1914 группа: «Я много лет выкапываю мертвых солдат, перезахораниваю их, говорю с ними» — Hitkiller.com — killing soundz of music

Содержание

Рецензия на альбом группы 1914 «The Blind Leading The Blind»

Что может быть более устрашающим и грандиозным явлением в истории человечества, нежели войны? В какой-то степени именно они определяют отсчет времени, разделяют его на эпохи, до неузнаваемости коверкают душу, меняют судьбы целых народов и охотно принимают на свой алтарь тонны пролитой крови, отданной во имя той же войны или же мира. Есть ли безоговорочные победители в войнах? Или все-таки главным триумфатором остается Ее Величие Смерть?..

Не мудрено, что подобные вопросы давно будоражат беспокойные умы, а творческие натуры издревле черпали и продолжают черпать вдохновение в военных хрониках разных эпох и лет. И совсем не стоит удивляться тому, что батально-исторические летописи стали частыми темами лирики тяжелого метала, а для наиболее свирепых и экстремальных его поджанров вообще трудно сыскать что-то более подходящее.

Украинская формация 1914, как несложно догадаться по названию, строит свою стилевую концепцию на тематике Первой мировой войны. Причем, музыканты делают свое дело с полной самоотдачей, грамотно и со вкусом соединяя пафос псевдонимов, тематический сценический имидж и музыкальный аспект воедино, а это уже говорит о серьезном настрое и вполне здоровых амбициях. Их дебютный альбом «Eschatology Of War», вышедший в 2015 г., был высоко оценен по достоинству и лишний раз подчеркнул незаурядный статус украинской экстрим-метал сцены.

Теперь нашему вниманию предлагается второй полноформатник этой команды под названием «The Blind Leading The Blind», на котором украинцы продолжают совершенствовать свое ремесло. Милитаристкая эстетика Первой мировой по-прежнему браво сверкает своей кайзеровской каской, но в то же время плотная и мрачная атмосфера безысходности, безумия и военной разрухи, блестяще переданной на дебютнике, никуда не делась и задает основной тон всему альбому.

Продолжительная пауза между двумя релизами пошла материалу только на пользу. Коллектив проделал отличную работу, представив предельно реалистичное  полотно, в равной степени величественно-грозное и едко-мрачное, показательно-циничное и опустошительно-безысходное. Отчеты о Мез-Аргонском наступлении и сражении у Пашендейла, грохот артиллерии, танки и панзервагены, штурмовые подразделения и королевские драгуны проходят перед глазами упорядоченной кавалькадой все то время, что звучит новая пластинка. Под аккомпанемент брутального метала группа продолжает знакомить нас со всеми ликами войны, от самых триумфальных верхов до предельной низости, изощренности, окопной грязи и кровавой агонии.

1914 по-прежнему придерживаются бескомпромиссного и сокрушительного блэк/дэта в совокупности с гнетущими думовыми вариациями, однако на этот раз в репертуаре наметились некие преобразования. В какой-то степени новый альбом может показаться несколько мелодичнее предшественника, да и по-настоящему цепкие мотивы стали проявлять себя намного чаще. Об этом можно судить по первому полноценному треку »Arrival. The Meuse-Argonne», где зверский форсированный харш, жирные тремоло и непроницаемая стена бластбитов тесно переплетаются с запоминающимися соло-запилами и меланхоличными вкраплениями акустики.

По сути влияние чистого дума на альбоме не так велико, присутствие его можно уловить разве что в треке »A7V Mephisto» с его мощными качевыми риффами и щемящими лидовыми прожилками с оттенком атмосферного блэка. Зловещую атмосферу самой настоящей резни нагоняет смертоносный »High Wood. 75 Acres Of Hell», который мог бы претендовать на звание главного хита альбома, если бы не последующий номер, оказавшийся приятной неожиданностью. Речь идет о кавере на бессмертную классику британских панк/хардкорщиков The Exploited »Beat The Bastards», который усилиями 1914 превратился в кровожадный боевик, полный слепой эйфории и безумия.

Чем дальше мы продвигаемся, тем яснее становится, что «The Blind Leading The Blind» все более тяготеет к классической дэтовой школе европейского разлива в духе Unleashed, Asphyx или Bolt Thrower. Об этом говорит как и общий полновесный саунд, так и  тягучая подача »Passchenhell», помимо болезненных соло-гармоний способной похвастаться интересным фитом с легендарным Дейвом Ингремом, а также громоподобная «Stabtrupp» с импровизационными сегментами. Ну а напоследок нам предлагается размашистое произведение »The Hundred Days Offensive» – квинтэссенция альбома, вобравшая в себя всю жестокость, мрак, неистовость и бессильную злость.

Альбом цикличен,  целостен и злобен, а уверенная подача материала говорит о профессионализме музыкантов. «The Blind Leading The Blind» с уверенностью можно назвать одним из самых интереснейших метал-релизов 2018-го г. Украинцы блестяще выдерживают высокий уровень качества и ни в чем не уступают именитым европейским бандам. Кому-то данная пластинка в виду своей насыщенности и углубленности может показаться даже более интересной, чем крайнее творение Marduk – общепризнанных эстетов войны и смерти.

И все же стоит отметить, что повсеместная прямолинейность  в некоторых моментах оставляет слушателя с легким ощущением недосказанности, а большинство риффов и композиционных оборотов достаточно шаблонны и скорее являются данью уважения классикам жанра. Возможно, именно такова и была задумка музыкантов 1914. Тем не менее, уже традиционные «War In» и «War Out», а также подогнанные к месту граммофонные записи германских патриотических песен и гимнов, разговорные и звуковые сэмплы, отрывки из старых фильмов, а также стильное оформление за авторством небезызвестного W. Smerdulak спасают положение и придают этой работе вид тщательно проработанного, логически завершенного повествования, которым она, бесспорно, и является. Для придирчивых любителей военной истории и экстремальных видов метала лучшего не найти!

Дмитрий Фомин

Завершение Сарыкамышской операции русской Кавказской армии в ходе Первой мировой войны

(4) 17 января 1915 г. в период Первой мировой войны 1914-1918 гг. была завершена Сарыкамышская операция — боевые действия в районе города Сарыкамыш (на северо-востоке Турции) русской Кавказской армии под командованием генерала А. З. Мышлаевского против 3-й турецкой армии под руководством генерала Энвер-паши.

Основной удар силам русской армии турки нанесли в начале декабря 1914 г. северо-западнее Сарыкамыша. 11-й турецкий корпус должен был сковать действия Сарыкамышского отряда, в то время как 9-й и 10-й турецкий корпуса начали обходной манёвр через Ольты (Олту) и Бардус (Бардиз). Турецкое командование планировало в ходе внезапной атаки захватить город, окружить и уничтожить Сарыкамышский отряд Кавказской армии под предводительством генерала Г. Е. Берхмана, а затем овладеть Карсом.

10 (23) декабря отряд генерала Берхмана отбил фронтальную атаку 11-го турецкого корпуса, а на следующий день в штаб отряда из Тифлиса прибыл генерал Мышлаевский и его начальник штаба генерал Н. Н. Юденич. 12 (25) декабря турецкие войска, совершавшие обходной манёвр, заняли Бардус и повернули на Сарыкамыш.

Командующий Кавказским фронтом генерал Мышлаевский отдал приказ об общем отступлении. Однако отступать было уже поздно, поскольку 10-й турецкий корпус перерезал шоссе и прервал связь с Тифлисом, где находилась ставка командования Кавказским фронтом. Защитникам города пришлось рассчитывать только на самих себя. Морозная погода снизила темпы наступления и привела к значительным небоевым потерям в турецких войсках. 16 (29) декабря с подходом резервов русские войска отбросили противника и перешли в контрнаступление: был отбит Бардус, окружён и пленён весь 9-й турецкий корпус. Остатки 10-го корпуса были вынуждены отступить, и к 4 (17) января положение на фронте было восстановлено.

Войска Энвер-паши потеряли убитыми, замёрзшими, ранеными и пленными около 70 тыс. человек — это свыше 80% состава; потери русских составили около 20 тыс. человек. Победа под Сарыкамышем остановила турецкую агрессию в Закавказье и укрепила позиции русской Кавказской армии.

Лит.: Берхман Г. Э. Сарыкамышская операция 12-24 декабря 1914 года (некоторые документы). Париж, 1934; Корсун Н. Г. Сарыкамышская операция. М., 1937; То же [Электронный ресурс]. URL: http://militera.lib.ru/h/korsun_n1/index.html; Корсун Н. Г. Сарыкамышская операция на Кавказском фронте мировой войны в 1914-1915 гг. М., 1941; Мартиросян Д. Г. Сарыкамышская операция (12-24 декабря 1914 г.) // Военно-исторические исследования в Поволжье. Вып. 7. Саратов, 2006; Шефов Н. Битвы России. М., 2002.

См. также в президентской библиотеке:

Встреча Императора Николая II на вокзале в Сарыкамыше [Изоматериал] : [фотография]. Сарыкамыш, 1 декабря 1914;

Встреча Императора Николая II на вокзале в Сарыкамыше. Николай II обходит строй почётного караула [Изоматериал] : [фотография]. Сарыкамыш, 1 декабря 1914;

Группа офицеров — участников взятия крепости Сарыкамыш [Изоматериал] : [фотография]. Сарыкамыш, 1 декабря 1914;

Николай II и командование Кавказского фронта в Сарыкамыше после взятия его русскими войсками [Изоматериал] : [фотография]. [с. Мендженгерт], 1 декабря 1914;

Николай II обходит роту почетного караула во время прибытия в Сарыкамыш [Изоматериал] : [фотография]. Сарыкамыш, 1 декабря 1914;

Николай II приветствует группу офицеров в день своего приезда в Сарыкамыш [Изоматериал] : [фотография]. С. Мендженгерт, 1 декабря 1914;

Николай II раздает награды нижним чинам — участникам боев за Сарыкамыш [Изоматериал] : [фотография]. С. Мендженгерт, 1 декабря 1914.

ГАЛИЦИЙСКАЯ ОПЕРАЦИЯ 1914 • Большая российская энциклопедия

ГАЛИЦИ́ЙСКАЯ ОПЕРА́ЦИЯ 1914, од­на из круп­ней­ших битв 1-й ми­ро­вой вой­ны ме­ж­ду рос. и ав­ст­ро-венг. ар­мия­ми в Га­ли­ции и Поль­ше 5(18) авг. – 8(21) сент. За­мыс­лом ко­ман­до­ва­ния Юго-Зап. фрон­та (ко­манд. – ген. от арт. Н. И. Ива­нов) бы­ло пре­ду­смот­ре­но ок­ру­же­ние и унич­то­же­ние осн. ав­ст­ро-венг. сил схо­дя­щи­ми­ся уда­ра­ми рос. 3-й и 5-й ар­мий из рай­онов Холм и Дуб­но на Львов (рос. 4-я и 8-я ар­мии обес­пе­чи­ва­ли их на­ступле­ние с за­па­да и юга). Ав­ст­ро-венг. ко­ман­до­ва­ние (эрц­гер­цог Фрид­рих) пла­ни­ро­ва­ло раз­гром пра­во­го кры­ла Юго-Зап. фрон­та (рос. 4-я и 5-я ар­мии) си­лами ав­ст­ро-венг. 1-й и 4-й ар­мий, на­но­сив­ших гл. удар на Люб­лин и Холм, при под­держ­ке ар­мей­ской груп­пы ген. Ф. фон Кум­ме­ра и герм. ланд­вер­но­го кор­пу­са ген. Р. Войр­ша. Пра­вый фланг этой груп­пи­ров­ки обес­пе­чи­ва­ли ав­ст­ро-венг. 3-я ар­мия и ар­мей­ская груп­па ген. Г. фон Кё­ве­са, а с 10(23) авг. и 2-я ар­мия. Со­от­но­ше­ние сил к на­ча­лу Г. о.: рос. вой­ска – 36,5 пех. и 12,5 кав. ди­ви­зий; ав­ст­ро-венг. вой­ска – 39 пех. и 10 кав. ди­ви­зий; в по­сле­дую­щем: рос. вой­ска – 50 пех. и 20,5 кав. ди­ви­зий; ав­ст­ро-венг. вой­ска – 48 пех. и 11 кав. ди­визий. С обе­их сто­рон уча­ст­во­ва­ло ок. 2 млн. чел. и до 5 тыс. арт. ору­дий.

