Автор первого из известных дошедших до нашего времени исторических трудов: «Повесть временных лет» как источник для истории начального периода русской письменности и культуры — Николай Константинович Никольский

Содержание

Летописание. Летописание на руси

  • Начало летописания

  • Авторы первых книг

  • Первая русская книга

  • Летописец Нестор

  • Вопросы для повторения

  • Домашнее задание


  • Первые русские книги

    • Первыми русскими книгами были летописи

    • Летопись — жанр повествовательной литературы в России 11-17 веках
    • Летописи были общерусскими и местными

    • Сохранились главным образом в поздних списках


    Зарождение летописания

    • Летописание зародилось в Киеве и Новгороде в XI веке

    • Первые русские книги создавали в монастырях


    Авторы первых книг

    • Летописанием занимались монахи, специально этому обученные старшими мастерами

    • Первые книги писали от руки, на

      пергаменте , гусиными перьями, черными и красными чернилами

    Труд летописца

    • Труд летописца требовал большого напряжения и внимания

    • Писцы работали от рассвета до темноты

    • Чтобы немного отвлечься, они делали приписки на полях:


    Оформление книг

    • Сшитые пергаментные листы помещали между двумя досками, служившими в то время обложкой

    • Обложка была обтянута кожей, нередко украшалась драгоценными камнями, медными вставками


    • Текст летописи состоял из погодных (составленных по годам) записей

    • Каждая запись начинается словами:

    • «В лето такое-то», далее следует сообщение, что случилось в данное «лето» то есть год
    • С тех времен сохранилось выражение «сколько тебе лет?»


    Как писали летописи

    • Записи, относящиеся к одному году, называются статьями

    • Книгу писали в два столбца черными чернилами

    • Заглавные буквы писали киноварью – красной краской

    • Статьи шли подряд, выделяясь лишь красной строкой


    Виды письма летописи

    • Древнерусские книги написаны

      уставом и
    • полууставом

    • Сообщения бывали длинными, развернутыми повестями, а бывали очень короткими:

    • «В лето

      6898 бысть мор во Пскове, яко же не бывал токов; где бо единому выкопали, ту и пятеро и десятеро положиши»
    • «В лето

      6752 не бысть ничтоже»
    • Некоторым статьям летописец давал заглавия

    Первая русская книга

    • «
      Повесть временных лет
      »
      — так называется в исторической науке древнейший из дошедших до нас летописных сводов, озаглавленный следующими словами:

    О чём рассказывает «Повесть»

    • «Повесть временных лет» рассказывает о происхождении Руси, князьях, событиях начального периода русской истории


    Время создания «Повести»

    • Составление «Повести» относится к XI – началу XII веков

    • Этот свод называют также Несторовой летописью, временником

      Нестора , первоначальною летописью
    • Нестор – автор первой редакции «Повести временных лет»


    Авторство летописей

    • Летописание велось по повелению того или иного князя

    • Но летописец всегда писал «вся добраа и недобраа», не приукрашивая действительности

    • Летописцы, за редким исключением, не указывали свои имена


    Роль книг в обществе

    • Летопись была официальным документом

    • Высоко ценились люди, которые могли «говорить» по летописям, то есть хорошо знали их содержание


    Вопросы для повторения

    • Как называются самые древние памятники русской словесности?

    • Как создавались первые русские книги ?
    • Кто был

      автором первой русской летописи и как она называлась ?
    • Каким вы представляете русского летописца, какими качествами он обладал?

    • До наших дней сохранился в речи фразеологический оборот

      «прочитать от доски до доски», «от корки до корки». Как вы объясните его происхождение и что он означает?
    • Какова история происхождения фразеологизма

      «с красной строки»?
    • Хочется ли вам познакомиться с содержанием русских летописей? Чем, они могут заинтересовать современных читателей?


    ЛЕТОПИСИ- на Руси велись с XI по XVIII в. До сер. XVI в., времени

    Ивана Грозного , они были основным видом исторического повествования, лишь с этого времени «уступая первенство другому историографическому жанру — хронографам . Л. составлялись в монастырях, при дворах князей (а потом и царей), в канцеляриях митрополитов. Летописцы почти никогда не были частными лицами, а ыполняли поручение или заказ духовных или светских властителей, отражали интересы определенных групп людей. Именно поэтому Л. нередко противоречили друг другу не только в оценках событий, но и в собственно фактической основе, что создает значительные трудности для исследователей летописания и историков, на основании Л. воссоздающих действительный ход событий.

    По структуре своей древнерусские Л. представляли своды погодных статей, т. е. сообщений о произошедших в каждом году событий.

    Русское летописание имеет длительную историю. При современном уровне знаний пока не удается установить, когда начали вести записи об исторических событиях, сменяя предшествующую форму исторических знаний — устные рассказы, предания и легенды. По мнению большинства ученых, последователей акад. А. А. Шахматова, Л. обретает устойчивую форму и начинает систематически вестись с сер. XI в. Древнейшей из дошедших до нас Л. является

    Повесть временных лет. Уже этот летописный свод нач. XII в. отличает сочетание собственно погодных записей с памятниками иных жанров и даже документами. В Повесть временных лет вставлены тексты договоров с Византией, предания о возникновении Киево-Печерского монастыря, изложение священной истории в форме рассказа “философа”, побуждавшего князя Владимира к принятию христианского вероисповедания, и т. д. Подобный синкретический характер Л. сохранит и позднее в дальнейшем. Особый интерес представляют так называемые летописные повести — сюжетные рассказы о наиболее значительных событиях отечественной истории.

    До настоящего времени сохранилось несколько сотен списков Л. (некоторые Л. известны в нескольких списках, другие — в единственных), и учеными выделено по крайней мере несколько десятков летописных сводов. Сводом является, собственно говоря, каждая Л., так как соединяет в себе — в переработанном, сокращенном или, напротив, дополненном виде — предшествующую Л. и записи о событиях последних лет или десятилетий, принадлежащие самому летописцу. Сводный характер Л. сделал возможным тот путь исследования летописания, который был открыт и развит акад. Шахматовым. Если две или несколько Л. до определенного года совпадают между собой, то из этого следует, что либо одна списана с другой (это встречается редко), либо у них был общий источник, доходящий до этого года. Шахматову и его последователям удалось определить целую цепь летописных сводов, предшествовавших дошедшим до нас Л.

    XIV-XVII вв.: сводов XIV, XV и более ранних веков, вплоть до XI в. Конечно, определение точной даты и места составления сводов носит гипотетический характер, но эти гипотезы, опирающиеся на реально дошедшие до нас тексты и взаимоотношения между ними, позволяют ориентироваться в памятниках, вошедших в издающуюся уже полтораста лет серию — “Полное собрание русских летописей” (ПСРЛ).

    Летописным сводом содержащим изложение древнейшей истории Руси, является Повесть временных лет. Л. южнорусских княжеств XII-XIII вв. дошли до нас в составе Ипатьевской Л. (см. Летопись Ипатьевская ). Летописные своды Ростова Великого, Владимира и Переяславля Суздальского конца XII- нач. XIII в. лучше всего сохранились в составе Лаврентьевской и Радзивиловской Л. (см. Летопись Лаврентьевская , Летопись Радзивиловская ), а также Летописца Переяславля Суздальского. Летописный свод, связанный с митрополитом Киприаном и доведенный до 1408 г.

    , дошел в Троицкой Л., сгоревшей в московском пожаре 1812 г. Ее текст был реконструирован М. Д. Приселковым (Троицкая летопись: Реконструкция текста — М.; Л., 1950).

    Около 1412 г. был создан летописный свод в Твери, отразивший дополненную переработку общерусского летописного свода конца XIV- нач. XV в., близкую к Троицкой Л. Он отразился в Симеоновской Л. (ПСРЛ.- Т. 18) и Рогожском летописце (ПСРЛ.- Т. 15.-Вып. 1). Другим источником Рогожского летописца был Тверской свод 1375 г., отразившийся также в Тверском сборнике XVI в. (ПСРЛ.-Т. 15). Особый интерес представляет общерусский, так называемый Новгородско-Софийский свод, составленный, по-видимому, в 30-х гг. XV в. (часто его определяют как “свод 1448 г.”) и включивший расширенные летописные повести о битве на Калке, нашествии Батыя и отсутствовавшие в Троицкой Л. рассказы о борьбе тверских князей с татарами, пространные редакции повестей о Куликовской битве, повесть о нашествии Тохтамыша,

    “СЛОВО О ЖИТИИ ДМИТРИЯ ДОНСКОГО” и т. д. Свод этот, составленный, по-видимому, при митрополичьей кафедре во время феодальной войны в Москве, соединил общерусское летописание с новгородским. Свод дошел в Софийской I Л. (ПСРЛ.-Т. 5; 2-е изд. не завершено: в 1925 г. вышел только первый выпуск этого тома) и Новгородской IV Л. (Т. 4, вып. 1 и 2; 2-е изд. не завершено).

    Первые памятники московского великокняжеского летописания, дошедшие до нас, сложились не ранее сер. XV в. Летописный свод 1472 г. отразился в Вологодско-Пермской Л. (ПСРЛ.-Т. 26) и Никаноровской Л. (ПСРЛ.- Т. 27). В основе его лежал Новгородско-Софийский свод, отредактированный великокняжеским летописцем (исключившим, в частности, упоминание о новгородских вольностях). Более радикальная переработка предшествующего летописания была произведена великокняжескими сводчиками в конце 70-х гг. XV в.: Новгородско-Софийский свод был соединен со сводом, близким к Троицкой Л. (с цензурной обработкой материала обоих источников), и с др. памятниками. Великокняжеский московский летописный свод 1479 г.

    , отразивший эту переработку, лег в основу всего официального летописания конца XV-XVI в. Он сохранился в не изданном пока списке XVIII в. (в Эрмитажном собрании в РНБ), а его более поздняя редакция, доведенная до 1492 г, издана в 25-м томе ПСРЛ

    Повесть временных лет — Начало древнерусского летописания принято связывать с устойчивым общим текстом, которым начинается подавляющее большинство дошедших до нашего времени летописных сводов. Текст «Повести временных лет» охватывает длительный период — с древнейших времен до начала второго десятилетия XII в. Это один из древнейших летописных сводов, текст которого был сохранен летописной традицией. В разных летописях текст Повести доходит до разных годов: до 1110 г. (Лаврентьевский и близкие ему списки) или до 1118 г. (Ипатьевский и близкие ему списки). Обычно это связывают с неоднократным редактированием Повести. Летопись, которую принято именовать Повестью временных лет, была создана в 1112 г. Нестором — предположительно автором двух известных агиографических произведений — Чтений о Борисе и Глебе и Жития Феодосия Печерского.

    Летописные своды, предшествовавшие Повести временных лет: в составе Новгородской I летописи сохранился текст летописного свода, предшествовавшего Повести временных лет. Повести временных лет предшествовал свод, который предложили назвать Начальным. Исходя из содержания и характера изложения летописи, его было предложено датировать 1096-1099 гг. Он-то и лег в основу Новгородской I летописи. Дальнейшее изучение Начального свода, однако, показало, что и он имел в своей основе какое-то произведение летописного характера. Из этого можно сделать вывод о том, что в основе Начального свода лежала какая-то летопись, составленная между 977 и 1044 гг. Наиболее вероятным в этом промежутке считается 1037 г., под которым в Повести помещена похвала князю Ярославу Владимировичу. Это гипотетическое летописное произведение исследователь предложил назвать Древнейшим сводом. Повествование в нем еще не было разбито на годы и было сюжетным. Годовые даты в него внес Киево-Печерский монах Никои Великий в 70-х годах XI в.

    летопись повествование древнерусский

    Внутренняя структура: «Повести временных лет» состоит из недатированного «введения» и годовых статей разного объема, содержания и происхождения. Эти статьи могут иметь характер:

    • 1) кратких фактографических заметок о том или ином событии;
    • 2) самостоятельной новеллы;
    • 3) части единого повествования, разнесенного по разным годам при хронометрировании первоначального текста, не имевшего погодной сетки;
    • 4) «годовых» статей сложного состава.

    Львовская летопись — летописный свод, охватывающий события с древнейших времен до 1560. Названа по имени издателя Н.А. Львова, выпустившего её в 1792. В основе летописи лежит свод, сходный со 2-и Софийской летописью (в части с кон. XIV в. до 1318) и Ермолинской летописью. В Львовской летописи имеются некоторые оригинальные ростово-суздальские известия) происхождение которых может быть связано с одной из ростовских редакций общерусских митрополичьих сводов.

    Лицевой летописный свод — летописный свод 2-й пол. XVI в. Создание свода длилось с перерывами более 3 десятилетий. Его можно разделить на 3 части: 3 тома хронографа, содержащего изложение всемирной истории от сотворения мира до Х века, летописание «лет старых» (1114-1533) и летописание «лет новых» (1533-1567). В разное время созданием свода руководили выдающиеся государственные деятели (члены Избранной рады, митрополит Макарий, окольничий А.Ф. Адашев, священник Сильвестр, дьяк И.М. Висковатый и др.). В 1570 работы над сводом были прекращены.

    Лаврентьевска летопись — пергаментная рукопись, содержащая копию летописного свода 1305. Текст начинается с «Повести временных лет» и доведён до начала XIV в. В рукописи отсутствуют известия за 898-922, 1263-1283 и 1288-1294. Свод 1305 представлял собой великокняжеский владимирский свод, составленный в период, когда великим князем владимирским был тверской князь. Михаил Ярославич. В основе его лежал свод 1281, дополненный с 1282 летописными известиями. Рукопись была написана монахом Лаврентием в Благовещенском монастыре Нижнего Новгорода или во Владимирском Рождественском монастыре.

    Летописец Переяславля-Суздальского — летописный памятник, сохранившийся в одной рукописи XV в. под названием «Летописец русских царей». Начало Летописца (до 907 года) имеется ещё в одном списке XV в. Но собственно Летописец Переяславля-Суздальского охватывает события 1138-1214. Летопись была составлена в 1216-1219 и является одной из древнейших из числа дошедших до наших дней. В основу Летописца положен Владимирский летописный свод начала XII I века, близкий Радзивилловской летописи. Этот свод был переработан в Переславле-Залесском с привлечением местных и некоторых других известий.

    Летопись Авраамки — общерусский летописный свод; составлен в Смоленске в конце XV в. Название своё получил по имени писца Авраамки, переписавшего (1495) по повелению смоленского епископа Иосифа Солтана большой сборник, в составе которого была и эта летопись. Непосредственным источником Летописи Авраамки послужил Псковский свод, объединявший известия различных летописей (Новгородский 4-й, Новгородский 5-й и др. ). В Летописи Авраамки наиболее интересны статьи 1446 -1469 и юридические статьи (в их числе — Русская Правда), соединённые с Летописью Авраамки.

    Летопись Нестора — написанная во 2-й половине XI — начале XII вв. монахом Киевского пещерного (печерского) монастыря Нестором хроника, исполненная патриотической идей русского единения. Считается ценным историческим памятником средневековой Руси.

    Летописи — это древнерусские писания, в них шло описание событий по годам, описывалась жизнь простых людей и княжеского двора, переписывались правовые документы, церковные тексты. В них охватывались разные периоды для описания. В некоторых описание шло от библейских событий, а в некоторых, начиная от заселения земель славянами. Описывается возникновение государства, принятие христианства. В них описывались все исторические события, произошедшие в Древней Руси. Каждый описанный в них период, конечно же, носит в себе элементы идеологии и пропаганды объединения, описания заслуг князей. Помимо исторических событий идет описание политики государства, уклада жизни славян.
    В отличие от европейских летописей, которые написаны на латинском языке, старорусские летописи написаны на древнерусском языке. Что делало их доступными, так как в Древней Руси было много мужчин и женщин, обученных грамоте, а также было много очень образованных людей.

    Центры летописания в Древней Руси

    В летописи использовали различные методы ведения и написания. Здесь, например, использовали списки. Это переписанные копии древних летописей. Изменения вносили по разным причинам. Если менялся князь, то нужно было прославить деяния, по-новому описать события прошлых лет, внеся изменения, учитывая новые события. Также это делалось для внесения религиозных моментов в написание.

    Также используется понятие «своды» или «сводные летописи». Летописный свод Древней Руси это описание происходящего по хронологии. Описание происходит с точки зрения правящего класса, весь процесс ведения летописей был под контролем власти. Идеология играло важную роль.

    Киево-Печерский монастырь – центр летописания

    Это место всегда было главной святыней и гордостью. Именно здесь жили, облачаясь в иноков, после подстрига, отстраняясь от мирской суеты и жизненных благ, полностью отдав себя делам божьим, многие светлейшие и достойнейшие люди. Это не только святыня, но и сосредоточение просвещения. А позже — главное сосредоточение летописания. Именно в этих стенах длительное время составлялась и записывалась летопись «Повесть временных лет». А инок Нестор, создавший это и целый ряд иных значимых произведений, прожил здесь, сделав немало святых дел, 41 год. Он вместе с другими иноками составил писание о старорусской церкви, описал все важные церковные события и дал описание ее особенностям на Руси. После его кончины нетленное тело перенесено и до сих пор покоится в пещере Лавры.
    Особую роль играет и Выдубецкий монастырь. В стенах Выдубецкой святыни иегумен Матфей занимался ведением Киевского свода, в нем хронолизировал события в период 1118-1198 года. Дал им очень точное описание и раскрытие, без искажения фактов. Это произведение тоже одно из письменных памятников, которое играет важную роль в изучении истории наших предков. Стало логическим продолжением ведения летописи «Повесть временных лет».

    Киевский образец ведения лег в основу создания и применения принципов в написании летописей. Именно здесь основаны правила и методы.

    Как назывались центры летописания в Древней Руси:

    • Новгородский
    • Владимиро-Суздальский
    • Галицко-Волынский

    Новгородский центр летописания

    Новгород был крупнейшим городом с развитой структурой, поэтому стал центром ведения летописей. Описание города можно увидеть в «Повести древних лет» за 859 год. В XI веке Ярослав Мудрый, взойдя на престол, пребывал не в Киеве, 10 лет его двор провел в Новгороде. Все это время город считался фактически столицей Руси.

    Составление началось в XI веке с написания первой Новгородской летописи. Всего их создали четыре, но остальные написаны позднее. В нее были включены:

    • Краткое описание «Русской правды»
    • Краткое описание юридического сборника
    • Описание происходящих событий и процессов

    Здесь также вели своды, вел их посадник Остромир. Но никакой информации о нем история нам не оставила.

    Владимиро-Суздальский центр летописания

    Владимирский храм — место, где занимались ведением летописей, вели работу иноки. Летописные своды, самые ранние из дошедших до нас, их два, составлены с 1177-1193 года, описывают «Летописец Переяславля Русского». В них освещали политику, церковную жизнь, описывали жизнь и основные события при княжеском дворе. Все было представлено и истолковано с точки зрения церкви. Только, в начале XII, летописание стало вестись при княжеском дворе.

    Галицко-Волынский центр летописания

    Для этих земель всегда противостояние княжеской и боярской власти было большой проблемой. Летописи создавались при дворе, поэтому основной идеей при написании была сильная и справедливая княжеская власть, и полная противоположность — боярская. Возможно, летопись писали дружинники. Они описывали события как отдельные фрагменты и описания. Они стояли на стороне княжеской власти, поэтому через летопись проходит идея борьбы с боярами, отрицательное описание их стремления к власти.

    Галицко-Волынская летопись относится к более позднему периоду, примерно к 1201-1291 года. Она вошла в Ипатьевский свод. Уже позднее ее оформили в виде хронологии, до оформления состояла из частей:

    1. Галицкая летопись, составлена в Галиции в 1201-1261 года.
    2. Волынская летопись, составлена на Волыни 1262-1291 года.

    Основная особенность: церковные события и уклад не описывались.

    Первая древнерусская летопись

    Древнейшая русская летопись называлась «Повесть временных лет»». Создана в 12 веке. Это последовательное хронологическое описание событий на территории Руси, место создания — город Киев. Было переделано неустановленное количество раз, но коренных изменений не вносили. Во всяком случае, официально считают такую версию правильной.
    Содержит описания до 1137 года, но берет начало с 852 года. Состоит из большого числа статей разных по характеру. И в каждой идет описание конкретного года. Число статей совпадает с числом описанных лет. Как правило, каждый раздел начинается с фразы в форме: «В лето такое-то» и дальше описания, выдержки из важных документов или в виде сказаний идет описание. Название получило из-за фразы, что фигурирует в начале — «Повесть временных лет».

    Самый древний летописный свод, указанной древнейшей русской летописи, «Повесть временных лет», которому удалось дойти до наших дней, был переписан монахом Лаврентием и датируется XIV веком. Оригинал летописи, к сожалению, утрачен навсегда. Сейчас найдены поздние версии с различными доработками других авторов.
    На данный момент много версий истории летописи. Если верить им, то она закончена в 1037 году, и автором все также является монах Нестор. Ее даже при Несторе переписывали, потому что он внес туда изменения ради добавления христианской идеологии, также были внесены добавки политического характера. Идеология даже в те времена являлась важным инструментом для усиления княжеской власти. В других версиях говорится, что датой создания является 1100 год. Принято считать, что древнейшей русской летописью начала XII в. является «Повесть временных лет».

    Отличительная черта в том, что оно несет в себе структурированное описание событий, не пытается истолковывать их на свой лад. На первом месте стояла Воля Божья, ее существование объясняло многие события. Причинно-следственная связь не была интересна и не отражалась в произведении. Жанр Повести временных лет был открытым, туда могло входить все, что угодно, от различных сказаний до сводок погоды. Летопись имела юридическую силу наравне со сводом официально принятых документов.

    Цель написания первой древнерусской летописи, называемой «Повесть временных лет» — выяснение корней русского народа, философия христианства и описание доблестной княжеской власти. Начинается с рассказа и рассуждения о происхождении и расселении. Русский народ показан как потомок сына Ноя, Иафета. Основа, которой подчинена большая часть, состоит из легенд о правлении Ярослава Мудрого, о войнах и храбрых героях. Концовка состоит из рассказов о сражениях из некрологов князей.
    «Повесть временных лет» — первый важный документ, где была описана история Руси с самого её начала. Она сыграла очень большую роль в дальнейших исторических исследованиях и является очень важным источником знаний о наших предках.

    Древнерусские летописцы

    В наше время информация о летописцах собирается по крупицам. Центрами их написания были, как правило, храмы. Летописцы Древней Руси, имена: Нестор и иегумен Матфей. Это одни из первых летописцев, позднее появились и другие. Первоначально почти везде летописи писались только в храмах, а позднее -при княжеских дворах. К сожалению, о жизни иегумна Матфея ничего не известно, кроме как, что летописанием он занимался в Выдубецком монастыре.

    О Несторе летописце нам известно немногим больше. Еще семнадцатилетним подростком он получил от Феодосия Печерского иноческий сан. Пришел в монастырь уже грамотным и образованным человеком, в Киеве было много учителей, которые могли обучать его. Нестор кроме «Повести временных лет» оставил нам очень много трудов, одно из них: «Жизнеописание Феодосия Печерского», которого он часто видел, будучи послушником. В 1196 году, он был свидетелем разорения Киево-Печерской Лавры. В последних своих трудах он поднимал темы о единении Руси христианством. Смерть настигла летописца в возрасте 65 лет.

    Вывод

    До наших дней только частично дошли летописи, сводные летописи и летописные списки, которые помогают в изучении истории древних славян, политических событий, уклада жизни, как простого народа, так и княжеского двора.

    Традиционно летописями в широком смысле называют исторические сочинения, изложение в которых ведется строго по годам и сопровождается хронографическими (годовыми), часто календарными, а иногда и хронометрическими (часовыми) датами. В узком смысле слова летописями принято называть реально дошедшие до нас летописные тексты, сохранившиеся в одном или нескольких сходных между собой списках. Иногда небольшие по объему летописи — чаще всего узкоместного или хронологически ограниченного характера — называют летописцами (Рогожский летописец, Летописец начала царств и т. п.). Как правило же, под летописью в исследованиях подразумевается комплекс списков, объединяемых в одну редакцию (скажем, Лаврентьевская летопись, Ипатьевская летопись). При этом считается, что в их основе лежит общий предполагаемый источник.

    Летописание велось на Руси с XI по XVII в. Поздние русские летописи (XVI-XVII вв.) существенно отличаются от летописей предшествующего времени. Поэтому работа с ними имеет свою специфику. В то время летописание как особый жанр исторического повествования угасало. Ему на смену приходили иные виды исторических источников: хронографы, Синопсис и т. п. Период сосуществования этих видов источников характеризуется своеобразным размыванием видовых границ. Летописи все больше приобретают черты хронографического (точнее, гранографического) изложения: повествование ведется по «граням» — периодам правления царей и великих князей. В свою очередь, поздние хронографы могут включать в свой состав летописные материалы (иногда целые фрагменты летописей).

    Еще в XIX в. было установлено, что практически все сохранившиеся летописные тексты являются компиляциями, сводами предшествующих летописей.

    Реконструкции текстов сводов — задача сложная и трудоемкая (примерами могут служить реконструкции Древнейшего свода 1036/39 гг., Начального свода 1096/97 гг., I, II и III редакций Повести временных лет, созданные А.А. Шахматовым; академическое издание реконструкции текста Повести временных лет, подготовленное Д.С. Лихачевым). К ним прибегают для того, чтобы прояснить состав и содержание текста гипотетического свода. В основном такие реконструкции имеют иллюстративное значение. Вместе с тем известен случай научной реконструкции М.Д. Присёлковым Троицкой летописи, список которой погиб во время московского пожара 1812 г. Благодаря этой реконструкции Троицкий список был вновь введен в научный оборот. Реконструкции протографов допустимы, как правило, на заключительной стадии источниковедческого исследования, поскольку позволяют конкретнее представить результаты работы над текстами летописных списков. Однако их не принято использовать в качестве исходного материала.

    >При работе с летописными материалами следует помнить о неточности и условности научной терминологии. Это связано, в частности, с «отсутствием четких границ и сложностью истории летописных текстов», с «текучестью» летописных текстов, допускающих «постепенные переходы от текста к тексту без видимых градаций памятников и редакций». Следует различать, идет ли в исследовании речь о летописи как об условной редакции или о конкретном списке; не путать реконструкции летописных протографов с дошедшими до нас текстами списков и т. д.

    Уточнение летописеведческой терминологии — одна из насущных задач летописного источниковедения. До настоящего времени «в изучении летописания употребление терминов крайне неопределенно.

    Одним из самых сложных в летописеведении является понятие авторства. Ведь, как уже отмечалось, почти все известные летописи — результат работы нескольких поколений летописцев.

    Уже поэтому само представление об авторе (или составителе, или редакторе) летописного текста оказывается в значительной степени условным. Каждый из них, прежде чем приступить к описанию событий и процессов, очевидцем или современником которых он был, сначала переписывал один или несколько предшествующих летописных сводов, бывших в его распоряжении.

    По-иному обстояло дело, когда летописец подходил к созданию оригинального, «авторского» текста о современных ему событиях, участником или очевидцем которых он был либо о которых узнавал от свидетелей. Здесь индивидуальный опыт автора или его информаторов мог вступать в противоречие с общественной памятью. Однако этот явный парадокс исчезал, когда в происходящем удавалось различить черты высшего для христианского сознания исторического опыта. Для летописца Священная история — вневременная и постоянно заново переживаемая в реальных, «сегодняшних» событиях ценность. Событие существенно для летописца постольку, поскольку оно, образно говоря, являлось событием.

    Отсюда следовал и способ описания — через прямое или опосредованное цитирование авторитетных (чаще всего сакральных) текстов. Аналогия с уже известными событиями давала летописцу типологию существенного. Именно поэтому тексты источников, на которые опирался летописец, являлись для него и его современников семантическим фондом, из которого оставалось выбрать готовые клише для восприятия, описания и одновременной оценки происходившего. Судя по всему, индивидуальное творчество затрагивало главным образом форму и в гораздо меньшей степени содержание летописного сообщения.

    Замысел должен позволить непротиворечиво объяснить: 1) причины, побуждавшие создавать новые своды и продолжать начатое когда-то изложение; 2) структуру летописного повествования; 3) отбор материала, подлежащего изложению; 4) форму его подачи; 5) подбор источников, на которые опирался летописец.

    Путь выявления замысла — обратный: по анализу содержания текстов, на которые опирался летописец (и общих идей произведений, которые он брал, за основу изложения), по литературным формам, встречающимся в летописи, следует восстановить актуальное для летописца и его потенциальных читателей содержание летописных сообщений, свода в целом, а уже на этом основании пытаться вычленить базовую идею, вызвавшую к жизни данное произведение.

    7. Повесть временных лет: происхождение, авторство, редакции, внутренняя структура. Начало древнерусского летописания принято связывать с устойчивым общим текстом, которым начинается подавляющее большинство дошедших до нашего времени летописных сводов. Текст «Повести временных лет» охватывает длительный период — с древнейших времен до начала второго десятилетия XII в. Это один из древнейших летописных сводов, текст которого был сохранен летописной традицией. В разных летописях текст Повести доходит до разных годов: до 1110 г. (Лаврентьевский и близкие ему списки) или до 1118 г. (Ипатьевский и близкие ему списки). Обычно это связывают с неоднократным редактированием Повести. Сличение обеих редакций привело А.А. Шахматова к выводу, что в Лаврентьевской летописи сохранился текст первой редакции, осуществленной игуменом Выдубицкого монастыря Сильвестром. Текст статей 6618-6626 гг. связывается со второй редакцией Повести временных лет, проведенной, видимо, при старшем сыне Владимира Мономаха новгородском князе Мстиславе. Одновременно указание на то, что автором Повести был какой-то монах Киево-Печерского монастыря, Нестор. По мнению А.А. Шахматова, летопись, которую принято именовать Повестью временных лет, была создана в 1112 г. Нестором – предположительно автором двух известных агиографических произведений — Чтений о Борисе и Глебе и Жития Феодосия Печерского.

    Летописные своды, предшествовавшие Повести временных лет: в составе Новгородской I летописи сохранился текст летописного свода, предшествовавшего Повести временных лет. Повести временных лет предшествовал свод, который А.А. Шахматов предложил назвать Начальным. Исходя из содержания и характера изложения летописи, его было предложено датировать 1096-1099 гг. По мнению исследователя, он-то и лег в основу Новгородской I летописи. Дальнейшее изучение Начального свода, однако, показало, что и он имел в своей основе какое-то произведение (или произведения) летописного характера. Из этого Л.А. Шахматов сделал вывод о том, что в основе Начального свода лежала какая-то летопись, составленная между 977 и 1044 гг. Наиболее вероятным в этом промежутке Л.А. Шахматов считал 1037г., под которым в Повести помещена похвала князю Ярославу Владимировичу. Это гипотетическое летописное произведение исследователь предложил назвать Древнейшим сводом. Повествование в нем еще не было разбито на годы и было сюжетным. Годовые даты (хронологическую сеть) в него внес киево-печерский монах Никои Великий в 70-х годах XI в.

    M.П. Тихомиров обратил внимание на то, что в Повести лучше отражено время правления Святослава Игоревича, нежели Владимира Святославича и Ярослава Владимировича. На основапии сравнительного изучения Повести и Новгородской I летописи ученый пришел к выводу, что Повесть базировалась на монотематической Повести о начале Русской земли, рассказывавшей об основании Киева и первых киевских князьях.

    Д.С. Лихачев полагает, что Начальному своду предшествовало Сказание о первоначальном распространении христианства на Русы. Это был монотематический рассказ, составленный в начале 10-х гг. XI в. В Сказание входили: сказания о крещении и кончине княгини Ольги; о первых русских мучениках варягах-христианах; о крещении Руси; о Борисе и Глебе иПохвала князю Ярославу Владимировичу.

    Л.В. Черепнин, Сопоставив текст Повести с похвалой князю Владимиру Иакова Мниха, пришел к выводу, что в основе последней лежал свод 996 г. Этот текст опирался на краткие летописные заметки, которые велись при Десятинной церкви в Киеве. Было также высказано предположение, что к составлению свода Десятинной церкви причастен Анастас Корсунянин.

    Новгородские своды XI в.: вместе с Киево-Печерским сводом 1074 г. (так называемый свод Никона) он лег в основу Начального свода. В основе новгородского свода третьей четверти XI в., как полагал А.А. Шахматов, лежали Древнейший киевский свод 1037 г. и какая-то более ранняя новгородская летопись 1017 г., составленная при новгородском епископе Иоакиме.

    Б.А. Рыбаков связывал составление такого свода с именем новгородского посадника Остромира (1054-1059 гг. ). По мнению исследователя, это была светская летопись, обосновывавшая самостоятельность Новгорода, его независимость от Киева.

    Устные источники в составе Повести временных лет: под 1096 г. летописец упоминает новгородца Гюряту Роговича, рассказавшего ему югорскую легенду о народах, живущих на краю земли в «полунощных странах».

    Иностранные источники Повести временных лет: Значительную часть их составляют зарубежные хроники, прежде всего греческие. Наиболее многочисленны заимствования из перевода Хроники Георгия Амартола. Сама Хроника была создана около 867 г. и охватывала всемирную историю от Адама до смерти византийкого императора Феофила (812 г.). Из Хроники были заимствованы сведения, связанные с историей славян, и прежде всего с первыми походами Руси на Константинополь.

    Другим важным источником Повести стал Летописец константинопольского патриарха Никифора (806-815 гг.), который содержал хронологический перечень важнейших событий всемирной истории, доведенный до года смерти автора (829 г. ). Еще одним важным источником Повести, по мнению А.А. Шахматова, поддержанному рядом исследователей, стал какой-то не дошедший до нашего времени Хронограф особого состава. В него входили фрагменты уже упоминавшейся Хроники Георгия Амартола, а также греческих хроник Иоанна Малалы, Хроника Георгия Синкелла и Пасхальная хроника.

    Использовался в Повести и текст еврейского хронографа Книга Иосиппон, составленного в южной Италии в середине X в. В основе — латинский перевод «Иудейских древностей»и пересказ «Иудейской войны» Иосифа Флавия. Основным источником образных представлений первых русских летописцев были произведения сакрального характера, прежде всего Священное писание.

    Для составления летописей широко привлекалась и апокрифическая литература, которая в XI-XII вв. бытовала наряду с богослужебными книгами. Использовалось составителем Повести и Житие Василия Нового — греческое агиографическое произведение.

    Внутренняя структура: ПВЛ состоит из недатированного «введения» и годовых статей разного объема, содержания и происхождения. Эти статьи могут иметь характер 1) кратких фактографических заметок о том или ином событии, 2) самостоятельной новеллы, 3) части единого повествования, разнесенного по разным годам при хронометрировании первоначального текста, не имевшего погодной сетки, и 4) «годовых» статей сложного состава.

    8. Летописание 12-15 век. Основные центры, особенности содержания летописей.

    Местное летописание XII-XIII вв. Южнорусское летописание Источниками изучения южнорусского летописания XII-XIII вв. служат, в первую очередь, Ипатьевский (начало XV в.), близкие ему Хлебниковский (XVI в.), Погодинский (XVII в.), Ермолаевский (конец XVII — начало XVIII в.) и другие списки, а также списки Воскресенской и основной редакции Софийской I летописей. В ХII-ХIII вв. на юге Руси летописание систематически велось лишь в Киеве и Переяславле Южном. В Чернигове же существовали только семейные княжеские летописцы.

    К и е в с к о е летописание, с одной стороны, как будто продолжало традицию Повести временных лет. С другой — утратило общегосударственный характер и превратилось в семейную летопись киевских князей. Оно велось непрерывно в течение всего XII в.

    Летописание Северо-Востока Источники изучения летописания русского Северо-Востока за XII-XIII вв. включают Радзивиловский (конец XV в.) и Московский Академический (XV в.) списки, восходящие к общему протографу (Радзивиловская летопись), Летописец Переяславля Суздальского (список 60-х годов XV в.) и Лаврентьевский список 1377 г. По мнению М.Д. Присёлкова, центральной идеей этого (великокняжеский Владимирский свод 1281 г.) свода было доказательство приоритета Владимира «среди союзных феодальных русских княжеств (в противовес галицкому своду конца XIII в.).

    Владимиро-Суздалъское летописание как самостоятельная ветвь берет свое начало с 1158 г., когда во Владимире-на-Клязьме начали нестись непрерывные местные записи при дворе Андрея Боголюбского. В 1177 г. они были объединены с отдельными летописными заметками Юрия Долгорукого в великокняжеский свод, опиравшийся, кроме того, на епископский южнорусский (переяславский) Летописец. Продолжением его стал летописный свод 1193 г., включивший также материалы княжеского Летописца Переяславля Южного. В 1212 г. на его основе был создан лицевой свод (т. е. украшенный миниатюрами, копии которых ныне можно видеть в Радзивиловском списке) великого князя Владимирского. До этого момента летописание, вероятно, велось при владимирском Успенском соборе. Затем летописный свод приобрел светские черты, что связывают с ухудшением отношений владимирского князя Юрия с епископом Иваном. Скорее всего, составление свода 1212 г. было поручено человеку, близкому великому князю. В дальнейшем вследствие монгольского нашествия и разорения Владимира собственно Владимирское летописание затухает.

    Ростовское летописание продолжило традиции владимирских великокняжеских сводов. Здесь уже в начале XIII в. был создан местный княжеский летописец, во многом сходный с владимирским. В 1239 г. появилось продолжение великокняжеского Владимирского свода, побравшего и известия Ростовского свода 1207г.

    В основу северо-восточной летописной традиции была положена идея о переходе центра Русской земли из Киева по Владимир-на-Клязьме.

    Новгородское летописание Источниками изучения новгородского летописания XII-XIII вв. служат Синодальный список (XIII — первая треть XIV в.) Новгородской первой летописи (старший извод), а также списки Комиссионный (XV в.), Академический (вторая половина XV и.) и Троицкий (вторая половина XV в.), объединяемые в ее младший извод. Их анализ позволяет установить, что в Новгороде с середины XI в. летописная традиция не прерывалась вплоть до XVI в.

    История летописания Новгорода Великого. Около 1136 г., по-видимому, в связи с изгнанием из Новгорода князя Всеволода, по указанию епископа Нифонта был создан Софийский владычный свод, переработавший новгородскую княжескую летопись, которая велась с середины XI в. Еще одним источником служил также киевский Начальный свод 1096 г., легший в основу новгородского летописания. Возможно, в создании первого владычного свода участвовал известный клирик Новгородской Софии Кирик. В начале XIII в. появился новый владычный свод. Его создание было как-то связано с падением Константинополя в 1204 г. vВо всяком случае, завершался он рассказом о взятии византийской столицы крестоносцами.

    К XIV в. относятся первые летописи, претендующие на освещение истории всех Русских земель (хотя на самом деле в них отображались, как правило, лишь события, происходившие и Северо-Восточной Руси). Источниками для изучения зарождения общерусского летописания служат прежде всего Лаврентьевская и Троицкая летописи.

    В связи с тем что в 1305 г. великим князем владимирским стал тверской князь Михаил Ярославич, центр великокняжеского летописания переместился в Тверь, где, вероятно, еще в конце XIII в. начинают вестись летописные записи. Создание здесь великокняжеского свода начала XIV п. совпало с усвоением Михаилом Ярославичем нового титула — «великий князь всея Руси».

    Как общерусский, свод включил не только местные, но и новгородские, рязанские, смоленские, южнорусские известия и имел явную антиордынскую направленность. Свод 1305 г, стал основным источником Лаврентьевской летописи. С переходом ярлыка па великое княжение в руки Ивана Калиты зародившаяся в Твери традиция общерусского летописания переходит в Москву. Здесь приблизительно в 1389 г. был создан Летописец великий русский. Анализ его показывает, что при князе Юрии Даниловиче в Москве, видимо, летописных записей не велось. Отдельные фрагменты подобной работы (семейная хроника) отмечаются при московском княжеском дворе только с 1317 г. Чуть позднее, с 1327 г. летописание начало вестись при митрополичьей кафедре, перенесенной за год до того в Москву. Судя по всему, с 1327 г. здесь непрерывно ведется единая летопись.

    Скорее всего, летописание в тот период велось при митрополичьем дворе. На это указывает характер годовых записей: летописец гораздо внимательнее относится к переменам на митрополичьем престоле, а не на великокняжеском. Впрочем, это вполне объяснимо. Не будем забывать, что именно митрополиты, а не великие князья традиционно имели в то время в своей титулатуре упоминание «всея Руси», которая им (хотя бы номинально) подчинялась. Тем не менее появившийся свод был не собственно митрополичьим, а великокняжеско-митрополичьим. Этот свод (по датировке А.А. Шахматова — 1390 г.), вероятно, и получил название Летописец великий русский. Следует, однако, отметить, что кругозор составителей нового свода был необыкновенно узким. Московский летописец видел значительно меньше, чем составители тверских великокняжеских сводов. Впрочем, по мнению Я.С. Лурье, так называемый Летописец великий русский по своему происхождению мог быть и тверским.

    Следующий этап развития общерусского летописания в существовавших самостоятельных землях и княжествах был связан с усилением роли и влияния митрополита «всея Руси». Таков был итог длительного противостояния московского великого князя и церкви в годы правления Дмитрия Ивановича Донского. С именем митрополита Киприана связывают идею создания нового летописного свода. Он включал историю русских земель, входивших в русскую митрополию, с древнейших времен. В него должны были войти, по возможности, материалы всех местных летописных традиций, в том числе отдельные летописные записи по истории Великого княжества Литовского. Первым общерусским митрополичьим сводом стала так называемая Троицкая летопись 1408 г., отразившаяся преимущественно в Симеоновском списке.

    После нашествия Едигея и в связи с последовавшей затем, борьбой за московский престол между наследниками Дмитрия Донского центр общерусского летописания вновь переместился в Тверь. В результате усиления Твери в 30-х годах XV в. (по последней датировке Я.С. Лурье — в 1412 г.) здесь появилась новая редакция свода 1408 г., непосредственно отразившаяся в Рогожском летописце, Никоновской и (опосредованно) Симеоновской летописях. Важным этапом в становлении общерусского летописания стало составление свода, который лег в основу большой группы летописных списков, объединяемых в Софийскую I и Новгородскую IV летописи. Расчет годов, помещенный под 6888 (1380) г., позволил Л.Л. Шахматову определить дату его создания как 1448 г. Составитель свода 1448 г. отразил изменившийся кругозор читателя своего времени. Под его пером достаточно четко оформилась идея необходимости объединения московских земель с Ростовом, Суздалем, Тверью и Новгородом Великим для совместной борьбы с «погаными». Летописец «впервые поставил этот вопрос не с узкомосковской (или тверской), а с общерусской точки зрения (использовав в этом случае и южнорусское летописание).

    Свод 1448 г. не дошел до нас в первоначальном виде. Возможно, это связано с тем, что он поневоле, в силу времени своего создания, имел компромиссный характер, подчас парадоксально объединяя московскую, тверскую и суздальскую точки зрения.

    Тем не менее он лег в основу почти всех русских летописей последующего периода (прежде всего, Софийской I и Новгородской IV), так или иначе перерабатывавших его.

    Нестор Летописец — Первый русский историк :: Русская Идея

    27.10.1114 (9.11). — Память прп. Нестора Летописца

    Первый русский историк

    Нестор Летописец Печерский (ок. 1056–1114), составитель «Повести временных лет». Родился в Киеве, в семнадцать лет поступил в Киево-Печерскую обитель послушником. Принял его сам основатель монастыря прп. Феодосий Печерский. Чистотою своей жизни, молитвою и усердием юный подвижник превзошел вскоре даже самых известных печерских старцев. По пострижении в монашество он был удостоен сана иеродиакона. Основным его послушанием в монастыре стало книжное дело.

    Главным подвигом жизни преподобного Нестора было составление к 1112–1113 гг. «Повести временных лет» – записей по годам замечательных событий из жизни Руси до 1111 г.: «Се повести временных лет, откуда есть пошла Русская земля, кто в Киеве нача первее княжити и откуда Русская земля стала есть».

    Прп. Нестор начинает повествование с библейских основ всемiрной истории, тем самым, подобно св. митрополиту Илариону с его «Словом о Законе и Благодати», включая бытие православной Руси в общемiровые духовные координаты истории. Затем Летописец излагает главные события в истории становления Русской Церкви. Он говорит о первом упоминании русского народа в церковных источниках – в 866 г., при Патриархе Константинопольском Фотии; повествует о создании славянской грамоты святыми равноапостольными Кириллом и Мефодием, о призвании на княжение Рюрика, о Крещении святой равноапостольной Ольги в Константинополе. Летопись преподобного Нестора сохранила нам рассказ о первом православном храме в Киеве (945 г.) об исповедническом подвиге святых варягов-мучеников (983 г.), о «испытании вер» святым равноапостольным Владимiром (986 г.) и Крещении Руси (988 г.). Первому русскому церковному историку обязаны мы сведениями о первых митрополитах Русской Церкви, о возникновении Печерской обители, о ее основателях и подвижниках.

    Помимо «Повести временных лет» прп. Нестором написано житие первых русских святых – страстотерпцев Бориса и Глеба, житие прп. Феодосия Печерского – основоположника монастырской жизни на Руси, сказания о первых печерских подвижниках и многое другое.

    Преподобный Нестор скончался около 1114 г., завещав печерским инокам-летописцам продолжение своего великого труда. Его преемниками в летописании стали игумен Сильвестр, придавший современный вид «Повести временных лет», игумен Моисей Выдубицкий, продливший ее до 1200 г., наконец, игумен Лаврентий, написавший в 1377 г. древнейший из дошедших до нас списков, сохранивших «Повесть» преподобного Нестора («Лаврентьевскую летопись»). Наследником агиографической традиции печерского подвижника стал святитель Симон, епископ Владимiрский, спасатель «Киево-Печерского Патерика».

    Разумеется, прп. Нестор при написании своих летописей пользовался летописными источниками предшественников, которые частично известны, но большей частью ныне считаются утраченными. Однако для прп. Нестора очень важно духовное осмысление описываемых событий – он первый русский историк, заложивший нравственную основу нашей православной историографии и литературы, с их коренным отличием от всех других: не превозносить свой народ, замалчивая или приукрашивая его грехи, а мерить его бытие отношением к правде Божией, с обличением всех уклонений от нее, которые и становятся причиной наших поражений и смут. (Этот принцип положен и в основу материалов в нашем календаре «Святая Русь»)

    Св. мощи прп. Нестора покоятся в пещерах Киево-Печерского монастыря. Память прп. Нестору отмечается 27 октября/9 ноября, 28 сентября/11 октября и во 2-ю неделю Великого поста.

    + + +

    В ноябре 2013 года в Киеве отмечают 900-летие завершения прп. Летописцем Нестором «Повести временных лет». Самостийные националисты не могут игнорировать величайшее значение этого первого русского историка, однако называют его «украинским». Интересно, осмелятся ли они «украинизировать» текст летописи и совершить в тексте тот же подлог, который произвели с текстами Гоголя: заменить слова «русская земля» на «украинскую»: «откуда есть пошла Украиньска земля»?..

    Авторы трудов по истории в календаре «Святая Русь»:
    27.10.1114 (9.11). — Память прп. Нестора Летописца
    15.07.1750 (28.07). — Умер Василий Никитич Татищев, автор «Истории Российской с древнейших времен»
    4.04.1765 (17.04). — Умер Михаил Васильевич Ломоносов, основатель русской науки
    12.12.1790 (25.12). — Умер историк кн. Михаил Михайлович Щербатов, автор «Истории Российской от древнейших времен»
    22.05.1826 (4.06). — Умер писатель, историк Николай Михайлович Карамзин
    26. 03.1839 (8.04). — Умер Юрий Иванович Венелин, первый русский славист
    7.12.1860 (20.12). – Умер писатель, историк, Константин Сергеевич Аксаков
    19.03.1876 (1.04). — Умер Юрий Федорович Самарин – один из крупнейших славянофилов
    4.10.1879 (17.10). — Умер историк Сергей Михайлович Соловьев, автор 29-томной «Истории России с древнейших времен»
    7.04.1885 (20.04). — Умер историк Николай Иванович Костомаров
    7.11.1885 (20.11). — Умер идеолог панславизма Николай Яковлевич Данилевский
    12.11.1891 (25.11). – Умер философ и писатель Константин Николаевич Леонтьев
    31.12.1908 (13.01.1909). — Умер историк, археолог Иван Егорович Забелин
    12.05.1911 (25.05). — Умер историк Василий Осипович Ключевский
    15.02.1920. — Скончался историк Дмитрий Иванович Иловайский
    16.10.1923. — Умер мыслитель Лев Александрович Тихомиров
    17.02.1925. — Умер в эмиграции академик-византолог Никодим Павлович Кондаков
    7.04.1934. — Умер в эмиграции историк Евгений Францевич Шмурло
    1. 09.1951. — Умер в Нью-Йорке церковный писатель, историк и публицист Георгий Петрович Федотов
    24.04.1953. — Умер в Уругвае эмигрантский публицист Иван Лукьянович Солоневич
    10.09.1960. — Умер в Париже историк Церкви Антон Владимірович Карташев
    26.11.1975. — Скончался в США архимандрит Константин (Зайцев), автор религиозных и исторических трудов


     

    « Предыдущая запись Следующая запись »

    Источники и история: русские летописи


    Лицевой летописный свод. Хронограф. Относится ко второй половине XVI века. Создан в Москве. Материалы: бумага, чернила, киноварь, темпера; переплет – кожа 44,2×31,5 Поступил в 1827 году. Манускрипт представляет собой часть Лицевого летописного свода, который был создан по заказу царя Ивана Грозного во второй половине XVI века. Долгое время находился в царском книгохранилище, а в 1683 году был передан в Мастерскую палату и вскоре разделен на части, каждая из которых имела свою судьбу. Сведения о Лицевом Хронографе прослеживаются в каталогах библиотеки Печатного двора (1727 и около 1775). В 1786 году этот же том фигурировал в описи книг Типографской библиотеки, предназначенных для передачи в Синодальную библиотеку. В начале XIX века том принадлежал греческому дворянину Зою Павловичу Зосиме, крупному коммерсанту и благотворителю. РНБ инв. ОСРК. F. IV.151



    Но знаешь сам: бессмысленная чернь
    Изменчива, мятежна, суеверна,
    Легко пустой надежде предана,
    Мгновенному внушению послушна…
    А.С. Пушкин. Борис Годунов.

    «На скользком крыльце количество культурных людей резко сокращается!»
    Пензенская газета. «Наш город».

    Историческая наука против лженауки. В последнее время стало появляться все больше и больше материалов, которые, как бы это помягче сказать, не то чтобы берут под сомнение целые эпохи современной истории, но и попросту переворачивают их с ног на голову. И если сомневаться в исторических реалиях и можно и должно, то всякие там «перевороты» требуют очень серьезной основы. Кавалерийским наскоком тут ничего не решить. Поэтому стоит, наверное, сначала познакомить читателей «ВО» с тем фундаментом, на котором как раз и выстроено здание отечественной истории, с тем, чтобы на этой основе интересующиеся данной темой посетители нашего сайта могли бы рассуждать о сути вопроса с большей уверенностью на основе знаний, а не фантазий, почерпнутых неведомо откуда.

    Начнем с летописей, поскольку эти письменные источники содержат главный объем информации о нашем прошлом, который никакие артефакты не заменят. Так вот, что же такое эти самые летописи, сколько их и что они собой представляют? А то ведь некоторые из тех, кто ничтоже сумняшеся пишет здесь об этом, ведут речь о двух-трех (!) документах, да вдобавок еще и подделанных.

    Итак, летописи — это сочинения XI—XVIII веков, рассказывающие о событиях, имевших место в тот или иной год, то есть по «летам». Летописи велись и в Киевской Руси, и во многих сопредельных ей землях и княжествах, Великом княжестве Литовском, а затем и Русском государстве. Их можно сравнить с западноевропейскими анналами и хрониками как по характеру и стилю изложения, так и по их содержанию.

    Летопись велась по годам. Отсюда ее «погодный характер», в силу чего они обычно начинались словами: «Въ лѣто…» («В год…»), что и дало летописям их название. Количество сохранившихся до нашего времени летописных документов очень велико и составляет порядка 5000 единиц! Это, кстати, информация для тех, кто пишет, что летописи при Петре Первом жгли. Жгли? Жгли, жгли, а… 5000 томов все-таки осталось? Дров не хватило или «пожарники» на сторону их продали, а сами бражничать в кабак пошли?! Так при Петре с этим было строго! За неисполнение царского указа рвали ноздри, били кнутом и угоняли в Даурию дикую…

    Здесь следует немного прерваться и, как об этом любят заявлять адепты «фолкистории», включить логику. Представим на минуту, что те же немецкие историки, «которым Ломоносов морды бил», собрали все эти летописи воедино и решились бы их подделать. Вспомним, сколько их было, что они плохо владели русским языком — и что же получается? С 1724 по 1765 год (год смерти Ломоносова) иностранных академиков у нас было… 14 человек. И не все они были историками. А теперь разделим 5000 на 14 (пусть уж) и получим 357 на каждого. Представим себе объем переписывания – на основе того, что до нас дошло и получим… год каторжного труда над каждым фолиантом. А ведь они еще и другими делами занимались, на балы ездили, кляузы на Ломоносова писали, а когда и пьяными валялись, не без этого, время такое было. Но все же многовато, не так ли? Им и трех бы жизней не хватило все это переписать!

    Правда, потом понаехало еще немцев. И к 1839 году их стало… 34 (всего по списку), хотя понятно, что те прежние уже умерли, но сколько-то ведь они успели… «переписать». А эти продолжили, не так ли? Но даже и в этом случае по 147 летописей на брата это уже явный перебор! И ведь никому этого каверзного дела они доверить не могли. У русского же по пьяни, что на уме, то и на языке. Кто-нибудь бы да проболтался обязательно. И не один! А уж тогдашние патриоты не замедлили бы о том донести куда надо – «Слово и дело государевы!» крикнули бы тут же, а там и застенок, и плети, и дыба, весь тайный умысел сразу бы раскрылся. Ведь чем меньше чужих, тем своим достается больше. Так и Ломоносов, безусловно, думал. Недаром каждой императрице оды хвалебные писал на восшествие. Понимал правила игры! Умел подольститься…

    И опять же дело ведь было не в том, чтобы просто их переписать, а еще и исказить России во вред, а это требовало немалых знаний и фантазии, и общего плана работы на сотни лет вперед. Есть и еще один важный вопрос: зачем их вообще переписывать или что-то в них менять? Людям с психологией того времени, презиравшим большинство россиян. Менять их историю? Зачем? Разве мы изменяем историю папуасам? «Хватит и того, что мы несем им нашу европейскую культуру!» Вот и все, о чем в то время могли думать Миллер, Шлёцер и другие, и… не более того. Так, что перед нами типичная «теория заговора», то есть очередная глупость, не более.


    Академический список Новгородской первой летописи, 1440-е годы, начало текста «Русской правды». Греков Б.Д. Правда Русская. Т. III. 1963. Подделку старинных документов затрудняет еще и их рукописный характер. При том же Ломоносове еще писали гусиными перьями, но… такой шрифт, как устав и полуустав, уже не применяли. Ими очень трудно писать, и много страниц за день не напишешь – рука отвалится. Летописцам спешить было-то ведь некуда, а тут нужно было поторапливаться…


    Кстати, вот хороший пример того, как надо знать язык, чтобы добиться поставленной цели. В 1944 году во время наступления в Арденнах впереди германских войск действовали группы диверсантов, одетых в военную форму союзников и знавших английский язык. На чем они попались и из-за чего эта операция сорвалась? На военной заправке один из них, представляясь американцам, попросил «петролеум», хотя должен был спросить «гэс». И он правильное слово использовал, но… не знал, что янки так не говорят. А тут летописи, полные церковнославянских и древнерусских слов и диалектизмов! Русский-то язык они выучить толком не смогли, а древнерусский освоили в совершенстве?! Со всеми его семантическими тонкостями, знанием древней истории (которую никто уже и не знал!), словом, полагать такое – полный бред или специальное измышление, рассчитанное на людей глубоко невежественных или с дефективной психикой. Впрочем, у нас, как, впрочем, и везде, в других странах, всегда было много и тех, и других! Пушкин-то свои бессмертные строки (см. эпиграф) не зря написал, ох как не зря!

    Но это количественный показатель. И в дальнейшем мы обратимся и к содержательной стороне вопроса «о переписывании», а пока отметим, что большинство летописей в оригинальном виде до нас не дошло. Зато известны их копии – так называемые «списки» (от слова списывать), сделанные позднее, уже в XIII–XIX веках. Древнейшие летописи XI–XII веков известны именно в списках. Последние классифицируются учеными по видам (то есть редакциям) – изводам. Нередко в текстах летописей встречаются соединения из нескольких источников, что наводит на мысль о том, что дошедшие до нас летописные материалы – это не что иное, как сборники разнообразных источников, из которых самые ранние не сохранились. Эту мысль впервые высказал П. М. Строев (1796-1876), русский историк, действительный член Петербургской академии наук, и сегодня таково и общепринятое мнение историков. То есть большинство летописей – это своды ранее существовавших текстов, и именно так к ним и следует относиться.

    Летописные тексты относятся к трем основным типам. Это синхронные записи по годам, «хроники» ретроспективного характера, то есть рассказы о событиях прошлого, и летописные своды.

    Самыми древними рукописными текстами летописей считаются пергаментные «Летописец вскоре патриарха Никифора» (последней четверти XIII века), затем идет Синодальный список Новгородской первой летописи старшего извода (относящийся ко второй половине XIII века, и затем ко второй четверти XIV века), так называемая Лаврентьевская летопись (1377) и несколько более поздняя Ипатьевская летопись (1420-е годы).


    2-я Псковская летопись. Факсимильная копия первого листа «Синодального списка», датируемого концом XV века. Вступление псковского летописца и фрагмент «Начальной Летописи» – лето 6362 от сотворения мира, основание Киева. Синодальный список Псковской второй летописи, середина 1480-х годов – ПСРЛ, Т.5


    Летописи содержат огромный материал. Это исторические факты, и примеры из библейской, а также античной истории и истории соседствовавшей с нами Византии, «жития» «повести», «слова», а также тексты агиографического характера, сказания, послания, и даже тексты документов. В частности, это международные договоры и различные правовые акты. Литературные произведения также весьма часто использовались в летописях, подменяя собой исторические источники. Так среди них нам известны: «Поучение Владимира Мономаха», «Сказание о Мамаевом побоище», «Хожение за три моря» купца Афанасия Никитина и др. Понятно, что взгляды летописцев не имели ничего общего с нашим сегодняшним взглядом на вещи. В них очень мало сведений об отношениях экономического характера, зато много внимания уделено деянием князей и царей, а также их окружению, деятельности церковных иерархов, и, разумеется, войнам. О простых людей так фактически ничего нет. Народ в летописях обычно «безмолвствует».

    Лаврентьевская летопись, оборот 81-го листа. Часть поучения Владимира Мономаха с описанием его военных походов. Сайт Российской национальной библиотеки


    Интересно, что у большинства известных нам русских летописей их названия носят условный характер, и не соответствуют их собственным названиям. Почему так получилось? Ну, конечно, не из-за происков каких-то мифических заговорщиков, а в ранний период их изучения, когда названия давались им в зависимости от их происхождения, мест хранения, и даже принадлежности какому-то лицу. Также условна и нумерация в наименовании некоторых летописей. Например, Новгородские первая — пятая, Софийские первая и вторая, Псковские первая — третья. Она никак не связана со временем их написания, увы, это так, а исключительно с порядком публикации или иными привходящими обстоятельствами. Да ведь если подумать, то при наличии 5000 документов по-другому просто не могло быть. Ввести все эти тонные документов в научный оборот это настоящий подвиг служения науке, который, кстати говоря, все еще продолжается.

    Другим интересным фактом, характеризующим русские летописи, является их анонимность. Летописцы очень редко вписывали в текст какие-либо сведения о себе, а если и позволяли персонифицированные вольности, то лишь для того, чтобы подчеркнуть, что люди они простые, не книжные, то есть… «передавать все будут без прикрас. Все как есть!» С другой стороны, составители летописных текстов часто ссылаются в качестве источника информации на самих себя: «прииде сам и видел, и слышал», либо знакомых «самовидцев», которым, случалось, видеть и «полк Божий на воздусях», и разные другие подобные этому чудеса.

    Интересно, что большая часть современных исследователей, связывает цели написания летописей с… борьбой за власть. Ведь в силу своей уникальности никакого влияния на общество они оказать не могли. Но это был документ, который могли читать князья и тем самым получать информационное преимущество над теми, кто… их не читал! В частности, об этом писали М. Д. Присёлков, а Д. С. Лихачёв, В. Г. Мирзоев и А. Ф. Килунов в свою очередь писали о том, что русское летописания имело образовательные задачи, что это своего рода публицистика, оформленная в виде исторического сочинения. Но этому взгляду противоречат погодные записи, так что существует и такое мнение, что летопись могла иметь функцию еще и юридического документа, поскольку фиксировала те правовые прецеденты, на которые затем ссылались, да-да, представители правящей династии. То есть ориентировались они уже тогда не столько на настоящее, но и на будущее.

    А вот И. Н. Данилевский считал, что со второй половины XI века летописи приобрели функцию «книг жизни», и должны были фигурировать на Страшном суде как «доказательства» праведности или неправедности власть предержащих. На это, правда, косвенным образом, указывают и сообщения о знамениях, то есть стихийных явлениях, с помощью которых Бог выражает свое одобрение либо порицание происходящим событиям. В любом случае поскольку грамотность была уделом немногих, письменное слово имело куда большее значение по сравнению с устным не только в обыденной жизни, но также и перед Богом. Отсюда, кстати, и множественность летописей. Многие властители стремились иметь собственные летописи, чтобы… «оправдаться ими» на Божьем суде.

    Очень важно подчеркнуть, что в основе всех летописей древнерусского периода лежит древнерусский извод церковнославянского языка, включающий, однако, множество заимствований из древнерусского разговорного языка и делового. Этим он отличаются от сугубо религиозных текстов. Но кроме этих двух стилистических особенностей в летописях имеются и значительные диалектические отличия. То есть характерные языковые особенности в лексике, фонетике, указывают нам на регион написания тех или иных летописных сочинений. Грамматика и синтаксис труднее поддаются локализации, но, тем не менее, и эти особенности речи фиксируются и помогают в атрибуции сочинений. А вот белорусско-литовские летописи написаны на западнорусском письменном языке, который тоже надо было знать, но который в центральных районах России был малоизвестен.

    А теперь в свете этих фактов, давайте еще раз вернемся к злополучным немцам-фальсификатором, «переписавшим» все наши летописи. Оказывается, плохо говорившие на языке Ломоносова немцы, на самом деле до тонкостей знали семантику и морфологию и древнерусского, и церковнославянского языка, да к тому же еще и все местные диалектизмы. Это уже за гранью здравого смысла вообще, и говорит о полном невежестве тех, кто подобное утверждает.


    Летописный сборник, названный Патриаршей или Никоновской летописью. ПСРЛ. Т. 9


    Как проходило создание древних русских летописей рассмотрел А. А. Шахматов. По его мнению, в начале существовал Древнейший свод, который был составлен где-то около 1039 года в Киеве. Затем в 1073 году его продолжил и дополнил иеромонах Киево-Печерского монастыря Никон Печерский. На его основе появился Начальный свод с предполагаемым оригинальным названием — «Временьник, иже нарицаеться летописание Русьскых князь и земля Русьская…», а уже затем была написана и «Повесть временных лет», дополненная отрывками из византийских хроник и русско-византийскими договорами. Ну, а самая первая редакция «Повести…» за авторством монаха Киево-Печерского монастыря Нестора появилась около 1113 года. За ней последовала Сильвестровская или Вторая редакция, попавшая в Лаврентьевскую летопись. В 1118 году появилась Третья редакция, сохранившаяся в Ипатьевской летописи. Ну, а затем куда только отрывки из этих летописных сводов не вставляли.

    Считается, что изначально погодные записи были очень короткими – «В лето… не бысть ничего». И в них отсутствовали какие бы то ни было сложные нарративные конструкции. Но со временем они дополнялись и изменялись в лучшую сторону. Например, в рассказе о Ледовом побоище Новгородской 1-й летописи младшего извода по сравнению с рассказом Новгородской 1-й летописи старшего извода внесено изменение, количество убитых немцев стало «500», а до того было «400»! Ну, явная работа Миллера и других немецких историков, направленная на умаление нашей славной истории!

    Как здесь уже отмечалось, летописей много. Например, есть множество местных летописей XII—XIV веков, содержащие… события в самых различных мелких княжествах и отдельных землях. Крупнейшими центрами летописания являлись Новгород, Псков, а также Ростов, Тверь и Москва. Рождение и смерти князей, выборы посадников и тысяцких, битвы и походы, церковные уставления и смерти епископов, игуменов, строительство церквей и монастырей, недород, мор, удивительные явления природы – все попало в эти списки.

    Теперь давайте поближе познакомимся с летописным материалом отдельных регионов. Начнем с киевских и галицко-волынских летописей. В Киеве летописи вели монахи Печерского и Выдубицкого монастырей, и при дворе правящего князя.

    Именно в Выдубецком монастыре была написана и Киевская летопись, которая датируется 1198 годом. По мнению историка В. Т. Пашуто, киевское летописание продолжалось до 1238 года.

    В Галиче и Владимире-Волынском летописание велось с XIII века велось дворах князей и местном епископате. В 1198 году они были объединены с Киевской летописью. Известны они и в составе Ипатьевской летописи.


    Одна из летописей сопредельных княжеств. «Хроника Великого княжества Литовского и Жомойтского», первая половина XVI века. Библиотека университета Вильно


    Самая ранняя новгородская летопись была создана между 1039 и 1042 годами и, возможно, это были выписки из Древнейшего свода. Затем около 1093 года был составлен и Новгородский свод, на основе более ранних текстов. Затем последовали новые дополнения, и так появился «Свод Всеволода». Летописание осуществлялось и при Новгородской архиепископской (владычной) кафедре) практически без перерывов до 1430-х годов, что привело к появлению Новгородской владычной летописи, на основе которой был составлен текст Новгородской первой летописи, которая известна нам в двух изводах, то есть – редакциях, которые принято называть «старшим» и «младшим». Старший извод – это пергаментный Синодальный список XIII—XIV веков, считается древнейшим из дошедших до наших дней списков наших русских летописей. А вот Младший извод имеется сразу в нескольких списках, причем наиболее ранние относятся к 1440-м годам.

    Новгородская первая летопись. Одна часть рукописи — XIII в., другая — XIV в. Материалы: пергамент, чернила; почерк — устав, переплет (конец XVIII в.) — картон, кожа. Открыта на рассказе о Батыевом нашествии на Русь в 1237 г. ГИМ


    Далее известны Карамзинская летопись, не только с новгородскими местными, но и общерусскими известиями, конца XV — начала XVI веков. Затем идет Новгородская четвертая летопись в двух редакциях, а также Новгородская пятая летопись, известная в списке конца XV века, и посвященная большей частью местным событиям.

    Период с 1447—1469 годов в своем наиболее полном виде представлен в «Летописи Авраамки», первая часть которой закончена 1469 годом, и вторая, составленная в 1495 году. Хотя в 1478 году Новгородская республика и лишилась своей независимости, летописание в Новгороде продолжилось до XVI—XVII веков и даже позднее. Было составлено еще несколько летописей, а затем, в 1670—1680-е годы, оно было возрождено трудами патриарха Иоакима. К периоду 1690—1695 годов относится и Новгородская Забелинская летопись, изложение в ней доводится до 1679 года. Последняя Новгородская Погодинская летопись была составлена в 1680—1690-х годах. Интересно, что именно новгородские летописи конца XVII века от всех прочих отличаются систематическими ссылками на источники (вот даже как!) и определенной их критикой.

    Продолжение следует…

    Летописи и центры летописания в древней руси.

    Летописание

    Летописи — это древнерусские писания, в них шло описание событий по годам, описывалась жизнь простых людей и княжеского двора, переписывались правовые документы, церковные тексты. В них охватывались разные периоды для описания. В некоторых описание шло от библейских событий, а в некоторых, начиная от заселения земель славянами. Описывается возникновение государства, принятие христианства. В них описывались все исторические события, произошедшие в Древней Руси. Каждый описанный в них период, конечно же, носит в себе элементы идеологии и пропаганды объединения, описания заслуг князей. Помимо исторических событий идет описание политики государства, уклада жизни славян.
    В отличие от европейских летописей, которые написаны на латинском языке, старорусские летописи написаны на древнерусском языке. Что делало их доступными, так как в Древней Руси было много мужчин и женщин, обученных грамоте, а также было много очень образованных людей.

    Центры летописания в Древней Руси

    В летописи использовали различные методы ведения и написания. Здесь, например, использовали списки. Это переписанные копии древних летописей. Изменения вносили по разным причинам. Если менялся князь, то нужно было прославить деяния, по-новому описать события прошлых лет, внеся изменения, учитывая новые события. Также это делалось для внесения религиозных моментов в написание.

    Также используется понятие «своды» или «сводные летописи». Летописный свод Древней Руси это описание происходящего по хронологии. Описание происходит с точки зрения правящего класса, весь процесс ведения летописей был под контролем власти. Идеология играло важную роль.

    Киево-Печерский монастырь – центр летописания

    Это место всегда было главной святыней и гордостью. Именно здесь жили, облачаясь в иноков, после подстрига, отстраняясь от мирской суеты и жизненных благ, полностью отдав себя делам божьим, многие светлейшие и достойнейшие люди. Это не только святыня, но и сосредоточение просвещения. А позже — главное сосредоточение летописания. Именно в этих стенах длительное время составлялась и записывалась летопись «Повесть временных лет». А инок Нестор, создавший это и целый ряд иных значимых произведений, прожил здесь, сделав немало святых дел, 41 год. Он вместе с другими иноками составил писание о старорусской церкви, описал все важные церковные события и дал описание ее особенностям на Руси. После его кончины нетленное тело перенесено и до сих пор покоится в пещере Лавры.
    Особую роль играет и Выдубецкий монастырь. В стенах Выдубецкой святыни иегумен Матфей занимался ведением Киевского свода, в нем хронолизировал события в период 1118-1198 года. Дал им очень точное описание и раскрытие, без искажения фактов. Это произведение тоже одно из письменных памятников, которое играет важную роль в изучении истории наших предков. Стало логическим продолжением ведения летописи «Повесть временных лет».

    Киевский образец ведения лег в основу создания и применения принципов в написании летописей. Именно здесь основаны правила и методы.

    Как назывались центры летописания в Древней Руси:

    • Новгородский
    • Владимиро-Суздальский
    • Галицко-Волынский

    Новгородский центр летописания

    Новгород был крупнейшим городом с развитой структурой, поэтому стал центром ведения летописей. Описание города можно увидеть в «Повести древних лет» за 859 год. В XI веке Ярослав Мудрый, взойдя на престол, пребывал не в Киеве, 10 лет его двор провел в Новгороде. Все это время город считался фактически столицей Руси.

    Составление началось в XI веке с написания первой Новгородской летописи. Всего их создали четыре, но остальные написаны позднее. В нее были включены:

    • Краткое описание «Русской правды»
    • Краткое описание юридического сборника
    • Описание происходящих событий и процессов

    Здесь также вели своды, вел их посадник Остромир. Но никакой информации о нем история нам не оставила.

    Владимиро-Суздальский центр летописания

    Владимирский храм — место, где занимались ведением летописей, вели работу иноки. Летописные своды, самые ранние из дошедших до нас, их два, составлены с 1177-1193 года, описывают «Летописец Переяславля Русского». В них освещали политику, церковную жизнь, описывали жизнь и основные события при княжеском дворе. Все было представлено и истолковано с точки зрения церкви. Только, в начале XII, летописание стало вестись при княжеском дворе.

    Галицко-Волынский центр летописания

    Для этих земель всегда противостояние княжеской и боярской власти было большой проблемой. Летописи создавались при дворе, поэтому основной идеей при написании была сильная и справедливая княжеская власть, и полная противоположность — боярская. Возможно, летопись писали дружинники. Они описывали события как отдельные фрагменты и описания. Они стояли на стороне княжеской власти, поэтому через летопись проходит идея борьбы с боярами, отрицательное описание их стремления к власти.

    Галицко-Волынская летопись относится к более позднему периоду, примерно к 1201-1291 года. Она вошла в Ипатьевский свод. Уже позднее ее оформили в виде хронологии, до оформления состояла из частей:

    1. Галицкая летопись, составлена в Галиции в 1201-1261 года.
    2. Волынская летопись, составлена на Волыни 1262-1291 года.

    Основная особенность: церковные события и уклад не описывались.

    Первая древнерусская летопись

    Древнейшая русская летопись называлась «Повесть временных лет»». Создана в 12 веке. Это последовательное хронологическое описание событий на территории Руси, место создания — город Киев. Было переделано неустановленное количество раз, но коренных изменений не вносили. Во всяком случае, официально считают такую версию правильной.
    Содержит описания до 1137 года, но берет начало с 852 года. Состоит из большого числа статей разных по характеру. И в каждой идет описание конкретного года. Число статей совпадает с числом описанных лет. Как правило, каждый раздел начинается с фразы в форме: «В лето такое-то» и дальше описания, выдержки из важных документов или в виде сказаний идет описание. Название получило из-за фразы, что фигурирует в начале — «Повесть временных лет».

    Самый древний летописный свод, указанной древнейшей русской летописи, «Повесть временных лет», которому удалось дойти до наших дней, был переписан монахом Лаврентием и датируется XIV веком. Оригинал летописи, к сожалению, утрачен навсегда. Сейчас найдены поздние версии с различными доработками других авторов.
    На данный момент много версий истории летописи. Если верить им, то она закончена в 1037 году, и автором все также является монах Нестор. Ее даже при Несторе переписывали, потому что он внес туда изменения ради добавления христианской идеологии, также были внесены добавки политического характера. Идеология даже в те времена являлась важным инструментом для усиления княжеской власти. В других версиях говорится, что датой создания является 1100 год. Принято считать, что древнейшей русской летописью начала XII в. является «Повесть временных лет».

    Отличительная черта в том, что оно несет в себе структурированное описание событий, не пытается истолковывать их на свой лад. На первом месте стояла Воля Божья, ее существование объясняло многие события. Причинно-следственная связь не была интересна и не отражалась в произведении. Жанр Повести временных лет был открытым, туда могло входить все, что угодно, от различных сказаний до сводок погоды. Летопись имела юридическую силу наравне со сводом официально принятых документов.

    Цель написания первой древнерусской летописи, называемой «Повесть временных лет» — выяснение корней русского народа, философия христианства и описание доблестной княжеской власти. Начинается с рассказа и рассуждения о происхождении и расселении. Русский народ показан как потомок сына Ноя, Иафета. Основа, которой подчинена большая часть, состоит из легенд о правлении Ярослава Мудрого, о войнах и храбрых героях. Концовка состоит из рассказов о сражениях из некрологов князей.
    «Повесть временных лет» — первый важный документ, где была описана история Руси с самого её начала. Она сыграла очень большую роль в дальнейших исторических исследованиях и является очень важным источником знаний о наших предках.

    Древнерусские летописцы

    В наше время информация о летописцах собирается по крупицам. Центрами их написания были, как правило, храмы. Летописцы Древней Руси, имена: Нестор и иегумен Матфей. Это одни из первых летописцев, позднее появились и другие. Первоначально почти везде летописи писались только в храмах, а позднее -при княжеских дворах. К сожалению, о жизни иегумна Матфея ничего не известно, кроме как, что летописанием он занимался в Выдубецком монастыре.

    О Несторе летописце нам известно немногим больше. Еще семнадцатилетним подростком он получил от Феодосия Печерского иноческий сан. Пришел в монастырь уже грамотным и образованным человеком, в Киеве было много учителей, которые могли обучать его. Нестор кроме «Повести временных лет» оставил нам очень много трудов, одно из них: «Жизнеописание Феодосия Печерского», которого он часто видел, будучи послушником. В 1196 году, он был свидетелем разорения Киево-Печерской Лавры. В последних своих трудах он поднимал темы о единении Руси христианством. Смерть настигла летописца в возрасте 65 лет.

    Вывод

    До наших дней только частично дошли летописи, сводные летописи и летописные списки, которые помогают в изучении истории древних славян, политических событий, уклада жизни, как простого народа, так и княжеского двора.

      ЛЕТОПИСАНИЕ (от др.-рус. лето — год) — исторический жанр древнерусской литературы XI-XVII вв., представляющий собой погодную запись событий.

    Текст летописей разделен на статьи, соответствующие одному году. Пополнявшиеся на протяжении столетий все новыми и новыми известиями, летописи являются важнейшими источниками научных знаний о Древней Руси.

    Чаще всего составителем или переписчиком летописи был ученый монах. По повелению князя, епископа или настоятеля монастыря он проводил за написанием летописи долгие годы. Рассказ об истории своей земли было принято начинать с глубокой древности, постепенно переходя к событиям последних лет. Поэтому летописец опирался на труды своих предшественников.

    Если в распоряжении составителя летописи оказывался не один, а сразу несколько летописных текстов, то он «сводил» (соединял) их, выбирая из каждого текста то, что считал нужным включить в собственный труд. Часто при сведении и переписывании летописные тексты сильно изменялись — сокращались или расширялись, пополнялись новыми материалами. Но при этом летописец старался как можно точнее передать текст прсдшественников. Сочинение или грубое искажение летописных известий считалось тяжким грехом.

    Летописец считал историю проявлением воли Бога, наказывающего или милующего людей за их дела. Свою задачу летописец видел в том, чтобы донести до потомков деяния Бога. При описании событий своего времени летописец руководствовался собственными записями, воспоминаниями или свидетельствами участников событий, рассказами осведомленных людей, иногда он мог воспользоваться документами, хранившимися в княжеском или епископском архиве. Итогом этой большой работы становился летописный свод. Спустя какое-то время этот свод продолжался другими летописцами или использовался при составлении нового свода.

    Летопись несла память о прошлом, была учебником мудрости. На страницах летописей обосновывались права династий и государств.

    Создание летописи было не только трудным, но и дорогим делом. До появления в XIV в. бумаги летописи писали на пергамене — специально выделанной тонкой коже. Известны две летописи (Радзивилловская и Лицевой свод), в которых текст сопровождается красочными миниатюрами.

    Первые летописные своды на Руси начали создавать не позже 1-й пол. XI в., однако до нас дошли только своды 2-й пол. того же столетия. Центром раннего летописания был Киев — столица Древнерусского государства, но краткие летописи велись и в других городах. Первой летописью, разбитой на годовые статьи, стал свод, составленный в 70-е гг. XI в. в стенах Киево-Печерского монастыря. Его составителем, как полагают исследователи, был игумен этой обители Никон Великий (?-1088). Труд Никона Великого лег в основу другого летописного свода, возникшего в том же монастыре в 90-е гг. XI в. В научной литературе этот свод получил условное название Начального (фрагменты Начального свода сохранились в составе Новгородской первой летописи). Неизвестный составитель Начального свода не только пополнил свод Никона известиями за последние годы, но и расширил его за счет привлечения летописных записей из других русских городов, а также материалами в числе которых были, предположительно, произведения византийских хронистов. Третьим по счету и самым значительным памятником раннего летописания стала «Повесть временных лет» , созданная в 10-е гг. XII в.

      После распада Древнерусского государства летописание продолжилось во многих русских княжествах. Летописные памятники русских земель эпохи раздробленности отличаются по литературной манере, кругу интересов, приемам работы. Многословное летописание Южной Руси совсем не похоже па лаконичное и деловитое новгородское. А летописи Северо-Востока отличаются своей склонностью к велеречивому философствованию. Местные летописцы стали замыкаться в границах отдельных княжеств и смотрели на все события через призму политических интересов своего князя или города. Получили распространение княжеские летописи, повествующие о жизни и подвигах того или иного правителя. Летописными памятниками этого времени являются Ипатьевская, Новгородская первая и Лаврентьевская летописи.

    Монголо-татарское нашествие 30-х гг. XIII в. нанесло сильный удар и по летописанию Руси. Во многих городах летописание прервалось вовсе. Центрами летописной работы в этот период оставались Галицко-Волынская земля, Новгород, Ростов.

    В XIV в. возникло самостоятельное летописание в Москве. В этом столетии московские князья превратились в самых могущественных правителей на северо-востоке Руси. Под их рукой началось собирание русских земель и борьба с ордынским владычеством. Вместе с возрождением идеи единого государства постепенно начала возрождаться и идея общерусского летописания. Одним из первых общерусских летописных сводов периода образования Русского государства стал московский свод 1408 г., инициатива создания которого принадлежала митрополиту Киприану. Создатель свода 1408 г. привлек летописные материалы многих русских городов — Твери и Новгорода Великого, Нижнего Новгорода и Рязани, Смоленска и, конечно, самой Москвы. Свод 1408 г. сохранялся в Троицкой летописи нач. XV в., которая погибла в московском пожаре 1812 г. Объединительные идеи проявились и в последующих московских сводах XV в. В них обосновывалась идея, согласно которой московские князья являются законными государями и наследниками всех земель, которые составляли прежде Киевскую Русь. Постепенно московское летописание становилось все более торжественным и официальным. В XVI в. в Москве были созданы грандиозные по объему летописные своды (Никоновская летопись, Лицевой свод и др.). В них Московское государство изображалось не только преемником Киeвской Руси, но и наследником великих царств прошлого, единственным оплотом православной веры. Над созданием летописных сводов в Москве трудились целые артели книжников, редакторов, писцов и художников. Вместе с тем летописцы этого времени постепенно утрачивали религиозный трепет перед правдой факта. Порой при редактировании смысл летописных сообщений менялся на противоположный (особенно это касалось рассказов о событиях последнего времени). Пережив расцвет в сер. XVI в., московское летописание уже во 2-й пол. столетия пошло на спад. К этому времени прервались или измельчали и местные летописные традиции. Составление летописей продолжалось и в XVII в., но к XVIII в. этот жанр исторической книжности постепенно уходил в прошлое.

    Повесть временных лет — Начало древнерусского летописания принято связывать с устойчивым общим текстом, которым начинается подавляющее большинство дошедших до нашего времени летописных сводов. Текст «Повести временных лет» охватывает длительный период — с древнейших времен до начала второго десятилетия XII в. Это один из древнейших летописных сводов, текст которого был сохранен летописной традицией. В разных летописях текст Повести доходит до разных годов: до 1110 г. (Лаврентьевский и близкие ему списки) или до 1118 г. (Ипатьевский и близкие ему списки). Обычно это связывают с неоднократным редактированием Повести. Летопись, которую принято именовать Повестью временных лет, была создана в 1112 г. Нестором — предположительно автором двух известных агиографических произведений — Чтений о Борисе и Глебе и Жития Феодосия Печерского.

    Летописные своды, предшествовавшие Повести временных лет: в составе Новгородской I летописи сохранился текст летописного свода, предшествовавшего Повести временных лет. Повести временных лет предшествовал свод, который предложили назвать Начальным. Исходя из содержания и характера изложения летописи, его было предложено датировать 1096-1099 гг. Он-то и лег в основу Новгородской I летописи. Дальнейшее изучение Начального свода, однако, показало, что и он имел в своей основе какое-то произведение летописного характера. Из этого можно сделать вывод о том, что в основе Начального свода лежала какая-то летопись, составленная между 977 и 1044 гг. Наиболее вероятным в этом промежутке считается 1037 г., под которым в Повести помещена похвала князю Ярославу Владимировичу. Это гипотетическое летописное произведение исследователь предложил назвать Древнейшим сводом. Повествование в нем еще не было разбито на годы и было сюжетным. Годовые даты в него внес Киево-Печерский монах Никои Великий в 70-х годах XI в. летопись повествование древнерусский

    Внутренняя структура: «Повести временных лет» состоит из недатированного «введения» и годовых статей разного объема, содержания и происхождения. Эти статьи могут иметь характер:

    • 1) кратких фактографических заметок о том или ином событии;
    • 2) самостоятельной новеллы;
    • 3) части единого повествования, разнесенного по разным годам при хронометрировании первоначального текста, не имевшего погодной сетки;
    • 4) «годовых» статей сложного состава.

    Львовская летопись — летописный свод, охватывающий события с древнейших времен до 1560. Названа по имени издателя Н.А. Львова, выпустившего её в 1792. В основе летописи лежит свод, сходный со 2-и Софийской летописью (в части с кон. XIV в. до 1318) и Ермолинской летописью. В Львовской летописи имеются некоторые оригинальные ростово-суздальские известия) происхождение которых может быть связано с одной из ростовских редакций общерусских митрополичьих сводов.

    Лицевой летописный свод — летописный свод 2-й пол. XVI в. Создание свода длилось с перерывами более 3 десятилетий. Его можно разделить на 3 части: 3 тома хронографа, содержащего изложение всемирной истории от сотворения мира до Х века, летописание «лет старых» (1114-1533) и летописание «лет новых» (1533-1567). В разное время созданием свода руководили выдающиеся государственные деятели (члены Избранной рады, митрополит Макарий, окольничий А.Ф. Адашев, священник Сильвестр, дьяк И.М. Висковатый и др.). В 1570 работы над сводом были прекращены.

    Лаврентьевска летопись — пергаментная рукопись, содержащая копию летописного свода 1305. Текст начинается с «Повести временных лет» и доведён до начала XIV в. В рукописи отсутствуют известия за 898-922, 1263-1283 и 1288-1294. Свод 1305 представлял собой великокняжеский владимирский свод, составленный в период, когда великим князем владимирским был тверской князь. Михаил Ярославич. В основе его лежал свод 1281, дополненный с 1282 летописными известиями. Рукопись была написана монахом Лаврентием в Благовещенском монастыре Нижнего Новгорода или во Владимирском Рождественском монастыре.

    Летописец Переяславля-Суздальского — летописный памятник, сохранившийся в одной рукописи XV в. под названием «Летописец русских царей». Начало Летописца (до 907 года) имеется ещё в одном списке XV в. Но собственно Летописец Переяславля-Суздальского охватывает события 1138-1214. Летопись была составлена в 1216-1219 и является одной из древнейших из числа дошедших до наших дней. В основу Летописца положен Владимирский летописный свод начала XIII века, близкий Радзивилловской летописи. Этот свод был переработан в Переславле-Залесском с привлечением местных и некоторых других известий.

    Летопись Авраамки — общерусский летописный свод; составлен в Смоленске в конце XV в. Название своё получил по имени писца Авраамки, переписавшего (1495) по повелению смоленского епископа Иосифа Солтана большой сборник, в составе которого была и эта летопись. Непосредственным источником Летописи Авраамки послужил Псковский свод, объединявший известия различных летописей (Новгородский 4-й, Новгородский 5-й и др.). В Летописи Авраамки наиболее интересны статьи 1446 -1469 и юридические статьи (в их числе — Русская Правда), соединённые с Летописью Авраамки.

    Летопись Нестора — написанная во 2-й половине XI — начале XII вв. монахом Киевского пещерного (печерского) монастыря Нестором хроника, исполненная патриотической идей русского единения. Считается ценным историческим памятником средневековой Руси.

    Говоря о переписчиках книг в древней Руси, следует упомянуть и о наших летописцах

    Почти в каждом монастыре был свой летописец, который в кратких заметках заносит сведения о важнейших событиях своего времени. Полагают, что летописям предшествовали календарные заметки, которые и считаются родоначальником всякой летописи. По своему содержанию летописи можно подразделить на 1) летописи государственные, 2) летописи семейные иди родовые, 3) летописи монастырские или церковные.

    Фамильные летописи составляются в родах служилых людей, чтобы видеть государственную службу всех предков.

    Последовательность, соблюдаемая в летописи, есть хронологическая: года описываются один за другим.

    Если в каком-нибудь году не случилось ничего примечательного, то против этого года в летописи ничего не значится.

    Например, в летописи Нестора:

    «В лето 6368 (860 года). В лето 6369. В лето 6370. Изгнаша Варяги за море, и не даша им дани, и почаша сами в собе володети; и не бе в них правды….

    В лето 6371. В лето 6372. В лето 6373. В лето 6374 иде Аскольд и Дир на Греки…»

    Если случалось «знамение небесное», летописец отмечал и его; если было солнечное затмение, летописец простодушно записывал что такого-то года и числа «солнце погибло».

    Отцом русской летописи считается преподобный Нестор, монах Киево-Печерской лавры. По исследованиям Татищева, Миллера и Шлецера, он родился в 1056 г., 17 лет поступил в монастырь и умер в 1115 году. Его летопись не сохранилась, но зато дошел до нас список с этой летописи. Этот список называется Лаврентьевским списком, или Лаврентьевскою летописью, потому что списан Суздальским иноком Лаврентием в 1377 году.

    В Патерике Печерском про Нестора сказано: «что он поживе лета довольна, утруждаясь в делах летописания и лета вечная поминая».

    Лаврентьевская летопись писана на пергаменте, на 173 листах; по сороковую страницу она писана древним уставом, а с 41 страницы до конца — полууставом. Рукопись Лаврентьевской летописи, принадлежавшая графу Мусину-Пушкину, была поднесена им императору Александру I, который подарил ее Императорской Публичной Библиотеке.

    Из знаков препинания в летописи употребляется только точка, которая однако ж редко стоить на своем месте.

    Эта летопись заключала в себе события до 1305 года (6813 г.).

    Лаврентьева я летопись начинается следующими словами:

    «Се повести временных лет, откуда есть пошла Русская земля, кто в Киеве начал первее княжити и откуда Русская земля стала есть.

    Се начнем повесть сию. По потопе первые сыновья Ноевы разделили землю….» и т. д.

    Кроме Лаврентьевской летописи известны «Новгородская летопись», «Псковская летопись», «Никоновская летопись», назван-ная, так потому, что на «листах имеется подпись (скрепа), патриарха Никона, и мн. друг.

    Всего насчитывается до 150 вариантов или списков летописей.

    Наши древние князья повелевали вносить в летопись все, что случалось при них, доброе и недоброе, без всякой утайки и украшений: «первые наши властодержцы без гнева повелевающие вся добрая и недобрая прилучившаяся описывать, да и прочие по них образы явления будут».

    В период междоусобий, в случае какого-нибудь недоразумения, русские князья иногда обращались к летописи, как к письменному доказательству.

    История летописи на Руси отходит в далёкое прошлое. Известно, что письменность возникла ещё до X века. Тексты писали, как правило, представители духовенства. Именно благодаря старинным писаниям мы знаем Но как называлась первая русская летопись? С чего все началось? Почему она обладает большим историческим значением?

    Как называлась первая русская летопись?

    Ответ на этот вопрос должен знать каждый. Первая русская летопись называлась «Повесть временных лет». Написана она была в 1110-1118 годах в Киеве. Учёным-лингвистом Шахматовым было выявлено, что у нее были предшественники. Однако все равно это первая русская летопись. Называется она подтверждённой, достоверной.

    В повести описывается хроника произошедших событий за определенный период времени. Она состояла из статей, которые описывали каждый прошедший год.

    Автор

    Монах описывал события от библейского времени и до 1117 года. Название первой русской летописи — это первые строки хроники.

    История создания

    У летописи были копии, сделанные после Нестора, которые смогли дойти до наших дней. Они не сильно отличались между собой. Сам оригинал был утрачен. По версии Щахматова, летопись переписывалась уже спустя всего несколько лет после её появления. В нее вносили большие изменения.

    В XIV веке монах Лаврентий переписал творение Нестора, и именно эта копия считается наиболее древней, которая дошла до нашего времени.

    Есть несколько версий того, откуда брал информацию Нестор для своей летописи. Так как хронология отходит в давние времена, а статьи с датами пошли только после 852 года, многие историки считают, что старый период монах описывал благодаря преданиям людей и письменным источникам в монастыре.

    Она часто переписывалась. Даже сам Нестор переписывал летопись, внося некоторые изменения.

    Интересно то, что в те времена писание было также сводом законов.

    В «Повести временных лет» описывалось все: начиная от точных событий и заканчивая библейскими преданиями.

    Целью создания было написать хронику, запечатлеть события, восстановить хронологию, чтобы понять, откуда берут корни русские люди, как образовалась Русь.

    Нестор писал, что славяне появились давно от сына Ноя. Всего у Ноя их было трое. Они разделили между собой три территории. Одному из них — Иафету досталась северо-западная часть.

    Затем идут статьи о князьях, восточнославянских племенах, которые произошли от «нориков». Именно тут упоминается Рюрик с его братьями. Про Рюрика говорится, что он стал правителем Руси, основав Новгород. Это объясняет то, почему есть очень много сторонников нормандской теории происхождения князей от Рюриковичей, хотя нет фактических подтверждений.

    Рассказывается о Ярославе Мудром и многих других людях и их правлении, о войнах и других значительных событиях, которые и сформулировали историю Руси, сделали её такой, какой мы её знаем сейчас.

    Значение

    «Повесть временных лет» имеет большое значение в наши дни. Это — один из главных исторических источников, по которому историки занимаются исследованиями. Благодаря ей восстановлена хронология того периода.

    Так как летопись обладает открытостью жанра, варьирующейся от рассказов былин до описания войн и погоды, можно многое понять и о менталитете, и об обычной жизни русских, живших в то время.

    Особую роль для летописи играло христианство. Все события описываются через призму религии. Даже избавление от идолов и принятие христианства описываются, как период, когда люди избавились от соблазнов и невежественности. А новая религия — свет для Руси.

    10 книг Джеймса Болдуина, которые стоит прочитать прямо сейчас

    Джеймс Болдуин — знаковый автор нашего времени, писатель, подаривший миру бесчисленное количество пронзительных эссе, рассказов, романов, пьес и стихов за свои 63 года.

    Будучи чернокожим геем, примирившимся со своей идентичностью в 1950-х, 60-х и 70-х годах, Болдуин, умерший 1 декабря 1987 года, использовал свое особое видение и лирическое письмо, чтобы пролить свет на вопросы расы и гомосексуализма. , и религией таким образом, что он опередил свое время, когда дело дошло до социальных комментариев.

    Этот контент импортирован из {embed-name}. Вы можете найти тот же контент в другом формате или найти дополнительную информацию на их веб-сайте.

    From Go Tell It on the Mountain to Джованни Комната и недавно адаптированный для большого экрана Если Бил-Стрит Могла бы Говорить , мы собрали некоторые из самых популярных текстов Болдуина, все из которых по-прежнему важны для чтения сегодня. И не беспокойтесь: мы также включили полный список дел его жизни, потому что они все достойны похвалы.


    Иди и расскажи это на горе

    Иди, расскажи это на горе (1953)

    В своем первом романе Болдуин написал полуавтобиографическую историю о мальчике по имени Джон Граймс, подростке, выросшем в Гарлеме 1930-х годов, который борется с самоидентификацией как пасынок строгий пятидесятнический служитель. История отражает собственную жизнь автора; Болдуина тоже воспитывал отчим, который служил баптистским пастором.

    « Гора — это книга, которую я должен был написать, если я когда-либо собирался написать что-то еще», — сказал он T он New York Times — это 1985 год. «Мне пришлось иметь дело с тем, что меня больше всего ранило. Я должен был иметь дело, прежде всего, с моим отцом».


    Заметки сына по рождению (1955)

    В этом сборнике эссе писатель уловил сложности бытия чернокожим в Америке во время первых грохотов Движения за гражданские права в 1950-х годах. На протяжении своих наблюдений Болдуин сетовал на несправедливость в афроамериканском сообществе и , проявляя сочувствие к угнетателю, зарекомендовав себя как ключевой голос в движении.

    В 1958 году New York Times в обзоре Notes of a Native Son, Афроамериканский поэт Лэнгстон Хьюз так сказал о словах Болдуина: «Америка и весь мир могли бы также иметь крупного современного комментатора».


    Комната Джованни

    Амазонка.ком

    Комната Джованни
    (1956)

    Знаковый роман в американской литературе, Комната Джованни повествует об американце, живущем в Париже, который изо всех сил пытается понять свою сексуальность, поскольку он сталкивается с социальным давлением мужественности — и все это, когда он начинает роман с Итальянский бармен по имени Джованни.

    Эта книга, которую ЛГБТК-сообщество считает необходимой для чтения, стала финалистом Национальной книжной премии в категории художественной литературы в 1957 году.


    Мое имя никто не знает: еще заметки от сына по рождению (1961)

    В другом сборнике из 23 эссе, посвященных культуре, Болдуин подчеркивает сложность дискриминационной напряженности в нашем обществе словами, которые по-прежнему столь же остры и актуальны сегодня. Подборка новых и переработанных работ Болдуина, многие из названий которых первоначально появились в таких публикациях, как Esquire и The New York Times Magazine .

    Эссе принесли ему еще одно место в качестве финалиста Национальной книжной премии в 1962 году — на этот раз в категории документальной литературы.


    Another Country (1962)

    Действие фильма Another Country происходит в районе Гринвич-Виллидж в Нью-Йорке в 1950-х годах. самоубийства.

    После его выпуска многие критики отреагировали неоднозначно: Пол Гудман для New York Times написал, что, хотя история была «личной, извилистой, но определенной», она также была «натянутой [и] иногда журналистской или шумной». Однако он признал, что его более резкая рецензия была результатом предыдущей работы Болдуина, которая вызвала более высокий уровень критики.


    Огонь в следующий раз (1963)

    Состоит из двух эссе, первоначально опубликованных в The New Yorker: «My Dungeon Shook: Область моего разума» — в The Fire Next Time , Болдуин объясняет место как расы, так и расизма в обществе, а также исследует и критикует роль христианства в американских верованиях.

    В то время критики рассматривали эту коллекцию как способ для белых американцев (наконец-то) заглянуть внутрь жизни чернокожего гражданина этой страны.


    Иду на встречу с мужчиной: Истории

    Going to Meet the Man
    (1965)

    Эта книга, состоящая из восьми коротких рассказов, раскрывает еще один набор культурных тем через своих разнообразных персонажей: борющийся джазовый музыкант, сердитый отец и полицейский-расист, и это лишь некоторые из них. .Включены популярные названия: Sonny’s Blues; Этим утром, этим вечером, так скоро; и Мужчина-ребенок.


    Скажи мне, как давно ушел поезд

    Скажи мне, как давно ушел поезд
    (1968)

    В этом романе Болдуина вымышленный известный актер Лео Праудхаммер чуть не умирает от сердечного приступа на сцене. На протяжении всего романа он размышляет о событиях своей жизни — как о тех, которые привели его к славе, так и о тех, которые выявили его слабости.


    Если бы Бил-стрит могла говорить

    Если бы Бил-стрит могла говорить
    (1974)

    Теперь фильм Барри Дженкинса, номинированный на «Золотой глобус», «Если бы Бил-стрит могла говорить » следует за молодой парой Фонни и Тиш, которые имеют дело с судом и заключением в тюрьму Фонни, который ложно обвиняют в изнасиловании. В версии для большого экрана главных героев играют многообещающие Стефан Джеймс и Кики Лейн.

    Говоря с The Atlantic о том, что побудило его перенести историю на большой экран, Дженкинс сказал: «У Болдуина было несколько голосов, которыми он писал, и один из этих голосов был просто глубоко чувственным, врожденно связанным с человеческими эмоциями. … Я думаю, что эта книга представляет собой идеальное сочетание более эссеистического романа протеста и человека, который глубоко верил в чувственность и любовь».


    I Am Not Your Negro (2017)

    За несколько лет до своей смерти Болдуин задумал книгу о своих друзьях Мартине Лютере Кинге, Малкольме Икс и Медгаре Эверсе, но так и не закончил ее.Объединив неопубликованную рукопись под названием «Помни этот дом » и различные выдержки из книги Болдуина, заметки, интервью и письма, Рауль Пек отредактировал и опубликовал историю, которую великий писатель так и не увидел воплощением в жизнь. Пек также снял одноименный документальный фильм, номинированный на «Оскар» в 2017 году.


    Полный список James Baldwin Works

    эссе
    разговор с преподавателями
    никто не знает мое имя: больше заметок родного сына

    Без имени на улице
    отмечает o Конного родного сына

    Крест погашения: несовместимые сочинения
    Дьявол находит работу
    доказательства вещей не найден
    цена доказательств

    Novels

    1 Другая страна
    Джованни Комната
    Go Нажмите на гору

    Если Может ли улица Бил …
    чуть выше моей головки
    Подскажите, как долго поезд
    прошла


    Plays
    Blues для Мистер Чарли
    Уголок Аминь

    Стихи 900 09
    Блюз Джимми и другие стихи

    Короткие рассказы
    Выходите в пустыню
    , собираемся познакомиться с мужчиной
    предыдущего условия
    Sonny’s Blues
    сегодня утром, сегодня вечером, так скоро
    The Man Child
    The Outing
    The Rockpile


    Чтобы узнать больше о способах прожить свою лучшую жизнь и обо всем, что касается Опры, подпишитесь на нашу рассылку!

    ПОДПИСАТЬСЯ

    Этот контент создается и поддерживается третьей стороной и импортируется на эту страницу, чтобы помочь пользователям указать свои адреса электронной почты. Вы можете найти дополнительную информацию об этом и подобном контенте на сайте piano.io.

    50 лучших воспоминаний за последние 50 лет

    «Я помню только женщин», — пишет Вивиан Горник в начале своих воспоминаний о том, как она росла в многоквартирных домах Бронкса в 1940-х годах в окружении грубых, скандальных, тоскующих женщин по соседству, в первую очередь своей неукротимой матерью. «Я впитывал их, как хлороформ на тряпке, приложенной к моему лицу.Мне потребовалось 30 лет, чтобы понять, сколько из них я понял».

    Когда отец Горник скоропостижно скончался, она так долго смотрела в гроб, что ее пришлось оттащить. Это бесстрашие пронизывает эту книгу; она смотрит неотрывно на все скрытое, трудное, странное, неразрешимое в себе и других — на одиночество, половую злобу и пожирающую, клаустральную близость матерей и дочерей. Книга движима попытками Горник вырваться из удушающей печали своего дома — сначала через секс и брак, а позже, и более надежно, через жизнь разума, «гламурную компанию» идей. Это портрет художницы, которая находит язык — оригинальный, аллергичный на эвфемизмы и терапевтические банальности — достойный женщин, которые ее воспитали. — Парул Сегал

    Я люблю эту книгу — даже в те моменты, когда мне хочется наорать на Горник, когда она становится той придирчивой, постоянно разочаровывающейся женщиной, которой ее мать своими словами и примером научила автора быть. В этих мемуарах есть ясность, настолько блестящая, что это тревожит; Горник находит некоторую свободу в своем творчестве и своей феминистской активности, но даже в этом случае она и ее мать никогда не могут отпустить друг друга.—  Дженнифер Салаи

    Язык Горника такой свежий и такой прямолинейный; это типичный американский голос, и красивый. Уверенность ее тона в «Жестоких привязанностях» напоминает мне о Соле Беллоу, который написал в первых строках «Приключений Оги Марча»: «Я научился сам, вольным стилем, и сделаю запись в своей собственной способ. » — Дуайт Гарнер

    Стивен Кинг великий писатель?

    С самого начала Кинга считали «писателем жанра».Но на самом деле он полиморфен. Помимо романов в жанре ужасов, научной фантастики и фэнтези, он пишет историческую фантастику (его недавний роман «22 ноября 1963 года», в котором человек путешествует во времени, чтобы убить Ли Харви Освальда, получил книжную премию «Лос-Анджелес таймс» и стал лауреатом премии New York Times). York Times выбирает «десятку лучших за год»), вестерны и литературные рассказы, которые он описывает как «способ, которым я утверждаю, по крайней мере для себя, тот факт, что я не продался».

    Проклятие популярности

    Кинг всегда открыто говорил о том, что черпает вдохновение у уважаемых литературных предков.Его рассказ «Человек в черном костюме», дань уважения Хоторну о человеке, который встречает дьявола на прогулке по лесу, получил премию О Генри после публикации в The New Yorker. Его постоянная связь и близость к Эдгару Аллену По впервые была явно выражена в его версии 1975 года «Сердце-рассказчик», переименованной в «Тикер старого чувака». Лавкрафт вдохновил его на создание научно-фантастического романа 1987 года «Томминокеры», а работа Кинга также имеет сходство с творчеством изобретательных литературных авторов: Джорджа Сондерса, Карен Рассел, Карен Джой Фаулер, Майкла Шейбона и многих других, кто стирает границы жанра, увлекается фэнтези. и принять условности ужасов и фэнтези, не теряя уважения.

    Но значит ли это, что мы должны серьезно относиться к Кингу? Этот вопрос обязательно встанет в ноябре после публикации «Возрождения», романа о «договоре с дьяволом», в котором рассказывается о рожденном в Новой Англии рокере, страдающем зависимостью, и еще одном дьявольском преподобном. Мой ответ — условное «да». Он поддерживает интерес миллионов читателей в критический момент в мире книг, поскольку технологии продолжают изменять чтение непредсказуемым образом. Кинг был одним из первых, кто начал экспериментировать с новыми технологиями, выпустив онлайн-романы-сериалы и первую загружаемую электронную книгу Riding the Bullet.

    В своих лучших проявлениях Кинг является искусным рассказчиком. Он способен создавать миры, наполненные чувством добра и зла, добра и зла. Он пишет о знакомых семейных кризисах, страхах перед неизвестным и стремлении принадлежать. В то время, когда на нас обрушиваются ужасающие события — обезглавливание, лихорадка Эбола, серийные убийцы, авиакатастрофы, полицейские расстрелы, массовые убийства, киберзапугивание — его интуитивные истории обеспечивают катарсис, а иногда даже ощущение порядка. За некоторых жертв можно отомстить в художественной литературе, если не в жизни.Кинг может упростить, но он делает это без презрения к своим персонажам или читателям. Он может написать слишком много, но его лучшие работы выживут. Иногда он может быть второкурсником, но он также может быть великолепно готическим.

    Канон корм?

    Я задал вопрос о литературных заслугах Кинга Гарольду Блуму из Йельского университета, легендарному критику и автору «Западного канона». Блум выступил с язвительным упреком в адрес Кинга в 2003 году, когда Кинг был удостоен ежегодной премии Национального книжного фонда США за «выдающийся вклад в американскую литературу».Блум назвал эту награду «еще одним недостатком в шокирующем процессе оболванивания нашей культурной жизни». В прошлом я описывал Кинга как писателя грошовых ужасов, но, возможно, даже это слишком мило. У него нет ничего общего с Эдгаром Алланом По. То, чем он является, так это крайне неадекватным писателем предложение за предложением, абзац за абзацем, книга за книгой».

    Возможно ли, что Гарольд Блум передумал за последнее бурное десятилетие? Кажется, нет. «Стивен Кинг недостоин внимания любого серьезного читателя, знакомого с Прустом, Джойсом, Генри Джеймсом, Фолкнером и всеми другими мастерами романа, — говорит мне Блум.

    Самые отвергаемые книги всех времен ‹ Литературный центр

    Это (почти) сезон резолюций. Если вы писатель, вот идея: примите решение быть отвергнутым. 100 раз в этом году, если повезет. В конце концов, некоторые очень известные книги (и авторы) начинали свою карьеру в нижней части стопки NO . Чтобы вдохновить вас продолжать писать и отправлять, вот некоторые из самых отвергнутых книг, которые мне удалось найти.

    Конечно, этот список неполон, и я отдал предпочтение книгам, которые были отвергнуты, но теперь хорошо известны и любимы многими.(Книги, которые много раз отклонялись из-за того, что они были довольно посредственными, просто не так интересны.) Даже из самых популярных книг я не принимал во внимание те, чьи цифры я не мог проверить, или те, которые не были достаточно конкретными, например, похоже, что часто повторяемые 38 отказов Маргарет Митчелл — это миф; Алекс Хейли, возможно, получила «сотни» отказов, прежде чем опубликовать « корней », но не все они были обязательно связаны с романом; то же самое Кейт ДиКамилло отказала 473 до  Из-за Winn-Dixie ; Эймер Макбрайд не слышал ничего, кроме , нет вместо Девушка — полусформированная вещь , в течение 7 лет, но я не знаю, получила ли она десять без или сотню. Некоторым авторам, таким как Беатрикс Поттер и Пруст, было так много отказов, что они решили публиковаться самостоятельно — и хорошо, что они это сделали, — но у меня тоже нет подсчетов по ним. Если вы это сделаете, дайте силы своим товарищам по отказу и дополните список в комментариях.

    Дик Уиммер, Ирландское вино : 162 отказа.
    В свое время Виммер был официальным рекордсменом по количеству отвергнутых публикаций. Когда-то Ирландское вино было опубликовано Mercury House в 1989 году.«Я не хочу, чтобы это было выдумкой, — сказал Уиммер в том же году. «Я хотел бы, чтобы книга не потеряла своих достоинств». Он получил широкую оценку и открыл двери для двух сиквелов. Но не раньше, чем один из сиквелов, «Лесси Бойна», был отклонен 83 раза.

    Куриный бульон для души : 144 отказа.
    Книга стала бестселлером, затем серией, а теперь и многосерийной франшизой. . . который на самом деле продает суп. «Если бы мы сдались после 100 издателей, я, вероятно, не был бы там, где я сейчас», — написал Кэнфилд.«Я призываю вас отказаться от отказа. Если кто-то скажет «нет», просто скажите «ДАЛЕЕ!»

    Роберт Пирсиг, Дзен и искусство обслуживания мотоциклов : 121 отказ.
    «Книга невероятна блестящая», — написал редактор «Пирсига» Джеймс Лэндис перед публикацией книги. «Возможно, это гениальная работа, и я держу пари, что она получит статус классической». Он был прав; он был продан тиражом в миллионы экземпляров и продолжает оставаться литературным пробным камнем для многих.

    Джеймс Ли Берк, The Lost Get-Back Boogie : 111 отказов.
    The Lost Get-Back Boogie был пятым романом Берка, отвергнутым 111 раз за девять лет. Наконец, он был опубликован в 1986 году; в том же году, по словам автора, он был номинирован на Пулитцеровскую премию.

    Lisa Genova, Still Alice : около 100 отказов (или неответов) от агентов.
    Получив очень мало положительных отзывов и не получив ответов на запросы, Дженова решила самостоятельно опубликовать свою книгу. В конце концов, она была приобретена и переиздана издательством «Галерея Букс», издательством «Саймон и Шустер», и провела 40 недель в списке бестселлеров «» New York Times «».В 2015 году Джулианна Мур получила премию Оскар за роль одноименной Алисы.

    Серхио де ла Пава, Обнаженная сингулярность : 88 отказов от агентов.
    После того, как почти 90 агентов отвергли первый роман де ла Павы, он самостоятельно опубликовал его. Его жена Сюзанна довела книгу до сведения писателя Скотта Брайана Уилсона, который показал ее Леви Шталю, тогдашнему директору по связям с общественностью в University of Chicago Press, который показал ее Маргарет Хивнор, одному из редакторов.Они опубликовали его, и в 2013 году он получил приз PEN/Robert W Bingham за дебютную художественную литературу.

    Элмор Леонард, The Big Bounce : 84 отказа издателей и продюсеров.
    После того, как книга была наконец опубликована, по ней был снят фильм — и не один раз, а дважды.

    Уильям Ковальски, Ублюдок Эдди : 79 отказов.
    Как рассказывает сам автор: после 79 отказов книга стала международным бестселлером.

    Марлон Джеймс, Джон Кроу Дьявол : 78 отказов от издателей.
    «Было время, когда я действительно думал, что пишу истории, которые люди не хотят читать», — объяснил Джеймс. «Я сдался. Я фактически уничтожил рукопись, я даже зашел на компьютеры своих друзей и стер ее». (К счастью, он снова нашел его в своем электронном письме.) В 2015 году он получил Букеровскую премию за свой третий роман « Краткая история семи убийств ».

    Стивен Голдберг, Неизбежность патриархата : 69 отказов.
    Ницца.

    Кэтрин Стокетт, Справка : 60 отказов от агентов.
    «В итоге я получил 60 отказов на Помощь », — написал Стокетт. «Но письмо номер 61 было тем, которое приняло меня. После пяти лет писательства и трех с половиной лет отказов агент по имени Сьюзен Рамер сжалилась надо мной.Что, если бы я сдался в 15 лет? Или 40? Или даже 60? Три недели спустя Сьюзан продала «Помощь » издательству Amy Einhorn Books». Книга находилась в списке бестселлеров New York Times
    более 100 недель, было продано более семи миллионов экземпляров, и по ней был снят фильм, получивший множество наград.

    Дэвид Марксон, Любовница Витгенштейна : 54 отказа от издателей.
    Он вел их список. Книга теперь является любимой классикой экспериментальной и постмодернистской литературы.

    Хайди Дарроу, Девушка, упавшая с неба : 48 отказов от издателей
    «Когда я пытался опубликовать свою книгу, — сказал Дарроу в интервью, — она получила около 48 различных отказов от издательств в основном потому, что люди говорили мне, что нет спроса на историю о наполовину черной, наполовину датчанке. Не было ни одной демографической группы афро-викингов, которой можно было бы продать эту книгу». В 2008 году книга стала лауреатом премии PEN/Bellwether Prize за социально-ангажированную художественную литературу в 2008 году, и после публикации она стала бестселлером без помощи каких-либо афро-викингов.

    Донал Райан, Spinning Heart : 47 отказов от издателей.
    Но затем он был включен в лонг-лист Букеровской премии 2013 года и получил первую награду за роман Guardian в том же году.

    Джон Сперлинг, Десять тысяч вещей : 44 отказа от издателей.
    Сперлингу потребовалось 15 лет, чтобы написать этот исторический роман, а затем ему потребовалось 44 отказа, прежде чем он, наконец, нашел издателя.Книга получила премию Вальтера Скотта в области исторической фантастики в 2015 году.

    Эсме Вейджун Ван, Граница Рая : 41 отказ от издателей. Дебют
    Ван, возможно, был отвергнут, но он также поместил ее в список Granta лучших молодых американских романистов.

    Samuel Beckett, Murphy : 40 отказов от издателей.
    Один из них сказал Беккету, отвергая его дебют, что «новаторский рэкет сегодня достиг такого уровня, что книга, подобная вашей, которая предъявляет реальные требования к интеллекту и общим знаниям читателя, имеет меньше шансов, чем когда-либо, получить признание». слух.Что ж, в конце концов это произошло, и Беккет стал Беккет и получил Нобелевскую премию по литературе в 1969 году. В 2013 году рукопись Мерфи была продана почти за 1,5 миллиона долларов.

    Дэниел Хэндлер, The Basic Eight : 37 отказов от издателей.
    Дебют Хендлера был отклонен 37 раз. Всего год спустя он стал Лемони Сникетом — книги серии «Несчастные случаи » были проданы тиражом около 65 миллионов экземпляров.

    Сэм Липсайт, Родина : 35 отказов от издателей.
    – Я тогда выходила замуж, а мне отказали, – сказала Липсайт. «Каждый день было еще пять отказов. И как-то не очень смотрелось. И я чувствовал себя ужасно из-за своей жены, потому что женился на парне, которого каждый день отвергали».

    Джеймс Паттерсон, The Thomas Berryman Number : 31 отказ от издателей.
    31 издательство отклонило первую книгу Паттерсона — первую из его давней и мегапопулярной серии об Алексе Кросса.Теперь, конечно, он один из самых успешных авторов в мире. «У меня есть список всех редакторов, которые отказались от моего первого романа», — сказал он New York Times . «Иногда они присылают мне книги и просят рекламные ролики. Но в основном они мертвы».

    Стивен Кинг, Кэрри : 30 отказов от издателей.
    Все выглядело мрачно для первого романа Кинга, пока Билл Томпсон из Doubleday наконец не отправил эту телеграмму:

    «ПОЗДРАВЛЯЕМ. НОСИТЕ ОФИЦИАЛЬНО ДВУХДНЕВНУЮ КНИГУ. 2500$ АВАНСА ОК? БУДУЩЕЕ ВПЕРЕДИ. С ЛЮБОВЬЮ, БИЛЛ».

    Права на книгу в мягкой обложке ушли в 16 раз дороже, и, что более важно, официально стартовала крупнейшая литературная карьера современности.

    Джон Гришэм, Время убивать : 28 отказов.
    Отчеты об этом разнятся: я видел 16, 24 и 28. Но в любом случае, многие люди передавали первый роман Джона Гришэма, пока издательство Wynwood Press не опубликовало роман в 1988 году.«Было напечатано пять тысяч экземпляров, и мы не могли их раздать», — написал Гришем. Но после успеха книги «Фирма » 1991 года книга была переиздана и продана тиражом около 1,5 миллиона экземпляров, а в 1996 году по ней был снят фильм.

    Доктор Сьюз, И подумать, что я видел это на Малберри-стрит : 27 отказов от издателей.
    В самом деле, он уже почти совсем перестал писать, когда наткнулся на улице на знакомого редактора, который попросил взглянуть — а остальное уже история.

    Мадлен Л’Энгль, Излом времени : 26 отказов от издателей.
    «Возможно, я был не в ладах со временем, — писал Л’Энгль. «Две мои книги для детей были отклонены по причинам, которые сегодня сочли бы абсурдными. Издательство за издателем отклоняли « Излом времени», , потому что в ней открыто затрагивается проблема зла, и она слишком сложна для детей, да и детская это книга или взрослая? Теперь книга, которая в конечном итоге получила медаль Ньюбери, книжную премию Sequoyah и премию Льюиса Кэрролла, стала любимой классикой, особенно для всех умных девушек или умных женщин, которые когда-то были ими.

    Одри Ниффенеггер, Жена путешественника во времени : 25 отказов от агентов.
    Получив отказ от 25 агентов, Ниффенеггер отправил книгу непосредственно в небольшое издательство в Сан-Франциско, где редактор обнаружил и полюбил ее. Книга стала огромным бестселлером и, конечно же, фильмом.

    Фрэнк Герберт, Дюна : 23 отказа от издателей.
    Впервые серийный номер Аналог , Dune  был широко отвергнут издательствами, пока наконец не был принят Chilton Books, компанией, известной в основном своими автомобильными руководствами.Он получил премию «Хьюго» и «Небьюла», и его часто называют самым продаваемым научно-фантастическим романом всех времен.

    Джозеф Хеллер, Catch-22 : 22 отказа.
    «У меня нет ни малейшего представления о том, что этот человек пытается сказать», — написал один издатель. «Очевидно, автор хочет, чтобы это было смешно — возможно, даже сатира, — но на самом деле это не смешно ни на каком интеллектуальном уровне».

    Уильям Голдинг, Повелитель мух : 21 отказ.
    Теперь его часто называют одним из лучших когда-либо написанных романов.

    Ричард Хукер, MASH : 21 отклонение
    После всех отклонений Хукер (он же Хорнбергер) отредактировал книгу с помощью У. К. Хайнц. Вскоре после этого он ее продал. Через четыре года после публикации оно стало одним из самых популярных телешоу всех времен.

    Джеймс Джойс, Дублинцы : 18 отказов от издателей.
    Джойсу потребовалось девять лет и 18 отказов, чтобы его первая книга увидела свет. В его контракте говорилось, что он не получит гонорары, если книга не будет продана тиражом не менее 500 экземпляров — было продано 499 экземпляров, несмотря на то, что Джойс сам купил 120 экземпляров. Сейчас, конечно, это пробный камень современной литературы, любимый многими, преподается в каждом вузе.

    Пол Битти, Распродажа : 18 отказов от издателей.
    «Меня обижает, когда я встречаю редакторов, которые рассказывают мне о книгах, которые им очень понравились, но которые они не смогли опубликовать.Я не знаю, что это значит», — сказал Битти The Guardian . «Иногда я романтизирую — я возвращаюсь даже к Гарлемскому ренессансу, когда люди говорили: «Эта книга не будет продаваться, но я верю в тебя». Я думаю, что в издательстве все еще есть что-то из этого. Надеюсь, что-то из этого еще осталось». В 2016 году The Sellout выиграли Букера.

    Анна Франк, Дневник Анны Франк : 15 отказов
    Она могла получить или не получить это письмо с отказом до того, как Джудит Джонс спасла ее из кучи слякоти.

    Народная история США: с 1492 по настоящее время

    С момента своей первой исторической публикации в 1980 году, Народная история Соединенных Штатов ведет хронику истории США снизу вверх.

    Известный своей живой, ясной прозой, а также своими научными исследованиями, Народная история рассказывает историю США с точки зрения — и словами — американских женщин, фабричных рабочих, афроамериканцев, коренных американцев, работающая беднота и рабочие-иммигранты.

    Как показывает историк Говард Зинн, многие из величайших сражений в нашей стране — борьба за справедливую заработную плату, восьмичасовой рабочий день, законы о детском труде, стандарты здоровья и безопасности, всеобщее избирательное право, права женщин, расовое равенство — происходили в на низовом уровне, против кровавого сопротивления. Охватывая прибытие Христофора Колумба во время первого президентского срока Клинтона, «Народная история Соединенных Штатов » содержит глубокий анализ наиболее важных событий в США.С. история.

    Library Journal называет книгу Говарда Зинна «Народная история Соединенных Штатов » «блестящей и трогательной историей американского народа с точки зрения тех. . . чье тяжелое положение было в значительной степени исключено из большинства историй». Наполненный яркими деталями и красноречивыми цитатами, отмеченный наградами классический роман Зинна продолжает революционизировать способы преподавания и запоминания истории США.

    Книга появилась в популярных СМИ, таких как The Sopranos , The Simpsons , Good Will Hunting , Lady Bird и History Channel документальный фильм The People Speak .[Описание издателя.]

    Продано более двух миллионов копий.

    Издание, посвященное 35-летию, опубликованное в ноябре 2015 года, включает новое предисловие Энтони Арнова. Он начинает,

    Говард Зинн коренным образом изменил представление миллионов людей об истории, выпустив «Народная история Соединенных Штатов». Однако он первым скажет, что сделал это не один. Книга выросла из его осознания важности социальных движений в США.S. история, в некоторых из которых он играл активную роль в 1960-х и 1970-х годах и позже, а именно в Движении за гражданские права, массовых мобилизациях для прекращения войны во Вьетнаме, а также в других антивоенных движениях и многих движениях за более высокую заработную плату и права трудящихся и права женщин, латиноамериканцев, коренных американцев, геев и лесбиянок и др.

    ISBN: 9780062397348 | Опубликовано HarperCollins.

    Цитаты учителей

    Для учителя веб-сайт Образовательного проекта Zinn имеет неоценимое значение, поскольку он предоставляет задания, непосредственно связанные с  Народной историей .На прошлой неделе мы сделали The People vs. Columbus и др. , в котором все стороны, причастные к прибытию Колумба, предстают перед судом за убийство таино. Занятие было настолько интерактивным, что учителям из других классов пришлось просить нас потише. Студенты смогли лучше понять мотивы и последствия прибытия.

    Несмотря на то, что Народная история  может быть немного сложным для некоторых учащихся, мероприятия на веб-сайте Образовательного проекта Zinn делают контент доступным независимо от их уровня чтения.

    — Джулиан Хипкинс III

    Администратор средней школы, Вашингтон, округ Колумбия

    Я прочитал «Народную историю Соединенных Штатов» летом перед младшим классом средней школы — пятнадцать лет назад. Это было интересное время. Это было в 2005-2006 годах, когда войны в Ираке и Афганистане шли полным ходом, и я начал обращать внимание на то, что окружающие говорят о войне.

    Когда я сидел в Бостон Коммон и читал свою книгу «История народа » в мягкой обложке, ко мне, должно быть, подходили десятки людей, чтобы рассказать, как сильно она изменила их жизнь.Кто-то был бывшим студентом, кто-то фанатом, кто-то был студентом колледжа, впервые читавшим Зинна. Говард Зинн сделал мне подарок — радикальное пробуждение. В его работах есть такая сила. Вы не так легко забываете несправедливость, а он раскапывает несправедливости, о которых другие учебники предпочли бы забыть.

    Мне выпала честь познакомиться с Зинном, когда он выступал со вступительным словом на экранизации произведения Грейс Пейли. Несмотря на то, что Зинн был активистом, педагогом, историком, пацифистом, меншем, он напомнил мне о том, почему наш народ борется за справедливость.Мне нравится давняя антикапиталистическая, антибелая расистская традиция, которую он продолжил как еврей. Наша религия обязывает нас бороться за всех, кто угнетен, и каждый раз, когда я читаю Зинна, я нахожу это напоминание и эту память.

    Я верю в силу радикальных изменений посредством прогрессивного образования и полностью поддерживаю работу образовательного проекта Zinn.

    — Бекки Эйдельман

    Городская и экологическая политика и планирование Аспирант, Бостон, Массачусетс

    Я обычно использую Народная история Соединенных Штатов в своем классе APUSH, чтобы различать повествование и факты. Мы всегда читаем главу о Христофоре Колумбе, чтобы действительно установить стандарт того, как история была романтизирована вдали от правды, чтобы продвигать чистый патриотизм.

    — Тайлер Джордж

    Высший преподаватель социальных наук, Клинтон, Мичиган

    Из книги «Народная история Соединенных Штатов» я использую главу Говарда Зинна об американо-мексиканской войне в качестве отправной точки для обучения своих студентов империализму, манифесту судьбы и вторжению на запад.

    Наряду с книгой учащиеся читают первоисточники из многих источников, включая Линкольна и Фредерика Дугласа.Эти источники даже вдохновили на создание собственных плакатов антивоенного протеста.

    — Эйприл Тонделли

    Учитель истории, Чикаго, Иллинойс

    Благодаря этой книге в начале учебы в колледже я понял важность правдивых, нефильтрованных слов реальных действующих лиц исторического события. В результате меня еще больше увлекло изучение истории и, в конце концов, моя карьера учителя истории. «Народная история » привлек мое внимание к тому, что американская история гораздо интереснее этого.Наша история — это захватывающая, иногда ужасающая борьба за власть, и это делает нас такими же, как и все другие страны, которые когда-либо существовали.

    Длинный список «хороших парней», которым не с кем бороться, — это ни реальная история, ни хорошая история. Это не находит отклика, потому что заставляет студента поверить, что мы все ждем следующего выдающегося лидера, вместо того, чтобы стать движущей силой перемен в наших собственных сообществах. Народная история помог мне осознать это как студенту-историку и вдохновил меня на попытку донести правдивые истории до молодых людей, уставших от недоступных списков, которыми стало преподавание истории.

    — Рейнольдс Боденхамер

    Учитель социальных наук средней школы, Галфпорт, Миссисипи

    В своем классе я использую первую главу из Народной истории Соединенных Штатов — прибытие Колумба — в сочетании с рассказом «учебника» о влиянии прибытия Колумба.

    Мои ученики уделяют особое внимание первоисточникам, чтобы обсудить перспективы истории и то, как история записывается и пересказывается. Кто решает, какую историю изучать?

    — Стефани Сантанджело

    Учитель, Октон, Вирджиния

    В первый год преподавания 15 лет назад я просматривал местные книжные магазины в поисках ресурсов, которые могли бы дополнить учебник, который меня возмущал.Я стал учителем истории, чтобы помочь ученикам сделать историю неотъемлемой частью своей жизни, а учебник, похоже, произвел противоположный эффект. Я схватил Народная история Соединенных Штатов и до сих пор не отложил ее.

    То, как Говард Зинн делает историю привлекательной для студентов, неоспоримо, и это ресурс, без которого я и мои студенты не можем обойтись. Многие ученики, оказавшиеся на альтернативных программах, часто говорят, что учителя никогда не делали школу интересной.Работа Зинна дала мне ресурсы, необходимые для того, чтобы уловить внутреннее чувство справедливости, которым обладают многие городские студенты. Как педагог, я очень взволнован тем, что, хотя я открыл окно с помощью Говарда Зинна, они приложили усилия, чтобы изучить то, что снаружи.

    — Дон Фонтейн

    Учитель социальных наук средней школы, Спрингфилд, Массачусетс

    Я являюсь поклонником Говарда Зинна с тех пор, как купил книгу «Народная история », когда она только вышла.Я цитировал его в большем количестве газетных колонок, чем могу припомнить. Я также много раз цитировал его в своих лекциях в Общественном и техническом колледже Западного Кентукки, где я проработал 36 лет. Я рекомендовал книгу своим ученикам. Я до сих пор рекомендую эту книгу своим братьям и сестрам по профсоюзу — я работаю веб-мастером и редактором AFL-CIO штата Кентукки, членом исполнительного совета штата и пенсионером AFT Local 1360. Многие купили копии его.

    — Берри Крейг

    Почетный профессор истории Общественного и технического колледжа Западного Кентукки, Луисвилл, Кентукки

    Прочтите еще цитаты учителей о влиянии книг Говарда Зинна и «Народная история Соединенных Штатов» на их работу.

    Содержание Глава 1. Колумб, индейцы и человеческий прогресс Intimately Oppressed
    Глава 7. Пока растет трава или течет вода
    Глава 8. Мы ничего не берем завоеванием, слава богу
    Глава 9. Рабство без подчинения, освобождение без свободы
    Глава 10.Другая гражданская война
    Глава 11. Бароны-разбойники и повстанцы
    Глава 12. Империя и народ
    Глава 13. Социалистический вызов
    Глава 14. Война — здоровье государства
    Глава 15. Самопомощь в трудные времена
    Глава 16. Народная война?
    Глава 17. Или он взорвется?
    Глава 18. Невозможная победа: Вьетнам
    Глава 19. Сюрпризы
    Глава 20. Семидесятые: под контролем?
    Глава 21. Картер-Рейган-Буш: двухпартийный консенсус
    Глава 22.Незарегистрированное сопротивление
    Глава 23. Грядущий мятеж гвардейцев
    Глава 24. Президентство Клинтона
    Глава 25. Выборы 2000 г. и «война с терроризмом»

    Время выбора речи, 27 октября 1964 г.

    «Речь» — так назвал это Рональд Рейган. Сегодня мы называем это «Время выбора», и это был поворотный момент в жизни Рональда Рейгана.

    Рональд Рейган начал долгую побочную карьеру публичных выступлений, когда его актерская карьера завершилась.Он путешествовал по стране, встречаясь с клубами Lions, Rotary Clubs, торговыми палатами и любыми другими местными группами с гражданскими взглядами. Это продолжалось и усиливалось во время его работы в качестве представителя General Electric во время ведения спонсируемого ими телесериала. «Речь» была произнесена в различных формах и для разных аудиторий, поскольку каждое слово было отточено, взвешено и заучено.

    Во время президентской кампании 1964 года официальные лица Республиканской партии в Калифорнии, знавшие мощное послание Рейгана и его подачу, попросили его снять речь от имени кандидата от Республиканской партии Барри Голдуотера.Речь прозвучала 27 октября 1964 года и произвела фурор. Пожертвования Республиканской партии и кандидатам резко возросли.

    Республиканская партия приняла это к сведению и с этого момента стала преследовать Рейгана как кандидата. В 1966 году он согласился баллотироваться на пост губернатора Калифорнии. Он выиграл два срока и, в конце концов, стал президентом.

    Выступление можно посмотреть на нашем YouTube-канале.


    Стенограмма передачи «Время выбора», показанной по национальному телевидению 27 октября 1964 г.

    Спасибо.Большое Вам спасибо. Спасибо и добрый вечер. Спонсор определен, но, в отличие от большинства телевизионных программ, исполнителю не предоставили сценарий. На самом деле, мне было позволено выбирать слова и обсуждать свои собственные идеи относительно выбора, который нам предстоит сделать в ближайшие несколько недель.

    Большую часть своей жизни я был демократом. Недавно я счел нужным пойти другим путем. Я считаю, что стоящие перед нами вопросы пересекают партийную линию. Теперь одна сторона в этой кампании говорила нам, что вопросы этих выборов — поддержание мира и процветания. Была использована фраза: «У нас никогда не было так хорошо».

    Но у меня неприятное ощущение, что это процветание не то, на чем мы можем основывать наши надежды на будущее. Ни одна нация в истории не пережила налогового бремени, которое достигало трети ее национального дохода. Сегодня 37 центов из каждого доллара, заработанного в этой стране, приходится на сборщиков налогов, и тем не менее наше правительство продолжает тратить на 17 миллионов долларов в день больше, чем получает. Мы не сбалансировали наш бюджет 28 из последних 34 годы.За последние двенадцать месяцев мы трижды повышали лимит нашего долга, и теперь наш государственный долг в полтора раза превышает совокупный долг всех стран мира. У нас в казне 15 миллиардов долларов золотом; у нас нет ни унции. Иностранные долларовые требования составляют 27,3 миллиарда долларов. И мы только что объявили, что доллар 1939 года теперь будет стоить 45 центов в его полной стоимости.

    Что касается мира, который мы хотели бы сохранить, мне интересно, кто из нас хотел бы подойти к жене или матери, чей муж или сын умер в Южном Вьетнаме и спросить их, считают ли они, что этот мир следует поддерживать на неопределенный срок. Имеют ли они в виду мир, или они имеют в виду, что мы просто хотим, чтобы нас оставили в покое? Не может быть настоящего мира, пока один американец умирает где-то в мире за всех нас. Мы воюем с самым опасным врагом, с которым когда-либо сталкивалось человечество в его долгом восхождении от болот к звездам, и было сказано, что если мы проиграем эту войну и тем самым потеряем наш путь к свободе, история рухнет. с величайшим изумлением констатируют, что те, кому было что терять, меньше всех сделали для того, чтобы этого не произошло.Что ж, я думаю, пришло время спросить себя, знаем ли мы еще свободы, которые были предназначены для нас отцами-основателями.

    Не так давно два моих друга разговаривали с кубинским беженцем, бизнесменом, сбежавшим из Кастро, и посреди его рассказа один из моих друзей повернулся к другому и сказал: «Мы не знаем как нам повезло». И кубинец остановился и сказал: «Как вам повезло? Мне было куда бежать». И в этом предложении он рассказал нам всю историю. Если мы здесь потеряем свободу, нам будет некуда бежать. Это последний бой на земле.

    И эта идея о том, что правительство обязано народу, что у него нет другого источника власти, кроме суверенного народа, до сих пор является самой новой и самой уникальной идеей во всей долгой истории отношения человека к человеку.

    Это вопрос этих выборов: верим ли мы в нашу способность к самоуправлению или же мы отказываемся от американской революции и признаем, что маленькая интеллектуальная элита в далекой столице может планировать нашу жизнь для нас лучше, чем мы. планируем их сами.

    Нам с вами все чаще говорят, что мы должны выбирать между левым или правым. Ну, я хотел бы предположить, что нет такого понятия, как левое или правое. Есть только верх или низ — [вверх] мечта стариков, высшая степень индивидуальной свободы, согласующаяся с законом и порядком, или спуск к муравейнику тоталитаризма. И независимо от их искренности, их гуманитарных мотивов, те, кто променял нашу свободу на безопасность, встали на этот нисходящий курс.

    В это время сбора голосов они используют такие термины, как «Великое общество», или, как нам сказал несколько дней назад президент, мы должны согласиться с большей активностью правительства в делах народа. Но они были немного более откровенными в прошлом и между собой; и все, что я сейчас процитирую, появилось в печати. Это не обвинения республиканцев. Например, у них есть голоса, которые говорят: «Холодная война закончится, если мы примем не недемократический социализм». Другой голос говорит: «Мотив прибыли устарел. Его необходимо заменить стимулами государства всеобщего благосостояния». Или: «Наша традиционная система индивидуальной свободы не способна решить сложные проблемы ХХ века.Сенатор Фулбрайт сказал в Стэнфордском университете, что Конституция устарела. Он назвал президента «нашим учителем нравственности и нашим лидером», и он сказал, что ему «мешают в его задаче ограничения власти, наложенные на него этим устаревшим документ». Он должен быть «освобожден», чтобы он «мог сделать для нас» то, что, как он знает, «лучше». Полная власть централизованного правительства.

    Ну, меня, например, возмущает, когда представитель народа называет вас и меня, свободных мужчин и женщин этой страны, «массами». в Америке. Но помимо этого, «полная власть централизованного правительства» — это как раз то, что отцы-основатели стремились свести к минимуму. Они знали, что правительства ничего не контролируют. Правительство не может контролировать экономику, не контролируя людей. И они знают, что когда правительство намеревается сделать это, оно должно использовать силу и принуждение для достижения своей цели.Они также знали, эти отцы-основатели, что помимо своих законных функций правительство не делает ничего так же хорошо и экономично, как частный сектор экономики.

    У нас нет лучшего примера этого, чем участие правительства в фермерской экономике за последние 30 лет. С 1955 года стоимость этой программы почти удвоилась. На четверть сельского хозяйства в Америке приходится 85 процентов излишков фермы. Три четверти фермерских хозяйств находятся на свободном рынке, и потребление всей их продукции на душу населения увеличилось на 21 процент.Видите ли, эта четверть сельского хозяйства регулируется и контролируется федеральным правительством. За последние три года мы потратили 43 доллара на программу кормового зерна на каждый долларовый бушель кукурузы, которую мы не выращиваем.

    Сенатор Хамфри на прошлой неделе заявил, что Барри Голдуотер, будучи президентом, будет стремиться ликвидировать фермеров. Он должен сделать свою домашнюю работу немного лучше, потому что он обнаружит, что у нас есть сокращение на 5 миллионов в поселении фермы в соответствии с этими государственными программами. Он также обнаружит, что администрация Демократической партии стремилась добиться от Конгресса расширения сельскохозяйственной программы, включив в нее те три четверти, которые сейчас бесплатны.Он обнаружит, что они также просили предоставить право сажать в тюрьму фермеров, которые не будут вести бухгалтерский учет в соответствии с предписаниями федерального правительства. Министр сельского хозяйства потребовал права конфисковать фермы путем осуждения и перепродать их другим лицам. И в той же программе содержалось положение, которое позволяло федеральному правительству убрать с земли 2 миллиона фермеров.

    В то же время увеличилось количество сотрудников Департамента сельского хозяйства. Сейчас в Соединенных Штатах на каждые 30 ферм приходится одна, и до сих пор нам не могут рассказать, как бесследно исчезли 66 кораблей с зерном, направлявшихся в Австрию, а Билли Сол Эстес так и не покинула берег.

    Каждый ответственный фермер и фермерская организация неоднократно обращались к правительству с просьбой освободить фермерское хозяйство, но как — кто такие фермеры — узнать, что для них лучше? Фермеры, выращивающие пшеницу, проголосовали против программы выращивания пшеницы. Правительство все равно его приняло. Теперь цена на хлеб растет; цена пшеницы для фермера падает.

    Тем временем в городе, в процессе обновления города, продолжается наступление на свободу. Права частной собственности [размыты] настолько, что общественный интерес — это почти все, что, по мнению некоторых государственных планировщиков, должно быть.В программе, которая берет у нуждающихся и дает жадным, мы видим такие зрелища, как в Кливленде, штат Огайо, здание стоимостью в полтора миллиона долларов, построенное всего три года назад, должно быть разрушено, чтобы освободить место для того, что правительственные чиновники назвать «более совместимым использованием земли». Президент говорит нам, что теперь он собирается начать строительство тысяч единиц государственного жилья, тогда как до сих пор мы строили их только сотнями. Но FHA [Федеральное жилищное управление] и Управление по делам ветеранов сообщают нам, что у них есть 120 000 единиц жилья, которые они забрали обратно в результате обращения взыскания на ипотеку.В течение трех десятилетий мы пытались решить проблемы безработицы с помощью государственного планирования, и чем чаще планы терпят неудачу, тем больше планируют планировщики. Последним является Агентство по благоустройству территории.

    Они только что объявили округ Райс, штат Канзас, депрессивным районом. В округе Райс, штат Канзас, есть двести нефтяных скважин, и 14 000 жителей имеют более 30 миллионов долларов на личных сбережениях в своих банках. И когда правительство говорит вам, что вы в депрессии, ложитесь и впадайте в депрессию.

    У нас так много людей, которые не могут увидеть толстого человека, стоящего рядом с худым, и не прийти к выводу, что толстяк стал таким, воспользовавшись худым. Так что они решат все проблемы человеческих страданий с помощью правительства и государственного планирования. Что ж, теперь, если у государственного планирования и социального обеспечения есть ответ — а у них есть почти 30 лет — не должны ли мы ожидать, что правительство время от времени зачитывает нам счет? Разве они не должны нам рассказывать о ежегодном снижении числа людей, нуждающихся в помощи? Сокращение потребности в государственном жилье?

    Но верно и обратное.С каждым годом потребность растет; программа становится больше. Четыре года назад нам сказали, что 17 миллионов человек каждую ночь ложатся спать голодными. Что ж, наверное, это было правдой. Все были на диете. Но теперь нам говорят, что 9,3 миллиона семей в этой стране живут за чертой бедности из-за того, что зарабатывают менее 3000 долларов в год. Расходы на социальное обеспечение в 10 раз больше, чем в темных глубинах Великой депрессии. Мы тратим 45 миллиардов долларов на социальное обеспечение. А теперь немного подсчитайте, и вы обнаружите, что если мы разделим 45 миллиардов долларов поровну между этими 9 миллионами бедных семей, мы сможем давать каждой семье по 4600 долларов в год. И это добавление к их нынешнему доходу должно устранить бедность. Однако прямая помощь бедным составляет всего около 600 долларов на семью. Казалось бы, где-то должны быть какие-то накладные расходы.

    Итак, теперь мы объявляем «войну бедности» или «Ты тоже можешь быть Бобби Бейкером». Теперь они действительно ожидают, что мы поверим, что если мы добавим 1 миллиард долларов к 45 миллиардам, которые мы тратим, еще одна программа к 30 с лишним, которые у нас есть — и помните, эта новая программа не заменяет ни одну, она просто дублирует существующие программы — верят ли они, что бедность внезапно исчезнет по волшебству? Ну, честно говоря, я должен объяснить, что есть одна часть новой программы, которая не дублируется.Это особенность молодежи. Теперь мы собираемся решить проблему отсева, преступности несовершеннолетних, восстановив что-то вроде старых лагерей CCC [Гражданский корпус охраны природы], и мы собираемся поместить нашу молодежь в эти лагеря. Но снова мы делаем некоторые арифметические действия и обнаруживаем, что будем тратить каждый год только на проживание и питание для каждого молодого человека, которому мы помогаем, 4700 долларов в год. Мы можем отправить их в Гарвард за 2700! Конечно, не поймите меня неправильно. Я не утверждаю, что Гарвард — это ответ на преступность среди несовершеннолетних.

    А если серьезно, что мы делаем с теми, кому хотим помочь? Не так давно судья вызвал меня сюда, в Лос-Анджелес. Он рассказал мне о молодой женщине, которая пришла к нему на развод. У нее было шестеро детей, она была беременна седьмым. Во время его допроса она показала, что ее муж был чернорабочим, зарабатывающим 250 долларов в месяц. Она хотела развестись, чтобы получить прибавку в 80 долларов. Она имеет право на 330 долларов в месяц по программе помощи детям-иждивенцам. Идея пришла ей в голову от двух женщин по соседству, которые уже сделали то же самое.

    Однако каждый раз, когда вы и я подвергаем сомнению планы благотворителей, нас обвиняют в том, что мы противостоим их гуманитарным целям. Они говорят, что мы всегда «против» чего-либо — мы никогда не «за» что-либо.

    Ну, беда наших либеральных друзей не в том, что они невежественны; просто они знают так много, что это не так.

    Итак, мы выступаем за то, чтобы нищета не следовала за безработицей по причине старости, и с этой целью мы приняли Социальное обеспечение как шаг к решению этой проблемы.

    Но мы против тех, кому доверена эта программа, когда они практикуют обман в отношении ее финансовых недостатков, когда они обвиняют любую критику программы в том, что мы хотим прекратить выплаты тем людям, средства к существованию которых зависят от них. Они назвали это «страховкой» для нас в сотнях миллионов экземпляров литературы. Но потом они предстали перед Верховным судом и заявили, что это была программа социального обеспечения. Они используют термин «страхование» только для того, чтобы продать его людям.И они сказали, что взносы на социальное обеспечение являются налогом для общего пользования правительства, и правительство использовало этот налог. Фонда нет, потому что Роберт Байерс, глава актуарной комиссии, выступил перед комитетом Конгресса и признал, что на данный момент Социальное обеспечение составляет 298 миллиардов долларов в дыре. Но он сказал, что не должно быть причин для беспокойства, потому что, пока у них есть право взимать налоги, они всегда могут забрать у людей все, что им нужно, чтобы выручить их из беды. И они делают именно это.

    Молодой человек, 21 год, работающий со средней зарплатой. Его взносы в систему социального страхования на открытом рынке позволили бы ему купить страховой полис, который гарантировал бы 220 долларов в месяц в возрасте 65 лет. Правительство обещает 127. Он мог бы прожить до 31 года, а затем оформить полис, который будет платить больше, чем социальное обеспечение. Неужели нам так не хватает деловой хватки, что мы не можем поставить эту программу на прочную основу, чтобы люди, которые действительно требуют этих платежей, обнаружили, что могут получить их в срок, что шкаф не пуст?

    Барри Голдуотер думает, что мы можем.

    В то же время нельзя ли ввести добровольные признаки, которые позволили бы гражданину, который может лучше работать самостоятельно, быть освобожденным при предъявлении доказательств того, что он сделал резерв на нетрудовые годы? Не разрешить ли вдове с детьми работать и не лишиться льгот, якобы выплачиваемых ее покойным мужем? Разве нам с вами не следует разрешить объявить, кто будет нашими бенефициарами по этой программе, чего мы не можем сделать? Я думаю, мы за то, чтобы сказать нашим пенсионерам, что никому в этой стране не должно быть отказано в медицинской помощи из-за отсутствия средств. Но я думаю, что мы против принуждения всех граждан, независимо от необходимости, к обязательной государственной программе, особенно когда у нас есть такие примеры, как было объявлено на прошлой неделе, когда Франция признала, что их программа Medicare теперь банкрот. Они подошли к концу пути.

    Кроме того, был ли Барри Голдуотер настолько безответственным, когда он предложил нашему правительству отказаться от своей программы преднамеренной, запланированной инфляции, чтобы, когда вы будете получать пенсию по социальному обеспечению, за доллар можно было купить доллар, а не 45 центов. ?

    Я думаю, мы за международную организацию, в которой народы мира могут искать мира.Но я думаю, что мы против подчинения американских интересов организации, которая стала настолько структурно несостоятельной, что сегодня вы можете собрать две трети голосов в зале Генеральной Ассамблеи среди стран, которые представляют менее 10 процентов населения мира. Я думаю, что мы против лицемерных нападок на наших союзников, потому что они кое-где цепляются за колонию, а мы участвуем в заговоре молчания и никогда не открываем рта о миллионах людей, порабощенных в советских колониях в странах-сателлитах.

    Я думаю, что мы за то, чтобы помогать нашим союзникам, делясь нашими материальными благами с теми народами, которые разделяют наши фундаментальные убеждения, но мы против раздачи денег правительства правительству, создания бюрократии, если не социализма, во всем мире. . Мы решили помочь 19 странам. Мы помогаем 107. Мы потратили 146 миллиардов долларов. На эти деньги мы купили яхту для Хайле Селассие за 2 миллиона долларов. Мы купили парадные костюмы для греческих гробовщиков, дополнительных жен для правительственных чиновников Кении [n].Мы купили тысячу телевизоров для места, где нет электричества. За последние шесть лет 52 страны купили нашего золота на 7 миллиардов долларов, и все 52 страны получают иностранную помощь от этой страны.

    Ни одно правительство добровольно не сокращается. Таким образом, правительственные программы, однажды запущенные, никогда не исчезнут.

    На самом деле правительственное бюро — это самое близкое к вечной жизни существо, которое мы когда-либо видели на этой земле.

    Федеральные служащие — число федеральных служащих два с половиной миллиона человек; а также на федеральном уровне, уровне штата и местном уровне, каждая шестая рабочая сила страны, нанятая правительством.Эти разрастающиеся бюро с их тысячами правил стоили нам многих наших конституционных гарантий. Кто из нас осознает, что сегодня федеральные агенты могут вторгаться в чужую собственность без ордера? Они могут наложить штраф без официального слушания, не говоря уже о суде присяжных? И они могут конфисковать и продать его имущество на аукционе, чтобы добиться уплаты этого штрафа. В округе Чико, штат Арканзас, Джеймс Вир засадил слишком много риса на своем участке. Правительство добилось судебного решения на сумму 17 000 долларов. И У.С. Маршал продал с аукциона свою ферму площадью 960 акров. Правительство заявило, что это необходимо в качестве предупреждения другим, чтобы система работала.

    19 февраля прошлого года в Университете Миннесоты Норман Томас, шестикратный кандидат в президенты от Социалистической партии, сказал: «Если бы Барри Голдуотер стал президентом, он остановил бы продвижение социализма в Соединенных Штатах». Я думаю, именно это он и сделает.

    Но как бывший демократ я могу сказать вам, что Норман Томас не единственный человек, который провел эту параллель с социализмом с нынешней администрацией, потому что еще в 1936 г.Сам демократ Эл Смит, великий американец, выступил перед американским народом и обвинил руководство его партии в том, что оно ведет партию Джефферсона, Джексона и Кливленда по пути под знамена Маркса, Ленина и Сталина. И он ушел из своей партии, и он не возвращался до дня своей смерти, потому что до сих пор руководство этой партии ведет эту партию, эту почетную партию, по пути, по образу и подобию рабочей социалистической партии Англия.

    Теперь не требуется экспроприации или конфискации частной собственности или бизнеса, чтобы навязать народу социализм.Что означает, владеете ли вы документом или правом собственности на свой бизнес или собственность, если правительство имеет право на жизнь и смерть в отношении этого бизнеса или собственности? И такая техника уже есть. Правительство может найти какое-либо обвинение против любой проблемы, которую оно решит преследовать в судебном порядке. У каждого бизнесмена есть своя история домогательств. Где-то произошло извращение. Наши естественные, неотъемлемые права теперь считаются устроением правительства, и свобода никогда еще не была такой хрупкой, такой близкой к тому, чтобы ускользнуть из наших рук, как в этот момент.

    Похоже, наши противники-демократы не хотят обсуждать эти вопросы. Они хотят заставить вас, и я верю, что это соревнование между двумя мужчинами, что мы должны выбирать только между двумя личностями.

    Ну, что насчет этого человека, которого они уничтожат, и, уничтожая, они уничтожат то, что он представляет, идеи, которыми мы с вами дорожим? Тот ли он дерзкий, поверхностный и легкомысленный человек, каким, как они говорят, он является? Что ж, мне выпала честь знать его «когда». Я знал его задолго до того, как он начал мечтать о попытках занять высокий пост, и могу сказать вам лично, что никогда в жизни не встречал человека, который, по моему убеждению, был бы настолько неспособен на нечестный или бесчестный поступок.

    Это человек, который в своем собственном бизнесе до того, как занялся политикой, ввел план распределения прибыли еще до того, как об этом подумали профсоюзы. Он оформил медицинскую и медицинскую страховку для всех своих сотрудников. Он взял 50 процентов прибыли до уплаты налогов и создал пенсионную программу для всех своих сотрудников. Он отправлял ежемесячные пожизненные чеки сотруднику, который был болен и не мог работать. Он обеспечивает уход за детьми матерей, которые работают в магазинах. Когда Мексику разорило наводнение в Рио-Гранде, он сел в свой самолет и доставил туда лекарства и припасы.

    Бывший солдат рассказал мне, как он с ним познакомился. Это было за неделю до Рождества во время войны в Корее, и он был в аэропорту Лос-Анджелеса, пытаясь добраться домой, в Аризону, на Рождество. И сказал, что [было] много военнослужащих, а мест в самолетах нет. А затем из громкоговорителя раздался голос и сказал: «Все люди в форме, желающие перелететь в Аризону, отправляйтесь на такую-то взлетно-посадочную полосу», и они пошли туда, и там в самолете сидел парень по имени Барри Голдуотер. .Каждый день в те недели перед Рождеством, весь день напролет он загружал самолет, летал в Аризону, доставлял их домой, летал обратно, чтобы получить еще одну загрузку.

    В лихорадочные доли секунды кампании этот человек нашел время, чтобы посидеть рядом со старым другом, который умирал от рака. Руководители его предвыборной кампании были по понятным причинам нетерпеливы, но он сказал: «Не так много осталось тех, кого волнует, что с ней происходит. Я хотел бы, чтобы она знала, что мне не все равно». Это человек, который сказал своему 19-летнему сыну: «Нет основания лучше скалы честности и справедливости, и когда ты начнешь строить свою жизнь на этой скале, на цементе веры в Бога, ты есть, то у вас есть реальный старт.«Это не тот человек, который мог бы по неосторожности отправить чужих сыновей на войну. И это проблема этой кампании, которая делает все другие проблемы, которые я обсуждал, академическими, если только мы не осознаем, что находимся на войне, которую нужно выиграть.

    Те, кто готов обменять нашу свободу на суповую кухню государства всеобщего благосостояния, сказали нам, что у них есть утопическое решение мира без победы Они называют свою политику «приспособлением». враг, он забудет свои злые пути и научится любить нас.Всех, кто противостоит им, обвиняют в разжигании войны. Говорят, мы предлагаем простые ответы на сложные проблемы. Что ж, возможно, есть простой ответ — не простой, но простой: если у вас и у меня хватит мужества сказать нашим избранным должностным лицам, что мы хотим, чтобы наша национальная политика основывалась на том, что мы знаем в наших сердцах, морально правильна.

    Мы не можем купить нашу безопасность, нашу свободу от угрозы бомбы, совершив такую ​​безнравственность, как обращение к миллиарду людей, ныне порабощенных за железным занавесом: «Откажитесь от своих мечтаний о свободе, потому что, чтобы спасти нашу собственную шкуру, мы готовы заключить сделку с вашими рабовладельцами.Александр Гамильтон сказал: «Нация, которая может предпочесть позор опасности, готова к хозяину и заслуживает его». Теперь давайте установим рекорд. Нет никаких споров по поводу выбора между миром и войной, но есть только один гарантированный способ может быть мир — и вы можете получить его в следующую секунду — сдаться

    По общему признанию, есть риск в любом пути, которым мы следуем, кроме этого, но каждый урок истории говорит нам, что больший риск заключается в умиротворении, и это Призрак, с которым отказываются смотреть наши благонамеренные либеральные друзья, заключается в том, что их политика уступок — это умиротворение, и она не дает выбора между миром и войной, а только между борьбой или капитуляцией. Если мы будем продолжать приспосабливаться, продолжать отступать и отступать, в конце концов нам придется столкнуться с последним требованием, ультиматумом. И что тогда, когда Никита Хрущев сказал своим людям, что знает, каков будет наш ответ? Он сказал им, что мы отступаем под давлением холодной войны, и когда-нибудь, когда придет время поставить окончательный ультиматум, наша капитуляция будет добровольной, потому что к тому времени мы будем ослаблены изнутри духовно, нравственно, и экономически. Он верит в это, потому что с нашей стороны он слышал голоса, умоляющие о «мире любой ценой» или «лучше красный, чем мертвый», или, как выразился один комментатор, он «лучше будет жить на коленях, чем умереть стоя».» И там лежит дорога к войне, потому что эти голоса не говорят за остальных из нас.

    Мы с тобой знаем и не верим, что жизнь так дорога, а мир так сладок, что его можно купить ценой цепей и рабство. Если ничто в жизни не стоит того, за что стоит умирать, то когда это началось — именно перед лицом этого врага? Или Моисей должен был сказать детям Израиля жить в рабстве у фараонов? Должен ли был Христос отказаться от креста? патриоты на мосту Конкорд бросили свое оружие и отказались стрелять, услышанный во всем мире? Мученики истории не были дураками, и наши заслуженные погибшие, отдавшие свои жизни, чтобы остановить наступление нацистов, не погибли в напрасно. Где же тогда дорога к миру? В конце концов, это простой ответ.

    У нас с тобой хватает смелости сказать нашим врагам: «Есть цена, которую мы не заплатим». «Есть точка, дальше которой они не должны продвигаться». И это — это смысл фразы Барри Голдуотера «Мир через силу». Уинстон Черчилль сказал: «Судьба человека не измеряется материальными расчетами. Когда в мире движутся великие силы, мы узнаем, что мы духи, а не животные». И он сказал: «Что-то происходит во времени и пространстве, и за пределами времени и пространства, что, нравится нам это или нет, требует долга.»

    У нас с тобой свидание с судьбой.

    Мы сохраним для наших детей эту последнюю лучшую надежду человека на земле, или мы приговорим их к тому, чтобы сделать последний шаг в тысячелетнюю тьму.

    Мы будем помнить и помнить, что Барри Голдуотер верит в нас Он верит, что мы с вами обладаем способностью, достоинством и правом принимать собственные решения и определять свою судьбу

    Большое спасибо

    Время покажет: интервью с Томасом Найлом

    Томас Нейл — адъюнкт-профессор философии Денверского университета. Он автор семи книг; его последняя версия — Theory of the Image (Oxford University Press, 2019).

    Поздравляем вас с таким впечатляющим набором стипендий, а также с вашей преданностью философии и не только в вашей карьере и преподавании. Другими словами, за время, необходимое для исследования, письма, рассуждений и творческого потока, не говоря уже о тяжелой работе, которую вы выполняете. Я прочитал несколько ваших эссе и в настоящее время работаю над Теорией образа , которая имеет огромное значение для нескольких областей обучения, как и ваша работа Бытие и движение , где вы утверждают, что мы нуждаемся в новой теории онтологии, специфичной для движения, что движением пренебрегают как онтологическим, и я согласен.Вы пишете, что движение есть во всех делах . Но ваша работа над Лукрецией также выделяется. У вас есть несколько других впечатляющих книг и статей. На задней обложке Лукреция I написано: «Самая оригинальная и шокирующая интерпретация Лукреция за последние сорок лет».

    Спасибо, что нашли время прочитать мою работу и поговорить со мной о ней.

    Какое-то время я со всем этим разберусь. Я часто думаю об идеях и системах Спинозы, Бергсона и Делёза, и я успешно читал курсы философии в США.Южная Мексика граничит с долиной Рио-Гранде, местом, где, к счастью, процветают прагматизм и многие великие художники и революционеры, а также мексикано-американские философы, а мексиканский экзистенциализм вырисовывается.

    Мне кажется, вы правы, что сочетание насилия и границы нормализовалось в обществе, в повседневных взаимодействиях, таких как проблемы капитализма и несправедливых структур власти. Мы все сейчас в движении, как вы пишете, разными способами. Как белого американца европейского происхождения, мои опасения относительно любого, кого называют иностранцем, должны вызывать подозрения, но не определение терроризма. Как философ расы я понимаю белый терроризм. Вы открыто выступаете за гражданские права человека и свободу мысли, а также, как вы пишете, «трансформация современных границ требует смены стратегий сопротивления: от голой жизни и конфронтации с суверенитетом, как утверждает Агамбен, к концепции радикально всеобъемлющей солидарности за пределами наций, государств и корпораций».

    Какую роль вы отводите публичной философии в этом отношении, что, по вашему мнению, она может помочь сделать сейчас и в будущем? Я начинаю здесь, потому что это такая важная область, чтобы предложить свои идеи, и вы очень глубоко работали над этими темами, например, в своей работе Теория границы или о движении мигрантов.Где мы находимся сегодня?

    В моем случае вся моя работа над движением началась с годичного проекта работы с группой правосудия по мигрантам «Никто не является нелегалом» в Торонто. Это был преобразующий опыт для меня как практически, так и теоретически. Это гораздо более радикальное и вдохновленное анархизмом движение, чем большинство из того, что происходит в США, и выходит за рамки либеральной философии гражданства и прав.

    Меня интересует правосудие в отношении мигрантов как важная политическая (и, возможно, даже революционная) борьба за права человека, а также как теоретический проект, в котором мы обнаруживаем, что историческое изгнание мигрантов является одним из примеров в более широкой теоретической традиции объяснения движения посредством что-то другое.Таким образом, найти в феномене миграции новую отправную точку для политической теории.

    Я надеюсь, что моя писательская деятельность, преподавание и активная деятельность могут сыграть небольшую роль в смещении нынешнего образа мыслей о миграции от представления о том, что это своего рода политическое исключение, решение о котором должны принимать западные страны. Если вместо этого понимать миграцию как главную конститутивную социальную силу на протяжении всей истории, я надеюсь, это означает, что голоса и деятельность мигрантов будут включены в социальные процессы, которые они сами помогают создавать и воспроизводить. Те, кто вносит социальный вклад и подвергается социальному влиянию, должны иметь право определять, какое социальное воздействие они оказывают на них. В настоящее время мы живем в условиях глобального апартеида, в котором с миллионами мигрантов, составляющими костяк многих социальных и экономических систем, обращаются так, как будто они ничто или «нелегалы».

    Занятия по миграции, которые я провожу, — это постоянный контроль над всеми мифами, с которыми приходят студенты, и той ерундой, которую Трамп продолжает говорить каждую неделю.В будущем я планирую взять студентов для активной работы на границе США и Мексики.

    Где мы находимся сегодня? В ужасном месте. Любой серьезный шаг вперед должен начинаться с предпосылки равенства, солидарности и включения всех людей, независимо от их статуса. Движение вперед означает, что каждый получает право голоса, а не только граждане, предлагающие решения для «иммиграционной реформы».

    Это ужасно. Я также много занимаюсь вопросами контроля над расой и полом, классом, границами, теоретическими и другими вопросами на своих университетских занятиях. Новой отправной точкой и перспективой для политической теории как изучения движения станет новая волна философии. Тот, который был бы поддерживающим и утвердительным, я надеюсь. Я очень ценю то, как вы применяете теорию на практике. Здесь мне вспоминаются заметки Альберта Мемми о «культурной летаргии», «солидарности побежденных» и «новом мире» в «Деколонизация и деколонизация ».

    В своей работе о Лукреции вы пишете: «Точно так же, как тела создают пространство и время посредством движения, так они также создают вес своим движением» (190)? Не могли бы вы немного рассказать об этом? Что такое время для Лукреция в вашем чтении и почему мы по праву возвращаемся к чтению его теорий? Вы также пишете: «Время для Лукреция есть не что иное, как относительное движение, покой и ощущение вещей…» (111) Эта страница вашего сочинения напоминает мне «Этику» Спинозы . Я понимаю связь с некоторыми вашими работами по , и мне еще предстоит распаковать их, я читаю медленно, но они имеют серьезные совпадения с динамической эпистемологией Спинозы и онтологией движения . Кажется, они друзья.

    Одна из вещей, которые так интересны мне в Лукреции, это то, что он один из немногих в западной традиции, кто готов сказать: «Материя движется», не нуждаясь в каком-либо более высоком объяснении ее движения.В его работах нет и следа трансцендентности. Для Лукреция неопределенное движение материи не происходит в пространстве и времени (что предшествовало бы движению), а производит само пространство и время. Таким образом, движение — это не движение из точки А в точку В (точки в пространстве, пройденные во времени) — это процесс, который в первую очередь создает линию и точки АВ. Если это звучит по-бергсоновски, то это потому, что Лукреций был первой интеллектуальной любовью Бергсона. Первая книга Бергсона представляла собой построчный греческий и латинский комментарий к великой поэме Лукреция De Rerum Natura ( Природа вещей ).Если Лукреций и звучит немного как Спиноза, то это потому, что Спиноза получил свой материализм от De Rerum Natura . Первые разделы второй книги Спинозы «Этика » — это, по сути, просто краткое изложение Лукреция.

    Разница, однако, в том, что Бергсон и Спиноза — виталисты: у Бергсона élan vital , а у Спинозы conatus — , ни один из которых не имеет эквивалента у Лукреция. Для Лукреция материя движется без какой-либо внешней причины или имманентной жизненной силы, энергии или силы.У Бергсона и Спинозы есть виталистический материализм, который переходит в Делёза и в современный виталистический новый материализм. Однако у Лукреция вы найдете отчетливый кинетический материализм, где природа есть просто материя в движении, вот и все. Так что да, в некотором смысле они все друзья, но с одним важным отличием.

    Неовиталисты могли бы сказать по этому поводу: «Да, но сила и жизненная сила не выходят за пределы материи, как в раннем современном витализме. Они имманентны материи. Движение — это просто другое слово для обозначения жизненной энергии.Я бы ответил: «Если жизненная энергия строго идентична движению, то зачем Спинозе, Бергсону, Ницше, Делёзу и другим вообще нужно было добавлять виталистические термины?» Какую работу выполняет «жизненность» для нашего материализма, чего не было уже в невиталистическом материализме Лукреция? По крайней мере виталистический язык ничего не добавляет к имманентному материализму, на мой взгляд. В лучшем случае, однако, он берет метафизически обремененный и политически проблематичный термин, такой как «жизнь», который является такой крошечной частицей вселенной и использовался для оправдания столь большого насилия над не-жизнью, а затем использует его, чтобы вернуть материю. свою свободу действий, как если бы материя нуждалась в «жизни», чтобы иметь свободу действий. Вселенная не просто жизненна и созидательна; он также деструктивен и неживой (на самом деле это в основном так). Но тогда, если вам нужна концепция жизненной силы, не привязывающая ее к жизни (и всем ее проблемам) и без какого-либо намека на то, что она онтологически отлична от материи, тогда зачем вообще использовать этот термин? Большая часть критики нового материализма была направлена ​​против этой виталистической его версии. Это очень плохо. Надеюсь, нам не придется выплескивать ребенка вместе с водой из ванны. Витализм не нужен и даже потенциально опасен для нового материализма, поэтому я на стороне Карен Барад и Мела Чена, которые прямо (хотя обычно в сносках) отвергли любую форму витализма в своих версиях нового материализма.

    Время, как и сила, для меня — еще один исторический пример попыток философов и ученых объяснить, почему движется материя. Сила была популярна в период раннего Нового времени, а время было популярно в 19 и 20 веках. Большинство онтологий и теорий времени рассматривают время как высшую априори природы (или человеческого существования). Исторически это было поддержано общей теорией относительности Эйнштейна в 20-м веке, хотя все еще существовали исключительные «сингулярности» (например, в черных дырах), оставшиеся необъясненными этой теорией.Материя в общей теории относительности движется по уже существующему искривленному пространству-времени. Однако, если квантовая теория верна, должна существовать квантовая теория гравитации (пространства и времени), в которой пространство-время возникает из законов квантовой механики. В частности, как энергетические вибрации ниже уровня пространства и времени производят пространство и время, подобные ряби на поверхности пруда.

    Это нынешнее предположение большинства современных теоретиков-физиков, даже если формализмы «квантовой гравитации» еще предстоит проверить экспериментально.Гонка продолжается, чтобы доказать это. Лукреций был предшественником этой идеи уже две тысячи лет назад: материя производит пространство и время своим неопределенным движением. Другими словами, я думаю, что мы, наконец, вернулись к Лукрецию. Философы должны быть в курсе того, что происходит в науках (а ученые должны не отставать от поэзии, как Лукреций). Моя мысль, конечно же, состоит в том, что квантовая гравитация, возможно, указывает на то, что пора сместить фокус с онтологий времени на онтологии движения.Пришло время рассмотреть новую перспективу. Это не потому, что я думаю, что «бытие есть движение» навсегда и во все времена, а потому, что исторически это наш нынешний предел мысли. Я не догматик и не метафизик. Если мы обнаружим во Вселенной что-то совершенно статичное, я могу ошибаться. Вот что я имею в виду под «исторической онтологией». По мере того как вещи меняются, мы перерабатываем наши онтологии настоящего изнутри настоящего. Онтология — это перформативная практика — это ключевой тезис «Бытия и движения».

    Op, я должен немного не согласиться с тем, что у Спинозы нет «эквивалента у Лукреция», особенно если обе системы являются движением, а затем еще раз движением, как писал Вим Клевер, но мы можем представить это как позднее обсуждение, возможно, на конференции SPEP.

    Я согласен с вами, что нам нужно перейти к онтологиям движения и принять соответствующие новые перспективы. Как вы прочтете в других интервью этой серии, обсуждение времени остается актуальным, поскольку оно сопровождает меняющийся мир квантовой физики, встречается с энергетической механикой и многим другим.

    Вам нужно задать множество вопросов, от истории эстетики, которую вы освещаете в Теории изображения , до более позитивных, продуктивных способов создания аффектов, особенно аффектов, связанных с постоянным пониманием, движением. , общие сообщества. Забавно отметить, что Майк Уитмор был профессором Лукреция по истории материи в CMU и Университете Дюкен вместе с Дэном Селсером десять лет назад. Уитмор хранит шекспировский архив в D.C. Они совместно учили своих выпускников некоторым из этих связей, которые вы также поддерживаете в своей весьма оригинальной работе. Я не против упомянуть эти имена в данном контексте. Они заставили всех своих выпускников таскать с собой эту маленькую красную книжку каждый день. Отличные, творческие педагоги. Нам повезло…

    В частности, в дополнение к тому, что вы сказали выше, сколько времени для вас? Несколько доверенных ученых сказали, что ваша работа по онтологии движения находится на уровне и объеме хайдеггеровского «Бытия и времени» .Здесь уместны дополнительные похвалы, поэтому я сделаю паузу только для того, чтобы спросить, насколько, по вашему мнению, ваша онтология движения отличается или уникальна, и что вы лично думаете о времени?

    Время для меня — кинетическое рассеяние материи. Я не буду называть энтропию, потому что энтропия обычно предполагает случайное движение (с чем я не согласен по причинам, описанным в Бытие и движение ). Материя имеет тенденцию перемещаться из более плотных областей в менее плотные, и это обеспечивает стрелу времени, которую мы ощущаем как региональные существа. Однако время не является онтологически хронологическим, потому что если время полностью материально, то оно не уходит «прочь» за пределы вселенной в какое-то несуществующее «прошлое». Нет никаких доказательств того, что такое существует за пределами Вселенной. Итак, прошлое все еще с нами в имманентном материале, которым мы являемся, и во Вселенной в более широком смысле. Будущее тоже здесь, в материи, которой мы (и природа) являемся. Итак, время, как сказал Бергсон в своих заключительных лекциях, Le pensée et le mouvant, не что иное, как движение : трансформация или перераспределение открытого целого.В каждый момент вся вселенная кинетически преобразует все свое распределение пространства и времени. Просто не существует статической природы, которую настоящее можно было бы назвать «природой прошлого». Все это постоянно отличается от самого себя, но имеет региональную тенденцию к энергетическому рассеянию.

    В моем прочтении Лукреций был прав в отношении примата движения, а не времени. Делёз, однако, подходит очень близко, но в итоге отдает предпочтение виталистской традиции, которую я только что описал. Это удерживает его от кинетической теории времени.Например, в «Различии и повторении » он явно подчиняет движение времени: «[Третий] синтез обязательно статичен, так как время уже не подчинено движению; время — самая радикальная форма изменения, но форма изменения не меняется» (ДР, 89). В «Логике смысла» подчинение движения и материи времени явно выражено в его теории «пустой формы времени, независимой от всякой материи» (LS, 62). Делёз явно ставит время выше материи и движения, а я нет.

    Что уникально в Бытие и движение , так это то, что это первая история философии движения и первая систематическая онтология движения. Я многим обязан Лукрецию, Марксу, Бергсону, Вирджинии Вульф, Полю Валери, Делёзу и другим, но в конце концов моя философия имеет свой собственный метод, концепции и выводы. Здесь слишком сложно обобщать, но вместо того, чтобы читать первые несколько глав Бытие и движение , я думаю, что могу сказать, что это первая онтология движения, которая взяла материальную практику самой онтологии в качестве предмета исторического исследования.

    Да, кронос. В настоящее время ведется новая работа над Делёзом в области философии и киноведения. Еще одна отличная дискуссия на какое-то время в будущем.

    Своей работой в качестве первой истории философии движения вы внесли значительный вклад в историю философии. Да, Бергсон пишет, что время есть движение и должно пониматься и как продолжительность, и как одновременность. Другие в этой серии согласятся с вами, что время не онтологически хронологически, но не обязательно, что нет «вне» Вселенной.Логически я понимаю, что мы не можем постулировать «внешнюю» вселенную, но мы вынуждены рассматривать аномалии независимо от их соответствия нашей логике того времени, когда мы сталкиваемся с растущим количеством свидетельств.

    То есть отклонение в «Лукреции» вы не интерпретируете как случайное движение? Без шансов?

    Я открыт для выслушивания свидетельств существования вне Вселенной, но понятия не имею, как это будет выглядеть. Отчасти потому, что вселенная — это не целое, а расширяющийся и открытый процесс, как описал Лукреций в De Rerum Natura .Я считаю, что во Вселенной существует подлинная новизна, но нам не нужно постулировать случайность, чтобы получить эту новизну. Лукреций говорит, что материя всегда имеет привычку [ solent ] отклоняться. Есть по крайней мере две типичные идеи случайности, ни одну из которых точка зрения Лукреция не может поддержать. Первый — это радикальная случайность, или то, что Квентин Мейясу называет «гиперхаосом», то есть полное творение ex nihilo из ничего. Лукреит прямо указывает, что « nil posse creari de nihilo » [ничто не может быть создано из ничего].Второй вид случайности — это случайность с ограниченным определением, когда существует замкнутая область объектов, и материя перемещается внутри нее случайным образом. Опять же, Лукреций недвусмысленно заявляет, что природа не является конечной замкнутой системой, и поэтому случайности в этом смысле тоже быть не может. Что-то всегда происходит из чего-то относительно, но творчески и недетерминистически.

    В произведении Лукреция вы описываете «ощущение темпоральности…» Я понимаю, что ощущение темпоральности как опыта, особенно в этом прогрессирующем технологическом и вместе с тем иррациональном мире, отличается от движения ощущений как процесса и/или как понятия , и как все эти категории могут быть прочитаны по-разному, с различной логикой, включая логику ощущения некоторые могут сказать… материальные условия, в которые мы встроены, такие как ваше кинетическое понимание биополитики и мигранта в движении? Остро понимая, что мы конечны, но веря, что мы также бесконечны, скажете ли вы, что наше время ограничено?

    В каком-то смысле наши жизни в том виде, в каком мы их переживаем, абсолютно конечны и в более общем смысле следуют рассеянию вселенной.В другом смысле материя, которая течет и рассеивается через нас, в конце концов будет разрушена черными дырами в конце Вселенной. Однако ни один из них не будет уничтожен. Не бесконечный в каком-либо метафизическом смысле, но, по крайней мере, неопределенный. Лукреций понял первые два закона термодинамики задолго до их современной формализации Больцманом.

    Материя может рассеиваться быстрее или медленнее; мы можем попытаться ускорить или замедлить его в нашем маленьком регионе. Лукреций II посвящен этике плыть по течению, а не пытаться замедлить его, чтобы избежать смерти и накопить.

    Я немного работал над вторым законом термодинамики в своей магистерской диссертации. Вы правы в том, что Лукреций предшествовал Больцману, а Бергсон также предшествовал некоторым Эйнштейнам. Другой захватывающий элемент у Бергсона в начале его Творческий разум — это то, где он пишет, что есть две формы возможности того, что возможно. Одно возможно на основе элементов и идей, материалов и движений между уже существующими, а другое невозможно предсказать, потому что, по его словам, мы не знаем, какие вопросы и интересы будут иметь или желать будущие поколения. .

    Да, именно! Отличная связь. Относительная возможность без вероятности или возникновения ex nihilo. Все дело в отклонении Лукреция.

    Иметь континентальное образование, но интересоваться всеми философскими и междисциплинарными методологиями и большинством, если не всеми философами, так же, как было бы фантастично расспросить вас о ваших более ранних работах, которые были описаны как научные исследования, которые будут изучаться десятилетиями. : «Тщательно аргументированный, хорошо информированный, чрезвычайно амбициозный и аналитически точный, он станет стандартным справочником на долгие годы.«Как новые студенты могут подойти к вашей работе над движением, если оно связано с некоторыми формами времени, если не со всеми, или даже если это отношение представляет собой поток, посредством которого затем развертываются во времени различные агрегаты и встречи?

    Я бы посоветовал людям, интересующимся моей работой, начать с интересующей их области и двигаться дальше. Если вы интересуетесь онтологией, прочтите хотя бы Книгу I книги «Бытие и движение »; если искусство и эстетика, то начать с Теория образа ; если политика чем Фигура Мигранта и Теория Границы ; если наука то Теория Объекта ; если естественная история, изменение климата и антропоцен, чем Теория Земли ; если Лукреций , Маркс или Вульф, то начните с этих книг.Когда все эти книги будут выпущены, я хотел бы в какой-то момент написать более общее «Введение в философию движения».

    Две бесплатные копии Theory of the Image появились у меня дома в 2018 году на Preservation Way в прошлом году из неизвестного источника! На данный момент, поскольку я также действительно открываю BM с помощью аудиокниги во время движения, мне нравится обдумывать греческую идею о том, что конкретное происходит из абстрактного, например, ваши комментарии о кинетической инверсии , модели, и плесень. Работа также прагматически невероятно полезна для курсов бакалавриата.

    Большую часть своей профессиональной карьеры вы пишете о миграции, границах, меняющихся определениях сообщества и, совсем недавно, в конце 2019 года, о новом материализме. Таким образом вы поддерживаете этику, выдвигая новые определения или подчеркивая те, которые уже были, но не создали более объединяющей теории о природе в движении. Не могли бы вы уточнить, как эссе о новом материализме, появившееся недавно в Angeliki , поскольку вы и ваши соавторы пишете, что «не существует единого определения нового материализма», и как эта теория работает в сочетании с вашим понимание времени и движения выше?

    В Орегонском университете я изучала политическую философию, экологическую философию, феминистскую философию, феноменологию, постструктурализм и была политической активисткой.Я написал диссертацию на тему политической революции у Делёза и Гваттари и восстания сапатистов в Чьяпасе, Мексика. Это исследование легло в основу моей первой книги « Возвращение к революции: Делёз, Гваттари и сапатизм », опубликованной в 2012 году.

    После аспирантуры я работал над тем, что я считал политически важным в тот момент: борьбой мигрантов при неолиберальном капитализме — отчасти вдохновленной активизмом Алена Бадью и некоторыми очень воодушевляющими статьями Джорджио Агамбена, Ханны Арендт, Этьена Балибара и Жака Рансьера о политическое значение без бумаги .Начав с этого, но углубившись в историю миграции, я убедился, что мигранты на самом деле всегда были центральными фигурами. Это привело меня к тому, что я увидел более широкие связи между историческими структурами или моделями движения и их отношением к структурам онтологии, искусства, науки и природы того времени. Но так как об этой истории движения или миграции от моих любимых французских философов было написано немного, мне пришлось создать свой собственный метод и взять инструменты оттуда, где я мог (Маркс, Ницше, Фуко и т. д.).Для меня это было время творчества.

    Пока я писал эти политические книги, как раз выходили первые тексты о новом материализме. Стейси Алаймо и Сьюзен Хекман опубликовали первый сборник эссе о феминистском новом материализме в 2010 году, и в течение следующих пяти лет, примерно в то время, когда я закончила писать политические книги (около 2015 года), все больше людей говорили о «новом материализме» и отслеживали его происхождение от Спинозы и Делёза (двух центральных фигур моего высшего образования).Меня всегда вдохновлял феминизм Донны Харауэй и Рози Брайдотти, и они вместе с Мануэлем Деландой начали писать о новом материализме. Казалось, все делёзианцы вдруг заговорили о материализме, но все равно было крайне неясно, о чем идет речь и не является ли это просто новым названием того, чем уже занимался Делез.

    Примерно в это же время я начал совершать длительные прогулки по ночному парку каждые две недели с моими друзьями и коллегами Джошем Хананом и Крисом Гэмблом. Джош пришел к новому материализму от Фуко, Крис от Деррида, а я от Делёза. Крис познакомил меня с творчеством Карен Барад. За пару лет мы прочитали всю выходящую литературу, поговорили об этом и пришли к выводу, что выяснить все сходства и различия между виталистским новым материализмом, объектно-ориентированной онтологией, спекулятивным реализмом, старыми материализмами, было довольно сложно. и перформативный новый материализм. Большинство статей объединяют эти действительно разные подходы.Поэтому в течение двух лет мы изо всех сил старались во всем этом разобраться в надежде продвинуть разговор вперед — особенно в пользу того, что мы определяем как перформативный новый материализм. Мы прочитали несколько лекций в Денверском университете и в конце концов опубликовали наше эссе с номером Angelaki под названием «Что такое новый материализм?».

    В течение этих лет я также начал понимать, что мои предыдущие исследования закономерностей движения фактически совместимы с версией нового материализма, к которой мы движемся. Он был неантропоцентричен (из-за влияния Делёза), но в то же время довольно историчен и материалистичен (из-за влияния Маркса и Фуко). Итак, хотя я не использую термин «новый материалист» в работах The Figure of the Migrant (2015) и Theory of the Border (2016), я думаю, что они полностью соответствуют моему кинетическому новому материализму, который Я подробно описываю в Бытие и движение (2018) и Лукреций I: онтология движения (2018).Все, что я опубликовал после 2016 года, явно идентифицируется с термином «новый материалист» и согласуется с моей критикой витализма (упомянутой выше).

    Термин «новый материализм» по-прежнему оспаривается множеством определений, каждое из которых сопряжено с рядом трудностей, которые мы обсуждаем в статье, но я думаю, что все же стоит остановиться на них, хотя бы предварительно. Философия движения и кинетическая теория времени, разработанная в «Бытие и движение » (и обсуждавшаяся чуть выше), являются прямым результатом попыток разработать форму нового материализма без витализма или темпоральных редукций.

    Это восхитительная история. Джон Кааг и другие в последние несколько лет много философствовали о прогулках, неторопливых прогулках и природе, что, как мне кажется, вовсе не является эгоцентричным. Мне нравятся работы Балибара, его влияния на Спинозу и особенно Рансьера, а также работы Харауэя и Рози Брайдотти. ДеЛанда был личным фаворитом с первых лет обучения в аспирантуре. Я могу понять, почему и как вы могли бы установить эти связи и включить их в свою жизнь.Я работал в первые годы работы над объектно-ориентированной онтологией и партизанской метафизикой Грэма Хармана. Однажды в воскресенье я отправился на окраину Англии, чтобы потусить с Рэем Брассье в пабе. Мы разговаривали более четырех часов. Я думаю, мы оба можем согласиться с тем, что эти движения за последние два десятилетия создали новые полезные области изучения философии. То же самое можно сказать и о философии расы, различных феминизмах и феминизмах, а также о бурном росте таких областей, как философия кино. Вместе эти области во многом влияют на то, как мы все «занимаемся» философией и как мы преподаем.

    В начале рассказа Герберта Уэллса Машина времени путешественник во времени раскрывает в философской дискуссии, что время просто «реально только для тех, кто находится в трехмерном пространстве…», что необходимо человеческому сознанию. время течь так, как мы воспринимаем или думаем, что это необходимо. Какую роль вы отводите человеческому сознанию , трудной проблеме, как говорится, по мере ее (мы) развития присоединяйтесь, если хотите, к будущему? Возможно, читателям поможет один или два комментария о вашей работе Бытие и движение как об «исторической и региональной онтологии.

    Я не думаю, что время — это просто эффект сознания. Я реалист. Я думаю, что время реально. Я также думаю, что время (вслед за Лукрецием и Карло Ровелли) является продуктом или следствием движения материи, в частности рассеяния движения, определяющего Вселенную. Время — это всего лишь название кинетического преобразования всей вселенной как открытого процесса.

    Мне нравится это определение. Помимо биологической необходимости, наш ежедневный опыт пространства и времени, на который мы должны обращать внимание для выживания, который также основан на гравитации и прямохождении, среди прочих законов, не новых вопросов о времени с открытие и доказательство теории симуляции (больше, чем просто 0 и 1), предсказания о продвинутом ИИ (здесь, чтобы остаться и будет более разумным, чем люди) и связанные с ними новые способы, которыми мы можем перемещаться в пространстве и времени?

    Например, вы пишете, что в мире прогрессирующей оцифровки и изображений все изображения являются частью электрических потоков.Что, если электричество или эти электрические потоки каким-то энергетическим способом превысят скорость света? Тогда что нам делать с нашей более линейной логикой? Здесь приходят на ум Гегель, Деланда, Бланшо и другие, пишущие о различных видах логики.

    Здесь интересное направление мысли, но гипотеза о том, что Вселенная является компьютерной симуляцией, является научной фантастикой, а не поддающейся проверке гипотезой. Прогнозы относительно ИИ также спекулятивны. Электричество состоит из фотонов и электронов.Фотоны движутся со скоростью света, а электроны движутся немного медленнее через транзисторные затворы, создавая цифровые изображения. В настоящее время нет никаких доказательств того, что что-либо во Вселенной может двигаться быстрее скорости света или что что-либо когда-либо будет двигаться. Это ключевой принцип общей теории относительности, постоянной Планка и стандартной модели квантовой механики. Любая форма логики, которая априори предполагает принцип непротиворечия, нуждается в пересмотре в свете квантовой неопределенности.Теория категорий, например, не предполагает такой логики и, таким образом, в некотором смысле лучше подходит для квантовой реальности, чем другие формы логики и математики.

    Ну, я не могу сказать «нет доказательств», но я понимаю парадигму, в которой мы находимся в настоящее время, и что вы правы. Фотоны также несут информацию, и в настоящее время ведется интересная работа с нейтрино. Квантовые вычисления и продвинутый ИИ создают собственные команды. Амир Хусейн — один из ведущих исследователей ИИ.

    Спасибо за поддержку вывода: «Любая форма логики, которая априори предполагает принцип непротиворечия, должна быть пересмотрена в свете квантовой неопределенности». Есть прочтение Спинозы, с которым я не согласен, над которым я работал для докторской диссертации, и которое, по крайней мере частично, подтверждает этот вывод. Это вызывает некоторые логические сложности для теорий репрезентации и Спинозы.

    Поскольку философы движения всегда интересовались философией физики, некоторые физики теперь называют темную материю «другим типом материи», и их новейшие открытия показывают, что мы знаем о Вселенной меньше, чем думали.В этом контексте, что такое «представление» о материи , если материя может изменять некоторые из своих природных свойств? Например, физики-лауреаты Нобелевской премии 2011 года пришли к выводу, что наша Вселенная «рассеивается», энергия отталкивания движется против силы гравитации и т. д., а затем наши материальные законы природы притягивают вещи обратно под действием собственных сил… оба происходят, мы не только расширяемся. По логике вещей, не являются ли складки в природе, как и ее эластичность, временами скорее инволюциями, чем расширениями? Мы знаем, что 5% — это атомы, 23% — темная материя, 72% — темная энергия и так далее… 

    Производим ли мы, находясь в движении во всех отношениях, взаимодействие только с 5% Вселенной, например, или есть лучшие способы подумать об этом? Можем ли мы по-настоящему думать о темной материи, если в реальном смысле она находится вне времени в своей все более далеко идущей метафизике? Разве это не единственный способ представить определенные встречи с человеческими идеями как в каком-то смысле вечные, бесконечное в конечном, если хотите? Вы пишете, что наши новые открытия в области квантовой гравитации и космологии нуждаются в более точной парадигме, в «новой исторической онтологии для двадцать первого века. Кажется, вы ясно заявляете, что «люди — это, в конце концов, материя со способностью создавать новые онтологические описания и надписи». (65-66)

    Да, я думаю, что философы-материалисты должны серьезно относиться к физике и всем наукам. Это не означает, что мы должны просто принимать (или просто отвергать) интерпретации и концепции, исходящие от работающих ученых. Мы должны следить за работой как можно ближе и вносить свои интерпретации наряду с их интерпретациями и участвовать в развитии знаний.Ничего не знать о современной науке и технике не должно быть знаком гуманистической чести.

    Темная энергия, в моем понимании литературы, не является новым «типом» материи, а представляет собой просто неопределенную флуктуацию квантовых полей (из которых состоит вся материя), действующих и оказывающих гравитационное притяжение в очень больших масштабах во Вселенной [ так называемая космологическая постоянная]. Он отвечает за вытягивание Вселенной во всех направлениях (хотя очевидно, что, как вы говорите, действует и множество других гравитационных движений). Что остается загадочным, так это то, что его должно быть намного больше, учитывая скорость космического расширения. В любом случае темная материя и энергия не вне времени, а время есть имманентный результат материальных квантовых флуктуаций (по крайней мере, согласно теории квантовой гравитации).

    Вы абсолютно правы в том, что темная энергия (то есть квантовые флуктуации) бросает вызов представлениям о материи как о пассивной или механической. Карен Барад прекрасно написала об этом. У нас с Крисом Гэмблом в журнале Rhizomes выходит статья под названием «Материализм черной дыры», в которой показано, где именно квантовая гравитация и «неопределенность черной дыры» могут поддержать новую теорию неопределенного материализма.

    Я не уверен, что вы подразумеваете под вечными человеческими идеями; Я остаюсь агностиком в таких метафизических вопросах, как вечность. Я думаю, мы должны сохранить наши онтологии исторические и позиционные — и не позволить им превратиться в великие теории бытия во веки веков.

    Я не уверен, знал ли я работы Барада или нет, но определенно ценю все эти ссылки и рад знать. Это тоже забавные новости. Жду этого эссе с нетерпением. Когда я думаю о бесконечности, я иногда также думаю о вечности и различных формулировках того, что на самом деле может делать темная материя или энергия, но я не думаю о концепциях вечности как о «навсегда», хотя я понимаю, что существует универсальная концепция вроде это в большинстве религий, к лучшему и к худшему.Не все теории вечности ужасны, особенно если когда-нибудь у нас будет больше свидетельств того, что бесконечное вталкивает в себя, делает его бесконечным, если хотите, и т. д. Это нормально, по крайней мере для меня, уделять рациональное внимание возможности ( и вероятность), что есть и историческое, и позиционное, или более метафизическое, если хотите. Они связаны, связаны или связаны друг с другом, по крайней мере, для меня. Если что-то может быть доказано вневременным, то концепция телеологии неуместна логически, как один из примеров.

    Что, если путешествовать во времени все же возможно с научной точки зрения, как считал Эйнштейн математически доказанным? Для такого типа машин вам понадобится серьезно проверенная математика, но у нас будут ресурсы квантовых вычислений и интерес. Ты в деле? Вы бы подписались на поездку туда и обратно? Ну, не совсем круглый, но можно было бы пойти и вернуться при желании. Вы пишете, что мы упускаем самый важный и фундаментальный элемент нашей эпохи, если не обращаем более пристального внимания на движение, а не на пространство и время.Я считаю, что ваша логика для теории движения революционна, но я действительно хочу знать, попадете ли вы в эту машину времени?

    По-настоящему мы уже в машине времени. Мы состоим из выгоревших миллиарды лет назад звезд. Прошлое полностью активно и имманентно внутри нас. Конец Вселенной будет состоять из частиц и квантовых полей, которые когда-то составляли наши тела. Будущее тоже уже здесь в другом расположении. Мы — это прошлое и будущее.

    Да, да! Как сказал бы Ницше. Мы все звездная пыль, звездная пыль и энергия. Мне нравится, что есть логические способы представить себя уже находящимися в машине времени. Бергсон также часто говорит об этом по-своему, но то, что вы добавляете, является динамичным, прагматически значимым, реальным инструментом, который мы все можем использовать, чтобы думать и делать.

    Можете ли вы сегодня рассказать о революции в дополнение к вашей работе по онтологии, искусству, философии и науке? Я понимаю, что это большая тема, но я бы также сказал, что она актуальна… Как великое искусство или философия требуют реального времени, как еще один пример, и поскольку нам нужны лучшие теории о том, как сингулярности организуются и создают более мощные воздействующие на , как вы уже заметили, каковы ваши впечатления о направлениях, которые мы выиграем, кроме вариантов только войны или диалога?

    Прежде чем мы сможем что-то сказать о революции, мы действительно должны убедиться, что все затронутые ею лица приглашены к участию в значении этого термина сегодня. Прежде чем мы сможем говорить о «пользе» для тех, кого мы должны выслушать и помочь создать целостное «мы». Это само по себе является огромной задачей — сохраняющиеся имманентные предпосылки инклюзивной революции. Это особенно сложно сегодня в контексте правых ксенофобии и антииммигрантских настроений во многих западных странах и на недавних климатических саммитах, где игнорируются голоса коренных народов. Форма, которую принимают революционные движения, зависит от того, кто в них участвует. Это одна из причин, почему так важна борьба за мигрантское и коренное политическое агентство.Это группы, находящиеся на переднем крае глобального первобытного накопления и изменения климата. Их голоса должны быть услышаны и поддержаны. Теория не может диктовать или предсказывать появление новых исторических форм в искусстве, политике, науке или онтологии. Теоретики, я думаю, должны быть там, чтобы помогать по-своему, наряду со всеми остальными, не имеющими особого доступа к тому, что такое революция или чем она будет. Моя политическая работа не столько как неизменная теория бытия революции, сколько как историческое описание того, как она выглядела в определенных местах и ​​как она начинает выглядеть сегодня как смесь этих прежних исторических формаций.Мы можем многому научиться у сапатизма и, в частности, у долгой истории борьбы с мигрантами. Но нам по-прежнему приходится «идти по дороге», или, как говорят сапатисты, « caminar preguntando » [Идя, мы задаемся вопросом].

    Крис Роулз

    Крис Ролз преподает философию на постоянной основе в Университете Роджера Уильямса.Крис получила докторскую степень. получил степень бакалавра философии в 2015 году в Университете Дюкен, работая над динамической эпистемологией Спинозы . Крис недавно вместе с Дайаной Ниевой и Стивеном Гувейей совместно редактировал междисциплинарную антологию «Философия и кино: преодоление различий » в серии «Исследования эстетики» Routledge Press (эксперимент на века!) Крис также изучает / преподает в рамках Критической философии исследований расы и белизны с 2006 года и помогла соучредить архив Общества женщин в философии (SWIP) в Центре феминистской теории Пембрука Университета Брауна.

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.