Черчилль холодная война – Фултонская речь Уинстона Черчилля — Википедия

Фултонская речь Уинстона Черчилля — Википедия

Фултонская речь

Выступление Черчилля, 1946
Оратор Уинстон Черчилль
Дата 5 марта 1946 года
Место Фултон, Миссури
Характеристика
Язык английский
Длительность 15 минут 48 секунд[источник не указан 846 дней]
Аудитория Вестминстерский колледж
Количество слушателей 1500
Публикация The Times, 1946, № 18

Фултонская речь (англ. Sinews of Peace) была произнесена 5 марта 1946 года Уинстоном Черчиллем в Вестминстерском колледже[en] в Фултоне, штат Миссури, США; в СССР считалась сигналом для начала холодной войны. В момент произнесения речи Черчилль не был, вопреки распространённому заблуждению[1][2][3], премьер-министром Великобритании; после поражения консервативной партии на выборах 5 июля 1945 года он являлся лидером оппозиции; в США находился не с официальным визитом, а как частное лицо, на правах отдыхающего

[4].

Содержание

  • 1 Исторический контекст
  • 2 Предыстория речи
  • 3 Название
  • 4 Содержание
  • 5 Последствия и оценки
  • 6 Интересные факты
  • 7 См. также
  • 8 Примечания
  • 9 Ссылки

ru.wikipedia.org

Кто разжег «холодную войну»? Фултонская речь Черчилля — История России

5 марта 1946 года в Вестминстерском колледже в городе Фултон (штат Миссури, США) бывший британский премьер-министр Уинстон Черчилль произнес ставшую знаменитой речь, в которой он положил начало «холодной войне». 

Интересно, что Черчилль выступал уже не как премьер-министр, выборы его консервативная партия проиграла, он был обычным отдыхающим на территории США. Обвинив Советский Союз в построении «железного занавеса» над Европой и попытках силой навязать народам планеты коммунизм, сам он не стеснялся в выражениях. К примеру: «

А для этого (сдерживания СССР) нужно под эгидой Объединённых Наций и на основе военной силы англоязычного содружества найти взаимопонимание с Россией». Фултонская речь положила начало новой эпохе в истории человечества. Отныне формировался новый, биполярный мир, начиналось соперничество двух огромных военно-политических блоков, продлившееся до 1991 года. И, к сожалению, с прекращением этого противостояния быстро стали видны ничем не прикрытые хищнические повадки западных англоязычных стран, готовых «на основе военной силы», навязывать любым государствам свой образ демократии. 

Дорога до Фултона


У. Черчилль и Г. Трумэн в поезде. https://nstarikov.ru

Простого британского гражданина У. Черчилля вызвался сопровождать в поездке до Фултона сам новоиспеченный американский президент Г. Трумэн. Любителям истории хорошо известен тот факт, что на высочайшем уровне отношения советского лидера И. Сталина лучше складывались с предыдущим американским президентом Ф. Рузвельтом. Черчилль же ощущал себя третьим лишним, что ему страшно не нравилось. После скоропостижной кончины Рузвельта страну возглавил бывший при нем вице-президентом Трумэн. Его, пользуясь современными политическими клише, можно назвать «ястребом», он не любил СССР и лично Сталина и был значительно ближе по взглядам к Черчиллю, который всю Вторую мировую войну пытался как открыто, так и в тайне интриговать против нашей страны.

Поэтому господам Трумэну и Черчиллю было что обсудить в роскошном купе поезда, двигавшегося в сторону Фултона, за игрой в покер и стаканчиком виски. Они могли поговорить о тайных планах операций «Немыслимое», разработанной Британским генштабом, или американской «Totality». Обе операции рассматривали возможные варианты войны против СССР в Европе и атомных бомбардировок наших городов. Обсуждали они и варианты ограбления нефтяных месторождений Ирана, где совсем недавно, проводили союзническую конференцию, а сразу после неё две американские нефтяные компании – Standard Vacuum и Sinclair oil, а также нидерландско-британская Royal Dutch Shell, при поддержке посольств своих стран буквально выбивали разрешение на неограниченную добычу нефти от иранского правительства.


Источник: https://regnum.ru

А саму речь в Фултоне Черчилль назвал «The sinews of peace». На русский язык фразеологизм можно перевести как «сухожилия мира», но слово sinews может означать физическую силу.

Антисоветская истерия и рождение новых терминов

Власти прибегли к беспрецедентным мерам безопасности вокруг Фултона, что подчеркивало большое значение, которое заранее придавали этому выступлению американцы и британцы. Весь маршрут поезда был обнесен лентой, запрещающей подход, а полицейские сформировали сплошной коридор и стену вокруг сцены, где выступал бывший британский премьер. Черчилль в своем выступлении как опытный и тонкий политик сместил акценты с Британии, на международные организации и союзы стран, конкретно на США. Основным лейтмотивом его речи был вопрос о формировании нового мирового порядка, который, по его мнению, безусловно, должны были возглавить англосаксы и подконтрольная им ООН. Анализ его речи подтверждает эти догадки. Он упомянул слова «Британия» и «Великобритания» всего по разу. Зато постоянно сыпал такими словами, как «содружество», «родственные», «мировые», «англоговорящие народы», «союзники».

«Единственным инструментом, способным в данный исторический момент предотвратить войну и оказать сопротивление тирании (т.е. СССР – прим. авт.), является «братская ассоциация англоговорящих народов». Это означает особые отношения между Британским содружеством и Империей и Соединёнными Штатами Америки».

Из Фултонской речи У. Черчилля

Он действительно признавал ведущую роль нового мирового гегемона – США, всячески подчеркивая это в своем вступлении.


Источник: https://pikabu.ru

Фултонская речь стала настоящим кладезем новых и забытых терминов, которые с легкой руки Черчилля вернулись в политический оборот, и существуют в нем и по сей день. Самым важным из них, конечно, стало словосочетание «железный занавес». Этот термин на Западе стал синонимом «советской тирании» и злых намерений. Однако не все на Западе знают, что Черчилль украл это словосочетание для своей речи у другого известного пропагандиста, которого звали Йозеф Геббельс, а он был одним из идеологов нацизма. Словосочетание «железный занавес» было взято из статьи Геббельса, опубликованной в газете «Райх» от 24 февраля 1945 года.

Черчилль применил и такие выражения, как «тень, опустившаяся на континент», «пятые колонны», «полицейские государства», «полное послушание» и «безусловное расширение власти». Интересно, что ранее данные тезисы применялись к нацистской Германии. Такими словами Черчилль пытался приравнять СССР к поверженному рейху.

Ответ Сталина

В СССР быстро стало известно о выступлении бывшего союзника. Естественно, о нем доложили и И.В. Сталину, и В.М. Молотову. Уже на следующий день им на стол лёг подробный перевод Фултонской речи.

Сталин со свойственной ему обстоятельностью готовил ответ, а пока на страницах газеты «Известия» вышла знаменитая статья историка, академика Е.В. Тарле «Черчилль бряцает оружием». Московское радио сделало комментарии к тексту речи Черчилля и критиковало в своих эфирах выступление британца, «сделанное в исключительно агрессивном тоне». В «Правде» вышел текст статьи с комментариями. Любопытен тот факт, что в якобы «тоталитарной» стране настолько широко освещалось подобное крайне политизированное и резко антисоветское выступление. Через неделю вышло большое интервью И.В. Сталина, в котором он подробно отвечал на все выпады, сделанные в сторону СССР.

«Немецкая расовая теория привела Гитлера и его друзей к тому выводу, что немцы как единственно полноценная нация должны господствовать над другими нациями. Английская расовая теория приводит господина Черчилля и его друзей к тому выводу, что нации, говорящие на английском языке, как единственно полноценные должны господствовать над остальными нациями мира».

Из интервью И. В. Сталина газете «Правда»

Конечно, ответ Сталина не привел к тому, что западные лидеры одумались. Но и начинать войну с уже мощным и закаленным в боях с нацистами государством они не решались. Началась долгая «холодная война». Интересно, что в 1946 году, несмотря на огромный международный авторитет СССР, значительно возросший после войны, и нарастающие коммунистические движения по всему миру, непосредственная сфера влияния СССР была существенно меньше, чем у западных стран. Создание антисоветского блока НАТО и воинственная риторика вынуждали к ответным действиям.


Сфера влияния СССР в 1946 году, отмечена красным. Источник: https://pinterest.com

Историческая Победа над нацистской Германией в 1945 году, решающую роль в которую внес Советский Союз, огромный авторитет нашего государства, расширение числа стран, выбравших социалистический путь развития, изменило судьбы миллионов людей. Появлялись новые государства, рушились колониальные системы, происходили революции. И только сейчас, с высоты прошедших лет, мы можем видеть насколько изменился мир, сколько позитивных изменений в его устройство внесло само существование Советского Союза.

Уезжая из Фултона, Черчилль показывал свой традиционный знак «V». И на прощание сказал американскому президенту: «Надеюсь, что я дал старт размышлениям, которые повлияют на ход истории». Скорее всего, даже он не понимал, насколько был прав и к каким последствиям приведет его речь.

Обложка: https://pinterest.com


Читайте также:

Как русские второй раз брали Берлин

Ботинок Хрущёва-Шрёдингера. К годовщине нестучания по трибуне

Повторит ли ООН ошибки Лиги Наций?

План холодной войны. Зачем госсекретарь США Маршалл хотел помочь Европе после Второй мировой?

Краткий курс истории. Позитивный поворот холодной войны

histrf.ru

70 лет назад Уинстон Черчилль произнес фултонскую речь — Российская газета

Холодная война разгорелась в немалой степени  из-за того, что Запад и Советский Союз неправильно оценивали намерения друг друга. Каждая из сторон считала, что другая проводит в жизнь тщательно разработанный дьявольский план раздела мира. Декларативные заявления принимали за уже разработанный оперативный план. И тут же принимались ответные меры. Чем больше одна сторона верила созданному ей же образу другой стороны, тем сильнее становилась взаимная враждебность.

Фултон так и остался маленьким городком в штате Миссури, родном штате президента Трумэна. Главная достопримечательность - Вестминстерский колледж, куда в марте 1946 года президент США Гарри Трумэн привез Уинстона Черчилля.

