Биография симона боливара: Симон Боливар – Статьи

Содержание

Симон Боливар – Статьи

Симон Боливар родился в Венесуэле в городе Каракас, в семье испанского аристократа. Он рано осиротел и заботу о будущем освободителе взял на себя его наставник и известный просветитель Симон Родригес.

В 1799 году по решению родственников Боливар был отравлен подальше от беспокойного Каркаса в Испанию, в Мадрид. В столице королевства он изучал право, после чего путешествовал по Италии, Швейцарии, Германии, Англии и Франции. Будучи в Париже, Боливар даже некоторое время посещал Политехническую школу. Однако поездка в Соединенные Штаты Америки в 1805 году навсегда изменила его жизнь. Именно здесь будущий герой Южной Америки задумал план освобождения колоний от испанского господства. В 1805 году на вершине Авиньонского холма в Риме Боливар дал торжественную клятву освободить свою родину от испанцев.

К началу XIX века Испанская империя находилась в серьезном экономическом кризисе. Метрополия безжалостно высасывала ресурсы из своих колоний в Новом свете, а испанские наместники, окруженные узким кругом самых влиятельных людей провинции, нещадно притесняли население.

Их восстание осталось лишь вопросом времени. Нужно было дождаться удобного случая.

Симон Боливар. Источник: isliada.org

В 1808 году Испания была оккупирована наполеоновской Францией. Тогда как метрополия погрузилась в пучину войны, в 1810 году в Венесуэле был смещен испанский наместник, и в 1811 году страна была формально объявлена независимой от Испании. В том же году Боливар вступил офицером в повстанческую армию.

Но в 1812 году войска метрополии вновь оккупировали Венесуэлу, восстановив колониальный порядок. Боливар был вынужден бежать из страны.

В последующие годы во главе отрядов повстанцев Боливар то одерживал победы, то терпел сокрушительные поражения. Но в 1819 году, он провел свою небольшую армию через считавшиеся непроходимыми Анды и внезапно атаковал испанские войска в Колумбии. 7 августа 1819 года Боливар выиграл сражение при Бойака, которое стало переломным моментом в войне колоний за независимость. Венесуэла была полностью освобождена в 1821 году, а Эквадор — год спустя.

Битва при Бояке. Источник: alponiente.com

Летом 1822 года в городе Гуаякиль в Эквадоре Боливар встретился с аргентинским повстанческим генералом Хосе де Сан-Мартином, чтобы договориться о совместных действиях по освобождению Перу. Но амбициозность Боливара сыграла плохую роль в переговорах и Сан-Мартин, чтобы не конфликтовать с близким по духу революционером Боливаром по вопросу власти, повернул свои войска обратно. К 1824 году армия Боливара полностью освободила Перу, а к 1825 — Верхнее Перу (сейчас Боливия).

Карта Великой Колумбии. Источник: wikimedia.org

В ходе войны за независимость Боливар вынашивал планы о создании огромного федеративного государства на подобие США на территории Венесуэлы, Колумбии, Эквадора, Боливии и Перу. Частично эти планы были осуществлены: первые три страны на какое-то время действительно объединились в Великую Колумбию. Боливар был избран ее президентом. Однако вскоре в политике стран-участниц начали проявляться тенденции к выходу из состава Великой Колумбии. Обстановка была крайне напряженной, в 1828 году была даже попытка убить Боливара. В 1830 году Великая Колумбия распалась.

Боливар подал в отставку и вскоре умер возле колумбийского города Санта-Марта 17 декабря 1830 года. Примечательно, что перед самой смертью национальный герой Венесуэлы отказался от своих земель, домов и даже государственной пенсии, проводя целые дни в созерцании из окна живописного пейзажа снежных вершин местной Сьерра-Невады.

545,Симон Боливар: кратко

Симон Боливар (полное имя: Simón José Antonio de la Santísima Trinidad Bolívar de la Concepción y Ponte Palacios y Blanco), генерал, национальный герой Венесуэлы, пожалуй, самый влиятельный из руководителей освободительной войны испанских колоний в Латинской Америке.

Боливар освободил от господства Испании Новую Гранаду (сегодняшние Колумбия и Панама), Венесуэлу, Кито (нынешний Эквадор), в 1819 -1830 гг. являлся президентом Великой Колумбии, в 1824 г. освободил Перу, в 1825 г. возглавил Республику Боливия. В 1813 г. был провозглашен «Освободителем» (El Libertador) национальным Конгрессом Венесуэлы.

Блок: 1/2 | Кол-во символов: 607
Источник: https://hasta-pronto.ru/simon-bolivar/

Детство

Когда летом 1783 года в одной из богатых креольских семей, проживающих в Каракасе, появился на свет ребенок, никто бы не смог подумать какое славное будущее его ждет. Родившегося 24 июля мальчика назвали Симоном. Семья жила богато. Дедушка Симона получил титул виконта, а его отец лишь укрепил материальное благополучие семьи. К сожалению, мальчик рано остался сиротой. Но родители оставили ему богатое наследие в виде плантаций, имений, рабов и драгоценностей.

Дальнейшее воспитание юноши легло на плечи Карлоса Паласиоса, приходившемуся ему дядей. Боливар не ходил в школу и не оканчивал университета. Его домашним обучением занимались Симон Родригес, а после его побега Андрес Бельо, служивший секретарем при генерал-губернаторе.

Блок: 2/5 | Кол-во символов: 739
Источник: https://www.istmira.com/drugoe-novoe-vremya/15886-simon-bolivar-kratko.html

Ранние годы

Симон Боливар родился 24 июля 1783 года в знатной креольской семье Хуана Винсенте Боливара (1726—1786), по национальности баска. Род Боливаров происходил из городка Ла-Пуэбла-де-Боливар в Бискайе, в Испании, находившегося тогда в округе Маркина, а после переезда в колонию семья приняла активнейшее участие в общественной жизни Венесуэлы. Мальчик рано лишился родителей. На воспитание и формирование мировоззрения Боливара большое влияние оказал его учитель и старший друг — видный просветитель Симон Родригес. В 1799 году родственники Симона решили отправить его в Испанию, в Мадрид, подальше от беспокойного Каракаса. Там Симон Боливар изучал право, затем отправился в путешествие по Италии, Швейцарии, Германии, Англии и Франции. Живя в Париже, Боливар некоторое время посещал Политехническую и Высшую нормальную школы столицы Франции. В 1805 году Боливар посетил Соединённые Штаты Америки и здесь продумал свой план освобождения Южной Америки от испанского владычества.

Блок: 2/12 | Кол-во символов: 988

Источник: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%91%D0%BE%D0%BB%D0%B8%D0%B2%D0%B0%D1%80,_%D0%A1%D0%B8%D0%BC%D0%BE%D0%BD

Жизнь в Европе и США

Когда Симону исполнилось 16 лет, его отправляют получать образование в Испанию. Проживая в 1802 году в Мадриде, Боливар познакомился с Марией Родригес, которая становится его супругой. Но вскоре молодая жена умирает от лихорадки, и Симон поклялся себе больше не жениться.

Разъезжая по европейским государствам, Боливар в британской столице знакомится с Франциско Мирандой, вместе с которым будет участвовать в революционной борьбе Венесуэлы за независимость. В 1803 году, живя во Франции, он посещает курсы политехнической и высшей школ в Париже. А уже через 2 года судьба заносит Боливара в США, государственное устройство которых, как и их борьба за независимость от Великобритании оказывают на него огромное влияние. Будущий революционер проникается этой идеей, и дает себе твердое обещание освободить страны Южной Америки от владычества испанской короны.

После вторжения в 1808 году наполеоновских войск в Испанию, южноамериканские колонии получили уникальный шанс начать движение к независимости.

Блок: 3/5 | Кол-во символов: 1019
Источник: https://www.istmira.com/drugoe-novoe-vremya/15886-simon-bolivar-kratko.html

Краткая биография Симона Боливара

Национальный герой Венисуэлы и активный борец за освобождение Америки от испанского господства Симон Боливар появился на свет в городе Каракасе 24 июля 1783 года. В раннем возрасте мальчик лишился родителей, поэтому его взяли к себе на воспитание родственники.

В 1799 году Боливар был отправлен в Мадрид, где он стал изучать юридические науки. После юноша некоторое время жил в Париже, где учился в Высшей нормальной и Политехнической школах.

В 1809 году Боливар посетил США, и здесь у него родился план по освобождению родины. Вернувшись в Каракас, он принял там участие в восстании 1810 года, что в результате привело к провозглашению Венесуэлы независимой республикой.

Вскоре Боливар сделался главой и идейным вдохновителем всего освободительного движения. Несмотря на то, что в 1812 году испанской армии удалось одержать победу над войсками Боливара, он спустя год предпринял еще одну попытку осуществления намеченной цели.

На этот раз ему удалось получить официальное звание Освободителя Венесуэлы, но удержать эту власть оказалось не так непросто. В 1814 году Боливар был свергнут, и потому ему пришлось бежать на Ямайку в поисках убежища.

В 1816 году Боливар предпринял третью попытку освобождения Венесуэлы. На этот раз ему удалось освободить также Новую Гранаду и стать в 1819 году президентом Великой Колумбии.

В 1825 году, освободив Перу, Боливар образовал государство Боливию, став ее президентом. В попытках удержать власть правитель попытался провести ряд антиреспубликанских реформ, что в итоге привело к восстанию в Каракасе. Боливар вынужден был уйти в отставку и вскоре умер в декабре 1830 года в Колумбии.

см. также:
Все краткие биографии известных и знаменитых людей

Краткие биографии писателей и поэтов

Краткие биографии художников

Блок: 2/2 | Кол-во символов: 1787
Источник: https://www.sdamna5.ru/simon_bolivar

Грустный финал

Зимой 1830 года практически по всей Южной Америке случился траур. 17 декабря перестало биться сердце Симона Боливара. Наследников он не оставил. Официальная причина смерти не установлена. Одни исследователи его жизни придерживаются мнения, что Боливара сгубил туберкулез, другие уверены, что его отравили. Так или иначе, великий революционер скончался в полной нищете, а перед самой смертью он отказался от всего своего имущества. Дело всей жизни, как и память о великом Симоне Боливаре живет до сих пор, и многие южноамериканские страны по праву гордятся своим известным по всему миру соотечественником.

Блок: 5/5 | Кол-во символов: 618
Источник: https://www.istmira.com/drugoe-novoe-vremya/15886-simon-bolivar-kratko.html

Освобождение Южной Америки

24 июня 1821 года близ поселения Карабобо в Венесуэле добровольческая армия Симона Боливара нанесла сокрушительное поражение испанскому королевскому войску. В июле 1822 года Боливар встретился в Гуаякиле с Хосе де Сан-Мартином, армия которого уже освободила часть Перу, но не сумел договориться с ним о совместных действиях. После отставки Сан-Мартина (20 сентября 1822-го) он в 1823-м направил в Перу колумбийские части и в 1824 году (6 августа при Хунине и 9 декабря на равнине Аякучо) были разгромлены последние испанские силы на американском континенте. Венесуэла, провозгласившая независимость в 1811-м, была полностью освобождена от колониалистов только к 1824 году. Боливар, в феврале 1824-го ставший диктатором Перу, возглавил и созданную в 1825-м на территории Верхнего Перу республику Боливию, названную так в его честь.

С 1822 года верной подругой и неразлучной спутницей жизни Боливара, несмотря на все превратности его судьбы, была уроженка города Кито креолка Мануэла Саэнс.

Блок: 5/12 | Кол-во символов: 1017
Источник: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%91%D0%BE%D0%BB%D0%B8%D0%B2%D0%B0%D1%80,_%D0%A1%D0%B8%D0%BC%D0%BE%D0%BD

Распад Колумбийской федерации

Боливар в последние годы жизни

По замыслу Боливара образовывались Южные Соединённые Штаты (Sur de Estados Unidos), в которые должны были войти Колумбия, Перу, Боливия, Ла-Плата и Чили. 22 июня 1826 года Боливар созвал в Панаме Конгресс из представителей всех этих государств, который, однако, завершился неудачей. После провала Панамского Конгресса Боливар в сердцах воскликнул: «Я подобен тому сумасшедшему греку, который, сидя на утёсе, пытался командовать судами, проходившими мимо!..»

Вскоре после того как проект Боливара получил широкую известность, его начали обвинять в желании создать империю под своей властью, где он станет играть роль Наполеона. В Колумбии начались партийные раздоры. Часть депутатов во главе с генералом Паэсом провозглашала автономию, другие хотели принять Боливийский кодекс.

Боливар быстро прибыл в Колумбию и, приняв на себя диктаторские полномочия, созвал 2 марта 1828 года в Оканье национальное собрание с целью обсуждения вопроса: «Должна ли быть преобразована конституция государства?». Конгресс не мог прийти к окончательному соглашению и после нескольких заседаний закрылся.

Тем временем перуанцы отвергли Боливийский кодекс и отняли у Боливара титул пожизненного президента. Лишившись власти в Перу и Боливии, Боливар 20 июня 1828 года вступил в Боготу, где учредил свою резиденцию в качестве правителя Колумбии. Но уже 25 сентября 1828-го состоялось покушение на его жизнь: федералисты ворвались в его дворец, убили часовых, сам Боливар спасся лишь чудом. Однако основная масса населения выступила на его стороне, и это позволило Боливару подавить мятеж, который возглавлял вице-президент Сантандер. Глава заговорщиков вначале был приговорён к смертной казни, а затем выслан из страны вместе со своими 70 сторонниками.

На следующий год анархия усилилась. 25 ноября 1829 года в самом Каракасе 486 знатных граждан провозгласили отделение Венесуэлы от Колумбии. Боливар, дело которого окончательно рушилось, постепенно терял всякое влияние и власть.

В своей записке, поданной им конгрессу, собравшемуся в Боготе в январе 1830 года для реформы государственного устройства Колумбии, Боливар жаловался на несправедливые обвинения против него, которые доносились из Европы и Америки.

В начале 1830-го он ушёл в отставку и вскоре умер близ колумбийского города Санта-Марта 17 декабря 1830 года. Перед смертью Боливар отказался от своих земель, домов и даже от государственной пенсии — и целые дни проводил, созерцая из окна живописные пейзажи местных «снежных гор» — Сьерра-Невады.

В 2010 году тело Боливара эксгумировано по распоряжению президента Венесуэлы Уго Чавеса с целью установления причин его смерти. С начала 2013 года прах Боливара находится в специально построенном для этого мавзолее в центре Каракаса. Для нового захоронения Чавес предоставил новый гроб, сделанный из красного дерева и инкрустированный бриллиантами, жемчугом и золотыми звёздами.

Блок: 6/12 | Кол-во символов: 2926
Источник: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%91%D0%BE%D0%BB%D0%B8%D0%B2%D0%B0%D1%80,_%D0%A1%D0%B8%D0%BC%D0%BE%D0%BD

Боливар в масонстве

Известно, что посвящение в масонство Боливар прошёл в Испании, в Кадисе. С 1807 года он состоял в Шотландском уставе. В 1824 году в Перу Боливар учредил ложу «Порядок и Свобода» № 2.

Блок: 7/12 | Кол-во символов: 204
Источник: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%91%D0%BE%D0%BB%D0%B8%D0%B2%D0%B0%D1%80,_%D0%A1%D0%B8%D0%BC%D0%BE%D0%BD

Боливариана

По неофициальным данным, Симон Боливар выиграл 472 битвы.

В Латинской Америке имя Боливара очень популярно. Оно увековечено в названиях государства Боливия, провинций, городов, улиц, денежных единиц (боливиано — Боливия, боливар — Венесуэла), с помощью многочисленных памятников. Сильнейший футбольный клуб Боливии носит название «Боливар».

Ему посвящены биографические очерки, художественные произведения, исторические труды. Боливар является главным героем в романе колумбийского писателя Габриэля Гарсии Маркеса «Генерал в своём лабиринте». События развиваются в последний год жизни генерала. Биографии Боливара написали Эмиль Людвиг, украинский классик Иван Франко и многие другие. Австрийский драматург Фердинанд Брюкнер посвятил Боливару две пьесы «Борьба с ангелом», «Борьба с драконом». В России Боливаром восхищались декабристы, Николай Полевой.

Карл Маркс, следуя нелицеприятному описанию Боливара в воспоминаниях бывшего боливаровского приближённого Дюкудре-Хольштейна, дал отрицательную характеристику Освободителю, в деятельности которого видел бонапартистские и диктаторские черты, в своей энциклопедической статье «Боливар-и-Понте» для «New American Cyclopaedia». Поэтому в советской литературе Боливар долгое время характеризовался как диктатор, выражавший интересы буржуазии и помещиков. Ряд латиноамериканистов, включая Моисея Самуиловича Альперовича, оспаривали такую оценку, но окончательно порвать с этой традицией решился знаменитый разведчик и латиноамериканист Иосиф Ромуальдович Григулевич, написавший под псевдонимом Лаврецкий биографию Боливара для серии ЖЗЛ. За свой труд Григулевич был награждён венесуэльским орденом Миранды и принят в Колумбийскую ассоциацию писателей.

Симон Боливар на боливиано, Боливия

Боливар Освободитель на боливарах, Венесуэла

В астрономии

В честь Симона Боливара назван астероид (712) Боливиана, открытый 19 марта 1911 года.

В филателии

Боливар изображён на почтовых марках Чили 1974 года, Испании 1978 года, Болгарии 1982 года, СССР 1983 года, ГДР 1983 года и т. д.

В кино

Объекты в странах СНГ

  • Сквер имени Симона Боливара в Минске
  • 15 октября 2010 года в Москве был установлен закладной камень на месте будущего монумента Симону Боливару.

В образовании

  • Консерватория имени Симона Боливара
  • Школа № 114 имени Симона Боливара, Минск

В фалеристике

Блок: 9/12 | Кол-во символов: 2320
Источник: https://ru. wikipedia.org/wiki/%D0%91%D0%BE%D0%BB%D0%B8%D0%B2%D0%B0%D1%80,_%D0%A1%D0%B8%D0%BC%D0%BE%D0%BD

Литература

На русском языке

  • Симон Боливар. Избранные произведения (речи, статьи, письма, воззвания) 1812—1830. — М.: Наука, 1983. — 9600 экз.
  • Авлиев В. Н., Авлиев С. Н. Симон Боливар как освободитель Америки: историографический аспект // Science Time. 2015. № 6(18). С.10-14
  • Гусев В. И. Горизонты свободы: Повесть о Симоне Боливаре. — М.: Политиздат. Пламенные революционеры, 1972. — 383 с., ил. То же. — 2-е изд. — 1980. — 358 с., ил.
  • Боливар, Симон // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.

На других языках

  • ACOSTA RODRÍGUEZ, LUIS JOSÉ. 1979: «Bolívar para todos». Sociedad Bolivariana de Venezuela. Caracas — Venezuela.» 2 volúmenes. ISBN 968-484-000-4
  • ANÓNIMO. 2003: ««Bolívar, Grandes biografías», AAVV, febrero 1ra edición, Ediciones y Distribuciones Promo-libro S. A., Madrid-España.
  • ARCINIEGAS, GERMAN. 1979: «Héroe Vital. La Gran Colombia, garantía de la libertad sudamericana». En: «Bolívar. Hombre del presente, nuncio del porvenir». Auge, S. A. Editores. Lima — Perú.
  • BENCOMO BARRIOS, HECTOR. 1983: «Bolívar Jefe Militar». Cuadernos Lagoven. Serie Bicentenario. Lagoven S.A. Caracas — Venezuela.79p.
  • BOHORQUEZ CASALLAS, LUIS ANTONIO. 1980. «„Breve biografía de Bolívar“’». Colección José Ortega Torres, Gráficas Margal, Bogotá — Colombia.
  • BOLINAGA, MARÍA BEGOÑA. 1983: «Bolívar conservacionista». Cuadernos Lagoven. Serie Bicentenario. Lagoven S.A. Caracas — Venezuela 91p.
  • BOLÍVAR, SIMÓN. 1981: «Simón Bolívar ideario político». Ediciones Centauro Caracas — Venezuela. 214p.
  • BOULTON, ALFREDO. 1980: «Miranda, Bolívar y Sucre tres estudios Icnográficos». Biblioteca de Autores y Temas Mirandinos. Caracas — Venezuela. 177p.
  • BOYD, BILL. 1999: «Bolívar, Liberator of a continent, An historical novel, Sterling, Virginia 20166, Capital Books, Inc. , ISBN 1-892123-16-9.
  • BUSHNELL, DAVID Y MACAULAY, NEILL, 1989: «„El nacimiento de los países latinoamericanos“». Editorial Nerea, S.A., Madrid — España.
  • CABALLERO, MANUEL. S/F: «„Por qué no soy bolivariano. Una reflexión antipatriótica“». Alfa Grupo Editorial. ISBN 980-354-199-4.
  • CALDERA, RAFAEL. 1979: «Arquitecto de una nueva sociedad. La educación y la virtud, sustento de la vida republicana». En: «Bolívar. Hombre del presente, nuncio del porvenir». Auge, S. A. Editores. Lima — Perú.
  • CAMPOS, JORGE. 1984: «Bolívar». Salvat Editores, S. A. Barcelona — España. 199p.
  • CARRERA DAMAS, GERMÁN, S/F: «„El Culto a Bolívar“». Alfa Grupo Editorial. ISBN 980-354-100-5.
  • ENCEL, FREDERIC. 2002, «„El arte de la guerra: Estrategias y batallas“». Alianza Editorial, S.A., Madrid — España.
  • Arismendi Posada, Ignacio. Gobernantes Colombianos. — second. — Bogotá, Colombia : Interprint Editors Ltd.; Italgraf, 1983.
  • Bushnell, David. Simón Bolívar: Essays on the Life and Legacy of the Liberator / David Bushnell, Lester D. Langley. — Lanham, Maryland : Rowman & Littlefield, 2008. — ISBN 978-0-7425-5619-5.
  • Grant, Will. Venezuela honors Simón Bolívar’s lover Manuela Saenz, BBC (5 July 2010). Дата обращения 17 июля 2010.
  • Lynch, John. Simón Bolívar: A Life. — Yale University Press, 2006. — ISBN 978-0-300-11062-3.
  • Lynch, John. Simón Bolívar: A Life. — Yale University Press, 5 July 2007. — ISBN 978-0-300-12604-4.
  • Masur, Gerhard. Simón Bolívar. — Revised. — Albuquerque : University of New Mexico Press, 1969.
  • Petre, Francis Loraine. Simon Bolivar «El libertador»: a life of the chief leader in the revolt against Spain in Venezuela, New Granada & Peru. — J. Lane, 1910.
  • Rumazo González, Alfonso. Antonio José de Sucre, Gran Mariscal de Ayacucho (Biografía). — Ediciones de la Presidencia de la República, 2006. — ISBN 978-980-03-0363-4.
  • Slatta, Richard W. Simón Bolívar’s Quest for Glory / Richard W. Slatta, Jane Lucas de Grummond. — Texas A&M University Press, 2003. — ISBN 978-1-58544-239-3.
  • Thornton, John Kelly. Africa and Africans in the Making of the Atlantic World, 1400–1800. — Cambridge University Press, 28 April 1998. — ISBN 978-0-521-62724-5.

Блок: 11/12 | Кол-во символов: 3965
Источник: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%91%D0%BE%D0%BB%D0%B8%D0%B2%D0%B0%D1%80,_%D0%A1%D0%B8%D0%BC%D0%BE%D0%BD

Кол-во блоков: 15 | Общее кол-во символов: 18002
Количество использованных доноров: 4
Информация по каждому донору:
  1. https://www.istmira.com/drugoe-novoe-vremya/15886-simon-bolivar-kratko.html: использовано 3 блоков из 5, кол-во символов 2376 (13%)
  2. https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%91%D0%BE%D0%BB%D0%B8%D0%B2%D0%B0%D1%80,_%D0%A1%D0%B8%D0%BC%D0%BE%D0%BD: использовано 7 блоков из 12, кол-во символов 13232 (74%)
  3. https://www.sdamna5.ru/simon_bolivar: использовано 1 блоков из 2, кол-во символов 1787 (10%)
  4. https://hasta-pronto. ru/simon-bolivar/: использовано 1 блоков из 2, кол-во символов 607 (3%)

Краткая биография Симона Боливара | Краткие биографии

Полное имя: Симон Хосе Антонио де ла Сантисима Тринидад Боливар де ла Консепсьон-и-Понте Паласиос-и-Бланко
Дата рождения: 24.07.1783
Место рождения: Каракас, Венесуэла
Знак зодиака: Лев
Деятельность: Генерал, руководителей войны за независимость испанских колоний в Америке
Дата смерти: 17.12.1830 (47 лет)

Детство и юность

Колумбийский и венесуэльский национальный герой Симон Боливар родился в июле 1783-го года в городе венесуэльском городе Каракас в семье знатных родителей аристократического происхождения. Известно, что отцом Симона был военный полковник Дон Хуан Винсенте – богатый владелец земель и поместий, а матерью юная наследница знатного рода.

Портрет 18-го века отца Симона Боливара, Хуана Висенте Боливара

Будущий знаменитый борец за независимость потерял своих родителей ещё в детстве, не успев дорасти до сознательного возраста. Мать Мария скончалась от туберкулёза, когда он был ещё ребёнком девяти лет от роду, а отец умер в трёхлетнем возрасте Симона.

Воспитанием мальчика занималась в основном медсестра и друзья семьи, но самым влиятельным наставником для него был Дон Симон Родригес, обучавший маленького Боливара идеалам свободы и просвещения. Когда ему было 14, Родригесу пришлось бежать из страны, так как он находился под подозрением в заговоре против испанских правителей. Тогда же, ещё юный Симон Боливар поступил академию Милисиас де Верагуас, где начал изучать военное дело и развил в себе страсть к стратегии.

В возрасте 16 лет в 1799-м году Боливар отправился в Европу, чтобы завершить своё образование. Проучившись несколько лет в испанском Мадриде, он перебрался в Париж, где основательно увлёкся чтением великих просветителей Европы, таких как Вольтер, Монтескье, и Руссо. Это оказало важное влияние на его политические убеждения, именно тогда он воодушевился идеалами и видением американской и французской революций, а великий Наполеон Бонапарт, коронацию которого ему посчастливилось лицезреть собственными глазами в Париже, стал для него настоящим образцом для подражания. 

Симон Боливар в возрасте 17 и 20 лет

В то же время он загорелся идеей обретения независимости латиноамериканскими странами.

Симон Боливар в 1812 и 1816 г.

Краткая биография

  1. 1807-й год – после окончания обучения в странах Европы, Симон Боливар, проплывая через территорию США возвращается в родную Венесуэлу. В тот же год он становится активным участником движения за независимость стран Южной Америки от испанского покровительства, чему поспособствовали успешные боевые действия Наполеона в Пиренейских войнах и отлучение испанской королевской семьи от политической власти.
  2. 1810-й год – избран официальным представителем независимого движения, и отправляется в Британию на поиски финансовой и военной поддержки.
  3. 1811-й год – после возвращения в Венесуэлу из Британии Боливар застал страну на пороге принятия независимости, и 5-го июля того же года национальная ассамблея Венесуэлы официально провозглашает свой суверенитет. Тогда же он становится в ряды венесуэльской армии.
  4. 1812-й год – испанцы восстанавливают контроль над Венесуэлой, и Боливар бежит в Картахену в Новой Гренаде, ныне Колумбии. Там же он пишет «Картахенский манифест», в котором призывает народ Венесуэлы активизировать усилия по возвращению независимого статуса от Испании.
  5. 1813-й год – первое военное командование в руководстве революционными силами для освобождения Венесуэлы от сил, лояльных испанскому королю. Боливар добивается успеха в нескольких сражениях и входит на территорию Каракаса в качестве «освободителя» 6 августа 1813-го года. После взятия под контроль он принимает на себя роль диктатора. Однако, первое восстановление республики было недолгим. Многие сограждане нервничали по поводу революционеров и предпочитали стабильность испанского правления, к которой они привыкли. Это привело к ожесточённой гражданской войне, где испанским ведомым силам удалось вытеснить новоявленного правителя из Венесуэлы, и он бежал в Новую Гранаду во второй раз. Там он изложил больше своего политического мышления и стремился заручиться поддержкой Великобритании, которой восхищался за её политическую стабильность, но обеспокоенные проблемами вблизи дома англичане отказались оказывать какую-либо поддержку.
  6. 1816-й год – при помощи военных сил из Гаити и британских солдат Боливар высаживается на территории Венесуэлы и начинает долгую кампанию по возвращению суверенитета своей родине, известную как «Восхитительная кампания».
  7. 1819-й год – спустя три года ожесточённых боёв ему удаётся подавить испанские войска в битве при Бояке, и триумфально войти в Боготу. После успешного завершения своей кампании Боливар начинает предпринимать действия по полному освобождению Венесуэлы и Эквадора от испанского гнёта.
  8. 1821-й год – успешные военные кампании позволяют Боливару стать президентом Гран-Колумбии (государства, охватывающего несколько латиноамериканских стран). Первоначально большая часть территории находилась в руках испанских лоялистов, но в течение следующих нескольких лет его армия окрепла, и революция в Испании снизила их способность сражаться за свои заморские колонии.
  9. 1824-й год – окончательный успех армии Боливара приводит к полной капитуляции испанских сил, на тот момент насчитывавших в своих рядах 18 тысяч человек.
  10. 1825-й год – завоевание последнего форпоста в верхнем Перу, и в последующем основание нового государства – Боливия, образовавшегося на этом месте и названного в честь «освободителя» данной территории.
  11. 1828-й год – покушение на убийство.
  12. 1830-й – Боливар складывает с себя президентские полномочия, отказавшись стать бессменным лидером, и предпочтя остаться обычным гражданином. Он планировал отплыть в Европу, но незадолго до этого заболел туберкулёзом, в результате чего скончался от осложнений, вызванных болезнью в том же году.

Эскиз Боливара в возрасте 47 лет

Личная жизнь

За свою короткую, но насыщенную жизнь Симон Боливар был женат только единожды на девушке по имени Мария Тереза Родригес во время своего обучения в Мадриде в 1799-м году.

С женой Марией Терезой в 1802 г.

Однако, брак продлился недолго из-за внезапно поразившей супругу жёлтой лихорадки, в результате которой она скончалась в 1802-м году. Это событие оставило Боливара эмоционально обезумевшим. Он поклялся, что больше никогда не женится, и позже прокомментировал, что такой личный удар, возможно, и был причиной того, что он бросил свою энергию в политику, а не в домашнюю жизнь.

Несмотря на то, что он больше не обручал себя брачными союзами, это не мешало ему заводить любовниц, одной из которых была Мануэла Саэнс, спасшая его от покушения за несколько лет до смерти. Наследниками гениальный правитель так и не успел обзавестись.

Мануэла Саэнс

Вывод

Боливар был харизматичным и дальновидным лидером, которому удалось освободить большие территории Южной Америки. Когда дело казалось потерянным, он проявлял целеустремленность, большое мужество и невероятные лидерские качества. При этом у него был интернациональный дух.

Он любил идеалы американской революции, но чувствовал, что демократия не будет работать на его собственный народ. Не желая личного богатства или выгоды, он жил богатой жизнью, но закончил её в бедности. Для южноамериканских народов этот человек является по-настоящему знаковой и культовой исторической личностью, стоявшей у истоков борьбы за независимость.


 

Другие биографии:

Симон Боливар краткая биография: борьба и убеждения

Симон Боливар, по прозвищу Освободитель или по-испански Эль Либертадор (родился 24 июля 1783 года в Каракасе, Венесуэла, новая Гранада—умер 17 декабря 1830 года близ Санта-Марты, Колумбия), венесуэльский военный и государственный деятель, возглавлявший революции против испанского владычества. Он был президентом Гран-Колумбии (1819-30) и диктатором Перу (1823-26).

Ранняя жизнь

Сын венесуэльского аристократа испанского происхождения, Боливар родился в богатстве и положении. Его отец умер, когда мальчику было три года, а мать умерла шесть лет спустя, после чего дядя распорядился его наследством и дал ему наставников. Один из этих наставников был Симон Родригес. Он оказал на него глубокое воздействие. Родригес, ученик Жан-Жака Руссо, познакомил Боливара с миром либеральной мысли XVIII века.

В возрасте 16 лет Боливар был отправлен в Европу, чтобы завершить свое образование. Три года он прожил в Испании, а в 1801 году женился на дочери испанского дворянина, с которой вернулся в Каракас. Молодая невеста умерла от желтой лихорадки меньше чем через год после свадьбы. Боливар считал, что ее трагическая смерть стала причиной, из-за которой он начал политическую карьеру в молодости.

В 1804 году, когда Наполеон I приближался к вершине своей карьеры, Боливар вернулся в Европу. В Париже, под новым руководством своего друга и наставника, он погрузился в труды европейских мыслителей-рационалистов таких, как: Джон Локк, Томас Гоббс, Жорж-Луи Леклерк и т. д. Монтескье и Руссо имели самое глубокое влияние на его политическое мировоззрение. В Париже он встретился с немецким ученым Александром фон Гумбольдтом, который только что вернулся из своего путешествия по Латинской Америке и сказал Боливару, что, по его мнению, испанские колонии созрели для независимости. Эта идея укоренилась в воображении Боливара, и во время поездки с Родригесом в Рим, когда они стояли на высотах Монте-Сакро, он поклялся освободить свою страну.

Находясь в Париже, он наблюдал необыкновенное представление, кульминацией которого стала коронация Наполеона в 1804 году в качестве императора Франции. Реакция Боливара на коронацию колебалась между восхищением достижениями одного человека и отвращением к тому, что Наполеон предал идеалы Французской революции. Стремление к славе было одной из постоянных черт характера Боливара. Пример Наполеона был, тем не менее, предостережением, к которому Боливар прислушался. В свои последние дни он всегда настаивал на том, что титул “Освободитель” выше любого другого, он не променяет его на титул короля или императора. В 1807 году будущий революционер вернулся в Венесуэлу через Соединенные Штаты, посетив восточные города.

Движение за независимость

Движение за независимость Латинской Америки началось через год после возвращения Боливара, когда вторжение Наполеона в Испанию пошатнуло власть короля. Наполеон потерпел неудачу в своей попытке заручиться поддержкой испанских колоний, которые претендовали на право выдвижения своих собственных должностных лиц. Следуя примеру метрополии, они хотели создать хунту, чтобы править от имени свергнутого испанского короля. Однако многие испанские поселенцы видели в этих событиях возможность разорвать свои связи с метрополией. Сам Боливар участвовал в различных заговорщических встречах. 19 апреля 1810 года испанский губернатор был официально лишен своих полномочий и выслан из Венесуэлы. Хунта взяла верх. Чтобы получить помощь, Боливар был отправлен с миссией в Лондон, куда он прибыл в июле. Его задачей было объяснить Англии тяжелое положение революционной колонии, добиться ее признания, получить оружие и поддержку. Хотя он потерпел неудачу в своих официальных переговорах, его пребывание в Англии было плодотворным. Это дало ему возможность изучить институты Соединенного Королевства, которые оставались для него образцами политической мудрости и стабильности. Что еще важнее, он способствовал делу революции, убедив изгнанного венесуэльца Франсиско де Миранду, который в 1806 году пытался в одиночку освободить свою страну, вернуться в Каракас и принять командование движением за независимость.

Венесуэла была в состоянии брожения. В марте 1811 года в Каракасе собрался национальный конгресс для разработки проекта Конституции. Боливар, хотя и не был делегатом, бросился в дебаты, которые вызвали волну в стране. В своей первой публичной речи он заявил: «Давайте без страха заложим краеугольный камень американской свободы. Колебаться — значит погибнуть.» После долгих обсуждений 5 июля 1811 года Национальное собрание провозгласило независимость Венесуэлы. Боливар вступил в армию молодой республики, главнокомандующим которой был Миранда, и был назначен ответственным за Пуэрто-Кабельо, порт на Карибском море к западу от Каракаса, который был жизненно важен для Венесуэлы. За короткое время, прошедшее после их лондонской встречи, он и Миранда отдалились друг от друга. Миранда называл Боливара «опасным юношей», и у Боливара были дурные предчувствия относительно способностей стареющего генерала. Изменнические действия одного из офицеров Боливара открыли крепость для испанских войск, и Миранда вступил в переговоры с испанцами. Было подписано перемирие (июль 1812 года), которое оставило всю страну на милость Испании. Миранда был передан испанцам после того, как Боливар и другие предотвратили его побег из Венесуэлы. Миранда провел остаток своей жизни в испанских тюрьмах.

Решив продолжить борьбу, Боливар получил паспорт, чтобы покинуть страну, и отправился в Картахену в Новой Гранаде. Там он опубликовал первое из своих великих политических заявлений, El manifiesto de Cartagena (”Картахенский манифест»), в котором он приписывал падение Первой Республики Венесуэлы. Он призывал к Объединенным революционным усилиям, чтобы уничтожить власть Испании в Америке.

При поддержке патриотов Новой Гранады Боливар возглавил экспедиционный корпус, чтобы отвоевать Венесуэлу. В ходе масштабной упорной кампании он разгромил роялистов в шести ожесточенных сражениях и 6 августа 1813 года вступил в Каракас. Ему присвоили титул Освободителя. Однако война за независимость только начиналась. Большинство народа Венесуэлы враждебно относились к силам сопротивления и устали от навязанных жертв. Началась жестокая гражданская война, и Боливар сам прибегал к крайним мерам. В 1814 году он был снова разбит испанцами, которые превратили llaneros (ковбоев) во главе с Хосе Томасом Бовесом в недисциплинированную, но эффективную кавалерию, которую Боливар не смог отразить. Бовес подвергал креольских патриотов ужасным зверствам, и его захват Каракаса и других главных городов положил конец второй венесуэльской республике. Едва избежав участи Миранды, Боливар бежал в Новую Гранаду, где ему было поручено в Картахене вытеснить сепаратистскую группировку из Боготы (ныне Колумбия), и ему это удалось. Затем он осадил Картахену, но не сумел объединить революционные силы и бежал на Ямайку.

Находясь в изгнании, Боливар направил все свои силы на то, чтобы заручиться поддержкой Великобритании, и, стремясь убедить британский народ в своей заинтересованности в свободе испанских колоний, он написал величайший документ своей карьеры: La carta de Jamaica (“письмо с Ямайки”), в котором обрисовал грандиозную панораму от Чили и Аргентины до Мексики. Его не смущало, что испанцы в некоторых случаях одерживали верх. Он писал: «Народ, который любит свободу, в конце концов станет свободным. Мы — микрокосм человеческой расы. Мы-отдельный мир, заключенный между двумя океанами, молодые в искусстве и науке, но старые как человеческое общество. Мы не индийцы и не европейцы, но мы часть каждого из них.» Он предложил создать конституционные республики по всей Латинской Америке, а для бывшего вице-королевства новая Гранада он предлагал сформировать правительство по образцу Великобритании, с наследственной верхней палатой, избираемой нижней палатой и президентом, избираемым пожизненно. Последнее положение, за которое Боливар цеплялся на протяжении всей своей карьеры, составляло самую сомнительную черту его политического мышления.

В “письме с Ямайки” Боливар показал себя великим интернационалистом. Он с нетерпением ждал того дня, когда представители всех латиноамериканских наций соберутся в таком центральном месте как Панама.

К 1815 году Испания направила в свои мятежные колонии самые сильные экспедиционные силы, когда-либо пересекавшие Атлантический океан. Его командиром был Пабло Морильо. Поскольку ни Великобритания, ни Соединенные Штаты не обещали помощи, Боливар обратился к Гаити, которая недавно освободилась от французского господства. Там ему был оказан дружеский прием. Они предоставили деньги и оружие революционерам.

В 1816 году с помощью войск Гаити и британских солдат Боливар смог высадиться в Венесуэле, и он начал долгую кампанию, известную как «восхитительная «, по возвращению Венесуэлы от испанцев.

Вернувшись на материк, он застал Венесуэлу в тисках хаоса. Лидеры сторонников независимости и роялистские силы сражались по всей стране, опустошая сельскую местность. Этот период был отмечен большой борьбой между различными генералами, борющимися за независимость. Только после того, как Боливар казнил генерала Мануэлю в октябре 1817 года, он смог подчинить себе других патриотических военачальников, таких как: Сантьяго Мариньо и Хосе Антонио Паес.

Освобождение Новой Гранады

Последовали три года нерешительных поражений и побед. В 1817 году Боливар решил создать штаб-квартиру в районе реки Ориноко, который не был разрушен войной. Из этого места испанцы не могли легко вытеснить Боливара. Он нанял несколько тысяч иностранных солдат и офицеров, в основном англичан и ирландцев. Была основана столица в Ангостуре (ныне Сьюдад-Боливар), стала издаваться газета и установлена связь с революционными силами равнин, включая одну группу во главе с Хосе Антонио Паэсом и другую во главе с Франсиско де Паула Сантандером. Весной 1819 года он разработал свой генеральный план нападения на вице-королевство новая Гранада.

Нападение Боливара на Новую Гранаду считается одним из самых смелых в военной истории. Его враги полагали, что Освободитель никогда не будет настолько безумен, чтобы пересечь Анды. Боливар быстро набрал новых солдат из населения, жаждущего свободы, и отправился в Боготу.

Путь небольшой армии (около 2500 человек, включая британский легион) лежал через равнины. Был сезон дождей, и реки превратились в озера. Семь дней, по словам одного из помощников Боливара, они шли по пояс в воде. Было переправлено десять судоходных рек, большинство из них в лодках из воловьей кожи. Однако путешествие по равнинам казалось детской забавой по сравнению с восхождением на Анды, которые находились между Боливаром и городом Богота. Боливар решил пересечь Кордильеры на перевале Писба. Ледяной ветер дул с высоты перевала, и многие из скудно одетых солдат умерли от холода. Усталость и потери были нивелированы преимуществом, полученным при спуске без сопротивления в Новую Гранаду. Испанцы были захвачены врасплох, и в решающей битве при Бояке 7 августа 1819 года основная часть роялистской армии сдалась Боливару. Через три дня он въехал в Боготу. Эта акция стала поворотным пунктом в истории Северной и Южной Америки.

Это сражение было триумфальным для Боливара, шокирующим по своим результатам: революционеры потеряли 13 убитыми и около 50 ранеными, в то время как 200 роялистов были убиты и около 1600 попали в плен. 10 августа Боливар вошел в Боготу без сопротивления.

Освободитель приступил к выполнению своей задачи. Он назначил Сантандера вице-президентом, ответственным за администрацию, и в декабре 1819 года выступил перед Конгрессом, собравшимся в Ангостуре. Боливар стал президентом и военным диктатором. Он призвал законодателей провозгласить создание нового государства. Три дня спустя была создана Республика Колумбия, обычно называемая Гран-Колумбия, в состав которой вошли три департамента Новой Гранады (ныне страны Колумбия и Панама), Венесуэла и Кито (Эквадор). Поскольку большая часть этой территории все еще находилась под контролем роялистов, это было в основном бумажным достижением. Однако Боливар знал, что победа наконец-то в его руках. В начале 1820 года революция в Испании вынудила испанского короля Фердинанда VII признать идеалы либерализма, что обескуражило испанские войска в Южной Америке. Боливар убедил Морильо начать переговоры о перемирии. Два генерала встретились в памятной встрече в Санта-Ане, Венесуэла, подписав в ноябре 1820 года договор, который положил конец военным действиям на шесть месяцев.

Когда боевые действия возобновились, Боливар обнаружил, что с его силами можно легко разгромить испанские войска в Венесуэле. Битва при Карабобо (июнь 1821 года) открыла ворота Каракаса, и венесуэльская Родина Боливара была, наконец, свободна. Осенью того же года в Кукуте был созван конгресс для разработки проекта конституции для Гран-Колумбии. Хотя он был избран президентом, он считал, что Конституция слишком либеральна по своему характеру, чтобы гарантировать выживание его творения. Он был готов мириться со слабой структурой конституции, так как более срочные задания требовали внимания. Передав управление страной в руки Сантандера, президент уехал, чтобы продолжить военную кампанию.

Усилия по освобождению Эквадора продолжались около года. Боливару помогал самый блестящий из его офицеров, Антонио Хосе де Сукре. В то время как президент сражался с испанцами в горах, защищавших Северный доступ к Кито, столице Эквадора, Сукре прошел маршем от побережья Тихого океана до внутренних районов страны. При Пичинче 24 мая 1822 года он одержал победу, которая освободила Эквадор от испанского ига. На следующий день столица пала, и 16 июня Боливар объединил свои силы с Сукре.

Именно в Кито Освободитель встретил величайшую страсть своей жизни-Мануэлу Саэнц. Она была ярой революционеркой, которая открыто призналась в любви Боливару и сопровождала его сначала в Перу, а затем в президентский дворец в Боготе.

Освобождение Перу

Территория Гран-Колумбии была полностью отвоевана у Испании, и ее новое правительство было признано Соединенными Штатами. В руках испанцев остались только Перу. Именно перуанская проблема свела Боливара и аргентинского революционера Хосе де Сан-Мартина вместе. Сан-Мартин сделал для южной части континента то же, что Боливар сделал для Северной. Кроме того, Сан-Мартин уже вошел в Лиму и провозгласил независимость Перу. Но испанские войска отступили в высокогорье, и Сан-Мартин, не имея возможности последовать за ними, решил посоветоваться с Боливаром. 26 июля 1822 года они встретились в портовом городе Гуаякиль, Эквадор (Гуаякильская конференция). Подробности их бесед неизвестны, но предположительно они касались завершения военной борьбы в Перу, а также последующей организации освобожденной испаноязычной Америки. Сан-Мартин, должно быть, понимал, что Боливар в одиночку объединил военные, политические и психологические ресурсы, необходимые для окончательной победы над мощной испанской армией в горах. Учитывая ситуацию в Лиме, где он столкнулся с растущей оппозицией, присутствие Сан-Мартина могло только помешать выполнению этой задачи. По возвращении из Гуаякиля Сан-Мартин оставил свой пост в Лиме и отправился в изгнание, предоставив Боливару единолично руководить войной.

Путь, который должен был привести к конечной цели Боливара, теперь был открыт. В сентябре 1823 года он прибыл в Лиму. Испанская армия заняла горы к востоку от города, и ее позиции считались неприступными. Боливар, однако, систематически собирал войска, лошадей, мулов и боеприпасы, чтобы сформировать армию. В 1824 году он покинул временную столицу в Трухильо и поднялся на высокие Кордильеры. Первое крупное сражение произошло под Хунином и было легко выиграно Боливаром, который затем оставил успешное завершение кампании своему способному начальнику штаба Сукре. 9 декабря 1824 года испанский вице-король проиграл битву при Аякучо Сукре и сдался вместе со всей своей армией.

Боливия

Боливар был теперь президентом Гран-Колумбии и диктатором Перу. Только небольшая часть континента все еще была защищена силами роялистов. Освобождение этого района выпало на долю Сукре, и в апреле 1825 года он доложил, что задача выполнена. Новая страна предпочла называться Боливия. Боливар разработал конституцию, которая еще раз продемонстрировала его авторитарные наклонности: она создала пожизненного президента, законодательный орган, состоящий из трех палат, и крайне ограниченное избирательное право.

Боливар достиг высшей точки своей карьеры. Его власть простиралась от Карибского моря до Аргентино-боливийской границы. Он победил тяжелую болезнь, которая во время его пребывания в Перу сделала практически инвалидом на несколько месяцев. Еще один из его любимых проектов, лига латиноамериканских Штатов, осуществился в 1826 году. Он давно выступал за союзнические договоры между американскими республиками. К 1824 году такие договоры были подписаны и ратифицированы республиками Колумбия, Перу, Мексика, Соединенными провинциями Центральной Америки и Соединенными провинциями Рио-де-ла-Плата. В 1826 году в Панаме под эгидой Боливара был созван всеобщий американский Конгресс. По сравнению с первоначальными предложениями Боливара, это был фрагментарный процесс, и только Колумбия, Перу, Центральная Америка и Мексика прислали своих представителей. Четыре присутствовавшие страны подписали союзнический договор, и пригласили все остальные американские государства присоединиться к ним. Планировалось создать общую армию и флот, а также созывать раз в два года ассамблеи, представляющие Федеративные Штаты. Все споры между государствами должны были разрешаться арбитражем. Только Колумбия ратифицировала этот договор, однако конгресс в Панаме стал важным примером будущей солидарности и взаимопонимания между странами в Южной Америке.

Боливар сознавал, что его планы по организации получили лишь ограниченное одобрение. Его современники мыслили в рамках отдельных национальных государств. В области внутренней политики он продолжал оставаться авторитарным республиканцем. Президент считал себя центром сплочения и предвкушал гражданскую войну, как только к его словам перестанут прислушиваться. Такое пророчество, сделанное в 1824 году, исполнилось в 1826 году.

Гражданская война

Венесуэла и новая Гранада начали сталкиваться из-за уз их союза в Гран-Колумбии. Главные герои в каждой стране, Паэс в Венесуэле и Сантандер В Новой Гранаде, противостояли друг другу. В результате разразилась гражданская война. Боливар поспешно покинул Лиму. В Боготе Президент обнаружил, что Сантандер поддерживает Конституцию Кукуты и призывает наказать Паэса как мятежника. Боливар, однако, был полон решимости сохранить единство Гран-Колумбии и поэтому хотел умиротворить стороны. Паес поклонился верховной власти Освободителя, а Боливар, в свою очередь, пообещал новую конституцию, которая исправит венесуэльские обиды.

Боливар надеялся, что Конституция Кукуты будет пересмотрена и президентская власть усилена, но либералы блокировали любые подобные попытки. Возникла патовая ситуация. Утверждая, что старая конституция больше не действительна и что на ее место не пришла новая, Боливар взял на себя диктаторские полномочия в Гран-Колумбии. Боливар отказался влиять на выборы, в результате чего либералы под руководством Сантандера получили большинство голосов. Группа либеральных заговорщиков вторглась в президентский дворец в ночь на 25 сентября, и Освободитель был спасен от кинжалов убийц только благодаря сообразительности Мануэлы Саенц. Слабое здоровье Боливара пошатнулось. Перу вторглось в Эквадор с намерением аннексировать Гуаякиль. Сукре спас Эквадор и разгромил перуанцев при Таркви (1829). Несколько месяцев спустя один из самых уважаемых генералов Боливара, Хосе Мария Кордова, поднял восстание. Он был раздавлен, но Боливар был обескуражен продолжающейся неблагодарностью своих бывших приверженцев. Осенью 1829 года Венесуэла вышла из состава Великой Колумбии.

В 1830 году Боливар подал в отставку с поста президента, отказавшись от предложения стать пожизненным президентом, предпочтя остаться обычным гражданином.

«Колумбийцы! Мое последнее желание-это счастье страны. Если моя смерть будет способствовать прекращению партизанства и укреплению союза, я с миром сойду в могилу» — сказал Освободитель перед уездом из страны.

Боливар неохотно осознал, что само его существование представляет опасность для внутреннего и внешнего мира наций, обязанных ему своей независимостью, и 8 мая 1830 года покинул Боготу, намереваясь укрыться в Европе. Достигнув Атлантического побережья, он узнал, что Сукре, которого он готовил в качестве своего преемника, был убит. Горе Боливара было безгранично. Запланированная поездка в Европу была отменена, и по приглашению одного испанского поклонника Боливар отправился в свое поместье близ Санта-Марты. По иронии судьбы его жизнь закончилась в доме испанца, где в конце 1830 года он умер от туберкулеза.

Боливара многие считают величайшим гением латиноамериканского мира. Он был человеком с мировым именем, и его репутация неуклонно росла после смерти.

Однажды он сказал: ”Посмотрите, как обстоят дела: если бы я не был вдовцом, моя жизнь, возможно, была бы другой. Я не был бы ни генералом Боливаром, ни Либертадором».

Боливар разрывался между республиканскими идеалами и необходимостью поддерживать порядок. Он любил аспекты демократии, но также боялся, что только сильный лидер может удержать страну вместе. Хотя Боливар действовал как диктатор, в стране было больше элементов представительной демократии, чем при абсолютном монархе.

Он любил идеалы американской революции, но чувствовал, что демократия не будет работать на его собственный народ. Освободитель не стремился к личному богатству или наживе. Он начал жизнь богатым, но закончил ее бедным. Боливар освободил всех своих рабов и стремился покончить с рабством в освобожденных им странах.

Освободитель был против рабства, но это было непопулярно в Гран-Колумбии, потому что рабство было важной частью венесуэльской экономики.

Его деятельность сформировала чувство национальной идентичности среди южноамериканских стран.

Он успешно руководил смелыми маршами и рейдами, заставая врага врасплох, особенно в «замечательной кампании».

Маркиз де Лафайет писал от имени семьи Джорджа Вашингтона, что Боливар был “вторым Вашингтоном Нового Света.“

Сегодня наследие Боливара можно увидеть во множестве статуй и площадей с его изображением по всей Южной и Северной Америке. Несколько городов и поселков по всей территории Соединенных Штатов названы в его честь.

Симфонический оркестр имени Симона Боливара: биография, видео

The Orquesta Sinfónica Simón Bolívar de Venezuela (SBSOV) was founded by José Antonio Abreu and a group of fellow musicians, who were inspired by the ideals of Simón Bolivar. The orchestra is comprised of over 200 young musicians between the ages of 17 to 30, and is the flagship of the orchestral academic programme of the State Foundation for the Venezuelan System of Youth and Child Orchestras (or FESNOJIV).

FESNOJIV involves some 250,000 members across the country in a system of pre-school orchestras (4 to 6 years), over 90 children's orchestras (7 to 16 years), over 130 youth orchestras (16 to 20 years) and over 30 professional adult symphony orchestras. 75 percent of these children live below the poverty line. "For the children that we work with, music is practically the only way to a dignified social destiny. Poverty means loneliness, sadness, anonymity. An orchestra means joy, motivation, teamwork, the aspiration to success." (José Antonio Abreu) FESNOJIV employs over 15,000 music teachers, and includes training in instrument-making, arts administration and new media.

The orchestral academic programme of FESNOJIV allows the musicians of SBSOV to explore a demanding repertory, through masterclasses and concerts involving soloists from leading orchestras and arts institutions, among them members of the Berliner Philharmoniker, the Sibelius Academy of Finland, Stuttgart Bachakademie and the New England Conservatory of Boston. They have also worked with international conductors including Sir Simon Rattle and Claudio Abbado, and work for six months of the year with Gustavo Dudamel, their Music Director and also a product of FESNOJIV.

The SBSOV has toured several times in Germany, appearing in major venues including the Berlin Philharmonie and Essen Philharmonie. It has also performed at the Parco della Musica in Rome, the Teatro Massimo in Palermo and at the Lucerne Easter Festival. In the summer of 2007, they appeared at the BBC Proms, the Edinburgh Festival and venues around in Germany, including the Schleswig Holstein Festival and the Semperoper Dresden. In Autumn 2007 the orchestra undertook a major tour with sold-out concerts in Mexico, Los Angeles, San Francisco, Boston, and also Carnegie Hall in New York, where the orchestra was conducted by Gustavo Dudamel and Sir Simon Rattle as part of the 'Berlin in Lights' Festival, followed by a highly acclaimed tour in Spain. In Summer 2008 the Orchestra played at the most important European festivals and cities, including Berlin, Frankfurt, Lucerne, Baden-Baden, Helsinki and an extraordinarily successful residency at the Salzburg Festival. In December 2008, SBSOV made its debut in Asia with concerts in Beijing, Seoul and Tokyo. The most recent tour of the SBYO in April 09 presented the orchestra in sold-out residencies in Houston, Washington, Chicago and London, at the Royal Festival Hall.

The SBSOV and Gustavo Dudamel record for Deutsche Grammophon, and have released recordings of Beethoven’s Symphonies 5 and 7, Mahler's Symphony No. 5, the superhit CD Fiesta, with works by Latin American composers, as well as a Tchaikovsky album featuring his Symphony 5 alongside Francesca da Rimini.

Source: Askonas Holt.

Руководитель войны в америке боливар. Биография симона боливара

Руководитель вооружённой борьбы за независимость испанских колоний в Южной Америке.

Симон Боливар родился в богатой аристократической семье помещика-креола в Венесуэле, в Каракасе. Он рано потерял родителей, но его опекун проявил о мальчике поистине отеческую заботу, дав ему блестящее образование и воспитание.

В 1799 году шестнадцатилетний Симон Боливар отправился продолжать образование в Европу, где женился на знатной испанке. Однако вскоре она умерла от жёлтой лихорадки. Чтобы справиться с горем, Боливар отправился в путешествие по Италии и Франции, где он увлёкся философией Руссо, Вольтера и других модных тогда просветителей. Но самое большое впечатление на Боливара произвели военные успехи и демократические лозунги французского императора Наполеона Бонапарта. Кроме того, он понял, что Испанское королевство уже неспособно крепко удерживать свои колонии в Америке.

На родину из Европы Симон Боливар возвращался с твёрдым намерением сделать там военную карьеру. По пути он посетил Соединённые Штаты, недавно завоевавшие независимость от британской короны. Прибывший в Венесуэлу аристократ был уже твёрдо убеждён в том, что его страна должна обрести национальную независимость, а сам он избран судьбой для того, чтобы возглавить борьбу за свободу своего народа.
Свою военную деятельность он начал в 1810 году, будучи уже достаточно зрелым человеком. Сперва Симон Боливар примкнул к Франсиско де Миранде, поднявшему мятеж против испанцев, и скоро стал одним из самых авторитетных вождей повстанцев. Среди других предводителей повстанцев он выделялся своей образованностью и знанием военного дела.

Во время вооружённой борьбы за независимость Венесуэлы Симон Боливар совершил ещё одну поездку в Европу, кратковременную, с целью получить финансовую поддержку повстанцам со стороны европейских противников Испанского королевства. По возвращении на родину он вновь оказался в гуще военных событий. 5 июля 1811 года повстанцы провозгласили Венесуэлу независимой республикой.

Однако Испания не собиралась терять свою колонию на южном берегу Карибского моря. Вскоре королевские войска начали контрнаступление на повстанческие отряды, плохо вооружённые и слабо организованные. Их предводитель пытался организовать стойкое сопротивление противнику, но под его командованием оказалось слишком мало людей. Франсиско де Миранда потерпел полное поражение и попал в плен к испанцам.

В это время Симон Боливар возглавлял оборону важнейшего портового города страны Пуэрто-Кабельо. Однако он проиграл испанцам, которыми командовал генерал Хуан Доминго Монтеверде, сражение под стенами города — один из его ближайших подчинённых оказался изменником и выдал испанцам боливарский план военных действий. Поэтому противнику не составило большого труда захватить Пуэрто-Кабельо. Вождям венесуэльских революционеров пришлось спасаться бегством, сам Симон Боливар бежал на близлежащий остров Кюрасао, принадлежавший голландцам.

После полного поражения венесуэльской республиканской армии Симон Боливар со своими единомышленниками обосновался в соседней Новой Гренаде (современной Колумбии) и начал подготовку повстанческих сил к следующему этапу вооружённой борьбы. Его добровольческие отряды испытывали большие трудности с огнестрельным оружием, сказывалась нехватка командиров, имевших военное образование.

Весной 1813 года повстанческое войско Симона Боливара ступило на территорию Венесуэлы. Продвигаясь с боями, оно одержало убедительные победы над испанскими роялистами при Арауре (здесь побеждённым оказался генерал Монтеверде), Ла-Виктории, Сан-Матео, в штате Карабобо (над испанским генералом Хосе Томасом Бовесом). Испанцы отступали повсюду. Повстанцы же сражались с большим воодушевлением и пользовались поддержкой местного населения, что во многих случаях компенсировало их слабую вооружённость по сравнению с королевскими войсками.

Заняв столицу Венесуэлы Каракас, они торжественно провозгласили 2-ю Венесуэльскую республику во главе с Симоном Боливаром. Однако уже в следующем году им пришлось защищать республику от испанцев и местных противников революции. И на сей раз силы воюющих сторон оказались неравными — повстанцы потерпели поражение от войск генерала Бовеса в сражении у Ла-Пуэрте. После нового поражения близ городка Санта-Марты предводителю республиканцев пришлось бежать за границу с несколькими своими единомышленниками. В конце концов он оказался на острове Гаити.

Там Боливару удалось установить дружественные отношения с местным республиканским правительством. Островитяне совсем недавно завоевали свою независимость от Франции, и поэтому им были понятны и близки устремления венесуэльца. На Гаити Симон Боливар создал новую повстанческую армию, хотя и немногочисленную, но спаянную общей освободительной идеей. Вскоре её бойцы стали ядром повстанческих сил на американском континенте.

С этого острова в центре Карибского моря Симон Боливар совершил несколько десантных экспедиций в северную часть Южной Америки, однако испанским гарнизонам на побережье удалось отразить все попытки повстанцев закрепиться там.

В декабре 1816 года повстанческая армия высадилась на венесуэльском побережье. Теперь Боливар имел чёткую программу военных и политических действий. После отмены рабства и провозглашения декрета о наделении солдат республиканской армии землёй начался широкий приток добровольцев в её ряды.

Испанские войска генерала Пабло Морильо под ударами повстанцев стали терпеть одно поражение за другим. Решающее сражение произошло 16 февраля 1817 года близ Барселоны. Одной из главных причин военных успехов революционных повстанческих сил было то, что Испанию, находившуюся на противоположном конце Атлантического океана, терзали серьёзные внутренние противоречия, и потому она не могла отправить в свои американские колонии войска.

В 1819 году Симон Боливар, найдя необходимые средства, усилил свою армию за счёт европейских наёмников-профессионалов, участников недавно закончившихся антинаполеоновских войн. В Ангостуре (Новая Гренада) была создана военная база, где повстанцы проходили обучение. Когда численность армии достигла 2500 человек (для стран Латинской Америки того времени это было немало), хорошо вооружённых, но оборванных и полуголодных, Боливар повёл её сперва через тропические леса, а затем через заснеженные хребты Анд на город Боготу. Чтобы добраться в долину Сагамосу, повстанцам пришлось форсировать семь полноводных рек. Труднейший поход завершился полным триумфом.

