Роман преступление: Краткое содержание «Преступление и наказание»

Содержание

История создания романа «Преступление и наказание»

История создания романа «Преступление и наказание»
Истоки романа

В 1850 году Достоевского отправили на каторгу в Омск. Именно этот сложный опыт и стал моментом зарождения идеи романа «Преступление и наказание». Позже Фёдор Михайлович писал брату: «Не помнишь ли, я говорил тебе про одну исповедь-роман, который я хотел писать после всех, говоря, что еще самому надо пережить. На днях я совершенно решил писать его немедля. Все сердце мое с кровью положится в этот роман. Я задумал его в каторге, лежа на нарах, в тяжелую минуту грусти и саморазложения…». Размышляя над романом, писатель собирался построить повествование в исповедальной форме от лица главного героя. Все тревоги, терзания, душевные метания, каторжный опыт должны были стать основой произведения. Но акцент ставился не только на глубоких личных переживаниях Родиона Раскольникова, но и на поведении и личностях других персонажей — сильных, поправших многолетние убеждения героя.

Иллюстрация Д.Шмаринова

Физическая утомлённость, сложная жизнь ссыльного каторжного не позволили приступить к произведению в Омске. Однако писатель уже хорошо обдумал сюжет будущего произведения. Не только преступление, не только наказание, а вся жизнь людей девятнадцатого века в её неприкрытой и, порой неприглядной, действительности: «Всё сердце моё с кровью положится в этот роман». Несмотря на то что замысел книги вынашивался несколько лет, основная мысль об обыкновенном и необыкновенном человеке родилась лишь в 1863 году в Италии.

За долгие шесть лет, пока роман «Преступление и наказание» был лишь задумкой, Достоевской написал несколько произведений: «Униженные и оскорбленные», «Записки из Мертвого дома» и «Записки из подполья». Все книги повествовали о судьбах бедняков и их противостоянию жестокой реальности. 8 июня 1865 года Фёдор Михайлович предложил свой роман «Пьяненькие» издателю журнала «Отечественных записок» А.А. Краевскому. Именно в этом произведении появились персонажи семьи Мармеладовых. Однако писатель получил отказ. Остро нуждаясь в деньгах, Достоевский заключил договор с другим издателем на сложных для него условиях: он отдавал права на свои собрания сочинений в трёх томах и обязался написать новый роман к первому ноября следующего года.

Литература. Базовый и углубленный уровни. 10 класс. Учебник. Часть 1

Учебник входит в УМК для 10–11 классов, обеспечивающий преподавание по программе литературного образования В. В. Агеносова, А. Н. Архангельского, Н. Б. Тралковой, и соответствует ФГОС. Предназначен для школ и классов с углубленным изучением литературы.

Купить
Начало работы

Совершив сделку, Достоевский расплатился с кредиторами и отправился за границу. Но, будучи азартным игроком, всего за пять дней писатель проиграл все свои деньги и вновь оказался в сложном положении. В месте, где он тогда остановился (Висбаден, Германия), ввиду того, что постоялец оказался неплатежеспособен, хозяева отеля отказали ему сначала в обедах, а затем и в свете. Вот тут и пришло время для создания романа: в отсутствие света и еды Достоевский начал работать над книгой, которая станет одной из величайших в мировой литературе.

Чтобы успеть дописать роман к установленному сроку, Достоевскому пришлось работать очень спешно. Про свой труд он пишет, что это — «психологический отчёт одного преступления». Именно здесь, в отеле, задумка романа изменилась — это была уже не просто исповедь человека, совершившего преступление. Писатель добавил уже когда-то придуманные и описанные события про сложную судьбу одной семьи — так появилась история Мармеладова в романе «Преступление и наказание». В итоге, повествователем стал сам автор, а не персонаж-убийца.

Считается, что сюжет про убийство старушки-процентщицы топором был подсказан писателю реальным преступлением. В январе 1865 года двадцатисемилетний житель Москвы Герасим Чистов, раскольник по своим религиозным убеждениям, убил двух пожилых женщин топором и украл ценные вещи и деньги. Известно, что Достоевский был знаком с отчётом по этому делу и, видимо, взял за основу историю этого преступления. Причину же убийства, совершенного Раскольниковым, автор объяснял просто: старуха была глупая и злая, никому не нужная, а её деньги могли бы спасти родных и близких юноши.

Читайте также:

Процесс написания

В ноябре 1865 года Достоевский признал негодным написанный материал и уничтожил записи, приступив к написанию снова. Теперь к прежним задумкам добавилась новая мысль. Раскольников не просто хочет убить и ограбить старушку, своим поступком он буквально желает облагодетельствовать окружающих: «Я не такой человек, чтобы дозволить мерзавцу беззащитную слабость. Я вступлюсь. Я хочу вступиться».

Поскольку подошёл срок сдачи работы издателю, а роман был не готов, Достоевский прерывается на написание своего другого романа — «Игрок». Исполнив тем самым обещание, данное издателю, Фёдор Михайлович вновь возвращается к «Преступлению и наказанию». Через месяц писатель представил начальные страницы романа издателю журнала «Русский вестник» М. Каткову и затем отправлял роман частями по мере написания. В 1866 году «Русский вестник» напечатал первую часть книги.

Финал романа давался автору нелегко. Раскольников стал сложным персонажем, мотивы его поступков усложнились, характер будто раздвоился. Родион одновременно и любил людей, и ненавидел.

Иллюстрация Д.Шмаринова

Напечатанное в журнале пользовалось большим успехом у читателей. Дописывался роман в России в подмосковном имении сестры. К концу года работа была закончена. В рабочих тетрадях Фёдора Михайловича осталось множество записей, позволяющих постигнуть всю глубину размышлений и терзаний автора. Писатель выбирал, оставить ли двойственность характера Раскольникову или нет. Решив, что герой в своих «метаниях» более полный, Достоевский сделал акцент на смене характеров и взглядов юноши. Именно в окончательной версии романа появилась та самая наполеоновская идея о «тварях дрожащих» и «властелинах». Теперь Раскольников уже не просто спаситель, но и тщеславный человек, алчущий власти: «Я власть беру, я силу добываю — деньги ли, могущество ль — не для худого. Я счастье несу».

Такой персонаж, как Раскольников не мог просто кончить самопрощением, судом или самоубийством. Достоевский желал создать финал спасения Богом раскаявшегося грешника. Однако представителем такого высшего суда стал не Христос, а человек — Сонечка Мармеладова. В последней редакции романа Достоевским было записано: «Идея романа. I. Православное воззрение, в чем есть православие. Нет счастья в комфорте, покупается счастье страданием. Таков закон нашей планеты, но это непосредственное сознание, чувствуемое житейским процессом, — есть такая великая радость, за которую можно заплатить годами страдания. Человек не родится для счастья. Человек заслуживает счастья, и всегда страданием. Тут нет никакой несправедливости, ибо жизненное знание и сознание приобретается опытом „за“ и „против“, которое нужно перетащить на себе». А заканчиваться произведение должно было словами: «Неисповедимы пути, которыми находит бог человека». Однако, как мы знаем, «Преступление и наказание» заканчивается совсем другими строками.

Литература. Базовый и углубленный уровни. 10 класс. Учебник. Часть 2

Учебник входит в УМК для 10–11 классов, обеспечивающий преподавание по программе литературного образования В. В. Агеносова, А. Н. Архангельского, Н. Б. Тралковой, и соответствует ФГОС. Предназначен для школ и классов с углубленным изучением литературы.

Купить

Итог написания романа для Достоевского

Реакция современников

Сотрудничество Достоевского с журналом «Русский вестник» начиналось необычно. После того, как писатель отправил Каткову план романа, издатель отправил в Висбаден аванс без каких-либо уточнений. К тому времени Достоевский уже покинул город, так и не получив деньги вовремя. Далее писатель отправил первые листы «Преступления и наказания», однако никаких писем с откликом от редакции не получил. Тянулись недели, а Достоевский так и не мог осознать судьбу своего романа. Окончательно истерзавшись, писатель отправил письмо, где просил, в случае неприятия произведения, свою рукопись обратно.

Наконец от издательства поступил ответ, в котором редакция объясняла заминку и сообщала, что начало уже поступило в печать. Позднее Достоевскому стало известно, что его роман буквально спас журнал — в писательстве наступило «затишье», ничего не поступало ни от Тургенева, ни от Толстого. В это самое время и пришли первые страницы «Преступления и наказания». Редакция опасалась Достоевского, но ввиду затруднений согласилась печатать его роман. Неожиданно сотрудничество стало удачным для всех: Достоевский получил так нужные ему деньги, а тираж журнала благодаря интересному произведению резко увеличился.

Современники же по-разному оценивали роман. Одни критики (например, Г. Елисеев) страстно нападали на писателя, ругая писателя за излишнюю озлобленность, неэстетичное описание местности и обстановки (Н. Ахшарумов), осуждение существующего уклада жизни и студенчества в целом. В журнале «Искра» Достоевского называли чуть ли не плагиатчиком и писателем карикатур с нигилистов. В произведении видели намёки на то, чего роман ни в коем случае не нёс, например «Неделя» осуждала за параллель между людьми, занимающимися естественными науками, но становящимися убийцами и проститутками.

Каждый критик, согласно личным убеждениям, видел в романе что-то своё. Например, Д. Писарев считал, что причина поведения Раскольникова таится лишь в его материальных трудностях. Не было бы стеснённых обстоятельств — не было бы и безумных идей. Пустой карман стал настоящей причиной «заражения» Родиона, а развившаяся теория и последствия — буйным цветом расцветшая болезнь.

Несмотря на претензии критиков «Преступление и наказание» стало великим и признанным произведением уже при жизни Ф.М. Достоевского. В Европе писатель был известен ещё задолго до своих значительных романов. После выхода романа «про убийство старушки» произведение было переведено на другие языки: на немецкий — в 1882 году, на французский — в 1884 году и на английский — в 1886 году.

На сегодняшний же день в мировой литературе романы Достоевского и, в частности, «Преступление и наказание» признаны одними из самых значительных произведений всех времён и народов.

Из учебника «Литература. Базовый и углубленный уровень. 10 класс» можно почерпнуть подробные сведения о произведениях классической русской литературы XIX века.

#ADVERTISING_INSERT#


Преступление и наказание — Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества

«Преступление и наказание» — первый из романов «великого пятикнижия», уже обладающий набором устойчиво повторяющихся в творчестве позднего Достоевского конституирующих жанровых признаков романа-трагедии, однако не обнаруживающий еще в полноте той совокупности содержательно–формальных элементов, которой определяется художественное единство всех последующих крупных созданий писателя, начиная с «Идиота» и заканчивая «Братьями Карамазовыми». Относительное, в рамках «великого пятикнижия», художественное своеобразие «Преступления и наказания» раскрывается на уровне проблематики и архитектоники, а также проявляется в творческой истории произведения, которая с этой стороны представляет интерес как процесс возникновения, формирования, постепенного, но не завершенного сложения уникальной жанровой формы «позднего романа Достоевского». Хотя истоки первоначальной поэтической идеи восходят, по-видимому, еще к впечатлениям, вынесенным Достоевским из каторги, и в творчестве писателя 1-й половины 1860-х гг. достаточно следов художественного интереса к тем проблемам, которые встанут в центре нового произведения, однако момент возникновения, «кристаллизации» замысла в воображении художника, с которого начался творческий процесс создания романа, необходимо датировать первой неделей августа 1865 г., когда, по позднейшему свидетельству самого Достоевского, он «в Висбадене <…> после проигрыша, выдумал «Преступление и наказание»». К этому же времени (7 августа) относится и первая датированная запись в тетради с подготовительными материалам к ранней, «висбаденской» редакции. Но возникший летом 1865 г. замысел первоначально отнюдь не планировался как большая жанровая форма: он представлялся писателю небольшой повестью объемом в 3 печ. листа, содержание которой несколько позднее, в середине сентября 1865 г., Достоевский определит как «психологический отчет одного преступления». Это очень важная и широко цитируемая автохарактеристика, но ее нельзя принимать слишком буквально. Во-первых, потому, что в первоначальном замысле еще нет преступления как самостоятельной художественной задачи: в центре внимания писателя не герой переступающий, а герой переступивший; не роковая «черта», а лишь «психологический процесс», совершающийся в душе преступника за «чертой». В прямом соответствии с такой художественной установкой повесть писалась в форме дневника героя-убийцы, который тот начинает вести через несколько дней после совершенного им преступления. Мысли и переживания преступника, подвигнувшие его на нарушение уголовного и морального закона, препятствия, с которыми он сталкивается на путях преступления, и борьба с ними преднамеренно вынесены за границы повествования. Больше того, в момент зарождения замысла и на самом раннем этапе работы, когда складывалась первоначальная художественная форма, герой, в отличие от окончательного текста романа, по-видимому, еще и в малой степени не был идеологом, преступником-мыслителем. Но в этом пока не было и необходимости: преступление для него не являлось религиозно-этической или философско-исторической проблемой, совершение его — экзистенциальным экспериментом или способом преодолеть свою человеческую природу и т.п. Поэтому дневник такого героя не мог стать ничем иным, как только «психологическим отчетом», в котором он скрупулезно фиксирует все свои мельчайшие душевные движения после совершенного убийства. Однако это отнюдь не означает, что мысль самого художника на первом этапе работы не поднималась до рассмотрения вопросов в философско-этической плоскости, что в авторском замысле еще не было преступления как философской категории. Скорее всего, уже в момент возникновения замысел был преимущественно философским. Но эта философия еще не была трагедийной. Достоевский изначально был сосредоточен не на анализе обстоятельств, мотивов или целей преступления, тем более не на возможности обретения героем через преступление качественно новых, недоступных на иных путях отношений с миром, но прежде всего на утверждении неизбежности возмездия, которое исходит из глубин самой человеческой природы, на раскрытии душевных терзаний, испытываемых каждым убийцей, которые рождают в нем нравственную потребность в наказании. Именно в этом пункте художественная и идеологическая доминанта раннего замысла. Повесть, по-видимому, должна была стать откликом художника на споры, которые велись в русском обществе в период судебных реформ. Недаром на этом этапе сокровенную мысль своего произведения Достоевский формулировал, полемически противопоставляя ее традиционному, официальному взгляду, — «мысль, что налагаемое юридическое наказание гораздо меньше устрашает преступника, чем думают законодатели, отчасти потому, что он и сам того нравственно требует». И добавлял, апеллируя к личному каторжному опыту: «Это видел я даже на самых неразвитых людях, на самой грубой случайности». Т. е. утверждал мысль о действии некоего универсального нравственного закона. И в этом отношении первоначальный замысел даже тяготел к жанру философской притчи. Не герой, его характер, его «новое собственное слово» и «новый шаг» движут сюжет произведения, но «Божия правда» и «земной закон», которые «берут свое». В виду надличного характера этих сил личность героя в первоначальном замысле оказывается величиной вполне факультативной. Герою-преступнику остается лишь свидетельствовать на своем личном опыте о непреложности и окончательном торжестве тех законов, во власти которых он оказывается. Так раскрывается философская телеология избранной художником формы «психологического отчета». Своеобразие раннего замысла, его особой художественной природы в конечном счете и заключается в том, что это был замысел не о герое, но об универсальном нравственном законе. В том его первое и главное отличие от итогового художественного решения, воплощенного в завершенном романе.

В середине сентября 1865 г., через полтора месяца работы, Достоевский, предлагая еще далеко не завершенное произведение в «Русский вестник», в письме к редактору-издателю М. Н. Каткову подробно излагает «идею» своей повести. Однако это изложение фиксирует уже новый этап эволюции замысла, когда в ходе работы первоначальный сюжет, по словам самого Достоевского, «расширился и разбогател». Но главное изменение, совершившееся к этому моменту, состоит в появлении идеологической мотивировки преступления. «Выразить это, — пишет Достоевский об идее непреложности нравственного возмездия, — мне хотелось именно на развитом, на нового поколения человеке, чтоб была ярче и осязательнее видна мысль». Так в замысле более определенно, чем это было в момент его возникновения, устанавливается социально-психологический и интеллектуальный статус главного героя: появляется современный, «развитой» преступник с «идеей». Но «идея» героя пока еще играет в сюжете вполне вспомогательную роль: она создает дополнительное препятствие тому, чтобы «закон правды и человеческая природа взяли свое»; в своей «идее» герой находит «точку опоры» для противостояния «Божией правде, земному закону». Теперь на место простой «демонстрации» авторской «мысли» приходит ее «испытание». В результате окончательная победа нравственного закона, торжествующего в человеческой душе вопреки идейной аргументации преступника, выглядит «ярче и осязательнее». С появлением, пусть еще достаточно элементарного по интеллектуальной оснастке, «сопротивления» героя прямолинейности авторской идеи в замысле начинают проявляться черты художественной полифонии, которые в своем дальнейшем, все возрастающем развитии определят одну из важнейших сторон жанровой структуры «Преступления и наказания». Но пока до «идеи» героя, «суверенной» от объективирующей авторской позиции, еще далеко. Объясняя в письме к Каткову мотивы преступления своего героя, Достоевский пишет, что тот «решился убить одну старуху, титулярную советницу, дающую деньги на проценты», — «по легкомыслию, по шатости в понятиях поддавшись некоторым странным «недоконченным» идеям, которые носятся в воздухе»: «Он решает убить ее, обобрать; с тем, чтоб сделать счастливою свою мать, живущую в уезде, избавить сестру, живущую в компаньонках у одних помещиков, от сластолюбивых притязаний главы этого помещичьего семейства <…> и потом всю жизнь быть честным, твердым, неуклонным в исполнении «гуманного долга к человечеству», чем, уже конечно, «загладится преступление», если только может назваться преступлением этот поступок над старухой глухой, глупой, злой и больной, которая сама не знает, для чего живет на свете…». При рассмотрении этого изложения в соотнесении с окончательным текстом не может не броситься в глаза, что «идея» героя еще явно находится в «эмбриональном» состоянии. Раскольниковской идеи, как она будет функционировать в романе, задавая философско-этические параметры художественного мира «Преступления и наказания» в целом, в замысле пока просто нет. По уровню постановки проблем, по глубине и силе мысли убийца-«теоретик» еще бесконечно далек от своего автора. Возрастание масштабности идеи героя, погружение его мысли в бездонные противоречия бытия, прикосновение к трагедийным основаниям жизни — вот важнейшее направление дальнейшей эволюции замысла, в результате чего в процессе создания романа складывается особая жанровая подструктура, характеризуя которую исследователи определяют жанр «Преступления и наказания» как «идеологический роман» — «не роман с идеей, не философский роман во вкусе XVIII века, но роман об идее», а самого Достоевского — как великого «художника идеи» (М. М. Бахтин). Однако и при характеристике окончательного текста произведения речь должна идти именно о жанровой подструктуре, т. к. при всей справедливости и точности этих характеристик определение «идеологический роман» не охватывает жанровой специфики «Преступления и наказания» в целом, но фокусирует лишь одну — пусть и важнейшую — ее составляющую.

Во 2-й половине сентября в работе над повестью происходит своеобразный «творческий взрыв», в результате которого замысел обретает новое качество. Как позволяет судить лавинообразная серия набросков, появившихся в рабочей тетради писателя, в это время в его творческом воображении соединяются два дотоле совершенно самостоятельных замысла, причем не сливаются, а как бы сталкиваются, создавая тем самым важнейший контрапункт будущего романа. Один из них — это замысел «психологического отчета одного преступления», над которым полным ходом идет работа, другой — замысел романа «Пьяненькие». Характеристика «Пьяненьких», содержащаяся в письме к А. А. Краевскому, и ряд других соображений дают серьезные основания считать, что вся сюжетная линия семейства Мармеладовых вошла в «Преступление и наказание» именно из этого неосуществленного замысла. Вместе с ними в произведение вошел и широкий социальный петербургский фон, вошло и дыхание большой эпической формы. Но гораздо важнее совершившаяся в результате соединения двух самостоятельных замыслов общая идейно-композиционная перестройка произведения. История Сонечки, которую уже в ранних набросках рассказывает в своей исповеди ее отец, «пьяненький» Мармеладов, сюжетная линия героини в целом, войдя в произведение, составили контрастную параллель преступлению главного героя. «Разве ты не то же сделала? Ты тоже переступила… смогла переступить», — настаивает Раскольников в романе. Но авторский смысл прямо противоположный: нет, не «то же», наоборот. Сонечка себя принесла в жертву, а Раскольников — другого человека. Параллель, действительно, контрастная. Но для философско-этической проблематики романа еще важнее, значимее противоположность морального самосознания героев: переступившая через себя Соня мучительно страдает от сознания своей греховности; переступивший через другого Раскольников, напротив, утверждается в своем «праве» на преступление. Можно говорить и о большем. О том, что в образах Сони и Раскольникова в «Преступлении и наказании» нашли выражение две принципиально различные этические системы. В одной системе этики, основывающейся на почве религиозного миросозерцания, на вере в божественное происхождение заповедей Священного Писания, мораль, моральный принцип, понятие греха имеют абсолютный характер: не важно, почему и зачем, по какой причине и для какой цели (пусть даже самой святой), но если заповедь нарушена — без сомнений и колебаний: «…я великая, великая грешница!» (как говорит о себе Сонечка). В другой этической системе, утверждающейся в умах в эпоху кризиса религиозной веры, — наоборот: моральный закон относителен, а может быть, вообще мораль — это фикция, предрассудок. И нужно ее отбросить, освободиться от ее гипноза, чтобы обрести новую, небывалую свободу. Так, с появлением рядом с героем героини в произведении возникает второй композиционный центр: Раскольников и Сонечка Мармеладова становятся двумя «полюсами» идейной, художественной структуры произведения в целом. Соединение, «столкновение» двух самостоятельных замыслов привело к тому, что теперь произведение стало строиться на новых композиционных основаниях, которые Л. П. Гроссман, говоря об архитектонике романов Достоевского, назвал «принципом двух или нескольких встречающихся повестей». Иногда спрашивают: а Свидригайлов? Не образует ли этот герой еще один — третий — композиционный центр? Нет. В плоскости указанной философско-религиозной проблематики Свидригайлов, как и Раскольников, тоже существует в романе в мире разрушенных религиозно-нравственных абсолютов: в этом отношении его отличие от главного героя лишь в том, что он уже давно дошел до «последних столпов» на том пути, на который так мучительно пытается и не может вступить Раскольников. Однако в принципиальном отношении они оба равно противостоят этической позиции Сонечки. В этом они действительно «одного поля ягоды».

Последствия сентябрьского «творческого взрыва» не исчерпываются возникновением в произведении второго идейного центра, установлением нового композиционного принципа. Может быть, для сложения жанровой структуры романа еще важнее, что на этом этапе в произведении возникает сопряжение «текущей действительности» и вечности. Скорее всего, замысел «Пьяненьких» был не только нраво- и бытописательным, но и предполагал выходы к метафизической проблематике. Об этом, в частности, позволяет говорить тот факт, что в «Преступлении и наказании» само название — «Пьяненькие» — отзывается в картине Судного дня (в финале исповеди Мармеладова), в словах Христа, который «в тот день» «всех рассудит и простит, и добрых и злых, и премудрых и смирных… И когда уже кончит над всеми, тогда возглаголет и нам: «Выходите, скажет, и вы! Выходите, пьяненькие, выходите, слабенькие, выходите, соромники!». Сцена Судного дня с обращением Христа к «пьяненьким» появляется уже в самых первых черновых набросках, сделанных писателем во 2-й половине сентября, после означенного «творческого взрыва». Так что, вероятно, отмеченный эпизод перешел в «Преступление и наказание» непосредственно из творческих материалов к «Пьяненьким». Значение этого обстоятельства трудно переоценить. Здесь в первый раз в творчестве Достоевского появляется образ Христа и возникает столь важный для художественной структуры романов «великого пятикнижия» прорыв повествования в сакральный план бытия, происходит приобщение истинной действительности к вечности, включение современности в эсхатологическую перспективу. Отныне это станет принципиальной особенностью глубинной поэтики поздних произведений писателя. В окончательном тексте наряду с картиной Судного дня в финале исповеди Мармеладова этот принцип романной архитектоники будет реализован в образе вечности, которая мерещится Свидригайлову в виде закоптелой деревенской баньки с пауками по углам, или в апокалиптических картинах гибели человечества из каторжных снов Раскольникова. Иначе — в сцене чтения героями евангельского эпизода воскрешения Лазаря. Неоднократно указывалось, что этой особенностью — изображением современности в аспекте вечности, в аспекте Священной истории — поздний Достоевский близок средневековой литературе. Однако в отличие от последней метафизический план бытия в романах «великого пятикнижия» принципиально «персоналистичен»: это всегда «чья-то» вечность, «чей-то» апокалипсис и т.п. «Мармеладовская» картина Судного дня, перешедшая в «Преступление и наказание» из замысла «Пьяненьких», явилась первым «ростком» новой жанровой поэтики Достоевского.

Приведенные наблюдения показывают, что уже на этапе работы над «висбаденской» редакцией «повесть» начинает обнаруживать ряд существенных, структурообразующих черт жанровой формы будущего «Преступления и наказания». Однако в целом и после описанного сентябрьского «творческого взрыва» замысел еще качественно отличен от итоговой художественной концепции. И это — несмотря на сказанное о возникновении важнейшего идейного контрапункта произведения, о зарождении черт идеологического, полифонического романа; о начале разработки метафизических аспектов эмпирического сюжета. В чем же тогда состоит главное, принципиальное отличие? Говоря предельно общо, замысел осени 1865 г. еще не являлся замыслом романа-трагедии. Если же более конкретно сформулировать то же самое: это был замысел о другом герое и — в силу этого — о другом преступлении. В написанном связном тексте «висбаденской» редакции, в обобщенном плане повести в письме к Каткову еще нет Раскольникова — каким он предстает перед читателем в завершенном произведении, а значит, нет и уникальной раскольниковской ситуации — главного художественного открытия, совершенного Достоевским в романе.

По характеристике В. В. Кожинова, «Преступление и наказание» — «роман неразрешимых ситуаций и роковых, чреватых трагическими последствиями решений». Эта глубокая и точная характеристика обнаруживает трагедийность положения человека в мире Достоевского и открывает возможность понимания Родиона Раскольникова не просто как молодого человека, совершающего преступление «по легкомыслию, по шатости в понятиях поддавшись некоторым странным «недоконченным идеям», которые носятся в воздухе», но — как трагического героя, героя высокой трагедии. Исходная трагедийность ситуации и есть то новое художественное качество, возникновение которого в процессе создания романа обусловило главное, принципиальное отличие «Преступления и наказания» от первоначального замысла. В обосновании этого тезиса — ключ к пониманию итоговой жанровой формы произведения как романа-трагедии.

Кстати, как герой-мыслитель, Раскольников в окончательном тексте сам остро сознает трагедийность ситуации, в которой находится, точно и выразительно ее формулирует, когда говорит сестре Дунечке: «…и дойдешь до такой черты, что не перешагнешь ее — несчастна будешь, а перешагнешь — может, еще несчастнее будешь». Эта лаконичная формула трагического самосознания подытоживает душевный и духовный опыт героя уже после совершенного преступления, однако она равно относится и к Раскольникову, еще не перешагнувшему роковой «черты». Здесь надо заметить, что положение о трагедийности ситуации главного героя отнюдь не отменяет отмеченной соотнесенности в произведении Раскольникова и Сонечки Мармеладовой как организующего принципа архитектоники, но, напротив, лишь углубляет и обогащает этот важнейший контрапункт романа. Больше того, лишь на этой трагедийной почве и оказывается единственно возможным развитие подлинной романной полифонии. В самом деле, высказанную героем формулу без каких-либо оговорок можно приложить и к положению Сонечки. Ситуация героини — это тоже «неразрешимая ситуация»: моральное чувство — чувство любви и сострадания к ближним — выталкивает ее на нарушение морального закона, который непреложен, свят для ее религиозно-нравственного сознания. В сюжете Сони тоже есть своя «роковая черта», которую «не перешагнешь — несчастна будешь, а перешагнешь — может, еще несчастнее будешь», — с той, пожалуй, необходимой оговоркой, что остаться по эту сторону «черты» и не смочь спасти своих близких от голодной смерти — значит для героини «еще несчастнее быть», чем несчастна она, переступив «черту» и мучаясь — на грани самоубийства или сумасшествия — от нестерпимого сознания своей греховности. Соня Мармеладова — это тоже трагическая героиня; она тоже вынуждена принимать решения в ситуации, когда вопросы для нее «неразрешимы». Однако и нравственно, и интеллектуально (и, конечно, религиозно) Сонечка самоопределяется в этой ситуации принципиально иначе, нежели главный герой.

Анализируя раскольниковскую формулу трагедийной ситуации, нельзя упустить исключительно важное слово: «дойдешь…»: до этой роковой «черты» еще надо дойти. Ведь в трагедийном мире романа Достоевского отнюдь не все персонажи оказываются трагическими героями. Причем не только подлец Лужин или ничтожный Лебезятников, но даже и такой симпатичный персонаж, как Разумихин, отнюдь не герои трагедии. Значит, все зависит не только от состояния мира, но — в равной степени — от личных качеств самих героев, Раскольникова и Сони. Какие же качества Раскольникова являются в романе определяющими, без уяснения которых невозможно адекватно авторскому замыслу понять ни его преступления, ни его наказания, ни воскресения в финале? Прежде всего, и это именно прежде всего, прежде демонической гордости, прежде философской диалектики, Родион Раскольников — герой, исключительно остро чувствующий чужую боль, живущий так, как будто с него содрали кожу и все, что происходит вокруг, больно ранит его душу и сердце. В этом, бесспорно, его «общая точка» с Соней Мармеладовой. И в этом же самая глубокая, изначальная первопричина всего, что происходит с героем в романе. В конце романа, за полчаса до явки с повинной в полицейскую контору, Раскольников в отчаянии восклицает: «О, если б я был один и никто не любил меня, и сам бы я никого никогда не любил! Не было бы всего этого!». Чего «не было бы»? — «…Не было бы никаких угрызений совести <…> он все бы смог, через все бы перешагнул», — т. е. не было бы признания, считает, например, Ю. Ф. Карякин. С этим нельзя не согласиться. Но восклицание героя, бесспорно, имеет более широкий, универсальный смысл: «…и сам бы я никого никогда не любил! Не было бы всего этого!» ВСЕГО! — т. е. не было бы и самого преступления. Здесь неизбывная любовь к людям переживается героем как бремя, как крест, от которого он — безнадежно — пытается освободиться. Безнадежно — потому что это его природа, это он сам, самый глубокий корень его человеческой сути. Корень и его преступления, и его наказания одновременно. Но равно и залог его воскресения.

Конечно же, сказанное об остроте морального чувства как истоке всего, что совершается в романе с героем, недопустимо сводить к тому плоскому и предельно упрощенному пониманию, в соответствии с которым Раскольников убил, «чтобы матери помочь». Такое истолкование отвергает в сцене признания Сонечке сам герой. Речь идет о другом, о том, что это качество героя оказывается первоначалом цепной реакции мучительных переживаний, неразрешимых вопросов, отчаяния, глубоких и серьезных размышлений, оригинальных идей, вновь отчаяния, терзаний уязвленной гордости, новых размышлений и наконец роковых решений, — цепной реакции, которая в конечном итоге и приводит героя к совершению преступления. Но не будь первопричины, не было бы и всей цепи. Здесь мы сталкиваемся с сокровенной и больной идеей Достоевского — с мыслью о разрушительном потенциале неутоленного и неутолимого сострадания, о трагических последствиях, которыми оно чревато. Выхватить из цепи среднее звено — «идею» героя, — все свести к «идее» и все вывести из «идеи» — это серьезное искажение художественной концепции Достоевского, это ложный взгляд, закрывающий возможность понимания ключевой идеи романа — идеи воскресения как нового рождения через смерть. Хотя, бесспорно, без «идеи» героя, причем «идеи» в ее глубочайшем экзистенциональном содержании, раскопьниковского преступления, конечно, тоже не было бы: он его не мог бы и не смог бы совершить.

