1 война в чечне в: Хронология Первой чеченской войны

Содержание

Первая Чеченская война: историческая правда России от РВИО

Россия вела многочисленные войны против захватчиков, были войны как обязательства перед союзниками, но, к сожалению, были войны, причины которых связаны с безграмотной деятельностью руководителей страны.

История возникновения конфликта

Все начиналось довольно мирно еще при Михаиле Горбачёве, который, объявляя о начале перестройки, на самом деле открывал дорогу развалу огромной страны. Именно в это время СССР, активно терявший своих внешнеполитических союзников, получил проблемы и внутри государства. В первую очередь эти проблемы были связаны с пробуждением этнического национализма. Наиболее ярко они проявились на территориях Прибалтики и Кавказа.

Уже в конце 1990 года был созван Общенациональный конгресс чеченского народа. Его возглавил Джохар Дудаев, генерал-майор Советской Армии. Целью конгресса стал выход из состава СССР и создание независимой Чеченской республики. Постепенно это решение начало воплощаться в жизнь.

Еще летом 1991 года в Чечне наблюдалось двоевластие: там продолжало работать правительство самой Чечено-Ингушской АССР и правительство Чеченской Республики Ичкерия Джохара Дудаева. Но в сентябре 1991 года, после неудачных действий ГКЧП, чеченские сепаратисты почувствовали, что наступил благоприятный момент, и вооруженная гвардия Дудаева захватила телецентр, Верховный Совет и Дом радио. Фактически произошел государственный переворот.

Власть перешла в руки сепаратистов, и уже 27 октября в республике прошли парламентские и президентские выборы. Вся власть была сосредоточена в руках Дудаева.

Тем не менее 7 ноября Борис Ельцин счел необходимым ввести в Чечено-Ингушской Республике чрезвычайное положение и тем самым создал причину начала кровопролитной войны. Обострением ситуации стало и то, что в республике было большое количество советского оружия, которое не успели вывезти.

Какое-то время ситуация в республике сдерживалась. Была создана оппозиция, выступающая против Дудаева, но силы были неравными.

У правительства Ельцина в это время не было ни сил, ни политической воли принять какие-либо эффективные меры, и, по сути, Чечня в период с 1991 по 1994 год стала практически независимой от России. В ней сформировались свои органы власти, своя государственная символика. Однако в 1994 году администрация Ельцина решила навести конституционный порядок в Чечне. На ее территорию были введены российские войска, что послужило началом полномасштабной войны.

Ход боевых действий

1 декабря 1994 г.

Удар федеральной авиации по аэродромам Чечни. Уничтожение авиации боевиков

11 декабря 1994 г.

Вступление федеральных войск на территорию Чечни

12 декабря 1994 г.

Федеральные войска подошли к Грозному

31 декабря 1994 г.

Начало штурма Грозного

19 января 1995 г.

Захват президентского дворца

3 февраля 1995 г.

Создание группировки «Юг» и полная блокада Грозного

13 февраля 1995 г.

Заключение временного перемирия

20 февраля 1995 г.

Несмотря на перемирие, продолжаются уличные бои. Отряды боевиков отходят из города

6 марта 1995 г.

Освобожден последний район Грозного. Сформирована пророссийская администрация Чечни во главе с С. Хаджиевым и У. Автурхановым

15–23 марта 1995 г.

Взятие Аргуна

30–31 марта 1995 г.

Взяты Шали и Гудермес

7–8 апреля 1995 г.

Бои возле села Семашки

Апрель 1995 г.

Завершение боев в равнинной Чечне

Май 1995 г.

Начало боевых действий в горной Чечне

3 июня 1995 г.

Взятие Ведено

12 июня 1995 г.

Взяты райцентры Шатой и Ножай-Юрт

14 июня 1995 г.

Террористический акт в Будённовске

19–22 июня 1995 г.

Первый раунд переговоров. Мораторий на боевые действия на неопределенный срок

27–30 июня 1995 г.

Второй раунд переговоров. Договоренность обмена пленных «всех на всех», разоружение отрядов ЧРИ, вывод федеральных войск, проведение свободных выборов

21 августа 1995 г.

Боевики захватывают Аргун, но после боя выбиты федеральными войсками

10–12 декабря 1995 г.

Гудермес захвачен боевиками и через неделю зачищен федеральными войсками

14–17 декабря 1995 г.

В Чечне прошли выборы. Победил Доку Завгаев

9 января 1996 г.

Террористический акт в Кизляре

6–8 марта 1996 г.

Нападение боевиков на Грозный

21 апреля 1996 г.

Ликвидация Джохара Дудаева

27–28 мая 1995 г.

Встреча в Москве с З. Яндарбиевым. Договоренность о перемирии и обмен пленными

9 июля 1996 г.

После федерального ультиматума возобновились удары по базам боевиков

6–22 августа 1996 г.

Операция «Джихад». Нападение сепаратистов на Грозный, штурм и захват Гудермеса

31 августа 1996 г.

Хасавюртовские соглашения. Федеральные войска выводились из Чечни, а статус республики откладывался до 31 декабря 2001 года

Итоги войны

Чеченские сепаратисты восприняли Хасавюртовские соглашения как победу. Федеральные войска были вынуждены покинуть Чечню. Все властные полномочия так и остались в руках самопровозглашенной республики Ичкерия. Вместо Джохара Дудаева власть принял Аслан Масхадов, который мало чем отличался от своего предшественника, но обладал меньшим авторитетом и был вынужден постоянно идти на компромиссы с боевиками.

Закончившаяся война оставила после себя разрушенную экономику. Города и села не восстанавливались. В результате войны и этнических чисток Чечню покинули все представители других национальностей.

Критически изменилась внутренняя социальная обстановка. Тот, кто раньше боролся за независимость, скатился до криминальных разборок. Герои республики превратились в обычных бандитов. Промышляли они не только в Чечне, но и на территории всей России. Особо прибыльным делом стало похищение людей. Соседние регионы особенно почувствовали это.

Почему началась чеченская война и можно ли было ее избежать? Дискуссия в Ельцин Центре

https://www.znak.com/2019-12-10/pochemu_nachalas_chechenskaya_voyna_i_mozhno_li_bylo_ee_izbezhat_diskussiya_v_elcin_centre

2019.12.10

В новейшей истории России две чеченские войны оставили огромный след. Это не только десятки тысяч убитых солдат и гражданских и тысячи русских, покинувших регион. Они влияли на итоги президентских выборов и стабильность на остальной части Северного Кавказа, предопределили экономические отношения с Чеченской республикой и появление в политике главы республики Рамзана Кадырова, ставшего одним из самых влиятельных губернаторов. Но тема чеченских кампаний, по сути, табуирована и обсуждается гораздо реже и скромнее, чем многие другие войны в истории страны. Исправить ситуацию решились в екатеринбургском Ельцин Центре, где прошла конференция «Как война в Чечне изменила российское общество».

Экс-директор ФСБ России Сергей СтепашинЯромир Романов

«Трагедия, которая не имеет финала»

В Центре собрали бывших высокопоставленных чиновников России и Чеченской республики Ичкерии, правозащитников, военных и юристов. Как объяснил исполнительный директор Ельцин Центра Александр Дроздов, позвать их всех на разговор решились, потому что «Родина устала от вранья». «Разговор будет тяжелым. Сегодня Чечня, как говорит ее лидер, превратилась в райский уголок земли. Хорошо, но не надо забывать, что каждый клочок земли щедро полит кровью. Война в Чечне — трагедия, которая не имеет финала. У каждого своя правда на этот счет. Нам кажется, что это уже „было“, но это событие русской истории относится к таким, которое кажется, что залегло на глубину, но на самом деле болит и кровоточит, — сказал Дроздов. — Всему когда-то приходит итог, все кончается. Очень хочется, чтобы когда-то мы могли сказать, что мы это пережили, мы это поняли и мы извлекли урок из наших кавказских эпопей».

Яромир Романов

Но конференция показала, что даже спустя 25 лет после начала первой войны бывшие руководители России не до конца уверены, что же стало стартовой точкой конфликта. «Мы очень многое переняли от Советского Союза, и прежде всего — советский менталитет. Мы игнорировали всякие мирные переговоры, и у нас было только одно на уме: как все подавить, задавить, а потом праздновать победу, — признался экс-глава администрации президента Бориса Ельцина Сергей Филатов. — В Чечне мы три года боролись за то, чтобы уйти от войны, чтобы ее не было. К сожалению, не получилось».

По его мнению, отправным пунктом для войны стал ГКЧП: тогда многие российские автономии «взорвались», потому что у многих остались обиды от советской системы. «В том числе и у чеченцев. Они всегда были под таким гнетом… Даже в советское время их пришлось несколько раз разоружать, даже применяя тяжелое вооружение, потому что они всегда готовились к тому, чтобы стать самостоятельной республикой», — рассказал он. Филатов признается, что российское руководство рассчитывало, что проблему нарастающих сепаратистских настроений сможет разрешить бывший председатель Верховного Совета РСФСР Руслан Хасбулатов, уроженец Чечни.

Но, по его словам, действия Хасбулатова и привели к тому, что к власти пришел советский генерал Джохар Дудаев, который, возглавив республику, очень быстро почувствовал себя вождем и привел к власти бандитов. Решить эту проблему тут же, в 1991 году, Ельцину не дал президент СССР Михаил Горбачев, запретивший вводить войска в Грозный. 

Сергей Филатов с января 1993 года по январь 1996 года руководил администрацией президентаЯромир Романов

«С гор спустились люди с оружием, захватили здание МВД, стали грабить наши военные склады, красть оружие, которым потом торговали. С 1991 года у нас были свои проблемы, у Чечни — свои. Нам было не до Чечни: руки были связаны тем, чтобы более-менее наладить жизнь в России. Ельцин весь 1994 год пытался встретиться с Дудаевым, но за тем стояли люди, которые никак не могли этого допустить. К 1994 году в Чечне сложилось несколько оппозиционных групп, и мы давали деньги Надтеречному району, который Дудаеву не подчинялся, хотели Дудаева „обесточить“. 

Но когда наши танки — а это были наши танки, хотя формально говорили, что они Умара Автурханова, — попали в мешок, который устроил им Аслан Масхадов, это прогремело на весь мир. И через две недели началась война», — рассказал он. Филатов признался, что он жалеет, что правительство России пошло на такой шаг: он считает, что выдавить Дудаева удалось бы и без ввода войск.

Сопредседатель Московской Хельсинкской группы Валерий Борщев, однако, заявил, что с самого начала российские власти лукавили в переговорах с чеченцами, и это лукавство породило многие проблемы. «Подавляющее большинство членов правительства Чечни были за мирный исход и против выхода из состава России. Они говорили, что хотят точно такой же договор, как с Татарстаном, и ничего большего им не нужно. Председатель правительства Виктор Черномырдин говорил, что это не проблема, — но это опять было лукавством», — рассказывал он. Борщев считает, что еще в декабре 1994 года, когда штурм Грозного уже начался, можно было решить вопрос мирным путем. «Мы отправили [правозащитника, бывшего омбудсмена] Сергея Ковалева в Москву, и 6 января он 40 минут разговаривал с Ельциным. Он обрисовал ситуацию, сказал, что Дудаев отказался от выхода из состава России. Он сказал: „Поднимите трубку, позвоните Дудаеву, и этой войны не будет“.

— На что Борис Николаевич тяжело вздохнул и сказал: „Еще не время“.

А потом начались все эти чудовищные акции, о которых вы все прекрасно знаете, и момент был упущен», — вспоминает Борщев.

Сопредседатель Московской Хельсинкской группы Валерий БорщевЯромир Романов

«Вернуть империи отколовшуюся провинцию»

Председатель совета правозащитного центра «Мемориал» Александр Черкасов также считает, что к войне в конечном итоге привело неумение советских людей — в том числе и генерала Дудаева — вести дипломатические переговоры. «После октября 1993 года политтехнологи говорили: надо вернуть электорат, сделать что-то национально-патриотическое. Например, вернуть империи отколовшуюся провинцию. И после этого переговоры исчезают, начинается накачка деньгами и оружием оппозиции в Чечне. Это массовая система управленческих ошибок, система без обратных связей, в которых одна и та же структура планирует, осуществляет операцию, анализирует ее результаты и планирует дальнейшие действия. Здесь есть безумная логика, но она есть», — рассказал он.

Следование этой безумной логике привело к потере более чем 5 тыс. сотрудников различных ведомств и от 30 до 50 тыс. погибших гражданских в первую войну, из которых больше 20 тыс. погибло при штурме Грозного.

«Но я бы хотел немного защитить воевавших людей. Последний маршал Советского Союза Дмитрий Язов вывел из Москвы войска, когда погибло три человека, потому что он понимал, что может начаться дальше. А люди, не видевшие крови, люди в штатском, принимают гораздо более страшные решения. Потому что в ходе нашей следующей маленькой гражданской войны в Москве погибло уже больше 150 человек, а в Чечне еще больше», — считает Черкасов.

«Война была нужна, так выходит»

Бывший исполняющий обязанности вице-премьера по социальным вопросам в коалиционном правительстве Чеченской республики Ичкерия в 1996–1997 годах Абдулла Истамулов и вовсе считает, что война изначально была кому-то выгодна. «Я вырос в обычной русской деревне, и когда начались эти события, приехал домой, комсомольским работником. Я видел, как с КамАЗов раздавали оружие, я видел эти призывы. Шло к войне, и это чувствовалось», — вспоминает он. Истамулов не верит, что огромные запасы русского оружия случайно оказались в республике. «Почему русские оставили так много оружия в Чечне? Что, нельзя было забрать, не было времени? Да ладно! Если мы брали дворец в Кабуле — что, не могли бы кое-что сделать здесь? Ребята, это же сказки. Значит, война была нужна, так выходит. И она была», — сказал Истамулов.

Абдулла Истамулов не верит, что война была «трагической случайностью», а не чьим-то выгодным предприятиемЯромир Романов

Впрочем, по его мнению, без России Чечню не ждало светлое будущее. «Ичкерия была гнойником, и она была создана искусственно. Это было то же самое Косово, его использовали абсолютно все. Через него шло оружие и что угодно, по два самолета в день. Много кому это было выгодно», — считает он. Истамулов уверен, что без России Чечню, у которой нет своей привычки государственности, ждет Турция, которая могла бы использовать республику как своего воина, или другие страны. «Запад через Грузию говорит нам [свои предложения], и что нас тогда ждет? Что мои внуки будут ходить в школу мимо гей-клуба? Я не хочу так жить, я лучше умру», — сказал он.

«Авантюрное решение ввести танки в Грозный привело к огромным потерям»

Итоги беседы подвел первый директор ФСБ Сергей Степашин, воевавший в первую чеченскую кампанию. Он считает, что к началу чеченской войны договориться с Дудаевым было уже нельзя. «Мало кто знает, но 28 декабря я прилетел в Дагестан, встречался с Султаном Гелисхановым (министром внутренних дел Ичкерии — прим. Znak.com), который приехал с письмом от Дудаева, а я — с посланием от Ельцина. Было понятно, что мы готовимся к штурму Грозного. Было предложено [решение], он послал нас подальше: „Аллах акбар“. Коммунист, который лупил по Афганистану, говорит: „Аллах акбар“. Откуда у него Аллах-то?», — вспоминает Степашин. 

Степашин заявил, то в Чечне Россия столкнулась не только с сепаратистами: здесь уже тогда испытывали будущий Талибан и ИГИЛ: «Мне говорил об этом покойный Масхадов. Там столько всякой нечисти болталось, кого там только не было».

По его словам, страна была не готова к войне, но даже после ввода войск в 1994 году можно было обойтись без дикого кровопролития. «У нас были потери пять человек, город еще никто не бомбил, никто не трогал. То, что города не берут танками, знает любой лейтенант. Авантюрное решение ввести танки в Грозный и привело к огромным потерям. Можно было уйти, но сработала военная машина, которая пошла по своему пути», — признался бывший глава ФСБ. Но, по его словам, выводы из первой кампании были сделаны, и этот опыт лег в основу второй войны. «Но всю правду [о первой войне] мы никогда не узнаем. Даже, может быть, и я — хотя я в то время возглавлял разведку страны», — добавил Степашин.

Хочешь, чтобы в стране были независимые СМИ? Поддержи Znak.com

как республику возвращали к мирной жизни :: Политика :: РБК

2002

С 23 по 26 октября, «Норд-Ост»

В группу боевиков для проведения нескольких терактов на территории столицы вошли около 40 человек, почти половина из которых – женщины. Оружие для проведения терактов – 18 автоматов Калашникова, 20 пистолетов Макарова и Стечкина, несколько сотен килограммов пластита для поясов смертников, более 100 гранат – были привезены в Москву под видом яблок.

19 октября террористы подорвали автомобиль «Таврия» у ресторана «Макдоналдс» на улице Покрышкина в Москве, из-за преждевременного подрыва взрывчатки погиб только один человек. Еще несколько терактов сорвались.

Вечером 23 октября группа боевиков во главе с племянником Арби Бараева Мовсаром Бараевым захватила 916 зрителей мюзикла «Норд-Ост» в здании Дома культуры ОАО «Московский подшипник» на улице Дубровка. После окружения здания театрального центра спецслужбами террористы выпустили несколько человек, преимущественно женщин, иностранцев и мусульман, еще несколько человек были отпущены в ходе переговоров 24–25 октября, в которых участвовали Ирина Хакамада, Иосиф Кобзон, Леонид Рошаль и др. Террористы также расстреляли несколько человек.

Утром 26 октября начался штурм здания, по словам замминистра внутренних дел Владимира Васильева, спецслужбы были вынуждены начать его, поскольку часть заложников пыталась бежать. При штурме для усыпления боевиков был распылен газ неизвестного состава, предположительно на основе фентанила.

В результате теракта погибло, по официальным данным, 130 человек. Отвечая на вопрос о том, не привело ли к гибели людей использование газа, Владимир Путин в 2003 году заявил, что газ был безвреден, а к гибели привели другие факторы: «Люди стали жертвами ряда обстоятельств: обезвоживания, хронических заболеваний, самого факта, что им пришлось оставаться в том здании». По его словам, спецслужбы не могли обойтись без использования газа, поскольку террористы заминировали здание.

На фото: родственники смотрят списки заложников, захваченных во время мюзикла «Норд-Ост»

Штурм Грозного в 1999-2000 годах. Предпосылки и хронология спецоперации - Биографии и справки

ТАСС-ДОСЬЕ. 20 лет назад, 6 февраля 2000 года, в ходе второй чеченской войны завершился штурм Грозного российскими войсками. Столица Чеченской Республики была освобождена от незаконных вооруженных отрядов чеченских сепаратистов и исламистов. О предпосылках и ходе этой боевой операции - в материале ТАСС.

Предшествующие события

Штурм Грозного стал частью контртеррористической операции (КТО) 1999-2009 годов, также известной как вторая чеченская война. Режим КТО был введен 23 сентября 1999 года президентом РФ Борисом Ельциным. Это решение стало ответом на нападение базировавшихся на территории Чечни незаконных вооруженных формирований (НВФ) на Дагестан в августе 1999 года, а также на серию крупных терактов 4-16 сентября, когда были взорваны жилые дома в Буйнакске, Москве и Волгодонске.

Во второй половине сентября 1999 года войска Объединенной группировки (военнослужащие Минобороны РФ, сотрудники МВД РФ) под общим командованием генерал-полковника Виктора Казанцева блокировали Чечню со стороны Ставропольского края, Северной Осетии, Ингушетии и Дагестана. 30 сентября началась наземная операция. К декабрю федеральные силы контролировали всю равнинную (северную) часть Чечни. Боевики сосредоточились в Грозном и в ряде горных районов.

Войска федеральных сил недалеко от Грозного, ноябрь 1999 года

© Алексей Панов/ТАСС

4 декабря Грозный был окружен тремя войсковыми группировками федеральных сил (группировкой "Запад" командовал генерал-майор Владимир Шаманов, "Север" - генерал-лейтенант Владимир Булгаков, "Восток" - генерал-лейтенант Геннадий Трошев). Вокруг Грозного были организованы контрольно-пропускные пункты, через которые зону боевых действий смогли покинуть мирные жители.

24 декабря решением командующего ОГВ Виктора Казанцева для проведения спецоперации в Грозном на базе группировки "Север" была создана группировка "особого района г. Грозный". Она, в свою очередь, подразделялась на три группы по направлениям будущего наступления - "Запад", "Север" и "Юг". Оперативный штаб возглавил Владимир Булгаков.

План спецоперации, соотношение сил

Специальная операция по поиску и уничтожению незаконных вооруженных формирований в Грозном была поручена оперативным частям внутренних войск МВД России (ВВ; в 2016 году на основе войск образована Росгвардия). Подразделения Минобороны должны были держать город в кольце и не допускать выхода из него боевиков. Руководство действиями группировки ВВ на северном направлении было возложено на полковника Игоря Грудного, должность командира группировки "Юг" занял полковник Евгений Кукарин, "Запад" - генерал-майор Михаил Малофеев. На первом этапе операции войска западной группировки должны были овладеть Старопромысловским районом Грозного, группировка "Север" должна была наступать со стороны совхоза "Родина", "Юг" - через расположенное в пригороде село Старая Сунжа.

К операции привлекались до 5,5 тыс. человек: более 3 тыс. военнослужащих ВВ при 150 единицах бронетехники, около 1,5 тыс. человек от органов внутренних дел и Главного управления исполнения наказаний Минюста РФ, а также свыше 500 бойцов пророссийского чеченского ополчения Бислана Гантамирова.

Российские военнослужащие на позициях к северу от Грозного, январь 2000 года

© AP Photo/ Alexander Gomonov

В Грозном этим силам противостояли, по разным оценкам, от 7 до 9 тыс. боевиков, имевших на вооружении до трех танков, более 10 БТР и БМП, около 15 минометов, а также зенитные установки и противотанковые гранатометы. В разрушенном еще в первую чеченскую кампанию городе боевики создали хорошо подготовленные укрепленные районы обороны с огневыми засадами на всех направлениях. Удержание Грозного было одной из основных стратегических задач командования бандформирований. В числе главарей боевиков, оборонявших город, были Шамиль Басаев, Арби Бараев, Ризван Ахмадов, Руслан Гелаев, Хункарпаша Исрапилов, Асламбек Исмаилов и другие полевые командиры.

Ход операции

26 декабря 1999 года войска МВД вошли в северо-западную часть Грозного. Первыми в бои на территории Старопромысловского района города вступили разведчики и саперы 21-й отдельной бригады оперативного назначения (софринская бригада; командир - полковник Геннадий Фоменко), 330-го отдельного батальона оперативного назначения и 674-го полка оперативного назначения внутренних войск. 28 декабря софринская бригада рассекла Старопромысловский район на две части. Однако на следующий день на рубеже по улице 9-я линия ее части встретили серьезное сопротивление боевиков, потеряв более 30 человек убитыми и пропавшими без вести. В тот же день сепаратисты попытались провести химическую атаку, подорвав емкости с хлором или аммиаком, однако ветер отнес облако химикатов на район, занятый самими боевиками.

Близ восточных окраин Грозного, в районе села Старая Сунжа с 26 декабря батальоны 33-й и 101-й бригад ВВ под командованием Евгения Кукарина вели позиционные бои. 31 декабря военнослужащие инсценировали в радиоэфире подготовку к "новогоднему" штурму, но вместо атаки провели массированный артиллерийский обстрел позиций противника. В целом на этом направлении федеральные силы несли меньшие потери, чем на северо-западе. Северная группировка ВВ также вела тяжелые позиционные бои в грозненских промзонах, превращенных незаконными вооруженными формированиями в узлы обороны. Скорость продвижения войск по кварталам столицы республики была значительно меньшей, чем планировалось в начале операции. Одновременно боевики стали менять тактику - их лидеры планировали перевести боевые действия в партизанскую войну на всей территории Чечни.

Пулеметчик в Старопромысловском районе Грозного, январь 2000 года

© Валерий Матыцин/ТАСС

Вылазки боевиков 

3 января 2000 года резко обострилась обстановка в селе Алхан-Кала в 20 км к юго-западу от Грозного. Туда из города просочились участники банды Арби Бараева, получившие задание отвлечь на себя часть группировки МВД и Минобороны. В районе Алхан-Калы и расположенного рядом с ним поселка Краснопартизанского боевики расстреляли автоколонны внутренних войск. Уже к вечеру 3 января 21-я бригада ВВ отошла из Старопромысловского района Грозного и блокировала Алхан-Калу, однако в ночь на 7 января члены НВФ покинули село, выйдя по реке Сунже через брешь в окружении.

9-10 января 2000 года около 300 бандитов под руководством исламского террориста Хаттаба (настоящее имя - Самер Салех ас-Сувейлем) снова попытались отвлечь часть федеральных сил от столицы республики. Отряды боевиков атаковали тыловые автоколонны внутренних войск, городские комендатуры и временные отделы внутренних дел в городах Аргун, Шали, селах Мескер-Юрт и Герменчук. Ситуацию там удалось стабилизировать в течение двух-трех суток. Федеральные силы понесли ощутимые потери, но значительного влияния эта вылазка боевиков на общий ход грозненской операции не оказала.

Дальнейший ход штурма

17 января 2000 года начался второй этап операции по освобождению Грозного. Помимо военнослужащих МВД, в город вошли подразделения Минобороны. После перегруппировки, отдыха и пополнения боеприпасами внутренние войска, отряды ОМОН и СОБР возобновили активные боевые действия, наступая с западного, северного и восточного направлений к центру города. Штурмовые подразделения поддерживались огнем из танков и самоходных орудий, когда это позволяла погода (Грозный периодически затягивали сильные туманы).

Тогда же, 17 января, в бою на территории Заводского района погиб командующий западной группировкой особого района Грозного генерал-майор Михаил Малофеев, который лично возглавлял одну из штурмовых групп.

Бои под Грозным, январь 2000 года

© AP Photo/Maxim Marmur

Атакующие город подразделения постепенно преодолевали сопротивление боевиков. 19-20 января бандиты были выбиты из консервного и молочного заводов на севере Грозного. 25-26 января подразделения группировки "Восток" продвинулись дальше других отрядов, практически выйдя к расположенной рядом с центром города площади Минутка, важнейшему стратегическому узлу обороны противника. 31 января ожесточенные бои за площадь завершились победой российских войск, главные силы сепаратистов и их резервы были разгромлены.

В течение января командование ОГВ получало информацию о том, что главари боевиков готовят массовый отход из города. Для предотвращения прорыва чеченцев на наиболее опасных участках саперы выставляли минные поля, с опорных пунктов велось постоянное наблюдение.

В ночь на 1 февраля около 1,5 тыс. боевиков, двинувшихся из Грозного в сторону Алхан-Калы, были оттеснены на минные поля и накрыты перекрестным огнем федеральных войск. Потери покидающих город бандитов составили несколько сотен человек, погибли и были ранены многие полевые командиры (в частности, тяжелое ранение получил Шамиль Басаев). Сепаратисты понесли крупнейшие потери за всю историю существования "свободной Ичкерии". Сумевшие вырваться из Грозного участники НВФ попытались укрыться в ближайших селах (Алхан-Кала, Катыр-Юрт и других), вскоре блокированных федеральными войсками. Часть сепаратистов смогла уйти в горы, часть сдалась, остальные были ликвидированы в ходе боев 2-5 февраля.

2 февраля сопротивление НВФ в Грозном резко ослабло. 5 февраля в освобожденных от боевиков Ленинском, Центральном и Октябрьском районах города органы МВД при содействии военных комендатур приступили к созданию временных отделов внутренних дел. Город полностью перешел под контроль федеральных сил 6 февраля 2000 года, когда были ликвидированы последние очаги сопротивления в Заводском районе. В тот же день о водружении военнослужащими российского флага над одним из административных зданий Грозного рассказал журналистам и. о. президента РФ Владимир Путин.

Бойцы федеральных сил в Старопромысловском районе Грозного, январь 2000 года

© Валерий Матыцин/ТАСС

Итоги операции

Освобождение Грозного стало самым масштабным событием войсковой фазы контртеррористической операции в Чечне. Оборонявшиеся в городе участники незаконных вооруженных формирований не смогли нанести катастрофический урон войскам, как это произошло при штурме Грозного в первую чеченскую кампанию. По оценке участвовавшего в операции Геннадия Трошева, в 2000 году город удалось освободить "с минимальными потерями личного состава". Успешный штурм стал переломным моментом в ходе восстановления на территории Чечни законной власти и сильнейшим ударом по режиму чеченских сепаратистов.

За мужество и героизм, проявленные в ходе штурма Грозного, ряд военнослужащих был удостоен звания Героя России. В их числе были полковники Евгений Кукарин, Игорь Груднов и Сергей Стволов, рядовой Раис Мустафин; посмертно этого почетного звания удостоены генерал-майор Михаил Малофеев, майор Владимир Нургалиев, майор Никита Кульков, старший лейтенант Сергей Багаев, старший сержант Михаил Дангириев, сержант Александр Белодедов.

Потери сторон

18 февраля 2000 года первый заместитель начальника Генштаба Вооруженных сил РФ генерал Валерий Манилов сообщил журналистам, что за все время проведения боевой операции по освобождению Грозного погибли 368 военнослужащих федеральных войск, в том числе 211 военнослужащих Минобороны, 148 военнослужащих ВВ МВД РФ и девять сотрудников МВД; 1 479 бойцов были ранены. В изданной в 2012 году книге полковника запаса Валерия Журавеля (заместитель командующего группировкой ВВ МВД России на территории Северо-Кавказского региона в 1999-2000 годах) и подполковника Александра Лебедева "Грозный. Особый район" приводится поименный список 269 военнослужащих ВВ МВД России, погибших в период с 26 декабря 1999 года по 7 февраля 2000 год в Грозном и в боях, которые разворачивались вокруг него, - в Алхан-Кале, Аргуне, Шали, Катыр-Юрте, Гехи-Чу и других населенных пунктах.

На пощади Минутка в Грозном, февраль 2000 года

© AP Photo/Dmitry Belyakov

При штурме Грозного в 1994-1995 годах российские войска потеряли убитыми и пропавшими без вести почти 2 тыс. человек.

В период штурма Грозного в 1999-2000 годах огнем боевиков была уничтожена 21 единица техники федеральных сил - три танка, 14 БМП, два БТР, две БРДМ.

В феврале 2000 года внутренние войска отчитались об уничтожении в результате боевых действий в Грозном около 800 боевиков, 367 огневых точек, шести минометов с расчетами, 12 взрывоопасных предметов, двух складов с боеприпасами и горюче-смазочными материалами, а также о задержании 68 бандитов.

Первая российско-чеченская война (1994-1996):источники и факторы этнической мобилизации Текст научной статьи по специальности «История и археология»

София МЕЛИКОВА

Лиценциат в области международных отношений Северо-западной академии государственной службы (Санкт-Петербург, Россия), магистр гуманитарных наук (европейские исследования)

(Фленсбург, Германия).

ПЕРВАЯ РОССИЙСКО-ЧЕЧЕНСКАЯ ВОЙНА

(1994_199б):

ИСТОЧНИКИ И ФАКТОРЫ ЭТНИЧЕСКОЙ МОБИЛИЗАЦИИ

Резюме

В статье предпринята попытка вскрыть глубинные исторические корни и причины первой российско-чеченской войны (1994—1996) и проанализировать ее влияние на формирование региональной российской полити-

ки в Северо-Кавказском регионе в целом. Рассматриваются также связь этой войны с исламом как инструментом политической мобилизации и вовлеченность международных акторов в войну.

В в е д е н и е

Первую российско-чеченскую войну, продолжавшуюся с 1994-го по 1996 год, считают одним из самых жестоких конфликтов на Северном Кавказе — если оценивать жестокость войны по числу людских потерь и масштабу потерь материальных. С одной стороны, в этой войне участвовала одна из крупнейших в военном отношении мировых держав — Российская Федерация; с другой — она, как никакой другой конфликт, оказалась войной, в которой восставшее меньшинство сражалось не на жизнь, а на смерть.

Кроме того, война поддерживалась международными игроками, что придало конфликту немалое региональное и международное значение. Со временем конфликт слегка видоизменился, превратившись из войны с восставшими в войну с террористами.

Цель настоящей работы — исследовать причины и ряд специфических особенностей конфликта, роль религии и характер участия в нем международного сообщества. Предметом статьи является рассмотрение сепаратистского движения в Чечне с применением некоторых теоретических подходов, разработанных в рамках анализа национализма.

Исходная гипотеза настоящего исследования состоит в том, что краеугольным камнем для идеи создания самостоятельного чеченского государства, основанного на ценностях шариата, послужил опыт пережитой чеченцами массовой депортации и последующего возвращения в ходе кампании десталинизации. Чтобы анализ мог опираться на специфическую и детальную информацию и охватить разные стороны затронутой темы, автор ниже подробно рассмотрит историю межэтнических трений между русским населением и этническими группами горцев Северного Кавказа и попытается охарактеризовать главные этнокультурные особенности чеченской (вайнахской) идентичности. Будут также кратко изложены основные положения важнейших теоретических подходов к проблеме.

Таким образом, прежде чем перейти к анализу динамики первой российско-чеченской войны, следует охарактеризовать ее исторический фон и возможные мотивы.

Исторические предпосылки и причины конфликта

Прежде всего следует остановиться на трех главных группах исторических факторов, повлиявших на формирование чеченской идентичности в целом и на отношение к Российскому государству, перечисленных ранее Е. Сокирянской. Она выделяет три области исторической памяти: «память об обидах», «память об успехе» и «память о жизни в мультикультурной среде»1. Ясно, что возникновению сепаратистских идей в Чеченской Республике сильнее всего способствовала первая область воспоминаний. Поэтому события, которые привели к формированию воспоминаний данной категории, следует рассмотреть в первую очередь и наиболее детально.

«Память об обидах» включает прежде всего коллективную память о вооруженном сопротивлении русской и турецкой власти в ходе кавказских войн, за которыми следуют воспоминания о насильственной коллективизации и массовой депортации, происходивших в советский период. Впрочем, не следует забывать, что не только Чечня, но и весь Северный Кавказ как регион имеет за плечами кровавую историю затяжных войн, с одной стороны, с Османской империей, с другой — с Российской империей.

В конце 1917 года в условиях анархии, царящей после Октябрьской революции в России, делались попытки расколоть российское пространство; в частности, создать Северо-Кавказскую автономию на территории Дагестана и Терской области. 21 декабря 1917 года временное Северо-Кавказское правительство провозгласило независимость. Этому примеру последовали и другие кавказские соседи. Автономия просуществовала несколько лет. В 1921 году после победы Красной Армии в Гражданской войне она снова стала бесспорной частью территории Советской России. К середине 1920-х годов регион Северного Кавказа был разделен на административные единицы по признаку народно-

1 Sokirianskaia E. Ideology and Conflict: Chechen Political Nationalism prior to, and during, Ten Years of War. B kh.: Ethno-Nationalism, Islam and the State in the Caucasus: Post-Soviet Disorder / Ed. by M. Gammer. New York: Routledge, 2008. P. 104.

сти, численно преобладавшей в населении той или иной территории. Эта новая политическая карта основывалась на принципах этнофеодализма, который еще больше усиливался глубокими различиями и противоречиями между территориями, углубляя взаимное непонимание и ненависть между местными этническими группами. Кроме того, автономные республики и автономные области, в отличие от союзных республик, не имели всех атрибутов суверенитета. Согласно советской Конституции, автономные республики были не «суверенными государствами», как республики союзные, а «национальными государствами» и «были куда более ограничены в своих культурных правах, чем союзные республики. Среднее и высшее образование в автономных республиках, как правило, можно было получить только на русском языке»2. Точно так же обстояло дело с чеченцами и ингушами, которых в 1934 году объединили в рамках вновь созданной единой Чечено-Ингушской автономной области, позднее (в 1936 г.) преобразованной в Чечено-Ингушскую автономную республику. Здесь следует отметить один интересный факт: господствующий в гетерогенных обществах, в том числе и в Советском Союзе, принцип «разделяй и властвуй» вместе с советской практикой формирования «номенклатуры» в известной степени способствовал этнизации бюрократии. В случае Чечни местные элиты в очень большой степени включали в себя образованные слои среднего класса, которые впоследствии немало сделали для политической этнической мобилизации.

Кроме того, главной причиной подъема мятежных настроений, на которую в большинстве случаев указывают и сами чеченцы, является их массовая депортация, осуществленная Сталиным. Депортация чеченцев, обвинявшихся в сотрудничестве с нацистскими захватчиками, в Сибирь и Казахстан началась 23 февраля 1944 года и продолжалась до 9 марта того же года. Единая Чечено-Ингушская республика была упразднена. Следует отметить, что жертвами сталинских депортаций стали и некоторые другие народы: корейцы, немцы Поволжья, крымские татары, карачаевцы, балкарцы и калмыки. Никаких внятных и точных данных об общем числе убитых и депортированных лиц нет. Однако, согласно официальной советской статистике, в июле 1944 года Л. Берия сообщил Кремлю, что «в феврале и марте 1944 года в Казахскую и Киргизскую ССР были перемещены 602 193 жителя Северного Кавказа, в том числе 496 460 чеченцев и ингушей, 68 327 карачаевцев и 37 406 балкарцев»3. Условия транспортировки были настолько тяжелыми и вагоны были набиты так плотно, что в ходе перевозки множество депортируемых умерли от эпидемий, голода и холода, поскольку депортация проходила в феврале. Общее число смертных случаев среди чеченцев, по приблизительным оценкам, колеблется в диапазоне 170—200 тыс. человек, что составляет примерно треть общей численности чеченцев на тот момент. Домой высланные народы смогли вернуться только после смерти Сталина и последовавшей за ней десталинизации, начатой Н. Хрущевым в 1957 году. В 2004 году Европейский парламент впервые признал на международном уровне депортацию чеченцев актом геноцида.

Кроме того, здесь важно отметить идею «маршо», или «свободы», которую Моше Гаммер характеризует как «центральное представление и для чеченской культуры, и для чеченской души». Хотя чеченские националисты приписывают этому слову современные политические смыслы, традиционно его значение далеко выходит за те смысловые рамки, которые свойственны ему в западной или исламской культуре. В чеченском языке это слово имеет также коннотации «мира» и «благосостояния». М. Гаммер также допускает, что для чеченцев принять российское правление означало «нечто большее, чем утрата свободы в ее западном понимании: это означало потерю мужественности и, что еще важнее, —

2 Zürcher Ch. The Post-Soviet Wars: Rebellion, Ethnic Conflict, and Nationhood. New York: New York University Press, 2007. P. 26.

3 Tishkov V.A. Chechnya: Life in a War-Torn Society. London: University of California Press, 2004. P. 25.

души»4. Возможно, это среди прочего помогает понять отчаянный характер и долгую историю чеченского сопротивления. В царские времена казакам тоже было трудно понять, почему чеченские повстанцы, в том числе женщины и даже дети, предпочитали тюремному заключению самоубийство.

Наконец, следует подчеркнуть, что упомянутые исторические факты и события немало способствовали недовольству чеченцев российским правлением. Они в известном смысле также задают прецедент, позволяющий понять причины и корни гражданских войн между российскими федеральными войсками и чеченскими повстанцами — войн, которые иначе покажутся абсолютно иррациональными и бессмысленными. Кроме того, цепь этих трагических событий только усиливала национальную консолидацию чеченцев. Чеченская идентичность — яркий пример «множественной идентичности». Один из ее элементов — общая с другими территориальная идентичность в совокупности со специфическим направлением в исламе — суфизмом, который далее будет рассмотрен более детально. Кроме того, принадлежность чеченцев к северокавказскому сообществу и, в частности, к чечено-ингушской (или вайнахской) языковой группе способствовала появлению в ходе эскалации конфликта радикальных экспансионистских идей о создании на Северном Кавказе исламского государства.

Теоретический анализ первой чеченской войны (1994-1996)

Прежде всего необходимо сразу подчеркнуть, что чеченские события — очевидный пример националистического движения. Термин «национализм» получил строгую дефиницию у М. Хечтера, который определяет его как «коллективное действие, направленное на то, чтобы привести в соответствие границы нации и границы государственного образования данной нации»5. Чтобы некоторая социальная группа могла считаться нацией, она должна иметь общую для ее членов историю и притязать на определенную территорию. Эти две характеристики — основные критерии, позволяющие рассматривать некую группу генетически не связанных между собой людей, сплоченную сильной солидарностью, в качестве нации. В рассматриваемом случае чеченское сепаратистское движение можно отнести к категории внутригосударственного сепаратизма или ирредентистского национализма, когда культурно отличная территория сопротивляется ее поглощению каким-то расширяющим свою территорию государством или же пытается отделиться от государства, в состав которого входит, и сформировать свою собственную власть.

Кроме того, с точки зрения примордиалистского подхода чеченский конфликт можно было бы объяснить как ситуацию дилеммы безопасности, когда неопределенность политической обстановки в стране (в нашем случае — распад Советского Союза) создала анархию: недоверие, искаженное восприятие, отсутствие заслуживающих доверия взаимных обязательств среди граждан привели со временем к этническому насилию. Эта состояние демократического перехода, которое в начале 1990-х годов в той или иной мере испытал целый ряд постсоветских стран, сопровождалось возникновением зон локальных вооруженных межэтнических конфликтов.

Чеченское сопротивление можно также рассматривать и как «этнополитический конфликт», в ходе которого этническая группа «организуется вокруг разделяемой всеми

4 Gammer M. The Lone Wolf and the Bear: Three Centuries of Chechen Defiance of Russian Rule. London: C. Hurst & Co. Publishers Ltd, 2006. P. 6—7.

5 Hechter M. Containing Nationalism. New York: Oxford University Press, 2000. P. 3.

общей идентичности и старается добиться определенных благ для своих членов»6. В соответствии с данным теоретическим подходом, подобные группы можно далее разделить на «народы-нации», стремящиеся отделиться и зажить самостоятельно, и «народы-меньшинства», добивающиеся равноправия. В интересующем нас случае чеченцев как этническую группу можно относить к обеим этим категориям в зависимости от времени и стадии конфликта. Однако на момент начала 1990-х годов чеченцы очевидным образом представляли собой группу, которую следует относить к «народам-нациям». Согласно той же самой теории, переход к этнополитическим действиям в принципе опирается на несколько ключевых факторов:

■ особую значимость для членов группы их специфической этнокультурной идентичности, основывающейся на их общем происхождении и общем прошлом;

■ способность группы к коллективному действию;

■ благоприятствующее группе состояние политической среды, повышающее ее шансы добиться поставленных целей с помощью политического действия7.

Что касается рассматриваемого здесь случая, то в первом разделе статьи, посвященном историческому контексту конфликта, уже было продемонстрировано значение этнокультурной идентичности, сформированной на протяжении нескольких предшествовавших столетий и тесно сплотившей чеченцев. К тому же разного рода проявления экономического неравенства между центром и регионами, особенно в этнически неоднородных государствах, часто ведут к напряженности в отношениях, проходящей по линии этнических различий. В нашем случае из-за неизменно высокого коэффициента рождаемости среди чеченцев в сочетании с возвращением из ссылки примерно 340 тыс. человек рост численности населения опережал скромный приток инвестиций из Москвы в Чечено-Ингушетию (восстановленную в 1957 г. и просуществовавшую до 1992 г.), что вело к безработице и другим социальным проблемам в республике. Кроме того, советские власти «отказывались предоставить какую бы то ни было моральную или денежную компенсацию за депортацию и никак не признавали факт геноцида»8. Таким образом, с одной стороны, можно констатировать, что из-за отсутствия надлежащих экономических условий чеченцы испытывали ощущение, будто к ним относятся хуже, чем к другим, и стремились отделиться от остальной России и образовать свое собственное государство. С другой стороны, подобный чисто социально-экономический подход к конфликту не позволяет в полной мере объяснить мотивы, побуждавшие повстанцев стремиться к отделению. Ведь другие национальные республики, даже пограничные с Чечней, как Ингушетия или Дагестан, не заявляли о своем желании отделиться от России.

После падения Советского Союза чеченские лидеры, имея перед глазами пример отделившихся от СССР союзных республик, чувствовали себя несправедливо ущемленными и решили воспользоваться слабостью только что образованной Российской Федерации и создать свою собственную самостоятельную страну. Именно это имел в виду Д. Лэйтин, когда в своей книге заметил, что слабость государства может стать источником гражданской войны в стране. При этом под «слабыми государствами» он подразумевал «страны, недавно получившие независимость или недавно демократизировавшиеся»9. Он также подчеркивал и роль природных условий как возможного фактора, спо-

6 Gurr T.R. Minorities and Nationalists: Managing Ethnopolitical Conflict in a New Century / Turbulent Peace: The Challenges of Managing International Conflict / Ed. by A. Chester, F.O. Hampson, P. Aall. United States Institute of Peace, 2001. P. 163—164.

7 Cm.: Ibid. P. 167.

8 Derluguian G.M. Ethnofederalism and Ethnonationalism in the Separatist Politics of Chechnya and Tatar-stan: Sources or Resources? // International Journal of Public Administration, 1999, Vol. 22, No. 9—10. P. 1412.

9 Laitin D.D. Nations, States, and Violence. New York: Oxford University Press, 2007. P. 21.

собствующего развязыванию гражданской войны. Так, в нашем случае специфика горной местности во многом работала на местных повстанцев, привыкших к таким суровым условиям и имевших возможность в случае конфликта просто укрываться в горах.

Националистическое движение в Чечне усилилось, когда возглавить его пригласили бывшего генерала Советской Армии Джохара Дудаева. После формирования нового Чеченского национального конгресса Дудаев начал действовать более независимо от российского правительства. Будучи с 1991 по 1994 год де-факто независимой, Чечня оказалась в состоянии фактической анархии, управляемой малоуспешной диктатурой. После отказа первого российского президента Бориса Ельцина предоставить чеченцам независимость напряженность в отношениях между центральными и местными органами власти усиливалась, и в 1994 году последовало российское вторжение в республику. Первоначально планировалось, что эта военная кампания продлится недолго и будет вестись лишь против сепаратистов. В действительности она продолжалась на протяжении почти 13 месяцев и унесла жизни приблизительно «4 тыс. чеченских боевиков и 7,5 тыс. российских солдат... в ходе двухлетнего конфликта были убиты 35 тыс. гражданских лиц»10 (данные о масштабе потерь в разных источниках сильно разнятся). Столица республики была полностью разрушена. Почти 500 тыс. беженцев были вынуждены покинуть свои дома.

Кроме того, в 1995 году Российской армией был убит верховный лидер чеченского сепаратистского движения Дудаев. После этого президентом Чеченской Республики был избран Аслан Масхадов. После вывода российских войск и подписания перемирия с чеченскими сепаратистами республика осталась де-факто независимой. А. Масхадов, который руководил сепаратистским движением после смерти Д. Дудаева, в 1997 году был избран президентом. Многие эксперты, включая А. Малашенко и Д. Тренина, определяли весь конфликт как «коммерческую войну», которая велась за контроль над чеченскими нефтяными и денежными потоками11.

В целом, для России сепаратизм в таком стратегически важном регионе, как Кавказ, таил в себе особую угрозу. Потеря метрополией территории и населения вызвала бы цепную реакцию сепаратистских движений в других национальных республиках Российской Федерации. Кроме того, как утверждает М. Баукер, «независимость не привела бы к установлению в Чечне мира и стабильности и, скорее всего, еще больше дестабилизировала бы весь Кавказский регион. Однако политика Москвы по отношению к Чечне, без сомнения, усугубила сложности ситуации, и. ее действия в ходе войны затруднили достижение мирного урегулирования»12.

Ислам как инструмент политической мобилизации

Необходимо сразу же отметить, что ислам пришел на Северный Кавказ довольно поздно. Чечня же фактически была обращена в мусульманство только в конце XVIII века — намного позднее, чем, например, Азербайджан, Центральная Азия или Татарстан. Это обстоятельство уже само по себе позволяет предположить, что ислам не был главным фактором в формировании чеченской идентичности. Чеченский язык, как

10 Williams B.G. The Russo-Chechen War: A Threat to Stability in the Middle East and Eurasia? // Middle East Policy, 2001, Vol. 8. P. 131.

11 Cm.: Malashenko A., Trenin D. Russia's Restless Frontier: The Chechnya Factor in Post-Soviet Russia. Washington D.C.: Carnegie Endowment for International Peace, 2004. P. 16.

12 Bowker M. Russia and Chechnya: The Issue of Secession // Nations and Nationalism, 2004, Vol. 10, Issue 4.

P. 462.

полагают, — один из самых древних на земле: «лингвисты считают, что он сформировался приблизительно четыре-шесть тысяч лет назад»13. Что еще важнее, ислам, приспосабливаясь к местным традициям и обычаям, появился в Чечне в новой форме — в виде так называемого суфийского ислама. Суфизм считают мистическим ответвлением официального суннитского ислама, но с некоторыми чрезвычайно важными новыми элементами. Эта форма ислама частично отказывается от законов шариата в пользу «адата», или обычного права, преобладающего также и в соседних республиках Северного Кавказа. Система суфийских братств (Накшбандия и Кадирия) и отношения подчинения между учеником («мюридом») и наставником («шейхом», «муршидом»), известные как «мюридизм», легли в основу социальной структуры движения сопротивления и кристаллизовались в реальное «исламское государство» в виде Имамата Шамиля, каким он существовал до капитуляции Шамиля в 1859 году14. По сути, это был один из не слишком частых в истории примеров того, как местные исламские обычаи приобретали некий более фундаментальный религиозный статус. Здесь также в высшей степени интересно наличие явных расхождений между братствами. Например, в XIX веке Накшбандийское братство поддержало идеи джихада, в то время как последователи Кадирии (в частности, Кадирий-ский вирд Кунта-хаджи) выступали против радикальных идей и поддерживали мирные отношения с Россией. Однако в начале 1990-х годов их позиции претерпели серьезные изменения. Ветви Накшбандийского братства, сосредоточенные главным образом в северных районах республики, как это ни странно, «выступали против отстаиваемого Дудаевым противостояния, а ветви Кадирии, в том числе и вирда Кунта-хаджи, поддержали сепаратистский режим, который все больше и больше искал поддержку в горной южной части»15.

Кроме того, чисто кавказский феномен «газавата» стал отправной точкой для прихода к идее «священной войны», или «джихада», также взятой из ортодоксального ислама и шариата и означавшей вооруженное сопротивление немусульманам («кафирам») на территории Чечни. Например, зеленые головные повязки с изречениями из Корана, которые прочно ассоциируются с ваххабизмом и терроризмом, «носило множество молодых чеченцев, поклявшихся, не щадя своей жизни, сражаться как воины ислама»16. И в то же время два этих понятия не вполне тождественны: «джихад» воплощает универсальное мусульманское представление о порядке вещей, тогда как «северокавказская традиция газавата выступает в основном как инструмент социальной мобилизации против внешнего врага»17.

Необходимо отметить, что религиозной и национальной политике России пришлось после падения Советского Союза столкнуться с широким кругом старых и недавно возникших религиозных общин, почувствовавших возможность вздохнуть свободно после долгих лет пребывания под прессом советской атеистической идеологии. Этот «религиозный ренессанс» сопровождался политизацией, особенно в районах незадолго до того вспыхнувших конфликтов. В случае с Чечней этот период, по утверждению М. Гаммера, был отмечен четырьмя главными процессами, а именно:

■ исламским возрождением;

■ использованием ислама как властями, так и многими оппозиционными группами;

13 Walker E. Islam in Chechnya [http://iseees.berkeley.edu/bps/caucasus/articles/walker_1998-islam.pdfl.

14 Cm.: Halbach U. Islam in the North Caucasus // Archives de sciences des religions, 46e Annee, 115, Islam et Politique dans ke Monde (Ex-Communiste), 2001. P. 97.

15 Ibid. P. 102—103.

16 Kroupenov A. Radical Islam in Chechnya // International Institute for Counter Terrorism [http://papers. ssrn.com/sol3/papers.cfm?abstract_id=1333154].

17 Souleimanov E., Ditrych O. The Internationalization of the Chechen Conflict: Myths and Reality // Europe-Asia Studies, 2008, Vol. 60, No. 7. P. 1209.

■ вовлечением, обычно против воли, суфийского руководства в политику; и, наконец,

■ выходом на сцену «ваххабитов»18.

Поворот к исламу был по существу политическим явлением, в основе которого лежало ощущение ненадежности и небезопасности своего положения и травмирующий опыт прошлого. Как отмечает Э. Уокер, исламское возрождение там стало «политизированным, фундаменталистским, антироссийским и, вероятно, антизападным по своей ори-ентации»19. Чтобы понять, почему лидеры сепаратистского движения обратились к радикальным исламским, антироссийским и антизападным идеям, необходимо кратко проанализировать политику как Джохара Дудаева, так и Аслана Масхадова.

Во-первых, следует подчеркнуть, что ни тот ни другой первоначально не имели намерений сплотить чеченское общество на религиозной основе. Например, фигура Джохара Дудаева все еще кажется многим ученым исполненной противоречий и зачастую непоследовательной в своих решениях. Служивший на командных должностях в Советской Армии, женатый на русской, Дудаев большую часть жизни провел далеко от Чечни, в Казахстане. Лидер даже плохо говорил по-чеченски и не соблюдал исламских традиций. Чеченская Конституция, принятая при режиме Дудаева, провозглашала светское государство и объявляла свободу религии в республике. Лидер даже заявил однажды в интервью «Литературной газете»: «Я хотел бы, чтобы Чеченская Республика была правовым светским государством»20. Проблема состояла в том, что не существовало никакой другой альтернативной исламу идеологической основы для сплочения общества ради строительства государства. Потому Дудаеву и позднее Масхадову пришлось основывать сепаратистское движение на радикальных исламских идеях. Как показал Э. Уокер, после гибели коммунизма «западная либеральная демократия оказалась дискредитирована отказом Запада помочь Чечне в войне». К тому же либеральные идеи представляются чуждыми традиционной чеченской культуре с ее специфическими клановыми отношениями и нормами обычного права. Поняв, что западный мир не собирается поддерживать сепаратистское движение, Дудаев отправился с визитом в Иран, после чего призвал к джихаду против Российского государства. Во время инаугурации в качестве президента Чечни 9 ноября 1991 года лидер в присутствии многочисленных представителей различных исламских религиозных институтов принес клятву, положив руку на Коран. В ходе церемонии он «клялся блюсти и защищать исламскую веру»21. Однако на одной из пресс-конференций, проходивших тогда же, он несколько раз подряд ошибочно говорил, что добрые мусульмане должны молиться четыре раза в день, в то время как закон требует делать это пять раз, — вещь, совершенно недопустимая для лидера, настаивавшего на создании Исламской республики.

Однако до 1994 года, когда началась первая чеченская война, Чечня оставалась светской. Именно в этом году чеченские политические лидеры наладили первые серьезные контакты с другими исламскими государствами. Война «дала старт исламизации политики в Чечне, а это вынесло наверх «ваххабитов» и их идеологию», превратившихся в центральную проблему и в Чечне, и в соседних с ней республиках22.

В числе самых видных лидеров ваххабитов тогда был Мовлади Удугов, основавший в 1997 году «Конгресс исламской уммы» с целью создать единую исламскую нацию и государство. Вторым широко известным лидером был Шамиль Басаев, который, в свою

18 Gammer M. Between Mecca and Moscow: Islam, Politics and Political Islam in Chechnya and Daghestan // Middle Eastern Studies, 2005, Vol. 41, No. 6. P. 834.

19 Walker E. Op. cit.

20 Souleimanov E., Ditrych O. Op. cit.

21 Kroupenov A. Op. cit.

22 Cm.: Gammer M. Between Mecca and Moscow... P. 836.

очередь, основал в 1998 году «Конгресс народов Дагестана и Ичкерии» с той же самой целью — объединить мусульманские народы этих двух республик в едином государстве. Басаев сотрудничал также еще с одним известным радикальным командиром арабских боевиков-добровольцев в Чечне — эмиром Аль-Хаттабом. Присутствие в Чеченской республике ближневосточной «Ассоциации исламских благотворительных проектов» («Islamic charities») впервые было отмечено в 1995 году. Согласно некоторым источникам, эмиссары ваххабитов работали главным образом по следующей схеме: «В обмен на согласие присоединиться к секте ваххабитов местным муллам и имамам предлагались единовременные выплаты в размере 1—1,5 тыс. долл. плюс ежемесячное жалованье в 100—150 долл.»23

Двумя самыми драматическими террористическими нападениями в ходе первой чеченской войны были кризис с заложниками в больнице Буденовска в 1995 году, когда нападением командовал Шамиль Басаев, и кризис с заложниками в Кизляре — Первомайском в 1996 году — во главе этого нападения был Салман Радуев. Оба террористических нападения осуществлялись под знаменем ислама, боевики носили символические зеленые исламские головные повязки, недвусмысленно демонстрировавшие их принадлежность к радикальному исламу. Главным требованием мятежников был вывод российских войск из Чечни. Эти два события были главными нарушениями прав человека, совершенными чеченской стороной в ходе первой войны. На международном уровне тогдашний российский президент Борис Ельцин «столкнулся с суровой критикой за то, что так легко отпустил мятежников»24.

Кратко подводя итог сказанному, можно вновь отметить, что чеченцы приняли ислам довольно поздно. К тому же, как уже говорилось, в регионе Северного Кавказа ислам столкнулся с прочно укорененными местными обычаями и верованиями, с которыми впоследствии смешался. Во время войны полевым командирам и политическим лидерам приходилось использовать радикальный ислам как инструмент объединения нации и реализации своих собственных интересов. Пример первой чеченской войны ясно показывает, как первоначальные чисто сепаратистские цели повстанцев трансформировались в радикальные идеи священной войны против русских, а позже и против всего западного мира. До известной степени за этими целями стояла и заинтересованность во внешнем финансировании, поступавшем из-за границы и из террористических организаций. Тем не менее необходимо иметь в виду, что конфликт в Чечне был сепаратистским движением и только позже приобрел исламские черты.

3 а к л ю ч е н и е

Итак, сказанное выше позволяет нам заключить, что в ходе первой чеченской войны и особенно в то время, когда проявились ее последствия, в усилиях чеченцев сохранить и развивать свою этническую культуру ярко проявился чеченский национализм, хотя, безусловно, ислам играл при этом важную роль. Однако нельзя закрывать глаза на тот факт, что на Северном Кавказе ислам смешался с определенными местными традиционными обычаями и верованиями. Советское прошлое сильно повлияло на процессы секуляризации во всех республиках Советского Союза, включая Чечню, где этому способствовали и особенности местного суфийского ислама. Таким образом, можно исходить из предположения, что чеченцев начала 1990-х годов следует рассматривать как носите-

23 Kroupenov A. Op. cit.

24 Chechen Rebels' Hostage History // BBC News, 2004 [http://news.bbc.co.uk72/hi/europe/2357109.stm].

лей множественной политической идентичности, различные стороны которой актуализировались под влиянием ряда драматических ситуаций и событий прошлого. И хотя Чечня в то время переживала религиозное возрождение, первоначально ислам не играл большой роли в идеологии чеченских сепаратистов.

В целом можно сделать вывод, что исходная гипотеза настоящего исследования, в соответствии с которой краеугольным камнем для идеи об отделении Чечни был трагический опыт прошлых войн и депортации, частично подтвердилась. И хотя эта трагедия затронула и некоторые другие народы, также обвиненные в предательстве советского режима и поддержке нацистов, только чеченцы стремились использовать эти исторические события как главное основание для своей борьбы за независимость. Момент для отделения казался в высшей степени благоприятным, так как после распада Советского Союза Россия все еще оставалась слабым государством.

Они войну не выбирали. Очевидец чеченского конфликта рассказал о событиях того времени

25 с небольшим лет назад федеральные войска пришли на территорию самопровозглашённой Чеченской республики Ичкерия для восстановления конституционного строя. В итоге действия правительства обернулись кровопролитной войной между братскими народами на несколько лет, в ходе которой погибло более 5500 военнослужащих, но самые большие потери были среди мирного населения – от 30 до 40 тыс. жителей республики умерло в те годы (данные правозащитного центра «Мемориал» на момент окончания первой чеченской войны – прим. автора).

Во время первой чеченской кампании была полная неразбериха, несогласованность между частями. Парней, недавно окончивших школу, в декабре 1994 года бросили на Кавказ. О чём они думали в тот момент, когда узнали, что отправляются в Чечню? Что они там увидели? Как сложилась жизнь призывников после?

Небольшую часть той войны я увидела глазами солдата-призывника, по просьбе которого не публикую его имя. Герой интервью застал начало боевых действий в республике. Ниже вы прочитаете о том, какую роль удача может сыграть в жизни человека и о том, как безответственно командующие отнеслись к вверенным в их руки судьбам мальчишек.

 

— Сколько Вам было лет, когда попали в Чечню?

— Мне было 18. Призывался в армию в июне 1994 года. Служил в мотострелковой части в Ленинградской области.

— Какие были Ваши первые мысли, эмоции, когда узнали, что едете воевать?

— Мы ехали для восстановления конституционного строя, речи о войне не шло. Ещё на присяге нам сказали, что через полгода мы поедем в Южную Осетию, так как полк был миротворческим. За месяц до Чечни мы стали частью быстрого реагирования. После приказа Ельцина нас начали доукомплектовывать, брали всех подряд, то есть на место снайпера брали водителя, который никогда не стрелял, чтобы просто соблюсти численный состав. Я, к примеру, за полгода в армии стрелял всего один раз. Учений как таковых не было. Мы думали – войдём, поставим блокпосты, как в Южной Осетии, и будем отдыхать. Ребята, которые возвращались из Осетии говорили, что там не служба, а сказка: тепло, фрукты, вино. Плюс ещё и платили хорошо. Мы ехали в Чечню весело. До нас никто не довёл, что там у Дудаева армия и подготовленная. Даже офицеры не предполагали увидеть там войну, хотя были более осведомлёнными. Когда мы прибыли в Моздок, всё изменилось…

— Что происходило в Моздоке?

— Мы дислоцировались неделю на аэродроме. Помимо нашей части туда прибывали ребята из радиолокационной, и доходило до того, что им только там впервые дали автомат в руки. В капонирах (железобетонные сооружения для укрытия самолётов – прим. автора) сделали стрельбища, ставили мишени и учили парней стрелять. 25 или 27 декабря все наши поехали в Ханкалу, а я остался в Моздоке, где находились склады.

— Вас возмутило, что Вас оставили на аэродроме?

— Конечно! Сам командир части объяснил, что это из‑за моей фамилии (фамилия собеседника образована от мусульманского имени – прим. автора). «Поступила сверху неофициальная команда», – сказал он. Тогда ни у кого не было времени заглядывать в личное дело каждого и разбираться. Возможно, посчитали, что могу стать сочувствующим и перейти на сторону врага. Сперва я сильно расстроился.

— Когда всё изменилось?

— Тогда, когда на взлётно-посадочную полосу аэродрома с вертолётов начали выкладывать первые трупы. Их было очень много… Тогда я понял, что Чечня – это совсем не Осетия. Осознавать, что это надолго, я начал, когда ребята приезжали в лагерь и рассказывали о том, что там погибают и мирные жители. Потом все узнали, что гражданских было убито намного больше, чем солдат и боевиков.

— Вернувшиеся из Чечни рассказывают и пишут о том, что на войне была полная неразбериха. С чем лично Вы там столкнулись?

— 1 января нас впервые посадили в колонну со снабжением, и мы двинулись на Грозный. По пути остановились на ночёвку в селе Комсомольское. Наутро двинулись дальше. Доехали до трассы, на которой была развилка: налево – Грозный, направо – Аргун. Указатели к этому моменту уже были сбиты, но у офицеров были карты. Как так вышло, не знаю, может, они держали их перевёрнутыми, но вместо Грозного мы поехали в Аргун. Тогда Аргун был полностью под контролем боевиков, наших там не было. Мы доехали до моста и остановились. Сидим… И тут началась стрельба. Туман, мы ничего не поймём и вдруг слышим, как майор матом отдал приказ срочно развернуться. Оказалось, что по ошибке командиров мы поехали не туда. Мы остановились перед мостом только потому, что у них ума хватило понять, что на карте перед Грозным нет моста. Это спасло большую часть колонны. Мы вернулись в Комсомольское. Оказалось, что одного солдата убили (сопровождающего) и одного ранили. Это был единственный раз, когда я попал под обстрел. Мы сидели и думали: «Что делать?» и ничего не понимали. Но если бы мы тогда заехали на мост, я с вами не сидел бы и не разговаривал. А почему всё так случилось? Потому что командиры были пьяными. Они выпивали и 31, и 1, и 2 числа. И так было везде. Бардак, до конца никто ничего не понимал.

— Как было со снабжением?

— Когда нас бросили в Моздоке, никому до нас не было дела. Мы жили в палатках, на улице было плюс-минус 1, но всё равно холодно. Пока были дрова, топили ими, потом чем попало: сапогами, противогазами. Первый месяц было такое, что три-четыре дня питались только килькой в томатном соусе. Её было море. После мы сами нашли столовую, которая находилась в военном городке за пять километров от нас.

— Вы кого‑нибудь потеряли в первую чеченскую: друзей, сослуживцев?

— За первые два месяца было убито 140 ребят из нашей части. Большинство в новогодние праздники, во время штурма Грозного. И убиты они были своими же. Во время штурма ночью они заняли трамвайный парк и выбили оттуда боевиков, а утром прилетела авиация, и ей не доложили, что там уже стоят свои. Авиация кассетными боеприпасами проредила многих наших ребят. Не было взаимодействия между частями. Воевать научились потом.

— Как война повлияла на Ваши взгляды и жизнь?

— На меня никак. Я пробыл в Чечне чуть больше трёх месяцев и за это время ни разу там не стрелял, боевиков тоже не видел. Ребята из моей части, с которыми мы иногда поддерживаем связь, после войны вернулись к обычной жизни. Но были парни, изменившиеся до неузнаваемости. Помню солдат, вышедших из холодильника (место, где лежали трупы военных до отправки на малую родину – прим. редакции) со стеклянными глазами. Они такими же вернулись на гражданку. Кого‑то она сломала, кто‑то стал хладнокровным, жёстким и даже жестоким. По некоторым было видно, что они уже никогда не вернутся к нормальной жизни.

— Вы тогда думали, что воевать приходится против братьев?

— Даже не знаю. Честно говоря, никто тогда об этом не думал. Мы считали, что войну ведёт сброд уголовников, и российская армия быстро их всех разгонит. Но я до сих пор об этом размышляю и задаю себе вопрос: «За что?». Одна страна, и мы все дети СССР…

 

Мой собеседник убыл из Чечни в марте 1995 года из‑за воспалительного заболевания. Для него война это череда случайностей в жизни, и, как говорит он сам, ему во многом повезло. Незадолго до Чечни он переехал в Россию из бывшей советской республики, на территории которой шла война.

«Не попал на войну там, попал здесь», – сказал мой собеседник.

Ему действительно просто повезло тогда. Повезло остаться в живых на въезде в Аргун, он не погиб со своими сослуживцами в неразберихе той войны. К сожалению, в первую чеченскую мальчишкам призывникам могла помочь только удача. Они не были знакомы ни с тактикой ведения боя, ни с оружием. Командующие армией бросили их в огонь и не дали шанса стать достойными противниками подготовленных боевиков. Ребята умирали, с честью исполняя свой воинский долг, оставаясь верными присяге…

Война, проигранная по собственному желанию / / Независимая газета

Чему нас научила двухсерийная чеченская кампания

Ввод танковых подразделений Российской армии на территорию Чечни в декабре 1994 года. Фото РИА Новости

Чеченская война стала одним из важнейших событий в истории независимой России, которое во многом определило вектор политического развития страны. Эта война предельно мифологизирована в общественном сознании и совсем недалека от нас по времени, что сильно затрудняет возможность ее научного исследования.

Впрочем, можно совершенно точно сказать то, что первая чеченская война стала настоящим «российским Вьетнамом»: армия проиграла не противнику на поле боя, а собственной политической власти, но главное – собственным СМИ и сформированному ими общественному мнению. Тем самым «свободные и независимые» СМИ в значительной степени вырыли себе яму. По заслугам им потом и воздалось.

Провозглашение независимости тогда еще Чечено-Ингушетии, автономной республики в составе РСФСР, было естественным следствием общего развала СССР. Единственный в ВС СССР генерал-чеченец Джохар Дудаев, еще в 1986–1987 годах не просто командовавший нанесением массированных авиационных ударов по позициям афганских душманов, но и лично в них участвовавший за штурвалом бомбардировщика средней дальности Ту-22М3, в июне 1991 года был избран председателем Общенационального конгресса чеченского народа, который и провозгласил независимость Чечни.

После событий в Москве 19–21 августа в Чечне были распущены все органы власти ЧИАССР, причем в их разгоне прямое и непосредственное участие принимал тогдашний председатель Верховного Совета РСФСР Руслан Хасбулатов (тоже чеченец).

Революция была далеко не бескровной, установить количество погибших во время событий осени 1991 года сейчас невозможно. Начался фактический геноцид русских и прочих нечеченцев, уничтожались и чеченцы, обвиненные в «сотрудничестве с оккупантами». Прошедшие в республике выборы президента и парламента Москва объявила незаконными. При этом, что весьма примечательно, ни тогда, ни в последующие годы руководство чеченских сепаратистов так и не рискнуло провести референдум о независимости республики (все остальные непризнанные государства на территории бывшего СССР такие референдумы провели, некоторые – не по разу). Видимо, оно догадывалось, что результат может оказаться далеким от желаемого. Тем не менее Чечня стала единственной из 20 российских автономий, де-факто вышедшей из состава РФ. Впрочем, самой Чечне это стоило потери Ингушетии, занимавшей западную часть ЧИАССР. Она предпочла остаться в составе России (официально была образована как субъект РФ в июне 1992 года). Фактически Ингушетия на много лет стала «серой зоной» между Россией и Чечней.

В ноябре 1991 года руководство России признало, что в сложившейся ситуации развала всех государственных институтов не может осуществлять контроль над Чечней, и начало вывод войск из республики. Чеченские вооруженные формирования захватили значительное количество оружия и боевой техники со складов Советской армии. В 1992 году Москва и Грозный официально договорились, что вся техника будет поделена пополам. В итоге ВС Чечни получили 42 танка (Т-62М и Т-72), 14 БРДМ, 36 БМП, 30 БТР-70.44 МТЛБ, 3.122-мм гаубиц Д-30.33 противотанковых орудия (3 ЗИС-2 (57 мм), 12 ЗИС (76 мм), 9 Д-48 (85 мм), 3 Д-4 (85 мм), 6 МТ-12Н (100 мм)), 6.120-мм миномет (58 ПМ-38 и 3 М2В11), 18 РСЗО БМ-21 «Град», 77 ПУ ПТРК (2 9П148 «Конкурс», 2.9П138М «Фагот», 5.9П151 «Метис») и 523 РПГ-7.10 ЗРК «Стрела-10», 7 ПЗРК «Игла», 4 ЗСУ-23–4.12 буксируемых зениток (6 ЗУ-23.6 С-60), 152 учебно-боевых самолета L-39 и 94 L-29.3 устаревших истребителя МиГ-17 и 2 МиГ-15 (использовались как учебные), 6 транспортных самолетов Ан-2.2 вертолета Ми-8. Стрелкового оружия было захвачено не менее 50 тыс. единиц, боеприпасов – 27 вагонов.

Де-факто независимая Чечня (Чеченская республика Ичкерия) ожидаемо практически сразу превратилась в криминальное образование, жившее набегами на соседние российские регионы, тотальным разграблением проходящих по ее территории грузовых поездов и незаконными финансовыми операциями в России. В Чечне продолжались массовые этнические чистки русских и прочих нечеченцев. При этом в республику исправно поступали дотации из российского бюджета.

В июне 1993 года Дудаев и его сторонники силой разогнали парламент, что привело к появлению в республике вооруженной оппозиции под руководством сначала Комитета национального спасения, а затем – Временного совета Чеченской республики. Россия признала этот орган и начала оказывать ему помощь. Летом 1994 года в Чечне началась гражданская война. Оппозиционеры контролировали север республики и стремились полностью захватить ее, свергнув режим Дудаева. Бои велись с применением тяжелой техники, в октябре бойцы оппозиционных формирований даже сбили из ПЗРК дудаевский L-39.

В ноябре оппозиция провела неудачный штурм Грозного (было сожжено как минимум 14 танков Т-72, полученных ею от России), при этом в плен к дудаевцам попало несколько участвовавших в этом штурме российских военнослужащих. С этого момента большинство российских СМИ развернули информационный террор против собственной армии и политического руководства страны.

При этом нельзя не признать, что Москва сильно поторопилась и не менее сильно переоценила популярность чеченской оппозиции. Гораздо правильнее было бы продолжать помогать оппозиции, не вмешиваясь в войну напрямую и изматывая дудаевские формирования. Вполне вероятно, что при такой тактике через год-два режим Дудаева рухнул бы сам. Однако силовики убедили президента Ельцина как можно быстрее решить проблему военным путем.

1 декабря 1994 года ВВС России нанесли удары по аэродромам Калиновская и Ханкала, лишив Чечню авиации. Одновременно из Северной Осетии и Дагестана сухопутные войска ВС и внутренние войска МВД начали выдвижение на территорию Чечни. Уже в Ингушетии и Хасавюртовском районе Дагестана (где преобладают чеченцы-аккинцы) у группировки возникли проблемы из-за противодействия части местных жителей. Тем не менее к середине декабря со всех направлений войска подошли к Грозному, блокировав его с севера, запада и востока. Начались артиллерийские и авиационные удары по чеченским формированиям в пригородах Грозного и в самом городе. Поскольку никакое высокоточное оружие нам тогда и не снилось, это вело к значительным жертвам среди мирного населения. Уровень подготовки как рядового, так и командного состава ВС РФ был весьма низким, отсутствовала аппаратура закрытой связи и точные карты местности. При этом противник успел очень хорошо подготовить Грозный к обороне. Все это привело к катастрофе во время «новогоднего штурма» чеченской столицы в ночь с 31 декабря на 1 января.

Особенно тяжелые потери понесла 131-я мотострелковая бригада (дислоцировалась в мирное время в Майкопе, поэтому известна как Майкопская). Она потеряла убитыми 85 человек, включая командира, более 100 человек попали в плен. Были подбиты 20 из 26 имевшихся в бригаде танков, 102 из 120 БМП и все 6 ЗРПК «Тунгуска». Еще со времен битвы за Берлин было хорошо известно, насколько пагубно массированное применение бронетехники в городских боях. Хотя и до сего дня нашу армию обучают в значительной степени на опыте Великой Отечественной, когда доходит до дела, этот опыт почему-то оказывается невостребованным.

Российские войска втянулись в тяжелейшие уличные бои с отлично подготовленным противником, на стороне которого выступала также значительная часть российских журналистов и даже представителей власти. Наиболее известен в этом плане тогдашний депутат Госдумы, правозащитник и бывший диссидент Сергей Ковалев, который из ставки Дудаева по рации и по громкоговорителям постоянно призывал российских военнослужащих сдаваться в плен.

Российские войска достаточно быстро перестроились и стали использовать для городских боев штурмовые группы. Уже 19 января они вышли к центру города и взяли президентский дворец. К началу февраля удалось блокировать город с юга. К началу марта бои за Грозный завершились, в нем была создана пророссийская администрация из бывших оппозиционеров.

По данным тогдашнего министра обороны РФ Павла Грачева, в штурме Грозного участвовали 38 тыс. человек, 230 танков, 454 БМП и БТР, 388 орудий и минометов. Противник, по его данным, имел 15 тыс. человек, до 50 танков, до 100 БМП и БТР, до 60 орудий и минометов, до 150 средств ПВО. Общие потери российских войск в боях за Грозный составили 49 танков, 132 БМП, 98 БТР (неясно, это только безвозвратные потери или сюда также включены машины, подлежавшие восстановлению). Потери чеченских формирований составили до 100 танков, до 150 БМП и БТР, до 300 орудий и минометов. Правда, не очень ясно, откуда у дудаевской армии могло оказаться настолько больше техники, чем она получила в 1991 году. Разумеется, возможна была ее коррупционная покупка у ВС РФ в предвоенный период, но все же есть сомнения насчет масштабов. И соответственно насчет масштабов потерь.

В течение марта российская армия заняла Аргун, Шали, Гудермес, вытеснив боевиков в горы. Очень тяжело шли бои за Бамут, где формирования сепаратистов использовали в качестве укрытий старые ракетные шахты. Борьба за Бамут, по сути, не прекращалась на протяжении всей войны. Тем не менее к концу апреля ВС РФ практически полностью контролировали равнинную Чечню, а с мая начали достаточно успешное продвижение в ее горные районы. В начале июня были взяты Ведено, Шатой и Ножай-Юрт. Несмотря на высокие потери, армия неуклонно додавливала боевиков. В руководстве сепаратистов поняли, что война будет неизбежно проиграна, поэтому надо применять другие методы.

Таким методом стал захват группой боевиков (около 200 человек под командованием Шамиля Басаева) города Буденновск в Ставропольском крае. Боевики закрепились в городской больнице, где удерживали до 2 тыс. заложников (как пациентов, так и согнанных туда жителей города). Басаев потребовал вывода российских войск из Чечни в обмен на освобождение заложников. Попытка штурма больницы спецназом оказалась неудачной: ценой гибели трех спецназовцев было освобождено лишь около 100 заложников, главный корпус больницы остался под контролем террористов.

К сожалению, политическое руководство страны не поняло, что акция в Буденновске была со стороны боевиков жестом отчаяния. В Москве решили, что это демонстрация силы. Кроме того, в тот период власть в России реально зависела от мнения избирателя. Кремль хотел минимизировать число жертв, что затем естественным образом привело к максимизации этого числа.

В результате прямых телефонных переговоров премьер-министра России Виктора Черномырдина с Басаевым террористам были предоставлены автобусы для выезда в Чечню со 120 заложниками. Теракт в Буденновске обошелся России в 143 жизни (46 сотрудников силовых структур, 97 мирных жителей). Боевиков погибло 19.

После этого между сторонами начались переговоры, которые обрекали российскую сторону на поражение. Перемирие привело к фактической легализации боевиков, а главное – к получению ими свободы действий на всей территории республики. Армию по-прежнему избивали собственные СМИ, а с середины 1995 года еще и не давало воевать руководство страны. В лучшем случае она могла отвечать на провокационные действия боевиков, но ни в коем случае не должна была проявлять активность сама. Сепаратисты регулярно занимали населенные пункты, их приходилось оттуда выбивать, но нельзя было добивать.

В январе 1996 года группа боевиков под командованием Салмана Радуева совершила рейд на дагестанский Кизляр, очень напоминавший нападение Басаева на Буденновск. Снова была захвачена больница, количество заложников достигало 3 тыс. человек. После переговоров боевиков вновь выпустили. В марте боевики провели нападение уже на Грозный, в апреле разгромили колонну 245-го мотострелкового полка вблизи села Ярышмарды в Аргунском ущелье, при этом погибло 73 российских военнослужащих (это сопоставимо с потерями за все четыре года нынешней сирийской кампании), были потеряны 2 танка, 1 БРДМ, 6 БМП, 1 БТР, 11 автомобилей.

Таким образом, война де-факто возобновилась. 21 апреля российские войска добились в ней важнейшего успеха: удалось запеленговать телефонный разговор Дудаева с еще одним депутатом Госдумы РФ, работавшим на противника, – Константином Боровым. Выпущенная со штурмовика Су-25 ракета уничтожила лидера сепаратистов. Его сменил во главе «Ичкерии» другой бывший офицер Советской армии Аслан Масхадов.

В июне стороны вновь договорились о перемирии, выводе из Чечни российских войск, разоружении сепаратистов и проведении в республике выборов. Сепаратисты вновь воспользовались перемирием для улучшения своих позиций.

16 июня и 3 июля 1996 года в России прошли два тура президентских выборов, на которых Борис Ельцин одержал победу над лидером КПРФ Геннадием Зюгановым. Одним из основных моментов избирательной кампании Ельцина (точнее – его штаба) стало целенаправленное выведение на третье место в первом туре генерала Александра Лебедя, который после первого тура должен был получить высокий пост в руководстве страны и призвать своих сторонников голосовать за Ельцина. Таким способом Лебедь получил пост секретаря Совета безопасности РФ. Генерал прекрасно знал, насколько дорого обошлась президенту избирательная кампания в плане здоровья, и был уверен, что уже в ближайшие месяцы стране предстоят новые президентские выборы, которые и приведут его к власти. Пользуясь моментом, он решил добиться окончательной победы в Чечне, приказав возобновить активные боевые действия против боевиков в горных районах. Боевики, однако, спустились на равнину и захватили Грозный, Гудермес и Аргун, изолировав российские гарнизоны в этих городах.

Командующий российской группировкой в Чечне генерал Константин Пуликовский собирался организовать второй штурм Грозного, предоставив возможность мирным жителям его покинуть. Надо сказать, что операция могла привести к решающему успеху: для захвата трех городов боевики задействовали почти 100% имевшихся у них сил. Таким образом, они сами предоставили возможность российским войскам полностью себя уничтожить. Но российские СМИ и союзники сепаратистов в российских властных структурах устроили особенно громкую истерику, президент готовился к операции шунтирования, а Лебедь решил, что в сложившейся ситуации ему выгоднее капитулировать.

31 августа 1996 года Лебедь и Масхадов подписали в дагестанском Хасавюрте мирные соглашения. Фактически они представляли собой отложенную капитуляцию России с предоставлением Чечне независимости, причем за российский счет. В первом же пункте говорилось, что «соглашение об основах взаимоотношений между Российской Федерацией и Чеченской Республикой, определяемых в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права, должно быть достигнуто до 31 декабря 2001 года». То есть на юридическое оформление чеченской независимости отводилось пять лет. При этом Хасавюртовскими соглашениями определялись «подготовка и внесение в правительство Российской Федерации программ восстановления социально-экономического комплекса Чеченской Республики».

Очень многие считают подписание Лебедем Хасавюртовских соглашений прямым предательством и циничным желанием за счет него прийти к власти в России. Правда, можно сказать, что Лебедь в сложившейся ситуации проявил максимальный реализм, а откладывание окончательного решения вопроса о статусе Чечни на пять лет позволило «независимой Ичкерии» полностью проявить свою сущность (для этого хватило всего трех лет).

Потери федеральных сил (включая небоевые) в ходе войны составили 5042 человека убитыми, еще 510 пропали без вести либо оказались в плену. В частности, ВДВ потеряли убитыми 382 человека, морская пехота – 195. Очень велики были потери в бронетехнике, только танков уничтожено более 300. ВВС потеряли 1 бомбардировщик Су-24.4 штурмовика Су-25, не менее 7 ударных вертолетов Ми-24.

Потери боевиков составляли примерно 3 тыс. человек убитыми (реально это число могло достигать 10 тыс.). Количество погибших мирных жителей составило 50–80 тыс. человек.

ВС РФ вполне могли выиграть войну, причем еще до конца 1995 года. Однако в тот период российские власть и общество были в максимальной степени вестернизированы. Власть единственный раз в отечественной истории реально зависела от мнения граждан, парламент был оппозиционен президенту. Общество было лишено каких-либо идеалов, при этом очень боялось крови. «Свободные и независимые» СМИ, принадлежащие различным олигархам, успешно навязывали обществу западный постмодернизм и ненависть к собственной стране вообще и ее армии в первую очередь. В такой ситуации войны не выигрываются, причем независимо от того, в каком состоянии находится армия. 

Россия: чеченская война | Концовки массовых злодеяний

Введение | Зверства | Смертельные случаи | Окончание | Кодирование | Процитированные работы | Банкноты

Введение

Чечня была включена в состав России в середине 1800-х годов, но долгое время боролась против российского правления и сопротивлялась социальной и культурной ассимиляции. В 1944 году Сталин депортировал все чеченское население в Казахстан; они вернули в массовом порядке в годы после смерти Сталина.Когда в декабре 1991 года распался Советский Союз, Чечня была одной из нескольких республик с неэтническим русским населением, остававшимся в составе Российской Федерации. Чеченские лидеры стремились воспользоваться политическими потрясениями, чтобы отстоять долгожданную независимость от России. Под руководством генерала Джохара Дудаева чеченцы в одностороннем порядке провозгласили независимость Чеченской Республики Ичкерия (ЧРИ) 1 ноября 1991 года. Многие нечеченцы бежали из этого района, и последовал бурный период независимости de facto .1 декабря 1994 года президент России Борис Ельцин приказал российской армии «восстановить конституционный порядок» в республике и начал вторжение.

Зверства

Война велась между российской армией, которая находилась на грани распада, и отправляла в Грозный, столицу, призывников, которые были неподготовленными, плохо экипированными, недокормленными и плохо оплачиваемыми под командованием плохого руководства. С другой стороны, это были высокомотивированные, но плохо подготовленные и оснащенные чеченские силы, которые также нарушали права человека в отношении этнических русских и тех, кто с ними не соглашался.

Война началась 31 декабря 1994 года массовым штурмом столицы страны Грозного. При поддержке сил Министерства внутренних дел российская армия провела интенсивные воздушные бомбардировки и артиллерийские обстрелы города, превратив его в руины, что привело к крупным жертвам среди гражданского населения и перемещению населения. [I] Однако, когда русские предприняли попытку наземного штурма. вскоре они увязли в городских боях с чеченскими войсками и также понесли большие потери. Некоторые источники предполагают, что большинство гражданских лиц, погибших в Грозном, были русскими, поскольку огромное количество этнических чеченцев бежало в близлежащие села.

чеченских боевика отступили в отдаленные села и города, большинство из которых к весне 1995 года были захвачены российскими солдатами. Сообщения о нарушениях прав человека - пытках, суммарных казнях, похищениях, изнасилованиях и грабежах - сопровождали их оккупацию. Особенно заметным было насилие в городе Самашки, где в апреле было убито более сотни мирных жителей. В июне 1995 года чеченский солдат Шамиль Баясев захватил больницу за пределами Чечни в Буденновске, взял заложников и потребовал прекращения войны и прямых переговоров между российскими и чеченскими лидерами.Басеав убил нескольких заложников, прежде чем российский лидер решил начать рейд, и многие другие были убиты в результате нападения, в конечном итоге около 130 мирных жителей погибли. Басеав отступил в Чечню.

Несмотря на подавляющее военное превосходство России, она не могла легко выиграть партизанскую войну, и боевые действия сказались не только с точки зрения убитых русских солдат, но и с точки зрения морального духа России, с несколькими отставками высокого уровня из-за конфликта, плохим боевым духом армии. , и низкая поддержка со стороны населения.На чеченской стороне, несмотря на большие потери, независимость оставалась сильной народной поддержкой. Российская тактика нанесения ударов по гражданским центрам, нарушения прав человека и чрезмерное применение силы поддерживала действия повстанцев.

Погибшие

Оценки числа убитых мирных жителей колеблются от 20 000 до 100 000 [ii], причем на последнюю цифру обычно ссылаются чеченские источники. Большинство ученых и правозащитных организаций обычно оценивают число жертв среди гражданского населения в 40 000 [iii]; эта цифра приписывается исследованию и стипендии эксперта по Чечне Джона Данлопа, который оценивает общее число жертв среди гражданского населения не менее 35 000 человек.[iv] Этот диапазон также согласуется с послевоенными публикациями российского статистического управления, согласно которым погибло от 30 000 до 40 000 [v] мирных жителей. Московская правозащитная организация «Мемориал», которая активно документировала нарушения прав человека на протяжении всей войны, оценивает количество жертв среди гражданского населения, которое немного выше - 50 000 [vi]

.

Не существует общепринятой методики подсчета погибших среди гражданского населения во время Первой чеченской войны. Большинство попыток зарегистрировать погибшие были сосредоточены на гибели комбатантов.Ни одна из сторон конфликта не зафиксировала точного числа погибших среди гражданского населения, и никакие записи не позволили дезагрегировать жертвы по этническому признаку. Хотя российское статистическое управление опубликовало список с указанием примерно 40 000 жертв среди гражданского населения после войны, унизительное поражение в первой военной кампании России в Чечне и связанное с этим нежелание российских официальных лиц предоставлять точные отчеты о потерях среди гражданского населения или военнослужащих осложнили попытки определить общие жертвы среди гражданского населения с обеих сторон.Чеченские официальные лица также опубликовали оценки общих потерь как в этом конфликте (1994-1996 гг.), Так и во втором конфликте (1999-2000 гг.), Оценивая потери в 160 000 человек, но эти цифры не дезагрегированы. [Vii] Усилия по проверке статистических данных были дальнейшими. осложняется отсутствием независимых наблюдателей и журналистов на местах в Чечне во время войн.

Тем не менее, по оценкам источников, большой процент жертв среди гражданского населения произошел во время вторжения в Грозный в период с декабря 1994 года по март 1995 года.С начала вторжения до середины февраля, по оценкам, погибло от 25 000 [viii] до 30 000 [ix] гражданских лиц. Этот диапазон указывает на то, что большинство жертв среди гражданского населения за всю войну произошло всего за четыре месяца. Из приблизительно 25 000 [x] убитых во время вторжения в Грозный, по оценкам, 18 000 [xi] были убиты к середине января. По словам генерала Дудаева, первого президента Чеченской Республики, 85 процентов мирных жителей, погибших во время вторжения (примерно 25 500 человек) [xii], были этническими русскими из-за того, что чеченцы первыми эвакуировали столицу; эта оценка близка к цифре, выдвинутой российским правозащитником Сергеем Ковалевым, который оценил число погибших этнических русских в 24 000 человек.[xiii]

Окончания

Война зашла в тупик, и ни одна из сторон не была полностью способна победить другую. 22 августа 1996 года российский генерал Лебедь и президент Чечни Аслан Масхадов, сменивший Дудаева после его убийства российскими войсками в апреле 1996 года, подписали Хасав-Юртовское соглашение, согласно которому российские военные должны уйти с территории Чечни. Однако условия независимости Чечни не обсуждались. За этим последовал период де-факто независимости, последовавший с 1996 по 1999 год, когда снова началась война с Россией.

Кодировка

Мы закодировали это дело как завершение как стратегический сдвиг, поскольку конфликт зашел в тупик, и внутренние сдерживающие силы (как чеченские, так и российские) выбрали опосредованное соглашение. Мы также отмечаем, что было несколько групп жертв, как российских, так и чеченских мирных жителей.

Библиография

Этнокавказ. (Этно-демография Кавказа) http://www.ethno-kavkaz.narod.ru/rnchechenia.html

Данлоп, Джон Б. 2000. «Сколько солдат и мирных жителей погибло во время русско-чеченской войны 1994–1996 годов?» Обзор Центральной Азии 19: 3-4, 328 - 338.

Фуллер Лиз. 2006. « Чечня: Хасавюртовские договоренности не предотвратили вторую войну », Радио «Свободная Европа» 30 августа. Доступно по адресу: http://www.globalsecurity.org/m military/library/news/2006/08/ mil-060830-rferl02.htm

Галл, Карлотта и де Ваал Томас. 1998. Чечня: Бедствие на Кавказе .Нью-Йорк: Нью-Йорк UP.

Хьюман Райтс Вотч. 1996. «Всемирный доклад за 1996 год: Российская Федерация». Нью-Йорк: Хьюман Райтс Вотч. Доступно по адресу: http://www.hrw.org/reports/1996/WR96/Helsinki-16.htm

Кнежис, Стасис и Романас Седлицкас. 1999. Война в Чечне . Колледж-Стейшн, Техас: Техас A&M UP.

Ливен, Анатолий. 1998. Чечня: могила российской мощи . Нью-Хейвен: Йель UP.

Врачи за права человека. 2001. Бесконечная жестокость: военные преступления в Чечне .Бостон, штат Массачусетс,

Нью-Йорк Таймс . 2005. «Чеченский чиновник оценивает число погибших в двух войнах до 160 000» 16 августа. Доступно по адресу .

Саква, Ричард. 2005. Чечня: из прошлого в будущее . Лондон: Гимн.

Сили, Роберт. 2001. Русско-чеченский конфликт, 1800–2000 годы: смертельные объятия . Портленд, Орегон: Фрэнк Касс.

Тишков В. А. 2004. Чечня: жизнь в раздираемом войной обществе.Беркли: Калифорнийский университет.

Цурхер, Кристоф. 2007. Постсоветские войны: восстание, этнические войны и государственность на Кавказе, Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Нью-Йоркского университета.

Банкноты

[i] Seely 2001, 219-240.

[ii] Zurcher 2007, 99.

[iii] Там же, с. 100.

[iv] Dunlop 2000, 338.

[v] New York Times 2005.

[vi] Zurcher 2007, 100.

[vii] См. New York Times и Radio Free Europe

[viii] Цурчер 2007, стр.100.

[ix] Seely 2001, 261.

[x] Zurcher 2007, 100.

[xi] Сили 2001, стр. 261.

[xii] Там же.

[xiii] Там же.

российских войск входят в Чечню - ИСТОРИЯ

В ходе крупнейшего российского военного наступления после вторжения в Афганистан в 1979 году тысячи военнослужащих и сотни танков вторгаются в отколовшуюся российскую республику Чечню. Встречая лишь легкое сопротивление, российские войска к вечеру выдвинулись к окраинам чеченской столицы Грозного, где несколько тысяч чеченских добровольцев поклялись вести ожесточенную борьбу с русскими.

После распада СССР в 1991 году Чечня, как и многие другие республики бывшего Советского Союза, провозгласила свою независимость. Однако, в отличие от Грузии, Украины, Узбекистана и других бывших советских республик, Чечня имела лишь минимальную автономию при советской власти и не считалась одной из 15 официальных советских республик. Напротив, Чечня считается одной из многих республик в составе Российской Федерации. Президент России Борис Ельцин, допустивший распад Советского Союза, не потерпел бы отделения государства в территориальной России.

Примерно размером с Коннектикут и расположенной на юго-востоке России на берегу Каспийского моря, Чечня была завоевана русскими в 1850-х годах, когда Российская империя продвигалась на юг к Ближнему Востоку. Его жители в основном мусульмане и чрезвычайно независимы, и этот регион был постоянным раздражителем для российских и советских правителей.

В августе 1991 года Джозхар Дудаев, чеченский политик и бывший генерал советских ВВС, сверг местное коммунистическое правительство Чечни и создал антироссийское автократическое государство.Президент Ельцин опасался, что отделение Чечни вызовет эффект домино для движений за независимость на обширной территории Российской Федерации. Он также надеялся вернуть ценные нефтяные ресурсы Чечни. После безуспешных попыток финансирования чеченских оппозиционных групп 11 декабря 1994 года началось российское вторжение.

После первых успехов российской армии чеченские повстанцы оказали ожесточенное сопротивление в Грозном, и тысячи российских солдат погибли и многие другие чеченцы мирные жители погибли в ходе почти двухлетних ожесточенных боев.В августе 1996 года Грозный был вновь взят чеченскими повстанцами после года российской оккупации, и было объявлено о прекращении огня. В 1997 году последние униженные российские войска покинули Чечню. Несмотря на мирное соглашение, в результате которого Чечня стала де-факто независимым государством, Чечня официально осталась частью России.

В 1999 году правительство Ельцина отдало приказ о втором вторжении в Чечню после того, как взрывы в Москве и других городах были связаны с чеченскими боевиками. Премьер-министр России Владимир Путин, тщательно подобранный преемник Ельцина на посту российского лидера, сказал о чеченских террористах: «Мы будем стирать их даже в туалете.«В 2000 году президент Путин активизировал российское военное вмешательство в Чечню после того, как террористические акты в российских городах продолжились. В этом втором раунде постсоветских боевых действий в Чечне российская армия была обвинена во многих злодеяниях в ее усилиях по подавлению чеченских боевиков. Мирное соглашение остается недостижимым.

Марк Галеотти, Войны России в Чечне

  • 1 Эта 96-страничная книга включает введение, хронологию, предысторию войны, презентацию (...)
  • 2 Обширный исторический фон подробно описывает завоевание Чечни Россией, в частности (...)

1 Цель популяризации чеченских войн достойна похвалы, и серия «Основные истории», в которой опубликована эта книга, кажется, хорошо подходит для этой цели. В то же время это представляет собой проблему, так как две войны такого масштаба трудно суммировать в таком коротком формате 1 , тем более что автор также посвящает часть истории региона, восходящей к временам прошлого века. XIX век и колонизация Кавказа 2 .

  • 3 Сержант Павел Клементьев напоминает Аркадия Бабченко (см. Аркадий Бабченко, Одна солдатская война в Чечне (...)

2Сочетание фактической и исторической информации с портретами представляет собой интересный, хотя и необычный формат, а портреты позволяют более ярко и индивидуально подходить к рассматриваемым вопросам. 3 . Биографические данные - полезный ориентир для неспециализированной аудитории.Карты, фотографии и гравюры предлагают богатый и познавательный материал с изображениями.

3 С точки зрения анализа автор справедливо отмечает, что нынешнюю ситуацию в Чечне нельзя назвать мирной. Он также ставит под сомнение существование и жизнеспособность победы Москвы и прихода к власти Рамзана Кадырова, которого описывают как «беспорядочного военачальника, ставшего президентом, который в течение многих лет управлял Чечней как своим собственным королевством» (стр. 7). сопротивление и необходимость «предоставить огромные суммы федерального финансирования для восстановления страны и подкупить Кадырова и его союзников» (стр.7) - это два явления, которые напрямую связаны с войной и тем, как Москва закончила ее. Галеотти также устанавливает прямую связь между чеченской войной и эволюцией постсоветского политического режима в России.

4 Уникальный подход автора к военным и стратегическим вопросам, безусловно, является одной из добавленных ценностей этой книги. Часть, посвященная чисто военному аспекту современного конфликта, предлагает некоторые технические детали, которых нельзя найти в политической научной литературе: военные методы и технологии, очевидно, являются одной из сильных сторон автора.В книге часто встречаются упоминания о Тунгунской, ЗСУ 23-4, АК-74, РПГ-7, противотанковых гранатомётах HJ4 KL, одноразовых гранатомётах РПГ-18, 23-миллиметровых или 30-миллиметровых пушках. Даже если читатель не знаком с этими терминами и приемами, они являются символами партизанской войны и городской войны.

5 Подробное описание боев и захвата заложников в Буденновске (1995 г.), Первомайском (1996 г.) и реакции Москвы на эти события поучительны.В книге постоянно подчеркивается асимметрия между конфликтующими сторонами и объясняется, как война и терроризм имели тенденцию постепенно сливаться. Это также проливает свет на неспособность российской армии справиться с партизанской и городской войной после распада Советского Союза.

6 Особый интерес представляет подробное описание восстановления Грозного чеченскими боевиками 6 -го числа августа 1996 года. В нем есть неразрешенные загадки - например, причина несвоевременного отпуска генерала Тихомирова - но также освещаются основные тенденции войны, такие как яростная мотивация боевиков.Мы понимаем, почему некоторые чеченские свидетели говорили тогда о «второй войне»: тотальный штурм -го числа августа 1996 г. вызвал массовый исход 220 000 беженцев, который буквально опустошил город Грозный.

7Галеотти также напоминает нам, что со стратегической точки зрения российские военные власти извлекли уроки из безжалостного поражения 1996 года. Усилия и военные обновления, сделанные в российской армии от одной войны к другой, поразительны: приобретение нового оборудования , лучшая боевая подготовка, лучшая подготовка и особенно создание специальных отрядов для ведения боевых действий в городах.

8Галеотти также подчеркивает слабость и разногласия внутри российских властей, представители которых варьируются от голубей до ястребов. Например, изображение Громова, ветерана советской войны в Афганистане, умоляющего о выводе российских войск, напоминает читателю, что старшие офицеры всегда скептически относились к достоинствам российской интервенции в Чечне. «У россиян были глубокие разногласия по поводу тактики и целей, а также между учреждениями и офицерами.Многие военные, особенно ветераны Афганистана, считали, что им следует уйти. Другие считали, что политика Ермолова по этнической чистке была необходима », - пишет Галеотти (стр. 43). Он также показывает, до какой степени российские военные подпитывали войну своим неизбирательным насилием:

«[…] не имея четкого представления о направлении движения и сильного политического давления, побуждающего их принимать во внимание чеченские сердца и разум, они слишком часто полагались на разборчивую огневую мощь для решения любой проблемы.В процессе, пока повстанцы умирали, к ним присоединялись другие. […] Русские были фактически сержантами набора Дудаева »(стр. 43).

9 На политическом уровне Галеотти справедливо напоминает читателю, что Борис Ельцин заявил в августе 1996 года, за четыре месяца до российской интервенции в Чечне:

«Вмешательство с применением силы недопустимо и не должно производиться. Если бы мы оказали силовое давление на Чечню, это подняло бы весь Кавказ, был бы такой переполох, была бы такая кровь, что нас никто никогда не простил бы »(с.29).

10Вопрос о военно-политическом континууме - один из интересных аспектов книги. Галеотти вспоминает, как ичкерийские полевые командиры, прошедшие военную подготовку в Советской Армии, стали стратегами в борьбе за независимость. Проблема превращения их военной победы в политический капитал особенно остро стоит после Хасавюртского соглашения 1996 года, и есть очевидная проблема для будущего президента Масхадова, который «обнаружит, что ориентироваться в чеченской политике будет не менее сложно». так же опасно, как вести войну ».

  • 4 М. Евангелиста, Чеченские войны. Пойдет ли Россия по пути Советского Союза? Вашингтон (округ Колумбия), Br (...)
  • 5 И. Ахмадов, Чеченская борьба. Независимость выиграла и проиграла , Бейзингсток, Пэлгрейв Макмиллан, 2010 (...)

11 Период между 1996 и 1999 годами уже был тщательно проанализирован (Евангелистой, Сокирянской или Мерлином, например, 4 ), а также стал предметом новаторских свидетельств из первых рук (Ахмадов 5 ), но напоминания Нападающие Галеотти остаются чрезвычайно полезными.Автор показывает, как были переплетены разные проблемы: полевые командиры, превращенные в захватчиков заложников, слабость Масхадова и его зарождающегося и хрупкого государственного аппарата, отсутствие поддержки со стороны Москвы и отсутствие восстановления экономики на фоне массовой безработицы (80%) и массовые разрушения.

  • 6 На временной шкале указано, что Ингушетия отделилась от Чечни в декабре 1992 г. (и стр. 21 - что I (...)
  • 7 P. 31 непонятно, о чем пишет Галеотти о референдуме: были президентские выборы 27 (...)

12 Тем не менее, такая книга не может быть без критики. Во-первых, из-за некоторых хронологических 6 или фактических ошибок 7 , особенно в хронологии, которых можно и нужно было избегать. Во-вторых, потому что некоторые неточности могут иметь политический смысл. Например, в 1999 году население Дагестана составляло половину контингента комбатантов, вторгшихся в Дагестан, что означает, что в этой операции участвовали не только «экстремистские чеченцы».Автор также пишет, что Москва «объявила вторую чеченскую победу» в 2009 году (с. 7). Фактически, российские власти никогда не упоминали об окончании «войны», поскольку они не использовали слово «война», а говорили о «окончании контртеррористической операции» в апреле 2009 года. Наконец, мы полностью не согласны с выводом автора и его предположение, что

«[…] глядя за пределы Кадырова, нет причин, по которым чеченцы не могли бы воспользоваться автономией, которую он выделил в Российской Федерации, и построить для себя такую ​​страну, которую они хотят видеть - и иметь возможность делать это. так что без нового раунда кровавой войны и восстания »(стр.92).

13 Этот оптимистический прогноз, кажется, проливает свет на десятки тысяч мирных жителей, которые были убиты в ходе двух крупномасштабных войн, в контексте почти абсолютной безнаказанности, и забывать о том, что правительство, подобное Кадырову, является отрицанием этих массовых военных преступлений. . Чеченское общество было разрушено, раздроблено и развращено до такой степени, что обнадеживающее видение Галеотти звучит либо поверхностно, либо утопично. Более того, как мы можем предположить способность чеченцев «построить такую ​​страну, которую они хотят видеть», не принимая во внимание политический контекст России, тем более, что российский режим становится все более и более авторитарным, и стал таковым из-за войн? в Чечне.Автор, безусловно, готов дать чеченскому народу некоторую надежду, но на данном этапе такая перспектива звучит скорее как принятие желаемого за действительное.

14 Помимо этих оговорок, мы рекомендуем эту книгу широкой публике, желающей получить общее, но информированное представление о войнах в Чечне.

Чеченские войны | Политические праздники

Автор: Дэвид Серпа


Распад Советского Союза

В 1991 году произошло одно из самых больших изменений в глобальной геополитике.Распад Советского Союза привел к созданию многих независимых государств по всему региону. Хотя казалось, что после окончания холодной войны мир станет более мирным, в результате все же вспыхнули другие конфликты.

История российско-чеченского конфликта

У чеченцев, проживающих на Северном Кавказе России, исторически сложились сложные отношения с Россией. Всего за последние тридцать лет они вели две войны друг против друга, что привело к многочисленным жертвам и вызвало экономические и другие проблемы для обеих сторон.

Однако вражда между Россией и Чечней началась за пару веков до этого. Ранее, во второй половине восемнадцатого века, Российская империя стремилась расширить свою власть в регионе Северного Кавказа, посылая туда русских казаков для поселения на этой территории.

Это расстроило жителей Чечни и Дагестана, живущих в этом регионе, которые взяли оружие, чтобы противостоять наступлениям России во главе с суфийскими исламскими мистиками (Gokay, 2004). В то время как чеченский лидер шейх Мансур был схвачен, восстание продолжалось, особенно после того, как Россия аннексировала Грузию в 1802 году.

В конце концов, во второй половине XIX века повстанцы потерпели поражение, что привело к переселению и изгнанию многих чеченцев.

Чечня во время русской революции

После Февральской революции 1917 года с чеченской стороны начались столкновения, и чеченцы снова начали боевые действия в регионе. Затем вмешались Советы и взяли под свой контроль регион, назвав его Терской советской республикой.

Чеченцы тоже не сдались и нанесли много потерь Советскому Союзу.Их целью было изгнание Советов и установление теократического государства; повстанцы видели в этом религиозную борьбу.

Восстание было окончательно подавлено Советами в 1925 году, когда последние повстанцы были схвачены и казнены. Этот конфликт и поражение обострили антироссийские настроения на Северном Кавказе. Эти события также демонстрируют, как национализм и стремление к автономии или даже независимости были тесно связаны с религиозной темой.

До Второй мировой войны чеченские восстания и восстания были обычным явлением, вспыхивая каждые несколько лет.Однако ни один из них не был таким большим, как предыдущие, и успешным.

Поскольку чеченцев обвинили в сотрудничестве с немцами во время Второй мировой войны, Сталин депортировал всех чеченцев в Среднюю Азию, Казахстан и Сибирь.

Регион Северного Кавказа был «русифицирован», так как сюда переселились многие русские поселенцы, закрылись мечети и по-разному продвигали русскую культуру. Депортация стала особенно болезненным моментом для чеченцев, и это одна из главных причин, по которым они так долго негодовали на российское государство.

В 60-е годы чеченцы вернулись на родину. Они по-прежнему возмущались русскими до такой степени, что тысячи россиян покинули Северный Кавказ в 1970-х годах. Точно так же отношение России к Чечне оставалось агрессивным на протяжении многих десятилетий, если не столетий.

После СССР

После распада СССР группа чеченцев провозгласила независимость части Чечни, назвав ее Чеченской Республикой Ичкерия в 1991 году. Они могли управлять собой с некоторой автономией, но в 1994 году, Президент России Борис Ельцин направил армию для восстановления конституционного порядка, начав Первую чеченскую войну (World Peace Foundation, 2015).

Грозный, столица Чечни, сильно пострадал от бомбардировок с воздуха. Российская армия провела наземную кампанию, которая привела к партизанской войне с большим количеством жертв.

Война зашла в тупик в 1996 году; казалось невероятным, чтобы какая-либо из сторон выиграла войну. Таким образом, российское и чеченское руководство договорилось о прекращении войны посредством Хасавюртовского соглашения, согласно которому Россия согласилась вывести свои войска из Чечни (Sieff, 1999).

В соглашении особо не затрагивался вопрос о независимости Чечни, который изначально спровоцировал войну.Это означало, что основной фактор, приведший к началу войны, не был рассмотрен.

Первая чеченская война

Во время Первой чеченской войны Россия понесла много потерь, и война была непопулярной. И наоборот, многие чеченцы бежали в другие города, чтобы избежать конфликта. И все же было нанесено много потерь.

Учитывая безжалостность российской кампании, впоследствии чеченцы стали еще сильнее относиться к независимости. Поскольку независимость не обсуждалась в мирном договоре, чеченцы по-прежнему пользовались фактической независимостью после войны.

Вскоре после этого правительство Чечни потеряло контроль над частью территории. Иностранные джихадисты вошли в регион и захватили власть в небольших населенных пунктах. Это означало проникновение в регион ваххабизма, более радикальной формы ислама.

Ваххабизм во многом противоречит преобладающим в Чечне традициям суфийского ислама. Ахмад Кадыров, который тогда был религиозным лидером в Чечне, встал на сторону правительства России в 1998 году, отчасти из-за их общей оппозиции группировкам ваххабитов.

Вторая чеченская война: этап боевых действий

Россия была поражена террористической атакой, в результате которой в 1999 году пострадали четыре здания в Москве и Волгодонске. Правительство и службы безопасности обвинили чеченских повстанцев в совершении этого нападения. Некоторые люди, в том числе Александр Литвиненко, которого считают убитым российским правительством, считают, что взрывы были совершены службой безопасности, чтобы оправдать войну против чеченцев (Walsh, 2004).

Другие считают, что это событие было сфабриковано и использовано как оправдание.Доказательства еще не убедительны. Однако это событие привело к появлению Владимира Путина, который был назначен главой правительства тогдашним президентом Борисом Ельциным.

Вдобавок к этому, в 1999 году Шамиль Баясев, лидер одной из наиболее радикальных группировок в Чечне, совершил набег на Дагестан со своей армией и попытался взять его под свой контроль (Womack, 2011).

В связи с этими событиями российская общественность поддержала решительные действия в Чечне. Это действительно то, что решило сделать российское правительство.Споры по-прежнему возникают вокруг описанных ранее событий и возможного участия элементов российского правительства. Утверждается, что Россия уже планировала принять меры в Чечне до этих событий, таким образом, они послужили оправданием, как упоминалось ранее (Pain, 2001).

Никто из признанных виновными во взрывах не являлся этническими чеченцами. Баясев, ответственный за большую часть актов насилия, совершенных радикальными чеченцами, не имел никакого отношения к чеченскому правительству, которое осудило теракты.Следовательно, взрывы, в частности, не кажутся вполне законными утверждениями о начале войны в Чечне.

Учитывая свой союз, чеченцы, управляемые Кадыровым, сотрудничали с правительством России в борьбе с радикальными повстанцами. СМИ и правительство назвали это антитеррористической операцией.

Войска Баясева хотели объявить Дагестан независимым, но Россия хотела этому помешать. Кадыров, руководящий пост которого теоретически был в основном религиозным, отказался от стремления к независимости и встал на сторону России.Многие до сих пор за него боролись. Во время этого конфликта, известного как Вторая чеченская война, были высокие потери среди военных и гражданского населения, а некоторые части Чечни были опустошены.

Вступив в Чечню и Дагестан, Россия положила конец эксперименту провозглашения независимости, которым Республика Ичкерия пользовалась в течение нескольких лет, продемонстрировав контроль России над регионом.

Вторая чеченская война: этап повстанцев

Россия медленно отступила, поскольку их противник ослабел и позволил чеченским ополченцам вести бой.В 2002 году Россия положила конец войне, выведя свои войска. Враги уже были изгнаны и теперь вели партизанскую войну, но вмешательство России приняло другой подход.

Окончание боевой фазы войны привело к двум особенно важным результатам. Независимая Чеченская Республика Ичкерия была упразднена, и таким образом Россия восстановила контроль над Северным Кавказом, по крайней мере, официально. Вдобавок к этому Россия установила в Чечне новое правительство во главе с ее союзником Ахмадом Кадыровым.Это правительство, конечно, было пророссийским и поэтому не стремилось стать независимым, в отличие от многих других в прошлом.

После того, как Россия завершила боевую фазу чеченской войны, сепаратисты в основном использовали спорадические атаки и рейды, и их присутствие со временем уменьшилось. Тем не менее, Россия по-прежнему проводила противоповстанческие операции и удары с воздуха для борьбы с исламскими чеченскими сепаратистами.

Последний осуществлял теракты и целенаправленные убийства как в Чечне, так и в других регионах России.Это и привело к смерти Кадырова в 2004 году (Мировалев, 2014).

Сепаратисты также несут ответственность за печально известный инцидент с захватом заложников в Беслане. Они захватили школу в городе Беслан в Северной Осетии, взяв в заложники более 1000 человек, большинство из которых были детьми. Когда российские силы вмешались, они убили всех повстанцев, но при этом погибло более 300 человек.

Подобные события во многом изменили отношение общества к чеченским сепаратистам.Сын Ахмада Кадырова приобрел большую власть в Чечне после смерти своего отца и в конечном итоге стал президентом региона в 2007 году.

Чечня в составе России

В 2009 году Москва объявила о завершении своей антитеррористической операции на Северном Кавказе, положив конец конец Второй чеченской войны. Вся война повысила популярность Путина в России; считалось, что он принимает меры против группы людей, которые наносят ущерб интересам России, а также приносят стабильность в Чечню.

Однако отказ России от Чечни не улучшил положение. Когда Россия ушла, сепаратистские движения стали намного слабее; вместо этого радикальные исламистские группировки теперь присутствовали на Северном Кавказе. Поскольку это рассматривалось как меньшая угроза для Москвы, чем разделение, их вмешательство прекратилось, оставив все в руках Кадырова.

Следовательно, сепаратистское движение на Северном Кавказе в настоящее время не очень сильное. Сегодня российские инвестиции в регион сделали столицу Чечни Грозный одним из самых красивых городов во всей России и, конечно, в регионе Северного Кавказа.

Ссылки:

Gökay, B. (2005). Россия и Чечня: долгая история конфликтов, сопротивления и угнетения. Альтернативы: Турецкий журнал международных отношений, 3 (2 и 3). doi: http: //dx.doi.org/10.21599/atjir.6537

Minorities at Risk Project, Chronology for Chechens in Russia, 2004, доступно по адресу: https://www.refworld.org/docid/469f38d12.html [доступ 12 августа 2019 г.]

Мировалев М. (2014 г., 11 декабря). Чечня, Россия и 20 лет конфликта. Аль-Джазира. Получено 12 августа 2019 г. с сайта https://www.aljazeera.com/indepth/features/2014/12/chechnya-russia-20-years-conflict-2014121161310580523.html

Pain, E. (2001) . От первой чеченской войны к второй. Коричневый журнал

World Affairs, 8 (1), 7-19. Получено с http://www.jstor.org/stable/245

Sieff, M. (1999, 4 ноября). Россия использует авиацию в Чечне. Получено с https://www.upi.com/Archives/1999/11/04/Russia-exploiting-air-power-in-Chechnya/5145941691600/

Womack, H.(2011, 23 октября). Повстанцы готовят новое вторжение в Дагестан. Получено с веб-сайта https://www.independent.co.uk/news/world/rebels-stage-new-invasion-of-dagestan-1116858.html

#NorthCauhibited # Кавказ # Кавказ # Россия # Чечня # Дагестан #CaucasTravel

Вторая чеченская война, прикрытия «международного терроризма» и консолидация власти Путина | Иосиф Отен

Исполняющий обязанности президента России Владимир Путин и его жена Людмила (слева) аплодируют во время концерта после церемонии награждения в Гудермесе, в 30 км к востоку от Грозного, в субботу, 1 января 2000 года.Путин посетил российские силы в Чечне, чтобы похвалить их за кампанию по разгрому сепаратистских повстанцев. КРЕДИТ: EPA

Вмешательство России в Чечню представляет собой одно из самых серьезных нарушений прав человека в период после распада Советского Союза. Хотя в регионе существует история конфликтов, Первая чеченская война впервые привлекла к ней внимание международного сообщества. Это потрясло как российскую, так и международную аудиторию, поскольку вооруженные силы Федерации неизбирательно использовали свою огневую мощь для нападения на светских сепаратистов и выравнивания густонаселенной чеченской столицы Грозного.Хотя в 1995 году российское правительство понесло унизительную стратегическую потерю, его усилия жестоко наказали гражданское население Чечни и создали прецедент безрассудного насилия в регионе. Этот прецедент был применен почти полвека спустя во время Второй чеченской войны. Непропорциональная реакция России на действия меньшинства, лишенного народной поддержки, разрушила крошечную республику и оставила ее в состоянии психологического опустошения. Рассматривая конфликт как конфликт против международного терроризма и намеренно игнорируя определения вооруженного конфликта, сформулированные в международном праве, чтобы избежать нарушений Женевских конвенций, российское правительство смогло принять меры против чеченцев по своему усмотрению для продвижения президента Программа Путина по консолидации власти.Хотя чеченская сепаратистская фракция была организована и достаточно велика, чтобы ее можно было классифицировать как военную силу, Владимир Путин проигнорировал сложности, связанные с группировками внутри Чечни, и представил их всех как радикальных террористов, руководимых международной джихадистской идеологией, чтобы восстановить российский национализм после войны. новый «чужой» враг.

Борьба Чечни за независимость после распада Советского Союза началась не с того насилия, которым она характеризуется сегодня.Напротив, 1991 год показал потенциал для союза между Россией Бориса Ельцина и Чечней Жохара Дудаева. Оба лидера пришли к власти в результате борьбы за смену правящей элиты СССР, и казалось, что они могут работать вместе для достижения общей цели. Даже в этом случае развивающаяся демократия в Москве не признавала легитимность власти Дудаева, которая реализовалась после государственного переворота. Они решили провести выборы в Чечне, чтобы избрать легитимное в их глазах правительство.Дудаев и его Чеченский национальный конгресс не могли согласиться с вмешательством Верховного Совета и в ответ проведут выборы месяцем раньше. В условиях эскалации конфликта Президиум Верховного Совета России признал конкурирующий (поддерживаемый Москвой) Временный верховный совет единственным правительством в Чечне и приказал Чеченскому национальному конгрессу сложить все руки и отменить свои выборы. Чтобы продемонстрировать свою народную поддержку и непопулярность российского вмешательства, Чеченский национальный конгресс Дудаева организовал продудаевскую демонстрацию с участием пятидесяти тысяч чеченцев в Грозном.Позже чеченский лидер отверг требования России на переговорах, однозначно победил на парламентских и президентских выборах в Чечне и объявил независимость Чеченской Республики. В конечном итоге это привело к тому, что Ельцин направил российские войска в Чечню, хотя в этот момент не было никакого насилия, и войска были отправлены обратно после разоружения чеченскими войсками. Вместо того, чтобы немедленно прибегнуть к насилию, Ельстин решил наложить на республику экономическую блокаду, которая оказалась бы разрушительной.

Неправильно проведя российскую экономическую блокаду и столкнувшись с растущей поддерживаемой Москвой оппозицией, Дудаев распустил парламент и консолидировал власть в качестве единственного лидера Чечни, что спровоцировало серию событий, которые привели к гражданской войне. За это время Россия почти четыре года отрицала власть Дудаева в Чечне. Однако в 1994 году Россия предприняла попытки переговоров с правительством Дудаева. К сожалению для обеих сторон, все переговоры в этот период провалились, поскольку Дудаев не желал идти на компромисс в отношении независимости, а Ельцин не хотел ее предоставлять.В результате попытки поддержать растущую оппозицию Чечни Дудаеву были предприняты Москвой, но в конечном итоге оказались безуспешными. Последовало еще несколько ссор и эскалации риторики с обеих сторон. Наконец, 15 декабря 1994 года российская бронетехника и почти 40 000 военнослужащих вошли в Чечню.

В результате этого конфликта Россия получила еще один Афганистан, где борьба с партизанами была очень дорогостоящей как с точки зрения жизней, так и с точки зрения ресурсов. Российские войска не покидали республику еще два года.Методы асимметричной войны, использованные чеченцами, выиграли им войну и позволили им несколько раз отбить Грозный, нанеся тяжелые потери российским войскам в ходе конфликта. С другой стороны, сообщения о жестоком обращении с гражданским населением в Чечне со стороны российских военных были широко распространены по всей стране и вызвали презрение по всей федерации. Эта жестокость и унизительная потеря в Чечне оказались тяжелым бременем для президентской кампании Ельцина 1996 года и способствовали резкому падению его популярности.

Первая война в Чечне не сопровождалась радикальным исламистским дискурсом, как вторая; вместо этого националистические настроения и необходимость защитить свои семьи побудили чеченцев бороться против того, что они считали угрозой российского империализма. Однако крайняя жестокость и жестокость со стороны российских войск во время первой войны в конечном итоге способствовали радикализации некоторых чеченцев на протяжении всей войны. Один чеченский хирург описал случай такого насилия, свидетелем которого он стал, когда его перевозили в больницу в Грозном: «Я проезжал мимо российского бронетранспортера со словом САМАШКИ, написанным жирными черными буквами на боку.Я посмотрел в зеркало заднего вида и, к своему ужасу, увидел человеческий череп на передней части машины. Кости были белыми; кто-то, должно быть, сварил череп, чтобы удалить плоть »(МакКлюр). Жестокость российских войск и зверства войны дали некоторым чеченцам повод ненавидеть Россию, что фактически положило начало процессу радикализации.

Прибытие ваххабитов в Чечню.

Чеченцы традиционно исповедуют мистическую форму ислама, называемую суфийским исламом. Напротив, ваххабизм - это консервативная, фундаменталистская форма ислама, которая стремится «очистить» религию и выступает за использование религиозно мотивированного насилия против западных империалистических держав после советской оккупации Афганистана.В период после Первой чеченской войны в Чечню прибыли ваххабитские миссионеры из Саудовской Аравии. Эти миссионеры предложили молодым чеченским мужчинам значительные суммы денег в обмен на присоединение к их движению (Альберт). Благодаря таким усилиям интернационалистов в Чечне в конечном итоге сформировалась воинственная группировка ваххабитов, власть которой со временем только росла.

Несмотря на понесенные потери, чеченское сепаратистское движение фактически выиграло первую чеченскую войну, когда Россия вышла из строя.Однако статус республики как государства все еще оставался под вопросом. Тем не менее, чеченцы избрали своим президентом нового лидера: Аслана Масхадова. В 1996 году Масхадов подписал мирный договор с русскими и согласился отложить переговоры о правовом статусе Чечни на пять лет. В это время «Чеченская Республика Ичкерия» изо всех сил пыталась сохранить контроль над радикальной фракцией ваххабитов во главе с Шамилем Басаевым. Своими призывами к созданию исламского фронта против России, усилиями по радикализации населения и частной армией Басаев на каждом шагу подрывал цели президента Аслана Масхадова по централизации, демократии и секуляризму.Понимание этой борьбы за контроль над Чечней между Масхадовым и Басаевым имеет решающее значение для более глубокого понимания конфликта в Чечне в целом.

Сила Басаева ваххабитских радикалов росла к власти, поскольку правительство Масхадова столкнулось с экономическими, социальными и политическими проблемами из-за отказа России признать независимость Чечни и блокады Чечни. К февралю 1999 года влияние радикалов в Чечне стало настолько мощным, что президент Масхадов был вынужден признать шариат в качестве закона страны.Басаев заклеймил Масхадова как «язычника» и не оставил президенту иного выбора, кроме как отойти от своей цели секуляризма и разрешить применение традиционных мусульманских головных уборов для женщин и публичные телесные наказания, среди других несветских законов, которые стали определять Чечню. как исламистское государство. Сделав все, что в его силах, чтобы отнять власть у президента, и при помощи российской блокады, Шамиль Басаев успешно утвердил свое радикальное крыло в качестве параллельной власти должным образом избранному правительству.Это оказалось катастрофой для и без того борющейся республики.

Еще одним актом параллельной власти, Шамиль Басаев привел радикальных повстанцев из Чечни к вторжению в соседнюю республику Дагестан 7 августа 1999 года. Их цель состояла в том, чтобы создать Конфедерацию горских народов Кавказа с Дагестаном и заручиться поддержкой местных жителей. Радикалы-ваххабиты поступают так. Их усилия не увенчались успехом, и они были отброшены в Чечню. Однако насилие в Дагестане и теракты в Москве помогли администрации Ельцина сформировать предлог для войны в Чечне (Гольдфарб).28 сентября 1999 г. исполняющий обязанности премьер-министра Владимир Путин заявил, что «боевые действия в Чечне уже ведутся» (Пресса). Радикальное вторжение Басаева в Дагестан позволило России вести войну под предлогом борьбы с «международным терроризмом» и игнорировать многовековой конфликт между Россией и Чечней. Хотя в Чечне существовали члены так называемых международных террористических групп, боевая операция в Чечне проводилась исключительно против радикальных элементов в правительстве Чечни. Таким образом, не было ни официального объявления войны, ни первоначального признания бомбардировок.Все усилия были организованы таким образом, чтобы свести к минимуму негативные отношения с общественностью и не допустить чеченцев к обычаям, связанным с традиционной войной. Путин не повторит ошибку Ельцина, допустив, чтобы асимметричная война и остальной мир стали свидетелями насилия, которое он обрушит на мирных жителей Грозного. Во время Второй чеченской войны чеченский народ больше не был «борцами за свободу» или сепаратистами, его выдавали за террористов.

Для жителей Грозного, большинство из которых пережило первую войну против России, общее отношение к войне прекрасно описывалось граффити на стенах города: «Добро пожаловать в ад: Часть вторая» («Военные преступления в Чечне. ”2008 г.).В течение почти шести лет ракеты класса "земля-земля" обрушивались с неба прямо на густонаселенный город и приводили к гибели многих мирных жителей. По данным Human Rights Watch, бомбардировки без разбора превратили «многие части Чечни в пустыню», в то время как российские войска одновременно лишили «безопасных коридоров, позволяющих мирным жителям покинуть районы активных боевых действий». («Военные преступления в Чечне», 2008 г.). Российское правительство отказалось признать сложность проблемы, особую роль Аслана Масхадова как светского лидера и отсутствие общей чеченской поддержки радикалов.Президент Путин позаботился о том, чтобы полностью контролировать ситуацию в российском правительстве. Таким образом, его правительство отказалось признать сложности конфликта. Гражданская война или этнический конфликт требуют переговоров, международного контроля и фактического развертывания войск. «Антитеррористическая операция», которую Путин проводил против Чечни, не нуждалась в соблюдении таких международно признанных стандартов ведения войны, могла легко запугать все население и заставить ее подчиниться и была просто проще со стратегической точки зрения.Это широкомасштабное и жестокое нападение на всех чеченцев заставило различные группировки в Чечне работать вместе против общего агрессора. Наличие радикалов в этом отчаянном общем чеченском фронте позволило российскому правительству более легко представить все население радикальным и связанным с международным терроризмом.

Нечувствительность России к чеченскому населению.

Отсутствие интереса России к переговорам с чеченцами и абсолютные разрушения в результате кампании бомбардировок являются доказательством исключительного стремления Путина восстановить территориальную целостность России ценой чеченского народа, с которым обращались как угодно.Фактически, Генштаб прилагал огромные усилия для публичных заявлений, дискредитирующих жизни чеченцев. Генерал Виктор Казанцев, например, делал несколько таких заявлений по разным поводам, в том числе обещал «очистить Чечню от всякой нечисти» и «бомбить всю республику», если будет возможность (Хауэн). Эти цитаты нельзя отвергать как простые слова, потому что влиятельные фигуры, такие как российский генерал Геннадий Трошев, пригрозили уничтожить целые поселения, если «будут обстреляны из поселения» (Хауэн), и были случаи таких «ответных» разрушений, которые привели к «Сотни погибших… в Грозном и во многих небольших городах и деревнях» («Военные преступления в Чечне», 2008 г.).

Зачицкая (зачистка): Резня в Алханской юрте.

Зачицкая - неофициальный военный термин, используемый российскими войсками для описания операции с применением вооруженного патрулирования и поквартирного обыска. Эти операции были очень распространены во время Второй чеченской войны и печально известны нарушениями прав человека, такими как этнические чистки и грабежи. Вот что произошло в Алхан-Юрте. Несмотря на мольбы деревенских старейшин, в ноябре 1999 года увеличилось присутствие чеченских повстанцев и иностранных боевиков в деревне с населением 9000 человек.В ответ на то, что эти силы нанесли тяжелые потери российским подразделениям, русские без разбора бомбили село и «убили по меньшей мере восемь мирных жителей» («РОССИЯ / ЧЕЧНЯ», 2000). Когда начались бомбежки, повстанцы уже покинули село. К сожалению, на этом бойня за Алхан-Юрт не закончилась. 1 декабря 1999 года российские вооруженные силы взяли под свой контроль Алхан-Юрт. Во время оккупации российские солдаты «устроили беспорядки в селе, казнив по меньшей мере четырнадцать мирных жителей» («РОССИЯ / ЧЕЧНЯ», 2000).Хьюман Райтс Вотч взяла интервью у жителей села, которые рассказали, что они лично были свидетелями грабежей их домов, изнасилований знакомых и казней со стороны российских сил. Последним погибшим был Айнди Альтимиров; 18 декабря он был убит и обезглавлен российскими солдатами после попытки помешать им разграбить его дом.

Женевские конвенции.

Обсуждение этих различных злодеяний требует параллельного обсуждения их применимости к Женевским конвенциям 1949 года в соответствии со статьей 3: конфликты немеждународного характера.На сегодняшний день ни одна из сторон конфликта не была привлечена к ответственности за какие-либо нарушения. Однако нарушения имели место с обеих сторон. Чтобы защитить себя от ответственности за них, российское правительство назвало всю войну «антитеррористической операцией». Споры широко вращались вокруг необходимости и нежелания подвергнуть опасности минимальное количество российских войск во время войны, чтобы спасти жизни ни в чем не повинных людей. При этом необходимость не освобождает ни одну из сторон от вины.Необходимость не гарантирует гибели тысяч мирных жителей в качестве «побочного материала» неосторожно неточных бомбардировок, что считается военным преступлением согласно статье 3 четырех Женевских конвенций 1949 года, равно как и убийства, нанесение увечий, жестокость и пытки мирных жителей российскими войсками. на протяжении всей войны («Женевские конвенции» 1949 г.). Гуманное обращение с гражданским населением, которого следовало ожидать от государств-участников Женевских конвенций, не было обеспечено в случае Второй чеченской войны против Республики Чечня.

Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций на протяжении десятилетий придумывала определение агрессии и, наконец, приняла резолюцию в 1974 году, определяющую ее как таковую: «применение вооруженной силы государством против суверенитета, территориальной целостности или политической независимости другого государства, или любым другим способом, несовместимым с Уставом Организации Объединенных Наций »(« ОПРЕДЕЛЕНИЕ АГРЕССИИ », 2008 г.). Термин «государство» в этом определении не применяется только к государствам, признанным Организацией Объединенных Наций в соответствии с «пояснительной запиской», следующей за определением («ОПРЕДЕЛЕНИЕ АГРЕССИИ», 2008 г.).В резолюции также содержится важное признание - всеми членами Генеральной Ассамблеи - того, что «агрессия является наиболее серьезной и опасной формой незаконного применения силы» («ОПРЕДЕЛЕНИЕ АГРЕССИИ», 2008 г.). Это поднимает вопрос, почему Российская Федерация не попыталась использовать какие-либо другие средства дипломатии против самопровозглашенного «государства», которым была Чеченская Республика Ичкерия, прежде чем избрать путь полномасштабной войны.

Другие способы дипломатии.

У российского правительства было несколько других вариантов, прежде чем начать агрессивную войну против Чечни.Первым и наиболее очевидным были переговоры с президентом Чечни Асланом Масхадовым. К началу войны Масхадов был единственным законным политическим лидером Чечни, с которым можно было вести переговоры. Тем не менее, Россия отказалась от любых переговоров с ним и убила президента в ходе войны, фактически положив конец любым надеждам на мирное урегулирование. Другой, хотя и более сложный, вариант заключался в том, чтобы выиграть идеологическую битву за поддержку чеченского народа. Действия радикальных ваххабитов были крайне непопулярны в Чечне, и заручиться поддержкой чеченского народа, вероятно, было не так сложно, поскольку бомбардировки с воздуха были разрушительными.Разрушения Второй чеченской войны, возможно, не произошли бы или привели бы к меньшим страданиям, если бы использовался любой из этих путей. Вместо этого, даже после того, как началась война и было убито Масхадов, мало что было сделано для организации эвакуации невинных людей, не связанных ни с одной из сторон конфликта: дипломатия не подходила для путинской России, и не было предпринято никаких попыток спасти чеченские жизни. Тогда вопрос становится вопросом намерения. Почему Путин не вел переговоры с чеченскими сепаратистами?

Доказать намерение сложно в любой ситуации.Однако было много предположений относительно того, почему Путин и его правительство решили проводить в Чечне политику, которая может считаться военным преступлением по международному праву. Эти предположения различаются, но часто сосредоточены на том, что сам Путин получил от агрессии, и на том, как он справился с конфликтом.

Укрепление власти Путиным.

К моменту ухода Бориса Ельцина с поста первый Президент Российской Федерации набирал 2% голосов (Tran).В любом случае, названный им преемник должен был столкнуться с таким же неодобрением народа. Вместо этого Владимир Путин позиционировал себя противоположно своему предшественнику, пытаясь заработать репутацию «человека действия». После захвата заложников в Театре на Дубровке, устроенного чеченскими радикалами, ему было присвоено это звание, хотя при этом погибло 129 из 912 заложников. «Безжалостное отношение Путина к осаде и его отказ вести переговоры с захватчиками заложников» повысили его рейтинг одобрения до «83% после того, как все было закончено» (Энгель).По мнению Путина, не было никаких причин, по которым такое решение более крупного чеченского конфликта могло бы сказаться на его популярности. Его безжалостность в конечном итоге поощрялась к исламистским радикальным чеченцам, независимо от того, были ли убитые в ходе конфликта чеченцы исламистами или радикалами.

Президент России защищал свое правительство, говоря, что гибель мирных жителей была трагическим следствием борьбы с «международными террористами». Будь то отсутствие сочувствия к человеческой жизни, которое руководило политикой Путина, или стратегия использования страха, чтобы заставить чеченское население подчиниться, гибель тысяч мирных жителей не может быть принята во имя борьбы с сепаратистскими силами или политической победы Владимира Путина. .

Вторая чеченская война оставила чеченский народ страдать от рук двух противоположных политических идеалов: русского национализма и радикального фундаментализма ваххабитов. Присутствие иностранных наемников в Чечне и простое существование поддержки этого особенно опасного направления исламского фундаментализма послужили оправданием, которое было необходимо Путину для объединения России против общего «иностранного» врага. Позиционируя чеченцев как внешнюю угрозу, вина за террористические атаки и вторжения в соседние республики могут быть возложены на международных игроков, а решение этих угроз помещается в военную юрисдикцию Путина - в Чечню.Это фактически лишило чеченский народ гражданских прав, поскольку позволило правительству России не признать должным образом избранного президента Чечни: Аслана Масхадова. Не признавая голоса чеченцев, игнорируя сложности, связанные с фракциями внутри Чечни, отклоняя избранного светского лидера как всего лишь пешку в паутине международных исламистских радикалов, Путин смог действовать так безжалостно, как того требовало российское население, после оправданных действий. гнев к террористическим атакам. Благодаря такому образу событий Путин смог избежать международного контроля со стороны Запада за нарушения прав человека и оправдать гибель тысяч чеченцев во имя контртеррористической операции.

Заблудший американец - Убивает Чечню | ФРОНТЛАЙН

В Чечне российское правительство ведет смертельную борьбу с мятежный, упрямый и удивительно свирепый мусульманский народ. Это борьба, которую ни одна из сторон не может позволить себе проиграть и которую ни одна из сторон не может выиграть без разрушительные последствия - для себя, для региона и, возможно, для будущее России.

После почти трех месяцев войны сильно пострадавшая российская армия создала незначительное присутствие примерно в трех четвертях чеченской столицы Грозного.Но цена была огромной: более 5000 убитых русских солдат, возможно, как погибло около 15000 мирных жителей, большинство из них - этнические русские, сотни тысячи беженцев, миллиарды долларов физического ущерба городу, миллиарды долларов на военные расходы и неисчислимый ущерб престижу Россия, ее военные и ее президент Борис Ельцин.

Пока я пишу, битва и, что более важно, война еще далека от завершения. Наблюдая за боевыми действиями с обеих сторон в течение трех недель в январе и феврале, Я видел, как чеченцы упорно удерживают городские юго-восточный угол, который находится на плато и защищен стратегическим холмом что дает чеченцам хорошую обзорность и огневые позиции для противодействия Русские достижения.Повстанческие силы хорошо вооружены и готовы сражаться за последний кирпич. Нет сомнений в том, что россияне в конечном итоге смогут «взять» это часть города тоже, но придется заплатить огромную цену, если они это сделают.

Ведь чеченцы никогда не играли по русским правилам. Вместо привозя тысячи бойцов на защиту города, чеченский командир, Генерал Аслан Масхадов решил сохранить свои силы небольшими и сильными. Ядро повстанческих сил в Грозном никогда не превышало 1500 человек.Они действуют в составе ударных групп из трех человек - два стрелка защищают бойца с помощью противотанковые ракеты. Стратегия обманчиво проста: проникнуть в команды до перекрестков города, то ждите русских, придавите первый солдаты, которые прибывают, но не убивают их. Затем, когда придет подкрепление, почти всегда на бронетранспортерах, уничтожьте их фалангой ракеты. Каждый БТР несет десять солдат плюс три члена экипажа. Это не занимает Жаждет, чтобы число жертв увеличивалось.

Между тем большая часть чеченской армии даже не в городе; Общий Масхадов знал, что россияне легко окружат столицу и перережут ее. выключен - безлесные равнины слишком плоские и не имеют укрытия, чтобы позволить легковооруженная сила для противостояния танкам и мотопехоте.Если бы он держал большие силы в городе, он был бы пойман в ловушку и снабжал его истребителей было бы невозможно. Повстанцы были бы медленно избиты или умер от голода. Вместо этого он сохранил крупные и растущие чеченские силы. к югу от города, готовясь к следующему этапу войны. От сейчас их около 40 тысяч бойцов. А чтобы связать русских, он держит постоянный уровень силы в Грозном за счет проникновения через российские линии дюжина или около того замен, которые необходимы каждую ночь.

До начала марта русские так и не прижились. Они продолжал обстреливать удерживаемый повстанцами квартал тысячами орудий, ракет и бомбы днем ​​и ночью, и тратить жизни своих солдат на захват несколько заброшенных, разбомбленных зданий, чтобы каждый день продвигаться вперед. К оцените интенсивность стрельбы в перспективе, самый высокий уровень стрельбы зафиксировано в Сараево 3500 тяжелых взрывов в сутки. В Грозном в начале В феврале мой коллега насчитал 4000 взрывов в час.Только в в начале марта русские уменьшили свои обстрелы и приняли стратегию голодает но местное население.

Обстрел был тщетным и, в конечном итоге, обреченным на провал. Помимо небольшого количество чеченских боевиков, мало чеченцев осталось в городе. Практически все оставшиеся мирные жители - этнические русские, около 30 000 человек, в основном пожилым пенсионерам не удалось спастись во время окружения города. это иронично, что чеченские повстанцы сражаются с российской армией, чтобы защитить участок города полон русских бабушек.Когда полная правда битва начнется, будет очевидно, что большинство погибших мирных жителей с середины января также этнические русские. Это раскрытие могло свергнуть правительство Ельцина.

Российская армия объявила битву почти выигранной. Говорят, это безопасно, чтобы мирные жители вернулись, чтобы восстановить город. Автобусы когда-либо были организованы для отвезти их обратно в Грозный. Новая администрация города назначена Правительству Ельцина навести порядок и восстановить город.Мир практически как рука.

Ничто не может быть дальше от истины. Русские присутствуют в город, но они ничего не контролируют. Чеченские боевики свободно перемещаются по городу мимо днем и ночью. Они хорошо знают туннели и водоводы - чеченский Командующий в городе был землемером и отвечал за информацию для города планирование. Главный лидер чеченских боевиков, действовавших на северная часть города - бывший подрядчик, который построил большую часть Грозненского газовая и водная система.Они хорошо знакомы с городом и его скрытыми артерии. Во время поездки в Грозный чеченский командир показал мне, как он мог бы, если бы он захотел, появиться в ста метрах от российских военных комендатуру и пустили в его окно ракету.

Все, что должны сделать русские, чтобы удержать город и защитить свои позиции наносит больший ущерб. Например, они знают, что, чтобы заставить людей вернуться, они Необходимо восстановить воду, канализацию и подвести газ в город. Но те линии проходят под землей по тем же каналам, что и чеченские боевики. перемещаться по городу.Так что русские систематически взрывают те самые каналы для ограничения передвижения чеченцев. Они должны буквально уничтожить город и его инфраструктура для того, чтобы запечатлеть его.

В конце концов, что они захватят? Куча обломков, которые даже они вероятно, возникнут проблемы с контролем. А стоимость? Если они продолжат атаковать районы, контролируемые чеченцами, и не позволяют гуманитарным агентствам эвакуировать оставшихся не участвующих в боевых действиях, общее число погибших может возрасти до 35000 человек. в основном русские, мирные жители и, возможно, 7000 солдат.Больше людей было погибло за три месяца боев, чем от 15 000 до 20 000 советских солдат потеряны в годы боевых действий в Афганистане.

Как это случилось? Чечня - маленькая равнинная республика, не имеющая выхода к морю. и холмы у подножия северного хребта Кавказских гор. Это небольшое местечко размером с Коннектикут, менее 1 процента территории территории России, с населением около 1,2 млн человек. Регион был захвачен и присоединен к России в середине прошлого века, но только через 150 лет определенное сопротивление.Царские силы смогли победить чеченцев только загоняя их в бесплодные Кавказские горы, сжигая их поля, и отрезание их от запасов еды. Уже тогда чеченцы продолжали спорадическое сопротивление в течение следующих полувека.

После недолгого заигрывания с большевиками чеченцы попытались поднять восстание. против новообразованного Советского Союза в 1920 году. Они попытались снова в 1929 году, но восстание было быстро подавлено Красной Армией. В 1944 году их величайший произошла трагедия.Сталин волновался, что чеченцы и соседние ингуши могли бы поддержать немцев, если бы они достигли Кавказа, насильно депортировали практически все население в Казахстан и Сибирь. В течение депортации и ссылки сотни тысяч погибли в суровых условиях Средняя Азия, где к их приему не было сделано никаких должных приготовлений. Когда Хрущев, наконец, позволил выжившим вернуться в 1956–1957 годах, как они выяснили. их земли и дома заняты людьми из соседнего региона Осетии и русскими колонистами.Практически каждый взрослый чеченец более тридцать два года родился в изгнании. Возможно, это объясняет высокий процент закаленных, преданных своему делу чеченских боевиков в возрасте от 30 до 30 лет. сороковые.

Когда в 1991 году распался Советский Союз, чеченцы отреагировали незамедлительно. В Чеченцы при новоизбранном президенте Джоркаре Дудаеве заявили, что их односторонняя независимость и приступили к созданию отдельного государства. Как Чеченцы говорят, что бизнес Чечни был бизнесом во всех его формах.Дудаев позволили местной чеченской экономике ухудшиться, а безработица подняться: но он и его соратники захватили несколько самолетов у Аэрофлота, советской авиакомпании, и начал торговать с новыми независимыми бывшими советскими республиками к югу от него. и восток. Он также установил связи с Ираном и Турцией, а вскоре и с рядом товары ввозились в Чечню с маркировкой для дальнейшего северного направления в России. Опиум, героин и гашиш были одними из самых прибыльных товаров, отправляемых на север. Дудаев и его коллеги также смогли принять участие в прибыльный бизнес по экспорту оружия.Когда российская армия отступила от Кавказа и Средней Азии было продано большое количество оборудования. незаконно чеченцам, которые затем предлагали их всем, у кого есть наличные. Очевидно, мусульманские страны, поддерживающие Боснию, были среди их лучших клиентов. Часть оружия, которое сейчас используется боснийцами, вполне могло быть доставлено через Чечню

В течение трех лет правительство России игнорировало заявление Чечни о независимость и другие ее позорные действия; У России были другие проблемы. Но к середине 1994 года Дудаев зашел слишком далеко.Он ухаживал за мусульманскими радикалами в Иран и Ближний Восток, играя с провозглашением исламского государства и навязывая Закон шариата и продолжение отправки необлагаемых налогом товаров на миллионы долларов на российские рынки. Ельцин начал анализировать свой выбор.

На последующие события повлияло множество факторов. Ясно, что русские думали три года катастрофической экономической политики Дудаева и невзгод, которые они навлеченного на чеченский народ было бы достаточно, чтобы убедить его отказаться от Дудаев в поединке с Москвой.Они рассчитывали, что коррумпированное правительство быстро поддаться перевороту при поддержке Москвы. Когда это не удалось, они считали, что русский народ, который вообще глубоко презирает чеченцев как воспринимаются как главные авторитеты московского преступного мира, поддержат быструю военную вмешательство, чтобы привести их в порядок. Они также считали, что чеченцы сбежит от русской армии. Министр обороны Павел Грачев публично хвастался, что может взять Грозный с полком десантников в два часа.

Как он ошибался. Теперь российская армия увязла в бесплодном бою для объекта, который в конечном итоге бессмысленен. Захват столицы не победит война не больше, чем захват президентского здания. В партизане война, только дураки сражаются за города. Только ввод войск в город увеличивает количество целей.

Что будет дальше, когда война продолжается? Чеченцы сгруппировали большая часть их сил на линии обороны в городах на юге и востоке Грозного.Чеченцы ждут российского командующего генерал-полковника Анатолия Куликова, чтобы попытаться захватить город Гудермес и перерезать дорогу на восток в Дагестан. Это замедлило бы, но теперь остановите движение припасов и подкрепление из чеченских зон республики Дагестан. Но чтобы закрепить свои позиции, русским придется гнать оставшиеся мирного населения к востоку от Грозного в Дагестан, еще одна трагедия для Чеченский народ и очередное пятно на российском правительстве.

Тогда русские должны повернуть на юг. Города, составляющие следующий фронт с которыми им придется сражаться - это большие поселения между Урус-Мартаном и Шали. Это села, которые стали относительно зажиточными в последние годы. двадцать лет, как чеченские нефтяники и строители отправляли в Россию наличные обратно к своим семьям. Большая часть денег была вложена в жилье и города расширились вдоль дороги восток-запад, так что в некоторых местах чтобы сказать, где заканчивается один город и начинается следующий.

Дома в этом городке представляют собой кирпичные постройки с жестяными или черепичными крышами. намного больше, чем типичные сельские дома в других частях России. В комплексы, в которых они построены, часто имеют более одного убежища и много хозяйственные постройки для членов семьи - многоженство по-прежнему практикуется среди многих Чеченцы. Когда чеченские беженцы бежали из Грозного, они направились в свои родовые города, и почти 200000 из них получили приют у родственников и друзья в этом регионе. Каждый комплекс забит беженцами, три, четыре или более семей, часто проживающих в одном доме; большинство имеют в минимум двадцать человек, а у многих пятьдесят и больше.Таким образом, когда русские атаки к югу от Грозного, последствия, вероятно, будут чрезвычайно кровавыми. В дома мало защищают; в отличие от многоквартирных домов Грозного, только в немногих зданиях есть надежные подвалы, и нет безопасных мест, где можно спрятаться. Воздушные бомбардировки будут особенно разрушительными. Беспрецедентный современный гуманитарная трагедия может быть в процессе.

Не сомневаюсь, что чеченцы будут сражаться за города так же отчаянно, как и они. воевал за столицу. Тем не менее, в конечном итоге им придется отозвать большая часть их сил южнее, на этот раз к Кавказским горам.В в какой-то момент они также должны попытаться переместить сельское население в этом направлении также. В этом и заключается следующая гуманитарная катастрофа. Горы предлагают очень мало в плане защиты или безопасности. Они очень узкие: это всего около тридцати миль от начала предгорий до Грузинской граница в самом сердце горного хребта. Горы были лишены деревья в течение столетий паслись овцами, поэтому естественного покрова мало. Здесь всего несколько маленьких деревень - на самом деле овцеводство - и мало места для изолировать сотни тысяч людей, которые могут сбежать в этом направление.Без крова людям пришлось бы жить на нижних склонах. где они будут подвержены российским атакам. Однажды в горах Русские легко могли отрезать их от еды. (Почва на склонах не плодородные, и беженцы не могли вырасти достаточно, чтобы прокормить многих людей) Припасы могут быть доставлены из Дагестана или Ингушетии, если они не втянуты в войну, но суммы будут минимальными. Таким образом, окончательный Стратегия Чечни может заключаться в том, чтобы подтолкнуть гражданское население к горы на границе с Грузией, где беженцы могут замерзнуть, и попытаться пристыдить международное сообщество, заставив его принять меры по их от имени.

Стратегия россиян не так однозначна. Как я пишу 9 марта, они все еще пытаются укрепить свою власть в Грозном. (Когда я спросил одного русского генерала что армия будет делать дальше, когда они выйдут из Грозного, он ответил: «Мы никогда не выходить из Грозного »). Пока что они ограничили свои атаки на южный город подвергся воздушным бомбардировкам и дальним артиллерийским атакам. С несколькими исключения, они были довольно спорадическими и не концентрированными. Но в некоторых Дело в том, что они должны противостоять чеченским силам, сосредоточенным на юге.

Несомненно, русские могут нанести чеченцам серьезный урон. В вопрос для Ельцина в том, как далеко он готов зайти - в частности, сколько Он готов причинить страдания гражданскому населению, чтобы победить. Поскольку он готов рискнуть международным осуждением, которое, несомненно, сопровождать русский поход на юг? Для победы русские будут вынуждены загнать полмиллиона или более человек в горы, отрезать им запасы еды и заставили их подчиниться голодом.

Мрачная возможность состоит в том, что эту войну невозможно сдержать. На востоке война может перекинуться на Дагестан. Русские должны перекрыть маршруты доставки припасов в Чечню, и для этого им нужно создать заграждение войск для Восток. Но если провести такую ​​линию вдоль границы Чечни с Дагестаном, к востоку от линии по-прежнему будет проживать многочисленное чеченское население, не только Чеченцы, которые живут в Дагестане, а также 60 000 враждебно настроенных беженцев. Таким образом единственный способ создать эффективный барьер - это пропустить его через середину Дагестана - немедленно втягивая войну на эту территорию.

На западе российские вертолеты и танки обстреляли деревни в Ингушетия, когда ингушские мирные жители пытались блокировать российские военные колонны. В Ингуши - это «вайнахи», братья чеченцев. Они говорят то же самое языка, имеют одни и те же традиции и, как уже отмечалось, разделяют одни и те же трагическая история депортации и переселения Россией. Когда-то часть Чечено-Ингушетская автономная республика, ингуши решили остаться с Россия вместо того, чтобы присоединиться к Дудаеву в провозглашении независимости.Их лидеры пытались не допустить распространения войны на свою землю, но среди них есть у них чувство неизбежности грядущей войны. Ингушетия - это сама насыщены беженцами, более 100 000 из Чечни плюс 80 000 ингушей, которые были насильно выдворен из Пригородного района столицы Осетии в г. 1992. Со стороны ингушей существует сдерживаемая неприязнь к Русские за отсутствие поддержки против Осетии в течение последних трех лет. Все готовятся к вскрытию карт.

Дальше на запад осетины, главные союзники России в регионе, встревожены. над вооружением своих ингушских соперников. Они опасаются, что в более широкой войне Ингуши двинутся, чтобы вернуть себе Пригородный район, поэтому они тоже получают готовы к бою. А недавно к западу от Осетии прошли антироссийские волнения среди мусульман в Кабардино-Балкарии.

Цена войны для Ельцина и правительства России высока, около 400 000 человек были перемещены, и это число растет.Для некоторых людей это второй, третий и даже четвертый раз в жизни. жизни, которые они были вынуждены переехать. Прямые финансовые затраты войны ошеломляют. Денежную кашу отвлечь от важных экономических проектов, и если война будет продолжаться, жизненно важная иностранная помощь может быть прекращена.

Политические издержки также высоки. Практически никакой поддержки этой войне быть не должно. найден среди русской публики. Несмотря на ненависть к чеченской мафии, большинство россиян интуитивно знают, что война - это ошибка.На войну нападают не только правозащитниками и оппозиционными Ельцину фракциями; Там есть сильные разногласия по этому поводу среди немногих оставшихся сторонников Ельцина. Демократы выступают против войны по моральным и юридическим причинам; националисты выступают против этого потому что армия убивает мирных граждан России. И в армии сопротивление силен по многим причинам, включая разрушительные последствия войны для войск и их боевого духа, это стоит в людях и снаряжении, а ущерб - делают для имиджа армии среди россиян.Особенно показателен необыкновенное движение тысяч солдатских матерей, которые едут на войну зона требует увидеть своих сыновей. Как только они их находят, они их тянут из рядов и попытайтесь забрать их домой. Даже офицеры не застрахованы от их матери; подполковника артиллерии бесцеремонно вытащили у линии огня в Грозном.

Более того, процент дезертирства солдат, направляющихся в зону боевых действий, высок. Пока немногие солдаты покинули поле боя многие спрыгнули с поля боя поезда и конвои, направляющиеся в Чечню.Армия явно боится противостоять ситуация прямо и публично; она открыла офис в Москве, где дезертиры могут сдаться и подать заявление о переводе в другие подразделения без ущерба.

Среди старших офицеров также широко распространены недовольство войной или хотя бы тем, как она ведется. Два Генералы отказались атаковать Грозный. Член Российской Генштаб отказался принять команду в Чечне.И начиная с 17 февраля генералы самостоятельно командуют войсками в Грозном. власть прекратила стрельбу на несколько дней, пытаясь заставить начальство и политиков вести дискуссии до конца войны.

Прекращение огня и то, как оно было осуществлено, поучительно. Большинство генералов с российской стороны известно, что повстанческие генералы были даже заместителями и бывшими ученики генерала Масхадова. В сумасшедшем лоскутном одеянии постсоветской России, Президент Ингушетии Аушев и его вице-президент Борис Агапов, до сих пор служат генералами в российской армии.Они незаметно получили обе стороны разговаривали и в итоге договорились о перемирии. Полевые командиры сделали все, что могли, чтобы удержать его. Но Генштаб в Москве и сторонники жесткой линии из ближайшего окружения Ельцина навязывали условия, которые невозможно чеченцам встретиться - например, чтобы они сдали свои тяжелое оружие без соответствующего жеста со стороны русских - и отказался вести переговоры. Прежде чем можно было изучить какие-либо альтернативы, прекращение огня. Генерал Грачев приказал армии вернуться в бой на основания того, что не было военных причин для прекращения боевых действий.Он проигнорировал последствия для 20 000-30 000 мирных жителей, многие из которых являются русскими, оказавшихся в ловушке контролируемые чеченцами зоны.

Новости из Чечни резко упали после возобновления боевых действий. Русские ограничили доступ журналистов и российских окружение не позволило репортерам добраться до контролируемых повстанцами зон. Это кажется очевидным, что этот конфликт будет продолжаться, и сомнительно, что русские а чеченцы сами смогут урегулировать конфликт. Дудаев сказал, что Чечня может принять автономный статус, который не является полным суверенитета, но Ельцин не проявил никакого интереса к предоставлению чего-либо Сортировать.Теперь США должны приложить усилия для поощрения переговоров и прекращения война. Если вы этого не сделаете, это станет неверным сигналом для россиян и приведет к еще большая человеческая трагедия, которая в конечном итоге уничтожит экономические и политические завоевания, которых Россия стремилась достичь в течение последних пяти годы. США и другие западные державы не могут позволить, чтобы Чечня стала другая Босния. Опасности для сотен тысяч людей и будущее бывшего СССР слишком велико.


дом . кто убил Фреда Куни. карта мира куни. со своего ноутбука. по жизни. его радиоинтервью. специальные отчеты. друзья и коллеги. ссылки. зрительское обсуждение. реакция прессы. кассеты и стенограммы
Авторское право на веб-сайт 1995-2014 гг. Образовательный фонд WGBH

Военные преступления в Чечне и ответ Запада

Доказательства, которые мы собрали в Чечне, вызывают тревогу: российские войска совершили серьезные злоупотребления, включая военные преступления, в ходе своей кампании в Чечне.В Грозном граффити на стенах гласит: «Добро пожаловать в ад: Часть вторая», примерно такое же краткое изложение, как и все, через что пережили чеченские гражданские лица за последние пять месяцев.

Мне очень приятно находиться здесь сегодня, и я ценю то внимание, которое комитет
уделяет углубляющемуся кризису в Чечне.

Меня зовут Питер Букерт, я научный сотрудник Хьюман Райтс Вотч по чрезвычайным ситуациям. Я только что вернулся из трех месяцев в Ингушетии, республике, соседней с Чечней, где я документировал военные преступления и другие злоупотребления, совершенные в конфликте в Чечне.

исследователей Хьюман Райтс Вотч постоянно находятся в Ингушетии с начала ноября, и мы провели подробные интервью с более чем 500 свидетелями нарушений в Чечне. Благодаря нашему постоянному присутствию в регионе, мы можем подтверждать показания очевидцев независимыми и последовательными свидетельствами.

Результаты нашего исследования по Чечне общедоступны в виде примерно сорока пресс-релизов и двух отчетов, и они предоставляют подробную информацию о нарушениях, резюмированных в моих показаниях.Пресс-релизы и короткие отчеты доступны на нашем веб-сайте www.hrw.org, и сегодня я принес с собой их копии.

Доказательства, которые мы собрали в Чечне, вызывают тревогу: российские войска совершили серьезные злоупотребления, включая военные преступления, в ходе своей кампании в Чечне. В Грозном граффити на стенах гласит: «Добро пожаловать в ад: Часть вторая», примерно такое же краткое изложение, как и все, через что пережили чеченские гражданские лица за последние пять месяцев. Россия говорит о войне против терроризма в Чечне, но именно чеченские гражданские лица приняли на себя основную тяжесть российского наступления в этой войне, как и в первом чеченском конфликте.Большинство зафиксированных нами нарушений было совершено российскими войсками; мы также задокументировали серьезные злоупотребления со стороны чеченских боевиков.

Зверства в Чечне

С начала конфликта российские войска неизбирательно и непропорционально часто бомбили и обстреливали гражданские объекты, что приводило к тяжелым жертвам среди гражданского населения. Российские вооруженные силы проигнорировали свои обязательства по Женевской конвенции сосредоточить свои атаки на комбатантов и, похоже, не предпринимают никаких мер для защиты гражданского населения: именно эта ковровая бомбардировка стала причиной подавляющего большинства смертей среди гражданского населения в конфликте в Чечне.Российские войска неоднократно применяли мощные ракеты класса «земля-земля», в результате чего сотни людей погибли при взрывах на Центральном рынке в Грозном и во многих небольших городах и деревнях. В последнее время российское командование пригрозило применить еще более мощные взрывчатые вещества, в том числе топливные воздушные взрывчатые вещества, которые могут иметь катастрофические потери при использовании против гражданских целей. Кампания бомбардировок превратила многие районы Чечни в пустыню: даже самые опытные военные репортеры, с которыми я разговаривал, говорили мне, что они никогда в своей карьере не видели ничего подобного разрушению столицы Грозного.

Российские войска часто отказываются создавать безопасные коридоры, позволяющие мирным жителям покинуть районы активных боевых действий, в результате чего мирные жители остаются в ловушке за линией фронта на месяцы. Изможденные мужчины и женщины, вышедшие из Грозного после опасного путешествия, рассказали мне, что месяцами жили в темных, холодных подвалах без воды, газа, электричества и с ограниченным питанием: их маленькие дети часто были в шоке, хныкали в уголках своих домов. палатки в Ингушетии и крики от испуга, когда над ними пролетали российские военные самолеты, напоминая им о терроре в Грозном.

Мужчины особенно сталкиваются с серьезными трудностями при попытке покинуть районы боевых действий: они подвергаются словесным оскорблениям, вымогательству, кражам, избиениям и произвольным арестам. Несколько раз колонны беженцев подвергались интенсивным бомбардировкам со стороны российских войск, что приводило к тяжелым жертвам. В настоящее время десятки тысяч мирных жителей остаются в ловушке в ущелье реки Аргун на юге Чечни, застряли в тылу российских войск, не имея выхода из постоянных бомбардировок и быстро исчерпывающих запасы продовольствия.

Для многих чеченцев постоянные обстрелы были только началом ужаса. Вступив в контакт с российскими войсками, они столкнулись с еще большей опасностью. Хьюман Райтс Вотч задокументировала три массовых убийства, совершенных российскими войсками в Чечне. В декабре российские войска убили семнадцать мирных жителей в селе Алхан-Юрт во время мародерства, сожгли многие из оставшихся домов и изнасиловали несколько женщин. Мы задокументировали не менее пятидесяти убийств, в основном пожилых мужчин и женщин, российскими солдатами в Старопромысловском районе Грозного с тех пор, как российские войска взяли этот район под свой контроль: ни в чем не повинные мирные жители были застрелены в своих домах и во дворах.В одном случае три поколения семьи Зубаевых были застрелены во дворе своего дома.

5 февраля, через несколько дней после встречи госсекретаря Олбрайт с президентом Путиным в Москве, российские войска устроили серию убийств в Алдинском районе Грозного, расстреляв не менее шестидесяти двух, а возможно, и многих других гражданских лиц, ожидавших в улицы и их дворы, чтобы солдаты проверяли свои документы. Это были полностью предотвратимые смертельные случаи, а не неизбежные жертвы войны.Это были простые и ясные акты убийства. Беженцы возвращаются в Грозный и находят своих родственников или соседей застреленными в их домах. И, что самое тревожное, нет никаких доказательств того, что череда убийств прекратилась.

В прошлом месяце российские власти начали арестовывать большое количество гражданских лиц по всей Чечне. Этих мужчин, которых насчитывается более тысячи, и некоторых женщин отправили в нераскрытые места содержания под стражей, и их родственники отчаянно пытаются их найти.Я разговаривал с мужчинами, которым удалось заплатить за выход из этих мест заключения, и они постоянно давали мне показания о постоянных избиениях, жестоких пытках и даже случаях изнасилования как мужчин, так и женщин. Один из мужчин получил травму спины в результате удара тяжелым металлическим молотком; у второго человека было сломано несколько ребер, и в результате жестоких избиений у него были проблемы с почками.

Кризис беженцев

Постоянные нападения российских войск на гражданское население вынудили более двухсот тысяч чеченцев бежать в соседнюю Ингушетию, подавив местное население, которое составляет всего около 300 000 человек.Еще больше внутренне перемещенных лиц оказались в ловушке внутри Чечни, особенно в южном ущелье реки Аргун, не имея возможности спастись из-за отказа российских войск создать безопасные коридоры.

Условия в лагерях беженцев ужасные, с плохим кровом, пищей, чистой водой, отоплением и другими предметами первой необходимости. Лишь меньшинство беженцев размещено в переполненных палаточных лагерях или железнодорожных вагонах: большинство живут во временных укрытиях на заброшенных фермах, в пустых грузовых контейнерах или аналогичных некачественных убежищах; многие вынуждены платить большие суммы за частное жилье.Поскольку беженцы вынуждены полагаться на собственные ограниченные ресурсы для выживания, они часто вынуждены возвращаться в зону, которая все еще является очень активной зоной боевых действий, когда у них заканчиваются деньги, что подвергает свою жизнь новому риску. Россия не позволяет гуманитарным организациям свободно работать в Ингушетии и фактически блокирует любую прямую помощь нуждающимся в Чечне. Дети-беженцы в Ингушетии не ходят в школу, и медицинские потребности часто не удовлетворяются. Контраст с международной реакцией на прошлогодний кризис в Косово поразителен, хотя озабоченность по поводу безопасности и российское препятствие, безусловно, являются важными факторами.

Российские власти неоднократно пытались заставить беженцев вернуться в Чечню, отказывая им в еде в лагерях или откатывая купе их поездов обратно в Чечню. Россия пытается переселить беженцев в районы северной Чечни, находящиеся под контролем России, что сделало бы их недоступными для международных гуманитарных агентств и более прямым контролем России. Граница между Чечней и Ингушетией регулярно закрывается, что не позволяет беженцам бежать в безопасные места и часто приводит к разделению семей, оказавшихся по разные стороны границы.После разрушения столицы Грозного и многих других городов и деревень в Чечне, а также широкомасштабных грабежей и поджогов домов многим беженцам просто некуда возвращаться: все, чем они владели в этом мире, было разрушено.

Нарушения со стороны чеченских боевиков

Как и во всех конфликтах, в которых мы работаем, Хьюман Райтс Вотч фиксирует нарушения всеми сторонами конфликта в Чечне. Мы обнаружили доказательства серьезных злоупотреблений чеченских боевиков в конфликте.Чеченские боевики, особенно те из них, которые считают себя исламистскими боевиками, мало заботятся о безопасности гражданского населения, часто размещая свои военные позиции в густонаселенных районах и отказываясь покидать гражданские районы даже по просьбе местного населения. . Деревенские старейшины, которые пытались помешать чеченским боевикам войти в свои села, несколько раз подвергались выстрелам или были жестоко избиты. Короче говоря, чеченские боевики увеличили число жертв среди гражданского населения в Чечне, не приняв необходимых мер предосторожности для защиты жизни гражданского населения.

Некоторые чеченские боевики также несут ответственность за жестокие злоупотребления в межвоенные годы, включая массовые похищения людей и захват заложников, и есть убедительные доказательства того, что чеченские боевики казнили пленных российских солдат в этом конфликте. Не умаляя серьезности злоупотреблений, совершаемых чеченскими боевиками, важно констатировать, что основная причина страданий гражданского населения в Чечне сегодня - это злоупотребления, совершаемые в отношении гражданского населения российскими войсками.Кроме того, чеченские боевики, в частности, боевики-исламисты, глубоко недолюбливают гражданское население, которое считает их ответственными за возобновление войны в Чечне. Подавляющее большинство чеченцев чувствуют себя зажатыми между чеченскими боевиками, которые навязали им эту войну, и российскими войсками, которые постоянно и часто жестоко нападают на них.

Неспособность России прекратить злоупотребления

Один из наиболее тревожных аспектов войны заключается в том, что российские власти не предприняли никаких действий, чтобы положить конец злоупотреблениям, совершаемым их войсками в Чечне.Просто нет никаких указаний на то, что российские власти предприняли какие-либо шаги для предотвращения этих злоупотреблений, расследования их, когда они действительно случаются, и наказания виновных. В результате в Чечне быстро растет атмосфера безнаказанности: российские солдаты знают, что они могут обращаться с чеченскими гражданскими лицами, как им угодно, и не столкнутся с какими-либо последствиями.

Неспособность военных властей прекратить злоупотребления в Чечне наиболее очевидна, чем широкомасштабные грабежи, имевшие место в Чечне с начала войны.Солдаты систематически грабят дома мирных жителей, увозят украденные товары на своих военных грузовиках и хранят их в казармах при дневном свете. Грабежи видны всем и происходят прямо на носу у их командиров. Тем не менее, ничего не делается, чтобы остановить это и другие злоупотребления. Абсолютная неспособность российского военного командования пресечь военные преступления, в частности казни без надлежащего судебного разбирательства, в Чечне делает их в высшей степени соучастниками. Вместо того чтобы принимать меры для предотвращения злоупотреблений, российские военные продолжали категорически отрицать злоупотребления.Перед лицом огромного количества свидетельств о злоупотреблениях в Чечне эти безоговорочные опровержения неприемлемы.

Ответ Запада

Не меньшее беспокойство вызывает отсутствие решительной реакции Запада на злоупотребления в Чечне. Вместо того, чтобы использовать свои отношения с Россией для прекращения злоупотреблений в Чечне, администрация Клинтона сосредоточила внимание на укреплении своих отношений с исполняющим обязанности президента Путиным, главным архитектором кампании оскорблений в Чечне.Госсекретарь Мадлен Олбрайт ехала в Москву, когда на Грозный обрушивались бомбы, и предпочла сосредоточить свои замечания на качествах исполняющего обязанности президента Путина как нового лидера России, а не на жестокой войне в Чечне. Официальные лица США продолжают преуменьшать уровень зверств в Чечне, говоря о «злоупотреблениях» во время войны, вместо того, чтобы называть эти нарушения своим именем военными преступлениями. Администрация недооценивает степень своего влияния и власти над Москвой, потому что администрация хочет продолжать вести дела в обычном режиме и наладить отношения с Москвой после бомбардировок НАТО в бывшей Югославии.На сегодняшний день международное сообщество не дало российскому правительству причин опасаться каких-либо последствий его действий в Чечне.

Соединенные Штаты и их западные союзники могли бы сделать гораздо больше, чтобы остановить жестокие злоупотребления в Чечне. Начиная с завтрашней трехсторонней встречи ЕС-США-Россия в Лиссабоне, они должны называть злоупотребления в Чечне своим собственным именем военными преступлениями и должны настаивать на том, что не будет «обычных дел» с Россией, пока эти нарушения будут продолжаться. Запад должен настаивать на привлечении к ответственности за преступления, совершенные в Чечне, и положить конец быстро растущей атмосфере безнаказанности, быстро развивающейся в Чечне.Необходимо незамедлительно создать международное наблюдательное присутствие для документирования военных преступлений и других нарушений в Чечне, а также для предоставления международному сообществу точной и надежной информации о злоупотреблениях в чеченском конфликте.

США должны подтолкнуть Всемирный банк и МВФ к явной приостановке незавершенных выплат по кредиту до тех пор, пока Российская Федерация не примет меры для удержания своих войск, не начнет значимый процесс ответственности за злоупотребления и полностью не будет сотрудничать с развертыванием международного наблюдательного присутствия в Северный Кавказ.МВФ и Всемирный банк не должны финансировать правительство, придерживающееся такой деструктивной политики, которая противоречит их институциональным полномочиям, как российская военная операция в Чечне.

США должны побудить своих европейских союзников подать иск в Европейский суд по правам человека, обвинив Россию в вопиющих нарушениях своих международных договорных обязательств при ведении войны в Чечне. Проведение чеченской войны и создание комиссии по расследованию должны стать важным вопросом для обсуждения на предстоящем заседании U.N. Заседание Комиссии по правам человека, и США должны настоять на обсуждении чеченского конфликта в Совете Безопасности ООН, потому что конфликт в Чечне имеет серьезные последствия для международного мира и безопасности.

Позвольте мне закончить свое свидетельство выражением благодарности и мольбы. Я скоро вернусь в Ингушетию, и я хочу передать послание надежды жертвам этой войны, мирным жителям Чечни, которые не имели никакого отношения к тому, почему началась эта война, но которые пострадали больше всех.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *