапное зрелище поразило мой раненый глаз.

Войдите в Бионделло.

А вот и мошенник. - Сирра,
ты где был?

Люченцио охвачен любовью и начинает говорить всякие глупости о том, как он горит для Бьянки.

Он просит у Транио совета, поэтому слуга говорит ему, чтобы он прекратил болтать и уже подумал о плане.(Это то, что он имеет в виду под латинским битом, что переводится как «освободить себя из плена с минимальным выкупом». Люченцио застрял, и ему нужно найти самый простой способ выиграть Бьянку.)

Транио и Люченцио решают, что Люченцио переодевается учителем, чтобы дать Бьянке «частные уроки».

Поскольку ожидается, что в Падуе Люченцио будет изучать и болтать со всеми богатыми друзьями своего отца, они решают, что Транио замаскируется под Люченцио.

Они обмениваются одеждой: теперь Люченцио замаскирован под учителя по имени Камбио, а Транио замаскирован под Люченцио.

Идет Бионделло (еще один слуга Люченцио).

BIONDELLO
Где я был? Нет, как теперь, где ты?
Мастер, мой товарищ Транио украл вашу одежду? 230
Или вы его украли? Или оба? Молитесь, какие новости?

ЛУСЕНТИО
Сирра, подойди сюда. Не время шутить,
И поэтому сообразите свои манеры со временем.
Твой приятель, Транио, здесь, чтобы спасти мою жизнь,
Одевает мою одежду и мой счет, 235
А я для побега надел его;
Ибо в ссоре с тех пор, как я вышел на берег
Я убил человека и боюсь, что меня описали.
Жди его, я приказываю тебе, как и положено,
Пока я ухожу отсюда, чтобы спасти свою жизнь. 240
Вы меня понимаете?

BIONDELLO Да, сэр. В сторону. Ни капельки.

LUCENTIO
И ни капли «Tranio» во рту.
Tranio меняется на Lucentio.

BIONDELLO
Тем лучше для него. Был бы я тоже таким. 245

ТРАНИО
Так я мог бы, вера, мальчик, иметь следующее желание после,
Что у Люченцио действительно была младшая
дочь Баптисты.
Но, сэрра, не ради меня, а ради вашего хозяина, я
советую 250
Вы используете свои манеры осторожно во всех
компаниях.
Когда я один, почему тогда я Tranio;
Но во всех остальных местах ваш господин Люченцио.

LUCENTIO Tranio, пошли. Остается еще одно: казнить себя 255
, чтобы попасть в число этих ухажеров. Если
ты спросишь меня, почему, достаточно, чтобы мои
доводы были вескими и вескими.

Они уходят.

Выступающие говорят выше.

ПЕРВЫЙ СЛУЖАЩИЙ
Милорд, вы киваете. Вы не против спектакля.

SLY Да, клянусь Святой Анной, не так ли? Конечно, хорошее дело. 260
А там еще такое?

СТРАНИЦА , как леди Милорд, это только начало.

SLY ’Это отличная работа, мадам.
Готово.

Сидят и размечают.

Люченцио и Транио рассказывают Бионделло, что они замаскированы, потому что Люченцио убил человека и ему нужно бежать из города на случай, если есть свидетели, которые могут его опознать.

Они объясняют, что Транио будет притворяться Люченцио, чтобы не отставать от приличия.Бионделло покупает их историю, и они уходят со сцены.

Один из слуг Господа (помните сцены индукции в начале?) Спрашивает Слая, почему он задремал. Слай отрицает, что засыпает, и говорит, что пьеса великолепна ... и ему жаль, что она не закончилась.

Между прочим, это последний раз, когда мы слышим от Слая в году «Укрощение строптивой». Может быть, мы предполагаем, что он заснул, или, может быть, есть потерянные строки и сцены, которых нет в рукописях Шекспира.

В тесно связанной пьесе под названием Укрощение строптивой , которая была написана и поставлена ​​примерно во время пьесы Шекспира, персонаж Слая говорит на протяжении всего представления, комментируя пьесу по мере ее продвижения. В конце концов, Слай убегает, чтобы приручить собственную жену.

Некоторые режиссеры и редакторы любят включать эти сцены, особенно финал, даже если нет никаких доказательств того, что Шекспир написал их. Другие директора вообще исключают Индукцию.

Выдержки из истории его жизни

Артур, легендарный король Британии: Выдержки из истории его жизни
Отрывки из его жизнеописания
, записанные Джеффри Монмутским, сэром Томасом Мэлори и другими

Собран

D.Л. Ашлиман
© 2010-2020


Использованные издания:

  • Британская история Джеффри Монмутского , перевод с латыни А. Томпсоном; новое издание, переработанное и исправленное Дж. А. Джайлсом (Лондон: Джеймс Бон, 1842 г.). Написано на латыни под названием Historia Regum Britanniae ; завершено около 1136.
  • Сэр Томас Мэлори, Le Morte d'Arthur , под редакцией Джона Риса, т. 1 (Лондон: Дж. М. Дент и сыновья, 1906). Впервые опубликовано в 1485 году Уильямом Кэкстоном.
  • Сэр Томас Мэлори, Le Morte d'Arthur , под редакцией Джона Риса, т. 2 (Лондон: Дж. М. Дент и сыновья, 1906). Впервые опубликовано в 1485 году Уильямом Кэкстоном.
  • Альфред, лорд Теннисон, Идилы короля (Бостон: Тикнор и Филдс, 1866).

  1. Зачатие и рождение Артура.
  2. Артур избран королем.
  3. Артур получает Меч Экскалибур от Владычицы Озера.
  4. Артур женится на Гвиневере.
  5. Артур убивает гиганта в Мон-Сен-Мишель.
  6. Предательство Мордреда.
  7. Смерть Артура.


Джеффри Монмутский

После этой победы [над саксонской армией во главе с Октой и Эосой] Утер [король Британии] отправился в город Алклюд, где он уладил дела этой провинции и восстановил мир во всем мире. Он также добился прогресса во всех странах Шотландии и обуздал свирепость этого мятежного народа с помощью такого строгого отправления правосудия, которого никто из его предшественников раньше не применял, так что в его время преступники повсюду подвергались ужасу. , так как они были уверены, что будут наказаны без пощады.Наконец, когда он установил мир в северных провинциях, он отправился в Лондон и приказал Окту и Эосе держать там в тюрьме.

На следующую Пасху он приказал всей знати королевства встретиться с ним в этом городе, чтобы отпраздновать этот великий праздник; в честь которого он и задумал носить свою корону. Призыв повсюду был исполнен, и из всех городов собралось огромное количество людей, чтобы отпраздновать этот день. Итак, король наблюдал за праздником с большой торжественностью, как он и задумал, и очень радостно развлекал свою знать, которых было очень много, с их женами и дочерьми, что соответствовало великолепию пира, приготовленного для них.И, будучи встреченными царем с радостью, они выразили то же самое в своем поведении перед ним.

Среди остальных присутствовал Горлуа, герцог Корнуоллский, со своей женой Игерной, величайшей красавицей во всей Британии. Не успел король взглянуть на нее среди остальных дам, как он страстно влюбился в нее, и мало что касалось остальных, сделало ее предметом всех своих мыслей. Она была единственной дамой, которую он постоянно подавал со свежими блюдами и которой он посылал золотые чаши своими доверенными лицами; на нее он одарил всех своими улыбками, и ей адресовал все его речи.

Муж, узнав об этом, пришел в ярость и удалился со двора, не попрощавшись; и не было никого, кто мог бы остановить его, пока он боялся потерять главный объект своего восторга. Поэтому Утер в великом гневе приказал ему вернуться ко двору, чтобы доставить ему удовлетворение за это оскорбление. Но Горлуа отказался подчиниться; на что царь был очень рассержен и поклялся, что уничтожит свою страну, если он быстро не усугубит свое преступление.

Соответственно, без промедления, в то время как их гнев был горячим друг против друга, король собрал большую армию и вошел в Корнуолл, города и поселки, которые он поджег. Но Горлуа не осмелился вступить с ним в бой из-за малочисленности; и счел более разумным укрепить свои города, пока не получит помощи из Ирландии. И так как он больше заботился о своей жене, чем о себе, он поместил ее в город Тинтагель на берегу моря, который считал очень безопасным местом.Но он сам вошел в замок Димилиока, чтобы не допустить одновременного попадания их обоих в одну и ту же опасность, если таковая случится.

Король, узнав об этом, отправился в город, где находился Горлуа, который он осадил, и перекрыл ему все дороги.

Прошла уже целая неделя, когда, помня о своей любви к Игерне, он сказал одному из своих доверенных лиц по имени Ульфин де Рикарадок: «Моя страсть к Игерне ​​такова, что у меня нет ни покоя ума, ни здоровья тела. , пока я не получу ее; и если ты не сможешь помочь мне своим советом, как осуществить мое желание, внутренние муки, которые я претерпеваю, убьют меня."

«Кто может посоветовать вам в этом вопросе, - сказал Ульфин, - когда никакие силы не позволят нам получить доступ к ней в городе Тинтагель? Потому что он расположен на берегу моря и со всех сторон окружен им; и там есть но один вход в него, и это через прямую скалу, которую трое мужчин смогут защитить от всей силы королевства. Несмотря на это, если бы пророк Мерлин всерьез предпринял эту попытку, я считаю, вы могли с его советом исполните ваши пожелания."

Король с готовностью поверил тому, к чему он был так склонен, и приказал вызвать Мерлина, который также участвовал в осаде. Поэтому Мерлина, представленного в присутствии короля, было приказано дать совет, как король может выполнить свое желание в отношении Игерны.

И он, обнаружив сильную боль царя, был тронут такой чрезмерной любовью и сказал: «Чтобы осуществить свое желание, вы должны использовать такие искусства, о которых не слышали в ваше время.Я знаю, как с помощью моих лекарств передать вам точное подобие Горлуа, чтобы вы во всех отношениях казались никем иным, как он сам. Поэтому, если вы будете подчиняться моим предписаниям, я превращу вас в истинное подобие Горлуа, а Ульфина - в Иордана из Тинтагеля, его знакомого друга; и я сам, превратившись в другую форму, сделаю третье в приключении; и в этой маскировке вы можете благополучно отправиться в город, где находится Игерна, и получить к ней доступ ».