С 5(18) авг. по 21 авг. (3 сент.) бы­ли про­ве­де­ны Люб­лин-Холм­ская и Га­лич-Львов­ская опе­ра­ции, ко­то­рые на­ча­лись сбли­же­ни­ем войск, пе­ре­рос­шим во встреч­ное сра­же­ние на фрон­те 320 км, в хо­де ко­то­ро­го ав­ст­ро-венг. 1-я и 4-я ар­мии на­нес­ли по­ра­же­ние рос. 4-й и 5-й ар­ми­ям под Крас­ни­ком 10–11(23–24) авг. и То­ма­шо­вом 13–21 авг. (26 авг. – 3 сент.), вы­ну­див их отой­ти на Люб­лин, Холм, Вла­ди­мир-Во­лын­ский. Од­на­ко, встре­тив упор­ное со­про­тив­ле­ние рос. войск, про­тив­ник по­нёс тя­жё­лые по­те­ри и его на­сту­п­ле­ние за­мед­ли­лось. Рос. 3-я и 8-я ар­мии ле­во­го кры­ла Юго-Зап. фрон­та 13–15(26–28) авг. раз­би­ли ав­ст­ро-венг. 3-ю ар­мию на р. Зо­ло­тая Ли­па. В сра­же­нии на р. Гни­лая Ли­па 16–19 авг. (29 авг. – 1 сент.) рос. 3-я ар­мия про­рва­ла фронт про­тив­ни­ка у Пе­ре­мыш­ля, а 8-я ар­мия от­ра­зи­ла контр­удар ав­ст­ро-венг. 2-й ар­мии. Пра­вое кры­ло ав­ст­ро-венг. войск на­ча­ло от­ход на го­ро­док­скую по­зи­цию (за­пад­нее Льво­ва). 20 авг. (2 сент.) рос. вой­ска за­ня­ли Га­лич, а 21 авг. (3 сент.) – Львов. Ав­ст­ро-венг. ко­ман­до­ва­ние, ос­та­вив про­тив рос. 5-й ар­мии сла­бый за­слон, пе­ре­бро­си­ло 4-ю ар­мию на юг. В Го­ро­док­ском сра­же­нии 23–30 авг. (5–12 сент.) ав­ст­ро-венг. 2, 3 и 4-я ар­мии пы­та­лись раз­бить рос. 3-ю и 8-ю ар­мии. Им уда­лось до­бить­ся не­ко­то­ро­го ус­пе­ха (по­тес­нить 8-ю ар­мию), но в это вре­мя об­ста­нов­ка на ле­вом кры­ле ав­ст­ро-венг. фрон­та рез­ко ухуд­ши­лась. К обо­ро­няв­шим­ся рос. 4-й и 5-й ар­ми­ям по­до­шли круп­ные под­кре­п­ле­ния (9-я ар­мия), и 22 авг. (4 сент.) все три ар­мии пе­ре­шли в на­сту­п­ле­ние, куль­ми­на­ция ко­то­ро­го на­сту­пи­ла 26 авг. (8 сент.), ко­гда гв. со­еди­не­ния рос. 4-й ар­мии про­рва­ли ав­ст­ро-венг. фронт у Тар­нав­ки (в этот день штабс-ка­пи­тан П. Н. Не­сте­ров впер­вые в ис­то­рии авиа­ции при­ме­нил возд. та­ран). Про­рыв соз­дал опас­ность уда­ра в тыл ав­ст­ро-венг. вой­скам, на­сту­пав­шим на ра­ва-русском на­прав­ле­нии. В ре­зуль­та­те они пре­рва­ли Го­ро­док­ское сра­же­ние и в ночь на 30 авг. (12 сент.) на­ча­ли об­щий от­ход за р. Сан. Пре­сле­дуя их, рос. вой­ска про­дви­ну­лись впе­рёд на 200 км и к 8(21) сент. бло­ки­ро­ва­ли кре­пость Пе­ре­мышль. Тем не ме­нее ав­ст­ро-венг. вой­скам уда­лось из­бе­жать ок­ру­же­ния в Га­ли­ции. Па­во­док на р. Сан и при­бы­тие на р. Вис­ла герм. 9-й ар­мии вы­ну­ди­ли рос. ко­ман­до­ва­ние пре­кра­тить на­сту­п­ле­ние.

В хо­де Г. о. рос. вой­ска за­ня­ли Га­ли­цию и часть австр. тер­ри­то­рии Поль­ши, соз­дав уг­ро­зу втор­же­ния в Венг­рию и Си­ле­зию. Раз­гром ав­ст­ро-венг. войск свёл на нет ус­пе­хи Гер­ма­нии в Вост. Прус­сии (см. Вос­точ­но-Прус­ская опе­ра­ция 1914) и от­влёк си­лы Ав­ст­ро-Венг­рии от Сер­бии. Гл. со­юз­ник Гер­ма­нии на­дол­го ут­ра­тил бое­спо­соб­ность, и Гер­ма­ния бы­ла вы­ну­ж­де­на на­пра­вить круп­ные си­лы для под­держ­ки сво­его со­юз­ни­ка. По­те­ри в Г. о. со­ста­ви­ли: рос. войск – 230 тыс. чел. уби­ты­ми и ра­не­ны­ми, унич­то­же­но 94 арт. ору­дия; ав­ст­ро-венг. войск – св. 325 тыс. чел. (в т. ч. до 100 тыс. плен­ны­ми) и ок. 400 арт. ору­дий.

Российский плен 1914–1917 гг. как пространство политико-идеологических манипуляций

Résumés

This study explores the well-known historiographical theme of Russia’s selective national policy towards prisoners of war during World War I. That policy was unquestionably in keeping with the policy towards the population in general, but its strength and efficiency are questionable. The article aims to show that attempts at utilizing the ethnic and denominational status of foreign prisoners of war constantly met with opposition from local managers who considered that the government’s policy of differentiation among war captives was a serious obstacle to the maximization of the latter’s working efficiency. Beyond the question of the policy’s efficiency, there was from the start a discourse on the part of the authorities focused on both the captives and the society at war. The latter was thus compelled to adopt certain behavioral tactics and practices. The inclusion of this discourse in all kinds of political and ideological “gesticulations” around foreign prisoners successfully maintained the illusion of their mass political activism, hiding the fact that only some ten thousand of them – out of two million soldiers – were actually involved in it.

Cette étude explore le thème historiographique bien connu de la politique nationale sélective menée par la Russie à l’endroit de ses prisonniers de guerre pendant la Première Guerre mondiale. Pointant la continuité évidente de cette politique avec la politique plus générale de gestion de la population, l’auteur n’en exagère pas pour autant sa stabilité et son efficacité. L’article prouve de façon convaincante que les tentatives de recours aux statuts ethniques et confessionnels des prisonniers étrangers se sont toujours heurtées à la résistance des administrateurs locaux pour lesquels la politique gouvernementale d’un traitement différencié des prisonniers de guerre constituait un obstacle sérieux à la maximisation de leur productivité. D’ailleurs, initialement, il ne s’agissait pas tant d’une politique efficace comme de l’apparition d’un certain discours du pouvoir focalisé sur les prisonniers mais aussi sur la société en guerre, celle-ci se voyant ainsi imposer certaines tactiques et pratiques comportementales. L’inclusion de ce débat dans toutes sortes de « simagrées » politico-idéologiques autour des prisonniers étrangers a permis, non sans succès, de maintenir l’illusion de leur activisme politique de masse, occultant le fait que cela ne concernait que quelques dizaines de milliers d’hommes sur les deux millions que comptait l’armée des ennemis.

Haut de page

Notes

A. Rachamimov, POWs and the Great War: Captivity on the Eastern Front, New York, 2002, p. 115.

П. Холквист, «Вычислить, изъять и истребить: Статистика и политика населения в последние годы царской империи и в Советской России», in Р. Суни,Т. Мартин., ред., Государство наций: Империя и национальное строительство в эпоху Ленина и Сталина, М., 2011, c. 141, 143.

J. Sanborn, Drafting the Russian Nation: Military Conscription, Total War, and Mass Politics, 1905–1925, DeKalb, 2003, p. 100-112. См. также: Лапин В., «Армии империи — империя в армии: организация и комплектование вооруженных сил России в XVI — начале ХХ вв.», Аb Imperio, 2001, № 4, c. 109-127; Й. Петровский-Штерн, Евреи в русской армии 1827-1914 гг., М., 2003; D. Beyrau, «Old Prejudices and New Opportunities: Jews in the Russian Armed Forces, 1900 to 1926», Osteuropa, 53, 2003, p. 1793-1809; G. Vitarbo, «Nationality Policy and the Russian Imperial Officer Corps, 1905–1914», Slavic Review, 66, 4 (Winter, 2007), p. 682-701; и др.

Ж. Кадио, Лаборатория империи: Россия/СССР, 1860–1940, М., 2010, c. 33–35.

М. Термин фон Хагена. См.: M.Von Hagen «The Great War and the Mobilization of Ethnicity in the Russian Empire: Conflict and State-Building», Post-Soviet Political Order, London, 1998, p. 34-57.

См. об этом: Э. Лор, Русский национализм и Российская империя: Кампания против «вражеских подданных» в годы Первой мировой войны, М., 2012; С.Г. Нелипович, «Репрессии против подданных ‘Центральных держав’: Депортации в России, 1914-1918», Военноисторический журнал, 1996, № 6, c. 32-42; E. Lohr, «The Russian Army and the Jews: Mass Deportation, Hostages, and Violence during World War I», Russian Review, 60 (3), Jul., 2001, p. 404-419; J. Sanborn, «Unsettling the Empire: Violent Migrations and Social Disaster in Russia during World War I», The Journal of Modern History, 77 (2), June, 2005, p. 290-324; и др.

М. Фон Хаген, «Пределы реформы: национализм и русская императорская армия в 1874–1917 годы», Отечественная история, 2004, № 5, c. 44.

Б. Татаров, Б. Пануш, «Чехословацкие части в России, 1914-1917 гг.», Цейхгауз, 2001, № 4, c. 28.

Rachamimov, POWs and the Great War, p. 115-118, См. также: P. Gatrell, «Prisoners of War on the Eastern Front during World War I», Kritika: Explorations in Russian and Eurasian History, 6 (3), Summer, 2005, p. 557-566; H. Leidinger, V. Moritz, Gefangenschaft, Revolution, Heimkehr: Die Bedeutung der Kreigsgefangenenproblematik für die Geschichte des Kommunismus in Mittel- und Osteuropa 1917-1920, Wien, 2003, s. 217-228; R. Nachtigal, Russland und seine österreichisch-ungarischen Kriegsgefangenen 1914 bis 1918, Remshalden, 2003, s. 26, 51.

Государственный архив Пермского края (ГАПК), ф. 146, оп. 1, д. 94, л. 204.

Там же.

Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ), ф. 102, 2-е делопроизводство, оп. 71, д. 84, л. 20.

См., напр.: «Воззвание к славянам», Новое время, 1914, 1 авг.; «Примирение братских народов», Там же, 2 авг.

Собрание узаконений и распоряжений правительства, 1914, 16 окт. № 281.

ГАРФ, ф. 102, 2-е делопроизводство, оп. 73, д. 334, л. 12-13 об.

Там же.

См. об этом: Andrew D. Evans, Anthropology at War: World War I and the Science of Race in Germany, Chicago, 2010; А. Roshwald, Ethnic Nationalism and the Fall of Empires: Central Europe, Russia and the Middle East, 1914–1923. London, 2001; и др.

См. об этом: Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА), ф. 1759, оп. 3, д. 433, л. 183.

ГАПК, ф. 146, оп. 1, д. 94, л. 71.

Там же, л. 29, 30, 55, 68, 71–71 об., 93, 99, 99 об.

ГАРФ, ф. 102, 2-е делопроизводство, оп. 73, д. 334, л. 26.

Государственный архив Свердловской области (ГАСО), ф. 123, оп. 1, д. 9, л. 56, 115.

ГАСО, ф. 183, оп. 1, д. 71, л. 207.

Там же, л. 330–333.

«О пленных славянах, мадьярах и немцах», Зауральский край, 1915, 28 окт.

ГАРФ, ф. 102, 2-е делопроизводство, оп. 73, д. 334, л. 29.

ГАСО, ф. 643, оп. 1, д. 3995, л. 17 об.

Nachtigal, Russland und seine österreichisch-ungarischen Kriegsgefangenen, s. 26, 51.

ГАПК, ф. 146, оп. 1, д. 94, л. 68, 80, 80 об.

Там же, Л. 195.

РГВИА, ф. 1720, оп. 2, д. 185, л. 23.

«Военнопленные славяне на работах», Пермские ведомости, 1916, 10 авг.

РГВИА, ф. 1720, оп. 1, д. 87, л. 73, 74, 76, 257, 442.

ГАРФ, ф. 102, 2-е делопроизводство, оп. 73, д. 334, л. 19.

ГАПК, ф. 146, оп. 1, д. 95, л. 168, 168 об., 314, 328, 332.

Российский государственный исторический архив (РГИА), ф. 465, оп. 1, д. 32, л. 163-164.

ГАПК, ф. 146, оп. 1, д. 95, л. 112; ГАСО, ф. 72, оп. 1, д. 5641, л. 73.

ГАСО, ф. 55, оп. 2, д. 1128, л. 13 об.

Там же, л. 15-16.

Там же, л. 20, 23, 23 об.

ГАСО, ф. 111, оп. 1, д. 20, л. 65 об. См. также: РГВИА, ф. 1720, оп. 1, д. 87, л. 449.

ГАСО, ф. 72, оп. 1, д. 20, л. 5641, л. 66.

Г.г. лесничим Пермской губернии, в ведении которых состоят военнопленные: Циркуляр № 329 от 7 декабря 1915 г. // Циркуляры начальника Пермского управления земледелия и государственных имуществ о порядке использования труда военнопленных за 1915 год (с приложениями), Пермь, 1916, c. 26.

ГАПК, ф. 146, оп. 1, д. 94, л. 191, 252, 389, 554.

«Приветствие военнопленных чехов», Уральская жизнь, 1917, 25 марта.

ГАРФ, ф. 1791, оп. 2, д. 557, л. 1–4.

Там же. ф. р-6978, оп. 1, д. 816, л. 1.

ГАСО, ф. 72, оп. 1, д. 5641, л. 65, 68.

Rachamimov, POWs and the Great War, p. 118.

См. об этом, к примеру: Телеграмма Пермскому губернскому комиссару из Казани, 12 августа 1917 г. // Пермский вестник Временного правительства, 1917, 23 авг.; Телеграмма Пермскому губернскому комиссару из Казани, 25 августа 1917 г. // Там же, 27 авг.; и др.

ГАПК, ф. 146, оп. 1, д. 21а, л. 67; РГВИА, ф. 1720, оп. 1, д. 108, л. 576, 782.

ГАСО, ф. 45, оп. 1, д. 232, л. 30–31; ф. 72, оп. 1, д. 5641, л. 58–58 об.

«Объявление Пермского губернского комиссара», Пермский вестник Временного правительства, 1917, 28 сент.

«Объявление Пермского губернского комиссара», Там же, 14 окт.

ГАСО, ф. 24, оп. 20, д. 2825, л. 71-71 об.

«Объявление Пермского губернского комиссара», Пермский вестник Временного правительства, 1917, 27 июля.

«К вопросу о помощи военнопленным славянам», Там же, 13 мая.

«Объявление от Пермского губернского комиссара», Там же, 10 окт.

РГВИА, ф. 1720, оп. 1, д. 87, л. 637.

См. подробнее: Н.В. Суржикова, «Эксплуатация веры: конфессиональный фактор в российском праве военнопленных конца XVII — начала ХХ века», Война и сакральность: Материалы Четвертых Междунар. науч. чт. «Мир и война: культурные контексты социальной агрессии», М. – СПб., 2010, c. 152-155.

См. об этом: О.С. Нагорная, «Религиозная жизнь российских военнопленных в немецких лагерях в годы Первой мировой войны», Отечественная история, 2008, № 5, c. 225-226.

ГАПК, ф. 146, оп. 1, д. 94, л. 132, 500, 507; ф. 280, оп. 1, д. 2752, л. 410; РГВИА, ф. 1720, оп. 2, д. 161, л. 635; и др.

ГАСО, ф. 643, оп. 1, д. 3995, л. 17 об.

«Отдел официальный», Екатеринбургские епархиальные ведомости, 1915, № 26, c. 351-352.

ГАПК, ф. 65, оп. 3, д. 593, л. 262, 262 об.

РГВИА, ф. 1720, оп. 2, д. 161, л. 419, 422, 697.

ГАПК, ф. 65, оп. 3, д. 593, л. 265, 265 об.

«Распоряжение Святого Синода», Уральская жизнь, 1915, 13 окт.

ГАСО, ф. 183, оп. 1, д. 72, л. 37–38.

Там же.

«Ходатайство пленных чехов», Зауральский край, 1916, 10 июня. По данным, приводимым в «Екатеринбургских епархиальных ведомостях», новоприсоединенных было 25, а не 26 человек (См.: «Отдел неофициальный», Екатеринбургские епархиальные ведомости, 1916, № 26, c. 209-212).

«Чешский хор», Зауральский край, 1916, 3 июля; «Добровольцы-чехи», Там же, 29 июля; «Прощальный привет», Там же, 2 авг.

[Без названия], Уральская жизнь, 1916, 21 авг.

«Переход в православие военнопленных», Правительственный вестник, 1916, 17 июня.

Государственный архив в г. Тобольске, ф. и-152, оп. 27, д. 191, л. 209. См. также: Там же, л. 211 и др.

Haut de page

Первая мировая война и геноцид армян

Массовые зверства и геноцид зачастую совершаются во время войны. Геноцид армян был тесно взаимосвязан с событиями Первой мировой войны на Ближнем Востоке и на российской территории Кавказа. Османская империя участвовала в войне на стороне Центральных держав (Германия и Австро-Венгрия), которые сражались против стран Антанты (Великобритания, Франция, Россия и Сербия).

Во время Первой мировой войны младотурки (партия «Единение и прогресс»), установившие в стране диктатуру, получили возможность реализации своих националистических целей. На фоне существования у Османской империи и Германии общих интересов в силу экономических связей, тесных взаимоотношений в военной сфере и сопоставимых территориальных притязаний для начала войны с Россией, 2 августа 1914 года младотурецкое правительство подписало тайное военное соглашение с правительством Германии и официально вступило в войну на стороне Центральных держав 11 ноября того же года.

Отразив первоначальное российское наступление, османские войска взяли под контроль часть Кавказа (территории современных Армении и Грузии) и стремились к продвижению в Персию (территория современного Ирана). Однако зимой турки потерпели катастрофическое поражение в боях на Кавказе, а также на Суэцком канале, пытаясь вытеснить британцев из Египта. Российские войска вторглись в Османскую империю и заняли восточные провинции Анатолии — Трабзон, Эрзурум и Ван (во всех этих провинциях проживало многочисленное армянское население). В последнюю неделю апреля 1915 года Британия и Франция совершили высадку своих войск на Галлиполийском полуострове с целью заставить Османскую империю выйти из войны.

АРМЯНЕ В ЗОНАХ КОНФЛИКТОВ

Хотя Османская империя являлась преимущественно мусульманским государством, в стране проживало значительное число христиан. В восточных провинциях страны доля христианского армянского населения достигала 45 %.

В связи с началом войны османские военачальники потребовали депортации армян из зоны боевых действий, ссылаясь на то, что армяне представляли собой потенциальную «пятую колонну», которая могла начать действовать в интересах врага (России). Когда страны Антанты, а также США, в то время еще сохранявшие нейтралитет, потребовали от Османской империи объяснений в связи с депортацией армян, османские власти назвали свои действия мерами предосторожности.

В январе 1915 года в ходе Сарыкамышского сражения российские войска нанесли туркам сокрушительное поражение, в результате чего 3-я армия Османской империи потеряла более половины личного состава. Хотя армянские солдаты, воевавшие в рядах 3-й армии, в большинстве своем хранили верность Османской империи и отважно сражались, руководство партии «Единение и прогресс» публично обвинило в поражении при Сарыкамыше предполагаемых армянских предателей.

ПРИНУДИТЕЛЬНЫЙ ТРУД И МАССОВЫЕ УБИЙСТВА НА ФРОНТЕ

Отступая со своих позиций на Кавказе и в Персии в феврале-марте 1915 года, османские власти совершали массовые убийства населения, которое считалось потенциально неверным, в результате чего в целях самообороны некоторые армяне взялись за оружие. Когда в апреле российские войска захватили соответствующие регионы, к ним примкнули некоторые из этих вооруженных группировок. Утвердившись в своем подозрении, что все армяне являются потенциальными предателями, османские военачальники изъяли оружие у подчинявшихся им армянских солдат, сражавшихся на восточном фронте, и принудительно отправили их в трудовые батальоны, где использовали в качестве подневольной рабочей силы.

Когда в апреле и начале мая российская армия приблизилась к границам страны, большинство армянских лидеров потребовали от армянского населения сохранения верности Османской империи и основная масса гражданского населения подчинилась этому требованию. Тем не менее группа вооруженных армян разбила османский гарнизон в Ване и захватила контроль над городом к 18 мая 1915 года, когда русская армия подошла к Вану. Османский режим увидел в этом мятеже подтверждение всеобщей неверности армян.

ПОСЛЕДСТВИЯ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

По условиям послевоенного Севрского мирного договора на северо-западе Анатолии должно было образоваться армянское государство, но новый режим Мустафы Кемаля-паши, принявшего имя «Ататюрк», препятствовал усилиям западных стран по разделу Анатолии. В ноябре 1922 года Ататюрком была провозглашена новая Турецкая Республика, в границах которой страна существует по сей день. В заключенном впоследствии Лозаннском мирном договоре 1923 года между Турцией и странами Антанты отсутствуют какие-либо упоминания об Армении или правах армян.

Хотя после войны состоялось несколько прерванных судебных разбирательств, ни один представитель османских властей или военных не был привлечен к ответственности за совершенные против армян преступления.

Белый карлик и судьба Солнечной системы – аналитический портал ПОЛИТ.РУ

При помощи Очень Большого Телескопа Европейской южной обсерватории ESO астрономы впервые доказали наличие гигантской планеты у белого карлика. Планета обращается вокруг горячего белого карлика на близком расстоянии, отчего она теряет атмосферу, которая образует вокруг звезды газовый диск. Эта уникальная система, возможно, дает представление о том, как в далеком будущем может выглядеть и наша Солнечная система. Результаты исследования опубликованы в журнале Nature, кратко о них сообщает пресс-релиз ESO.

«Это один из тех счастливых случаев, когда открытие делается в результате везения», —  говорит руководитель исследования Борис Гёнзике (Boris Gänsicke) из Уорвикского университета. Его группа обследовала около 7000 белых карликов из Слоуновского цифрового обозрения неба (Sloan Digital Sky Survey). Один из них оказался не похожим на другие. Проанализировав очень слабые изменения светового потока от звезды, астрономы нашли в ее спектре следы химических элементов в таких количествах, в каких они никогда ранее у белых карликов не наблюдались.

Чтобы лучше изучить свойства необычной звезды, обозначающейся WDJ0914+1914, группа наблюдала ее с приемником X-shooter на Очень Большом Телескопе ESO в чилийской пустыне Атакама. Эти наблюдения подтвердили присутствие в спектре белого карлика водорода, кислорода и серы. Исследовав тонкие детали спектра, полученного с приемником ESO «X-shooter», группа обнаружила, что эти элементы находятся в газовом диске, аккрецирующем на белый карлик, а не составляют часть самой звезды. «Нам понадобилось несколько недель очень напряженной работы, чтобы понять, что единственный способ, которым может образоваться такой диск, — это испарение гигантской планеты», — говорит Маттиас Шрайбер (Matthias Schreiber) из университета Вальпараисо.

Зарегистрированные количества водорода, кислорода и серы очень напоминают те, которые обнаруживаются в глубоких слоях атмосферы гигантских ледяных планет, таких как Нептун и Уран. Если бы такая планета обращалась на близком расстоянии от горячего белого карлика, его мощное ультрафиолетовое излучение должно было бы сорвать ее внешнюю атмосферу, и тогда часть этого сорванного газа образовала бы вращающийся диск, аккрецирующий на поверхность белого карлика. Как думают исследователи, именно это они и наблюдают в случае WDJ0914+1914: первую испаряющуюся планету на орбите вокруг белого карлика.

Соединяя данные наблюдений с теоретическими моделями, группа астрономов из Великобритании, Чили и Германии смогла создать более ясную картину процессов, происходящих в этой уникальной системе. Белый карлик имеет малые размеры и очень высокую температуру поверхности: 28 000 градусов Цельсия, что впятеро горячее Солнца. Планета же, напротив, ледяная и большая — как минимум вдвое больше своей звезды. Так как она обращается вокруг горячего белого карлика на близком расстоянии, с периодом обращения всего 10 дней, высокоэнергетическое излучение звезды постепенно сдувает с планеты ее атмосферу. Большая часть газа улетает в пространство, но некоторая часть его стягивается в диск, закручивающийся и вихрем втягивающийся в звезду: каждую секунду на поверхность звезды выпадает 3000 тонн газа. Именно этот диск делает видимой нептуноподобную планету, которая иначе осталась бы скрытой от глаз наблюдателей.

«Это открытие, кроме всего прочего, открывает новую возможность взглянуть на то, как заканчивается судьба планетных систем», — добавляет Гёнзике. Такие звезды, как наше Солнце, в течение большей части своей жизни сжигают в своих недрах водород, из которого они состоят. Когда это горючее заканчивается, звезды раздуваются и превращаются в красные гиганты — их размеры при этом увеличиваются в сотни раз и относительно близкие к ним планеты поглощаются их оболочками. В случае Солнечной системы такая судьба постигнет Меркурий, Венеру и даже Землю — все они примерно через 5 миллиардов лет будут поглощены превратившимся в красного гиганта Солнцем. В конечном итоге солнцеподобные звезды сбрасывают в пространство внешние слои своих атмосфер, и на их месте остаются только их выгоревшие ядра — это и есть белые карлики. У такого остатка звезды всё еще могут существовать планеты. По-видимому, в нашей Галактике существует много таких звездных систем. Но до сих пор ученым еще никогда не удавалось получить свидетельство существования гигантской планеты, пережившей стадию красного гиганта и обращающейся вокруг белого карлика. Экзопланета, обнаруженная у WDJ0914+1914 — звезды, расположенной на расстоянии около 1500 световых лет от нас в созвездии Рака, может быть первой из многих планет такого типа.

Согласно данным исследования, найденная при помощи приемника ESO «X-shooter» экзопланета обращается вокруг белого карлика на расстоянии всего в 10 миллионов километров, то есть 15 солнечных радиусов. При таком радиусе орбиты на стадии красного гиганта она оказалась бы глубоко внутри него. Необычное положение планеты означает, что в некоторый момент после того, как ее материнская звезда превратилась в белый карлик, планета приблизилась к звезде. Астрономы считают, что новая орбита могла быть результатом гравитационных взаимодействий с другими планетами системы, а это значит, что стадию красного гиганта могли пережить и другие планеты этой звезды.

«До недавнего времени очень мало кто из астрономов задумывался о судьбе планет, обращающихся вокруг гибнущих звезд. Открытие планеты, обращающейся на близком расстоянии от выгоревшего звездного ядра, убедительно демонстрирует, как Вселенная снова и снова бросает нам вызов и заставляет выходить за рамки устоявшихся взглядов и идей», — заключает Гёнзике.

проблемы изучения – тема научной статьи по истории и археологии читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

РАЗДЕЛ I.

ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ И АРХЕОЛОГИЯ

Историография, источниковедение и методы исторического исследования

УДК 94(520).032.3/.4

DOI: 10.18384/2310-676X-2018-3-8-18

ЭВОЛЮЦИЯ ОБЩЕСТВЕННЫХ НАСТРОЕНИЙ В РОССИИ 1914-1918 гг.: ПРОБЛЕМЫ ИЗУЧЕНИЯ

Недоступов ЦА.

Московский государственный областной университет 105005, г. Москва, ул. Радио, д. 10А, Российская Федерация

Аннотация. Статья содержит историографический обзор по проблемам эволюции общественных настроений России в годы Первой мировой войны (август 1914 — март 1918 гг.). В статье рассматривается ряд документальных изданий и научных работ, в которых проводится анализ общественных взглядов и настроений, трансформации мировоззрения, идеалов и ценностей социальных и политических групп общества в один из переломных периодов истории России. Анализ источников свидетельствует, что в Первую мировую войну у населения отмечалась неустойчивость в настроениях и их частая смена. Наиболее значимые составляющие мировоззрения населения (такие как: патриотическая позиция и основы государственной идеологии) подверглись трансформации в военные годы. Начало Первой мировой войны происходило в период духовного подъема и национального объединения, однако, через определенное время патриотические настроения сошли на нет.

Ключевые слова: Первая мировая война, эволюция настроений, мировоззрение.

EVOLUTION OF PUBLIC MOODS IN RUSSIA 1914-1918: PROBLEMS OF STUDYING

D. Nedostupov

Moscow Region State University

10A, Radio Street, Moscow, 105005, the Russian Federation

© CC BY Недоступов Д.А., 2018.

w

Abstract. The article contains a historiographical review on the problems of evolution of the public mood in Russia during the First World War (August 1914 — March 1918). The article examines the series of documentary publications and research papers where the analysis of public opinion and attitudes, transformation of worldview ideals and values of social and political groups in the society during one of the crucial periods of Russian history. The analysis of the sources shows that in the First World War the population showed some instability in the mood and their frequent change. The most significant components of the worldview of the population (such as patriotic position and the basis of the state ideology) underwent certain transformation during the war years. The beginning of the First World War occurred in a period of spiritual uprise and national unity. However, after a certain time, the patriotic sentiments came to naught.

Key words: the First World War, the evolution of mood, outlook.

Историческое сообщество классифицирует период Первой мировой войны как переломный этап в российской и мировой истории. В России ход войны был сопряжен с трансформацией общественных взглядов, политического строя, ценностных ориентиров, экономического уклада общества. Ход войны изменил привычный быт населения, повлиял на течение повседневной жизни народа, в том числе и в тыловых городах, что существенно отразилось на представлениях обывателей о своей роли и месте в резко меняющихся обстоятельствах. Первая мировая спровоцировала ряд серьезных сдвигов в общественных настроениях, изменила мировоззрение социальных групп населения страны.

Оценивая масштабы и последствия Первой мировой войны, можно сказать, что во всей предшествующей истории человечества ей не было равных. В войну, продолжавшуюся 4 года, были вовлечены 38 государств, общая численность населения которых достигла 1,5 млрд. человек, т.е. три четверти мирового населения на тот период времени [5, с. 5]. Двенадцать держав, включая Российскую империю, сражались на стороне Антанты. В ходе войны на территории Российской

империи было мобилизовано 16 млн. человек, что составило практически половину мужского трудоспособного населения [9, с. 427].

Для Российской империи ключевым мотивом вступления в Первую мировую войну стал вопрос о защите славянских народов, живущих на Балканах. Эти обстоятельства, а также претензии России на черноморские проливы и Константинополь, в целом одобрялись большинством населения страны и давали мощный стимул к продолжению борьбы. Волна патриотизма, рост антинемецких настроений — основная тенденция, которая была характерна для начального этапа войны. Наглядным свидетельством является эпизод, когда в августе 1914 г. толпа россиян ворвалась в здание немецкого посольства и разгромила его [8, с. 311].

В.Н. Виноградов, известный отечественный историк, специалист по Первой мировой войне, в своем научном труде, посвященном 90-летней годовщине начала войны, утверждает, что никто из участников войны не был достаточно подготовлен к четырехлетней бойне [2, с. 16].

Согласно общей оценке историков, в ходе войны наблюдается патриотический подъем, который охватил всю

территорию страны и все ее социальные страты, начиная от царствующей династии Романовых и вплоть до низших слоев населения. А.Ф. Керенский в своих воспоминаниях отмечал: «В 1914 г. народ сразу расценил конфликт с Германией как свою кровную войну, когда на карту была поставлена судьба России» [10, с. 164].

В российской историографии история Первой мировой вплоть до начала XXI в. по большей части была представлена такими научными трудами, в рамках которых проводился анализ и давалась оценка преимущественно стратегической, социально-экономической, военно-политической и оперативно-технической составляющих. Историческое сообщество рассматривало данное событие в основном как формирование предпосылок социалистической революции. Только в последующие годы ситуация изменилась. Цель данной статьи — рассмотреть круг исследований последних лет, раскрывающих эволюцию общественных настроений в России в годы Первой мировой войны.

Особую актуальность и значимость в контексте поднятой проблематики имеет документально-аналитическое издание: «Первая мировая война в оценке современников: власть и российское общество. 1914-1918», под редакцией доктора исторических наук В.В. Журавлёва [9]; а также ряд диссертационных исследований: «Отражение общественных настроений в российской периодической печати 1914 — февраля 1917 гг.» кандидата исторических наук Т.А. Белогуровой [1]; «Первая мировая война в восприятии крестьян» кандидата исторических наук В.В. Крайкина [7]; «Динами-

ка массовых настроений в российской провинции в период Первой мировой войны: на примере Пензенской, Самарской и Симбирской губерний» кандидата исторических наук А.А. Казанцева [6].

В предисловии к 1-му тому документального издания «Первая мировая война в оценке современников: власть и российское общество. 19141918» В.В. Журавлёв отмечает: «Для России Первая мировая война стала не только предвестником, но и мощным детонатором роковых событий 1917 года. Спровоцированный тяготами этих ненастных лет «девятый вал» революционной волны не остановился на том, что смёл с лица российской земли устои самодержавной власти, еще несколько лет назад казавшиеся незыблемыми. Он пошел дальше, круша вековые основы, традиционный уклад как государственной, так и народной жизни. И завершившись в итоге другой войной, еще более страшной и кровопролитной для страны — войной Гражданской» [9, с. 6]. Составители 1 тома данного труда стремились, прежде всего, представить комплекс документов, раскрывающих тему человека в условиях военного времени, показывающих, как менялось его отношение к войне.

В диссертации Т.А. Белогуро-вой рассмотрена эволюция процесса восприятия войны населением Российской империи в периодических изданиях. В таких его аспектах, как решение польского вопроса, рост общественного понимания необходимости оказания помощи фронту, реакция населения на рост цен, дефицит продовольствия и товаров как проявление системного кризиса в стране.

По мере удаления во времени от момента окончания войны в науке и обществе ослабевает интерес к событиям того периода. Современник войны и революции социолог П.А. Сорокин утверждал: «Вопрос о причинах данной войны возник одновременно с самой войной и с тех пор продолжает усиленно обсуждаться. Если в первое время даны были кое-какие творческие попытки серьёзно исследовать и серьёзно решить этот вопрос, то в последующее время, особенно за дни революции, у нас и постановка вопроса, и его решение значительно упростились» [13, с. 27]. Действительно, на протяжении десятилетий по большей части давался суженный, упрощенный анализ всех последствий и проявлений этого события, одного из важнейших в истории нашей страны.

На текущий момент интерес к проблеме «Первая мировая война в человеческом измерении» возродился. Она рассматривается как одно из перспективных направлений научных исследований, что требует переосмысления огромного перечня уже известных исторических источников, вовлечения в научный оборот новых [3].

Т.А. Белогурова справедливо отмечает: «Можно утверждать, что исследования массовых представлений и настроений людей, социальных групп по важнейшим для общества проблемам, проявившимся в рассматриваемый период в России, являются актуальными для современной истории. Это делает возможным более глубоко реконструировать совокупность их духовных ценностей и моральных норм, особенности национального самосознания народа, его массовой психологии в определенную эпоху» [1, с.6].

Трансформация приоритетов, ценностей в сознании россиян произошла как одно из следствий нарушения принципа справедливого несения всеми слоями общества тягот войны. Сдвиги в мировоззрении общества свидетельствовали о кризисе отношения к власти в связи с ухудшением материально-бытовых условий жизни, что провоцировало рост революционного настроя общества в 1917 г.

Анализируя комплекс вводимых в оборот новых источников, можно воссоздать эволюцию общественных настроений в годы Первой мировой войны различными социальными слоями России, что, в свою очередь, может стать частью истории России в один из сложнейших её периодов. Ряд современных историков в качестве основы периодизации процесса трансформации отношения российского населения к войне используют хронологию, выдвинутую О.С. Поршневой в своей докторской диссертации [11]. Ключевые этапы хронологии Первой мировой как они представляются сегодня, приведены ниже.

1. Начальный период, который характеризуется восприятием войны как оборонительной, справедливой, когда в обществе прослеживается патриотический подъем.

2. Этап отступления российской армии весной-летом 1915 г., когда были выявлены просчеты, допущенные в процессе военной подготовки, что подорвало доверие к царизму, привело к корректировке образа войны. Вместе с тем события весны 1915 г. (март) по итогам взятия Перемышля оцениваются историками как второй всплеск волны патриотизма, хотя определенная доля рабочих не принимает участия в патриотических манифестациях.

3. Начиная с осени 1915 года население руководствовалось в основном социальными мотивами, которые диктовались необходимостью выживания в сформировавшейся экономической ситуации, под воздействием которой проявлялась психологическая усталость населения от войны. В среде рабочего класса, однако, еще теплилось представление о том, что война не повлияет на его жизненный уклад.

4. С весны 1916 г. прослеживается скептицизм по отношению к военным лозунгам, таким, как: «До победного конца!»; апатичность в тех слоях населения, которые в начале войны испытали стихийный инстинктивный всплеск патриотизма. Предпосылки социального взрыва становятся все более очевидными.

Итак, в период с лета по осень 1914 г. отмечается непродолжительный период, когда российское общество консолидируется вокруг идеи монархизма, его исторической миссии, касающейся освобождения братских славянских народов. От монарха ожидалось разрешение внутриполитических проблем, что считалось в обществе справедливым вознаграждением за военную службу. С учетом имеющихся условий масштабный всплеск патриотизма в период начала войны было не сложно спрогнозировать.

В период проведения мероприятий по мобилизации в российских губерниях не было зафиксировано случаев антивоенных выступлений. Все возникающие конфликты имели либо экономическую, либо документальную (ошибки в датах сборов) подоплеку.

В вышеупомянутой диссертации В.В. Крайкина рассмотрено положение крестьянства Орловской губернии в

период Первой мировой войны, его отношение к данному историческому событию. Специальное внимание уделяется эволюции взглядов крестьянства на основные явления повседневной жизни, в частности, восприятие политики царской власти, трансформация взглядов солдат на ход войны в период осень 1915-1917 гг. и формирование образа врага в сознании крестьян.

В.В. Крайкин полагает, что для современного общества Первая мировая война остается в какой-то степени неизвестной. Столетний период после окончания войны не создает барьеров для исследований, касающихся малоизученных сторон данной войны. В.В. Крайкин предпринял попытку выявить основополагающие факторы, предопределившие изменения духовно-психологического облика крестьян, что потребовало анализа реакций крестьян и солдат на происходившие события. Автор заключает, что ход войны, в которой была захвачена часть территорий Российской империи, определенным образом внес коррективы в судьбы людей, преимущественно крестьян. Империалистическая война явилась катализатором в эволюции крестьянского сознания, что повлекло ряд драматических событий.

Мировоззренческая позиция крестьян характеризуется как неоднозначная и подверженная изменениям на различных этапах войны. Здесь отметим, что в период конца 1914 — начала 1915 гг. (начальный этап) крестьянство выступало единым фронтом, восприняв войну с энтузиазмом. Наиболее ярким примером воодушевления крестьян является проведение многочисленных патриотических манифестаций, шествий и молебнов с пор-

третами царя, резкий рост спроса на периодические издания, освещавшие ход войны. С конца 1915 г. на примере Орловской губернии прослеживается классовое расслоение крестьян — выделение зажиточного слоя, стремящегося избежать военной мобилизации.

В диссертации А.А. Казанцева «Динамика массовых настроений в российской провинции в период Первой мировой войны: на примере Пензенской, Самарской и Симбирской губерний» специальное внимание уделено возрастанию антимонархических настроений в сельской местности, политическим идеалам военного времени, деятельности российских партий и трансформации социальных представлений солдатской массы. Автор рассматривает Первую мировую войну как национальную трагедию. Эволюция массовых настроений во многом трансформировалась в проблему взаимоотношений между властью и социумом, являя собой метаморфозу политического идеала в сознании общественности.

В начале XX в. монархизм продолжал рассматриваться как фундамент социальных представлений о власти. Русским народом монархия воспринималась как часть нравственного идеала, основу которого формировала глубокая религиозность населения. Время, однако, требовало трансформации условий, необходимых для сохранения авторитета монархического строя. В 1913 г., в канун празднования 300-летнего юбилея династии Романовых положение о монархе как воплощении религиозно-нравственных идеалов народа пополнило арсенал консервативной идеологии в виде инструмента воздействия на массы.

Парадоксально, но факт: именно потому, что вера в царя-избавителя порождалась спецификой российской ментальности, она так быстро уступила место в массовом сознании убеждению, что верховная власть никогда не согласится на отчуждение помещичьей земли в ответ на самопожертвование народа во имя царя и Отечества. Неся возросшие мобилизационные обязанности, крестьяне выполняли и другие повинности, связанные с обеспечением армии. На почве же обострившейся нужды и хронического малоземелья недовольство крестьян политикой, ассоциировавшейся с действиями верховной власти, становится особенно заметным. За какие-то три года российская деревня прошла путь от восторженного верноподданнического ликования и надежд на землю до открытого и порой непристойного повсеместного и огульного «хуления» императора и его семьи.

Уже на начальном этапе войны, в сравнении с довоенным периодом, отмечается определенная метаморфоза в восприятии обществом монархической идеи. С учетом нарастания трудностей, обусловленных тяжестью военного времени, в сознаниях масс возрастала уверенность в неспособности самодержавия эффективно противостоять в борьбе с проявлениями системного кризиса. Ослабление авторитета царской власти, ее беспомощность обусловили девальвацию монархических ценностей, разрушение в целом системы патернализма.

Уже участниками и современниками тех событий было положено начало изучения массовых настроений в российском обществе эпохи Первой мировой войны. Особо выделялся и

подчеркивался в публицистических работах того времени феномен монархии, оценка которого была представлена в контексте изменений его интерпретации различными социальными группами. В этой связи Н.А. Захаров полагал, что психологическое состояние общественности, подверженное влиянию пропаганды, является фактором, обусловливающим систему государственного строя, и утверждал, что «понятие самодержавие не исчезло в народном сознании», а только «видоизменилось и приняло в лице отдельных своих частей своеобразную форму» [4, с. 294].

Солдаты российской амии уже в 1915 г. утратили веру в победу, их все больше захватывала пацифистская пропаганда различных сил левой направленности. Ярким свидетельством этому служат отрывки солдатских писем военного периода Первой мировой войны:

«Немец укрепил свои позиции и сидит в окопах, как барин говорит русским — не подходи близко; дела наши некрасивы, даже очень плохи, ужас надоело так страдать и мучиться на свете; живем на земле тоже очень плохо, нет на душу полоски земли, а у помещиков — глазом не окинешь, будто только для них одних Бог сотворил землю, наш брат мужик, крестьянин, солдат обижен. В победу твердо не нужно верить, всем известно, что у нас единения нет и думать не нужно внутри России, что у немца нет ничего, а нам, защитникам родины, варят 3 фунта грибов на 250 человек» [12, с. 109].

И еще:

«Если строго рассудить, то класть свою голову за то, что другие набивают карманы, за то, что на каждом шагу

измена, и в такую войну стремиться на фронт, быть патриотом глупо» [12, с. 111].

* * *

Современные историографические представления об эволюции общественных настроений в стране в исследуемый период выглядят нижеследующим образом. Война для России начиналась именно как Отечественная, подъем патриотизма был колоссальным. Известны случаи, когда в провинции сборщики пожертвований фронту набирали мешок дамских драгоценностей и денег за один (!) вечер в одном зале. Другое дело, что через пару лет такой мучительной войны проходит любой патриотический угар, а тем более в России, оказавшейся на грани развала. Несмотря на то, что Российская империя вошла в войну на волне духовного подъёма и объединения, получившие дальнейшее развитие социальные противоречия через некоторое время свели на нет патриотическую составляющую массовых настроений.

В 1914 г. настроения российского общества с полным основанием можно назвать «эйфорическими». Эйфория была связана с тем, что официальная пропаганда Российской империи преуменьшала возможные последствия конфликта и военную мощь «тройственного союза».

Анализ источников и исследований последних лет свидетельствует, что рубеж 1915-1916 гг. был переломным в мировоззрении всех социальных групп Российской империи в отношении восприятия образа царя. В период 1915-1916 гг. в массах прослеживается нарастание раздражения политикой властей, которые, по мнению общественности, не в полной мере ис-

пользовали ресурсный потенциал, чем затягивали исход войны. Примером служит письмо, датируемое 1916 г., одного из рабочих Петроградского Пути-ловского завода:

«Война надоела всем, но есть люди, которые благодаря такому несчастью получают огромные оклады и ни за что

— медали, кресты и проч. награды, а от боев находятся в нескольких десятках верст. У тех одна мечта, как бы дальше продлилась война. А ведь много народу взято и теперь, я думаю, по улицам одни бабы разгуливают, да старики и калеки, а здоровых мужчин нет» [14, с. 113].

Трансформация мировоззрения, идеалов и ценностей, в свою очередь, побуждала российское общество к социальной и политической активности. Самодержавие, выпустившее из рук политическую инициативу, проявившее слабость и бессилие в деле управления социокультурными процессами, стало расцениваться современниками как анахронизм. Обострившиеся политические противоречия вписывались в общий контекст экономического, социального и идейного противостояния народных масс и власти.

Отторжение обществом самодержавного режима и потеря личной мотивации верноподданнических чувств породили ценностно-идеологический дефицит, возникла потребность в новом идеале, более подходящим к конкретным историческим условиям. Нарастающее раздражение в обществе, возросшая активность политических партий левого и радикального толков

— все это в конечном итоге привело к революции 1917 года.

Для России Первая мировая война стала серьезным дестабилизирующим фактором, существенно повлиявшим

на развитие революционной ситуации в стране и вызвавшим последующую Гражданскую войну.

«Страна гибнет, катастрофа неминуема, участь революции решена, никакого просвета не видно» [14, с. 523].

Член ЦК партии кадетов и известный публицист А. Тыркова характеризует всю безысходность конца 1917 г. так: «…Самый жуткий, самый унизительный их всех страхов — страх человека перед человеком. Кто же опять сделает их гордыми и свободными? Кто снова зажжет в них детскую радость, которая светилась в февральские дни?» [14, с. 548-549].

«Отторжение» на десятилетия из исторической памяти страны Первой Мировой войны можно объяснить рядом причин. Во-первых, эта война изначально была «не такая отечественная», как, например, война 1812 г. Россия вступила в войну формально из-за конфликта Сербии с Австро-Венгрией, причем первым действием наших войск был атакующий маневр.

Во-вторых, эта война закончилась для России поражением, причем -уникальный случай — мы проиграли проигравшей Германии. Абсолютно унизительный Брест-Литовский мир, подписанный большевиками, оставил в исторической памяти чувство стыда.

В-третьих, после войны в России произошла революция, а затем и Гражданская война, что оставило более глубокий след в истории нашей страны.

В чем это выражалось?

1) Поражение в Первой мировой войне, послужившее одной из причин деградации и распада Российской империи, не могло вписаться в имперскую идеологию советского режима. Имперская идеология и мифология

подразумевает исключительно победы великой страны.

2) Советская идеология не могла вписать страницы истории Первой мировой войны в официальную историографию, потому что Ленин, большевики вынесли этой войне приговор — империалистическая, буржуазная, захватническая. В связи с этим Советская Россия предпочла не хранить в памяти и не гордиться событиями и героями тех лет. Они были чужды советской мифологии. Память о них уничтожалась, их стыдились.

Автор считает, что «стёртая» память о Первой мировой войне в исто-

рической памяти россиян — своего рода «защитная реакция» общественного сознания. Нельзя бесконечно «зависать» на рефлексии неудач, необходимо двигаться дальше. Для России эта рефлексия имела характер не просто анализа и осмысления, она была деятельной. Общество в массе своей отвергло прежний общественно-политический порядок и одно из его порождений — Первую мировую. Разбираться в сложных, неоднозначных и драматических ее хитросплетениях предстояло будущим поколениям.

Статья поступила в редакцию 22.03.2018

ЛИТЕРАТУРА

1. Белогурова Т.А. Отражение общественных настроений в российской периодической печати 1914 — февраля 1917 гг.: дис. … канд. ист. наук. Брянск, 2006. 240 с.

2. Виноградов В.Н. Забытая мировая война // Аргументы и факты. 2004. № 29. С. 16.

3. Журавлёв В.В. Первая мировая война в человеческом измерении: власть и общество // Россия XXI. 2014. № 2. С. 62-95.

4. Захаров Н.А. Система русской государственной власти. Юридические исследования. Новочеркасск: Электротип. Ф. Туликова, 1912. 324 с.

5. История первой мировой войны 1914-1918 гг. / Под ред. И.И. Ростунова: в 2-х т. Т. 1. М.: Наука, 1975. 670 с.

6. Казанцев А.А. Динамика массовых настроений в российской провинции в период Первой мировой войны: на примере Пензенской, Самарской и Симбирской губерний: дис. … канд. ист. наук. Пенза, 2005. 272 с.

7. Крайкин В.В. Первая мировая война в восприятии крестьян.: дис. … канд. ист. наук. Брянск, 2009. 239 с.

8. Масси Р. Николай и Александра. СПб.: Амфора, 2012. 639 с.

9. Первая мировая война в оценке современников: власть и российское общество (1914-1918 гг.): в 4-х т. Т. 1. Эволюция взглядов / Отв. ред. В.В. Журавлев. М.: Политическая энциклопедия, 2014. 636 с.

10. Первая мировая война и российское общество. Ярославль: ЯрГУ, 2007. 340 с.

11. Поршнева О.С. Менталитет и социальное поведение рабочих, крестьян и солдат России в период Первой мировой войны, 1914 — 1918 гг.: дис. … док. ист. наук. Екатеринбург, 2000. 359 с.

12. Революция 1917 года глазами современников: в 3-х т. Т. 3: Октябрь 1917 г. — январь 1918 / Ред.-сост. В.В. Журавлев. М.: Политическая энциклопедия, 2017. 663 с.

13. Сорокин П.А. Заметки социолога. Социологическая публицистика. СПб.: Алетейя, 2000. 310 с.

REFERENCES

1. Belogurova T.A. Otrazhenie obshchestvennykh nastroenii v rossiiskoi periodicheskoi pechati 1914 — fevralya 1917 gg.: dis. … kand. ist. nauk [A reflection of public sentiment in the Russian periodical press 1914 — February 1917: abstract of thesis. Cand. Hist. Sciences]. Bryansk, 2006. 240 p.

2. Vinogradov V.N. [Forgotten world war]. In: Argumenty i fakty, 2004, no. 29, pp. 16.

3. Zhuravlev V.V. [World War I in human dimension: power and society]. In: Rossiya XXI, 2014, no. 2, pp. 62-95.

4. Zakharov N.A. Sistema russkoi gosudarstvennoi vlasti. Yuridicheskie issledovaniya [The system of the Russian state power. Legal research]. Novocherkassk, Elektrotip. F. Tunikova Publ., 1912. 324 p.

5. Istoriya pervoi mirovoi voiny 1914-1918 gg. / Pod red. I.I. Rostunova: v 2-kh t. T. 1 [The history of the First World War, 1914-1918 / ed. by I. I. Rotanova: in 2 v. Vol. 1]. Moscow, Nauka Publ., 1975. 670 p.

6. Kazantsev A.A. Dinamika massovykh nastroenii v rossiiskoi provintsii v period Pervoi mirovoi voiny: na primere Penzenskoi, Samarskoi i Simbirskoi gubernii: dis. … kand. ist. nauk [Dynamics of mass attitudes in the Russian province in the period of the First World War: the example of Penza, Samara and Simbirsk provinces: thesis Cand. Hist. Sciences]. Penza, 2005. 272 p.

7. Kraikin VV Pervaya mirovaya voina v vospriyatii krest’yan.: dis. … kand. ist. nauk [The First World War in the perception of the peasants.: thesis Cand. Hist. Sciences]. Bryansk, 2009. 239 p.

8. Massi R. Nikolai i Aleksandra [Nicholas and Alexandra] Nicholas and Alexandra. SPb., Am-fora Publ., 2012. 639 p.

9. Pervaya mirovaya voina v otsenke sovremennikov: vlast’ i rossiiskoe obshchestvo (19141918 gg.): v 4-kh t. T. 1. Evolyutsiya vzglyadov / Otv. red. V.V. Zhuravlev [The First World War in the assessment of its contemporaries: the government and the Russian society (19141918): in 4 v. Vol. 1. The evolution of attitudes / Ed. edited by V. V. Zhuravlev]. Moscow, Politicheskaya entsiklopediya Publ., 2014. 636 p.

10. Pervaya mirovaya voina i rossiiskoe obshchestvo [The First World War and the Russian society]. Yaroslavl, YArGU Publ., 2007. 340 p.

11. Porshneva O.S. Mentalitet i sotsial’noe povedenie rabochikh, krest’yan i soldat Rossii v period Pervoi mirovoi voiny, 1914-1918 gg.: dis. … dok. ist. nauk [The mentality and social behavior of workers, peasants and soldiers of Russia during the First World War, 1914-1918: thesis … Doc. Hist. Sciences]. Ekaterinburg, 2000. 359 p.

12. Revolyutsiya 1917 goda glazami sovremennikov: v 3-kh t. T. 3: Oktyabr’ 1917 g. — Jan. 1918 g. [The revolution of 1917 through the eyes of contemporaries: in 3 v. Vol. 3: Oct. 1917 — Jan. 1918] / Ed.-comp. V. V. Zhuravlev. M., Politicheskaya entsiklopediya Publ., 2017. 663 p.

13. Sorokin P.A. Zametki sotsiologa. Sotsiologicheskaya publitsistika [Notes of a sociologist. Sociological journalism]. SPb., AleteiyaPubl., 2000. 310 p.

ИНФОРМАЦИЯ ОБ АВТОРЕ

Недоступов Дмитрий Александрович — аспирант кафедры новейшей истории России Московского государственного областного университета; e-mail: nedostupovd@rambler.ru

INFORMATION ABOUT THE AUTHOR

Dmitry A. Nedostupov — post-graduate student of the Department of the Newest History of Russia, Moscow Region State Universtity; e-mail: nedostupovd@rambler.ru

ПРАВИЛЬНАЯ ССЫЛКА НА СТАТЬЮ

Недоступов Д.А. Эволюция общественных настроений в России 1914-1918 гг.: проблемы изучения // Вестник Московского государственного областного университета. Серия: История и политические науки. 2018. № 3. С. 8-18. DOI: 10.18384/2310-676X-2018-3-8-18

FOR CITATION

D. Nedostupov. Evolution of public moods in Russia 1914-1918: problems of studying. In: Bulletin of Moscow Region State University. Series: History and Politic Sciences, 2018, no. 3, pp. 8-18. DOI: 10.18384/2310-676X-2018-3-8-18

Vjay

Где встречаются страх и оружие

«Украинское черное наступление дэт / дум-метал 1914 года продолжает отражать ужасающие истории Первой мировой войны, судьбы ее солдат, их смерть, страх и подвиги, которые нельзя забывать, и раскрыть свой новый опус, Где Fear and Weapons Meet, 22 октября, на лейбле Napalm Records. Его одиннадцать треков чистой исторической резкости являются продолжением второго альбома группы The Blind Leading the Blilnd (2018) и дебютного альбома Eschatology of War (2015). высоко оцененные критиками, и создают сложное разнообразие чрезвычайно брутального черненого дэт-метала с акцентом на драматические и реалистичные звуковые ландшафты и тревожные мелодии, приправленные приближениями отстоя и гибели!

В отличие от их предыдущих работ, «Где встречаются страх и оружие» не о смерти, а о жизни.Большинство героев и главных героев песен пережили войну, стали героями и наконец вернулись домой. Даже на обложке альбома подчеркивается это: раненый, контуженный и истекающий кровью, единственный выживший после атаки щитом протягивает руку до смерти, молясь в агонии, но смерть не забирает его. Он заслуживал жизни, и смерть дала ему жизнь. Тексты песен, наполненные обширными знаниями, повествуют о судьбах людей, которые иллюстрируют жестокость войны и бесчисленное множество других историй. 1914 начинают свое третье предложение с вступлением «War In», завершившимся финальной «War Out», и сразу же создают общую нить с предыдущими записями.«War In» — это оригинал самой известной сербской песни периода Великой войны «Тамо Далеко». Как и Первая мировая война, альбом начинается в Сербии и продолжается на первом треке, написанном предполагаемым Гаврило Принципом, который убил австрийского эрцгерцога Франца Фердинанда и его жену 28 июня 1914 года в Сарево и вызвал начало Первой мировой войны.

Далее происходит интенсивный, глубокий анализ исторических событий, таких как, например, битва при Вими-Ридж, позорные страницы истории Британской империи в треке «Coward» с участием Саши Буля (Me And That Man), Битва за Мессин в «Огненных столпах» и пехотный полк «Гарлемские бойцы ада» в «Не наступай на меня».В массиве «… и крест теперь отмечает его место» с участием вокалиста Paradise Lost Ника Холмса рассказывается о смерти рядового А.Г. Харрисона, погибшего в бою 20 мая 1918 года, и о его матери, услышавшей ужасные новости о ней. сын никогда не вернется. Чтобы изобразить историю наиболее достоверно, в 1914 году использовался текст из оригинального письма того времени, без каких-либо серьезных изменений.

Аутентичные силы, такие как образцы окружающей звуковой войны, переносят эти истории еще дальше в настоящее и делают там, где страх и оружие встречаются, еще одним очень интенсивным и глубоким продуктом, который принесет 1914 году даже более высокую оценку, чем уже приписывают пятерке.»

28 июня 1914 г. | Национальный музей и мемориал Первой мировой войны


Сараево, Босния и Герцеговина


Сегодня, около 11 часов утра, на углу улицы в центре города раздались два выстрела, смертельно ранив эрцгерцога Франца. Фердинанд, наследник престола Австро-Венгерской империи, и Софи, герцогиня Гогенберг, его жена. Задержан подозреваемый, 19-летний боснийский серб по имени Гаврило Принцип. Утверждается, что Принцип связан с сербским националистом Общество «Черная рука», которое, как сообщается, связано с сербским правительством, приверженное объединению Боснии с Сербией.

Более раннее покушение на эрцгерцога было совершено около 10:15 утра, когда другой подозреваемый, боснийский серб по имени Неделько Кабринович, бросил бомбу в кортеж императоров, направлявшийся к приемной в мэрии Сараево.

По-видимому, помимо Принципа было шесть заговорщиков, которые были вооружены бомбами и пистолетами, у каждого из которых была капсула с цианидом.

Охрана кортежа оказалась ограниченной; солдаты не использовались, хотя около 70 000 человек расквартированы недалеко от города.Полицейских насчитывалось всего 120 человек на маршруте процессии протяженностью четыре мили. Перед мероприятием один из полицейских заявил, что «меры безопасности 28 июня будут в руках Провидения».

Эрцгерцог в качестве генерального инспектора австро-венгерских вооруженных сил посетил Боснию для наблюдения за военными маневрами.

Официальное расписание эрцгерцога Франца Фердинанда и Софи, герцогини Гогенбургской


в Сараево, Босния, 28 июня 1914 г. 9:50 — Прибытие поездом из Илиджи, Босния, от вокзала на машине до Ратуши
10: 10-10: 30 а.м. — Посещение ратуши
10: 40-11: 40 — Откройте и осмотрите новый Государственный музей
12:00 — 14:00 — Обед, затем возвращение на станцию ​​



Печать
Черная рука
Механизм

Черная рука

Тайное общество под названием Ujedinjenje ili Smrt («Союз или смерть») было основано в Белграде как продукт более старой сербской националистической группы: «Народна одбрана». Черная Рука взяла на себя работу старой группы по антиавстрийской пропаганде в Сербии, которая включала саботаж, шпионаж и политические убийства за границей. — особенно в провинциях, которые Австро-Венгрия хотела аннексировать.В состав группы входило множество радикалов, правительственных чиновников, профессионалов и армейских офицеров. Когда стало известно, что наследник австрийского престола Франц Фердинанд должен был посетить Сараево в июне 1914 года, Черная Рука решила убить его из-за предполагаемой угрозы независимости Сербии. Были набраны, обучены и экипированы трое молодых боснийцев: Гаврило Принцип, Неджелко Кабринович и Трифко Грабез, которые позже добавили дополнительных заговорщиков.

Продолжите знакомство с этим событием на онлайн-выставке музея
Дом до падения листьев

Завихрение — художественный термин | Тейт

Wyndham Lewis
Мастерская c.1914–15
Tate
© Wyndham Lewis и поместье г-жи G A. Wyndham Lewis с любезного разрешения Wyndham Lewis Memorial Trust (зарегистрированная благотворительная организация)

Группа была основана художником, писателем и полемистом Уиндемом Льюисом в 1914 году. Их единственная групповая выставка прошла в Лондоне в следующем году. Vorticism был запущен выпуском (двух) журнала Blast , который содержал, среди прочего, два агрессивных манифеста Льюиса, «взорвавшего» то, что он считал изнеженным британским искусством и культурой, и провозгласил эстетику вортицизма: «Новое Вихрь проникает в самое сердце Настоящего — мы создаем Новую Живую Абстракцию ».

В живописи вортицистов кубистическая фрагментация реальности сочетается с резкими образами, полученными из машины и городской среды. По сути, это был британский эквивалент футуризма, хотя и с доктринальными различиями, и Льюис был глубоко враждебен футуристам. Другими художниками, участвовавшими в группе, были Лоуренс Аткинсон, Джессика Дисмор, Катберт Гамильтон, Уильям Робертс, Хелен Сондерс, Эдвард Уодсворт и скульпторы сэр Джейкоб Эпштейн и Анри Годье-Бжеска. Дэвид Бомберг формально не входил в состав группы, но проделал большую работу в аналогичном стиле.

Первая мировая война положила конец завихрению, хотя в 1920 году Льюис предпринял краткую попытку возродить его с помощью Группы X. Ужасы войны вызвали отказ от авангарда в пользу традиционного искусства, известного как возвращение. заказать.

Извещение филиалам, 1914 г. | Центр наследия NatWest Group

Этот небольшой листок бумаги незаметно инструктирует менеджеров держать свои отделения закрытыми еще на три дня после августовских выходных 1914 года.Нет объяснения, почему это происходило; нет никаких указаний на то, что для британцев эти три дня ознаменовали конец очень напряженной недели и начало четырех чрезвычайно трудных лет. Нам нечего сказать, если мы еще не знали, что это было началом Первой мировой войны.

Австрия объявила войну Сербии в предыдущую среду. Страх перед общеевропейским конфликтом мгновенно дестабилизировал финансовые рынки. Инвесторы бросились продавать ценные бумаги в пользу наличных, подавляя мировые фондовые биржи и заставляя их закрыться.Лондонская фондовая биржа закрылась в пятницу, и биржевые маклеры, брокеры, дисконтные и принимающие дома также прекратили операции, в результате чего большинство банковских активов фактически заморожено. С другой стороны, клиентские депозиты оставались в значительной степени погашаемыми до востребования и в шесть раз превышали доступные ликвидные активы банков.

Еще до закрытия фондовой биржи газеты ожидали, что произойдет, и сообщали, что ожидается массовый набег на банки. Началась паника, клиенты выстраивались в очередь, чтобы обменять банкноты и остатки на счетах на золото.Один лондонский банк закрылся под давлением, и всем банкам были разосланы инструкции, чтобы защитить свои золотые резервы и, где это возможно, противостоять любому ненормальному снятию средств. Правления большинства банков собирались ежедневно, чтобы следить за развитием ситуации.

Пока банки были закрыты, Казначейство приняло меры

Казначейство увидело, что единственный способ предотвратить кризис — это выиграть время. Следующий понедельник должен был быть выходным днем, и правительство объявило, что он будет продлен до четверга.Этим распечатанным уведомлением Williams Deacon’s Bank уведомил свои отделения о закрытии. В рукописной заметке добавлено, что персонал должен входить в обычном режиме. Они продолжали бы проверять заработную плату и удовлетворять потребности клиентов, испытывая серьезные затруднения, хотя никаких записей в бухгалтерских книгах делать нельзя. Двери филиалов «не должны оставаться открытыми, а в лучшем случае просто приоткрытыми в присутствии посыльного или клерка».

Пока банки были закрыты, Казначейство приняло меры. Он организовал выпуск казначейских билетов и объявил мораторий на платежи.Банковская ставка была снижена. Между тем, правительство объяснило общественности, что они тоже могут помочь, оставив деньги в банках. Комбинация мер сработала; когда банки снова открылись, не было никакого пробега. Фактически, некоторые отделения даже сообщили о резком увеличении вкладов клиентов, желающих внести свой вклад в дело патриотизма. Не в первый и не в последний раз внутренние банки Великобритании были спасены вмешательством правительства.

1914 Авангард на войне

Обзор
Великий ретроспективный взгляд на юбилейный год Из-за технологического и материального развертывания, выходящего за рамки человеческих возможностей, Первая мировая война считается «основной катастрофой двадцатого века», столетием. который достиг бы своего морального низа в нацистской политической программе тотальной войны и истребления.Но миры, рухнувшие в 1914 году в результате конфликта с участием семидесяти миллионов солдат в Европе, Африке и Азии, который стоил жизни семнадцати миллионам человек, уже стали хрупкими за несколько лет до этого; ряд писателей, музыкантов и художников давно устали от этих миров и, как и многие их соотечественники, положительно отметили начало военных действий. Франц Марк, в соответствии с бесчисленными высказываниями своих современников, резюмировал этот дух следующим образом: «В нашу эпоху великой борьбы за новое искусство мы сражаемся не как организованные, а как« дикие »против старой, установленной власти. .Битва кажется неравной, но в духовных вопросах преобладает не количество, а сила идей ». Выставка в Bundeskunsthalle в Бонне и каталог, тщательно отредактированный куратором Уве М. Шнеде, не просто соберите известные источники и главных героев, но сделайте решающий шаг дальше, исследуя процессы передачи между международными художественными движениями того времени. Как все они в конечном итоге пошли на войну, как они жили до нее и после нее? Что осталось? Как художники авангарда были сформированы или даже деформированы опытом? Как они стали отправной точкой для совершенно новой самоидентификации в искусстве? Какие промежуточные шаги можно проследить? Каковы исторические предпосылки экспрессионизма, кубизма, дадаизма или других конкурирующих концепций искусства, которые конкурировали друг с другом в 1930-е годы, и как они связаны с ними? Этот монументальный культурный шаг — можно сказать, в истории человечества — который провел двадцатый век через всевозможные взлеты и падения, был богато изображен с помощью серии произведений искусства и фотографий, а также личных свидетельств.Тот факт, что почти все главные герои сфотографировались в своих студиях и носили униформу, можно рассматривать как незначительное периферийное ощущение, особенно потому, что некоторые из картин, которые можно увидеть на стенах на заднем плане этих фотографий, будут появляться как в книга и выставка.Художественные работы на выставках художников: Жана Арпа, Роберто Марчелло Ираса Балдессарифа, Эрнста Барлаха, Мак Бекманна, Карло Карра, Ловиса Коринта, Роберта Делоне, Отто Дикса, Марселя Дюшана, Рауля Дюфи, Генриха Эмсена. , Конрад Феликсмюллер, Андре Фрай, Август Галл, Альберт Глейзес, Наталья Гончарова, Вальтер Граматте, Джордж Гросс, Отто Гутфройнд, Рауль Хаусманн, Эрих Хекель, Рихард Хюльзенбек, Вилли Джеккель, Марсель Янко, Алексеншенски фон Яссо , Пауль Клее, Оскар Кокошка, Кете Коллвиц, Альфред Кубин, Франтишек Купка, Фернан Леже, Вильгельм Лембрук, Аристарх Лентулов, Макс Либерманн, Август Макке, Владимир Маяко wsky, Казимир Малевич, Франц Марк, Андре Маре, Франс Мазерель, Людвиг Мейднер, Жан Метцингер, Габриэле Мюнтер, Кристофер Рихард Винн Невинсон, Эмильд Нольде, Франсис Пикабиа, Пабло Пикассо, Ханс Рихтер, Луиджи Руссоло, Эгон Северини, Эгон Саверини Слефогт, Якоб Стейнхардт, Франц фон Штук, Владимир Татлин, Леон Андервуд, Генри Валенси, Тео ван Дусбург, Эдуард Вюйяр, Альберт Вайсгербер, Осип Задкин Выставка: Bundeskunsthalle Bonn: 8.11.2013–23.02.2014

Автор
Уве М.Шнеде, родившийся в 1939 году, является одним из выдающихся искусствоведов и директоров музеев Германии. Начав работать помощником директора только что основанного Kunsthalle Düsseldorf в 1967 году, он сам стал директором Württembergischer Kunstverein Stuttgart 1968, 1973 он переехал в Гамбург в качестве директора Kunstverein Hamburg, где он курировал выставки Питера Блейка, Дитера Рота, Вилли Ситте, «Поп-арт в Англии», Паула Модерсон-Беккер, Отто Дикс, Вольфганг Маттейер, Эдвард Мунк, Ричард Аршвагер, Макс Бекманн, Ханне Дарбовен и многие другие.В 1985 году получил звание профессора в Мюнхенском университете, в 1991 году он стал директором одного из самых престижных художественных институтов Германии, Hamburger Kunsthalle, с тех пор, как вышел на пенсию в 2006 году. С 2008 года он возглавляет Beirat der Arbeitsstelle für Provenienzforschung (исследование происхождения) в Берлине, занимая важную должность. для научных исследований украденного искусства во время нацистского диктаторского режима. В качестве специалиста по творчеству Макса Бекманна он инициировал и курировал в 2014 году шоу «1914 Авангард на войне»; в Германии выставка, вызывающая большой общественный интерес.

Освоение Запада: иммиграция в прерии с 1867 по 1914 год

Эрика Ганьон, исследователь коллекций

С 1867 по 1914 год канадский Запад был открыт для массовых поселений и стал домом для миллионов переселенцев-иммигрантов, ищущих новую жизнь. Этот иммиграционный бум создал ключевые отрасли, по-прежнему важные для международной роли Канады, такие как сельское хозяйство, горнодобывающая промышленность и нефть. Провинции прерий Манитоба, Саскачеван и Альберта быстро росли в эти годы, когда поселенцы начали преобразовывать бесплодные равнины прерий и основывать уникальные культурные поселения.Иммигрантов в Канаду привезло множество мотивов: большие экономические возможности и повышение качества жизни, бегство от угнетения и преследований, а также возможности и приключения, представленные желаемым иммигрантским группам канадскими иммиграционными агентствами. Изучая эти мотивы, можно интересно понять иммиграционный опыт прерий и модели расселения.

Иммиграционный бум, приведший к 1914 году, был одним из самых важных периодов роста населения Канады.Существенные изменения произошли в Канаде после 1867 года, которые сделали возможным иммиграционный бум прерий: строительство трансконтинентальной железной дороги сделало транспорт и путешествия доступными; Закон о землях доминиона 1872 года создал бесплатные и плодородные усадьбы для поселенцев; создание Северо-Западной конной полиции в 1873 году гарантировало безопасность жителей прерий; и создание Департамента внутренних дел в 1873 году привлекло в регион трудолюбивых иммигрантов.

В 1870 году в Прериях не существовало городских центров.К 1911 году было основано тринадцать городов с населением более 5000 человек [1].

Хотя в период после 1867 г. наблюдался рост международной иммиграции, это движение не началось в полной мере до 1896 г. После тяжелого экономического спада с 1873 по 1896 г. Канада жаждала поселенцев. С помощью сэра Клиффорда Сифтона, министра внутренних дел с 1896 по 1905 год, иммигранты начали проникать в канадские прерии. Сифтон известен продвижением иммиграции нетрадиционных иммигрантов в Канаду.Сифтон твердо верил, что крепкие европейские иммигранты были лучшими поселенцами для сложных прерий из-за их знакомства с сельским хозяйством, сельским образом жизни и суровым климатом. Он наиболее известен своим заявлением о том, что «стойкий крестьянин в овечьей шкуре, рожденный на земле, чьи предки были фермерами в течение десяти поколений, с крепкой женой и полдюжиной детей, — это хорошее качество» [ 2] Сифтону не нравилась идея заселения прерий городским населением, поскольку они собирались в городах вместо того, чтобы развивать усадьбы в прериях.Вместо этого он продвигал иммиграцию таких групп, как украинцы, венгры и меннониты, вместо более этнически «желанных» британских иммигрантов.

Благодаря интенсивной рекламе и международным иммиграционным агентствам после 1867 года иностранное население начало заселять прерии. Эти иммигранты создали различные этнокультурные группы и различные отрасли промышленности в Манитобе, Саскачеване и Альберте. Население на Западе взорвалось; Виннипег вырос с 20 000 жителей города в 1886 году до 150 000 человек в 1911 году.[3]

Население Саскачевана выросло на 1124,77% в период с 1891 по 1911 год [4].

Тысячи разных иммигрантов приехали в Канаду между 1867 и 1914 годами по разным причинам. Для тысяч иммигрантов, которые были вдохновлены эмигрировать в поисках больших экономических возможностей и улучшения качества жизни, канадский Запад предоставил, казалось бы, безграничные возможности. В эту категорию иммигрантов входили венгры, французы, исландцы, румыны, китайцы и украинцы.

С середины до конца 1800-х годов экономическая и социальная ситуация в Европе становилась все более сложной. В это время население Европы росло беспрецедентными темпами, а уровень смертности снижался, что привело к излишку населения. Это привело к нехватке работы и конкуренции за ресурсы. Политическая напряженность в Европе также накалилась в конце 1800-х годов, когда империи реорганизовались и границы сместились.

Для венгров, румын и украинцев перенаселенность и безработица определенно побудили их мигрировать на запад Канады.Эти иммигранты из «Сифтона» были сердечными европейскими фермерами, хорошо известными своей способностью выживать в суровых климатических условиях. После десятилетий заселения безземельными арендаторами крошечных ферм в Европе этим бедным восточноевропейским земледельцам понравились бесплатные усадьбы площадью 160 акров на западе Канады. Венгры покинули Австро-Венгрию после пренебрежения со стороны правительства, и хотя многие приехали в Канаду, большинство перебралось в Соединенные Штаты. Однако румыны и украинцы предпочли поселиться в Канаде и в больших количествах перебрались в Западную Канаду.

румын начали прибывать в 1895 году, и, как и многие другие иммигранты из «Сифтона», Прерии были их первым и в конечном итоге постоянным домом. Более 8000 румын не только преуспели в сельском хозяйстве, но и обладали торговыми рабочими навыками, что сделало их ценными иммигрантами из прерий [5]. Украинцы также были группой иммигрантов, которых ценили за их навыки. Между 1896 и 1914 годами около 170 000 украинцев приехали в Западную Канаду и устроились в блочные поселения. [6] Блочные поселения представляли собой компактные поселения, населенные определенной этнической группой, которые создавали мозаику культурных зон в прериях.[7] Хотя отсталость сельского хозяйства мешала украинским общинам в Европе, она фактически помогла украинско-канадскому населению преуспеть в прериях, где отсутствие сельскохозяйственного развития требовало знания новаторских методов ведения сельского хозяйства.

Канада стала вторым шансом для многих иммигрантов. Для французов, исландцев и китайцев неблагоприятные экологические условия усугубили их желание переехать. Французы жили в других районах Северной Америки до переезда на канадский запад.Французская миграция в прерии пришла из восточной Канады, а также из Новой Англии и западных Соединенных Штатов. Французское население предпочитало поселение в Манитобе, где французские торговцы мехом и метисы уже основали отдельные французские общины задолго до Конфедерации.

Знаете ли вы? В Манитобе самая большая концентрация исландцев за пределами столицы Исландии Рейкьявика.

Хотя перенаселенность, неполная занятость и плохое обращение с сельскими фермерами были основными мотивами для иммигрантов из Исландии и Китая, эти группы также были вынуждены эмигрировать из-за уникальных условий окружающей среды.Приблизительно 16 800 исландцев уехали в Северную Америку в период с 1871 по 1915 год, большинство из которых поселились в квартальных поселениях в Манитобе. Большинство этих иммигрантов прибыли из сельскохозяйственно депрессивного региона на северо-востоке Исландии, который в дальнейшем пострадал от ряда разрушительных извержений вулканов в 1870-х годах, в результате которых оставшиеся пахотные земли были покрыты мусором.

Китайцы постигла похожая участь. Более 15 000 китайских иммигрантов приехали из Китая и США, чтобы помочь в строительстве Канадской Тихоокеанской железной дороги в 1880-х годах.Большинство этих китайских иммигрантов были выходцами из Тайшаня в провинции Гуандун, которая неоднократно подвергалась разорению в результате наводнений, землетрясений, эпидемий, тайфунов, засух и гражданских войн в конце 1800-х годов. Китайцы, как и исландцы, видели в Канаде убежище с широкими возможностями для лучшей жизни.

Возможности для лучшей жизни в Канаде также искали многие «нежелательные» группы иммигрантов, которые воспользовались периодом либерализации иммиграции Сифтона, чтобы спастись из своего тяжелого положения на родине.Выживание и свобода были мотивами угнетенных и преследуемых групп населения, таких как черные американцы, духоборы, евреи, меннониты и мормоны. Для них канадские прерии представляли собой безопасное место для переселения.

Чернокожие и мормоны, проживающие в Америке, приехали в Западную Канаду, чтобы избежать дискриминации, с которой они столкнулись в Соединенных Штатах. После того, как в 1907 году в Оклахоме в отношении чернокожих были введены ограничительные меры, группа из 1500 чернокожих бежала в Канаду, поселившись в Амбер-Вэлли, Альберта, в 1910 и 1911 годах.Несмотря на это движение, популяция чернокожих в прериях никогда не была такой большой, как другие группы, поскольку черным группам иногда запрещался въезд или они имели тенденцию переезжать в другие городские районы Канады.

Мормоны привезли в Канаду технику орошения, которая позволила тысячам людей обрабатывать засушливые земли в южной Альберте и Саскачеване.

Мормонизм зародился в Соединенных Штатах в 1830-х годах и столкнулся с серьезной негативной реакцией со стороны консервативных американцев. Практика полигамии в мормонских общинах вызвала серьезное отвращение у большинства населения, и американское правительство приняло законы, запрещающие полигамию.Под угрозой тюремного заключения и преследований тысячи мормонов переехали в южную Альберту в 1880-х годах, в результате чего к 1910 году численность мормонов составила 7000 человек [8]. Мормоны стали пользоваться большей свободой в Канаде; хотя многоженство официально не было законным, преследования и тюремное заключение мормонов из-за многоженства прекратились, когда они приехали в Канаду.

В Европе, как и в Соединенных Штатах, правительства принимали ограничительные законы, запрещавшие многим группам людей вести свободную и счастливую жизнь.Для евреев, меннонитов и духоборов жизнь в Европе становилась все труднее к концу девятнадцатого века.

Большинство евреев не обладали сильными сельскохозяйственными навыками, чтобы квалифицировать их как желанных иммигрантов, но, тем не менее, они приехали в прерии в больших количествах. После многочисленных неудачных сельских поселений большинство евреев Западной Канады поселились в городах. В частности, Виннипег стал процветающей еврейской общиной в начале 1900-х годов, где появилось много успешных еврейских предприятий.По сей день Виннипег остается центром еврейско-канадской жизни и культуры.

Что такое русификация? Это была попытка ассимилировать все народы Российской Империи путем принуждения нерусских людей отказаться от своей культуры, языка и традиций и принять русский язык и культуру.

Когда российское правительство ввело интенсивную русификацию в конце 1800-х годов, духоборы и меннониты испытали серьезные нарушения своих культурных и религиозных прав.Эти народы были заключены в тюрьмы и изгнаны за сопротивление русификации и отказ участвовать в вооруженных силах. После иммиграции в Канаду духоборы в Саскачеване и меннониты в Манитобе стали одними из самых успешных фермеров прерий. Социальные последствия этих групп в Канаде также значительны; и духоборы, и меннониты ввели в прерии общинный образ жизни и практику совместного использования общих благ. В настоящее время население духоборов в Канаде в два раза больше, чем в Европе, и меннониты продолжают оставаться доминирующей этнокультурной группой в Манитобе.

За первые шесть месяцев 1900 года один миллион экземпляров иммиграционной литературы заполонили европейские деревни.

Несмотря на то, что негативные мотивы оттолкнули многие группы иммигрантов от их родных мест, некоторые группы приехали в Канаду за позитивными возможностями и приключениями, предоставленными им канадскими иммиграционными агентствами. Рекламы канадского Запада распространялись в разных европейских странах, и набор иммигрантов из Канады процветал.Наиболее желанными в этническом и культурном отношении иммигрантами в Канаду в период с 1867 по 1914 год — хотя и не всеми наиболее продуктивными фермерами прерий — были британцы, бельгийцы, американцы, поляки, голландцы, немцы, финны и скандинавы.

Хотя некоторые из этих «желанных» действительно стали успешными сельскими фермерами, например, американцы, голландцы, немцы, поляки и скандинавы, бельгийцы и британцы, не добились успеха в сельском хозяйстве. Бельгийцы были уникальной группой поселенцев; несмотря на культурные различия и посредственные сельскохозяйственные навыки, канадские иммиграционные агенты считали их желанными иммигрантами.Многие бельгийцы говорили по-французски и в результате поселились во французских районах Манитобы, где практиковали разнообразную сельскохозяйственную, квалифицированную, неквалифицированную и ресурсную рабочую силу.

Несмотря на их ограниченный вклад в квалифицированную сельскохозяйственную или профессиональную рабочую силу, британцы были самыми многочисленными и этнически желательными иммигрантами в Канаду. Поскольку Канада оставалась под сильным влиянием Англии в двадцатом веке, британские иммигранты (преимущественно из Шотландии и Англии после 1867 года) помогли сохранить доминирующее присутствие белых англосаксов в Канаде.Неспособность британских поселенцев преуспевать в сельской местности означала, что они, как правило, собирались в городских центрах, где они добавляли неквалифицированную рабочую силу. В эпоху Сифтона иммиграция отошла от британской, но когда после 1905 года к власти пришли новые министры, вновь возникло желание сохранить и защитить канадскую «британскую принадлежность».

Хотя британские иммигранты в целом проявили неспособность к сельским фермерским хозяйствам, многие другие желанные группы иммигрантов преуспели в сельском хозяйстве прерий.Американцы, поляки, голландцы, немцы, финны и скандинавы оказались зажиточными поселенцами. Интересно, что большинство этих групп попадает в категорию «американских» иммигрантов, поскольку эти народы часто пытали счастья на американском Западе, прежде чем двинуться на север и навсегда поселиться в Канаде. Как и французы, эти группы столкнулись с высокими затратами на землю и чрезмерной застройкой на американском Западе, что побудило их перебраться в Канаду.

Эти группы были очень желанными поселенцами для канадских иммиграционных агентств: они были знакомы с климатом прерий и земельными условиями по опыту на американском Западе, они были этнически приятными иммигрантами с физическим сходством с британцами, они привыкли к демократическим институтам и хотя демонстрируя высокий уровень культурного сохранения, они не практиковали «сомнительные» обычаи (например, общинный образ жизни или многоженство), как некоторые другие группы иммигрантов.

Подобно голландцам и немцам, многие поляки, поселившиеся в Западной Канаде, были выходцами из сельского хозяйства и были знакомы с более суровым климатом. Хотя после Первой мировой войны поляки пришли в значительно большем количестве, они все еще имели сильное присутствие в Прериях на рубеже веков. К 1911 году в Канаде насчитывалось более 30 000 поляков, многие из которых были фермерами на Западе. [9]

Голландцы, немцы и скандинавы были одними из наиболее этнически желанных и квалифицированных в сельском хозяйстве иммигрантов в канадских прериях.

Голландцы и немцы были двумя из самых желанных групп поселенцев прерий в истории Канады. Их хвалили за их сельскохозяйственное мастерство и сердечную трудовую этику. И немцы, и голландцы создали сильные поселения этнического блока на Западе. Немцы стекались в основном в Саскачеван и основали две большие колонии в начале 1900-х годов. Немцы из Соединенных Штатов поселились в колонии Св. Петра, состоящей из пятидесяти поселков, в которых в 1914 году проживало 7000 человек. Европейские немцы предпочитали Св.Колония Джозефа состояла из семидесяти семи поселков, население которых в 1916 году составляло около 11 000 человек [10].

Способность чистых и трезвых голландцев изящно ассимилироваться с господствующей культурой сделала их благоприятными иммигрантами. Многие голландские иммигранты уже говорили по-английски, прожив несколько лет в Соединенных Штатах, что сделало их еще более желанными в глазах канадского правительства. Голландцы поселились преимущественно в Альберте, где все еще процветает большая часть населения.

Североевропейские группы имели схожие языки, внешнее сходство и культурную идентичность, поэтому их обычно относили к скандинавам.[11] Наибольшее количество скандинавов прибыло между 1880 и 1900 годами, в основном из США. Фактически, только 6000 из 40 000 шведов в прерии в период с 1893 по 1914 год приехали непосредственно из Швеции [12]. Скандинавы предпочитали блочное поселение, что помогало сохранить их культуру и языки. Около 20 000 финских иммигрантов приехали в прерии и предпочли поселиться в Саскачеване [13]. Датское население предпочитало Альберту, где каждый второй датчанин поселился в Диксоне, Альберта.[14] Около 20 000 норвежцев приехали в Альберту и Саскачеван, и около 40 000 шведов создали блочные поселения в Эриксоне, Манитобе и сельской местности Саскачевана.

Иммиграция в прерии между 1867 и 1914 годами разнообразила землю, построив прочную сельскохозяйственную и ресурсную экономику на Западе, а также создав сеть уникальных культур, прочно присутствующих в прериях сегодня. Хотя иммигранты попали в прерии по разным мотивам, они остались там из-за возможностей и процветания, достигнутых благодаря поселениям.Период иммиграционного бума с 1867 по 1914 год оказал большое влияние на развитие прерий и навсегда сформировал канадское общество, экономику и культуру.

Известные поселения иммигрантов в прериях

Бельгийцы

  • Санкт-Альфонс, МБ (1882 г., первое бельгийское поселение)
  • Сен-Бонифаций, МБ (до конфедерации, одно из первых бельгийских поселений в Прериях)

Черный

  • Янтарная долина, AB (1910-11, крупнейшая община чернокожих в Альберте)
  • Элдон, Южная Каролина (начало 1900-х годов, крупнейшее чернокожее сообщество в Саскачеване)

Британский

  • Ллойдминстер, AB (1903, ранее Британская колония / Барр)
  • Cannington Manor, SK (1882)

(шотландский)

  • Поселение Селкирк, МБ (до конфедерации, также известная как колония Ред-Ривер)

(ирландский)

  • Carberry, МБ
  • Киларни, МБ

Китайский

  • Виннипег, МБ (1880-е годы)
  • Калгари, AB (1880-е годы)

Духобор

  • Веригин, Южная Каролина (1899, район Веригин включает Раннимед, Коте, Камсак, Микадо, Канора)
  • колонии Камсак-Канора, SK

Голландский

  • Granum, AB (1903, ранее Leavings, AB)
  • Ноблфорд, AB
  • Neerlandia, AB

Финский

  • Новая Финляндия, Словакия (1888)
  • Ред Дир, AB

Французский

  • ул.Колония Альбертов, AB (1874, включает Legal, Morinville, Ray, Hazelwood, Picardville)
  • Ste. Колония роз, МБ (включая Сент-Роуз дю Лак, МБ)
  • Сен-Бонифаций, МБ (французское поселение до конфедерации)

Немцы

  • Колония Св. Петра, Южная Каролина (1902 г., 50 поселков, включая Гумбольдт, Аннахайм, Мюнстер, озеро Ленор, Энглефельд, Сент-Грегор, Кармель, Бруно, Дейлсфорд)
  • Колония Св. Иосифа, Южная Каролина (1907, 77 поселков, включая Керроберт, Уилки, Скотт, Юнити, Биггар, Маклин, озеро Трамплинг)
  • Эденволд, Южная Каролина (второе старейшее немецкое поселение в Саскатчване)
  • Leduc, AB (самый большой район немецкого поселения в AB)
  • Wetaskiwin, AB

Венгры

  • Эстерхази, СК (1885, колония Эстерхаз-Капошвар)
  • Миннедоса, МБ (1885)

Гуттериты

  • Колония Джеймс-Вэлли, МБ (1918)
  • Waterton, AB

Исландцы

  • Гимли, МБ (1875, ранее Республика Новая Исландия)
  • Markerville, AB (1888-89, первое исландское поселение в Альберте)
  • Thingvalla, SK

Евреи

  • Виннипег, МБ (1880-е годы)
  • Бендер Гамлет, МБ (1880-е)
  • Новый Иерусалим, SK (1884)

Меннониты

  • Гретна, МБ (1881 г., первый элеватор в Прериях))
  • Восточный заповедник, МБ (1874-75, 8 поселков)
  • Западный заповедник, МБ (1874-75, 17 поселков, включая Рейнланд, Хортиц, Бергталь, Хальбштадт, Блюменорт, Нойхоффунг, Хоффнунгсфельд)
  • Ростерн, СК (1902)

Мормон

  • Cardston, AB (1887, первое мормонское поселение в Прериях)
  • Raymond, AB (1903, первая свекловичная фабрика в Прериях)

Польский

  • Rabbit Hill, AB (1897)
  • Скаро, AB (1897)
  • Round Hill, AB (1899)
  • Спрингфилд, МБ
  • Lac du Bonnet, MB
  • г.Майкл, AB (1905)

Румынский

Скандинавский

  • Миннедоса, МБ (1886)
  • Район Канвуд-Полворт, SK

(датчане)

  • Нокомис, СК
  • Диксон, AB (1903 год, старейшее и самое густонаселенное датское поселение в Прериях)

(норвежский)

  • Калгари, AB (район Боу-Ривер)
  • Wetaskiwin, AB
  • Macoun, SK

(шведы)

  • Эриксон, МБ (1885 г., создание Новой Швеции, также называемой Скандинавией, МБ)
  • Нью-Стокгольм, SK (1886)
  • Район Вадена, SK (1904)
  • Норки, SK (1905)
  • Wetaskiwin, AB

Украинцы

  • Колония Эдна-Стар, AB (1892)
  • Интерлейк, МБ (1898 г., первый украинский школьный округ в Прериях)
  • Гилберт Плейнс, МБ (1902)
  • Вакав, SK

Галерея изображений:

Библиография и справочные материалы

Первичные источники

Macleans ’Magazine , сэр Клиффорд Сифтон,« Иммигранты в Канаде хотят »,
, 1 апреля 1922 г., 16.

Вторичные источники

Бича, Карел Денис. «Фермер равнин и граница провинции прерии,
1897-1914», Труды Американского философского общества ,
Vol. 109, No. 6 (10 декабря 1965 г.), стр. 398-440.

Фрэнсис, Дуглас и Ховард Палмер, редакторы. Западные прерии,
Исторические чтения
. (Эдмонтон: Pica Pica Press), 1992.

Friesen, Джеральд. Канадские прерии: история .(Торонто: Университет
Toronto Press), 1987.

Ноулз, Валери. Незнакомцы у наших ворот: иммиграционная политика Канады и иммиграционная политика
, 1540-2006
. (Торонто: Dundurn Press), 2007.

Magocsi, Пол Роберт. Энциклопедия народов Канады . (Торонто: Университет
Торонто) Иммиграционная политика, 1540-2006 .
(Торонто: Dundurn Press), 1999.

Палмер, Ховард. Поселок Запада . (Калгари: Издательство Comprint
), 1977.

Паттерсон, Дж. Джеймс. «Румыны» в Magocsi, Пол Роберт. Энциклопедия
Канадских народов
. (Торонто: University of Toronto Press), 1999,
стр. 1092-1100.

Свирипа, Фрэнсис. Легендарные пейзажи, этнорелигиозная идентичность и
Канадские прерии. (Виннипег: Университет Манитобы Пресс), 2010 г.

Виддис, Рэнди Уильям. «Saskatchewan Bound: Immigration to a New Canadian Frontier
Frontier», Great Plains Quarterly , (осень, 1992), стр.254-268.
http://digitalcommons.unl.edu/greatplainsquarterly/649

люксов и мест Премьер | Чикаго Кабс

Полный сезон, Полусезон и Пакеты люксов на 20 игр

Приготовьтесь окунуться в роскошную жизнь в отеле Wrigley Field! Наши модернизированные и улучшенные люксы оснащены революционными удобствами, позволяющими вам получить незабываемые впечатления, одновременно развлекая своих лучших клиентов, сотрудников и гостей.Как обладатель пакета Wrigley Field Suite, вы также будете получать круглогодичные льготы, расширяя ваши впечатления от игрового дня.

  • Вместимость: Доступность от 15 человек
  • Расположение сидений: В люксах есть как сидения на открытом воздухе, так и отдельные сиденья в помещении с климат-контролем
  • Еда и напитки: Держатели люксов имеют более широкий выбор блюд и напитков.От здоровых салатов до фаворитов фанатов и восхитительных десертов — каждый найдет что-то для себя. Самое приятное, что вы можете наслаждаться всем этим в уединенном месте, в то же время наблюдая за происходящим на поле
  • Характеристики: Выбор количества пропусков на парковку, отдельный вход Premier на территорию Wrigley Field, закрытый проход на уровне IDEAL Suite, выдвижная стеклянная стена, полноразмерный холодильник, настраиваемая внутренняя отделка, уличная стойка для напитков, наружные лампы обогрева (сезонные), телевизоры с плоским экраном и др.
  • Расположение: Люксы расположены на уровне IDEAL Suite вниз по первой и третьей сторонам базы
  • Время входа / выхода: Доступно за два часа до первой подачи и через 30 минут после финальной подачи
  • Преимущества: Как клиент Premier, вы будете наслаждаться специальным входом Premier в Wrigley Field и эксклюзивными преимуществами круглый год, включая возможность приобретать билеты после сезона, приглашения на VIP-мероприятия, специальных руководителей по продажам и обслуживанию клиентов, эксклюзивные предварительные продажи.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.