Аудио о вы которых ожидает отечество от недр своих: Скачать Песню Ода Ломоносова. Композитор Владимир Мартынов — О, вы, которых ожидает… (из к/ф «Михайло Ломоносов») Бесплатно и слушать онлайн

Содержание

Михаил Ломоносов: О вы, которых ожидает Отечество от недр своих… — Знамя правды

(фото Сергея НОВИКОВА).

25 января Россия отметила День студенчества (Татьянин день). По данным статистики, наша страна является самой образованной в мире. 53 с половиной процента россиян в возрасте от 25 до 64 лет имеют высшее образование, а около 33 — среднее специальное. И все они были студентами. Сегодня о непростых буднях людей, получающих профессию, мы побеседовали с заслуженным работником общего образования России, учителем русского языка и литературы Упоровской школы Светланой Васильевной Мальцевовой и студентами Кристиной Гордеевой из Тобольского педагогического института, Дмитрием Бренчаговым из ГАУ Северного Зауралья и  Алексеем Лейсом из Тюменского Инженерного университета.

С высоты опыта

– Светлана Васильевна, вы помните себя в студенчестве? Как этот период жизни повлиял на дальнейшую судьбу?

– С той поры времени прошло достаточно много, но студенткой я себя очень хорошо помню. училась в Ишимском педагогическом институте, поступила туда по совету мамы. Сначала хотела быть учителем физкультуры. Вспоминаю не только учёбу, но и фольклорную практику, когда мы ходили по городу, записывая народные песни, загадки и частушки, а также практики в пионерском лагере и школе. Помню наши студенческие отряды, в общем, это незабываемое время. А что мне дала сама учёба в институте, так это то, что я утвердилась в своей профессии.

– Учителя, по вашему мнению, должны готовить выпускников стать студентами. Удаётся как-то направить детей, помочь им с выбором специальности?

– Лучшая подготовка, которую могут дать учителя, это хорошие знания. Чтобы они были надёжным фундаментом, на который можно опереться и идти дальше. А так, советчик из меня не важный.

По поводу будущей работы, я всегда говорю школьникам: «Не очень-то прислушивайтесь к мнению родителей, и не идите вслед за другом». Профессия должна быть «своей», выбрать её нужно, учитывая свои способности, возможности, желание. Хочу, могу и надо – три слона, на которых при этом нужно опираться.

– Вы следите за судьбами своих выпускников? Какими из их успехов гордитесь больше всего?

– Я стараюсь не терять из виду выпущенных мной ребят. Первый мой класс в этом году отметит 15-летие окончания школы, поэтому я очень жду их на вечер встречи выпускников. Конечно, слежу за их успехами, это обязательно. Например, горжусь достижениями Насти Русановой, она не нуждается в особом представлении – человек в районе известный, знаю, что Александр Поползухин недавно получил звание подполковника, он успешно работает в уголовном розыске города Тюмени, мой выпускник Василий Нурманов трудится в СПК «Емуртлинский» главным зоотехником, в общем люди все достойные, правильные, с активной жизненной позицией. Я за многих ребят очень рада.

Поступить и освоиться

– Алексей, как вы выбирали будущую профессию и какие из ожиданий о студенчестве не оправдались?

– Я давно хотел поступить в строительный университет, на специализацию промышленное и гражданское строительство. Это было моей целью с шестого класса. После получения аттестата документы подал только сюда и мне повезло, я прошёл. В ожиданиях учёба была гораздо труднее, чем есть на самом деле. Думал, что за книгами придётся просиживать с утра до ночи. Но позже стало приходить понимание, на какой области знаний нужно сконцентрироваться, также стали знакомы преподаватели и их требования.

– Кристина, сколько времени потребовалось вам, чтобы привыкнуть к новой роли и что в этом процессе помогало?

– около двух месяцев. Я учусь в Тобольском пединституте, где  нам было дано время, чтобы адаптироваться, в том числе, разрешалось раньше уезжать домой. Вместе с тем нам предоставляли сокураторов, роль которых исполнили студены-старшекурсники. Они помогали освоиться, объясняли многие пока неизвестные моменты, вплоть до расположения улиц в городе.

Внутри группы дружеские отношения установились довольно быстро, поэтому учёба доставляет мне удовольствие. По сравнению со школой, здесь мне нравится больше, потому что студенчество –  это разнообразие новых предметов, гибкое расписание, что очень подстёгивает. Уверена, что с каждым семестром учиться будет только интереснее.

– Может, легче и интереснее стало потому, что вы выбрали для себя ту сферу, которая вам больше нравится?

– Конечно, специальности мы выбирали осознанно. Я учусь на преподавателя истории и обществознания, в школе эти предметы были моими любимыми. Сегодня, когда идёшь в институт с мыслями о том, что будешь получать новые знания в этой сфере, то появляется какая-то жажда, становится интересно. Очень приятное чувство, когда ты сконцентрирован на том, что тебе действительно важно.

И ещё… Светлана Васильевна, конечно, поскромничала, когда сказала, что не очень удаётся помочь определиться в профессии. На самом деле, в выбранной мной педагогической деятельности именно она была гидом. Рассказывала о вероятных трудностях и плюсах, мы вместе делали некоторые выводы, она давала возможность провести уроки, попробовать себя в роли учителя.

– Дмитрий, а как вам пришлось адаптироваться в городе, ведь селяне привыкли к более размеренному темпу жизни?

– Да, действительно, пришлось перестроиться. Сначала я часто опаздывал. Сказывалось незнание маршрутов общественного транспорта и неумение рассчитать время на дорогу. Постепенно эти знания пришли, и жить в городе стало намного проще.

– Я знаю, что все вы после получения профессии намереваетесь вернуться в родной район. Неужели вас не прельстил город?

Дмитрий: Жизнь там поглощает очень много свободного времени. На то, чтобы просто доехать от места жительства, до места учёбы, уходит не менее 30 минут. У нас в Упорово передвижения более оперативны. Ещё в городе присутствует суетливость, из-за которой порой не получается успеть заняться действительно важными делами. Думаю, я хотел бы вернуться в район именно по этой причине.

Кристина: Когда мне предоставят возможность проходить практику вне города, я в первую очередь поеду в наш район, потому что, всем известно, что дома и стены помогают. Здесь мне будет легче окрепнуть, найти себя в профессии. Наш край развивается, здесь оказывается весомая поддержка молодым специалистам, я не вижу причин не вернуться сюда. 

– А кто-то из вас уже нашёл себе увлечение в городе, может быть, одно из тех, к каким в районе не было доступа?

Кристина: Скорее наоборот. В Тобольске я пока не смогла найти человека, который мог бы заменить моего тренера по армрестлингу. Мне грустно, что пришлось расстаться со спортом.

– С кем из товарищей поддерживаете отношения?

Дмитрий: Знаете, фундамент дружбы закладывается в самом раннем возрасте, поэтому мы поддерживаем связь с ребятами, с которыми дружили в стенах школы, – это одноклассники и друзья из параллели. Вот сейчас несколько моих товарищей учатся в том же вузе, что и я, мы активно общаемся, вместе проводим выходные. Присутствие рядом хорошо знакомых людей помогает привыкнуть к новому укладу жизни.

– Что касается университетских общежитий, какие из принципов проживания там вы уже усвоили?

Дмитрий: Главный принцип здесь, как и раньше: «сам не приготовишь – никто не приготовит!». Если дома у нас есть мамы, которые делают всё за нас, то теперь обо всём нужно заботиться самому. Я думаю, что жизнь в общежитии – это ещё одна ступень к взрослению.

Светлана Васильевна: Жизнь в общежитии это огромный плюс для студентов: когда есть нечего, – пройди по комнатам, найдёшь и первое, и второе. А ещё общежитие выручает тем, что группы разные, а дисциплины многие одинаковые. Одна группа сдала, поделилась с остальными шпаргалками или знаниями о том, как сдать.

– А что касается бюджета, вы уже научились планировать расходы?

Алексей: Если планировать, то да, получается.

Кристина: На протяжении первых двух месяцев мы тратили больше, чем в последующем. Со временем научились стипендию распределять равномерно и рационально вести хозяйственные дела.

Советы школьникам и выпускникам

Светлана Васильевна: Может быть, ребята дадут несколько наставлений будущим выпускникам, как стать хорошими студентами?

Кристина: Светлана Васильевна в своё время нам правильно говорила – «учите русский язык», ведь, помимо того, что каждый человек должен быть грамотным, этот предмет во всех вузах учитывается при поступлении. Это тот самый предмет, упор на который нужно делать всем.

Алексей: К будущей профессии нужно начинать готовиться как можно раньше. При сдаче выпускных экзаменов обратите внимание на те предметы, которые вам точно понадобятся. 

– А теперь несколько полезных советов «начинающим» студентам.

Дмитрий: Распределяйте задания и учите всё сразу, не откладывая в долгий ящик, а самое главное – не пропускайте занятия, тогда учёба будет довольно лёгкой. Не будет накопительного момента, когда нужно суетиться, сдавать и учить всё вместе. Да и на  прогулки нужно всё-таки тратить только свободное время.

Алексей: Многие преподаватели ставят зачёты только из-за того, что студент посещал все занятия, и у него есть все лекции. Как минимум, за это прибавят баллы на экзамене, нужно ходить на пары и показывать, что тебе это интересно. Не упускайте возможность получить зачёт «автоматом».

Кристина: Есть ещё эмоциональный фактор. Когда ты уехал далеко от дома, повсюду новые люди, ты один в городе и должен проявлять свою самостоятельность, нужно иногда отвлекаться от учёбы, посвящать время интересным занятиям, спорту, знакомствам с людьми. Стоит понимать, что в этой среде тебе предстоит «вариться» ещё достаточно долго, и та дружба, которая завязалась с самого начала, будет поддерживать тебя на всём пути. 

Светлана Васильевна: Многие говорят, что «закончатся студенческие годы – жить начну». На это я хотела бы сказать, что студенческая жизнь – это и есть жизнь! Не зацикливайтесь только на учёбе, надо успевать везде: узнавать одногруппников, не забывать одноклассников, бывать везде и расширять свой кругозор. соблазнов ведь много – это кино и театры, музеи и клубы. Помните, что студенческая жизнь – это ваша молодость. Наслаждайтесь этими годами, они больше не повторятся.

История кафедры

Из истории Кафедры

История кафедры политической экономии экономического факультета МГУ имени М.В.Ломоносова берет свое начало с 5 ноября 1804 г., когда был утвержден первый Устав Московского университета, согласно которому на отделении политических и нравственных наук была образована кафедра дипломатии и политэкономии.

Первый устав Московского Императорского университета 1804г.

Еще в период ходатайствования о создании Московского университета М.В. Ломоносов видел необходимость преподавания политических и экономических наук для студентов.

М.В. Ломоносов был инициатором и добился открытия

Московского Императорского Университета.

«О, вы, которых ожидает
Отечество от недр своих,
И видеть таковых желает,
Каких зовет от стран чужих.
О ваши дни благословенны!
Дерзайте ныне ободренны
Раченьем вашим показать,
Что может собственных Платонов
И быстрых разумом Невтонов
Российская земля рождать»

Ломоносовские строки, написанные в 1747 г.

Наше начало

Еще до создания кафедры основы экономической науки и политической экономии затрагивались в курсах ‘Нравственная философия’ и ‘Естественное право’. В тот период наибольший вклад в знакомство студентов с идеями классической школы политической экономии внесли профессора Московского университета Семен Ефимович Десницкий (1740 — 1789) и Иван Андреевич Третьяков (1735 — 1779), которые, получив образование в университете Глазго, где профессором нравственной философии был А. Смит, несли в университетские аудитории прогрессивные идеи западного Просвещения. Широкую известность получила работа И.А. Третьякова ‘Рассуждения о причинах изобилия и медленного обогащения государства у древних, так и нынешних народов’ (1772), в которой изложены ранние взгляды А. Смита и дана оригинальная трактовка причин бедности и богатства народов.

Как самостоятельная учебная дисциплина политическая экономия стала преподаваться лишь после образования кафедры. Примечательно, что это произошло все же раньше, чем в родном университете А. Смита и других университетах Европы. Впервые в России и университете курс политической экономии начал читать профессор Христиан Август Шлецер (1774 — 1831), который возглавлял кафедру с момента ее создания до 1825 г. В 1805 — 1806 гг. Х.А. Шлецер издал первый в России учебник по политической экономии ‘Начальные основания государственного хозяйства, или Науки о народном богатстве’. Начало преподавания политической экономии фактически стало отправным пунктом развития экономической науки, а затем и преподавания различных экономических дисциплин в университете.

На своем двухвековом пути кафедра решала научные, педагогические, учебные и просветительские задачи вместе с университетом и экономическим факультетом. На каждом этапе, выполняя заметную роль в жизни университета, кафедра развивала сотрудничество с Академией наук, являясь ведущим научным и учебно-методическим центром страны в области политической экономии и экономической теории вообще. Профессора и преподаватели кафедры своими исследованиями всегда откликались на вызовы времени, участвуя в решении важных задач экономического развития страны. Несмотря на разную теоретическую и методологическую направленность и исторический колорит работ кафедры, они никогда не были безразличны к переживаемым страной проблемам и трудностям. Заведующие кафедрой А.И. Чупров и К.В. Островитянов были действительными членами, а А.И. Пашков — членом-корреспондентом Академии наук. Ректором Московского университета в 1908 — 1911 гг. был заведующий кафедрой проф. А.А. Мануйлов, а в 1928 — 1930 гг. — проф. И.Д. Удальцов.

За время своего существования кафедра входила в различные структурные подразделения университета и прошла в своем развитии несколько исторических этапов. Первый, дореволюционный этап занимает период до 1917 г., с 1917 по 1991 гг. наступил советский, второй этап, и с 1991 г. начался третий, современный этап — время демократических преобразований и перехода российской экономики на рыночные принципы функционирования и развития.

Дореволюционный этап

Первый этап становления и развития кафедры политической экономии занимает период 1804 — 1917 гг. Это годы обострения феодально-крепостнических отношений и отмены крепостного права, становления и бурного развития капитализма в России. Укрепление позиций Московского университета проявлялось в возможности приглашать для преподавания иностранных профессоров. Университету не хватало талантливых, энергичных преподавателей как для привлечения в университет молодежи, так и для подготовки отечественной университетской профессуры. В 1800 г. в университет был приглашен выпускник Геттингенского университета Х.А. Шлецер (1774-1831). Получив степень доктора права в Германии, Х.А. Шлецер стал профессором политической экономии Московского университета(1804-1825).

Одновременно в целях привлечения в Московский университет молодежи, в 1804-1805 гг. в Москве были объявлены публичные курсы. С циклом лекций выступал Х.А. Шлецер. Он читал курс по истории Англии, освещая вопросы земледелия, мануфактуры, торговли. Лекции Х.А. Шлецера легли в основу создания первого в России учебника политической экономии. В 1821 г. вышло 2-е издание, а в 1823 г. выпущен конспект этого учебника. В нем впервые сделана попытка увязать экономическую теорию с некоторыми конкретными проблемами экономики России той эпохи.

С именем Х.А. Шлецера связаны изменения в системе преподавания экономической науки. Вольное посещение и прослушивание лекций сменилось организацией бесед со слушателями по изложенным в лекциях темам, подведением итогов и оценкой усвоенных студентами знаний. Х.А. Шлецер делал попытку увязать экономическую теорию с некоторыми проблемами хозяйства России. Он сводил политическую экономию к правилам экономической политики, что было характерно для камеральных наук. Х.А. Шлецер утверждал, что Россия должна оставаться аграрной страной. Это являлось для нее более выгодным делом. Однако одним из препятствий развития земледелия в России он считал феодальное право. Он также отмечал, что если бы крестьяне в России не были крепостными, то они бы по-иному обрабатывали невозделанные земли и развитие России сложилось бы иначе.

С 1825 по 1829 гг. кафедрой политической экономии руководил выдающийся теоретик права Л.А. Цветаев (1777-1835). Получив блестящее образование за границей, Л.А. Цветаев вернулся в 1805 г. в Московский университет, приняв в свое ведение преподавание по кафедре естественного, политического и народного права, сосредоточив в своих руках все основные теоретические дисциплины нравственно-политического факультета.

Оставаясь до конца своей жизни одним из ведущих профессоров Московского университета, он создал теорию законов. В качестве источников создания своей теории Л.А. Цветаев использовал римское право, Кодекс Наполеона, отечественные законы, а также основные научные положения теоретиков-экономистов. Ценные мысли Л.А. Цветаева и результаты исследований нашли свое отражение в неоднократно затем переиздававшемся учебнике ‘Краткая теория законов’ (1810).

Л.А. Цветаев отличался особым воззрением на науки. Он придавал важное значение теоретическим изысканиям, научным поискам и практическим познаниям. Его речи и труды живут в памяти современников. В 1830 г. на праздновании 75-летнего юбилея Университета Л.А. Цветаев произнес речь о взаимном влиянии наук и законов, важности и необходимости совершенствования российского законодательства. Эта речь, по оценкам современников, могла бы послужить предметом особого большого сочинения.

30-е годы XIX века считаются важным рубежом в истории Московского университета, который приобретает ключевое значение в общественной жизни, бурно развивавшейся не только с участием ‘университетских людей’, но и через ‘университет’. Все больше сливаясь с общественной и культурной жизнью столицы, университет активно участвовал не только в образовании молодого поколения России, но и в просвещении патриархальной Москвы. Роль нравственно-политического отделения и, в частности, кафедры политической экономии возрастала. Профессора стремились знакомить широкую московскую публику с новейшими достижениями в области науки, привлекая все новых слушателей и ‘распространяя вкус к наукам’.

В эти годы кафедру политической экономии возглавил профессор Н.С. Васильев (1829-1835). Н.С. Васильев известен как организатор работы по ‘умножению’ учебных пособий, в которых нуждалась кафедра и университет. Нехватка квалифицированных профессоров того времени усугублялась узостью материальной базы университета и его кафедр. Не хватало учебников, учебных пособий, не было средств на публикацию и издание собственных книг, сохранялись введенные Павлом I ограничения на ввоз в Россию новых европейских изданий. В этот период Н.С. Васильев в составе особого Комитета Московского университета вел сбор списков необходимых кафедре книг, составлял требования кафедры о формировании учебного материального фонда. Благодаря этой работе библиотека университета насчитывала к 30-м годам 30000 томов книг, а к 50-м годам — возросла более чем в 3 раза. Значительную долю этого фонда составляла экономическая литература.

Руководство кафедрой политической экономии с 1835 по 1850 гг. профессором А.И.Чивилевым (1808-1867) совпало с подготовкой и утверждением нового Устава университета (1835), который не только менял структуру Московского университета, но и влиял на всю систему преподавания. Устав повышал уровень требований к профессуре, вводил обязательную докторскую степень, способствовал расширению объема преподавания и дальнейшей специализации дисциплин. Многие преподаватели докторской степени не имели и с 1835 г. на кафедре активизируется научная работа. Был представлен ряд интересных диссертаций с последующей публичной защитой и присвоением ученой степени. Диссертация профессора А.И. Чивилева ‘О народном доходе’ была блестяще защищена в 1837 году.

Заведующие кафедрой политической экономии с 1804 по 1850 гг.

Ф.И.О.

Руководство кафедрой

Годы жизни

Христиан Август Шлецер

1804-1825

1774-1831

Лев Алексеевич Цветаев

1825-1829

1777-1835

Николай Семенович Васильев

1829-1835

1800-1845

Александр Иванович Чивилев

1835-1850

1808-1867

С 1850 по 1856 гг. во главе кафедры политической экономии стал видный ученый И.В. Вернадский (1821-1884).

Научное наследие И.В. Вернадского значительно и многообразно. Он автор работ по политической экономии, истории экономической мысли, статистике. В 1849 г. он защитил докторскую диссертацию на тему ‘Критико-историческое исследование об итальянской политико-экономической литературе до начала XIX в.’ С этого момента И.В. Вернадский вел исследование работ различных экономических школ, опубликовал исторический обзор экономических концепций под названием ‘Очерк истории политической экономии’ (1858).

Система экономических взглядов И.В. Вернадского сложна и противоречива. Хотя он не оставил систематического изложения курса политической экономии, все основные вопросы этой науки были затронуты в его работах. Среди этих работ можно выделить ‘Предмет политической экономии’ (1856), ‘О поземельной собственности’ (1857), ‘Крестьянский вопрос’ (1858), ‘Туман и миллиард’ (1859).

И.В. Вернадский критиковал крепостничество, выступал против кабальных условий освобождения крестьян в период подготовки реформы 1861 г., отстаивал интересы русских промышленников. Являлся идеологом крупного капитала, противником социализма. Его полемика с Н.Г. Чернышевским по вопросу общины вылилась в борьбу против социалистических идей.

Большую популярность И.В. Вернадский приобрел как издатель еженедельного журнала ‘Экономический указатель’ (1857-1861) и приложения к нему ‘Экономист’ (1856-1864).

В 50-х годах XIX века кафедра политической экономии переходит к историку и экономисту, профессору политической экономии И.К. Бабcту (1824-1881). В 1852 г. И.К. Бабст защитил в Московском университете докторскую диссертацию, а в 1859 г. в ‘Московских ведомостях’ опубликовал свою первую работу ‘Экономические этюды’. Через год в ‘Русском вестнике’ он издает собственное исследование, которое знакомит читателей с концепцией исторической школы политической экономии. И.К. Бабст долгие годы активно сотрудничает с ведущими журналами.

Среди основных экономических работ И.К. Бабста выделяются: ‘Исторический метод политической экономии’ (1856), ‘О характере политико-экономических учений, возникших после А. Смита’ (1856), ‘Новый опыт о богатстве народном’ (1857), ‘О промышленных кризисах’ (1858), ‘Главное банковское и торговое богатство’ (1859), ‘Современные нужды нашего народного хозяйства’ (1860) и др. Важное место в его научной деятельности занимают публичные лекции по политической экономии.

В своих теоретических работах И.К. Бабст сочетал идеи классической буржуазной политической экономии с идеями вульгарной исторической школы. Был ярким представителем буржуазной либеральной экономической науки, считавшей, что все основные социальные задачи в 60-е годы уже решены и осталось предоставить предпринимательству свободу действий. Перспективы экономического развития России видел в распространении просвещения, развитии промышленности, создании широкой сети кредитных учреждений. Открыто говорил о бесправии крестьянства, но отстаивал принцип незыблемости помещичьей земельной собственности.

Особый интерес представляет курс лекций по политической экономии, литографированный в 1858-1859 гг., где рассматривались проблемы труда и капитала, разделение хозяйственных занятий, обмена, торговли; уделялось внимание денежному обращению и кредиту.

70-е годы XIX в. — это период быстрого развития капитализма в России в условиях сохраняющихся феодальных отношений. На передний план экономической науки выдвинулись вопросы становления российского капитализма и проблемы развития аграрного сектора. С этим периодом связано формирование и развитие экономических взглядов А.И. Чупрова.

А.И. Чупров (1842-1908) — русский экономист, автор многочисленных работ по экономике. Ведущий профессор Московского университета, он возглавлял кафедру политической экономии и статистики в 1874-1899 гг. Такое название кафедра получила согласно Уставу Императорского Московского Университета, принятому 26 июня 1835 года. В круг интересов А.И. Чупрова вошли не только теоретические вопросы политической экономии, но и история экономических учений, конкретная экономика, статистика, аграрные проблемы.

Особый интерес в его творческом наследии представляют теоретические работы в области политической экономии. С 1874 г. он читает курс лекций по политической экономии, включая в него круг новых проблем, посвящая значительную часть лекций экономическим законам поведения потребителя, производительности труда, полезности, кооперации и т.п. В начале 80-х годов его лекции легли в основу ‘Курса политической экономии’ (1883), остававшегося вплоть до 1918 г. общепризнанным учебником в России.

Наряду с курсом политической экономии А.И. Чупров создал самостоятельный курс по истории экономических учений, где рассматривал античную и средневековую экономическую мысль, классическую политическую экономию, а также выделял заслуги социалистических идей, отмечая, что раскрытию новых истин наука обязана преимущественно социализму. В 1892 г. выходит первое типографское издание ‘Истории политической экономии’, отличающееся полнотой охваченного материала и выдержанностью исторической схемы. Эта книга А.И. Чупрова стала свидетельством его огромной работы по изучению и систематизации экономических теорий и внесла заметный вклад в историко-экономическую литературу, положив начало новой дисциплине.

В конце 70-х годов А.И. Чупров активно работал в области отраслевой экономики. Он стремился отделить политическую экономию от ‘частноэкономических’ наук. Его труды по железнодорожному хозяйству (1875-1878) положили начало новой экономической науке того времени — экономике транспорта. Многие работы А.И. Чупрова были связаны с сельским хозяйством и посвящены изучению влияния этой отрасли на ‘некоторые стороны русской хозяйственной жизни’. Эти наработки позволили А.И. Чупрову в 1879-1880 гг. открыть цикл лекций по прикладным экономическим наукам. Новый курс ‘Прикладная политэкономия’ был насыщен огромным фактическим материалом, давал представление о состоянии экономики России того времени, а стремление выделить конкретно-отраслевую экономику в качестве самостоятельной экономической науки стало делом весьма прогрессивным. В 1887 г. А.И. Чупров избирается членом Академии наук.

Научно-педагогическая деятельность А.А. Мануйлова (1861-1929) в области политической экономии началась в 1888 г. С 1899 г. — заведующий кафедрой, в 1905-1908 гг. — проректор, а в 1908-1911 гг. — ректор Московского университета. Уволен с этого поста царским правительством за выступление против ‘крайностей’ столыпинского аграрного законодательства. Творческая деятельность А.А. Мануйлова быда многосторонней и охватывала различную экономическую тематику. Он исследовал аграрные отношения, изучал поземельный вопрос в России. Его проект реформы сельского хозяйства (1905) лег в основу аграрной программы кадетов. В.И. Ленин резко критиковал А.А. Мануйлова, называя его одним из ‘…буржуазно-либеральных друзей мужика, которые хотят ‘расширения крестьянского землевладения’, но не хотят обидеть помещиков’.

В 1896 г. А.А. Мануйлов перевел сочинение К.Маркса ‘К критике политической экономии’, изучал классическую школу политической экономии. Его перу принадлежат работы о понятии ценности в учении экономистов-классиков. В 1914 г. А.А. Мануйлов создал курс лекций по политической экономии. На рубеже XIX и XX веков в условиях формирования мирового капиталистического хозяйства обострившиеся противоречия между странами за сферы влияния и господства ускорили бурный ход российской истории, что не могло не отразиться на университетской жизни и кафедре политической экономии.

Среди сотрудников кафедры особо выделялись А.С. Посников, М.М. Ковалевский, Н.А. Каблуков, Н.А. Карышев и другие, придававшие большое значение вопросам развития промышленности России, сельскому хозяйству и проблеме занятости. Так, профессор Н.А. Каблуков отстаивал идеи ‘устойчивости’ мелкого крестьянского хозяйства. Он по праву считался одним из теоретиков ‘кооперативного социализма’. Его интересовали и вопросы положения рабочих в сельском хозяйстве, он обосновывал беспочвенность развития капитализма в русском земледелии. А.С. Посников (1846-1921) активно поддерживал либерально-народнические требования предоставления дешевого кредита крестьянским хозяйствам, выступал в защиту общинной формы землевладения, утверждая, что она не препятствует прогрессу в сельскохозяйственном производстве.

В Университете читаются лекции о современных экономических кризисах, о развитии синдикатов в промышленности, исследуются проблемы рынков. Заметную роль здесь сыграли работы Н.А. Карышева (1855-1905), связанные с дальнейшей судьбой капитализма в России. В своих работах ‘Труд, его роль и условия приложения в производстве’ (1892), ‘Экономические беседы’ (1889), ‘Из литературы вопроса о крупном и мелком хозяйстве’ (1905), обобщая статистические материалы о числе фабрик и заводов, он указывал на нежизнеспособность капитализма в России. Осуждая капиталистический строй, он тем не менее создал экономическую программу дальнейшего капиталистического развития России.

С 1911 по 1919 гг. кафедру возглавлял профессор Н.А. Каблуков (1849-1919). Н.А. Каблуков — русский экономист, статистик, общественный деятель. С 1894 по 1919 гг. преподавал в Московском университете. Известен своими работами в области статистики. В 1882-1885 гг. участвовал во многих статистических обследованиях, сотрудничал в журналах ‘Юридический вестник’, ‘Русская мысль’ и других. В начале XX века научные интересы Н.А. Каблукова связаны с проблемами методики преподавания политической экономии. В 1918 г. выходит в свет курс ‘Политическая экономия’. В предисловии к книге указывалось, что все ее построение рассчитано на общедоступность в изучении и популярность в изложении. Такой характер курса определялся особенностями преподавания политической экономии в университете, поскольку эта дисциплина читалась на первом курсе. Ввиду этого в курсе политической экономии Н.А. Каблукова значительное место занимало общее описание хозяйственных явлений. Вопросам экономической теории отводилась подчиненная роль, что было связано с необходимостью привлечения внимания слушателей к явлениям экономической практики, введению студентов в особенности хозяйственной жизни России.

Заведующие кафедрой политической экономии с 1850 по 1919 гг.

Ф.И.О.

Фото

Руководство кафедрой

Годы жизни

Иван Васильевич Вернадский

1850-1856

1821-1884

Иван Кондратьевич Бабст

1857-1874

1824-1881

Александр Иванович Чупров

1874-1899

1842-1908

Александр Аполлонович Мануйлов

1899-1911

1861-1929

Николай Алексеевич Каблуков

1911-1919

1849-1919

И в переломные исторические периоды развития России Московский университет продолжал работать на Отечество, на развитие науки, образования, культуры.

Советский период

Второй периодв истории кафедры политической экономии занимает 1917 — 1991 гг. и неотделим от установления в России, а затем с 1922 г. и в СССР советской власти, однопартийной политической системы, и характеризуется переориентацией политической экономии на марксистскую основу. Постепенно научные труды К. Маркса и В. И. Ленина стали базовыми для преподавания и развития политической экономии, которая официально стала определяться одной из составных частей марксистско-ленинского учения.

В первые годы советской власти политическая экономия в Московском университете изучалась по курсу лекций по политической экономии, опубликованном в 1918 г. Н. А. Каблуковым, и ‘Краткому курсу экономической науки’ под редакцией А. А. Богданова. С созданием в 1919 г. в Московском университете факультета общественных наук (ФОН) преподавание политической экономии разделилось на два учебных курса — теории капиталистического хозяйства и экономической политики.

В университете началась разработка проблем политической экономии социализма, постепенно все больше вопросов социалистической экономики СССР становилось объектом научных изысканий кафедры. При этом по-прежнему уделялось немало внимания истории политической экономии за рубежом и в России. Кафедра продолжала издавать свои учебники и учебные пособия. Проблемы политической экономии и теории советского хозяйства рассматривались в ‘Курсе политической экономии’ А.Ф. Кона, изданном в 1928 г. В 1931 г. вышло учебное пособие Ф.И. Михалевского ‘Политическая экономия’, а в 1934 г. появился учебник К.В. Островитянова и И.А. Лапидуса ‘Политическая экономия’, выдержавший несколько изданий. С 1931 г. начали выходить ‘Комментарии’ к различным томам ‘Капитала’ К.Маркса, которые подготовил Д.И. Розенберг. В дальнейшем эти работы Д.И. Розенберга переиздавались под редакцией С.Л. Выгодского (1961 г.) и Н.А. Цаголова (1983 г.)

Особую значимость в университете кафедра приобрела в 1941 г., когда на ее основе в МГУ впервые был образован экономический факультет, задачей которого стала подготовка политэкономов — преподавателей и научных работников. Выступив основой образованного в МГУ экономического факультета, кафедра впервые стала выпускающей, и на ее базе факультет готовил преподавателей политической экономии, экономистов широкого профиля. Это позволило кафедре и в дальнейшем сохранять важные позиции на факультете и в университете.

После второй мировой войны в мире возникла ситуация, когда, с одной стороны, сложилась целая система стран, развивающих свою экономику на социалистических принципах, и, с другой, произошли качественные изменения в развитии капиталистических стран. Опыт социалистических и капиталистических стран требовал научного обобщения и адекватного изучения. Кафедра включилась в разработку проблем политической экономии в широком смысле. В 1947 г. выходит работа К.В. Островитянова ‘Докапиталистические формации’. В том же году публикуется коллективная монография работников кафедры, где рассматривались вопросы политической экономии, истории хозяйства и экономической мысли.

Вместе с другими учеными страны работники кафедры участвовали в дискуссиях и обсуждениях текста первого общесоюзного учебника по политической экономии, организованного ЦК КПСС. В 1954 г. вышло первое издание учебника ‘Политическая экономия’ под редакцией К. В. Островитянова. В авторский коллектив учебника вошел также А.И. Пашков. Появление этого учебника способствовало активизации научной работы по всему спектру экономических проблем развития СССР и других стран социалистического содружества, актуализировало преподавание политической экономии в МГУ и других вузах страны.

Одним из центральных вопросов экономической теории в первой половине 1950-х гг. было материальное стимулирование трудящихся. После сентябрьского (1953) Пленума ЦК КПСС, кафедра политической экономии провела научную конференцию, посвященную проблемам материальной заинтересованности при социализме. На этой конференции были сделаны доклады: о сущности и значении принципов материальной заинтересованности при социализме (А.И. Пашков), о связи принципов материальной заинтересованности с системой заработной платы (Е.И. Капустин), о проблеме сочетания общественных и личных интересов колхозников в связи с принципом материальной заинтересованности (М.П. Осадько), о советской торговле (М.Ф. Макарова), о проблеме социалистической рентабельности (А.В. Бачурин), о дифференциальной ренте (И.И. Козодоев), о роли денежно-кредитной системы в осуществлении принципа материальной заинтересованности (З.В. Атлас).

В 1953 г. кафедра была реорганизована, образовались три кафедры политической экономии: на базе экономического факультета, гуманитарных факультетов и естественных факультетов. Это позволило организовать преподавание с учетом специфики отдельных факультетов.

В этот период кафедра сформулировала эффективную структуру преподавания, которая состояла из общего курса политической экономии, специальных семинаров по ‘Капиталу’ К.Маркса, ленинской теории империализма и политической экономии социализма, специальных курсов, а также основ методики преподавания политэкономии. Ключевым звеном этой структуры был спецсеминар по ‘Капиталу’ К.Маркса, нацеленный на глубокое системное познание рыночной капиталистической экономики в ее классическом виде, законов ее функционирования и развития. В помощь изучающим ‘Капитал’ профессора кафедры А.В. Аникин, В.С. Володин, А.Е. Мансилья, Н.В. Хессин, В.Н. Черковец и доценты В.Н. Ягодкин и К.П. Тронев опубликовали работы, содержащие подробный разбор этого произведения или его отдельных томов и отделов.

Методологические принципы ‘Капитала’ К. Маркса были положены в основу ‘Курса политической экономии’ в двух томах, трижды издававшегося под редакцией Н.А. Цаголова в 1963 — 1974 гг. Творческий коллектив авторов ‘Курса’ состоял из преподавателей кафедры политической экономии, других кафедр МГУ и вузов г. Москвы, а также ученых институтов АН СССР и работников общесоюзных и государственных учреждений. Университетский ‘Курс политической экономии’ вызвал большой научный и общественный резонанс как в СССР, так и за рубежом, где он издавался четырнадцать раз (на Кубе, в ГДР, ЧССР, ПНР, ФРГ, КНР, Турции, Греции, Японии). Предложенная кафедрой структура политической экономии социализма вызвала бурную дискуссию среди научной общественности. Один из вариантов аргументации коллектива кафедры был представлен Н.А. Цаголовым в статье ‘Развитие советской политической экономии’ (Вестн. Моск. ун-та. Сер. ‘Экономика’, 1967, ?5).

Заведующие кафедрой политической экономии с 1911 по 1985 гг.

Ф.И.О.

Фото

Руководство кафедрой

Годы жизни

Николай Алексеевич Каблуков

1911-1919

1849-1919

Иван Дмитриевич Удальцов

1934-1941

1885-1958

Соломон Львович Выгодский

1941-1943

1899-1979

Константин Васильевич Островитянов

1943-1948

1892-1969

Анатолий Игнатьевич Пашков

1948-1957

1900-1988

Николай Александрович Цаголов

1957-1985

1904-1985

В ходе работы над первым и последующими изданиями ‘Курса политической экономии’ на кафедре сложилась рациональная организация проведения дискуссий, обсуждений и научно — исследовательской работы в целом через проблемные группы, включавшие преподавателей, научных сотрудников, аспирантов и студентов. Тематика проблемных групп охватывала весь круг актуальных проблем политической экономии в широком смысле — методология и теория, система законов и категорий, проблемы капитализма и социализма, вопросы экономической эффективности, роль научно-технического прогресса, материальное стимулирование труда, место соревнования и конкуренции в экономическом развитии. Советский вариант марксистской парадигмы экономических исследований задавал общие рамки проводившейся работы, но не сковывал инициативу коллектива кафедры в поисках творческих и практических решений острых проблем развития экономики как СССР, так и других стран, а также мирового сообщества в целом.

Современный этап

Третий этап развития кафедры наступил в 1991 г. Радикальные изменения в политической и экономической системе страны, переход России на рыночные принципы экономического развития, существенные перемены в мирохозяйственных процессах выдвинули перед кафедрой триединую задачу — расширить спектр преподавания экономической теории с учетом мирового опыта экономического образования, организовать научные исследования вставших перед Россией и миром экономических проблем, обеспечить новые учебные курсы соответствующим методическим материалом и пособиями. По всем направлениям кафедра имела адекватные времени решения.

Состав кафедры всегда отличается высоким профессионализмом, возрастной устойчивостью и творческим динамизмом. За годы существования в МГУ экономического факультета с 1941 г. значительный вклад в работу кафедры и развитие политической экономии, общей экономической теории и экономической науки внесли работавшие на кафедре профессора А.А. Аузан, Л.А. Булочникова, В.С. Володин, С.Л. Выгодский, Е.С. Городецкий, С.С. Дзарасов, М.С. Драгилев, Э.П. Дунаев, В.А. Жамин, Е.И. Капустин, И.И. Козодоев, А.Ф. Кон, В.В. Корочкин, А.Я. Кошелев, В.В. Куликов, Р.М. Нуреев, М.П. Осадько, Ю.М. Осипов, К.В. Островитянов, А.И. Пашков, Э.П. Плетнев, Ю.М. Рачинский, Д.И. Розенберг, Г.Ф. Руденко, А.В. Сидорович, М.В. Солодков, И.И. Столяров, Ю.М. Толыпин, И.Д. Удальцов, Г.М. Харахашьян, Н.В. Хессин, Н.А. Цаголов, Н.И. Шехет, В.П. Шкредов, А.И. Юдкин.

Заведующие кафедрой политической экономии с 1987

В настоящее время коллектив кафедры насчитывает свыше 60 человек.

На кафедре функционирует кабинет политэкономии (комн. 314, тел. 939-5721). В кабинете политэкономии студенты могут ознакомиться с новинками периодики, с некоторыми учебными курсами на электронных носителях, учебниками и учебными пособиями, получить консультации профессоров и преподавателей кафедры.

Кафедра политической экономии экономического факультета МГУ на протяжении всего времени своего существования является одним из крупнейших структурных подразделений экономического факультета, а также одним из известных научных центров страны. Воспитанников кафедры можно встретить во всех уголках России, научных институтах РАН, в большинстве вузов страны.

Работа со студентами является для кафедры политэкономии приоритетной. Студентам на кафедре уделяется традиционно огромное внимание. На кафедре политэкономии ежегодно проходят практику и пишут курсовые работы около 300 студентов всех курсов бакалавриата, а также свыше 30 студентов магистратуры готовят свои исследовательские работы. Особый интерес кафедра представляет для тех студентов, которые интересуются научной деятельностью и общими проблемами экономической теории и намерены заниматься этими проблемами 4-6 лет с последующим поступлением в аспирантуру. Кафедра интересна и тем студентам, которые не желают специализироваться в какой-либо узкой сфере деятельности. Внимание, уделяемое на кафедре общим теоретическим проблемам, вовсе не означает, что широта подготовки студентов на кафедре противоречит возможностям углубленного изучения конкретно-экономических проблем и дисциплин.

На кафедре подготовлен и ежегодно обновляется перечень рекомендуемых тем практики и курсовых работ, который раздается всем студентам второго курса. С этим списком рекомендуемых тем можно ознакомиться и в кабинете политэкономии (комн. 314), а так же на данной странице кафедры. Наличие такого перечня не ограничивает возможности любого студента предложить свою собственную тему и выбрать любого профессора и преподавателя в качестве своего научного руководителя. Правда, опыт показывает, что наиболее эффективным является выбор сквозной темы, начиная со второго курса, вплоть до защиты выпускной работы. Однако это удается далеко не всем. Немало студентов на протяжении нескольких лет ищут себя и свою научную проблему. Практика студентов организуется с помощью лаборатории проблем собственности.

Каждый профессор и преподаватель кафедры выделяет время для консультаций и встреч со студентами в комнатах, где размещается кафедра 314, 315, 317, 318, 319, 320, 321, 322, 324 и где каждый преподаватель имеет свое рабочее место.

Научная жизнь кафедры политэкономии отличается большой интенсивностью. Она насыщена обсуждениями, дискуссиями, конференциями по различным проблемам экономической теории, социально-экономической трансформации России и других стран с переходной экономикой, мировой экономике. Ежегодно проводятся международные научные конференции, материалы которых оперативно публикуются в коллективных монографиях. Профессора и сотрудники кафедры активно участвуют в Ломоносовских чтениях, Фестивалях науки, теоретическом семинаре факультета, межвузовских конференциях.

Ежегодно публикуется значительное число монографий и десятки статей. Возобновлено издание сборников аспирантских и студенческих работ.

В связи с большим объемом исследовательской работы, большим числом преподавателей, аспирантов и студентов, специализирующихся по кафедре, в составе кафедры созданы научные проблемные группы (центры) по основным направлениям экономической теории. В группах по научным интересам объединяются профессора, научные сотрудники, докторанты, стажеры, аспиранты, студенты, а также интересующиеся научными проблемами специалисты из других вузов и учреждений. На заседаниях групп (центров) обсуждаются научные проблемы, докторские и кандидатские диссертации, рукописи монографий, проводятся защиты выпускных и курсовых работ, обсуждаются темы кандидатских и докторских диссертаций, тематика курсовых и выпускных работ, отчеты аспирантов о выполнении ими индивидуальных планов. Каждый преподаватель, сотрудник кафедры и студент не ограничен в своем выборе и может участвовать в работе тех центров, научные проблемы которых его привлекают. Активно работают студенческие научные кружки

Профессора, преподаватели и научные сотрудники кафедры активно участвуют в исследовательских грантах экономического факультета МГУ, Российского Гуманитарного научного фонда и других организаций. Ведущие профессора кафедры всегда принимали активнейшее участие в работе Учебно-методического объединения (УМО) Министерства образования РФ и Высшей аттестационной комиссии (ВАК).

В 2010 году опубликован подготовленный коллективом кафедры 3-х томный учебно-методический комплекс «Общая экономическая теория. Вводный курс», отражающий программу экономического факультета МГУ и государственные стандарты нового поколения для подготовки бакалавров и наработки в области экономической науки как в нашей стране, так и за рубежом.

Связи кафедры с другими вузами, в том числе зарубежными, всегда были обширными. Они выражались в проведении международных конференций, написании коллективных монографий, чтении лекций, подготовке новых курсов, переводах учебников и монографий на русский и иностранные языки, научных стажировках, в других формах.

Профессора и преподаватели кафедры принимают активное участие в обеспечении учебного процесса в филиалах МГУ в г. Севастополе и г. Астане (Казахстан, Баку, Душанбе).

Кафедра политэкономии обеспечивает довузовскую подготовку абитуриентов через образовательную программу «Экономист» (Руководитель — к.э.н., доцент кафедры, заслуженный преподаватель МГУ Деленян Арут Андроникович, комната 321, тел. 939-2897). На курсах занятия ведут профессора и преподаватели кафедры политэкономии.

Перспективы кафедры связаны с главной задачей экономического факультета МГУ — обеспечением фундаментального экономического образования. Это углубление фундаментального курса экономической теории при большем внимании к ее социально-экономическим компонентам, разработка курса и учебных пособий, более полно отражающих синтетический характер современного экономического знания и тенденций общемирового развития. Это дальнейшая теоретическая разработка проблем глобальных транснациональных процессов, подготовка новых курсов и специальных курсов, расширение творческих связей с кафедрами России и других стран, с научными коллективами академических институтов, активизация участия в работе правительственных органов и парламентских комитетов.

E-mail для контактов: [email protected]

«О вы, которых ожидает Отечество от недр своих…»

В названии этих заметок – строчки из знаменитого стихотворения Ломоносова. А помните концовку этих же стихов, которая раньше печаталась на школьных тетрадках: «Может собственных Платонов…»? Цитату из стихотворения принято завершать многоточием. И это вполне укладывается в проблематику нашей статьи. Потому что день сегодняшний опрометчиво колеблет прописные истины, которым был привержен Ломоносов. Вот если бы Ломоносов написал, что «может офисных планктонов российская земля рождать», – это, может быть, грамматически было бы не вполне верно, но по смыслу – в самый раз!

А вообще – нужны ли нам созидатели? Может ли существовать улей, составленный из одних трутней? Наверное, может, и это будет очень весёлый, «креативный», яркий улей – как современная ночная Москва, пахнущая виски, бензином и духами. Нужна ли нам система образования, если успешные господа могут воспользоваться лучшими мировыми образцами, а горемыкам и начальной школы хватит?.. Прошли времена всеобуча, рынок требует конкуренции. Что если в этой конкуренции отечественная школа не выживет, погибнет? Нам останется глубокомысленно пожать плечами: «Таковы законы рынка».

Самый либеральный губернатор нашей страны – Никита Белых – выступил недавно с сенсационными признаниями. Вести дневник в Интернете – последний писк политической моды. «Живой журнал», «твиттер», «одноклассники» – всё это удобные пространства для провокаций и кокетства правителей мира сего. А уж когда глава государства намекнул, что интернет-дневник – это очень прогрессивно, в «Живой журнал» чиновники бросились, как в привокзальный буфет. Никого уже не удивляет эта форма самопрезентации наших управленцев.

Но вокруг этой реплики поднялся шум на весь Интернет. Речь зашла о школе, о воспитании – и витиеватая исповедь кировского губернатора покоробила даже бывалых циников. Господин губернатор пишет:

«На днях принял очень сложное для себя решение. Как многие знают, мой старший сын Юра учебный год 2008–2009 жил со мной в Кирове и ходил в приготовительный класс Вятской гуманитарной гимназии. Думал, что 1 сентября в этом году он пойдёт уже в первый класс ВГГ. Но, как показал прошедший год, у меня просто физически не хватает времени, чтобы заниматься воспитанием сына. Абсолютно типичная ситуация – когда я ухожу на работу, он ещё спит, а когда прихожу – уже спит. Это неправильно. Я очень серьёзно и ответственно отношусь к отцовству и не хочу пускать процесс воспитания на самотёк. Но ни я, ни моя жена сейчас не можем проводить с Юрой столько времени, сколько необходимо в его возрасте.

Кроме того, я хочу, чтобы Юра рос нормальным ребёнком, чтобы в школе не было какого-то особого статуса, не было попыток его как-то возвысить, позволять ему всё, что угодно, и так далее. Если он будет учиться в Кирове – он будет «сыном губернатора» с соответствующим отношением со стороны окружающих. Примерно та же картина будет и в Перми. К сожалению, я знаю немало примеров, когда просто положение, которое занимают родители, портило детей. Причём помимо воли самих родителей. Не хочу, чтобы с Юрой получилось также.

Поэтому я решил отправить сына в школу-пансион в Англию. В России, к сожалению, нет полноценных школ-интернатов (кроме учреждений для социально незащищённых детей), которые обеспечивали комплексное развитие и воспитание ребёнка, где бы он круглосуточно находился в центре внимания. Плюс там Юра не будет «сыном губернатора», а будет просто одним из учеников, ведь англичанам нет дела до того, чем я занимаюсь и какой пост занимаю.

В школе, где он будет учиться, условия проживания максимально спартанские. Конечно, вся инфраструктура и образовательная, и для занятий спортом в отличном состоянии, но дети живут в комнатах примерно как в наших пионерлагерях. И это тоже плюс. Пусть растёт в аскетичных условиях и понимает, что в этой жизни всего надо добиваться самому.

Решение действительно далось мне непросто. Сына мне будет очень не хватать, но я считаю, что должен так поступить ради его блага.

Понимаю, что у кого-то может появиться соблазн начать кричать о том, что вот «губернатор везде нахваливает образование Кировской области, а сына отправил учиться за границу». Даже удивлюсь, если оппоненты не используют этот очевидный ход. Но, повторюсь, мотивы моего решения лежат не в плоскости каких-то личных амбиций или пренебрежения к кировскому образованию. На самом деле я очень доволен, как Юра проучился год в ВГГ. И будь у меня больше свободного времени для него и не работай я губернатором – я был бы двумя руками за то, чтобы он продолжил образование в гимназии. Но сейчас вынужден принять такое решение. Если по каким-то причинам у Юры не заладится, тогда, скорее всего, он вернётся в ВГГ».

Изящная литература – психологизм, самокопание, риторические приёмы – ничего не жалко для сетевой аудитории. Но комментаторы были неумолимы. Вот несколько характерных реплик:

* Дети высоких чиновников учатся за рубежом. Именно поэтому образованием в России никто серьёзно не занимается.

* Обоснование прикольное. Сам выбор места учёбы для сына выбран отлично. Но обоснование улыбнуло. Интересно, в наших школах, кроме детей рабочих, будет кто-то учиться? И зачем заниматься чиновникам школами, если дети учатся за границей.

* И вернётся Юра через десять (или сколько там?) лет домой вылитым англичанином. А здесь вырос бы хоть и сыном губернатора, но всё-таки русским. Об этом аспекте не думали?

Не будем радикалами и максималистами. Осаждённая крепость за железным занавесом нам не нужна. Немало выдающихся достижений в истории России связано с международным сотрудничеством. Учиться за рубежом и приглашать иностранных учителей – это вполне обоснованная практика, если речь идёт о тех областях знания, в которых российские специалисты далеки от лидирующих позиций. Но есть базовые ценности, есть принципиальные установки и, наконец, инстинкт народного самосохранения. Сегодня многие пытаются дискредитировать учителя, дискредитировать нашу школу. Эта кампания – увертюра к упразднению массовой школы, к «реформе», которая обернётся разрушением «до основанья, а затем». Кому-то это выгодно – наверное, тому, кто не видит своего будущего в России, кто привык свысока смотреть на эту неприбранную, неанглоговорящую страну.

Чему школьник из финансово благополучной семьи не может научиться в России? Пожалуй, только иностранному языку. И стереотипам поведения, свойственным англичанину, французу или американцу. В России специалист, изучавший алгебру, литературу и химию на английском языке, обречён на отставание. Значит, губернатор не видит будущего своих детей на Родине. Он не признаётся в этом публично. Может быть, он не признаётся в этом самому себе, но логика побеждает пропаганду. Мальчик из английской школы в девяти случаях из десяти будет в России восторженным туристом или скучающим транзитником, колонизатором или добрейшим заграничным благотворителем… Но знать и понимать Россию изнутри ему будет трудненько.

Известен случай – уж не знаю, реальный или легендарный, но в любом случае образцово-показательный. Косыгин открывал в Грузинской ССР новую табачную фабрику. По дороге на торжество попросил у директора закурить (хотя бросил курить в последний день войны). Когда директор протянул Косыгину американскую сигарету – председатель Совмина тут же велел развернуть машину и на фабрику не поехал. Курить чужие сигареты – это, конечно, полбеды. Но если мы хозяева своей страны – мы не имеем права предавать российскую школу. Всеми силами мы должны поддерживать её авторитет. А то ведь как получается? Сегодня предпочитаем английскую школу, а завтра… сто раз подумаем: «А зачем нам отечественный губернатор? Гораздо удобнее пригласить варяга – как Хиддинка и Адвоката в футбольную сборную». Причин можно придумать сколько удобно – и самых убедительных! Только, отказываясь от своего, мы становимся беднее. И оставляем себе одну перспективу: мимикрировать под иностранцев. Нефтью, газом и золотом добывать себе привилегию быть англичанином или немцем. Позорная, жалкая перспектива. Исторический аналог – попытки окатоличивания Галицкой Руси.

Но, может быть, эти рассуждения слишком догматичны? Может быть, мы зря делаем такие выводы из родительских откровений либерального губернатора? Может быть, в этом и состоит модернизация – «мундир английский, табак японский»? Самая страшная проблема, конечно, не в космополитизме властной элиты. Элита в современной России настолько оторвана от «чёрного люда», что, потеряв пресловутую «связь с народом», она отказывается от национальных черт. Элите нужен особенный язык – и уж, конечно, не русский! Нужен иной климат, чем у «отребья». И школа – не ординарная СОШ и даже не ВГГ, а заморская пятизвёздочная школа! На что же способна эта элита, в чём её историческая роль?

Мы получили могущественную горлопанскую прослойку – в пространстве деловой России всё больше рекламы и саморекламы, всё меньше дел. Всевластие телевизионной и интернет-картинки оказалось опасным. Тут, пожалуй, сбылись самые пессимистические прогнозы. Нам говорят: пора становиться постиндустриальным обществом. Даёшь менеджеров вместо инженеров! Будут эти белые воротнички в больших офисных помещениях нажимать на кнопочки, водить пальчиками по сенсорным экранам, нефть и газ пойдут куда надо, денежные потоки – им навстречу, вот вам и благополучие. А асфальт у меня под окнами кладут рабочие-киргизы с помощью итальянского катка!

Дети российской элиты учатся вдали от родных осин. А ведь ещё недавно главы многих иностранных государств учились у нас! И среди них были такие на весь мир известные политики, как Дэн Сяопин и Александр Дубчек… Был в московской школе имени Белинского учитель литературы – Давид Яковлевич Райхин. Легендарная школа с видом на Кремль, в которой учились и дети наркомов, и дети рабочих – и вместе ходили в литературный кружок Райхина. Однажды осенью 1941 года, когда ребята вместе с Райхиным выкапывали в хлябях противотанковые рвы, один старшеклассник закапризничал. Он был сыном второго человека на Лубянке! Но Райхин непедагогично дал ему оплеуху. Тот старшеклассник потом стал офицером, с честью прошёл дорогами войны. И все понимали, что ту оплеуху он заслужил… Вот такая была элита. Плебейская. Но именно она не дрогнула в войну.

Мы не настолько наивны, чтобы ждать от современной элиты бескорыстного патриотизма, стремлений защитить честь родной страны… Государство должно поставить элиты в такие условия, когда детям учиться в России выгодно. Здесь не обойтись одними материальными стимулами. Морального стимула, энтузиазма тоже недостаточно. На одном насилии тем паче не продержаться. Необходимо разумное сочетание этих трёх начал – корыстный интерес, энтузиазм, страх. Конечно, трудно принять необходимость суровой закалки, когда ты привык к патрицианскому комфорту (а привыкают к нему быстро!).

Архипелаг «постиндустриального общества», который оазисами проступает в огромной России, внешне напоминает ситуацию на Западе. Но только внешне! Классическое постиндустриальное общество – это не только повальное использование информационных технологий, но и опора на университеты, на научные лаборатории. Россия в этом смысле за двадцать лет сделала сто шагов назад. Результативная и массовая работа в науке в современной России невозможна. На протяжении ХХ века у нас шёл приток людей из крестьянства в рабочий класс, в инженерное и офицерское сословие. А в девяностые годы произошёл не менее впечатляющий отток из рабочих, инженеров и офицеров – в торговлю, криминал и охрану, а из науки – в менеджмент широкого профиля. Эти метаморфозы можно оценивать по-разному. Но если попытаться охарактеризовать их одним словом, трудно найти более ёмкое, чем деградация. И разгул преступности, и оторванность элит от народа – всё это было предопределено великим переселением инженеров в челноки, с заводов – на оптовые рынки. Переходная экономика – это когда научные сотрудники торгуют в переходах, а офицеры милиции возглавляют банды. Переломить эту тенденцию можно только, если общество будет готово пожертвовать крупицами комфорта и спокойствия, а элита умерит аппетиты и откажется от индульгенций. Думаю, что это невозможно хотя бы потому, что у нашего народного большинства, к великому сожалению, в последние годы сложилась психология рантье – удачливого или горемычного, но рантье. А рантье, неготовый к борьбе и жертвам, всегда именно жертвой и становится…

Идёт точечное заливание проблем колоссальными деньгами и ещё более колоссальными обещаниями. Вопреки известной притче, дают нищему рубль, а не удочку. А нужна система бесплатного всеобуча и оплачиваемого квалифицированного труда. Но мы как раз от этого отходим! Мы закрываем научные институты, закрываем предприятия – а потом государство милостиво помогает безработным… Нельзя требовать от труда быстрой рентабельности! Мы же не ждём рентабельности от безделья? И безделье находится в привилегированном положении: оно поощряется государственной благотворительностью. Великий принцип «Кто не работает, тот не ест» никак не учитывает рентабельность труда. Ему на смену приходит порочный принцип: «мы обеспечим вам сносное существование – только, пожалуйста, не работайте». В этой системе можно «крутиться», но глупо трудиться. А ведь нужно беречь каждую школу, каждый научный институт, каждый завод. Даже если сегодня они приносят убытки. Таким образом поддерживаются профессиональные навыки, которые ох как понадобятся обществу в будущем… А тысяча сокращённых рабочих сегодня – это сотня новых бандитов завтра. Двадцать уволенных учителей – это шаг к одичанию… С каждым годом у нас и так всё меньше и меньше созидателей-профессионалов.

Иногда к труду надо и принуждать: в наших людях есть инертность, порождающая пьянство… В школу приходится не только приглашать, но и втаскивать за шкирку.

Вспомним святого праведного о. Иоанна Кронштадтского. Для бедноты он создал Дом трудолюбия и пропагандировал эту идею – выручать не подачками, а предоставлением работы. Само слово «трудолюбие» мощно воздействует на разум и на чувства. Увы, у нас нынче в ходу неряшливо заимствованные слова из американского бизнес-лексикона. А вместе со словами меняется и суть – об этом много и толково пишет на страницах «Шестого чувства» и «Переправы» В.Д. Ирзабеков.

Многие сейчас рассуждают – как сделать людей нравственнее, как отвадить от поножовщины, от наркотиков и алкоголя. Вот в это страшное лето наш председатель правительства лично тушил пожары, пролетая над лесами на самолёте-амфибии Бе-200 ЧС. Эффектная картинка! Если бы наши пропагандисты воспользовались ею на благо просвещения… Если бы вложили несколько миллионов (сколько их мы пускаем по ветру!) в рекламу самолёта, который и так бесплатно на весь мир прорекламировал В.В. Путин… Может быть, вскоре вокруг амфибии уже работали бы десятки тысяч человек. Их созидательный труд хорошо оплачивался бы, они бы гордились «бешкой». Вряд ли дети этих людей – от главного конструктора до рабочего – ходили бы с кистенями по дорогам. У этих детей появился бы мощный стимул учиться – и не в Англии.

Вспомним: на «Буран» в 80-е работали несколько миллионов! Это была гигантская кооперация. А у каждого – семьи. Вот вам и десяток миллионов человек, которые с меньшей вероятностью станут наркоманами и бандитами, чем дети неприкаянных «мизераблей». А начинается всё со школы… Вот на такие мысли натолкнула интернет-реплика губернатора Белых.

Вера в отечественную школу нужна каждому из нас. Большие просветительские (вроде всеобуча) и технические (вроде «Бурана») проекты нужны не только для их конкретного результата и быстрого дохода, но и для формирования здорового человека. А в успех другой социальной политики я не верю… Широкая программа общедоступного (бесплатного!) образования и большие технические проекты – а вся округлая говорильня от лукавого, будь то «веские» иностранные слова или художественный свист.

Ломоносов писал:

О вы, которых ожидает
Отечество от недр своих
И видеть таковых желает,
Каких зовёт от стран чужих,
О, ваши дни благословенны!
Дерзайте ныне ободренны
Раченьем вашим показать,
Что может собственных Платонов
И быстрых разумом Невтонов
Российская земля рождать.

В этих строках патриотизм и просвещение неразделимы. Ломоносов мечтал о том времени, когда в России появятся специалисты во всех областях науки. И не просто мечтал, а работал ради этого. И мы должны сберечь это наследие, хотя многое уже растеряли и продолжаем терять каждый день.

http://6chuvstvo.pereprava.org/index.php/component/content/article/62-pereprava-1-2011-god/587-012011lo-vy-kotoryh-ojidaet-otechestvo-ot-nedr-svoihr

А. С. Пушкин о вы, которых ожидает Отечество от недр своих

К 300- летию

Михаила Васильевича Ломоносова

Он создал первый университет

Он, лучше сказать, сам был первым нашим университетом.

А. С. Пушкин

О вы, которых ожидает Отечество от недр своих
И видеть таковых желает,
Каких зовет из стран чужих,
О, ваши дни благословенны!
Дерзайте ныне ободренны
Раченьем вашим показать,
Что может собственных Платонов
И быстрых разумом Невтонов
Российская земля рождать.

М. В. Ломоносов

Михаи́л Васи́льевич Ломоно́сов

8 (19) ноября 1711, деревня Мишанинская, Россия — 4 (15) апреля 1765, Санкт-Петербург, Российская империя.

Первый русский учёный-естествоиспытатель мирового значения, энциклопедист, химик и физик; заложил основы науки о стекле.

Астроном, приборостроитель, географ, металлург, геолог, поэт, утвердил основания современного русского литературного языка, художник, историк, поборник развития отечественного просвещения, науки и экономики.

Разработал проект Московского университета, впоследствии названного в его честь. Открыл наличие атмосферы у планеты Венера. Действительный член Академии наук и художеств :адъюнкт физического класса с 1742, профессор химии с 1745.

Через тернии к звёздам

Сын рыбака-помора, Михаил Васильевич Ломоносов первые девятнадцать лет своей жизни провел на Севере, у Белого моря.

У одного из своих односельчан четырнадцатилетнему Ломоносову удалось достать учебники по грамматике и арифметике. Эти книги, которые позднее он называл «вратами своей учености», он буквально выучил наизусть и страстно захотел продолжать учение. Тайком от отца, пристав к одному из обозов, он добирается до Москвы и, преодолев многочисленные препятствия, поступает в 1731 г. в Славяно-греко-латинскую академию. Насмешки товарищей по школе — «малых ребят» — над «болваном лет в двадцать», который «пришел латине учиться», скудное существование на три копейки в день не останавливают Ломоносова. Обнаруживая блестящие способности, невероятную настойчивость и трудолюбие, он за один год проходит сразу три класса.

В 1736 г. школьное начальство получило указ направить в университет при Петербургской академии наук «отроков добрых, которые бы в приличных к украшению разума науках довольное знание имели». В эту группу попал и М.В. Ломоносов. В этом же году его посылают из Петербурга в Германию для освоения горного дела. За границей Ломоносов изучает точные науки, философию, иностранные языки. В 1741 г. он возвращается на родину и начинает работать в Академии наук. В 1745 г. М.В. Ломоносов становится профессором химии, академиком и ведет научную и литературную деятельность.

Школьник

Н. А. Некрасов

Скоро сам узнаешь в школе,

Как архангельский мужик

По своей и божьей воле

Стал разумен и велик. ..

Не бездарна та природа,

Не погиб еще тот край,

Что выводит из народа

Столько славных то и знай,

Столько добрых, благородных,

Сильных любящей душой,

Посреди тупых, холодных

И напыщенных собой!

Лето 1856 г.

Общая профориентация – Мир МГУ – официальный сайт

Куда, как ни в лучший российский университет, отправляться за вдохновением будущим студентам.
Здесь, в колыбели российской науки, им объяснят, какие перспективы кроются в той или иной области знаний. Не только объяснят, но и озвучат конкретные цифры, связанные с определённой отраслью в масштабах страны – занятость, размер заработных плат, доля отрасли в ВВП, динамику развития отрасли и так далее.
Опытные товарищи помогут определиться со своими интересами в той или иной сфере науки и подскажут, каким образом можно с пользой применить свои таланты. Какой профессиональной деятельности можно посвятить себя после окончания того или иного факультета, получив ту или иную специальность. Какие ещё могут быть полезные альтернативы в жизни помимо пути специалиста.

Традиционная обзорная часть по МГУ также ориентирована на формирование профессиональных интересов школьников. Когда упоминаем великих учёных, связанных с МГУ, заостряем внимание и на их деятельности в свете сегодняшних потребностей человечества.
Когда затрагиваем историю России, обсуждаем, какие отрасли народного хозяйства были развиты в Российской империи, какие в СССР, какие популярны сейчас, а какие будут пользоваться спросом в будущем.
Кто из выдающихся людей современности вам известен, и что нужно учить, чтобы добиться таких же успехов.

Для беседы со школьниками и для рассказа о различных направлениях науки приглашаются представители данных направлений внутри МГУ – студенты, аспиранты и сотрудники Университета. У каждого из них своя программа и своя цель: сделать так, чтобы школьники влюбились именно в их предмет. Здесь все средства хороши – игры, интерактивные презентации, познавательные лекции.
В общем случае выступают представители трёх направлений в разрезе науки – это представители гуманитарного, технического и естественного направлений. А также представители различных родов деятельности – молодой учёный, специалист и предприниматель.

Помимо прочего, в программе мастер-класса – нюансы обучения и поступления в Университет. Дополнительное образование для школьников и студентов. Олимпиады МГУ. Миф о том, что в известный российский ВУЗ поступить сложно. Что означает конкурс 20 человек на место. Как прожить на стипендию и при этом хорошо учиться. Особенности жизни студентов МГУ, курьёзы и весёлые истории и многое другое.

Мастер-класс, кроме подачи исключительно практического материала, предполагает свободное общение между школьниками и представителями высшего учебного заведения, что является бесценным опытом и источником вдохновения.

Я знаю много песен, но не умею петь

WashingtonPost.com: Я знаю много песен, но не умею петь
Перейти к главе 1, раздел Перейти к обзору Book World Я знаю много песен, но не могу петь
Брайан Кителей

Глава первая

Иб по-прежнему неправильно понимает простые образы: тень, отбрасываемая спящим ребенком, — это семейный кот дома в Массачусетсе, нелогично прижимающийся к ребрам этого пыльного египетского ребенка на другом конце света. Смена часовых поясов, обезвоживание.В том же темпе к нему присоединяется молодой египтянин, идущий слишком близко, чтобы Иб мог утешиться, и оставаясь глухим. Он говорит: «Vous voulez un bateau?» Иб прожил в Каире три года, но до сих пор является туристом для местных рекламистов. Туристы катаются на латинских парусниках по Нилу. Иб прилетел в Массачусетс четыре дня назад на похороны отчима и вернулся сегодня утром. Обычно он отвечает на арабском: «Я не иностранец», что часто сбивает этих людей с толку. Но сегодня он качает головой, идет во сне по неровным плитам и смотрит вверх на прекрасную смесь финиковых пальм и деревьев акации с перистыми листьями.Драка со старшей сестрой после похорон повторяется. Она назвала Иба иностранцем. Лояльность разделилась, когда его родители развелись, и после того, как их мать развелась с их голландским отчимом, они снова вышли замуж. Сестра Иба чувствовала, что он слишком демонстративно горевал по своему отчиму, и что это была завуалированная критика повторного брака их родителей. Но иностранцем было так странно называть Иб, что за словом последовала тишина. Затем оба брата и сестры рассмеялись; объятия, поцелуи, напряжение уменьшилось, но не исчезло полностью.«Я не иностранец», — повторяет про себя Иб по-арабски. Ана миш кхавага.

Проходит время, и Иб оказывается среди ароматов африканских джунглей детской комнаты, которая невежливо загораживает общественный променад с корзинчатыми папоротниками, каучуковыми деревьями и цветами пассифлоры. Он обнаруживает, что разговаривает с парнем, который спросил, не хочет ли он прокатиться на лодке. Иб плохо говорит по-французски, но вскоре болтает на нем, испытывая облегчение от того, что говорит на языке, столь похожем на английский (и устал после часа разговора на арабском со своим учителем).Стоит прекрасная весенняя погода, теплая и сухая, загрязненный воздух ненадолго уносится в пустыню, а запах немытых тел и ослиного навоза, а также абсолютно нерегулируемые выхлопные газы от транспортных средств, как всегда, опьяняют. Не спрашивая, Иб говорит своему товарищу, что он американец, преподает историю Ближнего Востока египетским студентам в англоязычном университете. Египтянин не смеется. Он говорит Ибу, что тоже преподает в средней школе Дар-эс-Салам возле Дворца президента.Иб знает, что дар эс салам означает царство мира, в котором господствует ислам (в отличие от царства войны, дар эль харб, где его нет). Египтянин говорит: «Я Гамаль. Мы будем хорошими друзьями», и Иб хочет верить в эту распространенную риторическую расцветку. Но когда Иб спрашивает, где находится город Дар-эс-Салам, их континенты начинают расходиться. Город находится где-то в Африке, и на данный момент Ибу кажется, что это недостающий кусочек головоломки. В ответ Гамаль очень подробно описывает, как устроено его школьное здание.Он заканчивает и спрашивает: «Compris? Иб говорит «да», но Гамаль неправильно понял его вопрос, поэтому он перефразирует его. Опять сложная архитектурная сказка; похоже, Гамаль хочет стать архитектором в Париже. Все это Иб узнает почти против своей воли, но он не может объяснить себя в одном маленьком моменте. Где находится Дар-эс-Салам? Гамаль говорит (по-английски с французским акцентом): «Вы говорите, что понимаете, а потом говорите, что нет. Я не могу понять то, что вы не понимаете». Иб теряет этот тусклый свет товарищеских чувств, и он спрашивает с раздражением: «Ты сказал мне, что учишь, так почему ты спросил, хочу ли я прокатиться на лодке?» Гамаль говорит, что переводил для мальчика, которого Иб, похоже, не слышал.Несмотря на глухоту Иба, этот ответ вызывает у него недоверие. Они останавливаются у баньянового дерева перед посольством Индии, и Гамаль слабо спрашивает номер телефона Иба, который Иб, честно говоря, не может вспомнить. Минкомсвязи его изменило на прошлой неделе. Египетский военный полицейский в полусне сидит в своей узкой будке с незаряженным ружьем на плече. «Бьен», — говорит Гамаль, оборачиваясь, оскорбленный, что Иб не предложил гостеприимство своего дома или даже своего телефона после того, как Гамаль был так щедр на свои разговоры, свое время, свою работу и свою дневную прогулку.Он исчезает. Дар-эс-Салам — столица Танзании, — вспоминает Иб, хлопнув по лбу. Убедившись, что Гамаль ушел, Иб поворачивается и возвращается по своим следам вдоль Нила на полмили к своему жилому дому. Его сестры проводили его в аэропорту, а его средняя сестра мягко сказала: «Ты любил своего отчима больше, чем своего собственного отца». Вот только Иб слышал: «Больше, чем твоя родина», и когда он нашел это замечание забавным, его сестры просто уставились на него. Египет — это зелено-черный лотос, если смотреть из верхних слоев атмосферы, чисто срубленный на Асуанской плотине и установленный в глиняной вазе на озере Насер.Питательные вещества непрерывно истекают из огромного цветка. Нил больше не разливается ежегодно, и с каждым годом почва становится все более соленой. Каир — это узел на растении, где стебель превращается в цветок — опухоль, которая теперь угрожает подавить этот древний организм. Несколько веков назад река текла в нескольких милях к востоку, поэтому современный колониальный город с высотными отелями и правительственной бюрократией стоит в старом русле реки и болотах. Исследуйте небольшую часть средневекового Каира, которая находится на возвышенности на бывшем берегу Нила.Одна улица не может решить, в каком направлении ей идти, и колеблется, резко поворачивая то тут, то там, то сужаясь, то расширяясь, прежде чем резко кончается огромной грудой кирпичей и мусора. Как будто это горный склон, козы садятся на развалины некогда фешенебельного караван-сарая, старого отеля для верблюдов и людей. В десятке шагов от этого завала второй этаж трехэтажного дома выступает на половину переулка. Облупившаяся бирюзовая краска открывает под ней блеклый желтый цвет. Иб на мгновение болтается за окном в этой квадратной части здания.Он хватается за деревянную решетку здания через улицу, всего в двух футах на этой высоте, и смотрит в комнату, из которой только что выполз. В квартире есть еще один мужчина по имени Гамаль, худой и жилистый, с почти невероятной копной черных волос, как первый Гамаль Иб, которого встретил сегодня на полпути через этот большой город. Когда он встретил второго Гамаля перед магазином парфюмерии недалеко от площади Хусейн, Иб спросил его, не встречались ли они в тот день в Замалеке.Этот человек неправильно понял вопрос и какое-то время говорил о своем брате, который работает в Safeway в Замалеке. Иб приземляется на плотно утрамбованный земляной пол переулка, и два мальчика летят, неся раскаленные металлические кастрюли с запеканкой из баклажанов из коммунальных печей района. Они не обращают на него внимания. Запах, который остается на их пути, ненадолго размывает пейзаж. Это Рамадан, за пятнадцать минут до заката, когда город прерывает дневной пост.

Иб изучает местность в поисках места, где можно спрятаться и застолбить квартиру, которую он только что покинул.Посреди грязной улицы возвышается холм обуви. Обвисшие здания двух- и трехэтажные, с доказательством величия в искусно вырезанных входных дверях, но верхние этажи более новые, изношенные, из-за слишком большого количества песка в бетоне. Смешение линий и цветов на пути превращается в смысл: парикмахерская. Входит Иб и садится в единственный стул, размахивая правой рукой, чтобы предотвратить стрижку. Он шепотом спрашивает, не возражают ли они, что он посидит здесь несколько минут. Озадаченный цирюльник снисходительно кивает, и его крошечный истощенный сын возвращается к тому, чтобы выковырять единственный горшок с полной готовкой на горячей плите в углу подобного пещере помещения.Запах жженого чеснока и куркумы успокаивает измученную нервную систему Иба. Все трое в маленькой комнате дезориентированы из-за недостатка еды и благодарны за обещание чего-то в желудке. Цирюльник и его сын принимают странное поведение иностранца, потому что в течение этой последней недели Рамадана нормально быть наизнанку и вверх ногами, спать днем ​​днем, есть самый большой обед в полночь и просыпаться перед рассветом, чтобы перекусить и помолиться. .

В квартире над улицей Гамаль переносит поднос из кухни в единственную другую комнату, где есть спальный коврик и низкий столик со свечами. На подносе находятся два крошечных стакана, латунный канакер дымящегося турецкого кофе и целлофановый тюбик печенья Biscomisr, с помощью которого можно прервать пост. Это не обычный ифтар, который будет стаканом фиников и воды, чашкой чая. Гамаль по-прежнему говорит без перерыва, как и с тех пор, как они встретились на площади Гусейна час назад.Гамал еще не знает, что Иб пропал. Иб выбрался из дома Гамаля, чтобы избежать этих сводящих с ума разговоров. Так почему Иб следит за передвижениями этого человека после его чистого побега? Иб вел себя грубо: ускользнул, не попрощавшись и не поблагодарив Гамаля за гостеприимство. Но Гамаль был так же невоспитан. Иб не знает, почему он наблюдает за этим человеком.

Некоторые из тем, затронутых во время разговора Гамаля: их великая дружба; трудности, с которыми сталкивается Гамаль, принимая имя Иба — он предпочитает называть его Ибрагимом; фильмы Калимта Иштвуда; арабский язык, на котором Гамаль заставит Иба говорить как один хороший араб, который, по словам Гамаля, является языком, известным всем в мире; фелукка едет по Нилу; английский язык, величайший язык на земле, на котором Иб научит Гамаля говорить, как один хороший англичанин; эта великая красавица певица Паула Абдул, но что она служанка (абдул означает «слуга») и как мы можем заставить ее посетить наш дом, который мы вместе построим возле пирамид; пирамиды, которые Гамаль чувствует в один момент как великие памятники мира, который мы знаем, в следующий момент — это груды мусора, где плохие люди продают плохие вещи, которые не делают Египет красивым; « право мужчины жениться на женщине ради несколько недель, очень необходимое право, так мужчины становятся намного сильнее и справедливее, мужчины быстрее отращивают бороды, мужчины ходят по прямой линии.

Пазлы с одной деталью Ib. Посреди этих схем и речей Гамаль вышел из своего персонажа и рассказал о недавнем египетском романе, который был опубликован в коммунистической газете «Аль-Ахали». Иб следит за такими вещами, и он не слышал ни о книге, ни о писателе. Рецензия на роман Гамаля была занимательной. В средневековье султан решает, что у некоего шейха, позже ставшего святым, слишком много последователей. Султан посылает агентов делать то, что они должны делать. Святой принимает несколько разных форм — скромного осла, красивой молодой женщины и морщинистого старика, — чтобы обмануть агентов султана.Они настолько сбиты с толку, что оказываются покоренными и обращаются к своему хозяину, который, в свою очередь, вынужден маскироваться под уличного актера и артиста цирка, чтобы избежать их мести. Иб принял этот мимолетный всплеск грамотности у человека, которого он считал неграмотным, потому что в Каире так распространена любовь к книгам и старым стихам. Способность пересказывать эту историю с талантом и элегантным чувством времени сохраняла интерес Иба к Гамалю еще долгое время после того, как он обычно мог его бросить.

Цирюльник приглашает Иба присоединиться к нему и его сыну, если смол, чтобы нарушить пост в Рамадан.Иб медленно спускается со стула, не поворачиваясь, чтобы принять приглашение. Он выходит из магазина, стены которого окрашены в нежно-голубой цвет. Парикмахер следует за Иб к краю бирюзового сияния магазина, как если бы выйти за его пределы на нечетко очерченную улицу — нет двери или стены, отделяющей парикмахерскую от города, — это лишило бы его полномочий. говорить, стричь волосы, развлекать своего нового друга. Иб пытается игнорировать выражение печали, которое распространяется по всему земному шару на лице парикмахера, осматривая магазин прямо напротив этого, теперь темного, но с маленьким пламенем, мерцающим в углу — жестянщик, полагает Иб, который держит огонь продолжается постоянно для нагрева и формования олова в формы и конструкции, продиктованные туризмом, а не полезностью.Он смотрит вверх. Иб наблюдает, как Гамаль обнаруживает, что его очень хорошего друга больше нет в квартире. Иб говорит парикмахеру, жена которого, вероятно, умерла при родах, что ему очень жаль, что он не может принять его гостеприимство. Цирюльник говорит: «Наш пир без вас — только бобы и рис». Иб уходит, ухмыляясь остроумию парикмахера, не пытаясь скрыться от глаз Гамаля.

Он заходит за угол на уличную ярмарку. Десятки людей проходят мимо него, зомби, ходячие животы. Они постоянно сталкиваются друг с другом, но никогда с Иб.Небо залито солнцем и светло-голубым над зданиями, но в узких каньонах этих древних улиц уже сумерки. С балконов второго этажа соседи повесили ряд слепящих галогенных ламп. Электроэнергия в значительной степени субсидируется государством, поэтому ее трата не требует больших затрат. Дети прыгают вверх и вниз в лодке-качелях. В одном киоске, где нужно стрелять по струнам попкорна, хозяин сидит на своем высоком табурете и небрежно целится из своей пневматической винтовки в прохожих, включая Иб.Мальчик в мухе «дергает Иба за рубашку». В какое время, мистер, в какое время? »Иб обычно игнорирует этот вопрос, но есть веская причина знать время сейчас: когда солнце садится? Не глядя на на часы, Иб говорит мальчику: «Пятнадцать минут, лучше поторопитесь». Мальчик дышит обеими ладонями, вытирает воображаемый пот со лба и хромает. В конце временной площадки стоят две длинные палатки оранжевого, черного и черного цветов. зеленые узоры занимают всю ширину улицы. Иб где-то слышал, что христианский квартал граничит с этим, и эти мусульмане прекрасно знают, что египетским христианам по пути на работу или с рынка придется протискиваться за палатки, сверстники в теплые, дружелюбные интерьеры и на мгновение задуматься, не ошибочны ли их столетия цепляния за устаревшую религию.

Иб выбирает более темную и менее многолюдную палатку, где на циновках сидят трое европейцев лет тридцати, тихо разговаривая. Четвертый мужчина, египтянин, сидит немного в стороне и улыбается своим носкам. Ясно, что европейцы приняли ислам. Все они носят пышные бороды, белые мантии и кружевные тюбетейки. Другая палатка горит светом, гудит от болтовни, криков и смеха и пахнет чудесной едой. Иб предпочитает эту палатку, потому что ее освещают только четыре незаметных масляных лампы. Египтянин всегда выбирал толпу, шум и свет.По-арабски Иб спрашивает воздух между четырьмя суфиями, может ли он присоединиться к ним. Один вежливо, хотя и не тепло, отвечает, что ему очень рады. Иб снимает туфли и стряхивает через плечи куфию, которую он носил в стиле европейского шарфа. Ему импонирует отстраненность этих новообращенных. Новообращенный не желает ничего, кроме как убедить других неверующих присоединиться к нему в царстве мира. Но это еще ближе к ифтару. Волнение и расстройство, вызываемые таким голодом, достигли апогея.Никто не ожидает нормального любезности через три недели после месяца поста. Иб устраивается на ковриках, немного за пределами группы, и видит, как мимо проходит второй Гамаль. Гамаль смотрит прямо на Иба, но не сбавляет шага, и в следующем ударе он уходит. По следам, которые этот Гамаль оставляет в своей памяти, Иб не уверен, какой из них только что прошел, первый или второй Гамаль. То, что он раньше не замечал в темных кудрявых волосах Гамаля, поражает его сейчас: волосы — это парик; парик был слегка скошен.

Иб пытается подслушать флегматичный разговор этих мужчин. Сначала язык кажется немецким, но Иб не может заставить себя обратить внимание. Кажется, они говорят о еде. Над ними витает аромат жареной баранины, и головы каждого мужчины слегка двигаются в том направлении, откуда исходит запах.

Мышцы на его груди и плечах начинают расслабляться. Иб выключает в своем сознании свет в доме, чтобы вызвать в воображении X египтянку, которую он знает по Национальной библиотеке.Он закрывает глаза и представляет, как она лежит на больничном столе. Плотное белое полотенце защищает ее скромность. Руки доктора в розовых перчатках исследуют ее поврежденные уши и рот. Ее глаза открыты, но не мигают. Врач складывает полотенце с одной груди и берет рукой за твердый темный сосок, который знаком с этой местностью. Другая рука залезает ей в рот и что-то вытаскивает: простое золотое обручальное кольцо. Шум из палатки вторгается в эту невероятную больничную сцену. Иб не скрещивает ноги.Мгновение назад один из суфиев говорил по-английски, и только сейчас в голове Иб возникает вопрос: «Ты сидишь сложа руки, как будто в любой момент ты вскочишь и убежишь. Но ты вошел в нашу палатку, как будто вы возвращались домой. Почему это противоречие? »

Иб смотрит сквозь веки и не торопится отвечать. Когда у него появляется созревший параграф мысли, он начинает. «Я занимаюсь исследованиями в Национальной библиотеке», — говорит он по-английски. «Это прекрасное место. Я люблю его. Я скучаю по нему.Проблема, я думаю, в том, что там работала женщина. Молодая египетская женщина, очень хорошенькая. Ее работа была в комнате для микрофильмов, где я провожу большую часть своих исследований. Некоторые средневековые персидские и арабские рукописи поэзии, которые есть в библиотеке, разваливаются. В библиотеке такой огромный. . . сокровище этих вещей, и они обращаются в пыль. Я никогда особо не думал о ней. Но я начал замечать, что она предпочитает меня другим исследователям. Это может быть одинокий город для одиноких европейских мужчин, если вы не новообращенный.«Новообращенные решительно соглашаются». Постепенно мы стали друзьями. Мне было с ней неловко, но она так хотела быть моим другом, и она довольно хорошо знала эти книги. Сначала я подумал, грамотна ли она. Нет, это смешно, она умела читать, но я просто предположил, что она не знала архаичного языка этих стихов. Я всегда так недооценивал египтян, их знание великих стихов. То, что мы бы считали эзотерической литературой на Западе — они знают наизусть. Когда она сняла для меня на микрофильме знакомое ей стихотворение, она была так счастлива.В конце концов, я узнал об этом. . . в любом случае ничего не произошло. Однажды мы выпили чашку кофе. Одна чашка кофе. Тогда она не вышла на работу. За два года я ни разу не видел, чтобы она пропустила ни дня. Я начал слышать истории. На стойке регистрации меня начали приставать. Мне только что обновили годовую рабочую визу. Огромные хлопоты. Они все дольше и дольше проверяют мою личность. Я спросил о ней за столом. Они сказали, что она была. . . госпитализирован. Потом у меня забирают читательский билет.Теперь министерство внутренних дел очень вежливо звонит мне с просьбой зайти, и встреча неизменно отменяется в последний момент, обычно после того, как я просидел в зале ожидания полчаса ».

Суфии, кажется, подошли ближе к Ибу, когда он открыл глаза. Он впервые внимательно их рассматривает. Как и Иб, они умеют не разговаривать и смотреть спокойно — как будто в него. Он чувствует, что встречал двоих из них раньше, что вызывает подозрение среди иностранцев в Египте, и обычно это правда.Иб хочет знать, какую страну в Европе эти люди называют своим домом. В качестве теста он говорит по-голландски: «Мы могли бы построить наши шоссе в Нидерландах прямо, как правители, потому что земля такая плоская, но мы намеренно изгибаем их, чтобы водители были начеку». Один из новообращенных на мгновение смеется, затем выглядит смущенным и переводит эту мысль на немецкий для двух своих друзей и на арабский для четвертого, который обладает сверхъестественной неподвижностью шейха. После этого краткого обмена мнениями никто не разговаривает. Трое, говорящие на голландском и немецком, могли быть из любой точки Северной Европы или Скандинавии.Пение из следующей палатки проникает в эту. Земля вибрирует, руки ударяют по земле. Иб исследует египтянина, который, как он считает, является шейхом, чтобы измерить ревность или какие-либо эмоции на его лице. Но он — образ самоотречения. Его тарика на обращенных в Европу уже сама по себе достаточно унижение. Иб представляет, как этот мужчина идет домой к своей жене в многоквартирном доме среднего класса в Гизе. Сможет ли он когда-нибудь излить свою злобу на этих тусклых, эффектных, плоскостопых бывших неверующих? Закроет ли его жена дверь перед их лицами и закричит мужу: «Они здесь! Разве вы еще не убедили их, какую глупую ошибку они совершили, отказавшись от своих родных культур и религий? Они никогда не поймут ислам, и они Я никогда не женюсь ни на одной из моих дочерей! »

Веселый голос с улицы выкрикивает несколько дружеских приветствий на египетском арабском, и четверо мужчин в палатке, которые образовали мрачный полукруг вокруг Иба, садятся прямее и, широко улыбаясь, отстраняются от него.Другой европеец, тоже бородатый, но одетый в джинсы и кожаную куртку, входит в палатку, снимает обувь спиной к ним и рысью идет к группе. Он хватает каждого суфия за плечо и шумно целует каждую в щеку. Он подшучивает над каждым мужчиной на разном языке. Иб может разобрать немецкий, возможно, датский, английский с примесью кое-где, а также арабский. Недавно прибывший переходит с одного языка на другой без пауз или переключения передач, к которому привык Иб, хотя он хорошо знает три языка.Подгонка иностранных слов наполняет палатку такой доброжелательностью, что Иб надолго забывает, что его полностью игнорируют. Он вглядывается в их задыхающийся, душевный разговор, переводя взгляд с одного лица на другое, пока разговор переходит от человека к мужчине. Он плечом к плечу с ними, в один момент ему любопытно, в следующий момент ему скучно, но ему кажется, что он является интимной стороной разговора. Время от времени новоприбывший, который, несомненно, является настоящим шейхом, даже кладет руку на руку или колено Иба, высказывая мысли, совершенно не связанные с Иб.

Но Иб знает, что он не существует для этих людей. Они чуют его цинизм и случайный отказ принять простые истины своей веры. Они знают, даже не зная, что он не является кандидатом на обращение. Его патетическая история, которую четыре суфия рассказали своему шейху без его участия, как воображает Иб, не имеет ничего общего с их игнорированием. Он им просто бесполезен.

Иб переигрывает свой рассказ и находит его правдивым и точным, что его удивляет, потому что в то время он чувствовал, что говорит пачку лжи.Но некоторые детали не совсем соответствуют действительности. У Иба не было проблем с библиотекой или правительством по поводу его визы. Американский университет берет на себя все его вопросы по оформлению рабочей визы. По общему принципу, у него должны быть проблемы. Правительству следует изучить ситуацию. Но, насколько он знает, это не так. У него все еще есть свободный доступ к библиотеке. Он никогда не водил женщину через улицу на кофе. Даже кофе в общественном кафе на открытом воздухе было бы достаточно, чтобы осудить его в Египте. Внешний вид греха столь же ужасен, как и сам грех.Он хочет хотя бы возможности иметь нечистую совесть. Ее жестокое избиение и госпитализация могли быть отдаленно его ошибкой, если бы он повел ее через улицу на кофе. Он использует «Х» в своих внутренних монологах не для того, чтобы защитить ее невиновность, а потому, что он не может вспомнить ее имя. Более того, он даже не уверен, была ли она избита, или он неправильно понял случайное замечание. Возможно, это был ее аппендикс.

Он встает. «Почему, — тихо говорит он по-английски, — ты притворяешься, что меня не существует?»

Европейец в кожаной куртке жестом предлагает Ибу сесть. Это был первый жест, который он сделал в его сторону, что вызвало у Иба поток признательности.»Разве вы не слушали нас?» — спрашивает шейх в кожаной куртке по-английски. «Мы обсуждали ваше дело с тех пор, как я приехал. Мне очень жаль. Я думал, вы понимаете немецкий».

Иб говорит по-немецки почти так же хорошо, как по-голландски и по-английски. Его отчим вырос в Германии и Голландии. Иб с удивлением осознает, что его мозг перебирает немецкий язык, на котором говорили обращенные.

Шейх терпеливо подводит итоги их обсуждения. Один из новообращенных знает кого-то, кто хорошо знает Иба, и он также узнал Иба из Голландского института, где Иб несколько раз читал лекции.Он слышал историю об избиении. Это вызывает озноб у Иб: как его импровизированная ложь, сказанная только для того, чтобы дезориентировать моральные устои этих святых, стала общеизвестной? Шейх в кожаной куртке признается, что их больше беспокоит проблема с визой, которая задела всех их нервы. Он объясняет, что у каждого из них похожая история. Парадоксально, как номинально мусульманское правительство преследует европейцев, обратившихся в ислам. «Мы сочувствуем вашему положению», — говорит он. «Но, как ты сам признаешь, ты поступил неправильно, увидев эту женщину на публике.Даже неверующие должны уважать обычаи страны ».

Обманы Иб заставляют его склоняться к спорам. Он предпочитает говорить по-немецки. Его отчим однажды сказал, что немецкий — хороший язык для крика на собак. «Как вы можете уважать то, что считаете отвратительным?» он говорит. «Когда вы вернетесь на родину, будете ли вы чтить аборт или небрежную порнографию рекламы? Вы терпите укоренившееся отношение, которое западные компании заслуживают, чтобы питаться на рынках стран третьего мира? Египетские крестьяне давно запретили химикаты, лекарства и противозачаточные средства в наших собственных странах? »

Шейх улыбается и протягивает руку.«Я вижу, что мы должны соглашаться, чтобы не соглашаться», — говорит он по-английски.

Иб берет руку, но не для того, чтобы пожать ее, а для того, чтобы вытянуть из этого человека какие-то эмоции. По-прежнему на немецком языке, он говорит: «Я не согласен с этим. Я хочу услышать, как вы сказали, что двоюродный брат этой женщины, всемирно известный пластический хирург, был неправ, так сильно избил ее, что ему пришлось сделать операцию. Я хочу, чтобы все пятеро из вас признали, что насильственная защита чести и девственности является признаком отсталой культуры.»

Немецкий шейх пытается освободить руку. Он внезапно смеется, как будто он только что пошутил. «Вы, американцы. У нас нет такой роскоши, как объективная точка зрения, как у вас, потому что теперь это наш дом».

Немец превращает хватку руки в рукопожатие. Он говорит: «Останьтесь с нами на ифтар. Чувствуете запах еды? Я обещаю, что мы изменим только ваш желудок».

«Да», — говорит Иб, вставая на корточки. «Мне нужно бежать по делу, но я скоро вернусь. Перед выстрелом из пушки.Сохрани мне место «.

Слезы затуманивают его вид на выход, он натыкается на деревянный столб и приносит свои извинения по-арабски.

Снаружи он перелезает по канатам и ступеням под столбами, втиснутыми в осыпающиеся стены, и выходит на редкую тихую улицу, непреднамеренный подарок этих молитвенных палаток, которые не позволяют даже корейским малолитражкам рычать и гудеть в этом узком проходе. За последней палаткой находится кафе. Стулья и столы занимают всю улицу. Ароматы, исходящие от мятного чая, каркадая, дыма кальяна, жженого сахара и кофе, завораживают.Официант зигзагообразно перемещается от стола к столу, доставляя высокие стаканы с финиками и водой одинокой кучке мужчин в кофейне, которые терпеливо ждут пушечного выстрела из Цитадели, который проинформирует их о том, что солнце село, и они смогут прервать пост . Теперь каждый, у кого есть семья, должен быть с ними; Эти люди должны быть недавними иммигрантами в Каир из сельской местности или некоторыми из примерно миллиона египтян из других частей страны, которые проводят дни и недели, имея дело с чудовищной централизованной бюрократией, все время разбивая лагеря на улицах или в парках.Нить скорбного усиленного пения начинает подниматься над далекими, убывающими автомобильными гудками, переключением передач, криками и стуком копыт. Небо стало темно-синим. Птицы тоже вернутся за смолой. Это празднование, продолжающееся месяц, — действительно дань уважения вечеру — его прохладе и спокойствию в пустынном мире.

Гамаль Номер Два сидит в одиночестве на краю столов, внимательно наблюдая за Ибом, глядя прямо над его газетой, как мультипликационный шпион или частный детектив. Иб подходит прямо к стулу рядом с ним и говорит: «Не возражаешь, если я устроюсь поудобнее на этом сиденье, Гамаль?» на громком американском английском.»Или ты другой Гамаль?» Египтянин выглядит сбитым с толку, но через мгновение он аккуратно складывает сморщенную ткань своей газеты. Гамаль кладет ладонь себе на грудь, как это делает таксист, когда пытается взимать туристический тариф с иностранца, который не считает себя туристом. Этот жест полностью расслабляет Иба, возвращая его в известный мир картонных вырезок египетского рабочего класса. Полчаса назад он считал Гамаля невыносимым раздражением, но теперь очень рад видеть его.Он зовет официанта за кофе и бобами люпини. Случайно, в шутку, Иб спрашивает, почему Гамаль следует за ним.

«Я не слежу за тобой, Бей», — говорит Гамаль по-английски. «Меня много в этом городе. Я скучаю по тебе, когда ты выходишь из моего окна. Но я не следую за тобой. Ты следишь за мной, миш кидда? Это счастье, удачи, мы делаем ифтар вместе. Ты иди к этому столу. Я живу в этой таблице. Спросите всех моих друзей «. Он обращается к ближайшим соседям быстрым предложением на арабском языке, которое Иб может перевести лишь частично: «Скажите американскому профессору, что это женщина.. . четыре улицы из кожи ». Мужчины за соседними столиками разражаются смехом. Кажется, что Гамаль чувствует себя на сцене как дома. Он на мгновение загорается, становится более благородным, а смех овладевает им.

«Вы знаете, что я сегодня следую за другим американцем», — снова говорит Гамаль по-английски тоном, который указывает на то, что ему есть в чем признаться. Я не знаю, почему.»

Иб говорит, что он не американец, это ложь, которую он обычно использует для анонимности. Американцы более открыты, больше нравятся и являются представителями места, которое больше всего жаждет среднестатистический египтянин.

«Как вы говорите. Этот американец богат, у него много книг, и он понимает наши пути, и он шел так, как будто знал секрет счастья, поэтому я следую за ним из Булака через мост в Замалек, а затем в клуб Гезира. и я пытаюсь поговорить с охранниками, которые из моей деревни в Дельте. Но вы ставите человека перед богатым, и он становится одним из них, снобом, снисходительным, лучше вас. Но он не лучше, он Хуже того, жалкий лакей в униформе, который облизывает след, который эти слизни оставляют на земле, а затем благодарит их.Я залез на дерево и увидел, как вы играете в теннис в желтом нижнем белье с красивой молодой женщиной, призываете ее поднять ракетку таким образом, или согнуть колени, или подумать о мяче как о ее друге, и я смеялся и смеялся, пока не упал. из дерева «.

Дрожь пробегает по позвоночнику Иба, как тень от самолета, брошенного с высоты на много миль. Гамаль, кажется, научился за один абзац говорить бегло, без акцента и на идиоматическом английском. Он также с пугающей точностью описал более раннюю часть дня Иб, за четыре часа до этого и в трех милях от того места, где он встретил этого Гамаля на площади Хусейна.Вскоре после возвращения домой из аэропорта он сыграл свой обычный во вторник утренний теннисный матч с дочерью посла Египта в Греции в Замалеке. Игра могла показаться уроком, потому что Иб дал Сохе много указаний. «Хватит этой шарады», — спокойно говорит Иб, пытаясь казаться властным, но проваливаясь на последнем слоге «шарады», которую он произносит напыщенно на британский манер. «Вы работаете на правительство», — говорит он. «Я не знаю, почему ваш отдел следит за мной.Вы же не думаете, что я занимался с девушкой любовью. Все, с кем я разговаривал, знают, что это кузен. Мое поведение всегда было благородным. Я отвел ее через улицу в маленькую кофейню на берегу Нила, и мы взялись за руки. Ничего больше. Я хотел поцеловать ее, но известно, что о подобных вещах не может быть и речи «.

Гамаль начинает смеяться. Сначала это несложный смех, который Иб назвал бы крестьянским смехом. Иб слышит свое собственное идиотское признание и съеживается от странных и все менее правдоподобных версий этой истории, вырывающихся из него сегодня вечером.«Сотри все это», — говорит он. «Дай мне попробовать снова.»

«Нет, у вас все в порядке. Я хочу услышать больше», — говорит Гамаль на прекрасном американском английском с невозмутимостью калифорнийца, заказывающего буррито на Венис-Бич.

Они смотрят друг на друга так, будто только что встретились.

«Кто ты, черт возьми?» — спрашивает Иб. «В какую игру ты играешь со мной? Ты думал, что развлекаешься с каким-то глупым туристом? Ну, ты явно не был тем, кем притворялся с того момента, как я тебя встретил.»Он отчаянно пытается спасти даже иллюзию понимания от этого дико непонятного момента.

Гамаль встает и потрясающим голосом говорит: «Кто ты, черт возьми, такой, чтобы критиковать мою игру?»

В кафе тишина. Даже женщины, болтающие через улицу из окон второго этажа, замирают на полпути. Громкость вспышки Гамаля ошеломляет Иб, но также вызывает кратковременный спазм удовольствия в его организме.

Гамаль снова садится, наклоняется над коленями Иба и говорит, глядя прямо на Иба, но с трепещущими веками глазами: «Я прекрасно исполнил эту роль», теперь на нейтральном, среднеатлантическом английском.»Вы не представляете, в какую тонкую игру я играл. Например, я никогда раньше не ступал в квартиру, которую я утверждал, что это был мой дом. Это был гениальный ход. Откуда я знал, что дверь будет отперта и никто будет внутри? По взгляду с улицы, я мог сказать, что это были раскопки одинокого человека. Он будет уезжать с семьей, готовясь к .iftar. Это было великолепно ». Он прерывается и смеется, глаза моргают так быстро, что Иб вынужден отвернуться. «Но даже это ложь. Одинокий человек копает! В Каире такого нет, но такой глупый иностранец, как ты, не знал бы этого.Комнаты сняты у египетской семьи моим другом-англичанином, который пытается стать коренным. А как насчет ваших так называемых актерских способностей? С тех пор, как я впервые увидел тебя, ты был не чем иным, как чередой неискренних и неудачных масок. Вы были претенциозной задницей с той девушкой, которая учит вас арабскому языку. Вы относились к ней как к драгоценной фарфоровой кукле, девственность которой была единственной причиной ее такой ценности. Вы не бормотали по ней слюни, как большинство европейцев, но вы были столь же снисходительны, рассматривая ее банальную адаптацию модных мусульманских ценностей в стиле нувориш, как если бы это было искренним.Эта девушка не была девственницей. Я видел, как она участвовала в оргиях, от которых вы бы покраснели, даже если бы вы видели их на экране в темноте амстердамского порно-кинотеатра. Вы были ее бессознательным сутенером, представляя ее другим европейцам, гораздо менее легковерным и серьезным, чем вы. Ты идиот, чтобы поверить в ту чушь, которую она тебя накормила. Эти люди дураки. Ты умнее их. Вы должны знать, что в этом городе есть более компетентная интеллигенция ».

Он прерывается, вскакивает на ноги и одним глотком выпивает свой турецкий кофе.Затем он осторожно ставит чашку вверх дном на помятый металлический поднос и уходит. Через мгновение он ушел.

В конце концов, секундная стрелка на часах Иба снова начинает двигаться, и у него есть контроль над мышцами, чтобы перевернуть чашку с турецким кофе Гамаля. Предполагается, что случайный рисунок грязной земли предсказывает судьбу, хотя раньше он никогда не испытывал ни малейшего любопытства к этой форме гадания. Иб видит сбоку человека, держащего маску у лица, за исключением того, что лицо за маской ужасно бесформенное.Он на мгновение закрывает глаза, затем смотрит внимательнее. Он больше не может обнаружить изображение в кофейной гуще.

Кто этот человек Гамаль? Калифорнийский акцент означает, что он может принадлежать к высшему классу и когда-то получил образование в Штатах. Он мог быть сыном дипломата или богатого бизнесмена. Последнее более вероятно, потому что дипломаты обычно находятся в Вашингтоне или Нью-Йорке. Но возможно, что он — умный ребенок из низшего среднего класса, который выиграл стипендию в американском университете, или бывший эмигрант, который водил лимузин или строил архитектурные модели в течение нескольких лет в Лос-Анджелесе, пока у него не было достаточно денег, чтобы вернуться домой. и жениться на своей возлюбленной детства.«Все это, — говорит Иб, громко смеясь и тыкая в еду, — потому что он сказал одно предложение по-английски с акцентом, который, возможно, был из Калифорнии». Мужчина за соседним столиком оборачивается, чтобы посмотреть, как раз в тот момент, когда Иб собирается воткнуть боб ему в рот. Рамадан. Пушка еще не прозвучала. Мужчины в этой чайхане все еще постятся. Иб кладет виноватую фасоль обратно на потрепанную алюминиевую пластину. Через дорогу на трехногой подставке стоит медный котел в форме шара для варки бобов и риса. Полдюжины мужчин сгрудились вокруг чайника, каждый ласкает пластиковый пакет с красной жидкостью и полосками устрашающе-белой маринованной редиски.

«Парень, который только что ушел, — говорит Иб по-арабски ближайшему к нему мужчине, — откуда он?» Сосед качает головой. «Вы когда-нибудь видели его раньше?» Нет, еще раз. «Почему он был таким забавным?» Мужчина на мгновение задумался над этим вопросом. Его ответ взволновал его, когда он это сказал. Гамаль изобразил известного актера, который снимался в рекламном ролике государственного телевидения о контроле над рождаемостью. Фактически, сосед Иба, кажется, думает, что он был этим актером. Он советуется со своими друзьями. Они обсуждают возможность.Некоторые сразу отвергают эту идею. Знаменитый актер никогда бы не посетил этот район, даже во время Рамадана. Многие богатые египтяне живут в трущобах вокруг площади Хусейн, но это в нескольких милях от них. Другие посетители ближайшего кафе присоединяются, чтобы взвесить возможность того, что этот актер был среди них. Иб слушает, очарованный, сбитый с толку, неспособный переводить через некоторое время. Тонкая пленка изоляции снова плавает над ним.

Иб напоминает себе, что ему все равно, оскорбляет ли он этих мусульман. Он очень медленно пьет кофе и долго смотрит на каждое зерно, прежде чем выдавить мясо из кожицы в рот.Никто не обращает внимания.

Иб проследил сложный лабиринт движений сегодня до и после встречи с первым Гамалом в Замалеке на берегу Нила. Ясно, что два Гамаля — один и тот же человек, и Иб впечатлен. Его движения после Гамаля Номер Один были иррациональными, спонтанными. Его поведение, должно быть, выглядело так, как если бы он пытался встряхнуть полицейского под прикрытием. Иб взял такси до одного места, одного личного ориентира, но по прибытии решил сесть во второе такси в противоположном направлении, в другой конец города.Он бросился в толпу, выходящую из огромного лекционного зала в Каирском университете, а затем снова на торговую улицу для представителей среднего класса, Каср-эль-Ниль; он погнался за автобусом и опрометчиво запрыгнул на его заднюю платформу за мгновение до того, как он доехал до следующей остановки; он запрыгнул в поезд метро, ​​когда тот отходил от станции, не потому, что он был вынужден, а потому, что так поступили многие другие египтяне, осмеливаясь судьбой, как будто осознавая трагическую перенаселенность страны и говоря, по сути, » менее египетский, Аллах? » Иб любит чувствовать тысячу тел на сотне ярдов в узком многовековом тканевом базаре, толкая локтями руки.

Гремит пушка, и все разговоры прекращаются. Первый призыв к молитве раздается рядом, без усилителя, красивым и навязчивым звуком. Другие муэдзины отвечают: некоторые записывают звонки, некоторые — скрипят усилителями, некоторые — своим голым голосом, сплетая плотный гобелен из здравых советов, что лучше молиться, чем не молиться. Все в кофейне отворачиваются от Иб. Он знает, что это потому, что они поворачиваются к Мекке, не кланяются, а, по крайней мере, делают жест поворота.Но он не может избавиться от ощущения, что они отвергают его. Он избегает смотреть на их общий момент единения, на коллективную молитву всей страны. Он пытается не обращать внимания на крещендо звона серебряных изделий о тарелки. Дальше по улице, как раз на крутом повороте, стоит один мужчина. Изображение сначала успокаивает Иб. Вот еще один человек, не участвующий в массовом коллективном акте благодарения, еще один простой наблюдатель, такой как Иб. Сейчас темнее. Он тоже не может видеть сквозь сумерки. Он прищуривается.Постепенно складывается визуальная головоломка Гамаля, курящего сигарету. В следующем кадре Иб идет к нему, крича: «Скажи мне, кто ты». Когда Иб приближается к нему, Гамаль спокойно тушит сигарету о здание, швыряет окурок на улицу и исчезает из поля зрения. Иб бросается бежать, и через несколько секунд понимает, что официант из кофейни тоже присоединился к погоне. Иб не заплатил. Не останавливаясь, Иб достает бумажник, считает два фунта и бросает банкноты на улицу позади него.Официант резко останавливается, спотыкается, катится вниз. Зрители смеются и аплодируют.

Теперь, когда они встряхнули официанта, Иб и Гамаль перешли к быстрой прогулке. Между ними еще дюжина ярдов. Когда Иб ускоряется, Гамаль тоже делает это, хотя он, кажется, никогда не оглядывается, чтобы увидеть, как далеко его преследователь. Если Иб замедляется, Гамаль тоже. Гамаль умеет находить толпы. Это подвиг, потому что почти все покинули улицы ради неторопливых ужинов с дегтем. Но в бесконечном старом городе они вдвоем выходят на одну площадь или одну улицу за другой, где собираются люди.Когда в теплое время года наступает Рамадан, семьи и соседи собираются на улице. Некоторые едят за очень длинными столами и слоняются вокруг. Четверть мили по извилистой улице в какой-то момент заполнены такими столиками, и целый квартал людей собирается весело — благотворительный пир, организованный Братьями-мусульманами. Приглашения присоединиться к обеду из десятков уст. Гамаль пожимает руку, смеется и говорит одно или два слова, но не перестает двигаться. У Иба больше проблем с освобождением, потому что он тоже не знает языка или не знает, насколько он груб, и потому что мужчины встают, чтобы обнять его и втянуть в свои торжества, чего не происходит с Гамалем.Но таинственная фигура всегда остается на виду у Иба. Даже когда он запрыгивает в движущийся автобус впереди, Гамаль, кажется, рассчитал, что автобус замедлится через мгновение, чтобы позволить запаникованному Ибу запрыгнуть на задний колодец, а четыре мальчика подбадривают его и протягивают руку, чтобы помочь ему. Когда у них заканчивается толпа, Гамаль, кажется, в панике возвращается на свой маршрут. Несколько раз двое мужчин почти сталкиваются, и Иб на мгновение забывает, что он преследует этого человека, позволяя Гамалу снова ускользнуть, по переулку, в магазин, который имеет задний выход на другую дорожку и множество магазинов.Они поворачивают за угол, один за другим, и попадают в тупик. Гамаль меняет направление, но Иб надежно держит его за руку. «Стой, — говорит Иб. «И скажи мне, кто ты, черт возьми».

«Смотрите, — говорит Гамаль. Он указывает на окно. «Мы дома», — говорит он. Они нечаянно повернули назад и вернулись в «квартиру» Гамаля. Парикмахер выключил одну лампочку в своем магазине, поэтому на улицу не проникает синий свет. Гамаль кладет руку на плечо Иба и проводит его мимо этой тонко реконструированной сцены.«Мы поговорим, но давайте продолжим».

Они снова проходят мимо молитвенных палаток. Европейские суфии присоединились к толпе в другой палатке. Все сидят, держат тарелки, едят и разговаривают энергичными движениями рук. Каждый европеец принадлежит к своей группе египтян. Шейх в кожаной куртке видит Иба и машет им рукой, приглашая их войти. Иба соблазняет соблазнительный запах карри, а также, должен признать, дружелюбие и очевидная интеграция этих иностранцев в ткань египетской жизни.Но Гамаль крепко держит Иба за руку и говорит: «Пожалуйста. Не ходи туда. Я был груб. Я буду действовать лучше. Мне нужен кто-то, с кем можно поговорить». Иб освобождает руку и обдумывает это. Шейх кивает Ибу, как бы говоря: «Иди с египтянином». Иб в ловушке: либо решение похоже на волю Бога, либо на волю этого шейха. Но Иб никогда не чувствовал себя таким счастливым под чарами случая, как сейчас. Он идет с Гамалем.

и копия 1996 Брайан Кителей
Саймон и Шустер

Вернуться к началу



белоголовых орлов, поедающих цыплят на фермах белого дуба — нападения хищников на сельскохозяйственных животных

В битве между белоголовым орлом и цыпленком, курица — определенно главное.И все же вы не можете не болеть за орла. Это великолепное существо, созданное с точностью до двух вещей, вызывающих у людей трепет, — летать и убивать — и выглядит совершенно непринужденно, делая и то, и другое. Спрыгивая вниз, орел разворачивает свои похожие на руки когти, хватает курицу и подлетает к дереву, после чего большая птица кладет меньшую птицу на ветку, чтобы ее было легче съесть. Неизвестно, когда именно курица умирает, но клюв орла достаточно эффективен для вытаскивания мяса другой птицы.Через несколько минут все, что осталось, — это скопление перьев и выброшенные внутренности. Эти окровавленные остатки забрызгивают все, что находится ниже высоких дубов на White Oak Pastures, семейной ферме в сельской Джорджии, включая однажды утром внедорожник Дженни Харрис.

Отец Дженни, Уилл Харрис, владелец White Oak Pastures в четвертом поколении в крошечном городке Блаффтон (население: 100 человек), смеется, рассказывая мне о пропитанной кишкой машине. Он объясняет, что Дженни была невозмутима; она просто вытерла кровавую слизь с лобового стекла, прежде чем уехать.

Что еще она могла сделать? Резня здесь безжалостна. Белый Дуб является домом для одного из крупнейших пастбищных кур в стране; в любой момент времени по земле бродят 60 000 птиц в соответствии с параметрами пастбищ. Поскольку эта ферма является следующим уровнем за пределами свободного выгула, эта ферма никогда не содержит взрослых птиц в закрытых помещениях, вместо этого позволяя им постоянно бродить без ограничений. Это также означает, что для белоголовых орланов, появившихся несколько лет назад, «Белый дуб» — это буфет, где можно есть сколько угодно.

Фото: iStock

Когда я приехал сюда в январе, на ферме жили по крайней мере 75 белоголовых орланов, где они зимуют с октября по март. В то время Харрис подсчитал, что каждый хищник убивал до четырех цыплят в день, получая в общей сложности не менее 1000 долларов ежедневных потерь. Из-за того, что птицы находятся под защитой в соответствии с Законом об охране белоголового и беркута и другими федеральными законами, у Харриса было мало вариантов. Он не мог их убить. Он мог бы попытаться отстрелить их, но большинство методов было бы дорогостоящим и, вероятно, напугало бы цыплят раньше орлов.

Итак, какое-то время ферма пыталась жить с ними. Харрис решил рассматривать принесение в жертву некоторых из своих основных продуктов в терминах, близких к духовным. «Вы должны отдать 10 процентов церкви, а мы на самом деле этого не делаем, но мы отдаем 10 процентов природе», — говорит Харрис. Хотя этой зимой White Oak, вероятно, дал немного больше, чем мог себе позволить: примерно в то время, когда Харрис связался с Национальным обществом Audubon, в декабре 2015 года орлы перешли от нападения только на цыплят к уничтожению индеек.Через несколько недель они пошли за новорожденными козами. У Министерства сельского хозяйства США есть программа возмещения убытков фермерам, которые несут убытки из-за охраняемых диких животных, но чтобы получить деньги, вы должны доказать, что хищник стал причиной каждой смерти — сложная задача, когда вы говорите о тысячах цыплят.

Из всех мест, где это могло произойти, Белый Дуб, вероятно, является одним из лучших мест, где орлы могут заявить свои права. Когда он понял, что хищники никуда не денутся, Харрис предупредил Департамент природных ресурсов Джорджии (DNR) о присутствии птиц и попросил совета, как с ними бороться — освежающее изменение от «стреляй, лопатой и заткнись». Стратегия, которую могут использовать некоторые фермеры, говорит Джим Озьер, бывший координатор Орла в ДНР.Конечно, этот целостный подход как к земледелию, так и к животным может объяснить, почему орлы вообще здесь. За последние 20 лет компания Harris превратила White Oak из промышленного животноводческого хозяйства в ферму, производящую широкий спектр экологически чистых продуктов. «Все, что мы пытаемся сделать, мы пытаемся подражать природе», — говорит Харрис, хотя быстро признает: «Иногда это несовершенно, а иногда — отстой».

От нынешнего положения никто не выигрывает — ни семья Харрис, ни орлы, и уж тем более цыплята.В White Oak, где деревья проливают дождевые кишки, вопрос заключается в том, как решить эту проблему.

И иногда это имеет неприятные последствия. Возможно, это правда, что более естественный и гуманный способ вырастить курицу — это позволить ей бегать по траве, а не жить в тесноте в клетке. Но банда хищников вредна не только для цыплят или для прибыли Харриса. Плохо и для самих орлов. Высокая концентрация может иметь негативные последствия. Если, например, кто-то заболел, заболели все они.Более того, у молодых особей формируются дурные привычки: для того, чтобы поймать цыплят в неволе, не требуется таких навыков, как, скажем, вылавливание дикого сома в бурлящей реке Чаттахучи. Так что от нынешнего положения никто не выигрывает — ни семья Харрис, ни орлы, и уж тем более цыплята. В White Oak, где деревья проливают дождевые кишки, вопрос заключается в том, как решить эту проблему.

Ситуацию трудно исправить отчасти потому, что она уникальна. Хотя, как известно, орлы, не способные к размножению, собираются в больших скоплениях зимой, когда в изобилии пищи, например, в точках вдоль Миссисипи и водохранилищах на юге Великих равнин, они обычно питаются рыбой, а не птицей.Большинство людей, которые выращивают цыплят на пастбищах, имеют гораздо меньшие стада, и на любой ферме можно ожидать увидеть несколько бродячих кур. В White Oak, если вы окажетесь в нужном месте, птицы появятся тысячами стаей. Куры, как правило, собираются вокруг своих небольших домов — модифицированных навесов на салазках, к каждому из которых прикреплен брезент, который блокирует ветер и затеняет семена и воду. Дома сгруппированы в группы по шесть человек и перемещаются каждые несколько дней вслед за скотом, который пасется с пастбища на пастбище на территории площадью 2500 акров.Такое расположение приносит пользу как птицам, жвачным животным, так и пастбищам: когда животные перемещаются по земле, их помет помогает удобрять ее. Куры также поедают насекомых в коровьем навозе, сокращая количество вредителей, беспокоящих скот, и снижая риск заражения некоторыми более мелкими паразитами и переносчиками болезней личинок, которые в противном случае процветали бы в навозе.

Когда Харрис унаследовал ферму от своего отца, это было исключительно животноводческое ранчо. Как и в любом сопоставимом промышленном животноводстве, животных кормили купленным зерном, выращивали в непосредственной близости, регулярно вводили антибиотики и в конечном итоге отправляли на Запад на огромные бойни.Это было прибыльное предприятие, в котором работало всего три сотрудника, занятых полный рабочий день. Но, как говорит Харрис, он просто не мог переварить неестественность процесса, который он считал жестоким. Поэтому ему пришлось научиться создавать систему, которая позволяла животным двигаться более свободно и не требовала антибиотиков. Так началась многолетняя эволюция, в ходе которой он перестроил свою ферму, перейдя от системы, ориентированной на говядину, работающей только с помощью азотных удобрений, к экосистеме полного цикла.

Сегодня White Oak Pastures выращивают крупный рогатый скот, свиней, овец, коз, кроликов, кур, индеек, цесарок, уток и гусей.Он также управляет фермой, производящей экологически чистые продукты, и занимается производством яиц, меда и угощений для домашних животных. Лакомства для домашних животных готовятся из остатков связок, шкуры и костей домашнего скота, забитого на месте. В период с 2007 по 2011 год Харрис потратил 7,5 миллиона долларов на строительство двух скотобойни, одну для птицеводства, другую для красного мяса. Благодаря бойням на ферме сейчас работает около 130 человек — больше, чем постоянное население Блаффтона. Компания White Oak забивает 30 коров в день в относительно спокойной и мирной обстановке, особенно по сравнению с промышленными бойнями, где раньше забивали крупный рогатый скот White Oak, которые обрабатывают до 400 голов в час.

«Когда я был товарным фермером, все, о чем я думал, это о том, сколько фунтов говядины я смогу выжать на этой ферме по самой низкой цене», — говорит Харрис. Идет дождь, и мы едем в его джипе по тропинке через его поля. Переднее сиденье — его основной офис. Он крадется по краям поля с пристегнутым ремнем безопасности под ним, что позволяет легко выпрыгнуть и открыть ворота, иногда приостанавливая наш разговор, чтобы принимать телефонные звонки, которые транслируются через динамики его машины.Бизнес со скоростью около пяти миль в час.

Сегодня его визитная карточка описывает его как землевладельца. С тех пор, как он представил свой новый метод, он расширил ферму, каждый год покупая землю у соседних ферм и превращая White Oak из сырой земли, зависящей от удобрений, в богатые пастбища, на которых растет его скот. Когда мы объезжаем участок по бездорожью, он рассказывает мне, как долго работал над каждым участком. Был особенно дождливый, поэтому на каждом поле он останавливается, чтобы проверить воду, стекающую с пастбища.На самой старой земле, которой он владеет, сток чистый — признак того, что верхний слой почвы не просачивается. На более молодой земле он замутил красной глиной Джорджии. На земле его соседа, которой владеет и обрабатывает его двоюродный брат, это непрозрачно.

«Это как кровь», — говорю я.

«Это кровь», — отвечает Харрис.

White Oak Pastures в основном продает свою продукцию в Whole Foods от Майами, Флорида, до Принстона, Нью-Джерси и на запад до Колумбуса, Огайо, а также на фермерских рынках в Джорджии и Алабаме.Харрис пытается привлечь больше онлайн-бизнеса напрямую от потребителей, которые, по его мнению, будут покупать более последовательно и, таким образом, обеспечат White Oak более гарантированный источник дохода. Одним из возможных преимуществ присутствия орлов является то, что повышенное внимание может также увеличить прибыль. После того, как White Oak опубликовал фотографию хищников на Facebook в начале декабря 2015 года, начали приходить запросы на наблюдение за птицами. Выходные в шести гостевых домиках фермы быстро забронированы, что является необычным подвигом для зимы.

Шесть лет назад Уилл Харрис решил пригласить кур в свой семейный бизнес по разведению крупного рогатого скота.Год спустя орлы стали приглашать себя. Фото: Брайан Мельц

Тем не менее, White Oak еще недостаточно прибылен, чтобы однозначно оправдать вложенные миллионы. «Если бы у вас был кандидат на степень магистра делового администрирования из Гарварда, который посмотрел бы на мою деятельность и операцию, подобную работе моей кузины, с чисто экономической точки зрения, она бы сказала:« Это лучшая инвестиция, потому что он получает более высокую прибыль с меньшим риском », — Харрис говорит. Но он считает, что его путь в конце концов победит, потому что его земля более здорова.

На рассвете и в сумерках зимой, если вы свернете с дороги возле скопления куриных лачуг в Белом Дубе, вы гарантированно увидите как минимум дюжину орлов, некоторые из которых сидят на деревьях, а некоторые ловят добычу внизу. Наблюдатель-человек мог бы счесть действия великолепных хищников ленивыми, но Озьер описывает их как «естественно эффективные». В конце концов, они увеличивают потребление калорий и сводят к минимуму выработку энергии. Возможно, мы не хотели бы видеть такое впечатляющее поведение, но оно явно эффективно.

Шесть лет назад на ферме не было орлов. Затем Харрис ввел операцию с курицей. К следующему году появилась дюжина орлов, а через год — около 30. Прошлой зимой это число увеличилось более чем вдвое.

Однажды вечером я сижу в багажнике своей машины и смотрю, как орлы выбирают птицу, когда Харрис подъезжает на своем джипе. Я спрашиваю его, сводят ли его с ума орлы. «Готов поспорить, — говорит он. В большинстве случаев он довольно добродушно относится к птицам, шутит об их присутствии, но, стоя перед ними, он знает, что наблюдает, как деньги текут в канализацию.

Не всегда было так много орлов, потому что не всегда было так много кур. Шесть лет назад на ферме не было орлов. Затем Харрис ввел операцию с курицей. К следующему году появилась дюжина орлов, а через год — около 30. Прошлой зимой это число увеличилось более чем вдвое; на одной фотографии 78 орлов сидят на возвышающихся дубах, окружающих большую часть фермы. Их позы одновременно царственны и самоуверенны — как будто они знают, насколько ими восхищаются и что их защищают.«Я не знаю, как они распространяют информацию, — говорит Харрис. «Должно быть в их блогах орла».

Насколько незваные гости раздражают Харриса, сами куры, кажется, даже не замечают огромных хищников среди них. Белоголовый орлан может приземлиться посреди десятков цыплят, и они будут продолжать клевать землю, как будто там ничего нет. «Однажды я даже увидел белоголового орла в куриной лачуге, который просто отлавливал их по одному», — рассказывает мне менеджер птицеводства Дэниел Коуди. Цыплята не пискнули.

Харрис нанял Коуди в мае 2015 года, чтобы «разобраться» в ситуации с курицей. Коуди пришел на ферму с нетрадиционным опытом, совсем недавно он работал химиком в исследовательской лаборатории IBM. Его беспокоит не гибель людей в Уайт-Оук; это неэффективность системы. Как и любой настоящий ученый, Коуди скрупулезно следит за своими объектами. Пока мы разговариваем в курятнике, я указываю на цыпочку, которая шлепается по полу. Коуди подбирает его, кладет на землю перед хижиной и ждет полных пять секунд, чтобы он встал и пошел.Это не так. Быстрая оценка убеждает его, что это недостаточно здорово, чтобы выжить. Коуди извиняюще пожимает мне плечами, прежде чем щелкнуть пальцами по шее цыпленка и отбросить ее в сторону, чтобы его «ребята из смертных» позже подобрали и посчитали, добавляя еще одну информацию в базу данных, которая отслеживает смертность цыплят и их причины.

Даже если не считать трех или четырех цыплят, которых каждый орел забирает каждый день зимой, Коуди считает, что уровень смертности кур на ферме слишком высок.В течение года он составляет примерно 15 процентов, хотя в некоторые недели он выше, а в некоторые — ниже. Он хотел бы, чтобы она была где-то около 10 процентов — намного ниже предполагаемого уровня смертности в 18 процентов, ожидаемого Министерством сельского хозяйства США для кур на свободном выгуле (для сравнения, это 4 процента для кур в закрытом грунте). Когда цыплята пугаются, они «задыхаются», запихиваясь в угол своего дома, где они чувствуют себя в безопасности. Некоторые неизбежно задыхаются в схватке. Каждый раз, когда идет дождь, цыплята задыхаются, поэтому при любом признаке такой погоды, днем ​​или ночью, Коуди выезжает в лачуги и пытается разделить сбившихся вместе цыплят.Он думает, что у него может быть лучшее решение, чтобы избежать удушения: перепланировать дома так, чтобы в них не было углов. Проблема орла решается труднее.

Харрис обратился за помощью в агентства штата и федеральные агентства. В феврале сотрудники Грузинской ДНР посетили ферму и дали ряд рекомендаций. Два основных предложения — протянуть проволоку над полосой пастбища, чтобы не пускать орлов, или переместить цыплят ближе к людям — были непрактичными для White Oak. Они не позволили бы цыплятам преследовать скот, тем самым разрушив тщательно выстроенную систему Харриса.На ферме используются целенаправленные шумогенераторы, которые срабатывают на деревьях и пока что заставляют орлов разбегаться. Однако нет никакой гарантии, что они будут продолжать работать, и затраты в виде человеко-часов и денег складываются; Компания White Oak потратила 5000 долларов на шумогенераторы, которые нужно вручную запускать на рассвете и в сумерках.

Харрис ведет переговоры с Министерством сельского хозяйства США о поиске компенсации за его финансовые потери через Программу компенсации за домашний скот, которая предлагает 75 процентов средней рыночной стоимости каждого потерянного животного, но не более 125 000 долларов в год.Сложность состоит в том, чтобы доказать, что убытки напрямую вызвали орлы, а правительство требует веских доказательств. Тщательного отслеживания смертности цыплят Коуди может быть недостаточно; программа запрашивает другую документацию, такую ​​как записи ветеринара или Федерального агентства по чрезвычайным ситуациям, фотографии или видео атак.

По иронии судьбы, сами орлы могут помочь частично облегчить финансовое бремя, которое они вызывают. В качестве организатора мероприятий Джоди Харрис Бенуа, еще одна из дочерей Харриса, руководит агротуристическим бизнесом на ферме, и это именно то, на что это похоже.Птицы помогают решить одну из ее серьезных проблем: на ферме у людей не так много работы, кроме как узнать о таких вещах, как пчеловодство и посевной материал. (Харрису Бенуа приходилось отговаривать многих воспитателей детских садов приводить свои классы, объясняя, что «это не контактный зоопарк».) Но всем нравится смотреть на «Лысых орлов».

В январе ежемесячный День фермы посвящен птицам. Шесть кают на месте, в которых могут разместиться до шести человек и стоят от 99 до 259 долларов за ночь, все забронированы для мероприятия, а мастерская на 40 человек (55 долларов за человека) распродана.Большинство посетителей — это фотографы, которые тащат серьезное снаряжение и намереваются запечатлеть крупный план. И все же Харрис не стесняется привлекать их в качестве клиентов: «Иди домой и закажи курицу», — насмешливо предлагает он в конце своего выступления, прежде чем все сядут в грузовики, чтобы поехать посмотреть на орлов. «Вы не только можете помочь нам с нашими экономическими трудностями, но и можете быть чертовски уверены, что это был здоровый цыпленок — этот сукин сын был быстрым».

У Харриса есть собственное идеальное решение, , и оно не имеет ничего общего с производителями шума, программами компенсации или туризмом.По его словам, если бы каждый занимался сельским хозяйством в первую очередь с природой, орлы не сосредоточились бы на его ферме. Стаи кур, разбросанные по сельской местности Джорджии, естественным образом заставили бы орлов рассредоточиться на более мелкие и более здоровые популяции. Конечно, революция по выращиванию цыплят на пастбищах не произойдет в ближайшее время, и Харрис говорит, что он не заинтересован в евангелизации своего дела. Он слишком занят планированием того, как лучше всего обеспечить процветание White Oak.

В мою первую ночь на ферме Харрис проезжает мимо главной улицы Блаффтона до Коломокских курганов.Коренные американцы построили земляные здания где-то между 350 и 750 годами нашей эры, и в то время это было одно из крупнейших поселений к северу от Мексики. Поселение процветало по тем же причинам, по которым Белый Дуб процветал на протяжении пяти поколений: богатая глинистая почва и теплая, дождливая погода, доносящаяся из Мексиканского залива, делают эту местность плодородной. Когда мы с Харрисом сидим в остановленном джипе, глядя на покрытый травой холм, он объясняет, почему это место особенное.

Харрис считает эту землю священной, и как самопровозглашенного «землевладельца» он видит себя смотрителем — одним человеком из длинной череды людей, которые ухаживали за этой землей и которые могли бы обрабатывать ее еще несколько столетий. .Если за ней правильно ухаживают. «Природа ненавидит монокультуру», — часто произносит Харрис, и именно это убеждение оправдало его преобразование White Oak. Обработка своей земли, как он это делает сейчас, гарантирует, что она и дальше будет здоровой, будь то для будущих фермеров или будущей дикой природы. На данный момент он готов принять свою огромную популяцию орлов как лучшее доказательство того, что он повернул маятник в правильном направлении. Не то чтобы у него был большой выбор.

* * *

Кратко взгляните на историю упадка и возрождения белоголового орла:

новостей на этой неделе | Наука

НЕЙРОНАУКА

По мере того как методы визуализации, такие как фМРТ и ПЭТ, переходят из лаборатории в клинику, неврологи надеются поставить более раннюю и более точную диагностику заболеваний головного мозга

Посмотрите изнутри.

ПЭТ-томография головного мозга, давно используемая в исследованиях, все более широко применяется в неврологической практике.

Кредит: МАРК ХАРМЕЛЬ / GETTY IMAGES

ЭТО НЕ ТАК ДАВНО ПЕРЕВЕРНУТЬ пациента вверх ногами, что стало последним достижением в области клинической визуализации головного мозга. Техника, называемая пневмоэнцефалографией, заключалась в введении пузырьков воздуха в жидкость, окружающую спинной мозг, и закреплении пациента ремнями во вращающемся кресле. Когда кресло вращалось, пузыри поднимались вверх и перемещались по поверхности мозга, что позволяло серии рентгеновских снимков лучше различать его контуры.«Вы складываете рентгеновские изображения вместе в своем воображении, и вы получаете изображение мозга», — вспоминает Маркус Райхл, невролог из Вашингтонского университета в Сент-Луисе, штат Миссури, который изучил этот метод в конце 1960-х годов. . Пневмоэнцефалография помогла неврологам найти опухоли и диагностировать другие проблемы, которые изменили общую анатомию мозга. Но фильмы было трудно интерпретировать, говорит Райхл, и от процедуры у пациентов сильно заболела голова.

С появлением в начале 1970-х годов рентгеновской компьютерной томографии пневмоэнцефалография практически в мгновение ока устарела.Когда в начале 1980-х годов в клиническую практику вошла магнитно-резонансная томография (МРТ), она дала неврологам еще более подробные снимки структуры мозга. Но у этих методов есть и недостатки. В отличие, скажем, от бедренной кости, состояние мозга трудно оценить по неподвижным изображениям.

Медленно, но верно новое поколение методов визуализации мозга проникает из исследовательских лабораторий в клинику, и эти методы позволяют врачам более динамично смотреть на мозг.Функциональная МРТ (фМРТ), метод, используемый с начала 1990-х годов для определения активности мозга в исследованиях познания человека, теперь помогает нейрохирургам составлять карту мозга пациентов перед операцией, а в отчете на странице 1402 появляется возможность использования фМРТ для определения того, действительно ли пациент в вегетативном состоянии имеет сознательную мысль.

Старая школа.

Пневмоэнцефалография была неприятна для пациентов и давала нечеткие рентгеновские снимки головного мозга ( вставка ).

КРЕДИТ: ТАВЕРАС И ВУД, ДИАГНОСТИЧЕСКАЯ НЕЙРОРАДИОЛОГИЯ , WILLIAMS AND WILKINS CO.(1964)

Позитронно-эмиссионная томография (ПЭТ), еще один стандартный инструмент когнитивных нейробиологов, также перспективна в медицине. Клиницисты уже используют ПЭТ, чтобы отличить болезнь Альцгеймера от других типов деменции, и они исследуют способы использования ПЭТ для диагностики болезни Альцгеймера и других заболеваний до появления симптомов — и до того, как произойдет существенное структурное повреждение мозга. Некоторые ученые даже представляют себе день, когда изображения нейронной активности пациента в реальном времени будут лечить хроническую боль или проводить терапевтические сеансы при психических расстройствах.

Препятствия остаются даже для разработки рутинных диагностических приложений, но многие эксперты говорят, что клиническое использование этих инструментов исследования мозга давно назрело. «Нет никаких сомнений в том, что это будущее моей области», — говорит Джон Улмер, радиолог из Медицинского колледжа Висконсина в Милуоки и президент Американского общества функциональной нейрорадиологии (ASFNR), группы, основанной в 2004 году для продвижения клинических применений мозга. инструменты визуализации, такие как фМРТ и ПЭТ. «Он не собирается произвести революцию в лечении заболеваний головного мозга одним широким мазком, но он постепенно входит в клиническую сферу и будет продолжать расти.”

«Эффектный результат»

Тематическое исследование, опубликованное на этой неделе в выпуске журнала Science (см. Соответствующую перспективу на стр. 1395), намекает на то, как измерения нейронной активности могут дать кардинально иную картину мозга, чем та, что получена при обычном структурном сканировании МРТ. Адриан Оуэн, нейробиолог из отдела когнитивных исследований Совета медицинских исследований в Кембридже, Великобритания, и его команда использовали фМРТ для изучения функции мозга молодой женщины, которая в прошлом году получила серьезные травмы головы в результате дорожно-транспортного происшествия.Через пять месяцев после аварии она не реагировала, не могла общаться и соответствовала клиническим критериям вегетативного состояния.

Однако сканирование с помощью фМРТ показало, что области ее мозга, обрабатывающие речь, становились активными, когда ей говорили слова, но не когда она подвергалась воздействию неречевых звуков. Предложения, содержащие двусмысленные слова, такие как «ручей / скрип», активировали дополнительные языковые области, как и у здоровых людей. Эти результаты показали, что она сохранила некоторую способность обрабатывать речь, говорит Оуэн.

В другом тесте исследователи попросили женщину представить, как она играет в теннис или гуляет по дому. У здоровых людей представление каждого вида деятельности активирует различные области мозга, участвующие в планировании движений. Сканирование с помощью фМРТ пациентки показало идентичную картину — явное свидетельство, по словам Оуэна и его коллег, того, что она приняла сознательное решение следовать их инструкциям.

Хотя некоторые исследователи не уверены, что команда Оуэна подтвердила аргументы в пользу наличия сознания у этой женщины, большинство согласны с тем, что сканирование с помощью фМРТ выявляет доказательства когнитивных функций, которых нельзя было ожидать от стандартных изображений МРТ.«Это впечатляющий результат», — говорит Николас Шифф, невролог Колумбийского университета.

Оуэн надеется развить эту работу, чтобы разработать батарею тестов фМРТ для измерения когнитивных функций у пациентов с повреждением головного мозга, которые не могут общаться. Он говорит, что когда-нибудь этот подход может быть использован для настройки реабилитации пациента. Например, если сканирование пациента с помощью фМРТ выявило недееспособную зрительную систему, но работающую слуховую систему, терапевты могли бы использовать речь и звук.По словам Шиффа, это прекрасная идея, но для ее реализации требуется «ошеломляющий» объем работы.

Тем не менее, фМРТ уже добилась некоторых клинических успехов, особенно в области дооперационного планирования. Например, пациенты с опухолями левой лобной доли мозга представляют собой особенно сложную задачу для нейрохирургов, пытающихся удалить рак, не разрушая близлежащую ткань мозга, которая контролирует речь и движение. Ульмер и его коллеги использовали фМРТ для картирования областей мозга, ответственных за эти функции у дооперационных пациентов, и недавно они добавили метод МРТ, называемый диффузионно-тензорной визуализацией (DTI), для картирования трактов аксонов, передающих информацию из одного мозга. регион в другой.По словам Улмера, хирурги используют эту дорожную карту, чтобы определить, как добраться до опухоли и сколько ткани нужно удалить. «Мы наблюдаем пятикратное снижение неврологических осложнений с помощью [комбинированного фМРТ и DTI] картирования опухолей левой лобной доли в нашем учреждении», — говорит он.

Исследователи и клиницисты все еще экспериментируют с DTI, и у большинства больниц нет оборудования и опыта для его использования. Многие врачи уже воспользовались фМРТ. В 2004 г. 30% нейрорадиологов, ответивших на опрос ASFNR, сообщили, что их учреждения использовали фМРТ для дооперационного планирования; почти вдвое больше, чем ожидают его использовать.

Признаки беды.

При сканировании ПЭТ PIB подсвечивает области накопления β-амилоида (красно-желтый) у пациента с болезнью Альцгеймера ( слева, ), но не у здорового контроля ( справа, ).

ИДЕНТИФИКАЦИЯ: ГРУППА ПО ИЗОБРАЖЕНИЮ АМИЛОИДОВ ПИТТСБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

Ученые также с энтузиазмом относятся к использованию фМРТ для ранней диагностики болезни Альцгеймера. Хотя в настоящее время нет лекарств, способных замедлить распространение болезни через мозг, ранняя диагностика будет ключевым фактором, если такие лекарства будут найдены.В противном случае любое вмешательство может быть слишком поздно, чтобы обратить вспять нанесенный ущерб.

В 2004 году Майкл Грейсиус, невролог из Медицинской школы Стэнфордского университета в Пало-Альто, Калифорния, и его коллеги сообщили в протоколах Национальной академии наук ( PNAS ), что они использовали фМРТ для различения людей с легкая форма болезни Альцгеймера от здоровых пожилых людей. Пациенты с болезнью Альцгеймера в состоянии покоя имели меньшую активность в «стандартной сети» областей мозга, впервые идентифицированной Райхле и его коллегами, которая включает определенные области коры головного мозга и гиппокамп, важнейшую область памяти.Такие изменения, вероятно, отражают долгосрочное снижение клеточного метаболизма, вызванное заболеванием, говорит Грейциус. Хотя другие исследователи утверждали, что использование фМРТ для мониторинга активности мозга у испытуемых, участвующих в тестах памяти, должно быть наиболее чувствительным способом выявления ранних признаков болезни Альцгеймера, Грейциус опасается, что у небольших больниц может не быть опыта для проведения фМРТ с активацией задач. Его подход — если он докажет свои достоинства в более крупных испытаниях — будет намного проще в использовании. «Это то, что можно сделать в общественной больнице, где технический специалист нажимает кнопку и говорит:« Держите глаза закрытыми », а программное обеспечение делает все остальное.”

Скотт Смолл, невролог из Колумбийского университета, применяет, по его мнению, более целенаправленный подход к выявлению ранних признаков болезни Альцгеймера. Как и Грейсиус, он использует фМРТ для поиска долгосрочных изменений метаболизма мозга, а не краткосрочных изменений мозговой активности, вызванных заданием. Но вместо использования BOLD фМРТ, который измеряет оксигенацию крови и широко используется исследователями для определения нервной активности, Смолл работает над усовершенствованием варианта фМРТ, который измеряет другой показатель метаболической активности — объем крови.

По словам Смолла, складывается мнение, что болезнь Альцгеймера поражает гиппокамп в первую очередь и поражает одни части его структуры раньше других. По словам Смолла, метод кровотока обеспечивает лучшее пространственное разрешение — достаточное для различения субрегионов гиппокампа — и его легче интерпретировать, чем BOLD фМРТ. Его исследования на животных моделях болезни Альцгеймера и предварительная работа с людьми предполагают, что самым ранним обнаруживаемым признаком болезни является снижение метаболизма в энторинальной коре головного мозга, области, тесно связанной с гиппокампом.Смолл и его коллеги из Колумбийского университета получили грант Национального института старения на оценку диагностического потенциала этого метода у 1000 пожилых людей.

ПЭТ невролога

На арене болезни Альцгеймера фМРТ на шаг или два отстает от ПЭТ. Так называемый FDG-PET, который измеряет поглощение глюкозы в головном мозге, еще один метаболический индикатор и косвенный показатель нейронной активности, использовался в последние годы, чтобы отличить болезнь Альцгеймера (которая снижает метаболизм в структурах височных долей, таких как гиппокамп) от лобно-височной деменции. (который снижает метаболизм в лобных долях) у людей с признаками деменции.Он стал более популярным после того, как в 2004 году Medicare начала возмещать врачам расходы на эту процедуру.

FDG-PET также показал себя многообещающим для выявления болезни Альцгеймера до появления симптомов. В исследовании, опубликованном в 2001 году в PNAS , группа под руководством Мони де Леона, невролога из Нью-Йоркского университета, использовала FDG-PET для мониторинга метаболизма глюкозы в мозге 48 здоровых пожилых добровольцев. Через три года после этих первоначальных сканирований у 11 добровольцев развились умеренные когнитивные нарушения, а у одного — болезнь Альцгеймера.Де Леон и его коллеги сообщили, что снижение метаболизма в энторинальной коре головного мозга во время начального сеанса сканирования было мерой, которая лучше всего предсказывала, какие люди испытали последующее снижение.

Его команда недавно завершила исследование большой группы пожилых людей, за которыми наблюдали в течение более длительных периодов времени. «С помощью FDG-PET мы можем выявить изменения [в мозге] за 9 лет до появления симптомов», — говорит де Леон. Он добавляет, что работа его группы и других предполагает, что для максимальной чувствительности и точности диагностических тестов потребуется комбинировать ФДГ-ПЭТ с другими биомаркерами, такими как уровни связанных с болезнью Альцгеймера соединений, таких как β-амилоид и тау в спинномозговой жидкости.Более всесторонняя оценка диагностических перспектив FDG-PET должна исходить из 5-летней Инициативы по нейровизуализации болезни Альцгеймера (ADNI) стоимостью 60 миллионов долларов, финансируемого из федерального бюджета лонгитюдного исследования 800 пожилых людей, половина из которых получит сканирование FDG-PET.

Жгучая боль.

Стремясь свести к минимуму генерируемое компьютером пламя, пациенты с хронической болью в аппарате фМРТ фактически пытаются подавить нервную активность в областях своего мозга, обрабатывающих боль ( справа, ).

Источник: CHRISTOPHER DECHARMS / OMNEURON INC.

ADNI также исследует другое возможное использование ПЭТ: визуализацию β-амилоида, основного ингредиента β-амилоидных бляшек, которые являются определяющей характеристикой болезни Альцгеймера. В 2002 году исследователи приветствовали долгожданное открытие радиоактивного соединения, которое позволяет видеть β в мозге живых людей ( Science , 2 августа 2002 г., стр. 752). Несколько фармацевтических компаний уже используют это соединение, называемое PIB, в клинических испытаниях для мониторинга эффективности лекарств-кандидатов от болезни Альцгеймера, направленных на снижение накопления β-амилоида в головном мозге, говорит соавтор PIB Уильям Кланк, невролог из Университета Питтсбурга. Пенсильвания.В июле Ассоциация Альцгеймера объявила о выделении гранта в размере 2,1 миллиона долларов, который позволит исследователям, финансируемым ADNI, включить ПЭТ-сканирование PIB в свои исследования, чтобы оценить этот метод в качестве диагностического теста на болезнь Альцгеймера.

Потеря крови.

Меньший объем крови (более холодные цвета) в энторинальной коре отличает пациента с ранней болезнью Альцгеймера ( слева, ) от здорового пожилого человека ( справа, ).

АКЦИЯ: СКОТТ А.МАЛЫЙ / КОЛУМБИЙСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

В исходной версии PIB используется радиоактивный изотоп — углерод-11 — с периодом полураспада всего 20 минут, что ограничивает его использование в больницах с легким доступом к циклотрону. Klunk в сотрудничестве с GE Healthcare недавно разработал версию PIB на основе фтора-18, который имеет гораздо более удобный период полураспада 120 минут. По словам Клунка, первые исследования F-18 PIB на людях должны начаться к концу этого года.

Несколько других ПЭТ-совместимых соединений для визуализации β-амилоида находятся в стадии исследования по всей стране.«Это происходит быстро и яростно», — говорит Кеннет Марек, невролог и президент Института нейродегенеративных заболеваний, некоммерческого исследовательского института в Нью-Хейвене, штат Коннектикут.

ПЭТ-маркеров также находятся в разработке для лечения болезни Паркинсона, и один из них уже клинически используется в Европе. Маркер под названием DaTSCAN, также разработанный GE Healthcare, использует радиоактивный йод для маркировки переносчиков дофамина, белков в нервных окончаниях, которые рециркулируют нейромедиатор дофамин после того, как он попадает в синапс.Такие методы служат общим индикатором того, правильно ли работает дофаминовая система, которая выходит из строя у пациентов с болезнью Паркинсона, и, в принципе, они должны быть в состоянии выявить проблемы до того, как это сделает клиницист. «К тому времени, когда у вас появятся симптомы, вы, вероятно, потеряете 50% этих переносчиков дофамина», — говорит он.

Марек и его коллеги исследовали другое соединение, которое маркирует переносчики дофамина, β-CIT. В пилотных исследованиях с использованием однофотонно-эмиссионной компьютерной томографии, метода, аналогичного ПЭТ, он показал многообещающие возможности отличить болезнь Паркинсона от других двигательных нарушений.В группе из 35 пациентов с подозрением на болезнь Паркинсона, направленных неврологом сообщества к специалисту по двигательным расстройствам, результаты визуализации с использованием β-CIT совпадали с окончательным диагнозом пациентов более чем в 90% случаев — улучшение по сравнению с точностью 75%. Первоначальный диагноз, поставленный направившими его врачами, исследователи сообщили в 2004 году в Архиве неврологии .

Тушение пламени боли

Некоторые исследователи утверждают, что клиническое использование ПЭТ и фМРТ не ограничивается диагностикой заболеваний головного мозга.20 декабря 2005 г., PNAS , нейробиологи сообщили об использовании фМРТ для обучения людей с хронической болью мониторингу и контролю своей мозговой активности — высокотехнологичной версии биологической обратной связи. В исследовательскую группу вошли ученые из Стэнфорда и Массачусетского технологического института, а возглавлял ее Кристофер де Чармс, нейробиолог и президент Omneuron, начинающей компании в Менло-Парке, Калифорния.

Каждый пациент вставлялся в сканер фМРТ и наблюдал на мониторе мерцание пламени, генерируемого компьютером.Интенсивность пламени отражала с задержкой в ​​несколько секунд нервную активность, зафиксированную сканером в правой передней поясной коре пациента, области, участвующей в восприятии боли. Пациенты, которые лучше всего научились сводить к минимуму пламя, сообщили о наибольшем уменьшении болевых симптомов сразу после сеанса. Другая группа пациентов, пламя которых подпитывалось нервной активностью в их задней поясной коре головного мозга, области, не связанной с обработкой боли, не показала такого снижения.

«Я подумал, что это было невероятно умно», — говорит Райхл. По его словам, биологическая обратная связь была опробована ранее при хронической боли, но это первая попытка целенаправленно воздействовать на области мозга, которые обрабатывают боль. Команда ДеЧармса сейчас проводит более крупное испытание с еженедельными сеансами нейро-обратной связи для пациентов с болью и отслеживает, как долго длится эффект.

Omneuron также экспериментирует с фМРТ в реальном времени для помощи в психотерапии. Предварительная работа фирмы была проведена на людях с обсессивно-компульсивным расстройством (ОКР).В прошлом году на ежегодном собрании Организации по картированию мозга человека деЧармс и его коллеги описали этот метод. Пациенты с ОКР лежат в сканере, где они видят генерируемое компьютером пламя, а также видеосвязь со своим терапевтом, который сидит в контрольной кабине и также следит за пламенем.

Еще рано говорить, будет ли этот метод работать. По словам деЧармса, одна из центральных задач — определить, какие области мозга лучше всего разжигать пламя. К счастью, добавляет он, функциональные методы нейровизуализации, такие как фМРТ, уже дали много подсказок о том, какие регионы вовлечены во многие психические расстройства.«Большой вопрос для нас:« Как мы можем использовать эти почти 20 лет исследований и превратить их в клиническое применение? »»

Congress.gov | Библиотека Конгресса

Секция записи Конгресса Ежедневный дайджест Сенат дом Расширения замечаний

Замечания участников Автор: Any House Member Адамс, Альма С.[D-NC] Адерхольт, Роберт Б. [R-AL] Агилар, Пит [D-CA] Аллен, Рик В. [R-GA] Оллред, Колин З. [D-TX] Амодеи, Марк Э. [R -NV] Армстронг, Келли [R-ND] Аррингтон, Джоди К. [R-TX] Auchincloss, Jake [D-MA] Axne, Cynthia [D-IA] Бабин, Брайан [R-TX] Бэкон, Дон [R -NE] Бэрд, Джеймс Р. [R-IN] Балдерсон, Трой [R-OH] Бэнкс, Джим [R-IN] Барр, Энди [R-KY] Барраган, Нанетт Диас [D-CA] Басс, Карен [ D-CA] Битти, Джойс [D-OH] Бенц, Клифф [R-OR] Бера, Ami [D-CA] Бергман, Джек [R-MI] Бейер, Дональд С., младший [D-VA] Байс , Стефани И. [R-OK] Биггс, Энди [R-AZ] Билиракис, Гас М.[R-FL] Бишоп, Дэн [R-NC] Бишоп, Сэнфорд Д., младший [D-GA] Блуменауэр, Эрл [D-OR] Блант Рочестер, Лиза [D-DE] Боберт, Лорен [R-CO ] Бонамичи, Сюзанна [D-OR] Бост, Майк [R-IL] Bourdeaux, Carolyn [D-GA] Bowman, Jamaal [D-NY] Бойл, Брендан Ф. [D-PA] Брэди, Кевин [R-TX ] Брукс, Мо [R-AL] Браун, Энтони Г. [D-MD] Браунли, Джулия [D-CA] Бьюкенен, Верн [R-FL] Бак, Кен [R-CO] Бакшон, Ларри [R-IN ] Бадд, Тед [R-NC] Берчетт, Тим [R-TN] Берджесс, Майкл К. [R-TX] Буш, Кори [D-MO] Бустос, Cheri [D-IL] Баттерфилд, GK [D-NC ] Калверт, Кен [R-CA] Каммак, Кэт [R-FL] Карбаджал, Салуд О.[D-CA] Карденас, Тони [D-CA] Карл, Джерри Л. [R-AL] Карсон, Андре [D-IN] Картер, Эрл Л. «Бадди» [R-GA] Картер, Джон Р. [ R-TX] Картер, Трой [D-LA] Картрайт, Мэтт [D-PA] Кейс, Эд [D-HI] Кастен, Шон [D-IL] Кастор, Кэти [D-FL] Кастро, Хоакин [D- TX] Cawthorn, Мэдисон [R-NC] Chabot, Стив [R-OH] Чейни, Лиз [R-WY] Чу, Джуди [D-CA] Cicilline, Дэвид Н. [D-RI] Кларк, Кэтрин М. [ D-MA] Кларк, Иветт Д. [D-NY] Кливер, Эмануэль [D-MO] Клайн, Бен [R-VA] Клауд, Майкл [R-TX] Клайберн, Джеймс Э. [D-SC] Клайд, Эндрю С. [R-GA] Коэн, Стив [D-TN] Коул, Том [R-OK] Комер, Джеймс [R-KY] Коннолли, Джеральд Э.[D-VA] Купер, Джим [D-TN] Корреа, Дж. Луис [D-CA] Коста, Джим [D-CA] Кортни, Джо [D-CT] Крейг, Энджи [D-MN] Кроуфорд, Эрик А. «Рик» [R-AR] Креншоу, Дэн [R-TX] Крист, Чарли [D-FL] Кроу, Джейсон [D-CO] Куэльяр, Генри [D-TX] Кертис, Джон Р. [R- UT] Дэвидс, Шарис [D-KS] Дэвидсон, Уоррен [R-OH] Дэвис, Дэнни К. [D-IL] Дэвис, Родни [R-IL] Дин, Мадлен [D-PA] ДеФазио, Питер А. [ D-OR] DeGette, Diana [D-CO] DeLauro, Rosa L. [D-CT] DelBene, Suzan K. [D-WA] Delgado, Antonio [D-NY] Demings, Val Butler [D-FL] DeSaulnier , Марк [D-CA] ДеДжарле, Скотт [R-TN] Дойч, Теодор Э.[D-FL] Диас-Баларт, Марио [R-FL] Дингелл, Дебби [D-MI] Доггетт, Ллойд [D-TX] Дональдс, Байрон [R-FL] Дойл, Майкл Ф. [D-PA] Дункан , Джефф [R-SC] Данн, Нил П. [R-FL] Эллзи, Джейк [R-TX] Эммер, Том [R-MN] Эскобар, Вероника [D-TX] Эшу, Анна Г. [D-CA ] Эспайлат, Адриано [D-NY] Эстес, Рон [R-KS] Эванс, Дуайт [D-PA] Фэллон, Пэт [R-TX] Feenstra, Рэнди [R-IA] Фергюсон, А. Дрю, IV [R -GA] Фишбах, Мишель [R-MN] Фицджеральд, Скотт [R-WI] Фитцпатрик, Брайан К. [R-PA] Флейшманн, Чарльз Дж. «Чак» [R-TN] Флетчер, Лиззи [D-TX] Фортенберри, Джефф [R-NE] Фостер, Билл [D-IL] Фокс, Вирджиния [R-NC] Франкель, Лоис [D-FL] Франклин, К.Скотт [R-FL] Фадж, Марсия Л. [D-OH] Фулчер, Расс [R-ID] Gaetz, Мэтт [R-FL] Галлахер, Майк [R-WI] Галлего, Рубен [D-AZ] Гараменди, Джон [D-CA] Гарбарино, Эндрю Р. [R-NY] Гарсия, Хесус Дж. «Чуй» [D-IL] Гарсия, Майк [R-CA] Гарсия, Сильвия Р. [D-TX] Гиббс, Боб [R-OH] Хименес, Карлос А. [R-FL] Гомерт, Луи [R-TX] Голден, Джаред Ф. [D-ME] Гомес, Джимми [D-CA] Гонсалес, Тони [R-TX] Гонсалес , Энтони [R-OH] Гонсалес, Висенте [D-TX] Гонсалес-Колон, Дженниффер [R-PR] Гуд, Боб [R-VA] Гуден, Лэнс [R-TX] Госар, Пол А. [R-AZ ] Gottheimer, Джош [D-NJ] Granger, Kay [R-TX] Graves, Garret [R-LA] Graves, Sam [R-MO] Green, Al [D-TX] Green, Mark E.[R-TN] Грин, Марджори Тейлор [R-GA] Гриффит, Х. Морган [R-VA] Гриджалва, Рауль М. [D-AZ] Гротман, Гленн [R-WI] Гость, Майкл [R-MS] Гатри, Бретт [R-KY] Хааланд, Дебра А. [D-NM] Хагедорн, Джим [R-MN] Хардер, Джош [D-CA] Харрис, Энди [R-MD] Харшбаргер, Диана [R-TN] Хартцлер, Вики [R-MO] Гастингс, Элси Л. [D-FL] Хейс, Джахана [D-CT] Херн, Кевин [R-OK] Херрелл, Иветт [R-NM] Эррера Бейтлер, Хайме [R-WA ] Хайс, Джоди Б. [R-GA] Хиггинс, Брайан [D-NY] Хиггинс, Клэй [R-LA] Хилл, Дж. Френч [R-AR] Хаймс, Джеймс А. [D-CT] Хинсон, Эшли [R-IA] Hollingsworth, Trey [R-IN] Horsford, Steven [D-NV] Houlahan, Chrissy [D-PA] Hoyer, Steny H.[D-MD] Хадсон, Ричард [R-NC] Хаффман, Джаред [D-CA] Хьюизенга, Билл [R-MI] Исса, Даррелл Э. [R-CA] Джексон, Ронни [R-TX] Джексон Ли, Шейла [D-TX] Джейкобс, Крис [R-NY] Джейкобс, Сара [D-CA] Jayapal, Pramila [D-WA] Джеффрис, Хаким С. [D-NY] Джонсон, Билл [R-OH] Джонсон, Дасти [R-SD] Джонсон, Эдди Бернис [D-TX] Джонсон, Генри К. «Хэнк» младший [D-GA] Джонсон, Майк [R-LA] Джонс, Mondaire [D-NY] Джордан, Джим [R-OH] Джойс, Дэвид П. [R-OH] Джойс, Джон [R-PA] Кахеле, Кайали [D-HI] Каптур, Марси [D-OH] Катко, Джон [R-NY] Китинг , Уильям Р.[D-MA] Келлер, Фред [R-PA] Келли, Майк [R-PA] Келли, Робин Л. [D-IL] Келли, Трент [R-MS] Кханна, Ро [D-CA] Килди, Дэниел Т. [D-MI] Килмер, Дерек [D-WA] Ким, Энди [D-NJ] Ким, Янг [R-CA] Kind, Рон [D-WI] Кинзингер, Адам [R-IL] Киркпатрик, Энн [D-AZ] Кришнамурти, Раджа [D-IL] Кустер, Энн М. [D-NH] Кустофф, Дэвид [R-TN] ЛаХуд, Дарин [R-IL] Ламальфа, Дуг [R-CA] Лэмб, Конор [D-PA] Лэмборн, Дуг [R-CO] Ланжевен, Джеймс Р. [D-RI] Ларсен, Рик [D-WA] Ларсон, Джон Б. [D-CT] Латта, Роберт Э. [R-OH ] Латернер, Джейк [R-KS] Лоуренс, Бренда Л.[D-MI] Лоусон, Эл, младший [D-FL] Ли, Барбара [D-CA] Ли, Сьюзи [D-NV] Леже Фернандес, Тереза ​​[D-NM] Леско, Дебби [R-AZ] Летлоу , Джулия [R-LA] Левин, Энди [D-MI] Левин, Майк [D-CA] Льеу, Тед [D-CA] Лофгрен, Зои [D-CA] Лонг, Билли [R-MO] Лоудермилк, Барри [R-GA] Ловенталь, Алан С. [D-CA] Лукас, Фрэнк Д. [R-OK] Люткемейер, Блейн [R-MO] Лурия, Элейн Г. [D-VA] Линч, Стивен Ф. [D -MA] Мейс, Нэнси [R-SC] Малиновски, Том [D-NJ] Маллиотакис, Николь [R-NY] Мэлони, Кэролин Б. [D-NY] Мэлони, Шон Патрик [D-NY] Манн, Трейси [ R-KS] Мэннинг, Кэти Э.[D-NC] Мэсси, Томас [R-KY] Маст, Брайан Дж. [R-FL] Мацуи, Дорис О. [D-CA] МакБэт, Люси [D-GA] Маккарти, Кевин [R-CA] МакКол , Майкл Т. [R-TX] Макклейн, Лиза К. [R-MI] МакКлинток, Том [R-CA] МакКоллум, Бетти [D-MN] МакИчин, А. Дональд [D-VA] Макговерн, Джеймс П. [D-MA] МакГенри, Патрик Т. [R-NC] МакКинли, Дэвид Б. [R-WV] МакМоррис Роджерс, Кэти [R-WA] Макнерни, Джерри [D-CA] Микс, Грегори В. [D- NY] Мейер, Питер [R-MI] Мэн, Грейс [D-NY] Meuser, Daniel [R-PA] Mfume, Kweisi [D-MD] Миллер, Кэрол Д. [R-WV] Миллер, Мэри Э. [ R-IL] Миллер-Микс, Марианнетт [R-IA] Мооленаар, Джон Р.[R-MI] Муни, Александр X. [R-WV] Мур, Барри [R-AL] Мур, Блейк Д. [R-UT] Мур, Гвен [D-WI] Морелль, Джозеф Д. [D-NY ] Моултон, Сет [D-MA] Мрван, Фрэнк Дж. [D-IN] Маллин, Маркуэйн [R-OK] Мерфи, Грегори [R-NC] Мерфи, Стефани Н. [D-FL] Надлер, Джерролд [D -NY] Наполитано, Грейс Ф. [D-CA] Нил, Ричард Э. [D-MA] Негусе, Джо [D-CO] Нелс, Трой Э. [R-TX] Ньюхаус, Дэн [R-WA] Ньюман , Мари [D-IL] Норкросс, Дональд [D-NJ] Норман, Ральф [R-SC] Нортон, Элеонора Холмс [D-DC] Нуньес, Девин [R-CA] О’Халлеран, Том [D-AZ] Обернолти, Джей [R-CA] Окасио-Кортес, Александрия [D-NY] Омар, Ильхан [D-MN] Оуэнс, Берджесс [R-UT] Палаццо, Стивен М.[R-MS] Паллоне, Фрэнк, младший [D-NJ] Палмер, Гэри Дж. [R-AL] Панетта, Джимми [D-CA] Паппас, Крис [D-NH] Паскрелл, Билл, мл. [D -NJ] Пейн, Дональд М., младший [D-NJ] Пелоси, Нэнси [D-CA] Пенс, Грег [R-IN] Перлмуттер, Эд [D-CO] Перри, Скотт [R-PA] Питерс, Скотт Х. [D-CA] Пфлюгер, Август [R-TX] Филлипс, Дин [D-MN] Пингри, Челли [D-ME] Пласкетт, Стейси Э. [D-VI] Покан, Марк [D-WI] Портер, Кэти [D-CA] Поузи, Билл [R-FL] Прессли, Аянна [D-MA] Прайс, Дэвид Э. [D-NC] Куигли, Майк [D-IL] Радваген, Аумуа Амата Коулман [R- AS] Раскин, Джейми [D-MD] Рид, Том [R-NY] Решенталер, Гай [R-PA] Райс, Кэтлин М.[D-NY] Райс, Том [R-SC] Ричмонд, Седрик Л. [D-LA] Роджерс, Гарольд [R-KY] Роджерс, Майк Д. [R-AL] Роуз, Джон В. [R-TN ] Розендейл старший, Мэтью М. [R-MT] Росс, Дебора К. [D-NC] Роузер, Дэвид [R-NC] Рой, Чип [R-TX] Ройбал-Аллард, Люсиль [D-CA] Руис , Рауль [D-CA] Рупперсбергер, Калифорния Датч [D-MD] Раш, Бобби Л. [D-IL] Резерфорд, Джон Х. [R-FL] Райан, Тим [D-OH] Саблан, Грегорио Килили Камачо [ D-MP] Салазар, Мария Эльвира [R-FL] Санчес, Линда Т. [D-CA] Сан-Николас, Майкл FQ [D-GU] Сарбейнс, Джон П. [D-MD] Скализ, Стив [R-LA ] Скэнлон, Мэри Гей [D-PA] Шаковски, Дженис Д.[D-IL] Шифф, Адам Б. [D-CA] Шнайдер, Брэдли Скотт [D-IL] Шрейдер, Курт [D-OR] Шрайер, Ким [D-WA] Швейкерт, Дэвид [R-AZ] Скотт, Остин [R-GA] Скотт, Дэвид [D-GA] Скотт, Роберт С. «Бобби» [D-VA] Сешнс, Пит [R-TX] Сьюэлл, Терри А. [D-AL] Шерман, Брэд [D -CA] Шерилл, Мики [D-NJ] Симпсон, Майкл К. [R-ID] Sires, Альбио [D-NJ] Slotkin, Элисса [D-MI] Смит, Адам [D-WA] Смит, Адриан [R -NE] Смит, Кристофер Х. [R-NJ] Смит, Джейсон [R-MO] Смакер, Ллойд [R-PA] Сото, Даррен [D-FL] Спанбергер, Эбигейл Дэвис [D-VA] Спарц, Виктория [ R-IN] Спейер, Джеки [D-CA] Стэнсбери, Мелани Энн [D-NM] Стэнтон, Грег [D-AZ] Stauber, Пит [R-MN] Стил, Мишель [R-CA] Стефаник, Элиза М.[R-NY] Стейл, Брайан [R-WI] Steube, В. Грегори [R-FL] Стивенс, Хейли М. [D-MI] Стюарт, Крис [R-UT] Стиверс, Стив [R-OH] Стрикленд , Мэрилин [D-WA] Суоззи, Томас Р. [D-NY] Swalwell, Эрик [D-CA] Такано, Марк [D-CA] Тейлор, Ван [R-TX] Тенни, Клаудия [R-NY] Томпсон , Бенни Г. [D-MS] Томпсон, Гленн [R-PA] Томпсон, Майк [D-CA] Тиффани, Томас П. [R-WI] Тиммонс, Уильям Р. IV [R-SC] Титус, Дина [ D-NV] Тлаиб, Рашида [D-MI] Тонко, Пол [D-NY] Торрес, Норма Дж. [D-CA] Торрес, Ричи [D-NY] Трахан, Лори [D-MA] Трон, Дэвид Дж. .[D-MD] Тернер, Майкл Р. [R-OH] Андервуд, Лорен [D-IL] Аптон, Фред [R-MI] Валадао, Дэвид Г. [R-CA] Ван Дрю, Джефферсон [R-NJ] Ван Дайн, Бет [R-Техас] Варгас, Хуан [D-CA] Визи, Марк А. [D-TX] Вела, Филемон [D-TX] Веласкес, Нидия М. [D-Нью-Йорк] Вагнер, Энн [R -MO] Уолберг, Тим [R-MI] Валорски, Джеки [R-IN] Вальс, Майкл [R-FL] Вассерман Шульц, Дебби [D-FL] Уотерс, Максин [D-CA] Уотсон Коулман, Бонни [D -NJ] Вебер, Рэнди К., старший [R-TX] Вебстер, Дэниел [R-FL] Велч, Питер [D-VT] Венструп, Брэд Р. [R-OH] Вестерман, Брюс [R-AR] Векстон, Дженнифер [D-VA] Уайлд, Сьюзан [D-PA] Уильямс, Nikema [D-GA] Уильямс, Роджер [R-TX] Уилсон, Фредерика С.[D-FL] Уилсон, Джо [R-SC] Виттман, Роберт Дж. [R-VA] Womack, Steve [R-AR] Райт, Рон [R-TX] Ярмут, Джон А. [D-KY] Янг , Дон [R-AK] Зельдин, Ли М. [R-NY] Любой член Сената Болдуин, Тэмми [D-WI] Баррассо, Джон [R-WY] Беннет, Майкл Ф. [D-CO] Блэкберн, Марша [ R-TN] Блюменталь, Ричард [D-CT] Блант, Рой [R-MO] Букер, Кори А. [D-NJ] Бузман, Джон [R-AR] Браун, Майк [R-IN] Браун, Шеррод [ D-OH] Берр, Ричард [R-NC] Кантуэлл, Мария [D-WA] Капито, Шелли Мур [R-WV] Кардин, Бенджамин Л. [D-MD] Карпер, Томас Р. [D-DE] Кейси , Роберт П., Младший [D-PA] Кэссиди, Билл [R-LA] Коллинз, Сьюзан М. [R-ME] Кунс, Кристофер А. [D-DE] Корнин, Джон [R-TX] Кортез Масто, Кэтрин [D -NV] Коттон, Том [R-AR] Крамер, Кевин [R-ND] Крапо, Майк [R-ID] Круз, Тед [R-TX] Дейнс, Стив [R-MT] Дакворт, Тэмми [D-IL ] Дурбин, Ричард Дж. [D-IL] Эрнст, Джони [R-IA] Файнштейн, Dianne [D-CA] Фишер, Деб [R-NE] Гиллибранд, Кирстен Э. [D-NY] Грэм, Линдси [R -SC] Грассли, Чак [R-IA] Хагерти, Билл [R-TN] Харрис, Камала Д. [D-CA] Хассан, Маргарет Вуд [D-NH] Хоули, Джош [R-MO] Генрих, Мартин [ D-NM] Гикенлупер, Джон В.[D-CO] Хироно, Мази К. [D-HI] Хувен, Джон [R-ND] Хайд-Смит, Синди [R-MS] Инхоф, Джеймс М. [R-OK] Джонсон, Рон [R-WI ] Кейн, Тим [D-VA] Келли, Марк [D-AZ] Кеннеди, Джон [R-LA] Кинг, Ангус С., младший [I-ME] Klobuchar, Amy [D-MN] Ланкфорд, Джеймс [ R-OK] Лихи, Патрик Дж. [D-VT] Ли, Майк [R-UT] Леффлер, Келли [R-GA] Лухан, Бен Рэй [D-NM] Ламмис, Синтия М. [R-WY] Манчин , Джо, III [D-WV] Марки, Эдвард Дж. [D-MA] Маршалл, Роджер В. [R-KS] МакКоннелл, Митч [R-KY] Менендес, Роберт [D-NJ] Меркли, Джефф [D -ИЛИ] Моран, Джерри [R-KS] Мурковски, Лиза [R-AK] Мерфи, Кристофер [D-CT] Мюррей, Пэтти [D-WA] Оссофф, Джон [D-GA] Падилья, Алекс [D-CA ] Пол, Рэнд [R-KY] Питерс, Гэри К.[D-MI] Портман, Роб [R-OH] Рид, Джек [D-RI] Риш, Джеймс Э. [R-ID] Ромни, Митт [R-UT] Розен, Джеки [D-NV] Раундс, Майк [R-SD] Рубио, Марко [R-FL] Сандерс, Бернард [I-VT] Сасс, Бен [R-NE] Schatz, Брайан [D-HI] Шумер, Чарльз Э. [D-NY] Скотт, Рик [R-FL] Скотт, Тим [R-SC] Шахин, Жанна [D-NH] Шелби, Ричард К. [R-AL] Синема, Кирстен [D-AZ] Смит, Тина [D-MN] Стабеноу, Дебби [D-MI] Салливан, Дэн [R-AK] Тестер, Джон [D-MT] Тьюн, Джон [R-SD] Тиллис, Том [R-NC] Туми, Пэт [R-PA] Тубервиль, Томми [R -AL] Ван Холлен, Крис [D-MD] Уорнер, Марк Р.[D-VA] Варнок, Рафаэль Г. [D-GA] Уоррен, Элизабет [D-MA] Уайтхаус, Шелдон [D-RI] Уикер, Роджер Ф. [R-MS] Уайден, Рон [D-OR] Янг , Тодд [R-IN]

Военный музей штата Нью-Йорк и Центр исследований ветеранов

ЗАКОННЫЕ ОТЧЕТЫ
БРИГАДА СЕРПОВ В СУДЕ.
Сегодня утром в Верховном суде, Палаты, перед судьей Барнардом рассмотрено дело Джозефа Х. Рейнольдса agt. Дэниел Э. Сиклз был услышан. Дело было возвратом к судебному приказу habeas corpus, связующим звеном, как утверждалось, был капитан расформированной роты бригады Excelsior.В ходатайстве содержится просьба освободить более сорока человек, включая офицеров, по судебному приказу по общему утверждению о том, что они лишены свободы. Судебный приказ был адресован генералу Сиклзу, и, когда к нему был подан должный возврат, было внесено ходатайство об аннулировании судебного приказа на основании несоответствий, обнаруженных на его лицевой стороне. Суд, однако, удовлетворил иск и освободил мужчин.

СЕМНАДЦАТОЙ РЕЖИМ. — Две роты этого полка получили приказ проследовать в Форт Гамильтон для выполнения гарнизонной службы.Отобранные — эффективные войска капитана Томаса Маккарти и капитана Джона Тиммса, которые сформируют батальон под командованием майора Роберта Смита. Вероятно, они пойдут сегодня в поход. Рота капитана Маккарти насчитывает 120 человек, а рота капитана Тиммса — 100 человек, все отличные артиллеристы под руководством хороших офицеров. Ниже приводится список офицеров полка:
Поле и штаб — полковник Уильям Дж. Кропси; Подполковник Фрэнсис К. Граннинг; Майор, Роберт Смит; Адъютант Джон МакДар; Квартирмейстер Роберт Салливан.
Компания А — капитан Кейзер и лейтенант Баттерман.
Комьяны Б — капитан Джон Тиммс, лейтенанты Зингер Вакерман и Шельдмахер.
Компания C — капитан Томас Маккарти, лейтенанты Питер Фаррелл, Майкл Т. Коулман и Коберт Эллвуд.
Компания D — капитан Энтони Уолтер, лейтенанты Шак, Уиллс и Хоэнгер.
Рота E — капитан Ричард Дж. Барри, лейтенанты Г. С. Коуэнховен и Джон Брэг.
Компания F — лейтенант. Белый командир, лейтенанты.Моррис и Хорсли.
Рота H — капитан ____ Снайдер, лейтенанты. Деллмайер, Ульман и Кендлер.
Рота К — капитан Джозеф Ф. Миллер, лейтенанты. Хэдфилд и Оуэнс.

GEN. СЕРП И ВОЗВРАЩЕННЫЕ РЕЖИМЫ.
Было несколько комитетов, которые ждали генерала Сиклза, чтобы убедить его принять участие в приеме, оказанном этим полкам. Однако здоровье генерала не позволяло ему принимать активное участие в демонстрации, устроенной гражданами Нью-Йорка возвращающимся полкам его корпуса, но в конце концов он, по их настойчивому настоянию, согласился появиться на балконе. гостиницы «Метрополитен», чтобы увидеть проходящие мимо войска.Когда ветераны увидели своего командира, стоящего на балконе митрополита, их энтузиазму не было предела. Подбодриться, подбодрить воздух. Полковник Хейман, командующий полками, немедленно остановил колонну, чтобы люди могли взглянуть на своего командира корпуса. Генерал Сиклз выступил вперед с балкона и произнес следующую речь:
СОЛДАТЫ: Недавно ваш командир, я с огромным удовольствием наблюдаю за тем сердечным приемом, который вы получили сегодня от властей и жителей нашего города.Хотя мое здоровье еще недостаточно восстановлено, чтобы я мог идти маршем с вашим блестящим эскортом, я не мог отказать себе в возможности увидеть вас еще раз. Мы бок о бок боролись за великое дело свободы, порядка и человечности. Своим безупречным поведением во многих областях вы заслужили эти выдающиеся почести. Ваша доблесть, возглавляемая Кирни, Бирни, Уордом и Хейманом, часто бросала вызов уважению врага. Ваша преданность завоевала любовь товарищей и командиров. Ваши жертвы заслуживают и получат непреходящую благодарность и память народа, которому вы верно служили.Прощайте, мои отважные товарищи.
В конце речи генерала преобладал величайший энтузиазм. Люди, толпившиеся на тротуарах, приветствовали солдат, и генерал был вынужден некоторое время оставаться на балконе, преклоняясь перед тем, как удалиться.

РЕЖИМ EXCELSIOR.
Имя капитана роты А этого полка, дислоцированного в казармах в парке, — Келлерли, а не Келли, как указано в нашем выпуске вторника.

КИТАЙ В ГЕТТИСБУРГЕ.
Среди убитых в Геттисберге был молодой китаец, известный как Джон Томми. Он был прикреплен к бригаде первого полка «Эксельсиор» в роте капитана Прайса. Джон Томми был единственным представителем Центрального Цветочного Королевства в Потомакской армии и был широко известен как по этим обстоятельствам, так и по некоторым своим особенностям. Джон Томми прибыл в эту страну сразу после начала войны и был вынужден записаться в бригаду генерала Сикла, в то время выросшего в этом городе.Тогда он был простым парнем, совершенно не знавшим нашего языка. Будучи смышленым, умным и честным, он вскоре стал фаворитом в Ред-Хук, Статен-Айленд, и одновременно был задницей и остроумием всего полка. Прежде чем он оказался на Мэрилендском берегу Потомака напротив Аквиа-Крик, во время одной из разведок на южной стороне реки Томми был взят в плен и вскоре стал львом в лагере повстанцев. Его привели к генералу Магрудеру, который удивился его внешности и цвету кожи, спросил его, мулат ли он, индиец или кто? Когда Томми сказал ему, что он из Китая, Магрудер был очень удивлен и спросил его, сколько он возьмет, чтобы присоединиться к армии Конфедерации.«Нет, если только вы не сделаете меня бригадным генералом», — сказал Томми, к огромной радости офицеров отделения, которые очень любезно отнеслись к нему и отправили во Фредериксбург. Здесь Томми превратился в великого льва, и его фотография была опубликована в газетах Фредериксбурга. Впоследствии его отправили в тюрьму Либби в Ричмонде, где он встретил своего капитана Бенджамина Прайса, взятого в плен в Вильямсбурге. и раненые товарищи.Он был самым добрым из медсестер и тратил свои скромные средства на то, чтобы накормить своих больных сослуживцев. В последующих боях при Фредериксбурге, Чанселлорвилле и последнем в Геттисберге Джон Томми был одним из самых храбрых солдат в этой самой храброй бригаде — «Эксельсиоре». Казалось, он не знал, что такое страх, и был всеобщим любимцем всех своих однополчан. Он не был ранен до Геттисберга, но в бою Пятницы он был поражен снарядом, который оторвал обе ноги в бедрах, и вскоре он истек кровью.Рота, в которой он был, вступила в бой с двадцатью восемью мужчинами и потеряла двадцать в килтах и ​​ранениях. Случай Томми особенный, и он был единственным представителем Китайской империи в лучшей армии на планете.

ВОЕННЫЕ ДВИЖЕНИЯ В НЬЮ-ЙОРКЕ И БЛИЖНИЦЕ.
EXCELSIOR BRIGADE.
За последние пять дней в эту бригаду было отправлено более двухсот новобранцев, полностью одетых в форму и экипированных. Партия из семидесяти пяти человек отправилась вчера днем ​​через Амбойскую железную дорогу.Набор в эту бригаду очень быстро увеличивается, когда жители Нью-Йорка взяли дело в свои руки. Частные награды, которые даются этой бригаде в дополнение к наградам города и штата, несомненно, пополнят ее до времени, отведенного для призыва. Полковник Чарльз К. Грэхем, которого генерал Макклеллан подробно описал, теперь отвечает за вербовку и прилагает самые неутомимые усилия, чтобы переправить солдат к очагу войны.

БРИГАДА EXCELSIOR.
Бригадный генерал Сиклз получил из Вашингтона приказ немедленно явиться для получения приказов и инструкций.Множество людей предлагают себя в качестве добровольцев, но генерал Сиклз очень тщательно отбирает своих офицеров и солдат. Капитан Сомер, подполковник Шестьдесят девятого полка (вспомогательный), которому командование было отклонено Военным советом в Олбани, передал свое командование полку Джексона полковнику Джорджу Б. Холлу из бригады Эксельсиор и рассчитывает, что его наберут. в эксплуатацию в субботу. Штаб-квартира команды капитана Сомера находится в Монтгомери-холле, No.76 Принс-стрит, Нью-Йорк, и № 18 Ньюарк-авеню, Джерси-Сити.

ЗАКОННЫЕ ОТЧЕТЫ.
СЕРПОВАЯ БРИГАДА.
В Верховном суде этого города в субботу рассматривается дело Reynolds agt. Снова послышался серп. Релатор — капитан роты бригады «Серп». Он утверждает, что их (его самого и членов его компании) вынудили присоединиться к бригаде обещаниями, которые с тех пор не были выполнены. Теперь они просят, чтобы их выписали, капитан появляется от имени компании по хабеас корпус.Мистер Сиклз не вернулся. Однако его адвокат утверждал, что Суду не следует предпринимать никаких действий, поскольку судебный приказ был выдан в другом округе, где содержались эти люди. Суд заявил, что, поскольку г-н Сиклз не возвращался к судебному приказу, он выразил неуважение к суду и не имел статуса в суде, и никакие исходящие от него ходатайства в отношении юрисдикции не будут приняты к рассмотрению. После небольшого дальнейшего обсуждения этот вопрос был отложен, чтобы заслушать его на форуме кампуса в Кэмп Скотт в понедельник в 3 часа дня. Другое заявление о подобной помощи было в случае Томаса Дж.Ahl agt. Дэниел Э. Сиклз, родственник, капитан роты из восьмидесяти человек, все из которых хотели, чтобы их уволили. Рота прибыла из Питтсбурга, штат Пенсильвания, и утверждается, что по прибытии сюда за свой счет генерал Сиклз попытался поставить над людьми других офицеров своих городских друзей. Недовольные тем, что они спустились к лодке Стейтен-Айленда 27-го числа, и были отброшены отрядом из двухсот человек бригады штыком.Отсюда и это приложение. Дело должно быть рассмотрено вместе с другим в понедельник в том же месте.

EXCELSIOR REGIMENT.
Штаб полка Эксельсиор находится в Зале городских собраний на Бродвее, все здание предназначено для офицеров полка, и нет необходимости добавлять, что просторный зал прекрасно приспособлен для подготовки новобранцев. . Наши читатели уже осведомлены об организации этого полка, которым должен руководить полковник Дэниел Э.Серпы. Зарегистрировано более пятисот членов, и хорошая работа быстро продолжается. Капитан Брэдли, эффективный вербовщик, изо всех сил старается набрать необходимое количество (1200) как можно скорее. Бойцы проходят тщательную (2 мая 1861 г.) дисциплину под руководством компетентных военных, и, если мы можем судить по их выступлениям прошлым вечером, название полка будет указывать на его боеспособность, когда он будет призван на действительную военную службу. Часть новобранцев может обставить себя жилыми помещениями за пределами здания, но те, кто не находится, содержатся в Залах собраний и обставлены удобными спальными комнатами и хорошей едой.

ЛЕЙТЕНАНСКАЯ ПОЛНОСТЬЮ ПЕРВОГО РЕГИМЕНТА, БРИГАДА СЕРПОВ. В недавнем выпуске HERALD сообщалось, что капитан Холт из девятнадцатого полка из Нью-Йорка был назначен подполковником первого полка бригады «Сиклз». Надо было прочесть, что назначение получил майор Дж. Эгберт Фар …., вышедший с полком в должности майора.

БРИГАДА EXCELSIOR.
Отряд в сто человек из Кэмп Клинтон, Гарлем, под командованием капитана Брэдли, из легкой пехоты Джексона (бригада Эксельсиор), и отряд из ста человек под командованием капитана Холта, из Кэмп Скотт, Статен-Айленд, выделены для приема двух рот. по сто каждый под командованием капитанов Дойла и Гровера будут рассмотрены в штабе бригадного генерала Сиклза в мэрии в половине десятого по A.М. сегодня, после чего четыре роты будут завтракать в казармах в парке под наблюдением квартирмейстера Грина, сотрудников полковника Ван Бурена и комиссара Райта. Затем роты направятся к Статен-Айленду, чтобы присоединиться к войскам в Кэмп-Скотт, где в настоящее время расположено более шестисот бойцов бригады «Эксельсиор». Шесть рот покинули Красный Дом в среду и направились в лагерь на Стейтен-Айленде, а еще десять рот отправятся сегодня. Условия на острове очень устраивают мужчин, и мы надеемся, что через день или два сможем объявить лагерь завершенным и готовым для посетителей.Две или три компании нуждаются в еще нескольких хороших людях, и для этой цели на Уильям-стрит, 102 был открыт призывной пункт, где люди могут записываться на службу, а оттуда сразу же разводиться по квартирам.
Дюнкерк, штат Нью-Йорк, 30 мая 1861 г.
Батальон «Дюнкерк» численностью двести десять человек только что ушел, чтобы присоединиться к бригаде «Эксельсиор», генерал Сиклз. Командовали капитан В. Д. Стивенс и П. Баррет.

СУББОТА, 1 ИЮНЯ 1861.
БРИГАДА EXCELSIOR.
ОСМОТР И ОБЗОР В ГОРОДСКОМ ДОМЕ ВЧЕРА.
Казармы в парке, которые несколько дней назад принимали довольно однообразный вид, вчера утром были оживленной и оживленной сценой. В значительной степени, если не полностью, это произошло из-за прибытия к ратуше четырех отрядов бригады «Эксельсиор»; и хорошо известный факт, что полк был сформирован и находится под командованием бригадного генерала Сиклза, собрал большую толпу выдающихся людей, чем могла бы собраться в противном случае.
Основная часть, которая должна была прибыть, вылетела из Дюнкерка накануне и вчера утром в девять часов была встречена квартирмейстером Сэмюэлем Тейлором и двумя другими компаниями — одна из лагеря Клинтон, недалеко от Гарлема, под Гарлемом. Капитан Брэдли из легкой пехоты Джексона, бригады Эксельсиор, и второй из Кэмп Скотт, Статен-Айленд, под командованием капитана Холта, во главе с капитаном Скоттом.
Сцена, происходившая на переправе, вызвала большой энтузиазм, а когда встретились различные батальоны, она имела очень воодушевляющий и впечатляющий характер.Группа заиграла «Auld Lang Syne», после чего «Star Spangled Banner» был очень хорошо исполнен.
Две роты из Дюнкерка числятся Первой и Второй ротой и находятся под командованием следующих офицеров: —
Первая рота — капитан Wm. О. Стивенс; Лейтенант С. М. Дойл; Старший лейтенант К. К. Абелл; Младший лейтенант Х. К. Хинман.
Вторая рота — капитан П. Барретт; Первый лейтенант У. Дж. О’Нил; Второй лейтенант Wm. Тооми.
Все четыре роты прибыли в мэрию ровно в половине десятого, чтобы их осмотрели и осмотрели его почетный мэр Вуд и бригадный генерал Сиклз.
Мужчины, довольно утомленные, всю ночь ехавшие в машинах, были немедленно отправлены в столовую в Park Barracks, где их пригласили на обильный завтрак из хлеба, говядины, яиц, картофеля и кофе, что они и сделали. Достаточно справедливости. Справедливо сказать, что комиссариат выполнил свою роль хорошо, так как еда была удобной и качественной.
Перед тем, как уйти, чтобы освежиться, огромная толпа выдающихся личностей собралась перед мэрией, группа исполнила «Красный, белый и синий», «Девушка, которую я оставил позади себя», «Ларри О’Гафф. , «и т. д.
Когда они были достаточно освежены, им дали час отдохнуть, чтобы подготовиться к осмотру и осмотру. Ровно в одиннадцать часов генерал Сиклз сообщил офицерам различных компаний, что мэр будет готов встретить их на смотре-параде и осмотрит их в половине двенадцатого. Мужчины вовремя дежурили в назначенное время.
Все они выстроились в линию перед ратушей, где могло присутствовать не менее четырех — пяти тысяч человек, состоящих из богатства и интеллекта города.Окна холла были заполнены дамами, а на ступеньках и на площади джентльмены выстроились в густую толпу. В половине двенадцатого майор Вуд в сопровождении бригадного генерала Сиклза, полковника Уильямсона, полковника Нельсона Тейлора, майора Макдональда, Т. М. Пауэлла, капитана Келлера. & c., представился сам, при появлении которого оркестр исполнил «Hail to the Chief».
Затем войска были сформированы в открытую колонну, и тогда они имели красивый, поразительный вид и были встречены оглушительными аплодисментами огромной толпы.Его Честь, вместе с ранее названными джентльменами с военными отличиями, и многими представителями гражданских властей, затем тщательно осмотрел войска, во время которых он воспользовался случаем, чтобы отметить их прекрасную солдатскую внешность и их очевидную внешность. пригодность для выполнения любой тяжелой работы, которую они могли бы призвать выполнять в полевых условиях.
После того, как эта часть выступления была пройдена, они были привлечены к рассмотрению, чем вызвали большое восхищение. Затем мэр Вуд и другие джентльмены заняли свои места на ступенях мэрии, когда они прошли рядами по двенадцать человек во главе с оркестром, исполняя соответствующие манеры и отдавая общее приветствие.Энтузиазм на этом этапе передвижений войск носил очень заметный характер и, по-видимому, был ими тепло оценен. Платки развевались из окон Зала, и эта честь была хорошо поддержана последовавшими аплодисментами и хлопками в ладоши. Затем все тело было выстроено в линию и прошло через различные маневры и эволюции со способностью и точностью, которые не могли не удовлетворить всех присутствующих, а также убедить тысячи зрителей, которые наблюдали за ними, в том, что в военной тактике и дисциплина они ни в чем не уступали тем, кто проводил их к месту действия.В завершение этих движений группа заиграла «Усеянное звездами знамя», и солдаты покинули Парк и направились к парому на Статен-Айленд, у подножия Уайтхолл-стрит, где они отправились в лагерь Скотта своих доблестных товарищей в штаб-квартире. Когда они шли по Бродвею и покидали паром, им громко аплодировали.

ПРИСОЕДИНЕНИЕ В БРИГАДУ EXCELSIOR. Генерал Сиклз принял роту капитана Беннета из округа Перри, и люди покинут бригаду Эксельсиор через несколько дней.

ОБЩАЯ БРИГАДА СЕРПОВ ЭКСЕЛЬСИРОВ. (24 июня 1861 г.)
Лагерь Скотт на Стейтен-Айленде, штаб бригады Эксельсиор, был ареной большой активности в течение последней недели из-за присутствия офицеров по сбору команд Соединенных Штатов — капитанов Когсвелла и Хеймана. С прошлого четверга было собрано двадцать пять рот, и каждый раз войска приносили присягу с большим энтузиазмом. Сборы будут продолжаться каждый день до тех пор, пока 50 рот, составляющих бригаду, не будут исчерпаны.Вчера, в четыре часа, преподобный доктор. Беркли и Твичел провели в лагере богослужение, на котором присутствовали солдаты и большое количество их друзей. Бригада образовала пустую площадь, в центре которой находились генерал и его штаб, а снаружи — посетители, на которых и проводились церемонии. Полный музыкальный оркестр находился на земле и помогал в религиозно-военных учениях. Парад одежды завершил работу дня.

БРИГАДА EXCELSIOR.
Находится в лагере Скотт, Статен-Айленд. Бригаду обычно составляют пять полков, но один вчера выехал на место войны, оставив в настоящее время на острове только четыре полка. Сегодня утром (в среду) два из этих четырех полков отходят, в каждом по 1046 человек. Остальные уедут, как только будут обеспечены всем необходимым. Вся бригада насчитывает около 5 тысяч человек. В нашем списке офицеров Первого полка, бригады Сиклза, имя сержант-майоров значилось как Уильям Дж.Рэй вместо Уильяма Дж. Кея. (Июль 1861 г.)

МЕСТНЫЕ ВОЕННЫЕ ВОПРОСЫ. (2 июля 1861 г.)
EXCELSIOR BRIGADE — HABEAS CORPUS CASES.
Вчера в Кэмп Скотт в 3 с половиной часа прошло специальное заседание Верховного суда, судья Барнард. м. Речь идет о судебном иске о доставке 68 членов военной роты из Питтсбурга, которые хотят покинуть бригаду и в настоящее время содержатся в караульном помещении. За бригадой выступил А. Оки Холл, а в составе бригады — мистер Оки Холл.Рейнольдс за недовольных добровольцев. Основная жалоба последнего, по-видимому, была направлена ​​против комиссариата, хотя к нему имели отношение и другие вопросы. Прежде чем судебное разбирательство было разрешено продолжить по существу, адвокат подсудимого выдвинул два возражения, первое из которых основывалось на 38-м разделе закона о хабеас корпус; оба были отменены Судом, таким образом, дело было рассмотрено по существу. Из-за отсутствия генерала Сиклза или по какой-то другой причине, которая не появилась, рассмотрение дела было отложено до 4 с половиной часов, когда, как сказал мистер Сиклз,Рейнольдс, адвокат Питтсбургских мужчин, не явился, дело было отложено на неопределенный срок.
Власти бригады заявляют по этому поводу, что, хотя произошла некоторая ненужная задержка, вызванная необходимым присутствием Джена Сиклза в лагере Керриган для возвращения дезертира, возвращенного полицейским Патерсона, адвокат мистера Сиклза был на связи. и были готовы продолжить расследование вопросов, которые могут возникнуть в связи с иском, и, тем не менее, адвокаты истцов сочли необходимым уйти, поскольку дело не было возбуждено в течение десяти или пятнадцати минут от времени, отведенного судья.Другое объяснение заключалось в том, что мистер Рейнольдс не смог вовремя получить желаемое свидетельство и поэтому решил, ради блага своих клиентов, отложить дело на какое-то будущее, когда он будет лучше подготовлен.
В случае Ahl agt. Сиклз (один из подобных), г-н Рэнкин, поверенный обвинения, не имея никаких претензий, судья отложил рассмотрение дела в суде.
Лагерь Скотт, безусловно, заслуживает похвалы за аккуратное и упорядоченное размещение палаток и регулярный внешний вид вещей.Казалось, что учения проводились систематически между 3 и 6 часами. Адъютант бригады, филадельфиец, сообщает, что на земле находится чуть более 4000 человек. Бригадный хирург доктор Фингли и его секретарь Дж. Р. Кокс, оба филадельфийцы, сообщают в настоящее время о дюжине или около того случаях диареи и только об одной смерти с момента закладки лагеря. Это произошло в воскресенье вечером.
В разговоре с людьми, которые, как правило, представляют собой великолепный материал, единственная жалоба любого рода, упомянутая нашему репортеру, заключалась в том, что ожидалось вознаграждение, которого еще не было.В некотором отдалении от лагеря десять человек питтсбургской роты были замечены стоящими на обочине дороги. Среди них были два офицера, поддерживающих своих последователей, и понимание среди посторонних, основанное на том, что было сказано недовольными, заключалось в том, что эти люди были освобождены, и все остальные будут преследовать небольшими партиями.
Аргументы мужчин из Питтсбурга и их друзей заключались в том, что, не будучи официально приведенными в присягу, они могли свободно идти и приходить, когда захотят.Аргументом в пользу интереса бригады было то, что определенная сумма денег — около 300 долларов — была израсходована в их пользу, и поэтому теперь они были обязаны как по закону, так и по чести выплатить эту сумму или остаться в лагере.
На это другая сторона отвечает, что им было обещано право избирать своих собственных офицеров и т. Д., В чем теперь было отказано. Офицеры бригады заявляют, что несправедливость совершается ими самими, и говорят, что основные трудности в их лагере возникли из-за неудовлетворительных выборов офицеров.Компании издали, не заполненные, как утверждается, ожидают сохранения своих собственных капитанов и лейтенантов, в то время как оказывается необходимым объединить эти компании вместе и избавиться от многих претендентов на комиссионные; таким образом давая потерпевшим любой повод для оправдания себя, используя свое влияние против офицеров, которые их низложили.

СЕРП БРИГАДА
Четвертое июля будет отмечаться в этом красивом лагере очень уместно. Предлагается провести Национальный салют на рассвете, устроить парад в одиннадцать часов, после чего бригада марширует колонной рот к месту, отведенному для учений, в день, который откроется молитвой с последующей трапезой. , когда будет прочитана Декларация независимости, за которой также будет звучать музыка.Генерал Сиклз обратится к бригаде. В четыре часа состоится грандиозный парад и смотр, а в восемь часов будет показан фейерверк, подготовленный с учетом времени, после чего будет дан грандиозный бал. Поскольку территория и помещения достаточно велики, отряд, несомненно, ожидает много друзей-патриотов.

СЕРПОВАЯ БРИГАДА.
Редактору «Трибьюн Н.Ю.». (4 июля 1861 г.)
Сэр: В соответствии с постановлением Верховного суда этого штата, этот суд был созван в Кэмп Скотт 1 июля, и я вместе со своим адвокатом посетил это место.После длительных юридических споров и окончательного отклонения возражений адвоката псевдобригадного генерала Дэниэла Э. Сиклза Суд был отложен до тех пор, пока не прошло четыре минуты того дня. Мой адвокат, губернатор Рэнкин и мистер Риви, терпеливо ждали до двадцати пяти минут пяти часов, и в то время, не видя никакой вероятности того, что суд снова соберется, в отношении самих себя мы уехали в Нью-Йорк. С тех пор ни мой адвокат, ни я не слышали никаких намеков о решении в отношении судебного иска против Сиклза.
Сообщение, опубликованное вчера в вашей газете, было совершенно неверным и не основывалось на фактах в том виде, в каком они имели место.
Я поехал в Кэмп Скотт под защитой и согласно приказу, изданному высшей судебной властью, известной государству, и предположил, что я должен быть, по крайней мере, защищен от оскорблений и недоброжелательных замечаний, вместо которых человек, который утверждает, что майор этой бригады трусливо использовал оскорбительные и уничижительные замечания в мой адрес.Если этот человек сможет найти респектабельные ваучеры, свидетельствующие о его хороших моральных качествах, я буду рад предоставить ему такое возмещение, которого может заслужить его дело.
Генерал Сиклз, как мне достоверно известно, отсутствовал и, скорее всего, отсутствовал весь день, а не, как сказано в вашем отчете, «в поисках дезертира в лагере полковника Керриган», для выполнения этой обязанности требовался только сержант или капрал.
Я покончил с этим и со всеми газетными заметками, и прошу честную и патриотичную публику в этом человеке, Сиклсе, и некоторых из его офицеров, отбывающих срок, имеют право взять без прикрас закона и без какой-либо компенсации мне полная компания мужчин и дает им ложные и негарантированные обещания, чтобы принести пользу какому-то политическому деятелю, чья единственная услуга стране заключалась в том, что он помогал переносить избирательный участок или набитые урны для голосования.Я очень удовлетворен тем, что достопочтенный военный министр знает о недостатке чести и мужества этого бригадного генерала, и что он не вызовет свою бумажную бригаду на действительную службу, кроме как отдельными полками, многие из офицеров которых являются джентльменами и солдатами. и были довольны жаром от этого гигантского Джереми Диддлера.
Дж. Х. Рейнольдс,
No. 4 Clinton Place, Южный Бруклин, Нью-Йорк, 3 июля 1861 года.

БРИГАДА EXCELSIOR.
В РЕДАКЦИЮ ГЕРАЛЬДА.
ГОСТИНИЦА «МЕТРОПОЛИТАН», 15 мая 1862 г.
Статья в утренней газете рассчитана на то, чтобы передать ложные надежды семьям некоторых из тех, кто погиб в битве при Вильямсбурге.
Из всех показаний, которые я смог собрать от моих раненых офицеров и солдат, следующий правильный список убитых раненых офицеров моего полка: —
УБИТ.
Капитан Дж. Брунн, Компания E.
Капитан Багби, компания H.
Капитан Митчелл, рота I.
Капитан О’Рейли, компания G.
Второй лейтенант. Миллер, Компания E.
Второй лейтенант. Килбурн, Компания А.
Второй лейтенант. Хау, Компания Д.
Второй лейтенант. Нельсон, Компания F.
Второй лейтенант. Хайнор, Компания H.

РАНЕНО.
Полковник Вм. Дуайт.
Лейтенант. Полковник Дж. Эгберт Фарнум.
Капитан Бен. Прайс, Компания D.
Старший лейтенант. Деннисон, Компания E.
Капитан Денни Махан, Компания Б.
Старший лейтенант.Майлз, Компания Б.
Старший лейтенант. Хокси, рота А. Второй лейтенант. Эддлегстон, рота Г. Первый лейтенант. Зейглер, Компания Д.
Лейтенант. Додж, Компания F.
Капитан Макколи, компания F.
Старший лейтенант. Робинсон, Компания К.
Второй лейтенант. Стивенс, Компания C.

Следующий список, я уверен из всех надежных источников, является правильным. С уважением,
Дж. Эгберт Фарнум,
Лейтенант. Полковник 1-го полка «Эксельсиорская бригада».

УБИТЫХ И РАНЕННЫХ.ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ИМЕНА НЬЮ-ЙОРКА, УБИТЫХ И РАНЕННЫХ В БИТВАХ НА ЧИКАГОМИНИ. (1862)
БРИГАДА EXCELSIOR.
Ниже приводится официальный список убитых и раненых в бригаде «Эксельсиор» (генерал Сиклз).

ПЕРВЫЙ РЕЖИМ.
Убит.
Корпор Д. В. Роу Ф. Мелвин А. В. Джексон.

Раненый.
Капитан Дж. М. Лонгвелл Кор’л Тос. Сержт Д. К. Роджерс Х. Саймонс.
Кор’л Роб’т МакКинстри. М. Уортингтон.
Corp’al N.Л. Дерамо. Джон Келли.
(так как мертв.) Конрад Ваггонер.
Кор’аль Л. Х. Тиммонс.
Отсутствующий.
Флоренс МакГилл, (с тех пор вернулась)

ВТОРОЙ ПОЛ.
Убит.
Джордж Боутон. Кор’л А. Р. Уиттакер.
Э. Глисон.

Раненый.
Джон Мерфи. Кор’л Альва С. Лэнгли.
Томас Креа. Корпоративный Джон Хортикан.
Адам Фокс. Патрик МакГрат.
Уильям Уильямсон. Джеймс Барретт.
Благородная Трейси. Джон Галлахер.
Патрик Макгоуэн. Саймон П. Эванс.
Майкл Тэйт. Орсон Тернер.
Томас Брэди. Джон Реднер.
Cor’al Thos. Хоган. Томас Бреннан.
Джон Болл. Джеймс Маккарти.
Дэниел Маллади. Н. Шортил.
Сержант. Ричард Истерли. Джон Криспвелл.
Уильям Менфратес. Томас Старр.
Капитан Тос. Рафферти.

Отсутствует.
Serg’t Thos. Денни. Джеймс Смит.
Corp’al Wm.Сторожить. Дэвид Шилдс.

ТРЕТИЙ РЕГИМЕНТ.
Ранен.
Серг’т В. Д. Холл Амброуз Кросс.
Серг’т В. Х. Стэнтон. Чарльз Мейсон.
Corp’al C. F. Bandle. Майкл Махони.
Corp’al Jas. Харрис. Остин Уинтроп.
Лерой Аоммак. Джерри Тейлор.
Питер Полдер. Филип Шафнер.
Джейкоб Триммер. Уильям Трептон.
Уильям Клэнсон. Дэниел Э. Маклин.
Джон Филли. Джозеф Уолш.
Элвин Бэрроуз.Thos. Деверо.
Милтон Л. Бэкон. Харви Салливан.
Патрик Бойл.

Отсутствует.
Серг’т Адам Беккер. Уильям Эхл.
Адам Ремнер. Джон Хартман.
Питер Йост.

ЧЕТВЕРТЫЙ РЕЖИМ.
Убит.
Альфред Валварен. Майкл Глисон.

Раненый.
Лейтенант. Джон Фелан. Майкл Коули.
Сержант Джон Мэннинг. Томас Лэйс.
Сержант. Wm. Деверо. Ричард Крейн.
Serg’t Wm.Каммингс. Деннис Хоган.
Serg’t Thos. Madden. Майкл Маккарти.
Патрик Дауни. Джеймс А. Кент.
Патрик МакКенна. Джон Гилл.
Джеймс Даффи. Thos. В. Грант.
Джеймс Н. Кромптон. Джордж Б. Столл.
Джеймс В. Николс. Питер Хеммер.
Джон Мерфи. Майкл Спейн.
Фирман Моффатт. Джон Макколган.
Джон Смит.

Пропавший без вести — Дэвид Механ.

ПЯТЫЙ РЕЖИМ.
Убит.
Corp’al Sam’l Watson.Томас Бернс.

Раненый.
Сержант. Майкл Макинтайр. Патрик Смолл.
Серг’т Самуэль Тафт. Генри Дайкенхарт.
Сержант Джон Палмер. Сэмюэл Джонстон.
Corp’l Gustave Depart. Чарльз Моултон.
Кор. Густав Х. Манн. Харлан П. Годдард.
Корпорация Фрэнсис Брэдли. Чарльз Лархен.
Джон Коди. Александр Марджери.
Эдвард Гиллиер. Джон Бэкингем.
Виктор Сиву. Джордж А. Коуэн.
Адам Толл. Уильям Хендерсон.
Юджин Хейрреман. Генри Мортон.
Луи Вольфски. Майкл Эйнсворт.
Джон Дамеро. Генри Макдональд.
Мартин Мур. Чарльз Макдевитт.

ДЖЕРСИ-СИТИ.
ВНЕЗАПНАЯ СМЕРТЬ СОЛДАТА — ПРЕДПОЛАГАЕМЫЙ СЛУЧАЙ НАРКОТИКОВ. — Повторно завербованный солдат по имени Фрэнк Карриган, принадлежавший к роте I, 70-й полк добровольцев Нью-Йорка, внезапно скончался вчера днем ​​в камерах городской тюрьмы в Джерси-Сити, где он был однажды совершен за пьянство и нарушение общественного порядка.Покойный, который был спортивным мужчиной, находясь утром в офисе Регистратора, проходя через комнату, упал ниц на пол. Около 3 часов дня тюремный надзиратель обнаружил его лежащим на полу камеры, очевидно, в припадке, и немедленно послал за врачом, но через несколько минут он скончался. При нем не было найдено никаких денег, и, судя по его действиям и внешнему виду, можно предположить, что его накачали наркотиками и ограбили, как и многие другие недавно в Джерси-Сити. Тело взял на себя коронер Фаррел.Из документов, найденных при нем, следует, что он был уроженцем Голуэя, Ирландия, 37 лет и был повторно завербован 31 декабря прошлого года.

ПОРТ-ДЖЕРВИС, 9 марта 1864 г.
Редактору журнала:
Четырнадцать членов роты F Первого полка Эксельсиор, повторно завербовавшись, в прошлую пятницу вернулись домой в отпуск на тридцать пять дней, и жители Порт-Джервиса оказали доблестным героям такой прием, на который они имели право. По их прибытии были вывешены флаги, вся пожарная служба и большое количество граждан ждали их в поезде, и после сопровождения по основным улицам они направились в Вестбрук-холл, где ветераны были приняты со стороны горожан. в способном обращении от Rev.Г-н Уолтерс, которому от имени компании ответил доктор К. М. Лоуренс. Г-н Джейкоб Мэй одарил их патриотической песней. Затем они направились в Локвудс-холл, где миссис С. Э. Каннингем обратилась с приветственной речью к представителю Общества женской помощи, после чего их пригласили отведать роскошный обед, приготовленный Обществом. Один из солдат говорит: «Я буду помнить этот день всю свою жизнь». Общество получило более семидесяти семи долларов чистой выручки от обеда.- Невозможно воздать слишком большую честь мистеру Джейкобу Мэю и дамам за их усилия по оказанию столь достойного приема доблестным героям многих битв.
Это была первая рота, поступившая на службу из этого города, и они благородно сохранили свою репутацию.
Один из членов роты F Первого полка Эксельсиор рассказал о небольшом инциденте, произошедшем в битве при Чанселлорсвилле, героем которого является Джозеф Прей, зачисленный из Порт-Джервиса в ту же роту.Пока бушевала яростная битва, капитан приказал Джо взять на себя ответственность за их ранцы и патронные ящики, которые были сложены в кучу и образовали своего рода бруствер или редут. Джо на самом деле «мальчик», не понимает шуток, он так же быстр в речи и вспыльчивом настроении. Он пробыл недолго на своей новой позиции, прежде чем повстанцы обнаружили редут и начали его обстрел, но бедняга Джо сидел там, по-видимому, несмотря на шторм снарядов, летавших вокруг него.
Вскоре повстанцы напали на него, и один из них, обнаружив Джо, хлопнул его по плечу и воскликнул: «Ты мой пленник.«Откуда ты знаешь, что я?» — был угрюмый ответ. «Потому что ты такой, и я хочу, чтобы ты шел вместе со мной». Это вызвало гнев Джо из-за отсутствия уважения к приказу его достойного капитана, и, возмущенно глядя на своего похитителя, он сказал: «Я не собираюсь идти с тобой — капитан поставил меня сюда, чтобы я смотрел эти рюкзаки, и я собираюсь это сделать». Несмотря на его протесты против неповиновения приказу капитана. Повстанцы взяли его с собой и в должное время достигли Ричмонда. С тех пор его обменяли, и он снова находится на своем старом посту.
Ниже приведены результаты выборов, состоявшихся вчера в городе Дирпарк, в отношении разрешения на голосование отсутствующих солдат: общее количество поданных голосов составило 544, из которых 456 были за и 88 против предложенной поправки — большинство за поправку. , 368. В одном округе против поправки было большинство в девять.

EXCELSIOR БИТВА-ПЕСНЯ.
Посвящается основателю отважной бригады.
(Предложено событиями битвы при Вильямсбурге, первой битвы Потомакской армии на ее марше из Йорктауна в Ричмонд.)
Провост-маршал дивизии Хукера Чарльз Янг, который также является офицером бригады Эксельсиор, объявил о падении капитана Генри Брукса О’Рилли из Первого полка Эксельсиор в битве при Вильямсбурге (где дивизия Хукера, включая Бригада Эксельсиора Сиклза, выстукившая на себе всю тяжесть битвы), говорит, что «вызвали на поле боя, как и Первый Эксельсиор, когда волна быстро приближалась к нашим войскам — сражаясь с бригадой повстанцев слева и неслыханной … огня со стороны еще большего числа на фронте — они смело бросились вперед — оттесняя врага на ходу — никогда не покидая своего поста, пока не кончились боеприпасы, и им удалось трижды прорвать оборону Конфедерации на точке штык и заблаговременно обработанную землю их убитыми и ранеными товарищами — они завоевали выдающуюся честь, как выразил им Генерал.Хайнцельман, «решивший судьбу дня» — слова, по существу повторенные их раненому полковнику (Дуайту) самим Макклелланом ». щедрый человек. Его добродетели и храбрость были родственными — он нравился всем, кто его знал. Обладая весьма развитым умом для столь юного человека, он придавал очарование кругу, в котором он двигался. Сказать, что он воодушевил своих людей на поле, — это лишь небольшая дань его памяти.Он галантно упал со словами: «Мальчики, следуйте за мной! Вперед!» — слова, которые будут следовать за его именем, пока история продолжает фиксировать отважную и непоколебимую храбрость полка, к которому он принадлежал ».
Капитан О’Рилли упал на поле Уильямсбурга — не в начале боя »и не« когда он вел свою роту в бой »- как ошибочно утверждается во многих публичных журналах * — (* Хотя его оружие было разграблено, когда Повстанцы временно владели землей, капитан О’Р. не был «заколот штыком», как заявил армейский корреспондент, ошибка которого возникла в результате заявленного оскорбления другого офицера, павшего в том же сражении.Он также не был «ранен в рот», хотя мгновенное излияние крови из его рта после того, как мяч Минни пронзил его грудь из стороны в сторону, вызвало предположение, что он был ранен в лицо), а после того, как он был ранен в лицо. около двух часов под сильнейшим огнем, где битва бушевала наиболее ожесточенно, и когда требовались самые отчаянные усилия, чтобы противостоять почти подавляющим силам повстанцев, и это было время направить свой огромный огонь по этому полку — потери, в которых полк был Практически не имеет аналогов в истории сражений.Его полк так долго и так горячо сражался, что «боеприпасы приходилось извлекать из патронных ящиков убитых и раненых», доблестный полковник Дуайт прибегал ко всем практически возможным способам поддержания важной позиции, занимаемой его войсками. пока не прибудет долгожданное подкрепление, поскольку колебание его полка, занимающего свое особое положение в этот критический период битвы, вероятно, нанесло бы серьезнейший ущерб всей армии. Было около половины третьего (2 1/2) часа, или два часа после того, как его полк сражался на своем передовом посту, ближайшем к линиям повстанцев, когда полковник приказал, чтобы «подразделения двадцать человек от каждой роты «, или двести всего — эти отряды, чтобы броситься вперед, громко аплодировать и смело атаковать повстанцев, — чтобы произвести впечатление большей силы, чем он на самом деле обладал, и воодушевить других людей в его и другие полки — продолжать усилия по удержанию важной позиции до прибытия подкреплений.Именно в этот критический момент и для этой отчаянной цели, когда судьба дня, очевидно, зависела от «непоколебимой храбрости этого героического полка» — Первого Эксельсиора, — вместо того, чтобы послать вперед младшего офицера, капитан О’Рилли сам быстро возглавил свой отряд на этой «безнадежной надежде» — вытащил револьвер для рукопашной схватки с повстанцами — и собирался прыгнуть через абатис на врага, который нагло выкрикивал «Утес Болла» и «Булл-Бег» с уверенностью. ожидание другой подобной катастрофы, когда он был поражен шаром Минни, как только он произнес команду: «Мальчики, следуйте за мной! Вперед, марш!» — и упал, чтобы больше не подниматься.Это было незадолго до того, как отважная бригада Кирни пришла на помощь и существенно решила судьбу дня, безотносительно к операциям генерала Хэнкока, на другом крыле армии.
В первой экспедиции части бригады Эксельсиор из Нижнего Мэриленда через Потомак в Вирджинию, чтобы освободить страну от повстанцев, которые находились между Дамфрисом и Фредериксбургом, черновики, предназначенные для заполнения других рот, забрали большую часть капитана. .Люди О’Рилли, и поэтому он был временно оставлен без команды, будучи младшим капитаном. Но вооружившись, как рядовой, ружьем и патронной коробкой, он перешел через Потомак в рядах другой роты и продолжал ее, пока она не вернулась с опасной службы, решив, как он сказал, что поделится любая опасность, которая постигла его людей, даже если его полномочия должны быть потеряны из-за неформальности его курса. Проявление такого духа перед лицом врага по достоинству оценили его старшие офицеры, а также солдаты его собственной и других рот.В течение последней, предпоследней ночи перед эвакуацией Йорктауна, капитан О’Рилли командовал резервом (тремя ротами) Первого полка Эксельсиор, когда служил в окопах перед Йорктауном, и ему приказал подполковник. Фарнум должен занять своей собственной ротой и «удерживать любой опасностью», если он подвергнется нападению, пока к нему не дойдет подкрепление, крайнюю «передовую работу всей позиции» — «новый редут, построенный лишь частично и в пределах трех или четыреста ярдов от линий повстанцев.»Дождь из выстрелов и снарядов, обрушившийся на него во время этой опасной службы всю ночь (повстанцы сигнализировали о своих последних ночах в Йорктауне чрезвычайными пожарами на наших позициях), ярко описан в последнем письме, когда-либо написанном капитаном О’Рилли. , постскриптум к которому был датирован 4 мая, когда его бригада выходила из Йорктауна в погоне за отступающими повстанцами, и этот постскриптум был таким: «Враг покинул Йорктаун! Наш флаг сейчас развевается над их батареями! Наши группы играют впервые за три недели.Вокруг нас большой энтузиазм. Я напишу снова. всегда был первым, кто предлагал свои услуги, если опасность была под рукой — всегда стремился служить своей стране, несмотря на все опасности, — говорит храбрый Фарнум, подполковник Первого Эксельсиора. — Он выполнял свой долг, каждый дюйм этого не мог сделать никто, кроме такого человека, как он.* * * * Он благородно умер, как храбрый, храбрый солдат, каким мы всегда его знали ».
«О его поведении повсюду нельзя сказать ничего, кроме похвалы»; — говорит доблестный полковник Дуайт, командир Первого Эксельсиора: «И в этой последней сцене, которой солдат очень желает, — поле битвы — и в этой счастливейшей из смертей — смерть долга на поле битвы. — Капитан О’Рилли исполнил все, что я надеялся и с уверенностью ожидал от него. Его имя безупречно ».
«Вперед! Вперед!» сказал капитан — и таким образом умер истинным и благородным патриотом — одним из благородных божьих, — говорит лейтенант.Р. Э. Брюстер из пятого полка храброй бригады. «Насколько лучше умереть таким образом — встретить такую ​​славную смерть — чем дожить до того, чтобы увидеть пятно на нашем славном флаге!« Эксельсиор »на наших знаменах, а предсмертные слова доблестного, храброго О’Рейли — наши лозунги:« ВПЕРЕД » ! -ВПЕРЕД!’ «

I.
Буйные боевые тоны воинственного барабана
Катятся громко и далеко —
Рожок звучит смелым «Вперед!»
За свободу и войну.

II.
«Эксельсиор» яркий герб
На наших знаменах высоко развевается,
И предсмертные слова храброго О’Рилли
Наш славный боевой клич: —
«Вперед! Вперед! Вперед!»
Давай на врага!
«Вперед! Вперед! Вперед!»
К победе идем!

III.
«Следуйте за мной, храбрые солдаты!»
Сказал капитан храбрый и правдивый —
. «Вперед! Вперед! Теперь, Excelsiors!
. И разгромить команду повстанцев! »

IV.
Выстрелы и снаряды пролились мощным и быстрым
Против наших галантных линий;
И повстанческие войска кричали
Из своих фортов и лесных сосен: —

В.
Кричали орды мятежников —
Горькими были их насмешливые слова —
. Угрожая дальше «Булл-Бег позор!» —
Но, когда лидеры кричат ​​«вперед»,
Наши храбрые солдаты, продвигаясь вперед,
Выиграл это кровавое поле славы.

VI.
О’Рилли упал! — но его предсмертные слова
Будут жить в боевой истории —
Нервные руки для доблестных дел
На будущих полях славы.

VII.
Волнующие предсмертные слова капитана,
В то время как его жизненная кровь быстро отступала,
Были: «Вперед! Вперед! Вперед!» —
По-прежнему воинственны до последнего!

VIII.
И «Вперед! Вперед! Вперед!»
Наш боевой клич все еще будет,
В то время как Excelsior на наших баннерах
И мы сражаемся за бесплатно.

IX.
Опять дикие боевые тоны барабана
Катаются громко и далеко,
И рождает смелое «Вперед!»
За свободу и войну.

Х.
«Эксельсиор» яркий герб
На наших знаменах высоко развевается,
И предсмертные слова храброго О’Рилли
Наш славный боевой клич: —
«Вперед! Вперед! Вперед!»
Давай на врага!
«Вперед! Вперед! Вперед!»
К победе идем!

XI.
Затем со знаменем, мячом и штыком
Смело атакуйте врага!
Пусть выстрелит и обстреляет дождь железный град —
За победу, ура!
Пусть выстрелит и грянет дождь железный град! —
За победу, ура!
Ура! Ура! Ура!
За победу, ура!

[От Rochester Daily Union and Advertiser.]

ПОПАДАНИЕ ДЛЯ ХРАБЕЖНЫХ:
ПРЕДЛОЖЕНО ПАДЕНИЕМ КАПИТАНА ГЕНРИ БРУКСА О’РИЕЛЛИ ПЕРВОГО РЕЖИМА EXCELSIOR.
ПО WM. Х. К. ХОСМЕР.
(Капитан упал, сплотив своих солдат для нового нападения на мятежников, после того, как несколько часов провел в самом напряженном сражении — потери в бригаде Эксельсиор, особенно в Первом полку Эксельсиор, в котором он был командиром, будучи Его останки, извлеченные из поля битвы, были повторно захоронены с воинскими почестями 54-м полком и «Юнион Блюз» в Маунт-Хоуп, Рочестер, Нью-Йорк, в его родном городе.)

I.
Да будет слышен приглушенный барабан,
Пока мы несем его на носилках:
Пусть наши сердца будут глубоко, сильно взволнованы,
Пока мы слышим колокол смерти. —
Прежде всего в раздоре,
Он пожертвовал своей жизнью.

II.
Драгоценная кровь, которую он пролил
Вырастит дерево свободы. —
Подумайте о настоящих и рано умерших,
Кто умер, чтобы сделать нас свободными! —
Молодой, но неизменно известный,
Его могила — это священная земля.

III.
Благословенна святая земля
Где его останки покоятся!
Пока рождаются такие доблестные сыновья,
Мы не боимся иностранных врагов. —
Бесстыдные предатели не имеют логова
Чтобы скрыть их от таких мужчин.

IV.
Тогда пусть приглушенный барабан
И будет слышен плач жизни!
Его имя, когда красноречие немое,
Будет сплоченным словом. —
Верный и верный до последнего,
Его дух устремился к небу.

В.
Молодой герой, прощай!
Историческая слава тебе принадлежит!
Завидую тебе похоронный звон —
Моя безымянная судьба. —
Зеленая трава на твоей груди —
Отдыхай с благороднейшими землями, отдыхай!

VI.
Как Корнер * из прошлого,
Повелитель Лиры и Меча!
Когда громче всего прозвенел рожок,
Твоя жизненная кровь пролилась. —
Земля, напоившая твою кровь,
Свят на веки вечные.

VII.
Буря выстрелов и снарядов
Дождь на его маленькую группу;
Но упал первым из первых —
. Его испытанный клинок в руке. —
«Вперед! Вперед!» был его звонок,
Когда ускорился роковой мяч.

VIII.
Сын заслуженного отца!
Предназначен для скорой гибели!
Как хрупко это подношение лиры
На твоей безвременной могиле! —
Печально звенит похоронный звон —
Молодой мученик, прощай!

* Корнер, немецкий поэт, искусно владевший лирой и мечом и погибший, благородно сражаясь за свое Отечество.Его падение вдохновило на создание одной из лучших лирических песен миссис Хеманс. Эйвон, 25 мая.

Веселые ребята.

СОДЕРЖАНИЕ

Перейти к: Передняя крышка 1 Передняя крышка 2 Передняя крышка 3 Передняя обложка 4Страница 1Страница 2Страница 3Страница 4Страница 5Страница 6Страница 7Страница 8Страница 9Страница 10Страница 11Страница 12Страница 13Страница 14Страница 15Страница 16Страница 17Страница 18Страница 19Страница 20Страница 21Страница 22Страница 23Страница 24Страница 25Страница 26Страница 27Страница 27Страница 32Страница 24Страница 25Страница 26Страница 27 42Page 43Page 44Page 45Page 46Page 47Page 48Page 49Page 50Page 51Page 52Page 53Page 54Page 55Page 56Page 57Page 58Page 59Page 60Page 61Page 62Page 63Page 64Page 65Page 66Page 67Page 68Page 69Page 70Page 71Page 72Page 73Page 74Page 75Page 76Page 77Page 78Page 79Page 80Page 81Page 82Page 83Page 84Page 85Page 86Page 87Page 88Page 89Page 90Page 91Page 92Страница 93Страница 94Страница 95Страница 96Страница 97Страница 98Страница 99Страница 100Страница 101Страница 102Страница 103Страница 104Страница 105Страница 106Страница 107Страница 108Страница 109Страница 110Страница 111Страница 112Страница 113Страница 114Страница 115Страница 116Страница 117Страница 118Страница 119Страница 120Страница 120Страница 121Страница 122Страница 123Страница 126 Page 133Page 134Page 135Page 136Page 137Page 138Page 139Page 140Page 141Page 142Page 143Page 144Page 145Page 146Page 147Page 148Page 149Page 150Page 151Page 152Page 153Page 154Page 155Page 156Page 157Page 158Page 159Page 160Page 161Page 162Page 163Page 164Page 165Page 166Page 167Page 168Page 169Page 170Page 171Page 172Page 173Page 174Page 175Page 176Page 177Page 178Page 179Page 180Page 181Page 182Page 183Page 184Page 185Page 186Page 187Page 188Page 189Page 190Page 191Page 192Page 193Page 194Page 195Page 196Page 197Page 198Page 199Page 200Page 201Page 202Page 203Page 204Page 205Page 206Page 207Page 208Page 209Page 210Page 211Page 212Page 213Page 214Page 215Page 216Page 225Page 226Page 227Page 228Page 229Page 230Page 231Page 232Page 241Page 242Page 243Page 244Page 245Page 246Page 247Page 248Страница 249Страница 250Страница 251Страница 252Страница 253Страница 254Страница 255Страница 256Страница 257Страница 258Страница 259Страница 260Страница 261Страница 262Страница 263Страница 264Страница 265Страница 266Страница 267Страница 268Страница 269Страница 270Страница 271Страница 272Страница 272 Page 274Page 275Page 276Page 277Page 278Page 279Page 280Page 281Page 282Page 283Page 284Page 285Page 286Page 287Page 288Page 289Page 290Page 291Page 292Page 293Page 294Page 295Page 296Page 297Page 298Page 299Page 300Page 301Page 302Page 303Page 304Page 305Page 306Page 307Page 308Page 309Page 310Page 311Page 312Page 313Page 314Page 315Page 316Page 317Page 318Page 319Page 320Page 321Page 322Page 323Page 324Page 325Page 326Page 327Page 328Page 329Page 330Page 331Page 332Page 333Page 334Page 335Page 336Page 337Page 338Page 339Page 340Page 341Page 342Page 343Page 344Page 345Page 346Page 347Page 348Page 349Page 350Page 351Page 352Page 353Page 354Page 355Page 356Page 357Page 358Page 359Page 360Page 361Page 362Page 363Page 364Page 365Page 366Page 367Page 368Page 385Page 386Page 387Page 388Page 389Страница 390Страница 391Страница 392Страница 393Страница 394Страница 395Страница 396Страница 397Страница 398Страница 399Страница 400Страница 401Страница 402Страница 403Страница 404Страница 405Страница 406Страница 407Страница 408Страница 409Страница 410Страница 411Страница 412Страница 413 Страница 415Страница 416-417Страница 418Страница 419Страница 420Страница 421Страница 422Страница 423Страница 424Страница 425Страница 426
Нажмите на изображение ниже, чтобы переключиться на масштабируемую версию

В поисках Супермена | Журнал Rock and Ice

Только для участников

Станьте участником, чтобы открыть эту историю и получить другие замечательные преимущества.

Вчера шел снег, сломал несколько веток на моих осинах. Мои садовые ножницы с зелеными ручками висели там, где я оставил их после обрезки в октябре прошлого года. Я взял их в руку, зная, что вот-вот будет. Счет начался заново. Гора поднялась. Подъем возобновился, мой круговой подъем к вершине, которой я никогда не смогу достичь, и Фриц никогда не сойдет.

Драгоценные фрагменты, как их называет психология, эти всепоглощающие воспоминания, вырывающиеся из самых обычных вещей.

У французского писателя Марселя Пруста были маленькие печенья под названием «мадлен». Один раз окунуться в его чай, один вкус — и вдруг он окунется во вселенную своего детства.

У гражданина Кейна были сани «Бутон розы». Запах гранита, звук льда люстры, ментолово-синий цвет стен расщелины. У всех нас есть фрагменты памяти.

Я искал ножницы с зеленой ручкой не для того, чтобы вспомнить. Но прежде чем схватить их, я знал, что однажды весенним днем ​​1978 года они вернут меня в Макалу через гараж моего друга.Именно тогда меня спросили о поездке в Тирих Мир для опознания тела Фрица Штамбергера, пропавшего там в 1975 году.

Я сказал да, не задумываясь. Я никогда не был в Пакистане и не знал ни дороги, ни горы. И как я должен был найти Фрица после того, как канадцы, заметившие обнаженное тело во льду, отступили во время шторма, прежде чем смогли отметить его местонахождение. Я просто хотел уйти.

Я пытался понять, что нужно делать. Я делал снимки, много снимков и искал дневник или его необычные круглые снежные очки.

Что-нибудь еще? — спросил я своего друга.

Да, сказал он, отпечатки пальцев.

Конечно. Я бы взял блокнот с чернилами и плотную бумагу
.

Нет, сказал мой друг. Пальцы. Нам понадобится
пальцев. И его челюсть.

Это было во времена, когда еще не было телесных ферм и теле-криминалистических шоу. Это меня шокировало. «Вы имеете в виду разорвать их? И что, оторвать ему челюсть? »

«Мы принесем вам ножницы», — сказал мой друг. «Как садовые ножницы».

Автор, Джефф Лонг, в тюрьме Бадригхот, Катманду, Непал, в 1977 году.Фото: Гордон Уилтси.

FRITZ STAMMBERGER (1940-1975)

«Немецкий эмигрант, , проживающий в Аспене [Колорадо] с 1963 года: печатник, экстремальный лыжник, гималайский альпинист, писатель, кинорежиссер, издатель и местный активист».

Менее формальный некролог мог бы включать: Бифкейк, одинокий волк, гималайский плохой мальчик, камикадзе, пионер, шоубот, провидец, двойной агент ЦРУ / КГБ…

Немногие альпинисты когда-либо слышали о Фрице. Еще меньше людей могут назвать его достижения или противоречия.И все же Фриц сыграл значительную роль в американской горной культуре.

Раньше, когда американское скалолазание было сосредоточено на первом свободном восхождении на Naked Edge и на правильном или неправильном раскладе Уоррена Хардинга на Dawn Wall, Фриц смотрел на Гималаи. Это была эпоха, когда гималайский альпинизм был марафонской гонкой между народами (в основном без участия американцев), когда единственный вопрос о тактике осады заключался в том, насколько огромна она, когда шерпы были безымянным пушечным мясом, а кислородные системы были важным оружием.И наоборот, Фриц говорил о международном единстве в горах, об упорядоченных альпийских восхождениях, не опирающихся на мускулы шерпа, и о высокогорном соло. В 1964 году он стал первым человеком, который поднялся без баллонного кислорода и спустился на лыжах с 8000-метровой вершины (Чо Ойю). Он был первым, кто покатался на лыжах на «Смертельных колоколах», включая пик Норт-Марун (14019 футов) возле Аспена. И в дополнение к своим навыкам скалолазания / лыжного спорта он почти с самого начала напечатал журнал Climbing .

Он действительно был сверхчеловеком, сверхчеловеком Ницше, развитым существом, обитавшим на вершинах гор отдельно от стада внизу.Подумайте о Бэтмене, задумавшемся на шпиле над Готэмом.

Разница между Бэтменом и Фрицем заключалась в его убеждении, что каждый может стать Суперменом. Он знал, насколько могущественен, но также верил, что все мы обладаем этой силой, силой воли и волей к власти. Он считал, что если он мог это сделать, то это мог сделать каждый. Он был абсолютным альпинистом с равными возможностями, элитой, но не элитой. Он хотел, чтобы так называемое стадо сбежало из долины и присоединилось к нему на подъеме.

Я знаю, потому что некоторое время назад я поднялся на большую гору вместе с ним.

Именно Фриц познакомил меня с Южной стеной Макалу в 1974 году. Харизматичный, красивый и невероятно мощный, он был дикой лошадью, и мир был открытым. Я хотел быть таким, я пытался быть, но это чуть не убило меня, так же, как оно убило других людей, и точно так же, как оно в конечном итоге убило самого Фрица. Супермен может быть
супер, но он все равно человек.

*** Большие телята, большое сердце, большие мечты: многоязычный, полный историй: Фриц не был похож ни на кого, кого я когда-либо встречал.У него был мальчишеский дух, словарный запас, наполненный английскими многосложными словами, которые нужно было практиковать, чтобы произносить, и он был одет в то, что когда-то было описано как «тевтонский модник, с яркими цветами в обтягивающей одежде от Sporthaus Schuster». У него была такая голливудская внешность, которая могла расслабить вас на вечеринке, потому что, пока он был в комнате, вы все равно никогда не собирались идти на свидание.

За три месяца до отъезда экспедиции он женился на Дженис Пеннингтон, бывшей подруге года и модели на игровом шоу The Price is Right.

Высокая, седая, королевская Калифорния, Дженис обладала волшебной наивностью. В сцене прямо из сказки, она была буквально унесена этим горным человеком, который работал печатником в Аспене. На их втором свидании, когда она не могла выбрать подходящую обувь для балета, он настоял на том, чтобы она пошла босиком, и отнес ее к машине. «Красавица и чудовище»: ни одна кастинговая компания не смогла бы вызвать такое слияние и убедить зрителей в этом. Они созданы друг для друга.После того, как Фриц пропал без вести, Дженис чуть не уничтожила себя, ища его.

*** Все началось с самого странного объявления о покупке . Экспедиции Фрица на Макалу в 1974 году требовался доброволец, который помог бы собрать вещи для гималайской экспедиции.

С самого начала в экспедиции для меня не было места. У меня не было ни имени, ни резюме, а лучший возраст для занятий гималайским альпинизмом был 35 лет. Это означало, что мне оставалось еще 13 лет платить взносы. Между тем, рассуждал я, я мог бы выучить еще кое-что из веревок, упаковывая веревки.

9 августа 1974 года Ричард Никсон подал в отставку. В тот же день один из запланированных на Макалу альпинистов сломал лодыжку. За две недели до отъезда экспедиции Фриц спросил, не хочу ли я пойти посмотреть гору.

*** После проводов Denver Post , мы плыли в воздухе. Однажды я был в Непале один, когда мне было 19, но сейчас все было по-другому. Стюардессы подали нам вино. Бесплатно. И они были хорошенькими. Теперь я был мужчиной среди мужчин, и мы были знамениты.И у нас был Фриц. Многие парни напрягают мышцы. Со всеми его мускулами Фрицу в этом не было нужды. Он был в приподнятом настроении. Он был легендой. Он был нашим лидером. Он был клоуном.

По его пантомимам мы могли угадать города, проходящие внизу: таксист из Нью-Йорка, танцор канкан из Парижа и пьяный баварец из Мюнхена, который необъяснимым образом посмотрел на падающую бомбу. Фриц не удержался от звука бомбы. Я не понял шутки. Было ли это связано с террористами на Олимпийских играх 1972 года? Но мрачная ухмылка Фрица сразу же сменилась солнечным светом.Странный момент я записал как «глупый». В конце концов, мы были детьми-мужчинами. Гималаи были нашим бизнесом, полем битвы и игровой площадкой.

[Также прочтите мой ужин с Андерлом]

Глубокой ночью заехали на дозаправку в Тегеране. Вооруженные солдаты без всякой ерунды пригласили пассажиров в транзитный зал, а затем обратно в самолет. Это был жестко контролируемый шахский Иран. Когда мы пересекали асфальт между фалангой М-16, Фриц внезапно превратился в человека-пулемет. Разорвав нашу подчиненную папку, он развернулся и начал атаковать солдат.Пассажиры, включая нас, уклонились, оставив Фрица на его ничейной территории.

Подошел офицер. Но сначала один из альпинистов разморозился и сильно подтолкнул Фрица. Он пошатнулся. Альпинист улыбнулся офицеру. Фриц, очевидно, был пьян, да? Мы сели. Остаток нашего полета был подавлен.

Мы собрались вокруг Фрица и Родни Корича, нашего менеджера базового лагеря в ковбойской шляпе и солнцезащитных очках, когда они тянулись к стойке регистрации авиабилетов в Индии. Благодаря ловкости рук, бесконечному запасу Мальборо и инстинкту «чаевых» Родни до сих пор сэкономил экспедиции 9000 долларов на оплату багажа.Однако его навыки не могли сравниться с порядочным и привередливым бюрократом. У человека перед нами на пальцах были отпечатки чернил. Ему не нужна была пачка американских сигарет. От взятки отказался. Его не волновало, говорилось ли в фальшивых документах, что наш груз был доставлен в Катманду. Если мы не заплатим тысячи долларов за провоз багажа, исходя из его фактического веса, мы не уедем.

Каждый мешок необходимо повторно взвесить. Мы знали, что у экспедиции мало денег, но только сейчас изучали определение худобы Фрица: не избавиться от жира.Голая кость. Авиаперевозки были на грани банкротства.

Но чудо происходило. Каким-то образом три тонны снаряжения уменьшились до менее чем 600 фунтов, или около 300 долларов. Это казалось невозможным. Затем я отступил от нашей маленькой толпы и увидел, что носок ботинка Фрица застрял под весами. И он по-прежнему жаловался на завышенную цену. Я изучал.

Мы сели в самолет авиакомпании Royal Nepal Airlines. Последним был хиппи-скелет. Однажды в полете он начал кричать о долбаной, вонючей Азии и прочем.Он не заткнулся, и я даже подумала о том, чтобы попытаться усмирить его с помощью суставной блокировки тхэквондо. К тому времени, как мы приземлились, люди были готовы его повесить.

Пока мы ждали на таможне, Фриц меня удивил. «Он ничего не может с собой поделать», — сказал он нам на своем английском с акцентом. «Он просто летел слишком близко к солнцу».

Кто-то сказал: «Ты, должно быть, шутишь, этот парень сошел с ума».

«Нет-нет, его послали за нами учиться у него», — сказал Фриц. «Он посыльный. Теперь мы знаем, что мы должны быть осторожны, когда поднимаемся выше.”

*** Слишком нетерпеливые, мы прибыли в Катманду по крайней мере на две недели раньше. Еще продолжался сезон дождей. Это означало промокший 15-дневный марш-марш через перчатку, которую мы назвали Лич-Сити. Но Фриц не возражал против пиявок. Время от времени он снимал одну и катал ее в пальцах, как бугер, чтобы отбросить. «Они делают только то, для чего были рождены. Как будто мы едем в Макалу. Мы рождены, чтобы взбираться на нее, да? » Он растянул пиявку между пальцами. «Братство веревки.” *** Каждый вечер шерпы подавали наш обед на больших оловянных тарелках. У каждого из нас была собственная ложка и вилка, чтобы убедиться, что они чистые или, по крайней мере, заражены только нашими собственными микробами. Фриц открывал салфетку и расставлял свои настоящие серебряные изделия. Затем будет его серебряная чаша. Это было похоже на что-то из церкви, на чашу с вином для святого причастия или на сокровище, украденное при кораблекрушении. Это был в буквальном смысле Грааль.

Куда бы он ни пошел, та чаша тоже была, даже в высоких лагерях на Макалу.Как вождь железного века, он пил все из него: чай Липтона, чай шерпа, чай, сырой чанг, ракши, Джонни Уокер Ред, даже Kool-Aid, когда он появлялся в пакете с едой. Это было сделано без лишнего шума, но люди закатили глаза. Я подождал намного позже, когда мы остались наедине, чтобы спросить об этом. «Что-то из дома», — все, что он сказал.

НАВАЛИ БУДУЩЕЕ

Фриц был слишком напряженным. Он был слишком силен. В конце каждого дня он занимался художественной гимнастикой. Он уничтожил нас еще до того, как мы достигли горы.

«Как вы можете ему доверять?» кто-то спросил.

«Он угроза для всех нас», — сказал другой.

«Я слышал, что в Аспене с ним никто не поднимется».

«Они его боятся. Он носит раму с весами, чтобы тренироваться на Пике Капитолия. Он никогда не надевает парку или перчатки, когда катается на лыжах. Он голыми руками носит снежки по городу. Холодный душ, совсем немного.

«Он заклеивает рот изолентой, чтобы бежать в горы. Или он идет с полным ртом воды снизу вверх.”

«Фанатик. Он ожидает, что мы будем похожи на него ».

«Эти грузы убивают нас».

Они поручили Родни поговорить с Фрицем.

«Вам нужно нести меньше веса и ходить медленнее», — сказал он. «Ты наш лидер».

«Никто им не говорит, что брать с собой. Они должны брать только то, что хотят », — сказал Фриц.

На следующее утро Фриц пристегнул свой обычный 70-фунтовый рюкзак. В качестве контрпримера Родни вообще перестал носить рюкзак. Девяносто девятифунтовый слабак или Хе-человек: люди возмущались абсурдом.

*** Базовый лагерь Макалу. Мы сидели при свете фонаря, и ветер срывал иней со стен. Европейцы говорили о войне. Андре Ульрих владел Andre’s, рестораном высокой кухни в Аспене. Родился в Польше, но, как Фриц-трансплантат, он шел строго для просмотра. В детстве Андре прожил пять лет в венгерском трудовом лагере. Арнольд Ларчер и его друзья играли на лугу, усеянном боевыми обломками. Однажды ручная граната разорвала руку мальчика.

Я скромно молчал. Мои единственные военные истории были о страшном падении или падении. Подвергать себя риску — это не то же самое, что навязывать его.

«Я был диким мальчиком на руинах Мюнхена», — сказал Фриц. «Некому было указывать нам, как быть. Никто не руководил нами и не давал философии. Наши отцы были в армии или мертвы ».

Арнольд кивнул в облаке трубочного дыма.

«И Мюнхен…» — пожал плечами Фриц. «Призрак. С каждым днем ​​исчезало все больше. Англичане бомбили ночью, американцы — днем.Это был последний год войны. Мне было 5 лет, я учился в детском саду и дрался на кулаках, поэтому я опоздал домой, всего на несколько минут. Поезда уже были уничтожены, а рельсы перекручены. Я был на переправе, когда сработали сирены воздушной тревоги. Я видел самолет. Думаю, да. Он был большим и серебристым, и шел прямо по улице. Я тоже видел бомбу. А может и нет.

«Там, где раньше был фасад моего дома, была только дыра. Воздух был горячим от бомбы. Кирпичи, трубы и металл тоже.Все дома по улице исчезли. Улицы не было. Некому было сказать мне, чтобы я туда не ходила. Деревянный пол горел. На обоях были волдыри. Я кое-что отобрал. Но вы знаете, пятилетний ребенок, не очень большой ».

Он пожал плечами и замолчал. Никто не задавал вопросов. Когда мы уехали в палатки, никто не пожелал спокойной ночи.

*** Это был наш первый день на самой горе, и продвижение по горячему леднику было медленным. Это правда о скалолазах, получающих солнечные ожоги на внутренней стороне открытого рта.Мы бросили рюкзаки и сделали перерыв.

Фриц наставил на меня топор. — Маленький Фриц, — сказал он ржавым от бронхита голосом.

Я не знала, что с этим делать: Маленький Фриц? Конечно, это была шутка, так и должно было быть. Но Фриц не улыбался.

Я огляделась, чтобы увидеть, слышали ли это остальные, и они смотрели прямо на меня, как будто ожидая кульминации. Может быть, я был изюминкой. Что он только что на меня наложил?
Он встал, и его тень упала прямо на меня, мгновенный оазис.Воздух немного остыл. Я мог не прищуривать глаза. Деревья — вот что нужно этому месту.

Все остальные остались бездельничать, прислонившись к своим стаям.

Фриц полез в карман. Вспыхнуло что-то серебряное. Когда солнце находилось прямо за ним, я не мог видеть его лица.

Вдруг раздался свисток.

Я дернулся. Фриц смотрел на меня. Так было с остальными.

Это была шутка? Был ли Маленький Фриц пуделем Большого Фрица?

Я не мог решить, что делать.Был ли это решающий момент? Должен ли я стоять — сидя — за свою личность, как в The Elephant Man ? «Я — человек.» Или кататься с ним, что бы это ни было.

Экспедиция — или, во всяком случае, моя часть — была слишком молода, чтобы бороться с ее смыслом и подтекстом. А день был слишком жарким, чтобы сомневаться в этом.

Я поднялся на ноги. Фриц двинулся прочь. Я следил за ними так долго, как мог.

*** Мы с Фрицем спустились с переноски. Наш доктор только что перенес груз.

Пока мы ели, он заметил у меня странное дыхание. «Как долго продолжается этот
?» он спросил.

Фриц остановился над своей тарелкой с едой, прислушиваясь. Он уже предупреждал меня о современной медицине. Величайший заговор в истории. Он утверждал, что однократный прием аспирина может вызвать у него кайф.

Но это не было бравадой, когда я ответил, что все нормально. Честно говоря, я не понимал, о чем говорил доктор. Мы все здесь были недалеки. Глоток воды превратился в детские глотки между вдохами.

Мы с Фрицем собирались нести еще одну ношу утром. Доктор намеревался вернуться вниз. Но он остался в лагере и спал со мной в палатке. Сон становился тяжелее. Я просыпался с большим вздохом, иногда сидя.

Доктор включил свет. «Я слышу это отсюда», — сказал он.

Это меня напугало. Я ничего не слышал, да и не хотел.

Он дал мне свой стетоскоп и держал барабан чуть ниже моего горла. Это было похоже на изношенное колено, много попкорна.

«Это правила», — сказал он мне.

Хорошо, у меня был бронхит. Так же поступали и другие.

«У вас болит голова?» он спросил. Я сказал нет. «Это хорошо, — сказал он. «Но ваши легкие наполняются жидкостью. У вас отек легких. Мы спускаемся утром ».

Я был ошеломлен. Моё восхождение не могло быть закончено.

На рассвете доктор сообщил Фрицу. Фриц взглянул на него. Он не подошел и не пожал мне руку. Он просто залез в рюкзак и направился вверх.

Я повесил голову.

«Ты бы умер», — сказал мне врач.

Я думал, он преувеличивает.

*** Вы не отправитесь на дальнюю сторону Луны, чтобы поваляться в лазарете. Через несколько дней в базовом лагере я полностью поправился и вернулся к лицу. Со временем все заболели. Всех поразил падающий лед. У всех начались галлюцинации.

В свой первый день на конвейерной ленте я поднял глаза в тот момент, когда Арнольд открыл заднюю заслонку своего ветрозащитного костюма.Я нес полный рюкзак, и двигаться было некуда, так как на него брызнула коричневая паста.

Это напомнило о тех крестоносцах, тонких, как палка, освещенных Христом, ехавших сквозь белый зной в доспехах, истекающих диареей.

Фриц водил своим телом, как сельскохозяйственное животное. Я проснулся от Арнольда, который разговаривал со своими ногами по-немецки. Я видел оранжевые лавины и неуловимых маленьких неандертальцев.

Солнце было ярким, видимость прекрасная, ветра нет. Естественно, снег превратился в кашу, и почти вертикальный след отказался сохранять свою форму.Снова и снова ступени обрушивались, и альпинисты болтались на закрепленных веревках.

Вся Южная стена на высоте более 21000 футов была наклонена под углом от 45 до 75 градусов и не удерживала ни одного уступа, чтобы удерживать равновесие одной ногой или другой. Фриц заказал у нас сапоги из оленьей шкуры словенского производства, потому что никто не пострадал от обморожений во время югославской экспедиции Матии 1972 года, которая прошла в пределах 500 метров от успеха. Но гибкая подошва ботинок не годилась для работы на крутых склонах; представьте себе, что кошки привязывают к муклукам.Каждые 15 минут ботинки срыгивают одну или другую кошку, оставляя мне выбор: остановиться и пристегнуть ее, или оставить без нее и ласкать лед.

Из долины Кхумбу пришло известие о том, что йети убил яка и разорвал шерпани на куски. Не альпинисты в базовом лагере усмехнулись. Но на холме мы добавили зверинцу еще одну угрозу.

*** Фриц и я сели на спальный коврик, свесив ноги над Золотым крыльцом. Наши бутылки для мочи превратили снежный уступ в густо-желтый лед.В миле ниже ледник лежал в тени. Это был прекрасный конец прекрасного дня.

Мы передавали горшок с теплым бургановым взад и вперед. «Героическая» Бетховена вздувалась на магнитофоне Фрица. Вы могли слышать, как Ом заполняет пустоту. Мы говорили о горах. Фриц видел в Макалу идеальную гору, отдельную и геометрически правильную, с четырьмя сторонами, образующими пирамиду.

Он сказал, что первое, что мы должны сделать дома, это подняться на Бриллиант на пике Лонгс, пока наши тела еще не успели акклиматизироваться.Он говорил о необходимости покорить Эверест без баллонного кислорода. «Использование кислорода в горах подобно тому, как Марк Шпиц использует ласты». Он думал, что это можно сделать? Он приложил палец ко лбу и сказал: «Невозможное возможно только здесь».

«Эвел Книвел», — сказал я. Это была стенография.

«Да, именно так», — сказал Фриц.

Мотоциклетный прыгун занял в нашей экспедиции
особое место. Одетый как Элвис Пресли, он был воплощением американского китча. Он собирался попробовать перепрыгнуть через Снейк-Ривер в конце сентября, а теперь уже октябрь.Ожидание новостей о прыжке превратилось в шутку по поводу нашей растущей глупости. В то же время Книвель вписался бы прямо в гору. Снимите с него красные, белые и синие блестки и бахрому, и он будет ничем не отличаться от нас, рискуя всем, чтобы взлететь над бездной, созданной нами самими.

ЛАГЕРЬ ЧЕТВЕРТЫЙ

Солнце садилось. Мы залезли в палатку и легли на спину, с головы до ног. «Что привело вас к восхождению?» — спросил нас Фриц. Арнольд что-то сказал.Я что-то сказал. Затем настала его очередь.

По какой-то причине он заговорил о том, как они вывалятся на поверхность в дыму и пыли после бомбардировок. Вы могли слышать крики жертв под обломками и чувствовать запах горящего мяса. Сначала он и его сестры были заинтригованы коричневыми статуями, лежащими на улице.

Затем бомба попала в его дом. Он снова описал пузыри на обоях и все еще рушащиеся стены. Он закопался в щебень. За несколько минут до этого здесь стоял целый квартал.Люди копались в поисках своих. Ни у кого не было времени на 5-летнего ребенка. Никто не сказал ему уходить. Никто не помог.

Он нашел тело. Он был погребен глубже. Он бросил копать и побежал. «Не знаю где», — сказал он. «Кто-то нашел меня. Они отвезли меня к бабушке ».

Зима была очень холодной. В окнах не было стекла из-за всех бомб. Многие люди жили как крысы в ​​руинах. Бабушка отправила его добывать дрова на обломках собора.Его деревянных скамеек давно не было, но он заметил лес, висящий выше любого досягаемости.

В старых церквях были деревянные органные трубы. Поднявшись над обломками ключей из слоновой кости и щелкнув рычагами, он поднялся наверх и выбил одну из труб. Он притащил его домой на санях. Его бабушка отправила его обратно в собор в ближайшие месяцы.

«В соборе, — закончил он, — вот где я научился лазать».

«А где у тебя чаша?» — сказал я.

Он сделал паузу. «Из собора», — сказал он, как будто это только что пришло ему в голову. «В этом есть смысл, не так ли».

*** Наша самая высокая веревка на высоте 26 700 футов была всего на шесть веревок меньше французского Западного хребта. Подключитесь к Хребту, и мы, по крайней мере, закончим головоломку. Для этого Фрицу и Матии Малезич потребовался третий альпинист, который мог бы качать поводки и нести.

Мой HAPE с ревом вернулся, почти ослепляя меня кровоизлияниями в сетчатку. Пальцы Арнольда были обморожены.Остался Дэвид Джонс, отличный альпинист, сильный и здоровый, но страдающий хронической мизантропией. «Жизнь — это фарс», — был его девиз. Каким бы злым ни был Джонс, он был одним из тех невидимых супер-альпинистов, как Чарли Фаулер, который держал в секрете свои мириады первых восхождений. Когда он поднимался, он был силой природы. Но он поднимался только тогда, когда было хорошее настроение, и Фриц ему не нравился. Или любой из нас.

В течение первой недели или больше, пока остальные из нас разбивали лагеря, Джонс оставался в базовом лагере и бегал на ветру.Теперь он был готов к битой. — Забудь об этом, — сказал он. И из-за спины Фрица послышались его унылые возгласы. Он больше не использовал имя Фрица, а скорее «Фанатик». Он набрал номер. Заявка на саммит была безумием. Фриц был камикадзе.

«Я не собираюсь никого манипулировать», — предупредил он нас. «Если они собираются играть в игры, то я буду играть в игры. Я не собираюсь никого манипулировать ».

Фриц и Матия решили отправиться на вершину без него.

Перед стартом схватились за руки и плюнули, изображая командный дух.Их блицкриг, как они его называли, зашел в тупик в третьем лагере.

В телескоп на Базе я увидел изодранную муху, содрогающуюся от ураганного шторма. Самоубийство.

Той ночью из базового лагеря по рации сообщили, что мы провели голосование. Если они хотели покончить жизнь самоубийством, мы не обязаны были наблюдать. Если они попадут в беду, мы не сможем их спасти. Фактически, если они не откажутся от этого сейчас, они спустятся в пустой базовый лагерь. Вызвали носильщиков. Они приедут через два дня.Базовый лагерь вот-вот исчезнет.

Меня потряс звонок по радио. Какой голос? А кто сказал что-нибудь о том, чтобы бросить наших альпинистов?

На следующее утро в телескоп я увидел крошечную лампочку, выходящую из забитой палатки. Он снова исчез в палатке.

Часов спустя кто-то крикнул. Две фигуры спускались.

*** В ту первую ночь нашей капитуляции, , мы сидели кругом на замерзшей траве в базовом лагере. Бутылка Johnny Walker Red из Бомбея вскоре была пуста.Фриц отказался сказать ни слова. Он просто ударил крышкой бутылки о землю. Люди приседали или хватались за колени. Они боялись. Было ощущение, что нас вот-вот накроет ужасная буря.

Джонс вышел из темноты и встал перед Фрицем. Он пустил причудливую тираду о Отечестве, фюрере, слабых душах, пепле, нацистском зле.

«Я просто хочу, чтобы это было записано», — закончил он. Затем он снова погрузился в ночь.

«А сукин сын трезв», — сказал кто-то после того, как он ушел.

Фриц молча воспринял тираду.

*** Мы пересекли перевал Шиптон и спустились в Седуа. Самая бедная из деревень, она цеплялась за склон холма, как деревня доктора Сьюза. Люди носили остатки мешковины.

Нашего виски не было, но теперь у нас был ракши.

Настала ночь, и загорелся самогон. Кто-то поставил Камни. Огонь отбрасывал жестокие тени. Арнольд топал как берсерк. Фриц смотрел с ошеломленной улыбкой.

Я нашел Матию, зажигающую свечу на пастбище.Большим пальцем он проделал в траве вмятину и прикрыл ее тремя камнями. «Моя привычка», — сказал он. «Я делаю это каждый год. Все мертвы.

Это был Хэллоуин.

На следующий день мы наткнулись на входящую почту.

Эвел Книвел не смог перепрыгнуть через Снейк-Ривер.

*** За день до того, как мы улетели домой, Фриц взял Родни и меня с собой в министерство, чтобы следующей весной получить разрешение на Макалу. Это должна была быть весна, потому что югославы приближались к сезону дождей.Чиновник сказал, что наше разрешение невозможно.

«Но мы оставили все наше имущество в Макалу», — объяснил Фриц.

Чиновник сверился со своим делом. Ему было жаль. Следующим доступным слотом был 1977 год.

Фриц сказал, что было слишком поздно.

Чиновник слегка покачал головой. Может быть, да, а может быть, нет: мы должны были помочь найти решение.

Мы вышли в коридор. «Сколько у нас осталось денег?» — спросил Фриц Родни.

«Недостаточно», — сказал Родни.

Фриц повернулся ко мне. «Сколько у вас есть?» Я опустился до 13 долларов. Я только что потратил 40 долларов на нож и несколько молитвенных флажков. «Может быть, мне вернут деньги».

«Как насчет Матии и Арнольда?» — сказал Родни.

У нас было всего 200 долларов. Потребовалось бы в 10 раз больше, чтобы выманивать разрешение 1975 года у чиновника министерства. Мы вернулись в его офис.

«1977», — сказал Фриц чиновнику.

*** Эрвальд, Австрия, 1975 год. Дом Арнольда сгорел.Я прилетел, чтобы помочь ему построить новый. Мы работали, лазили и говорили о предстоящей в 1977 году экспедиции на Макалу. В середине октября из Мюнхена позвонил отец Фрица. Арнольд прислушался и повесил трубку.

«Фриц находится в Гиндукуше», — сказал он. «Его отец хочет знать, слышали ли мы от него? Я сказал, что мы даже не знали, что он пошел ».

Арнольд вытащил из своего большого кедрового сундука стопку старых карт и журналов. Мы нашли Тирич Мир. Фриц уехал в сентябре один. Дженис не получала известий от
в течение нескольких недель.

Мы разобрались с тем, что знали.

Фриц пробовал Тириха Мира несколько раз, начиная с одиночной попытки в 1961 году. Это было тогда, когда американская команда приняла его за Йети после того, как лавина чуть не убила его. Другая сольная попытка в 1965 году потерпела неудачу, как и командная попытка в 1973 году. Еще один выстрел казался нужным.

Время тоже имело смысл. Он предлагал прокрасться перед возвращением югославов на Южную стену. Когда журналист спросил, что такого срочного в Макалу, Фриц ответил: «Я оставил там чемодан.”

Весна пришла и ушла. Фриц чувствовал, как и мы, что югославы завершат маршрут по Южной стене. Так много всего зависело от победы Макалу в 1974 году. Затем он намеревался совершить соло-траверс Антарктиды, а затем лыжный спуск Денали зимой, не меньше, а затем соло на Эверест без баллонного кислорода.

Макалу означал больше, чем испорченный тик-лист. Фриц считал, что мы разделяем его веру в превосходство восхождения. Для него, сироты на руинах (его отец в армии), доверие к другим людям не пришло
естественно.Он опробовал командный подход на Чо Ойю, а затем на Макалу с нами, и результаты были ужасающими. Макалу вызвал кризис веры.

Тогда Тирич Мир был не просто горой. Это была молитва.

Арнольд и я договорились, что Фриц сейчас пойдет пешком по тропе. Он менял масло, вот и все, очищал старый Макалу, чтобы подготовиться к новому.

Примерно в то же время, когда исчез Фриц, югославы совершили первое восхождение по Южной стене Макалу.К тому времени Фриц, вероятно, был мертв. Менее чем через год Арнольда тоже ударит молния.

Во время моего визита в воскресенье, в день нашего восхождения, шел дождь. Мы с Арнольдом пошли в бар, и он положил на стол экземпляр Alpinismus . «Домашнее задание», — сказал он.

Это было датировано 1965 годом. — Чо Ойю, — сказал Арнольд. «Начало Фрица, конец Фрица».

Абзац за абзацем мы возвращались к тому, что составляло испытание и осуждение нашего друга. В апреле 1964 года небольшая немецкая экспедиция прибыла в Чо-Ойю (26750 футов.) В свои 23 года Фриц был самым молодым участником, а также, в подавляющем большинстве, самым сильным. В течение 11 дней он, два товарища и шерпа установили высокий лагерь (лагерь IV) на высоте 23 600 футов и немедленно приготовились к попытке восхождения.

На следующее утро товарищи Фрица еле выбрались из своей палатки, оба поражены ВОЛСОМ. Фриц продолжил восхождение на вершину, став первым человеком, поднявшимся на пик высотой 8000 метров без дополнительного кислорода.

Подробности о том, что произошло дальше, разнятся, но результат был таким же.Вернувшись в лагерь IV, Фриц пристегнул пару лыж и совершил самый высокий спуск на лыжах в истории, установив два мировых рекорда за день. Двое его напарников погибли прежде, чем их удалось спасти.

В том же ноябре Фриц выступил с докладом об экспедиции в Американском альпийском клубе.

Четыре месяца спустя, в 1965 году, Alpinismus , по сути, обвинил Фрица в непредумышленном убийстве за то, что тот бросил своих товарищей, чтобы потребовать два рекорда. Кроме того, заявление Фрица о восхождении было оспорено на основании сделанных им фотографий.

На основании статьи Alpinismus журнал AAC сразу же осудил Фрица. «Хотя это не опровергает его восхождение, это вызывает серьезные сомнения в его правдивости».

Фриц отправился в самоизгнание в Аспене.

*** Тюрьма Бадригхот, 1977 год. После исчезновения Фрица на Тирич-Мире в Пакистане я воскресил его разрешение на Макалу 1977 года и организовал экспедицию на Западную стену. Я отстой как лидер, и хуже как судить людей или, по крайней мере, одного человека, таинственного альпиниста, который исчез после первой недели.После неудачного восхождения я согласился забрать треккинговое снаряжение мистера Мистери в аэропорту Катманду. Оказалось, что пока мы лезли, он добывал черные деньги и контрабанду для индийской мафии. Таможня ждала, пока какой-нибудь идиот заберет свой багаж — пластиковые бочки, наполненные 8000 высококачественных часовых механизмов, которые на вес золота превышают их вес. Когда таможенники сняли одну из крышек ствола, детали часов взорвались. Думая, что это шоколадные монеты, завернутые в фольгу, я расхохотался.Затем они сковали меня железными цепями и отправили в тюрьму.

Однажды днем ​​товарищ по заключению — предприниматель хинди из Патана — пригласил меня на чай. То, что осталось от подоконников, было украшено красивой деревянной резьбой. Их краска давно сошла, и боги и богини таяли.

Пока мальчик-слуга г-на Патана варил имбирь и молочный чай на костре на земляном полу, мы играли в шахматы. Наконец мистер Патан дошел до своего предложения. Он пришел к выводу, что я могу знать некоего альпиниста, который хранил кое-что в доме друга.Они были моими, но сначала мне нужно было позаботиться об арендной плате.

Г-н Патан не знал имени этого человека, но он договорился, чтобы часть тайника была доставлена ​​мне на проверку. Мое любопытство росло. Мы подошли к парадным воротам, где ждал друг г-на Патана. Он открыл мешок с рисом, развернул молитвенный шарф и вытащил серебряную чашу Фрица.

Я потерял дар речи. Двумя годами ранее мы с Арнольдом решили, что серебряной чаши в Пакистане давно нет, что, возможно, она объясняет исчезновение Фрица.Может быть, он пил из этого на глазах не тех, и они убили его, чтобы получить чашу.

Но вот он, по ту сторону сети цепей и прутьев, был сверкающим, слегка помятым Святым Граалем. Мужчина разложил на земле еще несколько вещей: оранжевый шлем Фрица, синий лыжный свитер и единственный джумар. Г-н Патан заверил меня, что на складе было еще больше.

Потрясенный, я отступил в свою камеру.

Фриц нашел меня. Как заключенные связали его со мной, я не мог сказать.Я снова почувствовал ответственность за продвижение легенды Фрица. «Как много?» Я спросил.

«Какая разница, пока ты здесь», — ответил г-н Патан. «Когда придет время, мы найдем разумную цену».

Мое освобождение произошло внезапно. Государственный департамент выступил за меня. У меня была всего одна минута, чтобы собрать свои вещи, а затем меня выгнали из тюрьмы. На следующее утро меня должны были депортировать из королевства и объявить персонами нон грата.

Было 3:55 р.м. Вопреки всем советам я вернулся в тюрьму и вызвал г-на Патана. Как много? Две тысячи долларов, сказал он мне, выгодная сделка.

Пятьдесят долларов, сказал я ему, возьми или оставь. Мы остановились на 67. Он дал моему таксисту адрес своего друга, и я поехал за город. Фриц действительно оставил свой чемодан в Непале. Заплесневелые палатки, утилизированные веревки и ржавые крюки лежали грудой в углу хижины. Призом была запертая спортивная сумка с надписью «Makalu International — 74». Солнце садилось.Я разрезал красную кордуру ножом.

Внутри был синий лыжный свитер и оранжевый альпинистский шлем. Ни журнала, ни карт, ни улик. Я рылся среди никчемной одежды и разорванных книг в мягкой обложке. Подавая чашу вдове Фрица, я имел в виду одну славную реликвию, чтобы подтвердить поэтику одержимости.

Но вор был вором. Грааль исчез.

*** Лос-Анджелес, 1988 год. Дженис пригласила меня на обед. За 12 лет, прошедших с тех пор, как Фриц пропал без вести, она стала любимой знаменитостью на телеканале The Price is Right. Я ожидал особняк, но нашел скромное ранчо.

Она приветствовала меня, и когда я вышел из-под яркого солнечного света, я дважды взглянул на мужчину
позади нее. Я почти сказал: «Фриц?» Он был большим и красивым.

Дженис быстро представила своего друга, который, как я позже узнал, был ее женихом и, возможно, уже ее мужем. Карлос де Абреу был вежлив, но с присущей ему энергичностью телохранителя. Я думал, что Дженис хотела поговорить о Фрице, но это казалось невозможным в присутствии ее любовника.

Напротив, Фриц был ланчем. За холодным чаем и бутербродом она сделала предложение. Пришло время рассказать историю Фрица, настоящую историю. Могу ли я поработать с ней над книгой?

Фриц был еще жив, сообщила она мне. Он был ранен и лежал на боку на холодной каменной скамье в тюремной камере, вероятно, в Афганистане или, может быть, в Пакистане. Об этом ей сказал экстрасенс. Она говорила открыто, с долгим хладнокровием вдовы. Тем временем Карлос внимательно изучал мою реакцию.

Дженис продолжила. Ей пришлось пройти долгий и болезненный путь сквозь горе, двуличных незнакомцев и необычных союзников. Среди прочего, Элвис Пресли дал ей хороший совет, а бывший агент КГБ рассказал, как все работает в подполье. Это было довольно византийское, но сводилось к следующему: Фриц был шпионом. Тирих Мир был изощренной уловкой. Он никогда не ходил в горы.

Она искала, горевала и придумала историю, которая утешила ее. Очевидно, моя роль в этом не имела ничего общего с писательством.Она — или Карлос — хотела, чтобы кто-то из горного мира Фрица подписал теорию заговора, которая отвергала саму суть Фриц: Восхождение.

Я задаю несколько вопросов, мягко и уважительно. Да, ответила она, она знала, что Бил Данауэй и другой друг отправились на поиски Фрица и нашли некоторые из его вещей, не связанных с лазанием, в последней деревне. Она также знала, что отец Фрица тоже послал на его поиски двух немецких альпинистов. Тот факт, что они не нашли Фрица, подтвердил ее теорию.Что касается имущества, то его мог подбросить кто угодно.

Почему, если он был так склонен в одиночку сражаться в холодной войне, Фриц попросил своего близкого друга из Аспена (Майкл Онманн) поехать с ним в Тирих-Мир, а когда это не удалось, попросил Дженис, которая должна была работать? , а потом улетели в Германию, чтобы расспросить других альпинистов?

Знала ли она о том, что канадцы нашли тело и одежду именно там, где Фриц должен был лазить? Основной ответ: какое тело? Все, что они нашли, могло принадлежать другому альпинисту или просто быть вымыслом в легенде.

И последнее: знала ли она, что люди, убежденные, что тело принадлежит Фрицу, почти отправили меня для судебно-медицинской экспертизы? Дженис откинулась назад. Она моргнула.

Карлос заговорил. Он был довольно дипломатичен. Сотрудничество между желающими партнерами достаточно сложно. Ему не нужно было утверждать очевидное. Я не был ни желанием, ни соучастником. Обед закончился.

Шесть лет спустя была опубликована книга Дженис о Фрице, Муж, любовник, шпион . Это было нечто среднее между любовным романом, «Кто это сделал» и шпионским триллером.«Он был всем, о чем она когда-либо мечтала», — гласила копия на куртке. «Но он был не тем мужчиной, которого, как она думала, она знала».

Последняя часть кажется правдой. Фриц не был тем человеком, которого мы знали.

*** 1978. За десять лет до того, как я встретился с Дженис, нужно было принять решение. Стоило ли отправлять меня в Пакистан или нет? Был ли я еще готов к задаче? Если я сказал «нет», это было похоже на предательство. Однако это возвращалось ко мне. Я уже это сделал. Менее чем за год до этого я ушел в преисподнюю.

Я взял ножницы, закрыл глаза и снова погрузился в Катманду.

Мне сказали, что я единственный человек с Запада во всех тюрьмах Непала, как если бы это была честь. Раз в день мне разрешали заниматься спортом в узком коридоре, заставленном камерами. Они держали дальний конец в постоянной темноте, как и подвал, в который нельзя заходить. Все, что они держали там в клетке, улюлюкало, лаяло и визжало так сильно по ночам, что я принял это за избиение политических заключенных и электрошокеров наверху .Что-то вроде десятков бабочек цеплялось за дверь дальней камеры.

Я постепенно углублялся в темноту и наконец понял, что охранникам все равно. К этому моменту я почувствовал своего рода отброшенное любопытство. Затем я заглянул внутрь и увидел их животное.

Там он стоял и ждал меня, голый и весь в коричневой боевой раскраске. Стены расписаны примитивными барельефами. Он прилепил свои волосы раста к бараньим рогам. Его зубы были спеклись. Обмакнутые и привязанные к железным прутьям и теперь засохшие жестко, бабочки превратились в полоски рваной одежды.

Дерьмо. Все это было человеческим дерьмом.

Они закрыли его деревянные ставни, чтобы он не напугал улицу. Его глаза были единственным источником света, хотя налитыми кровью и совершенно безумными. Он бросился к двери.

На следующий день я попробовал еще раз.

Я собрал этого человека вместе с информацией, полученной от охранников. То, что осталось от его голландского паспорта, истекло. Остальное он съел.

В надежде остановить его кишечник, его кормили только раз в несколько дней.Он был здесь два месяца.

Однажды я его вымыл. Охранники отперли его дверь. Я все еще был силен с горы или, по крайней мере, еще не был истощен тюрьмой, и я знал уловки для подчинения человека, что не то же самое, что буйный сумасшедший. Это было похоже на борьбу с большим угрем зубами. Я понес его, бьющегося и воющего, вниз по лестнице к водопроводному крану в центре шахты, которая открывалась в небо.

Ведром, которым охранники мыли свои задницы после свалки, я облил его водой и вытер с него навоз.Это продолжалось час. Его волосы — рога — растянулись дольше всех. Я мыл его, я мыл себя, я мыл его.

Воскресение, это была моя надежда или самомнение. Спасение этой бедной падшей души могло и не спасти мою собственную, но, по крайней мере, я мог поздравить себя с моей человечностью. Его безумие исчезнет. Ничего особенного, я не был таким глупцом, но, может быть, этого было достаточно, чтобы снова заглянуть за пределы мира живых.

Луч полуденного солнца упал.

В то же время шел дождь. Капли падали мне на голову и плечи, оставляя на полу ямочки от воды.Я поднял на это голову. Дайте дождю пролиться.

Но потом я увидел охранников и солдат, выстроившихся вдоль стен на каждом уровне, и они плевали на нас.

Друг обратился в соответствующее посольство. Сумасшедшего эвакуировали обратно в Европу. Он укусил меня, и несколько дней у меня были синяки, а неделями я был физически болен. Это было нормально. Я спас жизнь. Настоящая жизнь.

Я положил садовые ножницы.

Фриц выбрал свою гору. Пришло время дать ему это.

*** Горы — наш подземный мир. Если вы в этом сомневаетесь, попробуйте как-нибудь пройти вершину тибетского пасса. Lung ta — ветряные лошади, напечатанные на листах бумаги или хлопковых флажках, — скачут свои молитвы в вечность. Вырезанные и раскрашенные черепа животных свистят в пустоту. Там, наверху, каждый из нас — изгнанник лишь частично, но с той разницей между нами: живые могут не остаться; мертвые не могут пройти.

Там один свидетельствует о другом, о вершине бездны, которая наполовину пуста или наполовину полна.В конце концов, мы — мера нашего желания. Насколько полно мы заполняем пустоту, это наша легенда. Пустые легенды, это ветер.

Подпишитесь на Rock and Ice и ASCENT сегодня!

Джефф Лонг — автор девяти романов. Его роман The Ascent был удостоен премии Бордмана Таскера 1993 года в области горной литературы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.