Анненский биография и творчество: Иннокентий Анненский биография кратко, творчество и интересные факты

Содержание

Биография Иннокентия Анненского кратко (жизнь и творчество)

Иннокентий Федорович Анненский – педагог, переводчик, поэт, критик и драматург.

В семье статского советника Федора Николаевича Анненского 1 сентября 1855 г. родился сын, названный Иннокентием. Воспитание детей лежало на плечах матери – Надежды Валентиновны. Отец занимал высокий государственный чин. Четыре года спустя семья перебралась в Томск, прожив там всего год, они переехали в Петербург. Детство пролетело быстро. Гимназию Анненский закончил в 1872 г.1875 г. — зачислен в Петербургский университет. Учеба закончилась в 1879 г. Тогда же Анненский женился. Его сын Валентин, впоследствии стал поэтом. Он писал под псевдонимом – В. Кривич.

Писать стихи Анненский начал будучи студентом. Он был одаренным молодым человеком, но отношение к себе, к своему творчеству было уж слишком критичным и жестким.

Именно поэтому все не решался открыться как поэт. Его дебют состоялся в 1880 – 90-е годы, но не как поэта, а как критика. Полный перевод в стихах трагедии Еврипида был завершен в 1900г. Впервые его стихи в сборнике « Тихая песня», были изданы в 1904 г.

Иннокентий сразу же после окончания университета начал преподавать. Он был хорошим учителем латинского и греческого языков. Немало сил уделял исследованию русской словесности. Творческое наследие состояло не только из стихов. Было написано много статей, рецензий. Занимался переводами. Уже имея многолетний педагогический опыт, в 1986 г, был назначен директором Николаевской гимназии в Царском Селе.

В начале девяностых во многих литературных кругах Анненский знаком был уже не только как преподаватель, переводчик и критик, но и как поэт

Он публикует пьесы:

  • 1901 г — «Меланиппа – философ»
  • 1902 г – « Царь Иксион»
  • 1906г – «Лаодамия»
  • 1913г (посмертно)» Фамира – кифаред»

В 1906 г, выступивший с оправданиями гимназистов — бунтовщиков, Анненский снят с занимаемого поста директора гимназии. Новая работа состояла из постоянных поездок с проверками по учебным заведениям Петербургской губернии. Он теперь служил инспектором.

И вот в 1908 г он был приглашен читать лекции по древней литературе в Петербург. Продолжалось это не долго. Вскоре измотанный постоянными поездками из Царского Села в Петербург Анненский подал в отставку. Это произошло осенью 1909г. Ноябрь 1909г – освобожден от должности.

Петербург, 30.11.1909 г – неожиданная и внезапная смерть унесла из жизни яркую и неординарную личность. Он ушел от нас, так и не узнав, что такое настоящее признание. В Царском Селе его проводили в последний путь друзья и ученики.

Подробная биография

Иннокентий Федорович Анненский- критик, драматург, переводчик внес неоценимый вклад в литературное развитие серебряного века. Родившись в Омске в 1855 году, мальчик постоянно болел. Отец его был чиновником государственной службы и занимал довольно высокий пост, мама занималась домашним хозяйством. Семья была хотя и образцовой, но далекой от мира искусств.

В 1860 году отца Иннокентия переводят на службу в Санкт-Петербург и семья покидает суровые Сибирские места ( к моменту назначения Анненские проиживали в Томске). Несмотря на рекомендации врачей, Иннокентий пошел в общеобразовательную школу, затем в 1865 году в петербургской прогимназии, где провел три года. С 1869 года два с половиной года проходил обучение в частной школе господина Беренса.

Для продолжения учебы в высшем заведении с 1875 г. юноша проживал у брата Николая (старшего по возрасту), который имел прекрасное образование, был много стороне эрудированным человеком. С помощью своего брата Иннокентий без особо труда смог сдать вступительные экзамены в Петербургский университет. Для обучения он выбрал факультет историко-филологический. Университетское образование закончи л Анненский в 1879 г. Практически сразу был приглашен на преподавательскую работу в гимназию и реальное училище Гуревича, заведение которого считалось одним из самых престижных в Санкт-Петербурге.

Юноша обучал учащихся древним языкам и словесности.

С 1891 года на протяжении двух с половиной лет работал директором закрытого средне-учебного заведения Павла Галагана в Киеве. В октябре 1893г. перебрался в сново в Петербург, где работал директором восьмой гимназии Санкт-Петербурга. В 1896г. был назначен на должность руководителя лицея в Царском Селе. Грамотный, интеллигентный , мягкий по характеру человек иннокентий Федорович был любимцем учащихся. Начальству не нравилось такое отношение студентов, и в 1906 г. они освободили Анненского с занимаемой должности. Он был переведен в Петербург на инспекторскую должность, которую занимал практически до своей кончины.

Еще в самом раннем детстве Иннокентия увлекал мир поэзии. Многого еще не знал юный писатель, называя свои произведения мистическими. В них просматриваются первые признаки символизма. Его поэзия загадочная, имеет под текстовый смысл. Своим творчеством он пытался подражать своему кумиру испанскому художнику Бартоломе Эстебана Мурильо, чьи пейзажи направлены на отображение божественной чистоты и кротости. Однако по совету своего любимого брата Анненский не показывал своих ранних произведений известным критикам и писателям, объясняя отсутствие жизненного опыта.

Однако раннее творчество поэта были опубликованы под названием «Тихие песни» в 1904г. Период с 1901г. и до последних дней жизни увлекался драматургией. Четыре пьесы принадлежат руки Иннокентия Федоровича. Все они написаны в стиле древнегреческих философов на сюжеты мифологических легенд.

Неоценимый вклад в литературу внес Иннокентий Федерович переводами известных зарубежных писателей. Так Россия узнала Гене, Мюллера, Гете и трагедии Еврипида.

Поэтическому творчеству Анненского присуща тема тоски, одиночества, уныния.

Смерть поэта наступила в возрасте 54 лет от внезапного приступа инфаркта. Это случилось в 1909г. на улице.Похоронен Анненков на кладбище в Царском Селе. После его смерти его единственный сын Валентин опубликовал творения отца и его биографию.

Биография по датам и интересные факты. Самое главное.

Другие биографии:

  • Елена Васильевна Глинская

    Великая княгиня московская Елена Васильевна Глинская родилась в Москве в 1508 году в семье царя Василия II, также известного по прозвищу «Тёмный». Она росла умной и смышленой девушкой, учила иностранные языки, увлекалась живописью и искусством.

  • Кафка Франц

    Творчество австрийского писателя Франца Кафки занимает особое место в мировом литературном процессе. Объектом его писательского внимания была семья, собственный духовный мир, а также собственные переживания

  • Ахматова Анна Андреевна

    Анна Андреевна Ахматова – одна с самых величайших поэтесс двадцатого столетия.

  • Вольтер

    Вольтер – один из выдающихся деятелей эпохи Просвещения. Писатель, философ, публицист, которого во Франции считают национальной гордостью. Настоящее его имя – Франсуа-Мари Аруэ.

  • Александр Федорович Керенский

    Керенский родился не в самой богатой семье, но и не в очень бедной, 1881 года, в мае, в городе Симбирск.

    Кроме того, в этом городе также родился Ленин. Родители Александра хорошо дружили с родителями Ленина.

Иннокентий Анненский: краткая биография и творчество — Другие авторы

Иннокентий Федорович Анненский — поэт, драматург (1.9. [20.8] 1855 Омск — 13.12. [30.11] 1909 Санкт-Петербург). Отец его, высокопоставленный государственный чиновник, в 1860 году вернулся из Омска в Санкт-Петербург, где Иннокентий Федорович вырос и в 1879 году окончил университет (отделение сравнительного языкознания). Большую часть своей жизни он работал в гимназии: сперва в Санкт-Петербурге, с 1891 года директором в Киеве, с 1893 года опять в Санкт-Петербурге; в 1896 был назначен директором гимназии в Царское Село, а в 1906 году переведен на должность инспектора Санкт-Петербургского учебного округа.

С 1880-х годов Иннокентий Анненский опубликовал филологические работы; с начала 1890-х — регулярно переводил древнегреческую литру на русский язык, в том числе все 19 трагедий Еврипида (первое неполное издание — 1907 год).

Между 1901-1906 Анненский написал 4 трагедии на темы греческой мифологии, например «Лаодамия» (1902), но его значение в русской литературе обусловлено поэтическим творчеством. Он писал стихи с детства, но лишь 49-ти лет напечатал свой первый сборник «Тихие песни» (1904) под псевдонимом, намекающим на его положение как поэта: Ник. Т-о, то есть «никто».

Незадолго до своей внезапной смерти Иннокентий Анненский все же был признан как поэт: он стал сотрудником нового авангардистского литературного журнала «Аполлон», но своего второго и самого значительного сборника стихов «Кипарисовый ларец» (1910) уже не увидел. Сын Иннокентия Федоровича, филолог, (псевдоним — В. Кривич), издал «Посмертные стихи

» (1923) отца. Только в 1939, 1959, 1979 и 1987 появились советские издания стихотворений Анненского.

Литературоведческие эссе о Гоголе, Достоевском, Бальмонте и др., собранные автором в «Книгу отражений» (2 тома, 1906, 1908), намечают новые пути русской литературной критики. Анненский переводил не только с греческого, но и с немецкого и, главным образом, с французского языков — современную лирику.

Такие поэты как, например, А. Блок, А. Ахматова и С. Маковский высоко ценили его при жизни, но влияние Анненского-лирика становится ощутимым только после его смерти. Оно сказалось, в частности, в поэзии акмеизма, тогда еще нового направления, а также и в поэзии футуризма.

Из русских поэтов на лирическое творчество Анненского оказали влияние Баратынский и Тютчев, из французских — Бодлер, Верлен и Малларме. В нем раскрывается противоречие между богатой внутренней жизнью поэта и его страданием от несовершенства внешнего бытия между его благоговением перед прекрасным и боязнью за его судьбу в жизни, в нем преобладают темные краски, тоска, смерть, пессимизм, диссонанс. В стихах Анненского это личное начало скрывается за метафоричностью языка, не всегда легко поддающегося расшифровке. «Эстетика стала для него спасительным щитом от мыслей отчаянья» (С. Маковский).

Образный мир Иннокентия Анненского близок природе и музыке. Они одухотворены и связаны с переживаниями в душе человека. «Тривиальные предметы быта приобретают в остраняющем виденьи Анненского, в «тревожной пустоте», вдруг какое-то устрашающе-магическое измерение» (А. Wanner). Его стиль импрессионистичен и сжат, в структуре стихов и стихотворных циклов чувствуется сознательное стремление к четкой форме. Ритмическое богатство его стихов оказало влияние на поэтику верлибра. Для истории русской литературы Анненский значителен вдвойне: он — вдохновитель великих акмеистов, А. Ахматовой, Н. Гумилева, О. Мандельштама, и самостоятельная личность в поэзии; своей философской лирикой и близостью к природе принадлежит символизму.

Источник: В. Казак. Лексикон русской литературы XX века — М.: РИК «Культура», 1996

Анненский И.Ф. Основные даты жизни и творчества

1855, 20 августа – В Омске, в семье Федора Николаевича Анненского, начальника отделения Главного управления Западной Сибири, и Наталии Петровны Анненской (урожденной Карамолиной) родился сын Иннокентий. 1

1859–1860 – Пребывание семьи Анненских в Томске, куда Ф. Н. Анненский был назначен на должность председателя губернского правления.

1860 – Переезд семьи Анненских в Петербург, где Ф. Н. Анненский получил должность чиновника особых поручений.

1865–1868 – И. Ф. Анненский учится сначала в частной школе, потом – во 2-й Прогимназии.

1869–1872 – После перерыва, вызванного болезнью, учится в частной гимназии В. И. Беренса.

1872–1874 – С помощью старшего брата Николая Федоровича Анненского Иннокентий готовится дома к экзаменам на аттестат зрелости.

1875 – Успешно сдает экстерном экзамены на аттестат зрелости при гимназии «Человеколюбивого общества» в Петербурге. Поступает в Петербургский университет на историко-филологический факультет.

1879 – Заканчивает университет со званием кандидата.

1879–1891 – Преподает древние языки в гимназии Ф. Ф. Бычкова (впоследствии Я. Г. Гуревича) в Петербурге.

1879, 23 сентября – Венчается с Н. В. Хмара-Барщевской.

1880, 20 июня – У Анненских родился сын Валентин. В том же году умер Ф. Н. Анненский.

1881 – Первое выступление в печати (см. «Автобиографию»). Смерть матери – Н. П. Анненской

1890, лето – Совершает путешествие в Италию вместе с доцентом-историком Е. Ф. Шмурло. Преподает в Павловском женском институте, читает лекции на Высших женских (Бестужевских) курсах.

1891, январь – Назначен директором Коллегии Павла Галагана в Киеве.

1891–1893 – Жизнь в Киеве. Начало работы над полным переводом трагедий Еврипида.

1892–1895 – Опубликованы «Педагогические письма» (РШ, 1892, № 7—8; РШ, 1895, № 2).

1893–1896 – Директор 8-й гимназии в Петербурге.

1894–1903 – Опубликованы переводы трагедий Еврипида: «Вакханки» (СПб. , 1894), «Геракл» (ЖМНП, 1896, №7–9), «Финикиянки» (МБ, 1898, № 4), «Ифигения-жертва» (ЖМНП, 1898, № 3–4), «Электра» (ЖМНП, 1899, № 4–5), «Орест» (ЖМНП, 1900, № 1–3), «Алкеста» (СПб., 1901), «Ипполит» (СПб., 1902), «Медея» (СПб., 1903) и статьи о них Анненского.

1896 – Опубликован перевод: «Реc, трагедия, приписываемая Еврипиду» (ЖМНП, № 9–10).
февраль – Постановка трагедии «Реc» силами учеников 8-й гимназии под руководством Анненского.

1896–1906 – Директор Николаевской мужской гимназии в Царском Селе.

1898–1909 – Член Ученого комитета Министерства народного просвещения.

1899 – Участие в проведении Пушкинских торжеств в Царском Селе.

1901 – Опубликована трагедия Анненского «Меланиппа-философ» (СПб., отдельное издание).
1 июля – 15 сентября – Заграничная командировка.

1902 – Опубликована трагедия «Царь Иксион» (СПб. , отдельное издание).

1904 – Опубликована книга стихов «Тихие песни» (СПб.). Появление статьи (без подписи) об Анненском в VI томе «Критико-биографического словаря русских писателей» под ред. С. А. Венгерова (с ошибочным указанием даты рождения: 1856 г.).

1905, июнь – Переговоры с книгоиздательством товарищества «Просвещение» об издании трагедий Еврипида.
февраль – Волнения учащейся молодежи, связанные с событиями первой русской революции. Письменные объяснения (рапорты) Анненского Попечителю учебного округа в защиту учеников, преследуемых полицией.
сентябрь – декабрь – Внутриведомственная переписка в Министерстве народного просвещения об освобождении должности инспектора учебного округа, предназначаемой для Анненского вместо должности директора гимназии.

1906, 5 января – Назначен на должность инспектора Санкт-Петербургского учебного округа. Опубликованы: трагедия «Лаодамия» (альманах «Северная речь», СПб. ) и «Театр Еврипида» (книгоиздательство товарищества «Просвещение»), т. I. Закончена в рукописи трагедия «Фамира-кифарэд».

1908 – Опубликована статья «Античный миф в современной французской поэзии» («Гермес», № 7–9).

1908–1909 – Читает лекции по истории древнегреческой литературы на Высших женских историко-литературных курсах Н. П. Раева в Петербурге.

1909, март – Знакомство с М. А. Волошиным и С. К. Маковским.
9 мая – Первое редакционное собрание сотрудников журнала «Аполлон», организуемого Маковским.
Лето – Подано прошение об отставке Попечителю учебного округа.
25 сентября – В Александринском театре в Петербурге поставлена трагедия Еврипида «Ифигения в Авлиде» в переводе Анненского. Подготовка к изданию второй книги стихов «Кипарисовый ларец» и переговоры с издателем Соколовым о передаче ему рукописи для издательства «Гриф».
26 октября – Подано прошение попечителю округа «об увольнении от службы».
20 ноября – Удовлетворено прошение об отставке.
30 ноября – Скоропостижная смерть от паралича сердца в подъезде Царскосельского (ныне – Витебского) вокзала в Петербурге.
4 декабря – Похороны Анненского в Царском Селе (могила на Казанском кладбище).

Творческий и жизненный путь поэта-символиста Анненского Иннокентия Федоровича

Творчество самого старшего по возрасту поэта-символиста Иннокентия Федоровича Анненского (1855-1909) оказало едва ли не самое значительное влияние на всю русскую поэзию XX в.

 

И.Ф.Анненский родился 20 августа (1 сентября) 1855 г. в Омске, где его отец служил в Главном управлении Западной Сибири. В 1860 г. семья переехала в Петербург, здесь прошли детские годы будущего поэта. В 1879 г. он окончил историко-филологический факультет Петербургского университета по специальности «классическая филология». В дальнейшем, вплоть до 1906 г., Анненский преподавал древние языки в гимназиях, лицеях, на Высших женских курсах. Литературное творчество (переводы и оригинальные стихи) он рассматривал как хобби, долгое время не решаясь публиковать свои произведения. В 1870-е-1890-е гг. в журналах появляются только его литературно-критические статьи.

Единственный прижизненный сборник поэта «Тихие песни» вышел в свет в Петербурге в 1904 г. под псевдонимом Ник. Т-о — это русский аналог латинского имени «Утис» (Никто), которым хитроумный Одиссей назвался циклопу Полифему («Одиссея» Гомера). В 1900-е гг. были опубликованы также стихотворные трагедии Анненского на сюжеты античных мифов. Значительным событием этого периода стало издание двух сборников литературно-критических статей «Книги отражений». В последний год жизни поэт принимал активнейшее участие в организации модернистского журнала «Аполлон». Анненский скоропостижно скончался от сердечного приступа 30 ноября 1909 г. на царскосельском вокзале. В 1910 г. в Москве вышла в свет книга лирических шедевров Анненского «Кипарисовый ларец».

«Поэты говорят обыкновенно об одном из трех: или о страдании, или о смерти, или о красоте», — писал И. Анненский в одной из статей. Эта формула верна прежде всего по отношению к его собственному поэтическому миру. Он особенно любил в искусстве трагическое начало и острее своих современников реагировал на любые проявления жизненной дисгармонии. Подлинно трагическое мироощущение не имеет ничего общего с позицией тотального отрицания реальности, напротив, трагизм возможен лишь в том случае, если жизнь принимается человеком как драгоценный дар, как безусловная ценность. Лишь тот, кто по-настоящему ценит красоту природы, искусства, человеческого общения, способен остро переживать ее хрупкость, конечность, незащищенность от враждебных сил.

Мотивы страдания и смерти именно потому столь значимы в лирике Анненского, что они рождены опытом болезненного переживания быстротечности счастья и красоты. Страдание и красота для него — две стороны одной медали. «… Его страдающий человек страдает в прекрасном мире, овладеть которым он не в силах», — пишет известная исследовательница русской лирики Лидия Гинзбург. Высший вид красоты для Анненского — искусство слова, являвшееся для него главным оправданием жизни.

По своему мировоззрению и поэтическому стилю Анненский — символист. Но символы для него — не средство познания «непознаваемого», как для большинства других символистов, но особые образы, способные передать психологическое состояние человека. Символы в поэзии Анненского улавливают и образно закрепляют соответствия между жизнью души и ее природно-бытовым окружением. Поэтому взгляд поэта не устремлен в заоблачные дали, но направлен на земное существование человека. Вяч. Иванов называл символизм Анненского «земным» или «ассоциативным»: «Поэт-символист этого типа берет исходной точкой в процессе своего творчества нечто физически или психологически конкретное и, не определяя его непосредственно, часто даже вовсе не называя, изображает ряд ассоциаций, имеющих с ним такую связь, обнаружение которой помогает многосторонне и ярко осознать душевный смысл явления, ставшего для поэта переживанием, и иногда впервые назвать его — прежде обычным и пустым, ныне же столь многозначительным его именем».

Современные исследователи часто говорят о поэтическом стиле Анненского как о психологическом символизме. Источниками символизации для поэта часто служили конкретные детали современной ему цивилизации (крыши домов, плиты тротуара, перрон железнодорожного вокзала, станционный сторож) или подробности камерного быта (маятник, балкон, рояль, скрипка и т.п.). Эти и подобные им вещные образы присутствуют в стихах Анненского не столько в результате подробного описания предметов, сколько в форме переменчивой мозаики отдельных черточек, пунктирно обозначающих объект изображения.

Эта особенность изобразительной манеры Анненского напоминает об импрессионизме. В пейзажных зарисовках импрессионистический стиль Анненского проявляется в использовании разнообразных оттенков цвета, во внимании к изменчивым, едва уловимым состояниям природы, отражающим летучие внутренние состояния личности. С импрессионистическим стилем принято связывать и исключительное внимание поэта к звуковому потоку стиха, культивирование изысканных сочетаний звуков, фонетических повторов, разнообразных способов ритмического обогащения стиха.

В основе композиции как отдельных стихотворений Анненского, так и его сборника лирики «Кипарисовый ларец» — принцип соответствий, сцепленности всех вещей и явлений. Читателю предлагается своего рода поэтический ребус: нужно угадать, как связаны между собой попавшие в поле зрения лирического героя вещи с его настроением. Однако такая композиционная структура не имеет ничего общего со стремлением мистифицировать, озадачить читателя. Дело в том, что лирический герой сам погружен в сложные раздумья о «постылом ребусе бытия», он будто разгадывает собственные ощущения, не организованные логически. Потому так велика в стихах Анненского роль умолчания, когда поэт дает «нам почувствовать несказанное»; потому стихотворение часто строится на сложном узоре иносказаний (метафор и перифразов).

Индивидуальность лирического стиля Анненского сказалась и в разнообразии его поэтической лексики. Наряду с традиционной для поэзии лексикой он использовал такие разные лексические ресурсы, как философская терминология и «будничное» слово; галлицизмы (заимствования из французского; особенно любимо поэтом слово «мираж») и просторечные обороты («ну-ка», «где уж», «кому ж» и т. п.). По масштабам обновления поэтической лексики новаторство Анненского может быть сопоставлено с достижениями его великого предшественника Н.А.Некрасова.

Новизна поэтического стиля Анненского, сказавшаяся прежде всего в «заземлении» символистских абстракций, замене отвлеченных понятий их вещными эквивалентами, придании символу качеств предметного слова, — эта новизна обусловила промежуточное положение поэта между поколениями символистов и акмеистов. В поэзии «серебряного века» Анненский сыграл роль посредника между символизмом и постсимволистскими течениями (его наследие повлияло на поэзию А.А.Ахматовой, О.Э.Мандельштама, В.В.Маяковского).

Важнейшие черты поэтического стиля Анненского проявились в стихотворении «Смычок и струны». Оно, по свидетельству мемуаристов, было одним из самых любимых созданий Анненского. Будучи по возрасту намного старше всех других поэтов новых течений, он не любил демонстративных проявлений эмоций и обычно хорошо скрывал свои чувства под маской академической корректности. Однако, принимаясь зачтение «Смычка и струн», поэт не мог сохранить будничного тона, присущего ему при декламации собственных стихов.

«… Надрывным голосом, почти переставая владеть собой, произносил Анненский: «И было мукою для них, что людям музыкой казалось…» — вспоминал младший современник поэта С.К.Маковский. Очевидно, цитируемая им строчка воспринималась самим автором как эмоциональная кульминация, как смысловое ядро стихотворения.

Внешне стихотворение сочетает в себе признаки рассказа в стихах и драматического диалога (сам Анненский называл свои стихотворения «пьесами»). «Повествовательных!» план этой лирической пьесы намечен пунктиром глаголов совершенного вида: «зажег… взял… слил…не погасил… нашло». Интересно, что субъект этой череды действий обозначен предельно общо, неконкретно: сначала неопределенным местоимением «кто-то», а в финале — почти столь же неопределенным в контексте произведения существительным «человек». Восприятию читателя или слушателя предлагается лишь событийная рамка, как бы минимальная сюжетная мотивировка звучащего в «пьесе» диалога.

На фоне поэтической традиции отношения между человеческими переживаниями и внешним миром складываются в лирике Анненского по-новому. Мир чаще дается не прямыми описаниями, а через его отражения в душе человека. И наоборот: динамика душевных переживаний, «диалектика души» — через окружающий человека предметный мир. На первый взгляд, в таком соотнесении психологических процессов и внешнего мира нет ничего нового. Действительно, прием психологического параллелизма — один из древнейших выразительных приемов: он характерен, например, для народной поэзии. Однако в поэзии Анненского связь между переживанием лирического субъекта и состоянием окружающего мира прямо не декларируется, а улавливается читателем благодаря сложной системе образных ассоциаций и эмоциональных соответствий, потому что параллельные сферы даются не сплошными линиями, а прерывистым пунктиром.

Кроме того, внешний и внутренний миры не изображаются в его стихотворениях одинаково подробно. На первом плане в стихотворениях Анненского чаще всего оказывается внешний мир, а прямых обозначений чувств и душевных движений субъекта сравнительно немного. Другое важное новшество Анненского — использование будничных, повседневных подробностей «внешней» жизни. Если прежде образные эмоциональные параллели черпались поэтами прежде всего из мира природы (пейзаж, смена времен года, метеорологические явления), то Анненский смело использует в этой функции урбанистические подробности, детали городского быта. Именно детали городской жизни — транспорт, часы, обои, воздушный шарик, музыкальные инструменты, кукла — становятся в его лирике знаками душевного опыта, именно их поэт наделяет свойствами психологической «сверхпроводимости».

 

В качестве вещных знаков психологических отношений в стихотворении использована вынесенная в заголовок пара «Смычок и струны». Конкретность, вещественность этих предметов контрастирует с крайней зыбкостью человеческого присутствия. Происходит своеобразная инверсия отношений между субъектом и объектом: психологические качества (способность чувствовать, думать, страдать) переносятся на предметы. Сигнал этого переворота отношений — метафорическое использование слова «лики» по отношению к скрипке. «Два желтых лика, два унылых» при этом ассоциируются прежде всего с двумя деками скрипки: желтый лак их поверхности тускло отражает свет зажженных свечей.

Однако благодаря импрессионистической, летучей манере «портретирования» однозначной связи между словом «лики» и конкретной деталью не возникает: ассоциативно оно связывается и с главными «действующими лицами» лирического события — смычком и струнами, и — шире — с любыми двумя тянущимися друг к другу существами. Лирическая ситуация связывает между собой два предмета, но сами предметы истолкованы символически, вовлечены в психологическое движение и потому сигнализируют о мире человеческих отношений. Этому способствует и форма драматического диалога, разворачивающегося в центральной части стихотворения.

«Реплики» этого диалога фонетически и ритмически виртуозно имитируют прикосновение смычка к струнам. Особенно выразительны звуковые повторы в словосочетаниях «нас надо» и «ты та ли, та ли»: словарное значение этих слов будто растворяется в самой звуковой имитации игры на скрипке. Во второй, и третьей строфах заметно преобладание одно- и двусложных слов: прерывистость слов противодействует ритмической инерции четырехстопного ямба, насыщает строку сверхсхемными ударениями. Неровная, синкопическая пульсация этих строф как нельзя лучше соответствует возвратно-поступательным движениям смычка и в то же время отражает сложный характер отраженных в стихотворении движений души.

Миг переживаемого счастья неотделим от импульса боли, рождаемого сознанием того, что счастье мимолетно. Мгновение гармонии — будто кратковременный мираж на фоне «темного бреда» повседневности. Но стремление к гармонии неустранимо, даже если оно чревато гибелью, как неустранима роковая связь музыки и муки — таковы смысловые ассоциации, рождаемые движением стиха.

Человек в поэтическом мире Анненского жаждет преодолеть свое одиночество, стремится к слиянию с миром и с родственными ему душами, но вновь и вновь переживает трагические разуверения в возможности счастья. Прежде всего потому, что не может отрешиться от бремени собственного сознания. Присутствие обращенного на себя «гамлетовского» сознания передано в первой строфе интонацией недоумения и самоиронии. Череда тревожных вопросов, звучащих во второй-четвертой строфах, поддерживает картину мучительной работы сознания.

Раздельность и слитность для Анненского — сиамские близнецы человеческого восприятия, два нерасторжимых качества существования человека в мире. Если слитность и взаимодействие ассоциируются у него с миром чувств, с музыкой, с полетом воображения, со спасительной темнотой неведения, то оборотная сторона медали — раздельность, разъединение — неминуемо сопровождают мир рационального знания, жизненного опыта, дневного ясного видения.

Раздельность и слитность становятся двумя внутренними мотивами стихотворения «Смычок и струны». Момент предельного напряжения между этими мотивами приходится на последние два стиха четвертой строфы. Они связаны между собой контрастной парой утвердительного «да» и противительного «но». Полярность взаимодействующих сил отразилась и в грамматической оппозиции совершенного и несовершенного вида: моменты звучащей музыки переданы формами несовершенного вида (ластились, трепетали, отвечала, держалось, пели), в то время как «событийная» рамка стихотворения воплощена в формах совершенного вида, поддерживающего семантику конечности и разъединения.

Самая яркая сторона формы «Смычка и струн» — его фонетическая организация. Исключительное внимание к звуковому составу слов, к изысканным созвучиям, ассонансам и аллитерациям, — общее свойство символистской поэзии. Но даже на этом общесимволистском фоне акустические качества стиха Анненского выделяются высшей степенью выразительности. Во многом благодаря тому, что звучание его лирики неотторжимо от движения смысла.

Первостепенная роль в звуковом ансамбле стихотворения принадлежит гласным «о» и «у» (ударным в словах заголовка). Характерно, что логические акценты в первой строфе приходятся именно на те слова, в которых ударными гласными попеременно оказываются эти два звука («тяжелый, темный», «мутно-лунны», «столько», «струны»). Ассонансы на «о» и «у» составляют пунктирный звуковой узор всего стихотворения и создают ощущение мучительно рождающейся гармонии, будто отбрасывая друг на друга свои фонетические тени. Благодаря двум «сольным» звуковым партиям стихотворение движется к своей эмоциональной кульминации в предпоследней строфе. Она, эта кульминация, подготовлена рифмой «довольно — больно» и последним в стихотворении всплеском фонетической активности звука «о» в цепочке слов «Смычок всё понял». На этом звуковом фоне итоговое сопряжение слов «музыка» и «мука» производит впечатление траурного контраста, поддержанного в финальной строфе семантикой слов «свечи» и «черный бархат».