Старомодный аристократ

Его семья поколениями давала Англии государственных деятелей и солдат.  У него никогда не было времени на серьезный анализ. Он был блистательным импровизатором, человеком неожиданных идей и стремительных действий.  Его не пугали трагизм и кровь войны. Его характер закалился в борьбе, когда выбор был простым: убей или тебя убьют.

Черчилль жил идеалами исчезнувшей Британской империи. Иногда вел себя как выдающийся государственный деятель, иногда как большой ребенок. У Черчилля легко зарождалась эмоциональная  привязанность к тем, с кем ему приходилось сотрудничать, временами даже к Сталину.

25 мая 1945 года на аудиенции у короля он подал в отставку как премьер-министр кабинета военного времени. Король поручил ему провести выборы, которые назначили на 5 июля.  Черчилль, находившийся в ореоле славы, рассчитывал на победу. Но  победили лейбористы,  обещавшие создать государство всеобщего процветания.

Черчилль казался сломленным человеком, бледной тенью великого лидера. Он привык к тому, что его появление на публике вызывало неподдельный энтузиазм. После разгрома Франции летом 1940 года его голос был единственным оружием англичан, оставшихся один на один с нацистской военной машиной. Когда он выступал по радио, все так внимательно вглядывались в громкоговорители, будто могли каким-то чудом разглядеть его лицо.  После капитуляции Германии он признался: без войны стало скучновато. Ощущение опасности гальванизировало его мысль, пробуждало в нем жажду действий.

Его уговаривали уйти из политики. Но он следил за той драмой, которая разворачивалась на просторах разрушенной  Европы. И отказался удалиться на покой.  

В Фултон Трумэн и Черчилль приехали на поезде. Черчилль был в отличном настроении. Перед ужином выпил пять порций скотча. Утром 5 марта он внес последние исправления в свою речь, которую размножили на ротапринте. Послушать его собрались тысячи человек. Они с трудом разместились в спортивном зале колледжа.

- У меня нет ни официального поручения, ни статуса для такого рода выступления, и я говорю только от своего имени, - так начал свою речь Черчилль. -  Мы не можем закрывать глаза на то, что свободы, которыми пользуются граждане во всей Британской империи, не действуют в значительном числе стран. В этих государствах простые люди находятся под властью полицейских правительств. В наши обязанности не может входить насильственное вмешательство во внутренние дела стран, с которыми мы не находимся в состоянии войны. Но мы должны неустанно и бесстрашно провозглашать великие принципы свободы и прав человека.

В Ялте в феврале 1945 года Сталин, Черчилль и Рузвельт установили рубеж, на котором должны были встретиться наступающие советские войска и войска союзников. После войны эта демаркационная линия превратилась в линию  раздела Европы. Сталин считал, что победитель в войне имеет  право  на  территориальные  приобретения. Он намерен был создать вокруг Советского Союза пояс дружественных государств. Все территории, на которые вступила Красная армия,  должны были войти  в  советскую сферу влияния. На Западе видели, что Сталин установил прокоммунистические правительства во всех странах, где была Красная армия, и что свободными выборами в Восточной Европе и не пахнет.  

- Никто не знает намерения Советской России и ее международной коммунистической организации и каковы пределы, если таковые существуют, их экспансии, - продолжал Черчилль. - Я глубоко восхищаюсь доблестным русским народом и моим  товарищем военных лет маршалом Сталиным. Мы понимаем, что России необходимо обеспечить безопасность своих западных  границ, устранив любую возможность германской агрессии. Мы рады, что Россия заняла законное место среди ведущих мировых держав. Мы приветствуем ее флаг на морях. Но я не могу не сказать о  том, что происходит в Европе. На мир, озаренный победой союзников, пала тень.

Понятие "железный занавес" Черчилль впервые употребил не в Фултоне, а раньше, в письме президенту Трумэну 12 мая 1945 года: "Железный занавес опустился над их фронтом. Мы не знаем, что за ним происходит". Но письмо прочитал один Трумэн, а фултонская речь прогремела на весь мир:

- От Штеттина на Балтике до Триеста на Адриатике железный занавес опустился на наш континент. По ту сторону занавеса все столицы древних государств Центральной и Восточной Европы - Варшава, Берлин, Прага, Вена, Будапешт, Белград, Бухарест и София. Все эти знаменитые города и их население оказались в советской сфере… Почти все эти страны управляются полицейскими правительствами, в них нет подлинной демократии… Это явно не та свободная Европа, ради которой мы сражались.  Я не верю, что Советская Россия жаждет войны. Она жаждет неограниченного расширения своей власти и идеологии. Из того, что я наблюдал в годы войны, я заключаю, что наши русские друзья и соратники ничем не восхищаются больше, чем силой, и ничего они не уважают меньше, чем слабость, особенно военную слабость.

Историю холодной войны принято отсчитывать от фултонской речи Черчилля, хотя в реальности она началась раньше. Вот главный вопрос: холодная война была неизбежной?

Что мир потерял со смертью Рузвельта

12 апреля 1945 года на теплых источниках в штате Джорджия от кровоизлияния в мозг скончался президент Соединенных Штатов Франклин Делано Рузвельт. Ему было всего 63 года. Подписывая срочные бумаги, он пожаловался на невыносимую головную боль. И рухнул на пол.

Американского посла в Москве Аверелла Гаррина привезли к Сталину.

"Он встретил меня скорбным молчанием, - вспоминал Гарриман, -  и не отпускал моей руки секунд тридцать…

-  Президент Рузвельт умер, - сказал Сталин, - но дело его должно быть продолжено. Мы окажем президенту Трумэну поддержку всеми своими силами".

Сталин связывал с Рузвельтом немалые надежды. Судьба послевоенного мира во  многом зависела от позиции президента Соединенных Штатов.  Рузвельт  считал,  что после войны предстоит создать систему коллективной безопасности, избегая соперничества среди победителей. Рузвельт говорил, что после войны останутся четыре полицейских, которые будут следить за остальными странами - Англия, США, Советский Союз и Китай. Этим четырем странам только и будет позволено иметь оружие.  

К американскому президенту в Москве относились заметно  лучше,  чем  к Черчиллю.  В военные годы выступления Рузвельта печатались  в советской прессе и комментировались самым благоприятным образом.

"Сталин чувствовал себя с президентом вполне комфортно - считал Гарриман. -  Сталин обращался с президентом как со старшим, всячески стараясь понять, что у него на уме. Мысли Рузвельта ему, очевидно, нравились, он относился к президенту с особым почтением и уважением".

Рузвельт верил, что накал напряженности можно снизить с помощью доброй воли, и у него это получалось. Если бы Рузвельт еще пожил, возможно, накал и масштабы холодной войны были бы меньшими. Но мастер очаровывать людей и находить компромиссы Франклин Делано Рузвельт ушел в мир иной. Знакомого Сталину и симпатичного ему президента сменил вице-президент Гарри Трумэн, который не имел опыта в международных делах и презирал безбожный коммунизм.

Если бы Сталин поехал в Америку

В Москве были крайне недовольны речью Черчилля. Трумэн тут же пригласил Сталина в Америку и обещал, что ему будет предоставлена такая же возможность обратиться к американцам.

- Я бы с удовольствием посетил Соединенные Штаты, но возраст берет свое, - ответил послу Сталин. - Врачи говорят, что я не могу совершать далекие путешествия и должен соблюдать строгую диету. Я напишу президенту и объясню, почему не могу принять его приглашение. Человек должен беречь свои силы. Президент Рузвельт был человеком долга, но не берег силы. Если бы он это делал, был бы жив и сейчас.

Трудно сказать, что бы произошло, если бы Сталин принял приглашение Трумэна и отправился за океан. Впоследствии на Хрущева и Брежнева поездки в Америку производили сильнейшее  впечатление. Личное знакомство  с Соединенными Штатами, с американским образом жизни, с американцами немало способствовало снижению напряженности. Но Хрущев и Брежнев были людьми иного поколения. И по характеру иными. Они хотели общения с людьми.

Сталин был кабинетным вождем. Он и по собственной стране не ездил и потребности такой не ощущал. Редко выступал, общался с узким кругом доверенных лиц. Возможно, и в Вашингтоне он бы просидел все дни в советском посольстве, покидая его только для переговоров. Ничего бы не увидел и своего отношения к американцам не изменил.

После встречи  в Тегеране президент Рузвельт был чрезвычайно удивлен, увидев, как плохо Сталин информирован о политической ситуации в Соединенных Штатах. Советский вождь получал массу детальной информации от своих дипломатов, но они рисовали неверную картину жизни западного общества.

А на Западе плохо понимали советскую жизнь. Один из иностранных корреспондентов в Москве заметил:

- Нет специалистов по Советскому Союзу, есть только разные степени непонимания.

Война идеологий

Холодная война в любой момент могла перерасти в горячую. Несколько раз мир стоял на грани ядерного конфликта. Градус конфронтации повышался с каждым часом, и некогда было раздумывать, и на удар хотелось отвечать ударом, и все вокруг требовали жесткости и принципиальности - "не отступи, не смалодушничай!", и уже генштабисты раскладывали на столе свои карты, и военные властно отодвигали политиков в сторону. Может быть, только счастливая случайность да крепкие нервы некоторых национальных лидеров спасли нас от ядерной войны.

Многим историкам сегодня холодная война видится как трагедия, которую невозможно было избежать: дело в извечном геополитическом противостоянии России и ее западных соседей.  Таков был расколотый национальными и блоковыми интересами мир, потому не так сложно было вскоре после второй мировой соскользнуть в новое противостояние. Есть иная точка зрения. Большевистская революция была сама по себе провозглашением холодной войны, потому что ставила целью мировую революцию. За месяц до фултонской речи, 9 февраля 1946 года, Сталин выступил перед избирателями на выборах Верховного Совета СССР.  Он предупредил, что коммунизм и капитализм несовместимы, поэтому война неминуема...

Это была война идеологий. Археологические исследования идеологических развалин открывают неприятную истину: семена страха, предубеждений и ненависти к окружающему миру прорастают вновь и вновь. Запасы злобы и вражды  стратегического значения переходят от одного поколения к другому. От этого наследства не спешат отказываться. Как заметил немецкий писатель лауреат нобелевской премии Гюнтер Грасс, хотя уже  нет  "железного  занавеса",  он все равно еще отбрасывает тень. Словно в каком-то смысле мы и в самом деле обречены вновь и вновь возвращаться в те времена.

Между тем

В 2007-м году в Москву приезжала внучка Уинстона Черчилля Силия Сандис, снимавшая фильм "Лев и медведь" об отношениях своего деда со Сталиным. И на утверждение  о том, что именно речь Черчилля в Фултоне положила начало холодной войне, ответила так:  

- Это не было началом. Черчилль сказал то, что думал, что было ослепительно очевидно для многих. Дед еще до окончания войны знал, что история будет двигаться в таком направлении. И это его печалило, угнетало. Вспомните, что произошло уже после Тегерана-43 на конференции в Ялте, где его как бы отодвинули в сторону. Возможно, больше всего в жизни он сожалел о том, что так и не увидит окончания этой "холодной войны". Он был бы счастлив, если бы события в мире пошли иным чередом, но... Да и речь в Фултоне я не считаю чем-то уж таким особым. Просто президент Трумэн попросил деда выступить. И он выступил с тем, что у него действительно наболело.

Подготовил Николай Долгополов

rg.ru

Уинстон Черчилль (ч. 2) — папа "холодной войны"

С утра 14 марта 1946 года репродукторы, которые имелись тогда почти во всех советских городских квартирах, передавали ответы И.В. Сталина на вопросы корреспондента «Правды» относительно недавнего выступления бывшего премьер-министра Великобритании Уинстона Черчилля. В своих ответах Сталин называл Черчилля «поджигателем войны» и сравнивал его с Гитлером.

А ведь менее, чем десяти месяцев назад фотография Черчилля была опубликована на первых страницах праздничных номеров центральных газет страны по случаю дня Победы над гитлеровской Германией вместе со снимками президента США Трумэна и Сталина… Что же стало причиной столь резкой перемены по отношению к бывшему руководителю страны, которая была союзницей СССР в годы Второй мировой войны?

Часть 1-я: «Уинстон Черчилль — британский бульдог с сигарой и его ненависть к СССР» 

За девять дней до заявления Сталина 5 марта 1946 года Уинстон Черчилль выступил с речью в Вестминстерском колледже города Фултон (штат Миссури), в которой была изложена программа радикальных изменений во внешней политике Великобритании, США и других «англо-говорящих стран» по отношению к своему недавнему союзнику по антигитлеровской коалиции. Черчилль объявил:

«Сумрак опустился на международную политическую арену, некогда освещённую лучами общей победы… От Щецина на Балтийском море до Триеста на Адриатическом «железный занавес» разделил европейский континент. По ту сторону этого барьера оказались древние столицы Центральной и Восточной Европы — Варшава, Берлин, Прага, Вена, Будапешт, Белград, Бухарест, София. Население всех этих знаменитых городов перешло в советский лагерь и находится не только под сильным влиянием Москвы, но и под её жёстким контролем».

Впоследствии понятие «железный занавес», которое ввёл в политический оборот Черчилль, стало использоваться для описания ограничений для граждан СССР и других социалистических стран выезжать в капиталистические страны и получать информацию о жизни на Западе.

Однако Черчилль называл «железным занавесом» трудности в получении Западом информации из стран Центральной и Юго-Восточной Европы. К этому времени в западной печати постоянно писали о том, что введённые советскими войсками и их союзниками ограничения на деятельность западных журналистов (а также разведчиков) мешают достаточно полному освещению событий в этих странах, а поэтому Запад не получает полной картины о том, что там происходит.

А ведь следует знать, что само словосочетание «железный занавес» было взято Черчиллем из статьи Геббельса (!), опубликованной в газете «Райх» от 24 февраля 1945 года.

В ней нацистский рейхсминистр пропаганды уверял, что по мере продвижения Красной Армии на запад «железный занавес» упадёт на территории, занятые советскими войсками. Фактически Черчилль повторял утверждения Геббельса о том, что «занавес» из советских танков и другого «железного» оружия скрывает подготовку нападения на страны Запада.

Для того, чтобы дать отпор «нависшей угрозе», Черчилль призывал создать «братскую ассоциацию народов, говорящих на английском языке». Он подчеркивал, что такая ассоциация предполагала бы совместное использование авиационных, военно-морских баз и вооруженных сил США, Англии и других англоговорящих стран. Таким образом Черчилль объявил о начале «холодной войны» коллективного Запада против СССР.

Выступлению отставного премьера предшествовало его долгое пребывание в США зимой 1945 — 1946 года, в ходе которого Черчилль встречался в Трумэном и другими государственными деятелями страны. Основные положения речи Черчилля были согласованы в ходе его беседы с Трумэном 10 февраля 1946 года. В течение нескольких недель пребывания во Флориде Черчилль работал над текстом речи.

Окончательная редакция выступления была согласована с премьер-министром Великобритании Климентом Эттли, возглавлявшем лейбористскую партию, и министром иностранных дел Эрнстом Бевином. Трумэн отправился в Фултон, чтобы лично представить Черчилля собравшимся в Вестминстерском колледже перед началом его речи.

Совершенно очевидно, что надуманные обвинения и пугающие заявления Черчилля были предназначены для того, чтобы представить СССР вероломным агрессором и создать атмосферу, благоприятствующую нагнетанию международной напряжённости, создания «мутной водички», в которой легче ловить рыбку.

Черчилль вопиющим образом врал об агрессивности СССР, готового к агрессии Запада, но жаждущего мирного неба над головой, а не очередной войны Запада против России. К концу войны СССР потерял 30% своего национального богатства. На территории, освобожденной от оккупантов, было разрушено 1710 городов и поселков и 70 тысяч сел и деревень. Были выведены из строя 182 угольных шахты, на треть сократилось производство черной металлургии и добыча нефти. Огромный урон понесло сельское хозяйство. Колоссальными были людские потери. Всё нужно было восстанавливать.

Обращаясь к Трумэну и Черчиллю на Потсдамской конференции Сталин говорил:

«Я не привык жаловаться, но должен сказать, что… мы потеряли несколько миллионов убитыми, нам людей не хватает. Если бы я стал жаловаться, я боюсь, что вы тут прослезились бы, до того тяжёлое положение в России».

Эти факты признавали все объективные наблюдатели. Анализируя американские планы нападения на СССР, исследователь М. Шерри позже писал:

«Советский Союз не представляет собой непосредственной угрозы, признало командование вооруженных сил. Его экономика и людские ресурсы истощены войной… Следовательно, в ближайшие несколько лет СССР сосредоточит свои усилия на восстановлении».

В докладе Совета планирования политики Государственного департамента США от 7 ноября 1947 года признавалось:

«Советское правительство не желает и не ожидает войны с нами в обозримом будущем».

Суммируя свои впечатления о пребывании в СССР и встрече со Сталиным в начале 1947 года, фельдмаршал Монтгомери писал:

«В целом я пришёл к выводу, что Россия не в состоянии принять участие в мировой войне против любой сильной комбинации союзных стран, и она это понимает. Россия нуждалась в долгом периоде мира, в течение которого ей надо будет восстанавливаться. Я пришёл к выводу, что Россия будет внимательно следить за обстановкой и будет воздерживаться от неосторожных дипломатических шагов, стараясь не «переходить черту» где бы то ни было, чтобы не спровоцировать новую войну, с которой она не сможет справиться… Я сообщил об этом в докладе британскому правительству и начальникам штабов».

Однако, узнав о бедственном положении нашей страны, руководители Великобритании и США не «прослезились», а перешли к конфронтации с Советским Союзом, к тому же воспользовавшись наличием у американцев атомного оружия. В сентябре 1946 года специальный помощник президента США К. Клиффорд по приказу Г. Трумэна провёл совещание с высшими государственными руководителями США и на его основе 24 сентября 1946 года представил доклад «Американская политика в отношении Советского Союза», в котором, в частности, говорилось:

«Надо указать Советскому правительству, что мы располагаем достаточной мощью не только для отражения нападения, но и для быстрого сокрушения СССР в войне… Чтобы держать нашу мощь на уровне, который эффективен для сдерживания Советского Союза, США должны быть готовы вести атомную и бактериологическую войну».

В середине 1948 года комитетом начальников штабов США был подготовлен план «Чариотир», предусматривавший применение 133 атомных бомб против 70 советских городов в первые 30 дней войны. 8 бомб предполагалось сбросить на Москву, а 7 — на Ленинград. Предполагалось в последующие два года войны сбросить на СССР ещё 200 атомных бомб и 250 тысяч тонн обычных бомб.

Угрозы атомного нападения в адрес СССР, звучавшие в конгрессе США и британской палате общин, а также на страницах печати западных стран, подкреплялись враждебными действиями на международной арене.

В 1947 году правительство США в одностороннем порядке расторгло советско-американское соглашение 1945 года о поставках американских товаров в кредит. В марте 1948 года в США были введены экспортные лицензии, запрещавшие ввоз большинства товаров в СССР. Советско-американская торговля фактически прекратилась.

Зато стала расширяться антисоветская пропаганда. В докладе К. Клиффорда от 24 сентября 1946 года подчёркивалось:

«В самых широких масштабах, какие потерпит Советское правительство, мы должны доставлять в страну книги, журналы, газеты и кинофильмы, вести радиопередачи на СССР».

Так стала воплощаться в жизнь программа холодной войны, изложенная Уинстоном Черчиллем 5 марта 1946 года.

Приведём некоторые ответы И.В. Сталина на вопросы корреспондента «Правды» относительно выступления бывшего премьер-министра Великобритании Уинстона Черчилля, прозвучавшие утром 14 марта 1946 года (в пору мартовских ид) из репродукторов, которые имелись тогда почти во всех советских городских квартирах.

— Как Вы расцениваете последнюю речь г. Черчилля, произнесенную им в Соединенных Штатах Америки?

Сталин:

«Я расцениваю её как опасный акт, рассчитанный на то, чтобы посеять семена раздора между союзными государствами и затруднить их сотрудничество».

— Можно ли считать, что речь г. Черчилля причиняет ущерб делу мира и безопасности?

Сталин:

«Безусловно, да. По сути дела г. Черчилль стоит теперь на позиции поджигателей войны. И г. Черчилль здесь не одинок, — у него имеются друзья не только в Англии, но и в Соединённых Штатах Америки. Следует отметить, что г. Черчилль и его друзья поразительно напоминают в этом отношении Гитлера и его друзей. Гитлер начал дело развязывания войны с того, что провозгласил расовую теорию, объявив, что только люди, говорящие на немецком языке, представляют полноценную нацию. Г-н Черчилль начинает дело развязывания войны тоже с расовой теории, утверждая, что только нации, говорящие на английском языке, являются полноценными нациями, призванными вершить судьбы всего мира. Немецкая расовая теория привела Гитлера и его друзей к тому выводу, что немцы как единственно полноценная нация должны господствовать над другими нациями. Английская расовая теория приводит г. Черчилля и его друзей к тому выводу, что нации, говорящие на английском языке, как единственно полноценные, должны господствовать над остальными нациями мира.
По сути дела г. Черчилль и его друзья в Англии и США предъявляют нациям, не говорящим на английском языке, нечто вроде ультиматума: признайте наше господство добровольно, и тогда всё будет в порядке, -— в противном случае неизбежна война. Но нации проливали кровь в течение пяти лет жестокой войны ради свободы и независимости своих стран, а не ради того, чтобы заменить господство гитлеров господством черчиллей. Вполне вероятно поэтому, что нации, не говорящие на английском языке и составляющие вместе с тем громадное большинство населения мира, не согласятся пойти в новое рабство. Трагедия г. Черчилля состоит в том, что он, как закоренелый тори, не понимает этой простой и очевидной истины.
Конечно, г. Черчиллю не нравится такое развитие событий, и он бьёт тревогу, апеллируя к силе. Но ему также не нравилось появление советского режима в России после первой мировой войны. Он также бил тогда тревогу и организовал военный поход «14 государств» против России, поставив себе целью повернуть назад колесо истории. Но история оказалась сильнее черчиллевской интервенции, и донкихотские замашки г. Черчилля привели к тому, что он потерпел тогда полное поражение…
Я не знаю, удастся ли г. Черчиллю и его друзьям организовать после Второй мировой войны новый поход против «Восточной Европы». Но если им это удастся, что мало вероятно, ибо миллионы «простых людей» стоят на страже дела мира, то можно с уверенностью сказать, что они будут биты так же, как они были биты в прошлом, 26 лет тому назад (Источник: Внешняя политика Советского Союза, 1946 г. М., 1952. С. 45 — 53.)».

Ознакомиться с полным текстом ответа И.Сталина можно здесь (http://ussr-history.livejournal.com/9396.html).

Как видно, политика Запада в отношении России на современном этапе совсем не изменилась, ответы И.Сталина актуальны и поныне, и потому ведётся целенаправленная информационная война в отношении политики Сталина, представляя его «тираном и палачом».

О роли Черчилля в антигитлеровской коалиции сказано и написано очень много. Премьер-министр Великобритании проявил себя как блестящий прагматик. Ненависть к большевизму была отложена в сторону, когда понадобилось, чтобы советские солдаты ценой своих жизней уменьшили военную опасность для Британии. В течение трёх лет Черчилль виртуозно уклонялся от открытия «второго фронта» в Европе, предпочитая использовать свои силы для борьбы за сохранение колоний и ожидая исхода битвы на Восточном фронте. Высадись союзники в Нормандии в 1942 или в 1943 году — это могло спасти миллионы жизней советских солдат и мирных жителей. Но прагматичный Черчилль предпочитал, чтобы во имя торжества Британии умирали, насколько это возможно, не англичане, а русские.

После окончания Второй мировой войны мир раскололся на две политические системы. В своей знаменитой речи в Фултоне 5 марта 1946 года Черчилль первым сказал о необходимости объединения всего западного мира в борьбе против коммунистического Востока. Он же первым увидел опасность ядерной войны после создания в СССР ядерной бомбы и стал высказываться за перенесение противостояния в сферу экономики, идеологии и культуры. До конца дней он оставался ярым противником социализма и коммунизма.

«Наступит день, — говорил Черчилль ещё в 1949 году в речи в палате общин, — когда будет несомненно признано […] всем цивилизованным миром, что удушение большевизма в зародыше, было бы несказанным благодеянием для человечества» (Холодная война М.2003 с.84—85).

История совершенно определенно зафиксировала, что Черчилль был самым упорным, последовательным и настойчивым врагом социального освобождения народов.

Таким образом, Черчилль предстает перед историей не как великий борец за свободу, а как упорный и воинственный враг народов, добивавшихся своего социального и национального освобождения. Следовательно, в действительности личность Черчилля далеко не соответствует тому, что говорит о ней легенда. И мы не можем от этого абстрагироваться, оценивая историческое значение деятельности прославленного буржуазного лидера.

И, главное, Черчилль проиграл Британию. Ещё совсем недавно мировая держава «благодаря» Черчиллю превратилась в маленькое островное государство. При Черчилле Британия не только потеряла колонии, но и сама стала вассалом и сателлитом своей бывшей колонии — североамериканских соединённых государств. Британия перестала быть империей и за несколько лет уменьшилась по территории в несколько раз! Формально такие события как выход из империи «жемчужины британской короны» — Индии — произошли не во время премьерства Черчилля. Но это во многом лично его «заслуга». После его правления, именно после его правления, включавшего голодоморы и прочее, индийцы твёрдо поняли, что не могут жить в одном государстве с англосаксами.

Черчилль принял Великобританию хозяйкой мира, империей, в которой не заходит солнце, а оставил смешным островом, собачкой заокеанского фермера.

Современная Британия не имеет своей политики, своей военной доктрины, своей идеологии, даже своего полноценного кинематографа и автомобилестроения. И за это британцы считают Черчилля величайшим политиком в своей истории, его, который потерял и разбазарил империю?

Такова сила лживой пропаганды, другого объяснения этому нет.

Источник

www.planet-kob.ru

Холодная война: речь Черчилля, Карибский кризис и встреча на Мальте - Международная панорама

Ровно 72 года назад мир впервые познакомился со словосочетанием "холодная война", которое употребил британский писатель и публицист Джордж Оруэлл. Впоследствии этот термин как нельзя лучше охарактеризовал эпоху, которая продлилась с окончания Второй мировой войны и до самого распада СССР. ТАСС вспоминает, как развивалась глобальная геополитическая, экономическая и идеологическая конфронтация между Советским Союзом и его союзниками с одной стороны и США и их союзниками — с другой.

Холодная война: начало

5 марта 1946 года Уинстон Черчилль (в тот момент лидер оппозиции в парламенте Великобритании) произнес свою знаменитую речь в Фултоне (США, штат Миссури), в которой выдвинул идею создания англо-американского союза для борьбы с "мировым коммунизмом во главе с Советской Россией". Это заявление обострило противостояние между СССР и Западом и стало отправной точкой холодной войны. 

Само словосочетание "холодная война" впервые употребил Джордж Оруэлл 19 октября 1945 года в статье "Ты и атомная бомба", опубликованной в британском еженедельнике "Трибьюн". Писатель утверждал, что наличие атомной бомбы у нескольких крупных государств привело бы к разделению всего мира между ними и формированию двух-трех "чудовищных сверхгосударств", которые договорились бы не использовать атомное оружие друг против друга, но находились бы в состоянии постоянной "холодной войны".

В официальной обстановке его первым использовал Бернард Барух, советник президента США Гарри Трумэна, в речи в законодательном собрании штата Южная Каролина 16 апреля 1947 года.

Широко известным и общеупотребительным этот термин стал благодаря статьям американского журналиста Уолтера Липпмана в газете New York Tribune. В ноябре 1947 года Липпман выпустил отдельную книгу под названием "Холодная война. О внешней политике США".

В послевоенное время США и СССР создали свои сферы влияния, закрепив их военно-политическими блоками (НАТО и Варшавский договор). Противостояние социалистической и капиталистической систем сопровождалось гонкой обычных и ядерных вооружений. 

Спецпроект на тему

Эскалация конфликта

Спустя год после Фултонской речи Черчилля, 12 марта 1947 года, президент США Гарри Трумэн изложил внешнеполитическую программу правительства США, которая выражалась в экономической, финансовой и военной помощи некоммунистическим режимам и позволяла США открыто вмешиваться во внутренние дела других стран и создавать сети военных баз на их территориях. Основой доктрины Трумэна стала политика сдерживания в отношении Советского союза, оказание давления на СССР и другие страны социалистического блока. Начинающееся соперничество США и СССР Трумэн определил как "конфликт демократии и тоталитаризма".

3 апреля 1948 года в США вступил в действие план, выдвинутый госсекретарем США Джорджем Маршаллом и вошедший в историю как план Маршалла. Одна из его главных целей — стабилизация экономики в европейских государствах, с тем чтобы не допустить прихода в них к власти коммунистических режимов. В рамках этой программы, действовавшей четыре года, была оказана помощь 17 странам Западной Европы на сумму свыше $12 млрд. Государства Восточной Европы под давлением СССР отказались от участия в ней.

Организация стран — участниц Североатлантического договора появилась в самом начале холодной войны. Североатлантический договор был подписан 4 апреля 1949 г. в Вашингтоне. Целью блока было провозглашено укрепление стабильности и повышение благосостояния в Североатлантическом регионе.

В настоящее время НАТО объединяет 28 стран, включая Великобританию, Италию, Канаду, Норвегию, США, Францию, Испанию, Германию, Турцию.

Продолжение

4 апреля 1949 года главы МИД 12 стран (Бельгия, Канада, Дания, Франция, Исландия, Италия, Люксембург, Голландия, Норвегия, Португалия, Великобритания, США) подписали Вашингтонский договор (Североатлантический договор) с целью "укрепления стабильности и повышения благосостояния в Североатлантическом регионе". Договор ввел в действие систему общей безопасности. Согласно ст. 5, нападение на одно из государств — участников соглашения рассматривается как агрессия против всех стран, подписавших его. На основе документа начала функционировать Организация Североатлантического договора (НАТО). Ее первый генеральный секретарь, лорд Исмей, определил цели НАТО так: "Держать Америку в Европе, Россию — вне Европы, а Германию — в узде".

14 мая 1955 года на Варшавском совещании европейских государств по обеспечению мира и безопасности в Европе представители Албании, Болгарии, Венгрии, ГДР, Польши, Румынии, СССР и Чехословакии подписали Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи (Варшавский договор). В соответствии с этим документом был создан военный союз европейских социалистических государств — Организация Варшавского договора (ОВД). Государства-участники обязывались оказывать помощь в случае вооруженного нападения на кого-либо из них, на их территориях предусматривалось размещение частей Советской армии.

13 августа 1961 года по решению властей ГДР началось возведение стены между Западным Берлином и Берлином — столицей ГДР. Общая длина стены составила более 111 км, высота достигала 3,6 м, на всем протяжении она была обтянута колючей проволокой, ее охраняли свыше 10 тыс. военнослужащих ГДР. За 28 лет у стены погибли 138 человек, пытавшихся бежать из ГДР. Более 5 тыс. человек все же сумели перебраться из восточной части на Запад. Берлинская стена стала символом раскола не только Германии и Европы, но и символом холодной войны.

Карибский кризис: высшая точка конфронтации

Эскалация напряженности и гонка вооружений угрожали привести мир к третьей мировой войне. Наиболее известным из случаев, когда мир оказывался на грани катастрофы, стал Карибский кризис 1962 года.

Катализатором кризиса послужила ситуация на Кубе, где к власти на тот момент пришло социалистическое правительство во главе с Фиделем Кастро. В конце июня 1961 года кубинская сторона подписала с СССР соглашение о размещении советских вооружений на территории острова. 

Баллистические и крылатые ракеты с ядерными боеголовками были переброшены на Кубу в качестве ответной меры на размещение американских ракет в Турции, Великобритании и Италии, а также для предотвращения угрозы вторжения американских войск на остров.

Советские ракеты доставляли на Кубу с июля по сентябрь 1962-го в рамках секретной операции под кодовым названием "Анадырь". Помимо ракет на остров перебросили группу советских войск численностью более 40 тыс. человек. Она включала в себя четыре мотострелковых полка, ракетную дивизию (24 пусковых установки баллистических ракет средней дальности), части ПВО, ВВС и ВМФ.

Руководство США не могло не заметить переброску войск и техники к своим границам. 4 сентября президент Джон Кеннеди заявил, что США ни в коем случае не потерпят советских ракет в 150 км от своего берега. В ответ Хрущев заверил Кеннеди, что никакого оружия на Кубе нет и не будет. Установки, обнаруженные американцами на Кубе, он назвал советским исследовательским оборудованием.

Однако 14 октября американский самолет-разведчик сфотографировал с воздуха стартовые площадки для ракет. 16 октября информацию о пусковых установках ракет средней дальности довели до президента Джона Кеннеди — эта дата считается началом Карибского кризиса. В обстановке строгой секретности руководство США начало обсуждать ответные меры. Уже 22 октября 1962 года Кеннеди в обращении к нации объявил о наличии советского ядерного оружия на Кубе и о решении блокировать остров военно-морскими силами США.

Кризис достиг пика 27 октября, когда над Кубой был сбит американский разведывательный самолет U2 (пилотировавший его майор Рудольф Андерсон стал единственной человеческой жертвой Карибского кризиса). Принято считать, что "черная суббота" 27 октября 1962-го — это день, когда мир был ближе всего к глобальной ядерной войне. Однако в течение нескольких последующих дней кризис удалось разрешить дипломатическим путем — СССР согласился убрать ракеты с Кубы, а США — дать гарантии отказа от планов вторжения на остров и демонтировать свои ракеты в Турции и Италии. 

Карибский кризис, продолжавшийся в общей сложности 13 дней, стал переломным моментом в ядерной гонке и "холодной войне". После него было положено начало разрядке международной напряженности и ограничения вооружений.

Разрядка напряженности и конец холодной войны

12 августа 1970 года был подписан Московский договор между СССР и ФРГ. В нем был зафиксирован принцип нерушимости границ европейских государств и провозглашен отказ от каких-либо территориальных претензий.

22-30 мая 1972 года Советский Союз с официальным визитом посетил президент США Ричард Никсон. Это был первый визит действующего президента США в Москву в послевоенный период. Итогом его переговоров с генсеком ЦК КПСС Леонидом Брежневым стало подписание договоров об ограничении систем противоракетной обороны (договор по ПРО) и стратегических вооружений (ОСВ-1). В политической декларации "Основы взаимоотношений между СССР и США" провозглашалось, что различия в идеологии и социальных системах не должны служить препятствием для мирного сосуществования капиталистических и социалистических стран.

20 декабря 1974 года конгресс США принял поправку Джексона-Вэника, увязывающую торговые отношения между странами с вопросом о свободной эмиграции. Она была введена в действие в отношении стран коммунистического блока, после распада СССР продолжила действие в отношении стран СНГ.

11-12 октября 1986 года в Рейкьявике (Исландия) состоялись переговоры лидеров СССР и США Михаила Горбачева и Рональда Рейгана. На встрече обсуждались проблемы прекращения гонки ядерных вооружений. Несмотря на то что достичь конкретных договоренностей по контролю над вооружениями не удалось, стороны значительно продвинулись в диалоге о ликвидации ракет средней дальности и о сокращении стратегических наступательных вооружений. Впоследствии эти договоренности стали основой советско-американских договоров, подписанных в Вашингтоне в 1987 году и в Москве в 1991 году. Политологи считают эту встречу первым шагом на пути к окончанию холодной войны.

2-3 декабря 1989 года у берегов Мальты на борту советского теплохода "Максим Горький" состоялась неофициальная встреча генерального секретаря ЦК КПСС Михаила Горбачева с президентом США Джорджем Бушем-старшим. Обсуждались вопросы разоружения, двусторонние отношения, положение в горячих точках планеты. В ходе переговоров Михаил Горбачев заявил: "СССР готов больше не считать США своим противником и публично заявить об этом. Мы открыты для сотрудничества с Америкой, включая сотрудничество в военной области". Джордж Буш, оценивая итоги встречи, сказал: "Мы находимся на пороге волнующих новых отношений между США и СССР". В ходе встречи не было подписано никаких документов. Однако обозреватели того времени называли этот саммит концом холодной войны и самой важной встречей на высшем уровне после Ялтинской конференции 1945 года, на которой обсуждались планы послевоенного устройства мира.

tass.ru

Фултонская речь Черчилля и ответ Сталина

С утра 14 марта 1946 года репродукторы, которые имелись тогда почти во всех советских городских квартирах, передавали ответы И.В. Сталина на вопросы корреспондента «Правды» относительно недавнего выступления бывшего премьер-министра Великобритании Уинстона Черчилля. В своих ответах Сталин называл Черчилля «поджигателем войны» и сравнивал его с Гитлером.

А ведь менее, чем десяти месяцев назад фотография Черчилля была опубликована на первых страницах праздничных номеров центральных газет страны по случаю дня Победы над гитлеровской Германией вместе со снимками президента США Трумэна и Сталина... Что же стало причиной столь резкой перемены по отношению к бывшему руководителю страны, которая была союзницей СССР в годы Второй мировой войны?

За девять дней до заявления Сталина 5 марта 1946 года Уинстон Черчилль выступил с речью в Вестминстерском колледже города Фултон (штат Миссури), в которой была изложена программа радикальных изменений во внешней политике Великобритании, США и других «англо-говорящих стран» по отношению к своему недавнему союзнику по антигитлеровской коалиции. Черчилль объявил: «Сумрак опустился на международную политическую арену, некогда освещенную лучами общей победы… От Щецина на Балтийском море до Триеста на Адриатическом «железный занавес» разделил европейский континент. По ту сторону этого барьера оказались древние столицы Центральной и Восточной Европы – Варшава, Берлин, Прага, Вена, Будапешт, Белград, Бухарест, София. Население всех этих знаменитых городов перешло в советский лагерь и находится не только под сильным влиянием Москвы, но и под ее жестким контролем».

Впоследствии понятие «железный занавес», которое ввел в политический оборот Черчилль, стало использоваться для описания ограничений для граждан СССР и других социалистических стран выезжать в капиталистические страны и получать информацию о жизни на Западе. Однако Черчилль называл «железным занавесом» трудности в получении Западом информации из стран Центральной и Юго-Восточной Европы. К этому времени в западной печати постоянно писали о том, что введенные советскими войсками и их союзниками ограничения на деятельность западных журналистов (а также разведчиков) мешают достаточно полному освещению событий в этих странах, а поэтому Запад не получает полной картины о том, что там происходит.

Словосочетание «железный занавес» было взято из статьи Геббельса, опубликованной в газете «Райх» от 24 февраля 1945 года.

В ней нацистский рейхсминистр пропаганды уверял, что по мере продвижения Красной Армии на запад «железный занавес» упадет на территории, занятые советскими войсками. Фактически Черчилль повторял утверждения Геббельса о том, что «занавес» из советских танков и другого «железного» оружия скрывает подготовку нападения на страны Запада.

Для того, чтобы дать отпор нависшей угрозе, Черчилль призывал создать «братскую ассоциацию народов, говорящих на английском языке». Он подчеркивал, что такая ассоциация предполагала бы совместное использование авиационных, военно-морских баз и вооруженных сил США, Англии и других англоговорящих стран. Так Черчилль объявил о начале "холодной войны" Запада против СССР.

Политические виражи Черчилля

За свою долгую жизнь Черчилль не раз совершал крутые политические повороты. В апреле 1904 г. он покинул ряды консервативной партии и стал министром в кабинете, возглавляемом лидером либеральной партии Д. Ллойд-Джорджем. В 1924 году Черчилль порвал с либералами и вскоре стал министром финансов в консервативном кабинете Болдуина. Черчилль не раз был инициатором кардинальных виражей и во внешней политике своей страны. Вечером 11 ноября 1918 года, когда жители Лондона ликовали по поводу победоносного прекращения войны против Германии, Черчилль, по собственному признанию, был в мрачном настроении. Находясь в тот вечер в обществе членов правительства, он говорил, что надо «помочь разбитому врагу». Перемена отношения к поверженной Германии объяснялась стремлением Черчилля разгромить Советскую Россию. Черчилль рассуждал так: «Покорить Россию… мы можем лишь с помощью Германии. Германию нужно пригласить помочь нам в освобождении России».

Вскоре Черчилль выступил с предложением организовать «поход 14 держав» против Советской России.

Одновременно он выступал за расчленение России. В 1919 г. Черчилль писал, что разъединенная Россия «представляла бы собой меньшую угрозу для будущего мира всех стран, чем обширная централизованная царская монархия».

Однако 22 июня 1941 года англичане услышали по радио речь Черчилля, в которой глава королевского правительства объявил: «За последние двадцать пять лет никто не был более последовательным противником коммунизма, чем я. Я не возьму назад ни одного слова, сказанного мною о коммунизме. Однако все это уходит на второй план на фоне происходящих событий… Я вижу, как русские солдаты стоят на пороге своей родной земли, которую их отцы обрабатывали с незапамятных времен… Я вижу, как на них движется нацистская военная машина». Черчилль сравнивал немецких солдат с гуннами и саранчой. Он заявил, что «вторжение Гитлера в Россию – это лишь прелюдия к попытке вторжения на Британские острова… Поэтому опасность, грозящая нам и Соединенным Штатам, точно так же как дело каждого русского, сражающегося за свой очаг и дом, – это дело свободных народов во всех уголках земного шара».

Соглашение о сотрудничестве СССР и Великобритании о совместных действиях в войне против Германии, подписанное в Кремле 12 июля 1941 года, превратилось 26 мая 1942-го в англо-советский договор о союзе в войне и о сотрудничестве и взаимной помощи после войны. Тогда правительства Черчилля и Рузвельта взяли на себя обязательства открыть «второй фронт» в Западной Европе. Однако уже в июле оба правительства отказались выполнить данные обязательства. Объясняя свой отказ в ходе визита в Кремле в августе 1942 года, Черчилль попросил заодно у Сталина прощения за организацию четверть века назад военной интервенции Великобритании против Советской страны. (Сталин ответил: «Бог простит!»). Вернувшись же в Лондон в сентябре, Черчилль в своем выступлении в палате общин не жалел ярких слов, чтобы выразить свое восхищение Сталиным.

Хотя Черчилль не раз поздравлял Сталина и Красную Армию с одержанными победами, англичане и американцы вновь нарушили свои обязательства об открытии «второго фронта» в 1943 г. И все же, несмотря на это, а также попытки Черчилля на Тегеранской конференции ослабить будущий «второй фронт» операциями на Балканах, которые планировались им с целью не допустить вступления Красной Армии в Западную Европу, наши войска к концу 1944-го вошли в Польшу, Румынию, Чехословакию, Венгрию, Болгарию и Югославию.

Тогда Черчилль в октябре 1944 года вновь прилетел в Москву и попытался установить «квоты» влияния СССР и западных союзников в странах Юго-Восточной Европы.

Черчилль вспоминал, что в ходе переговоров со Сталиным «я взял пол-листа бумаги и написал: Румыния. Россия – 90%; Другие – 10%. Греция. Великобритания (в согласии с США) – 90%; Россия - 10%. Югославия. 50% – 50%. Венгрия. 50% – 50 %. Болгария. Россия – 75%. Другие – 25%». Хотя Сталин не стал комментировать эти цифры, и соглашения о разделе сфер влияния в Европе не было достигнуто, поездка Черчилля в СССР вновь подтвердила прочность англо-советского боевого союза. Такое впечатление укрепилось после Ялтинской конференции (4 - 11 февраля 1945 г.), в которой приняли участие Сталин, Рузвельт и Черчилль.

Однако уже 1 апреля Черчилль писал Рузвельту: «Русские армии, несомненно, захватят всю Австрию и войдут в Вену. Если они захватят также Берлин, то не создастся ли у них слишком преувеличенное представление о том, будто они внесли подавляющий вклад в нашу общую победу, и не может ли это привести их к такому умонастроению, которое вызовет серьезные и весьма значительные трудности в будущем? Поэтому я считаю, что с политической точки зрения нам следует продвигаться в Германии как можно дальше на восток и в том случае, если Берлин окажется в пределах досягаемости, мы, несомненно, должны его взять».

Черчилль не ограничился сетованиями по поводу успехов Красной Армии. В те дни фельдмаршал Б.Л. Монтгомери, командовавший британскими войсками в Европе, получил директиву от Черчилля: «Тщательно собирать германское оружие и складывать его, чтобы его легко можно было раздавать германским солдатам, с которыми нам пришлось бы сотрудничать, если бы советское наступление продолжилось». Однако, разработанная тогда Черчиллем тайная операция против советского союзника, получившая название «Немыслимое», не была реализована из-за нежелания США в то время воевать против СССР в Европе. Американцы ожидали, что Красная Армия поможет им в войне против Японии.

И все же тайная директива Черчилля для Монтгомери относительно немецких солдат и их оружия не была отменена. Об этом свидетельствовал обмен мнений между Сталиным и Черчиллем на Потсдамской конференции. В ходе обсуждения темы о нехватке угля и недостатка рабочей силы для его добычи в Западной Европе, Сталин сказал, что в СССР сейчас используется труд военнопленных для работы в шахтах, а затем заметил: «400 тысяч немецких солдат сидят у вас в Норвегии, они даже не разоружены, и неизвестно, чего они ждут. Вот вам рабочая сила». Осознав истинный смысл заявления Сталина, Черчилль тут же стал оправдываться: «Я не знал, что они не разоружены. Во всяком случае, наше намерение заключается в том, чтобы разоружить их. Я не знаю точно, каково там положение, но этот вопрос был урегулирован верховной ставкой союзных экспедиционных сил. Во всяком случае, я наведу справки».

Однако Сталин не ограничился своим замечанием, а в конце заседания передал Черчиллю меморандум относительно имеющихся в Норвегии не разоруженных германских войск. Черчилль вновь стал оправдываться: «Но я могу дать заверение, что нашим намерением является разоружить эти войска». Ответ Сталина: «Не сомневаюсь» был очевидно произнесен с ироничной интонацией, а потому вызвал смех. Продолжая оправдываться, Черчилль заявил: «Мы не держим их в резерве, чтобы потом выпустить их из рукава. Я тотчас же потребую доклада по этому поводу».

Лишь через 10 лет, когда Черчилль вновь стал премьер-министром, он признал, что лично отдал распоряжение не разоружать часть немецких войск, а держать их готовыми на случай возможного вооруженного столкновения с СССР в Европе летом 1945 года.

Поворот Вашингтона к конфронтации

Хотя в политической деятельности Черчилль постоянно демонстрировал свою верность традиционному для британских политиков вероломству, поворот к холодной войне не был только следствием действий «коварного Альбиона». Важнейшим фактором в этом сыграла позиция главного союзника Великобритании.

25 апреля 1945 года, через две недели после смерти Рузвельта новый президент США Гарри Трумэн был посвящен в тайну «проекта Манхэттен» военным министром Стимсоном. В тот же день президент и министр подготовили меморандум, в котором, в частности, говорилось: «В настоящее время мы единолично контролируем ресурсы, с помощью которых США могут создавать и применять это оружие, и никакая другая страна не сможет добиться этого в течение ряда лет… Сохранение мира на Земле при настоящем уровне морального развития общества, который значительно ниже уровня технического развития, окажется в конце концов в зависимости от этого оружия… Мы не должны отказываться от определенной моральной ответственности, возникшей в результате нашей руководящей роли в войне и в создании этого оружия… Если проблема правильного использования этого оружия может быть решена, мы смогли бы обеспечить мир во всем мире, и наша цивилизация была бы спасена».

После бомбардировок в Хиросиме и Нагасаки 6 и 9 августа 1945 года правительство США пришло к решению, что советский союзник им больше не нужен. Уничтожение с помощью атомных бомб двух японских городов показало всему миру, что США обладают самым мощным оружием, которое когда-либо имелось в мире. Владелец и редактор крупнейших американских журналов Генри Люс объявлял: «ХХ век – это век Америки... первый век, когда Америка является доминирующей мировой силой». Эти высказывания перекликались с официальными правительственными декларациями. 27 октября 1945 года Трумэн заявил в своей речи по поводу Дня флота: «Мы являемся величайшей национальной силой на Земле».

После создания и применения атомных бомб договоренности между победителями во Второй мировой войны, достигнутые в Ялте и Потсдаме, уже не устраивали США.

В военных кругах страны развернулась подготовка к нападению на СССР с применением атомного оружия. 9 октября 1945 года комитет начальников штабов США подготовил секретную директиву № 1518 "Стратегическая концепция и план использования вооруженных сил США", которая исходила из подготовки нанесения Америкой превентивного атомного удара по СССР. По мере быстрого накопления атомного оружия в США 14 декабря 1945 года была подготовлена новая директива № 432/d комитета начальников штабов, в приложении к которой были указаны 20 основных промышленных центров СССР и трасса Транссибирской магистрали в качестве объектов атомной бомбардировки.

И все же сразу перейти к войне против СССР США не решались. Не были готовы к такому развороту в политике и европейские союзники. Поэтому для «озвучивания» перемены по отношению к СССР решили использовать Уинстона Черчилля, партия которого потерпела поражение на парламентских выборах. Выступлению отставного премьера предшествовало его долгое пребывание в США зимой 1945 – 1946 года, в ходе которого Черчилль встречался в Трумэном и другими государственными деятелями страны. Основные положения речи Черчилля были согласованы в ходе его беседы с Трумэном 10 февраля 1946 г. В течение нескольких недель пребывания во Флориде Черчилль работал над текстом речи.

Окончательная редакция выступления была согласована с премьер-министром Великобритании Климентом Эттли, возглавлявшем лейбористскую партию, и министром иностранных дел Эрнстом Бевином. Трумэн отправился в Фултон, чтобы лично представить Черчилля собравшимся в Вестминстерском колледже перед началом его речи.

Под прикрытием лживых обвинений

Свою программу наступления на нашу страну западные державы прикрывали обвинениями Советского Союза в нарушении достигнутых соглашений о послевоенном мире. Разоблачая лживость выступления Черчилля, Сталин в своем «ответе корреспонденту «Правды» указывал: «Совершенно абсурдно говорить об исключительном контроле СССР в Вене и Берлине, где имеются Союзные контрольные Советы из представителей четырех государств и где СССР имеет лишь ¼ часть голосов. Бывает, что иные люди не могут не клеветать, но надо все-таки знать меру».

Сталин обращал внимание и на то, что важной частью послевоенного урегулирования в Европе стало создание границ, которые обеспечивали безопасность СССР.

Он заявлял: «Немцы произвели вторжение в СССР через Финляндию, Польшу, Румынию, Венгрию… Спрашивается, что же может быть удивительного в том, что Советский Союз, желая обезопасить себя на будущее время, старается добиться того, чтобы в этих странах существовали правительства, лояльно относящиеся к Советскому Союзу?».

До обретения атомного оружия это требование СССР признавали наши западные союзники. В своем выступлении в Фултоне Черчилль умалчивал о том, что еще осенью 1944 года он был согласен на преобладающее влияние СССР в Румынии и Болгарии (на 75 – 90%). К марту 1946 году СССР не превысил эту «квоту», предложенную Черчиллем. В ноябре 1945 года на выборах в Народное собрание Болгарии Отечественный фронт, в который наряду с коммунистической партией входил Земледельческий союз, получил 88,2% голосов. Остальные голоса получили партии прозападной оппозиции. В Румынии, в которой сохранялась королевская власть, наряду с правящим Народно-демократическим фронтом, существовали и оппозиционные партии.

В Венгрии, которую Черчилль был согласен разделить поровну между СССР и Западом по степени влияния, на выборах в ноябре 1945 года компартия получила 17%, социал-демократическая партия – 17 %, Национальная крестьянская партия – 7%, а выборы выиграла партия мелких сельских хозяев, получившая 57%. Коммунисты были в явном меньшинстве.

Хотя Черчилль хотел в 1944 году добиться равного влияния Запада и СССР на Югославию, на самом деле эта страна не была полностью подвластна чьему-либо влиянию. Лишь под давлением Сталина коммунисты Югославии неохотно согласились включить в состав его правительства представителей эмигрантского правительства. Вскоре же события показали, что СССР не мог оказывать действенного влияния на правительство Югославии.

Не было полного господства СССР в марте 1946 г. и в Чехословакии. К тому времени в правительстве и местных органах коммунисты делили власть с представителями других партий на паритетных началах. Президентом республики, как и в 1938 году, оставался Э. Бенеш, олицетворявший прозападную ориентацию в стране.

Хотя ведущие посты в Польше оставались в руках коммунистов и левых социалистов, бывший премьер-министр эмигрантского правительства Миколайчик, вошедший в состав правительства в качестве заместителя председателя, и возглавляемая им партия «Польске строництво людове» играли значительную роль в политической жизни страны.

Совершенно очевидно, что надуманные обвинения и пугающие заявления Черчилля были предназначены для того, чтобы представить СССР вероломным агрессором и создать атмосферу, благоприятствующую нагнетанию международной напряженности.

Черчилль вопиющим образом искажал и готовность СССР к агрессивным действиям против Запада. К концу войны СССР потерял 30% своего национального богатства.

На территории, освобожденной от оккупантов, было разрушено 1710 городов и поселков и 70 тысяч сел и деревень. Были выведены из строя 182 угольных шахты, на треть сократилось производство черной металлургии и добыча нефти. Огромный урон понесло сельское хозяйство. Колоссальными были людские потери. Обращаясь к Трумэну и Черчиллю на Потсдамской конференции Сталин говорил: «Я не привык жаловаться, но должен сказать, что... мы потеряли несколько миллионов убитыми, нам людей не хватает. Если бы я стал жаловаться, я боюсь, что вы тут прослезились бы, до того тяжелое положение в России».

Эти факты признавали все объективные наблюдатели. Анализируя американские планы нападения на СССР, исследователь М. Шерри позже писал: «Советский Союз не представляет собой непосредственной угрозы, признало командование вооруженных сил. Его экономика и людские ресурсы истощены войной... Следовательно, в ближайшие несколько лет СССР сосредоточит свои усилия на восстановлении».

В докладе Совета планирования политики Государственного департамента США от 7 ноября 1947 года признавалось: «Советское правительство не желает и не ожидает войны с нами в обозримом будущем».

Суммируя свои впечатления о пребывании в СССР и встрече со Сталиным в начале 1947 года, фельдмаршал Монтгомери писал: «В целом я пришел к выводу, что Россия не в состоянии принять участие в мировой войне против любой сильной комбинации союзных стран, и она это понимает. Россия нуждалась в долгом периоде мира, в течение которого ей надо будет восстанавливаться. Я пришел к выводу, что Россия будет внимательно следить за обстановкой и будет воздерживаться от неосторожных дипломатических шагов, стараясь не "переходить черту" где бы то ни было, чтобы не спровоцировать новую войну, с которой она не сможет справиться... Я сообщил об этом в докладе британскому правительству и начальникам штабов».

Холодная война в действии

Однако, узнав о бедственном положении нашей страны, руководители Великобритании и США не «прослезились», а перешли к конфронтации с Советским Союзом, к тому же воспользовавшись наличием у американцев атомного оружия. В сентябре 1946 года специальный помощник президента США К. Клиффорд по приказу Г. Трумэна провел совещание с высшими государственными руководителями США и на его основе 24 сентября 1946 года представил доклад «Американская политика в отношении Советского Союза», в котором, в частности, говорилось: «Надо указать Советскому правительству, что мы располагаем достаточной мощью не только для отражения нападения, но и для быстрого сокрушения СССР в войне... Чтобы держать нашу мощь на уровне, который эффективен для сдерживания Советского Союза, США должны быть готовы вести атомную и бактериологическую войну». В середине 1948 года комитетом начальников штабов США был подготовлен план «Чариотир», предусматривавший применение 133 атомных бомб против 70 советских городов в первые 30 дней войны. 8 бомб предполагалось сбросить на Москву, а 7 – на Ленинград. Предполагалось в последующие два года войны сбросить на СССР еще 200 атомных бомб и 250 тысяч тонн обычных бомб.

Угрозы атомного нападения в адрес СССР, звучавшие в конгрессе США и британской палате общин, а также на страницах печати западных стран, подкреплялись враждебными действиями на международной арене.

В 1947 году правительство США в одностороннем порядке расторгло советско-американское соглашение 1945 года о поставках американских товаров в кредит. В марте 1948 года в США были введены экспортные лицензии, запрещавшие ввоз большинства товаров в СССР. Советско-американская торговля фактически прекратилась. Зато стала расширяться антисоветская пропаганда. В докладе К. Клиффорда от 24 сентября 1946 г. подчеркивалось: «В самых широких масштабах, какие потерпит Советское правительство, мы должны доставлять в страну книги, журналы, газеты и кинофильмы, вести радиопередачи на СССР». Так стала воплощаться в жизнь программа холодной войны, изложенная Уинстоном Черчиллем 5 марта 1946 года.

mikle1.livejournal.com

Фултонская речь У.Черчиля. Период «холодной войны» 1 января 1946

НОВЫЙ РАСКОЛ МИРА

К концу Второй мировой войны Советский Союз обладал огромным авторитетом на международной арене. Это способствовало усилению левых сил во многих странах Запада. Так, первые послевоенные выборы в Великобритании, состоявшиеся в июле 1945 г., принесли успех лейбористам. Консерваторы, которых возглавлял легендарный У. Черчилль, потерпели поражение. Больших успехов в Европе добились коммунисты – их число увеличилось с 1,5 млн до 4,8 млн человек всего за несколько лет.

16 июля 1945 г. в штате Нью-Мексико (пустыня Аламогордо) США впервые провели успешное испытание атомного заряда. 6 и 9 августа 1945 г. атомной бомбардировке подверглись японские города Хиросима и Нагасаки. Атомная бомба появилась на свет и придала американскому превосходству над СССР несомненный и угрожающий характер. Советское руководство предприняло попытку ликвидировать монополию США на атомное оружие, тем более, что заделы в этой области имелись. Еще в предвоенные годы советскими физиками И. В. Курчатовым, Я. Б. Зельдовичем, Ю. Б. Харитоном и другими были заложены основы получения управляемой цепной реакции деления атомного ядра. Постановлением ГКО от 20 августа 1945 г" учреждался специальный комитет во главе с Л. П. Берией, на него было возложено руководство всеми работами по использованию внутриатомной энергии урана.

Так, соревнование двух систем, начавшись в 1917 г., перешло в новую фазу, атрибутом которой стала гонка вооружений. В СССР силы и средства были вложены в ВПК и на поддержку режимов социалистической ориентации. Послевоенный мир погружался в состояние "холодной войны". Первым сигналом к ней послужила знаменитая речь экс-премьера Великобритании У. Черчилля, произнесенная 5 марта 1946 г. в городе Фултон в присутствии и с одобрения президента США Г. Трумэна. Речь была выдержана в агрессивных тонах и стала прологом к поляризации мира. С образованием в 1947 г. Информационного бюро Коммунистических и рабочих партий (существовавшего до 1956 г. и призванного координировать действия указанных партий для принятия совместных постановлений) Европа оказалась окончательно разделенной: с одной стороны СССР и его союзники, а с другой - США со своими партнерами.

Одним из центральных вопросов мировой политики и "холодной войны" в течение многих лет оставалась германская проблема. Вопрос о будущем Германии был в центре обсуждения на Крымской (Ялтинской), а также на Потсдамской (Берлинской) конференциях. В результате Германия оказалась разделена на 4 зоны оккупации: советскую, американскую, английскую и французскую. Берлин получил особый статус – был расчленен на 4 сектора во главе с комендантами, подчиненными Контрольному совету, которым руководили командующие оккупационными войсками. Во всех зонах оккупации Германии осуществлялась политика "трех Д" - демилитаризация, демократизация, денацификация (уничтожение остатков фашизма). Разумеется, в советской зоне оккупации проводилась политика, направленная на усиление влияния левых сил: была осуществлена земельная реформа, прошли выборы в местные органы власти, разрешена деятельность некоторых политических партий.

Однако мирное урегулирование германского вопроса сразу натолкнулось на серьезные трудности, усугубив противоречия между СССР, с одной стороны, и США, Англией и Францией – с другой. 12 марта 1947 г. была провозглашена "доктрина Трумэна", предусматривавшая оказание военной помощи США тем странам, над которыми нависла "коммунистическая угроза". Наряду с речью Черчилля, эта доктрина стала своеобразным запалом к "холодной войне".

В конце 1946 г. США и Великобритания слили свои зоны оккупации Германии в единую зону - Бизонию, а в 1948 г. с присоединением к ней французской зоны возникла Тризония. Отношения между бывшими союзниками продолжали обостряться. В 1949 г. обе стороны предприняли шаги с целью окончательного раскола Германии и создания двух сепаратных германских государств. Советская сторона предоставила возможность сделать этот первый опасный шаг Западу. В мае 1949 г. западногерманский ландтаг принял конституцию Западной Германии, а 20 сентября 1949 г. было образовано правительство страны, которая стала именоваться ФРГ. Через полмесяца, 7 октября 1949 г., в Берлине произошло конституирование второго германского государства – ГДР. Этим событиям предшествовал "Берлинский кризис", разразившийся после проведения в июне 1948 г. в Западной Германии сепаратной денежной реформы. Реакция советской стороны была резкой и незамедлительной - прерывалось транспортное сообщение между Берлином и западными оккупационными зонами. По существу это была блокада западных секторов Берлина. С целью ее прорыва Запад организовал "воздушный мост" – доставку грузов с помощью военно-транспортной авиации, - действовавший с марта 1948 г. по май 1949 г.

Психологическая атмосфера вокруг "Берлинского кризиса" способствовала созданию западного альянса, направленного против СССР. Экономический союз, рожденный в 1947 г. в рамках плана главы Госдепартамента США генерала Маршалла, быстро превратился в военный и политический. 4 апреля 1949 г. США и Канада подписали вместе с 10 западноевропейскими странами Североатлантический пакт - НАТО. В том же году ТАСС сообщило, что у Советского Союза имеется атомное оружие. Это означало, что американской монополии на атомную бомбу пришел конец.

И.С. Ратьковский, М.В. Ходяков. История Советской России

http://www.bibliotekar.ru/sovetskaya-rossiya/83.htm

ЭКС-ПРЕМЬЕР В АМЕРИКАНСКОЙ ГЛУБИНКЕ

Знаменитая фултонская речь родилась в полнейшей политической невинности. Идея пригласить Черчилля пришла в голову президенту Вестминстерского колледжа професcopy Ф.Л. Макклуеру летом 1945 г., когда он рыбачил на озерах в Миннесоте. Как президент любого американского университета, Макклуер в первую очередь был озабочен поиском денег и ростом паблисита своего колледжа, который был известен лишь тем, что в нем существовала самая старая в Америке организация студенческого братства, основанная губернатором Миссури Чарльзом Хардиным в 1868 г. Визит Черчилля сыграл бы огромную роль в решении этих проблем. Но как реализовать эту сумасшедшую идею, как добиться согласия "самого знаменитого англичанина"? Гонорар по правилам Фонда Джона Грина составлял 5 тыс. долларов, в то время большую сумму, однако далеко недостаточную для того, чтобы заинтересовать Черчилля.

Но здесь удачно совпало несколько факторов. В июле 1945 г. Черчилль потерпел поражение на выборах и ушел с поста премьер-министра. Личный врач лорд Морэн порекомендовал ему провести отпуск в теплом климате. Старый друг Черчилля полковник Франк Кларк предложил ему свой дом во Флориде, и Черчилль решил в середине января 1946 г. отправиться на отдых в США. Однокурсник Макклуера по Вестминстеру выпуска 1916 г. генерал Гарри Вайн был назначен военным советником президента США Гарри Трумэна, а тот, как известно, родился и вырос в маленьком городке Индепендес на западе Миссури, всего в ста милях от Фултона, и являлся большим патриотом своего штата.

Макклуер изложил свою идею Вайну, а тот - президенту Трумэну. К этому времени Трумэн знал, что Черчилль планирует провести какое-то время в США. Почему бы не пригласить его в Миссури? Трумэн попросил Макклуера приехать в октябре в Вашингтон и взять с собой письмо к Черчиллю. Бывший премьер-министр Англии приглашался выступить с двумя лекциями в любое удобное для него время зимой 1945 или весной 1946 г., причем, он мог избрать для лекций любую международную тему…

Личная просьба президента США, его обещание персонально представить аудитории гостя сыграли решающую роль в том, что Черчилль в письме Трумэну ответил положительно. 10 декабря президент США прислал в Вестминстер текст информационного сообщения, которое Черчилль предлагал распространить одновременно в Лондоне и Вашингтоне…

На следующий день Трумэн получил еще одно письмо Черчилля, где тот уточнил, что он выступит при условии, если президент США будет сопровождать его в этой поездке. От второй лекции и от предложенного гонорара гость решительно отказался. Для Черчилля приглашение выступить в Фултоне было крайне привлекательно. Во-первых, лично. Он тяжело переживал свой уход с поста премьер-министра и хотел продемонстрировать, что остается политиком мирового калибра. Некоторые газеты писали, что, потерпев провал дома, Черчилль решил попытать удачу в США. Имея статус частного лица, он получил возможность сказать гораздо больше и резче, а выступая в провинциальном колледже, а не перед политиками в Вашингтоне, Черчилль как бы придавал своей речи отвлеченный академический характер.

Но высказать свое видение мировой ситуации Черчиллю было важно и как ответственному политику. Международная обстановка после второй мировой войны была запутанна и неопределенна. Требовалась принципиально новая концепция международных отношений. Антигитлеровская коалиция быстро распалась, между бывшими союзниками нарастали серьезные противоречия. Советский Союз во главе со Сталиным чувствовал себя очень уверенно и постоянно подчеркивал, что, как главный победитель над фашизмом и главный потерпевший от него, имеет больше прав в решении вопросов послевоенного устройства, особенно в Европе и Азии. Такая позиция встречала немало сочувствия в политических кругах и общественном мнении Запада. Черчилль понимал, что Англия, бывшая до войны главной европейской державой, больше таковой не является, а Советская Армия, находившаяся в половине стран Европы, никогда не позволит Англии даже слабой попытки вернуть былое величие.

Н.В. Злобин. Неизвестные американские архивные материалы о выступлении У. Черчилля 5.III.1946

http://vivovoco.rsl.ru/VV/PAPERS/HISTORY/FULTON.HTM

“ЖЕЛЕЗНЫЙ ЗАНАВЕС”

На картину мира, столь недавно озаренную победой союзников, пала тень. Никто не знает, что Советская Россия и ее международная коммунистическая организация намереваются сделать в ближайшем будущем и каковы пределы, если таковые существуют, их экспансионистским и верообратительным тенденциям. Я глубоко восхищаюсь и чту доблестный русский народ и моего товарища военного времени маршала Сталина. В Англии - я не сомневаюсь, что и здесь тоже, - питают глубокое сочувствие и добрую волю ко всем народам России и решимость преодолеть многочисленные разногласия и срывы во имя установления прочной дружбы. Мы понимаем, что России необходимо обеспечить безопасность своих западных границ от возможного возобновления германской агрессии. Мы рады видеть ее на своем законном месте среди ведущих мировых держав. Мы приветствуем ее флаг на морях. И прежде всего мы приветствуем постоянные, частые и крепнущие связи между русским и нашими народами по обе стороны Атлантики. Однако я считаю своим долгом изложить вам некоторые факты - уверен, что вы желаете, чтобы я изложил вам факты такими, какими они мне представляются, - о нынешнем положении в Европе.

От Штеттина на Балтике до Триеста на Адриатике на континент опустился железный занавес. По ту сторону занавеса все столицы древних государств Центральной и Восточной Европы - Варшава, Берлин, Прага, Вена, Будапешт, Белград, Бухарест, София. Все эти знаменитые города и население в их районах оказались в пределах того, что я называю советской сферой, все они в той или иной форме подчиняются не только советскому влиянию, но и значительному и все возрастающему контролю Москвы. Только Афины с их бессмертной славой могут свободно определять свое будущее на выборах с участием британских, американских и французских наблюдателей. Польское правительство, находящееся под господством русских, поощряется к огромным и несправедливым посягательствам на Германию, что ведет к массовым изгнаниям миллионов немцев в прискорбных и невиданных масштабах. Коммунистические партии, которые были весьма малочисленны во всех этих государствах Восточной Европы, достигли исключительной силы, намного превосходящей их численность, и всюду стремятся установить тоталитарный контроль. Почти все эти страны управляются полицейскими правительствами, и по сей день, за исключением Чехословакии, в них нет подлинной демократии. Турция и Персия глубоко обеспокоены и озабочены по поводу претензий, которые к ним предъявляются, и того давления, которому они подвергаются со стороны правительства Москвы. В Берлине русские предпринимают попытки создать квазикоммунистическую партию в своей зоне оккупированной Германии посредством предоставления специальных привилегий группам левых немецких лидеров.

Из Фултонской речи У. Черчилля

http://www.coldwar.ru/churchill/fulton.php

“ОПАСНЫЙ АКТ”

Вопрос. Как Вы расцениваете последнюю речь господина Черчилля, произнесенную им в Соединенных Штатах Америки?

Ответ. Я расцениваю ее как опасный акт, рассчитанный на то, чтобы посеять семена раздора между союзными государствами и затруднить их сотрудничество.

Вопрос. Можно ли считать, что речь господина Черчилля причиняет ущерб делу мира и безопасности?

Ответ. Безусловно, да. По сути дела господин Черчилль стоит теперь на позиции поджигателей войны. И господин Черчилль здесь не одинок, - у него имеются друзья не только в Англии, но и в Соединенных Штатах Америки.

Следует отметить, что господин Черчилль и его друзья поразительно напоминают в этом отношении Гитлера и его друзей. Гитлер начал дело развязывания войны с того, что провозгласил расовую теорию, объявив, что только люди, говорящие на немецком языке, представляют полноценную нацию. Господин Черчилль начинает дело развязывания войны тоже с расовой теории, утверждая, что только нации, говорящие на английском языке, являются полноценными нациями, призванными вершить судьбы всего мира. Немецкая расовая теория привела Гитлера и его друзей к тому выводу, что немцы как единственно полноценная нация должны господствовать над другими нациями. Английская расовая теория приводит господина Черчилля и его друзей к тому выводу, что нации, говорящие на английском языке, как единственно полноценные должны господствовать над остальными нациями мира.

histrf.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о