Король выполнил предложение и действовал в этом деле с большой осторожностью; и когда он передал заботу об осаде своим близким друзьям, подвергся медицинским процедурам Мерлина, которым он был преобразован в подобие Горлуа; как и Ульфин в Иордании, а сам Мерлин в Брайселе; так что теперь никто не мог видеть никаких остатков их прежнего подобия.

Затем они двинулись в путь в Тинтагель, куда прибыли в вечерних сумерках и сразу же дали знак привратнику, что прибыл консул; на которой открылись ворота, и люди вошли внутрь. Ибо какое место для подозрений, когда там, казалось, присутствовал сам Горлуа?

Поэтому король остался на ночь с Игерной и полностью наслаждался ею, так как она была обманута ложной маской, которую он надел, а также искусными и любовными беседами, которыми он ее развлекал.Он сказал ей, что оставил свое собственное место в осаде, просто чтобы обеспечить безопасность ее дорогого я и города, в котором она находилась; так что, поверив всему, что он сказал, она отказала ему ни в чем, чего он желал. Таким образом, в ту же ночь она зачала самого прославленного Артура, чьи героические и чудесные действия справедливо прославили его имя для потомков.

Между тем, как только при осаде было обнаружено отсутствие короля, его армия неожиданно напала на стены и спровоцировала осажденного графа на битву, который сам, действуя так же бесцеремонно, как и они, выступил со своими людьми. Он думал с такой маленькой горсткой противостоять мощной армии, но был убит в самом первом ударе боя, и все его люди были разбиты.

Город тоже был взят; но все его богатства не делились поровну между осаждающими, каждый жадно брал то, что мог получить, в зависимости от того, насколько ему благоприятствовала удача или его собственная сила.

После этой смелой попытки в Игерну прибыли гонцы с новостями как о смерти герцога, так и о событиях осады. Но когда они увидели царя в образе консула, сидящего рядом с ней, они были поражены стыдом и удивлением по поводу его благополучного прибытия туда, которого они оставили мертвым при осаде; ибо они совершенно не подозревали о чудесах, которые Мерлин творил с помощью своих лекарств.

Поэтому король улыбнулся этой новости и, обняв графиню, сказал ей: «Твои глаза могут убедить тебя, что я не мертв, но жив. Но, тем не менее, разрушение города и резня моих людей - это что меня очень огорчает; так что есть причина опасаться, что царь придет на нас и заберет нас в этом месте. Чтобы предотвратить это, я выйду навстречу ему и примирись с ним, опасаясь худшего катастрофа."

Соответственно, как только он покинул город, он отправился в свою армию и, сняв маскировку Горлуа, снова стал Утером Пендрагоном.Когда он получил полное представление о том, как дела обстоят успешно, он сожалел о смерти Горлуа, но радовался, что Игерна теперь может снова выйти замуж. Затем он вернулся в город Тинтагель, который взял, и в нем, чего он с нетерпением желал, и саму Игерну. После этого они продолжали жить вместе с большой любовью друг к другу, и у них родились сын и дочь, которых звали Артур и Анна.


  • Источник: Джеффри Монмаутский, книга 8, гл. 19-20, стр.167-71.
  • Эти события также записаны в книге сэра Томаса Мэлори Le Morte d'Arthur , книга 1, гл. 1-3. Мэлори дает матери Артура имя Игрейн. Мэлори не упоминает сестру Артура Энн [также пишется Анна], но в следующих главах он действительно обсуждает сестру Артура Морган ле Фэй.
  • Вернуться к содержанию.


Альфред, лорд Теннисон

Да, один, бард; о котором мой отец сказал,
Он спел многие благородные военные песни,
Ev'n в присутствии вражеского флота,
Между крутым обрывом и приближающейся волной;
И многие мистические воззрения жизни и смерти
Пели на задымленных горных остановках,
Когда вокруг него сгибались духи холмов,
Со всеми их влажными волосами, развевающимися назад, как пламя:
Так сказал мой отец - и в ту ночь бард
воспел славные войны Артура и пел королю
Так же почти больше, чем человек, и ругал тех
, Кто называл его ложным сыном Горлоиса:
Ибо никто не знал, откуда он ;
Но после бури, когда разразилась длинная волна
Все грохочущие берега Буде и Боса,
Настал день тихий, как небо, и затем
Они нашли обнаженного ребенка на песках
Темного Дандагила на берегу Корнуоллского моря ;
И это был Артур; и они взращивали его
Пока он чудом не стал царем.



Сэр Томас Мэлори

Затем, в течение двух лет, король Утер заболел серьезной болезнью ... Тогда Мерлин сказал вслух королю Утеру: «Сэр, неужели ваш сын Артур станет королем после ваших дней этого королевства со всеми принадлежностями?»

Тогда Утер Пендрагон повернулся к нему и сказал, выслушав их всех: «Я даю ему благословение Бога и мое, и приказываю ему молиться за мою душу, а также праведно и с благоговением, чтобы он потребовал корону после утраты моего благословения».

И тогда он выдал призрак, а затем был погребен [в Стоунхендже], как того хотел король.Посему королева, прекрасная Игрейна, сильно огорчила всех баронов.

Тогда королевство долгое время находилось в большой опасности, ибо каждый властитель людей делал его сильным, и многие желали быть королем. Затем Мерлин пошел к архиепископу Кентерберийскому и посоветовал ему послать за всеми лордами королевства и всеми оруженосцами, чтобы они под страхом проклятия приехали в Лондон к Рождеству; и по этой причине, что Иисус, который родился в ту ночь, чтобы он по Своей великой милости явил какое-то чудо, поскольку он пришел, чтобы стать царем человечества, чтобы показать какое-то чудо, Который должен быть праведным царем этого царства.

Итак, архиепископ, по совету Мерлина, послал всех лордов и джентльменов, чтобы они приехали к Рождеству даже в Лондон. И многие из них очистили их от своей жизни, чтобы их молитва была более угодной Богу. Итак, в величайшей церкви Лондона, принадлежит ли она Павлу или нет, во французской книге нет упоминания, все поместья в церкви были долгими или дневными, чтобы молиться.

И когда закончилась утреня и первая месса, на кладбище, напротив главного жертвенника, увидел большой четырехугольный камень, подобный мраморному камню, и посреди него был подобен стальной наковальне в фут высотой, и в нем был воткнут прекрасный меч, обнаженный острием, и там были золотые буквы вокруг меча, в которых говорилось: «Кто вытащит этот меч из этого камня и наковальни, тот по праву король всей Англии."

Тогда народ удивился и рассказал архиепископу.

«Я приказываю, - сказал архиепископ, - чтобы вы держали вас в своей церкви и по-прежнему молились Богу; чтобы никто не прикоснулся к мечу, пока не будет завершена большая месса».

Итак, когда все массы были собраны, все владыки пошли взглянуть на камень и меч. И когда они увидели Писание, некоторые испытали; такой, какой был бы королем. Но никто не мог пошевелить мечом или пошевелить им.

«Его нет здесь, - сказал архиепископ, - который достигнет меча, но не сомневайтесь, что Бог сделает его известным.Но это мой совет, - сказал архиепископ, - что мы позволим снабдить десять рыцарей, людей доброй славы, и им оставить у себя этот меч ».

Так было предписано, и затем раздался крик, чтобы каждый человек, который хотел, должен был написать эссе, чтобы выиграть меч. И в день Нового года бароны разрешили устроить рыцарские поединки и турниры, чтобы все рыцари, которые будут там рыцари или турниры, могли сыграть, и все это было предназначено для того, чтобы держать лордов и население вместе, поскольку архиепископ верил, что Бог сделает он знал, что должен выиграть меч.

Итак, в день Нового года, когда служба была окончена, бароны поехали на поле, одни на рыцарский турнир, другие на турнир, и так случилось, что сэр Эктор, имевший большие средства к существованию в Лондоне, поехал на рыцарские турниры и вместе с ним ехал сэр Кей, его сын, и юный Артур, который был его воспитанным братом; а сэр Кей раньше был посвящен в рыцари Всех Святых. Когда они ехали на рыцарский турнир, сэр Кей потерял свой меч, так как оставил его в квартире своего отца, и поэтому он молился юному Артуру, чтобы тот скакал за его мечом.

«Я буду здоров», - сказал Артур и быстро поскакал за мечом, а когда он вернулся домой, леди и все вышли посмотреть поединок.

Тогда Артур разгневался и сказал себе: «Я пойду на кладбище и возьму с собой меч, воткнувшийся в камень, потому что мой брат сэр Кей не останется без меча сегодня».

Итак, когда он пришел на кладбище, сэр Артур сел и привязал свою лошадь к перекладине, и он пошел к шатру, и не нашел там рыцарей, потому что они участвовали в схватке; и поэтому он взял меч за рукоятки, легко и яростно вытащил его из камня, взял свою лошадь и поскакал своей дорогой, пока он не подошел к своему брату сэру Кею и не отдал ему меч.

И как только сэр Кей увидел меч, он понял, что это был каменный меч, и поэтому он поехал к своему отцу, сэру Эктору, и сказал: «Сэр, вот меч из камня, поэтому я должен быть король этой земли ".

Когда сэр Эктор увидел меч, он снова вернулся и пришел в церковь, и там они сели всех троих и вошли в церковь. И вскоре он заставил сэра Кэя поклясться в книге, как он пришел к этому мечу.

«Сэр, - сказал сэр Кей, - моим братом Артуром, потому что он принес его мне."

"Как вы достали этот меч?" - сказал сэр Эктор Артуру.

"Сэр, я скажу вам. Когда я пришел домой за мечом моего брата, я не нашел дома никого, кто бы доставил мне его меч, и поэтому я подумал, что мой брат сэр Кей не должен быть без меча, и поэтому я нетерпеливо пришел сюда и вытащил его. из камня без боли ".

"Вы нашли рыцарей около этого меча?" - сказал сэр Эктор.

«Нет, - сказал Артур.

«Итак, - сказал сэр Эктор Артуру, - я понимаю, что вы, должно быть, король этой земли."

«Для чего я, - сказал Артур, - и по какой причине?»

«Сэр, - сказал Эктор, - ибо так угодно Богу, потому что ни один человек не должен был вытаскивать этот меч, но тот, кто по праву будет царем этой земли. был, и вытащите его снова ".