Острота морального чувства — это то, что «доводит» героя до «роковой черты», сталкивает его с моральным законом, заставляет решать «проклятые вопросы». Раскольников непросто преступник «от отчаяния». Он преступник-мыслитель (и мыслитель-преступник, что не одно и то же). Напряженно бьющаяся мысль, нацеленная на антиномии духовного бытия, — вот еще одно важнейшее, сущностное качество героя «Преступления и наказания». Но до столкновения с моралью, до ощущения ее неодолимости и одновременного переживания унизительности подчинения ее диктату мысль Раскольникова не получает достаточных стимулов к развитию. Именно поэтому в ранних редакциях, где преступление совершается «и скоро и удачно» и лишь «за чертой» «неразрешимые вопросы восстают перед убийцей, неподозреваемые и неожиданные чувства мучают его сердце», герой не только не обладает серьезной и глубокой идеей, но она ему и не нужна. Масштабность, острота, дерзновенность мысли Раскольникова возрастают в процессе создания романа не самопроизвольно, но в органической взаимосвязи с изменением других сущностных качеств героя и, как следствие, — исходной ситуации, в которой он находится перед совершением преступления. Здесь ключ к уяснению взаимообусловленности таких определений жанровой формы «Преступления и наказания», как идеологический роман и роман-трагедия. М. М. Бахтин писал, что Достоевский ведет со своими героями «диалог» на языке ситуаций, что «автор говорит всею конструкциею своего романа не о герое, а с героем». Найденный Достоевским в его первом великом философском романе гениальный «ход», когда герой-мыслитель, герой-философ поставлен жизнью в трагическое положение, когда он вынужден принимать решения и действовать в «неразрешимой ситуации», оказывается мощным стимулом к развитию, углублению его идеи, определяя особый характер и особую направленность «жизни идеи» в произведении. Студент-юрист, профессионально размышляющий над вопросами преступления, вины, наказания, права, мыслящий в масштабе всей мировой истории, Раскольников в своих философских построениях, в «идее» пытается найти для себя опору в ситуации, когда надо «не тосковать, не страдать пассивно, одними рассуждениями о том, что вопросы неразрешимы, а непременно что-нибудь сделать, и сейчас же, и поскорее». «Идея» героя — это поиск выхода, это отчаянная и обреченная попытка «философски» преодолеть трагедийную ситуацию. Но именно поэтому — и великий соблазн, чреватый порчей человеческого духа, духовной смертью.

В чем суть, главный итог многообразных теоретических построений Раскольникова? В разрушении религиозно-нравственных абсолютов, в обосновании идеи относительности или даже фиктивности, призрачности морали. В убеждении, что моральные нормы, моральные запреты (и прежде всего Христова заповедь «Не убий» — Мф. 19: 18) — это «предрассудки, одни только страхи напущенные, и нет никаких преград». Уже после совершения преступления сам герой сформулирует это так: «Я не человека убил, я принцип убил». В эпизоде, когда Раскольников собирается на убийство, Достоевский сообщает читателям одно наблюдение своего героя, сделанное им во время размышлений о природе преступления: «преступник, и почти всякий, — замечает Раскольников, — в момент преступления подвергается какому-то упадку воли и рассудка, сменяемых, напротив того, детским феноменальным легкомыслием». «Дойдя до таких выводов, — продолжает писатель, — он решил, что с ним лично, в его деле, не может быть подобных болезненных переворотов, что рассудок и воля останутся при нем, неотъемлемо, во все время исполнения задуманного, единственно по той причине, что задуманное им — «не преступление»». Вот концентрированное выражение и итог раскольниковских теоретических построений! Убийство — не преступление, может быть не преступлением; есть такие ситуации, когда оно является преступлением только формально-юридически, а не по сути и человек не только «право имеет», но порой и «обязан» совершить его. К этой своей заветной идее Раскольников вновь и вновь возвращается на протяжении романа, обосновывая ее многократно и многообразно. И апеллируя к логике всемирной истории, обнаруживая, что «преступление» — это извечная форма и основной закон истории развития, а великие «законодатели и установители человечества»: Ликурги, Солоны, Магометы, Наполеоны — «были особенно страшные кровопроливцы», т. е. что история есть не что иное, как отрицание и опровержение абсолютности моральных норм. И подставляя на место нравственных абсолютов абсолюты математической самоочевидности: «За одну жизнь — тысячи жизней, спасенных, от гниения и разложения. Одна смерть и сто жизней взамен — да ведь тут арифметика». И даже находя опору в специфической этике народно-поэтических представлений. «Преступление? Какое преступление? <…> то, что я убил гадкую, зловредную вошь, старушонку процентщицу, никому не нужную, которую убить сорок грехов простят, которая из бедных сок высасывала, и это-то преступление?». Совершенно очевидно, что с этой стороны идейные построения Раскольникова никак не являются мотивом к преступлению: их роль, сверхзадача в другом — разрушить, взорвать те преграды (морального, духовного порядка), которые в сознании самого героя останавливают, сдерживают его на путях задуманного. Кстати, именно в этом «идейном обеспечении» преступления (что парадоксально с традиционной точки зрения) он позднее и будет видеть причины постигшей его неудачи: «И неужели ты думаешь, что я как дурак пошел очертя голову! — говорит он в сцене признания Соне. — Я пошел, как умник, и это-то меня и сгубило!». Самопризнание истинное в том смысле, что интеллектуальная энергия Раскольникова, направленная на разрушение религиозно-нравственных абсолютов, вызвана к жизни слабостью героя, его неспособностью, неготовностью, «сломав, что надо, раз навсегда <…> страдание взять на себя». (И после убийства он формулирует это Соне как задачу). Однако одним покушением на мораль «участие» «идеи» в раскольниковском преступлении отнюдь не исчерпывается. Напомним сказанное о «жизни идеи» в романе-трагедии Достоевского. «Убив принцип» в своем сознании, герой с новой остротой наталкивается на иную преграду, — условно говоря, второго порядка. Вот как описано его состояние в эпизоде пробуждения Раскольникова на Петровском острове после сна о забитой лошади, за день до убийства: «Нет, я не вытерплю, не вытерплю! — восклицает Раскольников. — Пусть, пусть даже нет никаких сомнений во всех этих расчетах, будь это все, что решено в этот месяц, ясно как день, справедливо как арифметика. Господи! Ведь я все же равно не решусь. Я не вытерплю, не вытерплю!» Его моральное «право» представляется герою и в этот момент безусловным («нет никаких сомнений»; «ясно как день, справедливо как арифметика»), но задуманному оказывает сопротивление само его человеческое естество, само «нутро» Раскольникова противится идее преступления. Возникшая ситуация мучительна и унизительна для Раскольникова. С одной стороны, отказ от «предприятия» превращает его в своих собственных глазах в «подлеца» («Ко всему-то подлец-человек привыкает!»), в «тварь дрожащую», т. к. заставляет «смириться», принять мир как он есть — со всем его злом и несправедливостью, лишая «всякого права действовать, жить и любить»; с другой стороны — Раскольников всецело убежден, повторим это еще раз, что моральные нормы и запреты — «предрассудок» и что он «право имеет». Но его останавливает, «осаживает» слабость его человеческого естества, перечеркивая тем самым и мощь его интеллекта, и силу его духа, подчиняя своему диктату саму его личность. И тут заявляет себя в полную силу еще одна важнейшая черта характера Раскольникова — его «демоническая гордость». Именно гордость в возникшей ситуации не позволяет герою не переступить. Но это — «демоническая» гордость, т. к. она заставляет героя вступить в борьбу с самой его человеческой природой. Больше того, демоническая гордость Раскольникова приводит к подмене целей: теперь победа над своим естеством, преодоление его власти над духом становится той «сверхзадачей», которую герой решает в своем преступлении. «…Я хотел Наполеоном сделаться, оттого и убил», — говорит он в сцене признания Соне. «Наполеоны» для Раскольникова — это те, кто, по его собственным словам, «не так сделаны», на которых «не тело, а бронза». «Наполеоны» шагают через все «препятствия» не задумываясь, не зная, не чувствуя сопротивления своего человеческого естества. Именно здесь и сейчас «идея наполеонизма» выходит в теоретических построениях Раскольникова на первый план, и «Наполеоны» становятся для него идеалом и образцом независимо от морального содержания их действий, а лишь благодаря одной своей способности — шагать через все «препятствия» не задумываясь, — что так мучительно не дается герою.

Однако по его же теории разделения человечества на два разряда — «обыкновенных» и «необыкновенных», которую Раскольников развивал в написанной за полгода до событий статье и которую они при их первой встрече обсуждают с Порфирием Петровичем, — как раз «сделаться» Наполеоном нельзя: принадлежность к одному из двух разрядов «запрограммирована» генетически; переход из разряда в разряд невозможен. Наполеоном можно только родиться. Это наблюдение дополнительно подтверждает, что среди мотивов преступления героя «идея» далеко не первична. Теоретические построения Раскольникова «обслуживают» какие-то более глубинные запросы его духа, отвечают «силе его желаний» («Может быть, по одной только силе своих желаний он и счел себя тогда человеком, которому более разрешено, чем другому»). И герой способен пересматривать свои прежние концепции, если они начинают ограничивать какие-то наиболее фундаментальные устремления его личности. Слабость человеческого «естества», неспособность «выносить свои шаги», по убеждениям самого же Раскольникова, — это отличительная черта «обыкновенных». И, казалось бы, бурные проявления его собственной «консервативной» «натуры», протестующей (подобно эпизоду после сна на Петровском острове) против идеи преступления, — именно с позиций его же теории должны были «ясно как день» доказать герою, что он не «гений», а «обыкновенный» и «не его это дело». Но тут-то, когда его же прежняя теория грозит обернуться против него самого, способна — в союзе со слабостью «натуры» — стать новой непреодолимой преградой на его путях, связать его крепче моральных пут, — герой-мыслитель, воспламененный «демонической гордостью», делает еще один отчаянный рывок. Новая идея «выклевывается в его голове, как из яйца цыпленок», когда Раскольников за месяц до убийства слышит в трактире спор незнакомых ему студента и офицера:

« — Я бы эту проклятую старуху убил и ограбил, и уверяю тебя, что без всякого зазору совести, — с жаром прибавил студент. <…>

— Конечно, она недостойна жить, — заметил офицер, — но ведь тут природа.

— Эх, брат, да ведь природу поправляют и направляют, а без этого пришлось бы потонуть в предрассудках. Без этого ни одного бы великого человека не было. <…>

Раскольников был в чрезвычайном волнении <…> почему именно теперь пришлось ему выслушать именно такой разговор, когда в собственной голове его только что зародилисьтакие же точно мысли?».

«…Только что зародились»: здесь и сейчас, вслед за словами безыменного студента: «…природу поправляют и направляют, а без этого <…> ни одного бы великого человека не было» — в голове Раскольникова рождается идея: «Наполеоном сделаться» — «поправить и направить», т. е. преодолеть, победить свою человеческую природу и стать «великим человеком». Так отныне замысел его преступления уже не по средствам своим только, но и по целям становится «идейным». И без сомнения, взгляд на преступление как на «инструмент» выделки «необыкновенной личности», «Наполеона», «властелина» — это самая «демоническая» идея во всем теоретическом арсенале Раскольникова.

Уже после преступления, подводя убийственные для себя итоги, герой так формулирует свое понимание всего с ним произошедшего: «Старуха была только болезнь… я переступить поскорее хотел… я не человека убил, я принцип убил! Принцип-то я и убил, а переступить-то не переступил, на этой стороне остался…». Этими словами Раскольникова как бы задаются три уровня рассмотрения проблемы преступления в романе (преступление уголовное: «человека убил»; преступление моральное, разрушение религиозно-нравственных абсолютов: «принцип убил»; преступление «экзистенциальное» — преодоление своего человеческого естества). Подчеркнем главное: хотя он и человека (даже двух) убил, и мораль разрушил, — в своих собственных глазах, совершенно парадоксально, Раскольников «не переступил, на этой стороне остался». «Не переступил» — так сам герой оценивает результат преступления в свете той сверхзадачи, которую он разрешал, в свете своей «демонической» идеи, которая его воспламеняла. Но если Раскольников с отчаянием осознает, что и «осмелясь», принеся в жертву другого, он все-таки не смог побороть свою «ретроградную» натуру, — это не означает, что прохождение через преступление для его человеческой природы осталось без последствий. «Разве я старушонку убил? Я себя убил, а не старушонку! Тут так-таки разом и ухлопал себя, навеки!» — с не меньшим отчаянием признается он Соне. Убийство оборачивается самоубийством.

Авторскую концепцию «Преступления и наказания» часто понимают так: ложному, преступному пути Раскольникова писатель противопоставляет истинный, жертвенный путь Сони Мармеладовой. Это очень серьезное огрубление авторской художественной концепции. На последней странице романа Достоевский говорит о героях: «Их воскресила любовь». Не Раскольникова только воскресила любовь Сони, но «их воскресила любовь». Сонечка у Достоевского в такой же степени нуждается в воскресении, как и Раскольников. Ее «путь» без него — это тоже тупик, как и его «путь» без нее. Они в равной степени необходимы друг другу. Соня и Раскольников — не свет и тьма, не истина и ложь; они — два «полюса», «центростремительное» и «центробежное» начала «Преступления и наказания». Страдание от сознания своей греховности («я великая, великая грешница!»), которое Сонечка несет в себе до встречи с Раскольниковым, совершенно безысходно, катастрофично — чревато самоубийством или сумасшествием. И когда Раскольников, настаивая, что никого героиня своей жертвой не спасает, подытоживает: «Ведь справедливее, тысячу раз справедливее и разумнее было бы прямо головой в воду и разом покончить!» — он читает в ее глазах, что эта мысль — мысль о самоубийстве — для Сонечки вовсе не новая, что она уже не однажды заходила к ней в голову. «Может быть, много раз и серьезно обдумывала она в отчаянии, как бы разом покончить, и до того серьезно, что теперь почти и не удивилась предложению его». И тут «он понял вполне, до какой чудовищной боли истерзала ее, и уже давно, мысль о бесчестном и позорном ее положении». «В отчаянии» — этими словами Достоевский обозначает, к краю какой пропасти подводит героиню ее путь — путь христианской жертвы. Общепризнанно, что чтение Сонечкой по просьбе Раскольникова сцены воскресения Лазаря из Евангелия от Иоанна — это символический «фокус» всего романа. Чаще исследователи указывают, что евангельский эпизод символически прообразует возможность грядущего воскресения главного героя, пишут о Раскольникове как «новом Лазаре». И гораздо реже акцентируют глубоко яичный характер чтения героини, которая через евангельское слово выражает свою «настоящую и уже давнишнюю <…> тайну», «выдавая и обличая все свое». «Тайна» эта наиболее отчетливо артикулирована в черновом наброске к эпизоду, где Сонечка восклицает: «Я сама была Лазарь умерший, и Христос воскресил меня», — реплика, по-видимому, снятая потому, что «полное воскресение в новую жизнь» и у героини еще впереди. «Огарок уже давно погасал в кривом подсвечнике, тускло освещая в этой нищенской комнате убийцу и блудницу, странно сошедшихся за чтением вечной книги», — читаем в финале эпизода. В этих словах: «странно сошедшихся» — великое откровение художника. Раскольников и Сонечка потому и «сходятся» у Достоевского за чтением евангельского рассказа о «величайшем чуде» воскресения, воспринимая его (пусть и существенно по-разному) как непосредственно относящееся к их личности, их судьбе, — что, самоопределяясь в трагедийной ситуации диаметрально противоположно — один на путях преступления, другая на путях христианской жертвы, — они оба равно мучительно переживают (пусть опять существенно по-разному) свое состояние как состояние смерти. И эта констатация, пожалуй, самое глубокое обнаружение принципиальной трагедийности мира романа. «Логически неизбежно (хотя в романе это не показано) идет к гибели Соня, не слушая никаких доводов разума, и Раскольников, слушаясь только разума», — со своих позиций проницательно утверждает, казалось бы, тот же самый трагедийный принцип Г. С. Померанц. Но здесь не сказано последнее слово. Роман Достоевского — это христианская трагедия (термин Г. П. Федотова), где смерть чревата воскресением. Больше того, смерть является необходимым условием воскресения, ибо христианская идея воскресения не есть идея возвращения старой жизни, идея «реанимации», но — идея нового рождения через смерть. И эта идея — сокровенная сердцевина художественной концепции «Преступления и наказания». «Достоевский снова открыл, после антиномий апостола Павла, спасительность падения и благословенность греха, не какого-нибудь под грех, по людскому осуждению, поступка, а всамделишного греха и подлинного падения», — писал о. Павел Флоренский о наследии писателя в целом. Сказанное ближайшим образом и, может быть, прежде всего относится к ситуации Раскольникова. «Нельзя отвечать катехизисом на трагедию героев Достоевского, трагедию Раскольникова <…>. Это принижает величие Достоевского, отрицает все подлинно новое и оригинальное в нем, — писал фактически о том же Н. А. Бердяев. — <…> Достоевский свидетельствует о положительном смысле прохождения через зло, через бездонные испытания и последнюю свободу» (Бердяев Н. А. Философия творчества, культуры и искусства: В 2 т. М., 1994. Т. 2. С. 177). И в более широком развороте: «Отпадение, раздвоение, отщепенство никогда не являлись для Достоевского просто грехом, это для него также — путь»; «зло должно быть преодолено и побеждено, но оно дает обогащающий опыт <…> возможность преодолеть его изнутри, а не внешне лишь бежать от него и отбрасывать его, оставаясь бессильным над его темной стихией» (Там же. С. 164). «Господи! уже смердит; ибо четыре дни, как он во гробе», — звучит евангельский текст под низкими сводами Сонечкиной комнаты. И здесь же: «Я есмь воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрет, оживет». С этого кульминационного эпизода, с этой вершины романа начинается медленное, противоречивое, но неуклонное движение к финалу.

Впрочем, строго говоря, встречей с евангельским текстом определяется перелом в сюжете Раскольникова: для Сонечки же Евангелие изначально — это «свое», сокровенное, интимное. Но событие, ставшее поворотным в сюжете героини, совершается в этой же кульминационной главе, чуть раньше, когда Раскольников вдруг «весь наклонился и, припав к полу, поцеловал ее ногу»:

«Соня в ужасе от него отшатнулась <…>

— Что вы, что вы это? Передо мной! — пробормотала она, побледнев, и больно-больно сжало вдруг ей сердце. <…>

— Я не тебе поклонился, я всему страданию человеческому поклонился», — отвечает ей Раскольников. И продолжает: «…я давеча сказал одному обидчику, что он не стоит одного твоего мизинца… и что я моей сестре сделал сегодня честь, посадив ее рядом с тобою.

— <…> Честь! Да ведь я… бесчестная… я великая, великая грешница! Ах, что вы это сказали!

— Не за бесчестие и грех я сказал это про тебя, а за великое страдание твое».

С этого раскольниковского поклона-поцелуя — «за великое страдание твое» — и начинается внутреннее, душевное и духовное воскресение Сони. Только через Раскольникова, его глазами смогла героиня взглянуть на себя со стороны — увидеть и оценить значение своего страдания как искупления. И это оказывается воистину спасительным для нее. Но необходим и такой герой, как Раскольников, который в себе несет бездну страдания, чтобы он мог оценить страдание Сонечки, увидеть в нем символ страдания всего человечества и преклониться перед ним.

А назавтра, в эпизоде признания, когда дело уже идет о спасении Раскольникова, Соня как бы «возвращает» герою то, что накануне увидела, узнала благодаря ему в самой себе: «Страдание принять и искупить себя им, вот что надо», — отвечает она на полный отчаяния вопрос Раскольникова: «Ну, что теперь делать, говори!» Но разве Раскольников и без того не страдает? В чем сокровенный смысл Сонечкиного призыва? У Достоевского мораль не только, с одной стороны, система ограничений и запретов («не убий», «не укради», «не прелюбодействуй») и не только сострадание и любовь — с другой. Мораль — это и великий всеобщий связующий закон. Герои писателя открывают это самой своей трагической судьбой. Раскольников, взрывая в своей идее моральный закон как преграду на пути преступления, утверждаясь в «праве на кровь», по существу, еще до убийства порывает духовные связи с миром, с Богом. Хотя «сознательно сказалось душе его» это лишь после содеянного: «Ему показалось, что он как будто ножницами отрезал себя сам от всех и всего». Это было «самое мучительное чувство из всех когда-либо им испытанных», — прибавляет Достоевский. Сонечка же, вынужденная «переступить», но страдающая от сознания своей греховности, тем самым, страданием своим, свидетельствует, что и «за чертой» моральный закон для нее непреложен. Страдание до «чудовищной боли» оказывается здесь единственно возможной формой сохранения героиней и в «грехе» морального единства с людьми. Поэтому в романе именно Соня указывает измученному нравственной пыткой герою путь восстановления разрушенных преступлением связей с миром, с Богом, путь спасения. «Страдание принять и искупить себя им, вот что надо» — в этом ответе на отчаянный вопрос Раскольникова ее собственная боль и собственная надежда. Герой мучительно страдает на протяжении всего романа, но такого страдания, к которому призывает его Соня, страдания-самоосуждения, страдания-раскаяния, он не знает вплоть до финала. Однако особая сложность положения Раскольникова состоит в том, что единственно спасительное для него «страдание принять» (в Сонином смысле) не есть вопрос свободного решения. Первоначально герой просто не понимает смысла обращенного к нему призыва. Но и позднее, когда на грани отчаяния он, как пишет Достоевский, «так и ринулся в возможность этого цельного нового, полного ощущения», страдание-самоосуждение оказывается для Раскольникова недоступным. Вот почему роман не заканчивается так, как в письме к Каткову планировал писатель: герой «доносит на себя», но это не делает его способным «примкнуть опять к людям». Второй финал, подлинный, в Эпилоге, потому и необходим, что «явка в контору» и «признание» — это хотя и сознательная, но неудавшаяся попытка героя «страдание принять». Об этом свидетельствует описание Достоевским нравственно-психологического состояния Раскольникова на каторге: «И хотя бы судьба послала ему раскаяние — жгучее раскаяние, разбивающее сердце, отгоняющее сон, такое раскаяние, от ужасных мук которого мерещится петля и омут! О, он бы обрадовался ему! Муки и слезы — ведь это тоже жизнь. Но он не раскаивался в своем преступлении». И еще: «О, как бы счастлив он был, если бы сам мог обвинить себя!». Пожалуй, именно в этих словах перед читателями предстает новый Раскольников, взыскующий теперь страдание в том его глубинном смысле, который вкладывала в свой призыв Соня. Но здесь же, в этих же самых словах, открывается и то, что лежащее в основе такого страдания самоосуждение Раскольникову оказывается не на что опереть: «ожесточенная совесть его не нашла никакой особенно ужасной вины в его прошедшем». В основе страдания-самоосуждения Сонечки лежит ее глубокое убеждение в абсолютности, божественном происхождении моральных норм. Раскольников же, по его собственным словам, «принцип убил», разрушил в своих теоретических построениях религиозно-нравственный абсолют, пришел к убеждению не только относительности моральных норм, но и к пониманию морали как зла (ибо неукоснительное соблюдение моральных запретов превращало его в его собственных глазах в «подлеца»). Теория в своих глубинных основаниях владеет героем и на каторге: «Чем, чем, — думал он, — моя мысль была глупее других мыслей и теорий <…> ? Стоит только посмотреть на дело совершенно независимым <…> от обыденных влияний взглядом, и тогда, конечно, моя мысль окажется вовсе не так… странною». Именно «мысль», философская теория Раскольникова и лишает героя возможности самоосуждения, которое он теперь так страстно взыскует. И здесь за Сонечкой преимущество наивного, не затронутого анализом миропонимания.

Переворот в сознании Раскольникова совершается только на последних страницах романа. Готовят этот переворот, художественно его мотивируют, являясь выражением зреющих в герое перемен, апокалиптические сны, которые снятся Раскольникову на Святой неделе. В этих снах сознанию героя предстает картина мира, в котором уничтожен моральный принцип, разрушен моральный закон (в т. ч. и в самом человеке, его сердце). Это все та же раскольниковская «теория», но только доведенная до своего предела, воплощенная в планетарном масштабе. Одновременно сны — это и своеобразный «противовес» теоретическим построениям героя, саморазоблачение и самоотрицание его идеи. Если прежде его теория представлялась Раскольникову «спасительной, может быть, для всего человечества», то теперь его сознанию открывается, что предпринятая им попытка «принцип убить» — разрушить мораль, всеобщий связующий закон — гибельна для всего человечества. Здесь исключительно важен планетарный масштаб снов Раскольникова: это как раз то, что позволяет художественно достоверно соединить «старого» (с его всемирно-историческим масштабом притязаний) и «нового» Раскольникова, объяснить саму возможность перехода от одного к другому. Только сознание того, что его «идея» чревата возможностью всемирной катастрофы, создает необходимые предпосылки для освобождения героя от власти над ним его теоретических представлений. В символических образах апокалиптических снов сознанию Раскольникова открывается целесообразность, жизненная необходимость, спасительность для человечества разрушенных и отвергнутых им религиозно-нравственных абсолютов; моральный закон восстанавливается для него во всей своей непреложности, и только вместе с этим герой обретает наконец основу для столь чаемого им самоосуждения. Вдвойне важным оказывается, что новое миропонимание приходит к Раскольникову через сны, т. е. предстает как идущее из глубин его собственного духовного опыта, а не как результат влияния извне. Теперь борьба с «идеей» в самом себе, необходимость смирения перед религиозно-нравственным абсолютом, сознание личной вины за все состояние мира должны представиться ему «спасительными, может быть для всего человечества». Таким образом, в финале герой Достоевского не только преодолевает себя прежнего, но и выходит к обретению себя нового: «Он воскрес, и он знал это, чувствовал вполне всем обновившимся существом своим». Далеко не случайно апокалиптические сны завершаются столь знакомым «раскольниковским» мотивом избранничества: «Все и всё погибало. <…> Спастись во всем мире могли только несколько человек, это были чистые и избранные, предназначенные начать новый род людей и новую жизнь, обновить и очистить землю, но никто и нигде не видал этих людей, никто не слыхал их слова и голоса». Истоки этого мотива, бесспорно, в основополагающем для героя обостренном ощущении личной ответственности за весь всемирно-исторический процесс; финальные аккорды сна выражают зреющую в нем готовность к «великому, будущему подвигу», как скажет Достоевский в последних строках романа. По своему скрытому пафосу каторжные сны Раскольникова, взятые в контексте творчества писателя в целом, могут прочитываться как отправная точка того духовного пути, об итогах и кульминации которого может дать представление финал «Сна смешного человека», где герой открыто принимает на себя (и только на себя одного) вину за трагические результаты всей мировой истории, представшей, кстати, его воображению также в фантастической форме сновидений. Именно поэтому невозможно согласиться с исследователями, которые утверждают, что в результате произошедшего в финале переворота «Раскольников перестал быть Лицом, из героя он превратился в антигероя» (Кирпотин В. Я. Избранные работы в трех томах. М.: Художественная литература, 1978. Т. 3. С. 431). Черты «титанизма» сохраняются и в самом раскаянии героя (готовность к которому выплеснулась из его подсознания в символической форме сновидений). Исключительно важно также, что мотив «всемирной катастрофы» и мотив «избранных», спасающих «род людей», сведены в снах вместе, сосуществуют в единой картине. Готовность признать себя виновным за состояние всей мировой жизни (не за то, что он зарубил старуху процентщицу, но за то, что «принцип убил» — разрушил моральный «иммунитет» и тем поставил человечество на грань всеобщей катастрофы) и — одновременно — готовность к спасительному подвигу самоочищения (путь к святости) зарождаются в душе Раскольникова синхронно. Самоосуждение оказывается спасительным для героя только на путях обретения нового смысла жизни, жажда подвига рождается в глубинах переживания греха. Так что переворот, произошедший с ним в финале, — это не отказ героя от самого себя, но, напротив, — обретение себя в новом качестве. И поэтому Достоевский не ставит на последней странице точки: автор оставляет Раскольникова «на пороге». Впереди «новая история, история постепенного обновления человека, история постепенного перерождения его, постепенного перехода из одного мира в другой, знакомства с новою, доселе совершенно неведомою действительностью».

Тихомиров Б. Н. Преступление и наказание // Достоевский: Сочинения, письма, документы: Словарь-справочник. СПб., 2008. С. 148—158.

__________

«Преступление и наказание» в какой-то мере продолжает тему «Записок из подполья». Очень рано Достоевскому открылось таинственное противоречие, заключенное в понятии человеческой свободы. Весь смысл и радость жизни для человека именно в ней, в свободе воли, в этом «своеволии». И это «своеволие», полемизирует Достоевский с Н. Г. Чернышевским, сделает невозможным построение «хрустального дворца», будущего социалистического общества (Четвертый сон Веры Павловны).

В «Преступлении и наказании» проблема «своеволия» получает иное художественное решение. Писатель вскрывает сущность «своеволия» Раскольникова: за словами Родиона Романовича о «благе человечества» (эквивалент «хрустальному дворцу») отчетливо проступает «идея Наполеона» — идея одного избранного, стоящего над человечеством и предписывающего ему свои законы.

Достоевский ставит еще один вопрос: допустимо ли нравственно построение этого «хрустального дворца»? Допустимо ли, чтобы один человек (или группа людей) взял на себя смелость, присвоил себе право стать «благодетелем человечества» со всеми вытекающими отсюда последствиями? Старуха-процентщица — символ современного зла. Допустимо ли ради счастья большинства уничтожение «ненужного» меньшинства? Раскольников, как и молодой Достоевский, атеист и революционер, отвечает на этот вопрос: возможно и должно, ведь это же «простая арифметика»… Но Достоевский, православный монархист, каким он вернулся после каторги и ссылки, всем художественным содержанием романа отвечает: нет, невозможно и последовательно опровергает доводы Раскольникова, защищающего свое «своеволие» («наполеонизм»).

Если один человек присваивает себе право физического уничтожения ненужного меньшинства ради счастья большинства, «простой арифметики» здесь не получается: помимо старухи, Раскольникову приходится убить и Лизавету, ту самую униженную, ради которой и был поднят его топор.

В «Преступлении и наказании» Достоевский художественно исследует глубочайшую этическую проблему человеческого общежития — проблему примирения бесконечной ценности человеческой личности и вытекающей отсюда равноценности всех людей с реальным неравенством их, логически приводящим, по-видимому, к признанию их неравноценными.

Раскольников одновременно убивает и будущего ребенка Лизаветы и фактически убивает свою мать. Достоевский дает возможность осознать, что никакая мировая гармония не стоит ни одной слезинки ребенка! Гибель безвинных жертв любого революционного бунта не может быть ничем оправдана.

Социальное неравенство в мире, очевидно, неизбежно, но столь же неизбежен, по-видимому, вечный соблазн добиться социального равенства, лежащий в основе любого революционного переустройства мира («Что же, что же делать? — истерически плача и ломая руки, повторяла Соня». — «Что делать? Сломать, что надо, раз навсегда, да и только…» — недаром окончательно на преступление Раскольников решился после знакомства с Мармеладовым, когда ему открылась ужасающая нищета его семейства).

Но Достоевский продолжает выдвигать контраргументы против бунта Раскольникова и ему подобных. «Простой арифметики» не получилось и потому, что Раскольников опоздал прийти к старухе в точно назначенный час — 7 часов вечера, — потому и появилась Лизавета. Жизнь иррациональна, говорит Достоевский, она не поддается логическому исчислению (это главная мысль «Записок из подполья», где писатель нанес первый удар по революционным демократам с их рациональным построением будущего социалистического общества). Иррациональность жизни, по Достоевскому, препятствует всем попыткам логически-насильственно ее переустроить.

Третий аргумент Достоевского против революционного бунта Раскольникова (он не изображен социалистом, но для автора это не имело значения — писатель брал общую категорию бунта как такового) направлен на проповедуемое им «разрешение крови по совести». Ведь если разрешить себе «кровь по совести», т. е. окончательно освободиться от «принципов» и «идеалов», то неизбежно превратишься либо в Свидригайлова, которому вечность мерещится чем-то вроде деревенской бани — «закоптелой и по всем углам пауки», либо в Лужина, который тоже ни перед чем не остановится. И если Дуню, сестру Раскольникова, необходимо защищать от сластолюбивых притязаний Свидригайлова, то ведь и Сонечку Мармеладову нужно защищать от Лужина.

Свидригайлов и Лужин — это тот же Раскольников, но окончательно «исправленный» от всяких предрассудков. Они воплощают две возможности судьбы главного героя. «Мы одного поля ягоды», — говорит Свидригайлов Раскольникову. Все они идут по одному пути, но Лужин и Свидригайлов прошли его до конца, тогда как Раскольников продолжает еще держаться за «справедливость», «высокое и прекрасное», за «Шиллера». Для Свидригайлова жизнь уже не имеет смысла, добро и зло неразличимы, жить скучно и пошло, от скуки он способен творить и добро, и зло, что именно — безразлично.

Лужинский призыв к личной наживе — неизбежное следствие лозунга Раскольникова: «сильному все позволено». Проповедь пошляком и мошенником Лужиным экономической выгоды (основой хозяйственного прогресса является личная выгода, поэтому каждый должен о ней заботиться и обогащаться, не беспокоясь о любви к людям и тому подобных романтических бреднях) воспринимается как пародия на теорию Раскольникова: это как бы обоснование права на существование той самой «вши», которую Раскольников так презирает, и притом «вши», стремящейся занять, так сказать, командное положение и посягающей таким образом на права «настоящих людей». Недаром на рассуждения Лужина: «Наука… говорит: возлюби прежде всех одного себя, ибо все на свете на личном интересе основано» — Раскольников замечает: «Доведите до последствия, что вы давеча проповедовали, и выйдет, что людей можно резать».

Отрицание нравственности и допущение преступления — вот что роднит Лужина и Свидригайлова с Раскольниковым: только обоснования у них разные. Раскольников видит в жизни смысл и допускает преступления «настоящих людей», если эти преступления приносят пользу человечеству. Мировоззрение же Лужина и Свидригайлова (если можно говорить об их мировоззрении) — это, в сущности, доведенное до абсурда мировоззрение Раскольникова, неизбежное следствие его идеи о «разрешении крови по совести». Свидригайлов преграждает Раскольникову все пути, ведущие не только к раскаянию, но даже к чисто официальной явке с повинной. И не случайно Раскольников является с повинной только после самоубийства Свидригайлова.

Четвертый аргумент Достоевского против любого революционного бунта заключается в словах Порфирия Петровича: «Действительность и натура… есть важная вещь, и ух как иногда самый прозорливейший расчет подсекают!» Натура человека, полагал Достоевский, противится любым доводам разума, если они идут вразрез с ней, то есть натура человека противится убийству. Действительно, хотя Раскольников и не испытывает раскаяния, он чувствует себя отрезанным от всех людей и даже с родной матерью не может встретиться так, как раньше, а «ведь надобно же, — как говорит Мармеладов, — чтобы всякому человеку хоть куда-нибудь можно было пойти».

Наиболее последовательно защищает «натуру» человека Разумихин. Он принципиально отрицает всякое теоретическое разрешение моральных и социальных проблем, отвергает любое насилие над человеческой натурой: жизнь гораздо сложнее, чем это кажется теоретикам. Только работа, практическая деятельность и здоровое, непосредственное моральное чувство могут научить человека жить. Это мировоззрение Разумихина полностью отличается от взглядов теоретика Раскольникова, привыкшего думать силлогизмами. Разумихин отвергает всю выдуманную теорию Раскольникова, отвергает просто потому, что преступление претит здравому человеческому смыслу, претит натуре человека.

Пятый аргумент Достоевского против 6yнтa Раскольникова является поистине пророческим. Раскольников и ему подобные, размышляет писатель, исходят из первоначально будто бы гуманной идеи, из благородного и великодушного порыва — защитить униженных и оскорбленных, бедных и страдающих (исповедь Мармеладова и письмо матери — последнее решающее звено в бунте Раскольникова). Следовательно, развивает свою мысль Достоевский, диалектика «идеи бунта» неизбежно такова, что именно постольку, поскольку Раскольников и ему подобные берут на себя такую высокую миссию — защитников униженных, страдающих, они начинают считать себя людьми необыкновенными, которым все позволено, и неизбежно кончают презрением к тем самым униженным, которых они защищают. Раскольниковы неизбежно кончают Великим Инквизитором.

Вот почему человечество для Раскольникова делится на два лагеря: «избранных», «власть имеющих» и «тварь дрожащую». Поэтому для Раскольникова важно не счастье людей, а вопрос: кто он — «власть имеющий» или «тварь дрожащая»? И в этом главный аргумент Достоевского против всех идей и теорий революционного бунта — насильственного ниспровержения существующего строя.

Целью Раскольникова в конечном итоге являются «свобода и власть, а главное власть! Над всею дрожащей тварью и над всем муравейником!..»

Но для Сони Мармеладовой человек никогда не сможет быть «дрожащей тварью» и «вошью». Именно Сонечка прежде всего олицетворяет собой правду Достоевского. Натуру Сони можно определить одним словом — «любящая». Деятельная любовь к ближнему, способность отзываться на чужую боль (особенно глубоко проявившаяся в сцене признания Раскольникова в убийстве) делают образ Сони пронзительно христианским образом.

Именно с христианских позиций, а это позиция самого Достоевского, в романе выносится приговор Раскольникову.

Для Сони все люди имеют одинаковое право на жизнь. Никто не имеет права добиваться счастья, своего или чужого, путем преступления. Грех остается грехом, кто бы и во имя чего бы его ни совершил. Нельзя ставить себе целью личное счастье. Человек может достичь истинного, не эгоистического счастья только путем страданий, смирения, самопожертвования (ср. эпилог романа: «Их воскресила только любовь…»). Нужно думать не о себе, не о том, чтобы властвовать над другими, навязывая им то счастье, которое кажется идеальным тебе, а о том, чтобы жертвенно служить им.

Сонечка, тоже «преступившая» и загубившая душу свою, «человек высокого духа», одного «разряда» с Раскольниковым, та самая униженная и оскорбленная, осуждает его за презрение к людям и не принимает его бунта, его топора, который, как казалось Раскольникову, был поднят и ради нее, ради ее счастья. Соня, по мысли Достоевского, воплощает народное христианское начало, русскую народную стихию, православие: терпение и смирение, безмерную любовь к Богу и человеку. Поэтому столкновение атеиста Раскольникова и верующей Сони, мировоззрение которых противопоставлено друг другу как идеологическая основа всего романа, очень важно. Идея революционного бунта Раскольникова, полагал Достоевский, — аристократическая идея, идея «избранного» — неприемлема для Сони. Только православный русский народ в лице Сони может осудить атеистический, революционный бунт Раскольникова, заставить его подчиниться такому суду и пойти на каторгу — «страдание принять».

И только подчиняясь такому суду (Достоевский прекрасно понимал, что Раскольников не примет ни его суда, ни юридического суда, ни суда совести, так как поражение для него означает лишь то, что он не Наполеон, а «тварь дрожащая»), Раскольников идет и доносит на себя, а уже на каторге, под влиянием чтения Евангелия и всепрощающей любви Сонечки, он раскаивается. В лице Раскольникова Достоевский казнит революционный бунт собственной молодости.

Наконец, последний аргумент Достоевского не связан непосредственно с романом и с бунтом его главного героя, это аргумент писателя против любого бунта, бунта как категории. Роман «Преступление и наказание» написан Достоевским после каторги и ссылки, когда убеждения писателя приняли христианскую окраску. Достоевский ушел на каторгу революционером и атеистом, а вернулся монархистом и верующим.

Поиски правды, обличение несправедливо устроенного мира, мечта о «счастье человечества» сочетаются в писателе с неверием в насильственную переделку мира. Справедливо полагая, что ни при каком устройстве общества, в том числе и социалистическом, не избегнуть зла, что душа человеческая всегда останется та же, что зло исходит из нее самой, Достоевский отвергает революционный путь преобразования общества (любая революция лишь меняет декорации, она не только не способна искоренить зло, но скорее приводит к обратному результату) и, ставя вопрос лишь о нравственном самоусовершенствовании человека, устремляет свои взоры к Христу.

Проблема религиозности Достоевского в «Преступлении и наказании», сущность православной этики в ее взаимоотношениях с этической концепцией писателя — это идея усовершенствования мира христианским путем. Самая трудная проблема на этом пути, точнее говоря, неразрешимая для нашего «эвклидова ума», — это проблема мирового зла. Преодолевается она у Достоевского с помощью мистической идеи вины каждого за всех (вот почему православный Миколка берет на себя вину Раскольникова). Неотмщенное безвинное страдание заставляет Раскольникова отвергнуть мир во имя оскорбленного чувства, требующего мести, но есть нечто более высокое, чем месть, — это прощение и любовь.

Спасает и воссоединяет павшего человека с Богом только любовь, считал Достоевский. «Божия правда, земной закон берет свое, и он [Раскольников] кончает тем, что принужден сам на себя донести», — указывал Достоевский в письме М.Н. Каткову от 10 (22) — 15 (27) сентября 1865 г., когда предлагал ему для его журнала «Русский вестник» роман «Преступление и наказание». Сила любви такова, что она может содействовать спасению даже такого нераскаявшегося грешника, как Раскольников. Религия любви и самопожертвования приобретает исключительное и решающее значение в христианстве Достоевского, в нравственной проблематике романа «Преступление и наказание».

И если Достоевский всегда сохранял в сердце человеческий образ Иисуса, преклоняясь перед его внутренней нравственной силой и красотой, то к Богочеловеку — Христу, к идее бессмертия писатель пришел после свершившейся на каторге переоценки ценностей. «…Без высшей идеи не может существовать ни человек, ни нация, — писал Достоевский в «Дневнике писателя» за 1876 г. — А высшая идея на земле лишь одна, и именно — идея о бессмертии души человеческой…»

Мысль о неприкосновенности любой человеческой личности играет главную роль в понимании идейного смысла «Преступления и наказания» — это закон человеческой совести. Недаром в подготовительных материалах к «Преступлению и наказанию» Достоевский запишет: «Есть один закон — закон нравственный».

Идея неприкосновенности любой человеческой личности, даже старухи-процентщицы, нашла в авторе «Преступления и наказания» самого верного защитника. И если попытаться кратко сформулировать идейный смысл романа «Преступление и наказание», можно повторить библейскую заповедь «не убий». Бог дает человеку жизнь, и только Он имеет право ее отнять.

Белов С. В. Ф. М. Достоевский. Энциклопедия. М., 2010. С. 502—507.

Прижизненные публикации (издания):

1866 — Русский вестник. Журнал литературный и политический, издаваемый М. Катковым. М.: Университетская тип. (Катков и К°), 1866.

Январь. С. 35—120. Февраль. С. 470—574. Апрель. С. 606—689. Июнь. С. 742—793. Июль. С. 263—341. Август. С. 690—723. Ноябрь. С. 79—155. Декабрь. С. 450—488.

1867 — Преступление и наказание. Роман в шести частях с эпилогом Ф. М. Достоевского. Издание исправленное. Изд. А. Базунова, Э. Праца и Я. Вейденштрауха. СПб.: Тип. Э. Праца, 1867. Т. I. 432 с. Т. II. 435 с.

1870 — Полное собрание сочинений Ф. М. Достоевского. Новое исправленное издание. Издание Ф. Стелловского. СПб.: Тип. В. Балашева, 1870. Т. IV. С. 1—225.

1877 — Преступление и наказание. Роман в шести частях с эпилогом Ф. М. Достоевского. Издание четвертое. СПб.: Тип. бр. Пантелеевых, 1877. Т. I. 314 с. Т. II. 318 с.

«Преступление и наказание» как философский роман

Человека никогда не перестанут волновать две вещи: звёздное небо над ним и нравственный закон в нём.
И. Кант

Философское содержание романа касается нравственной проблемы о «праве на кровь», которая относится к «вечным» вопросам. Начиная с античных времён людей волновал вопрос о средствах для достижения или личных, или высоких общественных целей. Крайняя, аморальная, точка зрения на эту проблему сформулирована в виде циничного афоризма: цель оправдывает средства. То есть ради благородных целей человек может совершить любое преступление, а последующими достойными поступками искупить его.

Философская тема романа выражена в теории Раскольникова, изложенной в статье «О преступлении». По убеждению героя, все люди делятся на две категории: одним дана власть над «дрожащим муравейником», а другим суждено всегда подчиняться властителям. Роман построен так, чтобы проверить эту теорию с помощью жизни. Достоевский, через сюжет и систему образов, даёт свой ответ на «вечный» вопрос: никакие высокие цели не могут оправдать преступление, в частности убийство. Доказывая эту в высшей степени гуманистическую идею романа, писатель сталкивает главного героя, совершившего преступление, с другими персонажами, которые вольно или невольно высказываются по поводу «права на кровь». Этих второстепенных персонажей в критической литературе принято разделять на «двойников» и «противников».

«Двойники» (Свидригайлов и Лужин) вполне разделяют идею нищего студента о «праве на кровь», хотя их собственные нравственные принципы являются опошленными и сниженными вариантами «теории» Раскольникова.

Главный герой несколько раз встречается со Свидригайловым — богатым помещиком, сибаритом и ловеласом. Свидригайлов похож на Раскольникова, так как тоже «переступил»: у него на совести убийство жены Марфы Петровны. В этом убийстве Раскольников почти уверен, однако на совести у Аркадия Ивановича есть ещё смерть лакея Фильки (4, II) и смерть глухонемой девочки, о которой преступник вспоминает в полубредовом состоянии в ночь перед самоубийством (6, VI). Сначала кажется, что Свидригайлов и есть «особый человек»: он имеет «право переступить» и при этом жить в своё удовольствие, заглушив голос совести. Он даже делает добрые дела, например, даёт деньги Соне, чтобы она могла поехать за Раскольниковым на каторгу, устраивает в приличный детский приют детей Катерины Ивановны, дарит деньги своей невесте-девочке, чтобы родители не торговали ею в будущем. Иными словами, Свидригайлов «выполняет» программу Раскольникова (добрыми делами заглаживает первоначальное преступление), но Достоевский показывает, что эти добрые дела не спасают Свидригай-лова; он сполна расплачивается за преступления муками совести. Его преследуют кошмары: является недавно убитая Марфа Петровна, вспоминается давно погубленная девочка. В конце концов он стреляется, так как, согласно идее Достоевского, не имеет нравственных сил выдержать грех убийства. Жизненный финал Свидригайлова доказывает, что циничная теория «всё позволено» разрушает человеческую душу. Сообщение о самоубийстве Свидригайлова Раскольников слышит в полицейском участке, куда приходит признаваться в своём преступлении. Таким образом, признание спасает Раскольникова от ещё одного смертного греха — самоубийства.

Когда Раскольников болеет, его навещает для знакомства господин Лужин, «положительный» (1, III) человек и жених Дуни. Эта встреча важна для философского содержания романа, так как Пётр Петрович в своих рассуждениях затрагивает проблему общественной справедливости и общественного блага. У Лужина, преуспевающего стряпчего, есть своя «экономическая теория», которую Достоевский иронически называет «теорией кафтана». Пётр Петрович признаёт несправедливость мира и имеет свой рецепт для умного человека — как жить в таком мире. В обществе, рассуждает «положительный» герой, людей больше, чем материальных благ, то есть «на всех кафтанов не хватает» (2, V). Разные современные гуманисты-утописты предлагают богатым поделиться своим богатством, иначе говоря, разорвать свой кафтан и одну половину отдать бедняку. Но половина кафтана не спасёт человека от холода, поэтому правильнее, если хотя бы один человек из двух будет одет в целый кафтан и хотя бы ему будет тепло. Из этой теории следует вывод: сочувствовать и помогать бедным надо умеренно, не ущемляя собственных интересов.

И Раскольников, и Достоевский отвергают такое «разумное благодеяние». Образ Лужина с его «экономической теорией» показывает, к чему путём логических рассуждений можно прийти, проповедуя принцип «всё позволено». Поэтому в конце визита Лужина главный герой очень разозлился: ведь «благородная» раскольниковская теория о служении людям, чтобы загладить первоначальное преступление, очень похожа на циничную лужинскую теорию о личном преуспевании прежде всего. Обе теории утверждают в конце концов одно — «людей резать можно» (2, V). Действительно, вскоре Лужин чуть не погубил («зарезал») Соню Мармеладову, когда сам тайком сунул ей в карман деньги, а потом обвинил в воровстве (5, I, III).

Идейные «противники» теории Раскольникова — это Соня, следователь Порфирий Петрович, Разумихин, Дуня, маляр Миколка и другие герои романа. Они по разным соображениям отвергают «право на кровь».

Соня Мармеладова выражает христианскую точку зрения на «кровь по совести», согласно которой запрет на убийство относится к главным заповедям-правилам жизни. Для Сони совершенно ясно, что убийство человека не может быть оправдано ничем, никакими благими целями. Поэтому, когда Раскольников признаётся ей в убийстве и пытается объяснить свои мотивы («…если бы вдруг всё это на ваше решение отдали: тому или тем жить на свете, то есть Лужину ли жить и делать мерзости, или умереть Катерине Ивановне? То как бы вы решили: кому из них умереть?»), она не понимает этих мотивов: «К чему вы спрашиваете, чего нельзя спрашивать?.. И кто меня тут судьёй поставил: кому жить, кому не жить?» (5, IV). Таким образом, с точки зрения Сони, Бог даёт человеку жизнь и только Он, а не человек может взять её. Похожая мысль уже высказывалась в начале романа — в исповеди Мармеладова (1, II).

Разумихин вместе с Раскольниковым составляет традиционную для художественной литературы антитезу герой — его друг, что подчёркивается даже их фамилиями: «расколотость» души (безумие) у одного — «разум» (здравый смысл) у другого. Разумихин отвергает всю надуманную теорию Раскольникова просто потому, что преступление противно здравому смыслу (3, V).

Важнейшую философскую идею в романе несёт образ следователя Порфирия Петровича. Он, безусловно, положительный герой, Достоевский изображает его как умного, проницательного и гуманного человека. Порфирий Петрович выступает суровым обличителем взглядов главного героя. При этом следователь сочувствует Раскольникову и указывает ему единственно возможный, по Достоевскому, выход из создавшегося положения: убийство нельзя загладить будущими добрыми делами, но можно искупить искренним покаянием и наказанием-страданием. Если Соня убеждает Раскольникова покаяться по душе, то Порфирий Петрович призывает покаяться по разуму.

Итак, в «Преступлении и наказании» проявилась одна из самых характерных черт романов Достоевского, которую, вслед за М.М.Бахтиным («Проблемы поэтики Достоевского»), принято называть «полифонией». С одной стороны, в романе описывается история преступления и покаяния главного героя, причём характер, убеждения, жизненные обстоятельства этого героя изображаются на фоне общественной жизни, в столкновении с другими героями, как и должно быть в реалистическом романе. С другой стороны, все второстепенные герои — «двойники» и «противники» — выполняют у Достоевского не только служебную функцию (помогают раскрыть образ главного героя), но и высказывают различные точки зрения по поводу философской проблемы о «праве на кровь».

Философская проблема «крови по совести» не может быть раскрыта с одной точки зрения, её серьёзное рассмотрение требует, так сказать, «кругового обзора». Достоевский в романе подробно представляет философские позиции всех героев. Среди разнообразных мнений далеко не на первом месте стоят философские взгляды самого автора. Автор не возвышается над своими героями, а спорит с ними на равных. Иными словами, в «Преступлении и наказании», как и в других романах Достоевского, наблюдается «сплошное нарушение авторской воли» (Бахтин).

Сначала Достоевский вроде бы не даёт своей оценки описываемым событиям, хотя читатель легко догадывается, что автор по-разному оценивает философские построения героев. Он, как учёный, рассматривает всевозможные взгляды на одну проблему, и только в развязке романа становится ясно, какую же точку зрения сам автор считает правильной — это убеждения Сони и Порфирия Петровича, дополняющие друг друга.

Достоевский создал в своём романе безысходную концепцию мира, показав трагическое состояние и общества, и отдельного человека. По мнению писателя, сопротивление и насилие не способны исправить окружающий мир, единственный путь — смирение. Достоевский, несмотря на то что видит все тяжёлые обстоятельства в жизни Раскольникова и признаёт несправедливость окружающего мира, выносит однозначный и решительный приговор по «вечному» вопросу: «кровь по совести» недопустима, ибо она противоречит нравственному закону.

Экскурсия по местам романа «Преступление и наказание»



Большинство из нас знает парадный Петербург — его дворцы и просторные площади, нарядные соборы и музеи. Федор Достоевский в романе «Преступление и наказание» описывает совсем другой город — холодный и жестокий — это трущобы, нищие ремесленники и голодные студенты-лохмотники, это атмосфера тупика и безысходности.

Действие романа происходит на улицах, расположенных рядом с Сенной площадью и на самой площади. На бульваре Раскольников встречает опозоренную девочку, перед каланчой застреливается Свидригайлов, на улице затоптан лошадьми Мармеладов и на мостовой истекает кровью чахоточная Катерина Ивановна.


Сам писатель точно описал все места, где происходит драма. «С-й (Столярный) переулок» и «К-й (Конногвардейский) бульвар», «В-й (Вознесенский) проспект» и К-н (Кокушкин) мост.

 

Сенная площадь и дом Сонечки Мармеладовой в романе «Преступление и наказание»

Сенная площадь — одно из главных мест, описанных в произведении Достоевского. Раньше здесь находились торговые ряды и писатель так описывает Сенную площадь: «Все торговцы на столах, на лотках в лавках и в лавочках запирали свои заведения или снимали и прибирали свой товар и расходились по домам, равно как и их покупатели.


Около харчевен в нижних этажах, на грязных и вонючих дворах домов Сенной площади, а наиболее у распивочных, толпилось много разного и всякого сорта промышленников и лохмотников… Тут лохмотья не обращали на себя ничьего высокомерного внимания, и можно было ходить в каком угодно виде, никого не скандализуя».

Герой Достоевского Раскольников — один из этой толпы и на протяжении всего романа Сенная площадь манит его. Здесь он услышал, что «завтра, ровно в семь вечера», старуха-ростовщица «останется дома одна» и здесь возникла мысль о преступлении. На Сенной площади он всенародно кается: «Все разом в нем размягчилось, и хлынули слезы. Как стоял, так и упал он на землю…Он стал на колени среди площади, поклонился до земли и поцеловал эту грязную землю с наслаждением и счастьем…». Раскольников осознал преступление, смирился и покаялся перед наказанием.

Пройдем от Сенной площади по Садовой улице до Кокушкина переулка и по нему выйдем на канал Грибоедова к Кокушкину мосту, откуда хорошо видна кривизна канала.


Во времена Достоевского здесь протекала речка Глухая. При Екатерине II речку спрямили и канал стал называться Екатерининским, а в народе — Катькиной канавой.

Сонечка Мармеладова жила на Набережной канала Грибоедова в доме №73 на пересечении с Казначейской улицей, всего в одном квартале от Кокушкина моста, откуда виден край её дома.


 

Дом Раскольникова в романе «Преступление и наказание»

Направимся к Дому Раскольникова. Перейдем через Кокушкин мост и пойдем по Столярному переулку до его пересечения с Гражданской улицей.

По мнению большинства исследователей, главный герой жил в доме на пересечении Гражданской улицы — дом №19 со Столярным переулком — дом №5.


Достоевский пишет: «В начале июля, в чрезвычайно жаркое время, под вечер, один молодой человек вышел из своей каморки, которую нанимал от жильцов в С-м переулке, на улицу и медленно, как бы в нерешимости, отправился к К-ну мосту».

Раньше дом был пятиэтажным, сейчас здесь четыре этажа, а проезд во двор закрыт. Как и в романе «Преступление и наказание» на чердак ведут 13 ступенек. Комнату на четвертом этаже снимал Родион Раскольников. На дом Раскольникова может претендовать также дом №9 по Столярному переулку, где есть Дворницкая, очень похожая по описанию в романе «Преступление и наказание» и в которой главный герой взял топор.

В угловой части дома находится горельеф, выполненный из гранита и бронзы высотой 165 см, на гранитной доске которого выбиты слова «Дом Раскольникова». Здесь же увидим две мраморные доски с отметкой о наводнении 1824 года.


Как же развертывались события в роковой день убийства старухи-процентщицы?

 

Дом старухи-ростовщицы в романе «Преступление и наказание»

Пройдем от дома Раскольникова к дому старухи тем же путем, как шел в тот день Раскольников. Юноша вышел из дома и по Столярному переулку дошел до Кокушкина моста, пересек канал и вышел на Садовую улицу. Затем он пошел по Садовой до проспекта Римского-Корсакова.


По левую сторону Вы увидите Юсуповский сад, который также часто упоминается в произведении Достоевского.


Здесь часто прогуливался друг Раскольникова Разумихин, упоминается сад и в разговоре со Свидригайловым. Сам писатель любил это место и о его переустройстве мечтает его герой.


Проходя мимо Юсупова сада, Раскольников «занялся мыслью об устройстве высоких фонтанов и о том, как бы они хорошо освежали воздух на всех площадях. Мало-помалу он перешел к убеждению, что если бы распространить Летний сад на всё Марсово поле и даже соединить с дворцовым Михайловским садом, то была бы прекрасная и полезнейшая для города вещь».

Фасады домов на проспекте Римского-Корсакова выглядели мрачными, а внутри них — сырые дворы и грязные парадные. Это настроение неустроенности и безысходности отразил Ф.М. Достоевский в своем романе «Преступление и наказание», где угрюмый облик Петербурга сливается со злыми мыслями Раскольникова.

Идем по правой стороне проспекта Римского Корсакова до его конца, всего пройдем 3 квартала и снова выйдем на набережную канала Грибоедова около Харламова моста. В доме №104 во втором подъезде в квартире №74 жила старуха-процентщица.


После убийства Раскольников вышел через арку в сырой тёмный двор, окна квартир в котором смотрят друг на друга и затем юноша последовал на Среднюю Подьяческую улицу.


Так писатель создал образ Петербурга — города участника драмы Раскольникова, где трагедии ежедневно происходили на улицах, а великолепие дворцов не могло заслонить убогость домов, улиц и судьбы простых людей.

Совершая экскурсию по местам романа «Преступление и наказание», мы лучше узнаем историю России, переживавшую переходную эпоху и время реформ, а также сможем понять тот далекий и незнакомый нам город — Петербург Достоевского.

Насколько христианский роман Достоевского «Преступление и наказание»

В творчестве Федора Михайловича Достоевского христианские идеи наиболее четко прослеживаются в его романах «Преступление и наказание» и «Идиот». Какую из 10-ти заповедей нарушил герой романа «Преступление и наказание» и какие еще библейские параллели здесь есть? Читайте дальше.

Как и сколько писалось  «Преступление и наказания»

В 1859 году в своём письме брату Федор Достоевский поведал о том, что хочет приступить к написанию исповеди-романа, задуманного в каторге, на нарах. В течение шести долгих лет желание написать роман не покидало писателя. Это произведение должно было представлять собой исповедь Раскольникова. На каторге прежние убеждения Достоевского изменились, и новый для себя опыт он хотел перенести на страницы произведения.

Работа над романом началась в маленькой тёмной комнате одного из отелей в Висбадене. Без должного освещения, без еды, а всё потому, что имеющиеся деньги были проиграны в рулетку. После Висбадена работа проходила на пароходе, на котором он возвращался от друга из Копенгагена. Потом Достоевский вернулся в Петербург. Здесь небольшая повесть переросла в полноценный роман, который в итоге был сожжен самим автором. Работа закипела заново.

Впервые роман был опубликован в 1866 году в журнале «Русский вестник». Через год вышло в свет отдельное издание, структура которого была немного изменена по сравнению с журнальной редакцией; кроме того, автор внёс в книжный вариант ряд сокращений и стилистических правок.

Весной этого же года Достоевский собирался посетить Дрезден и закончить там роман. Но кредиторы не позволили ему выезжать, поэтому работа продолжилась в Люблине, у сестры Веры. В декабре была дописана последняя часть романа и эпилог. Первоначальный вариант произведения – исповедь убийцы, Достоевский уничтожил, оставив рассказ от имени самого автора. В последней редакции автор отмечает, что рассказ ведётся «от себя, а не от него». Благодаря черновым тетрадям становится понятно, что даже сам автор не до конца понимает, почему Раскольников совершил убийство. Изначально замысел был таков: убить одного ради счастья других. Но в процессе работы отношение автора к поступку своего героя менялось.

 

«Не убий»…

Главная мысль романа «Преступление и наказание» проста и ясна. Она есть воплощение шестой заповеди Божьей – «Не убий». Но Достоевский не просто декларирует эту заповедь. Он доказывает невозможность совершения преступления по совести на примере истории Родиона Раскольникова.

Как известно из первого сна Раскольникова, в детстве главный герой верил в Бога и жил по его законам, то есть жил так, как велела ему его совесть. В юности же, приехав в Петербург, Родион увидел страшную картину нищеты, вопиющую социальную несправедливость, и все это поколебало его веру в Бога. Мысли, подобные мыслям главного героя в тот период витали в воздухе. Это идеи об убийстве одного паука ради блага тысяч людей. Правом на уничтожение обладает особый класс людей – «сверхчеловеки», которые являются создателями нового в мире, они «двигатели» человечества. Примерами таких людей служат Наполеон и Ньютон.

П. М. Боклевский. Раскольников

Остальные же не способны оценить деятельность наполеонов, их открытия. Их Раскольников называет «тварями дрожащими». Следствием этих идей становится намерение главного героя убить старуху-процентщицу. Конфликт усиливается тем, что она не вызывает симпатий ни у автора, ни у читателей. Так Достоевский провоцирует нас на согласие с Раскольниковым.

После совершения убийства главный герой потрясен, но не раскаивается. Однако «натура», полностью заглушенная разумом во время подготовки и совершения убийства, снова начинает восставать. Символ этой внутренней борьбы в Раскольникове – физическое недомогание. Раскольников страдает от страха разоблачения, от ощущения «отрезанности» от людей, и, главное, он мучается от понимания того, что «убить-то он убил, но не переступил и на этой стороне остался».

Свою теорию Раскольников все еще считает верной, потому свои опасения и волнения по поводу совершенного преступления главный герой трактует как признак совершенной ошибки: он замахнулся не на свою роль в мировой  истории – он не «сверхчеловек». Это преступление воспринимается Раскольниковым сейчас не как грех против Христа, а именно как нарушение принадлежности к «тварям дрожащим». Истинное раскаяние приходит только на каторге, после апокалипсического сна, в котором показываются последствия принятия всеми людьми теории «наполеонизма» как единственно правильной. В мире начинается хаос: каждый человек считает себя истиной в последней инстанции, и поэтому люди не могут договориться между собой.

Таким образом, в романе «Преступление и наказание» Достоевский опровергает бесчеловечную, антихристианскую теорию и тем самым доказывает, что историей движет не воля «сильных» людей, а духовное совершенство, что люди должны жить, следуя не «иллюзиям ума», а велению сердца.

Федор Михайлович Достоевский

Федор Достоевский, классик русской литературы, философ и публицист, родился 11 ноября 1821 года в Москве в семье лекаря Мариинской больницы для бедных Московского воспитательного дома и был вторым сыном из восьми его детей. Мальчик получил отличное воспитание.

Учился Федор в престижном московском пансионе Чермака, после чего перевелся в пансион Костомарова в Петербурге для подготовки к поступлению в Главное инженерное училище, на котором настоял отец, считающий, что писательство, к коему тяготел Федор, обеспечить его безбедной жизнью не сможет.

Окончив училище, Достоевский все-таки попробовал исполнить указ отца и в 1843 году начал трудиться полевым инженером-подпоручиком в Петербургской инженерной команде, но уже 19 октября 1844 года уволился в чине поручика. В начале этого же года он начал работу над своим романом «Бедные люди».

Вскоре, после публикации «Белых ночей», 23 апреля 1849 года Достоевского арестовали и приговорили к четырем годам лишения свободы с последующей военной службой рядовым. Интересно, что поначалу Военно-судная комиссия приговорила писателя к лишению всех прав состояния и «смертной казни расстрелянием». Но 19 ноября 1849 года смертный приговор был отменен по заключению генерал-аудиториата «ввиду несоответствия его вине осужденного». В конце ноября император Николай I утвердил данное решение.

В конце февраля 1854 года Достоевский был отправлен рядовым в Сибирский линейный батальон в Семипалатинск. 18 февраля 1855 года его повысили до унтер-офицера. А в день коронации Александра II, 26 августа 1856 года, бывшим петрашевцам было объявлено прощение. 20 октября Достоевский был произведен в прапорщики. Полную амнистию с возвращением прав дворянина и разрешение публиковаться писатель получил 17 апреля 1857 года. Стоит отметить, что периоды заключения и военной службы стали поворотными в жизни Достоевского: из ищущего идеалы человека он перевоплотился в глубоко верующего, единственным достойным поклонения для которого на всю последующую жизнь стал Иисус Христос.

Во время краткого пребывания в Тобольске, по пути на каторгу в Омск, Достоевскому подарили Евангелие. Все время в ссылке он читал эту книгу и не расставался с ней до конца своей жизни.

В 1861 году Достоевский в журнале «Время» опубликовал «Записки из Мертвого дома», которые ошеломили российскую публику откровенным изображением жизни каторжных, чего еще никто никогда не делал. Благодаря данному труду автор закрепился в мировой литературе. В этом же году Достоевский стал помогать брату Михаилу в издании журнала «Эпоха».

В начале января 1881 года Достоевский поделился с товарищем предчувствием, что не переживет зимы. 26 января его сестра Вера Михайловна приехала просить его отказаться от доли рязанского имения. Во время ссоры у писателя пошла горлом кровь – обострилась его эмфизема. 28 января на шестидесятом году жизни Достоевский скончался от туберкулеза легких, хронического бронхита и эмфиземы легких. 1 февраля он был похоронен на Тихвинском кладбище Александро-Невской лавры в Санкт-Петербурге.

 

 

INVICTORY теперь на Youtube, Instagram и Telegram!

Хотите получать самые интересные материалы прямо на свои любимые платформы? Мы готовим для вас обзоры новых фильмов, интересные подкасты, срочные новости и полезные советы от служителей на популярных платформах. Многие материалы выходят только на них, не попадая даже на сайт! Подписывайтесь и получайте самую интересную информацию первыми!

 

В Истринском театре новое звучание обрел роман «Преступление и наказание»

15:18, 11 октября 2021

Если вас попросят назвать самое главное «преступление» в русской литературе, вы, наверное, ответите, не задумываясь. Историю о том, как Родион Раскольников убил старуху-процентщицу, знает каждый школьник. А что, если мы вам скажем, что в Истринском драматическом театре на роман взглянули совершенно по-новому? На первый план выходит не преступное деяние, а сам герой и его перерождение. Спектакль даже назвали в честь главного персонажа – «Родя».

БАБУШКА ОКАЗАЛАСЬ ДЕДУШКОЙ?

200-летие Федора Достоевского Подмосковье празднует особенно. И подход всегда новаторский: классика раскрывают с новых сторон. В сентябре в Даровом режиссер Алексей Франдетти устроил праздник «Счастливый Достоевский», где в соломенном концертном зале звучала любимая музыка писателя. Сейчас музей «Зарайский кремль» в честь автора, который никогда не писал для театра, проводит выставку «Величайший драматург». Не отстает и старейший театр Подмосковья. Здесь по-новому взглянули на хорошо известное «Преступление и наказание». Драма «Родя» режиссера Рината Ташимова на днях открыла театральный сезон.

– Вся история у нас по Достоевскому, но благодаря метафорам и образам она обретает новый смысл – свежий современный взгляд, – делится исполнитель главной роли Владислав Ступак.

Начинается все, как и сам роман, с убийства старухи-процентщицы Алены Ивановны и ее сестры Лизаветы. Не будем раскрывать подробности, чтобы не спойлерить, но заметим, что сцена мегаметафорична. Никакой крови и натуралистичности, однако внимание зрителя это нехило взбудоражит. Играют двух старух… мужчины! Они скрываются под бабушкиными балахонами, и лица их закрыты черной маской.

– Сделано это для того, чтобы сфокусировать внимание не на конкретных личностях, а на их деятельности, которая, как казалось Раскольникову, губила жизнь других людей, – объясняет исполнительница роли Сонечки Мармеладовой Наталья Ступак.

Эти же персонажи приобретут другой облик – чертей и львов.

– Как львы, которых можно увидеть на питерских мостах, они следят за Раскольниковым на протяжении многих сцен, – продолжает Наталья. – У них свой дописанный текст, они, как конферансье, рассказывают, что происходит. Благодаря ним появляются новые смыслы.

СОНЕЧКУ ТЫ НЕ СЫГРАЕШЬ

– Когда я читал роман в школе, Раскольников казался мне просто преступником, – делится Влад. – Сейчас я так сказать не могу. Все события в постановке направлены на перерождение героя – когда ты читаешь произведение, этого не заметишь.

Интересно, что Владислав всегда мечтал сыграть Родиона. А Наталья – кстати, супруга Влада в реальной жизни – Сонечку.

– Правда, ей еще в ГИТИСе сказали, что никогда она такие роли играть не будет, – говорит Влад. – Соня у Достоевского – хрупкая блондинка. А жена у меня – брюнетка, чуть другого типажа.

В спектакле Ташимова Соня не персонаж XIX века. Обычно ее всегда показывают скромной барышней, а здесь мы видим ее вторую жизнь в непристойной профессии – той, что по желтому билету. Актриса даже появляется в спектакле в пеньюаре и ярком парике.

– Мы показали не развратную сторону Сонечки, а то, как ей приходится надевать на себя этот образ, что она вынуждена этим заниматься, чтобы прокормить семью, – замечает Наталья. – Здесь все завуалировано, ничего лишнего – только художественная форма!

Кстати, супруги на истринской сцене не в первый раз играют влюбленных. Наталью и Владислава можно увидеть в «Ясоне и Медее» – у них главные роли, и в спектакле «Эти свободные бабочки». Он играет Дональда, а она – Джил. Загляните!

Роман «Преступление и наказание». История создания и идейно-художественное своеобразие романа

Сегодня на уроке мы:

–          Узнаем, как создавался роман Фёдора Михайловича Достоевского «Преступление и наказание».

–          Поговорим о жанровых особенностях романа «Преступление и наказание».

–          Разберёмся, насколько сильно это произведение повлияло на мировую культуру.

Роман «Преступление и наказание» считается одним из величайших романов мировой литературы. Его не раз экранизировали. Существует множество театральных адаптаций, в которых режиссёры предлагают свой взгляд на роман Достоевского.

В европейской литературе даже стали появляться так называемые романы-спутники. Такие произведения продолжают тему основного романа. В них зачастую получают развитие сюжетные линии основного романа, используются образы и мотивы.

«Преступление и наказание» привлекло внимание даже учёных-криминалистов! Так, итальянский криминалист Энрико Ферри отмечал, что благодаря глубокому пониманию человеческой психологии, Достоевский смог в своём романе «предвосхитить многие выводы науки о преступлениях».

«Преступление и наказание» до сих пор включают в списки книг, которые обязан прочесть каждый образованный человек.

Вместе с тем, «Преступление и наказание» называют одним из самых загадочных и сложных произведений мировой литературы. Литературоведы до сих пор спорят об этом романе, открывают его новые стороны. Это неудивительно, ведь «Преступление и наказание» ‒ очень сложное произведение, которое не укладывается в рамки одного жанра. По-разному воспринимаются образы героев, трактуются идеи. Казалось бы, роман изучен вдоль и поперёк, но всё же он считается одним из самых неоднозначных произведений в мировой литературе.

Исследователи творчества Достоевского считают, что замысел романа появился у Достоевского на каторге. В 1859 году он написал брату Михаилу: «В декабре я начну роман… Не помнишь ли я тебе говорил про одну исповедь ‒ роман, который я хотел писать после всех, говоря, что ещё самому нужно пережить. На днях я совершенно решил писать его немедля… Всё сердце моё с кровью положится в этот роман. Я задумал его в каторге, лёжа на нарах, в тяжёлую минуту грусти и саморазложения… Исповедь окончательно утвердит моё имя».

Но работу над романом писатель начал только спустя 6 лет, в 1865 году. Первую часть романа Достоевский опубликовал в журнале «Русский вестник» в начале 1866 года. К концу года роман был закончен и опубликован. А через год вышло в свет отдельное издание романа, которое отличалось от журнальной версии. Писатель сделал стилистические правки и внёс некоторые изменения в роман.

Идея романа менялась и развивалась на протяжении 6 лет. Из письма мы видим, что изначально роман задумывался как исповедь каторжного. В начале 60-х годов в творчестве писателя появился мотив бунта против социальной несправедливости общества. Кроме того, возник и новый образ – образ героя-индивидуалиста, который готов бросить вызов обществу. Это можно увидеть романах «Униженные и оскорбленные» и «Записки из подполья».

Идею о людях «низших» и «собственно людях», которые имеют право на преступление и способны менять историю, писатель начал обдумывать в 1863 году.

А в 1864 году Достоевский писал издателю о том, что работает над романом под названием «Пьяненькие». Основой этого романа была история жизни нищей семьи пьяницы-чиновника Мармеладова. Роман этот так и не был написан. Он стал лишь частью романа «Преступление и наказание».

Все эти идеи писатель соединил в одном произведении только в 1865 году. Интересно, что изначально «Преступление и наказание» было повестью. Эту повесть Достоевский писал от первого лица, в форме исповеди преступника. Но постепенно повесть разрасталась, наполнялась новыми событиями и героями.

Форма дневника новому художественному замыслу уже не отвечала. «Исповедью в иных пунктах будет не целомудренно и трудно себе представить, для чего написано. Предположить нужно автора существом всеведущим и непогрешающим, выставляющим всем на вид одного из членов нового поколения», ‒ объяснял Достоевский. Поэтому писатель сжёг рукопись и начал работу с самого начала.

Как определить жанр «Преступления и наказания»? Это роман. В произведении Достоевского есть ряд характерных признаков жанра: наличие большого числа равнозначных персонажей, всестороннее изображение жизни в её взаимосвязях, значительный объём произведения, постановка общественно значимых проблем.

Итак, жанр определён. Но мы знаем, что есть множество видов романа. Например, бытовой роман, психологический роман, криминальный роман, роман-путешествие и так далее.

Формально «Преступление и наказание» можно отнести к криминальному или детективному роману. Даже название у романа вполне детективное. В романе есть двойное убийство и его расследование. Допросы, улики и отвлекающие ходы. Есть преступник и следователь, который старается его разоблачить. Есть кара за совершённое преступление. Всё сходится?

А если так, почему «Преступление и наказание» одни называют социально-психологическим романом? Другие – социально-философским. А третьи и вовсе религиозным. И это ещё не все определения!

Дело в том, что писатель выходит за рамки детективного жанра. В романе нет важного элемента детектива ‒ тайны преступления. Нам с самого начала известно, кто, когда и как совершил убийство. И напряжение в романе создаётся не погоней за тайной преступления в ходе расследования, а за счёт психологических поединков разных персонажей. Главное в романе не криминальный сюжет, а идейная и психологическая борьба, исследование человеческой души.

В романе показан внутренний мир отдельной личности, душу и разум которой раздирают противоречия. Кроме того, Достоевский исследует психологические черты разных слоёв общества, влияние социальной среды на личность. Это позволяет называть «Преступление и наказание» социально-психологическим романом.

Другая важная особенность романа заключается в том, что герои в нём – носители определённой идеи, которую они отстаивают в столкновениях друг с другом. В этой борьбе, в этих противоречиях и заключается драматический конфликт романа. Поэтому «Преступление и наказание» можно назвать социально-философским романом.

А религиозным романом «Преступление и наказание» считают потому, что в нём не только последовательно утверждаются христианские ценности. В нём огромное число отсылок и аллюзий на библейские тексты.

«Преступление и наказание» называли идеологическим, потому что в центре произведения Достоевского – не бытовое преступление, а идеологическое убийство. «Преступление и наказание» – роман об «идейном убийце» Раскольникове.

Кроме того, как мы уже отмечали, все ключевые герои романа отстаивают свою идею о том, как нужно жить в этом мире.

Ещё одно жанровое определение «Преступлению и наказанию» дал Михаил Бахтин. Он назвал роман полифоническим из-за большого количества равнозначных персонажей, наделённых собственным характером и судьбой. Сюжетные линии этих персонажей переплетаются, создавая единое полотно.

Звучало и такое жанровое определение «Преступления и наказания» ‒ роман-трагедия, где драматический конфликт включён в эпическое повествование. Произведение Достоевского называли даже пятиактной пьесой в романной форме.

Мы видим, что даже единой точки зрения на определение жанра «Преступления и наказания» нет. Тем не менее, согласно традиции советского литературоведения, этот роман Достоевского чаще всего называют социально-психологическим. Писатель прослеживает «психологический процесс преступления».

Работа над романом «Преступление и наказание» пришлась на сложную эпоху перемен в России. Ключевой точкой этих перемен была отмена крепостного права. Перемен ждали с радостью и надеждой. Но долгожданная реформа обернулась разорением крестьян. Она принесла только разочарование и новые социальные проблемы.

Общество, построенное на крепостном праве, менялось. Старая мораль рушилась, а новая, буржуазная, не приживалась. Законы буржуазного общества только усиливали кризис. Это можно проследить, к примеру, в пьесах Островского, где патриархальное купечество, которое хранит традиции и держит слово, уходит в прошлое. А на смену им приходит поколение рвачей с буржуазной моралью, для которых нет ничего святого.

Смешивались понятия добра и зла. Добром теперь провозглашалась личная выгода. В 60-е годы начался спад общественного движения.

«Старые идеалы сваливаются со своих пьедесталов, а новые не нарождаются… Никто ни во что не верит, а между тем общество продолжает жить и живёт в силу каких-то принципов, тех самых принципов, которым оно не верит», ‒ писал Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин.

Многочисленные философские теории возникали одна за другой. Отражение этого мы видим в романе Достоевского. Там у каждого персонажа есть своя собственная теория и свой личный закон, по которому надо жить.

Достоевский исследовал в романе философско-нравственные проблемы своей эпохи. Но вместе с тем писатель был уверен, что все проблемы современности неразрывно связаны с вечными проблемами человечества. В романе говорится о сущности любви и смерти, ценности человеческой жизни, нравственном законе и духовном перерождении.

«Достоевский таков, какова Россия, со всей ее тьмой и светом. И он – самый большой вклад России в духовную жизнь всего мира. Достоевский – самый христианский писатель потому, что в центре у него стоит человек, человеческая любовь и откровения человеческой души», – утверждал философ Николай Александрович Бердяев.

29 лучших криминальных книг

Лучшие криминальные книги 2021 года

Риккардино

, Андреа Камиллери

Купить книгуAmazonBlackwell’sBook DepositoryBookshop.org

В долгожданном финальном выпуске бестселлеров Камиллери инспектор Монтальбано рано утром получает странный телефонный звонок от звонящего по имени Риккардино, который утверждает, что ожидает скорого прибытия Монтальбано.Но позже в тот же день Монтальбано узнает о зверском убийстве среди бела дня, и, хотя убийца неизвестен, имя жертвы — Риккардино — и проблемы инспектора только начинаются. . .

Изысканно созданный одним из величайших писателей-криминалистов Европы, Riccardino — это финал сериала, который нельзя пропустить.

Купить книгуAmazonBlackwell’sBook DepositoryBookshop.orgFoylesWaterstonesWH SmithWordery

The Heron’s Cry

by Ann Cleeves

Купить книгуAmazonBlackwell’sBook DepositoryКнижный магазин.orgFoylesWaterstonesWH SmithWordery

Идиллическое жаркое лето в Северном Девоне, когда детективу Мэтью Венну звонят в дом группы художников — произошло убийство. Доктор Найджел Йео получил ножевое ранение, а оружие — одна из ваз его дочери-стеклодува. Пока Мэтью пытается разгадать убийство хорошего человека, подобным же образом убивают кого-то из сообщества. Ключ к убийствам находится тревожно близко от дома, в паутине лжи, которую Мэтью должен попытаться распутать.Последний фильм из серии бестселлеров с участием детектива Мэтью Венна.

Купите книгуAmazonBlackwell’s Book DepositoryBookshop.org Последний триллер обязательно к прочтению поклонникам его предыдущих книг и любителям исторических криминальных триллеров.Игра A Gambling Man , действие которой происходит среди игроков и гангстеров из убогих американских казино, и вторая часть его новой серии с бывшим тюремщиком Алоизиусом Арчером, перенесет вас прямо в заполненные дымом клубы бурлеска и игровые автоматы Рино. и Бэй-Таун.

Ознакомьтесь с нашим путеводителем по серии работ Дэвида Балдаччи здесь.

Купить книгуAmazonКнижное хранилище БлэквеллаBookshop.orgFoylesWaterstonesWH SmithWordery

Sunset Swing

by Ray Celestin

Купить книгуAmazonКнижное хранилище БлэквеллаКнижный магазин.orgFoylesWaterstonesWH SmithWordery

Керри Годет, молодая медсестра, отправляется в Лос-Анджелес на срочную охоту, чтобы найти пропавшего брата. Серийный убийца на свободе, и Керри опасается худшего. Между тем, недавно вышедший на пенсию PI Ида Янг неохотно помогает полиции, когда молодая женщина обнаруживается мертвой в ее гостиничном номере — полиция Лос-Анджелеса обращает свой взор на Иду как на главного подозреваемого. А Данте Санфелиппо пытается освободиться от мафии, чтобы перебраться в долину Напа, чтобы делать вино. Сначала ему нужно сделать еще одно одолжение, которое бросает его с головой в опасный заговор.Эта закрученная история о жизни и смерти в Городе Ангелов завершает американский криминальный квартет Рэя Селестина.

Купить книгуAmazonКнижное хранилище Блэквелла Bookshop.org Маклауда отправляют выяснить, как и почему три тела на борту оказались там.Южнее, в Глазго, была подожжена молодая женщина. Связи между двумя трагическими инцидентами указывают на более широкий заговор, и в дело попадает оркадский журналист-расследователь Ава Клоустон. Между тем между Метрополитеном и шотландской полицией происходит столкновение, поскольку темные силы защищают интересы правительства, а число погибших угрожает расти.

Купить книгуAmazonКнижное хранилище БлэквеллаBookshop.orgFoylesWaterstonesWH SmithWordery

Left You Dead

Питера Джеймса

Купить книгуAmazonКнижный депозитарий БлэквеллаКнижный магазин.orgFoylesWaterstonesWH SmithWordery

Left You Dead — это последняя часть отмеченного наградами криминального фантастического сериала Питера Джеймса с Роем Грейсом в главной роли, а теперь это крупный телесериал с Джоном Симмом в главной роли. Найл и Иден Патерностеры начинают свое воскресенье так же, как и всегда — с долгой поездки, посещения загородного дома и быстрой остановки в местном супермаркете по дороге домой. Но это воскресенье заканчивается иначе: пока Найл ждет на автостоянке, пока Иден закончит покупки, Иден никогда не возвращается.Она не ждет его дома, и никто из их семьи или друзей ничего о ней не слышал. Иден бесследно исчез.

Найл арестован по подозрению в ее убийстве, но когда сержант Рой Грейс вызывается для расследования, не требуется много времени, чтобы понять, что все не так, как кажется — и это может быть его самый загадочный случай. . . Ознакомьтесь с другими книгами Роя Грейса по порядку.

Купить книгуAmazonКнижное хранилище БлэквеллаBookshop.orgFoylesWaterstonesWH SmithWordery

Самый темный вечер

Энн Кливз

Купить книгуКнижный фонд AmazonBlackwellКнижный магазин.orgFoylesWaterstonesWH SmithWordery

Вера снова появляется в девятом детективном романе Энн Кливз. Когда она сталкивается с автомобилем, сбитым с дороги, когда она ехала домой во время ужасной метели, Вера была потрясена, обнаружив, что водительское сиденье пусто, а на заднем сиденье привязан малыш. Вера ведет ребенка в первый дом, в который она попадает, величественный дом, где вырос ее собственный отец. Внутри полным ходом идет рождественская вечеринка, а снаружи женщина — возможно, мать ребенка — лежит мертвая.. .

Откройте для себя все книги Веры Стэнхоуп по порядку.

Купить книгуAmazonBlackwell’sBook Depository Bookshop.org , после отмеченного наградами дебюта Blood & Sugar . Действие происходит в Лондоне в 1782 году. Это история Кэролайн Коршем, которая полна решимости добиваться справедливости за серию убийств высококлассных проституток — преступлений, которые полиция слишком счастлива игнорировать. Углубляясь в самые темные и скрытые уголки грузинского общества, Кэролайн вскоре обнаруживает, что на кону стоит гораздо больше, чем ее репутация. . .

Купить книгуАмазонкаКнижный фонд БлэквеллаBookshop.orgFoylesWaterstonesWH SmithWordery

Край могилы

Робби Моррисон

Купить книгуАмазонкаКнижный фонд Блэквелла Книжный магазин.orgFoylesWaterstonesWH SmithWordery

Дебют Робби Моррисона — это мрачный исторический криминальный роман, идеально подходящий для поклонников сериала «Острые козырьки» , действие которого происходит в Глазго, который все еще оправляется от войны, разделенном религиозными разделениями и кишащим бритвенными бандами. Когда зятя одного из самых богатых судостроителей города обнаруживают убитым, дело поручают инспектору Джимми Дрегхорну. Но его тревожная история с вдовой жертвы может вызвать проблемы. . . Тем временем убийца-садист ходит по улицам города, оставляя за собой след из мертвых тел.

Купить книгуAmazonКнижное хранилище Блэквелла Bookshop.org Монтальбано призван расследовать убийство и самоубийство, которое приводит его к «Алкиону», таинственному кораблю, который каждый день посещает порт Вигаты.На борту он находит очень мало членов экипажа, никаких пассажиров и достаточно большую корму, чтобы посадить вертолет. . .

Между тем, редкая поездка к Ливии может поставить под угрозу положение инспектора как главы комиссариата.

Купить книгуAmazonКнижное хранилище Блэквелла Bookshop.orgКогда известного еврейского ростовщика находят мертвым, Чезаре Альдо, сотруднику уголовного суда, поручается раскрыть его убийство. В ходе расследования Альдо раскрывает заговор с целью свержения нестабильного правителя Флоренции Алессандро де Медичи. Альдо оказывается в безумной гонке со временем, чтобы раскрыть убийство и остановить заговор, при этом сохраняя свои секреты в надежном месте. Этот исторический криминальный триллер — захватывающий дебют Д. В. Бишопа.

Купить книгуАмазонкаКнижное хранилище БлэквеллаКнижный магазин.orgFoylesWaterstonesWH SmithWordery

Тайник

Дженни Кинтана

Купите книгуAmazonBlackwell’sKindexBookshop.org Марину усыновили в младенчестве после того, как ее нашли завернутой в синюю шаль в совместном доме в Лондоне. В прессе ее прозвали Baby Blue, но обстоятельства ее рождения до сих пор неизвестны. Марина очень хочет узнать правду о своем рождении, поэтому, когда сдается квартира в доме, где она была найдена, она использует свой шанс.Но что, если секреты скрываются не только в доме? Что, если кто-то знает, что произошло в тот день, и хочет убедиться, что правда никогда не откроется?

Купить книгуAmazonBlackwell’sBook DepositoryBookshop.org Когда они переезжают в незаконную субаренду в Манчестере, Холли впервые в жизни чувствует себя обжитой, но почему ей запрещено выходить на улицу или даже открывать дверь, когда ее мамы нет?

Этот суровый криминальный роман рисует мрачную картину преступного мира Манчестера и будет держать вас в руках до последней страницы.

Купите книгуAmazonBlackwell’sBook DepositoryBookshop.orgFoylesWaterstonesWH SmithWordery

The Innocent Dead

by Lin Anderson

Купите книгуAmazonBlackwell’sBook Depository Bookshop.org Когда десятилетия спустя в торфяном болоте находят останки ребенка, кажется, что загадка наконец-то разгадана. Карен Маршалл была потрясена исчезновением подруги, но сыграла ли Карен роль в том, что произошло? Рона МакЛауд должна использовать все свои навыки, чтобы определить, что произошло много лет назад.. . и кто действительно был ответственным.

Купить книгуAmazonКнижное хранилище БлэквеллаBookshop.orgFoylesWaterstonesWH SmithWordery

Лучшие криминальные книги 2020 года

The Long Call

, Ann Cleeves

Купить книгуAmazonBlackwell’sBook DepositoryBookshop.org .Детектив Мэтью Венн вернулся в Северный Девон, где он вырос и в конечном итоге отвернулся от строгого евангелического сообщества, потеряв при этом свою семью. Он вернулся не только потому, что оплакивает смерть своего отца, но и потому, что он берет свое первое дело в районе Туречья. На пляже был найден зарезанный мужчина, и расследование Венна приведет его прямо к сердцу сообщества, которое он оставил.

Узнайте больше о сериале Энн Кливз «Две реки».

Купить книгуAmazonКнижный фонд Blackwell Bookshop.org театральный режиссер с грозной репутацией. Он известен актерским методом, который он разработал для своих актеров: копаться в их комплексах, чтобы раскрыть их талант, что было травмирующим опытом для всех.Может ли эта смерть быть связана с другим недавно обнаруженным телом? Инспектор Монтальбано так считает, и он думает, что ответ может лежать в театре. . . Итальянский криминальный сериал Андреа Камиллери просто необходим поклонникам детективов.

Откройте для себя все книги из серии «Инспектор Монтальбано».

Купить книгуАмазонкаКнижное хранилище Блэквелла Bookshop.orgFoylesWaterstonesWH SmithWordery

Скрытый на виду

Джеффри Арчер

Купить книгуАмазонкаКнижный фонд БлэквеллаКнижный магазин.orgFoylesWaterstonesWH SmithWordery

Этот детективный роман — второй в серии Уильяма Уорвика Джеффри Арчера. Когда детектив-сержант Уильям Уорвик переводится в отряд по борьбе с наркотиками, его первым делом является расследование печально известного наркобарона Змеи. Когда Уильям и команда приближаются к тому, чтобы уничтожить Гадюку, Вильям сталкивается с врагом из своего прошлого. Сможет ли Уильям привлечь к ответственности обоих мужчин?

Узнайте больше о сериале Уильяма Уорвика.

Купить книгуАмазонкаКнижное хранилище БлэквеллаКнижный магазин.orgFoylesWaterstonesWH SmithWordery

The System

by Ryan Gattis

Купите книгуAmazonBlackwell’s Book DepositoryBookshop.org толчки приговора зала суда. Когда в Лос-Анджелесе в начале 90-х застрелили торговца наркотиками, арестовывают двух членов местной банды. Один невиновен, а другой виновен, но банда говорит им обоим взять на себя обвинения.После того, как двое из банды ушли с улиц, новому участнику Литтлу дается серьезная работа по выяснению, было ли это подлогом.

Купить книгуAmazonКнижный депозитарий Блэквелла Bookshop.org фантастический сериал.Когда пятидесятидевятилетний Вальдемар Роос выигрывает в лотерею, он видит шанс избежать работы, которую он ненавидит, и семьи, с которой он не ладит. Никому не сказав, он бросает работу и начинает проводить дни в хижине, которую он покупает в сельской местности Швеции. Он не мог быть более счастливым, пока не появилась выздоравливающая наркоманка Анна, спасающаяся от жестокого бывшего и ищущая, где спрятаться. Но ее бывший не отстает. . . Когда женщина сообщает о пропаже мужа, инспектор Барбаротти не обращает на это особого внимания.Пока рядом с недавно купленной хижиной этого человека не окажется труп. . .

Купить книгуAmazonКнижное хранилище Блэквелла Bookshop.org книга. Брайтонского гангстера судят по обвинению в заговоре с целью убийства, и в первый день суда один человек в галерее наблюдает за присяжными с большим интересом.Приспешникам гангстера нужно повлиять на двоих присяжных, чтобы признать его невиновным — но на каких двоих? Когда Роя Грейса вызывают для расследования убийства, связанного с судом, он понимает, насколько на самом деле могущественны обвиняемые. Криминальный сериал Питера Джеймса о Рое Грейсе является обязательным для любого фаната криминальной фантастики.

Здесь вы найдете все книги Роя Грейса.

Купить книгуАмазонкаКнижное хранилище БлэквеллаBookshop.orgFoylesWaterstonesWH SmithWordery

Плач гангстера

Рэй Селестин

Купить книгуАмазонкаКнижный фонд БлэквеллаКнижный магазин.orgFoylesWaterstonesWH SmithWordery

Рэй Селестин вернулся с третьей частью криминального сериала «Городской блюз квартет» в стиле нео-нуар. На дворе 1947 год, и частного сыщика Иду Дэвис вызывают в Нью-Йорк для расследования убийств четырех человек. Но вскоре становится ясно, что за этими смертями стоит еще более серьезный заговор, и он перенесет Иду прямо в темное сердце Нью-Йорка. Описанный как «ярко написанный криминальный триллер» и «динамичный портрет густонаселенного города, изобилующего коррупцией», « Плач гангстера» — один из лучших криминальных романов 2020 года, который нельзя пропустить.

Купить книгуAmazonКнижное хранилище Блэквелла Bookshop.org -вдохновленный криминальный триллер с изюминкой, которая не оставит вас равнодушными до последней страницы. Алоизиус Арчер хочет начать новую мирную жизнь в Пока-Сити после того, как отбыл тюремный срок за преступление, которого не совершал.Но он берет на себя больше, чем он ожидал, когда он начинает работать сборщиком долгов у местного бизнес-магната Хэнка Питтлмана и становится связанным с некоторыми из самых опасных жителей города.

Другие книги Давида Балдаччи можно найти здесь.

Купить книгуAmazonКнижное хранилище Блэквелла Bookshop.org на остров Скай, где она натыкается на место преступления, но без жертвы.Когда два дня спустя у подножия скал находят тело, Рона начинает искать связь между этими событиями и группой пропавших без вести армейских медиков, уезжающих из Афганистана.

Купите книгуAmazonBlackwell’s Book DepositoryBookshop.orgОна никогда никому не рассказывала о том, что произошло, но теперь он вернулся — и остаться в живых может означать раскрытие ее самой темной тайны. Пятнадцать лет назад Джоди, женщина-полицейский, совершила ошибку, в результате которой убийца был освобожден. Когда она узнает историю Пьеты, она понимает, что теперь у нее есть способ поймать его.

Купить книгуAmazonКнижное хранилище БлэквеллаBookshop.orgFoylesWaterstonesWH SmithWordery

Лучшие криминальные книги всех времен

Человек памяти

Дэвид Балдаччи

Купить книгуAmazonКнижное хранилище БлэквеллаКнижный магазин.orgFoylesWaterstonesWH SmithWordery

Амос Декер вернулся домой восемнадцать месяцев назад и обнаружил тела своей жены и дочери. Он не думал, что сможет продолжать жить, но когда его бывший партнер из полиции говорит ему, что кто-то признался в убийствах, он понимает, что должен добиваться справедливости для своей семьи. Когда в местной школе застреливают тринадцать подростков, кажется, что между убийствами существует связь, и Амосу приходится использовать свою невероятную память — замечательный результат серьезной черепно-мозговой травмы — для раскрытия дела.

Другие книги Давида Балдаччи можно найти здесь.

Купить книгуAmazonКнижное хранилище Блэквелла Bookshop.orgFoylesWaterstonesWH SmithWordery

Dead Simple

от Питера Джеймса

Купить книгуAmazonBlackwell’sКнижный фонд Bookshop.orgFoylesWaterstones Super Smith 6 Rodery 900 Грейс, когда он берет свое первое серьезное дело. Похоже, что безобидный розыгрыш на мальчишнике закончился ужасно неправильно: жених исчез, а его друзья погибли.До свадьбы осталось три дня, и невеста по понятным причинам обезумела. В ходе расследования Грейс обнаруживает, что один человек может многое выиграть, если жених останется без вести. . . Это первая книга из бестселлера Питера Джеймса криминальной фантастики о Рое Грейсе.

Здесь вы найдете все книги Роя Грейса.

Купить книгуАмазонкаКнижный фонд БлэквеллаBookshop.orgFoylesWaterstonesWH SmithWordery

Последний автобус до Вудстока

Колин Декстер

Купить книгуКнижный магазин AmazonБлэквеллаorgFoylesWaterstonesWH SmithWordery

Последний автобус до Вудстока — первый роман в захватывающей серии криминальных романов Колина Декстера «Инспектор Морс». Смерть Сильвии Кэй драматически фигурировала в дневном выпуске Oxford Mail в четверг. К вечеру пятницы инспектор Морс сообщил нации, что полиция разыскивает опасного человека, которому предъявлены обвинения в умышленном убийстве, сексуальном насилии и изнасиловании.

Но по мере того, как очевидные зацепки растворяются в сумерках и мраке, Морс все больше и больше убеждается в том, что ключ в страсти.. .

Откройте для себя все книги из серии «Инспектор Морс».

Купить книгуAmazonBlackwell’sBook DepositoryBookshop.orgFoylesWaterstonesWH SmithWordery

My Sister, the Serial Killer

by Oyinkan Braithwaite

Купите книгуAmazonBlackwell’s Book Depository

помочь ее маленькому брату навести порядок в ее беспорядке. К сожалению, беспорядки Айулы имеют тенденцию быть смертельными. Фактически, она отправила своих последних трех бойфрендов в «самооборону». Семья на первом месте, пока Айула не начинает встречаться с врачом в хирургии, где работает Кореде. . .

Купите книгуAmazonBlackwell’sBook DepositoryBookshop.org рискуете стать следующей жертвой.
Когда ужасный город подчиняется его требованиям, три человека собираются раскрыть личность убийцы. The Axeman’s Jazz — это ужасные убийства, загадки и основанные на реальных событиях. Это первая книга Рэя Селестина «Городской блюз квартет».

Купить книгуAmazonКнижное хранилище БлэквеллаBookshop.orgFoylesWaterstonesWH SmithWordery

Прикрой её лицо

П. Д. Джеймс

Купить книгуКнижный фонд AmazonBlackwellКнижный магазин.orgFoylesWaterstonesWH SmithWordery

Прикрой ее лицо — это первый криминальный роман в популярном криминальном романе П. Д. Джеймса из серии Адама Дэлглиша. В усадьбе Мартингейл мертвой находят горничную и вызывают для расследования главного детектива Адама Дэлглиша, но он быстро оказывается вовлеченным в страсти, которые накаляются в этой, казалось бы, тихой английской деревне.

Купить книгуAmazonBlackwell’sBook DepositoryBookshop.orgFoylesWaterstonesWH SmithWordery

Таинственный роман в стилях

Агаты Кристи

Купить книгуAmazonBlackwell’sBook DepositoryКнижный магазин.orgFoylesWaterstonesWH SmithWordery

Эркюль Пуаро — один из самых известных детективов криминальной фантастики, и герой Агаты Кристи впервые выходит на улицу в этой, первой из серии криминальных книг Агаты Кристи о Пуаро. Когда капитана Артура Гастингса пригласили в загородное поместье Стайлз, чтобы вылечить от ран, полученных на войне, он не ожидал, что наткнется на убийство. К счастью, он знает бывшего детектива, которому наскучила пенсия. . .

Купить книгуАмазонкаКнижное хранилище БлэквеллаКнижный магазин.orgFoylesWaterstonesWH SmithWordery

Лучшие книги-триллеры 2021 года


Лучшие новые книги-триллеры 2021 года

В твоем доме кто-то есть

Стефани Перкинс

Купите книгуAmazonBlackwell’s Bookshop.orgFoylesWaterstonesWH SmithWordery

Теперь главный фильм Netflix на Хэллоуин 2021 от продюсеров Stranger Things Stranger Things.

После внезапного переезда с Гавайев Макани Янг — таинственная новенькая старшеклассница в маленьком городке Небраска.Ей не осталось много времени, чтобы освоиться в своей новой жизни, прежде чем убийца в маске начнет убивать ее одноклассников одного за другим, намереваясь раскрыть их самые темные секреты. По мере того, как количество ужасных убийств начинает расти, Макани пытается выяснить, кто следующий в списке убийц, при этом защищая свои собственные секреты из прошлого и поддерживая горячие отношения со школьным изгоем.

Этот учебный год может оказаться годом, за который стоит умереть. . . буквально.

Купить книгуАмазонкаКнижное хранилище БлэквеллаКнижный магазин.orgFoylesWaterstonesWH SmithWordery

В вашем доме есть кто-то | Официальный трейлер | Netflix

State of Terror

Хиллари Родхэм Клинтон

Купить книгуAmazonBlackwell’s Bookshop.org Американское лидерство, отступившее от мировой арены.Серия террористических атак приводит в беспорядок мировой порядок, и секретарю поручено собрать команду для раскрытия смертельного заговора — схемы, тщательно разработанной для того, чтобы воспользоваться преимуществом американского правительства, опасно потерявшего связь и потерявшего власть в тех местах, где это самое важное.

Этот грандиозный триллер о международных интригах представляет собой закулисную глобальную драму, подробности которой могут быть известны только инсайдерам.

Купить книгуАмазонкаКнижное хранилище БлэквеллаКнижный магазин.org токсичные химикаты, гениальный китайский шпион и президент США с соперником-популистом по пятам.

Never — это ужасающий взгляд на то, как международное и дипломатическое мирное время находится всего в нескольких шагах от цепной реакции катастрофических последствий, и только три очень разных главных героя могут предотвратить катастрофу, работая в тени.

Купите книгуAmazonBlackwell’s Book DepositoryBookshop.org стали тремя парами во время учебы в университете. Но после летнего путешествия за железным занавесом в Восточную Европу для них все меняется.

Вернувшись в Швецию, один из студентов найден мертвым у подножия утеса в лесу недалеко от Кимлинге.А годы спустя преподаватель Лундского университета найден мертвым точно на том же месте. Четвертый в серии романов с участием инспектора Гуннара Барбаротти, Одинокие следует за инспектором в одном из его самых серьезных расследований.

Купить книгуAmazonBlackwell’sBook DepositoryBookshop.orgFoylesWaterstonesWH SmithWordery

«Крестный отец шведской преступности»
Metro по автору Хокану Нессеру

Милосердие

Дэвид Балдаччи

Купить книгуAmazonКнижное хранилище БлэквеллаКнижный магазин.orgFoylesWaterstonesWH SmithWordery

Охота наконец закончилась?

Сериал сценариста-триллера Дэвида Балдаччи с участием специального агента Атли Пайн продолжается, детектив все еще ищет свою сестру-близнеца Мерси, которую похитили, когда им было всего шесть лет. Когда она раскрывает невероятную правду о своей потерянной сестре и ее родителях, Этли и ее помощница Кэрол должны принять самое смертоносное испытание.

Купить книгуАмазонкаКнижное хранилище БлэквеллаКнижный магазин.orgFoylesWaterstonesWH SmithWordery

Viral

Робин Кук

Купите книгуAmazonBlackwell’s Book DepositoryBookshop.org Брайан Мерфи наслаждается летними каникулами со своей семьей, когда его жена Эмма заболела легким гриппом. Вернувшись в Нью-Йорк, ее состояние ухудшается с ужасающей скоростью: она заболела вирусной болезнью, переносимой комарами, и маленькая дочь Брайана и Эммы тоже заболела.

Когда медицинская страховая компания отказывается оплачивать огромные больничные счета, Брайан клянется взять на себя ответственность за работу с больными и уязвимыми. Тем временем вирус распространяется, и никому неинтересно …

Купите книгуAmazonBlackwell’s Book DepositoryBookshop.org Смелый побег из каирской тюрьмы, убийца, который убивает одним прикосновением, и жестокая война с наркотиками, разворачивающаяся на улицах Америки, бывший офицер МИ6 Скотт Пирс раскрывает заговор с целью высвободить разрушительный токсин в мире.Пирс не соблюдает свод правил шпионажа и отчаянно борется со временем, чтобы остановить эту смертельную угрозу.

Красные волки — второй потрясающий роман из серии Скотта Пирса автора бестселлеров Адама Хэмди.

Купите книгуAmazonBlackwell’s Book DepositoryBookshop.orgОн старше и красив, он цитирует Деррида интеллектуал. Он также серийный мошенник, газлайтер и нарцисс. Лиля сделает все, чтобы его удержать. И поэтому она принимает его обман и терпит его сексуальные желания. Она рационализирует его ядовитое поведение и позволяет ему пересекать все свои границы. В своем отчаянии быть идеальной любовницей она обнаруживает, что не может вырваться из токсичного цикла. А затем неожиданный ультиматум: всепоглощающая любовь или обещание вернуть себе жизнь.

Купить книгуAmazonКнижный фонд Блэквелла Bookshop.org Награды за победу неясны, но ходят слухи о деньгах, вербовке ЦРУ или даже бессмертии. Или он может раскрыть величайшие секреты Вселенной. Но все знают, что чем глубже вы погружаетесь, тем смертоноснее становится игра, а число жертв растет.С момента первого запуска игры было выполнено десять итераций. . . и вот-вот начнется одиннадцатый раунд.

Купить книгуAmazonКнижный фонд Блэквелла Bookshop.org Бывшая приемная девочка с темной тайной, которую она отчаянно пытается сохранить, все, чего хочет Нелл, — это найти место, где она сможет принадлежать.Поэтому, когда появляется работа в Starling Villas, где живет загадочный Робин Уайлдер, она ухватывается за возможность обеими руками. Но ее новое жилище может оказаться не тем убежищем, на которое она надеялась. Ее работодатель живет по строгим правилам, и вскоре она видит, что он скрывает свои секреты.

Купить книгуAmazonКнижное хранилище БлэквеллаBookshop.orgFoylesWaterstonesWH SmithWordery

Sixteen Horses

by Greg Buchanan

Купить книгуAmazonКнижное хранилище БлэквеллаКнижный магазин.orgFoylesWaterstonesWH SmithWordery

Около умирающего английского приморского городка Илмарш местный полицейский детектив Алек Николс обнаруживает на ферме шестнадцать голов лошадей, каждая из которых закопана одним глазом, смотрящим на низкое зимнее солнце. После того, как судебный ветеринар Купер Аллен прибыл на место происшествия, следователи вскоре обнаруживают доказательства череды преступлений в сообществе — исчезновений, поджогов и увечий — все завершилось обнаружением чего-то смертоносного, скрывающегося в самой земле.

В последующие мрачные дни город впадает в панику и паранойю.Все не так, как кажется. Подозреваемым мог быть любой. И когда Купер обнаруживает, что не может покинуть город, Алека преследует невидимая угроза. Два следователя мчатся, чтобы раскрыть правду, скрывающуюся за этими пугающими и коварными загадками — любой ценой.

Шестнадцать лошадей — дебютный литературный триллер незаурядного таланта Грега Бьюкенена. История о пережитой вине, травмах и наказании, действие которой происходит в небольшом приморском сообществе, которое остальной мир оставил позади.. .

Купить книгуAmazonКнижное хранилище Блэквелла Bookshop.org ложь. Архивистка газет Хлоя живет спокойной жизнью, пока однажды на работе она не прочитает о давно забытом холодном случае с Энджи Кайл, девочкой, пропавшей без вести в детстве.Когда неожиданный поворот событий заставляет ее жить в доме родителей Энджи, Хлоя вскоре узнает, что дело с пропавшей девушкой не так просто, как казалось сначала, и становится одержимой желанием узнать правду.

Купить книгуAmazonКнижное хранилище Блэквелла Bookshop.orgFoylesWaterstonesWH SmithWordery

Saint X

Алексис Шайткин

Купить книгуAmazonКнижный фонд Blackwell Bookishes отдых с родителями на Карибском острове Святой Икс.Когда через несколько дней обнаруживают тело Элисон, арестовывают двоих мужчин, но улик мало, и позже они освобождаются без предъявления обвинений. По мере того, как история попадает в таблоиды, жизни Клэр и ее родителей навсегда меняются.

лет спустя Клэр живет в Нью-Йорке, когда она невольно садится в такси с одним из мужчин, обвиняемых в убийстве ее сестры. Уверенная, что это судьба, она организует еще одну встречу и начинает навязчивые поиски истины. В этом трогательном, атмосферном романе есть все напряжение криминального триллера, стремящегося к разрушительному концу.

Купить книгуAmazonКнижное хранилище Блэквелла Bookshop.org Марину усыновили в младенчестве после того, как ее нашли завернутой в синюю шаль в совместном доме в Лондоне. В прессе ее прозвали Baby Blue, но обстоятельства ее рождения до сих пор неизвестны.Марина очень хочет узнать правду о своем рождении, поэтому, когда сдается квартира в доме, где она была найдена, она использует свой шанс. Но что, если секреты скрываются не только в доме? Что, если кто-то знает, что произошло в тот день, и хочет убедиться, что правда никогда не откроется?

Сейчас в продаже в твердом переплете и в мягкой обложке с 19 августа.

Купить книгуAmazonBlackwell’sBook DepositoryBookshop.orgFoylesWaterstonesWH SmithWordery

Black 13

by Adam Hamdy

Купить книгуAmazonBlackwell’sBook DepositoryКнижный магазин.orgFoylesWaterstonesWH SmithWordery

Black 13 — это первая захватывающая книга-шпионский триллер из серии о Скотте Пирсе Адама Хэмди. Растут радикальные экстремисты, правительства, военные и спецслужбы перехитрили, границы рушатся, а люди, находящиеся у власти, становятся марионетками. В этом новом мире один человек будет иметь значение. Этот человек — бывший агент МИ-6 в изгнании Скотт Пирс.

Купить книгуAmazonBlackwell’sBook DepositoryBookshop.orgFoylesWaterstonesWH SmithWordery

People Like Her

by Ellery Lloyd

Купить книгуAmazonBlackwell’sBook DepositoryКнижный магазин.orgFoylesWaterstonesWH SmithWordery

Этот умный дебютный триллер от писательской команды мужа и жены Эллери Ллойд убедительно показывает темную сторону социальных сетей и культуру влиятельных лиц. Эмми Джексон более известна своим онлайн-поклонникам как сенсация в Instagram Mamabare, известная тем, что рассказывает, как это происходит, когда дело доходит до современного отцовства. Но не всему, что вы видите в Интернете, можно поверить, и кто-то знает правду об Эмми и намерен заставить ее заплатить. . .

Купить книгуАмазонкаКнижное хранилище БлэквеллаКнижный магазин.org Их дочь, десятилетняя Сара Картер, провела восемь лет в детском отделении для совершения преступления и теперь живет спокойной жизнью под вымышленным именем. с собственной семьей.В годовщину преступления журналисту Бринли Буту поручено выследить Сару и ее старшую сестру Шеннон. Но Бринли не просто журналист — она ​​еще и подруга детства сестер. И столкновение с тем, что на самом деле произошло в ночь убийств, будет иметь последствия для всех. Это еще одно захватывающее чтение писательницы триллеров Фионы Камминс.

Купить книгу Amazon.comКнижное хранилище Блэквелла Bookshop.orgFoylesWaterstonesWH SmithWordery

Город возмездия

Д.V. Bishop

Купить книгуАмазонкаКнижное хранилище Блэквелла Bookshop.orgFoylesWaterstonesWH SmithWordery

Флоренция, 1536. Когда известный еврейский ростовщик обнаружен мертвым, Чезаре Альдо, чиновнику уголовного суда, поручается раскрыть его убийство. В ходе расследования Альдо раскрывает заговор с целью свержения нестабильного правителя Флоренции Алессандро де Медичи. Альдо оказывается в безумной гонке со временем, чтобы раскрыть убийство и остановить заговор, при этом сохраняя свои секреты в надежном месте.Этот исторический криминальный триллер — захватывающий дебют Д. В. Бишопа.

Купить книгуAmazonBlackwell’sBook Depository Bookshop.org ее отмеченный наградами дебют Blood & Sugar .Действие происходит в Лондоне в 1782 году. Это история Кэролайн Коршем, которая полна решимости добиваться справедливости за серию убийств высококлассных проституток — преступлений, которые полиция с радостью игнорирует. Углубляясь в самые темные и скрытые уголки грузинского общества, Кэролайн вскоре обнаруживает, что на кону стоит гораздо больше, чем ее репутация. . .

Купить книгуAmazonКнижное хранилище БлэквеллаBookshop.orgFoylesWaterstonesWH SmithWordery

Nightshift

by Kiare Ladner

Купить книгуКнижный фонд AmazonBlackwellКнижный магазин.orgFoylesWaterstonesWH SmithWordery

Этот мрачный, сексуальный и пугающий роман исследует амбивалентную женскую дружбу на потустороннем фоне предельного мира лондонских рабочих, работающих в ночную смену. Когда 23-летняя Мегги встречает загадочную Сабину, она понимает, что Сабина — это все, чем она сама хотела бы быть. Она быстро отказывается от дневного существования ради возможности работать в те же ночные смены, что и Сабина, и ее навязчивая идея вскоре сама по себе набирает обороты.

Купить книгуАмазонкаКнижное хранилище БлэквеллаКнижный магазин.org которые следуют за главным инспектором детектива Верой Стэнхоуп, а теперь это главная драма ITV в ее десятом сериале.

Классическая загадка загородного дома в современной интерпретации. Последний случай Веры начинается с того, что, возвращаясь домой сквозь сильную метель, она видит машину, вылетевшую впереди нее, и находит маленького малыша, одинокого на заднем сиденье.

Опасаясь за безопасность ребенка, Вера берет ребенка и едет в ближайший дом, прибыв в Брокберн, обветшалый величественный дом, где застает вечеринку в полном разгаре, но на улице в снегу лежит мертвая молодая женщина. . .

Этот криминальный триллер, созданный из классической мистики загородного дома в современной интерпретации, стоит отведать.

Откройте для себя все романы из серии «Вера Стэнхоуп» Энн Кливз здесь.

Купить книгуАмазонкаКнижное хранилище БлэквеллаКнижный магазин.orgFoylesWaterstonesWH SmithWordery


Лучшие новые книги-триллеры 2020 года

Дневной свет

Дэвида Балдаччи

Купите книгуAmazonBlackwell’sBook DepositoryBookshop.orgFoylesWaterstonesWH SmithWordery

Третья книга из серии Атли Пайн от писателя бестселлеров Дэвида Балдаччи видит Атли вместе со своим старым другом военным. Работая вместе над расследованием Ито Винченцо, человека, ответственного за похищение сестры Атли, они раскрывают ложь и обман, которые наносят удар в самое сердце демократии.И правда о том, что случилось с сестрой Атли, потрясет ее до глубины души.

Откройте для себя все книги Дэвида Балдаччи по порядку.

Купить книгуAmazonКнижное хранилище Блэквелла Bookshop.org книги-триллеры 2020 года.Рут — молодая мать, выздоравливающая после послеродового психоза, и после нескольких месяцев слышания голосов она больше не уверена в своем собственном суждении — и, похоже, никто другой. Когда однажды ночью она слышит крик на заправочной станции, она думает, что это, должно быть, ее разум снова обманывает, и полиция и ее муж соглашаются. Но что, если было криком? У кого-то могут быть проблемы. Им может понадобиться помощь Руфи. . .

Купить книгуАмазонкаКнижное хранилище БлэквеллаКнижный магазин.orgFoylesWaterstonesWH SmithWordery

Наша темная тайна

Дженни Кинтана

Купите книгуAmazonBlackwell’sBook Depository Bookshop.org Затем Рэйчел и ее семья переехали в город, и все изменилось. Ее тянуло к яркой, красивой Рэйчел, как мотылек к пламени. Их дружба была не совсем равной, но Элизабет готова на все для Рэйчел.Потом было найдено первое тело. . . Когда двадцать лет спустя было найдено другое тело, Элизабет отчаянно пытается сохранить в секрете секреты своих юных лет. Но она не может убегать от своего прошлого. Может ли она? Этот интеллектуальный криминальный триллер стоит прочитать поклонникам романа Дженни Кинтана « Пропавшая девушка ».

Купить книгуAmazonКнижное хранилище БлэквеллаBookshop.orgFoylesWaterstonesWH SmithWordery

Найти мертвых

Питера Джеймса

Купить книгуКнижный фонд AmazonBlackwellКнижный магазин.orgFoylesWaterstonesWH SmithWordery

Отмеченный наградами писатель криминального триллера Питер Джеймс вернулся с захватывающей новой книгой Роя Грейса. Брайтонского гангстера судят по обвинению в заговоре с целью убийства, и в первый день суда один человек в галерее наблюдает за присяжными с большим интересом. Приспешникам гангстера нужно повлиять на двоих присяжных, чтобы признать его невиновным — но на каких двоих? Когда Роя Грейса вызывают для расследования убийства, связанного с судом, он понимает, насколько на самом деле могущественны обвиняемые.

Здесь вы найдете все книги Роя Грейса.

Купить книгуAmazonКнижное хранилище Блэквелла Bookshop.org хирургия, где она работает секретарем, она знает, что это он. Сэмюэл кажется менее уверенным, но если Констанс чему-то научилась в жизни, так это тому, что, когда вы кого-то любите, вы никогда не отпускаете его.« Если у меня не будет тебя» «» — это всеобъемлющий роман об одиночестве, одержимости и о том, как далеко мы заходим для тех, кого любим.

Купить книгуAmazonКнижное хранилище Блэквелла Bookshop.orgFoylesWaterstonesWH SmithWordery

The Last Trial

Скотта Туроу

Купить книгуAmazonКнижное хранилище Блэквелла старый друг Кирилл Пафко, несмотря на восемьдесят пять лет и слабое здоровье.Бывшему лауреату Нобелевской премии предъявлено обвинение в федеральном рэкете в мошенничестве, инсайдерской торговле и убийстве. Когда Стерн начинает подвергать сомнению все, что, по его мнению, он знал о своем друге, он находит своим долгом защищать своего клиента и свою веру в судебную систему, подвергающуюся ужасному последнему испытанию. Этот виртуозный юридический триллер разворачивается в захватывающем ожидании.

Купить книгуAmazonBlackwell’sBook DepositoryBookshop.orgFoylesWaterstonesWH SmithWordery

One Good Deed

by David Baldacci

Купить книгуAmazonBlackwell’sBook DepositoryКнижный магазин.orgFoylesWaterstonesWH SmithWordery

Убийство, секреты, месть и легкая романтика сочетаются в этом криминальном триллере в стиле нуар с изюминкой, которая наверняка будет держать вас в курсе до последней страницы. Алоизиус Арчер хочет начать новую мирную жизнь в Пока-Сити после того, как отбыл тюремный срок за преступление, которого не совершал. Но он берет на себя больше, чем он ожидал, когда он начинает работать сборщиком долгов у местного бизнес-магната Хэнка Питтлмана и становится связанным с некоторыми из самых опасных жителей города.

Другие книги Давида Балдаччи можно найти здесь.

Купите книгуAmazonКнижный фонд Блэквелла Bookshop.org По всей стране люди просыпаются с воспоминаниями о жизни, которой они не жили. Являются ли они жертвами загадочной новой болезни, влияющей на память? Или что-то ужасное происходит с самой тканью реальности? Recursion — продолжение увлекательного фантастического триллера Dark Matter .

Купите книгуAmazonBlackwell’s Book DepositoryBookshop.org И она охотится за кровью своего заклятого врага Винсенте Карпио, одного из самых безжалостных и опасных преступников в мире. Он был ответственен за смерть ее мужа и маленького сына, и Кит полна решимости держать его за решеткой навсегда.Но манипулирующий Карпио все еще имеет влияние снаружи, и он просто ждет подходящего момента для удара. . .

Купить книгуAmazonКнижный депозитарий БлэквеллаBookshop.orgFoylesWaterstonesWH SmithWordery

A Window Breaks

by CM Ewan

Купите книгуAmazonКнижный фонд Блэквелла Bookshop.orgFoylesWaterstones Если бы ваша семья 9000 была нацелена на вашу середину, SmithWordery был 9000 ? После ужасной трагедии семья уезжает в сельскую Шотландию для столь необходимого побега.Но глубокой ночью в дом врывается группа незнакомцев. По мере того, как семья борется за свою жизнь, раскрываются давние секреты, и все может быть потеряно. Этот раздирающий нервы триллер не даст вам уснуть по ночам.

Купить книгуAmazonКнижное хранилище БлэквеллаBookshop.orgFoylesWaterstonesWH SmithWordery

В этом эпизоде ​​«Перерыв книги» Эмма исследует все виды триллеров, которые можно прочесть:

Book Break — Триллеры все равно?

Лучшие книги-триллеры всех времен

Ловушка

Мелани Раабе

Купить книгуАмазонкаКнижное хранилище БлэквеллаКнижный магазин.orgFoylesWaterstonesWH SmithWordery

Двенадцать лет назад была убита младшая сестра Линды. Линда видела убийцу, но его так и не поймали. А теперь она снова его видела — по телевизору. Он известный репортер, и Линда уверена, что ей никто не поверит, поэтому она устраивает ловушку. Она пишет книгу о женщине, которая была убита и убийца которой так и не был пойман. И когда он будет опубликован, она соглашается дать интервью только одному репортеру. . .

Купить книгуАмазонкаКнижное хранилище БлэквеллаКнижный магазин.org Дуглас Хеншалл в главной роли в роли детектива-инспектора Джимми Переса.

В первой части серии задушенное тело девочки-подростка обнаруживает сосед одним холодным январским утром.Сообщество быстро заподозрило одиночку Магнуса Тейта, и подозрение и страх вскоре охватили маленький остров. Во главе с детективом-инспектором Пересом полиция должна найти убийцу, прежде чем нанесет новый удар.

Ознакомьтесь со всеми шетландскими книгами Энн Кливз по порядку здесь.

Купить книгуАмазонкаКнижное хранилище БлэквеллаBookshop.orgFoylesWaterstonesWH SmithWordery

Простая услуга

Дарси Белл

Купить книгуАмазонкаКнижный фонд БлэквеллаКнижный магазин.orgFoylesWaterstonesWH SmithWordery

Когда ее лучшая подруга Эмили просит Стефани забрать ее сына из школы, она с радостью соглашается. Их дети — одноклассники и лучшие друзья. Как вдова и мать-блогер-домохозяйка, Стефани была одинока, пока не встретила Эмили, гламурного и успешного PR-менеджера.

Проблема в том, что Эмили не возвращается. Что бы ни говорила полиция, Стефани знает, что никогда не оставит сына. В ужасе она обращается к своим друзьям-мамочкам-блогерам.И она также обращается к мужу Эмили, чтобы предложить свою поддержку.

Но Стефани не поделилась секретами, похороненными в темном прошлом …

Купить книгуAmazonBlackwell’sBook DepositoryBookshop.orgFoylesWaterstonesWH SmithWordery

The Axeman’s Jazz

Вдохновленный реальной историей и установленный на пьянящем фоне наполненного джазом, управляемого толпой Нового Орлеана, Axeman’s Jazz Захватывающий квартет городского блюза Селестин, исторический криминальный сериал, переворачивающий страницу.

Новый Орлеан, 1919 год. Серийный убийца преследует город и ставит ультиматум: сыграйте джаз или рискните стать следующей жертвой.
Когда ужасный город подчиняется его требованиям, три человека собираются раскрыть личность убийцы. The Axeman’s Jazz — это рассказ об ужасных убийствах, секретах и ​​лжи на фоне яркого и жестокого города. . .

Моя сестра, серийный убийца

, автор Ойинкан Брейтуэйт

Купить книгуАмазонкаКнижное хранилище БлэквеллаКнижный магазин.orgFoylesWaterstonesWH SmithWordery

Кореде всегда была хорошей старшей сестрой, помогая своему младшему брату навести порядок. К сожалению, беспорядки Айулы имеют тенденцию быть смертельными. Фактически, она отправила своих последних трех бойфрендов в «самооборону». Семья на первом месте, пока Айула не начинает встречаться с врачом в хирургии, где работает Кореде. . .

Купить книгуAmazonBlackwell’sBook DepositoryBookshop.orgFoylesWaterstonesWH SmithWordery

American Psycho

Брета Истона Эллиса

Купить книгуAmazonBlackwell’sBook DepositoryКнижный магазин.orgFoylesWaterstonesWH SmithWordery

Уолл-стрит в восьмидесятые годы; Американская мечта в ускоренном темпе. На первый взгляд, Патрик Бейтман живет своей мечтой: работа биржевым маклером, свидания каждый вечер в новом ресторане города, вереница поклонников — чему способствует его обаяние и внешность. Но за первозданным фасадом скрывается психопат. Человек, увлеченный своей поверхностной жизнью, Бейтман втягивает нас в темный подземный мир, где американская мечта превращается в кошмар. Один из самых противоречивых романов всех времен, « Американский психопат» (по экранизации одноименного фильма в 2000 году «») «» — это потрясающе блестящая черная сатира о темных сторонах человеческой натуры.

Купить книгуAmazonКнижное хранилище Блэквелла Bookshop.org . Гарри утверждает, что ему были даны абсолютные доказательства существования Бога, и он хочет помощи Росса, чтобы мир воспринял его всерьез.Авторитет всех мировых религий окажется под угрозой, если Росс выживет достаточно, чтобы представить доказательства. . .

Послушайте, как Питер Джеймс и Хью Бонневиль обсуждают Absolute Proof и другие.

Купить книгуAmazonBlackwell’sBook Depository Bookshop.org Сара Пекканен.Нестабильная Ванесса одержима своим бывшим мужем и его новым молодым женихом, и она не остановится ни перед чем, чтобы убедиться, что они не поженятся. Но что на самом деле движет ее одержимостью — ревность или что-то еще?

Купить книгуAmazonКнижный фонд Блэквелла Bookshop.org по всему миру и будет адаптирован в популярный фильм с Беном Аффлеком и Розамунд Пайк в главных ролях.Когда Ник Данн просыпается утром в пятую годовщину своей свадьбы и обнаруживает, что его жена пропала, он быстро становится главным подозреваемым полиции. Друзья Эми рассказывают, что она его боялась, на его компьютере ведутся странные поиски и постоянно звонят на его мобильный телефон, но Бен клянется, что ничего об этом не знает. Так что же на самом деле случилось с Эми Данн?

Купить книгуAmazonBlackwell’sBook DepositoryBookshop.orgFoylesWaterstonesWH SmithWordery

10 лучших криминальных романов последнего десятилетия ‹CrimeReads

По мере того, как 2019 год подходит к концу, пора подвести итоги десятилетия, которое было в криминальной фантастике и тайне.Почему? Потому что мы можем. Потому что книги нужно читать и перечитывать, обсуждать и пересматривать. И потому, что в ретроспективе это было — а, может быть, многие из вас видели, как это разворачивается — довольно монументальное десятилетие в долгом, бурном и часто блестящем ходе истории криминальной фантастики. Это больше, чем просто упражнение по составлению списков и отстаиванию вкусов. Для того, чтобы составить график будущего жанра, необходимо также подвести итоги, время от времени проводить неделю, когда мы откладываем наши стопки для чтения и решаем, что действительно имеет значение для нас — и для нашего любимого жанра.

Некоторые тенденции проявились, когда мы сделали свой выбор, и их стоит отметить. Во-первых, заметный подъем психологического триллера знаменует переход от триллеров о «чужой опасности» к признанию того, что вред часто таится дома (или на работе). Во-вторых, меньше копов и профессионалов, раскрывающих преступления, и больше любителей и обычных людей, которые в стиле Хичкока увлекаются расследованием повседневных тайн. Три традиционных загадки вернулись — и их читают миллениалы. В-четвертых, криминальные и детективные книги становятся все более глобальными, активными, женскими, разнообразными, и их трудно выделить в какой-либо конкретный поджанр.

Прежде чем вы погрузитесь в подборку книг, сделаем несколько заметок о процессе. Задача, которую мы поставили перед собой, изначально была более или менее невыполнимой. Рейтинг книг по своей сути невероятно субъективен. Но мы попросили наших редакторов проконсультироваться с как можно большим количеством сторонних читателей, включая самых непреклонных читателей нашего криминального сообщества, также известного как основная аудитория CrimeReads, а также уделить особое внимание тем книгам, которые оказали длительное формирующее влияние на жанр. и его авторы.Мы также выбрали криминальные и детективные книги, которые, казалось, придерживались основной структуры жанра и продолжали его традиции, а не литературные произведения, маскирующиеся под нуар. И, наконец, в целях борьбы с предвзятостью к новизне и поскольку в ближайшее время у нас будет полный список «лучшего из 2019», мы более или менее исключили из рассмотрения книги, вышедшие в течение последнего календарного года.

Многие достойные книги были исключены из этого списка; некоторые из них перечислены ниже в нашей подборке «Известных», в то время как другим придется жить, чтобы их рекомендовали в другой день.Криминальная литература постоянно растет и развивается, и мы постоянно открываем новые направления в литературе, которую стоит читать, и новых авторов, которых стоит ценить. В ближайшие дни мы также рассмотрим лучшие сериалы криминальной фантастики десятилетия и растущие голоса криминальной литературы. Одним словом, впереди еще много всего. А пока вот наш выбор лучших криминальных романов десятилетия.

Статья продолжается после рекламы

___________________________________

Лучшие криминальные романы последнего десятилетия

___________________________________

Клэр ДеВитт и Город мертвых , Сара Гран
(2011)

Первый фильм Гран в сериале Клэр ДеВитт был выбросом адреналина прямо в руки частной киноискусства, радостно странного, эзотерического, а иногда и галлюцинаторного нового исполнения любимого жанра.ДеВитт — самопровозглашенный величайший сыщик мира, обученный методам Жака Силетта, великого мастера, чьи неясные теории и труды определяют каждое ее движение. Сначала она оттачивала свое мастерство на улицах Нового Орлеана, и расследование убийства возвращает ее в этот город после разрушений урагана Катрина. Гран — один из ведущих стилистов, работающих сегодня в криминальной фантастике, и серия ДеВитт дает ей возможность создать всю странную, задумчивую атмосферу, с которой могут справиться читатели.В этом романе скрыта поистине неотразимая тайна, на самом деле несколько захватывающих загадок, но именно сильный, обаятельный голос действительно увлечет читателей в мрачный очаровательный мир ДеВитта.

Исчезнувшая девушка , Джиллиан Флинн
(2012)

Больше, чем любая другая книга за десятилетие, мега-хит Джиллиан Флинн Gone Girl уловил суть женского гнева, поскольку миллионы хорошо одетых, на вид довольных женщин использовали устрашающее свержение патриархата Флинном, чтобы высвободить свое внутреннее недовольство.Есть так много причин похвалить эту книгу, но если сосредоточиться только на ее влиянии, Gone Girl не только открыла десятилетие женской и феминистской криминальной фантастики, но и помогла повторно популяризировать психологический триллер, он также дал нам, пожалуй, лучшую речь в истории преступлений. Превосходная адаптация книги Дэвида Финчера помогла закрепить богатое и сложное наследие Gone Girl .

Вор , Фуминори Накамура
(2012)

Этот угрюмый нуар следует за мелким вором, который ходит по улицам холодного и недружелюбного города; он совершает ошибку, открывая свое сердце молодой женщине и ее сыну, только чтобы получить резкое напоминание о том, что человеческие связи практически невозможно поддерживать на его жизненном пути.Жуткая атмосфера и сдержанная проза Накамуры полностью раскрыты, и вполне логично, что эта книга также должна была стать его писателем в США. The Thief также представляет собой прекрасное воплощение возрождения минимализма середины века, которое помогло определить стиль десятилетия.

Ночные молитвы , Сантьяго Гамбоа
(2012)

В последние годы репутация Сантьяго Гамбоа во всем мире росла, но в США он все еще относительно неизвестен, за исключением тех, кто увлечен современным латиноамериканским нуаром и последними разработками la новелла негра Ночных молитвах Гамбоа представляет читателю своего обычного рассказчика-доверенного лица, Сантьяго Гамбоа, атташе по культуре. Он находится в Нью-Дели, но его работа приводит его в Бангкок, где он начинает расследование заключения молодого человека в тюрьму по обвинению в незаконном обороте наркотиков, а затем — исчезновения его сестры при загадочных, зловещих обстоятельствах. Гамбоа — достойный наследник Роберто Боланьо, и его версия этой тайны бесконечно, искусно сложна, сплетая воедино несколько неуклюжее расследование, семейные трагедии и историю мировой колумбийской диаспоры за последние десятилетия. Night Prayers — это все, чем должен быть ищущий амбициозный нуар.

Статья продолжается после рекламы

И когда она была хорошей , Лаура Липпман
(2012)

Липпман заработала себе репутацию одного из гигантов криминальной фантастики, во многом благодаря ее длительной и дерзкой серии частных детективов с участием Тесс Монаган, но ее отдельные романы сами по себе являются выдающимися достижениями, и ни один из них сильнее, чем ее триллер 2012 года, And When She Was Good .История рассказывает о разрозненной жизни матери из пригорода, которая сделала карьеру в лоббировании, а также управляет высококлассной платной эскорт-службой. Смерть мадам, находящейся в таком же положении, бросает ее жизнь в переворот и приводит в действие неуклонно увлекательный сюжет, полный бывших заключенных, теневых бизнесменов, убийств и коррумпированных фигур из всех слоев общества. За этой навязчивой сюжетной линией скрывается еще одна, полная глубоких представлений о старении, переживании травм, сексе, идентичности и расплате за прошлые и настоящие грехи.

Dare Me , Меган Эбботт
(2013)

Пытаться выбрать книгу десятилетия Меган Эбботт — все равно что пытаться найти лучшие криминальные книги десятилетия (то есть наполовину произвольное упражнение в тщетности), но Dare Me , книга Abbott, которая скоро станет Be-on-TV нуарная ода опасному миру черлидинга кажется самой культовой. Эбботт пришла к криминальному миру благодаря своим любовно обработанным историческим нуарам, а Dare Me — это книга, которая доказала, что Эбботт может быть столь же ловким и крутым, когда пишет о современных подростках.При написании книги Эбботт черпал вдохновение из Full Metal Jacket , что также означает, что это самая сложная книга о чирлидерах.

Человек, который любил собак , Леонардо Падура
(2014)

У Тросткого странные отношения с детективом. Драматическая история его убийства — это одновременно эпическая трагедия и захватывающая криминальная история; Троцкий, преследуемый головорезами Сталина, независимо от того, как далеко от родины забирал его изгнание, видел, как его семья была оторвана от его защиты, пока он тоже не стал жертвой нападений Сталина.« Человек, который любил собак» Леонардо Падура «» — не первая криминальная книга, в которой фигурирует Троцкий — работа Пако Игнасио Тайбо « Четыре руки» имеет Троцкого в качестве персонажа, пишущего детективный роман, но « Человек, который любил собак », безусловно, самый эпический. , пока мы совершаем 600-страничное обреченное путешествие через худшие моменты двадцатого века, ожидая неизбежной конфронтации между Троцким и его убийцей, людьми, любившими собак.

Каждый мужчина — угроза , Патрик Хоффман
(2016)

Когда в 2016 году вышел второй роман Хоффмана, много внимания было уделено продолжающейся работе автора в качестве частного сыщика.Но если вы пришли к его художественной литературе, ожидая шаблонного детектива, вы резко ошибетесь. Каждый мужчина — угроза — это обширный калейдоскопический криминальный роман, в котором меняются точки зрения и судьбы, следующие за различными волнами из глобального кольца экстаза. История Хоффмана скользит от района миссии Сан-Франциско до Майами, тюрем северной Калифорнии и Юго-Восточной Азии, набирая обороты и нюансы, по мере того как читатели постепенно осознают явную смелость и достижения этой работы.Жизни пересекаются, судьбы переплетаются, и роман более чем оправдывает обещание своего названия. Это криминальная фантастика, которая охватывает как массовые подробности, так и широкий глобальный охват.

Статья продолжается после рекламы

Длинная капля , Дениз Мина
(2017)

Если бы мне пришлось выбрать одну-единственную любимую книгу этого десятилетия, очевидным выбором была бы книга Дениз Мина The Long Drop — книга Мины не только содержит одно из самых зрелых видений значения насилия, которое я когда-либо приходил. Однако он также великолепно написан в стиле, который переносит читателя в Шотландию середины века, отягощенную историей, даже когда она пытается заново изобрести себя.The Long Drop основан на преступлениях Питера Мануэля, настоящего серийного убийцы, и происходит, по большей части, в одну долгую ночь, когда Мануэль выпил с мужем и отцом двух своих жертв, которые, возможно, заплатили Мануэля за привилегию быть освобожденным от земного бремени своих иждивенцев (и который никогда не сталкивался с наказанием или осуждением за это ужасное преступление). Кроме того, ближе к концу есть сцена, которая напоминает мне речь Питера Лорре во время судебного процесса в M , и это особенно блестяще.

Bl uebird, Bluebird , Аттика Локк
(2018)

Bluebird, Bluebird , современный шедевр, особенно хорошо отражает напряженные, противоречивые отношения между расой и справедливостью, а также свободой и деспотическими социальными институтами в Америке. Даррен Мэтьюз — черный техасский рейнджер, живущий в Восточном Техасе, раздираемый из-за своей верности своему штату и своей карьере. Он пытался уехать из штата, но долго не мог уехать.Он верен своему значку, но также и своей семье, и внезапно его связь с самим собой поставила его работу под угрозу. Среди всего этого он путешествует, чтобы расследовать два убийства — чернокожего северного адвоката и белой южанки. Именно это преступление вызывает опасное разрастание и без того раздражающей, бурлящей расовой напряженности и дискриминации. Это одна из самых богатых, полных и мучительных криминальных историй, которые я когда-либо читал. И он встречает эту ужасную эпоху в американской истории страстно и красноречиво, чтобы красиво и решительно осудить ее.

___________________________________

Известные избранные

___________________________________

Верное место , Тана Френч (2010) · Подъем Черной воды , Аттика Лок (2010) · Гавана Лунар , Роберт Ареллано (2010) · Мальчик в чемодане , Лене Kaaberbol & Agnete Friis (2011) · The Sound of Things Falling , Хуан Габриэль Васкес (2011) · The Devotion of Suspect X , Keigo Higashino (2011) · The Drop , Майкл Коннелли (2011) · Rogue Island , Брюс ДеСильва (2011) · The Cutting Season , Аттика Локк (2012) · Бент-роуд , Лори Рой (2012) · The Twenty- Год Смерти , Ариэль С.Зима (2012) · Информационист , Тейлор Стивенс (2012) · Импичмент Авраама Линкольна , Стивен Л. Картер (2012) · Ночью в прямом эфире , Деннис Лехан (2012) · The Shining Girls , Lauren Beukes (2013) · The Maid’s Version , Daniel Woodrell (2013) · Save Yourself , Kelly Braffet (2013) · Reconstructing Amelia , Kimberly McCreight (2013) · Live By Night , Деннис Лехан (2013) · Последний полицейский , Бен Винтерс (2013) · Little Green , Уолтер Мосли (2013) · The Wicked Девочки , Алекс Марвуд (2013) · Обычная благодать , Уильям Кент Крюгер (2013) · Большая маленькая ложь , Лиан Мориарти (2014) · Жена епископа , Метте Иви e Харрисон (2014) · Черный час , День Лори Рейдер (2014) · Как проникает свет , Луиза Пенни (2014) · Баллада о маленьком игроке , Лоуренс Осборн (2014) · Тайная история Лас-Вегаса , Крис Абани (2014) · Злые девушки , Алекс Марвуд (2014) · You , Кэролайн Кепнес (2014) · Расследование Мерсо , Камель Дауд (2015) · Дорогая дочь , Элизабет Литтл (2015) · Картель , Дон Уинслоу (2015) · Джейн Стил , Линдси Фэй (2015) · Дьявол, которого вы знаете , Элизабет де Мариаффи (2015) · Женщина с синим карандашом , Гордон Макэлпайн (2015) · Долгие и далекие ушел , Лу Берни (2015) · Джейн Стил , Линдс Эй Фэй (2016) · Girls On Fire , Робин Вассерман (2016) · Уголь Джо , Уолтер Мосли (2016) · Darktown , Томас Маллен (2016) · Девушка До , Рена Олсен (2016) · Обратная сторона прощания , Майкл Коннелли (2016) · Ты узнаешь меня , Меган Эбботт (2016) · Самая счастливая девушка на свете , Джессика Нолл (2016) · Право , Лиза Сэндлин (2016) · Темная материя , Блейк Крауч (2016) · IQ , Джо Иде (2016) · Вдова , Фиона Бартон (2016) · The North Water , Ian McGuire (2016) · The Sympathizer , Viet Thanh Nguyen (2016) · The Woman in Cabin 10 , Ruth Ware (2016) · Еретики , Леонардо Падура (201 7) · Six Four , Хидео Ёкояма (2017) · Виноват , Джефф Эбботт (2017) · Перед падением , Ноа Хоули (2017) · Лежа в ожидании , Лиз Ньюджент (2017) · The Blinds , Адам Стернберг (2017) · Conviction , Джулия Даль (2017) · Сила , Дон Уинслоу (2017) · Heretics , Леонардо Падура (2017) · If I Die Tonight , Элисон Гэйлин (2017) · The Perfect Nanny , Leila Slimani (2017) · Where It Hurts , Reed Farrel Coleman (2017) · Wonder Valley , Ivy Pochoda (2017) · The Dry , Jane Harper (2017) · August Snow , Стивен Мак Джонс (2017) · UNSUB , Meg Gardiner (2017) ) · Банка сердец , Дженнифер Хиллиер (2018) · Робишо , Джеймс Ли Берк (2018) · Моя сестра, Серийный убийца , Оинкан Брейтуэйт (2018) · Одинокий свидетель , Уильям Бойл (2018) · The Witch Elm , Tana French (2018) · The Wife , Alafair Burke, (2018) · November Road , Lou Berney (2018) · Прошедшее время , Ли Ребенок (2018) · This Is How It End , Eva Dolan (2018) · Miami Midnight , Alex Segura (2018) · Our Kind of Cruelty , Araminta Hall (2018) · Ночной гость , Люси Аткинс (2018) · Форма руин , Хуан Габриэль Васкес (2018)

100 лучших криминальных книг всех времен, по мнению читателей

Нет ничего лучше хорошего криминального романа, но, поскольку каждую неделю публикуются новые триллеры, может быть трудно понять, с чего начать.

Поскольку никто не знает криминальную фантастику так же хорошо, как наши читатели, у кого лучше спросить совета?

От классики Золотого века до современных детективных романов и психологических триллеров, меняющих правила игры, — это был, конечно, трудный выбор, но итоговый список захватывающих романов — идеальное место, чтобы найти вдохновение для следующего чтения, особенно с «Мертвыми» этого года. Награды Good Reader Awards на перерыве.

Итак, без лишних слов — и в произвольном порядке — вот криминальные книги и триллеры, которые, по вашему мнению, стоят на голову выше остальных.

100 лучших криминальных книг и триллеров:

Garnethill Дениз Мина

Garnethill Дениз Мина

Дебютный криминальный роман Дениз Мина, отмеченный наградами, рассказывает о пациентке психиатрической больницы Морин О’Доннелл. сложная ситуация, когда она находит своего парня мертвым в своей гостиной. Полиция Глазго рассматривает ее как подозреваемого и нестабильного свидетеля. Сможет ли Морин доказать свою невиновность?

Полный юмора и шокирующих поворотов, Garnethill — это песчаная медлительная машина, которая перенесет вас в поездку эмоций на американских горках.

Незнакомцы в поезде Патриция Хайсмит

Незнакомцы в поезде Патрисия Хайсмит

Два отчаявшихся человека, помышляющих об убийстве, встречаются в поезде и заключают ужасный договор — они поменяются жертвами . Но когда только один человек выполняет сделку, другой оказывается в ловушке кошмарной психологической игры в кошки-мышки.

Источник вдохновения для классического фильма Альфреда Хичкока 1951 года « незнакомцев в поезде» , несомненно, является одним из величайших психологических триллеров всех времен.Автор Ripley еще раз рассказывает о клаустрофобии, гнетущей истории об одержимости и безумии, которая поистине незабываема.

Пара по соседству Шари Лапена

Пара по соседству Шари Лапена

Когда Анну приглашают на ужин по соседству, ей говорят не приносить с собой ребенка Кора. Ее муж говорит, что все будет хорошо — они возьмут радионяню и будут проверять ее каждые полчаса. Но по мере того как вечер идет к концу, Энн становится все более тревожной — и тогда ее худший страх сбывается…

Этот дебют королевы одноместного чтения, который нельзя пропустить, исследует то, что происходит за закрытыми дверями.Эта напряженная, пугающая история, сочетающая в себе худший кошмар каждого родителя с распадом семьи, построенной на лжи и обмане, заставит вас перелистывать страницы до последнего шокирующего поворота.

Сухой Джейн Харпер

Сухой Джейн Харпер

Зверски убиты трое членов одной семьи. Все считают мужа виновным и покончили жизнь самоубийством после убийства жены и шестилетнего сына. Но когда полицейский Аарон Фальк возвращается на похороны своего лучшего друга детства и вовлекается в расследование, он быстро вынужден усомниться в правдивости убийств.

Расположенный на драматическом австралийском фоне посреди двухлетней засухи, это удушающий и захватывающий дебютный роман о маленьком городке с большими секретами.

А потом не было Агата Кристи

И тогда не было Агата Кристи

Десять незнакомцев приглашены на изолированный остров, где по загадочным причинам отсутствуют хозяева. Когда один из участников группы внезапно умирает, оставшиеся девять понимают, что среди них есть убийца.По мере того как в группе формируются подозрения и пристрастия, они одна за другой падают. Но кто убийца? И выживет ли кто-нибудь?

Возглавляя международный опрос как самый любимый в мире роман Агаты Кристи в честь ее 125 годовщины, это Кристи в своем лучшем проявлении.

Черный георгин Джеймс Эллрой

Черный георгин Джеймс Эллрой

Лос-Анджелес, 1947 год. Обнаружено измученное тело красивой молодой женщины; в газетах ее называют «Черный георгин».Для двух полицейских то, что начинается как расследование, превращается в адское путешествие, ведущее в самую суть извращенной жизни мертвой девушки. И вскоре профессиональное любопытство переросло в навязчивую идею…

Этот культовый криминальный роман в стиле нео-нуар легендарного Джеймса Эллроя основан на реальной истории Элизабет Шорт, голливудской претендентки, чье убийство вызвало одну из величайших розысков в истории Калифорнии.

Триптих Карин Слотер

Триптих Карин Слотер

Познакомьтесь со специальным агентом Уиллом Трентом в начале сериала Карин Слотер, который следует за Уиллом и детективом Майклом Ормвудом, исследующими одно из самых жестоких и жестоких событий. убийства, которые они когда-либо видели.

Если вам нравится мрачная и суровая криминальная фантастика, вы не захотите пропустить эту прекрасно продуманную полицейскую процедуру, которая полна изгибов и поворотов.

61 час Ли Чайлд

61 час Ли Чайлд

В маленьком городке, которому угрожают зловещие силы, одна храбрая женщина выступает за справедливость. Но если она собирается дожить до дачи показаний, ей понадобится помощь такого человека, как Джек Ричер, потому что за ней идет убийца.

С нашим героем, галантным и загадочным одиночкой Джеком Ричером, 61 Hours регулярно выбирается читателями Ли Чайлда в качестве фаворита фанатов. Это тихий и тщательно продуманный сюжет с взрывным, шоковым финалом, которого вы даже не ожидаете.

Поэт Майкл Коннелли

Поэт Майкл Коннелли

Последний из романов о серийных убийцах, Поэт следует за криминальным репортером Джеком МакЭвоем, который расследует серию подобных убийств, в которых произошли по всей стране, выявив тревожную связь между убийствами сотрудников полиции и убийствами детей.

Этот мастерски созданный первый в серии взрыв с богатыми персонажами и жутким ознобом. Если этого еще нет на вашей книжной полке, вас ждет настоящее удовольствие.

Суд в камне Рут Ренделл

Суд в камне Рут Ренделл

«Юнис Пергамент убила семью Ковердейл, потому что она не умела читать и писать». Редко можно обнаружить виновника, жертву и мотив в самом первом предложении книги о преступлениях, но в романе Ренделла 1977 года именно это и происходит.

Несмотря на это, A Judgment in Stone держит нас в напряжении на каждом этапе пути, заставляя нас никогда не знать, чего ожидать. Это захватывающая трагедия преступности и сословия, которую многие считают одним из основополагающих шедевров Рут Ренделл и классикой криминальной фантастики.

Предполагаемая невиновность Скотта Туроу

Предполагаемая невиновность Скотта Туроу

Расти Сабич — адвокат обвинения, мир которого переворачивается с ног на голову, когда женщина, с которой у него был роман, была найдена изнасилованной и убитой. он обвиняется в преступлении.Никому не доверяя, Расти борется, чтобы доказать свою невиновность, тем самым раскрывая запутанную паутину коррупции и предательства.

Один из самых печально известных «инсайдерских» криминальных романов 1980-х, было продано более девяти миллионов копий — и за тридцать лет он определенно выдержал испытание временем.

Молчание ягнят Томаса Харриса

Молчание ягнят Томаса Харриса

Стажер ФБР Кларис Старлинг хочет охотиться на неуловимого серийного убийцу.Только один человек может помочь: психопат-каннибал Ганнибал Лектер. Запертый в приюте, он готов сделать храброе лицо и помочь ей — если это поможет ему сбежать.

Этот легендарный триллер лег в основу оскароносного фильма с Энтони Хопкинсом в главной роли и, безусловно, является одной из лучших криминальных книг, которые мы когда-либо читали. Это так же пугает и тревожит, как они приходят, и гарантированно заставит вас быть на краю сиденья.

Беги Харлан Кобен

Беги Харлан Кобен

Дочь Саймона, Пейдж, пропала без вести шесть месяцев, когда он заметил, что она шумела в Центральном парке Нью-Йорка.Но Пейдж не тот счастливый подросток, которого он помнит — напуганная и явно попавшая в беду, она убегает. Чтобы спасти свою дочь, Саймон должен последовать за Пейдж в темный, опасный мир, где никто не в безопасности, только для того, чтобы обнаружить, что теперь на кону его жизнь.

С блестящим составом персонажей и поворотами, которые заставят вас гадать, эта интригующая тайна от великого рассказчика Харлана Кобена, создателя Netflix Safe и The Stranger , должна быть в верхней части вашего списка для чтения.

The Whisper Man от Alex North

Whisper Man от Alex North

Когда отец и сын переезжают в маленький сонный город, они даже не подозревают, что это приведет их прямо в путь серийного убийцы.

Этот захватывающий смесь полицейского процессуального и психологического триллера идеально подходит для поклонников Томаса Харриса и Си Джей Тюдора. Сочетая в себе надвигающееся чувство беспокойства и напряженного сюжета с эмоциональными отношениями отца и сына, это загадка маленького городка, которая сразу зацепит вас.Приготовьтесь к ознобу!

Потом она ушла Лиза Джуэлл

Потом она ушла Лиза Джуэлл

Элли была золотой девочкой ее матери. У нее была впереди вся жизнь, а потом, в мгновение ока, она ушла. Спустя десять лет Лорел все еще не теряет надежды на то, что Элли вернется домой. Сможет ли Лорел раскрыть правду и найти ответы на вопросы, которые ее преследуют?

Бестселлер Лизинского книжного клуба «Ричард и Джуди» о худшем кошмаре каждого из родителей захватывает вас с первой страницы и не отпускает.Приготовьтесь к пугающему, компульсивному и душевному чтению, которое легко проглотить за один присест.

Восходящий человек Абир Мукерджи

Восходящий человек Абир Мукерджи

Капитан Сэм Виндхэм недавно прибыл в Калькутту. Отчаянно пытаясь начать все сначала, его наняли на новую должность в полиции. Но едва успев привыкнуть к своей новой жизни или разобраться с призраками, которые все еще преследуют его, Виндхэм оказывается вовлеченным в расследование убийства, которое он вряд ли когда-либо забудет.

Прекрасно написанная, отмеченная наградами тайна убийства и первая книга в атмосферном криминальном сериале. В этом захватывающем детективном фильме, в котором участвуют решительные детективные дуэты, стремящиеся к справедливости, идеально подходят поклонники Курта Уолландера и Гарри Хоула.

Bluebird, Bluebird от Аттики Локк

Bluebird, Bluebird от Аттики Локк

Два убийства происходят в небольшом городке в Восточном Техасе за считанные дни. Первая — чернокожий юрист из Чикаго, а вторая — местная белая женщина.Даррен Мэтьюз, черный техасский рейнджер, должен раскрыть преступления и тем самым противостоять жгучему негодованию местных жителей и бурлящему скрытому налету расизма.

Этот прекрасно сделанный тройной детектив исследует любовь, расу и справедливость в коррумпированном мире.

За закрытыми дверями by B A Paris

За закрытыми дверями B A Paris

Грейс и Джек женаты, и все кажется идеальным. Но вы никогда не знаете, что происходит за закрытыми дверями.

Написанный с точки зрения Грейс и переплетающий их прошлую и настоящую жизни, этот беспощадный триллер порой столь же удушающий, сколь и напряженный, пугающий и вызывающий привыкание. Неудивительно, что было продано более миллиона копий и стало международным бестселлером.

Rubbernecker от Белинды Бауэр

Rubbernecker от Белинды Бауэр

Патрик Форт живет странно — быть студентом-медиком с синдромом Аспергера непросто.И это до того, как он столкнется с раскрытием возможного убийства. Потому что тело, которое Патрик изучает на уроке анатомии, пытается рассказать ему все. И теперь он должен держаться подальше от опасности достаточно долго, чтобы разгадать тайну — пока он анализирует свои собственные улики …

Блестящий, убедительный главный герой Белинды Бауэр сияет в этом уникальном, прекрасно созданном, отмеченном наградами криминальном романе, который вы не забудете в торопиться.

I Let You Go Клэр Макинтош

I Let You Go Клэр Макинтош

Это случилось в одну ноябрьскую ночь и навсегда изменило жизнь матери.Трагическая авария, наезд и бегство, которое, возможно, она могла бы предотвратить.

Этот эмоциональный, психологический триллер, полный неожиданностей, сопровождает Дженну, которая переезжает в уединенный коттедж на валлийском побережье, чтобы справиться со своим горем и начать все заново, вместе с двумя детективами, которым поручено найти убийцу мальчика.

Nerve от Дика Фрэнсиса

Nerve от Дика Фрэнсиса

Впервые опубликованный в 1964 году, Nerve следует за Робом Финном, гонщиком с препятствиями, который должен использовать все свои хитрости и гоночные ноу-хау, чтобы найти виновники кампании по дискредитации успешных жокеев.

Это уникальная и захватывающая тайна, наполненная интригами и волнующей тревогой, и настоящая классика от одного из великих жанров.

Смерть в Ла Фениче Донна Леон

Смерть в Ла Фениче Донна Леон

Когда всемирно известный дирижер маэстро Гельмут Веллауэр был отравлен во время исполнения «Травиаты» в знаменитом Оперном театре в г. Венеция, комиссар полиции Гвидо Брунетти ведет дело.

Эта волшебная, атмосферная история раскрывает тайну и раскрывает социальные и политические нюансы венецианской жизни и полностью заслуживает места в нашем списке лучших криминальных книг всех времен.

Темные места Джиллиан Флинн

Темные места Джиллиан Флинн

Семилетняя Либби Дэй спряталась в шкафу, когда ее старший брат убил ее семью. На суде ее показания помогли осудить его.Но двадцать лет спустя, когда группа одержимых истинным преступлением навязчивых людей обращается к Либби со своей теорией, что ее брат невиновен, она вынуждена вернуться в свой родной город, чтобы вникнуть в прошлое своей семьи, чтобы раскрыть невообразимую правду.

Книга, написанная автором бестселлера « Gone Girl », многие поклонники Флинна утверждают, что это ее лучший роман. Это жутко, тревожно и, как следует из названия, очень и очень мрачно.

Коллекционер Джона Фаулза

Коллекционер Джона Фаулза

Отстраненный и нелюбимый, Фредерик собирает бабочек и фотографирует.Когда он становится одержимым красивой незнакомкой — студенткой-искусствоведом Мирандой — он покупает удаленный дом в Сассексе и спокойно похищает Миранду, полагая, что она со временем полюбит его. В одиночестве и в отчаянии Миранда должна изо всех сил пытаться понять своего похитителя, если она хочет обрести свободу …

Обученный и убедительный, Коллекционер мгновенно стал бестселлером, когда он был опубликован в 1963 году. Он считается одним из лучших триллеров жанра. все время с одним из самых ужасных злодеев, которые когда-либо создавались на этой странице.

The Troubled Man Henning Mankell

The Troubled Man Henning Mankell

Каждое утро Хокан фон Энке гуляет по лесу недалеко от своей квартиры в Стокгольме. Затем однажды он не может вернуться домой. Детектив Курт Валландер официально не причастен, но сын Хокана помолвлен со своей дочерью Линдой, и он очень хотел поговорить с Куртом о спорном инциденте из его прошлого. Может ли это быть связано с его исчезновением?

Последнее дело Валландера заставляет его оглядываться на свою карьеру, исследуя новую тайну.Это интригующее и убедительное прочтение, которое показывает, почему Манкелл является одним из величайших деятелей скандинавской криминальной фантастики.

Черное и синее Иана Рэнкина

Черное и синее Иана Ранкина

Черное и синее , восьмой роман Ранкина с участием Джона Ребуса, показывает, что главный инспектор жонглирует четырьмя делами, чтобы попробовать и поймать одного убийцу. Нетрадиционные методы Ребуса регулярно доставляют ему неприятности, и здесь он оказывается как под пристальным вниманием внутреннего расследования, так и под телекамерами, расследующими судебную ошибку.Одна ошибка — и ему конец.

Первая из книг Ребуса, адаптированная для телевидения, ее должен прочитать настоящий мастер жанра.

Поцелуй девочек Джеймса Паттерсона

Поцелуй девочек Джеймса Паттерсона

Во второй книге феноменального бестселлера Джеймса Паттерсона детектив Алекс Кросс попадает между двумя убийственными вдохновителями, которые сотрудничают и соревнуясь, совершая самые загадочные убийства, которые Кросс когда-либо видел.

Адаптированный к крупному голливудскому фильму с Морганом Фрименом в главной роли, этот культовый триллер так же переворачивает страницы и трудно оторваться, как и при первом выпуске. Приготовьтесь к захвату.

Cross Bones от Кэти Райхс

Cross Bones от Kathy Reichs

Судебно-медицинская экспертиза доктора Темперанса Бреннана требуется, когда в туалете обнаруживается едва узнаваемое разлагающееся тело. «Смерть от огнестрельного ранения в голову, причиненного самому себе» — это первоначальная оценка, но родственники жертвы непреклонны в том, что это не было самоубийством.

Судебный антрополог мирового уровня Кэти Райхс, вдохновитель популярного сериала Bones , представляет триллер, наполненный захватывающими, достоверными криминалистическими деталями, персонажами, которые вам понравятся, и сюжетом, который заставит вас перелистывать страницы.

Holy Island от LJ Ross

Holy Island от LJ Ross

Holy Island — это то место, где все началось для DCI Райана, который отступает на Holy Island, когда ему приходится брать творческий отпуск из его работа детективом по расследованию убийств.Но вскоре на острове обнаруживают мертвую молодую женщину, и Райан вместе с консультантом полиции доктором Анной Тейлор участвует в расследовании, чтобы вместе выследить убийцу.

Вдохновленный красотой Линдисфарна в Нортумберленде, Росс сочетает в себе убийство, тайну, романтику и юмор в этом атмосферном детективе.

Синий понедельник Никки Френч

Синий понедельник Никки Френч

Похищение пятилетнего Мэтью Фаррадей вызывает протесты в стране и отчаянную охоту полиции.И когда его лицо брызгают в газетах, психотерапевт Фрида Кляйн остается обеспокоенной: одна из ее пациенток рассказывала сны, в которых он испытывает голод по ребенку. Ребенка он может описать во всех деталях, ребенка — точную копию Матфея.

Обладая великолепной характеристикой и замысловатым сюжетом, Blue Monday источает психологическое напряжение на каждой странице и является первой книгой в абсолютно убийственной серии.

Перед сном от С. Дж. Ватсона

Прежде чем я усну от С. Дж. Ватсона

Воспоминания определяют нас.Так что, если ты теряешь свой каждый раз, когда ложишься спать? Именно это происходит с Кристиной, главной героиней дебютного психологического триллера С. Дж. Уотсона, которая вскоре начинает понимать, что самые близкие ей люди, возможно, рассказывают ей только половину истории.

Это крупный фильм с Николь Кидман, Колином Фёртом и Марком Стронгом в главных ролях. Это оригинальное, захватывающее и глубоко пугающее чтение.

Ини Мини от M J Arlidge

Eeny Meeny от M J Arlidge

В первом триллере DI Хелен Грейс наша несовершенная героиня вступает в битву умов с чудовищным серийным убийцей.Пары жертв похищаются, сажаются в тюрьмы, а затем перед ними стоит ужасный выбор: убить или быть убитым.

Eeny Meeny обращается к низменному ужасу во всех нас: столкнувшись с борьбой за выживание, пожертвуете ли вы собой ради того, кого любите? В этой динамичной и нервной книге вы дотянетесь до последней страницы.

Написано костями Саймоном Беккетом

Написано костями Саймоном Беккетом

Доктор Дэвид Хантер находится на отдаленном гебридском острове Руна, чтобы осмотреть ужасное открытие.Он знаком со смертью во всех ее проявлениях, но его шокирует то, что он находит: тело, сожженное только для ног и единственной руки. Местная полиция уверена, что это смерть от несчастного случая, но для Хантера обгоревшие останки говорят об обратном…

Написано костями передает все, что мы любим в выдающейся книге о преступлениях: достоверные криминалистические детали, нервирующее чувство угрозы, дьявольский заговор, сильно нарисованный характеры и отличное чувство места.

Брайтонская русалка Дороти Кумсон

Брайтонская русалка Дороти Кумсон

В тревожной книге Дороти Кумсон исследуется, что происходит, когда самые близкие вам люди скрывают смертельные секреты.Переключаясь между прошлым и настоящим, мы следим за Нелл, когда она пытается разгадать тайну 25-летней давности, но по мере того, как она приближается к правде, начинают происходить опасные вещи. Кажется, что кто-то наблюдает за каждым ее движением, и вскоре она начинает задаваться вопросом, кому в своей жизни она действительно может доверять.

Перенеситесь на побережье с этой динамичной, захватывающей и блестяще продуманной тайной, которая оставит вас на связи с книгами Дороти.

Безмолвный пациент от Алекса Михаэлидиса

Безмолвный пациент от Алекса Михаэлидиса

Со стороны жизнь Алисии кажется идиллической.Но однажды она пять раз выстрелила своему мужу Габриэлю в голову и не сказала ни слова. Алисия становится пациентом судебного психотерапевта Тео Фабера, который полон решимости заставить ее поговорить и раскрыть правду о ее трагедии. Но расследование потребляет Фабера больше, чем он ожидал.

Быстро развивающаяся, сложная психологическая загадка с поразительными поворотами, «Безмолвный пациент» скоро станет основным фильмом.

Дочь времени Жозефин Тей

Дочь времени Джозефин Тей

Инспектор Алан Грант из Скотланд-Ярда очарован современным портретом Ричарда III, не имеющим никакого отношения к Злым Дядя истории.Может ли такое чуткое благородное лицо действительно принадлежать одному из самых гнусных злодеев мира? Или Ричард мог стать жертвой, превратившейся Тюдорами в монстра?

Поклонникам Агаты Кристи, Марджери Аллингем и Дафны дю Морье понравится эта классическая сказка, признанная Ассоциацией криминальных писателей лучшим детективным романом всех времен.

Большая маленькая ложь Лиан Мориарти

Большая маленькая ложь Лиана Мориарти

Большая маленькая ложь — это напряженная история о простых людях, оказавшихся в чрезвычайных ситуациях.

В этом мрачно-юмористическом рассказе о политике на игровой площадке и враждующих матерях Лиана Мориарти оживляет трех совершенно разных персонажей, сталкиваясь со сценариями, понятными каждому читателю. Это обязательное чтение для поклонников отмеченного наградами сериала!

Клуб убийств по четвергам Ричард Осман

Клуб убийств по четвергам Ричард Осман

В мирной деревне престарелых четыре неожиданных друга встречаются раз в неделю, чтобы расследовать нераскрытые убийства.Но когда на их пороге происходит жестокое убийство, Клуб убийств четверга оказывается в самом разгаре своего первого живого дела…

От одного из самых любимых телеведущих и продюсеров выходит одна из самых захватывающих, освежающих и забавных новинок. криминальный сериал, который мы видели когда-то. Это современный криминальный роман в классическом и типично британском стиле, написанный настоящим фанатом криминала, и он не может не радовать.

Семья Мартина Коул

Семья Мартина Коул

В этой классической переворачивающей страницы Мартине Коул чудовище преступления исследует самые темные уголки семейной жизни.Филип Мерфи — семейный человек с деловым складом ума, и его жена Кристина идеально ему подходит. Но у Филиппа есть правила — то, чего он ожидает от своих самых близких и близких, — и сторона, которую он никогда не хочет, чтобы его жена видела …

Мартина Коул, которую называют королевой криминального творчества, находится на вершине своей игры и всегда справляется. жесткие угодники толпы.

Девушка в поезде Паулы Хокинс

Девушка в поезде Паула Хокинс

Мировая сенсация с более чем 20 миллионами проданных копий, этот захватывающий переворачиватель страниц стал главным фильмом Эмили Блант в главной роли.

Рассказанный с точки зрения Рэйчел, обеспокоенной женщины, изо всех сил пытающейся разобраться в своем прошлом, Девушка в поезде имеет слишком вообразимую предпосылку и является идеальным чтением для тех, кто любит, когда ненадежный рассказчик.

Dead Simple Питер Джеймс

Dead Simple Питер Джеймс

В голове одного из великих писателей-криминалистов исходит детектив-суперинтендант Рой Грейс, первое дело которого касается человека, похороненного заживо в его мальчишник перед тем, как убиты четверо его лучших друзей.Имея дело с болью потери собственной жены, Грейс должен глубоко погрузиться в жизнь будущего жениха, чтобы узнать зловещую правду.

Было продано более шести миллионов экземпляров по всему миру, поэтому нетрудно понять, почему напряженные, задорные книги Роя Грейса регулярно возглавляют списки бестселлеров.

Тихий крик Анжелы Марсонс

Тихий крик Анджела Марсонс

Пять фигур собираются вокруг неглубокой могилы, по очереди копая могилу ребенку.Спустя годы директриса находят задушенной. Инспектор Ким Стоун быстро понимает, что она охотится за ужасным убийцей, преступления которого охватывают десятилетия, и с ростом числа жертв ей необходимо остановить их, прежде чем они нанесут новый удар.

Первая книга из серии DI Stone — захватывающий триллер о серийных убийцах, который заставит вас гадать детектив до самого конца.

Снеговик Джо Несбо

Снеговик Джо Несбо

Первый снегопад в Осло приносит серию ужасных убийств, натравливая Гарри Хоула на жестокого серийного убийцу, который приведет его к край.

Вы больше никогда не будете смотреть на снеговика таким же образом, прочитав этот мрачный триллер одного из самых известных писателей Скандинавии, который может похвастаться первоклассным писательством и пугающим сюжетом, от которого у вас мурашки по коже.

Ожидание Лиз Ньюджент

Ожидание Лиз Ньюджент

Лидия живет в идеальном доме со своим обожающим мужем и любимым сыном. Лидия жаждет только одного, хотя меньше всего она ожидает, что ее преследование приведет к убийству.Однако потребности должны — потому что ничто не может помешать этой матери получить то, что она хочет …

Лиз Ньюджент начинает свой мрачный, запутанный триллер пугающей цитатой, которую мы не забудем в ближайшее время: «Мой муж не хотел убить Энни Дойл, но лживый бродяга это заслужил ». Это безумно умный и захватывающий роман, который понравится поклонникам Патрисии Хайсмит.

Те, кого мы оставили Стюарт Невилл

Те, кого мы оставили Стюарт Невилл

Действие происходит в Белфасте, Те, кого мы оставили позади — это хорошо продуманная полицейская процедура, которая исследует семейное бремя, скрытые секреты и влияние нашего детства на людей, которыми мы становимся.

С участием милосердной и сильной женщины-детектива эта книга помещает чрезвычайно симпатичного и родственного главного героя в самое сердце трагической истории. Попутно поднимая много вопросов, это мощное чтение, столь же захватывающее, как и возникающее.

Когда она была плохой Тэмми Коэн

Когда она была плохой Тэмми Коэн

Комфортная рутинная жизнь пятерых коллег внезапно разрушается, когда входит новый агрессивный босс.Теперь в воздухе есть что-то пугающее и токсичное. Кому можно доверять? Кто всех втайне ненавидит? Кого мучает их прошлое? А кто способен на убийство?

Тэмми Коэн познакомит вас со слишком знакомым миром и заставит задуматься о том, насколько хорошо вы действительно можете знать людей, с которыми работаете каждый день. Эта поездка на американских горках, наполненная скрытыми замыслами и завистью, — идеальное чтение для поклонников Лианы Мориарти и Эрин Келли.

I Am Pilgrim Терри Хейса

I Am Pilgrim Terry Hayes

Pilgrim: кодовое имя человека, которого не существует — человека, который должен вернуться из безвестности.И единственный человек, который может раскрыть безупречный заговор с целью совершения ужасного преступления против человечности.

Первый роман успешного голливудского сценариста I Am Pilgrim — неудивительно эпический шпионский триллер. С поворотами сюжета, чтобы соответствовать Homeland и супер-шпионом, чтобы дать Джейсону Борну бежать за свои деньги, вы не захотите отложить эту захватывающую книгу.

Банкет последствий Элизабет Джордж

Банкет последствий Элизабет Джордж

Эта страница из серии «Инспектор Линли» связывает самоубийство молодого человека у скал Дорсета. с отравлением в Кембридже.Отчаявшись проявить себя после прошлых проступков, Барбара Хейверс воссоединяется с инспектором Линли в другом мрачно тревожном и вызывающем привыкание случае.

Элизабет Джордж с ее замысловатыми сюжетами и тонко прорисованными персонажами — суперзвезда мистического жанра.

Наш дом Луизы Кэндлиш

Наш дом Луиза Кэндлиш

Представьте, что вы вернулись домой и обнаружили, что в ваш дом въехала семья незнакомцев… дом, который вы не собирались продавать.Это кошмар, который разворачивается для Фионы, чей отчужденный муж Брэм исчезает, оставляя за собой след лжи, включая события, которые привели к ужасному преступлению.

Вошедший в список Theakston Old Pendant Crime No 2019 года, это захватывающие американские горки из отечественного триллера от большого фанатского фаворита.

Хотите поиграть? by P J Tracy

Хотите поиграть? by PJ Tracy

Люди умирают от новой компьютерной игры Serial Killer Detective.Буквально. Реальные убийства сбивают с толку детективов Джино и Магоцци, но они поразительно похожи на определенную игру. Задача Грейс Макбрайд и ее эксцентричной команды компьютерных энтузиастов — остановить жестокого убийцу, прежде чем погибнет еще больше людей.

В этом увлекательном, напряженном романе есть абсолютно блестящая оригинальная посылка, которая выводит жанр серийных убийц в кошки-мышки на новый уровень, а также незабываемые персонажи с юмором и личностями, которые одновременно уникальны и вызывают привыкание.

Брокер Джона Гришема

Брокер Джона Гришема

В свои последние часы в Овальном кабинете уходящий президент полностью прощает Джоэла Бэкмана, известного влиятельного брокера, который последние шесть лет провел в федеральной тюрьме.Контрабандно вывезенный из страны, Бакман получает новую личность и новый дом в Италии. Но вскоре ЦРУ сообщит о его местонахождении израильтянам, русским, китайцам и саудовцам, а затем будет сидеть сложа руки и смотреть. Вопрос не в том, выживет ли Бэкман — на это нет никаких шансов. ЦРУ нужно ответить на вопрос: кто его убьет?

Настоящая американская классика от великого сказочника.

Нет времени на прощание Линвуд Барклай

Нет времени на прощание Линвуд Барклай

Четырнадцатилетняя Синтия Бигдж просыпается однажды утром и обнаруживает, что ее семья исчезла — записки не осталось, никогда не вернуться.Двадцать пять лет спустя приходит письмо, в котором начинается разгадка событий той роковой ночи. Но лучше ли оставить прошлое в прошлом? И готова ли Синтия узнать сокрушительную правду?

Этот бестселлер, тираж которого составляет миллион копий, представляет собой динамичный боевик для одного фильма, который будет держать вас в напряжении до самого конца.

Я смотрел прочь Джейн Корри

Я смотрел прочь Джейн Корри

В этом захватывающем триллере от автора Жена моего мужа то, что сначала кажется несчастным случаем, начинает выглядеть как убийство и Сестры крови .

Исследуя влияние детских травм и тайн, оставленных в прошлом, на всю жизнь, эта извилистая семейная драма — одна из тех книг, от которых вам действительно трудно отказаться, поскольку вы отчаянно пытаетесь раскрыть, что произойдет дальше.

Birdman Mo Hayder

Birdman Mo Hayder

Детектив-инспектор Джек Каффери — молодой, целеустремленный, непоколебимый — вызван на одно из самых ужасных мест преступления, которое он когда-либо видел.Пять молодых женщин были ритуально убиты и брошены на пустоши, и последующие вскрытия выявляют необычную, ужасающую подпись, связывающую жертв.

Душераздирающий дебют Мо Хайдера такой же суровый и напряженный, как и он сам, с ознобом и острыми ощущениями, которые заставят дрожать по спине и заставят захотеть большего.

Убийца во мне Оливия Кирнан

Убийца во мне Оливия Кирнан

Второй выход DS Фрэнки Шихан видит ее против исторического дела Шона Хеннесси, который был осужден за жестокое убийство его родителей и покушение на убийство его сестры, но всегда настаивал на своей невиновности.Но когда обнаруживаются еще два тела, предположительно связанных с первоначальным делом, Шихан перестает работать. Неужели убийца все еще там?

Действие происходит в Дублине, где главный герой — сложный и убедительный. Кирнан рассматривает полицейские процедуры свежо и увлекательно, поэтому стоит добавить его в свой список литературы.

Линия разлома Роберта Годдарда

Линия разлома Роберта Годдарда

Это могло быть обычное самоубийство.Мужчина был найден мертвым в своей машине с работающим двигателем, припаркованным в конце уединенной дороги, трубка, питающая смертельные пары из выхлопной трубы через окно. За исключением семилетнего мальчика, который все еще дышит в сапог … Если Джонатан Келлавей хочет раскрыть правду, он должен противостоять всем секретам, которые поглотили его жизнь и которые еще могут поглотить его.

Этот напряженный, многослойный триллер «гонка на время» от мастера тройного креста тщательно продуман и наполнен интригами.

The Turn of the Key , Рут Уэр

The Turn of the Key , Ruth Ware

Когда Роуэн натыкается на рекламу, она кажется слишком хорошей, чтобы быть правдой: няня с проживанием должность, с очень щедрой зарплатой.Чего она не знает, так это того, что ее ждет кошмар, который закончится тем, что она попадет в камеру в ожидании суда за убийство.

Полный угрозы, Поворот ключа — это по-настоящему тревожное чтение, пронизанное ползучим чувством страха, и оно наверняка заставит вас задержать дыхание вплоть до драматического завершения.

Тайная история Донна Тарт

Тайная история Донна Тарт

Под влиянием своего харизматичного профессора группа умных, эксцентричных неудачников в элитном колледже находит способ мышления и жить в этом мире вдали от скучного существования их современников.Но когда они выходят за рамки нормальной морали, их жизни меняются навсегда, и они обнаруживают, насколько тяжело может быть по-настоящему жить и как легко убить.

Названный писателями повсюду классикой современного искусства, умный, захватывающий литературный триллер Донны Тартт исследует одержимость, коррупцию, предательство и убийство.

Происхождение Дэна Брауна

Происхождение Дэна Брауна

Полностью раскрывается в Испании, Происхождение толкает Роберта Лэнгдона, профессора символики и религиозной иконологии из Гарварда, на пересечение двух самых важных аспектов человечества. постоянные вопросы — Откуда мы? Куда мы идем? — и потрясающее открытие, которое им ответит.

В своем фирменном стиле Дэн Браун переплетает коды, науку, религию, историю, искусство и архитектуру с совершенно свежим поворотом, в результате чего получается настоящий листок страниц.

Дело смерти Саймона Керника

Дело смерти Саймона Керника

Холодной ноябрьской ночью сержант Деннис Милн ждет, чтобы убить трех безоружных мужчин. Циничный и измученный, Милн подрабатывает тем, что делает то, что умеет лучше всего: наказывает плохих парней.Но на этот раз его подставили. Когда его коллеги и враги приближаются к нему, Милн должен использовать все свои навыки, чтобы остаться в живых.

Известный своими подлинными, захватывающими дух триллерами, игра The Business of Dying возвращает нас к тому месту, где все началось для Саймона Керника и одного из его самых любимых персонажей.

Девушка с татуировкой дракона Стиг Ларссон

Девушка с татуировкой дракона Стиг Ларссон

Этот международный бестселлер, первый в культовой трилогии Ларссона, рассказывает историю Харриет Вангер, которая исчез из семейного собрания на изолированном острове сорок лет назад, и чье тело так и не было найдено.Ее дядя, член могущественного клана Вангеров, убежден, что это было убийство — и кто-то из членов семьи виноват.

Опальный журналист Микаэль Блумквист и татуированный компьютерный хакер Лисбет Саландер наняты для расследования и раскрытия темных секретов сплоченной семьи. Это скандинавское преступление в лучшем виде.

На высоте Беула , Реджинальд Хилл

На высоте Беула , Реджинальд Хилл

Пятнадцать лет назад три маленькие девочки исчезли из фермерской деревни, и ни их тела, ни главные подозреваемые в их исчезновении не исчезли. , когда-либо был найден.Спустя годы, когда из соседней долины пропадает ребенок, кажется, что виновник вернулся. Суперинтендант Далзил и старший инспектор полиции Паско должны погрузиться в прошлое, исследуя настоящее, чтобы поймать преступника и упокоить старых призраков.

Вдохновленный чрезвычайно популярными телесериалами « Dalziel» и «Pascoe », этот блестяще созданный полицейский порядок демонстрирует Хилла в своих лучших проявлениях.

Древесина памяти Сэма Ллойда

Древесина памяти Сэма Ллойда

Удивительно легко потеряться на страницах Древесина памяти — увлекательной новой книги, которая зацепит вас с самого начала и отказываюсь отпускать.

Эта история в стиле кошки-мышки о молодой девушке, которая должна использовать свой интеллект, чтобы перехитрить и перехитрить своего похитителя, пугает, жутко и атмосферно, и одновременно захватывает и волнует в равной степени.

Горящий Джейн Кейси

Горящий Джейн Кейси

Когда последняя жертва серийного убийцы найдена убитой, Мейв Керриган должна провести расследование. Это пятое в череде убийств, которые пугающе заканчиваются сожжением тел жертв.Сможет ли Мейв раскрыть личность опасного горящего человека до того, как он нанесет новый удар?

В этом убедительном полицейском протоколе изображен молодой симпатичный полицейский, который стремится проявить себя и преодолеть предрассудки, с которыми она столкнулась в полиции. Вы останетесь на краю своего сиденья, пока вы исследуете улики и попытаетесь идентифицировать плодовитого горящего человека.

Близко к дому Кара Хантер

Близко к дому Кара Хантер

Инструктор по расследованию исчезновения восьмилетней Дейзи Мейсон Адам Фоули пытается сохранять непредвзятость.Но в девяти случаях из десяти он знает, что это кто-то, кого знала жертва.

Поклонникам Таны Френч и Рут Ренделл понравится этот увлекательный выбор из книжного клуба Ричарда и Джуди, в котором спрашивается, как ребенок может исчезнуть без следа. Close To Home пугающе показывает, как часто мы делаем предположения и делаем опасные выводы перед лицом трагедии — и это заставит вас гадать до самой последней страницы.

The Chalk Man от CJ Tudor

The Chalk Man от CJ Tudor

Когда Эдди получает тревожное сообщение по почте, оно утаскивает его обратно в его родной город, обратно в подростковый возраст. дни, когда он и его друзья наткнулись на тело в своей сонной деревне…

Детские игры, зловещие фигурки мелом, трагическая авария и ужасное убийство.Это мрачный атмосферный криминальный роман о маленьком городке с исключительно жуткой предпосылкой и множеством хорошо прорисованных персонажей. В чередующихся главах, переключающихся между прошлым и настоящим, напряжение нарастает и нарастает по мере того, как правда детских игр Эдди постепенно раскрывается.

Запасная комната от Дреды Сэй Митчелл

Запасная комната от Дреда Сэй Митчелл

Последнее, что Лиза ожидает найти, когда снимает красивую двухместную комнату в прекрасном доме с гостеприимным проживанием. пара — это предсмертная записка мужчины, который утверждает, что жил в ее комнате до нее.Владельцы клянутся, что этого человека никогда не существовало, но когда начинают происходить тревожные инциденты, новый дом Лизы превращается в зловещий кошмар…

Дреда Скажи, что в жутком психологическом триллере Митчелла вы обязательно заглянете под кровать, прежде чем выключить свет.

The Blackhouse Питера Мая

The Blackhouse Питера Мая

Отдаленный остров на севере Шотландии является атмосферным местом для этого первого предложения в трилогии Льюиса, куда инспектора Фина Маклауда отправляют. расследовать убийство человека, который был хулиганом в своей детской школе.С главами, чередующимися между прошлыми и настоящими событиями, история разворачивается, чтобы показать, что детские переживания Фина неразрывно связаны с убийством, поскольку он, охотник, становится объектом охоты.

Это мрачный и сложный рассказ с таким же диким и зловещим фоном, и одна из лучших криминальных книг, в которых можно полностью потеряться.

The Moving Toyshop by Edmund Crispin

The Moving Toyshop by Эдмунд Криспин

Классическая криминальная игра 1940-х годов, эта подлая история рассказывает о поэте Ричарде Кадогане, который находит труп в магазине игрушек и сразу же получает удар по голове.Придя в комнату, он обнаруживает, что магазина игрушек нигде не видно, вместо него работает продуктовый магазин. В чем дело?

Ричард и его старый одноклассник, эксцентричный оксфордский профессор и детектив-любитель Жерваз Фен, должны объединить усилия и разобраться в этой причудливой истории в этом причудливом и изобретательном детективном романе, который совершенно восхитителен.

Убийца Распятия Криса Картера

Убийца Распятия Криса Картера

Пресловутый серийный убийца, оставивший зверскую визитную карточку, считался пойманным и казненным некоторое время назад.Но когда обнаруживают тело молодой женщины со знакомым распятием на шее, это не сулит ничего хорошего. Это убийца-подражатель? Или настоящий убийца распятия все еще на свободе?

Детектив Роберт Хантер вынужден играть в кошки-мышки с убийцей-садистом в этом ужасном, захватывающем триллере, который не для слабонервных.

Восемь детективов Алекс Павеси

Восемь детективов Алекс Павеси

Все тайны убийств подчиняются простому набору правил.Автор детективов Грант Макаллистер однажды сел и проработал их все. Сейчас, спустя тридцать лет, молодой амбициозный редактор исследует свою работу, не понимая, что есть замысловатые улики, которые, кажется, ссылаются на настоящее убийство, которое оставалось нераскрытым в течение тридцати лет …

Дебют Алекса Павеси — это освежающий и оригинальный роман. что поклонники жанра криминальной фантастики будут в восторге. Восемь детективов «» раскрывает традиционную тайну убийства в хитроумной битве умов, что приводит к чрезвычайно интересному и неотразимому чтению.

Нет дома Тим Уивер

Нет дома Тим Уивер

Четыре семьи собираются на вечеринку в крошечной деревне Йоркшир. На следующее утро все они бесследно исчезли. Когда полицейское расследование погибло в воде, семьи просят следователя по пропавшим без вести Дэвида Рейкера выяснить, что произошло. Но ничто не может подготовить его к истине…

Если вы никогда не брали в руки книгу из этой серии, то наверняка получите удовольствие.Игра No One Home с множеством загадочных персонажей и интригующим сюжетом настолько же захватывающая, насколько и есть, и ее обязательно нужно прочитать поклонникам Клэр Макинтош и Питера Джеймса.

Черный ворон Энн Кливс

Черный ворон Энн Кливс

Первый выпуск серии Шетландских островов Кливза знакомит с инспектором Джимми Пересом, который расследует жестокое убийство местного подростка, задушенного на заснеженном склоне холма. . В то время как все быстро зацикливаются на подозрительном одиночке Магнусе Тейте, Перес сомневается.Убийца все еще на свободе, а местные жители живут в страхе, и Перес раскрывает давно похороненные секреты, не оставляя никого в сообществе равнодушным.

Вдохновленный сериалом BBC Shetland , который нельзя пропустить, эта атмосферная загадка — выдающийся в жанре, который не оставит вас равнодушным.

You Кэролайн Кепнес

You Кэролайн Кепнес

Гвиневра Бек — начинающий писатель, а Джо Голдберг поражен. К счастью для Джо, она делится своей жизнью через социальные сети, что позволяет Джо одержать ее и превратить себя в ее идеального мужчину.Проходя путь от преследователя к парню, Джо готов на все ради любви Гвиневеры, даже на убийство.

Теперь основная серия Netflix, You дает ужасающее представление о природе одержимости в цифровую эпоху.

Scrublands Крис Хаммер

Scrublands Крис Хаммер

Пузырьки свирепой жары выжженного австралийского пейзажа, Scrublands рассказывает историю изолированного городка, где священник открыл огонь по своей прихожане прежде чем повернуть пистолет на себя.Год спустя журналист приезжает, чтобы написать очерк о трагедии, как только были обнаружены два тела, и оказывается одержимым раскрытием секретов, которые город полон решимости хранить похороненными.

Полный замысловатых описаний, это атмосферная, медленно разгорающаяся тайна, которая превращается в смелый триллер.

Хирург Тесс Герритсен

Хирург Тесс Герритсен

Убийца атакует одиноких женщин, пытает и убивает их.Точность его методов заставляет детектива Джейн Риццоли подозревать, что он получил медицинское образование. Затем Джейн делает ужасающее открытие. Много лет назад аналогичным образом напали на молодую женщину. Она сбежала, застрелив нападавшего. Так почему же кажется, что он снова ее преследует?

Представляем вам один из наших любимых дуэтов сыщиков, Риццоли и Айлс, это кровавый, захватывающий, высоковольтный триллер о серийных убийцах, который понравится читателям Кэти Райх и Патриции Корнуэлл.

Прикрой ее лицо , П.Д. Джеймс

Прикрой ее лицо , П.Д. Джеймс

Именно здесь все началось для П.Д. Джеймса и ее вдумчивого писающего стихи детектива Адама Дэлглиша.В ее дебютном криминальном романе 1962 года рассказывается о смерти молодой горничной в вымышленной деревне Эссекс, где старший инспектор полиции Дэлглиш полон решимости найти убийцу среди особняка подозреваемых.

Эта классическая британская криминальная игра полна подлых персонажей и скрытых секретов, которые лежат на поверхности деревенской жизни. Традиционный детектив с отголосками Агаты Кристи.

Место казни Вэл Макдермид

Место казни Вэл Макдермид

Когда Элисон Картер исчезает, все жители деревни Скардейл в Пик-Дистрикт знают, что это убийство.Для инспектора Джорджа Беннета это начало самого сложного и напряженного дела в истории. Спустя десятилетия он рассказывает свою историю журналистке Кэтрин Хиткот, но, когда она собирается опубликовать, он останавливает ее, заставляя Кэтрин погрузиться в прошлое, чтобы найти правду раз и навсегда.

Отчасти полицейский процессуальный, отчасти психологический триллер, эта отдельная книга — одна из тех книг, которые останутся с вами еще долго после того, как вы перевернули последнюю страницу и изменили ваше отношение к криминальной фантастике.

It Стивен Кинг

IT Стивен Кинг

Семь детей терроризирует злая сущность, у которой нет имени.ОНО прячется в ливневой канализации, в канализации; ОНО принимает форму каждого кошмара, самого глубокого страха каждого ребенка … Теперь взрослые не могут избежать силы, влекущей их обратно в родной город, вновь появляющихся, чтобы заставить их детские кошмары снова преследовать их.

Классика Стивена Кинга, не для слабонервных, IT поразит ваше воображение и заставит надеяться, что вы никогда не встретите танцующего клоуна Пеннивайза.

Тигр в дыму Марджери Аллингем

Тигр в дыму Марджери Аллингем

Туман ползет по утомленным улицам Лондона, и тоже шепотом говорят, что Джек Хэвок: харизматичный преступник, убийца с ножом и изобретательный нарушитель тюрьмы снова на свободе.Альберту Кэмпиону предстоит выследить беглеца и положить конец его ярости, пока не стало слишком поздно.

Познакомьтесь с одним из величайших классических детективов криминальной литературы от писательницы Агаты Кристи, которую сама назвала «сияющим светом» жанра. Занимательный, интригующий и умный, это важное чтение для поклонников Золотого века.

Кости ниже Марк Биллингем

Кости ниже Марк Биллингем

Том Торн, один из великих детективов современной британской криминальной фантастики, снова в действии, когда опасный психопат Стюарт Никлин обещает раскрыть местонахождение тела, которое он похоронил двадцать пять лет назад — если Торн согласится сопровождать его.Собрав команду, он вместе с Никлином едет на отдаленный валлийский остров, но незадолго до того, как растет число погибших.

С отличной предпосылкой, которая противопоставляет опытного супер-сыщика великолепному злодею-садисту, она выполняет все, что обещает, и заставит вас прочитать всю серию.

Цепочка Адриана МакКинти

Цепь Адриана МакКинти

Незнакомец похищает вашего ребенка, и чтобы освободить его, вы должны похитить чужого ребенка.Ваш ребенок будет освобожден только тогда, когда родители вашей жертвы похитят другого ребенка. И если ничего из этого не произойдет … ваш ребенок погибнет.

Этот остросюжетный триллер с невыносимой предпосылкой ужаса и одной из лучших криминальных книг последних лет. Став частью цепи, вы никогда этого не забудете.

Вяз Вич Тана Френч

Вяз Вич Тана Френч

Темный и гипнотический автономный сюжет Таны Френч рассказывает тревожную историю человека, который оказался вовлеченным в дело об убийстве, которое угрожает сердце его семьи и его собственное самоощущение.

Тана — писательница, которая берет криминальное письмо и выворачивает его наизнанку — и если вы никогда раньше не пробовали ни одной из ее книг, The Wych Elm — идеальное место для начала. Мы не можем достаточно рекомендовать это психологическое исследование характера.

Мы начинаем с конца Крис Уитакер

Мы начинаем с конца Крис Уитакер

Семья тринадцатилетней герцогини Рэдли погружена в хаос, когда убийца Винсент Кинг выходит из тюрьмы через тридцать лет и стучится.Пытаясь защитить свою мать от человека, убившего ее сестру, герцогиня оказывается втянутой в серию событий, которые угрожают не только ее семье, но и всему городу.

Этот психологический триллер, действие которого происходит под палящим калифорнийским солнцем, исследует семейные узы через очаровательного молодого главного героя.

Последняя миля Дэвида Балдаччи

Последняя миля Дэвида Балдаччи

Когда осужденный убийца спасен в последние моменты перед казнью признанием другого человека, детективом специальной группы ФБР Амосом Декер берется за дело, которое имеет тревожное сходство с его собственной жизнью.Но когда член собственной команды Декера исчезает, становится ясно, что здесь происходит что-то очень зловещее.

В этом захватывающем триллере с изобилием перипетий и необычного сыщика, который стал идеальной пищей для криминальной литературы.

Моя прекрасная жена Саманта Даунинг

Моя прекрасная жена Саманта Даунинг

Насколько хорошо вы действительно знаете человека, которого любите больше всего? Декстер встречает Gone Girl в этом пугающем, запутанном психологическом триллере о супружеской паре, скрывающей темную тайну.

Полон персонажей, которых вы полюбите ненавидеть, это шокирует, дьявольски и невозможно оторваться, и мы обещаем, что вы будете увлечены всего после одной главы.

Perfect Remains Хелен Филдс

Perfect Remains Хелен Филдс

Дело о пропавших без вести, переросшее в убийство, — это первое испытание детектива-инспектора Люка Калланаха, когда тело Элейн Бакстон сжигают на пульте дистанционного управления. гора в высокогорье. В другом месте, в потайной комнате, кричит настоящая Элейн Бакстон.Вскоре похищают другую женщину, и Калланак оказывается в игре в кошки-мышки с преступником.

Захватывающее начало увлекательного сериала, который понравится поклонникам М. Дж. Арлиджа и Марка Биллингема.

Время мучений Джона Коннолли

Время мучений Джона Коннолли

Чарли Паркер — частный следователь, чьи дела толкают его в царство сверхъестественного.В этой зловещей части бывший герой, которого отправили в тюрьму за преступление, которого он не совершал, в последние дни своей жизни обращается к Паркеру, чтобы найти людей, которые разрушили его жизнь, что случилось с молодой женщиной, жизнь которой он спас, и безжалостным , изолированное сообщество, известное как Cut.

Читаемый отдельно или как часть более широкой серии, это Коннолли в его лучших проявлениях: характеристика верхнего ящика, многослойные сюжеты и отличное письмо.

Сумка для убийства Тони Парсонса

Сумка для убийства Тони Парсонса

Двадцать лет назад семь богатых привилегированных учеников подружились в своей эксклюзивной частной школе Potter’s Field.Теперь их одного за другим убивают самым жестоким способом, который только можно представить. Вскоре детектив Макс Вулф идет по кровавому следу от закоулков и ярких огней Лондона до самых темных уголков Интернета и вплоть до коридоров власти.

Читателям Яна Рэнкина и Питера Джеймса понравится DC Тони Парсонса Макс Вулф, крутой герой с мягким сердцем, впервые представленный в The Murder Bag . Пейси и блестяще проработанные повороты и повороты наверняка заставят вас гадать.

Список гостей Люси Фоули

Список гостей Люси Фоли

День вашей свадьбы должен быть самым счастливым днем ​​в вашей жизни … кроме случаев убийства. Идеальная свадьба на отдаленном ирландском острове превращается в ужас, когда обнаруживают тело, и с сильным штормом, застигнутым свадьбой на испорченной свадьбе, похоже, что никто не уйдет, пока убийца не будет обнаружен.

С несколькими рассказчиками, каждый из которых скрывает темные секреты, и забавным сочетанием персонажей, в нем есть все ингредиенты для чрезвычайно увлекательного триллера.

Хищник Патриция Корнуэлл

Хищник Патрисия Корнуэлл

Патрисия Корнуэлл — центр криминального письма, ловко сочетающий традиционные полицейские процедуры с криминалистическими деталями, чтобы создать захватывающий и чрезвычайно популярный сериал. В этой четырнадцатой части серии доктору Кей Скарпетте предстоит заняться одним из самых сложных и сложных дел, с которыми она когда-либо сталкивалась.

Все, что вы хотели бы от психологического триллера, неудивительно, что произведения Корнуэлла были отмечены всеми наградами за серьезные преступления.

Вид на виселицу от Питера Робинсона

Вид на виселицу от Питера Робинсона

Директор-инспектор Алан Бэнкс, недавно переехавший из Лондона в Йоркшир, чтобы вести более спокойную жизнь, быстро понимает, что жизнь в сельской местности не такая, как мирный и беззаботный, как ему хотелось бы. Выявляются три случая: подглядывающий Том, пугающий городских женщин, двое нюхающих клей молодых людей, ворвавшихся в дома, и старуха, которая, возможно, была убита.

После того, как вы прочтете эту первую часть серии статей о Бэнксе, вы захотите погрузиться в другие умело составленные Робинсоном средства переворачивания страниц.

Behind Her Eyes by Sarah Pinborough

Behind Her Eyes by Sarah Pinborough

Когда Луиза встречает Дэвида однажды ночью в баре и они целуются, она не думает, что войдет на свою новую работу и чтобы он был ее боссом. Или встретить нового друга Адель и стать его женой. Но чем больше Луиза узнает пару, тем больше она понимает, что никто не тот, кем они кажутся.

Этот уникальный, умопомрачительный и волнующий отечественный триллер скоро станет главным сериалом Netflix.Что бы вы ни делали, не выдавайте финал…

Маленькая черная ложь Шэрон Болтон

Маленькая черная ложь Шэрон Болтон

Живя в небольшом островном сообществе, вы не можете сбежать женщина, которая разрушила вашу жизнь. Каждая случайная встреча — мучительное напоминание о том, что вы потеряли — о своей семье, своем будущем, своем здравом уме. Как скоро месть станет неотразимой? И без причины жить дальше, почему бы тебе не превратить свои самые темные мысли в дела?

Призрачная и атмосферная, эта книга может привести к бессонным ночам, так как вы обнаружите, что вам нужно прочитать еще одну страницу, прежде чем выключить свет…

Fifty-Fifty by Steve Cavanagh

Fifty-Fifty Стив Кавана

Один отец мертв.Две сестры предстают перед судом за убийство. Оба обвиняют друг друга. Один лжец и убийца. Кому вы верите?

Продолжение отмеченного наградами бестселлера Кавана Thirteen с участием юриста Эдди Флинна, это привлекательная, привлекательная концепция, в которой есть захватывающая, пафосная смесь убийства и правосудия, полная неожиданных поворотов. Мастер жанра, который вас зацепит с первой страницы.

Magpie Lane Люси Аткинс

Magpie Lane Люси Аткинс

Когда восьмилетняя Фелисити, ребенок с избирательным мутизмом, пропадает посреди ночи, полиция быстро обратитесь к ее няне Ди за ответами.В рассказе Ди, которая оглядывается на месяцы, проведенные с Фелисити и ее успешными, но неблагополучными родителями, начинает всплывать пугающая правда.

Расположенный в магистратуре Оксфордского колледжа, это захватывающее исследование семьи, привилегий, любви и родительской ответственности.

Холодный гранит от Стюарта Макбрайда

Холодный гранит от Стюарта Макбрайда

Тело трехлетнего Дэвида Рейда обнаружено в канаве и зверски убито.Это ужасное преступление, но, к сожалению, он не единственный. Вскоре все больше детей пропадают без вести, тела накапливаются в морге, и еще больше людей умрут, если сержант Логан «Лазарус» МакРэй не предпримет что-нибудь с этим… быстро.

Приправленный черным юмором, первый роман Логана МакРэя из знаменитой серии «Тартан Нуар» из абердинского декора делает Макбрайда обязательным к прочтению автором.

Темные сосны Уилла Дина

Темные сосны Уилла Дина

Изуродованные тела, найденные в лесу недалеко от отдаленного шведского городка: это поразительное изображение является движущей силой первого романа в захватывающем триллере Уилла Дина «Скандинавский нуар» серии.Тува Мудайсон, молодой глухой репортер, работающий в небольшой местной газете, — неотразимая героиня, которая продолжает рассказывать историю тех ужасных убийств в лесу, надеясь, что это сделает ее карьеру. Либо так, либо она умрет.

Атмосферный, с изрядной долей шока и мерзости, он понравится любителям пугающей, суровой фантастики — и, поскольку в этой серии будет больше книг, его стоит прочитать, чтобы опередить криминал криминала.

Женщина в окне AJ Finn

Женщина в окне AJ Finn

Недавно разлученная со своим мужем и дочерью, хроническая агрофобия Анна живет одна в своей квартире на Манхэттене, извилистая часы, наблюдающие за людьми из ее окна.Но однажды ночью крик разносится по окрестностям, и Анна становится свидетелем того, чего не должна была видеть. Но поверит ли ей кто-нибудь?

Этот домашний триллер представляет собой смесь хитроцкого саспенса и современного нуара, а также восхищения отвлечением внимания, в котором злодей прячется у всех на виду.

Tick Tock Мел Шеррат

Tick Tock Мел Шеррат

Два убийства за два дня. Первый — школьница, брошенная в поле за школой.Во-вторых, молодую мать задушили и выбросили в местном парке. Смогут ли сержант Грейс Аллендейл и ее команда поймать убийцу до того, как умрет еще одна молодая женщина?

Поклонники повседневных ужасов, которые могут случиться с кем угодно, будут очарованы второй книгой из серии бестселлеров DS Grace Allendale.

Вот и все — лучшие криминальные книги, выбранные нашими читателями! Огромное спасибо всем, кто сделал предложение в социальных сетях.

Что бы попало в ваш список? Дайте нам знать в комментариях ниже…

Подпишитесь на нашу еженедельную новостную рассылку ПОДПИСАТЬСЯ

Получайте еженедельные рекомендации в нашем бесплатном информационном бюллетене ПОДПИСАТЬСЯ

Криминальные книги, которые необходимо прочитать | Пингвин Рэндом Хаус

Ищете идеальное преступление? У нас есть для вас несколько больших триллеров и загадок! Вернитесь к классике

The Talentted Mr.Ripley или купите такой любимый бестселлер, как «Девушка в паутине».
  1. 1

    Добавить на книжную полку

    Купить у других розничных продавцов:

    Купить
  2. 2

    Добавить на книжную полку

    Купить у других розничных продавцов:

    Купить
  3. 3

    Добавить на книжную полку

    Купить у других розничных продавцов:

    Купить
  4. 4

    Добавить на книжную полку

    Купить у других розничных продавцов:

    Купить
  5. 5

    Добавить на книжную полку

    Купить у других розничных продавцов:

    Купить
  6. 6

    Добавить на книжную полку

    Купить у других розничных продавцов:

    Купить
  7. 7

    Добавить на книжную полку

    Купить у других розничных продавцов:

    Купить
  8. 8

    Добавить на книжную полку

    Купить у других розничных продавцов:

    Купить
  9. 9

    Добавить на книжную полку

    Купить у других розничных продавцов:

    Купить
Back to Top

Посетите другие сайты сети Penguin Random House Network

27 лучших книг об истинных преступлениях всех времен

В наши дни настоящие преступления окружают нас повсюду.От подкастов до телешоу, фильмов и конференций — он практически витает в воздухе, которым мы дышим. Это мир настоящих криминальных наркоманов — мы все просто живем в нем.

Но почему мы так сильно жаждем этих историй? Почему мы готовы посвящать им часы своей жизни, появляются ли они на странице или на экране? Когда доходит до литературного правдивого преступления, эти рассказы захватывают нас в отличие от любого другого жанра. На каждый роман, который шокирует и пугает читателей, есть истории из реальной жизни, которые заставляют эти вымыслы казаться скучными и предсказуемыми.Истинное преступление — это насыщенный жанр: лучшие авторы не делают сенсацию насилием и человеческими страданиями, но придают контекст и глубину изучаемым преступлениям. В этих прекрасных книгах мы видим, как все жизни — от преступников и следователей до жертв и их семей — глубоко изменились в результате разрушения, подробно описанного внутри.

Мы собрали некоторые из наших фаворитов, которые охватывают широкий спектр преступлений, подчеркивая широкий спектр социальных последствий. Если вам нужно оставить свет включенным, когда вы ложитесь спать после чтения, мы не будем судить.

27 Последний звонок , Илон Грин

В этой захватывающей и правдивой криминальной истории о последнем убийце, который охотился на квир-мужчин Нью-Йорка в 80-х и 90-х годах, Грин показывает позорно забытые жизни известных жертв убийцы. Он рассматривает не только огромные потери, нанесенные их убийствами, но и роль гомофобии в формировании их жизни и смерти. Грин тщательно описывает квир-барную сцену той эпохи, разоренную кризисом СПИДа, и безразличие правоохранительных органов, которое позволило убийце заманить мужчин на их ужасную смерть.На этих захватывающих страницах Грин восстанавливает время, место и сообщество, сплетая вместе многолетнее судебно-медицинское расследование с острой элегией убитым людям.

26 год Настоящая Лолита , Сара Вайнман

За каждым великим романом скрывается крупица правды. В случае с Lolita Владимира Набокова этот клочок правды был зловещим: похищение в 1948 году 11-летней Салли Хорнер, подростка из Нью-Джерси, которая была похищена педофилом, а затем удерживалась им в заложниках в течение двух лет. .Хотя Набоков утверждал, что его не вдохновил ужасающий опыт Хорнера, Вайнман утверждает обратное, просматривая юридические документы, публичные записи и интервью, чтобы выяснить, что Набоков знал о деле Хорнера и как он старался скрыть это знание. Настоящая Лолита — это акт мелиорации, возвращающий Хорнер на ее законное место в мифах о Лолите и потрясающий объем литературных детективов.

25 Savage Appetites , Рэйчел Монро

Для настоящих криминальных фанатиков и супер-фанатов закона и порядка, Монро написала блестящую книгу, в которой культурная критика встречается с социологическим исследованием в методическом исследовании того, что нас преследует в убийстве.С помощью четырех тематических исследований Монро исследует, почему женщин особенно привлекают гротескные знаменитости настоящего преступления, и что эти насильственные удовольствия говорят о нашей культуре. После Savage Appetites вы больше никогда не будете так поступать с истинным преступлением.

24 Party Monste , Джеймс Сент-Джеймс

Первоначально названный Disco Bloodbath , это правдивый рассказ об убийстве в рамках определенной субкультуры: нью-йоркских клубных ребят конца восьмидесятых и начала девяностых, которые веселились, как будто это их работа.Написанный одним из самых авторитетных инсайдеров, Party Monster детализирует все плюсы и минусы этой сцены — моду, секс, потворство своим слабостям, отвратительное похмелье от наркотиков. Кульминацией работы стало осуждение в 1997 году промоутера клуба по имени Майкл Элиг, совершившего особо ужасное преступление.

23 Американский огонь , Моника Хессе

Liveright Publishing Corporation

Захватывающая, динамичная история с преимуществом, которое есть у немногих настоящих криминальных книг: нет числа жертв.История серийных поджигателей, прорвавшихся через экономически депрессивный сельский округ Аккомак, American Fire , больше рассказывает о хороших людях в этом районе и добровольных пожарных, работающих сверхурочно, чем о злодеях — но даже тогда и без спойлеров, Фрейдистская мотивация преступников завораживает.

22 Я уйду в темноте , Мишель Макнамара

Автор Мишель Макнамара внезапно умерла в процессе написания этого революционного расследования убийцы из Голден Стэйт.То, что книга кажется триумфальной даже после трагедии за трагедией, является свидетельством мастерства Макнамары как репортера и решимости ее мужа (комика Паттона Освальта) свести концы с концами и продвигаться вперед с публикацией.

21 год Выстрел в сердце , Микал Гилмор

« Песня палача» Нормана Мейлера «» рассказывала историю Гэри Гилмора, первого убийцы, казненного в США.С. (в 1977 г.) почти через десятилетие. Младший брат Гэри, Микал, сам по себе известный журналист, делает его идеальным писателем, который рассказывает историю с совершенно иной точки зрения, сплетая историю о дисфункции, жестоком обращении и о том, что побуждает человека стать убийцей, из разных поколений.

20 Подозрения мистера Уичера , Кейт Саммерскейл

В то время, когда работа детектива была относительно новой, инспектор Джонатан Уичер был лучшим в викторианском Лондоне.Когда в 1860 году был найден мертвый ребенок с перерезанным горлом, Уичер был привлечен для расследования. К сожалению, его догадка о том, что в этом замешана семья ребенка, оказалась верной, хотя в то время у него не было возможности доказать это. Хотя его история заканчивается предполагаемой неудачей, умный и крутой Уичер стал образцом реальной жизни, на котором основаны многие из лучших детективов литературы.

19 Columbine , Дэйв Каллен

В наше время, когда школьные перестрелки происходят в Америке почти каждый день, становится слишком легко отключиться от них.Репортаж Дэйва Каллена о стрельбе в средней школе Колумбайн в 1999 году сейчас важнее, чем когда-либо. Даже когда он подробно описывает, как Эрику Харрису и Дилану Клиболду удалось спланировать и провести бойню, он старается отдать должное всем участникам — учителям, ученикам, их родителям.

18 Blood Will Out , Уолтер Кирн

Liveright Publishing Corporation

Что происходит, когда писатель-фантаст сталкивается с настоящим Талантливым мистером Мистером?Рипли? Писатель Уолтер Кирн рассказывает читателям о своих отношениях с человеком, которого он знал как Кларк Рокфеллер, убийцей и аферистом, который представился как отпрыск одной из самых богатых семей Америки. Кирн спрашивает, почему он был так увлечен историей этого самозванца, даже несмотря на то, что он излагает все улики и доказательства того, что его друг был аферистом.

17 Факт тела , Александрия Марцано-Лесневич

Частично мемуары, частично расследование убийства шестилетнего мальчика в начале девяностых, The Fact of a Body исследует, как наш личный опыт влияет на то, как мы видим преступления и людей, которые их совершили.Собственный опыт автора с сексуальным насилием — это та призма, через которую она обращается к педофилу и созналась в убийстве, которого должна защищать в суде.

16 Справочник отравителя , Дебора Блюм

В первые дни двадцатого века убивать людей мышьяком или цианидом было легко, потому что такие яды невозможно было отследить. Ситуация изменилась в 1918 году. История Деборы Блюм о зарождении судебной медицины в Нью-Йорке, когда новый судмедэксперт добился больших успехов в токсикологии, является обязательным к прочтению для поклонников проступков эпохи джаза с щедрой дозой химии.

15 Правосудие: преступления, процессы и наказания , Доминик Данн

Никто не освещал образ жизни богатых и печально известных людей лучше, чем Доминик Данн. Его романы покрывали вырванные из заголовков сплетни о зле высшего класса, но его колонки Vanity Fair все еще содержали острые наблюдения с дополнительным бонусом в виде проверки фактов. Начиная с таких предметов, как О.Дж. Симпсон и братья Менендес, Клаусу фон Бюлову и человеку, убившему собственную дочь Данна, эссе в этом сборнике нельзя пропустить и запутать.

14 Убийство: Год на улицах убийств , Дэвид Саймон

Это книга, которая вдохновила сериал 90-х. Шедевр создателя Wire Дэвида Саймона находит его прикомандированным к одному из самых загруженных полицейских отделений страны: отделу убийств Балтимора. Обладая уникальным умом к диалогу, Саймон улавливает суть города, а также человечность и склонность к ошибкам сотрудников правоохранительных органов и преступников, которых они преследуют.

13 Мои темные места , Джеймс Эллрой

Один из лучших в мире писателей-криминалистов, Джеймс Эллрой раскрывает личную трагедию, из которой возникли его навязчивые идеи, в своей самой личной книге. Мать Эллроя была убита в 1958 году, когда ему было десять лет, и, став взрослым, в 1994 году он объединяется с офицером полиции Лос-Анджелеса, чтобы найти ее убийцу. Даже когда кажется, что убийца находится в пределах досягаемости, ясно, что хаос, который он внес в жизнь автора, остается неразрешенным.

12 Полночь в саду добра и зла , Джон Берендт

Стрельба 1981 года и ее последствия являются предметом этой эпопеи о жизни и смерти в городе Саванна. « Полночь в саду добра и зла» «», богатая разнообразием персонажей, характерных для романа, так же богата атмосферой и местным колоритом, как и сюжетом.

11 Убийцы Цветочной Луны , Дэвид Гранн

Прекрасно изученная, прекрасно написанная история несправедливости, доведенная до ужасающих размеров.Когда в 1920-х годах в богатой нефтью нации осейджей обрушилась череда убийств, для расследования были привлечены федералы. Дэвид Гранн отслеживает их расследование, выявляя коррупцию на всех уровнях правоохранительных органов и правительства, а также бесчеловечность, которую так часто порождает безудержная жадность.

10 Узел дьявола , Мара Леверитт

Они носили черное, накрашивали ногти черным и слушали Metallica.А в Арканзасе в 1993 году этого было достаточно (вместе с вынужденным признанием психически неполноценного члена трио), чтобы осудить трех полубунтовавших подростков за убийство трех восьмилетних детей. Мара Леверитт прослеживает недостатки в системе правосудия, из-за которых эти молодые люди сидели в тюрьме 18 лет, и их окончательное освобождение, когда они стали взрослыми, которые были глубоко обижены обществом.

9 Братья , Маша Гессен

Недостаточно просто проследить американский опыт двух братьев-чеченцев, ответственных за взрыв на Бостонском марафоне 2013 года.Журналист и активист Маша Гессен обеспечивает контекст для действий братьев и сестер, прослеживая их происхождение через поток раздираемых войной стран, так что к тому времени, когда они прибыли в Америку, их (часто праведный) гнев поднялся до непростительного, убийственного уровня.

8 Кровь Эммета до , Тимоти Б. Тайсон

Жестокое убийство, породившее движение за гражданские права, линчевание подростка Эмметта Тилла в Миссисипи, выявило глубины расизма в Америке 1950-х годов.Но Тилль был больше, чем просто символом несправедливости, а Тимоти Б. Тайсон добавляет контекст в его короткую жизнь.

7 Дьявол в белом городе , Эрик Ларсон

Место действия — Всемирная выставка 1893 года в Чикаго, а главный герой — архитектор. А другой главный герой — серийный убийца. История Эрика Ларсена была бы достаточно увлекательной, если бы он только рассказал о богатейшем технологическом и культурном моменте ярмарки.То, что на свободе был убийца, служит напоминанием о подлости человека даже в сочетании с обещаниями современности.

6 Люди, которые едят тьму , Ричард Ллойд Парри

Рассказ Ричарда Ллойда Парри о молодой британке, пропавшей без вести в Токио в 2000 году, завораживает тем, что внимательно изучает то, как работает японская система правосудия, и исследует зловещую изнанку одного из самых безопасных городов мира.Он избегает простых ответов на вопрос, что заставляет человека действовать так развращенно, и вместо этого показывает нам все стороны дела.

5 Красные детали , Мэгги Нельсон

Bluets и Автор «Аргонавтов » Мэгги Нельсон наиболее известна своими литературно-документальными произведениями, но ее набег на истинное преступление является доступной и интригующей отправной точкой в ​​ее творчестве. В детстве убийство ее тети предполагаемым серийным убийцей преследовало ее и остальных членов ее семьи.Когда новое доказательство ДНК перекладывает вину на другого подозреваемого, Нельсон наблюдает за новым испытанием глазами любящей дочери и племянницы, а также глубокого и скептического мыслителя.

4 Helter Skelter , Винсент Буглиози с Куртом Джентри

История убийств Чарльза Мэнсона и, казалось бы, здоровых членов «семьи», которые находились под его смертоносным заклятием, проникла в массовую культуру и американскую психику, но вот исчерпывающее руководство.Будучи обвинителем в суде над Мэнсоном, Буглиози обладает уникальным пониманием того, как Мэнсон манипулировал своими последователями для совершения ужасных преступлений.

3 Журналист и убийца , Джанет Малкольм

Skip Fatal Vision , книга об истинных преступлениях, написанная журналистом, который был связан с человеком, который в конечном итоге был осужден за убийство своей беременной жены и их двух других детей.Вместо этого найдите больше мета и прочитайте исследование отношений между двумя мужчинами в книге Журналист и убийца , проведенное выдающимся культурным критиком Джанет Малкольм. Это более захватывающая книга, чем любая другая книга об этике в криминальной журналистике.

2 Незнакомец рядом со мной , Энн Рул

Королева настоящего преступления написала десятки книг, но шедевр Энн Рул — ее особенно душераздирающий дебют.В фильме «Незнакомец рядом со мной » Рул описывает свои личные отношения с коллегой, который, как она позже понимает, является серийным убийцей: красивым и очаровательным — и плодовитым — убийцей Тедом Банди.

1 Хладнокровно , Трумэн Капоте

На вершине любого списка истинных преступлений должна быть книга, которая произвела революцию в жанре. «Научно-популярный роман» Капоте 1966 года о жестоком убийстве семьи в Канзасе в 1959 году переворачивает страницы, почитая жертв, хотя и проявляя сочувствие к преступникам.

Марис Крейзман Крейцман, бывший редактор книг и заядлый читатель, который часто пишет о книгах, сотрудничал с The New York Times, The Wall Street Journal, The Atlantic, Vanity Fair, Esquire и другими. Адриенн Вестенфельд Помощник редактора Адриенн Вестенфельд — писатель и редактор Esquire, где она освещает книги и культуру.

Этот контент создается и поддерживается третьей стороной и импортируется на эту страницу, чтобы помочь пользователям указать свои адреса электронной почты.Вы можете найти больше информации об этом и подобном контенте на сайте piano.io.

Пять лучших новых криминальных романов для чтения этой осенью (и один золотой старый)

По мере того, как наступают ночи и мы проводим больше времени в помещении, осень может быть хорошим временем, чтобы окунуться в последние тайны убийства в литературном мире. А за последние несколько месяцев были опубликованы важные новые работы некоторых из самых уважаемых авторов этого жанра.

Итак, вот полдюжины рекомендаций, которые могут помочь вам согреться — или, по крайней мере, избавить вас от озноба вечером.

Пингвин

Лондонский мост падает Кристофер Фаулер Книга

, долгое время считавшаяся финальной выходкой дряхлых детективов Кристофера Фаулера, Артура Брайанта и Джона Мэй, стала 20-й книгой саги, начавшейся в 2004 году, и дает ответы на многие оставшиеся без ответа (и незаданные) вопросы.

Фаулер недавно намекнул, что это, возможно, не совсем конец для стойких приверженцев лондонского подразделения по борьбе с преступлениями, приключения которого сериал следует от Блица до наших дней, благодаря необычайно эрудированному исследованию мифической географии мегаполиса.Будем молиться, чтобы из этих увлекательных творений абсурдно богатого воображения Фаулера можно было извлечь еще немного жизни.

Пингвин

Линия убийства Энтони Горовиц

Этот третий роман в хрониках Энтони Горовица о приключениях частного сыщика Дэниела Хоторна снова представляет беллетризованную версию самого автора, играющего биографа загадочного детектива-консультанта. Он — Ватсон для Холмса Хоторна, хотя любит его гораздо меньше: в то время как самоуверенный талант Хоторна очаровывает других, он постоянно приводит в ярость самого Горовица.

Действие происходит на острове Олдерни. Остроумный и хитрый рассказ Горовица вызывает такие же отчужденность и клаустрофобию сельской изоляции, как и прошлогодние «Убийства лунного цветка»: «Дорога, казалось, никуда не вела. Вдалеке круто поднимался склон холма, блокируя все, что могло сказать мне, в каком веке я на самом деле нахожусь ». Неунываемый материал.

Hachette

1979 Вал Макдермид

Последние редакции предыдущего романа Вэла Макдермида, опубликованные в августе прошлого года, чрезвычайно познакомили нас с Шотландией, балансирующей на грани пандемии.Напротив, ее последняя работа восходит к четырем десятилетиям до COVID-19. Ее рассказ об изворотливых сделках в Глазго 1970-х годов на фоне знакомых горячих споров о независимости представляет ее последнюю героиню, яркую и решительную молодую репортер Элли Бернс.

Бернс — глоток свежего воздуха. С момента ее первого появления в заснеженном поезде, возвращающемся в город с семейного Рождества, она в высшей степени отзывчива, обаятельна и симпатична. И она еще не несет на себе багажа давних главных героев Макдермида Кэрол Джордан и Карен Пири (по крайней мере, для начала).

МакДермид вызывает дрянной, мрачный дух времени конца семидесятых с характерной для нее ловкостью прикосновений: «метели, забастовки, непогребенные тела, отключения электроэнергии, террористические угрозы и лучшие хиты Шоуаддивэдди возглавляют чарты альбомов; 1979 год был каскадом катастроф ».

Пингвин

Человек, который умер дважды Ричард Осман

Дебютный роман Ричарда Османа «Клуб убийц по четвергам» стал издательским феноменом 2020 года.Эта книга была и умной, и забавной, но, что более важно, она была обнадеживающе узкой: загадка, достойная золотого века детективной литературы, исследованная подчеркнуто очаровательной группой жителей пенсионного сообщества.

Произведение Османа своим тоном и текстуальной экономией напоминает великолепную перезагрузку Эркюля Пуаро Софи Ханной (столь же гениальную, как и Кристи, но более тонкую и прогрессивную). Его продолжение, рассказ об украденных алмазах, с участием мафии, МИ5 и множественных убийств, инициированных «приглашением мертвеца», только что вышел в свет и, вероятно, заставит печатные станки Penguin работать с перегрузкой.

Пингвин

Изменение обстоятельств Сьюзан Хилл

В октябре выходит 11-я книга из серии романов Сьюзан Хилл о Саймоне Серрайлере. Элегантный провинциальный полицейский Хиллс, возможно, самый разносторонний из современных вымышленных детективов. Как и в случае с «Адамом Далглиш» П. Д. Джеймса, кажется, что сама автор немного очарована своим лихим, но беспокойным героем — романтически заблуждающимся и склонным к, возможно, ненужной степени апатии.

Когда она втягивает его в очередные эмоциональные американские горки, ее читатели наверняка не могут не разделить эту горько-сладкую привязанность. Приближаясь к своему 80-летию в феврале следующего года, письмо Хилл не утратило своей актуальности и актуальности — на этот раз основное внимание уделяется влиянию окружных сетей, торгующих наркотиками. Поклонники сериала найдут совершенно непреодолимой перспективу узнать о жизни главных героев сериала.

Бантам / Пингвин

Birdman от Мо Хейдера

В июле британская художественная литература потеряла один из самых убедительных и властных голосов.Если и есть какое-то утешение в смерти Мо Хайдера в возрасте 59 лет, то пусть это может привлечь к ее работе новое поколение читателей.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.