Золотой век русской поэзии денис давыдов – Денис Давыдов стихи: читать стихотворения поэта, писателя Дениса Васильевича Давыдова онлайн

Все стихи Дениса Давыдова

Договоры

 

Довольно... я решен: люблю тебя... люблю.

Давно признанию удобный миг ловлю,

И с уст трепещущих слететь оно готово.

Но взглянешь ты - смущаюсь я

И в сердце робкое скрываю от себя

Все бытие мое вмещающее слово.

Бегу тебя... вотще!.. полна

Безумная душа тобою,

В мечтах бессонницы и в жарких грезах сна,

Неотразимая! ты всюду предо мною.

Прилично ль это мне? - Прошла, прошла пора

Тревожным радостям и бурным наслажденьям,

Потухла в сумраке весны моей заря;

Напрасно предаюсь привычным заблужденьям,

Напрасно! - мне ль тебя любить?

Мне ль сердце юное к взаимности склонить?

Увы, не в сединах сердца обворожаешь!

Все правда!.. но вчера... ты знаешь...

Могу ли позабыть наш тайный разговор!

Ты резвостью мила; но вздох, но томный взор,

Но что задумчивость твоя мне обещают?

Сказать ли все тебе? Уж в свете примечают,

Что ты не так резва, беспечна и меня

Безмолвно слушаешь. Вчера рука твоя

Моей не покидала.

Она в руке моей горела, трепетала,

И ты глядела - на кого?

Глядела на меня, меня лишь одного...

Я видел все... да, я любим тобою!

Как выражу восторг я сердца моего?

Теперь заранее нам должно меж собою

Согласно начертать сердечный договор;

Мы тем предупредим семейственный раздор,

Неудовольствия и неизбежны споры.

Вот первая статья:

Мы будем жить одни, глаз на глаз, ты да я.

Здесь тьма насмешников, которых разговоры

Кипят злословием; ехидных языков

Я, право, не боюсь; но модных болтунов,

Кудрявых волокит, с лорнетами, с хлыстами,

С очками на носу, с надутыми брыжами -

Как можно принимать? - Нет, без обиняков,

Нет, нет, решительно: отказ им невозвратный!

И для чего нам свет и чопорный и знатный,

Рой обожателей и шайка сорванцов?

К чему, скажи ты мне, менять нам тихий кров

И мирную любви обитель

На шумный маскарад нахалов и шутов?

Бог с ними! что до них! я обществ не любитель

И враг любезникам. Могу ль переносить

И угождения, и в дружбе уверенья

Вертлявых шаркунов? Имеешь позволенье

Раз в месяц... два раза - принять и угостить

Мне с детства моего знакомого соседа

Семидесяти лет. О, как его беседа

Полезна для души! Какой он явный враг

Всем ветреным забавам, развлеченьям,

Пирам, и праздникам, и светским угожденьям.

Итак, мой сделан первый шаг,

И первая статья написана.

Вторая: Прошу театр не посещать.

Но это - жертва не большая:

Ах, нам ли время убивать,

За наслаждением искусственным стремиться?

Миг дорог для любви! Мой друг, мой юный друг,

Минута праздная чем может наградиться?

К тому ж что видим мы в театрах? - Малый круг

Разумных критиков, а прочие - зеваки,

Глупцы, насмешники, невежды, забияки.

Открылся занавес: неистовый герой

Завоет на стихах и в бешенстве жеманном

Дрожащую княжну дрожащею рукой

Ударит невпопад кинжалом деревянным;

Иль, небу и земле отмщением грозя,

Пронзает грудь свою и, выпуча глаза,

Весь в клюквенном соку, кобенясь, умирает...

И ужинать домой с княжною уезжает.

Комедия тебя неужто веселит?

Чему учиться в ней? - лукавствовать, смеяться

Над добрыми людьми? Но можно ль забавляться

Несчастьем ближнего? - Там старичок смешит,

Что поздно полюбил, - но кто повелевает

Волнением страстей? Там мужа наряжает

Прической модною прелестная жена -

И муж бодается; насмешка не одна

Язвит любовников ревнивых!..

Что тут веселого? - К тому ж не вижу ль я

Опять соборища слепцов многоречивых!

Куда деваться мне? куда укрыть тебя

От жадных взглядов их и уст медоточивых?

Уж вот они, - шумят! Уж в ложе, - Боже мой!..

Уж пять наездников меж мною и тобой...

И вот еще один теснится с извиненьем...

И я у притолки! - Любезные слова

Их слушать осужден с досадой, с нетерпеньем...

Молчу! Что делать мне? - Супружние права

Теряют действие в собраньях многолюдных.

Но зрелищу конец, и мы идем с толпой

К подъезду... ах, и тут не легче жребий мой:

И тут я сволочью нахалов безрассудных

Затолкан до смерти! Они спешат, летят,

Усердствуют тебе и руку предлагают...

Возможно ль отказать? Учтивость, говорят,

Отказам первый враг. Глаза мои теряют

Тебя средь моря шуб, капотов, сертуков,

И шляп с султанами, и шапок, и чепцов!

Не черти ли назло мне путь пересекают,

Везде препятствия! - и я один брожу...

Нет, именем любви тебя прошу

Забыть навек театр, любви моей опасный!

Не все, не все еще: танцуешь ты прекрасно,

Я знаю; но тебе на балах не бывать.

Как, будешь ты на бал заране наряжаться,

С намереньем приготовляться,

Чтоб нравиться другим, прельщать, обворожать?..

Так, стало, для других и локоны волнисты

Завьются? Для других и яхонты огнисты,

Алмазы яркие зажгутся в волосах,

Все это для других? - И в золоте, в лучах,

Богиня празднества, кадимая жрецами

И упоенная мольбами и хвалами,

Из жалости одной взор бросишь на того,

Кто более всех любит и кого

Ты не нарядами, не блеском привлекаешь,

Но сердцем, но умом, но скромностью пленяешь!..

Но вальсы начались. На вальс тебя просить

Подходит юноша. Он, с видом боязливым,

Бродящим взором, торопливым,

Окинул общество и взор остановить

Решился на тебе... И кто не восхитится,

Увидевши тебя! Уж он с тобой вертится...

Злодей! Уж он, обняв твой гибкий, стройный стан,

Летает... до полу из милости касаясь,

И ты лицо с лицом!.. А я?.. я, разрываясь,

Опять у притолки! А я? Опять в обман

Попался! Думал быть с тобою неразлучен,

Ждал удовольствия - теперь несносен, скучен,

В отчаянье, взбешен! - Но вальса вихрь утих,

И ты спешишь ко мне, чтоб перевесть дыханье, -

Я ожил, я забыл и горе и страданье,

Но, ах, надолго ли? - Рой франтов молодых

В погоне за тобой, и ты с одним из них -

Прекраснейшим, любезнейшим... Нет, полно!

Нет, балы позабудь!.. Утешь меня!.. Довольно

Измучен уже я одной мечтой моей!

Для рассудительных, бесчувственных людей

Я странен, может быть? Что ж делать, друг мой милый,

Могу ли быть тебе несносен оттого?

Не я виновен в том. Я сердца моего

Могу ль избавиться? Какою силой

Дам чувства новые ему?

Мне скажут: я тебя на скуку осуждаю,

Твой дом - в безлюдную тюрьму,

Столицу - в монастырь пустынный обращаю...

О нет! я сам хочу, чтоб всюду за тобой

Утехи, радости стремилися толпой...

Но я покой люблю, но скромность обожаю...

И потому тебя в деревню призываю.

Огромны здания не нужны нам с тобой:

Чертог, украшенный искусною рукой,

Очаровательный, чудесный,

Не так мне нравится, как сельский домик тесный,

Но светлый и простой; я тесноту люблю:

Боюсь далеко жить от той, с кем жизнь делю!

В одной же горнице кто шепчет, кто вздыхает,

Кто стукнет, заскрыпит, на цыпочках ступает, -

Я вижу, слышу, знаю все -

И сердце оттого спокойнее мое.

Чего еще желать блаженства к дополненью?

Во вкусе английском, простом,

Я рощу насажу, она окружит дом,

Пустыню оживит, даст пищу размышленью;

Вдоль рощи побежит струистый ручеек;

Там ивы гибкие беседкою сплетутся;

Березы над скамьей, развесившись, нагнутся;

Там мшистый, темный грот, там светленький лужок.

И даже огород приманит нас порою

Своей роскошною и скромной простотою.

Мы будем счастливы природой и собой!

Недалеко межа пустынников владенью...

Но сколько места в нем живому наслажденью!

Бог с ними, с благами роскошных гордецов!

Им мир и блеск мирской - нам угол и любовь.

Друзья, товарищи трудов моих смиренных -

Кто будут? Жители села с простым умом;

Ум стоит остроты: в невежестве своем

Они почтеннее людей высокомерных,

Которых называть опасно... Замолчу!..

Итак, с тобою я в деревню полечу,

Забывши светские печальные забавы,

И общежитие, и модные уставы.

О, сколько радости нас ожидает там!

Скитаться будем мы по рощам, по горам,

Куда глаза глядят... Но только все со мною,

Не разлучаяся, рука с рукою.

Найдем красивый вид; мы, восхищаясь им,

Приостановимся и взоры усладим,

И сердце сладкими наполнится мечтами...

Но вечереет день, уж солнце за горами,

И сумрак стелется; мы тихою стопой

Идем, задумавшись, с растроганной душой,

Спокойны, счастливы. Деревню переходим,

Но мимо хижины убогой не проходим;

Там скорбь безмолвную ты в рубище найдешь...

Смотри: мать бледная с детьми к тебе теснится;

Ты всем несчастным друг, ты помощь им даешь,

И жаркая слеза из глаз твоих катится.

Так дни проводишь ты. Там щедрою рукой

Даришь приданое невесте молодой;

Там старца дряхлого ты лета уважаешь:

Почетную скамью на свадьбе уступаешь;

И в скромном платьице, без вычурных чудес,

Ты всем являешься посланницей небес.

Так в радостях любви мы дней не замечаем,

Так жизнь летящую в блаженство обращаем.

Ратификации трактату моему

Я с нетерпеньем жду. Доверься своему

Ты другу - подпиши статьи первоначальны;

Доволен будет он. Со временем ему

Осенни вечера, мечты, прогулки дальны -

Внушат важнейшие. Придет счастливый час -

И тайные статьи явятся напоказ.

 

1807

45parallel.net

Денис Давыдов: лучшие стихи.

Денис Васильевич Давыдов Портрет Дениса Васильевича Давыдова мастерской Джорджа Доу. Военная галерея Зимнего Дворца, Государственный Эрмитаж (Санкт-Петербург) Дата рождения 16 (27) июля 1784) Место рождения Москва Дата смерти 22 апреля (4 мая) 1839) (54 года) Место смерти село Верхняя Маза, Сызранский уезд, Симбирская губерния, Российская империя
Принадлежность  Российская империя
Род войск Кавалерия Звание Генерал-лейтенант Командовал Ахтырский гусарский полк Сражения/войны Сражение при Ла-Ротьер Награды и премии Крест за Прейсиш-Эйлау Золотое оружие «За храбрость»

strofa.su

Денис Давыдов| | АРХИВ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ

ДАВЫДОВ Денис Васильевич (1784 - 1839), поэт, прозаик. Родился 16 июля (27 н.с.) в Москве в дворянской семье.

Одним из самых ярких впечатлений детства была встреча девятилетнего мальчика с легендарным А. Суворовым, который напророчил Давыдову его судьбу: "Это будет военный человек..."

Большую часть жизни Давыдов провел на службе в армии, выйдя в отставку в 1832 в чине генерал-лейтенанта. Он храбро сражался в 1806 - 07 с французами в Пруссии, в 1809 - со шведами в Финляндии, в 1809 - 10 с турками в Молдавии и на Балканах, в 1812 - 14 громил французов в России и гнал их до самого Парижа.

В народной памяти имя Дениса Давыдова неотделимо от Отечественной войны 1812 как имя одного из руководителей армейского партизанского движения, которое сыграло немаловажную роль в победе над Наполеоном.

Это был разносторонне одаренный человек. Первые литературные опыты Давыдова относятся в 1803 - 05, когда в рукописях получили широкое хождение его политические стихи (басни "Голова и ноги", "Река и зеркало", сатира "Сон" и др.).

Давыдов был связан со многими декабристами, ценившими его стихи, однако от предложения примкнуть к тайному обществу отказался. В историю русской литературы вошел как создатель жанра "гусарской лирики", герой которой любитель разгульной жизни, вместе с тем человек свободомыслящий, противник насилия над личностью ("Гусарский пир", "Песня старого гусара", "Полу-солдат", "Бородинское поле". Последнее стихотворение, написанное в 1829, считается одной из лучших исторических элегий русской романтической поэзии).

Значительным явлением в литературе 1830-х была военная проза Давыдова - его воспоминания об А. Суворове, Н. Раевском, М. Каменском. Поэзию Дениса Давыдова высоко ценил А. Пушкин, с которым его связывала многолетняя дружба.

В последние годы он долго добивался перенесения праха Багратиона на Бородинское поле и в конце концов добился этого, но самому участвовать в церемонии ему не привелось. 22 апреля (4 мая н.с.) он скоропостижно скончался.

russian-authors.ru

ПОЭТЫ О ДЕНИСЕ ДАВЫДОВЕ. «Стихи и проза»

 

Василий Жуковский

«Давыдов, пламенный боец…»

{15}

Давыдов, пламенный боец, Он вихрем в бой кровавый; Он в мире сча́стливый певец Вина, любви и славы.

1812

litresp.ru

Литературная гостиная "Поэзия русских офицеров XIX века – Денис Давыдов"

Цели:

  1. Расширить знания учащихся о жизни и традициях офицерского корпуса России».
  2. Развитие интереса у учащихся к культуре, реализующейся в творчестве офицеров. Способствовать развитию творческих способностей у учащихся.

Оборудование - оформление:

  • Фрагменты фильмов С.Бондарчука «Война и мир», Э.Рязанова, «О бедном гусаре замолвите слово». Музыкальное сопровождение.
  • И. Шварц «Не обещайте деве юной».
  • Г. Свиридов. Музыка к повести А.С. Пушкина «Метель».

Ведущий: 19 век - золотой век русской поэзии, век расцвета русской, дворянской культуры: Пушкин, Лермонтов, поэты - декабристы. И среди них немало поэтов, которые с одинаковым талантом, одержимостью проявляли себя и на поле боя и на поэтической ниве.

Лихой гусар Д. Давыдов, борец за вольную Россию К. Рылеев, мятежный Лермонтов, а позже бесстрашный артиллерист Толстой, безупречный офицер Н. Гумилев.

А поэты Великой Отечественной?! К. Симонов, А. Твардовский и многие другие.

Сегодня в поэзию, прозу, приходят воины, прошедшие Афганистан, Чечню.

Мы хотим начать разговор о поэзии офицеров 19 века.

Конечно, тема эта требует глубокого изучения. Мы же попытаемся прикоснуться к ней, начав наш разговор о лихом гусаре, талантливом поэте, легендарном человеке - Денисе Васильевиче Давыдове.

А чтобы почувствовать атмосферу того времени, войти в неё, послушаем музыку. Свиридов. «Военный марш»

Первый чтец:

Итак, о Вас - питомцы муз, питомцы боя. Певец - Гусар, ты пел,
Раздолье ухарских пиров,
И грозную потеху драки,
И завитки своих усов,
С веселых струн во дни покоя
Походную сдувая пыль
Ты славил лиру перестроя
Любовь и мирную бутыль.

Эти замечательные стихи великий Пушкин посвятил Денису Васильевичу Давыдову, которого, кстати, считал одним из своих учителей.

Второй чтец: О нем, воине и поэте, писали его великие современники.

Третий чтец: В.А.Жуковский: «Он в мире счастливый певец Вина, любви и славы».

Четвертый чтец:

С.Нечаев: «Давыдов, воин и поэт!
И в мире и в боях равно ты побеждаешь!»

Пятый чтец: Е. Баратынский: «Венком певца, венком героя чело украшено твоё!»

Второй чтец: Эти поэтические строки проникнуты пафосом восхищения перед ратным и поэтическим талантом Д. Давыдова.

А сам воин и поэт в стихотворении «Ответ» определял своё место в истории русской поэзии так:

Я не поэт, я партизан - казак,
Я иногда бывал на Пинде, но наскоком,
И беззаботно, кое-как,
Раскидывал перед Кастальским полком,
Мой независимый бивак
Нет, не наезднику пристало
Нет, в креслах развалясь, лень, негу и покой...
Пусть грянет Русь военную грозою
Я в этой песне запеваю.

Третий чтец: Денис Давыдов главным своим делом считает ратное, и его голос, как поэта - запевалы звучит, когда Русь будет пылать в огне войны.

Четвертый чтец: Гусар, партизан Давыдов был настоящим офицером и слуга царю - отец солдатам. Бесстрашный, честный в бою, заботливый о подчиненных.

Пятый чтец: О знаменитом гусаре ходили легенды. Множество легенд. О его отваге, мужестве, бойцовской удали и умении беречь каждого солдата, что подтверждается словами самого Дениса Давыдова.

Шестой чтец: Из автобиографии Д.Давыдова, написанной им самим в третьем лице по причине большой скромности.

«Он бы стыдился предложить опасное предприятие и уступить исполнение другому».

Седьмой чтец: Знаменитый английский писатель Вальтер Скотт называл его черным капитаном и очень гордился знакомством с храбрым русским героем, и в кабинете у романиста висел портрет русского офицера.

Восьмой чтец: Жизнь генерала Давыдова была ярче и невероятнее любых легенд.

Девятый чтец: Казалось, Давыдову свыше было предначертано военное поприще. Н.Раевский и А.Ермолов - родственники Давыдова - будущие генералы Отечественной войны 1812 года.

Отец, полковник, командовал полком, был сподвижником А.В. Суворова. Великий полководец предсказал мальчику путь воина -победителя: «Этот будет военным человеком. Я не умру, а он выиграет три сражения.»

Десятый чтец: А место рождения Дениса Давыдова - знаменитое Бородино! В 17 лет будущий герой едет в Петербург для поступления в полк. Но есть два препятствия; маленький рост и бедность. Рост преодоляется упорством - начальство согласилось принять упрямца, и второе... Второе он будет ощущать постоянно.

Одиннадцатый чтец: Итак, Денис Давыдов становится офицером гвардейского Кавалергардского полка.

Звучит музыка И.Шварца «Кавалергарда век недолог».

Двенадцатый чтец: Недолго послужил молодой офицер в этом полку. И причиной тому - вольнолюбивый дух Давыдова. Он пишет басню «голова и ноги», где недвусмысленно намекает, что «царское величество» можно при случае и «об камень расшибить». Голова повелевает, а ноги исполняют её прихоти. Басня «Голова и ноги».

Тринадцатый чтец: Итак, «за правду колкую, за истину святую, за сих врагов царей» Дениса Давыдова переводят из Гвардии и Петербурга в захолустный гусарский полк. Звучит музыка «О бедном гусаре замолвите слово».

Четырнадцатый чтец: Денис Давыдов участвует в восьми компаниях.

  1. В Пруссии 1806 - 1807 гг.
  2. В Финляндии 1808 г.
  3. В Турции 1809г.
  4. Отечественная война 1812г.
  5. В Германии 1813 г.
  6. Во Франции 1814 г.
  7. В Персии 1826г.
  8. В Польше 1831 г.

Но главной - считает Отечественную войну 1812 г.

Первый чтец: Денис Давыдов: «Я человек, рожденный единственно для 1812г.».

Много в этот год кровавый,
В эту смертную борьбу
У врагов ты отнял славу
Ты - боец чернокудрявый
С белым локоном на лбу.

Г. Свиридов. «Военный марш».

Второй чтец: Давыдов стал первым командиром военного партизанского отряда, который начал свои действия после Бородинской битвы. Ему приходилось останавливаться в деревнях, и крестьяне иногда принимали его за француза. Поэтому он отпустил бороду, надел казацкий чекмень, лохматую кабардинскую шапку и в таком виде провел всю Отечественную войну.

Фрагмент из к/ф «Война и мир».

Третий чтец: Из автобиографии.

«Его летучий отряд взял в плен 3560 рядовых французской армии и 43 офицера. Французы за его голову назначают солидную награду, а англичане называют «черным капитаном».

Четвертый чтец: Но где бы ни воевал храбрый кавалерийский офицер, муза его не оставляла.

Пятый чтец: Из автобиографии: «Он не оставлял бесед с музами: он призывал их во время дежурств своих в казармах, в госпиталях и даже в эскадронных конюшнях. Часто на нарах солдатских, на столике больного писывал он свои творения».

Шестой чтец: Поэтический талант Д. Давыдова вспыхнул и уже не угас, когда он попал в провинциальный гусарский полк. Здесь он встретил гусарского поручика Александра Петровича Бурцова, лихого смелого гусара, и посвятил ему стихи.

Седьмой чтец: Ст. Бурцову:

Бурцов, ера, забияка,
Собутыльник дорогой!
Ради бога и... арака
Посети домишко мой!
В ней нет нищих у порогу
В нем нет зеркал, ваз, картин.
И хозяин, слава богу,
Не великий господин!
Он -гусар, и не пускает
Мишурою пыль в глаза;
У него, брат, заменяет
Все диваны куль овса.
Нет курильниц, может статься,
Зато трубка с табаком;
Нет картин, да заменятся
Шашкой с царским вензелем!
Вместо зеркала сияет
Ясной сабли полоса
Он по ней лишь поправляет
Два любезные уса.
А на место ваз прекрасных,
беломраморных, больших,
На столе стоят ужасных
Пять стаканов пуншевых
Они полны, уверяю,
В них сокрыт небесный жар.
Приезжай, я ожидаю,
Докажите, что гусар.

Восьмой чтец:

В дымном поле, на биваке
У пылающих огней,
В благодетельном араке
Зрю спасителей людей.
Собирайся в круговую
Православный весь причет!
Подавай локань златую,
Где веселее живет!
Наливай, обширны наши
В шуме радостных речей,
Как пивали наши предки
Среди копий и мечей.
Бурцов, ты- гусар гусаров
Ты на ухарском коне
Жесточайший из угаров
И наездник на войне!
Стукнем чашу с чашей дружно!
Нынче пить еще досужно,
Завтра трубы затрубят,
Завтра громы загремят.
Выпьем же и поклянемся
Что проклятью предаемся
Если мы когда –нибудь
Шаг уступим, побледнеем,
Пожалеем нашу грудь
И в несчастье оробеем.

Девятый чтец:

Если мы, когда дадим
Левый бок на фланкировке,
Или лошадь осадим,
Или миленькой плутовке
Даром сердце подарим!
Пусть не сабельным ударом
Пресечешься жизнь моя!
Пусть я буду генералом
Каких много видел я!
Пусть среди кровавых боев
Буду бледен, боязлив,
А в собрании героев
Остр, отважен, говорлив!
Пусть мой ус, краса природы,
Черно-бурый, в завитках,
Иссечется в юны годы
И исчезнет, яко прах!
Пусть фортуна для досады,
К умножению всех бед,
Даёшь мне чин за вахт парады
И Георгья за совет!
Пусть... Но чу! гулять не время
К коням, брат, и ногу в стремя,
Саблю вон - и в сечу! Вот
Пир иной нам бог дает,
Пир задорный, удалее,
И шумней, и веселее....
Ну - тка, кивер набекрень,
И - ура! Счастливый день!

Военный марш Г. Свиридова.

Кадры из фильма «Война и мир». «Гусарский пир».

Десятый чтец:

Ради бога, трубку дай!
Ставь бутылки перед нами,
С закрученными усами!
Чтобы хором здесь гремел Эскадрон гусар летучих,
Чтоб до неба возлетед
Я на их руках могучих;
Чтобы стены от ура
И тряслись, и трепетали!....
Лучше б в поле закричали...
Но другие горло драли:
«И до нас придет пора!»
Бурцов, брат, что, за раздолье! Пунш жестокий!.. Хор гремит! Бурцов, пью твоё здоровье:
Будь, гусар, век пьян и свет! Поншщируй, как поншируешь, Фланкируй, как фланкируешь:
В мирных днях не унывай
И в боях качай валяй!
Жизнь летит: не осрамися,
Не проспи её полет,
Пей, люби до веселися
Вот мой дружеский совет.

Одиннадцатый чтец:

Эти стихи написаны в 1804 г. В самом начале военной карьеры Дениса Давыдова. Ему было 20 лет. А вот «Гусарская песня» написана после войны 1812 года. Мы слышим зрелого воина, для которого главное - служба отечеству.

Учащийся в сопровождении гитары поёт «Гусарскую песню» Двенадцатый чтец. Муза поэта воспевала не только военные подвиги, но и нежные чувства, любовь.

Звучит вальс Г. Свиридова и читаются стихи.

Первый чтец:

Я люблю тебя, без ума люблю!
О тебе одной думы думаю,
При тебе одной сердце чувствую,
Моя милая, моя душечка.
Ты взгляни, молю, на тоску мою
И улыбкою, взглядом ласковым
Успокой меня, беспокойного,
Осчастливь меня, несчастливого
Если жребий мой умереть тоской –
Я умру, любовь проклинаючи,
Но и в смертный час воздыхаючи
О тебе, мой друг, моя душечка!

Второй чтец:

Я вас люблю так, как любить вас должно:
Наперекор судьбы и сплетен городских,
Наперекор, быть может, вас самих,
Томящих жизнь мою жестоко и безбожно,
Я вас люблю не оттого, что вы
Прекрасней всех, что стан ваш негой дышит
Уста роскошествуют и взор востоком пышет,
Что вы - поэзия от ног до головы?
Я вас люблю без страха опасенья
Ни неба, ни земли, ни Пензы, ни Москвы, -
Я мог бы вас любить глухим, лишенным зренья...
Я вас люблю затем, что это - вы!

Третий чтец: Выдающийся офицер, талантливый поэт, патриот, человек чести и долга, Денис Давыдов не был угоден военным властям. И причиной тому - «дух свободы», не терпящий стеснения слова, действия без оглядки, русское удальство очертя голову! И за все ответ - своей головой!

Четвертый чтец: Подводя итог своей жизни, генерал Давыдов с горестью замечал, что, в «течение сорокалетнего довольно блистательного военного поприща был сто раз обойден, часто притесняем и гоним людьми бездарными, невежественными и часто зловредными.»

Пятый чтец: В лирике Давыдова появляется мотив одиночества, странничества. Почти как у Лермонтова.

Шестой чтец: «Листок»

Листок иссохший, одинокий,
Пролетный гость степи широкой,
Куда твой путь, голубчик мой? –
Как знать мне! Налетели тучи,
И дуб родимый, дуб могучий
Сломили вихрем и грозой.
С тех пор, игралище Борея,
Не сетуя и не робея,
Ношусь я, странник кочевой,
Из края в край земли чужой;
Несусь, куда несёт суровый,
Всему неизбежимый рок,
Куда летит и лист лавровый,
И легкий розовый листок!

Седьмой чтец:

В 1823 году Давыдов вынужден был выйти в отставку в чине генерала - майора.

В ст.»Бородинское поле» мы слышим грустный голос воина, обращенный к памяти погибших. Давыдов вспоминает свою былую славу.

«Прости Раевский, мой герой!
Ермолов! Я лечу - веди меня, я твой.
О, обреченный быть побед любимым сыном,
Покрой меня, покрой твоих перунов дымом!

Восьмой чтец: Но в сознании поколений генерал-майор Д. В. Давыдов остался рыцарем без страха и упрека, талантливым поэтом, воином, патриотом.

Но едва проглянет день
Каждый по полю порхает;
Кивер зверски набекрень,
Ментик с вихрями играет.
Конь летит под седоком,
Сабля свищет, враг валился

Список литературы:

  1. Давыдов Д.В. Стихотворения, проза. Сов. Россия, 1987.
  2. Серебряков Г.В. Денис Давыдов. Роман - газеты, Москва, 1988.
  3. Золотой век: Поэты пушкинской поры. М.: АСТ -ЛТД, 1988.
  4. Рудаков С. «Питомец муз, питомец боя....» /Литература (газ).. 1998с.38с.2-3
  5. Молева Н. Черный капитан / Москва -2001 -с.З с. 196-198.

urok.1sept.ru

Литературная гостиная "Творчество Дениса Давыдова"

Статья отнесена к разделу: Внеклассная работа

Цели:

  1. Расширить знания учащихся о жизни и традициях офицерского корпуса России».

  2. Развитие интереса у учащихся к культуре, реализующейся в творчестве офицеров. Способствовать развитию творческих способностей у учащихся.

Оборудование - оформление:

  • Фрагменты фильмов С.Бондарчука «Война и мир», Э.Рязанова, «О бедном гусаре замолвите слово». Музыкальное сопровождение.

  • И. Шварц «Не обещайте деве юной».

  • Г. Свиридов. Музыка к повести А.С. Пушкина «Метель».

Ведущий: 19 век - золотой век русской поэзии, век расцвета русской, дворянской культуры: Пушкин, Лермонтов, поэты - декабристы. И среди них немало поэтов, которые с одинаковым талантом, одержимостью проявляли себя и на поле боя и на поэтической ниве.

Лихой гусар Д. Давыдов, борец за вольную Россию К. Рылеев, мятежный Лермонтов, а позже бесстрашный артиллерист Толстой, безупречный офицер Н. Гумилев.

А поэты Великой Отечественной?! К. Симонов, А. Твардовский и многие другие.

Сегодня в поэзию, прозу, приходят воины, прошедшие Афганистан, Чечню.

Мы хотим начать разговор о поэзии офицеров 19 века.

Конечно, тема эта требует глубокого изучения. Мы же попытаемся прикоснуться к ней, начав наш разговор о лихом гусаре, талантливом поэте, легендарном человеке - Денисе Васильевиче Давыдове.

А чтобы почувствовать атмосферу того времени, войти в неё, послушаем музыку. Свиридов. «Военный марш»

Первый чтец:

Итак, о Вас - питомцы муз, питомцы боя. Певец - Гусар, ты пел,
Раздолье ухарских пиров,
И грозную потеху драки,
И завитки своих усов,
С веселых струн во дни покоя
Походную сдувая пыль
Ты славил лиру перестроя
Любовь и мирную бутыль.

Эти замечательные стихи великий Пушкин посвятил Денису Васильевичу Давыдову, которого, кстати, считал одним из своих учителей.

Второй чтец: О нем, воине и поэте, писали его великие современники.

Третий чтец: В.А.Жуковский: «Он в мире счастливый певец Вина, любви и славы».

Четвертый чтец:

С.Нечаев: «Давыдов, воин и поэт!
И в мире и в боях равно ты побеждаешь!»

Пятый чтец: Е. Баратынский: «Венком певца, венком героя чело украшено твоё!»

Второй чтец: Эти поэтические строки проникнуты пафосом восхищения перед ратным и поэтическим талантом Д. Давыдова.

А сам воин и поэт в стихотворении «Ответ» определял своё место в истории русской поэзии так:

Я не поэт, я партизан - казак,
Я иногда бывал на Пинде, но наскоком,
И беззаботно, кое-как,
Раскидывал перед Кастальским полком,
Мой независимый бивак
Нет, не наезднику пристало
Нет, в креслах развалясь, лень, негу и покой...
Пусть грянет Русь военную грозою
Я в этой песне запеваю.

Третий чтец: Денис Давыдов главным своим делом считает ратное, и его голос, как поэта - запевалы звучит, когда Русь будет пылать в огне войны.

Четвертый чтец: Гусар, партизан Давыдов был настоящим офицером и слуга царю - отец солдатам. Бесстрашный, честный в бою, заботливый о подчиненных.

Пятый чтец: О знаменитом гусаре ходили легенды. Множество легенд. О его отваге, мужестве, бойцовской удали и умении беречь каждого солдата, что подтверждается словами самого Дениса Давыдова.

Шестой чтец: Из автобиографии Д.Давыдова, написанной им самим в третьем лице по причине большой скромности.

«Он бы стыдился предложить опасное предприятие и уступить исполнение другому».

Седьмой чтец: Знаменитый английский писатель Вальтер Скотт называл его черным капитаном и очень гордился знакомством с храбрым русским героем, и в кабинете у романиста висел портрет русского офицера.

Восьмой чтец: Жизнь генерала Давыдова была ярче и невероятнее любых легенд.

Девятый чтец: Казалось, Давыдову свыше было предначертано военное поприще. Н.Раевский и А.Ермолов - родственники Давыдова - будущие генералы Отечественной войны 1812 года.

Отец, полковник, командовал полком, был сподвижником А.В. Суворова. Великий полководец предсказал мальчику путь воина -победителя: «Этот будет военным человеком. Я не умру, а он выиграет три сражения.»

Десятый чтец: А место рождения Дениса Давыдова - знаменитое Бородино! В 17 лет будущий герой едет в Петербург для поступления в полк. Но есть два препятствия; маленький рост и бедность. Рост преодоляется упорством - начальство согласилось принять упрямца, и второе... Второе он будет ощущать постоянно.

Одиннадцатый чтец: Итак, Денис Давыдов становится офицером гвардейского Кавалергардского полка.

Звучит музыка И.Шварца «Кавалергарда век недолог».

Двенадцатый чтец: Недолго послужил молодой офицер в этом полку. И причиной тому - вольнолюбивый дух Давыдова. Он пишет басню «голова и ноги», где недвусмысленно намекает, что «царское величество» можно при случае и «об камень расшибить». Голова повелевает, а ноги исполняют её прихоти. Басня «Голова и ноги».

Тринадцатый чтец: Итак, «за правду колкую, за истину святую, за сих врагов царей» Дениса Давыдова переводят из Гвардии и Петербурга в захолустный гусарский полк. Звучит музыка «О бедном гусаре замолвите слово».

Четырнадцатый чтец: Денис Давыдов участвует в восьми компаниях.

  1. В Пруссии 1806 - 1807 гг.

  2. В Финляндии 1808 г.

  3. В Турции 1809г.

  4. Отечественная война 1812г.

  5. В Германии 1813 г.

  6. Во Франции 1814 г.

  7. В Персии 1826г.

  8. В Польше 1831 г.

Но главной - считает Отечественную войну 1812 г.

Первый чтец: Денис Давыдов: «Я человек, рожденный единственно для 1812г.».

Много в этот год кровавый,
В эту смертную борьбу
У врагов ты отнял славу
Ты - боец чернокудрявый
С белым локоном на лбу.

Г. Свиридов. «Военный марш».

Второй чтец: Давыдов стал первым командиром военного партизанского отряда, который начал свои действия после Бородинской битвы. Ему приходилось останавливаться в деревнях, и крестьяне иногда принимали его за француза. Поэтому он отпустил бороду, надел казацкий чекмень, лохматую кабардинскую шапку и в таком виде провел всю Отечественную войну.

Фрагмент из к/ф «Война и мир».

Третий чтец: Из автобиографии.

«Его летучий отряд взял в плен 3560 рядовых французской армии и 43 офицера. Французы за его голову назначают солидную награду, а англичане называют «черным капитаном».

Четвертый чтец: Но где бы ни воевал храбрый кавалерийский офицер, муза его не оставляла.

Пятый чтец: Из автобиографии: «Он не оставлял бесед с музами: он призывал их во время дежурств своих в казармах, в госпиталях и даже в эскадронных конюшнях. Часто на нарах солдатских, на столике больного писывал он свои творения».

Шестой чтец: Поэтический талант Д. Давыдова вспыхнул и уже не угас, когда он попал в провинциальный гусарский полк. Здесь он встретил гусарского поручика Александра Петровича Бурцова, лихого смелого гусара, и посвятил ему стихи.

Седьмой чтец: Ст. Бурцову:

Бурцов, ера, забияка,
Собутыльник дорогой!
Ради бога и... арака
Посети домишко мой!
В ней нет нищих у порогу
В нем нет зеркал, ваз, картин.
И хозяин, слава богу,
Не великий господин!
Он -гусар, и не пускает
Мишурою пыль в глаза;
У него, брат, заменяет
Все диваны куль овса.
Нет курильниц, может статься,
Зато трубка с табаком;
Нет картин, да заменятся
Шашкой с царским вензелем!
Вместо зеркала сияет
Ясной сабли полоса
Он по ней лишь поправляет
Два любезные уса.
А на место ваз прекрасных,
беломраморных, больших,
На столе стоят ужасных
Пять стаканов пуншевых
Они полны, уверяю,
В них сокрыт небесный жар.
Приезжай, я ожидаю,
Докажите, что гусар.

Восьмой чтец:

В дымном поле, на биваке
У пылающих огней,
В благодетельном араке
Зрю спасителей людей.
Собирайся в круговую
Православный весь причет!
Подавай локань златую,
Где веселее живет!
Наливай, обширны наши
В шуме радостных речей,
Как пивали наши предки
Среди копий и мечей.
Бурцов, ты- гусар гусаров
Ты на ухарском коне
Жесточайший из угаров
И наездник на войне!
Стукнем чашу с чашей дружно!
Нынче пить еще досужно,
Завтра трубы затрубят,
Завтра громы загремят.
Выпьем же и поклянемся
Что проклятью предаемся
Если мы когда –нибудь
Шаг уступим, побледнеем,
Пожалеем нашу грудь
И в несчастье оробеем.

Девятый чтец:

Если мы, когда дадим
Левый бок на фланкировке,
Или лошадь осадим,
Или миленькой плутовке
Даром сердце подарим!
Пусть не сабельным ударом
Пресечешься жизнь моя!
Пусть я буду генералом
Каких много видел я!
Пусть среди кровавых боев
Буду бледен, боязлив,
А в собрании героев
Остр, отважен, говорлив!
Пусть мой ус, краса природы,
Черно-бурый, в завитках,
Иссечется в юны годы
И исчезнет, яко прах!
Пусть фортуна для досады,
К умножению всех бед,
Даёшь мне чин за вахт парады
И Георгья за совет!
Пусть... Но чу! гулять не время
К коням, брат, и ногу в стремя,
Саблю вон - и в сечу! Вот
Пир иной нам бог дает,
Пир задорный, удалее,
И шумней, и веселее....
Ну - тка, кивер набекрень,
И - ура! Счастливый день!

Военный марш Г. Свиридова.

Кадры из фильма «Война и мир». «Гусарский пир».

Десятый чтец:

Ради бога, трубку дай!
Ставь бутылки перед нами,
С закрученными усами!
Чтобы хором здесь гремел Эскадрон гусар летучих,
Чтоб до неба возлетед
Я на их руках могучих;
Чтобы стены от ура
И тряслись, и трепетали!....
Лучше б в поле закричали...
Но другие горло драли:
«И до нас придет пора!»
Бурцов, брат, что, за раздолье! Пунш жестокий!.. Хор гремит! Бурцов, пью твоё здоровье:
Будь, гусар, век пьян и свет! Поншщируй, как поншируешь, Фланкируй, как фланкируешь:
В мирных днях не унывай
И в боях качай валяй!
Жизнь летит: не осрамися,
Не проспи её полет,
Пей, люби до веселися
Вот мой дружеский совет.

Одиннадцатый чтец:

Эти стихи написаны в 1804 г. В самом начале военной карьеры Дениса Давыдова. Ему было 20 лет. А вот «Гусарская песня» написана после войны 1812 года. Мы слышим зрелого воина, для которого главное - служба отечеству.

Учащийся в сопровождении гитары поёт «Гусарскую песню» Двенадцатый чтец. Муза поэта воспевала не только военные подвиги, но и нежные чувства, любовь.

Звучит вальс Г. Свиридова и читаются стихи.

Первый чтец:

Я люблю тебя, без ума люблю!
О тебе одной думы думаю,
При тебе одной сердце чувствую,
Моя милая, моя душечка.
Ты взгляни, молю, на тоску мою
И улыбкою, взглядом ласковым
Успокой меня, беспокойного,
Осчастливь меня, несчастливого
Если жребий мой умереть тоской –
Я умру, любовь проклинаючи,
Но и в смертный час воздыхаючи
О тебе, мой друг, моя душечка!

Второй чтец:

Я вас люблю так, как любить вас должно:
Наперекор судьбы и сплетен городских,
Наперекор, быть может, вас самих,
Томящих жизнь мою жестоко и безбожно,
Я вас люблю не оттого, что вы
Прекрасней всех, что стан ваш негой дышит
Уста роскошествуют и взор востоком пышет,
Что вы - поэзия от ног до головы?
Я вас люблю без страха опасенья
Ни неба, ни земли, ни Пензы, ни Москвы, -
Я мог бы вас любить глухим, лишенным зренья...
Я вас люблю затем, что это - вы!

Третий чтец: Выдающийся офицер, талантливый поэт, патриот, человек чести и долга, Денис Давыдов не был угоден военным властям. И причиной тому - «дух свободы», не терпящий стеснения слова, действия без оглядки, русское удальство очертя голову! И за все ответ - своей головой!

Четвертый чтец: Подводя итог своей жизни, генерал Давыдов с горестью замечал, что, в «течение сорокалетнего довольно блистательного военного поприща был сто раз обойден, часто притесняем и гоним людьми бездарными, невежественными и часто зловредными.»

Пятый чтец: В лирике Давыдова появляется мотив одиночества, странничества. Почти как у Лермонтова.

Шестой чтец: «Листок»

Листок иссохший, одинокий,
Пролетный гость степи широкой,
Куда твой путь, голубчик мой? –
Как знать мне! Налетели тучи,
И дуб родимый, дуб могучий
Сломили вихрем и грозой.
С тех пор, игралище Борея,
Не сетуя и не робея,
Ношусь я, странник кочевой,
Из края в край земли чужой;
Несусь, куда несёт суровый,
Всему неизбежимый рок,
Куда летит и лист лавровый,
И легкий розовый листок!

Седьмой чтец:

В 1823 году Давыдов вынужден был выйти в отставку в чине генерала - майора.

В ст.»Бородинское поле» мы слышим грустный голос воина, обращенный к памяти погибших. Давыдов вспоминает свою былую славу.

«Прости Раевский, мой герой!
Ермолов! Я лечу - веди меня, я твой.
О, обреченный быть побед любимым сыном,
Покрой меня, покрой твоих перунов дымом!

Восьмой чтец: Но в сознании поколений генерал-майор Д. В. Давыдов остался рыцарем без страха и упрека, талантливым поэтом, воином, патриотом.

Но едва проглянет день
Каждый по полю порхает;
Кивер зверски набекрень,
Ментик с вихрями играет.
Конь летит под седоком,
Сабля свищет, враг валился

Список литературы:

  1. Давыдов Д.В. Стихотворения, проза. Сов. Россия, 1987.

  2. Серебряков Г.В. Денис Давыдов. Роман - газеты, Москва, 1988.

  3. Золотой век: Поэты пушкинской поры. М.: АСТ -ЛТД, 1988.

  4. Рудаков С. «Питомец муз, питомец боя....» /Литература (газ).. 1998с.38с.2-3

  5. Молева Н. Черный капитан / Москва -2001 -с.З с. 196-198.

© 2003—2009 Издательский дом «Первое сентября»
Адрес: 121165, ул. Киевская, 24, Москва, ИД «Первое сентября», Оргкомитет фестиваля «Открытый урок»
Телефон: (499) 249-52-53   Эл.почта: [email protected]

infourok.ru

«Современная песня» - Стихотворение Дениса Давыдова

Был век бурный, дивный век, Громкий, величавый; Был огромный человек, Расточитель славы: То был век богатырей! Но смешались шашки, И полезли из щелей Мошки да букашки. Всякий маменькин сынок, Всякий обирала, Модных бредней дурачок, Корчит либерала. Деспотизма супостат, Равенства оратор,- Вздулся, слеп и бородат, Гордый регистратор. Томы Тьера1 и Рабо2 Он на память знает И, как ярый Мирабо3, Вольность прославляет. А глядишь: наш Мирабо Старого Гаврило За измятое жабо Хлещет в ус дав рыло. А глядишь: наш Лафайет4, Брут5 или Фабриций6 Мужиков под пресс кладет Вместе с свекловицей. Фраз журнальных лексикон, Прапорщик в отставке, Для него Наполеон - Вроде бородавки. Для него славнее бой Карбонаров бледных, Чем когда наш шар земной От громов победных Колыхался и дрожал, И народ, в смятенье, Ниц упавши, ожидал Мира разрушенье. Что ж?- Быть может, наш герой Утомил свой гений И заботой боевой, И огнем сражений?.. Нет, он в битвах не бывал - Шаркал по гостиным И по плацу выступал Шагом журавлиным. Что ж?- Быть может, он богат Счастьем семьянина, Заменя блистанье лат Тогой гражданина?.. Нет; нахально подбочась, Он по дачам рыщет И в театрах, развалясь, Все шипит да свищет. Что ж?- Быть может, старины Он бежал приманок; Звезды, ленты и чины Презрел спозаранок? Нет, мудрец не разрывал С честолюбьем дружбы И теперь бы крестик взял... Только чтоб без службы. Вот гостиная в лучах: Свечи да кенкеты, На столе и на софах Кипами газеты; И превыспренний конгресс Двух графинь оглохших И двух жалких баронесс, Чопорных и тощих; Всё исчадие греха, Страстное новинкой; Заговорщица-блоха С мухой-якобинкой; И козявка-егоза - Девка пожилая, И рябая стрекоза - Сплетня записная; И в очках сухой паук - Длинный лазарони, И в очках плюгавый жук, Разноситель вони; И комар, студент хромой, В кучерской прическе, И сверчок, крикун ночной, Друг Крылова Моськи; И мурашка-филантроп, И червяк голодный, И Филипп Филиппыч7 - клоп, Муж... женоподобный,- Все вокруг стола - и скок В кипеть совещанья Утопист, идеолог, Президент собранья, Старых барынь духовник, Маленький аббатик8, Что в гостиных бить привык В маленький набатик. Все кричат ему привет С аханьем и писком, А он важно им в ответ: Dominus vobiscum!9 И раздолье языкам! И уж тут не шутка! И народам и царям - Всем приходит жутко! Все, что есть,- все пыль и прах! Все, что процветает,- С корнем вон!- ареопаг Так определяет. И жужжит он, полн грозой, Царства низвергая... А России - боже мой!- Таска... да какая! И весь размежеван свет Без войны и драки! И России уже нет, И в Москве поляки! Но назло врагам она Все живет и дышит, И могуча, и грозна, И здоровьем пышет. Насекомых болтовни Внятием не тешит, Да и место, где они, Даже не почешет. А когда во время сна Моль иль таракашка Заползет ей в нос,- она Чхнет - и вон букашка! Notes: 1. Адольф Тьер (1797—1877) — французский историк, политический деятель, один из главных палачей Парижской коммуны 1871 года. Обратно 2. Сент-Этьен де Рабо (1743—1793) — историк и политический деятель времени Великой французской революции конца XVIII века. Обратно 3. Габриель-Оноре Рикетти граф де Мирабо (1749—1791) — французский политик и блестящий оратор. Обратно 4. Мари-Жан-Поль-Рок-Ив-Жильбер Матье маркиз де Лафайет (1757—1834) — французский политический и военный деятель. Обратно 5. Марк Юний Брут (85—42 гг. до н. э.) — глава заговорщиков-республиканцев, убивших Юлия Цезаря. Обратно 6. Фабриций — древнеримский республиканец, образец гражданской честности. Обратно 7. Филипп Филиппыч — Вигель (1786—1856), известный русский мемуарист первой половины XIX века. Обратно 8. Маленький аббатик — Петр Яковлевич Чаадаев (1793—1856), автор «Философических писем», в которых он выступил со своей философской концепцией истории России; за это сочинение он был объявлен властями сумасшедшим и заперт под домашним арестом. Обратно 9. Dominus vobiscum - Господь с вами! (лат.) Обратно

Д.Давыдов. Стихотворения. Москва, "Советская Россия", 1979.

rupoem.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о