Разнозвучие «о» и «у», получивших статус двух неслиянных голосов, тем выразительнее, что логика лирического сюжета заставляет взаимодействовать «носителей» этих голосов: смычок и струны. Предметная семантика резко противоречит фонетике. В то время как логика ситуации напоминает о том, что обязательным условием звучания является взаимодействие, слияние, — фонетическое несходство двух голосов будто противится этой логике. Реальный эпизод игры на скрипке (точнее, его звуковая имитация) в третьей и четвертой строфах отмечен новой, нейтральной по отношению к взаимодействующим голосам оркестровкой: наиболее ответственные слова связаны ассонансом на «а» и аллитерацией на «т» и «л» («ты та ли, тали»; «ластились», «ластясь, трепетали»). Это и есть краткий миг мечты, мимолетного миража, разрушаемого вернувшимся сознанием: понимание восстанавливает разнозвучие.

Возвращение к исходной ситуации одиночества, раздельности подчеркнуто в тексте стихотворения чередой многоточий. Сигнализируемые ими паузы готовят к финальной картине рассветной тишины.

Всё кратко.ру — Анненский И.Ф. — Биография кратко. Анненский Иннокентий Федорович

Краткие биографии писателей

Иннокентий Анненский — русский поэт, драматург, переводчик, критик.
Родился 20 августа (1 сентября н.с.) в Омске в семье государственного чиновника.
В 1860 семья переехала в Петербург, где Анненский получил начальное и высшее образование. В 1879 окончил историко-филологический факультет Петербургского университета по специальности сравнительное языкознание.
После университета началась его педагогическая деятельность, не прекращавшаяся до конца жизни. Был преподавателем древних языков, античной литературы, русского языка и теории словесности в гимназиях и на Высших женских курсах, директором царскосельской гимназии. В 1870-е годы начинает писать стихи, но не делает попытки опубликовать их.
В 1880-е выступает в печати с научными рецензиями и статьями по филологии и педагогике. С начала 1890-х годов Анненский приступил к полному переводу трагедий Еврипида, который закончил к концу жизни. В журнале «Русская школа» появляются статьи о творчестве русских писателей: Гоголя, Лермонтова, Гончарова и др. Эти статьи обычно называют «критической прозой», поскольку, отличаясь глубоким анализом литературного произведения, его статьи сами обладают высокой художественностью.
Оригинальные драматические произведения Анненского появились только в начале XX века — трагедии на сюжеты античной мифологии («Меланиппа-философ» (1901), «Царь Иксион» (1902), «Лаодамия» (1906)).
В 1904 выходит его книга стихов «Тихие песни», после смерти — сборники стихов «Кипарисовый ларец» (1910) и «Посмертные стихи» (1923).
Лирика Анненского, носившая психологически-символический характер, отличалась глубокой искренностью. При жизни автора она была мало известна, но в дальнейшем оказала сильное влияние на творчество поэтов-акмеистов, которые объявили Анненского своим духовным учителем, находя в его творчестве истоки развития нового направления в русской поэзии, стремящегося к «прекрасной ясности».
30 ноября (11 декабря н.с.) 1909 Анненский скончался в Петербурге.
«Кипарисовый ларец»
1. Сиреневая мгла
Наша улица снегами залегла,
По снегам бежит сиреневая мгла.
Мимоходом только глянула в окно,
И я понял, что люблю ее давно.
Я молил ее, сиреневую мглу:
«Погости, побудь со мной в моем углу,
Не тоску мою древнюю развей,
Поделись со мной, желанная, своей!»
Но лишь издали услышал я ее ответ:
«Если любишь, так и сам отыщешь след,
Где над омутом синеет тонкий лед,
Там часочек погощу я, кончив лет,
А у печки-то никто нас не видал…
Только те мои, кто волен да удал».


Анненский Иннокентий Федорович. Биография и творчество

1.

Анненский Иннокентий Федорович Биография и творчество АННЕНСКИЙ ИННОКЕНТИЙ
ФЕДОРОВИЧ
БИОГРАФИЯ И ТВОРЧЕСТВО

2. Биография

И. Ф. Анненский родился в Омске, вскоре семья
переехала в Петербург. В автобиографии будущий поэт
сообщал, что вырос «в среде, где соединялись элементы
бюрократические и помещичьи». «С детства любил
заниматься историей и словесностью и чувствовал
антипатию ко всему элементарному и банально-ясному».
Писать стихи Анненский начал довольно рано. Так как в
1870-е годы понятие «символизм» не было еще ему
известно, он называл себя мистиком и «бредил
религиозным жанром» испанского художника XVI I в. Б. Э.
Мурильо, который и «старался „оформлять словами»».
Следуя совету своего старшего брата, известного
экономиста и публициста Н. Ф. Анненского, считавшего,
что до тридцати лет не надо публиковаться, молодой
поэт не предназначал свои поэтические опыты для
печати. В университетские годы изучение древних
языков
и
античности
на
время
вытеснило
стихотворчество; по признанию поэта, он ничего не
писал, кроме диссертаций. После университета началась
«педагогически-административная»
деятельность,
которая, по мнению его коллег-античников, отвлекала
Анненского от «строго научных занятий», а по мнению
сочувствующих его поэзии, мешала творчеству.
И. Ф. Анненский

3. Биография

В печати Анненский дебютировал как критик. В 1880 —
1890-е годы он опубликовал ряд статей, в основном о
русской литературе XIX в. В 1906 г. вышла первая, а в 1909
—вторая из «Книг отражений» — собрание критики,
отличающееся
уайльдовским
субъективизмом,
импрессионистичностью восприятия и ассоциативнообразными настроениями. Сам автор подчеркивал, что он
«вовсе не критик», а только «читатель».
Анненский-поэт считал своими предтечами французских
символистов, «парнасцев и проклятых», которых много и
охотно переводил. Их заслугу, «кроме обогащения языка»,
он
видел
в
«повышении
нашей
эстетической
чувствительности
и
увеличении
шкалы
наших
художественных ощущений». Переводы французских
поэтов составили значительный раздел его первого
сборника стихов. Из русских поэтов-символистов
Анненскому ближе всего К. Д. Бальмонт, вызывавший у
автора «Тихих песен» «благоговение». Он высоко ценил
«новую гибкость и музыкальность» поэтического языка
Бальмонта.
К. Д. Бальмонт

4. Биография

Анненский вел достаточно «уединенную»
литературную жизнь: он не отстаивал права
«нового» искусства на существование в период
«бури и натиска», не участвовал в последующих
внутрисимволистских баталиях. Первые его
публикации на страницах символистской прессы
относятся к 1906 г. (журнал «Перевал»),
«Вхождение» Анненского в символистскую среду
фактически состоялось в последний год его
жизни. Поэт и критик читает лекции в
«Поэтической академии», входит в состав членов
«Общества ревнителей художественного слова»
при новом петербургском журнале «Аполлон»,
печатает на его страницах свою программную
статью «О современном лиризме».
Скоропостижная смерть поэта у Царскосельского
вокзала вызвала широкий
резонанс в
символистских кругах. В среде близких к
«Аполлону» молодых поэтов акмеистической
ориентации, упрекавших символистов за то, что
они
«просмотрели»
Анненского,
стал
складываться посмертный культ поэта.
Царскосельский вокзал

5. Творчество

Второй сборник стихов вышел через четыре месяца
после его смерти. Подготовку «Кипарисового ларца» (в
кипарисовой шкатулке хранились рукописи Анненского)
завершал его сын — В. И. Анненский-Кривич, биограф
поэта, его редактор и комментатор. Есть основания
полагать, что Кривич не всегда пунктуально следовал
авторской воле отца. С «Кипарисовым ларцом» к
Анненскому пришла, наконец, запоздалая слава. «Книгу
я сейчас просматриваю, — писал Блок сыну поэта. —
Через всю усталость и опустошенность этой весны —
она проникает глубоко в сердце. Невероятная близость
переживаний, объясняющая мне многое о самом себе».
Брюсов, обративший уже раньше внимание на
«свежесть» эпитетов, сравнений, оборотов и даже
просто выбираемых слов в сборнике «Тихие песни»,
теперь как несомненное достоинство отметил
невозможность «угадать» у Анненского «по двум
первым стихам строфы двух следующих и по началу
стихотворения его конец».
В 1923 г. Кривич опубликовал оставшиеся тексты поэта в
сборнике «Посмертные стихи Ин. Анненского».
В. И. Анненский-Кривич

6. Творчество

Лирический герой Анненского — человек,
разгадывающий «постылый ребус бытия». Поэт
подвергает пристальному анализу «содержание
нашего я», «которое хотело бы стать целым
миром, раствориться, разлиться в нем, я,
замученное сознанием своего безысходного
одиночества, неизбежного конца и бесцельного
существования; я в кошмаре возвратов, под
грузом наследственности, я среди природы, где,
немо и незримо упрекая его, живут такие же я, я
среди природы, мистически ему близкой и кемто больно и бесцельно сцепленной с его
существованием».
Сопоставляя лирику Анненского со стихами
символистов «младшего» поколения, С. К.
Маковский увидел корни глубоко трагического
миросозерцания
поэта
«в
неверии
в
трансцендентальный
смысл
Вселенной»,
отрицающем, в конечном итоге, «категорически
и безусловно» «смысл личного бытия».
С. К. Маковский

7. Творчество

Неповторимое
своеобразие
стихам
Анненского
придает
«легкая ирония», которая, по
словам Брюсова, стала «вторым
лицом» поэта, и «неотделима от
его духовного облика».
Манера письма автора «Тихих
песен» и «Кипарисового ларца»
«резко
импрессионистическая»,
Вяч.
Иванов
назвал
ее
«ассоциативным символизмом».
Поэзия, по мнению Анненского, не
изображает, а намекает на то, что
недоступно
выражению, «мы
славим поэта не за то, что он
сказал, а за то, что он дал нам
почувствовать несказанное».
“Кипарисовый Ларец”
Валерий Брюсов

Родился поэт, переводчик, литературный критик Иннокентий Фёдорович Анненский

20 августа (1 сентября) 1855 г. в Омске в семье крупного чиновника родился Иннокентий Фёдорович Анненский — поэт, переводчик, литературный критик, педагог.

В 1860 г. семья Анненских переехала в Петербург. Сменив несколько гимназий, Иннокентий Фёдорович экстерном сдал экзамены на аттестат зрелости и в 1875 г. поступил на историко-филологический факультет Петербургского университета. В университете Анненский занимался сравнительным языкознанием и историей русского языка под руководством И. И. Срезневского, овладел четырнадцатью языками, включая древнееврейский и санскрит.

После окончания университета в 1879 г. он приступил к педагогической деятельности, которую не прекращал практически до самой смерти: преподавал древние языки в гимназии Ф. Ф. Бычкова и в Павловском институте, теорию словесности на Высших женских (Бестужевских) курсах, греческую литературу на курсах Н. Н. Раева. В 1891 г. Иннокентий Фёдорович был назначен директором закрытого учебного заведения Коллегии Павла Галагана в Киеве, в 1893 г. — директором 8-й мужской гимназии в Петербурге, а в 1896 г. — Николаевской гимназии в Царском Селе. Среди учеников Анненского в Николаевской гимназии были поэт Н. С. Гумилёв и искусствовед Н. Н. Пунин.

Начало литературной деятельности Анненского относится к 1870-м гг., когда он начал писать стихи, но не делал попытки опубликовать их. С 1880-х гг. Иннокентий Фёдорович выступал в печати с научными рецензиями и статьями по филологии и педагогике. С начала 1890-х гг. Анненский приступил к полному переводу трагедий Еврипида, который закончил к концу жизни. В журнале «Русская школа» появляются статьи о творчестве русских писателей: Гоголя, Лермонтова, Гончарова и др. Эти статьи обычно называют «критической прозой», поскольку, отличаясь глубоким анализом литературного произведения, они сами обладают высокой художественностью.

Оригинальные драматические произведения Анненского появились только в начале XX в. — трагедии на сюжеты античной мифологии («Меланиппа-философ» (1901), «Царь Иксион» (1902), «Лаодамия» (1906)).

В 1904 г. выходит его книга стихов «Тихие песни», после смерти — сборники стихов «Кипарисовый ларец» (1910) и «Посмертные стихи» (1923).

30 ноября (13 декабря) 1909 г. И. Ф. Анненский скоропостижно скончался от остановки сердца.

Творчество Иннокентия Фёдоровича оказало влияние на многих русских поэтов; своим учителем его назвали поэты-акмеисты; стихотворным опытам Анненского следовали Б. Л. Пастернак, О. Э. Мандельштам, В. В. Маяковский, В. В. Хлебников, А. А. Ахматова.

Лит.: Анненский И. Ф. Стихотворения и трагедии. Л., 1990; Иннокентий Анненский: Открытый цифровой информационный ресурс / Выграненко М. А., 2005-2014. URL: http://annensky.lib.ru/index.htm; Петрова Г. В. Творчество Иннокентия Анненского: Уч. пособие. Великий Новгород, 2002.

См. также в Президентской библиотеке:

Краткий свод мнений педагогических советов гимназий и прогимназий С.-Петербургского учебного округа о программах по русскому языку с церковно-славянским и словесности, которые были предложены на обсуждение советов циркулярным распоряжением г. попечителя С.-Петербургского учебного округа от 31-го декабря 1895 г. за № 12930 и заключение по вышеозначенным мнениям директора 8-й С.-Петербургской гимназии И. Ф. Анненского. СПб., 1896.

биография, творческое наследие Поэзия Иннокентия Анненский

Иннокентий Федорович Анненский

1855-1909

Особое значение в развитии русской импрессионистической поэзии имело творчество Анненского. Аннена оказала влияние на всех крупных поэтов того времени своим поиском новых поэтических ритмов, поэтического слова . Символисты считали его предметом новой русской поэзии. Однако взгляды Анненского не укладывались в рамки символистской школы.Творчество поэта можно определить как феномен предвзятости. По своему пафосу он ближе к творчеству поэтов конца XIX в. В. — Фета. Начиная с 80-х годов прошлого века с традиционными поэтическими формами, проходя через увлечение французскими парнасанами, соприкасаясь с некоторыми течениями с Бальмонтом и Сологубом, Анненский значительно опережал многих современников по уровню развития.

Видный государь, директор Николаевской гимназии в царском селе, постоянной резиденции царя, делавшей Анненскую службу особенно сложной и ответственной.Он известный педагог, прекрасный филолог.

Творческая судьба Анненского необычна. Его название в литературе до 1900-х годов почти не было известно. «Тихие песни» — первый сборник его стихотворений, написанных в 80-90-х годах, появился в печати только в 1904 году (сборник вышел под псевдонимом: Ник. Т-О). Известность как Анненский поэт начинает приобретать в последний год своей жизни . Вторая, последняя книга его стихов «Кипарисовая шкатулка» вышла посмертно, в 1910 г.

.

Манера письма Анненского резко импрессионистическая; Он не изображает ничего, как он это знает, а как ему кажется сейчас, в этот момент .Как последовательный импрессионист, Аннена идет далеко вперед не только от Феты, но и от Бальмонта.

Мотивы лирики Анненского замкнуты в области настроений одиночества, тоски бытия . Поэтому так часто в его стихах встречаются образы и картинки увядания, сумерек, закатов. Для поэтического мира Анненскому характерно постоянное противостояние приснившейся бытовой прозе жизни, которая напоминает поэту нечто призрачное и кошмарное («бессонные ночи»). Такой контраст формирует стилистическую систему поэта, в которой стиль поэтично-изысканно соседствует с нарочитыми прозеконами. Но смутное восприятие действительности сочеталось с его абстрактным трагическим восприятием вообще бытия.

В его стихах глубокая искренность, интимность переживаний, даже таких сложных, как запутанность перед жизнью и перед ее моментами, трагедия вызова, страх смерти, найдены и вполне адекватны. Никакой мрачной, необоснованной поэтической мысли.

В самом конце жизни планируется сближение Анненского с литературными кругами : Маковский привлекает его к сотрудничеству в задуманном им литературно-художественном журнале «Аполлон». Аннена охотно пошла на сотрудничество. В первом номере было три его стихотворения и начало статьи «О современном лоризме». Таким образом, впервые Анненский принимает непосредственное участие в современном литературном процессе, обнаруживая, несмотря на его замкнутость и приватность, остроту понимания всего комплекса проблем, волнующих литературную современность.Однако положение продолжает оставаться очень своеобразным, суверенным.

При наличии общих мотивов поэзия Анненского существенно отличается от поэзии символистов. Его лирический герой — человек из реального мира . Личный опыт поэта лишен мистического пафоса. Ему чужды опыты над стихом и поэтическим языком, хотя среди поэтов начала века он был одним из крупнейших злых мастеров . В стихе Анненского была особенность, отличавшая его от стихов символистов, а затем привлекавшая пристальное внимание поэтов-акмеистов: сочетание повышенно-эмоционального тона и тона разговорного, подчеркнуто-прозаического.Через частное поэт всегда светил вообще, но не в логическом проявлении, а в каком-то внеэкологическом назначении.

Поэзия Аннены свойственна камерной изысканности, замкнутости в личной психологической теме . Это стихотворение намека, без нарушений. Но у Анненского нет намеков на Двеллемирию, характерных для символистов биспанизма. Он рисует только мгновенные ощущения жизни, человеческие мыслительные движения, моментальное восприятие их вокруг них и тем самым — психологические состояния героя .

Индивидуализм Анненского бесспорен, но своеобразен: его поэзия характеризуется предельной концентрацией на внутреннем «Я», остротой чувства одиночества. Но его индивидуализм существует в динамике и всегда на грани: в остром напряженном переживании его взаимоотношений с тем, что «не-я», — внешний мир, чужое сознание. Психологические уклоны и утонченность, сосредоточение на собственном «Я» не приводят к эгоистичному самоутверждению, а, наоборот, притягивают к чужому «Я», представляющему также и весь мир, столь же трагически замкнутый в себе.

Стихов на общественную тему Анненского мало. И в них все то же противопоставление мечты о прекрасном и неприглядной реальности. Вершиной социальной темы в его стихах стало знаменитое стихотворение «Старый эстонский язык», на которое поэт откликнулся на революционные события в Эстонии в 1905 году, выразив протест против расстрелов революционеров и реакции правительства.

Аннена была наиболее характерным представителем импрессионистической критики в литературе начала века.В критических статьях, собранных в двух «книгах размышлений» (1906, 1908), он стремился раскрыть психологию творчества автора, особенности его духовной жизни, передать его личное впечатление о работе i. А в его критических произведениях ярче выражены демократические взгляды писателя, его общественные устремления. Анненский как бы символами противовеса подчеркивает социальную значимость искусства . Анненский стремился понять и показать общественный смысл и социальную значимость произведения.

«Смычок и струны»

Какая тяжелая мрачная чушь!

Какая эта тусклая луна!

Прикоснись к скрипке столько лет

И не знаю со светом веревочки!

Кто нам нужен? Кто сжег

Два желтых лица, два тусклых . ..

И вдруг я почувствовал лук,

Это кто-то взял, а кто-то их слил.

«Ах, как давно! Сквозь эту тьму

Скажи одно: ты к тебе? «

И к нему пошли струны,

Ссылки, но, понеслось, дрогнуло.

«Неправда, подробнее

Не разойдемся? Милая? .. «

И скрипка ответила утвердительно,

Но сердце скрипки было ранено.

Боу все понял, сел,

А в скрипке Эхо все сохранилось …

И была для них мука,

Вот такие люди людям казались.

Но человек не расплатился

Перед утром свеча … и струны спели …

Только солнце их нашло без сил

На черной бархатной кровати.

«Старая Шарманка»

Небо полностью рождено разумом:

Потом огонь, потом ослепил снег,

И, ударившись, зверь отступил

Для апрельской упорной зимы.

Немного на данный момент Сомомец в забвении —

Опять на брови шлем закинут,

А под премиум стримы

Не вымершие, связанные и принесенные в жертву.

Но прошлое давно забыто,

Шуменский сад, и камень белый и земля,

И смотрит в открытое окно,

Как засохла трава шок.

Скармер только старый блестящий,

А она в напряжении плавки

мая

Еще не смелое злое преступление,

Цепь вала круговая и толкающая.

И никак, цепляясь, не поймет

Это вал, на котором нечем работать

Эта академия старости растет

На шипах от муки перевернуть.

Но когда б и понял старый вал,

Вот такая участь со скармером

Будет ли петь, кружась, остановился

Потому что нельзя петь без страданий? ..

«Стальная цикада»

Я знал, что она вернется

И будет со мной — тоска.

Цинк и запах

С дверью часовщика …

Сердца стальные треп

Шоковым выстрелом

компенсирует и не соглашается

Открывший дверь …

Крыло Жадного Цикада,

Нетерпеливо избили:

Счастье, которое близко, радует,

Мука и конец называется? . .

Им нужно так много сказать

Так далеко …

Розетка, увы! цикада,

Наши пути лежат.

Вот и мы с вами только чудо,

Живи с тобой сейчас

Всего за минуту — до

Не открывал дверь …

Цинк и запах,

А ты пока будешь …

Тихо вернется

И будет со мной — тоска.

«Двойной»

Ни я, ни он, ни ты,

И то же, что Я, а не то же:

Так мы были где-то похожи

Это наши черти перепутали.

В сомнении кипит еще спор

Но, невидимое слияние,

Мы живем и мечтаем,

Солнце с тех пор разошлось.

Беспокоит жаркий сон

Обман вторых очертаний

Но то, что я искал без устали,

Чем ярче я научился сам.

Только ночь может быть беззвучной

Иногда Коляньер будет отражать

Мое и другое дыхание,

Сердце бьется и мое, а не мое. ..

И в мутном грисе годин

Все чаще мучаюсь:

Когда вы нас наконец разделите

Что я буду один?

«Поэзия»

Над Идибой Пламя Сина

Люблю ее лучи тумана

Помолись ей, не зная,

Путь безнадежно горячий

Но от Лазури Фимиам,

Из лилий праздной короны,

Беги … Отвергая храм гордости

И слава священнику,

Чтоб в океане мутной земли

В безумных потолочных святынях,

Искать следы ее сандалий

Между сугробами пустыни.

Петербург

Желтые пары петербургской зимы,

Желтый снег, светящиеся пластины …

Не знаю где ты и где мы

Просто знайте, что мы плотно сливаемся.

Составлял ли нас королевский указ?

Неужели шведы забыли?

Вместо сказки в прошлом

Страшны были только камни.

Только камни дал нам волшебник,

Да невская бороть желтая

Да пустыни тихих площадей,

Где казнили людей до рассвета.

А то, что было у нас на земле,

Какой орел у нас двуглавый,

В темных лаврах великан на скале, —

Завтра ребятам будет весело.

Кем он был, Грозен и дерзай,

Да, его бешеная болезнь дала ему

Царь змей не смог сокрушить

И прессованные стали нашим кумиром.

Ни кремля, ни чудес, ни сияния

Ни миража, ни слез, ни улыбки …

Только камни из замороженных пустынь

Да, сознание проклятой ошибки.

Даже в мае, когда пролилось

Белая ночь над теневыми волнами,

Нет копья весенней мечты,

Есть отражение бесплодных свидетельств.

«Старейшие эстонцы»

Если ночи тюрьмы и глухие,

Если сны лапы тонкие,

Так знай, что старухи рядом,

Из-под Ревеля близко к Эстонскому.

Вот и вошли, — Сб так строго,

Не оставляй меня из долгого плена,

Их одежда темная и бедная

А в киттомке у каждого полно.

Я знаю завтра по болезненной пачке

Я буду отличаться от себя …

Сколько раз я их просил: «Забудьте …»

И они читают им молчание: «Не могу».

Как земля, эти люди не скажут

Эта вера похоронена в сердцах …

Не смотри на меня — просто вяжи

У тебя бесконечный серый чулок.

Но любезность — снята в сторону …

Да не бойся: бок на кровати…

Только вот не ошибка, эстонка?

Это я сам виноват.

Но пришли, так давайте коряк

Нет часов, мы не умеем тикать.

Может, плакать захотелось?

Так тихо, тихо … больно?

Иль от ветра твои пухлые,

Аккуратные почки березовые на могилах …

Ты молчишь, грустные куклы,

Мои сыновья … Я их не казнил …

Я их наоборот очень пожалел,

Прочитав в милосердных газетах,

Я молился за себя, за храбрых,

И священник был в восторге.

Покачал головой эстонский.

«Вы их пожалели … как вам жаль,

Если у вас тонкие пальцы,

И ни разу не выжимала?

Говори крепко, палач с биркой!

Улыбайтесь друг другу, любите!

Ну про нежный, ты кроткий, ты тихий,

Во всем мире вы не виноваты!

Добродетель … ваша добродетель

Дрожим вяжем, но вяжем …

Ждать — накапливаются шлейфы,

Итак, давайте подумаем над словом, скажем… «

Сон всегда отпускал меня Skupo,

И мои паутины такие тонкие …

Но как это печально … и глупо …

Изучил эти куски …

«Поэт»

Отдельная четкость лучей

И в сиянии видения

Всегда выше нас — сила вещей

С его триадными измерениями.

И края существования

Иль формирует вымысел, умножаемый на

Но в моих глазах я не

Вы не можете никуда уйти.

Эта сила — маяк, она зовет,

Он объединил Бога и мысли,

А до этого так бледно

Вещи в искусстве.

Нет, не уйти от власти от них

Над магией воздушных пятен,

Стих «Я не углубляюсь в манит»,

Он только как ребус не испорчен.

Красный открытый темп

Увеличенный Пиерид Орфей.

Вы достойны певца,

Кавер-версии Puppet Isis?

Любовь разлука и лучи

В рожденном аромате.

Мыло светлое You Bowl

Для известкового восприятия.

Цикл «Tribux Autumn»

Ты снова со мной

Ты снова со мной, подруга падать,

А вот через сеть голых ваших филиалов

Никогда не бледнеет

А снег мертвый не помню.

Я твои грустные поступки

И негры ваши не видели воды,

На твоем лина-полуразрушенном небе

Желтые тучи рвут меня разводом.

До конца все увидеть, Чапенс …

Ох, как этот воздух странно новый …

Знаешь что … Я думал, что больше

Чтобы увидеть пустые загадочные слова . ..

Август

Еще горят лучи под гербом дорог,

А там, между ветками, все мрачно и много:

Так улыбается бледный игрок,

День отдыха. С туманом на земле

Манят сонно-грустные призывы…

И с ним праздник всей души, сокрушенный в кристалле

Еще светит вчерашний день, а живы только астры …

Иль это — шествие белых сквозь простыни?

А там фары дрожат под матовой короной,

Дрожь и скажи: «Ты? Когда ты?»

На медном языке Востока похорон …

Кончил Ли из игры, гробница протерта,

Но они проясняют впечатляющее сердце;

Ой, как я тебя понял: И неблагодарность жара,

И роскошь цветников, на которых появляется воск…

Это было на Валлен-Коски

Это было на Валлен-Коски.

Шел дождь из дымных туч,

И желтые мокрые доски

Выбежал из грустного круга.

Я холодно зевнул от ночи,

И слезы просили очи;

На радостях забросили куклу

Тем утром в четвертый раз.

Кукла-будильник для дайвинга

Послушный в сером водопаде,

И сначала длинное,

Все как бы помчалось назад.

Но в дар облизанная пена

Суставы прессованных рук, —

Ее спасение осталось неизменным

Для новой и новой муки.

Смотрите, ручей заточенный

Желтеет, побежден и медлителен;

Чухонцы были честными

Для корпуса Полтина взял.

Комедия была я

Серым утром фигня.

Бывает такое небо,

Такая игра лучей

Куклы оскорбления сердца

Обижен своим сожалением.

Как листья, то и мы немного:

Мы седые, возродились,

Как детская скрипка, подделка.

И в глубине сознания

Этот единственный страх родился с ним

Что на свете одиноко,

Как старая кукла в волнах …

Цикл «Кошмар Трилисте»

Кошмары

«Вы ждете? Вы в волне? Это чушь собачья.

Вы выходите к нему? Нет!

Поймите: у вас сумасшедший

Бог знает где и с кем я всю ночь провел

утонул и говори его член,

И рука его полна камнями;

Togo look — еще одно пожелание,

Сухие листья кинешь,

Il kiss думает и плачет

Следы останутся в суматохе Кос,

Если губы смогут скрыть лицо тебе

Смущенный и мучительно Пунчов.

Послушайте! .. Я тебя только напугала:

Он далеко, он умер … Я соврал.

И жалобы, и шепот, и стук, —

Которые мы страдаем, я, будь ты …

Иль Ворки схвачены и разбиты?

Нет! Ты спокоен … только в губах

Змея-то бледная … Я тупой …

Дата назначена на другую …

Теперь все понял: испуг, корпус

И мокрый блеск твоих глаз.«

Стук? Идти? Она поднялась.

Смотрю — у фитила фонарь,

Он розовый … Вот косички отпустили.

Косы закачивались и падали . ..

Проходит … а мы горим, в одном пожаре …

Здесь хранились и завораживали руки,

И волосы, и колени, и ласки …

Так он ум человека, эта гордость,

Не стоит колыхаться сердец,

Ни мокрого, ни розового тепла!

И вдруг я стал другим существом…

Кровать … свеча горит. На грустный тон

Идет дождь … Я спал и видел сон.

Киевская пещера

Тающие зеленые свечи

Сумеречные мерцания

Что-то на плечах

В землю теперь ушло,

Кто-то молча говорит

Помолитесь дыханием у плиты,

Согнутая «С креста»

Желтая вода будет сидеть …

«Скоро?» — Терпения, скорее…

У больных набиты уши

Черный коридор

Все безответно и душ …

Нет, не хочу, не хочу!

Как? Ни людей, ни пути?

Неужели дыхание свечи?

Тише … ползти надо . ..

То есть

Ночь не тает. Ночь как камень.

Плач только лед

И ручей на корпусе

Ваш необычный полет.

Но дар Тая закопают,

Выступы на голову:

Не помню, считая

Какие подушки всего две

А что лечить в разрезе,

В синем огненном тумане,

Если порвалась балка лам

О буксировке топора.

Но Отрадная до рассвета

Сердце дрема затоплено

Все им простят … если это

Только это, а не то.

Цикл «Trilister Fleeliness»

Мне нравится

Я люблю исчезающее эхо

После бешеной тройки в лесу,

Для искрометного задорного смеха

Обожаю передовой.

Я люблю себя зимним утром

Я — пурпурный разлив семитиса,

И там, где весной горит солнце

Только розовый зимний фламбур.

Люблю на бледной ширине

В переливах монтируется цвет. ..

Я люблю все в этом мире

Ни согласной, ни эха.