«Это не мастерство», - сказал Артур и воткнул его в камень, после чего сэр Эктор попытался вытащить меч и потерпел неудачу.

«А теперь проба», - сказал сэр Эктор сэру Кэю.И вскоре он вынул меч изо всех сил, но этого не произошло.

«А теперь сочинение», - сказал сэр Эктор Артуру.

«Я буду здоров», - сказал Артур и легко вытащил его.

И тогда сэр Эктор опустился на землю на колени, и сэр Кей.

«Увы, - сказал Артур, - мои собственные дорогие отец и брат, зачем вы преклоняете колени передо мной?»

Нет, нет, милорд Артур, это не так, я никогда не был ни вашим отцом, ни вашей крови, но я хорошо знаю, что вы принадлежите к более высокой крови, чем я думал, что вы были."

А затем сэр Эктор рассказал ему все, как его укусили за то, что он питал его, и по чьему приказу и благодаря избавлению Мерлина. Затем Артур сильно огорчился, когда понял, что сэр Эктор ему не отец.

«Сэр, - сказал Эктор Артуру, - будешь ли ты моим добрым и милостивым господином, когда станешь королем?»

«В противном случае виноват я», - сказал Артур, - «потому что вы тот человек в мире, которому я больше всего обязан, и моя добрая леди и мать, ваша жена, которая, как и ее собственная, вырастила и сохранила меня.И если когда-нибудь будет воля Божья, чтобы я был царем, как вы говорите, вы пожелаете от меня того, что я могу сделать, и я не подведу вас, не дай бог, я подведу вас ».

«Сэр, - сказал сэр Эктор, - я больше не буду просить вас, но вы сделаете моего сына, вашего приемного брата, сэра Кея, сенешалем всех ваших земель».

«Это будет сделано», - сказал Артур, и даже больше, верой моего тела, что ни один человек не будет занимать эту должность, кроме него, пока он и я живы ».

После этого они пошли к архиепископу и рассказали ему, как был добыт меч и кем; и на Двенадцатый день все бароны пришли сюда, чтобы попытаться взять меч, кто сочтет нужным.Но после них никто не мог вытащить его, кроме Артура; а потому многие лорды разгневались и сказали, что для них всех и для всего царства большой позор, когда ими управляют мальчишка не кровного происхождения, и поэтому они поссорились в то время, что это было отложено до Сретения, а затем все бароны должны встретиться там снова; но всегда десять рыцарей были посвящены наблюдать за мечом днем ​​и ночью, и поэтому они установили павильон над камнем и мечом, и пятеро всегда наблюдали.

Итак, на Сретение Сияния пришли еще многие великие владыки, чтобы завоевать меч, но никто не мог победить.И точно так же, как Артур сделал на Рождество, он сделал это на Сретение и легко вытащил меч, из-за чего бароны были очень огорчены и отложили его до высокого праздника Пасхи. И как раньше Артур, так и на Пасху, но некоторые из великих лордов были возмущены тем, что Артур станет королем, и отложили это с опозданием до праздника Пятидесятницы. Затем архиепископ Кентерберийский, по воле провидения Мерлина, предоставил им лучших рыцарей, которых они могли достать, и таких рыцарей, как Утер Пендрагон, которых больше всего любил и которым больше всего доверял в свое время.И такие рыцари были окружены Артуром, как сэр Британии Бодвин, сэр Кей, сэр Ульфиус, сэр Брастиас. Все это, как и многие другие, всегда касалось Артура, днем ​​и ночью, до праздника Пятидесятницы.

И в праздник Пятидесятницы всевозможные люди пытались вытащить меч, который хотел бы попытаться, но никто не мог победить, кроме Артура, и вытащил его перед всеми лордами и простыми людьми, которые были там, и поэтому все жители сразу закричали ". У нас будет Артур к нашему королю, мы больше не будем задерживать его, потому что все мы видим, что воля Бога состоит в том, чтобы он был нашим королем, и кто будет сопротивляться этому, мы убьем его."

И при этом все они сразу преклонили колени, и богатые, и бедные, и взывали к Артуру о милосердии, потому что они так долго задерживали его, и Артур простил их, взял меч обеими руками и поднес его на алтарь, где находился архиепископ. и так он был сделан рыцарем лучшего человека, который был там. И вот вскоре была проведена коронация. И там он поклялся своим господам и народам быть истинным царем и с тех пор стоять с истинной справедливостью со дня этой жизни. Затем он заставил всех владык, держащих корону, войти и служить так, как им положено.И сэру Артуру поступало много жалоб на великие злодеяния, которые были причинены после смерти короля Утера во многих землях, потерявших своих лордов, рыцарей, леди и джентльменов. Посему король Артур снова отдал земли тем, кто ими владел.

Когда это было сделано, что король установил все страны вокруг Лондона, тогда он позволил сделать сэра Кея сенешалем Англии; а сэр Бодвин из Великобритании был назначен констеблем; а сэр Ульфиус был назначен камергером; и сэр Брастиас был назначен надзирателем на севере от Трента вперед, потому что это было то время, по большей части враги короля.Но через несколько лет после этого Артур завоевал весь север, Шотландию и все, что находилось в их подчинении. Также Уэльс, его часть, держался против Артура, но он победил их всех, как и остаток, благодаря благородной доблести самого себя и своих рыцарей Круглого стола.


  • Источник: сэр Томас Мэлори, книга 1, гл. 4-7, стр. 9-14.
  • Согласно Джеффри из Монмута (книга 8, гл. 24, стр. 175), король Утер был похоронен в «Танце гиганта», также известном как «Кольцо гиганта» или, что более привычно, «Стоунхендж».Джеффри из Монмута также рассказывает, как Мерлин перевез Танец Гигантов (Стоунхендж) из Ирландии в Британию), чтобы служить памятником британским принцам, убитым англами и саксами.
  • Обратите внимание, что изображенный здесь меч не является знаменитым Экскалибуром, который Артур получает в более позднем эпизоде.
  • Вернуться к содержанию.


Сэр Томас Мэлори

Итак, король [Артур] и он [Мерлин] ушли и пошли к отшельнику, который был хорошим человеком и большой пиявкой.И отшельник осмотрел все его раны и дал ему хорошие мази; Итак, король пробыл там три дня, а затем его раны были поправлены, чтобы он мог ехать и ехать, и так ушел.

И пока они ехали, Артур сказал: «У меня нет меча». [Он был разбит на две части в недавнем сражении.]

«Никакой силы», - сказал Мерлин. «Это меч, который будет твоим, и я могу».

Так они ехали, пока не пришли к озеру, которое было чистой водой и широким, и посреди озера Артур носил руку, одетую в белый самит, и в руке держал прекрасный меч.

"Ло!" - сказал Мерлин. - Вон тот меч, о котором я говорил.

С этими словами они увидели девицу, идущую по озеру.

"Что это за девица?" - сказал Артур.

«Это Владычица Озера, - сказал Мерлин; «а внутри того озера - скала, и место там прекрасное, как и все на земле, и богато обозримое; и эта девица скоро придет к вам, и тогда вы справедливо скажете ей, что она даст вам этот меч».

Через некоторое время девушка пришла к Артуру и приветствовала его, и он снова ее.

«Дамозель, - сказал Артур, - что это за меч, который держит рука над водой? Я бы хотел, чтобы он был моим, потому что у меня нет меча».

«Сэр Артур, король, - сказала девушка, - этот меч мой, и если вы дадите мне подарок, когда я попрошу вас, вы получите его».

«Клянусь моей верой, - сказал Артур, - я дам тебе, какой дар ты попросишь».

«Что ж! - сказала девица, - зайди в ту баржу, греби к мечу и возьми его и ножны с собой, и я попрошу свой дар, когда увижу свое время."

Итак сэр Артур и Мерлин спустились и привязали своих лошадей к двум деревьям, и они вошли в корабль, и когда они подошли к мечу, который держала рука, сэр Артур взял его за ручки и взял с собой, и рука и кисть ушли под воду.

...

Затем сэр Артур взглянул на меч, и ему понравилось, что он прошел мимо.

«Что тебе больше нравится, - сказал Мерлин, - меч или ножны?»

«Мне больше нравится меч, - сказал Артур.

«Вы еще более неразумны, - сказал Мерлин, - потому что ножны стоят десять мечей, потому что, пока у вас есть ножны, вы никогда не потеряете крови, даже если вы никогда не будете так сильно ранены, поэтому держите ножны всегда с ты."




Счет Джеффри Монмутского

В конце концов, когда вся страна была [восстановлена] им [Артуром] до ее древнего состояния, он взял себе в жены Гуанумару [Гвиневеру], происходившую из благородной римской семьи, которая получила образование под руководством герцога Кадора и по красоте превосходила все женщины острова.

Счет сэра Томаса Мэлори

В начале Артура, после того, как он был избран королем приключениями и милостью; по большей части бароны не знали, что он был сыном Утера Пендрагона, но как Мерлин открыто заявил об этом. Но все же многие короли и лорды вели великие войны против него по этой причине, но Артур хорошо победил их всех, по большей части в дни своей жизни он правил во многом по совету Мерлина.

Так что однажды король Артур сказал Мерлину: «Мои бароны не дадут мне покоя, но мне нужно взять жену, и я буду брать только по твоему совету и по твоему совету."

«Хорошо, - сказал Мерлин, - что вы берете жену, потому что человек вашей щедрости и благородства не должен оставаться без жены. Есть ли кто-нибудь, кого вы любите больше, чем другого?»

«Да, - сказал король Артур, - я люблю Гвиневеру [Гвиневеру], дочь короля, Леодегранс из земли Камелиард, которая держит в своем доме Круглый стол, который, как вы сказали, он имел от моего отца Утера. Самая храбрая и прекрасная леди из всех, кого я знаю из ныне живущих, или все же из тех, что я когда-либо мог найти."

«Сэр, - сказал Мерлин, - по своей красоте и справедливости она одна из самых прекрасных на свете, но, если бы вы любили ее не так хорошо, как вы, я бы нашел вас девушкой красоты и доброты, которая должна понравиться. ты и угодишь тебе, и сердце твое не расположено; но там, как сердце человека расположено, он не захочет вернуться ».

«Это правда, - сказал король Артур.

Но Мерлин тайно предупредил короля, что Гвиневера не годится для него в жены, потому что он предупредил его, что Ланселот должен любить ее, а она снова его....

Тогда Мерлин попросил короля иметь с ним людей, которые должны были бы спросить у Гвиневеры, и король удовлетворил его, и Мерлин отправился к королю Леодегрансу из Камельярда и рассказал ему о желании короля, которое он хотел бы получить в свое распоряжение. жена Гвиневера, его дочь.

«Это для меня, - сказал король Леодегранс, - лучшая весть, которую я когда-либо слышал, что такой достойный король доблести и благородства женится на моей дочери. А что касается моих земель, я дам ему, если мне это понравится. но у него достаточно земель, ему ничего не нужно, но я пошлю ему подарок, который понравится ему гораздо больше, потому что я дам ему Круглый стол, который мне дал Утер Пендрагон, и когда он будет полностью завершен, будет сто рыцарей и пятьдесят.А что касается сотни хороших рыцарей, то у меня есть сам, но я добился пятидесяти, потому что так много было убито в мои дни ».

И вот Леодегранс передал свою дочь Гвиневеру Мерлину и Круглый стол с сотней рыцарей, и так они ехали свежими, с великой королевской властью, как по воде, так и по суше, пока не подошли к Лондону.


  • Источник: Мэлори, книга 3, гл. 1. С. 71-72.
  • Имя жены Артура по-разному дается как Guenever , Guinevere и латинизированная форма Guanhumara .Современная английская форма - Jennifer .
  • Вернуться к содержанию.


Джеффри Монмутский

Тем временем Артур получил известие о том, что гигант чудовищных размеров прибыл с берегов Испании, насильно увел Хелену, племянницу герцога Хоэля, из ее стражи, и вместе с ней бежал на вершину холма. теперь называется гора Михаила [Мон-Сен-Мишель в Нормандии]; и что солдаты страны, преследовавшие его, ничего не могли сделать против него.Ибо независимо от того, нападали ли они на него с моря или с суши, он либо опрокидывал их корабли огромными камнями, либо убивал их несколькими видами дротиков, помимо многих из них, которые он взял и пожрал наполовину.

Итак, на следующую ночь, во второй час, Артур, взяв с собой Гая канализационного коллектора и дворецкого Бедвера, вышел наедине из лагеря и поспешил к горе. Будучи человеком неустрашимой храбрости, он не хотел вести свою армию против таких чудовищ; как потому, что он мог таким образом оживить своих людей своим собственным примером, так и потому, что он был один достаточно, чтобы иметь дело с ними.

Как только они подошли к горе, они увидели огонь, горящий на ее вершине, и еще один на меньшей горе, которая была недалеко от нее. И, сомневаясь, на ком из них обитает великан, они отослали Бедвера, чтобы убедиться в достоверности дела. Итак, он, найдя лодку, поплыл на ней сначала к меньшей горе, к которой у него не было другого доступа, потому что она находилась в море. Когда он начал подниматься на ее вершину, он сначала испугался мрачного воющего крика женщины сверху, и представил себе чудовище, находящееся там; но быстро набравшись храбрости, он вытащил свой меч и, достигнув вершины, не нашел ничего, кроме огня, который он прежде видел на расстоянии.

Он также обнаружил недавно построенную могилу и старуху, плачущую и воющую у нее, которая при виде его мгновенно закричала словами, прерываемыми вздохами: «О несчастный человек, какое несчастье привело тебя в это место? О невыразимое муки смерти, которые ты должен претерпеть! Мне тебя жаль, мне тебя жаль, потому что мерзкое чудовище этой ночью уничтожит цветок твоей молодости. Для того самого злого и отвратительного великана, который привел племянницу герцога, которую я только что похоронил вот, и я, ее кормилица, вместе с ней в эту гору, придем и немедленно убьем тебя самым жестоким образом.О печальная судьба! Эта прославленная принцесса, погруженная в страх, созданный ее нежным сердцем, в то время как мерзкое чудовище обняла бы ее, упала в обморок и скончалась. И когда он не смог утолить свою жестокую похоть к ней, которая была самой душой, радостью и счастьем моей жизни, будучи разгневанным разочарованием своего скотского желания, он насильственно изнасиловал меня, который (пусть Бог и мои свидетель старости) ненавидел его объятия. Летите, дорогой сэр, летите, опасаясь, что он может прийти, как он обычно делает, лечь со мной, и застать вас здесь самым варварским образом зарежет вас."

Бедвер, тронутый тем, что она сказала, насколько это возможно для человеческой природы, попытался добрыми словами унять ее горе и утешить ее обещанием скорейшей помощи; а затем вернулся к Артуру и рассказал ему о том, с чем он встречался. Артур очень оплакивал печальную судьбу девицы и приказал своим товарищам оставить его, чтобы он разобрался с ним в одиночестве; если только не было крайней необходимости, и тогда они должны были смело прийти ему на помощь. Отсюда они пошли прямо к следующей горе, оставив своих лошадей с их оруженосцами, и поднялись на вершину, Артур шел впереди.

Изуродованный дикарь был тогда у огня, его лицо было измазано запекшейся свиньей кровью, часть которой он уже съел, а оставшуюся часть он жарил на вертеле у огня. Но при виде их, появление которых было для него неожиданностью, он поспешил к своей дубине, которую двое сильных мужчин с трудом могли поднять с земли. После этого царь вытащил свой меч и, защищаясь щитом, побежал со всей своей скоростью, чтобы не дать ему получить его. Но другой, который знал о его замысле, к этому времени схватил его и нанес королю такой ужасный удар по его щиту, что он заставил берега звенеть от шума и совершенно оглушил им уши короля. .

Артур, охваченный яростью при этом, поднял свой меч и нанес ему рану в лоб, которая на самом деле не была смертельной, но все же такая, что кровь хлынула на его лицо и глаза и ослепила его; потому что он частично защитил удар своей дубиной по лбу и предотвратил его смертельный исход. Однако потеря зрения из-за крови, текущей по его глазам, заставила его напрячься с еще большей яростью, и, как разъяренный вепрь против охотничьего копья, он бросился на меч Артура и схватил его за талия, заставила его упасть на колени.Но Артур, ничто не испуганный, выскользнул из его рук и так взбесился своим мечом, что не давал гиганту передышки, пока тот не ударил его до самой спины через его череп. При этом ужасное чудовище издало ужасающий рев, и, как дуб, вырванный с корней ветром, он заставил землю звенеть своим падением.

Артур, разразившись смехом при виде этого зрелища, приказал Бедверу отрубить ему голову и отдать ее одному из оруженосцев, который должен был отнести ее в лагерь, и там выставить ее на всеобщее обозрение, но с приказом зрителям этого боя молчать.... После этой победы они вернулись на вторую стражу ночи в лагерь с головой; чтобы увидеть это, собралось множество людей, превозносящих этот чудесный подвиг Артура, благодаря которому он освободил страну от самого разрушительного и ненасытного монстра. Но Хоэль, очень опечаленный потерей своей племянницы, приказал построить над ее телом в горе, где она была похоронена, над ее телом мавзолей, который, взяв имя девушки, по сей день называется Гробница Елены .




Счет Джеффри Монмутского

Артур, завершив свою победу [над римской армией], приказал отделить тела своей знати от тел врага и приготовить для них пышные похороны; и что, когда они будут готовы, их отнесут в аббатства своих стран, где они будут с честью похоронены.

...

В начале следующего лета, когда он шел в сторону Рима и начинал переходить Альпы, он получил известие, что его племянник Модред [Мордред], заботе которого он доверил Британию, тиранически и предательские обычаи возлагают корону на его голову; и что королева Гуанхумара [Гвиневра] в нарушение своего первого брака беззаконно вышла за него замуж.



Счет сэра Томаса Мэлори

Поскольку сэр Мордред был правителем всей Англии [по поручению Артура править в его отсутствие], он действительно писал письма, как будто они пришли из-за моря, и в письмах указывалось, что король Артур был убит в битве с сэром Ланселотом.Поэтому сэр Мордред создал парламент и созвал лордов вместе, и там он заставил их избрать его королем; так он был коронован в Кентербери и провел там пир пятнадцать дней; а потом он привел его в Винчестер, и там он взял королеву Гвиневеру и прямо сказал, что женится на ней, которая была женой его дяди и женой его отца.

Итак, он приготовил пир и день, предшествующий их свадьбе; поэтому королева Гвиневера тяжело переживала. Но она не осмелилась открыть свое сердце, но говорила честно и согласилась на волю сэра Мордреда.

Затем она попросила сэра Мордреда поехать в Лондон, чтобы купить все, что нужно для свадьбы. И благодаря ее честной речи сэр Мордред достаточно ей доверял и разрешил ей уйти. И вот, когда она приехала в Лондон, она взяла лондонский Тауэр и внезапно со всей возможной поспешностью наполнила его всевозможными продуктами питания и хорошо украсила его мужчинами, и поэтому сохранила его.

Затем, когда сэр Мордред сообразил и понял, как его обманули, его гнев вышел из меры.И краткий рассказ, который нужно сделать, он пошел и осадил лондонский Тауэр, и совершил много великих штурмов, и бросил на них много больших двигателей, и выстрелил из огромных орудий. Но не все могло победить сэр Мордред, потому что королева Гвиневера никогда не поверила бы ни за честную речь, ни за фол, никогда не поверила бы, что снова попадет в его руки.

Затем пришел епископ Кентерберийский, который был знатным клерком и святым человеком, и сказал сэру Мордреду: «Сэр, что вы будете делать? Король Артур, ваш дядя, не более, чем брат вашей матери, и от нее сам король Артур родил вас от своей сестры, поэтому как вы можете жениться на жене вашего отца? Сэр, - сказал благородный клерк, - оставьте это мнение, или я прокляну ты с книгой, колокольчиком и свечой."

«Делай все, что в твоих силах, - сказал сэр Мордред, - с тобой я буду бросать тебе вызов».

«Сэр, - сказал епископ, - и с вами хорошо, я не буду бояться, что я сделаю то, что я должен делать. Также, когда вы шумите, когда мой господин Артур убит, а это не так, и поэтому вы будете сквернословить. работать на этой земле ".

«Успокойся, лжесвященник, - сказал сэр Мордред, - ибо, если ты еще будешь раздражать меня, я отрублю тебе голову».

Итак, епископ удалился и совершил проклятие в самой оргулистической манере, какой только можно было сделать.

А затем сэр Мордред обратился к епископу Кентерберийскому, чтобы убить его. Тогда епископ убежал, взял с собой часть своего имущества и подошел к Гластонбери; и там он был священником-отшельником в часовне и жил в нищете и в святых молитвах, потому что хорошо понимал, что зловещая война приближается.

Тогда сэр Мордред попытался найти королеву Гвиневеру письмами и зондами, а также честными и грязными средствами, чтобы заставить ее выйти из лондонского Тауэра; но все это не помогло, потому что она ответила ему коротко, открыто и тайно, что ей нужно убить себя, чем выйти за него замуж.

Затем к сэру Мордреду пришло известие, что король Артур начал осаду сэра Ланселота и что он идет домой с большим войском, чтобы отомстить сэру Мордреду; поэтому сэр Мордред написал грамоты всему баронству этой земли, и многие люди обратились к нему. Ибо тогда среди них раздался общий голос, что для Артура была не что иное, как война и раздоры, а для сэра Мордреда - великая радость и блаженство. Таким образом был развращен сэр Артур, и о нем говорили зло. И многие из них, которых король Артур сотворил из ничего и дал им земли, могли тогда не сказать ему доброго слова.

Воистину, все англичане, не видите, какое здесь зло было! ибо тот, кто был самым королем и рыцарем в мире и больше всего любил дружбу благородных рыцарей, и он поддерживал их всех, теперь не могли бы эти англичане довольствоваться им. Вот таков был старый обычай и использование этой земли; а также люди говорят, что мы, живущие в этой стране, еще не утратили и не забыли этого обычая и обычаев. Увы, это великий проступок нас, англичан, потому что ничто не может нас порадовать никакими терминами.И так поступали люди в то время, они были больше довольны сэром Мордредом, чем королем Артуром; и многие люди обращались к сэру Мордреду и говорили, что останутся с ним как к лучшему, так и к худшему.

Итак, сэр Мордред с большим войском двинулся в Дувр, потому что там он услышал, что прибудет сэр Артур, и поэтому он решил побить своего отца из его земель; и большая часть всей Англии принадлежала сэру Мордреду, люди были такими новичками.


  • Источник: сэр Томас Мэлори, книга 21, гл.1. С. 379-81.
  • Мордред также известен как Мордред, Модред, Медраут или Медрод.
  • Путаница относительно того, является ли Артур дядей Мордреда или его отцом, проясняется в приведенном выше рассказе: будучи потомком кровосмесительных отношений между Артуром и сестрой Артура, Мордред является одновременно сыном Артура и племянником Артура.
  • Вернуться к содержанию.


Счет Джеффри Монмутского

Поэтому, как только донесение об этом вопиющем злодеянии [предательстве Мордреда] дошло до него, он немедленно отказался от своего предприятия против Лео, царя римлян; и, отправив Хоэля, герцога армориканцев, с армией Галлии, чтобы восстановить мир в тех краях, он быстро вернулся в Британию, в сопровождении только королей островов и их армий.

Но злой предатель, Модред, послал Хелдрика, саксонского лидера, в Германию, чтобы собрать там все силы, которые он мог найти, и вернуться со всей скоростью; и, принимая во внимание эту услугу, пообещал ему всю ту часть острова, которая простирается от Хамбера до Шотландии, и все, что Хенгист и Хорсус владели от Кента во времена Фортегирна. Так что он, повинуясь его приказам, прибыл с восемью сотнями кораблей, наполненных языческими солдатами, и заключил завет, чтобы повиноваться предателю как его государю; который также привлек к себе на помощь шотландцев, пиктов, ирландцев и всех остальных, кого он знал как врагов своего дяди.Вся его армия, взявшая вместе язычников и христиан, насчитывала восемьдесят тысяч человек; с помощью которого он встретил Артура сразу после его высадки в порту Рутупи и, вступив с ним в битву, устроил очень большую резню своих людей. В тот же день пали Аугусель, король Албании [Шотландии], и Валган, племянник короля, с бесчисленным множеством других. Наследником Августа в его королевстве стал Эвентус, сын его брата Уриана, который впоследствии совершил множество знаменитых подвигов в тех войнах. После того, как они, наконец, с большим трудом выбрались на берег, они расплатились за бойню и обратили Модреда и его армию в бегство.Ибо долгой практикой на войне они научились превосходному способу управления своими войсками; которым управляли так, что, пока их нога использовалась либо в атаке, либо в обороне, конь на полной скорости приближался под углом, прорвался сквозь ряды врага и, таким образом, заставлял их бежать. Тем не менее, этот лжесвидетельский узурпатор снова собрал свои силы и следующей ночью вошел в Винчестер. Как только королева Гуанхумара услышала это, королева Гуанше, она немедленно, отчаявшись от успеха, бежала из Йорка в Город Легионов, где она решила вести целомудренную жизнь среди монахинь в церкви Юлия Мученика и войти в нее. их порядка.

Но Артур, гнев которого стал намного сильнее после потери стольких сотен своих однополчан после того, как он похоронил своих убитых, пошел на третий день в город и осадил предателя, который, несмотря на это, был не желая отказываться от своего предприятия, но использовал все методы, чтобы ободрить своих сторонников, и выступил со своими войсками, готовыми сражаться с его дядей.

В последовавшей за этим битве погибло множество людей с обеих сторон; но в конце концов армия Модреда пострадала больше всего, так что он был вынужден с позором покинуть поле боя.Отсюда он совершил стремительное бегство и, не позаботившись о захоронении убитого, поспешно двинулся в сторону Корнуолла.

Артур, внутренне опечаленный тем, что ему так часто удавалось убегать, тотчас преследовал его в этой стране до реки Камбула, где другой ожидал его прихода. И Модред, так как он был самым смелым из людей и всегда самым быстрым в атаке, немедленно привел свои войска в порядок, решив либо победить, либо умереть, а не продолжать свое бегство.У него еще оставалось шестьдесят тысяч человек, из которых он составил три тела, каждое из которых содержало шесть тысяч шестьсот шестьдесят шесть человек; а всех остальных он соединил в одно тело; и, назначив каждой из других партий их лидеров, он взял на себя командование этим. После того, как он так расставил свои силы, он попытался оживить их и пообещал им владения их врагов, если они одержат победу.

Артур, с другой стороны, также построил свою армию, которую он разделил на девять квадратных рот с правым и левым крылом; и, назначив каждому из них своих командиров, увещевал их полностью разгромить тех грабителей и лжесвидетелей, которые, будучи привезены на остров из-за рубежа по настоянию главного предателя, пытались отнять у них все их почести.Он также сказал им, что смешанная армия, состоящая из варваров из стольких разных стран, которые все были сырыми солдатами и неопытными в войне, никогда не сможет противостоять таким храбрым ветеранским войскам, как они, при условии, что они будут выполнять свой долг. После этого поощрения, данного каждым генералом своим сослуживцам, битва внезапно началась с большой яростью; при этом было бы так же тяжело, как и утомительно, рассказывать о резне, жестоком опустошении и чрезмерной ярости, которые должны были быть замечены с обеих сторон.Так они провели большую часть дня, пока Артур, наконец, не выступил со своим отрядом, состоящим из шести тысяч шестисот шестидесяти шести человек, против того, в котором, как он знал, был Модред; и, открыв путь своими мечами, они полностью пронзили его и устроили жестокую резню. Ибо в этом нападении пал сам лукавый предатель и многие тысячи с ним. Но, несмотря на его потерю, остальные не сбежали, а, сбежавшись со всех концов поля, удерживали свои позиции с неустрашимым мужеством.

Бой теперь стал более ожесточенным, чем когда-либо, и оказался фатальным для почти всех командиров и их войск. Ибо на стороне Модреда пали Хелдрик, Элазиус, Эгбрикт и Бунигнус, саксы; Гиллапатрик, Гилламор, Гистафель и Гиллариус, ирландцы; также шотландцы и пикты с почти всеми их лидерами; со стороны Артура - Ольбрик, король Норвегии; Аскиллий, царь Дакии; Кадор Лименик Кассибеллаун и многие тысячи других, как британцев, так и иностранцев, которых он привел с собой. И даже сам прославленный король Артур был смертельно ранен; и, будучи доставленным оттуда на остров Аваллон, чтобы вылечить свои раны, он передал корону Британии своему родственнику Константину, сыну Кадора, герцога Корнуолла, на пятьсот сорок втором году воплощения нашего Господа. .



Счет сэра Томаса Мэлори

И так, как сэр Мордред был в Дувре со своим войском, прибыл король Артур с большим флотом кораблей, галер и караков. И там был сэр Мордред, готовый ждать его высадки, чтобы позволить своему собственному отцу высадиться на земле, над которой он был королем. Затем были спущены на воду большие и малые лодки, полные знатных воинов; и было много резни благородных рыцарей, и многие полные смелые бароны были низвергнуты на дно с обеих сторон.Но король Артур был настолько храбрым, что никакие рыцари не могли позволить ему высадиться, и его рыцари яростно преследовали его; и так они высадились на берег сэра Мордреда и всей его силы и заставили сэра Мордреда врасплох, что он и весь его народ бежали. Поэтому, когда эта битва закончилась, король Артур позволил похоронить своих мертвых людей.

...

И тогда царь позволил обыскать все города в поисках своих убитых рыцарей и похоронил их; и мазал их мягкими мазями, которые были так больны.Тогда многие люди обратились к королю Артуру. А потом они сказали, что сэр Мордред несправедливо воевал с королем Артуром. И тогда король Артур увлек его со своим войском на побережье к западу, к Солсбери; между королем Артуром и сэром Мордредом был назначен день, когда они должны встретиться на холме у Солсбери, недалеко от моря; и этот день был назначен на понедельник после Троицкого воскресенья, которому король Артур очень обрадовался, чтобы отомстить сэру Мордреду.

...

Тогда они снизошли до того, что король Артур и сэр Мордред должны встретиться между обоими своими войсками, и каждый из них должен привести по четырнадцать человек; и они пришли с этим словом к Артуру.

Затем он сказал: «Я рад, что это сделано».

И вот он пошел в поле.

И когда Артур должен был уйти, он предупредил все свое войско, что они видят любой обнаженный меч: «Смотрите, идите яростно и убейте этого предателя, сэра Мордреда, потому что я никоим образом не доверяю ему."

Точно так же сэр Мордред предупредил свое войско, что: «Если вы видите любой обнаженный меч, смотрите, что вы броситесь яростно, и так убейте всех, кто когда-либо стоял перед вами; ибо ни в коем случае я не буду доверять этому договору, потому что я хорошо знаю мой отец отомстит мне ".

И так они встретились, как и было назначено, и поэтому они были полностью согласованы и предоставлены; принесли вино, и они пили. Вскоре из небольшого верескового куста вылетела гадюка и ужалила рыцаря в ногу. И когда рыцарь почувствовал, что его ужалили, он посмотрел вниз и увидел гадюку, а затем вытащил свой меч, чтобы убить гадюку, и не подумал ни о каком другом вреде.И когда войско с обеих сторон увидело обнаженный меч, они затрубили в трубы и рога и мрачно закричали. И оба хозяина одели их вместе.

И король Артур взял свою лошадь и сказал: «Увы, этот несчастный день!» и так поехал к себе на вечеринку.

И сэр Мордред тоже.

И никогда не было более печальной битвы ни в одной христианской стране; ибо было только бегство и езда, схватки и удары, и много мрачных слов было сказано либо другим, и много смертельных ударов.Но король Артур много раз участвовал в битве при сэре Мордреде и действовал благородно, как и положено благородному королю, и никогда не падал в обморок; и сэр Мордред в тот день поставил его в безумие и в великую опасность. И так они сражались весь долгий день и никогда не скупились, пока благородные рыцари не были брошены на холодную землю; и они все еще сражались, пока не наступила ночь, и к тому времени уже сто тысяч лежали мертвыми на дне.

Тогда Артур Вуд разгневался безмерно, когда увидел, что его народ так убит от него.Тогда король огляделся, и тогда он понял, что все его войско и все его добрые рыцари остались в живых, только два рыцаря; это были сэр Лукан Дворецкий и его братан сэр Бедивер, и они были сильно ранены.

«Господи милосердие, - сказал король, - куда делись все мои благородные рыцари? Увы, но сейчас я когда-нибудь увижу этот печальный день, - сказал Артур, - я пришел к своему концу. где был тот предатель сэр Мордред, причинивший все эти беды?"

Затем был Король Артур, где сэр Мордред опирался на свой меч среди огромной груды мертвецов.

«Теперь отдайте мне мое копье, - сказал Артур сэру Лукану, - потому что там я заметил предателя, которого сотворило все это горе».

...

«Принеси мне смерть, опутай меня жизнью, - говорит король, - теперь я вижу его вон там, он никогда не ускользнет от моих рук, ибо в лучшем случае я никогда не получу его».

«Да поможет вам Бог», - сказал сэр Бедивер.

Затем король схватил свое копье обеими руками и побежал к сэру Мордреду с криком: «Предатель, настал день твоей смерти."

И когда сэр Мордред услышал сэра Артура, он побежал к нему с обнаженным мечом в руке. И там король Артур поразил сэра Мордреда под щитом ударом своего копья по всему телу, более чем на сажень. И когда сэр Мордред почувствовал, что получил смертельную рану, он со всей своей мощью толкнулся в могилу копья короля Артура. И вот так он ударил своего отца Артура, держа меч в обеих руках, по бокам головы, так что меч пронзил шлем и черепную коробку, и в результате сэр Мордред упал замертво на землю; и благородный Артур упал в обморок на землю, и там он часто падал в обморок.А дворецкий сэр Лукан и сэр Бедивер часто поднимали его. И так слабо, что они повели его между собой, в маленькую часовню недалеко от моря. И когда царь был там, он подумал, что он расслабился.

...

«Мое время быстро идет», - сказал король. «Поэтому, - сказал Артур сэру Бедиверу, - возьми Экскалибур, мой добрый меч, и пойди с ним к той стороне воды, и когда ты подойдешь туда, я приказываю тебе бросить мой меч в эту воду и прийти снова и сказать мне, что ты там видишь."

«Мой господин, - сказал Бедивер, - ваша заповедь будет выполнена, и я легко принесу вам известие».

Итак, сэр Бедивер удалился и по дороге он увидел этот благородный меч, навершие и рукоять которого были сделаны из драгоценных камней; а затем он сказал себе: «Если я брошу этот богатый меч в воду, от него никогда не будет пользы, кроме вреда и потерь».

А затем сэр Бедивер спрятал Экскалибур под деревом. Итак, как только он смог, он снова пришел к царю и сказал, что был у воды и бросил меч в воду.

"Что ты там видел?" сказал король.

«Сэр, - сказал он, - я не видел ничего, кроме волн и ветра».

«Это неверно сказано о тебе, - сказал царь, - поэтому иди снова с легкостью и исполняй мою заповедь; как ты для меня дорогой и дорогой, не жалей, но брось это».

Затем сэр Бедивер вернулся и взял меч в руку; и тогда он подумал, что грех и стыд бросить этот благородный меч, и поэтому он спрятал меч, и снова вернулся, и сказал царю, что он был у воды и исполнил свое повеление.

"Что ты там видел?" сказал король.

«Сэр, - сказал он, - я ничего не видел, кроме воды и спада волн».

«Ах, неверный предатель, - сказал король Артур, - теперь ты предал меня дважды. Кто бы мог подумать, что ты, который был для меня таким милым и милым? богатство меча.Но теперь иди снова осторожно, ибо твое долгое пребывание ставит меня под большую опасность для моей жизни, потому что я простудился. убей тебя собственными руками, ибо ты хочешь видеть меня мертвым из-за моего богатого меча."

Тогда сэр Бедивер удалился, и подошел к мечу, и легко взял его, и пошел к берегу; и там он обвязал пояс на рукояти, а затем бросил меч в воду как можно глубже; И вот рука поднялась над водой и встретила ее, и схватила, и так трижды потрясла ею и помахала, а затем исчезла рука с мечом в воде.

Итак, сэр Бедивер снова пришел к королю и рассказал ему о том, что он видел.

«Увы, - сказал король, - помоги мне отсюда, потому что я боюсь, что пробыл надолго»."

Затем сэр Бедивер взял короля на спину и пошел с ним к берегу. И когда они были у воды, даже быстро у берега парила небольшая баржа с множеством прекрасных дам, и среди них все была королева, и все они были в черных капюшонах, и все они плакали и кричали, когда видели короля. Артур.

«Теперь посадите меня в баржу», - сказал король.

Так он и сделал мягко; и там приняли его три царицы с великим трауром; и они поставили их, и на одном из колен король Артур положил свою голову.

И тогда эта королева сказала: «Ах, дорогой брат, почему ты так долго задерживался от меня? Увы, эта рана на твоей голове сильно простудилась».

И вот они гребли с земли, и сэр Бедивер увидел, что все эти дамы уходят от него.

Тогда сэр Бедивер воскликнул: «Ах, милорд Артур, что будет со мной, теперь вы уходите от меня и оставляете меня здесь одного среди моих врагов?»

«Утешайся, - сказал король, - и делай, что можешь, ибо у меня нет веры, на которую можно было бы надеяться; ибо я пойду в долину Авилион [Авалон], чтобы исцелить меня от моей тяжелой раны; и если ты услышишь никогда больше обо мне, молись за мою душу."

Но королевы и дамы всегда плакали и визжали, что было жалко это слышать. И как только сэр Бедивер потерял из виду баржу, он плакал и вопил, и так взял лес; и так он шел всю ночь, а утром он был между двумя холмами, часовней и отшельником.

Тогда сэр Бедивер обрадовался и пошел туда; и когда он вошел в часовню, он увидел, где лежал отшельник, пресмыкающийся на всех четверых, там у могилы был новый гроб. Когда отшельник увидел сэра Бедивера, он хорошо его узнал, так как он был совсем немного раньше епископа Кентерберийского, которым летал сэр Мордред.

«Сэр, - сказал Бедивер, - за какого человека вы так быстро молитесь?»

«Прекрасный сын, - сказал отшельник, - я знал не по правде, а по размышлению. Но этой ночью, в полночь, сюда пришли несколько дам, принесли сюда мертвый труп и просили меня похоронить его; и вот они предложили сотню свечей, и они дали мне сотню безанта ".

«Увы, - сказал сэр Бедивер, - это был мой господин король Артур, который здесь похоронен в этой часовне».

Затем сэр Бедивер потерял сознание; и когда он проснулся, он молил отшельника, чтобы он оставался с ним еще там, чтобы жить постом и молитвами.«Ибо отсюда я никогда не уйду, - сказал сэр Бедивер, - по моей воле, но все дни моей жизни здесь, чтобы молиться за моего господина Артура».

«Добро пожаловать ко мне, - сказал отшельник, - потому что я знаю вас лучше, чем мы, что знаю я. Вы смелый Бедивер, а полный благородный герцог сэр Лукан Дворецкий был вашим братом».

Тогда сэр Бедивер рассказал отшельнику все, как вы слышали раньше. Таким образом, сэр Бедивер уговорил сэра Бедивера отшельником, который до этого был епископом Кентерберийским, и там сэр Бедивер одел его в бедную одежду и смиренно служил отшельнику в посте и молитвах.

Так об Артуре я больше не нахожу написанных в санкционированных книгах, и о самой уверенности в его смерти я никогда не слышал, но так его увезли на корабле, в котором находились три королевы; это была сестра короля Артура, королева Морган ле Фэй; другая была королева Северного Галиса; третьей была Королева Пустошей. Также была Нимуэ, правительница озера, которая вышла замуж за доброго рыцаря Пеллеаса; и эта дама много сделала для короля Артура, потому что она никогда не позволила бы сэру Пеллеасу находиться нигде, где ему грозит опасность для жизни; и поэтому он прожил с ней до конца своих дней в большом покое.Больше о смерти короля Артура я так и не узнал, но дамы привели его к его захоронениям; и такой был похоронен там, что отшельник стал свидетелем того, что когда-то был епископом Кентерберийским, но все же отшельник не знал наверняка, что он действительно был телом короля Артура: для этой истории сэр Бедивер, рыцарь Круглого стола, сделал это будет написано.

Тем не менее, некоторые люди говорят во многих частях Англии, что король Артур не умер, но был переброшен по воле нашего лорда Хесу в другое место; и люди говорят, что он придет еще и выиграет святой крест.Не скажу, что так будет, скорее скажу, что здесь, в этом мире, он изменил свою жизнь. Но многие люди говорят, что на его могиле написан этот стих:

Hic jacet Arturus Rex, quondam Rex que futurus.

[Здесь лежит Артур, бывший и будущий король.]

Итак, оставляю я здесь сэра Бедивера с отшельником, который жил в то время в часовне рядом с Гластонбери, и там была его обитель. И поэтому они жили своими молитвами, постом и великим воздержанием.

И когда королева Гвиневера [Гвиневра] поняла, что король Артур убит, и все благородные рыцари, сэр Мордред и все остальные, то королева ускользнула и пять дам с ней, и поэтому она отправилась в Алмсбери; и там она позволила себе стать монахиней и носить белую и черную одежду, и она приняла великую аскезу, как всегда поступала с грешной женщиной в этой стране, и никакое создание не могло развеселить ее; но жила постом, молитвами и подаянием, что все люди удивлялись тому, как добродетельно она изменилась.




Вернитесь к народных текстов Д. Л. Ашлимана , библиотеке народных сказок, фольклора, сказок и мифологии.

Отредактировано 11 ноября 2020 г.

Хладнокровно: Последние, кто видел их живыми

Они обогнули южный край города. В этот почти полуночный час никого не было за границей, и ничего не было открыто, кроме вереницы безнадежно блестящих автозаправочных станций. Дик превратился в одного - Hurd’s Phillips 66. Появился юноша и спросил: «Наполнить ее?» Дик кивнул, и Перри, выйдя из машины, вошел на станцию, где заперся в мужской комнате.Его ноги болели, как это часто бывало; они болели, как будто его старая авария произошла пять минут назад. Он вытряхнул три таблетки аспирина из бутылки, медленно жевал их (так как ему нравился вкус), а затем выпил воды из крана тазика. Он сел на унитаз, вытянул ноги и потер их, массируя почти несгибаемые колени. Дик сказал, что они почти у цели - «всего семь миль». Он расстегнул молнию в кармане ветровки и достал бумажный мешок; внутри были недавно купленные резиновые перчатки.Они были клейкого цвета, липкие и тонкие, и, когда он их натягивал, одна порвалась - не опасная слеза, просто трещина между пальцами, но это показалось ему предзнаменованием.

Дверная ручка повернулась, загремела. Дик сказал: «Хочешь конфет? У них здесь есть конфетный автомат.

«Нет.»

«Вы в порядке?»

«Я в порядке».

«Не будьте всю ночь».

Дик бросил десятицентовик в торговый автомат, потянул за рычаг и взял пакет с мармеладом; жуя, он вернулся к машине и развалился там, наблюдая, как молодой служитель пытается избавить лобовое стекло от канзасской пыли и слизи избитых насекомых.Дежурный по имени Джеймс Спор почувствовал себя неловко. Глаза Дика, угрюмое выражение лица и странное долгое пребывание Перри в уборной беспокоили его. (На следующий день он сообщил своему работодателю: «Вчера вечером у нас были серьезные клиенты», но он не думал, ни тогда, ни надолго, как связать посетителей с трагедией в Холкомбе.)

Дик сказал: "Здесь немного медленно".

«Конечно, - сказал Джеймс Спор. «Ты единственный, кто останавливался здесь за два часа.Откуда вы? "

«Канзас-Сити».

«Здесь поохотиться?»

«Прохожу. По пути в Аризону. У нас там ждут рабочие места. Строительные работы. Есть идеи, сколько километров отсюда до Тукумкари, штат Нью-Мексико?

«Не могу сказать, что знаю. Три доллара шесть центов ». Он принял деньги Дика, внес сдачу и сказал: «Вы меня извините, сэр? Я делаю работу. Ставить бампер на грузовик ».

Дик подождал, съел мармелад, нетерпеливо включил мотор, затрубил в гудок.Возможно ли, что он неверно оценил характер Перри? Что Перри, из всех людей, внезапно страдал от «пузырей крови»? Год назад, когда они впервые встретились друг с другом, он подумал, что Перри «хороший парень», если немного «зациклился на себе», «сентиментальный», слишком много «мечтатель». Он любил его, но не считал его особо достойным культивирования, пока однажды Перри не описал убийство, рассказывая, как просто «ради этого» он убил темнокожего человека в Лас-Вегасе - забил его до смерти велосипедом. цепь.Этот анекдот повысил мнение Дика о Маленьком Перри; он начал видеть его больше и, как и Вилли-Джей, хотя и по разным причинам, постепенно решил, что Перри обладает необычными и ценными качествами. Несколько убийц или людей, которые хвастались убийством или своей готовностью его совершить, циркулировали в Лансинге, но Дик убедился, что Перри был такой редкостью, «естественным убийцей» - абсолютно нормальным, но бессовестным и способным справиться, независимо от того, как это сделать. мотив, самый хладнокровный смертельный удар.Теория Дика заключалась в том, что под его наблюдением такой дар можно было бы выгодно использовать. Придя к такому выводу, он начал ухаживать за Перри, льстить ему - например, притвориться, будто верит всему, что хоронят сокровища, и разделяет его стремления к пляжному гребле и стремления к морскому порту, ни одно из которых не нравилось Дику, который хотел «постоянного жизнь », с собственным бизнесом, домом, лошадью для верховой езды, новой машиной и« множеством белокурых цыплят ». Однако было важно, чтобы Перри не подозревал об этом - до тех пор, пока Перри своим даром не помог дальнейшим амбициям Дика.Но, возможно, это был Дик, который просчитался, был обманут; Если так - если выяснится, что Перри в конце концов был всего лишь «обычным панком», тогда «вечеринка» закончилась, месяцы планирования были потрачены впустую, ничего не оставалось, кроме как развернуться и уйти. Этого не должно быть; Дик вернулся на станцию.

Дверь в мужскую комнату все еще была заперта. Он набросился на нее: «Ради всего святого, Перри!»

«Через минуту».

«Что случилось? Ты болен?"

Перри ухватился за край умывальника и встал.Его ноги дрожали; от боли в коленях он вспотел. Он вытер лицо бумажным полотенцем. Он открыл дверь и сказал: «Хорошо. Пойдем."

Спальня Нэнси была самой маленькой и самой личной комнатой в доме - девчачьей и пенистой, как пачка балерины. Стены, потолок и все остальное, кроме бюро и письменного стола, были розовыми, синими или белыми. На бело-розовой кровати, заваленной синими подушками, красовался большой бело-розовый плюшевый мишка - приз тира, который Бобби выиграл на окружной ярмарке.Доска объявлений из пробки, выкрашенная в розовый цвет, висела над туалетным столиком с белой юбкой; К нему были прикреплены сухие гардении, остатки какого-то древнего корсажа, и старые валентинки, газетные рецепты и снимки ее маленького племянника, Сьюзен Кидвелл и Бобби Руппа, Бобби поймал в десятке действий - размахивая битой, ведя мяч. баскетбол, вождение трактора, переход вброд в плавках на берегу озера Мак-Кинни (а это было так далеко, насколько он осмеливался, так как плавать он так и не научился). И были фотографии этих двоих вместе - Нэнси и Бобби.Из них ей больше всего понравился тот, на котором они сидели в освещенном листьями свете среди мусора, разложенного на пикнике, и смотрели друг на друга с выражениями лиц, которые хоть и не улыбались, но казались веселыми и полными восторга. Другие изображения лошадей или кошек, умерших, но не забытых, - например, «бедных Сиськов», умерших не так давно и самым загадочным образом (она подозревала яд) - занимали ее стол.

Нэнси неизменно уходила на пенсию последней в семье; как она однажды сообщила своему другу и учителю домоводства, миссис Дж.Полли Стрингер, полуночные часы были ее «временем быть эгоистичной и тщеславной». Именно тогда она прошла свой косметический ритуал, очищающий и кремовый ритуал, который по субботним вечерам включал мытье волос. Сегодня вечером, высушив, причесав волосы и завязав их прозрачным платком, она разложила одежду, которую собиралась надеть в церковь на следующее утро: нейлон, черные туфли, красное бархатное платье - самое красивое, которое она сама сшила. Это было платье, в котором ее должны были похоронить.

Прежде чем молиться, она всегда записывала в дневник несколько событий («Лето здесь.Надеюсь, навсегда. Сью подошла к нам, и мы поехали на Малышке к реке. Сью играла на флейте. Светлячки ») и периодические вспышки (« Я люблю его, люблю »). Это был пятилетний дневник; за четыре года его существования она ни разу не забыла выступить, несмотря на великолепие нескольких событий (свадьба Эвеанны, рождение ее племянника) и драма других (ее «первая ссора настоящего с Бобби» - a страница буквально заплаканная) заставили ее узурпировать пространство, отведенное для будущего. Каждый год определялись разные оттенки чернил: 1956 год был зеленым, а 1957 год - красной лентой, замененной в следующем году яркой лавандой, а теперь, в 1959 году, она остановилась на достойном синем цвете.Но, как и в любом другом проявлении, она продолжала возиться со своим почерком, наклоняя его вправо или влево, формируя его округло или круто, свободно или скупо - как если бы она спрашивала: «Это Нэнси? Или это? Или это? Кто я? » (Однажды миссис Риггс, ее учитель английского языка, вернула тему с нацарапанным комментарием «Хорошо. Но почему написано с использованием трех стилей письма?», На что Нэнси ответила: «Потому что я недостаточно взрослая, чтобы быть один человек с одной подписью ».) Тем не менее, в последние месяцы она прогрессировала, и почерком нарождающейся зрелости она написала:« Джолин К.подошел, и я показал ей, как приготовить вишневый пирог. Практикуется с Рокси. Бобби здесь, и мы смотрели телевизор. Уехал в 11:00 ».

«Вот оно, вот оно, так и должно быть, вот школа, вот гараж, теперь поворачиваем на юг». Перри показалось, что Дик бормотал ликующее бормотание. Они свернули с шоссе, проехали через безлюдный Холкомб и пересекли рельсы Санта-Фе. «Берег, это должно быть банк, теперь мы поворачиваем на запад - видите деревья? Вот оно, это должно быть ». Фары освещали полосу китайских вязов; по нему сновали пучки ветром чертополоха.Дик погасил фары, притормозил и остановился, пока его глаза не привыкли к освещенной лунным светом ночи. Вскоре машина поползла вперед.

Холкомб находится в двенадцати милях к востоку от горного часового пояса, обстоятельство, которое вызывает некоторое ворчание, так как это означает, что в семь утра, а зимой в восемь или позже небо все еще темное, а звезды, если таковые имеются. , все еще светятся - как и тогда, когда двое сыновей Вика Ирсика приехали выполнять свои воскресные утренние дела. Но к девяти, когда мальчики закончили работу - во время которой они не заметили ничего плохого - взошло солнце, давая еще один день совершенства по сезону фазана.Когда они вышли из собственности и побежали по переулку, они помахали приближающейся машине, и девушка помахала им в ответ. Она была одноклассницей Нэнси Клаттер, и ее также звали Нэнси - Нэнси Эвальт. Она была единственным ребенком человека, который вел машину, мистера Кларенса Эвальта, среднего возраста, выращивающего сахарную свеклу. Мистер Эвальт не был прихожанином в церковь, как и его жена, но каждое воскресенье он привозил свою дочь на ферму Ривер-Вэлли, чтобы она могла сопровождать семью Клаттеров на методистских богослужениях в Гарден-Сити.Такая договоренность спасла его от «двух поездок в город туда и обратно». У него был обычай ждать, пока его дочь благополучно впустят в дом. Нэнси, девушка, заботящаяся о одежде, с фигурой кинозвезды, с очками и скромной походкой на цыпочках, пересекла лужайку и нажала кнопку звонка на входной двери. В доме было четыре входа, и когда после неоднократных стуков в этом не последовало никакой реакции, она перешла к следующему - офису мистера Клаттера. Здесь дверь была приоткрыта; она приоткрыла его - достаточно, чтобы убедиться, что кабинет заполнен только тенью, - но она не думала, что Беспорядки оценят ее «врыв».Она позвонила, постучала и, наконец, пошла к задней части дома. Там был гараж, и она отметила, что в нем были обе машины: два седана «Шевроле». Это означало, что они должны быть дома. Однако, безуспешно обратившись к третьей двери, ведущей в «подсобное помещение» и четвертой, двери в кухню, она присоединилась к своему отцу, который сказал: «Может, они спят».

«Но это невозможно. Вы можете представить, что мистер Клаттер пропал без вести по церкви? Просто чтобы спать ? "

«Тогда пошли.Мы поедем в училище. Сьюзан должна знать, что случилось.

Учебный центр, который стоит напротив школы Холкомб, представляет собой устаревшее здание, однообразное и трогательное. Его двадцать с лишним комнат разделены на милые апартаменты для тех членов факультета, которые не могут найти или позволить себе другое помещение. Тем не менее Сьюзан Кидвелл и ее мать сумели подсластить таблетку и создать уютную атмосферу в своей квартире - трех комнатах на первом этаже. Очень маленькая гостиная невероятно содержала - помимо вещей, на которых можно было сидеть - орган, пианино, сад цветущих вазонов и, как правило, стремительную собачку и большую сонную кошку.В то воскресное утро Сьюзен стояла у окна этой комнаты и смотрела на улицу. Это высокая, томная барышня с бледным овальным лицом и красивыми бледно-голубо-серыми глазами; у нее необыкновенные руки - длинные пальцы, гибкие, нервно-элегантные. Она была одета для церкви и на мгновение ожидала увидеть шевроле Клаттеров, потому что она тоже всегда посещала службы, проводимые семьей Клаттеров. Вместо этого прибыли Эвальты, чтобы рассказать свою особенную историю.

Но Сьюзен не знала объяснений, как и ее мать, которая сказала: «Если бы произошло какое-то изменение плана, почему, я уверен, они бы позвонили.Сьюзан, почему бы тебе не позвонить домой? Я полагаю, что они могли спать .

«Я так и сделала», - сказала Сьюзен в заявлении, сделанном позже. «Я позвонил на дом и позволил телефону зазвонить - по крайней мере, у меня было впечатление , что он звонит - о, минуту или больше. Никто не ответил, поэтому мистер Эвальт посоветовал нам пойти в дом и попытаться «разбудить их». Но когда мы приехали, я не захотел этого делать. Войдите в дом. Я был напуган, и не знаю почему, потому что мне никогда не приходило в голову… Ну, чего-то подобного просто нет.Но солнце было таким ярким, все выглядело слишком ярким и тихим. А потом я увидел, что там были все машины, даже старая повозка Кеньона с койотами. Мистер Эвальт был в рабочей одежде; на его сапогах была грязь; он чувствовал, что не был одет должным образом, чтобы пойти навестить Клаттеров. Тем более, что его никогда не было. Я имею в виду, был в доме. В конце концов, Нэнси сказала, что пойдет со мной. Мы подошли к кухонной двери, и она, конечно же, не была заперта; единственным человеком, который когда-либо запирал здесь двери, была миссис Дж.Хельм - в семье никогда не было. Мы вошли, и я сразу увидел, что Клаттеры не позавтракали; посуды не было, на плите ничего не было. Затем я заметил кое-что забавное: сумочку Нэнси. Он лежал на полу, вроде как открытый. Мы прошли через столовую и остановились у подножия лестницы. Комната Нэнси находится как раз наверху. Я позвал ее по имени и начал подниматься по лестнице, Нэнси Эвальт последовала за мной. Звук наших шагов напугал меня больше всего на свете, они были такими громкими, а все остальное было таким тихим.Дверь Нэнси была открыта. Шторы не были задернуты, и комната была залита солнечным светом. Не помню, чтобы кричала. Нэнси Эвальт говорит, что я кричала и кричала. Я только помню, как на меня смотрел плюшевый мишка Нэнси. И Нэнси. И бег. . .

Тем временем мистер Эвальт решил, что, возможно, ему не следовало позволять девочкам входить в дом в одиночку. Он выходил из машины, чтобы пойти за ними, когда услышал крики, но прежде чем он смог добраться до дома, девушки побежали к нему.Его дочь кричала: «Она мертва!» и бросилась в его объятия. «Это правда, папа! Нэнси мертва! «

Сьюзен повернулась против нее. «Нет, это не так. И не говори этого. Не смей. Это всего лишь кровотечение из носа. У нее они все время, ужасные кровотечения из носа, вот и все.

«Слишком много крови. На стенах кровь. Вы действительно не смотрели.

«Я не мог придумать ни слова», - впоследствии свидетельствовал г-н Эвальт. «Я подумала, может быть, ребенок пострадал. Мне показалось, что первым делом нужно вызвать скорую.Мисс Кидвелл - Сьюзен - сказала мне, что на кухне есть телефон. Я нашел это там, где она сказала. Но трубка была снята с крючка, и когда я поднял ее, я увидел, что леска перерезана ».

Ларри Хендрикс, учитель английского языка, двадцати семи лет, жил на верхнем этаже учебного заведения. Он хотел писать, но его квартира не была идеальным логовом для будущего писателя. Он был меньше, чем у Кидвеллов, и, кроме того, он разделил его с женой, тремя активными детьми и постоянно работающим телевизором.(«Это единственный способ успокоить детей».) Хотя это еще не опубликовано, молодой Хендрикс, по-мужски бывший моряк из Оклахомы, курит трубку, имеет усы и кучу неприрученных черных волос, по крайней мере, выглядит литературно - на самом деле, удивительно похоже на юношеские фотографии писателя, которым он больше всего восхищается, Эрнеста Хемингуэя. В дополнение к зарплате учителя он также ездил на школьном автобусе.

«Иногда я проезжаю по шестьдесят миль в день», - сказал он своему знакомому. «Что не оставляет много времени для написания.Кроме воскресенья. Так вот, , то воскресенье, 15 ноября, я сидел здесь, в квартире, просматривал бумаги. Большинство своих идей для рассказов я черпаю из газет, понимаете? Что ж, телевизор был включен, и дети были немного оживленными, но даже в этом случае я мог слышать голосов. Снизу. У миссис Кидвелл. Но я не понимал, что это моя забота, так как я был здесь новичком - я приехал в Холкомб только тогда, когда начались занятия в школе. Но потом Ширли - она ​​там развешивала какую-то одежду - вбежала моя жена Ширли и сказала: «Дорогая, тебе лучше спуститься вниз.Они все в истерике ''. Две девушки - теперь они действительно истеричны. Сьюзен так и не смогла этого пережить. Никогда не будет, спроси меня. И бедная миссис Кидвелл. Ее здоровье не очень хорошее; она нервничает с самого начала. Она продолжала говорить - но только позже я понял, что она имела в виду, - она ​​все время говорила: «О, Бонни, Бонни, что случилось? Вы были так счастливы, вы сказали мне, что все кончено, вы сказали, что никогда больше не заболеете ''. Слова на этот счет. Даже мистер Эвальт был настолько возбужден, насколько вообще может быть такой человек.Он звонил в офис шерифа - шерифа Гарден-сити - и он говорил ему, что что-то радикально не так, , в заведении Клаттер. 'Шериф пообещал приехать прямо, и мистер Эвальт сказал, что хорошо, он встретил бы его на шоссе. Ширли спустилась вниз, чтобы посидеть с женщинами и попытаться их успокоить - как будто кто-то мог. И я поехал с мистером Эвальтом - поехал с ним на шоссе ждать шерифа Робинсона. По дороге он рассказал мне, что случилось. Когда он дошел до того, что обнаружил, что провода перерезаны, я тут же подумал: «Ага», и решил, что мне лучше держать глаза открытыми.Записывайте каждую деталь. На случай, если меня когда-нибудь вызовут для дачи показаний в суде.

«Прибыл шериф; Было девять тридцать пять - я посмотрел на часы. Мистер Эвальт жестом велел ему следовать за нашей машиной, и мы поехали к Клаттерс. Раньше я там не был, видел только издалека. Конечно, я знал семью. Кеньон учился на втором курсе английского, и я поставил Нэнси в пьесе «Том Сойер». Но они были такими исключительными, непритязательными детьми, о которых вы даже не догадывались, что они богаты или живут в таком большом доме - и деревья, лужайка, все такое ухоженное и заботливое.После того, как мы приехали и шериф услышал историю мистера Эвальта, он связался с ним по рации и приказал им прислать подкрепление и скорую помощь.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *