Бесцельный раскол: Русский язык

Содержание

Русский язык

Задание 9

Задание:

Определите ряд, в котором в обоих словах пропущена одна и та же буква. Выпишите эти слова, вставив пропущенную букву.

бе..цельный, ра..кол

не..глядный, з..ходил

пр..обрёл, пр..белый

раз..скать, на..скось

пре..стать, о..бойный

Решение:

Приведём верное написание:

бесцельный, раскол

неоглядный, заходил

приобрёл, пребелый

разыскать, наискось

предстать, отбойный.

Ответ: бесцельный, раскол.

Источник: Демонстрационный вариант ЕГЭ по русскому языку 2016.

Задание 12

Задание:

Определите предложение, в котором НЕ со словом пишется СЛИТНО. Раскройте скобки и выпишите это слово.

Живопись И.К. Айвазовского получила признание зрителей (НЕ)ОБЫКНОВЕННО рано: уже в юности за этюд «Воздух над морем» художнику была присуждена серебряная медаль.

Автор проекта понимал: реконструируя старую часть города, ему придётся принять отнюдь (НЕ)ПРОСТОЕ решение.

Поэзия А.А. Ахматовой возвращает вещам первозданный смысл и останавливает внимание на том, что мы в обычном состоянии (НЕ)ОЦЕНИВАЕМ.

(НЕ)ПРЕКРАЩАВШИЙСЯ всю ночь сильный восточный ветер поднял большие волны.

С тёмного неба, из лохматых туч, в смятении давящих друг друга, (НЕ)ПЕРЕСТАВАЯ, раздаются раскаты грома.

Решение:

Приведём верное написание.

Живопись И. К. Айвазовского получила признание зрителей НЕОБЫКНОВЕННО (можно заменить синонимом «очень») рано: уже в юности за этюд «Воздух над морем» художнику была присуждена серебряная медаль.

Автор проекта понимал: реконструируя старую часть города, ему придётся принять отнюдь НЕ ПРОСТОЕ (есть зависимое слово ОТНЮДЬ) решение.

Поэзия А. А. Ахматовой возвращает вещам первозданный смысл и останавливает внимание на том, что мы в обычном состоянии НЕ ОЦЕНИВАЕМ (НЕ с глаголом).

НЕ ПРЕКРАЩАВШИЙСЯ (в составе причастного оборота, поэтому раздельно) всю ночь сильный восточный ветер поднял большие волны.

С тёмного неба, из лохматых туч, в смятении давящих друг друга, НЕ ПЕРЕСТАВАЯ (НЕ с деепричастием), раздаются раскаты грома.

Ответ: необыкновенно.

Источник: Демонстрационный вариант ЕГЭ по русскому языку 2016.

В поисках смысла — статьи Андрея Десницкого


От автора

В этот сбор­ник вошли семь­де­сят ста­тей, кото­рые пуб­ли­ко­ва­лись в 2010–2012 годах в раз­ных изда­ниях (в основ­ном сете­вых): «Пра­во­сла­вие и мир», «Нескуч­ный сад», «Фома», «Рус­ский жур­нал», «Татья­нин день», а также на сайте храма Св. Иоанна на Пресне. Неко­то­рые из них были отре­дак­ти­ро­ваны, поскольку книж­ная пуб­ли­ка­ция все­гда немного отли­ча­ется от жур­наль­ной, даже если обе они – электронные.

Но самое глав­ное, они были собраны вме­сте, и наде­юсь, чита­тель согла­ситься: собраны не слу­чай­ным обра­зом. Жанр этой книги – хри­сти­ан­ская пуб­ли­ци­стика. Говоря иным язы­ком, это раз­мыш­ле­ния на раз­ные темы и по раз­ным пово­дам, их объ­еди­няет стрем­ле­ние найти смысл, и найти его на пути хри­сти­ан­ской веры. Это не раз­го­вор об осо­бен­но­стях цер­ков­ной жизни (как молиться и поститься), не про­по­ведь и не бого­слов­ский трак­тат, хотя в неко­то­рых ста­тьях будет немножко и от пер­вого, и вто­рого, и тре­тьего. Но это прежде всего лич­ные раз­мыш­ле­ния. Чита­тель может согла­ситься с ними или нет, его право, если же он заду­ма­ется над этими вопро­сами, если поста­ра­ется найти свой соб­ствен­ный ответ на них – зна­чит, уже не зря он эту книгу читал.

В книге пять раз­де­лов. Назва­ние пер­вого «Верую», гово­рит само за себя. Но это не изло­же­ние дог­ма­тов, не изъ­яс­не­ние бого­слу­жеб­ных тек­стов, а раз­го­вор о пра­во­слав­ном хри­сти­ан­стве здесь и сей­час: каким оно может быть, что дает оно нашим совре­мен­ни­кам и перед какими вопро­сами их ста­вит. Ста­тьи вто­рого раз­дела, «Наедине», гово­рят о лич­ном, о чем-то таком, что обсуж­дают обычно двое или трое дру­зей, а тре­тий раз­дел, «Пла­нета людей», посвя­щен уже обще­ствен­ным про­бле­мам – прежде всего, нынеш­ней рос­сий­ской жизни. Чет­вер­тый раз­дел, «На пло­ща­дях», мог бы стать его частью, но все же от выде­лен особо как слиш­ком «горя­чий» и кон­крет­ный – туда вошли ста­тьи, напи­сан­ные зимой и ран­ней вес­ной 2012 года во время выбо­ров и всего, что за ними после­до­вало. Нако­нец, пятый раз­дел, «Насто­я­щее про­шлое», содер­жит раз­мыш­ле­ния о тех стра­ни­цах исто­рии (от биб­лей­ской и до новей­шей), кото­рые оста­ются акту­аль­ными и сего­дня. В то же время ста­тей по биб­ле­и­стике (моей основ­ной спе­ци­аль­но­сти) здесь нет, они вошли в состав дру­гой книги, «Сорок вопро­сов о Библии».

Что еще ска­зать? Читайте на здо­ро­вье! А если захо­тите отпра­вить отзыв, это можно сде­лать по адресу: [email protected]

Взвод — отзывы и рецензии — Кинопоиск

К описанию фильма »
сортировать:
по рейтингу
по дате
по имени пользователя

показывать: 10255075100200

101—110 из 117

Впервые посмотрев этот фильм ничего нельзя о нем сказать, его следует смотреть снова и снова и желательно в оригинальном переводе!

Необходимо прочувствовать интонацию героев которая является немаловажным фактором говорящим о всей картине в целом! Этот шедевр нужно смотреть долго и внимательно, пока не запомнишь мимику, интонацию, поведение героев лишь после этого можно объективно оценить эту ленту!

Прежде всего заставляет задуматься, о многом: о жизни, войне, отношениях,смысле!

Мы видим как среди ‘своих’ происходит раскол не говоря уже о действующем противнике, то как люди начинают ненавидеть друг друга, благодаря своим сержантам. Видим, что и на войне имеет место быть предательство и ненависть к друг другу. То каким образом можно восстановить справедливость и каким путем.

В заключении советую посмотреть, скорее даже требую, картина очень достойна!

прямая ссылка

11 декабря 2008 | 20:43

Как-то спросил друга, смотрел ли он ‘Взвод’. Друг ответил, что не смотрит фильмы про войну. Мне это сразу сильно резануло слух. ‘Взвод’ — фильм про войну? Да — а про что же ещё? Собственно, трудно отыскать фильм, который более чем он соответствует определению ‘фильм про войну’. Там нет ни одной любовной сцены, даже госпиталь и то не показан — всё действие фильма происходит от первого до последнего кадра непосредственно в зоне боевых действий.

И тем не менее, когда я раз за разом просматриваю этот фильм, война всё больше отступает на задний план, а на передний выходят человеческие взаимоотношения. Всё больше вопросов вызывает конфликт сержантов Барнса и Элаеса. При первом просмотре всё просто — Барнс плохой, Элаес хороший. Но чем больше раскрывается личность Барнса, тем больше внутренних противоречий вызывает их конфликт.

Герой Чарли Шина оказывается между тремя сержантами — Барнсом, Элаесом и О’Туллом.

Барнс считает, что на войне все средства хороши.

Элаес исповедует принцип ‘убивай врага его же оружием’. О’Тулл — подальше от начальства, поближе к кухне.

О’Тулла презирает весь взвод, однако многие его принципы разделяют — только и слышны разговоры о том как бы дотянуть до дембеля и свалить подальше. Только вот незадача: О’Туллу плевать на всех, кроме себя. Ради спасения собственной шкуры он с радостью пожертвует вашей. А надо выжить. Так что Крису приходится выбирать между Барнсом и Элаесом.

По отношению к новичкам у сержантов тоже разные методы. Барнс кидает их как щенков в воду — кто выживет, будет солдатом, остальные — учебным пособием как не надо себя вести в бою. Элаес тренирует молодняк, надеясь дать им хоть какие-то навыки выживания, пока Барнс их не угробил.

У Барнса же других забот хватает — на нём весь взвод висит: дитятя-лейтенант, несколько десятков разнородных балбесов — от берсерков до пацифистов, хитрый О’Тулл и главное — донкихотствующий Элаес, вздумавший навязывать свои ценности ему, Барнсу.

Если убрать стрельбу и джунгли, то получится… самая обычная жизнь, со всеми её сложностями и вопросами. Кто прав, кто нет — каждый на этот вопрос для себя отвечает сам и поступает соответственно сделанному выбору. Так что для меня ‘Взвод’ — это фильм не про войну, а фильм про жизнь, про людей.

10 из 10

прямая ссылка

04 декабря 2008 | 14:07

Kibsoft

Вьетнамский синдром!

Только что, в первый раз, посмотрел это гениальное творение Оливера Стоуна.

Фильм заставил задуматься о смысле жизни, о войне и о многом, многом другом.

Фильм начинает повествование с прибытия во Вьетнам ‘молокососа’-пехотинца Тейлора. Он сам вызвался добровольцем поехать в этот Ад. Картина нам наглядно демонстрирует, что воевали там в основном либо бедняки принудительно туда отправленные, либо патриоты, как сержант Илайес и рядовой Тейлор. Богатенькие детки, были благополучно откуплены от этой войны и прожигали жизнь в Штатах

После приезда в подразделение Тейлор сталкивается с наркоманией в армии и непониманием смысла войны. И хотя у взвода есть непосредственный враг — вьетконговская армия, люди вымещают свою агрессию на мирных жителях. На меня произвело шоковое впечатление убийство сержантом Барнсом мирной женщины на глазах мужа и дочки, а также уничтожение мирной деревушки.

В результатае мы видим раскол во взводе: с одной стороны Барнс, готовый даже на преступления ради победы, с другой сержант Илайес, который противостоит насилию Барнса. Самый сильный эпизод по-моему, когда Илайес выполняет задание и уничтожает в тылу вьетконговцев, а Барнс, не забыв его отпора в деревне, хладнокровно его убивает. Страшно, когда среди своих есть такие ЗВЕРИ!!!

И хотя концовка расставляет все на свои места, Тейлор возвращается на родину. Я думаю ни он, ни другие солдаты так и не поняли, зачем они воевали. Впереди их ждет ‘вьетнамский синдром’, глубокая депрессия у себя на родине, не понимание со стороны окружающих, зачем они убивали мирных жителей, зачем сжигали деревни. Их ждет безработица, наркомания и полное забвенье. Но это совсем другая история!

10 из 10

прямая ссылка

17 ноября 2008 | 15:40

О, этот фильм очень сильно на меня повлиял. После него я стала немного по-другому смотреть на людей. Я не была на войне и не знаю её законов, но я знаю одно: человеком нужно оставаться в любой ситуации. Молодой парень (Чарли Шин) попал на войну: с одной стороны он видит доброго, справедливого, честного человека (Уиллем Дефо), а с другой — жестокого, злого и бессердечного (Том Беренджер).

Беренджера после этого фильма я причисляю к лучшим актёрам кинематографа. Оливер Стоун в очередной раз продемонстрировал свой класс, а этот фильм я ставлю на пять голов выше ‘Рождённого 4-го июля’. Вообще, ‘Взвод’ у меня стоит на втором месте в рейтинге фильмов о войне во Вьетнаме. На первом естественно ‘Апокалипсис’. Но там больше сюрреализма, а здесь-реализма. В этом и плюс ‘Взвода’.

А ещё мне почему-то запомнилась одна сцена с Дефо, когда его товарищи по команде говорят о том, что он возомнил себя Иисусом. Эх, они явно не смотрели ‘Последнее искушение Христа’.

10 из 10

Это не обсуждается. Это классика.

прямая ссылка

03 ноября 2008 | 12:57

Вы смотрели фильм *Взвод*? Если нет, то вы — ненастоящий киноман. Вам надо срочно идти в магазин и купить DVD с этим фильмом (лучше в переводе Гоблина).Почему? Потому что *Взвод* — это один из самых жестких, реалистичных и правдивых фильмов о войне, что я видела и что были сняты в Голливуде. Фильм стоит на одном уровне с такими антивоенными шедеврами, как *Цельнометаллическая оболочка*, *Апокалипсис сегодня* и *Охотник на оленей*. *Взвод* — один из самых лучших фильмов Оливера Стоуна, за который он получил Оскар как режиссер. *Взвод* — лучший фильм 1986 года, по мнению тех же киноакадемиков.

Сюжет фильма. Молодой новобранец Крис Тейлор (Чарли Шин) едет во Вьетнам служить своей стране. Он искренне верит в войну, в победу, но то, что он видит во Вьетнаме, ломает все его мечтания.

Начало фильма начинается с вертолета, с которого сходят новобранцы на военную базу. Крис сходит на землю. Зеленый юнец, не нюхавший пороху, в каком то смысле еще мальчик. И заканчивается фильм вертолетом, только тогда Крис улетит, и улетит уже мужчиной, мужчиной, познавшим войну, и сделавшим для себя свои выводы. ..

Актеры выше всяких похвал. Особо выделяются Уиллем Дефо (Хикс) и Том Беренджер (Барнс). Их мудрым сержантам, закаленным в бою и враждущим друг против друга, так и хочется крикнуть *Верю!* во весь голос. Чарли Шин показал себя неплохо, жаль что после скатился до трэша. А еще молодой Джонни Депп.

Отдельные сцены просто гениальны. Сцена вторжения во вьетнамскую деревню, сцена финального боя. Но меня потрясла больше всего сцена, где сержант Хикс, спасаясь от обстрела, простирает руки к небу — такое напряжение, накал эмоций, такой крик о бессмыслености той войны, той бойни, устроенной США.

10 из 10

прямая ссылка

11 августа 2008 | 21:09

Одна из самых лучших военных драм, которые я видел. И наверное, самый лучший фильм про войну во Вьетнаме после ‘Апокалипсиса сегодня ‘ с Шином старшим. Да и чего тут мелочиться, самый лучший фильм Оливера Стоуна.

Наверное, наиболее правдиво и достоверно рассказать историю может тот человек, который сам в ней участвовал. Хотя всю правду о той самой никому не нужной войне и так все знают, потому Стоун показывает проблему самого человека той войны в виде двух главных героев: Бернс и Элиос. Как на каждого влияет эта война, к чему они стремятся на этой войне. И герой Чарли Шина — Крис Тэйлор — в конце говорит, что он порождение этих двух личностей, он где-то между ними. Так как фильм отчасти является автобиографическим, то это говорит и сам Стоун.

Фильм смотрится на одном дыхании. Потрясающая атмосфера, созданная Стоуном. Отлично подобранные актеры, которые прекрасно вживаются в свои роли. Просто потрясающая заглавная мелодия Сэмюеля Барбера, которую хочется сразу же достать после просмота фильма.

Именно такие нужно снимать: правдивые, жестокие, со смыслов человеческой жизни и самого существования.

10 из 10

прямая ссылка

03 июля 2008 | 02:29

Jet7

Луший фильм про войну во Вьетнаме.

Ах, как же приятно смотреть кино, где нет никакой предвзятости. Нет ни правых ни виноватых. Которое снимают не столько ради экшена, сколько ради развёрнутого сюжета и эмоций. Где есть и обычные человеческие отношения, и масштабные (по меркам Вьетнама) баталии и философский аспект (куда без этого).

Действительно один из тех фильмов, которые обязан посмотреть каждый кто хочет понять, что такое война, ибо он даже не столько о войне сколько о самих людях. Дотошно разобран по косточкам и проанализирован каждый персонаж первого плана.

Фурор для всех принимавших участие в съёмках. Разве что Джонни Депп — исключение). Картина широкого размаха. Даже, пожалуй, чересчур. Действие прослеживает всю войну так что сюжет получился чуть скомканным. Однако, поразительно наблюдать как главный герой зреет на глазах. Превращается из бесцельного подростка-новобранца в ветерана и, в общем, то элитного бойца.

Постановка несовершенна. Присутствуют явная пиротехника и довольно обыденные хлопушки, но кому какое дело? Этот фильм был бы страшен, драматичнен и заставлющим задуматься пусть даже при съёмке уровня немного кино.

прямая ссылка

30 июня 2008 | 11:46

Marty McFly

‘Твоя жизнь здесь и гроша ломаного не стоит… ‘

Только человек прошедший сквозь ад войны и вернувшийся обратно, может передать весь ее ужас и мерзость. В прошлом сам участник боевых действий во Вьетнаме, Оливер Стоун показывает нам не супер-солдат, способных штабелями укладывать толпы вьетконговцев, стоя в полный рост, он показывает нам простых американских парней, оторванных от дома и заброшенных в самое пекло, в преисподнюю, туда, где нет ни хороших, ни плохих, а есть только живые и мертвые. Жизнь зеленого новичка Криса Тейлора, только что прибывшего во Вьетнам, здесь и гроша ломаного не стоит – такие как он ежедневно возвращаются домой в цинковых гробах. Убить, либо быть убитым – третьего не дано. Все происходящие события мы видим через призму восприятия Криса. По-сути дела, образ Криса списан с самого режиссера, который сам и написал сценарий к “Взводу”.

Оливер Стоун показывает нам, как легко человеку на войне отбросить прочь понятие о морали и нравственности и как сложно остаться человечным, ведь здесь либо ты, либо тебя…

“Война не делается чистыми руками” – мнение сержанта Барнса. Он предстает перед зрителем в образе абсолютного зла. Его банда (именно банда, по другому у меня язык не поворачивается их назвать) — абсолютные подонки, преступники, которым невозможно симпатизировать. Они следуют своим самым низменным инстинктам, они здесь, чтобы насиловать, уничтожать и убивать. Им доставляет удовольствие это делать. Эпизод, когда они вымещают свое зло, за гибель сослуживца от рук партизан, на обычных крестьянах, просто заставляет сердце обливаться кровью. Барнс хладнокровно вскидывает свой карабин и без размышлений убивает безоружную женщину, кидает фосфорную гранату в убежище, где прятался ребенок. Банни раскраивает голову вьетнамского парня-инвалида прикладом своего дробовика и с ухмылкой добавляет: “Ух ты, никогда еще не видел, чтобы мозги так разлетались!” Барнс искренне верит, что победить можно только лишь такими чудовищными, бесчеловечными методами. Он явно помешался — он видит врага везде, даже среди своих.

Сержант Элайс абсолютная противоположность Барнса. Он уже не верит в то, что американцы смогут одержать победу во Вьетнаме. Они оказались в эпицентре гражданской войны — вьетнамцы дерутся до последней капли крови за свои земли, за своих детей. А за что дерутся американцы? Хотят ли они погибнуть от рук человека с не выговариваемым именем в месте с непроизносимым названием? Элайс прекрасно понимает, что раз вьетнамцы прогнали со своих земель японцев и французов, то прогонят и американцев. Он уважает вьетнамцев, в отличие от Барнса. Тейлор, проникается уважением к Элайсу, он, как и Элайс не понимает жестокости Барнса. Элайс со своим отрядом не утратил человечности, в отличие от Барнса с его шайкой бандитов.

Противостояние двух сержантов – Элайса и Барнса держит в напряжении на протяжение всего фильма. У меня перед глазами до сих пор стоит выражение лица Элайса, когда он в глубоких джунглях понял истинные намерения Барнса, направившего в его сторону свой карабин, но было уже слишком поздно…

Крис не может не отомстить за смерть Элайса, он не может допустить, чтобы убийца и предатель остался безнаказан. В этом момент накал событий достигает своего пика.

Как мне кажется, Оливер Стоун – истинный противник войны. Он снял этот фильм, чтобы показать нам, что значит оказаться там, среди безумного и кровавого противостояния, вдали от дома, когда вокруг ни тыла, ни флангов, только лишь джунгли, проливной дождь, запах сырости и надоедливые насекомые. Стычки с невидимым противником, который бьет исподтишка, из засады, безжалостно и без промаха. Держать на руках умирающих друзей и понимать, что ты ничем не можешь им помочь. Показать бесполезность и бессмысленность любой войны и человеческую жизнь, которая там и гроша ломаного не стоит…

Шедевр, 10 из 10.

прямая ссылка

01 мая 2008 | 16:27

Страшно от того, что показанное имело место быть! Проливной дождь и дождь огненный. Бесконечные вылазки по непроходимым джунглям и длительные засады. Предательство и вечная дружба. Расстрелы мирных жителей и сжигание деревень. Ужас, охватывающий от бегущих прямо на тебя врагов. Плевать, на то, какой у них цвет кожи. Плевать, на то, за что они борются. Плевать на нравственные устои. Только выжить! Только бы выжить! И ты прикрываешься телом убитого товарища. Ты обманываешь. Ты стреляешь в близкого. Или ты другой? Ты не можешь смотреть, как твои сослуживцы насилуют девушку только потому, что она имеет другой цвет кожи, родилась и живёт там, где они вынуждены рисковать своей жизнью каждый день, что она сестра и дочь потенциального врага. Ты видишь, как люди предают близких, как стреляют в безоружного друга, пускай и бывшего, но что ты можешь сделать? И ты срываешься. Сначала на тихих аборигенах, которые даже не понимают твоих слов. Потом гнев и наркотики толкают тебя в драку с сержантом. И чего ты добиваешься в конце концов? Второго ранения и демобилизации. Но ты отомстил. Отомстил ненавистному сержанту. И за себя, и за того, кого он предал и застрелил тогда… в джунглях… пусть ты этого и не видел, но ты знал…

Потрясающая работа режиссёра и сценариста Оливера Стоуна. Только он смог бы тАк показать зрителю СТРАХ! Только он, человек, бывший там, во Вьетнаме! А главный герой внешне очень похож на молодого Стоуна. Да и ранение героя (в ногу) … Стоун до сих пор хромает… Невольно напрашивается параллель. И сам фильм получился скорее документальным, нежели художественным. Нет промаха и в подборе актёров. Чарли Шин. Очень молод… Именно таким и должен быть тот, кто впервые открывает ужасы войны: немного наивным, но уже твёрдым в своих убеждениях и нравах. Том Беренджер. Сильный, смелый, умный, но безжалостный и низкий в достижении своих целей. Отвратительный персонаж. Уиллем Дефо. Безумно жалко его героя! Сослуживец стреляет, тогда, когда он совсем не ожидает измены. А потом, когда разъярённые вьетнамцы преследуют его раненного и всё-таки убивают, душа рвётся в клочья и сердце плачет. Джон С. МакГинли. Где нужно может и подлизаться, где не нужно спрятаться и молчать. Джонни Депп. Симпатяжка… Буквально все актёры отлично справились с поставленными перед ними задачами!

Низкий поклон Оливеру Стоуну за то, что показал всему миру то, что он видел своими глазами — АД! Несомненно —

10 из 10

прямая ссылка

28 апреля 2008 | 10:37

Mari 6

Отдать жизнь за…

“Взвод” повествует о войне во Вьетнаме. Это один из крупнейших военных конфликтов второй половины 20 века, оставивший заметный след в культуре и ещё больший след в сердцах людей, участников войны сумевших пережить весь этот ужас. Война началась как гражданская в Южном Вьетнаме, в дальнейшем в неё вмешались Северный Вьетнам и США при поддержке других стран.

В фильме отчёт идёт с сентября 1967, в самый разгар войны, когда страсти только начинают накаляться и приобретать ещё более устрашающий характер. И всё это мы видим глазами одного американского солдата Криса, для которого ад, стал кровавой реальностью.

Вьетнам тоже можно назвать школой жизни, жестокой и суровой и наградой здесь является выживание, прожить ещё хотя бы день…

Диалоги в фильме тоже наполнены глубоким смыслом. Хочется процитировать монолог Криса, а точнее его письмо отправленное домой…

‘День за днём я старался не выбиться из сил, но моё психическое состояние было ни к чёрту. У меня, нет душевных сил писать, я не знаю уже что правильно, а что нет. Люди упали духом. Гражданская война во взводе, половина людей за Элиаса, половина за Барнеса. Много подозрений и ненависти. Не могу поверить, что мы бьёмся друг с другом, хотя должны сражается с ними. Я считаю дни до конца, ничего больше не остаётся… ‘

Картина вызвала у меня очень много несвязанных между собой эмоций. Фильм местами даже слишком реалистичен и правдив.

…На каждой руке остался отпечаток убийств, пролитой крови и пережитой войны. Во время просмотра фильма даже дыхание от увиденного сковывает и ты думаешь, а ведь когда — то это тоже было частью, чьей то жизни.

Фильм о предательстве, жестокости, о правых и виноватых…фильм о войне, где понимаешь, как ничтожна одна человеческая жизнь и что достаточно одного движения, что бы она оборвалась….

Хочется в очередной раз отметить великолепный актёрский состав. Главными действующими лицами являются Том Беренджер, Уиллем Дефо и Чарли Шин, а одной из главных тем: противостояние Барнеса (Беренджера) и Элиаса (Дефо) друг с другом, борьба за власть и их противоречивые взгляды.

Отлично подобран саундтрек, который передаёт весь характер и настроение фильма.

Оливер Стоун по праву получил свой заслуженный Оскар, а лента отправилась на полку нестареющих со временем фильмов, внёсших свой вклад в кинематограф.

Стоит жить хотя бы вот ради таких фильмов, которые уносят в далёкое прошлое и оставляют пусть и тяжёлый, но всё — таки след в душе. И ещё жить за всех тех людей, которых сейчас уже нет среди нас, которые отдали свои жизни на войне…

прямая ссылка

08 апреля 2008 | 07:54

показывать: 10255075100200

101—110 из 117

Глава VIII «Ложные мечты.», Раскол — фанфик по фэндому «Genshin Impact»

Подобно тому, как вода омывает песчаные берега пляжей, как ветер свистит меж высоких острых скал высоко в горах, как лёд медленно, но верно, замуровывает всё живое, как земля дышит под натиском городов, как трещат поленья в костре, превращаясь в пепел, такое же настроение было у этой ночи. Все эмоции, слова, высказанные в этих стенах, навеки останутся там, растворятся, подобно дыму, однако, никогда не будут забыты. Забавная, наверное, была картина: четыре часа утра, хозяин самой востребованной в городе таверны сидит на полу, медленно покрывающемся льдом, а на его коленях лежит командир кавалерии ордена, организацию который первый так нескрываемо презирает. Все слова были сказаны, все эмоции были выплеснуты, ничего скрытого больше не осталось. На душе также было пусто или холодно, капитан и сам не понимал. Винодел ушел. Но обещал вернуться. И рыцарь верил ему. Верил, стоя у открытого окна, вдыхал утренний воздух и смотрел за тем, как восходит солнце за пределами высоких каменных стен города, словно ограждающих Мондштадт от мира извне. Сон давно отступил и спать совершенно не хотелось, на место усталости пришла странная легкость в перемешку с ощущением беды, наступающей на пятки, отчего в висках давило сильнее обычного. Утренний воздух приятно окутывал побледневшее за эти дни смуглое лицо, даря живительную прохладу и прогоняя остатки былых сомнений прочь. Тех сомнений, что капитану придется проходить весь этот путь в одиночку, что никто не сможет разделить его колющих холодом переживаний, и что он действительно не всем безразличен. Грудь неприятно тянуло в местах, где когда-то была рваная рана. За пару дней она хорошо затянулась, вызывая много вопросов в голове командира. Не уж то это такие действенные мази хранятся в погребах Дилюка? Или, быть может, дело совсем не в лечении, а во внушении? Сама Барбара не раз рассказывала о чудесной силе нашего подсознания, которое порой помогает не хуже её исцеляющей энергии. В любом случае, оставалось только догадываться, когда и на этот вопрос в скором времени найдется ответ. Рагнвиндр наказал Альбериху выждать еще один день, пока он закончит все свои дела, связанные с винокурней, и сможет предоставить хоть какой-то план действий и мыслей, что скопились в его голове за прошедшую ночь. Поэтому мужчине больше ничего не оставалось, кроме как провести это время в постоянных блужданиях по городу в бесцельных поисках душевного спокойствия. День прошел относительно спокойно и даже часы тянулись не столь медленно, вопреки ожиданиям командира, а потому, пользуясь моментом, он решил посетить все занимательные места Мондштадта: в это число входил и собор, и городская площадь, и статуя Анемо Архонта, и, конечно же, орден. Особенно тяжело было в последнем. Рыцарь видел веселящихся коллег, разговаривающих на посту о совершенно разных вещах, видел как другие капитаны, задорно улыбаясь, обсуждали куда пойдут проводить вечер, видел как магистр и библиотекарь без лживой наигранности болтали между собой, попивая фирменный ароматный чай Лизы. Покидать эти стены очень не хотелось, оттого на душе, словно скребли кошки, прорывая когтями твердую стену маски Альбериха, выстраиваемую долгими годами. Не смотря на то, что Венти с Розарией смогли дать надежду на восстановление, с каждым днем в это верилось всё меньше. Как минимум, по той простой причине, что общее состояние ухудшалось уже не по дням, а по часам. Каэнриец хоть привык жить с зудящим внутри ребер холодом, но тогда оно хотя бы было действительно терпимым и его можно было игнорировать или заглушить другими вещами. Сейчас же дискомфорт доставляло даже самое обычное дыхание. Оттого оно и получалось очень рваным и неровным, что при более близком контакте сложно было не заметить. В любом случае, оставалось только ждать.

***

Дилюк сообщил, что будет ждать Кэйю в районе семи часов утра на винокурне. В письме он также сообщил, что капитану вовсе не обязательно что либо брать с собой, поскольку, судя из его наблюдений, всё что им могло бы понадобиться, есть в поместье. Так он и поступил. Не успело стукнуть назначенное время, как командир уже стоял на пороге когда-то родного дома. Замер в нерешительности с кулаком у двери, пытаясь пересилить себя и унять странное волнение внутри. — Сэр Кэйа? — нежный женский голос раздался со спины. Альберих тут же обернулся, стараясь скрыть своё состояние. Аделинда со стопкой вещей в руках смотрела на прибывшего гостя с нескрываемой радостью в глазах, отчего даже у парня появилось желание улыбнуться в ответ. — Что же Вы стоите в дверях, проходите. — она поравнялась с капитаном. — Мастер Дилюк должен подойти с минуты на минуту. Так и не сумев ничего сказать, Альберих лишь кивает и послушно заходит в винокурню следом за хрупкой на вид, но очень сильной внутри, женщиной. Эта горничная ассоциировалась у капитана с действительно чем-то родным, с чем-то таким уютным и спокойным, что даже простой звук её голоса мог кого угодно успокоить. И даже сейчас, когда его сердце бешено колотилось в страшном неведении, ему действительно стало легче, когда тонкая рука женщины легла на его предплечье. Хозяйка проводила гостя на одну из кушеток и предложила горячего чая, но получив отказ, лучезарно улыбнулась, удаляясь в проёме кухни. Рыцарь просидел в своём одиночестве какое-то время, вновь занимая свои глаза рассматриванием приевшегося интерьера. Дорого обставленная мебель, коллекция искусных картин, резные колонны из тёмного дуба, стоящие целое состояние. Грустный вздох сорвался с его губ вместе с мыслью, что если бы в тот день он поступил иначе, он вполне мог бы тоже жить в такой роскоши, а не ютится в однокомнатном жилище, стены которого буквально пропитаны страданиями. Глухой стук каблуков раздался со стороны порога. Рагнвиндр в своем излюбленном наряде, оттряхивал осевшие на плечи листья кедра, которыми уставлена вся область вокруг поместья. Красные волосы беспорядочно извивались на тёмной статной спине, не обрамленные никакими резинками или лентами. Альберих снова поймал себя на грустной мысли о том, что весь этот мрачный и закрытый ото всех образ, по определенному пути, мог бы быть совсем иным. Мастер, найдя глазами гостя, буквально слившегося с тенью, неспешно подошел к нему, завязывая на ходу разговор: — Хорошо, что вы не опоздали. — он поправил и без того идеально сидящие перчатки. — Нам пора. — Но куда? Дилюк ведь так ему ничего не объяснил, хотя обещал предоставить план действий и поделиться размышлениями касательно всего, что произошло за последние дни. — За мной. — строго отрезал тот, разворачиваясь обратно к дверям. Поморгав пару раз, капитан без колебаний встал и направился вслед за своим товарищем. По крайней мере, так он хотел его называть. Солнце в облаках медленно, но верно поднималось к зениту, птицы кружились высоко в небе, а деревья приветственно склонялись, шелестя своими объёмными кронами. Рагнвиндр усадил Альбериха на скамейку подле низких каменных ограждений и сказал выждать еще одну минуту, пока тот за чем-то сходит. Нарастающее чувство беспричинного беспокойства усиливалось всё больше и больше с каждой минутой. В частности, от незнания того, что такого смог за сутки придумать и разработать красноволосый. Однако, Кэйа ему доверял. Полностью и безприкословно. Потому что только так он мог выразить свою благодарность за всё, что тот сделал для него, через какие собственные пороги переступил и вопреки каким всем своим желаниям порвать все связи с командиром кавалерии, всё же протягивает руку помощи. Раздался звук копыт и из-за угла, держа за узду, вышел хозяин дома с невероятно красивой лошадью рядом. Высокая кобыла серого цвета, шерсть которой невероятно сказочно переливалась под лучами солнца, а к морде сгущалась в черный, грациозно следовала за человеком. От удивления капитан на мгновение даже теряет дар речи, но тут же беря себя в руки, возвращает прежнее выражение лица и делает максимально заинтересованный вид. — Дилюк, разве… — Да, мы поедем на лошадях. — закончил тот. Капитан так и замер в оцепенении, не зная что сказать. Он был уверен, что добираться до Инадзумы им придется своим ходом или, если повезет, попутными повозками. По крайней мере, так он планировал своё одиночное путешествие. — Залезай. — Дилюк крепко сжал узду, одновременно поглаживая короткую шерсть лошади. Капитан послушно кивнул и, зацепившись одной ногой за стремя, резко перекинул вторую через седло, уселся, сохраняя равновесие. Немного поёрзав на месте от непривычных ощущений и попытку найти удобное положение, Альберих более-менее освоился и положил руки на рожок. Лошадь недовольно тряхнула головой, но тут же смолкла, когда черные руки в перчатках осторожно начали поглаживать морду вдоль челюсти. Дождавшись, когда животное полностью будет спокойным, Рагнвиндр потянул за собой узду, выводя всю компанию к песчаной дороге, располагавшуюся за нескончаемыми виноградными лозами. Через минуту подошел и Коннор в сопровождении второй лошади, но уже величественного тёмно-коричневого окраса с коротко подстриженной гривой на шее. Они перекинулись с владельцем винокурни несколькими фразами, после чего, переняв узду, Дилюк подошел к Кэйе, залезая в седло на ходу. — Ты готов к отправлению? Кэйа был растерян. Вернее, он был в замешательстве. Совершенно не понимал за что и почему человек, которого он однажды «предал» так легко согласился сопроводить его в соседнюю, черт возьми страну, к человеку, которого, возможно, даже не существует, чтобы помочь исцелить болезнь, лечения которой, скорее всего, нет. Дилюк точно не из тех людей, которые быстро отпускают ситуацию, либо просто-напросто забывают прошлые обиды. Скорее всего, он в очередной раз просто переступает через себя, держась за детские воспоминания и делая это всё лишь из уважения к мастеру Крепусу. Эти мысли, точно как осколки вонзались в сердце командира кавалерии, делая новые кровоточащие раны поверх не заживших старых. Губы непроизвольно сжались в тонкую полоску, а взгляд будто бы даже помутнел. Альберих отвел голову в сторону, чтобы не показать свою слабость, и тяжело выдохнув,ответил: — Готов.

***

Первые три часа пути прошли в практически полнейшей тишине, изредка прерываемой ржанием лошадей и проходящих мимо людей и торговцев. На самом деле, даже разговаривать не особо-то и хотелось. Присутствовало лишь рьяное желание уже избавиться от этих в миг нахлынувших в один момент проблем и просто продолжить жить обычной жизнью. Но что есть эта «обычная жизнь»? Цикличные дни, состоящие из простого режима: подъём-поручения-таверна-сон. Которые уже так сильно приелись, что от них уже было тошно во всех смыслах. Рагнвиндр ехал впереди, Альберих чуть поодаль за ним. Спокойным шагом под цокот копыт, разлетающихся эхом по округе, они проходили совсем маленькие деревушки, леса и пустыри, поочередно сменяющих друг друга. Ехать столь продолжительное время верхом на лошадях достаточно утомительно и тяжело, а учитывая тот факт, что капитан не брал в руки узду уже более пяти лет, ко всему этому списку еще добавлялся и стресс. Кобыла была достаточно спокойная и выносливая, подстать наезднику, и хорошо держалась на протяжении всего пути что они преодолели, учитывая еще тот факт, что помимо взрослого человека на своей спине, она также тащила пару мешков с жизненно необходимым инвентарем и продуктами. Спустя около Четыре ж часов пути путники сделали часовой привал, дав отдохнуть как себе, так и порядком уставшим животным. Погода была облачная и с небольшим ветром, что невольно навеивало ощущение скорого дождя. Однако, по расчетам Дилюка, они должны были в ближайшее время миновать Тростниковые острова, а там уже недалеко и постоялый двор «Ваншу», где можно будет в случае чего переждать плохую погоду. Во время перерыва, командир кавалерии выглядел уже порядком хуже, чем обычно, что не скрылось от зорких глаз хозяина винокурни. На все его вопросы Альберих отмахивался тем, что он в норме, просто из-за непривычного передвижения порядком подустал. На самом деле это даже не было ложью, как могло бы показаться на первый взгляд. Капитан правда думал, что ухудшение самочувствия произошло именно по этой простой причине, или просто внушал себе это сам. Следующая часть дороги прошла на удивление хорошо и даже быстро. Путники быстро добрались до постоялого двора, так и не застав дождь, а потому ими обоими было принято решение продолжить путь и остановится на ночь уже в городе. Дорога от гостиницы была менее извилистой и более свободной, так что буквально за три часа они были уже вблизи Ли Юэ. — Почти на месте, — в городе гео Архонта были сильно заметные перепады высот из-за каменных гор и склонов, и сейчас путникам открывался красивый вид сверху на острые крыши, усыпанные черепицей. — Ты как? Альберих безэмоциональным взглядом окинул большой город, устало поправляя волосы. В его движениях отчетливо читалась тяжесть, общий вид был более замученный чем обычно, и казалось, что даже кожа стала еще пару тонов бледнее. — Всё хорошо, давай найдем место для ночлега. Дилюк согласился с этой мыслью и, открыв карту, повел их обходным путём к деревушке, что находилась почти у самого города. Въезжать в Ли Юэ на лошадях было бы глупым и опрометчивым решением, как минимум, по нескольким причинам. Во-первых, при входе у них сразу бы возникли проблемы с миллелитами, что стоят на страже. Не смотря на то, что город достаточно крупный и густонаселенный, там практически нет никакого транспорта и все люди перемещаются пешим шагом. Во-вторых, в нем нет гостиниц в которых можно было бы оставить лошадей на какое-то время. И в-третьих, им совершенно не нужно было привлекать лишнее к себе внимание и прорываться через толпу снующих туда-сюда зевак, что пришли бы посмотреть на чужеземцев в причудливых нарядах. По приезде к месту назначения, Альберих уже чуть ли не лежал на лошади, обхватив руками её сильную шею. Дилюк, не дожидаясь посторонней помощи, тут же повел его, схватив под руку, в предоставленную им комнату, чтобы проверить самочувствие первого. Лежачее положение более-менее исправило ситуацию, как минимум, командир начал ровно дышать. Вот только руки его были холоднее льда и ничего не могло их согреть. Ситуация очень сильно накалялась и в голове красноволосого крутился лишь один вопрос: «Смогут ли они доехать до Инадзумы?»

КРЕДО (Эрих Фромм) – Science Portal

Я считаю, что сущность человека вполне познаваема. Однако она не есть некая субстанция, характеризующая человека во все исторические времена. Сущность человека заключается в противоречии, заложенном в его существовании, и это противоречие вынуждает человека действовать в поисках его разрешения. Человек не может оставаться нейтральным и пассивным перед лицом этой экзистенциальной дихотомии. Существование человека как человека ставит перед ним вопрос, как преодолеть раскол между собой и внешним миром для достижения чувства единения с ближними и с природой. Человек должен отвечать на этот вопрос каждое мгновение своей жизни. И не только, или даже не столько мыслями или словами, сколько тем, как он живет и действует.

Мне представляется, что существуют немногие доступные познанию ответы на этот вопрос о существовании (история религии и философии — перечень таких ответов), и что они могут быть сведены к двум основным альтернативам.

Одна из альтернатив связана с попытками человека вновь обрести гармонию с природой путем регресса к дочеловеческим способам существования, за счет элиминирования специфически человеческих качеств — разума и способности любить.

Другая ставит целью полное развитие человеческих возможностей и установление новой гармонии с ближними и с природой.

Я уверен, что первый путь обречен на неудачу. Он ведет к смерти, разрушению и страданию, а не к росту человека, не к его гармонии и силе. Напротив, вторая альтернатива исключает алчность и эгоцентризм, требует дисциплины, воли и внимательного отношения к тем, кто способен указывать путь. И хотя этот путь трудный, только он имеет шансы на успех, ведь даже если цель еще не достигнута, активность и усилия, направленные на ее достижение, уже оказывают объединяющий, интегрирующий эффект, мобилизующий энергию человека.

Я верю, что основной выбор человека — это выбор между жизнью и смертью. Каждый поступок предполагает этот выбор. Человек свободен сделать свой выбор, но свобода эта ограничена. Существует много благоприятных и неблагоприятных моментов, которые влияют на человека — его психологическая конституция, особенности социального окружения, семья, учителя, друзья случайные и выбранные. Задача человека — расширять пространство своей судьбы, укреплять то, что содействует жизни, в противоположность тому, что ведет к смерти. Говоря о жизни и смерти, я имею в виду не биологическое состояние, а способы бытия человека, его взаимодействия с миром. Жизнь означает постоянное изменение, постоянное рождение. Смерть означает прекращение роста, окостенелость, зацикленность.

Несчастная судьба многих людей — следствие несделанного ими выбора. Они ни живые, ни мертвые. Жизнь оказывается бременем, бесцельным занятием, а дела — лишь средством защиты от мук бытия в царстве теней.

Я уверен, что ни жизнь, ни история не обладают конечным смыслом, который в свою очередь придавал бы смысл жизни отдельных людей или оправдывал бы их страдания. Однако, если учесть противоречия и слабости, с которыми сопряжено существование человека, то вполне естественными оказываются его поиски «абсолюта», дающего ему иллюзию определенности и освобождающего его от конфликтов, сомнений и ответственности. Но не бог, в какие бы теологические, философские или исторические одежды его ни облачали, посылает человеку спасение или приговор. Только сам человек может найти для себя цель своей жизни и способы ее достижения. Бесплодны поиски спасительных глобальных или абсолютных ответов, но можно стремиться к такой глубине, силе и ясности жизненного опыта, которая дает силы жить вне иллюзий и быть свободным.

Я убежден, что никто не может «спасти» своего ближнего, сделав за него выбор. Все, чем может помочь один человек другому — это раскрыть перед ним правдиво и с любовью, но без сантиментов и иллюзий, существование альтернативы. Столкновение с реальностью может пробудить дремлющие в человеке силы и помочь ему выбрать жизнь в противоположность смерти. Если же человек не способен выбрать жизнь, то никто другой не способен вдохнуть жизнь в него.

Я знаю только два пути, ведущие к выбору добра. Первый заключается в служении и подчинении моральным устоям. Этот путь может оказаться эффективным, но нужно помнить, что в течение тысячелетий лишь немногим удалось соответствовать даже требованиям Десяти Заповедей. Гораздо большее число людей совершали преступления, когда люди, облеченные авторитетом, называли их благом. Второй путь — развивать чувство добра, делая хорошее и правое. Говоря о чувстве добра, я не имею в виду удовольствие во фрейдовском смысле. Я сошлюсь на знакомое многим чувство повышенной включенности в жизнь, когда человек находит подтверждение своих возможностей и своей идентичности.

Я убежден, что воспитание означает знакомство молодежи с лучшим из наследия человечества. Но так как большая часть этого наследия выражается словами, то воспитание эффективно, только если эти слова обрели реальность в лице учителя, в практике и в устройстве общества. Только материализованная во плоти идея может оказать влияние на человека; идея, которая осталась словами, способна изменять только слова.

Я верю в способность человека к самосовершенствованию. Однако наличие способности к самосовершенствованию — лишь НЕОБХОДИМОЕ условие достижения человеком своей цели, но не ДОСТАТОЧНОЕ. Если человек не сделал свой выбор в пользу жизни и развития, то он с неизбежностью становится разрушителем, превращаясь в живой труп. Греховность и утрата себя так же реальны, как добродетель и включенность в жизнь, и составляют вторичный круг возможностей человека, в который он попадает в том случае, если он выбирает отказ от реализации своих первичных возможностей.

Заговор лейбористов Соратники Тони Блэра объединились против Гордона Брауна: Мир: Lenta.ru

На фоне резкого падения популярности среди избирателей внутри правящей Лейбористкой партии Великобритании наметился серьезный раскол. Ряд лейбористов, близких к бывшему премьеру Тони Блэру, выступили с предложениями о срочном реформировании политики партии, недвусмысленно поставив под вопрос способность действующего главы лейбористов, премьер-министра Гордона Брауна, обеспечить победу на следующих всеобщих выборах. Пресса в открытую говорит о заговоре против Брауна и внутрипартийном путче, который, как отмечается, может привести к тому, что лейбористы окончательно потеряют доверие и симпатии электората.

Лейбористская партия переживает весьма сложный период. Во многом это связано с тяжелым экономическим кризисом, вызванным обвалом ипотечного рынка в США, ростом цен на нефть и бензин, продукты и жилье, инфляцией и прочим. Рейтинг лейбористов опустился до минимального с 1987 года уровня, не говоря уже о рейтинге самого Брауна, который стал едва ли не ниже, чем у Джона Мейджора, самого непопулярного из всех британских премьеров. Согласно данным соцопросов, каждый второй британец считает, что Гордону Брауну следует уйти.

Многие в Лейбористкой партии также прониклись популистскими настроениями, вдруг решив, что стоит сменить неудачливого партийного лидера и дела у партии сами пойдут на лад. После того как лейбористы 24 июля провалились на выборах в Глазго, который традиционно считался их вотчиной, группа из 30 депутатов-лейбористов потребовала от Брауна уйти. В качестве кандидатур на пост главы партии они назвали министра юстиции Джека Стро и министра иностранных дел Дэвида Милибэнда.

Джек Стро, однако, сразу заявил, что полностью поддерживает Брауна. Другие члены кабинета, в том числе министр внутренних дел Джеки Смит (Jacqui Smith) и министр образования Эд Болз (Ed Balls) также сплотились вокруг премьера. А влиятельный лейборист, бывший заместитель премьер-министра Джон Прескотт (John Prescott) вообще призвал однопартийцев прекратить «бесцельное маневрирование» против Гордона Брауна, так как никто из других министров не способен взять на себя его обязанности.

И тем не менее «бесцельное маневрирование продолжилось» и весьма активно. Министр иностранных дел Дэвид Милибэнд принялся ковать железо пока горячо и написал статью в газету The Guardian под многообещающим заголовком «Несмотря на все провалы, мы еще можем выиграть на основе изменений». Главная мысль этого нехитрого ученического сочинения довольно проста: лейбористы должны взять небольшую паузу, осмыслить сложившуюся ситуацию, вспомнить о своих немалых достижениях и предложить избирателям новые подходы в решении насущных вопросов. «Новые лейбористы трижды побеждали на выборах, предлагая реальные изменения не только в политике, но и в самих способах делать политику», — отметил Милибэнд.

«А не изобрести ли нам что-то радикально новенькое?»: 43-летний Милибэнд показал себя откровенным политическим пубертатом. Призывая к изменениям и движению вперед, он по сути не предложил ничего кроме своего молодечества и плохо скрываемых амбиций. На основании его размышлений об обновлении и изменении лейбористы вряд ли смогли бы выработать новый курс. В принципе, если бы не общеполитический контекст, на статью вообще можно было бы не обращать внимания, однако в условиях шатаний среди лейбористов докучливая британская пресса стала судить и рядить, а не является ли статья Милибэнда вызовом Брауну и заявкой на пост главы лейбористов.

Сам Милибэнд это категорически отрицал, отмечая, что не собирается смещать Брауна. Непонятно, то ли он действительно так хитер и предоставил прессе договаривать за себя, то ли на самом деле не подозревал, как в обществе могут воспринять его выступление. Интересно, что в прессе анализировалось даже не то, что Мелибэнд написал — в основном это были просто набившие оскомину пространные размышления — а то, что он не написал: к примеру, рассуждая о будущем лейбористов, ни разу не упомянул Гордона Брауна. Наверняка неспроста. В целом, многие обозреватели сошлись на том, что, говоря о новшествах и изменениях, Милибэнд говорил прежде всего о себе.

Неизвестно, удалось ли ему этим шагом упрочить свой авторитет. Что ему точно удалось — так это внести еще большую сумятицу в ряды лейбористов. Поползли слухи, что Милибэнд намерен нанести Брауну второй удар в спину, выступив на сентябрьской партийной конференции. В этой связи сторонники Гордона Брауна потребовали от премьера немедленно убрать Милибэнда из правительства. Сам Браун хранил молчание. Появились предположения, что он готовит перестановки в кабинете, чтобы «умаслить» потенциального соперника: якобы Милибэнд должен поменяться постами с министром финансов Алистером Дарлингом. Еще одна нелепица.

Тем временем некоторые лейбористы, прежде всего соратники бывшего премьера Тони Блэра выступили в поддержку Дэвида Милибэнда. Так бывший член кабинета Блэра Стивен Байерс (Stephen Byers) похвалил выступление министра иностранных дел, повторив, что лейбористы должны «обновить себя». Он упрекнул правительство Гордона Брауна в отсутствии реальной политической программы, отметив, что нынешний кабинет ограничивается полумерами, мелкими политическими инициативами, в то время как перед ним гора дел. Еще один бывший министр из правительства Блэра Дэнис Макшейн (Denis MacShane) заявил, что лейбористы должны следовать за Милибэндом.

Стало известно, что группа бывших министров из правительства Тони Блэра, в том числе Чарльз Кларк (Charles Clarke) и Стивен Байерс, намерена в ближайшее время представить целый пакет мер, которые, по их словам, призваны заполнить «политический вакуум» образовавшийся при Брауне, и четко обрисовать политическую доктрину лейбористов: как и чем они отличаются от консерваторов. Наконец, в качестве еще одного способа давления на Гордона Брауна в воскресенье, 3 августа, была организована «утечка» меморандума Блэра, который появился еще год назад и распространялся в узком круг его сторонников.

Документ был опубликован на страницах газеты The Mail on Sunday. Неизвестно, действительно ли его писал Тони Блэр или же он был составлен кем-то из его подручных — в тексте Блэр упоминается в третьем лице — однако он содержит резкую и весьма нелицеприятную критику Гордона Брауна.

В частности, Блэр упрекает своего преемника в тактических и стратегических просчетах. Придя к власти, Браун заявил, что порывает с методами управления свойственными Блэру, и тактически это было правильно, поскольку к тому времени Блэр был непопулярен. Однако стратегически, в долгосрочной перспективе, это привело к удручающим последствиям, поскольку Браун тем самым отказался о всех достижений предыдущего кабинета и вместо того, чтобы воспользоваться ими, просто свел их на нет. Сам Браун реальной альтернативы предложить так и не смог.

Таким образом, в Лейбористкой партии образовался настоящий «заговор» блэеристов против Гордна Брауна. Насколько к этому причастен сам Блэр, сказать трудно. Его официальный представитель поспешил заявить, что Тони Блэр полностью поддерживает Брауна, однако не исключено, что Блэр решил отомстить своему другу, который сам долго и упорно подсиживал его, пока не сместил с поста премьера и председателя партии. Однако вопрос не в этом, а в том, насколько это заговор оправдан.

Ни в статье Милибэнда, ни в меморандуме Блэра, нет сколь бы то ни было внятных предложений по преодолению кризиса в Лейбористкой партии. Призывы Милибэнда к обновлению так же несостоятельны и пусты, как и утверждения Блэра, что Гордон Браун разбазарил его политическое наследство. Наследство это было не таким уж прекрасным. Получается, что единственная цель всех статей и меморандумов — обосновать притязания на власть внутри партии. А это уже не имеет никакого отношения к реальным вопросам британской внутренней и внешней политики, это внутрипартийная мышиная возня.

Само желание принести Гордона Брауна в жертву и получить прощение электората, обновиться и начать заново вызывает лишь сожаление. Избиратель, как правило, не голосует за ту партию, которую раздирают противоречия, в случае лейбористов уже похожие на конвульсии.

В зоне пониженного влияния – Огонек № 37 (5533) от 01.10.2018

Германия уже год — после выборов в Бундестаг 24 сентября 2017 года — не может выбраться из полосы правительственных кризисов. Последний штрих — кадровые скандалы: канцлеру, как выясняется, не дают ни снять нежелательных, ни провести на ключевые посты нужных людей. Что это значит, понятно не только экспертам, но и обывателю

Сегодня, похоже, и сама Ангела Меркель уже не исключает для себя варианта досрочной отставки. Самая популярная (по-прежнему) женщина-политик ФРГ явно не управляет ни правительством, ни ситуацией, ни даже партией «Христианско-демократический союз» (ХДС), в которой является председателем.

Последнее стало ясно 25 сентября, когда парламентская фракция ее партии отказалась выбрать на пост лидера фракции ее человека. Речь о Фолькере Каудере, который все 13 лет канцлерства Меркель гарантировал выполнение депутатами всех требований главы правительства. Важная деталь: он унаследовал этот пост у самой Меркель в 2005-м, когда она стала канцлером.

Самый мрачный день

«Он был погонщиком депутатов от ХДС» — так комментирует решение депутатов прокатить Каудера политолог Габор Штайнгарт, назвавший 25 сентября «самым мрачным в череде мрачных дней Ангелы Меркель». Политолог подводит к сути «дворцового переворота»: «Меркель была его (Каудера.— «О») хозяином, его командиром, хотя Конституция предусматривает противоположное: это депутаты через лидера фракции должны контролировать и направлять деятельность правительства — у нас же парламентская республика». Центральный вопрос соответственно звучит так: как изменит вес канцлера новая ситуация? Если время беспрекословного подчинения прошло, причем даже в своем лагере, сможет ли она проводить решения через парламент?

«Мятеж против Меркель», «раскол», «фракция ускользает из рук канцлера» — в комментариях, анонимных и под запись, депутаты не стесняются в выражениях. Аналитики идут дальше: заговорили о том, что скоро Меркель, вполне возможно, поставит в Бундестаге вопрос о доверии к правительству или предложит съезду партии (ХДС) подумать о выборах нового председателя, в которых сама она участвовать больше не будет. Это, считают эксперты, будет означать конец канцлера, но автоматически повысит рейтинг партии и поможет ХДС (уже без Меркель) победить на выборах, очередных или досрочных.

Столь весомые выводы посыпались не только потому, что фигура Фолькера Каудера на посту лидера фракции бессменно правящей партии была эффективной (хотя таковой она, безусловно, была: ФРГ — парламентская республика и Каудер, умелый оратор и аппаратчик, обеспечивал в Бундестаге поддержку важных инициатив канцлера, что называется, без шума и пыли).

Однако еще более важно демонстративное значение акции: свои депутаты (товарищи по партии) прокатили кандидата от Меркель в тот момент, когда ей очень нужна их поддержка. В партии много говорят о том, что, мол, все нормально: так устроена демократия. Но для тех, кто понимает, это знак, что большинства в собственном лагере у Меркель больше нет: число недовольных тем, как далеко канцлер отступила от консервативных установок ХДС (атомная энергетика, однополые браки, всеобщая воинская повинность, минимальный размер оплаты труда и, конечно же, политика в отношении беженцев), стало критическим. Важно не то, что на смену Каудера (он набрал 112 голосов) заступит один из его 11 замов, малоизвестный политик Ральф Бринкхаус (он получил 125).

Важно, что политика ХДС будет теперь определяться не Ангелой Меркель, а большинством — в партии и во фракции. Революций, наверное, ждать не стоит, но процесс демонтажа начался.

Так выглядит первый набор выводов из дворцового переворота по-немецки.

Напомним: произошло это ровно через год после того, как в Германии прошли выборы, на которых каждый третий избиратель поддержал блок христианских партий (ХДС/ХСС), а каждый пятый — социал-демократов (СДПГ). Арифметически это позволяло создать коалиционное правительство во главе с Меркель. Но «счет» озадачил: две самые большие партии ФРГ показали едва ли не самые низкие результаты в послевоенной истории. Это говорило о том, что опыт их совместного управления разочаровывает.

«Меркель должна уйти»

Через год после выборов и через полгода после начала работы правительства 47 процентов немцев считают, что пора проводить досрочные выборы. 56 выступают за уход Ангелы Меркель с поста канцлера. И лишь 24 процента хотели бы вновь видеть ее во главе кабинета. Это данные соцопроса Insa для газеты Bild, но они не единственные: все опросы, а они проводятся почти ежедневно дюжиной институтов, говорят о стабильном и быстром падении популярности Меркель, а также партий, входящих в ее кабинет,— ХДС/ХСС и СДПГ.

«Юбилейные» оценки прессы под стать настроениям избирателей. «Сборищем клоунов» назвал правительство Меркель колумнист журнала Spiegel Якоб Аугштайн (он, как считается, левых взглядов). «Меркель ведет страну от кризиса к кризису»,— утверждает правая Huffingtonpost. «Неужто Меркель не видит всей глубины кризиса, в который она завела страну?!» — риторически вопрошает комментатор телерадиосети ARD (она и вовсе считается проправительственной).

В комментарии на ARD прозвучал и новый крамольный тезис: «Меркель увела Христианский союз из центра влево (ближе к СДПГ) и тем самым вынудила консервативный электорат ХДС поддерживать «Альтернативу для Германии»» (АдГ)». Лидер АдГ Йорг Мойтен с явным удовольствием заметил на днях: «Чем дольше это правительство у власти, тем сильнее становимся мы».

Социологи подтверждают, что АдГ привлекает народ лишь одним своим требованием: «Меркель должна уйти». Других конструктивных предложений у АдГ нет. Но, похоже, их и не надо: национал-популистская партия год назад взяла 12,5 процента голосов, создала самую крупную оппозиционную фракцию в Бундестаге и ведет себя крайне напористо и провокативно. И это работает — если бы выборы были завтра, за АдГ проголосовали бы в среднем по стране 18 процентов, а на востоке (там, где была ГДР) — от 25 до 50.

По мнению всех экспертов, только этот рост популярности АдГ и удерживает правящие партии от проведения новых выборов. Если такие выборы состоятся, то АдГ может опередить социал-демократов (за них вроде бы тоже готовы голосовать около 18 процентов) и создать вторую по численности фракцию в Бундестаге. Вступать с нею в коалицию никто не готов (пока), но какое-либо решение без согласия этой партии принять станет невозможно. Тем более что остальные, в том числе правящие, партии с огромным трудом находят общий язык.

Достаточно напомнить: неспособность договариваться и садомазохистская готовность доводить разногласия до кипения уже трижды за полгода ставили страну на грань правительственного кризиса. Доходило и до «войны ультиматумов»: СДПГ грозила разорвать коалицию, если ХСС и дальше будет ультимативно настаивать на принятии нужных ему законов в ущерб законам, предлагаемым социал-демократами.

Основной темой шумных, но бесцельных споров внутри коалиции остаются беженцы с Ближнего Востока и из Африки. В апреле между Меркель и главой МВД Хорстом Зеехофером (он также глава Христианского социального союза в Баварии — ключевого союзника ХДС Меркель.— «О») вспыхнули (и уже не в первый раз) чисто схоластические споры о месте ислама в Германии. Зеехофер уверен, что ислам — нечто чуждое, так как «Германия сформировалась в христианских традициях, которые включают в себя и символику, и христианские праздники, и запрет на работу в воскресенье». Меркель же подходит практически: мусульмане в ФРГ есть, а раз так, то есть и их религия — ислам.

Следом, в мае, Зеехофер счел нужным вернуться к старому спору о праве на воссоединение семей для тех беженцев, которым лишь временно разрешено оставаться в стране. В принципе, этот вопрос был согласован еще до создания правящей коалиции, поэтому требования изменить подход к нему означали конец правительства.

Наконец, в июне-июле тот же Зеехофер, глава МВД, ультимативно пригрозил разрывом коалиции, если канцлер не поддержит его требование в одностороннем порядке запретить въезд в ФРГ тем беженцам, чьи просьбы об убежище уже рассматриваются в других странах. В общем его требование соответствовало правилам ЕС. Но Меркель не менее логично настаивала на общеевропейском решении вопроса. Спор был абсолютно теоретическим, поскольку на практике ни то, ни другое решение не может быть выполнено. В августе Зеехофер сам в этом убедился, пообщавшись с лидерами Австрии и Италии. Все понимают: в преддверии земельных выборов в Баварии (14 октября), на которых его партию теснит АдГ, лидеру ХСС важно одно — показать значимость и способность влиять на события.

Прецедент Маасена

Эта оценка полностью применима и к последнему (на момент сдачи номера) правительственному кризису, который войдет в историю как «дело Маасена». Напомню: Ханс-Георг Маасен, руководитель одной из секретных служб ФРГ, также поплатился за высказывание своего мнения. О его деле вроде бы много сказано, но, рискуя повториться, отмечу детали, которые важны именно в контексте кризиса власти в Германии.

Началось все 26 августа. В 3 часа ночи в городе Хемнице (в Саксонии, на востоке ФРГ) после городского праздника в ходе словесной перепалки возле банкомата погиб местный житель 35 лет. Подозреваемый в нанесении ему ножевых ранений беженец был задержан полицией. А через несколько часов оповещенные по соцсетям 800 радикалов (неонацисты, националисты) собрались в центре города и под ксенофобские и антиправительственные лозунги вступили в столкновения с полицией.

На следующий день на улицы Хемница вышли до 6 тысяч правых, местных и экстренно съехавшихся со всей страны. Они швыряли бутылки, петарды и камни в полицейских и телевизионщиков, орали: «Иностранцы, вон!», требовали «убивать по иностранцу за каждого убитого немца». Все это — под неонацистские речовки и известные жесты, которые в ФРГ наказуемы.

События были растиражированы тысячами смартфонов, но на брифинге по горячим следам Штефан Зайберт, пресс-секретарь Меркель, по какой-то причине выделил лишь эпизод (19 секунд), где несколько саксонцев (это ясно по их произношению) сначала орут на двух черноволосых парней, а потом пытаются их преследовать. Зайберт заявил: «Мы не допустим охоты на людей и других проявлений агрессии и ненависти на наших улицах». Чуть позже и тоже со ссылкой на эту видеозапись те же слова произнесла и Ангела Меркель. Чтобы понять реакцию власти на эти кадры, нужно вспомнить: СМИ, и не только немецкие, уже утром 27 августа заговорили о погромах в Германии, МИД Швейцарии предостерег своих граждан от поездок на восток ФРГ, а британская Guardian написала: «Видя подобное в Германии, понимаешь, что нацистское прошлое там крепко укоренилось». Удара больнее по имиджу Меркель придумать трудно.

В руководстве Саксонии тоже отреагировали. Премьер-министр земли Михаэль Кречмер (ХДС) осудил произошедшее, но называть «охотой» и «погромами» отказался. Отчиталась и прокуратура: данных об охоте и погромах нет, а видеозапись, на которую все ссылаются, нельзя толковать расширительно.

Все бы так и ушло в песок (каждый сказал свое, а те, кому нужно, услышали), но через три дня в интервью Bild глава Ведомства по защите Конституции (BfV — спецслужба внутреннего назначения в ФРГ, подчиняется главе МВД) Ханс-Георг Маасен заявил, что доказательств «охоты на иностранцев» нет и вообще не исключено, что видеозапись (те самые 19 секунд) является дезинформацией, цель которой отвлечь от убийства. Иначе говоря, Маасен предположил: запись размещена в Сети левыми, чтобы переключить возмущение общественности с «беженцев-убийц» на правых радикалов. Предположение возникло из-за того, что видеокадры были сняты участницей демонстрации правых, но размещены в интернете неизвестной левой группировкой. Маасен имел в виду одно: не надо спешить с выводами, давайте разберемся.

Интервью, однако, вызвало резкую отповедь левых, которые восприняли слова Маасена как попытку выгородить правых. Маасена однозначно поддержал его начальник (глава МВД Хорст Зеехофер). В СМИ развернулись бурные споры о том, как классифицировать эти видеокадры. Можно называть это погромами и охотой или все-таки еще нет? Да и вообще, что такое охота на людей? Короче, в медиа разгорелся спор о смысле и значении слов, поэтому циники назвали скандал «семантическим».

А вот среди политиков развернулась дискуссия на другую тему. Имел ли право чиновник Маасен оспаривать сказанное канцлером? Более того, отрицать наличие правой опасности, что фактически ставит в один строй с политиками АдГ, считающими, что правые в Хемнице действовали правильно и патриотично.

В общем, левые (СДПГ) потребовали снять Маасена с поста главы BfV за недооценку правой опасности и пригрозили разрывом коалиции, если тот останется. В ХДС единого мнения не сложилось, но Зеехофер (ХСС) однозначно заявил, что расставаться с Маасеном не будет, поскольку тот очень ценный специалист. Это тоже было выпадом Зеехофера против Меркель: глава МВД дал всем понять, что считает мнение Маасена более квалифицированным, чем мнение Меркель.

Но буквально через неделю Зеехофер под давлением СДПГ и СМИ уступил критикам. Он снял Маасена с поста главы BfV и тут же…повысил его и в должности, и в зарплате. Лидеры СДПГ опешили, но согласились, поскольку всерьез уходить из правительства и власти, похоже, все-таки не хотят. «Мы добились своего: Маасен убран с этого поста»,— заявил генсек СДПГ. А народ воспринял все это как издевку: оклад вроде как провинившемуся Маасену увеличен на 3 тысячи евро в месяц. А эта прибавка существенно выше средней зарплаты в стране. Протесты оказались столь резкими и шумными, что лидер СДПГ Андреа Налес ультимативно потребовала нового пересмотра решения по Маасену. 22 сентября Зеехофер пошел навстречу. Он отменил прибавку жалования Маасену, но оставил его в МВД и сделал своим советником.

Ангела Меркель публично принесла извинения по поводу произошедшего, признала, что правительство, увлекшись межпартийными разборками, оторвалось от народа, и призвала членов правительства перейти к действительно важным делам.

Вот только все сомневаются в том, что такое реально: через две недели в Баварии выборы в ландтаг (земельный парламент), исход которых в значительной мере определит дальнейшую судьбу всех действующих партий и лиц: ХСС, Зеехофера, СДПГ, АдГ. А главное — самой Ангелы Меркель, уход которой в Германии, кажется, никого уже не удивит.

Виктор Агаев, Бонн

Ведомство на страже

Скандал с Маасеном большинство немецких экспертов считает надуманным. Но это хороший повод присмотреться к тому, что такое Федеральное ведомство по охране Конституции (BfV). Если верить опросам, в стране это понимает не каждый

BfV создано по требованию американских оккупационных властей в 1950 году, чтобы контролировать крайне правых (нацистов) и крайне левых (коммунистов), а кроме того, бороться со шпионажем и саботажем. Постепенно к задачам добавилась борьба с религиозными фанатиками (включая исламистов, разные секты и сайентологов), а также с компьютерным шпионажем. BfV, в котором сейчас свыше 3 тысяч сотрудников, состоит из центрального аппарата (он в пригороде Кёльна), восьми профильных управлений и 16 региональных ведомств (по числу федеральных земель). Все они как-то бюрократически связаны друг с другом, но действуют автономно и подчиняются министрам внутренних дел земель. Не раз звучало мнение, что такая конструкция является серьезной помехой в работе всех структур МВД, поскольку сотрудники в одном регионе понятия не имеют, что делается в другом или в центре. Из-за этого нередко люди, находящиеся под надзором в одном регионе, без проблем действовали в другом. Самый известный пример — исламист, совершивший «автобусный теракт» в Берлине в 2016 году.

Чтобы у немцев в 1950 году не возникло ощущения, что BfV — наследник всесильного и безжалостного гестапо, сотрудники ведомства не получили права стрелять, арестовывать, допрашивать, вести следствие и т.д. Все это дело полиции. Она должна вступить в дело, если BfV сообщит, что кто-то доказуемо готов совершить нечто опасное для существующей в ФРГ системы. Задача BfV — своевременное выявление тех, кто может стать опасен. Без преувеличения можно говорить, что BfV — это система политического сыска.

Сотрудники BfV наблюдают за партиями и группировками, которые признаны подозрительными. Так, наблюдение идет за членами коммунистического крыла парламентской «Левой партии», за молодежными националистическими группировками, чья популярность растет в Европе. Установлен надзор за некоторыми молодежными отделениями АдГ, а сейчас обсуждается предложение взять под надзор и всю АдГ.

Сотрудники BfV прочесывают все издания, интернет, различные политически окрашенные тусовки и вообще всё, что сочтут нужным. BfV не имеет ограничений в выборе средств наблюдения и является в полном смысле слова секретной службой. По Конституции ее вроде бы могут контролировать члены особой парламентской комиссии. Но реально это возможно лишь в том случае, если само BfV не возражает.

Многие эксперты, однако, выступают за его полное реформирование. Имеется в виду прежде всего отказ от децентрализованной структуры, борьба с бюрократизмом (бумажная волокита парализует всю оперативную работу полиции и BfV) и увеличение персонала как минимум вдвое до 2021 года. Когда Зеехофер говорил, что Маасен хороший профессионал, то имел в виду его административные способности, необходимые для реформирования ведомства.

От бесцельной атаки «Арсенала» Артеты до формы «Лидса» Бьелсы: как Джеррард исправил форму Виллы

«Астон Вилла» боролись за очки с зимнего перерыва. Набрав только одно очко в трех предыдущих матчах, когда клуб стремился набрать как минимум семь. Стиль владения Стивеном Джеррардом, похоже, закрепился против команд, находящихся ниже в таблице: клуб видел более 60% мяча против «Ньюкасл Юнайтед» и «Уотфорд». Однако, к сожалению, это было бесцельное владение мячом, поскольку Вилья не смог создать много четких возможностей для взятия ворот, навес за навесом не достиг цели, и только два из их тридцати одного удара в этих двух матчах попали в створ.Они выглядели уязвимыми при оборонительных переходах, а «Вилла» Джеррарда напоминала первый полноценный сезон Микеля Артеты в «Арсенале».

В последних двух матчах с «Брайтон энд Хоув Альбион» и «Саутгемптоном» Вилья одержал две комфортные победы, создав большие шансы и выглядя гораздо солиднее. Однако в этих выступлениях Вилья видел менее 40% мяча. Кажется, не случайно, что возвращение к контратакующему футболу принесло команде «Виллы» более позитивные результаты.Более того, более пристальный взгляд показывает, что некоторые изменения в игре расстановки «Виллы» сделали их менее уязвимыми для контратак и более способными создавать большие моменты. Это изменение формы вполне может стать платформой, на которой Джеррард сможет построить эту виллу во владении.

Чтобы понять, что изменилось, мы должны посмотреть, как «Вилла» создала или не смогла создать голевые моменты в матчах с «Ньюкаслом» и «Уотфордом».

Шотмапы «Астон Виллы» против «Уотфорда» и «Ньюкасла».Размер точек соответствует более высокому изменению xG; обратите внимание на разные масштабы на каждом графике. Пунктирные линии отображают среднее положение выстрела. xG = Ожидаемые голы, мера качества созданных моментов. Статистика от Understat.com. Графика Дэниела Причарда для 7500 Холте. Сделано с использованием ggshakeR

Владение само по себе не должно быть целью, и эти карты бросков матчей «Ньюкасла» и «Уотфорда» демонстрируют проблемы в атаке, когда в футболе с владением мяча отсутствует проникновение.Есть несколько бросков подлинного качества с ожидаемым количеством голов на бросок, равным 0,05 или ниже. Это означает, что средний бросок Виллы имеет менее 5% шанса привести к голу, исходя из истории бросков, сделанных в подобных ситуациях. Вилла заработала ожидаемое количество голов (xG) больше одного против Уотфорда с 20 бросками, однако низкое качество бросков означает, что Вилла будет забивать менее стабильно, чем команда, которая создает шансы 0,1 xG на бросок всего с 10 бросками. Этот плохой xG за выстрел можно объяснить, взглянув на среднюю позицию этих выстрелов, взглянув на пунктирные линии, которые находятся за пределами поля против обоих противников.Удары с дальней дистанции могут привести к захватывающим голам, но это ненадежный способ забить гол — чтобы прогрессировать, Вилья должен создавать возможности для взятия ворот в шестиметровой штрафной площади и вокруг нее. Чтобы понять, почему «Вилла» не создавала эти возможности, нужно посмотреть, как «Вилла» решила наращивать атаки.

Форма «Астон Виллы» 2-3-5 в игре против «Уотфорда» и «Ньюкасла». Крайние защитники, Кэш и Динь, были расставлены высоко и широко, поскольку Рэмси и Макгинн прикрывали их, и смогли получить мяч в пространстве. Сделано с использованием сайтаacticalboard.com

Выше показана атакующая форма «Виллы» под руководством Джеррарда на матчи с «Уотфордом» и «Ньюкаслом». В целом это схема 2-3-5, принятая многими топ-командами, такими как «Ливерпуль» и «Манчестер Сити». Идея состоит в том, чтобы игроки занимали центральное пространство перед воротами, фланговые пространства, чтобы растянуть линии соперника и полупространства между ними, из которых у творческих игроков будет множество вариантов передачи. Особенности этой системы Виллы заключаются в том, что эти широкие пространства были заняты очень высокими крайними защитниками, в то время как десятки занимают опасные полупространства.Еще один необычный аспект этой системы заключается в том, что восьмеркам в тройке полузащиты поручено прикрывать высоких крайних защитников. Теоретически эти позиции имеют некоторые преимущества, поскольку они позволяют прогрессивной восьмерке получать мяч в пространстве и дают некоторое пространство для того, чтобы мяч можно было сыграть прямо в десятку.

Макгинн изо всех сил пытался повлиять на матчи «Ньюкасла» и «Уотфорда» из-за Мэтти Кэша. Фото Льюиса Стори / Getty Images

В игре с «Ньюкаслом» из-за этой системы «Вилла» изо всех сил пыталась попасть в последнюю треть соперников.По мере того, как «Ньюкасл» давил, центральным защитникам «Виллы» с высокими крайними защитниками было нелегко. В то время как восьмерка разделялась по ширине, чтобы обеспечить этот аутбол, это означало, что Дуглас Луис был один и имел численное превосходство в пространстве полузащиты, что вынуждало Вилью играть длинными передачами, а не создавать значимые возможности против «сороки».

В игре против «Уотфорда» эта система сработала гораздо лучше, так как «Уотфорд» сидел глубоко в лоу-блоке и позволял Вилле красиво доставить мяч в последнюю треть.Тем не менее, плотная полузащита «Уотфорда» блокировала три прохода в узкую десятку «Виллы», а это означало, что наиболее творческим игрокам приходилось опускаться все глубже и глубже, чтобы забрать мяч, где они не могли повлиять на создание моментов. Часто расстановка «Виллы» шла на высоких и широких крайних защитников — Мэтти Кэш и Лукас Динь сделали 10 кроссов, но без сильного центрального нападающего, угрожающего с воздуха, или большого количества игроков «Виллы» в штрафной площади это было очень мало. Эта структура казалась неподходящей для некоторых игроков «Виллы», поскольку они пропускали прогрессивные передачи в 10-ку, что-то предоставлено левым защитником в аренду, Мэттом Таргетом, и хотя Джон Макгинн также впечатляюще способен на это, он не смог добиться такого же эффекта от глубокая позиция правого защитника.

Это сооружение в процессе наращивания сделало Вилью уязвимым при оборонительных переходах. Пространство за высокими крайними защитниками использовалось для контратак соперника — так «Уотфорд» создал ряд хороших моментов и, в конечном итоге, свой победный гол. Узкая структура «Виллы» означала, что центральные защитники были вытащены из позиций, чтобы прикрыть этих крайних защитников, и оставили центр поля открытым для атакующих соперников. «Вилла» не только пропустила меньше замен против «Брайтона» и «Саутгемптона», но и создала для себя гораздо более качественные моменты с меньшим количеством бросков, как показывают эти карты бросков.

Карта бросков «Астон Виллы» против «Брайтона» и «Саутгемптона». Размер точек соответствует более высокому изменению xG; обратите внимание на разные масштабы на каждом графике. Пунктирные линии отображают среднее положение выстрела. xG = Ожидаемые голы, мера качества созданных моментов. Статистика от Understat.com. Графика Дэниела Причарда для 7500 Холте. Сделано с помощью ggshakeR.

Эти карты бросков выглядят намного лучше, а общий xG в обоих матчах выше, а это означает, что «Вилла» с большей вероятностью забьет один или несколько моментов во время матча.Среднее качество каждого снимка также намного выше: 0,14 xG и 0,2 xG за выстрел в результате того, что больше выстрелов Виллы делается из коробки. В матче с «Брайтоном» большинство этих ценных моментов было получено либо за счет стандартных положений, либо за счет прямой контратаки. Это ситуации, когда атакующие игроки «Виллы» могут оказаться в пространстве позади защиты «Брайтона», поскольку хозяева поля искали возможность сравнять счет после маловероятного, но хорошо забитого первого гола Кэша.

Это было характерно для стиля «Виллы» при Дине Смите в прошлом сезоне, поскольку «Вилла» произвела наибольшее количество прямых атак среди всех команд в лиге — 95.В матче с «Саутгемптоном» «Вилла» создала еще более высокие шансы xG — высокая линия «Саутгемптона» также давала форвардам пространство для бега. Однако в этом матче «Вилла» создала хорошие шансы против стабильной защиты, и не только в переходе. После поражения от «Уотфорда» «Вилла» изменила то, как они строились против «Брайтона», что привело к более прочной структуре с мячом и без мяча, что сделало «Виллу» менее уязвимой и более способной создавать хорошие голевые возможности.

Расстановка «Астон Виллы» против «Брайтона» выглядела как асимметричная схема 3-3-1-3.Динь ​​продвинулся выше, чем Кэш, и Рэмси предложил ему вариант. В передней линии и Коутиньо, и Ингс стремились сыграть перед задней линией, а Уоткинс стремился отойти от нее. Это было более симметрично против «Саутгемптона» (новые позиции показаны белым), что позволило Коутиньо опуститься еще глубже. Сделано с использованием сайтаacticalboard.com

Вилья переключился на ромбовидную схему 4-3-1-2 и часто защищался; Против Брайтона форма Виллы в построении напоминала перекошенную схему 3-3-1-3 в стиле Марсело Бьелсы, тогда как против Саутгемптона это был более симметричный ромб.Большим изменением в системе, используемой против «Ньюкасла» и «Уотфорда», стали более глубокие крайние защитники, которые обеспечивали передачу мяча центральным защитникам при построении из обороны. Это изменение против «Брайтона» пошло на пользу как Кэшу, так и Диню, поскольку Кэш, настроенный более оборонительно, временами перетасовывался, формируя тройку защитников. Это похоже на роль Кайла Уокера в «Манчестер Сити»; Скорость Кэша означала, что он предпринял несколько важных защитных действий в начале игры, которые не позволили Вилле отстать рано. С другой стороны, Диню было позволено оттолкнуться с большей защитой позади него, поскольку он сыграл роль в спасении Макгинна, а также в дальнем голе Кэша в одном из его редких набегов вперед.В матче с «Саутгемптоном» Динь был исключен из-за COVID с Эшли Янг в роли — оба крайних защитника оставались глубоко и совершали поздние пробежки по флангам, чтобы иногда оказывать поддержку.

Полузащита выиграла от того, что играла более традиционные роли, что дало Луису больше возможностей для передач с мячом и более плотную оборонительную форму без него. Джон Макгинн, вероятно, выиграл от этого изменения больше всего, поскольку оно позволило ему обыгрывать прессингующих полузащитников с его навыком приема передачи с низким приседанием, прежде чем перевести мяч в дальний край.У него также были возможности играть в дальнем поле, в отличие от «Брайтона», Джейкоб Рэмси толкал высоко, а Филиппе Коутиньо мог свободно перемещаться между их линиями. В матче с «Саутгемптоном» Коутнинью опустился глубже в полузащиту, чтобы перегрузить двух центральных полузащитников соперника, Рэмси и Макгинн убежали за ним, а Дэнни Ингс опустился, чтобы связать игровые моменты.

Олли Уоткинс и Дэнни Ингс наконец-то начали стрелять вместе. Фото Мэтью Эштона — AMA/Getty Images

В этих матчах Дэнни Ингс и Олли Уоткинс вернулись на первое место, и у пары наконец-то сложилось партнерство, на которое надеялись фанаты, когда летом было объявлено об Ингсе.Два нападающих использовались в более естественных для них ролях: Уоткинса попросили управлять каналами и заставить оборону соперника отступить, а Ингс играл роль второго нападающего, чтобы связать игру, прежде чем попасть в штрафную. Все это объединилось для первого гола Виллы в ворота «Саутгемптона», когда все три фронтмена объединились для финиша Уоткинса.

Эта новая форма, использованная в последних двух матчах, помогла «Вилле» упустить меньше важных моментов, а общий xG был снижен с 2,35 против «Ньюкасла» и «Уотфорда» до 1. 95 в последних двух матчах, но, что особенно важно, меньше таких моментов имели высокую ценность. В защите два нападающих заблокировали передачу в полузащиту, а Вилья был в безопасности при переходах в оборону благодаря более глубоким крайним защитникам и плотной полузащите. Способность «Виллы» создавать изменения против стабильной защиты «Саутгемптона» показывает, что новая форма помогает «Вилле» наращивать оборону независимо от того, сколько мяча они видят. При игре против команд с низким блоком форма может быть адаптирована для игроков, которые преуспевают в таких обстоятельствах, например, замена Ингса на Эми Буэндиа будет использовать две десятки предпочтительной системы Джеррарда и даст Вилье больше контроля над мячом в половина оппозиции.

Накамба давал крайним защитникам больше свободы для продвижения вперед. Фото Невилла Уильямса / Aston Villa FC через Getty Images

Учитывая, что владение мячом все еще развивается, следует ожидать некоторых неудачных выступлений, таких как игры против «Ньюкасла» и «Уотфорда». Большая доля мяча даст «Вилле» больший контроль над игрой в будущем и поможет им найти последовательность, необходимую для устойчивого европейского рывка, обыгрывая команды, находящиеся ниже в таблице.Будущее этой системы может дать крайним защитникам больше свободы для перемещения вперед, чтобы растянуть соперника — чему будет способствовать возвращение Чудесного Накамбы и его склонность вклиниваться в линию обороны. Внедрение позиционных ротаций и умного взаимодействия, необходимых для разрушения низких блоков соперника, потребует времени.

Долгосрочная цель тренерской команды может состоять в том, чтобы внедрить систему контрпрессинга, которую они использовали в «Рейнджерс», которая сжимала соперника и удерживала его под постоянным прессингом с мячом.Этот прессинг используется сторонами, основанными на владении мячом, для замедления контратак соперника путем систематического захвата игрока с мячом, и может использоваться для создания возможностей для взятия ворот. Команда Джеррарда «Рейнджерс» допустила наименьшее количество передач за оборону (PPDA) в лиге за два из трех его сезонов на Севере. Это только начало реализовываться на «Вилле», поскольку с приходом Джеррарда команда стала меньше прессинговать, позволив 13,5 PPDA в этом сезоне, что меньше, чем 12,2 PPDA при Дине Смите. Однако ключевое тактическое изменение в этих двух последних матчах привело к тому, что «Вилла» начала применять контрпрессинг.Команда зафиксировала наибольшее давление в сезоне: 210 против «Брайтона» и «Саутгемптона», поскольку полузащитники «Виллы» смогли эффективно отражать контратаки благодаря своей более естественной позиции.

Улучшения в структуре «Виллы» для расстановки против «Брайтона» исправили многие недостатки выступлений «Уотфорда» и «Ньюкасла», и на это все еще потребуется время, но мало причин, по которым этот стиль нельзя использовать в качестве стиля, в большей степени ориентированного на владение мячом. Летом, вероятно, произойдут изменения, которые лучше облегчат этот стиль, но на данный момент кажется, что Стивен Джеррард и его тренерская команда нашли способ вернуть этот футбольный клуб в нужное русло с мячом и без него.

Обзор The Beatles: Get Back – восемь часов бесцельного просмотра телевизора, который угрожает вашему здравомыслию | Телевидение и радио

Альбом The Beatles 1970 года Let It Be и сопровождающий его удручающий документальный фильм всегда вызывали недоумение среди бывших Fabs. Джон Леннон назвал эту музыку «плохо записанным дерьмом»; Пол Маккартни был настолько напуган альбомом, что в 2003 году он разработал новую версию, лишенную дополнений Фила Спектора, которого Леннон нанял в качестве продюсера, не сказав Маккартни.Никто из «Битлз» не явился на премьеру документального фильма; Ринго Старр возразил, что это было «очень узко» и «не было радости».

«Вернись Питера Джексона» — документальный сериал, призванный решить проблемы Старра. Он показывает более широкую, якобы более счастливую картину обреченного проекта группы 1969 года по написанию нового альбома, репетиции песен и их живому исполнению в течение двух недель. Вопрос о том, ускорили ли сеансы Get Back кончину The Beatles, остается спорным, но преобладание кадров с песнями, исполняемыми забавными голосами, грабежами на камеру и шутками не может помешать тому, чтобы первые сеансы в Twickenham Studios выглядели как страдание.

Харрисон бывает то угрюмым, то колючим, каким вы могли бы быть, если бы представили такую ​​хорошую песню, как All Things Must Pass, и получили прохладный прием. Леннон явно безрадостно обкурился. Отважно пытаясь повеселиться, Маккартни постоянно скатывается к пассивно-агрессивному подхалимству. Не помогает делу и режиссер оригинального документального фильма Майкл Линдсей-Хогг, который настаивает на том, чтобы группа выступала в амфитеатре в Триполи — «Факел! На глазах у 2000 арабов!» — и его героически не пугают различные Битлз, говорящие ему, куда приткнуть его идею.

Он все еще в этом, когда Харрисон вырывается наружу, и его нельзя убедить вернуться, и Маккартни искренне думает, что этот шаг сигнализирует о конце группы. Пока Макка безутешно сидит в Твикенхеме с горящими глазами, Линдси-Хогг улавливает момент: «Я думаю, у нас должно быть хорошее место…» «Битлз», по-видимому, распались, но мечта о Триполи и его освещенных факелами арабах живет.

Обкуренный своей тыквой. .. Джон Леннон в The Beatles: Get Back. Фотография: Apple Corps Ltd.

Ситуация улучшается, когда группа уезжает в студию в штаб-квартире Apple — по крайней мере, для Beatles.Для зрителя другое дело. Джексон не известен краткостью своего подхода — его версия Кинг-Конга в два раза длиннее оригинала; его фильмы о хоббитах превратили 310-страничный роман в восемь часов кино — и здесь это доказывается. Три эпизода Get Back длятся большую часть восьми часов. Несомненно, есть битловские маньяки, которые думают, что это невероятно скупо – существует контрафактный набор записей с сессий Get Back, который занимает 89 компакт-дисков, – но для всех остальных его длина может показаться пустяком.

Есть фантастические моменты. Взгляды Леннона и Маккартни встречаются, когда они гармонируют в «Двое из нас»; мягкие, тщетные попытки продюсера Глина Джонса разубедить Леннона в очевидно безупречном гении Аллена Кляйна, мошенника, участие которого ускорило кончину «Битлз» и закончилось судебным разбирательством; Восхищенный крик Леннона «Йоко!» когда приемная шестилетняя дочь Маккартни, Хизер, начинает кричать в микрофон; и особенно Маккартни, ищущего новую песню, лениво бренчащего на басу и напевающего бессмысленные слова, постепенно вписываясь в ритм и мелодию, которые переходят в Get Back.

Действительно, трудно не поразиться производительности Битлз. Поначалу якобы не хватая материала, через месяц они нарыли не только весь альбом Let It Be, но и более половины Abbey Road, а также подборку песен, которые попали на их ранние сольные альбомы: Jealous Guy, Back Сиденье моей машины, дай мне немного правды.

Но моменты вдохновения и интереса брошены среди гектаров бессвязной болтовни («бесцельной бессвязности», как правильно выразился Леннон) и повторений.Примерно через пять часов есть момент, когда перспектива услышать еще одну ветхую версию «Не подведи меня» становится активной угрозой здравомыслию зрителя. Это, несомненно, то, на что похожа запись альбома, но для стороннего наблюдателя это — говоря языком 1969 года — настоящее бремя. Йоко Оно было подвергнуто большому осуждению за ее постоянное присутствие на сессиях записи «Битлз», но после этого вы восхищаетесь ее стойкостью за то, что она просидела на них.

Воспоминание о 2000 освещенных факелами арабах Линдси-Хогг заканчивается знаменитым концертом на крыше штаб-квартиры Apple, который Джексон максимально использует, показывая его на разделенном экране, с кадрами улицы внизу и полицией, спорящей с ресепшн здания. Это 40 минут безудержной радости, но путь к этому невероятно долгий и извилистый. Задаешься вопросом, сколько зрителей выдержат дистанцию ​​и пройдут ли они, кроме вышеупомянутых маньяков, еще не один раз.

The Beatles: Get Back выходит на Disney+ 25, 26 и 27 ноября

«День флага» Шона Пенна перегружен плохой игрой, бесцельным сценарием и изменчивой режиссурой

Дэн Баффа, Special to the Jewish Light
23 августа 2021

Где-то в Голливуде, хороший фильм про Джона Фогеля, самого отъявленного фальшивомонетчика в США.С. история, существует. «День флага» Шона Пенна, к сожалению, не тот фильм.

Очень жаль, потому что здесь собраны впечатляющие таланты. Пенн, снявший фильм, разделяет награды со своей реальной дочерью (с бывшей женой Робин Райт) Диланом Пенном. Они играют Джона и Дженнифер Фогель, отношения между отцом и дочерью, которые должны быть движущей силой фильма. Но точка зрения фильма разделилась между ними, разделив время экрана и перспективу, все время пытаясь убедить аудиторию заботиться о парне, который не мог отказаться от аферы, даже с двумя детьми.

Известные актеры приходят и уходят, такие как Джош Бролин, Эдди Марсан и Реджина Кинг. Тем не менее, ни у одного из них нет ни капли сока, чтобы работать с персонажем, так что это отрывается (или выглядит так), как Пенн просит своих актерских приятелей зайти, чтобы взглянуть. Это неискренне и отвлекает от сути сказки.

Из превью можно убедиться, что младшая Пенн готовится к шоукейсу, выстраиваясь против своего оскароносного отца. Но на протяжении большей части фильма все, что Дилан может делать, когда Дженнифер постоянно плачет.Хотя никто не будет критиковать кого-то за то, что он плачет и кричит на своего отца, пока он находится в тюрьме, должно быть что-то большее. Самый простой путь к драме в кино — это плакать, а здесь это делается слишком часто. В то время как ее выступление освещает некоторые сцены, в этом фильме ей не дается надлежащий материал, чтобы дать полноценное выступление. Просто плачь. Вместо этого они могли бы назвать этот фильм «Грустным днем». Меня интересует будущее Дилан, но здесь ей никогда не давали материал для создания убедительного выступления.

РЕКЛАМА


Направление Пенна неаккуратно. Он похож на парня, чья последняя режиссерская работа набрала 16 % на Rotten Tomatoes, человека, который однажды сказал, что ушел на пенсию. Учитывая то изящество, которое он привнес в «В дикую природу», его отсутствие восприятия здесь, за камерой, разочаровывает.

Но не такой угрюмый и грубый, как его игра. Это самая большая ошибка в этом фильме: мощная сила исполнителя, неспособного найти сердце и душу главного героя.Вместо того, чтобы копаться в Джоне Фогеле, Пенн просто злится или плачет во время своего выступления, что является еще одним неудачно выбранным ярлыком для серьезности. Одна конкретная сцена с Диланом, в которой полно непреднамеренно смешных слез, просто ужасна. Само определение переутомленной, полумерной игры. Я не знал, должен ли я вести счет собранным слезинкам; все, что я хотел, это хороший фильм.


Подключайтесь к своему сообществу каждое утро.


«День флага» уж больно нет, да и скрипт делу не помогает. Аудитория разделена между Дженнифер и Джоном на протяжении всего 107-минутного хронометража, который начинает раздражать ваш мозг примерно на полпути. Нас перетасовывают от одного ограбления банка к следующему извинению/признанию, прежде чем другое плохое решение Джона создаст еще большую драму.

Об одном из них надо было написать более связный рассказ, а не сталкивать обе точки зрения в одну картинку. Должны ли мы чувствовать жалость к девушке, которая продолжает возвращаться к своему бездельнику и очень ущербному, но «большему, чем жизнь» отцу, или мы должны чувствовать сочувствие к парню, который не мог перестать нарушать закон? Я вышел из кинотеатра, не чувствуя необходимости понимать или переваривать любую историю, и это признак фильма, в котором слишком много мыслей и мало внимания.

Одним из способов исправить «День флага» был бы Пенн-старший, чей отец еврей, выбрав либо режиссер, либо главную роль в фильме, а не и то, и другое. Вышеупомянутая номинированная на награду картина «В диких условиях» застала его только за камерой, и он был свободен, чтобы сделать наилучшую возможную картинку. Хотя некоторые актеры могут сниматься в больших фильмах, например Бен Аффлек, это может быть сдерживающим фактором.

Будучи особенно сильным актером, Пенн мог бы быть растянутым, даже если он выглядит как автомобиль, яростно крутящий колеса, застрявший на месте.Он не способен сыграть плохо (вспомните «Отряд гангстеров»), и в этой осечке нет недостатка усилий, но актер никогда не находит подход к персонажу. Фильм тонет… не в слезах, а в бездарности.

«День флага» открывается в кинотеатрах Сент-Луиса в эту пятницу, 27 августа.

Aimless Device музыка, видео, статистика и фото

0
0
1
2
1
1
0
0
1
0
1
0
1
0
1
0
0
2
0
0
1
0
2
0
0
0
2
0
0
2
0
0
1
0
0
0
0
0
0
0
1
0
0
0
1
0
0
0
0
0
1
0
0
0
0
1
0
0
0
0
0
0
0
1
1
1
0
0
0
0
0
0
2
0
0
0
1
0
0
0
0
1
0
0
1
0
1
0
1
1
0
0
1
1
0
0
1
2
2
0
2
0
1
0
0
1
1
1
0
0
0
1
0
0
0
0
0
1
0
0
0
1
0
0
0
1
1
1
1
1
1
0
1
2
0
0
2
0
0
1
0
0
0
0
0
2
0
3
0
1
0
1
2
2
1
0
0
0
1
0
2
2
0
0
0
1
0
1
0
2
1
1
1
1
0
1
0
0
2
1
1
1

без цели — SMITE Esports Wiki

0 0
бесцельный
Gonçalo Horge Ferreira
Страна рождения Португалия
день рождения 29 ноября 1990 г. (возраст 31)
конкурентных
черных драконов
роль
9014
История команды

Gonçalo Jorge » бесцельный » Ferreira — португальский игрок в SMITE. В настоящее время он является тренером Black Dragons.

Биография

аимлесс начал играть в игры, когда ему было 10 лет. Он играл во множество одиночных игр и был полупрофессионалом в Counter-Strike 1.6. Перейдя в SMITE, он создал клан с друзьями и начал играть в казуальных турнирах. Затем ему захотелось большего, поэтому он присоединился к лучшим игрокам Бразилии, выиграл бразильские региональные соревнования и принял участие в SMITE World Championship 2015.

Мелочи

  • Его никнейм был создан как саркастический комментарий к игрокам, обвиняющим его в использовании аимбота в Counter-Strike 1.6
  • Его любимая игра — Counter-Strike 1.6
  • Окончил кулинарию и пекарню, работал пекарем
  • Он играет на гитаре

История команд и турниров

Как игрок

Как тренер

Внешний контент

Интервью

Статьи

Влоги

Другое

Внешние ссылки

перенаправлений

Следующие страницы перенаправляются сюда. В этом списке могут отображаться страницы трех типов:

  • Имена, ранее использовавшиеся игроком на соревнованиях
  • Псевдонимы или альтернативные варианты написания или заглавные буквы имени игрока
  • Распространенные опечатки, которые часто ищут

Список формируется автоматически.

Каталожные номера

End You – Aimless Dread – Scream Blast Repeat


Эрик Смит был фронтменом хардкорной и скримо-группы из Вирджинии, The Catalyst США. Они расстались в 2016 году, и Смит сделал то, что делают большинство фронтменов, когда им не хватает творческих возможностей: он искал другое выступление, пока не решил действовать в одиночку. И какой художник может хранить молчание во время нынешнего духа времени и самой разрушительной глобальной пандемии со времен испанского гриппа 1918 года? Соедините это с невротической тревогой и размышлениями о злоупотреблении психоактивными веществами, и вы получите альбом, который нужно услышать.

Кроме запрограммированных ударных, Смит играет все на Aimless Dread и воплощает в жизнь двенадцать песен, которые читаются как дневниковые записи человека, сходящего с ума. Вы можете хмуриться над псевдопроизнесенным куплетом вступительного слова «SLPWLKR», пока Смит не переключится на хриплый высокочастотный крик и не нарастит нойз-рок Big Black с мучительной честностью человека, потерявшего чувство уверенности в себе. цель. «Я пустой человек / Я просто кратер / Я всего лишь лишний в чьей-то жизни / Я жажду ясности и цепляюсь за цель / Но изоляция раздвигает мои пальцы», — кричит он нам в уши.Ясно, что в Смите много злобы, но это не мешает ему исполнять свои гитарные партии с высоким уровнем воображения и мастерства. «Old Haunt» похож на Nirvana , перекрывающий Black Flag , в то время как «The Call» использует свирепый подход дум-метала, запекшийся пушком и закрученными аккордами, немного похож на Rollins Band на более сильной дозе стероидов. Вокал мучительный, но мелодичный и напористый, как легенды хардкора Вирджинии, Правило большинства . Вы даже можете дотянуться до воздушной гитары, если не восхищаетесь выходом каждого инструмента и не пытаетесь подсчитать количество различных слоев в миксе.Эй, мы не зря называем это нойз-роком, даже если в основе лежит хардкор начала 2000-х.

Те из вас, кто больше склонен к металлу, найдут здесь, чем полакомиться. «X’d Out» такой же тяжелый, как Botch , и такой же честный, как Deadguy . «Мне так надоела эта ерунда/Эта фальшивая дружба, которая только плывет и плывет/ Так что забудь мою любовь, забудь мое лицо/ Сожги все, что носит мое имя», — умоляет Смит. Истерика по выдающемуся треку «Alt Delete» должна быть услышана, чтобы завоевать веру.Это чистый панк-рок с примесью агрессии хардкора и пушистости гранжа. Опять же, лирика завораживает: «Скальпель приближается с каждым днем ​​/ Иногда это все, что я вижу / Тем не менее я пытаюсь избежать этих фантазий о гильотинах». Вы можете представить себе Курта Кобейна , высвобождающего эту жестокость в другой жизни. Он одобрил бы влияние Fugazi на «Звездочку», точно так же, как вы будете сжимать челюсти от неожиданного попадания Electric Wizard на «Солнцестояние».

Будучи человеком, который уже страдал от социальной тревожности до пандемии Covid-19, Смит неизбежно не мог молчать о высокомерной жестокости полиции, в результате которой Джордж Флойд погиб. «Copstomp» — это звук человека, который видит расколотое общество и хочет перемен. «Я столько раз умирал, наблюдая за твоей дерьмовой ухмылкой, когда ты махала в камеру и поднималась к флагу в комфорте и преднамеренном забвении. Закрой глаза, пока тела накапливаются», — рычит Смит. Вы можете подумать, что музыка имеет второстепенное значение для такого мощного послания, но вы очень далеки от истины.Эта мелодия похожа на Mudhoney , а в припеве есть изменение тональности, которым могли бы гордиться Трент Резнор .

Мы любим искренние записи, сделанные нутром, и они не бывают более искренними, чем этот. End You — это звук загрязнения и признак невроза, который оставляет шрамы в современной городской жизни. Стоит ли удивляться, что Эрику Смиту трудно увидеть жизнь за пределами своей роли зрителя на подоконнике?

JVB

JVB



Verdict

Дата выпуска: Дата выпуска: 21/05/2021

Record Метка: Pax Aeternum (Digital) / Призрак ясных записей (кассета)

Выдающиеся треки: The Call, Alt Delete, Copstomp

Рекомендуемое дополнительное прослушивание: Botch — We are the Romans (1999), Big Black — Songs about Fucking (1987), Majority Rule — Interviews with David Frost (2001)

Бесцельно бродить по Дублину, Сплиту и Рингу без знакомства

«бесцельное блуждание» — вот определение.
(я это уже видел)

«кольцо без знакомства» — это игра слов.
«звон» становится «динь» (динь — это разновидность звонка).
«без» — это индикатор вставки («без» может быть по смыслу аналогичен «снаружи»).
«введение» становится «расколом» (я не уверен в этом — если вы уверены, вы должны верить этому ответу гораздо больше).
«динь» рядом с «разломом» означает «ДРЕЙФТ».

«в дублинском сплите и» — это ссылка.
Возможно, это неверно. Часть или все это может быть частью другой части подсказки.

Можете ли вы помочь мне научиться более?

(Другие определения , дрейфующие , которые я видел раньше включать «Бесполезно бродить с места на место» , «Плывет по течению» , «Бесполезно плавать» .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.