Токарный вызывной в поле

Лес затуманен пайетками

В тени меняют лиц

В небесах синих пустынь

Сланы идут молиться …

Slans, возьми меня!

Сердце так слабо и Сиро,

Дневная игристая пыль

Дразнит возможность мира.

Что он обещает, этот звонок?

Или и мы там изощренные,

Жемчужные острова

Плавленый досками синий? ..

Осень

Не били четыре … но бледно-светящиеся

Едва купол на нас золотой

А, в увядшей степной туманной речке,

Так плавно двигались над нами облака,

И столько мягкости сказало их движение,

Забыв, чтобы яд изменился и мука растворилась,

То, что сердце музыки хотело для него …

Но снег лежал в горах и там был мертвый,

И ворвался в ночь свистящие дожди

Между небом и землей натянуты струны. ..

А к утру кто-то, тихо исчезнув сны,

Переделал шепотом, что мы осуждены.

Хребет не двинулся с места и точно замер,

Ночь приближала чувство неудачи

Герои поэзии Гумилев

Судьба поэта Анненского Иносентия Федоровича (1855–1909) уникальна в своем роде. Свой первый (и единственный при жизни) поэтический сборник он выпустил в 49 лет под псевдонимом.Т-го.

Изначально поэт собирался дать книге название «Из пещеры Полифем» и выбрать псевдоним для пола, что в переводе с греческого означает «Никто» (Одиссея была представлена ​​Cyclop Polyflue). Позже сборник получил название «Тихие песни». Александр Блок, не знавший, кто был автором книги, посчитал такую ​​анонимность сомнительной. Он писал, что поэт как бы прячет лицо под маской, которая заставила его затеряться среди множества книг. Может, в этом скромном проигрыше стоит слишком сильно выглядеть «больная рука»?

Происхождение поэта, молодые годы

Будущий поэт родился в Омске. Его родители (фото см. Ниже) Вскоре переехали в Санкт-Петербург. Иннокентий Анненский в автобиографии сообщает, что его детство прошло в среде, в которой были связаны помещики и бюрократические элементы. С юных лет любил заниматься литературой и историей, испытывал антипатию ко всему племенному и элементарному.

Первые стихи

Иннокентий Анненский стихи начали писать довольно рано. Поскольку понятие «символизм» в 1870-е годы ему было еще неизвестно, он считал себя мистиком.Аннена привлекала «религиозный жанр» Б. Э. Мурильо, испанского художника 17 века. Он пробовал этот жанр «выдать слова».

Молодой поэт вслед за Старшим братом, известным публицистом и экономистом (Н. Ф. Анненский), решил не публиковаться до 30 лет. Поэтому поэтические эксперименты не предназначались для печати. Стихи Иннокентий Анненский писал, чтобы отточить свое мастерство и заявить о себе как о зрелом поэте.

Университетское образование

Изучение древности и древних языков в университетские годы вытеснило письменность. По признанию Иннокентия Анненского, за эти годы он не написал ничего, кроме диссертаций. «Педагогико-административная» деятельность началась после университета. По словам коллег-антикваров, она отвлекла Иннокентию Федорович от научных занятий. И его сочувствующие стихи считали, что она мешает его работе.

Дебют как критика

Иннокентий Анненский дебютировал в печати как критик. Он опубликовал в 1880-1890-х годах ряд статей, посвященных основной русской литературе 19 века.В 1906 г. появилась первая «книга размышлений», а в 1909-м — вторая. Это сборник критики, который отличается импрессионистическим восприятием, субъективизмом Уайлдендера и ассоциативно-образными настроениями. Иннокентий Федорович подчеркнул, что он всего лишь читатель, но никак не критик.

Переводы французских поэтов

Поэт Анненский и его предшественники считались французскими символами, которые охотно переводились и много переводились. Помимо обогащения языка их достоинств, он также видел рост эстетической чувствительности, в том, что они увеличивали масштаб художественных ощущений. Значительным разделом первого сборника стихов Аннены стали переводы французских поэтов. Из россиян самым близким Инноенции Федоровичу был К. Д. Бальмонт, вызвавший благоговение автора «тихих песен». Анненский высоко оценил музыкальность и «новую гибкость» его поэтического языка.

Публикации в символистской прессе

Иннокентий Анненский вел довольно замкнутую литературную жизнь. В период натиска и штурма он не отстаивал право на существование «нового» искусства.В дальнейших интрамимволических спорах Анненский не участвовал.

К 1906 году появились первые публикации Иннокентия Федоровича в символической прессе (журнал Pass). Фактически, его вход в символическую среду произошел только на последнем году жизни.

Последние годы

Критик и поэт Иннокентий Анненский выступил с лекциями в Поэтической академии. Он также был членом «Общества ревнивцев», выступавшего в журнале Apollo. На страницах этого журнала Анненский опубликовал статью, которую можно назвать программной, о современном лиризме. «

Посмертный культ,« Шкатулка Кипариса »

Широкий резонанс в кругах символистов вызвала его стойкая смерть. На Царскостском вокзале скончался Иннокентий Анненский. Биография закончилась этим, но творческая судьба после смерти получила дальнейшее развитие. в среде молодых поэтов, близких к Аполлону (преимущественно тревожной ориентации, упрекавшей символы в невнимании к Анненскому), начал формироваться его посмертный культ.Через 4 месяца после смерти Иннокентии Федорович вышел второй сборник его стихов.Сын поэта В. И. Анненский-Кривич, ставший его биографом, комментатором и редактором, завершил подготовку «Кипарисового ларца» (сборник назван потому, что рукопись Анненского хранилась в кипарисовом ящике). Есть основания полагать, что авторское желание не всегда точно следует воле автора.

Иннокентий Анненский, стихи которого не пользовались большой популярностью, с выходом «Кипарисового лата» снискал почетную славу. Блок написал, что эта книга проникает глубоко в сердце и многое объясняет ему о самом себе. Брюсерс, обращавший внимание на «свежесть» переворотов, сравнений, эпитетов и даже слов, выбранных в сборнике «тихих песен», уже в качестве несомненного достоинства отмечал невозможность отгадать от Иннокентий Федоровича две следующие строфы на первые два стихотворения и конец Работы в его начале. Кривич в 1923 году опубликовал в сборнике «Посмертные стихи В. Анненского» остальные тексты поэта.

Оригинальность

Его лирический герой — человек, разгадывающий «Пойманный Ребус Бытия».Анненский подвергает тщательному анализу «я» человека, который хотел бы быть целым миром, разлиться, раствориться в нем и которого мучает сознание неизбежного конца, безнадежного одиночества и бесцельного существования.

Стихи Аннены неповторимой оригинальности придает «Судейская ирония». По словам В. Брысова, она стала вторым лицом Иннокентии Федорович как поэтессы. Буква авторского письма «Кипарисовый ларт» и «Тихие песни» резко импрессионистична. Ассоциативный символизм называл ее Анненский считал, что поэзия не изображает. Она лишь намекает читателю на то, что нельзя выразить словами.

Сегодня творчество Иносентия Федоровича получило заслуженную известность. В школьной программе такой поэт, как Иннокентий Анненский. «Среди миров», анализ которого просят провести школьники, это, пожалуй, самое известное стихотворение. Отметим также, что помимо стихов он написал четыре пьесы в духе Еврипида на сюжеты своих утраченных трагедий.

Но это не просто круглая дата. Блестящий представитель Серебряного века, «последний из Царских лебедей», как выразился Н.Его называл Гумилев, Анненский был и остается трагической фигурой в русской поэзии: он не получил признания и славы в свое время, не был понят и признан при жизни. «А тот, кто учителя считает, / как тень прошла и тени не ушли …» — о нем сказала Ахматова . Однако в этом поэте грядущие интонации блока, Хлебникова, Маяковского, Пастернака уже угадывали их современники.Владимир Корнилов писал об Анненском:

Пастернак, Маяковский, Ахматова
Из стиха, его должен и мудрец
Из стиха, скрыто-богатый,
Как проза из «Шинелс».

Это в какой-то мере компенсировалось недействительностью Анненского в жизни — местью будущим голосам в стихах, в которых звучала его интонация, его нотах.
Филолог-эллинист по специальности, педагог по профессии, директор гимназии, член научного комитета Министерства просвещения, чиновник канцелярии, — наедине с ним был поэт.

Но в безделье моего рассеянного мгновения,
когда душа болит,
И я трепетал перед тобой, дрожи за мой мир,
Как спичка на ветру, поворачивающая руку …
Пусть это будет только мгновение. .. В тот момент я меня не трогаю.
Тогда я это почувствую, моя дорогая.

Его обожали гимнасты (среди них были Николай Гумилев, художник Юрий Анненков). Бежит увлеченно переписывать в тетрадях стихи своего учителя:

Не царствовать рекой,
Но Голубая Лода успокаивает.
Еще не тают тучи
Но Солнечную Чашу подарит Солнце.

Через притворную дверь
Ты волнуешься с шорохом сердца.
Еще не люблю тебя, но верю:
Ты не можешь больше ждать.

Грустный поэт

Иннокентий Анненский считается представителем символики в поэзии, но он был необычным символистом. Может, даже не совсем полностью. Он не подходил по направлению этого потока. Поэзия Анненского при всей своей интеллектуальной сложности и аллегории никогда не страдала от такой яркой оторванности от жизненных реалий, чем грешат многие символисты.И отличался от них тем, что никогда не считал себя атомной электростанцией, центром Вселенной, а безумие куклы было жалко его собственного.
Эта тема кажется мне главным в его стихах: жалость к людям. Проявляется у Анненского не прямо, а как-то застенчиво, косвенно, через жалость и сочувствие к вещам: к кукле, ради забавы брошенной в струю водопада, старому скармеру, «Что не смелая злость » «, выдыхаемый баллон ( » Но он дергает за нитку и не заканчивает пытки «).Мы открываем в своих стихах «Родственный мир», в его стихах больно и страстно зацепляет человеческое существование. Старая кукла, смычок и завязки, очаровательная, маятник и часы «Шарик на нитке-шарфе» выступают в лирике Анненского не просто как образы-аллегории, а как сообщники и свидетели скрытой трагедии жизни. Человек сожалеет об этом, и она встречает его взволнованно-страстным рассказом о его собственном, человеческом, страдании, раскрывающем всю тьму и глубину муки — такой глубокой, как Аннена, — перед ним — ни один поэт не вглядывался.

Но когда б и понял старый вал,
, что такая участь со скармером
неужели петь, кружить, он остановился,
Потому что нельзя петь, не мучаясь?

Боу все понял. Сел
И в скрипке Эхо сохранил …
И была им мука,
Что людям казалось музыкой …

А теперь возраст, когда мы слышим эту мистическую музыку краткости человеческого сердца. Вся его поэзия — это летопись одинокой человеческой души.Но не нужно бояться «мрачного» и всего того, что причиняет нам боль в искусстве. Есть такое красивое слово: «катарсис». Стихи Анненского дают нам пережить его.

Биография Иннокентия Анненского крайне скудна и не проста. В нем шла глубокая и сильная жизнь. Но в этой простой биографии были замечательные события, без знания которых не постичь ни его личность, ни творческий путь, ни странную судьбу поэта.
Закончив гимназию в 1875 году, он поступает в университет Св.Санкт-Петербург на историко-филологическом факультете, где выбрал специальность классическая филология.

В гимназии увлекался древними языками, затем греческой мифологией, римской историей и литературой. Древний мир обладал для него особым очарованием, и вскоре он отправился к нему с головой.

Из-за стесненного материального положения Анненский был вынужден заниматься репетиторством. Он стал домашним учителем двух сыновей подростков Надежды Хмара-Бущевской, вдовы, которая была старше него 14 лет.

Разница в возрасте не помешала поэту в прах влюбиться. Он женится на ней и усыновляет ее детей. Через год у них родился сын. Однако эта женщина не обогатила музу Анненского, не стала источником тех сильных переживаний, которые доставила их подруга живым поэтам. Сергей Маковский Рисует в воспоминаниях почти сатирический ее портрет:

» Семейная жизнь Анненских оставалась для меня загадкой.Его жена была очень странной фигурой. Он казался намного старше его, похороненный, ужасный, призрачный, в парике и на скобах. Смотрю на чайный столик — одна бровь приподнялась, а лицо с горбатым носом и вялым ртом искривилось. С чужими всегда молчала. Анненский никогда с ней не разговаривал. Какую роль она сыграла в его жизни? .. »

О семейной жизни Аннены мы знаем очень мало. Сам он ни мемуаров, ни дневников не писал, и только в стихах изредка встречаются редкие отголоски этой жизни.
Вот как, например, в одном из его ранних стихотворений:

Нежная Бална Мамаши
потом пучок, потом прошивка …
И рассыпавшаяся из чаши
пена пить, и влага льется . ..

Силы и дни гордые излишеством,
попутно, на лету
розовый напиток
Спи ​​своей мечтой.

Видя, что это невозможно
Ни возвращаться, ни забыть …
Пьет наспех, пьет тревожно,
рядом с сыном, может быть,

под наплывом лет загни,
Но, забыв и вкус вина…
По привычке все
К тазу, до дна выпит.

Он был хорош. Большие грустные глаза, немного припухший рот, втиснувшийся в мягкость и естественную доброту. Черный шелковый галстук он завязал старомодным широким двойным бантом. В его манерах — учтивом, галантном, предупредительном — было что-то из прошлого века.

К творчеству относился трогательно:

Но я люблю стихи — и никакие чувства не святы.
Так любит только мать и только больных детей.

Имена роговой символики тогда гремели не только из-за их стихов, но и во многом благодаря поведению поэтов, их образу жизни, творящемуся в глазах биографий и легенд. Анненский хоть и повторял не раз: «Первое задание поэта — придумать самому себе ». », я не придумал сам. Он был искренним и в стихах, и в жизни. И тогда он был голословным.

Люблю на бледной ширине
В переливах растаял свет…
Я люблю все в этом мире
Ни согласных, ни отклика.

У него тоже не было ответа в этом мире. Эстеты восхищались изысканной формой стихов Анненского, не замечая, не слыша их болезненной человеческой драмы. Это как крик боли, это удовлетворение констатировать, что у человека отличные голосовые связки. Этой моральной глухотой Эстетов возмутился В.Содцевич :

«То, что кричит поэт, — его личное дело, в этом они, как люди прядильные, не вмешиваются.А между тем каждый его стих кричит о невыносимом и безнадежном ужасе жизни ».« Ведь если послушать — вся моя жизнь не жизнь, а мука ».

Одно из его стихотворений называется: «Grimore Sonyet »:

Едва пчелиная замолкла
Подошел добрый комар, связка …
Какие обманы ты, про сердце, не миновал
Тревожная пустота закончила день?

Мне нужно поесть снег под желтым огнем,
Сквозь потное стекло светящегося усталого,
И эта прядь волос так близко ко мне,
Так близко ко мне, развивается, трепещет.

Мне нужны дымные облака с мертвой высоты,
печали дымных облаков, в которых нет прошлого
полузакрытые глаза и музыка сновидений
И музыка мечты, которая еще не знала слов …

Ой, дай мне только минутку, но в жизни, а не во сне,
Чтоб я мог стать огнем или гореть в огне!

М. Волошин писал об Анненском: «Был грустный поэт» . Это правда. Мотив одиночества, отчаяния, тоски — один из главных поэт.Он даже написал слово, обозначающее тоску, с большой буквы. Ажурный склад его души казался несовместимым с жестокими реалиями жизни.

В тоске безнадежного круга
Я завернулся в пуделя …

В своей статье «Что такое поэзия?» Анненский говорит: «Она дитя смерти и отчаяния». Навязчивая мысль о смерти также отметила Он и Ходасевич, назвав его «Иван Ильич русской поэзией». Однозначная мысль о смерти была вызвана отчасти болезнью сердца, которая постоянно держала поэта в ожидании конца, смерть могла настигнуть в любой момент. Но ведь трагедия его стихов вряд ли связана с биографическими причинами (в частности, с болезнью). Ходасевич тоже упростил пессимизм Анненского, объяснив его поэзию страхом перед смертью. Люди с таким духовным складом не боятся физической смерти. Его страх совершенно другого, метафизического порядка.

Придет ночь. Так черные тучи …
Прошу прощения за последнее вечернее мгновение:
все, что было пережито — худшее и тоска,
Есть все, что приближается — печаль и забвение.

Как странно слились сад и сплошная
Его тишина суровая,
Как ночь напоминает смерть
Все, даже поблекшее покрывало.

Невозможно

Анненский боится смерти, но не меньше боится жизни. И он не знает: при жизни ли он спрятаться от смерти — или броситься в смерть, убегая от жизни. У него почти нет стихов о любви в привычном понимании, как у Блока, Бальмонта, Брысова. Есть стихи, обращенные к женщинам, в основном грустные, грустные.Женский образ в них — всегда вращающееся, доступное, не портретируемое описание. Тем не менее, под ним часто прятали настоящий прототип.
С Екатериной Мухиной Анненский познакомился вскоре после того, как был назначен директором Царской гимназии. Ее муж, учитель истории нового искусства, был соратником поэта. Историю их взаимоотношений можно представить в самых общих чертах — на письмах и стихах.
« Но что я могу сказать Тебе, дорогой, Господи, что я вложу, какую мысль, что за луч в твоих вечных встречах, в твоих ожидающих глазах? »

Реальность а ты безумный
И легкомысленный
Я любил в томных майских тенях?
Бля
К цветам сирени
лунная ночь, лунная ночь Май,
Я целовал твои колени,
сжимал их и сжимал
в темных тенях
В темных тенях мая?
Или я всего лишь тень немого?
Ил, а ты всего лишь мое страдание,
дорого,
потому что у нас нет даты
Лунная ночь, лунная ночь в мае.

Это стихотворение «Зеленые» Анненский напишет в вологодском поезде в ночь с 16 на 17 мая 1906 года. А через день, 19 мая, он пришлет кружку из Вологды с письмом, которое иначе определить сложно, так как любовь, хотя о любви в ней ни слова:

» Моя дорогая, слышишь издали, как мне скучно? Вы знаете, что такое скука? Скука — это осознание того, что вы не можете покинуть ячейки вербального набора, из звеньев логических цепочек, из навязчивых рук этого «как все».Господин! Если хоть миг свободы, безумие … Если цветок в руках, не держи его, скорее брось. Он решает тебя. Он никогда не жил и не пил солнечных лучей. Дай мне руку. Простите меня «.

Что такое счастье? Сумасшедшая речь Чада?
Минутка в пути
Куда с поцелуем жадной встречи
Простите слились?

Или это под осенним дождем?
Взамен дня? В измельчении мудрецов?
За благо не ценим
За неприглядную одежду?

Вы говорите… вот счастье бьет
К цветку с пролитым крылышком
Но момент — и зыбь уйдет
Неотражающий и светлый.

А сердце может миля
Высокое сознание,
Майл Мука, ​​если в нем
Есть тонкие мемуары яда.

Внутренне одинокий и осознавая трагедию своего одиночества, Анненский напряженно искал из него выхода. Но сил к жизни не нашла. Он смотрел на живую жизнь, которую держали рядом с безумной завистью и страхом, и писал с горечью:

Любовь ярка — кристалл, эфир…
Моя ш — Никто, дрожит, как конь в мыле!
Она отравлена, пир фальшивый …

Это человек с расщепленным сознанием, размышляющий, неуверенный в себе, мечтающий о счастье, но не решающий того, кто не признает права на него.

Даже в мае, когда
разлилась Белая ночь над теневыми волнами,
Нет копья весеннего сна,
Есть отражение бесплодных свидетельств.

Это целомудренное сердце понимало любовь только как тоску по невозможному.Печальная нотка сожаления состоит в том, что многие стихи поэта, сожалеющие о неверно прожитой жизни, по сути, — жизнь относительная.

Развиваясь, волосы приводились в действие.
Когда я был молод
Для стольких живых мой разум хотел
То, что я сам забыл.

Хотел любить, а не любить,
страдать — но в стороне.
И сгорел я, юноша, ты,
В огне безрадостном.

Его сердце было создано любовью и — как это характерно для глубоко чувствующих людей — стыдливо робкой в ​​их нежности.Сам он в шутку называл его «Сердце Лани». Связанная внешними событиями несоответствующая размеренная жизнь Анненского таила глубоко скрытые страсти, лишь изредка ускользая от трагических, полных боли стихов. Теперь уже не подлежит сомнению, что поэт страстно и тайно был влюблен в жену старшего Стейинга Ольгу Хмара-Бущевскую, часто и надолго, которая праздновала в царском селе. Он адресован ей по телефону:

.

И, сиреневый и бешеный
Чтоб блестящий там уверял,
, что где-то нет нашей связи,
И лучистое слияние.

Сохранилось признательное письмо на имя Оросановой В. И написано через 8 лет после смерти Анненского:

» Вы спрашиваете, любил ли я «Невинного» Федоровича? Господин! Конечно, любил, люблю … Была ли у меня его «жена»? К сожалению нет! Понимаешь, я искренне говорю «увы», потому что я этим не горжусь ни минуты … Пойми, родной, он этого не хотел, хотя, может, я очень любил одного из себя … Но он не мог перечеркнуть … Его я убил мыслью: «Что я? Я сначала забрал маму (на шагу), а потом взял жену? Где я спрятался от своей совести?» А теперь выяснилось, что «не связь, а блестящее слияние». Странно из-за 20 века? ДИКО? Но — есть ли такие сказки, чтобы сочинять жизнь? .. Он не допустил соединения карно … Но мы пережили наши души … »

В этом документе всплыло чудо. Сожжены письма Аннены Ольги Хмара-Бущевской.Но в одном из стихотворений «Кипарисового ларта» под названием «Прерывистые строки» с подзаголовком «разлуки» прерывистым голосом Аннены, издаваемым прерывистым ритмом, рассказывается об этой тайной любви, разыгрывая на вокзале с возлюбленным драму осторожности. женщина.

Не может быть
Это пламя …
День так протянулся и прожил,
Иль, не выдержав, измученный?
Этого не может быть …
Так как большинство
В горле какой-то комок …
Чушь…
Этого не может быть.
Это подделка.
ну провел поездом
вернулся, причем соло, да!
Вот и кольцо на ремне,
Кисточка лежала — звездочка,
Сумочка Forever открытая
без замка
И такая бесконечно мягкая,
В прошивке красная пустышка …
Холл …
Я нежно что-то сказал,
стали прощаться
У часов у стены …
Губы не решились раскрутиться
Накрыли …
Оба мы рассыпались
Оба такие холодные, мы…
Её пальцы в черной варежке тоже холодные …
«Ну, проводи зиму.
Только не то, и не другое
И еще не — за другим …
Ну родная, потому что не свободная .. . »
— Я знаю, что ты в пыли …
После того, как она
тихонько заплакала у стены
И стала бледной как бумага . ..
Чтобы закончить злую игру …
Что еще?
Губы хотелось любить горячие
И на ветру
Только грустно улыбались …
Что-то в них замерзло, даже мертвое…
Господа, я не знал какая она некрасивая …

Теперь очевидно, что волшебные строки Анненской, написанные за шесть дней до смерти, о длинных руках — о ней:

Мой ты, о дальнобойных руках,
Твой сладко-сильный зажим
Мне скучно на морозе
Я с радостью орудовал чужим.

Но я знаю … В спячке Хмелея,
Потруду волшебную нить,
И буду мечтать, almery,
Слова, чтобы тебя оскорбить.

(Позже, под впечатлением от этого стихотворения, блок напишет свои строки, где звучит тот же мотив:

Ох уж эти дальние руки!
In dim it live
Очаровательная кушетка
Даже в разлуке.)

А другие подумали: человек в футляре. Герой из Чеховских сумерек. Персонаж без поступков, личность без судьбы, но с приличным опытом работы. Но с какой силой иногда вырывается голос любви из его строфы, в таких, например, стихах, как «трилистник искушения», или «лунный шейдер», или «струя проема в темной машине» :

Такой бесшумный, черный и жаркий
Разрядная эксплуатация Milth …
В голубых фонариках
между простынями, на ветвях,
без номера
Восковый парус шьяни.
А в саду
как в бреду
Хризантемы цветут …
Пока плавают свечи
И левко живёт,
Пока дышит во сне иголка —
Нет ни муки, ни греха, ни стыда …

Вот он, этот эротический Анненский, неочевидный, но очень говорящий:

В марте

Забудьте о соловье о благоухающих красках,
Только утро любви не забудьте!
Да возродилась земля в неизведанных листах
Яркий черный сундук!

Между лохмотьями рубахи их снега
она как раз и пожелала —
только раз прогнала свой Марш с огнем
Да, пьяное вино!

Только вовремя оторвать проснувшуюся землю
мы не смогли огромными глазами. ..
И, дрожа, как можно скорее покинул огород …
Лишь однажды … На этот раз …

В цикле стихов о поэтах у меня есть стихотворение об Анненском, в котором я написал его портрет, каким я себя увидел:

Неготивный поэт. Тихо, бережно,
Одна мечта к звезде — единственный путь …
А для него это было невозможно — невозможно —
То для обычного душа легкомысленно и легко.

Как боялся жить, дающая природу,
Свято в себе все, что мучает и горит.
«Ах, хоть миг — безумие и свобода!»
«Но брось свой цветок. Я знаю, это солидно».

Лофт любви. Ночные излияния.
Вся шкатулка из сандалового дерева была предотвращена.
Ой, это была не связь — сияние слияния,
Сияние теней, свадебные сердца …

И впитал в себя жизнь Божественных Неприятностей.
А в кошельке жена любящая
Не заморачивался, в письме потом узнал кому-то:
«Была ли я« женой »? Увы. Перекреститься не смог.«

Невозможность мечтать грез, Надежда поэта, находящегося в ранге творческой силы, делает его печальной привилегией. Сдержанность, самодостаточность, отречение почти от всего, что манит белый свет — это сквозная линия судьбы и творчества И. Анненского. Поэт творит красоту иллюзий. Потому что это нормально, что нельзя: нельзя — тоже с большой буквы, как меланхолия.
Key для своего Lyrware Annex назвал стихотворение «невозможным» — это как апофеоз данной темы, ведь любовь в его стихах всегда «неуместна», депрессивное чувство.«Невозможное» — элегическая поэма, грустная и яркая, посвящена заглавному слову и сочетает в себе три мотива: мотив любви, смерти и поэзии. Обращаясь к этому слову, поэт говорит:

Не знал, любил в себе
Эти в бархате ушли звуки:
Я был мерцианской могилой
И сквозь сумрак усы руки.

Но только в Белой хризантеме,
Перед первой угрозой забвения,
эти «в», эти «ы», эти «эээ»
Я знал навоз.

Если за словом стоит слово, этот цвет,
падает, цветет,
Между мной нет грусти
Но я люблю одно — «невозможно».

Здесь стоит привести слова. Ю. Нагин :

«Анненский, как никто, должен был почувствовать значимое слово« невозможно », ибо оно было для него полно запретов. Но слово служит и для обозначения высших степеней восторга, любви и боли, всех ударений. души.И еще кое-что в этом Слове остается тайным поэтом, и проникнуть в него невозможно. «

Смерть на вокзале

13 декабря (30 ноября) 1909 года Иннокентий Аннен скоропостижно скончался от разбитого сердца на ступенях Царскосельского вокзала.

Незадолго до этого он подал заявление об отставке. 35 лет отдавал Анненскому корпусу отечественного воспитания, но эта услуга всегда была на его попечении, он мечтал о начале новой литературной жизни, свободной от бумаги, от утомительных коннекторов на бесстрастной Вологодской области и Оленецком районе, когда наконец-то можно быть поэтом, а не поэтом-чиновником, главное маскировка.Но этим мечтам не суждено было сбыться.
В тот вечер его доклад был назначен в обществе классической филологии, и, кроме того, он также обещал своим речным слушателям навестить царя на их вечеринке. Проклятия ждали Анненского долго. Ждали и после им разрешили бежать домой. Почти все они были влюблены в красивого меланхоличного учителя, о котором знали, что он писал стихи, и многие эти стихи переписали в альбомы. Ждали часа два, а потом появился расстроенный директор и сказал, что Иногени Федорович больше никогда не приедет…
Первым о гибели Анненского узнали Блок Это было в тот вечер на Варшавском вокзале — подъехали к умирающему отцу в Варшаву. И слышал, как про это слышал один железнодорожник — весело, как какое-то любопытство … и злой отряд сказал вслух, громко и внятно: «Ну, еще один злодей …»

Я думал сердце из камня,
Что пусто и мертво:
Пусть в сердце огненные языки
Владение — ничто.

И точно: я не пострадал,
А болит, так что чуть-чуть.
Все таки довольно хорошенько
Следуй, пока можно растушевывать …

На сердце темно, как в могиле,
Я знал, что пожара у меня было немного …
Ну … И пожар потушили,
И я умираю в дыму . ..

Аннена похоронена 4 декабря 1909 года на казанском кладбище царского села. Закаленный не как великий поэт, а как генерал, советник Стата. В газетных заметках о его смерти стихи вообще не упоминались. Только корни Чуковский, наверное, подметили: « Как посмеяться над теми, кто поймет ваши книги, узнав, что однажды, в день вашей смерти, в огромной стране вспомнили только ваше звание, а не только не приняли. богатые дары поэтической души, но никто не заметил, — мой милый, мой бедный действительный советник по статистике… «
Похороны прошли неожиданно многолюдно. Его ученики любили молодые люди, собор был заполнен студентами и студентами всех возрастов. Он лежал в гробу торжественно, официально, в генерал-султуке Министерства народного просвещения, и это казалось последним издевательством над ним — поэтом.

Молочный снег лежал и стекал
Трепал, щеки шелестели,
Не думал, что месяц такой маленький
И что облака такие меньше . ..

Я оставлю все, не спрашивая
Потому что моя участь упала,
Я не думал, что месяц прекрасный
Такой красивый и тревожный в небе.

Скоро полночь. Никто и ничто
Устал самый призрак жизни,
Люблюсь лучами дыма
Там, в моем обманчивом обмане.

Его душа

Мало кто знает, что у Анненского больше стихотворений в прозе, не уступающих Тургеневскому. Один из них называется «Моя душа». Там он описывает собственную душу, увиденную во сне. Душа была в строю носильщика, который тащил на себе огромный тюк, сгибаясь под этим весом.
«… и еще долго в дороге будет долгий душ, и он будет мечтать, и мечтать, колотится грязными чопперами, никогда не пасущимися черными ткацкими станками … одна, две такие дорожки, и мешок послужил Да и хорошенько … На самом деле — кому и зачем служил? .. Моя судьба трогательно описана в назидательной книге в 3 копейки серебром.Они расскажут людям судьбу мешка с молочными парусами. Но эта сумка была душой поэта — и вся вина этой души была только в том, что кто-то и где-то приговорил ее жить в чужой жизни, жить со всякими грасхами и скрамбо, которых воры напоили его жизнь. , живем и даже не замечаем Это то, что при этом у нее своя, ни одна мука не делится.«

Прошли годы. Иннокентий Анненский прошел самое страшное испытание — испытание забвения, его не просто забыли, он его не вспомнил. Однако почти каждый крупный русский поэт ХХ века Иннокентий Анненский жил, жил и влиял на качество жизни и мышления. Безмолвный, глубокий мир Анненского, знак его стихов оставил на поэзии Ахматовой и Пастернака, он был одним из ближайших поэтов А. Тарковского, А. Кушнера. Его слова, сказанные в письме другу, были оправданы: «Я работаю исключительно на будущее.« И оказалось, что этот воображаемый неудачник счастливее от счастья: он выиграл свою жизнь и творчество. Можно единиц.

Среди миров, мерцающих сияющих
Одна звезда Повторяю название . ..
Не потому, что я любил ее
А потому что я с другими мучаюсь.

И если сильно сомневаюсь,
У меня один ищет ответ,
Не потому, что он легкий,
А потому, что с ним не нужно.

Я хочу сказать немного, изменив его стихи: «Не потому, что от него свет, а потому, что с ним это не нужно.»

«За 45 минут тему« Серебряный век »почти невозможно рассказать, потому что студенту-филологу нужно примерно пять лет, чтобы начать с ней очень приблизительно заниматься», — сказал Издатель и литературный критик Дмитрий Быков.

С этим утверждением невозможно не согласиться, ведь на рубеже конца XIX — начала 20 века появилось столько неоспоримых талантов и литературных течений, что действительно сложно рассказать обо всех. Это и представитель акмеизма, и сторонник кубефутуризма, а также нельзя не отметить и других известных личностей.Но из этого списка необходимо выделить символиста Иннокентия Анненского, стоявшего у истоков формирования направлений в русской поэзии.

Детство и юность

Иннокентий Анненский родился 20 августа (1 сентября) 1855 года в богатом достопримечательностями и культурными ценностями Омске (недаром Омск называют «театральным городом»). Будущий поэт вырос в средней и примерной семье. Родители Иннокентия были ни на йоту близки к творчеству: его мать Наталья Петровна вела домашнее хозяйство, а отец Федор Николаевич занимал высокий государственный пост.

Главный хлебный дом в доме получил должность председателя губернского правительства, поэтому родители с сыном переехали в город университетов и ученых — Томск.

Но в этом месте, которое когда-то было даровано, Иннокентий задержался надолго: уже в 1860 году по вине отца Анненский снова собрал чемоданы и покинул суровую Сибирь », дорога лежала на Св. Известно, что Федор Николаевич вскоре заинтересовался Аферой и сломался, оставшись ни с чем.

В детстве у Анненского было слабое здоровье, но мальчик не остался на домашнем обучении и пошел в среднюю частную школу, а позже стал учеником 2-й Петербургской прогимазы. С 1869 г. Иннокентий находился на скамейке в частной гимназии В. И. Бенша, параллельно готовясь к поступлению в университет. В 1875 году Анненский останавливался у своего старшего брата Николая Федоровича, который был журналистом, экономистом и публицистом-народником.


Николай Федорович, образованный и интеллигентный человек, повлиял на Иннокентию и помог ему в подготовке к экзаменам.Таким образом, Анненский легко стал студентом историко-филологического факультета Петербургского университета, который окончил в 1879 году. Примечательно, что по всем предметам поэт имел твердую «пятерку», тогда как по философии и теологии оценки оставались на высоте ниже. .

Далее не успели засохнуть чернила на дипломе Анненского, он стал читать лекции по древним языкам и русской литературе в гимназии Гуревича и услышал сильнейшего учителя. Кроме того, Иннокентий Федорович занимал должности директора Галарского колледжа восьмого петербургского училища.Петербургская гимназия и гимназия в царском селе, где когда-то учился.

Литература

Иннокентий Федорович начал учиться письму в раннем возрасте. Но тогда поэт не знал, что такое символика, поэтому обратился к мистикам. Кстати, символизм — это крупнейший курс литературы и искусства, характеризующийся загадочностью, загадочностью, использованием намеков и метафорических выражений. Но, по мнению критиков, творчество гения литературы не укладывается в рамки «символизма», а представляет собой «прорыв».


Писатель Иннокентий Анненский

Помимо этого Иннокентий, Федорович пытался следовать «религиозному жанру» испанского живописца «Золотого века» Бартолома Эстебана Мурильо. Правда, выражение девственной чистоты, кротости и молитвенного безумия писатель стремился передать словами, а не кистями и красками.

Примечательно, что Иннокентий Федорович не стремился показать своих первых творческих потребителей в именитых писателей и владельцев журналов.Дело в том, что Николай Федорович посоветовал младшему брату заняться полиграфией в зрелом возрасте, определенном жизненным путем и осознав свое призвание.

Таким образом, книга «Тихие песни» вышла только в 1904 году, когда Иннокентий Анненский считался блестящим педагогом и уважаемым человеком. Символист начал заниматься драматургией, из-под его пера вышли пьесы: «Меланиппа-философ» (1901), «Король Иксион» (1902), «Лаудамия» (1906) и «Фамира-Кифхарад» (1913-посмертно) в котором поэт пытался подражать любимым древнегреческим писателям, гениям античной мифологии.

В своих рукописях Анненский придерживался импрессионизма: он описывал вещи не так, как знал, ибо все явления и предметы были присущи видению поэта в этот момент. Главные мотивы в творчестве Иннокентия Федоровича — меланхолия, меланхолия, грусть и одиночество, поэтому так часто он описывает холод, сумерки и закаты без излишней вычурности и экзальтации. Эта тенденция прослеживается в стихотворениях «Снег», «Смычок и струны», «Две любви», «Сонет-мистер» и других замечательных произведениях.


Среди прочего Иннокентий Федорович пополнил творческую биографию, передав рукописи своих зарубежных коллег. Благодаря ему русскоязычные читатели познакомились со знаменитыми трагедиями Еврипида, а также со стихами Ганса Мюллера, Кристиана Гейне и других литературных гениев.

Анненский внес огромный вклад в мир тонких линий. Например, его стихотворение «Колокольчики» можно соотнести с первым произведением в футуристическом стиле.Второй поэтический сборник Иннокентия Федоровича «Кипарисовая шкатулка» принес поэту признание и известность, правда, посмертно. В него вошли стихи «Среди миров», «Ореанда», «Серебряный полдень», «Ледяная тюрьма», «Октябрьский миф» и другие произведения.

Личная жизнь

Современники Иннокентий Федорович говорил, что он был верным и добрым человеком. Но иногда в подавляющем большинстве случаев пошутил. Например, он лишился должности директора гимназии в королевской деревне.


О личной жизни Поэт мало информации, потому что даже в наших произведениях писатель редко делится духовными переживаниями и тем, что остается под завесой тайны. Известно, что судьба юбилея Аннены — вторник с эксцентричной 36-летней вдовой (Диной) Валентиновной, выходцем из тривиального сословия. Влюбленные увековечили свои отношения узским браком, и вскоре на свет появился сын Валентин.

Смерть

Иннокентий Федорович неожиданно скончался. Конечно, у него было слабое здоровье, но в тот роковой день 30 ноября (13 декабря) 1909 года ничто не предвещало беды. Аннена умерла от сердечного приступа в возрасте 54 лет прямо на ступенях Царскосельского вокзала (Санкт-Петербург).Петербург).

  • Однажды, когда Иннокентий Анненский был в плохом настроении и обременен Вещами, к нему подошла супруга и сказала: «Кенчек! Что ты сидишь грустный? Ротик режет, я тебе апельсин дам!» Также Дина любила устраивать обеды с друзьями, хотя Анненский избегал людей и придерживался политиков Outsider. Что думал поэт о своей женитьбе, неизвестно.
  • Анненский начал печататься в 48-летнем возрасте, не добиваясь признания и славы: поэт скрывал свое истинное лицо, публикуясь под никнеймом.

  • В годы Анненского сестра его нашла первые поиски маленького творца. Но вместо похвалы мальчик получил милый смех, потому что девочки затмили строчку из стихотворения: «Бог пихает небом в ее сладкий инжир». Это породило массу шуток, поэтому Иннокентий Федорович прятал свои черновики в укромном месте, опасаясь предоставить их публике.
  • Поэтический сборник «Кипарисовая шкатулка» был назван так не случайно: Иннокентия стояла из кипарисового дерева шкатулкой, в которой поэт хранил тетради и черновики.

Цитаты

«… Я люблю, когда в доме есть дети
И когда они плачут по ночам.»
«Любовь — это не мир, она должна иметь моральный результат, прежде всего для любви».
«Но … бывают такие минуты,
Когда страшно и пусто в груди …
Я твердый — и немой и согнутый …
Я хочу побыть один … Иди!»
» Ой, дай мне вечность — и вечность отдам я
За равнодушие к обидам и годам »
« Есть любовь, похожая на дым:
Если ей тесно — она ​​дури,
Дай ей волю — и не будет. ..
Быть дымом — но вечно молодым. »

Библиография

Трагедия:

  • 1901 -« Меланиппа-философ »
  • 1902 -« Король Иксион »
  • 1906 -« Лодамия »
  • 1906 — Фамир

Сборники стихов:

  • 1904 — «Тихие песни»
  • 1910 — «Кипарисовая шкатулка»

Иннокентий Анненский: биография, творческое наследие

Судьба поэта Анненского Инокентия Федоровича (1855–1909) уникальна в своем роде.Свой первый поэтический сборник (и только при жизни) он опубликовал в 49 лет под псевдонимом Ник. К.

Поэт сначала намеревался возглавить книгу «Пещеры Полифема» и выбрать псевдоним «Утис», что означает «никто» на греческом языке (Одиссей представился как Циклоп Полифем), позже названный «Тихие песни». Александр Блок, который не знал, кто является автором книги, посчитал такую ​​анонимность сомнительной. Он писал, что поэт словно спрятал лицо под маской, из-за чего он затерялся среди множества книг. Может быть, в этой скромной растерянности стоит искать слишком «болезненную слезу»?

Происхождение поэта, молодые годы

Будущий поэт родился в Омске. Его родители (см. Фото ниже) вскоре переехали в Санкт-Петербург. Иннокентий Анненский в своей автобиографии сообщает, что его детство прошло в среде, в которой были объединены помещичьи и бюрократические элементы. С юных лет любил изучать литературу и историю, испытывал антипатию ко всему банально-ясному и элементарному.

Первые стихи

Иннокентий Анненский начал писать стихи довольно рано. Поскольку понятие «символизм» в 1870-е годы ему было еще неизвестно, он считал себя мистиком. Анненского привлекал «религиозный жанр» испанского художника XVII века Б. Э. Мурильо. Он попытался сформировать этот жанр словами.

Молодой поэт по совету своего старшего брата, известного публициста и экономиста (Н.Ф. Анненский), решил, что до 30 лет не публиковаться.Поэтому его поэтические опыты не предназначались для печати. Иннокентий Анненский писал стихи, чтобы отточить свое мастерство и заявить о себе уже как о зрелом поэте.

Университетские исследования

Изучение древности и древних языков в университетские годы временно вытеснило письменность. По признанию Иннокентия Анненского, за эти годы он не написал ничего, кроме диссертаций. «Педагогическая и административная» деятельность началась после университета. По мнению коллег-коллег, она отвлекла Иннокентия Федоровича от научных занятий.И сочувствующие его стихам считали, что она мешает творчеству.

Дебют как критик

Иннокентий Анненский дебютировал в печатном аскритике. Он опубликовал в 1880-1890-х годах целую серию статей, посвященных в основном русской литературе 19 века. В 1906 г. появилась первая «Книга размышлений», а в 1909 г. — вторая. Это сборник критики, который отличается импрессионизмом восприятия, субъективизмом Уайльда и ассоциативно-образными настроениями. Иннокентий Федорович подчеркнул, что он всего лишь читатель, а не критик.

Переводы французских поэтов

Анненский-поэт предвидел своих предшественников французских символистов, которые охотно много переводили. Помимо обогащения языка, они также заслужили похвалы за улучшение эстетической чувствительности, поскольку они увеличили масштаб художественных чувств. Значительный раздел первого сборника стихов Анненский составили переводы французских поэтов. Из россиян ближе всего к Иннокентию Федоровичу был К.Д. Бальмонт, вызвавший трепет у автора «Тихих песен».Анненский высоко оценил музыкальность и «новую гибкость» своего поэтического языка.

Публикации в символической прессе

Иннокентий Анненский вел довольно уединенную литературную жизнь. Во время натиска и штурма он не отстаивал право на существование «новое» искусство. Анненский не участвовал в дальнейших интрасимволистических спорах.

К 1906 году включаются первые публикации Иннокентия Федоровича в символистской прессе (журнал «Пасс»). Фактически, его вхождение в символистскую среду произошло. только в последний год жизни.

Последние годы

Критик и поэт Иннокентий Анненский выступил с лекциями в «Поэтической академии». Он также был членом Общества фанатиков художественного слова, которое работало под журналом Apollo. На страницах этого журнала Анненский опубликовал статью, которую можно назвать программной статьей «О современном лиризме».

Посмертный культ, «Кипарисовая шкатулка»

Широкий резонанс в кругах символистов вызвала его внезапную смерть. Иннокентий Анненский скончался на станции Царское Село.Биография его была завершена, но творческая судьба после смерти получила дальнейшее развитие. Среди молодых поэтов, близких к Аполлону (в основном акмеистской ориентации, которую символисты упрекали в пренебрежении Анненским), начал складываться его посмертный культ. Через четыре месяца после смерти Иннокентия Федоровича вышел в свет второй сборник его стихов. Сын поэта В.И. Анненский-Кривич, ставший его биографом, комментатором и редактором, завершил изготовление «Кипарисовой шкатулки» (сборник назван так потому, что рукописи Анненского хранились в кипарисовом ящике). Есть основания полагать, что он не всегда точно выполнял авторскую волю своего отца.

Иннокентий Анненский, стихи которого при жизни не пользовались большой популярностью, с выходом «Кипарисовой шкатулки» приобрели заслуженную известность. Блок писал, что эта книга глубоко проникает в сердце и многое объясняет ему о самом себе. Брюсов, ранее обращавший внимание на «свежесть» поворотов, сравнений, эпитетов и даже простых слов, выбранных в сборнике «Тихие песни», уже отмечал как несомненную заслугу невозможность угадать от Иннокентия Федоровича следующие два строфы на первые два стиха, и конец работает над его началом.Кривич в 1923 г. опубликовал в сборнике под названием «Посмертные стихи В. Анненского» остальные тексты поэта.

Своеобразие

Его лирический герой — человек, который путешествует по «ненавистному ребусу бытия». Анненский подвергает тщательному анализу «я» человека, который хотел бы быть целым миром, разлиться, раствориться в нем, и которого мучает сознание неизбежного конца, безнадежного одиночества и бесцельного существования.

Поэзия Анненского неповторима, наделяет «лукавой иронией».По словам В. Брюсова, она стала вторым лицом Иннокентия Федоровича как поэта. Манера письма автора «Кипарисовой шкатулки» и «Тихих песен» драматически импрессионистическая. Ассоциативный символизм назвал ее Вячеслав Иванов. Анненский считал, что поэзия не олицетворяет. Она лишь намекает на читателя, что невозможно выразить словами.

Сегодня творчество Инокентия Федоровича заслужило славу. В школьную программу входил такой поэт, как Иннокентий Анненский.«Среди миров», анализ которого просят провести учащимся, — пожалуй, самое известное его стихотворение. Отметим также, что, помимо стихов, он написал четыре пьесы в духе Еврипида по сюжетам своих утраченных трагедий.

биография, творческое наследие / Paulturner-Mitchell.com

Судьба поэта Анненского Инокентия Федоровича (1855–1909) уникальна в своем роде. Свой первый поэтический сборник (и только при жизни) он опубликовал в 49 лет под псевдонимом Ник. К.

Поэт сначала намеревался возглавить книгу «Пещеры Полифема» и выбрать псевдоним «Утис», что означает «никто» на греческом языке (Одиссей представился как Циклоп Полифем), позже названный «Тихие песни». Александр Блок, который не знал, кто является автором книги, посчитал такую ​​анонимность сомнительной. Он писал, что поэт словно спрятал лицо под маской, из-за чего он затерялся среди множества книг. Может быть, в этой скромной растерянности стоит искать слишком «болезненную слезу»?

Происхождение поэта, молодые годы

Будущий поэт родился в Омске.Его родители (см. Фото ниже) вскоре переехали в Санкт-Петербург. Иннокентий Анненский в своей автобиографии сообщает, что его детство прошло в среде, в которой были объединены помещичьи и бюрократические элементы. С юных лет любил изучать литературу и историю, испытывал антипатию ко всему банально-ясному и элементарному.

Первые стихи

Иннокентий Анненский начал писать стихи довольно рано. Поскольку понятие «символизм» в 1870-е годы ему было еще неизвестно, он считал себя мистиком. Анненского привлекал «религиозный жанр» испанского художника XVII века Б. Э. Мурильо. Он попытался сформировать этот жанр словами.

Молодой поэт по совету своего старшего брата, известного публициста и экономиста (Н.Ф. Анненский), решил, что до 30 лет не публиковаться. Поэтому его поэтические опыты не предназначались для печати. Иннокентий Анненский писал стихи, чтобы отточить свое мастерство и заявить о себе уже как о зрелом поэте.

Университетские исследования

Изучение древности и древних языков в университетские годы временно вытеснило письменность.По признанию Иннокентия Анненского, за эти годы он не написал ничего, кроме диссертаций. «Педагогическая и административная» деятельность началась после университета. По мнению коллег-коллег, она отвлекла Иннокентия Федоровича от научных занятий. И сочувствующие его стихам считали, что она мешает творчеству.

Дебют как критик

Иннокентий Анненский дебютировал в печатном аскритике. Он опубликовал в 1880-1890-х годах целую серию статей, посвященных в основном русской литературе 19 века. В 1906 г. появилась первая «Книга размышлений», а в 1909 г. — вторая. Это сборник критики, который отличается импрессионизмом восприятия, субъективизмом Уайльда и ассоциативно-образными настроениями. Иннокентий Федорович подчеркнул, что он всего лишь читатель, а не критик.

Переводы французских поэтов

Анненский-поэт предвидел своих предшественников французских символистов, которые охотно много переводили. Помимо обогащения языка, они также заслужили похвалы за улучшение эстетической чувствительности, поскольку они увеличили масштаб художественных чувств.Значительный раздел первого сборника стихов Анненский составили переводы французских поэтов. Из россиян ближе всего к Иннокентию Федоровичу был К.Д. Бальмонт, вызвавший трепет у автора «Тихих песен». Анненский высоко оценил музыкальность и «новую гибкость» его поэтического языка.

Публикации в символистской прессе

Иннокентий Анненский вел довольно замкнутый литературный образ жизни. В период натиска и штормов он не отстаивал право на существование «нового» искусства. Анненский не участвовал в дальнейших внутрисимвольных спорах.

К 1906 году относятся первые публикации Иннокентия Федоровича в символистской прессе (журнал «Переваль»). Фактически, его вхождение в символическую среду произошло только в последний год его жизни.

Последние годы

Критик и поэт Иннокентий Анненский выступил с лекциями в «Поэтической академии». Он также был членом «Общества фанатиков художественного слова», действовавшего в рамках журнала «Аполлон».На страницах этого журнала Анненский опубликовал статью, которую можно назвать программой, — «О современном лиризме».

Культ смерти, «Кипарисовая шкатулка»

Широкий резонанс в кругах символистов привел к его внезапной смерти. Иннокентий Анненский скончался на станции Царское Село. Биография его закончилась, но творческая судьба после смерти получила дальнейшее развитие. Среди молодых поэтов, близких к Аполлону (преимущественно акмеистической ориентации, упрекавших символистов в невнимании к Анненскому), начал складываться его посмертный культ. Через 4 месяца после смерти Иннокентия Федоровича вышел в свет второй сборник его стихов. Сын поэта В.И. Анненский-Кривич, ставший его биографом, комментатором и редактором, завершил подготовку «Кипарисовой шкатулки» (сборник назван так потому, что рукописи Анненского хранились в кипарисовом ящике). Есть основания полагать, что он не всегда точно выполнял авторскую волю отца.

Иннокентий Анненский, стихи которого не при жизни пользовались большой популярностью, с выпуском «Кипарисовой шкатулки» снискал заслуженную славу.Блок писал, что эта книга проникает глубоко в сердце и многое о нем рассказывает. Брюсов, ранее обращавший внимание на «свежесть» поворотов, сравнений, эпитетов и даже просто слов, выбранных в сборнике «Тихих песен», уже отмечал как несомненную заслугу невозможность угадать следующие две строфы из Иннокентий Федорович и конец работает на его вершине. Кривич в 1923 году опубликовал в сборнике «Осколки смерти В. Анненского» остальные тексты поэта.

Своеобразие

Его лирический герой — человек, решающий «ненавистный ребус бытия». Анненский внимательно изучает «я» человека, который хочет быть целым миром, разлиться, раствориться в нем, и которого мучает сознание неизбежного конца, безнадежного одиночества и бесцельного существования.

Стихи Анненского неповторимого своеобразия придает «лукавая ирония». По словам В. Брюсова, она стала вторым лицом Иннокентия Федоровича как поэта. Манера письма автора «Кипарисовой шкатулки» и «Тихих песен» резко импрессионистична.Вячеслав Иванов назвал это ассоциативной символикой. Анненский считал, что поэзия не изображает. Он лишь намекает читателю на то, что нельзя выразить словами.

Сегодня работы Инокенти Федоровича получили заслуженную славу. Такой поэт, как Иннокентий Анненский, включен в школьную программу. «Среди миров», анализ которого просят провести школьники, — пожалуй, самое известное его стихотворение. Отметим также, что помимо стихов он написал четыре пьесы в духе Еврипида по сюжетам своих утраченных трагедий.

Поэт Иннокентий Анненский Биография.

Иннокентий Анненский: биография, творческое наследие

4. Иннокентий Анненский

Анненский еще читают

Сегодня мы поговорим об Иннокентии Федоровиче Анненском, поэте-символисте, который, наряду с Блоком, остается, пожалуй, самым читаемым сейчас и сегодня, автором, востребованным сегодняшним читателем. . Все признают исторические достоинства стихов Брюсова или Бальмонта, но у них сегодня не так много читателей, но они все еще читают Анненского.

Сравнение с блоком

В данном случае удобно сравнивать с блоком Анненского по принципу контраста. Мы говорили о том, что для Блока важнейшей идеей является идея пути, и, соответственно, его трилогия трехтомная, а его книги составлены по хронологическому принципу. Анненский писал свои книги совершенно по-другому, и мы сегодня поговорим об этом, это очень важно для его понимания.Блок был чрезвычайно популярен при жизни. Как известно, его фотографии продавались в книжных магазинах как открытки.

Анненского никто не знал. Вы даже сейчас можете проверить себя: представьте себе облик Анненского — не уверен, что вы легко сможете это сделать. Однако, повторяю еще раз, популярность Анненского не сравнима с популярностью Блока, но она может приблизиться к ней, и, более того, Анненский сильно повлиял, может быть, даже больше, чем Блок, на последующее поколение поэтов. Это одна из его важных ролей.То, что он делал в поэзии, оказалось очень важным для следующего поколения.

Ахматова об Анненском

Анна Ахматова, неутомимая пропагандистка творчества Анненского, писала о нем так: «Пока Бальмонт и Брюсов сами завершили начатое (хотя они долго смущали провинциальных графоманов), дело Анненского настало. к жизни со страшной силой в следующем поколении. И, если бы он не умер так рано, он бы видел, как его ливни хлестали по страницам книг Пастернака, его недалекий «дедушка Лида ладил»… »у Хлебникова, его раешника у Маяковского и т. д. Я не хочу сказать, что все ему подражали. Но он столько дорог ходил одновременно! Он столько нового в себе нес, что все новаторы оказались ему родственными … Борис Леонидович Пастернак категорически утверждал, что Анненский сыграл большую роль в его творчестве … С Осипом (Ахматова, конечно, Мандельштама) я несколько раз говорил об Анненском. И он говорил Анненского с неизменным благочестием … Знала ли Марина Цветаева Анненского, я не знаю.Любовь и преклонение перед Учителем как в стихах, так и в прозе Гумилева ».

Ахматова называет основных постсимволических поэтов, как поэтов акмеистов или близких к акмеизму: Мандельштама, своего, Гумилева, и футуристов: Хлебникова, Пастернака и Маяковского.

Она, ревновавшая Цветаеву, соответственно говорит, что Цветаева, возможно, не читала Анненского, но мы постараемся увидеть, что на самом деле Цветаева читала Анненского очень внимательно.

Соответственно, попробуем понять, в чем оригинальность поэзии Анненского.Что было в нем, что в его поэтической манере предсказывало манеру поэтов-символистов.

Биография

Сначала очень кратко поговорим о его биографии. Он старше многих символистов старшего возраста. Он родился в 1855 году в Сибири. Детство прошло в народнической семье.

Его брат, Николай Федорович Анненский, был очень известным народником. Соответственно, с одной стороны, Анненский заинтересовался этими темами от него, и, скажем, одно из самых известных стихотворений Анненского «Старые эстонцы» можно, в том числе, воспринимать как социальное стихотворение.С другой стороны, он, как это часто бывает с младшими братьями, начал с того, что ему навязал старший брат, и его социальные стихи важны, но они изолированы.

Изначально основных направлений его деятельности было два: он был известным педагогом и достиг в этой области довольно больших высот, в частности, в 1895 — 1906 годах он был директором гимназии в Царском Селе, той самой гимназии, где Гумилев. училась, и Ахматова, когда она говорит об Анненском как об учителе Гумилева, имея в виду, конечно, стихи, но она же и самый буквальный учитель.

У Гумилева есть чудесное стихотворение памяти Анненского, где он вспоминает, как он приходит в кабинет Анненского. В этом самом кабинете он видит бюст Еврипида. И это тоже не случайно, поскольку Анненский был одним из самых известных переводчиков античных авторов, и его главным подвигом стал перевод всего Еврипида. До сих пор мы читаем Еврипида, в основном в переводах Иннокентия Федоровича Анненского.

Он довольно рано начал писать стихи, но при этом они не публиковались.Незадолго до смерти он опубликовал свою первую книгу независимых стихов. Называлась она характерно — «Тихие песни». Он был выпущен в 1904 году и был подписан псевдонимом, несколько претенциозным псевдонимом. Он подписал его Ник. К. — Скажем, Николай Тимошенко.

Рецензентам, среди которых были Блок и Брюсов, этот псевдоним показался нелепым и пафосным. Характерно, что об Анненском (они не знали, кто автор этой книги) писали как о талантливом начинающем поэте, хлопали его по плечу, между тем Анненский был старше обоих.

Сразу скажу, что в будущем будет важно, чтобы, с одной стороны, этот псевдоним казался самообманом — Никто — с другой стороны, «античный» Анненский, конечно, вспомнил, что Никто — так называет себя Улисс, так называет себя Одиссей в пещере циклопа Полифема. Соответственно, это было больше унижением, чем гордостью. С одной стороны, я никто, вы меня не знаете и с трудом узнаете, с другой стороны, Одиссей, как известно, один из главных греческих героев.

Я уже сказал, что Анненский был директором гимназии до 1906 года. Почему он перестал быть? Потому что он сочувственно отнесся к тем студентам, которые участвовали в революции 1905 года (здесь, пожалуй, снова налицо его народнические корни). Тогда у него будут всякие неприятности, и он перестанет быть директором гимназии.

И в белый свет, в белый литературный свет Санкт-Петербурга, он был втянут отчасти при участии Гумилева в 1909 году, когда создавался журнал «Аполлон», выступавший против символистских публикаций, противопоставляя себя символистским публикациям. , и одним из важных в нем людей, определяющих политику, Николай Степанович Гумилев стал этим журналом.Гумилева привлекли Анненского к участию в «Аполлоне». Анненский опубликовал там большую статью, опубликовал несколько своих стихотворений. Казалось, начинается новый период его творчества. Он был признан, рассуждал, спорил с главными теоретиками символизма, с такими, например, как Вячеслав Иванов.

Но вдруг Анненский скончался, символическая смерть, можно сказать, на ступенях вокзала в ожидании поезда, шедшего в Царское Село. Некоторое время опознать тело не удавалось, никаких документов у него не было.Почему я сказал, что эта смерть символична? Потому что трагедия, бессмысленность жизни, сложность жизни, непонятность жизни — это, пожалуй, основная тема Анненского.

Формула творчества

Если мы попробуем, как мы это делаем и будем делать дальше, поискать какую-нибудь короткую формулу для определения поэзии Анненского, то я бы предложил формулу — поэзия болезненных связей. Как и несколько поэтов его поколения, он чувствовал, что все предметы вокруг нас, все явления связаны какой-то непонятной зловещей связью.Постоянно присутствует тема сцеплений, изображения паутины и других подобных мотивов. Кто организовал эту связь, кто так устроил человеческую жизнь — непонятно. Человек или предмет, поскольку предметы в стихах Анненского играют ту же роль, что и люди, остается только погрязнуть в этой паутине, в цепочке этих связей.

Вторая книга, основная книга Иннокентия Анненского, изданная посмертно, называлась «Кипарисовая шкатулка». Она вышла в свет в 1910 году, почти через год после ее смерти.Его подготовил его сын. Она, кажется, представляла собой образец мировоззрения Анненского.

Сборник стихов как особая категория модернистской поэзии

Надо сказать, что такая категория, как сборник стихов, была очень важна для модернистов. Даже Баратынский, один из главных предшественников символистов, одним из первых составил свою книгу так, что это было сложное единство, она получила название «Сумерки».

Далее Брюсов и его коллеги внесли в сознание русского читателя идею книги как основного жанра, супержанра русской поэзии, столь важного, что поэтический сборник в эту эпоху становится более существенным жанром. чем стихотворение, не говоря уже о романе в стихах.Репутация поэтов во многом была поставлена ​​под сомнение или укрепилась после выхода очередной поэтической книги. Символисты смотрели на книгу как на модель мира.

«Кипарисовый сундук»

Анненский сложным образом оформил свою книгу «Кипарисовый ларец». Его название загадочно и загадочно. Это имя с отброшенным ключом. Смысл этого может быть полностью понятен тем, кто знает (это снова название предмета) — Анненский хранил свои рукописи и свои стихи в кипарисовом сундуке.Напомним, что в древней традиции кипарис — это дерево смерти, поэтому зловещий оттенок здесь тоже важен. Книга построена следующим образом. Состоит из трех разделов:

  1. «Трилистники». Стихи сгруппированы под тремя общими названиями, как листья в трилистнике.
  2. «Сложите». Стихи сгруппированы по две.
  3. «Разрозненные листы». Анненский объединил в этом разделе множество своих стихотворений.
Таким образом, систематизируя свою книгу, он, кажется, подчеркивал разнообразие связей между каждым мотивом в книге, каждым словом в книге, каждым объектом (одушевленным или неодушевленным) в природе.

Каждый мотив, каждое слово существовали в каком-то контексте стихотворения и существовали в каком-то контексте «трилистник» или «складывание». Кроме того, «трилистники» были связаны между собой мотивационными роликами. Сам этот раздел, в свою очередь, был связан с мотивационными роликами с разделом «Складывание» или с разделом «Разбросанные листы». Если мы попытаемся провести эти связи, то увидим, что книга представляет собой бесконечное переплетение различных мотивов. В этом отразилось мировоззрение, мировоззрение Анненского.

Стихи разделены на «трилистники», «складки» или включены в раздел «Разрозненные листы» не хронологически. В отличие от Блока, Анненский не выстраивал свои стихи в хронологическом порядке. Его не волновала идея своего поэтического пути. Важно было показать, насколько тематически сложные переплетены его тексты. Это стало очень важным для последующих поэтов.

Никто не составлял свои книги так революционно, как Анненский, но причудливое расположение книг характерно и для молодого поколения. Кроме того, ту роль, которую играют предметы и вещи у Анненского, она во многом предсказывала поиски более молодых поэтов: акмеистов, для которых вещь и предмет были очень важны.Или пастернак, мир которого переполнен предметами и вещами. Во многом это исходило от Анненского.

Психологизм и влияние французских символистов

Другой важной чертой поэтики Анненского был психологизм. Здесь следует отметить, что Анненский почти никогда не называл себя символистом. Если он руководствовался символистами, то не русскими символистами, а французскими. Когда мы говорим о старых символистах, мы, конечно же, думаем о западных символистах. Когда мы говорили о Брюсове, мы вспоминали Верлена и Бодлера. Говоря об Анненском, нельзя не вспомнить одного из самых загадочных и загадочных символистов — Малларме. Именно его поэтические системы, его загадочность и его психологизм, проявленный через предметы, оказались существенными для переводившего его Анненского.

Поэма «Черная весна» («Тает»)

Попробуем перейти к разбору конкретного стихотворения, к разбору конкретного текста. Это будет стихотворение «Черная весна» («Тает»).Датируется 29 марта 1906 г., Тотьма (это небольшой городок под Вологдой), куда Анненский был отправлен с инспекцией после того, как перестал быть директором гимназии. Это стихотворение вошло в «Весенний трилистник», то есть было три стихотворения, первое из которых — «Черная весна». Для начала вспомним текст:

Черная весна (Таяние)

Под грохот меди — могила Перенос происходил, И, ужасно вознесенный, восковой Глядел из могилы носом.

Дыхание, что ли, он хотел Там, в пустом сундуке? . . Последний снег был тёмно-белый, И тяжелая рыхлая тропа,

И только морось, пасмурно, Слилась в гниль, Да тупо чёрная весна Заглянула в студень в глаза —

Из потрепанных крыш, из коричневых ям , От зеленых лиц. И там, по мертвым полям, От распухших птичьих крыльев …

О люди! Тяжелый жизненный шлейф По колеям путей, Но нет ничего печальнее, Как встреча двух смертей.

Анализ стихотворения «Черная весна» («Тает»)

Идеально сформулировать тему этого стихотворения можно при помощи цитаты самого Анненского, которую вспомнила Лидия Яковлевна Гинзбург (еще один замечательный филолог), когда писала об Анненском.

Анненский, однако, говорит это не о себе, а о Константине Бальмонте, и он говорит так: «Я среди природы, мистически близок ему и кому-то болезненно и бесцельно связан с его существованием». Так Анненский определяет поэтический мир Бальмонта, но это больше относится к его собственному миру.

В стихотворении, которое мы только что прочитали и начали разбирать, это именно то, что описано I среди природы, мучительно с ней связанного. Смерть человека у Анненского рифмуется со смертью зимы. Индивидуальная смерть проецируется в объективную среду, она «распространяется», «растворяется» в смерти зимы, в смерти природы.

Поразительное сходство стихотворения с формулой Анненского, которую он использовал для творчества Бальмонта, ясно указывает на смысловой комплекс мотивов, которого в этом стихотворении старательно избегают.Напомню, что в цитате — «Я среди природы, мистически близок к нему и кто-то болезненно и бесцельно связан с его существованием» — это очень важно для кого-то процитировать. Однако в своем стихотворении Анненский сознательно ни слова не говорит об этом ком-то, о Боге.

При этом его стихотворение начинается многообещающе, строками: «Под гул меди — могила // происходил перенос…» — речь, конечно же, идет о церковных колоколах. В Тотьме действительно было много церквей.Казалось бы, от этого следует перейти к разговору о месте Бога в этой встрече человека и природы, мертвого человека и умирающей зимы. К тому же 29 марта (этим днем ​​датируется стихотворение) — день Великого поста, и читатель Анненского должен это помнить. Еврейская Пасха выпала на 29 марта, но это было не очень важно, Анненский мог об этом не знать.

Поэма «Вербная неделя»

Через год после «Черной весны», 14 апреля 1907 года, Анненский напишет стихотворение, которое будет называться «Вербная неделя».Уже из названия понятно, что он будет связан с темой Великого поста. В этом стихотворении попутно упоминается одно из самых ярких событий Великого поста — то, как Христос воскресил Лазаря из мертвых. Мы помним, что этот мотив неоднократно использовался в литературе.

Мы помним, что в «Преступлении и наказании» одна из главных сцен — это чтение Соней Раскольникову отрывка о воскрешении Лазаря. И вот об этом стихотворении писал и Анненский. Посмотрим, что это за стихотворение и как он описывает это событие:

Вербная неделя

В желтом мраке мертвого апреля, Прощаясь со звездной пустыней, Вербная неделя уплыла В прошлое, на мертвом льдина;

Уплыл в ароматном дыму, В угасающем звоне погребального, От икон с глубокими очами И от Лазаров, забытых в черной яме.

Белый месяц стал высоким за счет, И для всех, чья жизнь необратима, Горячие слезы текли по иве По румяным щекам херувима.

Сравнение стихотворений «Вербная неделя» и «Черная весна»

Мы видим, что ключевые мотивы этого стихотворения перекликаются с такой отчетливостью и отчетливостью, что эти стихи можно назвать, как позже сказал Мандельштам, «двойными стихотворениями». И в том стихотворении, и в этом изображена смерть зимы. И в том, и в этом она представлена, как обычно у Анненского, сюжетным мотивом.В этом стихотворении: «О последнем, на мертвой льдине». Опять же, эта смерть сопровождается погребальными церковными колоколами: «В затухающем кольце похорон». В предыдущем стихотворении: «Под грохот меди — могила». И снова эта смерть цепляется за смерть человека, только теперь это не анонимный человек и кто-то неизвестный, как в том стихотворении, а Лазарь, «забытый в черной яме» (предыдущее стихотворение также содержит ямный мотив: « из коричневых ям »). И жизнь этого Лазаря оказывается необратимой.

То есть, читая стихотворение «Вербная неделя», можно предположить, почему стихотворение «Черная весна» удалено, устранены религиозные мотивы.Если Лазарь не воскреснет, связь между человеком и природой поистине бесцельна. Следовательно, при встрече двух смертей, даже если это произошло во время Великого поста, этот кто-то, Бог, лишний.

«Не воскресение, а разложившийся труп Лазаря видит Анненского в лицах весны» — это цитата, как уже упоминал Максимилиан Волошин о стихотворении «Вербная неделя». Однако и Анненский не очень-то сочувствует воскресению в своих стихах. Напомним, что уже в цитированной выше статье «Бальмонт-Лирик» с горечью сказано: «Я в кошмаре возвращений» — то есть постоянных возвращений Я, постоянных возвращений Я.

А в одном из самых известных стихотворений — «То было на Валлен-Коски» рассказывается о «воскрешении» куклы, которую в шутку, для развлечения туристов методично вылавливают из водопада и затем снова бросают в него: «Спасение его неизменно для новых и новых мучений».

Цикл бесконечного умирания в «Весеннем трилистнике»

Пора обратить внимание на безударную, но очень существенную разницу между зимней смертью и смертью человека, изображенного в «весеннем трилистнике».«Первое стихотворение, которое мы сейчас проанализировали -« Черная весна », описывает смерть человека и смерть зимы, а затем, в стихотворении« Призраки », описывается смерть весны:

Зеленый призрак куста сирени Прилепился к окну … Уходи, тени, оставляй тени, Наедине со мной … Она неподвижна, она нема, Со следами слез, С двумя кисточками сирени в мае В завитках кос …

Эти майские косы показывают, что умирает весна, затем умирает лето, затем осень, а потом снова зима.Трагическое кольцо, цикл бесконечного умирания — так Анненский описывает смену времен года.

Прямой путь умершего

Что касается жизненного и посмертного пути человека, то он, по крайней мере, в «Черном источнике» описывается не как циклический, а как линейный. Видимо, это было очень важно для Анненского, потому что в первых четырех строфах его стихотворения и до последней изречения, заключительной пятой строфы, прямой, не циклический, а прямой путь покойного от ступенек церкви к кладбище воспроизведено разными способами.

Тема линейного движения началась уже во второй строчке «Черной весны», она началась словом «передача»: «Под гул меди — смертоносная передача создавалась». Тема расстановки переносов синтаксически поддерживается в стихотворении Энжамбемана: «под гул меди — могила» стоит в одной строке, а «перенос» — начало следующей строки. И дальше от строфы к строфе Анненский тоже движется с помощью переносов-загадок.

Почему в облике умершего акцентирован нос? — это загадка последней строки первой строфы.Потому что с ним естественным образом связана страшная тема дыхания, чего недостаточно для уже умершего человека — так отвечают первые две строчки второй строфы. Переход — вопрос в конце одной строфы, ответ в начале другой строфы.

Почему в третьей строке второй строфы упоминается снег, который был темно-белым? Затем, — отвечает вторая строка третьей строфы, — что это подготавливает образ встречи разложения человека с разложением зимы, воплощенный как раз в строке про последний тёмно-белый снег. Вокруг тёмно-белый снег и тлеющие рифмы человека выравниваются таким образом.

И, наконец, на стыке третьей и четвертой строф просто обнажается техника перевода. Где черная весна смотрела в студень из глаз мертвеца? — спрашивает себя читатель в двух заключительных строках третьей строфы. Отовсюду! — Отвечает целая четвертая строфа, а точнее:

От обшарпанных крыш, от коричневых ям, От зеленых лиц. И там, через мертвые поля, От распухших крыльев птиц…

Этот метод переноса, или можно назвать его методом «подхвата», позволяет читателю почти визуально наблюдать прямое и устойчивое движение человека и его тела к кладбищу по заранее проложенному пути. больше чем единожды. Отсюда «по колее дорог» возникает. Не раз по ней движется человек, но по этой тропе движется каждый, и даже колеса в ней протыкают колеи. В одной из точек этого пути некогда умирающий человек встречает бесконечно умирающее время года, которое воскресает для новых и новых мучений.

Эталонная клавиатура Анненского: Ф.

И. Тютчев

Внимательное прочтение этого стихотворения позволяет не только поговорить об основных принципах поэтики Анненского, о том, как Анненский видит окружающий мир, но и вкратце пролистать, как сказал Мандельштам, «справочную клавиатуру» Анненского, то есть , поговорим о тех главных русских писателях и поэтах, которые были необходимы Анненскому.

Первое из запоминающихся имен — Федор Иванович Тютчев. Анненский использует в своем стихотворении устойчивый топос, по-прежнему старинный топос: весна — пора рассвета, зима — пора смерти, но, кажется, любой школьник того времени, любой школьник, который был в наше время, не может не вспомнить знаменитый Тютчева. Поэма 1836 года:

Зима недаром сердится, Время ее прошло — Весна в окно стучится И со двора выезжает.

И все суетилось, Все напрягало Зима вышла — И жаворонки в небе Уже звенели подняли.

Зима еще занята И ворчит на Весну. Она смеется в глаза И только шумит еще больше …

Злая ведьма в ярости влетела И, схватив снег, Отпусти, убегая, В прекрасное дитя . ..

Весны и горя мало : Я в снегу умылся И только покраснел В вызов врагу.

Мы видим, как Анненский меняет один полюс на другой.Если у Тютчева румянец, то у Анненского зеленые лица, с которых весна смотрит в глаза покойному.

Если у Тютчева в небе жаворонки, то у Анненского есть птицы с распухшими крыльями, или вороны, или грачи на смертоносных полях. В этом случае возникает ассоциация с кладбищем и кормящимися на нем падальщиками.

Главное отличие двух стихотворений в том, что для Тютчева зима плохо кончается, а она все равно убегает, для Анненского зима умирает.

Еще один тютчевский текст, который приходит на ум при чтении «Черной весны» Анненского, — это стихотворение поэта, в первой строфе которого тело усопшего опускают в могилу:

А гроб уже опущен в могилу. могила, И все сложено вокруг… Они толкаются, дышат силой, Духом злобным духом наполняют грудь …

Мы видим слово «пагубный», что очень важно для стихотворения Анненского. Он появится снова, и в заключительной строфе стихотворения Тютчева возникнет совершенно в ином смысле, чем у Анненского. У Анненского связана жизнь человека и жизнь природы, соединены смерть человека и смерть природы.

Тютчев в финале своего стихотворения вполне традиционно противопоставляет сиюминутное стремительное существование человека вечному существованию природы:

А небо такое нетленное, чистое, Так бесконечно над землей… И птицы громко парят В синей воздушной бездне …

Обратим внимание — опять птицы, но не такие, как у Анненского, внизу, в полях, а в небе.

«Упоминание клавиатуры» Анненского: Н.В. Гоголь

Другой великий русский писатель XIX века, о котором вы, наверное, уже вспомнили, когда я читал стихотворение «Черная весна», — это Николай Васильевич Гоголь, чей рассказ «Нос» был проанализирован в Деталь Анненского в статье, открывающей Книгу размышлений Анненского.

В начале своей статьи Анненский называет точную дату, когда нос майора Ковалёва сорвался с его лица, это 25 марта, то есть за четыре дня до 29 марта, приуроченного к стихотворению Анненского. Возможно, близость этих двух дат провоцирует поэта оживить, оживить нос умершего в своем стихотворении. Сначала этот нос смотрит из гроба, потом хочет вдохнуть в пустой сундук покойного.

Пожалуй, таким экстравагантным образом Анненский напомнил читателю знаменитую легенду, сопровождавшую Гоголя, о том, что Гоголя похоронили заживо, в летаргическом сне.Нос здесь упоминается не случайно, может быть, потому, что нос — это как раз метонимия гоголевской внешности. Зачем Анненскому понадобились мотивы Гоголя в его стихотворении «Черная весна»? Сам Анненский отвечает на этот вопрос, когда пишет о Гоголе. Он говорит, что Гоголю свойственен «жестокий и недоступный нам уже юмор творчества». Он говорит о «жестоком юморе творчества» Гоголя, подразумевая, конечно, «Портрет», «Нос», «Мертвые души».

Это типично для самого Анненского.Конечно, мы никогда не назовем поэму «Черная весна» забавным стихотворением. Мы не смеемся, когда читаем это. Но гротеск Анненского: «И, ужасно поднятый, нос его был похож на воск из могилы» — это балансирование на грани трагизма и комизма, балансирование на грани ужасного и комического, а потому ему наверное нужен был Гоголь.

«Упоминающая клавиатура» Анненского: Л.Н. Толстой и Н.А.Некрасов

Есть еще два имени, которые мы обязательно должны упомянуть в связи с этим стихотворением.Одно из них — имя автора, пожалуй, самого страшного рассказа о смерти человека, во всяком случае, написанного в 19 веке Льва Николаевича Толстого.

В рассказе «Смерть Ивана Ильича» об умершем главный герой описывается следующим образом: «Мертвец лежал, как всегда лежат мертвые, и выставлял, как всегда мертвые, свой желтый восковой лоб и выступающий нос, как бы давящий на верхнюю губу ». Отметим, что Анненский писал о Толстом, как о Гоголе,« от которого романтик выгорел.»

Еще одно имя, которое необходимо упомянуть, — это имя Николая Некрасова, в тринадцатой главе его стихотворения (известное стихотворение« Мороз, красный нос ») есть мотивы, перекликающиеся с ключевыми мотивами нашего стихотворения. два смертельных удара, и бледное лицо Дарьи, и упоминание о том, что ее ждут темные дни.

Когда мы говорим о Толстом и Некрасове, мы должны помнить, что, возможно, здесь речь идет не о заимствованиях, а об общности мотивов, которые возникает из общности ситуаций. И Некрасов, и Толстой, и Анненский описывают смерть и похороны.

Перекличка с постсимволистами: Б.Л. Пастернак

Теперь о перекличке с постсимволистами. О чем мы говорили в начале лекции. Надеюсь, что кто-то уже вспомнил первое стихотворение, о котором сейчас пойдет речь, потому что это программная известная поэма Бориса Пастернака «Февраль. Возьми чернила и плачь! », В котором много отголоски стихотворения Анненского: поля, тропа, птицы.Наконец, название стихотворения Анненского «Черная весна» встречается в стихотворении Пастернака: «Пока гремит слякоть весной черным горит» — почти прямая цитата.

Важно, что Пастернак спорит с Анненским. С одной стороны, он продолжает, с другой — спорит с ним, потому что топос, который разрушает Анненский: весна — время экстатической радости, весна — время рождения, Пастернак снова восстанавливает свои права.

Но при этом учитывает трагизм темы, предложенной в «Черной весне».Покажем это на примере только одного мотива. Тютчева: «жаворонки в небе», взлетели жаворонки. У Анненского: «А там, по мертвым полям, от распухших крыльев птиц …», то есть птицы внизу. Что есть у Пастернака? Ладьи Пастернака одновременно взлетают, и в то же время, отражаясь в лужах, оказываются внизу:

Где, как обугленные груши, Тысячи ладей с деревьев В лужи разобьются и на дно ваших глаз принесут Сухую печаль .

Это важный мотив, важный символ, потому что птицы олицетворяют радость или трагедию. У Анненского они внизу, у Тютчева вверху, у Пастернака раздвоены.

Точно так же у Пастернака, как часто бывает, слезы, которыми его лирический герой кричит: «Горько писать о феврале» — читатель не до конца понимает, слезы ли это радости или слезы горя. Он сознательно выбирает образ слез, который работает в обоих направлениях.

Перекличка с постсимволистами: М.И. Цветаева

Еще одно стихотворение, явно случайно перекликающееся с «Февральским» Пастернака, где рифма «весна — зима» и «слезы — колеса», как у Пастернака, и, кажется, восходит к «Черной весне». и «Вербное воскресенье» Анненского — это стихотворение Марины Ивановны Цветаевой «Растопленный каток».

Я начал лекцию с цитаты Ахматовой, которая ревниво пишет, что Цветаева, возможно, не читала Анненского. Теперь убедимся, что, скорее всего, она это прочитала.Вот текст этого стихотворения с эпиграфом:

Каток растаял … Без восторга Над зимней тишиной, стук колес. Душе не нужна весна И мне до слез жаль зиму. Зимой грусть была одна … Вдруг возникнет новый образ … Чей? Человеческая душа такая же льдина И тоже тает от лучей. Да будет в желтых лютиках бугорок! Пусть лепесток сместит снежинку! — Странно родной капризной душе Как во сне растаявший каток…

Мы видим, что Цветаева пишет на ту же тему, что и Анненский: умирает, зима уходит, жаль ее, а весна не нужна, «душе не нужна весна, а зимой жаль до слез», она пишет.

Однако Цветаева уже решает свои задачи, о которых мы обязательно поговорим в наших лекциях, ранняя Цветаева излагает тему Анненского в детском, инфантильном, почти «шепелявом» ключе. Нам трудно плакать, нам не нужно плакать, когда мы читаем это стихотворение, потому что трагедия снимается тем, что на нее смотрит ребенок.

Следовательно, стихотворение начинается эпиграфом из частного письма. Поэтому в финале стихотворения появляется почти невозможное для великого поэта: «Да будет в желтых лютиках бугорок!» А потом еще сильнее, словно сентиментально, из детской книжки того времени: «Пусть лепесток сметет снежинку!» И мы уже перестаем бояться, как мы боялись в стихотворении Анненского, когда его читали.

Отметим, что само обилие предметов в этом стихотворении, сам факт того, что Цветаева решает эту тему, опираясь именно на предметные мотивы, используя столь плотно предметные мотивы: желтые лютики, бугорок, снежинку, лепесток и, наконец, самый центральный образ катка в этом стихотворении, тоже сюжетном, кажется, говорят, что и Марина Ивановна Цветаева, и другие русские символисты очень и очень внимательно читали Анненского.

Ахматова А., Чётки: Анно Домини; Поэма без героя. — Издатель: ОЛМА Медиа Групп.

Валлен-Коски (Валлинкоски, фин. Валлинкоски) — водопад на реке Вуоксе в Финляндии.

Франц. enjambement, от enjamber — перешагнуть, перепрыгнуть.

Иннокентий Федорович Анненский — поэт, драматург (1.9. 1855 г. Омск — 13.12. 1909 г. Санкт-Петербург). Его отец, высокопоставленный правительственный чиновник, вернулся в 1860 году из Омска в Петербург, где вырос Иннокентий Федорович и в 1879 году окончил университет (кафедра сравнительного языкознания).Большую часть жизни он проработал в гимназии: сначала в Санкт-Петербурге, с 1891 г. директором в Киеве, с 1893 г. снова в Санкт-Петербурге; в 1896 г. он был назначен директором гимназии в Царском Селе, а в 1906 г. переведен на должность инспектора Петербургского учебного округа.

С 1880-х годов Иннокентий Анненский публикует филологические произведения; с начала 1890-х — регулярно переводил на русский язык древнегреческую литературу, в том числе все 19 трагедий Еврипида (первое неполное издание — 1907 г. ).В период с 1901 по 1906 год Анненский написал 4 трагедии на темы греческой мифологии, например « Лаодамия » (1902), но его значение в русской литературе связано с его поэзией. Стихи писал с детства, но только в 49 лет он издал свой первый сборник « Тихие песни » (1904) под псевдонимом, намекающим на его положение как поэта: Ник. Т-о, то есть «никто».

Незадолго до своей внезапной смерти Иннокентий Анненский все же был признан поэтом: он стал сотрудником нового авангардного литературного журнала «Аполлон», но своего второго и наиболее значительного сборника стихов.« Кипарисовый сундук » (1910 г.) не видел. Сын Иннокентия Федоровича, филолог, (псевдоним — В. Кривич), опубликовал « Посмертных стихотворений » (1923) отца. Только в 1939, 1959, 1979 и 1987 годах появились советские издания стихов Анненского.

Литературные очерки о Гоголе, Достоевском, Бальмонте и др., Собранные автором в «Книге размышлений » (2 тома, 1906, 1908), намечают новые пути русской литературной критики. Анненский переводил современные тексты не только с греческого, но и с немецкого и, главным образом, с французского.

Такие поэты, как, например, А. Блок, А. Ахматова и С. Маковский высоко ценили его при жизни, но влияние Анненского как лирика становится заметным только после его смерти. Это коснулось, в частности, поэзии акмеизма, тогда еще нового направления, а также поэзии футуризма.

Из русских поэтов на лирическое творчество Анненского повлияли Баратынский и Тютчев, из французов — Бодлера, Верлена и Малларме. В нем раскрывается противоречие между богатой внутренней жизнью поэта и его страданиями от несовершенства внешнего бытия между его благоговением перед прекрасным и страхом за свою судьбу в жизни, в нем преобладают темные краски, меланхолия, смерть, пессимизм, диссонанс.В стихотворениях Анненского это личное начало скрыто за метафоричностью языка, который не всегда легко расшифровать. «Эстетика стала для него спасительным щитом от мыслей отчаяния» (С. Маковский). Творческий мир Иннокентия Анненского близок к природе и музыке. Они одухотворены и связаны с переживаниями в человеческой душе. «Тривиальные предметы домашнего обихода приобретают в клеветническом видении Анненского, в« тревожной пустоте »вдруг какое-то устрашающе волшебное измерение» (А.Ваннер). Его стиль импрессионистичен и лаконичен, в структуре стихов и поэтических циклов чувствуется осознанное стремление к ясной форме. Ритмическое богатство его стихов повлияло на поэтику верлибра. Анненский имеет двойное значение для истории русской литературы: он вдохновитель великих акмеистов А. Ахматовой, Н. Гумилева, О. Мандельштама, самостоятельная личность в поэзии; его философская лирика и близость к природе принадлежат символизму.

Иннокентий Федорович Анненский — русский поэт, переводчик, драматург, критик, педагог — родился 20 августа (1 сентября) 1855 года в Омске в семье чиновника.В пятилетнем возрасте переехал в Санкт-Петербург. Свое первое образование Иннокентий Анненский получил в частной школе из-за слабого здоровья. Затем учился в гимназии с 1865 по 1868 год , после — в гимназии Беренса.

Большое влияние на личность Анненского оказал его брат Николай, с которым Иннокентий стал жить после смерти родителей. Свои первые стихи Анненский написал еще в детстве. По совету старшего брата, известного экономиста и публициста Н.Ф. Анненский, считавший, что до тридцати лет не нужно публиковаться, молодой поэт не намеревался свои поэтические опыты для печати. В университетские годы изучение древних языков и античности временно вытеснило поэзию; По словам поэта, кроме диссертаций он ничего не писал.

В 1879 году окончил Петербургский университет. Он преподавал древние языки, греческую литературу, теорию литературы. В 1896–1905 гг. И. Анненский был директором Николаевской Царскосельской гимназии, инспектором Петербургского учебного округа.

Анненский дебютировал в печати как критик. В 1880–90-е годы опубликовано статей по проблемам педагогики и филологии. В 1890-1900-х гг. выполнил полный поэтический перевод трагедий Еврипида. В 1904 году вышло первых стихотворений И. Анненского.

При жизни Иннокентий Анненский издал единственный сборник стихов «Тихие песни» ( 1904 г. ; под псевдонимом Ник.Т-о), трагедии в стихах «Меланиппа Философ» (опубл. 1901 г.) ), «Король Иксион» (опубликовано в 1902 г. ), «Лаодамия» ( 1902 г. ; опубл. в 1906 ), литературно-критический очерк «Книга размышлений» ( 1906 г. ), «Вторая книга размышлений» ( 1909 г. ). Коллекция «Кипарисовая шкатулка» ( 1910 г. ), вакхическая драма Фамира-Кифаред ( 1906 , опубл. в 1913 г. ; доставил А.Я. Таиров, 1916 ), «Посмертные стихи Иоанна.Анненский »( 1923 г. ).

Анненский вел довольно «замкнутую» литературную жизнь: он не отстаивал право «нового» искусства на существование в период «бури и натиска», не участвовал в последующих внутренних символических битвах. Первые его публикации на страницах символистской прессы относятся к 1906–1907 (журнал «Перевал»), «вхождение» Анненского в символистскую среду фактически произошло в последний год его жизни. Поэт и критик читает лекции в Поэтической академии, является членом Общества фанатиков художественного слова при новом Св.Петербургский журнал «Аполлон» и публикует на его страницах программную статью «О современном лиризме».

Внезапная смерть поэта 30 ноября (13 декабря) 1909 года на железнодорожной станции Царское Село вызвала широкий резонанс в кругах символистов. Среди молодых поэтов акмеистической ориентации, близких к Аполлону, упрекавших символистов в том, что они «не заметили» Анненского, начал складываться посмертный культ поэта.

Творчество Анненского сформировалось под влиянием французской поэзии конца XIX века, русской психологической прозы XIX века и наследия античной классики.Формально не принадлежащий к школе символистов, И. Анненский был внутренне близок символистам в использовании потенциальной многозначности слова, музыкальной организации стиха. Лирический герой Анненского, остро осознавая трагедию эпохи, сознательно выбирает борьбу с обреченным на поражение миром как единственно возможный способ противостоять его деформирующему влиянию. Взаимодействие интеллектуально-философских и импрессионистических принципов поэзии И. Анненского образует особый образный ряд, в котором сочетаются реальное и фантастическое, предметное и абстрактное.Появление новых ассоциативных звеньев приводит к циклизации, которая обозначена в «Тихих песнях» и становится основным принципом группировки стихов в «Кипарисовой шкатулке» (трилистники, складывание).

Активно используя прозу, Анненский одним из первых в русской литературе создал эффект диссонанса не только лексического, но и интонационно-ритмического, часто подчеркнутого графически. Для Анненского-критика также характерен импрессионистический стиль с позицией недосказанности, прерывности, незавершенности.«Книга размышлений» — это не литературно-критическое эссе в строгом смысле слова, а художественно-психологический комментарий литературной классики, попытка раскрыть законы единства личности автора и созданного им произведения . ..

В оригинальных драмах Иннокентий Анненский, сохраняя миф как универсальную сюжетообразующую основу, проецирует на него проблемы своей лирики, создавая синтез двух культурных пластов — античной классики и модернизма. Творчество Анненского во многом определило поэтику русского акмеизма.

По лексической, стилистической и ритмической новизне Иннокентий Анненский превосходит психологический романизм А.А. Ахматовой, диалог культур в поэзии О.Е. Мандельштама, сущность материального мира в лирике Б.Л. Пастернака, ритмико-интонационные опыты В.В. Маяковский и В. Хлебников.

Биография

Личность Иннкентий Федорович Анненский оставался во многом загадкой для современников.Родился 20 августа (1 сентября) 1855 г. в Омске в семье государственного служащего. Его отец был начальником Омского железнодорожного управления. Когда Иннокентию было около пяти лет, его отец устроился на работу спецназовцем в МВД, и семья из Сибири вернулась в Санкт-Петербург, который они ранее покинули в 1849 году.

По слабому здоровью Анненский учится в частной школе, затем во 2-й Петербургской гимназии (1865-1868). С 1869 года учится в частной гимназии В.И. Беренс за два с половиной года. Рано потеряв родителей, он часто живет со своим старшим братом Николаем, энциклопедически образованным человеком, экономистом, народником, имевшим большое влияние на Иннокентия.

По окончании (1879) историко-филологического факультета Петербургского университета работал учителем древних языков и русской литературы, позже директором гимназии в Киеве, Санкт-Петербурге, Царском Селе. С 1906 года инспектор Петербургского учебного округа.Читал лекции по древнегреческой литературе на Высших женских курсах. Он печатался с начала 1880-х годов с научными обзорами, критическими статьями и статьями по педагогическим вопросам. С начала 1890-х гг. Он начал изучать греческих трагиков; в течение ряда лет он выполнил огромную работу по переводу на русский язык и комментированию всего театра Еврипида. Одновременно написал несколько оригинальных трагедий на сюжеты Еврипида и «Вакхическую драму» Фамира-Кифарад (поставлена ​​в сезоне 1916–1917 на сцене Камерного театра). Он переводил французских поэтов-символистов (Бодлер, Верлен, Рембо, Малларме, Корбьер, А. де Ренье, Ф. Джамм и др.).

30 ноября / 11 декабря 1909 г. Анненский скоропостижно скончался на ступенях Царскосельского (Витебского) вокзала в Санкт-Петербурге.

Сын Анненского, филолог и поэт, опубликовал свои «Посмертные стихи» (1923).

Поэзия

Анненский наиболее значительный поэт. Стихи начал писать с детства, но впервые опубликовал их в 1904 году.Анненский, по его собственным словам, обязан своим «умным существом» влиянию своего старшего брата, известного публициста-народника Н. Ф. Анненского, и его жены, сестры-революционера Ткачевой. В своих стихах Анненский, как он сам говорит, стремился выразить «городскую, отчасти каменную, музейную душу», «замученную Достоевским», «больную и чуткую душу наших дней». Мир «больной души» — главный элемент творчества Анненского. По справедливым признакам критики, «ничто не получалось в стихах Анненского так ярко, так убедительно, как описание кошмаров и бессонницы»; «Он нашел тысячи оттенков, чтобы выразить болезненное разочарование. Он приложил все усилия, чтобы использовать изгибы своей неврастении. «Безнадежное стремление к жизни и ужас« освобождающей »смерти, одновременное« желание разрушения и страх смерти », отказ от реальности, желание убежать от нее в« сладкий гашиш »бреда, в «запой» труда, в «яд» поэзии, и в то же время «таинственная» привязанность к «повседневности», к повседневной жизни, к «безнадежной развалине своего пошлого мира» — таков комплекс и противоречивое «мировоззрение и мировоззрение», которое Анненский стремится «вдохновить» своими стихами.

Наиболее приближаясь к этому «мировоззрению» всех его современников, формы стиха Анненский наиболее близок молодому периоду «русских символистов». Однако гипертрофированный «декаданс» первого, в котором было много умышленного, специально придуманного для привлечения внимания, «шокирующего» читателя, не опубликовавшего свои стихи Анненского, носит глубоко органичный характер. Вскоре Брюсов отказался от раннего студенческого опыта. Анненский остался верен «декадансу» на протяжении всей своей жизни, «застыл в своем модернизме в какой-то момент в начале 90-х», но зато довел его до совершенного художественного выражения. Стиль Анненского ярко-импрессионистический, часто отличается изысканностью, граничащей с вычурностью, великолепной риторикой декаданса.

Как и молодой Брюсов, поэтическими учителями Анненского были французские поэты второй половины XIX века — парнасцы и «проклятые»: Бодлер, Верлен, Малларме. Анненский унаследовал от парнасцев культ поэтической формы, любовь к слову как таковому; Верлен следовал за своим стремлением к музыкальности, к превращению поэзии в «мелодичный дождь символов»; вслед за Бодлером, замысловато переплетавший в своем словаре «высокие», «поэтические» выражения с научными терминами, с обычными, подчеркнуто «повседневными» словами, заимствованными из просторечия; наконец, вслед за Малларме, он построил главный эффект своих ребусов на сознательном затемнении смысла.Анненский отличается от «бесстрастных» французских парнасцев особой пронзительной ноткой жалости, звучащей во всех его стихах. Эта жалость направлена ​​не на социальные страдания человечества, даже не на человека в целом, а на природу, на неодушевленный мир обиженных вещей, страдающих и томящихся «злыми обидами» (часы, кукла, шарманка, и др. ), образами которых поэт маскирует собственную боль и муку. И чем меньше, чем незначительнее, чем незначительнее «страдание», тем более истерическое, мучительное жалость к себе оно вызывает в нем.

Своеобразная литературная судьба Анненский похож на судьбу. Как и последний, Анненский — типичный «поэт для поэтов». Он опубликовал свой единственный прижизненный сборник стихов под характерным псевдонимом «Ник. К ». И действительно, почти всю свою жизнь Анненский оставался« никем »в литературе. Лишь незадолго до смерти его стихи стали известны в кругу петербургских поэтов, сгруппированных вокруг журнала« Аполлон ». Смерть Анненского ознаменовалась ряд статей и некрологов, но после этого его имя снова надолго пропадает из печатных колонок.В 4-м сборнике стихов Николая Гумилева «Колчан» опубликовано стихотворение.

Драматургия

Анненский написал четыре пьесы — «Меланипп Философ», «Царь Иксион», «Лаодамия» и «Фамира-Кифаред» — в древнегреческом духе по сюжетам утраченных пьес Еврипида и в подражании его манере.

Переводы

Анненский перевел на русский язык полное собрание пьес великого греческого драматурга Еврипида.

Литературное влияние

Литературное влияние Анненского на направления русской поэзии, возникшие после символизма (акмеизма, футуризма), очень велико. Стихотворение Анненского по праву можно назвать первым русским футуристическим стихотворением на момент написания. Влияние Анненского сильно сказывается на Пастернаке, его школе и многих других. В своих литературно-критических статьях, частично собранных в двух «Книгах размышлений», Анненский дает блестящие примеры русской импрессионистической критики, стремясь интерпретировать произведение искусства, сознательно продолжая работу автора в себе.Следует отметить, что уже в своих критических педагогических статьях 1880-х годов Анненский задолго до формалистов призывал к систематическому изучению формы художественных произведений в школе.

, драматург, критик

Иннокентий Федорович Анненский (20 августа (1 сентября) 1855, Омск, Российская Империя — 30 ноября (13 декабря) 1909, Санкт-Петербург, Российская Империя) — русский поэт, драматург, переводчик, критик, исследователь литературы и языка. , учитель и административный руководитель образования.Брат Н.Ф. Анненский.

Иннокентий Федорович Анненский родился 20 августа (1 сентября) 1855 г. в Омске в семье государственного чиновника Федора Николаевича Анненского (умер 27 марта 1880 г.) и Натальи Петровны Анненской (умерла 25 октября 1889 г.). Его отец был начальником управления Главного управления Западной Сибири. Когда Иннокентию было около пяти лет, его отец устроился на работу спецназовцем в МВД, и семья из Сибири вернулась в Петербург.-Петербург, который они ранее покинули в 1849 году.

По слабому здоровью Анненский учился в частной школе, затем во 2-й Петербургской гимназии (1865-1868). С 1869 года учился в частной гимназии В.И. Беренс на два с половиной года. Перед поступлением в университет, в 1875 году, он жил со своим старшим братом Николаем, человеком с энциклопедическим образованием, экономистом, народником, который помогал младшему брату в подготовке к экзамену и имел большое влияние на Иннокентия.

После окончания историко-филологического факультета СПбГУ.В Петербургском университете в 1879 году он долгое время служил учителем древних языков и русской литературы в гимназии Гуревича. Он был директором правления Галагана в Киеве (январь 1891 — октябрь 1893), затем 8-й Петербургской гимназии (1893-1896) и гимназии в Царском Селе (16 октября 1896 — 2 января 1906). Излишняя мягкость, проявленная им, по мнению начальства, в тревожное время 1905–1906 годов, явилась причиной его снятия с этой должности.В 1906 году он был переведен в Санкт-Петербург в качестве районного инспектора и оставался на этой должности до 1909 года, когда незадолго до смерти вышел на пенсию. Читал лекции по древнегреческой литературе на Высших женских курсах. Он печатался с начала 1880-х годов с научными обзорами, критическими статьями и статьями по педагогическим вопросам. С начала 1890-х годов он начал изучать греческих трагиков; в течение нескольких лет он выполнил огромную работу по переводу на русский язык и комментированию всего театра Еврипида. Одновременно написал несколько оригинальных трагедий на сюжеты Еврипида и «Вакхическую драму» «Фамира-Кифарад» (поставлена ​​в сезоне 1916-1917 гг. На сцене Камерного театра). Он переводил французских поэтов-символистов (Бодлер, Верлен, Рембо, Малларме, Корбьер, А. де Ренье, Ф. Джамм и др.).

30 ноября (13 декабря) 1909 года Анненский скоропостижно скончался на ступенях Царскосельского вокзала в Санкт-Петербурге. Похоронен на Казанском кладбище в Царском Селе (ныне город Пушкин Ленинградской области).Сын Анненского, филолог и поэт Валентин Анненский (Кривич) опубликовал «Кипарисовую шкатулку» (1910) и «Посмертные стихи» (1923).

Драматургия

Анненский написал четыре пьесы — «Меланиппа Философ» (1901), «Король Иксион» (1902), «Лаодамия» (1906) и «Фамира-Кифаред» (1906, опубликовано посмертно в 1913 году) — в древнегреческом духе. сюжеты утраченных пьес Еврипида и в подражании его манере.

Переводы

Анненский перевел на русский язык полное собрание пьес великого греческого драматурга Еврипида. Он также выполнил стихотворные переводы произведений Горация, Гете, Мюллера, Гейне, Бодлера, Верлена, Рембо, Ренье, Сюлли-Прюдомма, Лонгфелло.

Литературное влияние

Литературное влияние Анненского на течения русской поэзии, последовавшей за символизмом (акмеизм, футуризм), очень велико. Поэму Анненского «Колокола» по праву можно назвать первой русской футуристической поэмой на момент написания. Влияние Анненского сильно сказывается на Пастернаке и его школе, Анне Ахматовой, Георгии Иванове и многих других.В своих литературно-критических статьях, частично собранных в двух «Книгах размышлений», Анненский дает блестящие примеры русской импрессионистической критики, стремясь интерпретировать произведение искусства, сознательно продолжая работу автора в себе. Следует отметить, что уже в своих критических педагогических статьях 1880-х годов Анненский задолго до формалистов призывал к организации систематического изучения формы художественных произведений в школе.

Директор гимназии

Должность директора гимназии всегда обременяла И. Ф.Анненский. В письме к А.В. Бородина в августе 1900 года писал:

Вы меня спрашиваете: «Почему бы тебе не уйти?» Ох, как я об этом думал … Как сильно я об этом мечтал … Может, это было бы не так сложно … Но знаете, как вы серьезно думаете? Имеет ли убежденный защитник классицизма моральное право вскинуть свое знамя в такой момент, когда его со всех сторон окружают злые враги? …

Иннокентий Анненский. Избранное / Комп. И. Подольская. — М .: Правда, 1987.- С. 469. — 592 с.

Профессор Б.Е. Райков, бывший ученик 8-й петербургской гимназии, в своих воспоминаниях об Иннокентии Анненском писал:

… о его поэтических экспериментах тогда еще ничего не было известно. Он был известен только как автор статей и заметок на филологические темы, а свои стихи он держал при себе и ничего не публиковал, хотя ему тогда было уже за сорок. Мы, школьники, видели в нем только высокую худую фигуру в форме, которая иногда угрожала нам длинным белым пальцем, но в целом держалась очень далеко от нас и наших дел.

Анненский был ревностным защитником древних языков и высоко держал в своей гимназии знамя классицизма. Во время его правления весь наш развлекательный зал был расписан древнегреческими фресками, а школьники по праздникам играли по-гречески пьесы Софокла и Еврипида, причем в старинных костюмах, строго выдержанных в стиле эпохи.

Редакции

  • Анненский И. Ф. Тихие песни. — СПб., 1904. (Под псевдонимом «Ник.Т-о «)
  • Анненский И.Ф. Книга размышлений. — СПб., 1906.
  • Анненский И.Ф. Вторая книга размышлений. — СПб., 1909.
  • Анненский И.Ф. Кипарисовый сундук. — СПб., 1910.
  • Анненский И.Ф. Искусство. и примечание. Ермилова Е.В. — М .: Сов. Россия, 1987. — 272 с. (Поэтическая Россия)
  • Анненский И.Ф. Стихи и трагедии / Вступление ст., Сост., Подготов. текст., примечание. Федорова А.В. — Л .: Сов. писатель, 1990. — 640 с. (Библиотека поэта. Большая серия. Издание третье.)
  • Анненский И. Ф. 1909: Лекции по древней литературе. СПб.

Иннокентий Федорович Анненский — фото

Иннокентий Федорович Анненский — цитаты

За оберег из тюльпанов с серебряной фольгой на покрывале Сто обедов стою, в пост измучусь!

Какой тяжелый, темный бред! Как тускло-луна эти высоты! Столько лет прикоснуться к скрипке И не узнать ее при свете струны! Кому мы нужны? Кто зажег Два желтых лица, два грустных… И вдруг почувствовал поклон, Что кто-то взял, а кто-то их слил. «Ой, как давно! Сквозь эту тьму Скажи одно: ты что? «И струны трепетали к нему, звеня, но трепеща, они дрожали.« Не правда ли, мы никогда больше не расстанемся? Хватит? .. »И скрипка ответила утвердительно, Но сердце скрипки было больно. Смычок все понимал, он был тихим, И в скрипке все держал … И это им было мучительно, Что люди казались музыкой … Но человек не гасил свечи До утра… И струны запели … Лишь солнце нашло их бессильно На черном бархате постели.

Ты снова со мной, друг осень . ..

Что такое счастье? Чад сумасшедшей речи? Одна минута в пути, Где с поцелуем жадной встречи Слились неслышные жалости? Или это осенний дождь? В возвращении дня? В закрытие глаз? В товарах, которые мы не ценим За безобразие своей одежды? Вы говорите … Вот счастье бьется, К цветку крыло прицепилось, Но на мгновение — и поднимется вверх.Безвозвратный и легкий. А сердце, может быть, дороже, Надменность сознания, Дороже мучение, если в нем есть тонкий яд воспоминаний.

В отдельной ясности лучей И в чарующем слиянии видений Всегда над нами сила вещей С ее триадой измерений. И ты расширяешь границы бытия, Или ты умножаешь форму на вымысел, Но в самом Я, с глаз не Я Тебе никуда не уйти. Эта сила — маяк, — зовет она, — Бог и тление соединились в ней, И пока она не побледнела, Вещи в искусстве скрыты.Нет, не уйдешь от своей мощи, За волшебством воздушных пятен, Не манит глубина стиха, Это только как загадка непонятная. Красота его открытого лица привлекала Орфея Пиерида. Вы действительно достойны певицы Завесы марионеточной Изиды? Люблю раздельность и лучи В аромате, который они производят. Вы — чаша ярких точек Для целостного восприятия.

Биография Иннокентия Анненского. Оценка по биографии

Анненский Иннокентий Федорович (1855-1909) — русский поэт, писатель, критик, переводчик, драматург.Он занимался изучением русского языка и литературы, работал директором мужской гимназии в царской деревне.

Детство

Иннокентий появился 1 сентября 1855 года на западе Сибири в городе Омске. Сюда шестью годами ранее семья Анненских переехала из Петербурга в связи с назначением на новую должность главы семьи.

В 1856 году мальчика крестили в Омском соборе и Воскресенской церкви. Обряд совершил протоиерей Стефан Знаменский, который в том же году крестил в этом храме Михаила Врубеля, впоследствии ставшего великим русским художником.

Папа Иннокентий, Анненский Федор Николаевич, занимал высокое положение в государстве. Отец сначала работал в главном управлении Западной Сибири советником Омского отделения опеки о тюрьмах. Позже занял пост начальника этого филиала.

Мать Анненская Наталья Петровна (девичья фамилия Карамолина) занималась воспитанием шестерых детей. У будущего поэта были еще четыре старшие сестры Наташа (1840 г.), Александра (1842 г.), Мария (1850 г.), Любовь (1852 г.) и брат Николай (1843 г.), ставший впоследствии известным российским общественным деятелем, журналистом, переводчиком, публицистом. , экономист.

Бабушка на материнской плате была женой одного из сыновей Абраха Петровича Ганнибала (Прадед Пушкин А.С.)

В Омске семья Анненских занимала большой одноэтажный деревянный дом со всеми полагающимися служебными помещениями, садом и земельным участком. В те времена это считалось нормой для многодетной семьи и положением статсовета, в котором служил Отец (этот подбородок приравнивался к общему чину). Когда в конце 1850-х годов отца перевели в город Томск, Анненский продал их дом за семь с половиной тысяч рублей серебром.Мама считала, что в этой просторной и удобной палате можно разместить городскую больницу.

В раннем детстве Иннокентий прошел в Сибири под присмотром няни и гувернантки-француженки, которая занималась воспитанием его старших сестер.

В 1860 году отец семейства снова повысился в должности, назначая чиновников внутренних дел для особых указаний. В связи с этим назначение Анненского из Томска перенесено в Санкт-Петербург.Петербург. В этом же году пятилетний Иннокенти перенес длительный и тяжелый порок сердца, который на всю дальнейшую жизнь оставил неизгладимый след в его здоровье. С тех пор мальчик охотно вспоминал, что по сравнению со сверстниками он был болезненным и слабым, при этом сильно отставая от них в физическом развитии.

Этюд

Ситуация, в которой вырос Иннокентий, способствовала тому, что он рано увлекся чтением и науками. У него почти не было товарищей, детских подвижных и шумных игр, которыми увлекался мальчик его ровесников, Иннокентию не интересовало дело здоровья.Он воспитывался в женской среде, рано начал учиться и никогда этого не имел. Учеба дала ему легко. Научившись читать под руководством старшей сестры, Иннокентий стал читать все, что ему разрешалось по возрасту.

В Петербурге семья Анненских жила в песках. Рядом с их домом была школа, в которую родители отдали десятилетнего сына для подготовки к поступлению в гимназию. В школе мальчик занимался два года, и первые уроки латинской грамматики научил его старший брат Николай.

В 1867 году на 5-й Рождественской улице Санкт-Петербурга открылась новая мужская программа № 2, где Иннокентий успешно сдал вступительные экзамены и был зачислен второклассником. Учился хорошо, больше всего любил русский язык и географию. Однако весной обучение пришлось прервать из-за болезни. На лето семья уехала в дачный район Петербурга, где юноше удалось поправить здоровье, а осенью он вернулся в гимназию.

В 1869 году Иннокенти поступил в частную гимназию В. И. Бенса, где учился два с половиной года. Но здесь обучение постоянно приходилось прерывать из-за боли и поездок на лечение старых минеральных вод. Помочь знания помог старший брат Николай, с которым Иннокентий прожил большую часть времени. С его помощью в 1875 году молодой Анненский сдал экстерном экзамены на полный курс гимназии, получил аттестат зрелости и стал студентом историко-филологического факультета Санкт-Петербурга.Петербургский университет.

Учился на литературном факультете, специализировался на античной литературе, выучил четырнадцать языков, в том числе такие сложные, как иврит и санскрит. В 1879 году Анненский окончил учебу и получил звание кандидата, его приставили к выпускникам, дипломная работа которых представляла особую ценность для науки.

Педагогическая деятельность

После окончания университета Иннокентий Федорович занимается педагогическим трудом. В гимназиях Св.В Петербурге он преподавал греческий и латинский языки на высших женских (Бестужевских) курсах, читал лекции по теории литературы. Ему нужно было обеспечить молодую семью, поэтому Анненский брал 56 уроков гимназии в неделю из 56, что подорвало его и без того слабое здоровье.

В 1891 году Иннокентий Федорович стал директором Киевской гимназии.

В 1893 году он возглавил 8-ю Петербургскую гимназию.

В 1896 году назначен начальником Николаевской гимназии в царском селе.На этой должности он оставался до 1906 года. Затем начальство решило, что в тревожное время 1905–1906 годов Анненский проявил себя излишне мягкотелым, по этой причине его сняли с должности директора Царскоельской гимназии и назначили участковым инспектором. На этой должности он проработал до 1909 года, незадолго до смерти уволившись.

Литературная деятельность

Иннокентий Анненский никогда не считал учение главным в своей жизни. Его сердце принадлежало литературе.Он перевел на русский язык девятнадцать пьес о великой трагедии Древней Греции Еврипида, помимо перевода снабдил их статьями и комментариями. Его Перу также владеет переводами Горацио, Гейне, Лонгфелло, знаменитых французских текстов — Чарльза Бодлера, Рембо, Леконта де Лили, Виллина, Малларма.

Аннен много работала литературным критиком. Писал очерки о творчестве Гоголя, Чехова, Лермонтова, Горького, Майкова, Достоевского, Тургенева. Не обошла стороной и зарубежная литература — Ибсен, Бальмонт, Шекспир.

Немного подражая Еврипиду, Анненский написал несколько произведений:

  • 1901 — «Меланиппа-философ»;
  • 1902 — «Король Иксион»;
  • 1906 — «Лодамия»;
  • 1906 — «Фамира-Кифхарад».

С 1881 года публиковал свои статьи, в которых рассматривались педагогические проблемы. Аннена утверждала, что первостепенную роль в воспитании школьников должна играть родная речь. На его педагогические произведения оказали благотворное влияние ряд известных русских поэтов.Среди них Николай Гумилев, учившийся в гимназии в царской деревне, и его первые шаги в мире поэзии произвели впечатление личного знакомства с Анненским.

Самая строгая принадлежала Иннокентию Федоровичу его собственной поэзии. Его начали писать еще с гимназических лет, и только спустя десятилетия читатели рискнули своими читателями. Даже в голову не укладывалось, что этот Стат-советник в безупречной униформе и с такими же манерами мог так резко контрастировать с дикой, одинокой, скрытной человеческой душой, которую убивает невыносимая тоска.То есть Иннокентий открыл свои стихи. Как будто в нем жили два человека, не пересекаясь между собой.

Поэтический сборник «Тихих песен», изданный при жизни Иннокентия Федоровича, вышел в 1904 году, но не стал событием в литературной жизни. Он был выпущен под псевдонимом псевдонима. Т-го. «Анненский придумал такой псевдоним с двойным намерением. Во-первых, все эти буквы были взяты из его имени, а во-вторых, так назвали себя Odyssey, попав в polyfem cave.

Через год после его смерти увидела свет вторая книга стихов «Кипарисовый ларец», полностью изменившая мнение Анненского. Его стали называть тонким критицизмом и исключительной эрудированностью, оригинальностью, не похожей на других истинных поэтов.

В этом легкомысленном пренебрежении выражается общероссийская печаль. Как не ценить великих людей, пока они живы. И только когда они уезжают, мир начинает, испорчившись, плести венки … Спустя много лет его стихов скажут, что «в русской литературе нет стихов более спокойных, бегущих, честных.»

Личная жизнь

В 1877 году поэт страстно полюбил Хмару-Бущеву надежду Валентиновну.

У вдовы было двое подростков, и она была старше Анненского на четырнадцать лет. Иннокентий называл ее нежной Диной и писал сестры. любовь в письме, как необычайно хороша его избранница, у которой красивые светло-пепельные волосы, ясный ум, привлекательная грация.Дина тоже очень любила Анненского и была не менее ревнивой.

Когда Иннокенти закончил университет, они поженились.В 1880 году у них родился мальчик Валентин. В дальнейшем он также стал поэтом и филологом, именно сыну Анненского принадлежит заслуга в издании двух сборников стихов отца после смерти.

В 1909 году на работе Иннокентия Федоровича подействовала болезнь сердца. Он внезапно скончался от сердечного приступа 11 декабря 1909 года прямо на ступенях Царскосельского вокзала. Меньше всего поэт хотел такого конца, даже написал на эту тему из рядов позже, ставших впоследствии афоризмом: «Я бы не хотел умирать устойчиво.Это все равно что выйти из ресторана, не заплатив. «

Похоронен в царском селе на Казанском кладбище.

Иннокентий Анненский — известный поэт и драматург серебряного века. На рубеже XIX-XX веков он прославился как переводчик и критик. Иннокентий Федорович стоял у истоков зарождения символизма в русской поэзии.

Детство

Известный поэт-символист Иннокентий Анненский в начале сентября 1855 года родился в городе Омске, богатом культурными ценностями и достопримечательностями.Известно, что Омск еще называют театральным городом. И это существенно повлияло на воспитание и становление будущего поэта.

Семья, в которой родился будущий поэт-символист, считалась образцовой. Особых достижений у родителей известного поэта Серебряного века не было. Родители не имели отношения к поэзии. Итак, мать поэта Наталья Петровна занималась только воспитанием детей и домашним хозяйством. Отец, Федор Николаевич, занимал ответственный и высокий государственный пост.

Когда отец будущего поэта-символиста получил новую должность в Томске, то вся семья переехала туда на постоянное место жительства. Федору Николаевичу предложили должность председателя губернского правительства. От такого повышения службы он не мог отказаться. Но в городе ученых и университетов семья Анненских задержалась не надолго.

Так случилось, что в 1860 году семья Анненских переехала в Петербург. Известно, что отец будущего поэта был азартным человеком и, увлеченный очередной аферисткой, сломался, не оставив сыну никакого состояния.

Образование

В детдоме Иннокентий Анненский, биография которого насыщена событиями, был мальчиком со слабым здоровьем. Он часто болел, но родители все же решили не оставлять его на домашнем обучении и отправили в частную общеобразовательную школу. После переезда в Санкт-Петербург он сразу вошел во второй поворот Санкт-Петербурга.

Но уже в 1869 году Иннокентий Анненский учился в частной гимназии В. И. Бенша. Параллельно с этим он готовится к экзаменам для поступления в вуз.В 1875 году он поселился у своего старшего брата, который был журналистом и экономистом. Он оказал огромное влияние на взгляды будущего поэта-символиста. Брат помог Инночетии подготовиться к экзаменам.

Таким образом, Иннокентий Федорович легко и успешно сдал вступительные экзамены в Петербургский университет на историко-филологический факультет. В 1879 году он уже его окончил, имея практически все предметы, одни только пятерки. Были и «четверки», но только по двум предметам: теологии и философии.

Преподавательская деятельность

Иннокентий Аннен сразу после успешного окончания вуза приступает к работе. Он выбирает профессию учителя и устраивается работать в гимназию Гуревича, где читает красивейшие лекции по русской литературе и древним языкам. Его знания и эрудиция удивили и учеников, и учителей. Иннокенция Федорович Все ученики считались сильнейшими учителями.

Но поэт-символист не только читал лекции в гимназии. Вскоре он занял пост директора Галаганского училища, а затем стал директором восьмой гимназии Санкт-Петербурга. Молодому и успешному учителю Анненского было предложено занять пост директора знаменитой гимназии в царском селе, где когда-то учился Александр Сергеевич Пушкин и известный русский поэт.

Поэтическая деятельность

Писать свои поэтические произведения Анненский Иннокентий Федорович начал с малых лет. Он считал, что все его стихи мистичны.Но про то, что в литературе и в искусстве есть такое направление, как символизм, он не знал. И все же его литературные произведения относятся к символизму, поскольку все они окружены загадочностью и загадочностью, во многих рядах содержат метафоры или даже намеки, которые следует разгадать и понять.

Но ведь литературоведы склонны к тому, что творчество Анненского выходит за рамки символизма. Они утверждают, что это, скорее всего, предварительное признание.

Иннокентий Анненский в некоторых своих произведениях пытался следовать другому религиозному жанру, выбрав в кумирах испанского художника Золотого века Бартолома Эстебана Мурильо. В своих произведениях поэт-символист стремился передать девственную чистоту и кротость, безумие и покой. Но он использовал для этого не кисть и краску, как его кумир, а слова.

Следуя совету старшего брата, Иннокентий Анненский, краткая биография которого помогает понять его творчество, не стремился печатать свои произведения. Он даже не стремился показать свои стихи знаменитым писателям, чтобы услышать их мнение. Николай Федорович, брат Поэта, советовал сначала немного утвердиться в жизни, а уже потом, когда он поймет, какое его призвание может заниматься поэзией, напечатать его стихи.

Поэтому первая книга поэта Анненского была издана только в 1904 году, когда он уже был блестящим педагогом и уважал его в обществе. Но его сборник «тихих песен» был встречен восторженно.

Основные мотивы всех произведений известного поэта-символиста — одиночество, тоска, грусть и меланхолия. Поэтому во многих его стихах и драматургических произведениях можно встретить описание либо сумерек, либо холода, либо заката.

Об этом поэт рассказывается в стихотворениях «Две любви», «Смычок и струны» и других.Загадочно и грустно описал действительность Иннокентий Анненский. «Снег» — одно из необычных и интересных по сюжету произведений поэта-символиста, где любимое время года поэта соседствует со смертью. Чистая и чудесная зима помогает увидеть нищету и нищету.

Известный поэт и переводчик внес огромный вклад в развитие литературы. Таким образом, поэму Иннокентий Аннены «Колокола» можно отнести к первым футуристическим произведениям. Известность и популярность талантливому поэту принес его поэтический сборник «Кипарисовая шкатулка», изданный уже после его смерти.

Анненский — Драматург.

Поэт-символист написал не только стихотворение, но и занялся драматическим искусством. В своих пьесах он пытался подражать писателям Древнего Египта, которые хорошо учились и любили. Особенно трепетали произведения Софоклы, Еврипида и Эшилы.

Первая пьеса была написана Иннохентием Федоровичем в 1901 году. В следующем году за произведением «Меланиппа-философ» последовала пьеса «Царь Иксион». В 1906 году поэт-символист написал пьесу «Лаудамия», но произведение Фамир-Кафарада было опубликовано уже после смерти поэта, в 1913 году.

Во всех своих работах Иннокентий Анненский, творчество которого разнообразно и интересно, старался придерживаться импрессионизма. Все, что он видел вокруг, поэт пытался описать реальное, так как все видел и все запомнил.

Переводческая деятельность

Переводом занимался Иннокентий Анненский, стихи которого загадочны и загадочны. Так, он перевел известные трагедии Еврипида, а также стихи таких зарубежных поэтов, как Иоганн Гете, Христиане, Хайн, Гораций, Ганс Мюллер и другие.

Личная жизнь

О личной жизни известного поэта известно немного. Современники характеризовали его как человека мягкого и доброго. Но эти черты ему не помогли, а только помешали. По ее доброте он лишился чудесного места директора гимназии в королевской деревне. Ни разу поэт не рассказал в своих произведениях о своей личной жизни.

Но известно, что на втором курсе вуза он встретил надежду Валентиновны.Она уже была вдовой, старше поэта. Но это не помешало влюбленным вскоре выйти замуж. Известно, что на тот момент надежде было уже полных 36 лет, она происходила из банального класса. В этом браке родился сын Валентин.

Смерть поэта

С самого раннего детства здоровье поэт был слабым. Но он умер неожиданно. Произошло это в декабре 1909 года, когда он поднялся по лестнице. На одной из ступеней Царскосельского вокзала ему стало плохо.

Поэт умер быстро.Врачи констатировали смерть от инфаркта. Ему тогда было 54 года.

Известно, что жена Анненского любила устраивать обеды и часто приглашала в гости своих друзей. Иннокентий Федорович обычно всегда в такие моменты был в плохом настроении, так как любил одиночество и убегал от людей.

Поэт-символист поздно начал печатать. Когда его первый поэтический сборник вышел из печати, Анненскому было уже 48 лет. Но к славе и популярности он не стремился, поэтому свои произведения публиковал под псевдонимом «Ник».

Первыми читателями в раннем детстве поэта были его сестры, которые нашли блокнот с его первыми стихами и стали смеяться и дразнить Иннокентию. После этого мальчик пытался спрятать свои сквозняки в таком укромном месте, чтобы их никто не нашел. После шутки, от которой его сестры великодушно отказались, он побоялся показать чужие поэтические произведения.

Именно эта история с сестрами привела к тому, что последний сборник его стихов, вышедший после смерти поэта, получил название «кипарисовая шкатулка».Известно, что у Иннокентии Федоровича была красивая шкатулка из кипариса. В ней он хранил все свои черновики и тетради, куда записывал свои стихи.

ФИО: Иннокентий Анненский

Возраст: 54 года

Деятельность: Поэт, драматург, переводчик, критик

Семейное положение: был женат

Иннокентий Анненский: биография

«За 45 минут тему« Серебряный век »почти невозможно рассказать, потому что студенту-филологу нужно примерно пять лет, чтобы начать с ней очень приблизительно заниматься», — сказал Издатель и литературный критик Дмитрий Быков.

С этим утверждением невозможно не согласиться, ведь на рубеже конца XIX — начала 20 века появилось столько неоспоримых талантов и литературных течений, что действительно сложно рассказать обо всех. Это и представитель акмеизма, и сторонник кубинского застолья, а также не следует отмечать и других известных личностей. Но из этого списка необходимо выделить символиста Иннокентия Анненского, стоявшего у истоков формирования направлений в русской поэзии.

Детство и юность

Иннокентий Анненский родился 20 августа (1 сентября) 1855 года в богатом достопримечательностями и культурными ценностями Омске (недаром Омск называют «театральным городом»). Будущий поэт вырос в средней и примерной семье. Родители Иннокентия были не близки к творчеству: его мать Наталья Петровна вела домашнее хозяйство, а отец Федор Николаевич занимал высокий государственный пост.


Главный хлебный дом в доме получил должность председателя губернского правительства, поэтому родители с сыном переехали в город университетов и ученых — Томск.

Но в этом месте, которое когда-то было даровано, Иннокентий задержался надолго: уже в 1860 году по вине отца Анненский снова собрал чемоданы и покинул суровую Сибирь », дорога лежала на Св. .Петербург. Известно, что Федор Николаевич вскоре заинтересовался Аферой, поэтому он сломался, оставшись ни с чем.

В детстве у Анненского было слабое здоровье, но мальчик не остался на домашнем обучении и пошел в среднюю частную школу. , а позже стал студентом 2-й Петербургской прогимазы.С 1869 г. Иннокентий находился на скамейке в частной гимназии В. И. Бенша, параллельно готовясь к поступлению в университет. В 1875 году Анненский останавливался у своего старшего брата Николая Федоровича, который был журналистом, экономистом и публицистом-народником.


Николай Федорович, образованный и интеллигентный человек, повлиял на Иннокентию и помог ему в подготовке к экзаменам. Таким образом, Анненский легко стал студентом историко-филологического факультета Петербургского университета, который окончил в 1879 году. Примечательно, что по всем предметам у поэта были твердые «пятерки», тогда как по философии и теологии отметки стояли на шаре внизу.

Далее не успели засохнуть чернила на дипломе Анненского, он стал читать лекции по древним языкам и русской литературе в гимназии Гуревича и услышал сильнейшего учителя. Кроме того, Иннокентий Федорович занимал должности директора Галарского училища, восьмой петербургской гимназии и гимназии в Царском селе, где когда-то учился.

Литература

Иннокентий Федорович начал писать с малых лет. Но тогда поэт не знал, что такое символика, поэтому обратился к мистикам. Кстати, символизм — это крупнейший курс литературы и искусства, характеризующийся загадочностью, загадочностью, использованием намеков и метафорических выражений. Но, по мнению критиков, творчество гения литературы не укладывается в рамки «символизма», а представляет собой «прорыв».


Писатель Иннокентий Анненский

Помимо этого Иннокентий, Федорович пытался следовать «религиозному жанру» испанского живописца «Золотого века» Бартолома Эстебана Мурильо. Правда, выражение девственной чистоты, кротости и молитвенного безумия писатель стремился передать словами, а не кистями и красками.

Примечательно, что Иннокентий Федорович не стремился показать своих первых творческих потребителей в именитых писателей и владельцев журналов. Дело в том, что Николай Федорович посоветовал младшему брату начать печататься в зрелом возрасте, встал на жизненный путь и реализовал свое призвание.

Таким образом, книга «Тихие песни» вышла только в 1904 году, когда Иннокентий Анненский считался блестящим педагогом и уважаемым человеком.Символист начал заниматься драматургией, из-под его пера вышли пьесы: «Меланиппа-философ» (1901), «Король Иксион» (1902), «Лаудамия» (1906) и «Фамира-Кифхарад» (1913-посмертно) в котором поэт пытался подражать любимым древнегреческим писателям, гениям античной мифологии.

В своих рукописях Анненский придерживался импрессионизма: он описывал вещи не так, как знал, ибо все явления и предметы были присущи видению поэта на тот момент. Главные мотивы в творчестве Иннокентия Федоровича — меланхолия, меланхолия, грусть и одиночество, поэтому так часто он описывает холод, сумерки и закаты без излишней вычурности и экзальтации.Эта тенденция прослеживается в стихотворениях «Снег», «Смычок и струны», «Две любви», «Сонет-мистер» и других замечательных произведениях.


Среди прочего Иннокентий Федорович пополнил творческую биографию, передав рукописи своих зарубежных коллег. Благодаря ему русскоязычные читатели познакомились со знаменитыми трагедиями Еврипида, а также со стихами Ганса Мюллера, Кристиана Гейне и других литературных гениев.

Анненский внес огромный вклад в мир тонких линий.Например, его стихотворение «Колокольчики» можно соотнести с первым произведением в футуристическом стиле. Второй поэтический сборник Иннокентия Федоровича «Кипарисовая шкатулка» принес поэту признание и известность, правда, посмертно. В него вошли стихи «Среди миров», «Ореанда», «Серебряный полдень», «Ледяная тюрьма», «Октябрьский миф» и другие произведения.

Личная жизнь

Современники Иннокентий Федорович говорил, что он был верным и добрым человеком. Но иногда в подавляющем большинстве случаев пошутил.Например, он лишился должности директора гимназии в королевской деревне.


Информации о личной жизни поэта мало, ведь даже в своих произведениях писатель редко разделял духовные переживания и то, что остается под завесой тайны. Известно, что судьба юбилея Аннены — вторник с эксцентричной 36-летней вдовой (Диной) Валентиновной, выходцем из тривиального сословия. Влюбленные увековечили свои отношения узским браком, и вскоре на свет появился сын Валентин.

Смерть

Иннокентий Федорович неожиданно скончался. Конечно, у него было слабое здоровье, но в тот роковой день 30 ноября (13 декабря) 1909 года ничто не предвещало беды. Аннена умерла от сердечного приступа в возрасте 54 лет прямо на ступенях Царскосельского вокзала (Санкт-Петербург).

  • Однажды, когда Иннокентий Анненский был в плохом настроении и обременен Вещами, к нему подошла супруга и сказала: «Кенчек! Что ты сидишь грустный? Ротик режет, я тебе апельсин дам!» Также Дина любила устраивать обеды с друзьями, хотя Анненский избегал людей и придерживался политиков Outsider. Что думал поэт о своей женитьбе, неизвестно.
  • Анненский начал печататься в 48-летнем возрасте, не добиваясь признания и славы: поэт скрывал свое истинное лицо, публикуясь под никнеймом.

  • В годы Анненского сестра его нашла первые поиски маленького творца. Но вместо похвалы мальчик получил милый смех, потому что девочки затмили строчку из стихотворения: «Бог пихает небом в ее сладкий инжир». Это породило массу шуток, поэтому Иннокентий Федорович прятал свои черновики в укромном месте, опасаясь предоставить их публике.
  • Поэтический сборник «Кипарисовая шкатулка» был назван так не случайно: Иннокентия стояла из кипарисового дерева шкатулкой, в которой поэт хранил тетради и черновики.

Цитаты

«… Я люблю, когда в доме есть дети
И когда они плачут по ночам.»
«Любовь — это не мир, она должна иметь моральный результат, прежде всего для любви».
«Но … бывают такие минуты,
Когда страшно и пусто в груди . ..
Я твердый — и немой, и согнутый…
Я хочу побыть одна … Вперед! «
» Ой, дай мне вечность — и вечность отдам я
За безразличие к оскорблениям и годам. «
» Есть любовь, похожая на дым:
Если ей близко — она ​​дури,
Дай ей волю — и не будет …
Быть дымом — но вечно молодым. »

Библиография

Трагедия:

  • 1901 -« Меланиппа-философ »
  • 1902 -« Король Иксион »
  • 1906 -« Лодамия »
  • 1906 — Фамир

Сборники стихов:

  • 1904 — «Тихие песни»
  • 1910 — «Кипарисовая шкатулка»

, драматург, критик

Иннокентий Федорович Анненский (20 августа (1 сентября) 1855 г., Омск, Российская Империя — 30 ноября (13 декабря) 1909 г., г.Петербург, Российская Империя) — русский поэт, драматург, переводчик, критик, исследователь литературы и языка, педагог и административное образование. Брат Н. Ф. Анненский.

Иннокентий Федорович Анненский родился 20 августа (1 сентября) 1855 г. в Омске в семье государственного чиновника Федора Николаевича Анненского (умер 27 марта 1880 г.) и Натальи Петровны Аннены (умерла 25 октября 1889 г.). Его отец был начальником отдела Главного управления Западной Сибири. Когда Иннокентию было около пяти лет, отец получил место чиновника по особым поручениям в МВД, и семья из Сибири вернулась в Санкт-Петербург.Петербург, выехавший ранее в 1849 году.

Ослабевший, Анненский учился в частной школе, затем во 2-м Петербургском округе (1865-1868). С 1869 года два с половиной года учился в частной гимназии В. И. Бенша. До поступления в университет в 1875 году он жил со своим старшим братом Николаем, энциклопедически образованным человеком, экономистом, народником, который помогал младшему брату при подготовке к экзамену и оказал большое влияние на Иннокентия.

В конце 1879 г. историко-филологический факультет Св.Петербургский университет долгое время служил учителем древних языков и русской литературы в гимназии Гуревича. Он был директором Боларского училища в Киеве (январь 1891 — октябрь 1893), затем 8-й Петербургской гимназии (1893-1896) и гимназии Царского Села (16 октября 1896 — 2 января 1906). Излишняя мягкость, проявленная им, по мнению начальства, в тревожное время 1905–1906 годов явилась причиной его ухода с этой должности. В 1906 году его перевели в Петербург.Петербург был уездным инспектором и оставался на этой должности до 1909 года, когда незадолго до смерти подал в отставку. Читал лекции по древнегреческой литературе на высших женских курсах. В печати он делал научные обзоры, критические статьи и статьи по педагогическим вопросам с начала 1880-х годов. С начала 1890-х гг. Он начал изучать греческую трагедию; За несколько лет выполнил огромную работу по переводу на русский язык и комментированию всего театра Еврипида.Одновременно написал несколько оригинальных трагедий на сюжеты «Европида» и «Вакхическую драму» «Фамира-Кифарад» (в сезоне 1916-1917 на сцене камерного театра). Переводила французские поэты-символисты (Бодлер, Верлен, Рэмбо, Малларм, Корбье, А. Де Ренье, Ф. Жамм и др.).

30 ноября (13 декабря) 1909 года Анненский скоропостижно скончался на ступенях Царскосельского вокзала в Петербурге. Похоронен на Казанском кладбище в Царском селе (ныне город Пушкин Ленинградской области).Сын Анненского, филолог и поэт Валентин Анненский (Курвич), издал его «Кипарисовую шкатулку» (1910) и «Посмертные стихи» (1923).

Драматургия

Анненский написал четыре пьесы — «Меланиппа-философ» (1901), «Царь Иксион» (1902), «Лаудамия» (1906) и «Фамир-Киифаред» (1906, опубликовано посмертно в 1913 году) — в древнегреческом духе на сюжеты о потерянных кусках Еврипида и подражание его манере.

Переводы

Аннена перевела на русский язык полное собрание по пьесе великого греческого драматурга Еврипида.Также выполнялись поэтические переводы произведений Гораты, Гете, Мюллера, Гейне, Баудеры, Розелле, Рембо, Ренье, Слайли-Прудом, Лонгфелло.

Литературное влияние

Литературное влияние Анненского на тех, кто возник после символизма течения русской поэзии (акмеизма, футуризма), очень велико. Поэму Анненских «колокольчиков» по ​​праву можно назвать первым написанием времен русского футуристического стихотворения. Эффект Анненского сильно сказывается на Пастернаке и его школе, Анне Ахматовой, Грузии Иваново и многих других.В своих литературных и критических статьях, частично собранных в две «книги размышлений», Анненский дает блестящие образцы русской импрессионистической критики, стремясь интерпретировать произведение как сознательное продолжение творчества автора. Следует отметить, что уже в своих критико-педагогических статьях 1880-х годов Анненский задолго до формалистов призывал к постановке системного исследования формы художественных произведений.

Деятельность директора гимназии

Должность директора гимназии всегда занимает картина И.Ф. Анненский. В письме А. В. Бородиной в августе 1900 г. он писал:

.

Вы меня спрашиваете: «Почему бы тебе не уйти?» Ох, как я об этом думал … как сильно я об этом мечтал … может, это будет не так уж и сложно . .. Но знаете, что вы думаете серьезно? Есть ли у морального права убежденный защитник классицизма бросить свое знамя в такой момент, когда его со всех сторон окружают злые враги? …

Иннокентий Анненский. Избранное / Сост. И. Подольская. — М .: Правда, 1987.- С. 469. — 592 с.

Профессор Б.Е. Райков, бывший ученик 8-й Санкт-Петербургской гимназии, в своих воспоминаниях об Иннокентии Анненском писал:

… о его поэтических опытах в то время ничего решительно не знал. Он был известен только как автор статей и заметок на филологические темы, а ее стихи он держал при себе и ничего не печатал, хотя ему было в то время сорок лет. Мы, гимнасты, видели в нем только высокую худощавую фигуру в Вицмундире, которая иногда грозила нам длинным белым пальцем, да и вообще он держался очень далеко от нас и наших дел.

Аннен был ревностным защитником древних языков и высоко держал в своей гимназии знамя классицизма. С его помощью весь наш рекреационный зал был расписан древнегреческими фресками, а гимнасты играли в праздники Софокла и Еврипида, в праздники на греческом языке, причем в старинных костюмах, строго выдержанных в стиле эпохи.

Издание

  • Анненский И. Ф. Тихие песни. — СПб., 1904.(под никнеймом никнейм)
  • Анненский И. Ф. Книга размышлений. — СПб., 1906.
  • Анненский И. Ф. Вторая книга размышлений. — СПб., 1909.
  • Анненский И. Ф. Кипарисовая шкатулка. — СПб., 1910.
  • .
  • Анненский И. Ф. Поэма (Сост., Инт. Ст. И примечания. Ермилова Е. В. — М .: ОВ. Россия, 1987. — 272 с. (Поэтическая Россия)
  • Анненский И. Ф. Стихи и трагедии / Введения, Сост., Подкот. текст., примечание. Федорова А.В. — Л .: Сов.Писатель, 1990. — 640 с. (Библиотека поэта. Большая серия. Издание третье.)
  • Анненский И. Ф. 1909: лекции по античной литературе. Спб.

Иннокентий Федорович Анненский — Фото

Иннокентий Федорович Анненский — Цитаты

На сезон тюльпанов Srebrollist на судьбу Я сто луник, протягиваю в пост!

Какая тяжелая мрачная чушь! Какая эта тусклая луна! Прикоснуться к скрипке столько лет и не знать, когда струна зажигается! Кто нам нужен? Кто засветил два желтых лица, два тусклых. .. И вдруг почувствовал лук, который кто-то взял и кто-то их слил. «Ой, как давно! Сквозь эту тьму скажи одно: ты что, если?» И струны к нему собирались, сцеплялись, но, кидались, дрожали. «Это неправда, мы больше никогда не расстанемся? Красиво? ..» И скрипка ответила утвердительно, но сердце скрипки болело. Смычок все все понял, сел, а в скрипке все сохранилось … и это было для них мукой, что люди казались людям. Но мужчина не стал гасить свечу до утра…. и струны пели … Только солнце без сил нашло их на черной бархатной постели.

Ты снова со мной, подруга осень …

Что такое счастье? Сумасшедшая речь Чада? Одна минута в пути, где сожаление слилось с поцелуем? Или это под осенним дождем? Взамен дня? В измельчении мудрецов? В преимуществах, которые мы не ценим азарт своей одеждой? Вы говорите … Здесь счастье бьет цветком взрослым крылышком, но мгновение — и распухание улавливается бесповоротно и легким.И сердце, может миля, высокомерие сознания, Миля муки, если есть тонкий яд воспоминаний.

В отдельной ясности лучей и в чаднных видениях всегда над нами — сила вещей с ее триадными измерениями. И грани существования бытийных форм — это выдумка, которую вы умножаете, но в моих глазах я не могу никуда уйти. Она называет эту силу Маяка богом и переменой, а перед ней такие бледные вещи в искусстве сохранения.Нет, чтобы не уйти от их силы ради магии воздушных пятен, а не глубинных стихов маниты, это только как ребус. Открытая боль привлекала Пиерида Орфея. Вы очень достойны певца каверов марионеточных изоисов? Любите раздельность и лучи в их родном аромате. Вы страдаете известняком.

Иннокентий Федорович Анненский был старше всех русских поэтов-модернистов XIX-XX веков. Он стоял в стороне от их общего направления и был признан в гораздо более зрелом возрасте, чем остальные.Он родился в 1855 году в Омске, был сыном видного чиновника, образование получил в Петербурге. В Командном университете он окончил классический факультет и был оставлен на кафедре, но обнаружил, что не может сосредоточиться на писателе диссертации — и стал учителем древних языков. Со временем он стал директором Царского лицея, а позже — инспектором Петербургского академического округа. Вся его педагогическая деятельность проходила на более высоком уровне, чем карьера другого поэта-учителя — Федора Сологубы.

Иннокентий Анненский. Фото 1900-х гг.

Аннена был выдающимся знатоком античной литературы, сотрудничал с филологическими журналами, посвятил себя переводу всего Еврипида на русский язык. В 1894 году опубликовал Ваханки, А потом все остальное. Не случайно был выбран Еврипид — самый «публицистический» и наименее религиозный из поэтов-трагиков. Склад ума Аннены был крайне неклассическим, и он делал все, что мог, для модернизации и вульгаризации греческого поэта.Но все это дало бы ему лишь небольшое место в русской литературе, если бы не его собственные стихи.

Иннокентий Анненский. Genius

В 1904 году он издал книгу текстов (половина которой была занята переводами с французских поэтов и с Горация) под названием Тихие песни И под причудливым псевдонимом. Т-О (одновременно частичная анаграмма его имени, и — «Никто»). Для него это также намек на известный эпизод «Одиссеи», когда Одиссей говорит полифаму, что его имя — никто.Для Анненского характерны такие длинные, сложные и сложные выделения. Тихие песни остались незамеченными, даже символисты не обратили на них внимания.

Стихи Аннены продолжали время от времени появляться в журналах. Он выпустил две книги критических эссе, замечательных как тонкостью и проницательностью критических наблюдений, так и претенциозными параметрами стиля. К 1909 году в некотором роде понял, что Анненский необычайно оригинальный и интересный поэт. Его «подхватили» петербургские символисты и внедрили в свой поэтический круг, где он сразу стал центральной фигурой.Он был на пути к тому, чтобы стать главным авторитетом в литературе, когда внезапно скончался от сердечного приступа на Петербургском вокзале, возвращаясь домой, в Царское село (ноябрь 1909 г.). К этому времени он подготовил к печати вторую книгу стихов — Кипарисовую шкатулку , которая вышла в следующем году и среди русских поэтов стала считаться классикой.

краткая биография и творчество

Иннокентий Федорович Анненский как поэт имеет поистине уникальную судьбу.Первый сборник его стихов (единственный при его жизни) был издан, когда поэту было уже сорок девять лет, и его имя было «Ник. Т-о »- это псевдоним, который Анненский выбрал после некоторого размышления. Изначально он планировал назвать сборник «Из пещеры Полифема», а в качестве псевдонима взять имя «Утис» — «никто» в переводе с греческого. Это то, что Одиссей назвал Циклопом Полифемом, когда он очутился в своем логове. В результате сборник получил название «Тихие песни».Авторская тайна казалась Блоку излишней и истеричной — он писал, что хотел бы узнать поэт, который прячется за маской.

Иннокентий Федорович Анненский родился 20 августа (1 сентября) 1855 года в Омске, но вскоре его семья переехала в тогдашнюю столицу России — Санкт-Петербург. В автобиографии поэт написал, что вырос в среде, сочетающей в себе помещичьи и бюрократические элементы. С детства влюблялся в историю и литературу, все ясное и элементарное считал неинтересным и неприятным.

Несмотря на позднее опубликование стихов, Анненский рано начал заниматься поэзией. В 1870-е гг. он еще не знал о символизме, поэтому называл себя мистиком, «бредущим с религиозным жанром» старого мастера испанской живописи Б. Э. Мурильо, работавшего в 17 веке. Старший брат Н.Ф. Анненский посоветовал ему не публиковаться до тридцати лет, а молодой поэт вообще не планировал давать публике свои поэтические опыты. Всю свою энергию он посвятил изучению древности и древних языков, которыми заинтересовался еще в университетские годы, и не писал ничего, кроме диссертаций.После этого Анненский погрузился в педагогическую и административную деятельность, что, по мнению его коллег, отвлекало его от научных исследований, а, по мнению близких людей, имевших творческий успех Анненского, — мешало заниматься поэзией.

Анненский дебютировал в печати как критик. В 1880-1890-е гг. опубликовал ряд статей, проблемы которых касались русской литературы 19 века. В 1906 и 1909 годах, соответственно, он опубликовал два тома «Книги размышлений» — сборник своих критических замечаний, которые отличались субъективизмом Уайльда, ассоциативной образностью и импрессионистическим восприятием.Анненский неоднократно подчеркивал, что считает себя, скорее, не критиком, а читателем, который делится его впечатлениями.

Поэт Анненский пошел по стопам французских символистов, которых он переводил (переводы их стихов были включены, наряду с собственными произведениями поэта, в этот первый и единственный сборник при его жизни). Он видел их достоинства не только в обогащении языка, но и в повышении эстетической восприимчивости читателя и внесении разнообразия в художественные ощущения любителей поэзии.Пожалуй, самым близким к Анненскому среди русских поэтов является К.Д. Бальмонт, которого он высоко ценил. Он восхищался музыкальностью языка Бальмонта.

Анненский вёл довольно спокойную литературную жизнь, «уединённую» и спокойную. Он не отстаивал право на жизнь новых форм искусства и не участвовал во внутренних символических «битвах». Первые его публикации на страницах символистской прессы появились в 1906 году в журнале «Переваль». Оставаясь в тени, Анненский стал частью среды русского символизма только в последний год жизни.Он прочитал несколько лекций в Поэтической академии, стал членом Общества фанатиков художественного слова, а также опубликовал свою статью «О современном лиризме» на страницах петербургского журнала «Аполлон».

Анненский скоропостижно скончался 30 ноября (13 декабря) 1909 года на железнодорожной станции Царское Село. Его смерть шокировала символистов и вызвала широкий резонанс в литературных кругах. Символистов стали упрекать в том, что они «не заметили» Анненского, а молодые поэты-акмеисты фактически положили начало посмертному культу Анненского-поэта.

Через четыре месяца после его смерти был опубликован второй сборник его стихов «Кипарисовая шкатулка», названный так потому, что рукописи поэта хранились в кипарисовой шкатулке. Стихи подготовил к печати сын Анненского, В. И. Анненский-Кривич, биограф его отца, его редактор и комментатор.

После публикации «Кипарисовой шкатулки» Анненский получил широкую посмертную известность. Блок писал, что книга поразила его и глубоко проникла в его сердце, Брюсов отмечал и высоко ценил поэтический дар Анненского, говоря, что его стихи неожиданны и непредсказуемы, а их язык свеж.

В 1923 г. В. И. Анненский-Кривич опубликовал в сборнике «Посмертные стихотворения В. И. Анненского-Кривича». Анненский »и остальные рукописи отца. Считается, что сын, издавая произведения отца, тем или иным образом нарушил его волю — ведь Анненский не стремился к славе поэта, и единственный сборник стихов, опубликованный им при жизни под заведомо загадочный псевдоним только подтверждает это.

Лирический герой поэзии Анненского — это человек, распутывающий «ненавистный ребус бытия».Анненский через внутреннее содержание своего героя анализирует человеческую личность, стремящуюся к единству со всем миром, но замученную осознанием собственного одиночества. Каждый человек чувствует приближение неминуемого конца и осознает бесцельность своего существования, он под гнетом наследственности и невозможности воссоединиться с миром во всей его красоте и всем величии.

С.К. Маковский сравнивал лирику Анненского со стихами «младших» символистов и видел истоки трагического мировоззрения и мировоззрения поэта в том, что он не верил в «трансцендентальный смысл Вселенной» и отрицал смысл и значение личности человека.Своеобразие стихов Анненского заключается в легкой иронии, которой они пропитаны. Эту черту поэтического таланта Анненского Брюсов считал своей второй натурой, неотъемлемой частью его личности как поэта и своего духовного образа.

Анненский считал, что задача поэзии не приблизить ее к читателю, не изобразить что-то недоступное для выражения и непонятного, а намекнуть на это «нечто», дать человеку возможность почувствовать «недосказанное».

Обращаем ваше внимание на то, что в биографии Иннокентия Федоровича Анненского представлены самые основные моменты из жизни. Некоторые второстепенные жизненные события могут остаться незамеченными в этой биографии.

Биография

Личность Иннкентий Федорович Анненский оставался во многом загадкой для современников. Родился 20 августа (1 сентября) 1855 г. в Омске в семье государственного служащего. Его отец был начальником Омского управления железных дорог… Когда Иннокентию было около пяти лет, его отец устроился на работу спецназовцем в МВД, и семья из Сибири вернулась в Санкт-Петербург, который они ранее покинули в 1849 году.

По слабому здоровью Анненский учится в частной школе, затем во 2-й Петербургской гимназии (1865-1868). С 1869 года учится в частной гимназии В.И. Беренс на два с половиной года. Рано потеряв родителей, он часто живет со своим старшим братом Николаем, энциклопедически образованным человеком, экономистом, народником, имевшим большое влияние на Иннокентия.

После окончания (1879 г.) историко-филологического факультета Петербургского университета работал учителем древних языков и русской литературы, затем директором гимназии в Киеве, Санкт-Петербурге, Царском Селе. С 1906 года инспектор Петербургского учебного округа. Читал лекции по древнегреческой литературе на Высших женских курсах. Он печатался с начала 1880-х годов с научными обзорами, критическими статьями и статьями по педагогическим вопросам.С начала 1890-х годов он начал изучать греческих трагиков; В течение нескольких лет он выполнил огромную работу по переводу на русский язык и комментированию всего театра Еврипида. Одновременно написал несколько оригинальных трагедий по сюжетам Еврипида и «Вакхическую драму» Фамира-Кифарад (поставлен в сезоне 1916-1917 на сцене Камерного театра). Он переводил французских поэтов-символистов (Бодлер, Верлен, Рембо, Малларме, Корбьер, А.де Ренье, Ф. Джамм и др.).

30 ноября / 11 декабря 1909 г. Анненский скоропостижно скончался на ступенях Царскосельского (Витебского) вокзала в Санкт-Петербурге.

Сын Анненского, филолог и поэт, опубликовал свои «Посмертные стихи» (1923).

Поэзия

Анненский наиболее значительный поэт. С детства начал писать стихи, но впервые опубликовал их в 1904 году. Своим «умным существом» Анненский, по его собственным словам, обязан влиянию своего старшего брата, известного публициста-народника Н. Ф. Анненский с женой, сестрой революционера Ткачева. В своих стихах Анненский, как он сам говорит, стремился выразить «городскую, отчасти каменную, музейную душу», «замученную Достоевским», «больную и чуткую душу наших дней». Мир «больной души» — главный элемент творчества Анненского. По справедливым признакам критики, «ничто не получалось в стихах Анненского так ярко, так убедительно, как описание кошмаров и бессонницы»; «Он нашел тысячи оттенков, чтобы выразить болезненное разочарование.Он приложил все усилия, чтобы использовать изгибы своей неврастении. «Безнадежная меланхолия жизни и ужас« освобождающей »смерти, одновременное« желание быть уничтоженным и страх смерти », отвержение реальности, желание убежать от нее в« сладкий гашиш »бреда, в «запой» труда, в «яд» поэзии, и в то же время «таинственная» привязанность к «повседневности», к повседневной жизни, к «безнадежной развалине своего пошлого мира» — таков комплекс и противоречивое «мировоззрение и мировоззрение», которое Анненский стремится «вдохновить» своими стихами.

Наиболее приближаясь к этому «мировоззрению» всех его современников, формы стиха Анненский наиболее близок молодому периоду «русских символистов». Однако преувеличенный «декаданс» первого, в котором было много умышленного, специально придуманного для привлечения внимания, «шокирует» читателя, не опубликовавшего свои стихи Анненского, имеет глубоко органический характер. Вскоре Брюсов отказался от раннего студенческого опыта. Анненский остался верен «декадансу» на протяжении всей своей жизни, «застыл в своем модернизме в какой-то момент в начале 90-х», но зато довел его до совершенного художественного выражения.Стиль Анненского ярко-импрессионистический, часто отличающийся изысканностью, граничащей с вычурностью, великолепной риторикой декаданса.

Как и молодой Брюсов, поэтическими учителями Анненского были французские поэты второй половины XIX века — парнасцы и «проклятые»: Бодлер, Верлен, Малларме. Анненский унаследовал от парнасцев культ поэтической формы, любовь к слову как таковому; Верлен следовал за своим стремлением к музыкальности, к превращению поэзии в «мелодичный дождь символов»; следуя Бодлеру, замысловато переплетает в своем словаре «высокие», «поэтические» высказывания с научными терминами, с обычными, подчеркнутыми «повседневными» словами, заимствованными из просторечия; и, наконец, вслед за Малларме, он построил главный эффект своих ребусов на сознательном затемнении смысла. Анненский отличается от «бесстрастных» французских парнасцев особой пронзительной ноткой жалости, звучащей во всех его стихах. Эта жалость направлена ​​не на социальные страдания человечества, даже не на человека в целом, а на природу, на неодушевленный мир обиженных вещей, страдающих и томящихся «злыми обидами» (часы, кукла, шарманка, и др.), образами которых поэт маскирует собственную боль и муку. И чем меньше, чем незначительнее, чем незначительнее «страдание», тем более истерическое, мучительное жалость к себе оно вызывает в нем.

Своеобразная литературная судьба Анненский похож на судьбу. Как и последний, Анненский — типичный «поэт для поэтов». Он опубликовал свой единственный прижизненный сборник стихов под характерным псевдонимом «Ник. Это ». И действительно, почти всю свою жизнь Анненский оставался« никем »в литературе. Лишь незадолго до смерти его стихи стали известны в кругу петербургских поэтов, сгруппированных вокруг журнала« Аполлон ». Смерть Анненского ознаменовалась ряд статей и некрологов, но после этого его имя снова надолго пропадает из печатных колонок. В 4-м сборнике стихов Николая Гумилева «Колчан» опубликовано стихотворение.

Драматургия

Анненский написал четыре пьесы — «Меланипп Философ», «Царь Иксион», «Лаодамия» и «Фамира-Кифаред» — в древнегреческом духе по сюжетам утраченных пьес Еврипида и в подражании его манере.

Переводы

Анненский перевел на русский язык полное собрание пьес великого греческого драматурга Еврипида.

Литературное влияние

Литературное влияние Анненского на направления русской поэзии, возникшие после символизма (акмеизма, футуризма), очень велико. Стихотворение Анненского по праву можно назвать первым русским футуристическим стихотворением на момент написания. Влияние Анненского сильно сказывается на Пастернаке, его школе и многих других. В своих литературно-критических статьях, частично собранных в двух «Книгах размышлений», Анненский дает блестящие примеры русской импрессионистической критики, стремясь осмыслить произведения искусства как сознательное продолжение творчества автора. Следует отметить, что уже в своих критических педагогических статьях 1880-х годов Анненский задолго до формалистов призывал к систематическому изучению формы художественных произведений в школе.

Из книги судеб. Иннокентий Федорович Анненский родился 1 сентября (по старому стилю 20 августа) 1855 года в Омске, где в то время работал его отец, крупный государственный чиновник. В 1860 году семья переехала в Петербург.

В пятилетнем возрасте Анненский перенес тяжелую болезнь сердца, которая впоследствии отразилась не только на его жизни, но и на работе. Он учился в нескольких петербургских гимназиях, но болезнь постоянно мешала учебе. В 1875 году юноше все же удалось сдать экзамены на полный гимназический курс экстерном, и он поступил на литературный факультет историко-филологического факультета Петербургского университета.

Важную роль в жизни Анненского сыграл старший брат Николай Федорович, известный экономист и публицист: его младший брат по большей части жив, и с его помощью готовится к экзаменам. Совет не публиковаться до 30 лет, дать стихам «лечить» годы — станет законом для Иннокентия Федоровича до конца его жизни.

В университете Анненский специализировался на древней литературе и владел четырнадцатью языками, включая санскрит и иврит. Он окончил университет в 1879 году со званием кандидата — им присуждали выпускников, дипломные работы которых представляли особую научную ценность.

В 1877 году Анненский страстно влюбился в Надежду Валентиновну Хмару-Барщевскую, вдовой с двумя детьми, которая была на четырнадцать лет старше его.После окончания университета женится на ней. В 1880 году у них родился сын Валентин.

Жизнь Анненского отныне связана с педагогической работой. С 1879 по 1890 год преподавал латинский и греческий языки в гимназиях Петербурга, читал лекции по теории литературы на Высших женских (Бестужевских) курсах. Стремясь обеспечить семью, молодой педагог проводит в гимназии до 56 уроков в неделю, что не под силу абсолютно здоровому человеку.

В 1891 году он был назначен директором Киевского гимназического училища; позже директор 8-й ул.Петербургская гимназия (1893 — 1896) и Николаевская гимназия в Царском Селе (1896 — 1906). Излишняя мягкость, проявленная им, по мнению начальства, в смутное время 1905 — 1906 гг. Послужила причиной его отстранения от этой должности: он был переведен в Петербург в качестве районного инспектора и оставался им до 1909 г., когда вскоре перед смертью он ушел на пенсию.

С 1881 г. стали публиковаться статьи Анненского по педагогическим проблемам. В них он выразил свои взгляды на «гуманное образование», которое должно развивать ум и воображение в ученике, утверждал первостепенную роль родной речи в образовании.Как педагог он оказал благотворное влияние на целую плеяду русских поэтов. Многие из них были лично знакомы с Анненским, так как учились в его гимназии; среди них — Гумилев, сделавший под его руководством первые шаги в поэзии.

Еще в Киеве возник грандиозный план Анненского — перевести на русский язык все 19 трагедий Еврипида. Завершенные переводы были опубликованы с предисловиями-толкованиями в «Журнале Министерства народного просвещения» и опубликованы посмертно в четырех томах (1916-1917).С этим огромным произведением связаны драматические произведения самого Анненского: Меланиппа Философ (1901), Царь Иксион (1902), Лаодамия (1906), Фамира-Кифаред (1906).

Анненский занимался также поэтическими переводами французских классиков — Бодлера, Малларме, Леконта де Лиля, Рембо, Верлена.

Все это время он продолжает писать стихи и в 1904 году наконец решил их опубликовать. Сборник «Тихие песни» издается под псевдонимом «Ник. Тот». Этот псевдоним имел двоякое значение: буквы были взяты из имени Иннокентий, и «никто» было именем Одиссея, когда он попал в пещеру Полифема.

Принято считать, что поэзия Анненского оказала сильное влияние на творчество акмеистов, объявивших поэта своим духовным учителем.

Источник биографии Иннокентия Федоровича Анненского:

К моему портрету

В нем видна игра природы,
Язык трибуны с сердцем лани,
Воображение без желаний
И сны без сна.

О поэте: Гаспаров М. Л.

При вой основной книги Иннокентий Федорович Анненский не увидел: «Кипарисовую шкатулку» (М., 1910), ставшее событием в поэзии ХХ века, было издано посмертно. До этого ее автор был известен как педагог, филолог-эллинист, переводчик Еврипида. Одним из первых, кто начал осваивать достижения французских символистов, которых он много переводил, Анненский только в 1904 году выпустил книгу «Тихие песни» под псевдонимом «Ник.Т-о» и был принят за молодого дебютанта. Сказалась здесь и скрытность природы, и груз служебного положения (статский советник, директор гимназии).Другой литературной родиной Анненского, наряду с поэзией французского символизма, является русская социально-психологическая проза, особенно Достоевский, Гоголь. Выросший в семье брата, видного народника-публициста Н. Ф. Анненского, поэт впитал в себя заветы гражданственности, сознание вины перед угнетенными, муки интеллигентской совести; Так появились «Июль», «Картинка», «В дороге», «Старые эстонцы». Это второе лицо Анненского критики долгое время не замечали, видя в нем лишь одинокого эстета: субъективизм формы, ее нарочитую сложность — загадочность аллегорий, приемы аллегорического (намекающего) письма, «ребусы». настроений — затруднили понимание общественно значимого и универсального по содержанию.Литературно-критическая проза двух «Книг размышлений» Анненского (Петербург, 1906 и 1909) также не была прочитана должным образом; претенциозная стилистика не сразу заставила их почувствовать защиту критического реализма, убежденность публично-ролевого искусства.

Нюбилейные размышления

Сегодня мы отмечаем юбилей великого русского поэта. А 30 ноября 1909 года на ступенях Царскосельского вокзала умирал человек, при жизни «не оставивший тени» в русской поэзии.Высокопоставленный чиновник и известный педагог, самоотверженный переводчик и глубокий, порой парадоксальный критик, был, несмотря на далеко не юный возраст, честолюбивым поэтом, единственная «оригинальная» книга которого осталась незамеченной, и сотрудничество с Аполлоном. , начавшаяся незадолго до его смерти, была прервана редактором без каких-либо объяснений.

Поэт, без которого невозможно представить нашу литературу, оказался для современников лишним. Что-то подобное было немыслимо в пушкинскую эпоху.И в начале прошлого века это стало реальностью. Да, искусство развивалось стремительно, неудержимо, постоянно пополняясь сильными, самобытными талантами. Но судьба Анненского, пасынка Серебряного века, кажется печальным предзнаменованием поворотного момента, которого вскоре следовало ожидать в русской культуре.

Иннокентий Анненский … Кто на расстоянии столетия видит этого человека, которого современники не видели и не понимали? Каковы уроки его «громкой» прижизненной безвестности и тихой посмертной славы? Или это «давно минувшие дела», интересующие только историков литературы? В конце концов, разве нам не все равно, как некогда относились к поэту, если есть стихи, завораживающие?

Не все одинаковы.Это вообще не имеет значения. Осталась обида на его преждевременный уход. Осталась досада присущей ограниченности и грубости, увы, даже лучшим из тех, с кем поэт встречался. Ведь разрыв между самосознанием гениального творца-новатора и статусом дебютанта, поэт-неудачник убивал его чуть ли не активнее, чем длительная болезнь сердца.

А Нненский поэт не учел ни табели о рангах, ни наличия разных групп и направлений.Его не интересовало ничто, кроме самой поэзии. Словом, только ему одному Иннокентий Федорович посвятил свою жизнь. Стараясь не думать о полном одиночестве среди других, которые просто игнорируют уникальные, отточенные стихи, потому что их автором был «Ник. К »- человеку без имени, не материализованной пустоты. По горькой иронии судьбы поэт не увидел свою новую книгу, где не было иного псевдонима. Как я не слышал почтительных слов, которые вдруг оказались среди коллеги-писатели, ранее ограничивавшиеся высокомерием и небрежностью.Что ж, хорошо говорить только о мертвых стало уже тогда «хорошей» традицией. А также снобистское отношение «признанных» к «новичкам». Кажется, что лорнет Зинаиды Гиппиус, а точнее Антона Крайнего, является неотъемлемой частью многих современных писателей. Иное отношение, заинтересованное, доброжелательное, пушкинское, больше похоже на анахронизм.

Анненский, едва ли не первый, кто взял на себя психологическую ношу неизвестности, достойно довел ее до конца.Совершенно не заботясь об установлении таких, казалось бы, необходимых литературных контактов. Строго следуя собственному вкусу и своей совести. Не потакая себе ни единой строчкой. Заставить слабое больное сердце потрудиться. Фанатично служу тому, во что я верил: поэзии и вечности.

Единственный вид фанатизма, вызывающий безоговорочное доверие.

Август-2015

Несколько автографов И. Ф. Анненского


Стихи, посвященные поэту

Памяти Анненского

К такой неожиданной и мелодичной ерунде

Звонок в умы людей со мной,

Иннокентий Анненский был последним

Из Царскосельских лебедей.

Я вспоминаю дни: Я, робкий, торопливый,

Я вошел в высокий офис,

Где меня ждали спокойствие и вежливость,

Слегка поседевший поэт.

Дюжина фраз, увлекательных и странных,

Как будто случайно уронили,

Он бросил в пространства безымянного

Мечты — слабость меня.

Ой, в сумерках уходящие вещи

Уже стихи читаю!

В них плакала какая-то обида,

Медь зазвонила и пошла гроза

А там, над шкафом, профиль Еврипида

.

Ослепил горящие глаза.

… Я знаю скамейку в парке; Мне сказали,

Что он любил на нем сидеть,

Задумчиво наблюдая, как синий дал

В переулках чистого золота.

Там вечером и страшно, и красиво,

Мраморные плиты сияют в тумане,

И женщина, как серна, боится,

В темноте он спешит к прохожему.

Она смотрит, поет и плачет

И снова плачет и поет,

Не понимаю, что все это значит

Но просто пощупать — не то.

Журчание воды, несущееся через шлюзы,

Дымка пахнет влажной травой,

Последнее — Царское Село.

Учитель

Памяти Иннокентия Анненского

И тот, кого считаю учителем

Как тень прошла и не оставила тени,

Я впитал весь яд, выпил всю эту глупость,

И ожидал славы, и не стал ждать славы,

Кто был знамением, предзнаменованием,

Всех пожалел, всех вдохнул досаду —

Выпивая чашку непризнания,

Среди поэтов, завоевавших равноправие,

а у кого читалка не досталась?

Пастернак, Маяковский, Ахматова

Из его стиха пошло

(и сойти с ума

Из его стихов тайно богатых),

Нравится прозаиков — из «Шинели»…

Похоронен в своей интонации

В жизненную скуку

с гордостью ждал

И, сработав как детонация,

Их стихи довели до взрыва.

Может быть, он был чуть ли не единственным

Оригинал по самой своей природе,

Но разграбили и взяли взаймы,

Слышно как будто в их переводе.

Это странности, которые случаются

И хотя прошло меньше века,

Довольного Иннокентия Анненского,

Некому ответить.

Богородица с кувшином над вечной водой,

Скорбите о своем земляке.

Анненский, борющийся с нуждой,

Грозная болезнь и начальство.

Умер на крыльце

До зарослей Царского Села,

Не ознакомившись с приказом об увольнении,

Утверждено высшим.

Его современники были грубыми

А стихи поэта тоже не радуют.

Они поджали губы, говоря о нем

Встречаясь с ним, отвернулся.

Знаток и ценитель инертной латыни,

Предтеча Серебряного века

Печать его сонетов Маковский,

Возможно, моему сердцу станет легче.

На вершине Олимпа, упавший на землю,

Подчиняясь прихоти гнева Господа,

Он оставался учителем в этих гимназиях

К которому мы сейчас — как к небу.

Под облаками Царского Села

Он парит в красном дыму заката.

Посмертно ограблен учениками

И все же — не превзойден ими.

В мыслях есть беззвучные слова …

Анненский И.

В мыслях есть беззвучные слова …

Сумерки бродят по сонной квартире …

Здесь узор только очерчен пунктирной линией …

По сути, это просто холст …

Снова вечер, и снова я один

С гулким звуком шагов в переулке

С этим кипарисовым ящиком,

Без обычного цельного дна.

Такая прозрачная, как будто на лбу,

По слогам — они, чистые, никуда не торопятся …

Но откуда у него это эхо,

Какой легкий озноб?

А откуда опять взялось

Ощущение невидимого края

За чем тихо,

Но передать почти невозможно?

Как рукой удалось найти

Разделение глубин

из ерунды,

Пунктирная тропа

От него ко мне через века?

Когда я читал об ужасах

Войны, блокады, лагеря,

иду по краю

Инопланетные несчастья и смерти,

Как мне повезло, я понимаю.

А ты понимаешь и поумнешь.

В стихах не жалуйтесь на скуку.

Во-первых, Анненскому уже

Я про нее писал. Почему по кругу

Прогулка? Это на повороте

Не уйдешь. Сон и мучения

Он видел в чужой душе.

А во-вторых, когда я бы сказал

Какой кошмар ему предстоит

Он снова умрет на станции.

Лучше виста и самовар,

Ученики тоски, белки печали,

А скука — это благословение, дар от Бога.

Дорога

Памяти И.Ф.А.

Казалось —

усталых прохожих

Вы идете в сторону станции.

Изнуряя все силы

Вы идете в сторону могилы.

Счастливчик: теперь кое-что

Вы блуждаете по направлению к бессмертию.

Бессмертие.

Пропал без вести

На скользких ступенях станции …

Акцент-45: В издании использованы материалы из открытого электронного собрания «Мир Иннокентия Анненского».

Иллюстраций:

фото Анненского И.Ф., его жены и сына; обложки книг И.Ф. Анненского,

автографа стихов «Среди миров»,

«В марте», «Поэту» (черновик), последнее пристанище поэта.

Фотографии, автографы — из бесплатных источников в Интернете.

Анненский Иннокентий Федорович (1855-1909) — русский поэт, писатель, критик, переводчик, драматург. Он много изучал русский язык и литературу, работал директором мужской гимназии в Царском Селе.

Детство

Иннокентий родился 1 сентября 1855 года на западе Сибири в городе Омске. Здесь шесть лет назад семья Анненских переехала из Петербурга в связи с назначением главы семьи на новую должность.

В 1856 году мальчика крестили в Омской крепостной-соборно-Воскресенской церкви. Церемонию провел протоиерей Стефан Знаменский, в том же году крестивший в этом храме Михаила Врубеля, впоследствии ставшего великим русским художником.

Папа Иннокентий, Анненский Федор Николаевич, находился на государственной службе в качестве высокопоставленного чиновника. Отец сначала работал в Главном управлении Западной Сибири советником Омского отделения опеки над тюрьмами. Позже он стал руководителем этого отдела.

Мать, Анненская Наталья Петровна (девичья фамилия Карамолина), занималась воспитанием шестерых детей. У будущего поэта были еще четыре старшие сестры Наташа (1840 г.), Александра (1842 г.), Мария (1850 г.), Любовь (1852 г.) и брат Николай (1843 г.), впоследствии ставший известным российским общественным деятелем, журналистом, переводчиком, публицистом, экономистом. .

Бабушка по материнской линии была женой одного из сыновей Абрама Петровича Ганнибала (прадеда Пушкина А.С.)

В Омске семья Анненских занимала большой одноэтажный деревянный дом со всеми приставными офисными помещениями, садом и земельный надел. В те времена это считалось нормой для большой семьи и должности статского советника, на которой служил его отец (это звание приравнивалось к чину генерала). Когда в конце 1850-х отца перевели по службе в Томск, Анненские продали свой дом за семь с половиной тысяч рублей серебром.Мама считала, что в этой просторной и уютной палате может разместиться городская больница.

Ранние детские годы Иннокентия прошли в Сибири под присмотром няни и французской гувернантки, которые воспитывали его старших сестер.

В 1860 году отец семейства снова получил повышение в должности чиновника Министерства внутренних дел по особым поручениям. В связи с этим назначением Анненские из Томска переехали в Петербург.В том же году пятилетний Иннокентий перенес длительный и тяжелый порок сердца, который на всю дальнейшую жизнь оставил неизгладимый след в состоянии здоровья. С тех пор мальчик четко помнил, что по сравнению со сверстниками он вырос болезненным и слабым, сильно отставая от них в физическом развитии.

Учеба

Окружающая среда, в которой вырос Иннокентий, способствовала тому, что у него рано возникло желание читать и заниматься наукой. Товарищей у него практически не было, детские активные и шумные игры, которыми увлекались мальчишки его возраста, Иннокентия не интересовали по состоянию здоровья.Он воспитывался в женской среде, рано начал учиться и никогда этим не обременен. Ему было легко учиться. Обучаясь под руководством старшей сестры чтению, Иннокентий стал читать все, что ему разрешалось в соответствии с его возрастом.

В Петербурге семья Анненских жила на Песках. Недалеко от их дома была школа, куда родители отправили десятилетнего сына для подготовки к поступлению в гимназию. Мальчик проучился в школе два года, а первые уроки латинской грамматики преподает ему старший брат Николай.

В 1867 году на 5-й Рождественской улице в Петербурге открылась новая мужская гимназия № 2, где Иннокентий успешно сдал вступительные экзамены и был зачислен во второй класс. Учился хорошо, больше всего любил русский язык и географию. Однако весной учебу пришлось прервать из-за болезни. На лето семья уехала в пригороды Петербурга, где на чистом воздухе юноше удалось поправить здоровье, а осенью вернулся в гимназию.

В 1869 году Иннокентий поступил в частную гимназию В.И. Беренса, где проучился два с половиной года. Но и здесь постоянно приходилось прерывать учебу из-за боли и ездить на лечение на Старорусские минеральные воды … Пополнять знания помогал мой старший брат Николай, с которым Иннокентий жил большую часть времени. С его помощью в 1875 году молодой Анненский сдал экзамены на полный курс гимназии экстерном, получил аттестат зрелости и стал студентом историко-филологического факультета Санкт-Петербурга.Петербургский университет.

Учился на литературном факультете, специализировался на античной литературе, выучил четырнадцать языков, в том числе такие сложные, как иврит и санскрит. В 1879 году Анненский окончил учебу и получил звание кандидата, его наградили выпускниками, диссертации которых представляли особую ценность для науки.

Педагогическая деятельность

После окончания вуза Иннокентий Федорович занялся преподавательской деятельностью. В гимназиях Св.В Петербурге он преподавал греческий язык и латынь, на высших женских (Бестужевских) курсах читал лекции по теории литературы. Ему нужно было обеспечить молодую семью, поэтому Анненский брал 56 уроков в гимназии в неделю, что подорвало его и без того слабое здоровье.

В 1891 году Иннокентий Федорович стал директором Киевского гимназического училища.

В 1893 году он возглавил 8-ю Петербургскую гимназию.

В 1896 году он был назначен заведующим Николаевской гимназии в Царском Селе.На этой должности он оставался до 1906 года. Затем начальство решило, что в смутное время 1905–1906 годов Анненский проявил излишнюю мягкость, за что его сняли с должности директора Царскосельской гимназии и назначили уездным. инспектор. На этой должности он проработал до 1909 года, выйдя на пенсию незадолго до смерти.

Литературная деятельность

Иннокентий Анненский никогда не считал преподавание главным делом своей жизни. Его сердце принадлежало литературе.Он перевел на русский язык девятнадцать пьес великого трагика Древней Греции Еврипида, помимо перевода снабдил их статьями и комментариями. Он также писал переводы Горацио, Гейне, Лонгфелло, известных французских лириков — Шарля Бодлера, Рембо, Леконта де Лиля, Верлена, Малларме.

Анненский много работал литературным критиком … Он писал очерки по произведениям Гоголя, Чехова, Лермонтова, Горького, Майкова, Достоевского, Тургенева. Не игнорировал он и зарубежную литературу — Ибсена, Бальмона, Шекспира.

Немного подражая манере Еврипида, Анненский написал несколько пьес:

  • 1901 — «Меланиппа Философ»;
  • 1902 — «Король Иксион»;
  • 1906 — Лаодамия;
  • 1906 — «Фамира-кифарад».

С 1881 года он публиковал свои статьи, в которых рассматривал педагогические проблемы … Анненский утверждал, что родная речь должна играть первостепенную роль в воспитании студентов. Его педагогическая деятельность оказала благотворное влияние на ряд известных русских поэтов.Среди них Николай Гумилев, который учился в гимназии в Царском Селе и сделал свои первые шаги в мире поэзии под впечатлением личного знакомства с Анненским.

Иннокентий Федорович строже всех относился к собственным стихам. Он начал писать, когда был еще гимназистом, и только спустя десятилетия рискнул представить свои произведения читателям. Мне даже не приходило в голову, что этот статский советник в безупречной форме и с такими же манерами мог так резко контрастировать с дикой, одинокой, скрытной человеческой душой, убитой невыносимой тоской.Так проявил себя Иннокентий в своих стихах. Как будто в нем жили два человека, которые не пересекались друг с другом.

Единственный сборник стихов «Тихие песни», изданный при жизни Иннокентия Федоровича, вышел в 1904 году, но не стал событием в литературной жизни … Он вышел под псевдонимом «Ник. Тот». Анненский придумал такой псевдоним с двояким намерением. Во-первых, все эти буквы были взяты из его имени, а во-вторых, так называл себя Одиссей, попав в пещеру Полифема.

Через год после его смерти вышла вторая книга стихов «Кипарисовая шкатулка», полностью изменившая мнение об Анненском. Его стали называть тонким критиком и исключительным эрудитом, оригинальным, не похожим на других, настоящим поэтом.

В этом легкомысленном пренебрежении к живому выражается общее русское горе … Как же им не ценить великих людей, пока они живы. И только когда они уходят, мир начинает, осознавая это, плести для них венки … Спустя много лет о его стихах скажут, что «в русской литературе нет стихов спокойнее, трезвее, честнее».

Личная жизнь

В 1877 году поэт страстно полюбил Хмару-Барщевскую Надежду Валентиновну.

У вдовы было двое детей-подростков, она была на четырнадцать лет старше Анненского. Иннокентий ласково назвал ее Диной и написал сестре Любови в письме, как необычайно хороша его избранница, какие у нее красивые светло-пепельные волосы, ясный ум и привлекательная грация.Дина тоже очень любила Анненского и ревновала его не меньше.

Когда Иннокентий окончил университет, они поженились. В 1880 году у них родился мальчик Валентин. В дальнейшем он также стал поэтом и филологом, именно сыну Анненского приписывают издание двух сборников стихов отца после его смерти.

В 1909 году от перенапряжения на работе у Иннокентия Федоровича обострилась болезнь сердца. Он умер внезапно от сердечного приступа 11 декабря 1909 года прямо на ступенях Царскосельского вокзала.Меньше всего поэт хотел такого конца, он даже написал на эту тему строки, которые впоследствии превратились в афоризм: «Я бы не хотел внезапно умереть. Это все равно, что выйти из ресторана, не заплатив. «

Похоронен в Царском Селе на Казанском кладбище.


Для читателей Литературные имена И. Ф. Анненский

Интернет-ресурсы

Цифровой архив Выграненко Михаила Александровича

Олег Кустов. «Каждый поэт — учитель и проповедник»
Глава из книги «Паладины» — о поэтах Серебряного века.

Олег Кустов. Закон тождества или феномен «Поэта для поэтов»
Отстраненность и обожествление невозможного в творчестве М. Хайдеггера и И. Ф. Анненского

Евгений Головин. Иннокентий Анненский и сиреневый туман
«Иннокентий Анненский, по-видимому, помимо мужества, необходимого поэту в скудную и жестокую эпоху, обладал изрядной долей здравого смысла … Это помогало ему устоять перед песнями сирен и флейтой Пана. , следуй за Сциллой и Харибдой, устранись соблазнам сиреневой дымки.«

Л.М. Борисов. Трагедии И. Анненского и символистская концепция драмы
И. Анненский стоит особняком от создателей символистской драмы и во многом является реальным противником ее главного теоретика В. Иванова. В то же время поэт лишь однажды, причем довольно поздно, когда символизм уже переживал кризис, раскритиковал теургов в печати — в статье «О современном лиризме».

Михаил Эпштейн. Природа в творчестве Анненского
Из книги «Природа, мир, секрет мироздания… »

Наталья Налегач.« Книгочница »Н. Гумилева и« Идеал »И. Анненского: К проблеме поэтического диалога»
Проблема поэтического диалога Н. Гумилева и И. Анненского издавна осталась ставится в литературной критике1 и вызвана особой позицией, которую акмеисты заняли по отношению к предыдущему поэту как своему учителю: «… ищущие новых путей на своем знамени должны написать имя Анненского, как наше« Завтра »»

Олег Лексанов.Анненский и Андерсен о Снежной королеве, холоде и тепле
В декорациях Андерсена Снежная королева Анненский разыгрывает собственную, глубоко оригинальную драму.Иннокентий Анненский уже показал пример того, каким должен быть органический поэт: весь корабль сделан из чужих досок, но он должен стать своим.

О.Ю. Иванова. Вяч. Иванов и И. Анненский: две точки зрения на картину Л. Бакста «Террор антиквус» (редакция)
В критической и мемуарной литературе, Вяч.И. Иванов и И.Ф. Анненский традиционно выступает в роли антиподов, тем не менее, нашедших «темы для продуктивного диалога». И каждый из них по-своему признавался, что у них много общего.Основная черта, объединяющая этих «филологов-классиков», — это острое умение видеть и слышать невидимое и неслышимое другими, трепетное отношение к Мысли, Слову и Тексту, своим и чужим, активная духовная работа над ними.

Подольская И. «Я почувствовал…»
Вступительная статья к воспоминаниям Корнея Чуковского о его встрече с Анненским.

Г.П. Козубовская. Лирический мир И. Анненского — Поэтика отражений и сочетаний

Л.А. Колобаева. Феномен Анненского
«В лиризме Анненского сливаются три разных потока: философская рефлексия, трагическая ирония и« поэзия совести ».

Е.Ю. Геймбуч. «Этот стих … Не угадал, только прожил».
Многие лирические произведения Анненского представляют собой настойчивые попытки точнее выразить это ощущение слияния с миром, причем поэт использует как сравнения (явные или скрытые), так и своеобразное «переселение» во все, «что не я».

Пантеон

  • Визуализации
  • Рейтинги
    • Люди
    • Места
    • Профессии
  • Профили
    • Люди
    • Места
    • Страны
    • Профессии 976151575 915 915 Страна 9761575 915 915 Страна
    • Данные
      • Разрешения
      • Скачать
      • API
    • Ежегодник
    • Домой
    • Визуализации
    • Рейтинги
    • Профили
      • Люди Место
      • Люди Место
      • Страны
      • Eras
    • О
    • Данные
      • Разрешения
      • API
    • Ежегодник
    • API
    • Поиск
    • Оставить отзыв
    • Цитирование об использовании

    Tôi

    Вы можете попробовать новый поиск или эти страницы:
    • Isaac Newton

      Physicist

      United Kingdom

      Rank 6

    • Walt Disney

      Producer

      United States 5000

      Роджер Федерер

      Теннисист

      Швейцария

      Рейтинг 124

    • Racing Driver

      Занятие 16

      665 человек

      Sports Domain

    • Agnez Mo

      000

      000 Actor Рейтинг
    • Лаози

      Философ

      Китай

      Рейтинг 157

    • Винсент Ван Гог

      Художник

      Нидерланды

      Рейтинг 20

    • 70000 3500020005

      Место 20

      70000 35000

      Место работы
    • 933 933 Область

    • 933 933 Область

    • Васко да Gama

      Explorer

      Португалия

      Рейтинг 99

    • Знаменитость

      Профессия 40

      142 Физические лица

      Public Figure Domain

    • Место Marie Curie

    • Изучите
      • Визуализации
      • Рейтинги
    • Профили
      • Люди
      • Места
      • Страны
      • Профессии
      • Профессии / Страны
      • Eras
      • Данные Ошибка
      • 915 Политика конфиденциальности службы
    • Данные
      • Разрешения
      • Скачать
      • API
    • Приложения
      • Ежегодник
    .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.