7 августа Симон Боливар внезапным ударом разгромил испанские войска под командованием полковника Баррейро, защищавших населённый пункт Бойака (Бояка). В том бою стороны имели примерно равные силы. Особенно отличился Британский легион Боливара, состоявший из ветеранов антинаполеоновских войн. Испанские войска были рассеяны и больше опасности из себя не представляли. Через три дня повстанческая армия, не встречая больше на своём пути организованного сопротивления, освободила столицу Новой Гренады город Боготу.

17 декабря 1819 года Симон Боливар провозгласил создание республики Великая Колумбия, в состав которой вошли Венесуэла и Новая Гренада (Колумбия), и стал её президентом. Но ему потребовалось ещё два года, чтобы окончательно освободить территорию Венесуэлы от испанских войск, которые упорно держались в приморских городах-крепостях и получали помощь от местных сторонников испанской короны. Кроме того, Карибское море позволяло королевским гарнизонам поддерживать связь между собой.

Это случилось только после победы в сражении при Карабобо 24 июня 1821 года. В тот день Симон Боливар командовал 8-тысячной армией колумбийских патриотов, ему противостоял королевский генерал де ла Торре с 5 тысячами испанцев. Колумбийцы нанесли такое тяжёлое поражение противнику, что только 400 испанцев сумели добраться до близкого Пуэрто-Кабельо и укрыться там.
На этом Боливар не остановился. У него уже были далеко идущие планы. Испания ещё сохраняла господство на огромной территории Южной Америки. Но теперь у Боливара был надёжный и опытный помощник в лице боевого генерала Антонио Хосе де Сукре. Вместе с ним он возглавил новую освободительную армию, численность которой даже в лучшее время не превышала 10 тысячи бойцов.

В 1822 году армия латиноамериканских повстанцев под командованием Боливара и Сукре освободила город Кито и одноимённую провинцию (современный Эквадор), выиграв битву у горы Пичинча (потухшего вулкана), где испанский генерал-губернатор Мельхиор Аймерич был вынужден капитулировать. Противник был атакован с вершины Пичинчи и не смог устоять против натиска повстанческих отрядов. Освобождённая территория присоединилась к Великой Колумбии.

Победоносному походу повстанческой армии на юг латиноамериканского континента во многом способствовала поддержка местного населения, прежде всего индейцев. В 1824 году армия Симона Боливара освободила Перу (где королевскими войсками командовал опытный военачальник Оланьета). Это случилось после полной победы латиноамериканских повстанцев над неприятельской армией в битве при Айякучо, произошедшей 7 декабря.

Здесь 7-тысячная армия Симона Боливара и генерала Сукре разгромила 10-тысячное испанское войско, во главе которого стоял вице-король Хосе де ла Серна. Сражение почти с самого начала приняло характер рукопашного боя, и стороны понесли большие потери. Вице-король пытался безуспешными кавалерийскими атаками разгромить противника, но те отбили их с большими потерями для роялистов. Сам де ла Серна получил шесть ранений и попал в плен. Дело под Айякучо известно в военной истории и как «Битва генералов», поскольку в ней в плен попали 14 генералов Испанского королевства.

Сражение при Айякучо примечательно ещё и тем, что там были разгромлены последние вооружённые силы Испанского королевства, которые оно держало в Латинской Америке. Послать же туда новые войска метрополия была уже не в состоянии, да и явных приверженцев испанской короны в американских колониях осталось очень мало. Даже местные землевладельцы выступали за независимость колоний.

Освободив Перу, Симон Боливар стал во главе образовавшейся на территории Восточного Перу независимой Республики Боливии, названной так в его честь. Боливар стремился объединить молодые государства Южной Америки и создать из них конфедерацию.

В 1826 году в Панаме состоялся континентальный конгресс, на котором предложения Боливара не встретили поддержки из-за сепаративных выступлений и противодействия США и Великобритании. Ни в Вашингтоне, ни в Лондоне не желали видеть в Латинской Америке сильное независимое государство. Сыграл свою роль и личный фактор — правление Симона Боливара было авторитарным, что отпугивало от него возможных политических союзников.

Вскоре после Панамского конгресса Великая Колумбия распалась. В 1827-1828 годах власть Боливара была свергнута в Перу и Боливии, в последующие два года от Колумбии отделились Венесуэла и Эквадор. Сильным ударом для Боливара стало убийство его верного боевого соратника генерала Антонио де Сукре, в котором он видел своего достойного преемника.

Все это вынудило Боливара в начале 1830 года уйти в отставку с поста президента Колумбии. Он хотел было отправиться в добровольное изгнание в Европу, но в декабре того же года умер от туберкулёза в городе Санта-Мария.

Личность Симона Боливара по сей день весьма популярна в странах Латинской Америки. Его именем названы провинции и города, улицы, денежные единицы, в его честь воздвигнуто много памятников.

Хотя армии латиноамериканцев, которыми он командовал на протяжении многих лет, были немногочисленными, генерал Боливар сумел освободить большую часть испанских колоний в Южной Америке. В этом и заключается его главная заслуга. Одержав много побед над королевскими войсками, он потерпел и немало поражений от них. Но благодаря своей настойчивости и убеждённости в правоте своего дела, Боливар в конце концов одержал желанную победу, после которой довольно скоро под давлением сепаратистских сил лишился президентской власти.

На рубеже XVIII–XIX веков мир быстро изменялся. Уходило время абсолютизма, в золочёные врата королевских покоев грозно стучалась Революция.

Сирота и вдовец посвятил себя борьбе

Такое время всегда рождает героев - личностей, которые становятся во главе бушующей стихии, преобразуя революционную энергию масс в силу, преобразующую основы бытия целых континентов.

В истории Южной Америки таким героем суждено было стать Симону Боливару .

Будущий революционный генерал родился в знатной креольской семье баскского происхождения в Каракасе 24 июля 1783 года. Его отец был одним из богатейших людей генерал-капитанства Венесуэлы.

Симон никогда не учился в школе - его обучением занимались воспитатели Андрес Бельо и Симон Родригес, видный южноамериканский просветитель .

Юный Симон рано потерял родителей и сестру, а родные решили уберечь его от разгорающихся в Каракасе политических страстей, отправив его в 1799 году в Европу.

Впрочем, Симон Боливар вполне мог не стать тем, кем стал. В 1801 году он женился и был намерен вернуться в Венесуэлу, чтобы заняться вопросами управления доставшимся от родителей хозяйством. Но в 1802 году молодая жена Боливара скоропостижно скончалась от жёлтой лихорадки, и убитый горем молодой человек остался в Европе.

Свой окончательный выбор дальнейшей судьбы Симон Боливар сделал 15 августа 1805 года, когда на холме Монте-Сакро в Риме поклялся избавить свою Родину от испанского владычества.

Посол хунты

Время для этого пришло в 1808 году, когда Наполеон Бонапарт вторгся в Испанию, пленил короля и посадил на трон своего ставленника.

В Венесуэле была сформирована Патриотическая хунта, которая изначально выступала в поддержку старого короля, но вскоре заявила о своём стремлении к государственной независимости. Хунта сделала Симона Боливара своим послом в США, где он должен был заниматься закупкой оружия, поиском добровольцев и союзников в борьбе за независимость.

Побывав в Соединённых Штатах, которые сами обрели независимость всего четверть века назад, Боливар начинает мечтать о новом государственном устройстве для испанских колоний Южной Америки - Южных Соединённых Штатах, созданных на принципах, подобных тем, которые стали основой США.

В 1810 году в Каракасе проходит Венесуэльский конгресс, который официально объявляет независимость от Испании и провозглашает республику.

Испания направила против бунтовщиков профессиональную армию, которая проявляла особую жёсткость не только к восставшим, но и к мирному населению. Симон Боливар и его соратник Франсиско де Миранда возглавили повстанческие отряды, которые оказались неспособны противостоять регулярной армии и потерпели поражение. Миранда попал в плен и умер в тюрьме, а Боливар бежал в Новую Гранаду (современную Колумбию), где укрылся от преследования.

Симон Боливар. Фото: www.globallookpress.com

Победы и поражения

Боливару в его борьбе очень пригодилось богатое отцовское наследство - вооружаться и формировать боевые отряды гораздо проще, когда есть достаточно денег.

В 1813 году Боливар с отрядом из 500 человек выступил из Новой Гранады в поход против испанцев. Военный талант и здоровая наглость приносят успех - в августе 1813 года он освободил Каракас, где была провозглашена 2-я Венесуэльская республика, а сам Боливар получил титул Освободителя.

Испания не собиралась сдаваться - против Боливара выступил 10-тысячный армейский корпус, который поддерживали отряды лояльных испанской короне помещиков.

Война становится всё более ожесточённой, кровь льётся рекой, и силы бойцов Боливара тают. В конце концов республика пала, а Боливар бежал на Ямайку. После этого поражения он пишет «Обращение к нациям мира», в котором разоблачает преступления испанских солдат, вновь заявляет о том, что народы Южной Америки получат независимость.

В 1814 году Боливар стал искать поддержки у самого прогрессивного государства региона - Республики Гаити. Для тех, кто знает только современную историю Гаити, это может показаться невероятным, но именно на Гаити впервые в регионе было отменено рабство.

Президент Гаити Александр Петион согласился помочь Боливару в обмен на обещание отмены рабства в Венесуэле.

Боливар начинает создавать освободительную армию, объединяя все антиколониальные силы под своим командованием, однако в полной мере упорядочить «партизанскую вольницу» ему так и не удалось. Зато в рядах его армии, помимо местных бойцов, появляется корпус европейских волонтёров, в который влились представители разных народов, в том числе русские.

Венесуэла. Каракас. Портрет Симона Боливара на потолке Национального пантеона. Фото: www.globallookpress.com

Гроза испанской короны

В декабре 1816 года армия Боливара высаживается на континенте. Повстанцы подготовлены не только в военном, но и в идеологическом плане - их лидер провозглашает отмену рабства, чем склоняет на свою сторону большую часть венесуэльцев. Однако этим Боливар не ограничился - он объявляет о наделении землёй бойцов своей армии, а также о конфискации имущества испанской короны и её сторонников. Война принимает революционный характер в полном смысле этого слова.

Армия Боливара действует в тяжелейших условиях, совершая броски через горы и джунгли, и, несмотря на все трудности, одерживает победу за победой. Генерал не миндальничает и с соратниками - лиц, заподозренных в измене, казнят без жалости.

К февралю 1819 году революционная армия изгнала испанцев из Венесуэлы и Новой Гранады, и в городе Ангостуре Боливар собирает Национальный конгресс представителей освобождённых провинций, на котором окончательно провозглашается независимость Венесуэлы.

Боливар-Освободитель становится безумно популярен не только в Южной Америке, но и во всём мире. Но генерал намерен двигаться дальше - в августе 1819 года принимается Конституция страны, а в декабре того же года он становится президентом провозглашённой Национальным конгрессом Великой Колумбии, в состав которой входят Венесуэла и Новая Гранада. В 1822 году после ряда военных успехов армии Боливара освобождён и Эквадор, который также входит в состав нового государства.

Великая Колумбия - это прообраз тех Южных Соединённых Штатов, о которых мечтал Боливар. Время заняться государственным устройством, но военная угроза не снята - в Перу продолжает действовать 20-тысячная испанская армия.

Война продолжается, пока 9 декабря 1824 года в битве при Аякучо революционная армия под командованием молодого соратника Боливара генерала Сукрэ не наносит окончательное поражение испанцам, покончив с их владычеством в Южной Америке.

Боливар, оставаясь президентом Великой Колумбии, в 1824 году становится диктатором Перу, а в 1825 году президентом созданного в Верхнем Перу нового государства - Республики Боливии, названной в честь своего освободителя.

Крах великих замыслов

В 1826 году Боливар намерен завершить главное дело жизни - окончательно оформить создание Южных Соединённых Штатов, в которые должны влиться Перу, Боливия, Великая Колумбия, Ла-Плата, Чили и другие территории.

Однако на проходящем в Панаме латиноамериканском конгрессе Освободитель не встретил поддержки. Более того, его просветительские идеи и забота о бедных стали сильно раздражать представителей зажиточных слоёв. Его начинают сравнивать с Наполеоном, обвиняют в попытках создать в Южной Америке собственную империю.

Освободивший континент от испанцев Боливар перестал быть нужен местным элитам, предпочитавшим не строить единое демократическое государство, а разделять и властвовать.

В 1827 году Перу лишает Боливара власти, объявляя об отказе участвовать в каком бы то ни было союзе. В Колумбии против Боливара в 1828 году организуется заговор, и генералу чудом удаётся спастись. Поддержка народа позволяет подавить заговор, но остановить распад Великой Колумбии генерал уже не в состоянии: в январе 1829 года в Каракасе об отделении объявляет родина Боливара - Венесуэла.

4 мая 1830 года разочарованный результатами своей деятельности Боливар подаёт в отставку с поста президента Великой Колумбии. Всего через несколько месяцев это государство окончательно прекращает своё существование.

В июне 1830 года Боливару наносится последний удар - неизвестными убит его ближайший соратник, 35-летний герой битвы при Аякучо генерал Сукрэ.

Симон Боливар пишет своё политическое завещание, рассуждая о справедливых принципах государственного устройства, а также о том, какими качествами должен обладать глава государства. Отказавшись от своих владений и государственной пенсии, Симон Боливар намеревался оправиться в добровольное изгнание, однако не успел - его поразила чахотка.

Переживший сотни кровавых сражений генерал на сей раз не имел ни сил, ни желания сопротивляться болезни. Освободитель Южной Америки Симон Боливар умер 17 декабря 1830 года в возрасте 47 лет.

Боливар остаётся одним из самых популярных героев Южной Америки, наряду с Эрнесто Че Геварой.

В мае 2013 года в Каракасе состоялось открытие мавзолея, в котором отныне покоится прах великого военачальника и политика. Мавзолей был построен по инициативе , который до осуществления своего замысла не дожил пару месяцев.

Симон Боливар родился в Венесуэле в городе Каракас, в семье испанского аристократа. В возрасте девяти лет он потерял родителей.

В молодости Боливар посетил несколько европейских стран и проникся витавшим тогда над Старым светом революционными идеями. В 1805 году на вершине Авиньонского холма в Риме Боливар дает торжественную клятву освободить свою родину от испанцев.

В 1808 году Испания была оккупирована наполеоновской Францией и колонии в Америке получили уникальный шанс на обретение свободы. В 1810 году в Венесуэле был смещен испанский наместник, и в 1811 году страна была формально объявлена независимой от Испании.В том же году Боливар вступил офицером в повстанческую армию.

В 1812 году испанские войска вновь оккупировали Венесуэлу, восстановив колониальный порядок. Боливар бежал из страны.

В последующие годы во главе отрядов повстанцев Боливар то одерживал победы, то терпел сокрушительные поражения. Но в 1819 году, он провел свою небольшую армию через считавшиеся непроходимыми Анды и внезапно атаковал испанские войска в Колумбии. 7 августа 1819 года Боливар выиграл сражение при Бойака, которое стало переломным моментом в войне колоний за независимость. Венесуэла была полностью освобождена в 1821 году, а Эквадор - год спустя.

Летом 1822 года в городе Гуаякиль в Эквадоре Боливар встретился с аргентинским повстанческим генералом Хосе де Сан-Мартином, чтобы договориться о совместных действиях по освобождению Перу. Но амбициозность Боливара сыграла плохую роль в переговорах и Сан-Мартин, чтобы не конфликтовать с близким по духу революционером Боливаром по вопросу власти, повернул свои войска обратно.

К 1824 году армия Боливара полностью освободила Перу, а к 1825 - Верхнее Перу (сейчас Боливия).

Боливар мечтал о создании на территории Венесуэлы, Колумбии, Эквадора, Боливии и Перу одного федеративного государства по образцу США. Первые три страны на какое-то время действительно объединились в Великую Колумбию. Боливар стал ее президентом. Однако вскоре в политике стран-участниц начали проявляться тенденции к выходу из состава Великой Колумбии. Обстановка была крайне напряженной, в 1828 году была даже попытка убить Боливара. В 1830 году Великая Колумбия распалась. Боливар, понимая свой груз ответственности и то, что он является помехой для достижения мира в регионе, подал в отставку. Вскоре Боливар скончался.

Лучшие дня

Посетило:175
Главный герой фильма «Назад в будущее»

Симон Боливар - один из самых известных руководителей войны за независимость испанских колоний в Америке. Считается национальным героем Венесуэлы. Был генералом. В заслугу ему ставят освобождение от испанского господства не только Венесуэлы, но также территорий, на которых расположены современные Эквадор, Панама, Колумбия и Перу. На территориях так называемого Верхнего Перу он основал республику Боливию, которая была названа в его честь.

Детство и юность

Симон Боливар родился в 1783 году. Он появился на свет 24 июля. Родной город Симона Боливара - Каракас, который в то время входил в состав Испанской империи. Он рос в знатной креольской семье басков. Его отец приехал из Испании, принимая участие в общественной жизни Венесуэлы. Оба его родителя умерли рано. Воспитанием Симона Боливара занимался известный просветители того времени Симон Родригес, известный венесуэльский философ.

В 1799 году родные Симона решили увезти его из беспокойного Каракаса обратно в Испанию. Оказался там и Боливар, который начал изучать право. После отправился в путешествие по Европе, чтобы лучше узнать мир. Он побывал в Германии, Италии, Франции, Англии, Швейцарии. В Париже посещал курсы в Высшей и Политехнической школах.

Известно, что во время этой поездки по Европе он стал масоном. В 1824 году учредил ложу в Перу.

В 1805 году Симон Боливар прибыл в США, где разработал план по освобождению Южной Америки от испанского владычества.

Республика в Венесуэле

Первым делом Симон Боливар оказался одним из самых активных участников свержения испанского владычества в Венесуэле. Фактически государственный переворот там состоялся в 1810 году, а на следующий год официально объявлено о создании независимой республики.

В том же году революционная хунта принимает решение отправить Боливара в Лондон, чтобы заручиться поддержкой у английского правительства. Правда, британцы не пожелали открыто портить отношения с Испанией, решив сохранить нейтралитет. Боливар все же оставил в Лондоне своего агента Луи Лопеса Мендеса для дальнейшего заключения соглашений о вербовках солдат и займах для Венесуэлы, а сам вернулся в южноамериканскую республику с целым транспортом оружия.

Испания не собиралась быстро сдаваться на волю повстанцам. Генерал Монтеверде заключает союз с полудикими жителями венесуэльских степей, воинственными льянерос. Во главе этого нерегулярного воинского формирования становится Хосе Томас Бовес, имевший прозвище "Бовес-Крикун". После этого война принимает особенно ожесточенный характер.

Симон Боливар, биография которого приведена в этой статье, принимает ответные жесткие меры, приказывая уничтожить всех пленных. Однако ничего не помогает, в 1812 году его армия терпит сокрушительное поражение от испанцев в Новой Гранаде на территории современной Колумбии. Сам Боливар пишет "Манифест из Картахены", в котором описывает произошедшее, а затем возвращается на родину.

К концу лета 1813 года его войска освобождают Каракас, Боливара официально провозглашают "освободителем Венесуэлы". Создается Вторая Венесуэльская республика, которую возглавляет герой нашей статьи. Национальный конгресс подтверждает присвоение ему звания Освободителя.

Однако у власти долго пробыть Боливару не удается. Он оказывается нерешительным политиком, не проводит реформы в интересах беднейших слоев населения. Не заручившись их поддержкой, он терпит поражение уже в 1814 году. вынуждает Боливара покинуть венесуэльскую столицу. Фактически он вынужден бежать и искать убежище на Ямайке. В 1815 году он публикует оттуда открытое письмо, в котором заявляет об освобождении Испанской Америки в ближайшем будущем.

Великая Колумбия

Осознав свои ошибки, он берется за дело с удвоенной энергией. Боливар понимает, что его стратегическим просчетом был отказ от решения социальных проблем и освобождения арабов. Герой нашей статьи убеждает президента Гаити Александра Петиона помочь повстанцам оружием, в 1816 году он высаживается на берег Венесуэлы.

Указы об отмене рабства и декрет о наделении солдат освободительной армии земельными наделами позволяет ему значительно расширить свою социальную базу, заручиться поддержкой большого числа новых сторонников. В частности, на сторону Боливара переходят льянерос, которыми руководит их соотечественник Хосе Антонио Паэс после смерти Бовеса в 1814 году.

Боливар стремится объединить вокруг себя все революционные силы и их предводителей, чтобы действовать сообща, но это ему не удается. Однако голландский негоциант Брион помогает ему в 1817 году занять Ангостуру, а затем поднимает против Испании всю Гвиану. Внутри революционной армии не все гладко. Боливар приказывает арестовать двух своих бывших сподвижников - Марино и Пиара, последнего казнят уже в октябре 17-го года.

Следующей зимой на помощь герою нашей статьи прибывает партия солдат-наемников из Лондона, из которых ему удается сформировать новую армию. Вслед за успехами в Венесуэле, они освобождают в 1819 году Новую Гранаду, в декабре Боливара выбирают президентом республики Колумбия. Такое решение принимает первый национальный конгресс, который собирается в Ангостуре. В историю президент Симон Боливар входит как руководитель Великой Колумбии. На этом этапе в ее состав входят Новая Гранада и Венесуэла.

В 1822 году колумбийцы прогоняют испанцев уже из провинции Кито, которая присоединяется к Великой Колумбии. Сейчас это самостоятельное государство Эквадор.

Освободительная война

Примечательно, что Боливар на этом не успокаивается. В 1821 году его добровольческая армия разбивает испанские королевские войска в районе поселения Карабобо.

Летом следующего года он ведет переговоры с Хосе де Сан-Мартином, который ведет подобную освободительную войну, сумев освободить уже часть Перу. Но двум лидерам повстанцев не удается найти общий язык. Более того, в 1822 году Сан-Мартин уходит в отставку, Боливар направляет в Перу колумбийские части для продолжения освободительного движения. В сражениях при Хунине и на равнине Аякучо они одерживают убедительную победу над противником, разгромив последние отряды испанцев, которые еще остаются на континенте.

В 1824 году Венесуэла оказывается полностью освобожденной от колонистов. В 1824 году Боливар становится диктатором в Перу, а также возглавляет республику Боливию, названную в его честь.

Личная жизнь

В 1822 году Боливар встречает в городе Кито креолку Мануэлу Саэнс. С этого момента она становится его неразлучной спутницей и верной подругой. Она была на 12 лет моложе героя нашей статьи.

Известно, что она была незаконнорожденным ребенком. После смерти матери обучалась грамоте в монастыре, в 17 лет ушла оттуда и какое-то время жила с отцом. Тот даже выдал ее замуж за английского коммерсанта. С мужем она переехала в Лиму, где впервые столкнулась с революционным движением.

В 1822 году она оставила супруга, вернулась в Кито, где встретила героя нашей статьи. Симон Боливар и Мануэла Саэнс оставались вместе до самой смерти революционера. Когда в 1828 году она спасла его от покушения, то получила прозвище "освободительница освободителя".

После его смерти переехала в Пайту, где торговала табаком и сладостями. В 1856 году умерла во время эпидемии дифтерии.

Распад Великой Колумбии

Боливар стремился образовать Южные Соединенные Штаты, в которые должны были войти Перу, Колумбия, Чили и Ла-Плата. в 1826 году он созывает Конгресс в Панаме, но он завершается неудачей. Более того, его начинают обвинять в попытках создать империю, в которой он будет играть роль Наполеона. Партийные раздоры начинаются в самой Колумбии, часть депутатов во главе с генералом Паэсом провозглашают автономию.

Боливар принимает на себя диктаторские полномочия и созывает национальное собрание. На нем обсуждают изменение конституции, но после нескольких заседаний не могут прийти ни к какому решению.

Параллельно перуанцы отвергают Боливийский кодекс, лишая героя нашей статьи титула пожизненного президента. Потеряв Боливию и Перу, он основывает резиденцию правителя Колумбии в Боготе.

Покушение

В сентябре 1828 году на его жизнь совершается покушение. Во дворец врываются федералисты, которые убивают часовых. Боливару удается спастись. На его стороне выступает большинство населения, с помощью которых мятеж удается подавить. Главу заговорщиков вице-президента Сантандера высылают из страны с ближайшими сторонниками.

Однако уже на следующий год анархия усиливается. Каракас заявляет об отделении Венесуэлы. Боливар теряет власть и влияние, постоянно жалуется на обвинения в его адрес из Америки и Европы.

В отставку

В самом начале 1830 года Боливар уходит в отставку, вскоре после этого умирает неподалеку от колумбийского города Санта-Марта. Он отказывается от домов, земель и даже пенсии. Проводит последние дни, любуясь пейзажами Сьерра-Невады. Герою революции было 47 лет.

В 2010 году его тело было эксгумировано по распоряжению Уго Чавеса с целью установить истинную причину его смерти. Но это так и не удалось. Оно было перезахоронено в центре Каракаса в специально выстроенном мавзолее.

Боливариана

В историю Симон Боливар вошел как освободитель, избавивший Южную Америку от испанского владычества. По некоторым данным, он выиграл 472 битвы.

В Латинской Америке он до сих пор очень популярен. Его имя увековечено в названии Боливии, многих городов, провинций, нескольких денежных единиц. Многократный чемпион Боливии по футболу называется "Боливар".

В художественных произведениях

Именно Боливар является прототипом главного героя в романе колумбийского писателя Маркеса "Генерал в своем лабиринте". В нем описываются события последнего года его жизни.

Биографию Боливара писали Иван Франко, Эмиль Людвиг и многие другие. У австрийского драматурга Фердинанда Брюкнера есть две пьесы, посвященные революционеру. Это "Борьба с драконом" и "Борьба с ангелом".

Примечательно, что Карл Маркс негативно отзывался о Боливаре. В его деятельности он видел диктаторские и бонапартистские черты. Из-за этого в советской литературе героя нашей статьи на протяжении долгого времени оценивали исключительно как диктатора, который выступал на стороне помещиков и буржуазии.

Многие латиноамериканисты оспаривали такую точку зрения. Например, доктор исторических наук Моисей Самуилович Альперович. Советский разведчик-нелегал и латиноамериканист Иосиф Григулевич даже написал биографию Боливара для серии "Жизнь замечательных людей. За это в Венесуэле он был награжден орденом Миранды, а в Колумбии его приняли в местную писательскую ассоциацию.

На большом экране

Фильм "Симон Боливар" 1969 году подробно рассказывает о биографии революционера. Это совместное производство Испании, Италии и Венесуэлы. Режиссером фильма "Симон Боливар" стал итальянец Алессандро Блазетти. Это была его последняя работа.

Главные роли в фильме "Симон Боливар" исполнили Розанна Скьяффино, Конрадо Сан Мартин, Фернандо Санчо, Мануэль Хиль, Луис Давила, Анхель дель Позо, Хулио Пенья и Санчо Грасия.

Хосе Жиль де Кастро. Боливар.

"Твоё имя - бриллиант - неподвластно волнам времени, вымывающим из памяти имена всех королей" - эти строки кубинский поэт-романтик Хосе Мариа Эредиа посвятил своему старшему современнику Симону Боливару. Поэтическое пророчество, как это часто бывает, сбылось. Волны времени не только не унесли в бездонную Лету имя великого Освободителя Латинской Америки, но придали ему ещё большее сияние, открыв для потомков новые, неведомые дотоле грани его таланта.

Симон Хосе Антонио Боливар родился 24 июня 1783 г. в городе Каракасе в аристократической креольской семье, предки которой обосновались в Венесуэле ещё в XVI в. Знатность и материальный достаток, казалось, гарантировали ему безоблачную жизнь. Однако вскоре последовала череда утрат: в 1786 г. умер отец, в 1792 г. - мать, а через год - опекавший Симона дедушка.

Ещё в юности потеряв родителей, мальчик взрослел быстрее своих сверстников. Он получил хорошее домашнее образование, его учителями были Андрее Бельо - поэт, филолог, юрист и Симон Родригес - автор философских и педагогических трудов. Годы спустя Боливар писал о Родригесе: "Ему я обязан всем... Он сформировал моё сердце для свободы, для справедливости, для великого, для прекрасного".

Учитель и ученик неоднократно бывали в Европе, В 1806 г. в Риме, на Священной горе, Боливар, обращаясь к Родригесу, торжественно произнёс: "Клянусь перед Вами и перед Богом моих родителей, клянусь ими, клянусь моей честью, клянусь Родиной, что моя рука и моя душа не будут знать устали до тех пор, пока не будут порваны угнетающие нас цепи испанского рабства".

Более трёх веков большая часть народов Нового Света находилась под властью Испании. За это время возникли неразрешимые противоречия между метрополией и колониями. Креолов - выходцев с Пиренейского полуострова, обосновавшихся в Америке, - особенно раздражали ограничения в области торговли и в политической сфере. Первые сводились к запрету торговли с другими государствами, вторые фактически закрывали креолам доступ к руководящим должностям в колониальной администрации. Индейское коренное население не могло смириться с посягательством на их землю и свободу; негры-рабы - с жестоким обращением и эксплуатацией. Столь же ненавистны для латиноамериканцов были и многочисленные запреты в культурной жизни. После начала Великой французской революции в Испании и её колониях было запрещено почти всё французское: от "Декларации прав человека и гражданина" до жилетов по последней парижской моде, не говоря уже о книгах и газетах.

Симон Боливар и другие руководители войны за независимость (Франсиско де Миранда, Антонио Нариньо, Хосе де Сан-Мартин, Бернар-доО"Хиггинс, Антонио Хосе Сукре) были убеждены в том, что успешный исход борьбы народов Испанской Америки за освобождение немыслим без их солидарности и единства. Уже в 1812 г. Боливар говорил о том, что Венесуэла и "вся Америка" сражаются за общее дело.

В письме с Ямайки от 6 сентября 1815 г., ставшем одним из программных документов войны за независимость, Боливар задолго до её исхода утверждал: "Судьба Америки определилась окончательно. Узы, соединявшие её с Испанией, порваны".

И Боливар, и многие его соратники в начале XIX в. надеялись на помощь США - первой республики в Западном полушарии. "Мы одиноки, мы вынуждены обращаться за помощью к Северу прежде всего потому, что они наши соседи и братья, а также в связи с тем, что у нас нет ни средств, ни возможностей для контактов с другими странами", - писал Боливар. Однако, объявив о нейтралитете, "соседи и братья" фактически встали на сторону Испании.

Уже в 20-е гг. XIX в. Боливар довольно точно предсказывал основные направления территориальной экспансии США в Новом Свете: "Посмотрите внимательно на карту, - говорил он своему адъютанту генералу 0"Лири. - На севере вы увидите США, нашего могучего соседа, дружба которого к нам основана на арифметике: даю тебе столько-то, взамен хочу вдвое больше. Соединённые Штаты захватили Флориду... зарятся на Кубу и Пуэрто-Рико. Если мексиканцы позволят, то они присвоят Техас, да, пожалуй, и всю Мексику".

"Родина, независимость, свобода!" - под этими лозунгами проходили годы войны - 1810- 1826. Чередовались победы и поражения, неудачи и успехи. В те времена Боливар был поистине вездесущ. "Он жил как бы среди сполохов пламени и сам был пламенем", - писал о нём Хосе Марти. 15 лет героического служения, 472 битвы - таков послужной список Боливара, солдата и полководца. С его именем связано и образование целого ряда независимых государств Южной Америки - Боливии, Венесуэлы, Колумбии, Перу, Эквадора.

Хрупкий суверенитет молодых республик мог в любой момент не выдержать экономического и политического, а порой и военного давления наиболее сильных европейских держав, в основном поддерживавших Испанию в её многолетней кампании по удержанию колоний. (Да и США не оставались в стороне.) В Европе, как известно, все вопросы, касающиеся международных отношений, решались в те годы в рамках "Священного Союза". Отсюда стремление Боливара создать "Священный Союз народов", который мог бы противостоять "Священному Союзу" монархов.

Дважды он пытался практически осуществить идею латиноамериканского единства. Прежде всего он хотел добиться этого путём включения в широкую конфедерацию испаноязычных госу

дарств Западного полушария. Своеобразной её моделью могла стать так называемая Великая Колумбия - созданное Ангостурским конгрессом 1819 г. государство, в которое вошли на добровольных началах Венесуэла, Колумбия, Панама и Эквадор. Оно просуществовало с 1821 по 1830 г.

Слабость и преждевременность этого объединения выявились очень быстро. Огромные расстояния и отсутствие широкой сети путей сообщения, экономическая разруха, появление на местах многочисленных каудильо, выступавших против центрального правительства, - всё это вело к раздробленности, раздорам, а в конечном счёте и к распаду Великой Колумбии.

Ещё раз Боливар попытался вдохнуть жизнь в идею латиноамериканского единства в 1826 г. на созванном по его инициативе Панамском конгрессе. В его планах было учреждение регулярно созываемого конгресса всех государств Латинской Америки в Панаме, т. е. в самом центре Нового Света. В случае общей опасности там должны были концентрироваться силы для её нейтрализации, а в мирное время конгресс играл бы роль посредника и третейского судьи. В случае надобности предполагалось предоставить в его распоряжение армию и флот. Но эти замыслы остались только в области проектов. На конгрессе присутствовали лишь делегаты Колумбии, Перу, Мексики и Центральноамериканской федерации, что разрушило планы Боливара. С грустью писал он, что был в этот момент "похож на того сумасшедшего грека, который, сидя на скале, пытался управлять проходившими мимо судами".

"Я всё, что в моих силах, сделаю для Америки!" - эта фраза, произнесённая Освободителем 21 октября 1825 г., отражает глубинную суть его кипучей деятельности, однако именно во второй половине 20-х гг. максимализм Боливара подвергся наибольшим испытаниям. Многие благородные помыслы осуществить не удалось - мешали не только США и Великобритания, к этому добавились острые внутриполитические противоречия в самой Великой Колумбии. Распри, зависть и тщеславие некоторых вчерашних друзей и соратников, борьба за власть и клевета, распространяемая его противниками в армии, - всё это крайне осложняло обстановку в стране и подрывало силы Освободителя.

Его обвиняют в стремлении установить диктатуру, и в ответ на это он в 1829 - начале 1830 г. трижды просит конгресс об отставке, "Меня подозревают в том, что я стремлюсь к установлению тирании. Но если судьба государства зависит от одного человека, то такое государство не имеет права на существование и в конце концов сгинет", - писал он в заявлении об отставке. После того как 1 марта 1830 г. его просьба была удовлетворена, Боливар собирался поехать в Европу, но умер на родном континенте 17 декабря 1830 г.

Симон боливар биография. Биография

На рубеже XVIII–XIX веков мир быстро изменялся. Уходило время абсолютизма, в золочёные врата королевских покоев грозно стучалась Революция.

Сирота и вдовец посвятил себя борьбе

Такое время всегда рождает героев - личностей, которые становятся во главе бушующей стихии, преобразуя революционную энергию масс в силу, преобразующую основы бытия целых континентов.

В истории Южной Америки таким героем суждено было стать Симону Боливару .

Будущий революционный генерал родился в знатной креольской семье баскского происхождения в Каракасе 24 июля 1783 года. Его отец был одним из богатейших людей генерал-капитанства Венесуэлы.

Симон никогда не учился в школе - его обучением занимались воспитатели Андрес Бельо и Симон Родригес, видный южноамериканский просветитель .

Юный Симон рано потерял родителей и сестру, а родные решили уберечь его от разгорающихся в Каракасе политических страстей, отправив его в 1799 году в Европу.

Впрочем, Симон Боливар вполне мог не стать тем, кем стал. В 1801 году он женился и был намерен вернуться в Венесуэлу, чтобы заняться вопросами управления доставшимся от родителей хозяйством. Но в 1802 году молодая жена Боливара скоропостижно скончалась от жёлтой лихорадки, и убитый горем молодой человек остался в Европе.

Свой окончательный выбор дальнейшей судьбы Симон Боливар сделал 15 августа 1805 года, когда на холме Монте-Сакро в Риме поклялся избавить свою Родину от испанского владычества.

Посол хунты

Время для этого пришло в 1808 году, когда Наполеон Бонапарт вторгся в Испанию, пленил короля и посадил на трон своего ставленника.

В Венесуэле была сформирована Патриотическая хунта, которая изначально выступала в поддержку старого короля, но вскоре заявила о своём стремлении к государственной независимости. Хунта сделала Симона Боливара своим послом в США, где он должен был заниматься закупкой оружия, поиском добровольцев и союзников в борьбе за независимость.

Побывав в Соединённых Штатах, которые сами обрели независимость всего четверть века назад, Боливар начинает мечтать о новом государственном устройстве для испанских колоний Южной Америки - Южных Соединённых Штатах, созданных на принципах, подобных тем, которые стали основой США.

В 1810 году в Каракасе проходит Венесуэльский конгресс, который официально объявляет независимость от Испании и провозглашает республику.

Испания направила против бунтовщиков профессиональную армию, которая проявляла особую жёсткость не только к восставшим, но и к мирному населению. Симон Боливар и его соратник Франсиско де Миранда возглавили повстанческие отряды, которые оказались неспособны противостоять регулярной армии и потерпели поражение. Миранда попал в плен и умер в тюрьме, а Боливар бежал в Новую Гранаду (современную Колумбию), где укрылся от преследования.

Симон Боливар. Фото: www.globallookpress.com

Победы и поражения

Боливару в его борьбе очень пригодилось богатое отцовское наследство - вооружаться и формировать боевые отряды гораздо проще, когда есть достаточно денег.

В 1813 году Боливар с отрядом из 500 человек выступил из Новой Гранады в поход против испанцев. Военный талант и здоровая наглость приносят успех - в августе 1813 года он освободил Каракас, где была провозглашена 2-я Венесуэльская республика, а сам Боливар получил титул Освободителя.

Испания не собиралась сдаваться - против Боливара выступил 10-тысячный армейский корпус, который поддерживали отряды лояльных испанской короне помещиков.

Война становится всё более ожесточённой, кровь льётся рекой, и силы бойцов Боливара тают. В конце концов республика пала, а Боливар бежал на Ямайку. После этого поражения он пишет «Обращение к нациям мира», в котором разоблачает преступления испанских солдат, вновь заявляет о том, что народы Южной Америки получат независимость.

В 1814 году Боливар стал искать поддержки у самого прогрессивного государства региона - Республики Гаити. Для тех, кто знает только современную историю Гаити, это может показаться невероятным, но именно на Гаити впервые в регионе было отменено рабство.

Президент Гаити Александр Петион согласился помочь Боливару в обмен на обещание отмены рабства в Венесуэле.

Боливар начинает создавать освободительную армию, объединяя все антиколониальные силы под своим командованием, однако в полной мере упорядочить «партизанскую вольницу» ему так и не удалось. Зато в рядах его армии, помимо местных бойцов, появляется корпус европейских волонтёров, в который влились представители разных народов, в том числе русские.

Венесуэла. Каракас. Портрет Симона Боливара на потолке Национального пантеона. Фото: www.globallookpress.com

Гроза испанской короны

В декабре 1816 года армия Боливара высаживается на континенте. Повстанцы подготовлены не только в военном, но и в идеологическом плане - их лидер провозглашает отмену рабства, чем склоняет на свою сторону большую часть венесуэльцев. Однако этим Боливар не ограничился - он объявляет о наделении землёй бойцов своей армии, а также о конфискации имущества испанской короны и её сторонников. Война принимает революционный характер в полном смысле этого слова.

Армия Боливара действует в тяжелейших условиях, совершая броски через горы и джунгли, и, несмотря на все трудности, одерживает победу за победой. Генерал не миндальничает и с соратниками - лиц, заподозренных в измене, казнят без жалости.

К февралю 1819 году революционная армия изгнала испанцев из Венесуэлы и Новой Гранады, и в городе Ангостуре Боливар собирает Национальный конгресс представителей освобождённых провинций, на котором окончательно провозглашается независимость Венесуэлы.

Боливар-Освободитель становится безумно популярен не только в Южной Америке, но и во всём мире. Но генерал намерен двигаться дальше - в августе 1819 года принимается Конституция страны, а в декабре того же года он становится президентом провозглашённой Национальным конгрессом Великой Колумбии, в состав которой входят Венесуэла и Новая Гранада. В 1822 году после ряда военных успехов армии Боливара освобождён и Эквадор, который также входит в состав нового государства.

Великая Колумбия - это прообраз тех Южных Соединённых Штатов, о которых мечтал Боливар. Время заняться государственным устройством, но военная угроза не снята - в Перу продолжает действовать 20-тысячная испанская армия.

Война продолжается, пока 9 декабря 1824 года в битве при Аякучо революционная армия под командованием молодого соратника Боливара генерала Сукрэ не наносит окончательное поражение испанцам, покончив с их владычеством в Южной Америке.

Боливар, оставаясь президентом Великой Колумбии, в 1824 году становится диктатором Перу, а в 1825 году президентом созданного в Верхнем Перу нового государства - Республики Боливии, названной в честь своего освободителя.

Крах великих замыслов

В 1826 году Боливар намерен завершить главное дело жизни - окончательно оформить создание Южных Соединённых Штатов, в которые должны влиться Перу, Боливия, Великая Колумбия, Ла-Плата, Чили и другие территории.

Однако на проходящем в Панаме латиноамериканском конгрессе Освободитель не встретил поддержки. Более того, его просветительские идеи и забота о бедных стали сильно раздражать представителей зажиточных слоёв. Его начинают сравнивать с Наполеоном, обвиняют в попытках создать в Южной Америке собственную империю.

Освободивший континент от испанцев Боливар перестал быть нужен местным элитам, предпочитавшим не строить единое демократическое государство, а разделять и властвовать.

В 1827 году Перу лишает Боливара власти, объявляя об отказе участвовать в каком бы то ни было союзе. В Колумбии против Боливара в 1828 году организуется заговор, и генералу чудом удаётся спастись. Поддержка народа позволяет подавить заговор, но остановить распад Великой Колумбии генерал уже не в состоянии: в январе 1829 года в Каракасе об отделении объявляет родина Боливара - Венесуэла.

4 мая 1830 года разочарованный результатами своей деятельности Боливар подаёт в отставку с поста президента Великой Колумбии. Всего через несколько месяцев это государство окончательно прекращает своё существование.

В июне 1830 года Боливару наносится последний удар - неизвестными убит его ближайший соратник, 35-летний герой битвы при Аякучо генерал Сукрэ.

Симон Боливар пишет своё политическое завещание, рассуждая о справедливых принципах государственного устройства, а также о том, какими качествами должен обладать глава государства. Отказавшись от своих владений и государственной пенсии, Симон Боливар намеревался оправиться в добровольное изгнание, однако не успел - его поразила чахотка.

Переживший сотни кровавых сражений генерал на сей раз не имел ни сил, ни желания сопротивляться болезни. Освободитель Южной Америки Симон Боливар умер 17 декабря 1830 года в возрасте 47 лет.

Боливар остаётся одним из самых популярных героев Южной Америки, наряду с Эрнесто Че Геварой.

В мае 2013 года в Каракасе состоялось открытие мавзолея, в котором отныне покоится прах великого военачальника и политика. Мавзолей был построен по инициативе , который до осуществления своего замысла не дожил пару месяцев.

Национальный герой Венесуэлы, генерал Симон Боливар (Simón Bolívar) родился 24 июля 1783 года в Каракасе (Венесуэла) в очень состоятельной креольской семье. Его полное имя, свидетельствующее о знатном роде его родителей, Симон Хосе Антонио де ла Сантисима Тринидад Боливар и Паласиос (Simón José Antonio de la Santísima Trinidad Bolívar y Palacios). У него было три старших брата и сестра, но она умерла вскоре после рождения.

После разгрома республики испанскими войсками в 1812 году Боливар обосновался в Новой Гранаде (ныне Колумбия), а в начале 1813 года возглавляемое им повстанческое войско вошло на территорию Венесуэлы. В августе 1813 года его войска заняли столицу Каракас и вскоре была создана Вторая Венесуэльская республика во главе с Боливаром. Национальный конгресс Венесуэлы удостоил Симона Боливара почетного титула "Освободитель".
Однако уже в следующем году повстанцы потерпели поражение от войск генерала Бовеса в сражении у Ла-Пуэрте. Предводителю республиканцев снова пришлось бежать за границу с несколькими своими единомышленниками. Он вынужден был искать убежище на Ямайке, затем на Гаити.

Благодаря своему организаторскому таланту Боливар быстро составил новую армию и даже собрал флот под командованием богатого голландского негоцианта Бриона, снабдившего его деньгами и своими кораблями. 2 марта 1816 года Брион разбил испанский флот, а на следующий день Боливар высадился на остров Маргарита. Национальное собрание провозгласило Венесуэлу республикой "единой и нераздельной" и 7 марта 1816 года избрало Боливара ее президентом .
Отмена рабства (1816) и декрет о наделении солдат освободительной армии землей (1817) помогли Боливару получить поддержку широких масс.

В мае 1817 года Боливар при помощи Бриона овладел Ангостурой (ныне Сьюдад-Боливар) и поднял против Испании всю Гвиану . Вслед за успешными действиями в Венесуэле его войска в 1819 году освободили Новую Гранаду. В декабре 1819 года он был избран президентом провозглашенной Национальным конгрессом в Ангостуре республики Колумбии, куда вошли Венесуэла и Новая Гранада. В 1822 году колумбийцы изгнали испанские силы из провинции Кито (ныне Эквадор), которая присоединилась к Колумбии. В июле 1822 года Боливар встретился в Гуаякиле с Хосе де Сан-Мартином, армия которого уже освободила часть Перу, но не сумел договориться с ним о совместных действиях. После отставки Сан-Мартина (20 сентября 1822 года) он в 1823 году направил в Перу колумбийские части, и в 1824 году (6 августа при Хунине и 9 декабря на равнине Аякучо) были разгромлены последние испанские силы на американском континенте. Боливар, еще в феврале 1824 года ставший диктатором Перу, возглавил и созданную в 1825 году на территории Верхнего Перу республику Боливию, названную так в его честь.

После окончания войны Боливар занялся организацией внутреннего управления государства. 25 мая 1826 года он представил конгрессу в Лиме свой Боливийский кодекс. По замыслу Боливара образовывались Южные Соединенные Штаты, в которые должны были войти Колумбия, Перу, Боливия, Ла-Плата и Чили. 22 июня 1826 года Боливар созвал в Панаме Континентальный конгресс из представителей всех этих государств.
После того, как объединительный проект получил широкую известность, его автора начали обвинять в желании создать империю под своей властью, где он станет играть роль Наполеона.
Вскоре после Панамского конгресса Великая Колумбия распалась. В 1827-1828 годах власть Боливара была свергнута в Перу и Боливии, в последующие два года от Колумбии отделились Венесуэла и Эквадор. Сильным ударом для Боливара стало убийство его верного боевого соратника генерала Антонио де Сукре, в котором он видел своего достойного преемника. В январе 1830 года Симон Боливар подал в отставку, несколько месяцев спустя на короткий срок вновь занял президентский пост, а 27 апреля 1830 года окончательно отошел от политической деятельности . Боливар направился в Картахену с намерением эмигрировать на Ямайку либо в Европу.

Умер Боливар близ Санта-Марти (Колумбия) 17 декабря 1830 года предположительно от туберкулеза.

Культ личности Симона Боливара начался в Венесуэле в 1842 году. Некогда предавший "Освободителя" соратник, президент Венесуэлы генерал Хосе Антонио Паэс осознал важность героизации прошлого. Останки Боливара перевезли из Колумбии, где он умер, в родной Каракас и захоронили в кафедральном соборе , который в 1876 году преобразовали в Национальный пантеон Венесуэлы. В 2010 году останки латиноамериканского освободителя по приказу главы государства Уго Чавеса, чтобы проверить, скончался ли он от болезни или стал жертвой заговора. Было объявлено, что более 50 криминалистов и судмедэкспертов будут изучать останки героя-освободителя, чтобы установить истинные причины его гибели. В результате эксперты смогли установить личность Боливара, проведя несколько сложных экспертиз с образцами ДНК его умерших родственников, однако так и

Имя Симона Боливара носят государство Боливия, первым президентом которой он был; штат Боливар, город Сьюдад-Боливар и пик Боливар (5007 м) в Венесуэле; также венесуэльская валюта — боливар; два города и департамент в Колумбии, два города в Перу, пролив между островами Фернандина и Исабела (архипелаг Галапагос).

15 октября 2010 года в Москве состоялась торжественная Симону Боливару.
В 1989 году вышел роман легендарного колумбийского писателя Габриэля Маркеса "Генерал в своем лабиринте" , в котором автор попытался воссоздать образ Симона Боливара и ответить на ряд вопросов, определивших жизнь и судьбу "Освободителя".

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

Симон Боливар (исп. Simon Jose Antonio de la Santisima Trinidad Bolivar y Ponce y Palacios y Blanco ) , родился 24 июля 1783 года в Каракасе, Венесуэла, и умер 17 декабря 1830 года в Санта Марте, Колумбия. Родился в знатной креольской семье баскского происхождения (таких называли по цвету кожи и богатству «гран какао»), предки которой приехали в Америку еще в 16-м веке. Его отец был одним из богатейших людей страны и наследство впоследствии пригодилось Симону при создании освободительной армии. Он рано лишился родителей, потерял сестру, а в самом начале войны за независимость и брата.

Симон никогда не посещал ни школу, ни университет, но два его воспитателя – Симон Родригес и Андрес Бельо (и, конечно, книги – любимой стал «Общественный договор» Жана Жака Руссо) дали ему знания, которые Симон Боливар умножал во время своих поездок по Европе, встречаясь с выдающимися людьми и становясь свидетелем важных событий. Он изучал право в Мадриде, в Париже застал последние дни Великой французской революции, а в Лондоне познакомился со своим соотечественником Франсиско де Мирандой – в недавнем прошлом полковником испанской армии, участником Великой французской революции, воевавшим за независимость США и много путешествовавшим (в том числе и по России).
В 1801 году, в Мадриде Боливар женился и уже собирался вернуться в Каракас, чтобы заниматься вопросами своего хозяйства, но жена (всего через год после их женитьбы) умерла, заболев желтой лихорадкой, и Боливар остался еще на несколько лет в Европе.

В 1805 году, Боливар вместе со своим учителем и наставником Симоном Родригесом (одним из выдающихся латиноамериканских ученых, педагогов и просветителей) путешествовал по Италии. Там 15 августа 1805 года, на холме Монте Сакро в Риме, он дал клятву: «Клянусь моими предками, клянусь их богом, клянусь честью, клянусь своей Родиной, что не дам отдыха своим рукам, не дам спокойствия своей душе, пока не падут цепи, которые держат нас под гнетом испанского господства».

В 1808 году после вторжения Наполеона в Испанию и ареста короля Фердинанда, для колоний создалась ситуация, которую можно сравнить с двоевластием: есть новый король – ставленник Бонапарта и есть король прежний, но смещенный. Венесуэльские креолы создают Патриотическую хунту по защите прав и интересов ставшего «бывшим» короля Фердинанда, но вскоре преобразуют ее в независимое правительство. Симон Боливар и его брат становятся послами нового правительства – Симон в Лондоне, его брат – в США, ищут союзников, сторонников и оружие. Именно в Лондоне, Симон Боливар встречается со своим соотечественником, Франсиско де Мирандой, который имеет и политические связи, и военный опыт и приглашает Миранду вернуться на родину.

Испанское правительство (уже новое) пытается восстановить свое влияние в колониях и тогда при активном участии Боливара и Миранды, возглавивших патриотов, Венесуэльский конгресс в 1810 году, объявляет об отделении от Испании и установлении республики. Миранда возглавляет руководство страной и армией. Однако первая венесуэльская республика просуществует недолго. Испанская армия мощнее и профессиональнее чем отряды молодых революционеров и расправляется с восставшими и сочувствующими им. Революция подавлена. Боливар оказывается в эмиграции, а Миранда – в испанской тюрьме, где через несколько лет и умрет. Причем в руки испанцев Миранда попадает во многом благодаря Боливару. Этот эпизод биографии Симона Боливара историки интерпретируют по-разному (подробнее об этом – в биографии Франсиско де Миранды).

После разгрома испанскими войсками венесуэльской армии (если ее, конечно, можно назвать армией, скорее, это были повстанческие отряды), Боливар в 1812 году, обосновался в Новой Гранаде (ныне Колумбия), но в 1813 году, вновь вернулся на родину во главе вооруженного отряда добровольцев. Его отряд (первоначальной численностью около 500 человек) к августу с боями доходит до столицы - Каракаса – и занимает ее! Создается 2-я Венесуэльская республика. Конгресс Венесуэлы провозглашает Боливара Освободителем. Однако силы Боливара невелики, а против него выступают отряды помещиков – «льянерос» и прибывший из Испании десятитысячный корпус солдат. Они наводятся «порядок» в стране - убивают сопротивляющихся, грабят и сжигают дома тех, кто поддержал мятежников. Потеряв около полутора тысяч сторонников, Боливар терпит еще одно поражение и вынужден бежать на остров Ямайка. О том, как проходили военные действия, как жестоко и вероломно вели себя испанцы, он напишет в «Обращении к нациям мира». Весь континент за исключением нескольких провинций Аргентины вновь под властью Испании.

С Ямайки, в 1814 году, Боливар перебирается на Гаити, где Александр Петион (мулат, служивший во французской армии, примкнувший в 1802 году к восставшим на Гаити рабам и ставший в 1807 году, президентом независимой Республики Гаити) оказывает ему поддержку взамен на обещание предоставить свободу рабам в освобожденной Венесуэле. Боливар пытается организовать освободительную армию, объединить вожаков разных отрядов, каждый из которых готов считать себя самым главным. Кого-то убеждая, кому-то что-то суля, кого-то наказывая железной рукой (так произошло с мулатом генералом Пиаром, который попытался отстранить Боливара от власти и по приговору военного трибунала был расстрелян). Кроме объединения своих, «местных» сил, Боливар создает и корпус волонтеров из европейцев – англичан, ирландцев, французов, немцев и даже русских. Патриотизм – замечательно, но с профессиональной армией должны сражаться профессионалы.

В 1816 году Боливар вновь высаживается на континент. Он выпускает декрет об отмене рабства и это способствует тому, что поддержка населения во время его новой высадки в Венесуэле оказывается значительно выше, чем прежде. Он действительно несет освобождение – и не только стране, но и многим простым людям. Позже он выпустит декреты о конфискации имущества испанской короны и роялистов, о наделении землей солдат освободительной армии. И объявит, что миндальничать с врагами не будет. Война за освобождение – это война. И если враг зверствует, то пощады ему не будет. Боливар захватывает район Ангостуры, затем совершает марш через горные Анды на Боготу (Колумбия) и захватывает ее, затем возвращается в Венесуэлу. Легко сказать «захватывает» и «возвращается» - через горы, сельву, и в армии нет ни автомобилей, ни самолетов – только конница и пехота, да артиллерийские орудия. Даже для туриста такой переход не так прост. А тут война - постоянные стычки и сражения с противником.

В Испании тем временем происходит буржуазная революция. Боливар заключает с командующим испанскими войсками генералом Морильо перемирие, но вскоре Морильо будет отозван в Испанию. И тогда Боливар освобождает Каракас – столицу Венесуэлы. Затем его отряды освобождают и Новую Гранаду. В феврале 1919 года, в городе Ангостура, столице освобожденных от испанского господства провинций, открывается созванный по инициативе боливара Национальный Конгресс. Вновь провозглашается (теперь уже окончательно) независимость Венесуэлы. Боливар выступает с речью, в которой излагает свои взгляды на устройство государственной власти, говорит о сложностях, подстерегающих народы, завоевавшие свободу, о принципах разделения властей. В августе, предложенная Боливаром Конституция принята, а в декабре 1819 года, он избран президентом провозглашённой Национальным конгрессом республики Великая Колумбия, куда вошли Венесуэла и Новая Гранада, а в 1822 году и Эквадор. Великая Колумбия - становится крупнейшим в Латинской Америке государством, просуществовашим до 1830 года.

Однако новой стране по-прежнему угрожают испанские войска (около 20 000 солдат) в соседнем Перу. Борьбу с ними ведет аргентино-чилийско-перуанская армия под командованием генерала Хосе де Сан Мартина. Сан Мартин уже освободил Чили и сражается в Перу, однако силы его невелики. В июле 1822 года, Боливар встречается в Гуаякиле с Хосе де Сан Мартином. Большая часть произошедшего на этой встрече остается покрытой тайной, но ясно одно: великим полководцам не удается договориться о совместных действиях. У генерала Сан Мартина приказ – освободить Перу. И ему нужна помощь. У Боливара есть армия, но нет решения конгресса Великой Колумбии о том, чтобы помогать Сан Мартину. И даже если два великих человека завоевывают свободу странам континента им надо думать о том, что будет потом, после победы. Что будет с освобожденным Перу? Куда оно пойдет? Станет независимым, как Чили, только что освобожденное Сан Мартином? Или как Эквадор войдет в состав Великой Колумбии, которой руководит Боливар?

Чилийцы, освобожденные Сан Мартином, предложили Сан Мартину стать главой государства. Тот отказался, «порекомендовал» им своего соратника – генерала О’Хиггинса. Перуанцы провозгласили свою независимость и объявили Сан Мартина «протектором» - Защитником. Но кто возглавит страну после окончательного освобождения? Боливар или Сан Мартин? Но все это потом, после победы, а сейчас – самое сложное: кто будет командовать войсками? Подлинное содержание переговоров между Боливаром и Сан Мартином, их мысли, сомнения, остаются неизвестными и по сей день, переговоры они вели наедине. Однако после их завершения, Сан Мартин уходит из Перу. В бои с испанцами вступают солдаты армии Боливара и за несколько лет освобождают оставшуюся часть страны. Последние битвы блистательно проводит молодой генерал Сукрэ, биографию которого для историков напишет сам Боливар.

Провозглашаются два новых государства – Боливия и Перу. Решающая битва при Аякучо, 9 декабря 1824 года, в которой Освободительная армия под командованием генерала Сукрэ разбила войска испанцев. Боливар становится не только Президентом Великой Колумбии, но еще и Диктатором Перу (в 1824 году), а годом позже возглавляет и Боливию. Боливар говорит о необходимости введения пожизненного поста президента и вице-президента, предлагает создание третьей палаты - «моральной власти». Его обвиняют в монархических устремлениях и попытках узурпировать власть. Он пытается опереться на церковь и консерваторов, но это создает новые осложнения с прежними сторонниками. В группе молодых офицеров созревает антиболиваристский заговор. Заговорщиков арестовывают и казнят. Но поддержка Боливара не усиливается. Венесуэла и Колумбия выходят из Великой Колумбии. Боливару удалось завоевать независимость, и в этой борьбе с ним были многие. Но после победы… Разные интересы разных групп примирить и объединить так и не удалось.

Потерпела крах и мечта Боливара о создании Испано-Американской конфедерации. По его инициативе в Панаме был созван Континентальный конгресс (22 июня – 25 июля 1826 года), на который приехали только представители Колумбии, Перу, Мексики и Центральной Америки. Конгресс оказался чисто формальным актом, поскольку ни одно из его решений не было ратифицировано национальными парламентами.
Вскоре после этого начались распри в правительстве Великой Колумбии. Становилось очевидным, что отсутствие Боливара и непрактичность его идей ведут к дезинтеграции государства. В ноябре 1826 года, Боливар приехал в Боготу, а в начале 1827 года, после пятилетнего отсутствия, вернулся в Каракас, чтобы подавить антиправительственный мятеж. В сентябре 1828 года, он объявил о проведении выборов в учредительное собрание, которое начало работу в апреле следующего года. Стремление Боливара утвердить поправки к конституции для укрепления и централизации власти натолкнулось на ожесточенное сопротивление вице-президента Колумбии Франсиско де Сантандера и его сторонников-федералистов. Убедившись в невозможности достижения своей цели законным путем, Боливар совершил государственный переворот и объявил себя диктатором, что однако, уже не могло остановить распада Великой Колумбии. В январе 1830 года, он подал в отставку, несколько месяцев спустя на короткий срок вновь занял президентский пост, а 27 апреля 1830 года, окончательно отказался от государственной деятельности.
Колумбия, Венесуэла и Эквадор выделились в самостоятельные государства. Боливар, уставший, разочарованный и больной туберкулезом, направился в Картахену, намереваясь эмигрировать на Ямайку либо в Европу. По дороге его нагнала весть об убийстве старого товарища - маршала Сукре (4 июня 1830 года). Умер Боливар близ колумбийского города Санта Марта 17 декабря 1830 года. С 1822 года, верной подругой и неразлучной спутницей жизни Боливара, несмотря на все превратности его судьбы, была уроженка Кито креолка Мануэла Саэнс.

Культ Симона Боливара в Венесуэле

Его всерьёз опасались незадолго до этого образовавшиеся Соединенные Штаты Америки, ведь под боком у них вот-вот должно было возникнуть новое и весьма влиятельное государство - Соединённые Штаты Южной Америки, или Великая Колумбия, которая ни по площади, ни по потенциальным возможностям почти ничем не уступала бы США. Симон Боливар, возглавил борьбу за независимость испанских колоний Южной Америки, после того, как он сдал Франсиско Миранду испанцам. Под его руководством от испанского господства была освобождена не только Венесуэла, но и Новая Гранада (современные Колумбия и Панама), провинция Кито (нынешний Эквадор). 11 лет (с 1819 по 1830) Боливар был президентом Великой Колумбии, созданной после объединения этих стран.

А потому венесуэльцы страдают своего рода оригинальным недугом, который называется «боливароманией». Именем этого национального героя в Венесуэле называют практически всё. Самая высокая вершина страны - пять тысяч метров - это пик Боливар. Альпинисты, покорившие его, во время восхождения несли на себе бюст Боливара, чтобы установить его как можно выше. И им это удалось - бюст стал самым высокогорным Боливаром в мире. Центральные площади всех, даже самых крошечных, городов Венесуэлы называются именем Симона Боливара. На них в обязательном порядке стоит его памятник. Установка памятников проводится городскими властями с обязательным соблюдением ряда условий: если Боливар одержал победу в сражении непосредственно в окрестностях данного города, его бронзовое изваяние должно сидеть верхом на коне с обнажённым оружием. Те же города, через которые или рядом с которыми он хотя бы однажды проезжал, должны ограничиваться только бюстом героя.
Правда, скульпторы разных провинций Венесуэлы изображают Боливара по-разному, так что порой даже невозможно поверить в то, что все эти многочисленные памятники посвящены одному и тому же человеку.

Ни о ком из латиноамериканских героев не написано так много.
Разве что о Че Геваре.

Но и о Че, и о Боливаре до сих пор спорят.
Историки, политики, обычные граждане – все признают их величие, но каждый видит его по-своему.
Наверно, существует и «культ» Боливара – ведь по количеству памятников с ним мало кто может сравниться, они есть чуть ли не в каждой стране Латинской Америке. Но важнее памятников его дела.

Недавно Уго Чавез – Президент Венесуэлы открыл в Москве центр Симона Боливара.
И не только потому что Боливар – венесуэлец. Дело в том, что Симон Боливар является не только кумиром, легендой, но еще и учителем для многих латиноамериканских политиков и революционеров.

Некоторые в наследии Боливара обращают внимание (кто с радостью, кто со злобой) на его слова о необходимости сильной руки и диктатуры в странах только-только приобщающихся к демократии и цивилизации.
Для других главными стали его слова о справедливости и равенстве всех граждан свободной страны независимо от их богатства или титулов.

«Новоявленные государи, которые в своем упорстве воздвигнут троны над обломками свободы, увидят, как они обратятся в их надгробные холмы, говорящие будущим поколениям о том, что эти люди предпочли пустое тщеславие свободе и славе».

Симон Боливар

Читая документы – речи, декреты, обращения Симона Боливара, не забывайте, когда были написаны они и когда живете и читаете их вы. Но вспомните, что писали и говорили другие известные вам политики того времени. Например, правители России. Или декабристы.

Мир, конечно, изменился. Мир продвинулся вперед. Но во многом и благодаря таким людям как Освободители Латинской Америки, одним из которых был Боливар.

СИМОН БОЛИВАР родился 24 июля 1783 года в Каракасе, столице генерал-капитанства Венесуэлы в знатной креольской семье баскского происхождения (таких называли по цвету кожи и богатству «гран какао»), предки которой приехали в Америку еще в ХУI веке. Его отец был одним из богатейших людей страны и наследство впоследствии пригодилось Симону при создании освободительной армии.
Он рано лишился родителей, потерял сестру, а в самом начале войны за независимость и брата.

Симон никогда не посещал ни школу, ни университет, но два его воспитателя – Симон Родригес и Андрес Бельо (и, конечно, книги – любимой стал «Общественный договор» Жана Жака Руссо) дали ему знания, которые Симон Боливар умножал во время своих поездок по Европе, встречаясь с выдающимися людьми и становясь свидетелем важных событий.

Он изучал право в Мадриде, в Париже застал последние дни Великой французской революции, а в Лондоне познакомился со своим соотечественником Франсиско де Мирандой – в недавнем прошлом полковником испанской армии, участником Великой французской революции, воевавшим за независимость США и много путешествовавшим (в том числе и по России).

В 1801 году в Мадриде Боливар женился и уже собирался вернуться в Каракас, чтобы заниматься вопросами своего хозяйства, но жена (всего через год после их женитьбы) умерла, заболев желтой лихорадкой, и Боливар остался еще на несколько лет в Европе.

В 1805 году Боливар вместе со своим учителем и наставником Симоном Родригесом (одним из выдающихся латиноамериканских ученых, педагогов и просветителей) путешествовал по Италии.

«Клянусь моими предками, клянусь их богом, клянусь честью, клянусь своей Родиной, что не дам отдыха своим рукам, не дам спокойствия своей душе, пока не падут цепи, которые держат нас под гнетом испанского господства».

В 1808 году после вторжения Наполеона в Испанию и ареста короля Фердинанда для колоний создалась ситуация, которую можно сравнить с двоевластием: есть новый король – ставленник Бонапарта и есть король прежний, но смещенный.

Венесуэльские креолы создают Патриотическую хунту по защите прав и интересов ставшего «бывшим» короля Фердинанда, но вскоре преобразуют ее в независимое правительство. Симон Боливар и его брат становятся послами нового правительства – Симон в Лондоне, его брат – в США, ищут союзников, сторонников и оружие. Именно в Лондоне Симон Болтвар встречается со своим соотечественником, Франсиско де Мирандой, который имеет и политические связи, и военный опыт и приглашает Миранду вернуться на родину.

Испанское правительство (уже новое) пытается восстановить свое влияние в колониях и тогда при активном участии Боливара и Миранды, возглавивших патриотов, Венесуэльский конгресс в 1810 году объявляет об отделении от Испании и установлении республики. Миранда возглавляет руководство страной и армией.

Однако первая венесуэльская республика просуществует недолго.

Испанская армия мощнее и профессиональнее чем отряды молодых революционеров и расправляется с восставшими и сочувствующими им. Революция подавлена. Боливар оказывается в эмиграции, а Миранда – в испанской тюрьме, где через несколько лет и умрет.
Причем в руки испанцев Миранда попадает во многом благодаря Боливару. Этот эпизод биографии Симона Боливара историки интерпретируют по-разному (подробнее об этом – в биографии Франсиско де Миранды).

После разгрома испанскими войсками венесуэльской армии (если ее, конечно, можно назвать армией, скорее, это были повстанческие отряды), Боливар в 1812 году обосновался в Новой Гранаде (ныне Колумбия), но в 1813 году вновь вернулся на родину во главе вооруженного отряда добровольцев.

В мае 1813 года Боливар организует "вторжение" в Венесуэлу и его отряд (первоначальной численностью около 500 человек) к августу с боями доходит до столицы - Каракаса – и занимает ее! Создается 2-я Венесуэльская республика. Конгресс Венесуэлы провозглашает Боливара Освободителем.
Однако силы Боливара невелики, а против него выступают отряды помещиков – «льянерос» и прибывший из Испании десятитысячный корпус солдат. Они наводятся «порядок» в стране - убивают сопротивляющихся, грабят и сжигают дома тех, кто поддержал мятежников. Потеряв около полутора тысяч сторонников, Боливар терпит еще одно поражение и вынужден бежать на остров Ямайка. О том, как проходили военные действия, как жестоко и вероломно вели себя испанцы, он напишет в «Обращении к нациям мира».

Весь континент за исключением нескольких провинций Аргентины вновь под властью Испании.

С Ямайки Боливар в 1814 году перебирается на Гаити, где Александр Петион (мулат, служивший во французской армии, примкнувший в 1802 году к восставшим на Гаити рабам и ставший в 1807 году президентом независимой Республики Гаити) оказывает ему поддержку взамен на обещание предоставить свободу рабам в освобожденной Венесуэле.

Боливар пытается организовать освободительную армию, объединить вожаков разных отрядов, каждый из которых готов считать себя самым главным. Кого-то убеждая, кому-то что-то суля, кого-то наказывая железной рукой (так произошло с мулатом генералом Пиаром, который попытался отстранить Боливара от власти и по приговору военного трибунала был расстрелян). Кроме объединения своих, «местных» сил Боливар создает и корпус волонтеров из европейцев – англичан, ирландцев, французов, немцев и даже русских.
Патриотизм – замечательно, но с профессиональной армией должны сражаться профессионалы.

В 1816 году Боливар вновь высаживается на континент.

Он выпускает декрет об отмене рабства и это способствует тому, что поддержка населения во время его новой высадки в Венесуэле оказывается значительно выше, чем прежде. Он действительно несет освобождение – и не только стране, но и многим простым людям. Позже он выпустит декреты о конфискации имущества испанской короны и роялистов, о наделении землей солдат освободительной армии. И объявит, что миндальничать с врагами не будет. Война за освобождение – это война. И если враг зверствует, то пощады ему не будет.

Боливар захватывает район Ангостуры, затем совершает марш через горные Анды на Боготу (Колумбия) и захватывает ее, затем возвращается в Венесуэлу.
Легко сказать «захватывает» и «возвращается» - через горы, джунгли, и в армии нет ни автомобилей, ни самолетов – только конница и пехота, да артиллерийские орудия. Даже для туриста такой переход не так прост. А тут война - постоянные стычки и сражения с противником.

В Испании тем временем происходит буржуазная революция. Боливар заключает с командующим испанскими войсками генералом Морильо перемирие, вскоре Морильо будет отозван в Испанию. И тогда Боливар освобождает Каракас – столицу Венесуэлы. Затем его отряды освобождают и Новую Гранаду.

В феврале 1919 года в городе Ангостура, столице освобожденных от испанского господства провинций открывается созванный по инициативе боливара Национальный Конгресс. Вновь провозглашается (теперь уже окончательно) независимость Венесуэлы. Боливар выступает с речью, в которой излагает свои взгляды на устройство государственной власти, говорит о сложностях, подстерегающих народы, завоевавшие свободу, о принципах разделения властей. В августе предложенная Боливаром Конституция принята, а в декабре 1819 года он избран президентом провозглашённой Национальным конгрессом республики Великая Колумбия, куда вошли Венесуэла и Новая Гранада, а в 1822 году и Эквадор. Великая Колумбия - становится крупнейшим в Латинской Америке государством, просуществовашим до 1830 года.

Однако новой стране по-прежнему угрожают испанские войска (около 20 000 солдат) в соседнем Перу.
Борьбу с ними ведет аргентино-чилийско-перуанская армия под командованием генерала Хосе де Сан Мартина. Сан Мартин уже освободил Чили и сражается в Перу, однако силы его невелики.

В июле 1822 года Боливар встречается в Гуаякиле с Хосе де Сан Мартином.

Большая часть произошедшего на этой встрече остается покрытой тайной, но ясно одно: великим полководцам не удается договориться о совместных действиях.

У генерала Сан Мартина приказ – освободить Перу. И ему нужна помощь.
У Боливара есть армия, но нет решения конгресса Великой Колумбии о том, чтобы помогать Сан Мартину.
И даже если два великих человека завоевывают свободу странам континента им надо думать о том, что будет потом, после победы.

Что будет с освобожденным Перу? Куда оно пойдет?
Станет независимым, как Чили, только что освобожденное Сан Мартином?
Или как Эквадор войдет в состав Великой Колумбии, которой руководит Боливар?

Чилийцы, освобожденные Сан Мартином, предложили Сан Мартину стать главой государства. Тот отказался, «порекомендовал» им своего соратника – генерала О’Хиггинса.
Перуанцы провозгласили свою независимость и объявили Сан-Мартина «протектором» - Защитником.
Но кто возглавит страну после окончательного освобождения? Боливар или Сан Мартин?
Но все это потом, после победы, а сейчас – самое сложное: кто будет командовать войсками?

Однако после их завершения Сан Мартин уходит из Перу. В бои с испанцами ступают солдаты армии Боливара и за несколько лет освобождают оставшуюся часть страны. Последние битвы блистательно проводит молодой генерал Сукрэ, биографию которого для историков напишет сам Боливар. Провозглашаются два новых государства – Боливия и Перу.


Решающая битва при Аякучо 9 декабря 1824 года, в которой Освободительная армия под командованием генерала Сукрэ разбила войска испанцев

Боливар становится не только Президентом Великой Колумбии, но еще и Диктатором Перу (в 1824 году), а годом позже возглавляет и Боливию.

Дальше Боливар попытался обеспечить стабильность и развитие, создать единое государство. Он созвал в Панаме межлатиноамериканский конгресс представителей разных государств (1826), но идеи Боливара о создании сильного единого латиноамериканского государства под единым руководством не находили поддержки. Вызывали ропот и его идеи и устремления по управлению экономикой, развитию просвещения и строительству новых школ, обеспечению прав индейцев, выстраиванию отношений с церковью, реформе судебной системы, национализации природных богатств. Местным латифундистам была чужда забота Боливара о бедных, которых в Латинской Америке было предостаточно. Церковникам не по душе были идеи о запрете инквизиции и отделении церкви от государства. Рабовладельцам была не по душе забота Боливара об индейцах и их правах.

Единство в борьбе за независимость не переходит в единство после ее обретения. Бороться за освобождение от испанцев - это не то же самое, что бороться за равенство, справедливость и демократию.

Боливар говорит о необходимости введения пожизненного поста президента и вице-президента, предлагает создание третьей палаты - «моральной власти». Его обвиняют у монархических устремлениях и попытках узурпировать власть.
Он пытается опереться на церковь и консерваторов, но это создает новые осложнения с прежними сторонниками.

В группе молодых офицеров созревает антиболиваристский заговор. Заговорщиков арестовывают и казнят. Но поддержка Боливара не усиливается.

Венесуэла и Колумбия выходят из Великой Колумбии, Перу объявляет войну.
Ближайшего соратника – маршала Сукрэ убивают неизвестные лица. Бандиты или убийцы, подосланные врагами, выяснить не удается.

Боливару удалось завоевать независимость, и в этой борьбе с ним были многие. Но после победы… Разные интересы разных групп примирить и объединить так и не удалось.

Боливар отказывается от власти и собирается уехать из Новой Гренады, но тяжело заболевает. Незадолго до смерти он пишет свое политическое «завещание» - кто должен стать его преемником.
Он не называет фамилию, он говорит о том, какими качествами должен обладать будущий глава государства и к чему он должен стремиться.

Смертельная болезнь (чахотка) делает свое дело и 17 декабря 1830 года Боливар умирает в возрасте 47 лет.

Насколько актуальны идеи и дела Симона Боливара сейчас?

Не только для стран Латинской Америки, но и, например, для России?

Должен признаться, что история Великой Колумбии почему-то заставляет вспомнить недавнюю Россию - с дружной борьбой кучи руководителей союзных республик против имперско-советского «центра». А потом грезы губернаторов о самостоятельности от Кремля.
Но и "свежие" идеи о «третьем сроке» и пожизненном президентстве, обсуждаемые и политиками, и политологами – не перекликаются ли с мыслями самого Боливара о необходимости пожизненной диктатуры просвещенного правителя в политически отсталой стране? Вы можете сами узнать об этом из «политического завещания» Симона Боливара.

И обратите внимание на заботу Освободителя о просвещении. Именно необразованность и невежество пробуждают распри и склоки, неуважение прав и насилие. Именно это надо ликвидировать, чтобы страна могла воспользоваться преимуществами свободы. А свобода – это то, за что боролся Симон Боливар.

И еще. Речи и статьи Симона Боливара интересны тем, что показывают высокую культуру и образованность политического деятеля, жившего полтора века назад. Никаких вульгаризмов, никакого словоблудия – четкие мысли, яркие образы и высокие чувства.

Неужели Уго Чавес все же намекал на что-то? Или просто подсказывал? Или просто считал, что Симон Боливар - личность значимая для всего мира, а не только для Венесуэлы.

За несколько лет до смерти Боливара журнал «Московский телеграф» писал:

«Надо написать много томов, чтобы изобразить все усилия и походы, сделанные Боливаром для воспламенения и поддержания смелости американцев, все разнообразные успехи и неудачи его предприятий, его победы и поражения, препятствия всех родов, какие он должен был преодолеть, опасности, каким он подвергался и всегда чудесно выходил из оных невредимым. Непостижимые продолжительныe переходы от бесплодных и жарких берегов Картахены до рубежей пустынной, болoтистой и снедаемой страшными жарами Гвианы; от Гвианы до Новой Гранады, через безмерные и высочайшие Кордильеры, их разделяющие; от Боготы до границ Венесуэлы, на берега Ориноко; от Ориноко далеко за столицу Перу, через заразительные лужи, крутые скалы, среди туч насекомых и неизбежных пресмыкающихся, с солдатами, у которых обыкновенно нет ни хлеба, ни одежды, ни обуви, кто не признается, что сии переходы гораздо достопамятнее побед и не могут быть сравниваемы со сражениями, выигранными по правилам обыкновенной тактики? Каждый из подобных подвигов есть торжество удивительное; осмелиться на сии подвиги, осудить на них самого себя, идти впереди солдат новых, рожденных и воспитанных в Колумбии, заставить их следовать за собой без ропота и, пришедши на место, с ними разбить многочисленную Испанскую армию и заставить ее всю сдаться на том месте, которое она избрала для поражения своего неприятеля, надобны ли другие чудеса, чтобы получить название героя?»

Симон Боливар – один из ярких революционеров в мировой истории. Для жителей Нового Света имя политика – символ освободительного движения в странах Латинской Америки, бывших колоний Испании. Боливар считал, что рабство должно быть уничтожено, а коренное население уравнено в правах на получение достойной жизни.

Еще при жизни Боливар получил звание «Освободитель Америки». В судьбе политика имеются взлеты и падения. До самой смерти он остался верен своим идеям. Его имя увековечено в названии страны - Боливии, бывшей испанской колонии Верхнего Перу.

Детство и юность

Боливар родился 24 июля 1783 года в Каракасе. Полное имя – Симон Хосе Антонио де ла Сантисима Тринидад Боливар де ла Консепсьон-и-Понте Паласиос-и-Бланко. Исследователями биографии политика установлено: предки будущего революционера прибыли в Южную Америку из страны Басков еще в 16 веке. Переселенцы удачно вписались в жизнь испанских колоний и вскоре стали принимать активное участие в жизни новых поселений.


Благодаря активности дед Симона обрел титул виконта, так и не утвержденного королем Испании. Отец Симона, Хуан Винсенте Боливар, упрочил положение семьи. После смерти родители Симона оставили юному наследнику плантации, заводы, дома, рабов и драгоценности. Ели сравнивать с состоянием современных богачей, то Боливар мог бы попасть в список долларовых миллиардеров.

Сироту воспитывал дядя Карлос Паласиос. Учителем по основным предметам был философ Симон Родригес. Он и посвятил юного Симона в идеи просветителей Франции и подробно рассказывал о республиканских идеалах. После побега Родригеса обучением Симона занимается секретарь генерал-губернатора Андрес Бельо. Благодаря наставнику Симон знакомится с учеными Александром Гумбольдтом и Эме Бонплану, которые оказали сильное влияние на мировоззрение юного Боливара.

В 1799 году опекуны принимают решение отправить юношу в Испанию для обучения юриспруденции. Боливара принимает королевская семья. Он поддерживает общение с принцем Фердинандом, будущим королем Испании, который впоследствии станет главным врагом политика.

Четырьмя годами позже, в 1803-м, Симон переезжает во Францию. Здесь учится на курсах парижской Политехнической и высшей нормальной школы. Его кузина Фанни активно общалась с вольнодумцами. В их круг вошел и Боливар, разделяя с ними общие взгляды на политику и мироустройство.


В Соединенные Штаты Америки будущий революционер попадает в 1805 году. Пример освобождения США от британской власти становится образцом для революционеров Южной Америки. Боливар в их числе. Он утверждается в своих политических взглядах. Идея создать на территории латиноамериканских стран Соединенные Штаты Южной Америки становится для него приоритетной.

Политическая деятельность

В 1810 году Боливар участвует в восстании с Франсиско Мирандой, которое приводит через год Венесуэлу к провозглашению независимости. Правительство Испании пытается вернуть колониальные земли. В 1812 году армия Венесуэлы уничтожена, а Миранда отправлен в тюрьму. Боливар совершает побег из страны и скрывается на территории Новой Гренады.


К 1813 году Симон вместе с повстанцами организовывает новый отряд, которому удается взять верх над испанской армией. Боливар становится главой II Венесуэльской республики и получает звание Освободителя. Но через год испанцам удается выбить Боливара из главного города Венесуэлы – Каракаса.

Политик обращается к властям Гаити и получает поддержку. В 1816 году Боливар прибывает в Южную Америку и начинает реформу. Отменяет рабство и объявляет о выдаче земель солдатам, принимавшим активное участие в войне за независимость.


К 1818-1819 годам Симон Боливар при поддержке армии единомышленников устанавливает контроль над большей частью Венесуэлы и Новой Гренады. В самом конце 1819 года его избирают президентом республики Великой Колумбии, в состав которой входили территории современных Колумбии и Венесуэлы.

К 1824 году испанцы под натиском колумбийцев оставляют территории, на которых сейчас находятся Эквадор, Перу и Боливия. Боливар становится диктатором Перу и в 1825 году возглавляет созданную им Республику Боливию. Политический деятель остается верен идее – создать Соединенные Штаты Южной Америки, в которую входила бы территория от Панамы до Чили.


Боливар пытался продвинуть ее на специальном конгрессе, но столкнулся с противостоянием местной элиты. Получает характеристику приверженца бонапартистского режима, а его за глаза называют Наполеоном. Против деятельности политика развернулось движение, в результате которого он лишился власти в Боливии и Перу.

В 1828 году Боливар с армией вступает в Боготу, где создает резиденцию правителя Колумбии. В этом же году один из сподвижников организовывает на него покушение. Боливар чудом избегает смерти и подавляет мятеж. Противостояние Боливара за власть продолжается. Элита Каракаса выступает за отделение Венесуэлы от Колумбии. Правитель теряет влияние и власть в стране. В 1830 году он подает в отставку.

Личная жизнь

В 19 лет Симон, находясь в Мадриде, знакомится с аристократкой Марией Терезой Родригес. Она, как и Боливар, имеет креольское происхождение. После свадьбы молодая пара уезжает в Венесуэлу. Здесь жена Симона заражается желтой лихорадкой и умирает. Событие сильно потрясло молодого мужчину, и он дает обет безбрачия.


Изменения в личной жизни происходят в 1822 году, когда Боливар познакомился со второй спутницей жизни во время вхождения войск в эквадорскую столицу Кито. Во время движения колоны по улицам, полным людей, в руки Симона падает лавровый венок. Взглядом революционер встречается с черноволосой девушкой, стоящей на балконе и приветствующей освободителей.

В этот же вечер Симон и Мануэла Саэнс встретились на балу и с той минуты старались быть вместе. Она тоже креолка, младше на 12 лет. Разделяла взгляды по освобождению колониальных территорий в Латинской Америке. Когда Мануэла встретилась с Симоном, она находилась замужем за доктором Торном. Женщина считала мужа хорошим человеком, но скучным. Саэнс мгновенно увлеклась политиком.


Мануэла и Симон так и не стали официально мужем и женой. Он поклялся сохранять верность покойной жене, а она – официальному мужу. Ей Боливар был благодарен за спасение во время покушения. Народ после чудесного спасения своего лидера стал называть Мануэлу «освободительницей Освободителя».

Когда он отрекся от президентской должности, то убедил Саэнс оставить его. Она продолжала любить его и писала письма с Боготы, рассказывая подробно о происходящем, о том, как бывшие соратники по движению предают его дело. После смерти любимого Мануэла уехала в Пайту. Жила в нищете и пыталась выжить, торгуя сигаретами и сладостями. Берегла письма от Симона, но они были сожжены во время эпидемии дифтерии. Саэнс скончалась от этой же болезни и захоронена в общей могиле.

Детей у Боливара не было.

Смерть

Симон ушел из жизни в 47 лет. Печальное событие произошло 17 декабря 1830 года. Причина смерти до сих пор не установлена: по одним сведениям – от туберкулеза, по другим – отравление. Президентом Венесуэлы Уго Чавесом предпринималась попытка расставить точки над «и». Принимается решение эксгумировать тело революционера.


После проведенного анализа ДНК обе версии не получили подтверждение. Уго Чавес, несмотря на результаты, продолжал заявлять, что Освободителя убили. В память о герое освободительного движения он меняет название страны на Боливарианскую республику Венесуэлу.

Боливар принял смерть в чужом поместье, недалеко от города Санта-Марта. Перед кончиной отказался от имущества и принял смерть в нищете. Хоронили его в чужой одежде.

После смерти имя Боливара продолжает жить своей жизнью. Среди интересных фактов есть информация о названии в честь политика астероида Боливиана, открытого в 1911 году. Одна из высочайших горных вершин мира также носит его имя – Пик Боливара. Валютой Венесуэлы являются боливары, а портрет политика украшает банкноты разных номиналов.


В столице США, Вашингтоне, находится бронзовый памятник Симону Боливару скульптора Феликса де Уэлдона. Считается самым крупным конным памятником политику в Западном полушарии.

О деятельности революционера сняты фильмы. Самые известные – «Симон Боливар» режиссера Александро Блазетти 1963 года и «Освободитель» режиссера Альберто Арвело, снятого в 2013-м.

Факты о Каракасе для детей

Факты для детей

Каракас

Город

Сантьяго-де-Леон-де-Каракас

Флаг

Герб

Ник (а):

Ла Султана дель Авила (Султана Авила)
Ла Сукурсаль дель Сьело (Небесная ветвь на Земле)

Страна Венесуэла
Состояние Столичный округ Венесуэлы
Миранда
Муниципалитет Либертадор
Год основания 25 июля 1567 г.
Основано Диего де Лосада
Площадь
• Метро 1930 км 2 (750 квадратных миль)
Высота 900 м (3000 футов)
Население

(2009)

• Плотность 1,431.5 / км 2 (3708 / кв. Миль)
• Метро 5,196,514
Демоним (а) caraqueño (м), caraqueña (ж)
Часовой пояс UTC-04: 30 (VST)
• Лето (DST) UTC-04: 30 (не соблюдается)

Каракас - столица Венесуэлы. Сантьяго-де-Леон-де-Лосада основал город в 1567 году.Здесь родился Симон Боливар. В городе проживает около 6 миллионов человек, проживающих в столичном регионе. Каракас является центром экономической активности страны, а также главными правительственными учреждениями Венесуэлы.

После Второй мировой войны город пережил огромный рост благодаря нефтяным доходам страны. Почти полмиллиона европейцев иммигрировали в город в 1950-х годах (в то время в нем было всего один миллион жителей), и поэтому Каракас разработал типичный западноевропейский облик в новых современных районах.

Спорт

Все лучшие спортивные команды Венесуэлы сосредоточены в столичном районе Каракас. Между этими командами у нас:

Известные сайты

  • Национальный парк Авила
  • Humbolt Tramway
  • Место рождения Симона Боливара
  • Каракасский собор
  • Площадь Боливара
  • Площадь Альтамира
  • Восточный парк
  • Los Proceres
  • Центральный парк
  • Centro Comercial Tamanaco
  • Торговый центр Самбил

Здания

В городе можно увидеть множество красивых современных зданий.Вот некоторые из них:

Каракас на картине 1840 года
  • - Центральный парк
  • - Здания Plaza Venezuela
  • - Casa de Italia
  • - Торре Британика
  • - Torre La Previsora ​​

Картинки для детей

  • Диего де Лосада Антонио Эррера Торо

  • Вид на Авилу из парка дель Эсте

  • Венесуэльская лагуна, ботанический сад Каракаса и Центральный парк на заднем плане

  • Небоскребы на площади Венесуэлы

  • Облачный пастырь , Ханс Арп, UCV

  • Laberinto Cromovegetal , Университет Симона Боливара

  • Станция Los Jardines, Каракас Метро

Факты о туберкулезе у детей

Кампании общественного здравоохранения 1920-х годов пытались остановить распространение туберкулеза.

Туберкулез (ТБ) - инфекционное заболевание, вызываемое бактериями. Раньше люди называли это потреблением .

ТБ вызывается несколькими типами микобактерий, обычно Mycobacterium tuberculosis . Болезнь обычно поражает легкие, но может поражать и другие части тела.

Как распространяется

Бактерии могут путешествовать по воздуху и передаваться от одного человека к другому. Это происходит, когда инфицированные люди кашляют, чихают или плюются.

Из каждых 100 человек, больных туберкулезом, от пяти до десяти человек проявляют симптомы. У этих людей болезнь называется активная . Туберкулез убивает более половины инфицированных людей, если они не получают лечения.

Выявление и лечение

Крупный план культуры Mycobacterium tuberculosis . Пятна, похожие на пену, представляют собой типичный образец роста этих бактерий.

Диагностика активного туберкулеза основана на радиологии. Врачи часто смотрят на рентген грудной клетки.Кроме того, они проверяют жидкости в организме. В этих жидкостях есть микробы, которые выращиваются в клеточных культурах. Затем культуры клеток анализируются, чтобы определить, инфицирован ли человек туберкулезом.

Если у пациента туберкулез, но у него нет симптомов, заболевание является латентным. Для выявления латентного туберкулеза врачи используют кожную пробу, называемую пробой Манту. Также часто делают анализы крови.

Есть вакцина против некоторых форм туберкулеза. Это вакцина против бациллы Кальметта – Герена.

Раньше

ТБ легко лечили антибиотиками.Однако теперь бактерия обладает высокой устойчивостью к большинству антибиотиков. Это сопротивление затрудняет лечение. Необходимо принимать много разных антибиотиков в течение длительного периода времени. Есть форма туберкулеза, которая устойчива к всем препаратам.

Симптомы

Туберкулез может иметь множество симптомов. К наиболее распространенным относятся:

У людей также больше шансов заболеть туберкулезом, если они живут рядом с другими больными туберкулезом. Например, туберкулез может легко распространяться в приютах для бездомных, тюрьмах и иммигрантских общинах.

Насколько распространен туберкулез?

На этой карте мира показана распространенность ТБ на 100 000 человек по состоянию на 2007 год. Страны с большим количеством случаев показаны желтым цветом, страны с меньшим количеством случаев - синим. Большинство случаев было зарегистрировано в Африке к югу от Сахары, многие также произошли в Азии.

Эксперты считают, что треть населения мира инфицирована M. tuberculosis . Новые случаи заражения происходят с частотой один раз в секунду. В 2007 году во всем мире было зарегистрировано около 13,7 миллиона хронических случаев.В 2010 году было зарегистрировано около 8,8 миллиона новых случаев заболевания, и почти 1,5 миллиона человек умерли от этой болезни, большинство из них - в развивающихся странах. Число случаев туберкулеза снижается с 2006 г., а с 2002 г. уменьшилось количество новых случаев.

Туберкулез не распространяется с одинаковой скоростью во всем мире. Около восьмидесяти процентов населения во многих азиатских и африканских странах дает положительный результат на туберкулез, но только от пяти до десяти процентов людей в Соединенных Штатах.

Обычно люди заболевают туберкулезом из-за ослабленной иммунной системы.Многие люди с ВИЧ и СПИДом также могут заразиться туберкулезом.

Боливар Мари Арана - обзор | Биографические книги

Чванливый, многословный, бывший заговорщик государственного переворота Уго Чавес, который умер в этом году, переименовал свою страну в «Боливарианскую Республику Венесуэла» после того, как наконец победил на выборах в президенты. Позже он выкопал кости Симона Боливара. «Боже мой, Боже мой, признаюсь, мы плакали, поклялись», - написал он в Твиттере. "Этот славный скелет, должно быть, был Боливаром, потому что вы чувствуете его пыл."

Такова власть, которую до сих пор имеет Боливар, умерший в 1830 году. И Эквадором, и Боливией, названной в честь самого так называемого Освободителя, также управляют самопровозглашенные боливарианос - Рафаэль Корреа и Эво Моралес. Венесуэла, их страны были освобождены непостоянным "Вашингтоном Южной Америки" - человеком потрясающих способностей, безжалостными амбициями и изменчивой личностью, отбрасывающей столько же мрачных, жестоких теней, сколько производило ослепляющие вспышки блеска.

Дело Боливара как один из самых выдающихся мировых лидеров 19-го века, хорошо известен Мари Арана, писателем из США, корни которого находятся в Перу, другой стране, которую он помог освободить от испанского ига.«Военные действия Боливара длились вдвое дольше, чем Вашингтон. Территория, которую он прикрывал, была в семь раз больше», - говорит она. «Он вел и революцию, и гражданскую войну».

Адуляторы и оскорбители отказались от него с тех пор, как он умер. Первые восхваляют военное мастерство человека, изгнавшего Испанию с территории в миллион квадратных миль в ходе экстраординарной 11-летней кампании. Сражения часто сталкивали его с численно превосходящими силами или требовали сверхчеловеческих маршей через джунгли и над заснеженными горами.Поражений было много, но он всегда возвращался, часто в сопровождении британских наемников.

Рожденный в влиятельной креольской элите, Боливар видел, что революция потерпит неудачу без поддержки всех латиноамериканских народов - коренных индейцев, черных рабов и людей смешанной расы. Он призвал к отмене рабства, но не смог свергнуть систему, которая по-прежнему отдает предпочтение латиноамериканцам с более бледной кожей. Хорошо начитанный и знакомый как с аристократическими салонами, так и с публичными домами европейских столиц, он проповедовал ценности просвещения.Он поклялся, что свобода и справедливость заменят 300 лет испанской тирании.

И все же недоброжелатели Боливара указывают на его собственную тиранию. Карл Маркс называл его «подлым, жалким и подлым из негодяев». Его «смертельная война» была безжалостным нападением, которое одновременно сеет ужас и задает тон будущему насилию среди латиноамериканцев. Его приверженность свободе сдерживалась недоверием. Ему не нравилась новая демократия Соединенных Штатов. «Демократическая система не только не спасает, но и может привести к гибели», - сказал он.«Мы - регион, страдающий… жестокостью, амбициями, подлостью и жадностью». Его типовая конституция, принятая Боливией и Перу, требовала пожизненного президента. Как могут подтвердить кубинцы, идея живет. Его тщеславие было самонадеянным. «Я предлагаю тост за двух величайших людей Южной Америки - за генерала Сан-Мартина и за меня», - сказал он на встрече со своим соратником-освободителем Хосе Сан-Мартином. Возможно, он был прав. В таком самоуважении нет ничего удивительного. В течение многих лет Боливара хвалили и боялись. Его речи были богаты образами и идеями - предшественниками замечательного, но несдержанного стиля Чавеса или Фиделя Кастро.А когда он действительно отказывался от власти, она часто возвращалась ему в руки. Среди его титулов были титулы президента Венесуэлы и Великой Колумбии, освободителя Боливии и диктатора Перу. Но в конце жизни его мечта о панамериканском единстве лежала в клочьях. «Независимость - это единственное, что мы добились ценой всего остального», - сказал он.

Арана перемещается по джунглям и горам из головокружительной истории Боливара, не избегая самых темных долин. «Нет никаких сомнений в том, что он создал мифическое существо, которым стал латиноамериканский диктатор», - признает она.Но ее симпатии явно принадлежат человеку, которого в последние дни своей жизни все избегали. Он умер в изгнании, видя впереди только беду. «Страна неизбежно погрузится в невообразимый хаос, после чего перейдет в руки неразличимой вереницы тиранов», - сказал он. Однако через десять лет его останкам поклонялись, как останкам святого, а его кости перевезли в Каракас, в то время как Колумбия забрала его сердце.

«В латиноамериканской литературе есть причина, по которой кровь сочится по дорогам и выкатываются головы из-под кустов: это не магический реализм.Это история. «Это правда», - предупреждает Арана. Тем не менее, вооруженная мечом любовница Боливара, Мануэла Саенс, которая возмутила консерваторов тем, что оделась как мужчина и ходила со страшными черными служанками, поразила бы даже Габриэля Гарсиа Маркеса. Ужасающий лидер диких Легионов Ада - чистый ужас.

Проза Араны часто прекрасна. Писательница, ставшая историком, она чудесно рассказывает историю Боливара, хотя специалисты отметили фактические ошибки и антииспанский уклон.Спустя два столетия после своей смерти Боливар разжигает страсти, которые больше не зажигают более известные персонажи. Биография Араны объясняет, почему.

Симон Боливар: биография, факты и достижения - видео и стенограмма урока

Жизнь до революции

Симон Хосе Антонио де ла Сантисма Тринидад Боливар и Паласиос Понте и Бланко родился 24 июля 1783 года в Каракасе и получил очень латиноамериканское имя (к тому же очень длинное). Каракас находился в большой колонии Испанской империи под названием Новая Гранада, в той части, которая сегодня называется Венесуэлой.

Семья Боливара была богата владением золотыми и медными рудниками, и молодой Боливар вырос в привилегированном положении. В 1799 году, после смерти своих родителей, Симон переехал в Испанию, чтобы продолжить свое образование и военную подготовку, где он встретил и женился на Марии Терезе Родригес эль Торо-и-Алайса. Она умерла от желтой лихорадки год спустя, в 1803 году.

Боливар был в Париже, чтобы стать свидетелем коронации Наполеона, которая вдохновила его на то, чтобы увидеть, как его собственная страна празднует такую ​​триумфальную победу. Когда Наполеон сделал Жозефа Бонапарта королем Испании, Боливар решил, что Венесуэле пора стать независимой , и присоединился к сопротивлению в Каракасе.Время было правильным; другие испанские колонии, такие как Мексика, также только начали борьбу за независимость.

Да здравствует революция

В 1807 году Симон Боливар вернулся в Венесуэлу. Три года спустя переворот сверг колониальных губернаторов и создал хунту , управляющий совет военных лидеров, чтобы управлять новым независимым государством Венесуэла. Хунта отправила комиссию, в которую входил Боливар, в Великобританию, чтобы добиться официального признания своего нового правительства.

Там Боливар и другие встретили известного венесуэльского революционера Франсиско де Миранда и попросили его вернуться домой и возглавить страну. Это вызвало гражданскую войну между силами, которые хотели независимости, и теми, кто хотел оставаться верными Испании. Лоялисты побеждали в войне, и Боливар уехал в Тунху (на территории современной Колумбии), где стал командующим их армией.

В мае 1813 года его войска вторглись в Венесуэлу. Люди называли его бой la compana admirable , или «замечательная кампания», и называли Боливара El Libertador «освободителем».«В августе войска Боливара взяли под свой контроль Каракас, и он объявил, что Венесуэла снова стала независимым государством. Однако гражданская война разразилась в нестабильной республике в 1814 году, и он бежал на Ямайку. Там он написал свое письмо с Ямайки , в котором изложил свое видение независимых южноамериканских стран, включающих правительства с парламентом и пожизненным президентом.

Боливар вернулся в Венесуэлу в 1816 году с гаитянскими солдатами и начал сражаться против испанских войск, которые снова контролировали большую часть Южной Америки.Временный конгресс избрал Боливара президентом Венесуэлы, и он решил бороться за независимость всей Новой Гранады, а не только Венесуэлы.

В августе 1819 года войска Боливара нанесли поражение испанцам и лоялистам в Колумбии, и конгресс принял закон об официальном создании нации Гран Колумбия с Боливаром в качестве президента. Новый президент начал кампании за независимость Венесуэлы и Эквадора. К 1821 году Гран-Колумбия включала Колумбию, Панаму, Венесуэлу, Эквадор и север Перу.

Боливар объединился с аргентинским генералом Хосе де Сан-Мартин , чтобы полностью освободить Перу, и был провозглашен диктатором Перу в 1824 году. Благодаря этому титулу Боливар оказал поддержку в разгроме последних испанских войск в регионе. В 1825 году Конгресс Верхнего Перу создал суверенное государство, названное в его честь, Республику Боливия . Боливар помог написать конституцию страны.

Боливар хотел, чтобы Gran Colombia был независимым, либеральным союзом государств, таких как США.С., но страна была потрясена нестабильностью, поскольку многие государства пытались стать собственными нациями. Он прибег к названию себя диктатором в 1828 году и пообещал отказаться от этой власти в 1830 году. Не имея возможности обеспечить Великую Колумбию, Боливар предложил разделить страну на три отдельные страны: Венесуэлу, Колумбию и Эквадор. Симон Боливар сдал свою власть в 1830 году и намеревался изгнать себя в Европу, поскольку его Гран-Колумбия потерпела неудачу, но умер от туберкулеза, прежде чем смог уехать.

Наследие и достижения

Хотя видение Симона Боливара объединить большую часть Южной Америки как единую нацию не удалось, его все еще помнят на всем континенте как революционного освободителя, который принес независимость Колумбии, Венесуэле, Боливии, Эквадору, Перу и Панаме. Ему посвящены статуи, улицы, здания, площади и парки по всему континенту, и по сей день его называют El Libertador .

Резюме урока

Симон Боливар (1783-1830) был венесуэльским революционным лидером в Южной Америке, который привел многие испанские колонии к свободе и посеял семена демократии в новых странах.Он представлял себе федерацию государств в своей новой стране, Gran Colombia , состоящую из современной Колумбии, Венесуэлы, Боливии, Эквадора, Панамы и некоторых частей Перу. Гран Колумбия длилась недолго, и штаты решили, что они хотят быть собственными странами, но Боливара до сих пор помнят как героя во всей Южной Америке. В его честь даже назвали страну.

Краткий урок

Симона Боливара почитали в Южной Америке как революционного лидера и героя.Вдохновленный путешествиями по Европе, Боливар захотел того же и в Южной Америке. Он помог привести многие испанские колонии к свободе и вдохновил демократию. Фактически, в его честь была названа страна.

Хотя новая нация Гран Колумбия, которую задумал Симон Боливар, просуществовала недолго, его все еще почитают как революционного лидера.

Результаты обучения

Запомните эти важные факты, а затем:

  • Обсудите жизнь Симона Боливара до революции
  • Нарисуйте, как он помогал формировать части Южной Америки
  • Признать наследие и достижения Боливара

Прочтите Симона Боливара в Интернете, автор Джон Линч

Глава 1

ВНЕ ИСПАНСКОЙ КОЛОНИИ

Венесуэльская родина

26 марта 1812 года произошло сильнейшее землетрясение в Венесуэле.От Анд до побережья, от Мериды до Ла-Гуайры земля вздымалась и трескалась, здания рушились, тысячи людей гибли. Хронист-роялист Хосе Доминго Диас был там, его журналистские инстинкты пробудились:

Было четыре часа, небо Каракаса было ясным и ярким, и безмерный штиль, казалось, усилил давление невыносимой жары; падали несколько капель дождя, хотя в небе не было ни облачка. Я вышел из дома и направился к собору, и примерно в 100 шагах от площади Сан-Хасинто и Доминиканского монастыря земля затряслась с огромным ревом.Когда я выбежал на площадь, несколько балконов почтамта упали к моим ногам, и я отдалился от падающих зданий. Я видел, как церковь Сан-Хасинто рушится сама по себе, и среди пыли и смерти я был свидетелем разрушения города, которым восхищались как местные жители, так и иностранцы. Странный рев сменился тишиной могилы. Когда я стоял на площади, один среди руин, я слышал крики умирающих в церкви; Я перелез через развалины и вошел, и сразу увидел около сорока человек мертвых или умирающих под завалами.Я снова вылез и никогда не забуду этот момент. На вершине руин я нашел дона Симона Боливара в рукавах рубашки, который карабкался по развалинам, чтобы увидеть то же самое зрелище, которое видел я. На его лице был написан крайний ужас или крайнее отчаяние. Он увидел меня и произнес эти нечестивые и экстравагантные слова: «Мы будем бороться с самой природой, если она противостоит нам, и заставим ее подчиняться». К тому времени площадь была заполнена кричащими людьми. ¹

В тот Великий четверг в церквях погибли тысячи людей, а церкви Ла-Тринидад и Альта-Грасиа, высота которых превышала 150 футов, превратились в руины высотой не более пяти или шести футов.Огромные казармы Сан-Карлоса перешли к полку, ожидавшему присоединиться к процессиям. Девять десятых Каракаса было полностью разрушено. ² Ничто не могло устоять перед вздыбиванием земли вверх, как кипящая жидкость и удары, пересекающие друг друга с севера на юг и с востока на запад. Число погибших только в городе достигло от девяти до десяти тысяч. Когда из руин доносились крики о помощи, были замечены матери с детьми на руках, отчаянно пытающиеся их оживить, а одинокие семьи бродили в тумане сквозь облака пыли в поисках пропавших без вести отцов, мужей и друзей.Группа монахов-францисканцев выносила трупы на плечах, чтобы предать их погребению3. Тела сжигали на погребальных кучах, а раненых и больных клали на берегу реки Гуайра без кроватей, белья и лекарств. щебень. Напуганное общество внезапно вспомнило о своих обязанностях: партнеры поспешили пожениться, брошенные дети нашли родителей, долги выплачены, мошенничество исправлено, семьи примирились, а враги стали друзьями. Священники никогда не были так заняты.Но Боливар должен был бороться с церковью, а также с природой, поскольку катастрофой воспользовались многие роялистские священнослужители, которые проповедовали, что это была Божья кара за революцию. Среди пыли и обломков он столкнулся с одним из священников и заставил его спуститься с импровизированной кафедры. Он ненавидел разрушение и беспорядок личной ненавистью. Землетрясение нанесло двойной удар по месту его рождения и его революции.

«Благородный, богатый и талантливый», - записал помощник Симона Боливара, и это было его активом с самого начала. ⁴ Он родился в Каракасе 24 июля 1783 года в семье Хуана Висенте Боливара-и-Понте и Марии де ла Консепсьон Паласиос-и-Бланко, младшего в семье из двух братьев и двух сестер, и его окрестили Симоном Хосе Антонио де ла Сантисима Тринидад. Он был американцем в седьмом поколении, потомком Симона де Боливара, который приехал в Венесуэлу из Испании в 1589 году в поисках новой жизни. Семейное происхождение было исследовано на предмет признаков смешения рас в обществе белых, индейцев и чернокожих, где соседи были чувствительны к малейшему варианту, но, несмотря на сомнительные свидетельства, датированные 1673 годом, Боливары всегда были белыми.Их экономическая база также была надежной. Баски по происхождению, в течение двух столетий они накопили землю, рудники, несколько плантаций, скот, рабов, городские дома и заняли лидирующее место среди белой элиты. Поместье Сан-Матео, фаворит семьи, датируется шестнадцатым веком, когда оно поддерживалось энкомьендой , или грантом индийской рабочей силы в долине. В Каракасе они жили в большом доме в центре города. Боливары уходят корнями в историю Венесуэлы и имеют репутацию cabildo, чиновников, офицеров милиции и сторонников королевской политики, сопровождаемых притязаниями на аристократический титул.Дядя Симона, Хосе Боливар Агирре, активно сотрудничал в подавлении народного восстания 1749 года. По материнской линии Паласиос тоже была превосходной семьей с аристократическими притязаниями и рекордсменами по должности, их история шла параллельно с Боливарами. в общественной жизни Венесуэлы. Несомненно, Симон Боливар принадлежал к элите, но каково положение его страны?

Венесуэла расположена на юго-восточном берегу Карибского моря и была самой близкой к Европе из всех континентальных колоний Испании.Боливар никогда не уставал советовать своим соотечественникам позволить природе, а не теории быть их проводником, и беречь дары своей родной земли: «Вы найдете ценное руководство, - сказал он учредительному съезду 1830 года, - в самой природе нашего общества. страна, которая простирается от высокогорья Анд до жарких берегов Ориноко. Исследуйте всю территорию этой земли, и вы узнаете у природы, непогрешимого учителя людей, какие законы должен издать конгресс ». ⁶ Путешественники, прибывающие в Венесуэлу морем из Европы, сначала прошли Макуро, где в 1498 году Колумб столкнулся с материковой Америкой, Исла-де-Грасиа, как он его называл, белые пляжи и пышная растительность с крутыми склонами джунглей позади.Обогнув остров Маргарита, где когда-то процветал промысел жемчуга, они увидели восхитительную береговую линию с густыми кокосовыми пальмами, высокими пальмами и берегами, населенными пеликанами и фламинго, а также в пыльной земле вокруг Куманы тунцов , густо засаженных гигантскими кактусами и дальше вглубь страны красивые тамаринды. Внутри страны на далеком юге протекают реки Ориноко и Ангостура, гордость испанской Гуаяны. К западу от побережья Карибского моря, до порта Ла-Гуайра, джунгли спускались прямо к пляжу, а на берегу моря росли мангровые заросли.На Ла-Гуайре солнечный удар, желтая лихорадка и акулы представляли опасность еще до того, как путешественник достиг высокого плато внутри страны и относительной безопасности Каракаса.

Вдоль западного побережья, за внутренними городами Маракай и Валенсия, открывался вид на Коро с его древним собором и огромными песчаными дюнами. Затем районы необычайной красоты простирались к югу от прибрежных гор в долины, озера и реки, где выращивались плантации сахарного тростника, кофе, хлопка и, прежде всего, какао.Тропический рай уступил место саваннам, или llanos , на востоке и в центре, обширные пастбища которых пересекались многочисленными реками и подвергались непрекращающимся засухам и наводнениям, а затем на дальнем западе путешественник достиг высокогорья Сеговии с их плато. долины и полупустыни, а за ними озеро Маракайбо, где индийские жилища на сваях дали испанским первооткрывателям иллюзию Венеции и ее названия. Венесуэльские Анды, расположенные к юго-западу от Трухильо, были увенчаны Меридой, крышей Венесуэлы, недавно охваченной восстанием простых людей против бурбоновских поборов.

Немецкий ученый и путешественник Александр фон Гумбольдт, побывавший в Венесуэле в 1799–1800 годах, был восхищен необъятностью llanos: «Бесконечное однообразие llanos; крайняя редкость жителей; трудности путешествия в такую ​​жару и в атмосфере, затемненной пылью; перспектива горизонта, который постоянно отступает перед путешественником; несколько разбросанных пальм, которые настолько похожи, что отчаявшись когда-либо добраться до них, они путают их с другими, находящимися дальше; Все эти аспекты вместе заставляют незнакомца, смотрящего на llanos , думать, что они намного больше, чем они есть на самом деле. ⁷ К коренному населению белых и пардо присоединились в конце восемнадцатого века мятежные индейцы, беглые рабы, преступники и грабители, отверженные белого общества, что сделало лланос , по мнению Гумбольдта, «прибежищем преступников». '. llaneros , столь далекие от культуры молодого Боливара, должны были стать ближе к центру его жизни в грядущих войнах; они были армейскими копьеносцами, «упрямыми и невежественными» с заниженной самооценкой, но всегда с уважением относились к своему генералу.Однако его первые горизонты были в Каракасе. Из 800 000 жителей Венесуэлы, мобильного населения, которое, по-видимому, постоянно находится в пути, более половины (455 000) проживало в провинции Каракас, которая была основным регионом производства какао и двумя новыми растущими экспортными странами - индиго и кофе ».

Столица Каракас находилась в плодородной долине между двумя горными хребтами примерно в сорока милях и в однодневном путешествии по колониальной дороге, в местах немногим больше, чем след мулов, который вьется вглубь суши от побережья и порта Ла-Гуайра.На высоте трех тысяч футов над уровнем моря в городе царил теплый, но более умеренный климат, чем на тропическом побережье. Центральный Каракас был хорошо застроен вокруг одной главной площади и двух меньших, с прямыми сетчатыми улицами, многие из которых были вымощены, и низкими зданиями, соответствующими земле землетрясений, некоторые из которых были из кирпича, по большей части из самана. Здесь Боливары владели рядом владений: в дополнение к семейному дому на площади Сан-Хасинто Симон унаследовал от своего богатого дяди Хуана Феликса Аристегьета-и-Боливара дом на главной площади между собором и дворцом епископа.Дома такого типа были прилично построены с просторными внутренними двориками и садами, орошаемыми каналами, питающимися от реки Катуч, и выращиванием различных тропических фруктов и цветов. Благодатная жизнь включала в себя отличную, хотя и скромную, социальную и культурную жизнь, и во многих домах были библиотеки, которыми они могли гордиться. Университет Каракаса начал свою академическую жизнь в 1725 году, и, хотя инновации боролись с традициями, студенты могли изучать большинство дисциплин того времени и имели доступ к европейским мыслителям семнадцатого и восемнадцатого веков, включая Спинозу, Локка и Ньютона.

Гумбольдт был впечатлен культурными стандартами многих креолов (белых американцев), особенно их знакомством с европейской культурой и знанием политических вопросов, влияющих на колонии и мегаполисы, которые он приписывал «многочисленным связям с коммерческой Европой». и Вест-Индии. ¹⁰ Он обнаружил в креольской элите Каракаса две тенденции, которые он идентифицировал с двумя поколениями: старшее, привязанное к прошлому, защищающее свои привилегии и непоколебимое в отвращении к просвещению, и более молодое, менее озабоченное настоящим, чем прошлым. будущее, привлеченное новыми путями и идеями, твердо привязанное к разуму и просвещению, а в некоторых случаях привлеченное к отрицанию испанской культуры и рискованным связям с иностранцами.Боливар родился в первой группе и перешел во вторую.

Венесуэла больше не была забытой колонией времен Габсбургов, перевалочным пунктом на пути к престижным вице-королевствам Мексики и Перу. Настоящая история Венесуэлы началась не с первого завоевания, а со второго, в восемнадцатом веке, когда Испания перестроила политическую и экономическую жизнь страны и дала ей новые институты. Инструментом экономического возрождения была компания Caracas Company, баскское предприятие, которому была предоставлена ​​монополия на торговлю с Венесуэлой и вскоре дала новый импульс производству и экспорту, а также новый рынок для Испании.Модернизация Бурбона вывела Венесуэлу из наместничества Новой Гранады и в 1776 году предоставила ей собственного интенданта для финансового и экономического управления, а в 1777 году - генерал-капитана для политического и военного контроля, должностных лиц, ответственных непосредственно перед центральным правительством в Мадриде и а не соседнему наместнику. audiencia , или высший суд, находился в Каракасе в 1786 году, а consulado , или торговая гильдия, в 1793 году; Юридический и коммерческий бизнес Венесуэлы теперь был ее собственным бизнесом и не управлялся другими испанскими колониями.Эти институты не наделяли Венесуэлу полномочиями: они представляли скорее имперские, чем местные интересы, а венесуэльцы по-прежнему подчинялись отдаленной метрополии. Тем не менее их страна теперь обрела собственную идентичность и начала осознавать свои собственные интересы. Возможно, он не был сердцем Испанской империи или центральным элементом грядущей революции, но по мере того, как колониальный мир отступил и Венесуэла вступила в новую эпоху, она родила трех гигантов испанской американской независимости: Франсиско де Миранда Предтеча, Симон Боливар, Освободитель, и Андрес Белло, Интеллектуал.

Испанская империя становилась все более империалистической. Так было не всегда. Как и все великие империи, Испания была способна поглотить свои колониальные народы. Империя Габсбургов управлялась на основе компромисса и консенсуса, что проявлялось, прежде всего, в растущем участии креолов в колониальной бюрократии и судах, а также в признании короной того, что у колониальных обществ есть идентичность и интересы, которые было разумно уважать и даже представлять. Но годы после 1750 года стали свидетелями деамериканизации колониального правительства, наступления государства Бурбонов, конца политики компромиссов и участия креолов.Политику Бурбона олицетворяли испанский интендант, профессиональный бюрократ, генератор ресурсов и сборщик доходов. Креолов больше не привлекали, их принуждали, и они остро осознавали сдвиг. Хуан Пабло Вискардо, эмигрант-иезуит и защитник независимости, был непосредственным наблюдателем политических тенденций в Перу и свидетельствовал о том, что Бурбоны перешли от консенсуса к конфронтации, отдалили креольскую элиту и в конечном итоге подтолкнули ее к независимости.«С семнадцатого века креолы назначались на важные должности в качестве церковных деятелей, чиновников и военных как в Испании, так и в Америке». Но теперь Испания вернулась к политике предпочтения испанцев на полуострове, «навсегда исключив тех, кто только знает свое собственная страна, индивидуальные интересы которой тесно связаны с ней и которая имеет возвышенное и уникальное право защищать ее благосостояние ». ¹¹ Эта «испанская реакция» ощущалась по всей Америке, и не в последнюю очередь в Венесуэле. Сам Боливар должен был жаловаться на отстранение американцев от гражданских, церковных и финансовых должностей, «возможно, в большей степени, чем когда-либо прежде».¹² Ни один венесуэльец не был назначен в audiencia Каракаса в период 1786–1810 гг., Когда десять испанцев и четыре колониста занимали эти должности. ³

Креолы знали о своем состоянии, постоянно напоминали, что их страна существует для Испании и что их перспективы зависели от других. Сам Боливар никогда не прощал и не забывал крайнюю отсталость, которой была ограничена его страна, которой было запрещено конкурировать с сельским хозяйством, промышленностью и торговлей Испании, а ее народ был вынужден «возделывать поля индиго, зерна, кофе, сахарного тростника». , какао и хлопок, чтобы разводить скот на пустых равнинах; охотиться на диких зверей в пустыне; добывать золото на земле, чтобы удовлетворить ненасытную жадность Испании ». ¹⁴ Тем не менее, креолы, такие как Боливар, принадлежали к колониальной элите, значительно превосходившей метисов , мулатов и рабов, трудящихся на дне общества, и до тех пор, пока их ожидания не были слишком высокими, с загородным имением и домом в Каракасе, они могли наслаждаться непринужденной и безопасной жизнью под властью Испании. Мало кто из них был готов перевернуть свой мир.

В Венесуэле производство и экспорт какао создали работающую экономику и региональную элиту, которые в семнадцатом и начале восемнадцатого веков в значительной степени игнорировались короной и нашли свои экономические пути выживания в Северной и Южной Америке, а не в Испании.Однако примерно с 1730 года корона стала более внимательно относиться к Венесуэле как к источнику доходов для Испании и какао для Европы. Агентом перемен была компания Caracas Company, баскское предприятие, которому была предоставлена ​​монополия на торговлю и, косвенно, на управление. Агрессивная и новаторская торговая политика, допускавшая меньшую отдачу борющимся иммигрантам и даже традиционным плантаторам, возмутила местные интересы и спровоцировала народное восстание в 1749 году. Это было быстро подавлено, и Каракасу пришлось пережить череду военных губернаторов, повышенное налогообложение и большее имперское присутствие, чем оно было ранее.Высшим слоям общества был предложен акционерный капитал в реформированной Каракасской компании - паллиатив для обеспечения их сотрудничества и отстранения их от общественных интересов. Таким образом, новый империализм Бурбонов, переход от консенсуса к конфронтации, прошел испытание в Венесуэле. Опыт Каракаса с региональным ростом, автономией элиты и королевской реакцией был ранним свидетельством огромного разрыва в колониальной истории между креольским государством и государством Бурбонов, между компромиссом и властью. Как заметил ведущий министр Бурбонов, колониальные народы, возможно, научатся жить без плодов свобод, которых у них никогда не было, но как только они приобретут некоторые из них по праву и насладятся вкусом, они не собираются их отнимать. - Боливар родился в колонии, управляемой не по согласию и деколюции, а централизмом и абсолютизмом. Поколение его родителей без сопротивления приняло нововведения в правительстве Бурбонов и утрату традиционного креольского влияния. Следующее поколение не будет таким послушным ».

Семья, друзья и соседи

Ранняя жизнь Боливара была одновременно привилегированной и лишенной. Он потерял родителей в молодости; он не помнил своего отца, который умер от туберкулеза, когда ему было два с половиной года; его мать умерла, тоже от туберкулеза, когда ему было девять лет, и с этого момента он был брошен на милость дяди разной квалификации.Его отец, Хуан Висенте Боливар, был хорошо известен в каракасском обществе. Он следовал семейным традициям полковника милиции, но явно не придерживался своих политических взглядов. Это выявило разделение лояльности, не обязательно между королем и независимостью, но между испанцами и американцами. В 1782 году он вместе с двумя другими вельможами Каракаса написал письмо Франсиско де Миранде, венесуэльскому офицеру и диссиденту, который также колебался в своей лояльности, жалуясь на «тиранические меры» и оскорбления, исходящие от интенданта и его сторонников, а также от каждого испанца. и поддержанный этим «проклятым министром Гальвесом».Интендант обращался со «всеми американцами, независимо от их класса, ранга или обстоятельств, как если бы они были подлыми рабами». Они надеялись, что Миранда поможет им противостоять этому печально известному притеснению, поскольку «вы - первенец, от которого родина ожидает этой важной услуги». Но они предпочли дождаться совета Миранды, потому что не хотели постигать судьбу Санта-Фе-де-Богота и Куско. ¹⁷ Вот пример, если это правда, политических спекуляций и даже инакомыслия в семье Боливар в мыслях, если не на деле.

Хуан Висенте собрал библиотеку культуры восемнадцатого века, но в остальном он не был образцом для своих детей. Печально известный бабник, «его внушали страху женщины, белые и индейцы, девушки и жены». Как засвидетельствовали две сестры, ни одна девочка в его доме не была в безопасности; одной, Маргарите, пришлось сопротивляться, чтобы ее затащили в спальню для секса, а другая, Мария Хасинта, жаловалась епископу Каракаса, что «волк, дон Хуан Висенте Боливар, несколько дней уговаривал меня заставить меня грешить с ним. ... и он отправил моего мужа в Льянос [пасти] скот, чтобы оставаться более свободным для осуществления своих злых планов ...Помогите мне, ради бога, я нахожусь на грани падения ''. Но епископ замолчал, больше заботясь о том, чтобы избежать скандала, чем о том, чтобы противостоять виновному, которому он посоветовал все отрицать. ¹⁸ Эта тактика, похоже, удалась, и серийный соблазнитель смог заключить респектабельный брак несколько лет спустя, в декабре 1773 года, в возрасте сорока шести лет; его невеста, Консепсьон Паласиос-и-Бланко, была привлекательной молодой девушкой, примерно на тридцать лет младше его, из такой же выдающейся семьи, как и его собственная.

Хорошо связанный со стороны родителей, Боливар также имел богатого двоюродного брата, священника, крестившего его, Хуана Феликса Хереса Аристегьета и Боливара, который оставил ему состояние и различные имущественные права при условии, что он останется верным Богу и королю. . Наследство было дополнительным к его отцовскому наследству. Таким образом, сирота Боливар смотрел в будущее с большей уверенностью, чем большинство венесуэльцев, и меньше беспокоился о работе, так как его доход был получен благодаря труду других, которые управляли его инвестициями и работали на их доходы в различных секторах венесуэльской экономики.

Венесуэла была частично плантацией, частично ранчо и частично коммерческим рынком. Люди и производство были сосредоточены в долинах побережья и ллано юга. Сотни тысяч голов крупного рогатого скота, лошадей, мулов и овец, разбросанных среди обширных внутренних равнин и западных берегов озера Маракайбо, составляли один из постоянных активов страны и обеспечивали немедленный экспорт в виде шкур и других продуктов животного происхождения. На коммерческих плантациях выращивалось множество экспортных культур: табак из Баринаса, хлопок из долин Арагуа, индиго из долины Туй и кофе из Андских провинций.В 1790-х годах, после столетия экономического роста, эти продукты составляли более 30 процентов экспорта Венесуэлы. Но основой экономики было какао; Произведенное в долинах и горных склонах центральной прибрежной зоны, какао расширилось, пока не составило более 60 процентов от общего объема экспорта, хотя и уязвимо для конкуренции со стороны Гуаякиля. ¹⁹ Это был мир больших поместий, труд которых обеспечивался постоянно расширяющейся работорговлей и связанными рабами, которые часто были освобожденными рабами.Венесуэла была классической колониальной экономикой с низкой производительностью и низким уровнем потребления.

Гумбольдт заметил, что венесуэльская аристократия была против независимости, потому что «они видят в революциях только потерю своих рабов», и он утверждал, что «они предпочли бы даже иностранное иго осуществлению власти американцами своей власти. низший класс ». ²⁰ Расовые предрассудки укоренились в верхних слоях колониального общества. Семья Миранды была одной из ее целей. Себастьян де Миранда Равело, отец Предтечи, был купцом с Канарских островов.В 1764 году он был назначен капитаном Шестой роты стрелков батальона Белых островов Каракаса. Это вызвало резкую реакцию со стороны местной олигархии, которая заклеймила Миранду как мулата и торговца и торговца как «занятие невысокое, не подходящее для белых»; теперь он мог «носить на улицах ту же форму, что и люди высшего статуса и чистой крови» .²¹ cabildo Каракаса, оплот креольской олигархии и хранитель ее ценностей, запрещал ему «использовать униформу и дубинку. нового батальона с предупреждением, что, если он продолжит их использовать, он будет заключен в тюрьму на два месяца ».В случае, если Миранда была оправдана губернатором и получила поддержку колониальных властей, обычно более терпимых, чем местный правящий класс. Но в то время, когда пардо стремились улучшить свой правовой статус, включая право вступать в брак с белыми и получать священные саны, венесуэльская элита продолжала идентифицировать канарцев как пардо и приписывать островам расовую неполноценность. . В 1810 году лидеры движения за независимость Венесуэлы придерживались резервации по отношению к Франсиско де Миранде, сыну канарского купца, и не остались без социального предубеждения против его плебейского происхождения.

Когда Боливар рос в Каракасе, его мир представлял собой смесь рас и культур, и он познакомился с людьми, которые будут доминировать в его общественной жизни и определять его политические решения на долгие годы. Улицы Каракаса становились все более многолюдными, поскольку это было растущее общество: население провинции Каракас, вероятно, увеличилось более чем на треть в период 1785–1810 годов, и этот рост затронул большинство расовых слоев, не изменив баланса. Венесуэльские индейцы, первые жертвы болезней и перемещений, в основном были вне поля зрения общества, на отдаленных равнинах, в горах и лесах или в далеких миссиях, которыми руководили монахи и не подозревали о какой-либо более широкой идентичности.Непосредственные знакомые Боливара были белыми креолами, находившимися на вершине кастового общества. Сознание расы было острым, и соседи сделали своим делом знать происхождение друг друга. Белые доминировали в бюрократии, юриспруденции, церкви, земле и оптовой торговле, но они не были однородной группой. Они состояли из полуостровных испанцев, венесуэльских креолов - в том числе небольшого числа ведущих семей, но гораздо большего числа со смешанными расами по происхождению и «переходящих» за белых, а также канарских иммигрантов.Внизу роились blancos de orilla (белые бедняки), ремесленники, торговцы и наемные работники, которые объединились в pardos и были отождествлены с ними. Креольские канарцы, проживавшие в Венесуэле на протяжении многих поколений, также включали в себя смешанные в расовом отношении семьи, но все еще считались канарцами.

Этнический состав населения Венесуэлы в конце колониального периода

Источник: Lombardi, Люди и места в колониальной Венесуэле , p.132; Izard, Series estadísticas para la history de Venezuela , p. 9; Báez Gutiérrez, Historia popular de Venezuela: Período independentista , p. 3.

Цветные люди включали черных, рабов и свободных людей, и пардо или мулатов , которые были самой многочисленной группой в Венесуэле. Таким образом, на момент обретения независимости в венесуэльском обществе численно доминировали 400 000 пардо и 200 000 канарцев, большинство из которых можно было бы отнести к категории белых бедняков.Вместе канарцы и пардо , многие из которых были потомками канарцев, составляли 75 процентов от общей численности населения, хотя они редко действовали вместе.

У бедных белых было мало общего с классом Боливара, мантуано , землевладельцами и рабами, производителями богатства колонии, командирами ополчения колонии. Земля была их базой, а земля - ​​их амбициями, хотя и не обязательно исключающими торговлю, а успешные купцы, как известно, вкладывали деньги в землю и женились на креольских семьях плантаторов. самых богатых хасендадо были взяты из старейших семей провинции, друзей и знакомых боливаров. Их возглавлял маркиз дель Торо, годовой доход которого в 1781 году оценивался в 25 000–30 000 песо, а личное состояние - в 504 632 песо, вместе с многочисленной собственностью. Затем пришла небольшая группа из примерно тринадцати человек с сопоставимым достатком, включая первого кондэ-де-Товара, за которым следуют кондэ де ла Гранха, кондэ де Сан Ксавьер, доктор Хосе Игнасио Морено, маркизы де Каса Леон, Маркос Рибас и Хуан. Висенте Боливар.Отец Симона владел двумя плантациями какао, четырьмя домами в Каракасе и другими домами в Ла-Гуайре, сахарным тростником в поместье Сан-Матео, тремя животноводческими фермами в llanos , плантацией индиго и медным рудником, а своей семье он оставил 350 000 песо , включая молодого Симона. ²² В конце колониального периода земельная аристократия, большинство из которых составляли креолы, насчитывала 658 семей, в общей сложности 4048 человек, или 0,5 процента населения. Это была небольшая группа, которая монополизировала землю и мобилизовала рабочую силу, но чьи богатства становились фрагментированными, поскольку старшее поколение умирало, а их наследники делили свои владения.Самая большая часть наследства Боливара, 120 000 песо, досталась старшему сыну Хуану Висенте-младшему. Некоторые из высших семей были чрезвычайно богаты, в то время как большинство элит имели средний доход. Но они были одержимы символами статуса и аристократическими титулами, большинство из которых покупались, а не передавались по наследству. Обычно они жили в городских домах и были активны в таких учреждениях, как открытая для них испанская практика, cabildos , consulado и милиция. Почти все семьи, с которыми Гумбольдт дружил в Каракасе - Узтарис, Товарес, Торос - жили в красивых долинах Арагуа, где они владели богатейшими плантациями и где у Боливаров было свое историческое поместье.

пардо , или свободные цветные, были заклеймены по своему расовому происхождению; потомки черных рабов, они включали мулатов, замбо и метисов в целом, а также бланко-де-орилья , происхождение которых было подозрительным. В городах они были ремесленниками и зарождающимся отрядом наемного труда; в деревне они были надзирателями плантаций, или занимались натуральным хозяйством и животноводством, или были сельскими крестьянами. Вместе со свободными чернокожими они составляли почти половину всего населения; их численность была особенно заметна в городах, где семена недовольства часто перерастали в открытый конфликт. ²³ pardos был не классом, а неопределенной, нестабильной и промежуточной массой, размывающейся по краям снизу и вверх. Но кем бы они ни были, они встревожили белых своей численностью и стремлениями. С 1760 года им было разрешено вступать в ополчение, становиться офицерами и пользоваться военными фуэро. Законом от 10 февраля 1795 года им было предоставлено законное право на приобретение сертификатов белизны (cédulas de gracias al sacar) , которые освобождали их от дискриминации и разрешали им получать образование, жениться на белых, занимать государственные должности и священники.Имперское правительство поощряло эту мобильность по не совсем понятным причинам. Возможно, это была попытка ослабить социальную напряженность, позволив пардо конкурировать с белыми, одновременно привнеся соревнование в общественную жизнь и подорвав традиционные идеалы чести и статуса.

Несколько пардо ссылались на этот закон или рисковали в суде, чтобы заявить о своих правах. ²⁴ Они могли пробиться в экономике, но им все равно было отказано в общественном признании.В кастовом обществе, где статус определялся законом, преимущество было у белых. Креолы перешли в наступление и выступили против продвижения gente de colour , протестовали против продажи белизны, сопротивлялись народному просвещению и, хотя и безуспешно, подали прошение против наличия pardos в ополчении. Они заявили, что уступка пардо была «бедствием, проистекающим из невежества со стороны европейских чиновников, которые приезжают сюда уже предвзято относящиеся к белым уроженцам Америки и ложно информированные о реальном положении страны».Протестующие сочли неприемлемым, «что белые в этой провинции должны принять в свой класс мулата , произошедшего от их собственных рабов». Они утверждали, что это может привести только к ниспровержению существующего режима: «Создание ополченцев во главе с офицерами их собственного класса дало pardos власть, которая разрушит Америку ... дав им организацию, лидеров, и оружие, чтобы легче было подготовить революцию ».² Между белыми и черными ополченцами проводилось строгое различие; в Сабана-де-Окумаре были сформированы новые роты ополченцев: «четыре белых, шесть из пардо , два чернокожих и четыре индийских».«В глазах властей превосходство вербовки белых считалось само собой разумеющимся; даже в этом случае креолы возмущались имперской политикой в ​​отношении пардо: она была слишком снисходительной; это было «оскорбление старых, знатных и уважаемых семей»; было опасно «предоставить права pardos и предоставить им в порядке освобождения от их низкого статуса образование, которого им до сих пор не хватало и которого им должно не хватать в будущем». Раса была проблемой в Венесуэле, обычно бездействующей, но чреватой насилием.Креолы были напуганными людьми; они опасались кастовой войны, разжигаемой французской революционной доктриной и заразительным насилием Сен-Доминго, будущего Гаити.

Эти предчувствия усиливались ужасом рабской агитации и восстания. Снова креольская аристократия потеряла доверие к метрополии. Рабы были повсюду в колониальном обществе, неся своих хозяев на улицах, работая прислугой в домах, работая в мастерских. Но большинство из них работали на плантациях, и без них производство в Венесуэле было бы остановлено, а прибыли таких семей, как Боливары, резко упали.По какой-то причине ввоз рабов в Венесуэлу начал сокращаться в 1780-х годах, когда расширяющаяся экономика отменила торговые законы, ограничивающие импорт, и плантаторы были готовы платить больше за рабов. ²⁷ Овдовевшая мать молодого Боливара жаловалась на цену рабов и их неспособность к размножению. 31 мая 1789 года испанское правительство издало новый закон о рабах, кодифицирующий законодательство, разъясняющий права рабов и обязанности хозяев и в целом стремящийся к улучшению условий в рабских поселениях.Креолы отвергали вмешательство государства между господином и рабом и выступали против этого указа на том основании, что рабы были склонны к пороку и независимости и были необходимы для экономики. В Венесуэле - да и вообще во всем испанском Карибском бассейне - плантаторы сопротивлялись закону и добились его приостановления в 1794 году. ²⁸

В следующем году и реформаторы, и реакционеры могли заявить, что доказали свою точку зрения, когда восстание черных и pardo вызвало конвульсии у Коро. центр индустрии сахарного тростника, дом пятнадцати тысяч рабов и пардо и база белой аристократии, настолько сознательной, что `` семьи пресловутого благородства и чистоты крови живут в ужасе от того дня, когда один из их членов должно удивительно жениться на койоте или zambo '. ²⁹ Восстание возглавили Хосе Леонардо Чирино и Хосе Каридад Гонсалес, свободные чернокожие, на которых повлияли идеи Французской революции и расовой войны в Сен-Доминго. Они подняли рабов и чернокожих рабочих, триста из которых подняли восстание в мае 1795 года, провозгласив: «Закон Франции, республика, свобода рабов и запрет алкабала и других налогов». .³⁰ Они заняли haciendas , разграбили собственность, убили всех землевладельцев, которых могли захватить, и вторглись в город Коро.Это было изолированное и плохо подготовленное восстание, которое было легко подавить, многие его последователи были расстреляны без суда и следствия. Однако это была лишь вершина постоянной борьбы черных против белых в последние годы существования колонии, когда беглецы рабов часто создавали свои собственные коммуны, далекие от власти белых.

Креольская элита была обусловлена ​​беспорядком. Заговор Мануэля Гуаля и Хосе Марии Испании откровенно стремился создать независимую республику Венесуэла, нападая на «плохое колониальное правительство» и ссылаясь на пример английских колоний в Северной Америке.Два венесуэльских лидера, белые креолы и второстепенные чиновники по профессии, были вдохновлены испанским эмигрантом Хуаном Баутистой Пикорнеллом, читателем Руссо и энциклопедистов , и убежденным республиканцем. Привлекая пардо и бедных белых, рабочих и мелких собственников, а также несколько профессиональных людей, заговор всплыл в Ла-Гуайре в июле 1797 года с призывом к «свободе и равенству» и правам человека, и у него был план действий. за захват власти и установление республиканского правительства.Программа включала в себя свободу торговли, подавление алькабалы и других налогов, отмену рабства и индийской дани и раздачу земли индейцам, и она призывала к гармонии между белыми, индейцами и цветными, «братьями во Христе и равными». перед Богом ». ³¹ Это было слишком радикально для креольских владельцев собственности, многие из которых сотрудничали с властями в подавлении «печально известного и отвратительного» движения и предлагали служить капитан-генералу «не только нашими людьми и haciendas , но и путем формирования вооруженные роты за свой счет ».³² Эспанья был схвачен и казнен на главной площади Каракаса в сопровождении звона колоколов, заботливых священников и военного отряда. Его конечности были выставлены на пик на шоссе, а его жена была заключена в тюрьму за то, что защищала его. Заговор, возможно, был небольшим и недолговечным, но он озвучил идеи свободы и равенства и оставил следы недовольства.

Два года спустя Гумбольдт заметил некоторые последствия восстания. По дороге из Ла-Гуайры в Каракас он встретил группу венесуэльских путешественников, которые обсуждали актуальные проблемы дня: ненависть мулатов , к свободным черным и белым, «богатство монахов», трудность содержания рабов. послушание и ожесточенные споры друг с другом по всем этим вопросам.Им пришлось укрыться от шторма: «Когда мы вошли в гостиницу, старик, говоривший очень спокойно, напомнил остальным, насколько это было неосмотрительно во время разоблачения как на горе, так и на горе. город, чтобы участвовать в политической дискуссии. Эти слова, произнесенные в столь необузданном виде, произвели на меня живое впечатление ». ³³ У него также было впечатление антиклерикализма, хотя это не было очевидной тенденцией в Венесуэле.

Религия, считавшаяся суровой в латиноамериканском мире, несерьезно относилась к венесуэльцам, и хотя Боливар получил большое наследство от своего кузена-священнослужителя, он, похоже, мало что получил от церкви.У духовенства этой бедной колонии было мало возможностей для продвижения по службе. По словам епископа Мариано Марти, немногие из них этого заслужили. Во время своих пастырских посещений он полностью разочаровался в своем духовенстве, многие из которых были местными креолами, с трудом отличавшимися от своих прихожан моральным поведением. Небрежность, невежество и некомпетентность были нормой среди приходских священников, которых, похоже, обошли стороной и Контрреформация, и Просвещение. ³⁴ Сам Марти был образцом епископа Бурбонов, представителя как церкви, так и государства, его работа представляла собой смесь функций, вдохновленную убеждением, что священников следует предупреждать не только от греха, но и против подрывной деятельности, и что его посещение должно привести к полной взгляд на Венесуэлу, как светский, так и религиозный.Испанец по происхождению, он был реформатором, решившим улучшить христианский и моральный уровень Америки. Возглавив епархию в Пуэрто-Рико, он стал епископом Венесуэлы в 1770 году в возрасте сорока одного года.

Марти видел свою епископскую роль как почти постоянную посещений , которые длились с 1771 по 1784 год и охватывали венесуэльское побережье, Анды и ллано: индейцев, африканцев, рабов, испанцев и представителей разных рас, сельского и городского общества священники и люди, никто не избежал его допросов.Путешествуя по горам, долинам и равнинам своей епархии, он приглашал жителей каждого города рассказать подробности своего «греховного» поведения и поведения своих соседей, которые он затем записал и осудил, оставив потомкам яркий пример. картина того, как жили венесуэльцы. Жизнь, очевидно, была не только работой. В его записях (семь томов в их современном издании) перечислено более полутора тысяч человек, обвиняемых, главным образом, в сексуальных преступлениях. Прелюбодеяние, блуд, сожительство, инцест, изнасилование, двоеженство, проституция, похоть, гомосексуальность, зоофилие, аборты и детоубийство - это были различные практики по всей стране, в то время как пьянство, азартные игры, колдовство, убийства, воровство и идолопоклонство соперничали за удовольствие людей. и внимание епископа.Он широко смотрел на грех, и среди его негодяев были hacendados , которые были жестокими по отношению к своим рабам, деревенские священники, которые были суровы по отношению к индейцам-миссионерам, а также торговцы и владельцы магазинов, которые взимали с покупателей ростовщические сборы. Критике подверглись около 10% священнослужителей провинции, осужден был даже губернатор Маракайбо. Неудивительно, что расследование епископа вызвало неприязнь многих региональных элит, а также некоторых местных священнослужителей.

Со своей стороны Марти не впечатлило нежелание высших классов выдавать замуж своих детей за расовых низших, и он настаивал на том, чтобы союзы заключались в соответствии с христианской моралью, а не оставались неформальными.Но на практике он не мог победить социальные предрассудки и предотвратить неформальные партнерские отношения, практику, позволяющую избегать межрасовых браков. В любом случае Марти не оспаривал существующие стандарты и обычно наказывал рабынь, а не рабовладельцев, соблазнявших их. В религиозной культуре было укоренившееся предубеждение, которое рассматривало женщин как поводов для греха и обвиняло во всех сексуальных соблазнах их привлекательность, поведение и одежду, а не мужчин и условия жизни, что характерно для Церкви во всех странах Америки.

Легче было описать пути венесуэльцев, чем изменить их. Епископ Марти пытался навязать моральный кодекс и поощрять христианское поведение в социальных и сексуальных отношениях. Он издал прокламации, запрещающие танцы, и запретил женщинам носить неправильную одежду. Во время своего посещения он увещевал священников проповедовать и применять заповеди. Но это была проигранная битва за применение правил церкви на всех уровнях колониального общества или за сокращение разрыва между моралью и поведением.В одном селе пьянство было бы «главным грехом», в другом - грабеж. Для большинства венесуэльцев, особенно для представителей народного сословия, брак был необязательным институтом, девственность - скорее идеалом, чем практикой, внебрачность - приемлемой, а случайные союзы - не редкость. Для тех, кому нечего терять, брак и легитимность не были особым преимуществом. Это правда, что они были достоянием высших классов, как явствует из брачных документов Боливара, но по причинам наследства и государственной должности, а не моральной репутации, и в латиноамериканском обществе неверность не рассматривалась как серьезная угроза браку.

Посещение Марти указывает на непреходящую правду о колониальной Венесуэле и, в равной степени, обо всей Испанской Америке. Вера не вызывала сомнений. Церковь проповедовала свое учение и совершала литургию в обществе, которое легко принимало и то, и другое. Во время своего визита епископ увидел много признаков религиозного рвения. О белом, метисах, мулатах и ​​чернокожем населении Тинакильо, он написал, что они «набожные люди, многие из них - ежедневные массовые посетители; они часто совершают причастия и приходят читать розарий в 3 часа дня ».Об Окумаре он сообщил: «Приходской священник сказал мне, что природа этих людей такова, что если их приглашают на танец, они все идут; в равной степени, если их приглашают на церковную службу, они все идут. Среди них нет особого порока ». В маленькой деревне Парапара люди были« послушными, добродушными и часто совершали таинства ». ³⁵ Очевидно, в Венесуэле было много народного благочестия. Христианская мораль, однако, была другим вопросом, принимаемым большинством в теории, но игнорировавшимся многими на практике.

Независимая молодежь

В годы становления Боливара не хватало школьной и университетской структуры, и ему было отказано даже в опоре семейной жизни. Его матери, любящей природу, но хрупкой здоровьем, было всего тридцать три года, когда она умерла, оставив его сиротой в возрасте девяти лет. Его воспоминания смягчались временем и расстоянием, и его детство в Каракасе вернулось к нему как период радости. Когда единственный дядя, которому он доверял, Эстебан Паласиос, вернулся из Испании в Венесуэлу в 1825 году, Боливар, находившийся в то время в Перу, был очень тронут этой новостью: «Вчера я узнал, что вы живы и живете на нашей дорогой родине.Сколько воспоминаний заполнило мой разум в тот момент. Моя мама, моя дорогая мать, такая как ты, воскресла из мертвых и предстала передо мной. Мое раннее детство, мое конфирмация и мой крестный отец на этом мероприятии были сосредоточены воедино, когда я понял, что ты был моим вторым отцом ... Все мои воспоминания вернулись, чтобы пробудить мои самые ранние эмоции ». ³ Реальность была не такой уж идиллической. Когда его мать умерла, он пошел жить к деду, который поручил ему своих дядей в качестве опекунов. Эстебан постоянно отсутствовал в Испании, безуспешно пытаясь обеспечить притязания семьи на дворянство.Таким образом, его настоящим опекуном был соседний Карлос, что-то вроде мизантропа, стремящегося заполучить наследство своего племянника, и расист, назвавший мулатов «отребьем». Первенство в уважении к ребенку принадлежало его черной няне Иполите, рабыне из поместья Сан-Матео, которая стала для него отцом и матерью. Спустя годы он попросил свою сестру присмотреть за ней: «Ее молоко питало мою жизнь, и она единственный отец, которого я знаю». Похоже, снисходительный отец, и он вышел из-под ее заботы, не привыкшего к дисциплине.

Его забота об Иполите сопровождалась беспокойством о своей юношеской репутации. Возможно, уязвленный злонамеренными слухами, распространяемыми его врагами и французским путешественником Гаспаром Моллиеном о том, что он необразован, он позже написал своему коллеге Сантандеру: «Неверно, что моим образованием сильно пренебрегали, поскольку моя мать и наставники делали все, что могли чтобы я подал заявку на учебу: они наняли для меня ведущих учителей в моей стране. Робинсон [Симон Родригес], которого вы знаете, научил меня чтению, письму и грамматике; географию и литературу преподавал знаменитый Белло; Отец Андухар, столь уважаемый Гумбольдтом, основал математическую академию специально для меня….Еще в юности я брал уроки фехтования, танцев и верховой езды ». ³⁸ Вместо« академия », возможно, следует читать« классы », предназначенные для небольшого числа учеников в собственном доме Боливара, но в остальном его утверждение, что он получил образование точно так же, как любой американский ребенок из хорошей семьи мог оказаться под властью Испании, было более или менее правильно. Позднее историки преувеличили влияние Родригеса, звезды Венесуэлы эпохи Просвещения.

В 1793 году десятилетний Симон был зачислен в Escuela Pública de Caracas вместе со 113 другими учениками, которых обучали чтению, письму, арифметике и религиозной доктрине.Молодой Родригес был сознательным, хотя и недовольным учителем в этом ветхом учебном заведении, где образование было элементарным; ученики приходили в любой час, некоторым платно, некоторым нет. ³⁹ Мальчик возненавидел и школу, и человека, назначенного его опекуном, своего дядю Карлоса Паласиоса, и в 1795 году, в возрасте двенадцати лет, он бежал из обоих в дом своей сестры Марии Антонии и ее муж. Она приняла его с распростертыми объятиями, убежденная, что ему нужна защита не только от дяди, но и от его собственной склонности «бродить в одиночестве по улицам Каракаса, пешком и верхом, общаясь с мальчиками, не принадлежащими к его классу». .Он рано проявил решимость взять на себя ответственность за свою жизнь, не только легко смешавшись с другими классами, но и выступив против audiencia , сказав им, что они могут делать с его собственностью все, что им нравится, но не с его личностью, и что если рабы имели свободу выбирать своих хозяев, так же как и он имел право выбирать, где жить ». Но Карлос Паласиос не собирался позволять этому семейному достоянию так легко выскользнуть из его рук. После жестокого судебного процесса и энергичного сопротивления мальчик был отправлен обратно в школу и в дом своего учителя Родригеса; это был пестрый наряд, который явно ему не нравился, и вскоре он оставил его в дом своего опекуна.Впоследствии его образование было продвинуто за счет обучения отца Андухара, священника-миссионера-капуцина, который проводил свои занятия в доме Боливара, и молодого Андреса Белло, который преподавал несколько частных учеников, прежде чем попасть в колониальную бюрократию, и который позже описал Боливара как талантливого но неугомонный молодой человек, недостаточный в применении ».

Часто предполагают, что самым влиятельным из учителей Боливара был Симон Родригес, но какими бы ни были их последующие отношения, они имели лишь краткий контакт в Каракасе, и сопротивление мальчика власти в 1795 году кажется очевидным. быть направленным против его учителя Родригеса, а также его дяди.Уже будучи диссидентом, учитель покинул Каракас в 1797 году и, взяв имя Сэмюэля Робинсона, провел следующие годы в Соединенных Штатах и ​​Европе, прежде чем снова встретил Боливара. Его вклад в интеллектуальную жизнь того времени был вкладом педагога, а не философа, и его главной заботой было обеспечение образования для граждан новых республик, считая, что без народного образования не может быть настоящего общества, а без общества - республики. Его обращение к Руссо Эмиль могло иметь небольшое влияние в Каракасе, где он преподавал не один на один, а в школе с более чем сотней учеников.

По традиции своей семьи Боливар в возрасте четырнадцати лет поступил кадетом в элитный отряд ополчения, Белых добровольцев из долины Арагуа, который был основан его дедом и которым командовал его отец. Здесь проявились естественные способности лидера, и через год его повысили до второго лейтенанта; он закончил военную подготовку, которая, вероятно, не была обширной, с хорошей репутацией. Это был типичный шаг креольской элиты. Точно так же и его опекун решил отправить его в Испанию, американский аналог грандиозного турне, где он продолжил свое обучение в стиле, подходящем для креола из высшего сословия.Карлос Паласиос отправил его к своему дяде Эстебану со злой рекомендацией, предупредив, что мальчик уже расточительно потратил на поездку, поэтому «необходимо контролировать его, как я уже говорил ранее, потому что в противном случае он привыкнет тратить деньги. без сдержанности или экономии, а во-вторых, потому что он не так богат, как он думает…. Вы должны твердо поговорить с ним и отправить его в колледж, если он не будет вести себя так, как ему следует ». ⁴² Неизвестный вывод этого письма, вероятно, был таков:« иначе он может растратить семейное состояние, и мы все пострадаем ». .

Старая Испания, Молодая Любовь

Боливар уехал из Каракаса в Испанию в возрасте пятнадцати лет. Позади него лежало благополучное, хотя и беспокойное детство

Кем был Симон Боливар? Жизнь южноамериканского революционера

Симон Боливар освободил южноамериканских рабов - но он также был богатым потомком испанцев, которые верили в интересы государства выше интересов народа.

Wikimedia Commons Симон Боливар был венесуэльским генералом, который возглавил восстание Южной Америки за независимость.

Известный в Южной Америке как Эль Либертадор, или Освободитель, Симон Боливар был венесуэльским военным генералом, возглавлявшим борьбу Южной Америки за независимость против испанского владычества в начале 19 века.

При жизни его одновременно уважали за свою пламенную риторику, продвигающую свободную и единую Латинскую Америку, и ругали за свои тиранические наклонности. Он освободил тысячи рабов, но при этом убил тысячи испанцев.

Но кто был этот южноамериканский кумир?

Кем был Симон Боливар?

Пикрил Симон Боливар родился в богатой креольской семье и стал видным лидером революции.

До того, как стать яростным освободителем Южной Америки, Симон Боливар жил беззаботной жизнью, будучи сыном богатой семьи в Каракасе, Венесуэла. Родился 24 июля 1783 года, он был младшим из четырех детей и был назван в честь первого предка Боливара, который мигрировал в испанские колонии примерно за два столетия до его рождения.

Его семья происходила из длинной линии испанских аристократов и бизнесменов с обеих сторон. Его отец, полковник Хуан Висенте Боливар-и-Понте, и его мать, донья Мария де ла Консепсьон Паласиос-и-Бланко, унаследовали обширные участки земли, денег и ресурсов.Поля семьи Боливар обрабатывались принадлежавшими им индейскими и африканскими рабами.

Маленький Симон Боливар был вздорным и избалованным, хотя и пережил большую трагедию. Его отец умер от туберкулеза, когда ему было три года, а его мать умерла от той же болезни примерно шесть лет спустя. Из-за этого о Боливаре в основном заботились его дед, тети и дяди, а также давняя рабыня семьи Иполита.

Иполита терпела и любила озорного Боливара, и Боливар беззастенчиво называл ее женщиной, «чье молоко поддерживало мою жизнь» и «единственным отцом, которого я когда-либо знал.”

Wikimedia Commons В молодости Симон Боливар был избалованным мальчиком, мало ценившим авторитет.

Вскоре после смерти матери скончался дед Симона Боливара, оставив Боливару и его старшему брату Хуану Висенте унаследовать огромное состояние одной из самых известных семей Венесуэлы. Имущество их семьи оценивалось в миллионы долларов в сегодняшних 9000 долларов6.

Завещанием его деда дядя Боливара Карлос был назначен новым опекуном мальчика, но Карлос был ленив и вспыльчив, неспособен воспитывать детей или управлять такой горой богатства.

Без присмотра взрослых буйный Боливар мог делать все, что ему заблагорассудится. Он игнорировал учебу и проводил большую часть времени, бродя по Каракасу с другими детьми своего возраста.

В то время Каракас был на пороге серьезных потрясений. Еще 26 тысяч черных рабов были привезены в Каракас из Африки, и население города, состоящее из представителей разных рас, росло в результате неизбежного смешения белых испанских колонизаторов, черных рабов и местных жителей.

Биограф Мари Арана о наследии Симона Боливара.

В южноамериканских колониях росла расовая напряженность, поскольку цвет кожи был глубоко связан с гражданскими правами и социальным классом. К тому времени, когда Боливар достиг подросткового возраста, половина населения Венесуэлы произошла от рабов.

Под всей этой расовой напряженностью закипела тоска по свободе. Южная Америка созрела для восстания против испанского империализма.

Его Просвещение

Семья Боливара, хотя и одна из самых богатых в Венесуэле, подвергалась классовой дискриминации из-за того, что была «креолкой» - этим термином обозначаются белые испанцы, родившиеся в колониях.

К концу 1770-х гг. Режим Бурбонов в Испании принял несколько антикреольских законов, лишив семью Боливаров определенных привилегий, предоставляемых только испанцам, родившимся в Европе.

Тем не менее, Симон Боливар, родившийся в знатной семье, мог позволить себе роскошь путешествовать.В 15 лет, наследник плантаций своей семьи, он отправился в Испанию, чтобы узнать об империи, торговле и управлении.

Wikimedia Commons Смерть жены Симона Боливара, Марии Терезы, стала поворотным моментом в жизни молодого человека, который привел его к политической жизни.

В Мадриде Боливар сначала останавливался со своими дядями, Эстебаном и Педро Паласиос.

«У него нет абсолютно никакого образования, но у него есть воля и разум, чтобы получить его», - писал Эстебан о своем новом подопечном.«И хотя он потратил довольно много денег в пути, он приземлился здесь в полном беспорядке ... Я очень его люблю».

Боливар был не самым внимательным гостем, мягко говоря; он прожигал скромные пенсии своих дядей. И вскоре он нашел более подходящего покровителя, маркиза Узтариса, другого венесуэльца, который стал де-факто наставником и отцом молодого Боливара.

Маркиз преподавал Боливару математику, естественные науки и философию и познакомил его со своей будущей женой, Марией Терезой Родригес дель Торо-и-Алайса, наполовину испанкой, наполовину венесуэлькой, на два года старше Боливара.

У них были страстные двухлетние ухаживания в Мадриде, прежде чем они наконец поженились в 1802 году. 18-летний новобрачный Симон Боливар, готовый принять свое законное наследство, вернулся в Венесуэлу со своей новой невестой.

Но тихой семейной жизни, которую он вообразил, никогда не стать. Всего через шесть месяцев после прибытия в Венесуэлу Мария Тереза ​​умерла от лихорадки.

Боливар был опустошен. Хотя после смерти Марии Терезы у него было много других любовников, особенно Мануэла Саенс, Мария Тереза ​​осталась его единственной женой.

Позже знаменитый генерал связал свою карьеру с бизнесмена на политика с потерей жены, как много лет спустя Боливар признался одному из своих командующих генералом:

«Если бы я не овдовел, моя жизнь могла бы сложиться иначе; Я не был бы генералом Боливаром и не был бы либертадором … .Когда я был с женой, моя голова была наполнена только самой горячей любовью, а не политическими идеями…. политики, и заставил меня следовать за колесницей Марса.”

Руководство по освобождению Южной Америки

Wikimedia Commons Свидетели коронации Наполеона королем Италии зажгли огонь под брюхом молодого аристократа.

В 1803 году Симон Боливар вернулся в Европу и стал свидетелем коронации Наполеона Бонапарта как короля Италии. Историческое событие произвело неизгладимое впечатление на Боливара и пробудило в нем интерес к политике.

В течение трех лет со своим самым доверенным наставником Симоном Родригесом он изучал работы европейских политических мыслителей - от либеральных философов Просвещения, таких как Джон Локк и Монтескье, до романтиков, а именно Жан-Жака Руссо.

По словам историка Хорхе Канисарес-Эсгерра из Техасского университета в Остине, Боливара «привлекло… представление о том, что законы возникли с нуля, но также могут быть разработаны сверху вниз». Он также «познакомился с ... [романтиками] язвительной критикой опасных абстракций Просвещения, таких как идея о том, что люди и общества по своей природе разумны».

Благодаря своей уникальной интерпретации всех этих писаний Боливар стал классическим республиканцем, полагая, что интересы нации важнее интересов или прав человека (отсюда и его диктаторский стиль руководства в более позднем возрасте).

Он также признал, что Южная Америка была нацелена на революцию - ей просто нужно было немного подтолкнуть ее в правильном направлении. Он вернулся в Каракас в 1807 году, готовый погрузиться в политику.

Боливар возглавил революцию независимости в Южной Америке.

Его возможность представилась достаточно скоро. В 1808 году Наполеон вторгся в Испанию и изгнал ее короля, оставив испанские колонии в Южной Америке без монархии. Колониальные города ответили формированием выборных советов, назвали хунтами и объявили Францию ​​врагом.

В 1810 году, когда большинство испанских городов было самоуправляемым, хунт, в Каракасе и его окрестностях объединили свои силы - с помощью Боливара и других местных лидеров.

Симон Боливар, полный революционных идей и вооруженный своим богатством, был назначен послом Каракаса и отправился в Лондон, чтобы заручиться поддержкой Британии дела самоуправления Южной Америки. Он совершил поездку, но вместо того, чтобы стать верным британцам, он нанял одного из самых почитаемых патриотов Венесуэлы, Франсиско де Миранду, который жил в Лондоне.

Миранда участвовала в Американской революции, была признана героем Французской революции и лично встречалась с такими людьми, как Джордж Вашингтон, генерал Лафайет и российская Екатерина Великая (по слухам, Миранда и Кэтрин были любовниками). Симон Боливар завербовал его, чтобы помочь делу независимости Каракаса.

Хотя Боливар не был искренним сторонником самоуправления - в отличие от своего североамериканского коллеги Томаса Джефферсона - он использовал идею Соединенных Штатов, чтобы сплотить своих соотечественников из Венесуэлы.«Давайте изгоним страх и заложим фундамент американской свободы. Колебаться - значит погибнуть », - провозгласил он 4 июля 1811 года, в день независимости Америки.

Венесуэла провозгласила независимость на следующий день - но республика просуществовала недолго.

Первая Республика Венесуэла

Wikimedia Commons Симон Боливар и его вице-президент Франсиско Де Паула Сантандер.

Возможно, что противоречит интуиции, но многие из бедных и небелых венесуэльских людей ненавидели республику.Конституция страны полностью сохранила рабство и строгую расовую иерархию, а право голоса было предоставлено только владельцам собственности. К тому же католические массы возмущались атеистической философией Просвещения.

Помимо общественного недовольства новым порядком, серия разрушительных землетрясений буквально обрушила Каракас и прибрежные города Венесуэлы. Массовое восстание против хунты Каракаса положило конец Венесуэльской республике.

Симон Боливар сбежал из Венесуэлы, получив безопасный проход в Картахену, сдав Франсиско де Миранду испанцам, и этот поступок навсегда останется в позоре.

Со своего крохотного поста на реке Магдалена, по словам историка Эмиля Людвига, Боливар начал «свой освободительный марш тут же, со своим отрядом из двухсот полукровных негров и индейцев… без всякой уверенности в подкреплении, без оружия» … Без приказов ».

Он пошел по реке, набирая по пути, захватывая город за городом, в основном без боя, и в конце концов получил полный контроль над водным путем. Симон Боливар продолжил свой марш, покинув бассейн реки, чтобы пересечь Анды и вернуть Венесуэлу.

23 мая 1813 года он вошел в горный город Мерида, где его встретили как Эль Либертадор , или Освободитель.

Симон Боливар совершил то, что до сих пор считается одним из самых замечательных и опасных подвигов в военной истории, повел свою армию над высочайшими вершинами Анд, из Венесуэлы в современную Колумбию.

Wikimedia Commons Симон Боливар получил прозвище El Libertador за свою активную роль в освобождении Южной Америки.

Это был изнурительный подъем, стоивший многим жизням из-за сильного холода. Армия потеряла всех привезенных лошадей, а также большую часть боеприпасов и провизии. Один из командиров Боливара, генерал Дэниел О'Лири, рассказывал, что после спуска с противоположной стороны высочайшей вершины «люди увидели горы позади себя ... они поклялись по своей доброй воле победить и умереть, а не отступить, как они это сделали. прийти."

Своей пламенной риторикой и невозмутимой энергией Симон Боливар поднял свою армию, чтобы выжить в невозможном марше.О’Лири пишет о «безмерном изумлении испанцев, когда они услышали, что на суше находится вражеская армия. Они просто не могли поверить, что Боливар предпринял такую ​​операцию ».

Но хотя он заработал свои боевые качества на поле боя, богатый статус Боливара как белого креола временами работал против его дела, особенно по сравнению с яростным лидером испанской кавалерии по имени Хосе Томас Бовес, который успешно заручился поддержкой коренных венесуэльцев, чтобы «подавить народ» привилегии, чтобы выровнять классы.”

Те, кто был верен Бовсу, видели только то, что «креолы, которые правили ими, были богатыми и белыми… они не понимали истинной пирамиды угнетения», начиная с вершины имперского колониализма. Многие туземцы были против Боливара из-за его привилегий и несмотря на его усилия по их освобождению.

В декабре 1813 года Боливар победил Бовеса в ожесточенном сражении при Арауре, но, по словам биографа Мари Арана, «просто не мог набирать солдат так быстро и эффективно, как [Бовес]».Вскоре после этого Боливар потерял Каракас и бежал с континента.

Он отправился на Ямайку, где написал свой знаменитый политический манифест, известный просто как «Ямайское письмо». Затем, пережив попытку покушения, Боливар сбежал на Гаити, где смог собрать деньги, оружие и добровольцев.

На Гаити он наконец осознал необходимость привлечения бедных и черных венесуэльцев на свою сторону в борьбе за независимость. Как отмечает Канисарес-Эсгерра, «это не из-за принципа, это его прагматизм толкает его к отмене рабства.«Без поддержки рабов у него не было шансов вытеснить испанцев.

Огненное руководство Боливара

Wikimedia Commons Симон Боливар подписывает Указ о войне смерти.

В 1816 году он вернулся в Венесуэлу при поддержке правительства Гаити и начал шестилетнюю кампанию за независимость. На этот раз правила были другими: все рабы будут освобождены, а все испанцы будут убиты.

Таким образом, Боливар освободил порабощенных людей, разрушив общественный строй.Десятки тысяч человек были убиты, а экономики Венесуэлы и современной Колумбии рухнули. Но, по его мнению, все это того стоило. Важно то, что Южная Америка будет свободна от имперского правления.

Он двинулся в Эквадор, Перу, Панаму и Боливию (которая названа в его честь) и мечтал объединить свою недавно освобожденную территорию - по существу всю северную и западную часть Южной Америки - в одну огромную страну, управляемую им. Но, опять же, мечта никогда не осуществится полностью.

7 августа 1819 года армия Боливара спустилась с гор и победила гораздо более многочисленную, хорошо отдохнувшую и совершенно неожиданную испанскую армию. Это была далека от финальной битвы, но историки признают Бояку самой важной победой, подготовив почву для будущих побед Симона Боливара или его подчиненных генералов при Карабобо, Пичинче и Аякучо, которые окончательно вытеснят испанцев из Латинской Америки. западные штаты.

Размышляя и извлекая уроки из предыдущих политических неудач, Симон Боливар начал формировать правительство.Боливар организовал выборы Конгресса Ангостуры и был объявлен президентом. Затем 7 сентября 1821 г. конституцией Кукуты была учреждена Великая Колумбия.

Wikimedia CommonsКарта Гран Колумбии.

Гран Колумбия была объединенным южноамериканским государством, в которое входили территории современной Венесуэлы, Колумбии, Эквадора, Панамы, части северного Перу, западной Гайаны и северо-западной Бразилии.

Боливар также стремился объединить Перу и Боливию, названную в честь великого полководца, в Великую Колумбию через Конфедерацию Анд.Но после многих лет политической борьбы, включая неудавшееся покушение на его жизнь, усилия Симона Боливара по объединению континента под единым правительством провалились.

30 января 1830 года Симон Боливар выступил в своем последнем обращении в качестве президента Гран Колумбии, в котором он поклялся со своим народом поддерживать союз:

«Колумбийцы! Соберитесь вокруг конституционного конгресса. Он олицетворяет мудрость нации, законную надежду народа и последнюю точку воссоединения патриотов.Его суверенные указы определят нашу жизнь, счастье Республики и славу Колумбии. Если ужасные обстоятельства заставят вас покинуть его, для страны не будет здоровья, и вы утонете в океане анархии, оставив в наследство своим детям только преступление, кровь и смерть ».

Гран Колумбия была распущена позже в том же году и заменена независимыми и отдельными республиками Венесуэла, Эквадор и Новая Гранада. Самоуправляющиеся государства Южной Америки, когда-то объединенные силы под руководством Симона Боливара, на протяжении большей части XIX века были чреваты гражданскими беспорядками.Более шести восстаний разрушат Венесуэлу, родину Боливара.

Что касается Боливара, бывший генерал планировал провести свои последние дни в изгнании в Европе, но скончался, не успев отплыть. Симон Боливар умер от туберкулеза 17 декабря 1830 года в прибрежном городе Санта-Марта на территории современной Колумбии. Ему было всего 47 лет.

Великое наследие в Латинской Америке

Wikimedia Commons Останки Боливара были в конечном итоге перенесены из Санта-Марты, где он умер, в гробницу в Каракасе, где он родился.

Симона Боливара часто называют «Джорджем Вашингтоном из Южной Америки» из-за сходства между двумя великими лидерами. Они оба были богаты, харизматичны и были ключевыми фигурами в борьбе за свободу в Америке.

Но эти два были очень разными.

«В отличие от Вашингтона, который страдал от мучительной боли из-за гнилых зубных протезов, - говорит Канисарес-Эсгерра, - Боливар сохранил до своей смерти набор здоровых зубов».

Но что более важно, «Боливар не закончил свои дни, когда его почитали и поклонялись, как Вашингтону.Боливар умер на пути в добровольное изгнание, которого многие презирали ». Он думал, что единое централизованное диктаторское правительство было тем, что нужно Южной Америке для выживания независимо от европейских держав, а не децентрализованному демократическому правительству Соединенных Штатов. Но это не сработало.

Несмотря на свою дурную славу, Боливар имел преимущество перед США по крайней мере в одном отношении: он освободил южноамериканских рабов почти за 50 лет до провозглашения эмансипации Авраама Линкольна. Джефферсон писал, что «все люди созданы равными», имея при этом десятки рабов, тогда как Боливар освободил всех своих рабов.

Вероятно, поэтому наследие Симона Боливара как El Libertador тесно переплетено с гордой латинской идентичностью и патриотизмом в странах по всей Южной Америке.


Теперь, когда вы узнали историю о Симоне Боливаре, патриотическом освободителе и лидере Южной Америки, прочитайте об испанском короле Карле II, который был настолько уродлив из-за семейного инбридинга, что напугал даже собственную жену. Затем узнайте о грозном лидере британских кельтов королеве Будике и ее эпической мести римлянам.

Мария Арана - Боливар: американский освободитель

Опираясь на множество первичных документов, писательница и журналистка Мария Арана блестяще описывает Южную Америку начала девятнадцатого века и взрывоопасные противоречия, которые помогли произвести революцию в Боливаре. В 1813 году он начал кампанию за независимость Колумбии и Венесуэлы, начав блестящую карьеру, которая перенесла его через пересеченную местность Южной Америки. От побед на полях сражений до злополучного короткого брака и легендарных любовных романов Боливар проявляется как многогранный человек: бесстрашный генерал, блестящий стратег, непревзойденный дипломат, страстный сторонник отмены смертной казни и одаренный писатель.Это крупный исторический труд, Боливар красочно изображает драматическую жизнь, даже когда он объясняет соперничество и беспорядки, которые омрачали трагические последние дни Боливара.

«Наконец, Боливар получает обширную биографию, которую он заслуживает. Он был величайшим лидером в истории Латинской Америки, и его рассказ содержит уроки лидерства и страсти. Эта книга читается как замечательный роман, но исследуется как шедевр истории ». - Уолтер Исааксон, автор Стив Джобс

«Это великолепная история.Книга Мари Арана, глубоко исследованная и написанная с ясностью, честностью и воодушевлением, рассказывает о жизни одного из величайших героев и основоположников мировой истории. Североамериканцы, которые знают только Джорджа Вашингтона, будут в восторге от чтения эпических приключений его южноамериканского коллеги. Какой бы фантастической ни казалась жизнь Боливара, «это не магический реализм», как Арана говорит о кровавом прошлом Латинской Америки в целом. Это история. Это правда ». ( Гордон С. Вуд , автор Империя свободы: История ранней республики, 1789–1815 , Альва О.Профессор Университета Уэй и почетный профессор истории Университета Брауна)

«Глазами и ушами писателя Мария Арана воспевает эпос о Боливаре с любовью, энтузиазмом и убедительной властью». ( Уолтер А. Макдугалл, , историк, лауреат Пулитцеровской премии, профессор международных отношений Университета Пенсильвании Аллой-Ансин)

«Симон Боливар нашел идеального биографа в лице Мари Арана, литературного журналиста, блестящего писателя из Южной Америки, а также мудрого историка.Ее портрет Боливара - человеческий и трогательный; она написала мощную и эпическую жизнь и времена ». ( Эван Томас , автор книги Ike’s Bluff: Тайная борьба президента Эйзенхауэра за спасение мира, )

«Вдохновленный. . . . Арана умело запечатлел дерзкий блеск этого уважаемого и очерняемого лидера ». ( Kirkus Отзывы )

«Арана - неутомимый исследователь, проницательный историк и яркий писатель, как показано в ее определяющей, волнующей биографии великого южноамериканского освободителя Симона Боливара.. . . Ее понимание человека, стоящего за славой - и за враждебностью, охватившей его в последние годы его жизни - выводит эту биографию на вершины искусства и ремесла написания жизни ». ( Список книг (помеченный обзор) )

«Яркий портрет [Араны] показывает нам харизматичного человека с высокими идеалами, пламенным ораторским искусством, неослабевающей энергией и решимостью, смелыми стратегиями и романтической аурой. . . . Драматический рассказ Араны поистине велик и увлекателен.. . и это делает Боливара подходящим воплощением амбиций и разочарований революционной эпохи ». ( Publishers Weekly )

Отзывов:

с момента публикации

The Washington Post: Джозеф Дж. Эллис, 5 апреля 2013 г.

По крайней мере, оглядываясь назад, Мари Арана была предусмотрительно готова написать «Боливар». Имея перуанские корни, Арана написал признанные критиками мемуары и два хорошо отрецензированных романа. Она также является бывшим редактором "Книжного мира" газеты "Вашингтон пост".Как и положено сюжету, «Боливар» по своему размаху авторитетен, написан с чутьем и почти кинематографическим чувством происходящего в истории. Вот три образца ее повествовательного стиля. Читать далее.

The New York Times: Пол Берман, 5 апреля 2013 г.

Симон Боливар, Освободитель, был Джорджем Вашингтоном из Южной Америки, по крайней мере, на протяжении большей части его выдающейся карьеры он считался различными высокопоставленными лицами в Соединенных Штатах. Величие было его природой. Он вызвал восхищение. Он нанес несколько предварительных военных поражений испанской императорской армии, а в 1813 году он победно вошел в Каракас на колеснице, запряженной одетыми в белое дочери ведущих семей, как если бы он был богом или цезарем. .Читать далее.

The Los Angeles Times: Гектор Тобар, 11 апреля 2013 г.

Глубоко в чудесной новой биографии Симона Боливара, «Джорджа Вашингтона из Южной Америки» Мари Арана, в действии есть удивительно неожиданная пауза.

Это 1816 год, и Боливар отплыл из Гаити. Он возвращается в Венесуэлу с армией, готовой сразиться с ненавистными испанскими колониальными властями.

На острове Сент-Томас он якобы останавливается для «припасов». На самом деле его флот стоит на якоре, чтобы Боливар мог забрать свою любовницу Пепиту Мачадо.Однако до появления текстовых сообщений осталось два столетия, и влюбленные пересеклись - Мачадо отплыл в Гаити. В течение трех дней флот ждет, а когда корабль, наконец, возвращает Мачадо, флотилия ждет еще один день, пока она и Боливар занимаются любовью. Читать далее.

Житель Нью-Йорка, вкратце, 4 июня 2013 г.

«Южноамериканский Джордж Вашингтон», освободивший различные страны от испанского колониального господства, предстает в этом рассказе как сложный герой. Рожденный привилегией, но рано осиротевший, Симон Боливар беспокойно бродил по окрестностям.. . Читать далее.

Нью-Йоркское обозрение книг, Энрике Краузе, 4 июня 2013 г.

Боливар как герой был темой для сотен писателей на протяжении многих лет. И это перспектива, принятая Мари Арана, писательницей перуанского происхождения и бывшим главным редактором The Washington Post Book World , в Bolívar: American Liberator , ее биографии Боливара как гомеровской саги об американском Улиссе. . Она описывает свою цель как популярную историю - «широкое, увлекательное повествование, больше кинематографический эпос, чем научный фолиант» - и она выполнила то, что намеревалась сделать.Читать далее.

Британское издание

«Захватывающая, авторитетная и разоблачающая, вот, наконец, биография Боливара, создателя Южной Америки, в которой с доступным повествованием и научным суждением улавливаются исключительно необычайно уникальные приключения и титанический масштаб его жизни» ( Саймон Себаг Монтефиоре , автор Иерусалим: биография, Екатерина Великая и Потемкин и Молодой Сталин.)

Телеграф (У.К.), Николай Шекспир, 2 июля 2013 г.

Великолепно сбалансированный. . . Я подозреваю, что одна из причин, по которой ее биография настолько правдоподобна и увлекательно рассказана, заключается в том, что родившаяся в Перу Арана сама писатель-фантаст. Как и Гарсиа Маркес (который незабываемо выдумал Боливара в романе «Генерал в своем Лабиринте »), у нее есть чутье на оживляющую деталь - обесцвеченный череп быка, который Боливар использовал в качестве стула; звенели кастрюли и сковороды индийских женщин, известных как рабоны, когда они спешили вслед за армией Боливара по этой негостеприимной местности.Кроме того, его печальная и противоречивая история требует сочувствия писателя. Читать далее.

The Guardian (Великобритания), Джайлз Тремлетт, 15 июня 2013 г.

Проза Араны часто прекрасна. Писательница, ставшая историком, она чудесно рассказывает историю Боливара. Спустя два столетия после своей смерти Боливар разжигает страсти, которые больше не зажигают более известные персонажи. Биография Араны объясняет, почему. Читать далее.

Краткое содержание книги: От Мари

Когда я был непослушным ребенком в Лиме, ​​Перу, меня заставили искупить свое плохое поведение, сидя в одиночестве на жестком табурете в гостиной моих бабушек и дедушек.Это была безвоздушная камера, закрытая ставнями от падающего на побережье солнца и тумана. В качающихся книжных шкафах лежали затхлые книги, резное пианино, столы с мраморными крышками, бронзовые бюсты прославленных римлян и четыре огромных портрета предков, которые, казалось, смотрели на меня с явным упреком. Два изображения были моими любимыми бабушкой и дедушкой, смотрящими вниз с тем, чего я никогда не видел на их настоящих лицах - острыми выражениями высокомерного удивления. Но два других портрета были более раннего урожая, написанного за 125 лет до моего рождения.

Один был портретом величественного генерала по имени Хоакин Рубин де Селис, моего прапрадеда, первого испанца, павшего в битве при Аякучо, которая принесла Перу свободу. Задумчивая красавица, которая смотрела из другой стены, была дочерью, которую он никогда не знал, Тринидад, родившейся через несколько недель после того, как меч мятежника пронзил его сердце. В шестнадцать лет она вышла замуж за повстанческого генерала, моего прадеда Педро Сиснероса Торреса, который в тот роковой день 1824 года бросился вниз по Андам с войсками Боливара, чтобы сразиться с ее отцом.После трехсот лет испанского правления, когда двое моих предков сражались друг с другом в прахе кордильер, иго колониализма было сломлено, война за независимость выиграна. Итак, хотя мне было велено сидеть в этой комнате и размышлять о своей своенравности, я мог только удивляться величию восстания. Спустя всю жизнь я по-прежнему очарован этим решающим моментом и человеком, оказавшимся в горниле американских возможностей: Симоном Боливаром, «Великим Освободителем» Нового Света.

Жизнь Боливара - одно из самых драматических полотен в истории, колоссальное повествование, полное приключений и бедствий, побед и поражений.Руководствуясь своим видением свободной Америки, он единолично задумал, организовал и возглавил движения за независимость шести стран - Венесуэлы, Панамы, Эквадора, Боливии, Колумбии и Перу - территории размером примерно с современную Европу. Шансы, с которыми он боролся - грозная, устоявшаяся мировая держава, обширные области неизведанной дикой природы, раздробленная лояльность различных рас - оказались устрашающими для самых способных генералов с сильными армиями под его командованием. Но Боливар никогда не был солдатом.У него не было формальной военной подготовки. И все же, обладая немногим большим, чем просто волей и гением лидерства, он освободил большую часть Латинской Америки и изложил свою мечту о едином континенте.

Попутно ему пришлось иметь дело с расовым разнообразием региона: там были черные, белые, индейцы - все с подозрением относились к неопределенному будущему. Чтобы выиграть Каракас, он сразился с златовласым пиратом-садистом. Чтобы завоевать Колумбию, он нанял чернокожего президента Гаити. Чтобы завоевать Венесуэлу, он привлек сокамерников из больниц, мальчиков-подростков.Чтобы завоевать Перу, он освободил рабов Латинской Америки за полвека до провозглашения эмансипации. Чтобы совершить свой суровый марш через Анды, он позвал своих офицеров на пустошь с обесцвеченными черепами и рассказал им, как его армия из 2500 оборванцев пересечет землю, по пояс по пояс под дождем, а затем перелезет через ледяные мысы, чтобы завоевать Америку. Свобода. Половина скота, привезенного на пропитание, утонула. Сотни солдат погибли при опасной переправе. Но двести битв и тринадцать лет спустя армия независимости Боливара победила.Этот очевидный успех был достигнут благодаря видению основателя, которое никогда не ослабевает, и, тем не менее, конец его жизни был ничем иным, как наградой.

В то время как Боливару поклоняются в Латинской Америке, его чрезвычайно драматическая история жизни здесь почти не известна. Что мы действительно знаем, так это его имя. Писатели и политики вызывают его, чтобы объяснить столь разных лидеров, как Фидель Кастро, Уго Чавес, Хуан Перон и Альберто Фухимори; по правде говоря, все они взяли из наследия этого замечательного человека. Каждый скромный латиноамериканский иммигрант привносит какой-то аспект своей сложной мифологии.

Но резонансной истории еще предстоит рассказать.

Поначалу его карьера не предполагала ничего, кроме славы. Когда он собирал победу за победой, легенда Освободителя распространилась по всему миру. Но последние шесть лет его жизни закончились бедностью, болезнями и изгнанием. Ни один из основателей Соединенных Штатов Америки не прошел такой путь от величия до позора. Разница показательна. Стремительное раскрытие привлекательности героя - это история, раз за разом разыгрываемая в современной латиноамериканской политике.Это случилось с Пероном, Фухимори, Пиночетом, Толедо, Висенте Фоксом и бесчисленным множеством других, поднявшихся на

.

в канцелярию президента, но мир каждый раз удивляется, когда это происходит. Боливарианский феномен уникален для Латинской Америки, и я исследую его в этой книге.

О достижениях Боливара ходят легенды. Его умелое использование партизанской тактики и его настойчивость в том, что он руководит солдатами в полевых условиях, установили стандарт для будущих командиров. Созданные им институты и написанные им конституции, призывающие к расовому равенству, не имеющему себе равных в полушарии, сохранились до наших дней.И хотя в свое время его обожали и ругали в равной мере, история предоставила ему бесспорное место в пантеоне героев.

Но что это был за человек на самом деле? Изучите его достаточно долго, как я, и появится человек из плоти и крови. Возможно, он был философом и провидцем, но он также был сиротой, который пинал камни в закоулках Каракаса. Он был яркой, напористой личностью, которая могла подружиться с принцем так же легко, как с нищим. Он любил спорить.Он любил соревнования на физическое мастерство. Он любил танцевать. И хотя он был не чужд борделям, он предпочитал компанию любовниц. Даже когда он проводил свои самые кровавые кампании, он посылал за любовницей - Пепиту Мачадо или Мануэлиту Саенс. За 47 лет жизни у него их было более 35. Часто он выбирал их из числа стай молодых девушек, сбегавших из освобожденных городов, чтобы приветствовать его лавровыми венками. Хрупкая, но отважная Пепита путешествовала на большие расстояния в сопровождении своей матери и в сопровождении грубых революционеров, чтобы проводить с ним восторженные ночи в его палатке.Спеша встретиться с ним после битвы при Ангостуре, она умерла от полного истощения.

Но если не считать страстей и физических подвигов, Боливар был чрезвычайно образованным человеком. Его слова живут в богатой коллекции писем и речей. Немногие руководители обладали его познаниями в мировой истории, его умением писать, его блестящим словесным командованием. И мало кто так красноречиво запечатлел драму своего времени. Без преувеличения можно сказать, что Боливар принадлежит к числу наиболее образованных латиноамериканских писателей.

Книга

В то время как книги о Симоне Боливаре изобилуют на испанском языке, мало существует на английском языке. Очень солидная биография британского историка Джона Линча, опубликованная Йельским университетом два года назад, стала первой за пятьдесят лет. Но это научный том, в котором мало яркой драмы, окрашивавшей жизнь Освободителя. Вероятно, самая известная книга о Боливаре - это великолепное художественное произведение Габриэля Гарсиа Маркеса «Генерал в своем лабиринте», но в нем представлены только последние четыре месяца жизни Боливара, когда, сломленный и умирающий, он отправляется в изгнание. .Неудивительно, что немногие знают полного человека.

Я рассказал историю жизни Боливара живым, разносторонним повествованием. Я в подавляющем большинстве полагался на первоисточники по всей Латинской Америке. У меня есть источники на испанском, французском, итальянском, английском и португальском языках. Я отслеживал мировое мнение в Северной Америке и Европе. И все же, хотя книга тщательно исследована и сопровождается полным научным аппаратом, это больше похоже на кинематографический эпос, чем на научный фолиант.

Как писатель, чьи работы всегда стремились объяснить латинский темперамент, я считаю, что обладаю уникальной квалификацией для написания этой биографии.Выросший в Перу со всеми его великолепными и убогими противоречиями, я инстинктивно понимаю сложную культуру, которая породила Симона Боливара. Я понимаю движущие идеалы свободы и справедливости, которые оживляют его историю, и я понимаю фанатизм, который отягощает ее. Я знаю, что отвага Боливара была находкой для Латинской Америки, но я также знаю, что его высокомерие было ее величайшим проклятием. Я верю, что он - квинтэссенция латинского мужества - что мы гарантируем его бессмертие, воссоздавая его в своих сыновьях.И я думаю, что в конечном итоге его жизнь служит метафорой латинской идентичности. Перефразируя Гарсиа Маркеса, история Боливара - это больше, чем что-либо другое, это история о нас.

Bolívar: American Liberator - это яркое, увлекательное и популярное повествование. Моей целью было запечатлеть историю, которая продолжает говорить с Америкой. Почему, например, Уго Чавес переименовал Венесуэлу, включив в нее имя Боливара? Почему Фидель Кастро моделировал марксистское видение после него? Почему субкоманданте Маркос сравнивает наблюдение за джунглями с бдением Боливара в полях? Почему мужчины в президентских дворцах и школьники в бедных трущобах верят, что он их обещает? Почему на континенте наблюдается возрождение «боливарианства»? Почему он единственный герой латиноамериканской независимости, имя которого мы знаем?

Это сказка для полушария, урок для нашего времени.Я с нетерпением жду возможности познакомить читателей с этой незабываемой историей.

Автор

Мари Арана - бывший литературный редактор The Washington Post. Она опубликовала четыре книги: мемуары American Chica, которые были финалистом Национальной книжной премии и премии ПЕН-клуба / Марты Альбранд; Писательская жизнь: писатели о том, как они думают и работают; а также два романа, действие которых происходит в Южной Америке: «Целлофан» (финалист премии Джона Сарджента-старшего) и «Ночи Лимы».

Арана также является автором вступлений к многочисленным книгам, среди которых широко известная книга фотографий Латинской Америки «Глазами Кондора» от National Geographic, которая была переведена на 50 языков.Она является автором отмеченного призами сборника о Мачу-Пикчу, а также сборников по письменности и латиноамериканскому языку. В ходе своей карьеры она написала бесчисленное количество статей о культуре для The Washington Post, журнала Civilization, National Geographic, журнала Smithsonian и других изданий.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *