Культура в 16 веке в россии: Русская культура в 16 веке – история периодов развития, особенности

Содержание

Русская культура XVI века

Религиозное мировоззрение по-прежнему определяло духовную Жизнь общества. Большую роль в этом сыграл и Стоглавый собор 1551 г. Он регламентировал искусство, утвердив образцы, которым надлежало следовать. В качестве образца в живописи формально провозглашалось творчество Андрея Рублёва. Но имелись в виду не художественные достоинства его живописи, а иконография — расположение фигур, использование определённого цвета и т. п. в каждом конкретном сюжете и изображении. В зодчестве за образец брался Успенский собор Московского Кремля, в литературе — сочинения митрополита Макария и его кружка.

В XVI в. завершается формирование великорусской народности. Русских землях, вошедших в состав единой державы, всё больше общего обнаруживалось в языке, быте, нравах, обычаях и т. п. В XVI в. ощутимее, чем прежде, проявлялись светские элементы в культуре.

Общественно-политическая мысль

События XVI в. вызвали обсуждение в русской публицистике многих проблем того времени: о характере и сути государственной власти, о церкви, о месте России среди других стран и т. д.

В начале XVI в. было создано литературно-публицистическое и историческое сочинение «Сказание о великих князьях Владимирских». Это легендарное сочинение начиналось с рассказа о Великом потопе. Затем следовал перечень властителей мира, среди которых особо выделялся римский император Август. Он якобы послал на берега Вислы своего брата Пруса, основавшего род легендарного Рюрика. Последний был приглашён в качестве русского князя. Наследник Пруса, Рюрика, а следовательно и Августа, киевский князь Владимир Мономах получил от константинопольского императора символы царской власти — шапку-венец и драгоценные бармы-оплечья. Иван Грозный, исходя из своего родства с Мономахом, с гордостью писал шведскому королю: «Мы родством от Августа кесаря ведемся». Российское государство, по мнению Грозного, продолжало традиции Рима, Византии и Киевской державы.

В церковной среде был выдвинут тезис о Москве — Третьем Риме. Здесь исторический процесс выступал как смена мировых царств. Первый Рим — Вечный город — погиб из-за ереси; Второй Рим — Константинополь — из-за унии с католиками; Третий Рим — истинный хранитель христианства — Москва, которая будет существовать вечно.

Рассуждения о необходимости создания сильной самодержавной власти, опирающейся на дворянство, содержатся в сочинениях И. С. Пересветова. Вопросы, касающиеся роли и места знати в управлении феодальным государством, нашли отражение в переписке Ивана IV и князя Андрея Курбского.

Летописание

В XVI в. продолжало развиваться русское летописание. К сочинениям этого жанра относится «Летописец начала царства», в котором описаны первые годы правления Ивана Грозного и доказывается необходимость установления царской власти на Руси. Другим крупным сочинением того времени является «Книга Степенная царского родословия». Портреты и описания правлений великих русских князей и митрополитов в ней расположены по 17 степеням — от Владимира I до Ивана Грозного. Подобное расположение и построение текста как бы символизируют нерушимость союза церкви и царя.

В середине XVI в. московские летописцы подготовили огромны летописный свод, своеобразную историческую энциклопедию XVI в.— так называемую Никоновскую летопись (в XVII в. принадлежала патриарху Никону). Один из списков Никоновской летописи содержит около 16 тыс. миниатюр — цветных иллюстраций, за что получил название Лицевого свода («лицо» — изображение). Наряду с летописанием дальнейшее развитие получили исторические повести, в которых рассказывалось о событиях того времени. («Казанское взятие», «О прихождении Стефана Батория на град Псков» и др.) Создавались новые хронографы. Об обмирщении культуры свидетельствует написанная в это время книга, содержащая разнообразные полезные сведения, руководства как в духовной, так и в мирской жизни,— «Домострой» (в переводе — домоводство), автором которой считаю Сильвестра.

Начало книгопечатания

Началом русского книгопечатания принято считать 1564 г., когда была издана первая русская датированная книга «Апостол». Однако существуют семь книг без точной даты издания. Это так называемые анонимы — книги, изданные до 1564 г. Организацией работ по созданию типографии занимался один из талантливейших русских людей XVI в.— Иван Фёдоров. Типографские работы, начатые в Кремле, были переведены на Никольскую улицу, где построили специальное здание для типографии. Кроме религиозных книг Иван Фёдоров и его помощник Пётр Мстиславец в 1574 г. во Львове выпустили первый русский букварь — «Азбуку». За весь XVI в. в России типографским способом было издано всего 20 книг. Рукописная книга занимала ведущее место и в XVI, и в XVII вв.

Архитектура

Одним из выдающихся проявлений расцвета русской архитектуры было строительство шатровых храмов. Шатровые храмы не имеют внутри столбов, и вся масса здания держится на фундаменте. Наиболее известными памятниками этого стиля являются церковь Вознесения в селе Коломенском, построенная в честь рождения Ивана Грозного, Покровский собор (Василия Блаженного), сооружённый в честь взятия Казани.

Другим направлением в архитектуре XVI в. было строительство больших пятиглавых монастырских храмов по образцу Успенского собора в Москве. Подобные храмы были сооружены во многих русских монастырях и как главные соборы — в крупнейших русских городах. Наиболее известны Успенский собор в Троице-Сергиевом монастыре, Смоленский собор Новодевичьего монастыря, соборы в Туле, Вологде, Суздале, Дмитрове и других городах.

Ещё одним направлением в архитектуре XVI в. было строительство небольших каменных или деревянных посадских храмов. Они являлись центрами слобод, населённых ремесленниками определённой специальности, и посвящались определённому святому — покровителю данного ремесла.

В XVI в. велось широкое строительство каменных кремлей. В 30-е годы XVI в. прилежащая с востока к Московскому Кремлю часть посада была обнесена кирпичной стеной, названной Китайгородской (одни историки считают, что название произошло от слова «кита» — вязка жердей, используемых при строительстве крепостей, другие — что либо от итальянского слова «город», либо от тюркского «крепость»). Стена Китай-города защищала торг на Красной площади и близлежащие слободы. В самом конце XVI в. архитектором Фёдором Конем были возведены белокаменные стены 9-километрового Белого города (современное Бульварное кольцо). Затем в Москве возвели Земляной вал—15-киломстровую деревянную крепость на валу (современное Садовое кольцо).

Каменные крепости-сторожи были возведены в Поволжье (Нижнем Новгороде, Казани, Астрахани), в городах южнее (Туле, Коломне, Зарайске, Серпухове) и западнее Москвы (Смоленске), на северо-западе России (Новгороде, Пскове, Изборске, Печорах) и даже на далёком Севере (Соловецких островах).

Живопись

Крупнейшим русским живописцем, жившим в конце XV — начале XVI в., был Дионисий. К произведениям, принадлежащим его кисти, относятся фресковая роспись Рождественского собора Ферапонтова монастыря под Вологдой, икона с изображением сцен из жизни московского митрополита Алексея и др. Живописи Дионисия присущи необычайная яркость, праздничность, изысканность, которых он достигал, применяя такие приёмы, как удлинение пропорций человеческого тела, утончённость в отделке каждой детали иконы или фрески.

Русская культура 16-го века

Единство русских земель не могло не отразиться на культуре освобожденной Руси 16-го в. С размахом велось строительство, развивались архитектура, живопись и литература.

Архитектура

В 15-16-м вв. строительство было преимущественно из дерева, но его принципы применялись и в каменном зодчестве. Восстанавливались укрепления, крепости, в городах Руси строились кремли.

Архитектура Руси 16-го в. была богата на выдающиеся сооружения церковного зодчества.

Одними из таких сооружений считаются церковь Вознесения в с. Коломенском (1532) и храм Василия Блаженного в Москве (1555-1560). Многие возведенные церкви и храмы относятся к распространенному в то время (характерному для деревянных храмов Древней Руси) шатровому стилю.

Под руководством Федора Коня была возведена самая мощная крепость (в Смоленске) и окружен стенами и башнями Белый город в Москве.

Живопись

К живописи 16-го в. в России относится главным образом иконопись. Стоглавый собор принял в качестве канона в церковной живописи работы А. Рублева.

Ярчайшим памятником иконописи стала «Церковь воинствующая». Икона создавалась в честь взятия Казани, она трактует описанное событие как победу православия. В росписи Золотой палаты Московского Кремля чувствовалось влияния Запада. При этом церковь была противником проникновения жанровой и портретной живописи в церковную.

Типография

В 16-м в. на Руси появилась первая типография, началось книгопечатание. Теперь многочисленные документы, приказы, законы, книги могли быть напечатаны, хоть их стоимость и превышала рукописную работу.

Первые книги напечатаны в 1553-1556 гг. «анонимной» московской типографией. Первое точно датированное издание относится к 1564 г., напечатано оно Иваном Федоровым и Петром Мстиславцем и называется «Апостол».

Литература

Перемены в политике, заключающиеся в становлении самодержавия, стимулировали идейную борьбу, которая способствовала расцвету публицистики. Литература Руси 16-го в. включает в себя «Истории о казанском царстве», «Сказание о князьях владимирских», 12-томник «Великие Четьи-Минеи», содержащий все чтимые на Руси произведения для домашнего чтения (произведения, не вошедшие в популярный сборник, отошли на второй план).

Мода

В 16-м в. на Руси простая по крою и форме одежда бояр приобрела необыкновенную эффектность и роскошь благодаря декоративным украшениям. Такие костюмы придавали образу пышность и величавость.

На огромной территории Руси проживали разные народы, поэтому одежда различалась в зависимости от местных традиций. Так, в северных регионах государства женский костюм состоял из рубахи, сарафана и кокошника, а в южных — из рубахи, кички и юбки-поневы.

Общим нарядом (усредненным) можно считать рубаху длиной до подола сарафана, распашной сарафан, кокошник и плетеную обувь. Мужской костюм: длинная рубаха из домотканого полотна (до середины бедра или до колен), порты (узкие и плотно облегающие ноги). При этом особых различий в стиле одежды знати и крестьян не наблюдалось.

3. Русском культура в XVI веке. История России IX–XVIII вв.

3. Русском культура в XVI веке

Развитие культуры в XVI столетии в значительной мере определили следующие факторы: образование единого Российского государства, свержение ордынского ига и формирование русской (великорусской) народности. Рост потребностей государства требовал развития материальной и духовной культуры, которое было необходимо для укрепления внутреннего и внешнеполитического положения страны. Освобождение от иноземного ига способствовало подъему национального самосознания, что находило отражение в памятниках культуры, которые, в свою очередь, способствовали развитию национального самосознания.

В XVI в. укреплялось единство русской народности. Русское население осознавало свое этническое единство. В государстве все больше утверждались понятия «Россия» и производное от него «российский», которые употреблялись для определения всей страны и ее населения. Слово «русский» стало применяться для обозначения принадлежности к русской народности, а слово «российский» употреблялось для обозначения принадлежности к Российскому государству. Окончательно это утвердилось в начале XVII в. Укрепление единства великорусской народности привело к территориальному, хозяйственному и культурному единству русских (великороссов).

На развитие культуры значительное влияние, как и прежде, оказывала церковь. Укрепление ее положения ставило задачи создания многочисленных произведений в области зодчества, живописи, в книжном деле и пр. С другой стороны, две ведущие силы феодального общества – государство и церковь – соперничали между собой и в то же время нуждались друг в друге. В середине XVI в. упрочился компромисс между ними. Развитие государства сопровождалось усилением позиций церкви во всех сферах духовной жизни. Церкви отводилась огромная роль в укреплении самодержавной власти, а потому ее идеологическая деятельность приобрела широкий размах. Во второй половине XVI в. церковь развернула борьбу с «латинством», светским знанием, инакомыслием, установила жесткую регламентацию всей духовной жизни, дабы препятствовать свободному «самомышлению». Это осложнило развитие культуры и замедлило темпы культурного прогресса, на что влияли также Ливонская война, опричнина, закрепостительная политика государства.

Несмотря на активное противостояние церкви развитию культурных связей России со странами «латинской» Западной Европы, обоснованию ею идей необходимости изоляционизма, культурные связи России с западноевропейскими странами развивались. Это было важно для преодоления экономической и культурной отсталости страны. Особенно успешно в этот период осуществлялись контакты с Италией.

В сложных исторических условиях XVI в. в целом русская культура продолжала развиваться по восходящей линии.

Ведущей продолжала оставаться идея единства и борьбы с иноземными захватчиками, так как после свержения ордынского ига Российскому государству пришлось в течение долгого времени бороться с остатками Золотой Орды, Литвой, Польшей, Швецией. Свидетельством этой борьбы, например, является крепостное строительство, которое достигает высокого уровня именно в XVI в.

Большое влияние на развитие фортификационного зодчества оказали итальянские мастера. Под их руководством к 1516 г. завершилось строительство кирпичных стен Московского Кремля с двадцатью башнями. В Москве с 1534 г. вокруг Великого посада стала возводиться вторая линия обороны – Китай-город (от слова «кита» – решетки из прутьев, которыми укреплялись первоначально земляные стены). Строительством каменных стен Китай-города в 1535–1538 гг. руководил итальянский архитектор Петрок Малый. Третьей линией каменных укреплений вокруг Москвы был Белый город (Бульварное кольцо). Его белокаменные стены протяженностью 9 км. простояли до XVIII в., когда по приказу Екатерины II на их месте было разбито бульварное кольцо.

Были построены стены Нижегородского кремля, кремли в Туле, Коломне, Зарайске, Серпухове, реконструированы стены Новгородского кремля.

Итогом крепостного зодчества XVI в. стал построенный в 1595–1602 гг. Смоленский кремль, который Борис Годунов назвал «ожерельем всей Руси… на зависть врагам и на гордость Московского государства». И Белый город в Москве, и Смоленский кремль были возведены известным русским архитектором Федором Конем.

Борьба с иноземными захватчиками оставалась ведущей темой в XVI в. и в устном народном творчестве. Осовременивались былины. Теперь богатыри вели в них борьбу с набегами Казанского и Крымского ханств. Взятие Казани было воспринято людьми как избавление от разорительных татарских набегов, как итог вековой борьбы с ордынским игом. Потому так популярна в народе была песня о взятии Казани. Произведения народного творчества осуждали жестокость Ивана Грозного по отношению к простым «мужикам новгородцам» и другим безвинным жертвам самодержца. В песнях звучало отрицательное отношение к «Малюте злодею Скуратову», «Малюте-врагу». В то же время надежда на лучшую долю, на справедливость связывалась в них с «хорошим» царем, а потому прославлялась борьба Ивана Грозного с богатинами-боярами. В песнях о Ермаке успешная борьба с царскими воеводами, свобода представлялись как вполне достижимый идеал.

С образованием единого государства исчезли различные центры летописания, и оно сконцентрировалось в Москве. Московское летописание XVI в. было подчинено идеологическому обоснованию происхождения самодержавной власти московских великих князей и царя от римского императора Августа, киевских и владимирских великих князей. В XVI в. были созданы две летописи: Воскресенская и Никоновская, составленные на базе многочисленных источников. В них вошли специально отобранные и интерпретированные известия местных летописей. В этих летописях была отражена прежде всего главенствующая роль московских князей в ходе образования единого государства. В Никоновскую летопись вошел «Летописец начала царства», который охватывал период с 1534 по 1553 г. и где описывались события периода боярского правления в малолетство Ивана IV, а также делался вывод о необходимости самодержавной власти. Один из списков Никоновской летописи представлял собой роскошный иллюстрированный «Лицевой свод». Он состоял из 10 томов, содержавших 16 тысяч миниатюр.

В третьей четверти XVI в. при участии Ивана IV была создана «Царственная книга», где описывались боярские «крамолы» и мятежи. Митрополит Афанасий составил «Книгу степенную царского родословия», где изложение шло не по годам, а по 17 родословным «степеням», то есть периодам правления великих князей и митрополитов. Тем самым в «Степенной книге» была выражена ее основная идея союза великокняжеской власти с церковью, исключительного значения православия в истории России.

Летописание в XVI в. уже начинало уходить на второй план, вытесняемое историческими повестями, посвященными недавним событиям, вроде «Повести о Казанском взятии», где автор без стеснения приукрашивал события в пользу Ивана IV. Здесь нет погодной формы изложения и стремления к документальной точности. Автор не претендует на освещение всего исторического прошлого, а лишь создает художественное произведение на историческую тему, где обосновывается справедливость действий Ивана IV в отношении Казанского ханства, которое якобы представляло собой исконную часть Русской земли. Ярким произведением литературы XVI в. была «Повесть о прихождении Стефана Батория на град Псков». Написанная в возвышенно-риторической манере, она прославляла мужество защитников Пскова и клеймила измену князя Курбского, перешедшего на сторону врага.

Стремление осмыслить историю России в контексте мировой истории усилилось с ростом международного значения Русского государства и способствовало дальнейшему распространению хронографов.

В XVI в. в связи с развитием государства возрастала потребность в грамотных людях. Обучение проходило в училищах при монастырях, церквях, а учителями были духовные лица. Такие школы существовали и в городах, и в сельской округе.

Более широкое распространение получила рукописная книга. Основными центрами хранения книг были монастыри. Большим событием было начало книгопечатания. Оно отвечало государственным потребностям. В 1563 году на государственные средства в Москве была устроена типография, во главе ее стояли Иван Федоров и Петр Мстиславец. В 1564 г. там был напечатан «Апостол» – первая русская печатная книга, а в 1565 г. – «Часослов». В 1568 г. Иван Федоров и Петр Мстиславец работали уже в Литве, а после Люблинской унии Федоров перебрался во Львов, где в 1574 г. напечатал первый русский букварь. Их дело в Москве продолжали Никифор Тарасьев, Тимофей Невежа и его сын Андроник Тимофеев Невежа. До конца XVI в. было напечатано двадцать книг церковно-религиозного содержания.

В общественно-политической мысли XVI в. нашли отражение сложные социально-политические условия образования единого государства. Жизнь поставила целый ряд проблем: о характере государственной власти, о роли закона, о месте церкви в государстве, о землевладении. Все они активно разрабатывались общественно-политической мыслью.

В первой четверти XVI в. была сформулирована политическая теория Российского государства. Суть ее заключалась в идее преемства власти московских князей от князей владимирских и киевских. Наиболее четко она прозвучала в «Сказании о князьях Владимирских». В основе ее лежат две легенды. В одной утверждалось происхождение московских князей от римского императора Августа. В другой говорилось о том, что византийский император Константин Мономах передал киевскому князю Владимиру Всеволодовичу царские регалии, которыми он венчался на царство. Обе легенды обосновывали право московских князей на самодержавную форму правления, укрепляли их власть внутри страны.

Игуменом псковского Елизарова монастыря Филофеем была сформулирована идея о Москве как «о третьем Риме». Рим и Константинополь пали из-за измены «истинному христианству». Москва, которая не признавала Флорентийской унии 1439 г., заключенной Константинополем с Ватиканом, стала после взятия в 1453 г. турками Константинополя мировым центром «истинного христианства». «А четвертому Риму не бывать», – писал Филофей. В теории «Москва – третий Рим» отразилось неприязненное отношение церковников ко всему иноземному. В ней проповедовалась национальная исключительность, неприятие всего нового, религиозная нетерпимость. В теории подчеркивалась незыблемость существующих в России порядков. Феодальный консерватизм нашел в этой теории одно из своих наиболее законченных проявлений.

В то же время обострение социальных противоречий, накопление знаний привели к пробуждению критического отношения к религии. Ярким проявлением этого было возникновение еретических учений. Еретическое движение возникло в Новгороде в 70?е годы XV в. (ересь стригольников). Средой, где зародилась ересь, были простые горожане. Еретики Новгорода отрицали основной догмат христианства о троичности божества, церковное стяжательство, церковные обряды и церковную иерархию. В 80?е годы в Москве главой кружка еретиков, в который входили преимущественно светские феодалы, связанные с великокняжеской властью, был Федор Курицын. Он отрицал монашество. Матвей Башкин, осужденный церковным судом в 1554 г., отвергал иконопочитание, критически относился к писаниям «святых отцов». Наиболее радикальным среди еретиков в XVI в. был Феодосии Косой. Он не признавал троичности Бога, видел в Христе обыкновенного человека-проповедника, не признавал обряды, иконопочитание, священников. Из-за неразвитости социально-экономических отношений, слабости городов в России отсутствовала социальная база для развития ересей, и широкого распространения они не получили.

Неприглядной выглядела картина русской церкви в трудах Вассиана Патрикеева и Максима Грека (Михаила Триволиса). Они писали, что жизнь монахов не соответствует христианским идеалам, так как они пьянствуют, роскошествуют, судятся из-за сел и деревень, эксплуатируют крестьян, богатства церкви расходуют на личные удовольствия, а пышными обрядами прикрывают свою неправедную жизнь. С ними был солидарен боярин Ф. И. Карпов.

Церкви в борьбе с еретиками удалось добиться поддержки государства и жестоко с ними расправиться. Она стремилась усилить свое влияние на духовную культуру. С этой целью по инициативе митрополита Макария был создан свод «Великие Четьи-Минеи» – жития святых для ежедневного чтения. Этот свод должен был поглотить все читаемые книги, придать русской книжности строго выдержанный религиозный характер.

Центральное место в светской публицистике XVI в. занимал вопрос о характере царской власти и ее взаимоотношениях с подданными. Он стал центральным в творчестве Ивана Пересветова и в полемике Ивана Грозного с князем Андреем Курбским. Пересветов, противник боярства, в своих произведениях говорил о необходимости сильной царской власти, опирающейся на служилых дворян. Сильная царская власть, по мнению Пересветова, должна была управлять на основе определенных законов.

Князь Курбский свою политическую концепцию изложил в «Истории о великом князе Московском». Его идеалом была сословно-представительная монархия. В России должно быть единовластие, писал он, но монарх должен править справедливо, уважая закон и совещаясь с сословно-представительным органом, который участвует в решении важнейших государственных дел.

Иван Грозный, решая вопрос о природе самодержавной власти, исходил из тезиса о ее божественном происхождении и отсюда делал вывод о ее неограниченном характере. Источником власти, по мнению Ивана Грозного, была воля Бога, вручившего ее царю. Власть – это и благословение предков, от кого она унаследована. Царь ни с кем из подданных не должен ею делиться. Ответственность за все, что происходит в государстве, он несет только перед Богом.

Действия царя никем из подданных не могут обсуждаться. Они – холопы и обязаны беспрекословно выполнять царские повеления. Покорность царю должны проявлять не только светские люди, но и духовенство. Оно не может вмешиваться в мирские дела. Грозный утверждал, что тот, кто выступает против царя, выступает и против Бога, а это тягчайшее преступление против царя и Бога. Он утверждал, что самодержавие установлено самим Богом. Россия – оазис православия и противостоит чуждому ей миру. В этом свете, считал Иван Грозный, возрастает роль царя в распространении и утверждении в мире истинной веры – православия. К тем, кто мешает царю выполнять эту миссию, оправдано применение самых жестоких мер. Православие необходимо в России сохранять, так как это гарантия того, что другим путем в своем развитии Россия не пойдет. Говоря о причинах падения Византии, царь утверждал, что чрезмерная доля власти в руках знати ведет государство к гибели, ибо ослабляет самодержавное правление. Поэтому, делал вывод Иван Грозный, попытка знатных подданных ограничить его власть – попытка направить Россию на путь ее гибели.

Укрепление российской государственности стимулировало развитие архитектуры. Для формирования общерусского стиля большое значение имела перестройка Московского Кремля в конце XV – начале XVI в. Строительством Успенского собора в Московском Кремле, воплотившего в своих торжественно-величавых формах мощь молодого Российского государства, руководил итальянский архитектор Аристотель Фиораванти, обогативший русское зодчество элементами строительной техники и архитектуры эпохи Возрождения.

То же можно сказать и об итальянских мастерах Пьетро Антонио Солари, Марко Руффо, Алевизе Миланце. В 1487–1491 гг. Руффо и Солари построили Грановитую палату для приема иностранных послов. Свое название она получила от граней внешней обработки фасада. В 1505–1509 гг. Алевиз в стиле итальянского палаццо возвел Архангельский собор – усыпальницу московских великих князей, где традиции русского зодчества сочетались с итальянскими. Ансамбль Московского Кремля стал уникальным произведением зодчества. В нем воплотилась идея силы и величия народа, вступившего на путь прогресса после освобождения от иноземного владычества.

В XVI в. началось строительство каменных церквей с шатровым завершением. Появление шатрового стиля в каменном зодчестве было связано с влиянием деревянной архитектуры, где материал диктовал форму завершения зданий в виде устремленного вверх ровными гранями шатра. Шатровые храмы были уникальны и технически сложны (отсутствие опорных столпов, шатровое перекрытие, небольшое внутреннее пространство). Но техническая сложность сочеталась в них с высоким художественным эффектом. Великолепным образцом шатрового стиля в архитектуре стала церковь Вознесения в селе Коломенском, возведенная в 1532 г. в ознаменование рождения будущего царя Ивана IV.

Жемчужиной русской архитектуры стал воздвигнутый в Москве в 1560 г. в честь взятия Казани Покровский собор, что на рву, – храм Василия Блаженного. Храм получил такое название после захоронения в одном из его приделов популярного в Москве юродивого Василия Блаженного. Девятиглавый собор увенчан большим шатром, вокруг которого теснятся своеобразные купола приделов, связанных между собой галереей и расположенных на одном помосте.

Строгая регламентация зодчества со стороны церкви привела к созданию массивных, тяжеловесных, по типу Успенского собора в Москве, построек. Упрощенными и малоудачными подражаниями Успенскому собору Московского Кремля считали Успенский собор в Троице-Сергиевом монастыре и Софийский собор в Вологде.

Расцвет живописи в XVI в. связан с именем Дионисия и его школы. Ему принадлежит ряд фресок Успенского собора Московского Кремля, росписи соборов Пафнутьев-Боровского и Ферапонтова монастырей. Манера Дионисия отличалась утонченным рисунком, нарядностью, праздничностью, изысканным колоритом. Для живописи XVI в. были характерны расширение круга тем, возрастание интереса к нецерковной тематике из всемирной и русской истории.

Усиление влияния церкви, прославление и возвеличивание царской власти и церкви оказывали влияние на идейное содержание живописи. Она все больше превращалась в иллюстрацию того или иного текста Священного Писания и житий. Изображения стали перегружаться деталями, становились дробными. Церковный собор 1553–1554 гг. разрешил изображение на иконах царей, князей, святителей, различные аллегорические сюжеты, т. е. то, что не соответствовало канону. Появились многофигурные иконы. Золотая Царицына палата Кремлевского дворца была расписана по мотивам «Сказания о князьях Владимирских». В этой росписи нашли отражение исторические сюжеты, повествовавшие об образовании Российского государства, его исторической роли.

Государственная идея исторической преемственности власти московских великих князей от князей владимирских и киевских, а через них – от византийских императоров была воплощена в росписи Благовещенского собора Московского Кремля, выполненной под руководством Феодосия.

В условиях жесткой регламентации живописи со стороны церкви в конце XVI в. в ней оформилось особое направление, сосредоточившее внимание исключительно на живописной технике. Это была строгановская школа, получившая название по имени ее покровителей и заказчиков купцов Строгановых. Для манеры письма этой школы были характерны отточенность техники, умение выписать детали на малой площади, внешняя живописность, красота, тщательность исполнения.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Культура и быт русских в XVI веке: литература, образование, семья

 

На развитие культуры в 16 веке огромное влияние оказывала церковь. Но также, наряду с церковными догматами и учениями значительную роль играли языческие традиции, которые еще не успели ассимилироваться с жизни русского общества и играли значительную роль в повседневной жизни.

Развитие литературы

В 16 веке еще больше начинает развиваться фольклорный жанр литературы. В культуру общества входят исторические песни, в которых воспевались значительные для народа события либо выдающиеся личности.

Значительным прорывом в развитии литературы также можно считать возникновение публицистики как литературного жанра. Писатели в своих произведениях начинают между строк выражать свое мнение о государственном строе России, о том, какие ошибки допускают цари в управлении государством.

В середине 16 века было создано публицистическое произведение «Беседа Валаамских старцев», в котором автор выступает против вторжения политики церкви в светскую жизнь.

Традиции летописи вытесняют историко-литературные сочинения. Альтернативой «Послания Владимира Мономаха детям» становится произведение монаха Сильвестра «Домострой»: автор дает советы, как правильно воспитывать детей и обращаться с женой, каким образом вести домашнее хозяйство. 

Образование и наука на Руси в XVI веке

В 16 веке грамотность русского населении, независимо от общественного положения составляла примерно 15%. Более того, дети крестьян были значительно более образованными, чем дети городских жителей.

Обучение детей проводилось в частных школах при церквях и монастырях. Однако самой важной наукой оставалась церковная грамота, он вытесняла на второй план арифметику и грамматику.

Важнейшим прорывом в науке и образовании стало начало книгопечатания. В Росси открывались первые типографии. Первыми печатными книгами были Священное писание и апостол.

Благодаря профессионализму отца книгопечатанья России Ивана Федорова, книги не только печатались, но еще и существенно редактировались: он делал свои точные переводы Библии и других книг на русский язык.

К сожалению, книгопечатания не сделало книги более доступными для простых людей, так как печаталась в основном литература для служителей церкви. Многие светские книги по-прежнему переписывали от руки.

Быт и культура русского населения в XVI веке

Быт русского населения в 16 веке зависел в первую очередь от материального благосостояния. Пища в то время была достаточно простой, но многообразной: блины, караваи, кисель, овощи и каши.

Сравнительно недорогое по тем временам мясо солили в дубовых кадках и держали впрок. Также особой любовью пользовались блюда из рыбы, которую употребляли во всех возможных вариациях: соленную, сушенную и вяленную.

Напитки были представлены безалкогольными морсами и компотами. Слабоалкогольные напитки по вкусовым качествам очень напоминали современное пиво, их делали на основе меда и хмеля.

В 16 веке строго соблюдались посты, помимо основных четырех постов, люди отказывались от скоромной пищи по средам и пятницам.

Семейные отношения

Семейные отношения строились на основе полного подчинения главе семейству. За непослушания жены или детей обычной практикой того времени были телесные наказания. Телесные наказания применялись даже к боярским женам и детям.

В брак молодые люди вступали преимущественно по воле родителей. Особенно распространенным это было среди бояр, которые путем брачных союзов своих детей пытались приумножить свое благосостояние и укрепить положения в обществе. Крестьянской молодежи предоставлялось право собственного выбора будущего супруга.

На культуру и быт русского народа в 16 веке влияли очень многие исторические факторы. Которые, однако, способствовали сохранению ее самобытности и целостности.

Нужна помощь в учебе?



Предыдущая тема: Народы Поволжья после вхождения в состав Российского государства
Следующая тема:&nbsp&nbsp&nbspРоссийское государство в конце XVI века: поруха, закрепощение крестьян

Культура России в XVI веке

Слайды и текст этой онлайн презентации

Слайд 1

КУЛЬТУРА РОССИИ В XVI ВЕКЕ
МБОУ «Лицей №12» г. Новосибирск учитель ВКК Стадничук Т.М.

Слайд 2

Особенности развития культурЫ РОССИИ В XVI ВЕКЕ
Создание единого государства привело к огромным изменениям во всех сферах жизни общества, в том числе и в
П. Коровин «Взятие Казани Иоанном Грозным»
развитии культуры. В XVI в. Россия переживала культурный подъём, начинается формирование единой русской культуры, которая складывалась на основе культурных достижений всех русских земель и народов, с которыми эти земли имели тесные связи.

Слайд 3

Особенности развития культурЫ РОССИИ В XVI ВЕКЕ
В XVI в. в произведениях культуры отражались исторические события, а также проблемы, стоявшие перед Россией. В них преобладала героическая тематика, выражались идеипатриотизма, крепкой государственной власти. Значительно меняется сам характер культуры - она становится более светской, всё больший интерес проявлялся к человеку, его внутреннему миру. В 40-70-х годах XVI в. определяющую роль стали играть светские публицисты, такие, как видный дипломат Ф. И. Карпов и дворянин И.С. Пересветов.
Покровская башня Псковского кремля

Слайд 4

Особенности развития культурЫ РОССИИ В XVI ВЕКЕ
Освобождение от ордынского владычества и создание единого государства способствовали развитию культурных контактов России с другими странами. Особенно успешно они развивались с Италией. В Россию приезжали работать выдающиеся итальянские зодчие и другие мастера, оставившие след в развитии русской культуры.
Успенский собор Московского Кремля арх. Ар. Фиораванти

Слайд 5

Особенности развития культурЫ РОССИИ В XVI ВЕКЕ
Духовная и культурная жизнь российского общества по-прежнему находилась под сильным влиянием православной церкви. Стоглавый собор в 1551 г. утвердил образцы, которым надлежало следовать в искусстве. В живописи – творчество выдающегося русского иконописца Андрея Рублёва. В зодчестве за образец выдвигался Успенский собор Московского Кремля, в литературе — сочинения митрополита Макария и его кружка.

Слайд 6

ПРОСВЕЩЕНИЕ
С образованием единого государства возросла потребность в грамотных людях. На Стоглавом соборе было принято решение открыть при церквях и монастырях училища в Москве и других городах. Обучением грамоте стали заниматься и специальные «мастера» недуховного звания, которые учили детей в течение двух лет. Детей обучали началам богословия, чтению, письму, иногда арифметике. В качестве учебных пособий обычно использовали богослужебные книги, учебники грамматики и арифметики .

Слайд 7

ПРОСВЕЩЕНИЕ
С укреплением международного положения Русского государства, развитием дипломатических, экономических и культурных связей с европейскими и восточными странами возрастала потребность в людях, знающих иностранные языки. Во второй половине XVI в. несколько человек, готовясь к дипломатической карьере, обучались в Константинополе, в Германии, на рубеже XVI и XVII вв. - в Лондоне, Любеке и во Франции. Как высокообразованный человек, был известен крупный политический деятель первой половины XVI в. Фёдор Карпов.

Слайд 8

ПРОСВЕЩЕНИЕ
В крупных монастырях (например, Троице-Сергиевом, Иосифо-Волоколамском и др.) и соборах (Святой Софии в Новгороде) имелись обширные библиотеки — «книгохранительные палаты». Некоторые знатные люди стали формировать домашние библиотеки. Большое собрание книг имел царь Иван IV.
Троице-Сергиев монастырь

Слайд 9

НАЧАЛО КНИГОПЕЧАТАНИЯ
Крупнейшим культурным событием середины XVI в. стало возникновение российского книгопечатания. Оно началось по инициативе Ивана IV и при поддержке церкви. В 1564 г. в Москве на Печатном дворе (казённой типографии) Иван Фёдоров и его
помощник Пётр Мстиславец напечатали первую русскую датированную книгу «Апостол». В 1565 г. был издан «Часословец» — книга для обучения грамоте

Слайд 10

ЛЕТОПИСАНИЕ. ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ
В XVI в. продолжало развиваться русское летописание. Летописное дело находилось под строгим контролем власти. Помимо записи событий по годам, на летописи возлагались задачи доказательства избранности правителей России, общерусского характера московской власти и др. Лицевой свод (60—70-е гг. XVI в.) – описываются события всемирной и российской истории от Сотворения мира до середины XVI в. Лицевым он назван потому, что оформлен роскошными миниатюрами — лицами.

Слайд 11

ЛЕТОПИСАНИЕ. ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ
Степенная книга (1562—1563 гг.) – первая попытка изложения событий российской истории для широкого круга читателей. Российская история в «Степенной книге» представлена как процесс восхождения русского народа по ступеням («степеням») исторической лестницы к Богу. Русские князья предстают перед читателями в образе идеальных и мудрых правителей, отважных воинов и примерных христиан. Казанская история (60-е гг. XVI в.) – большая часть посвящена истории Казанского ханства и завоеванию в 1552 г.

Слайд 12

ЛЕТОПИСАНИЕ. ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ
Больших успехов в XVI в. достигла татарская литература. Одним из самых известных татарских поэтов того времени является Мухаммедьяр. Свои произведения он создавал в форме восточной нравоучительной притчи, широко используя приёмы татарской устной поэзии. Книга «Светоч сердец», созданная Аднашем Хафизом, автор размышляет о событиях взятия Казани русскими войсками и даёт советы, как сохранить самобытность в условиях военного поражения.

Слайд 13

ЛЕТОПИСАНИЕ. ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ
В XVI в. многие народы Поволжья, Кавказа и Сибири ещё не имели письменности. Свои исторические и общественные знания они передавали в виде преданий. Одним из выдающихся памятников народного творчества кавказских народов является Нартский эпос. Его герои —суровые богатыри — нарты обрабатывают землю, борются с тёмными силами. Калмыки ещё в XIV в. создали свой героический эпос Джангар, в котором описаны приключения сказочных героев-богатырей Джангара, Савары, Хонгоры в сказочной стране Бумба.

Слайд 14

ПУБЛИЦИСТИКА СВЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
Литература XVI в. всё больше внимания уделяла проблеме крепнувшей великокняжеской (а позже — царской) власти. «Сказании о князьях владимирских» - обоснование права московских великих князей как наследников киевских князей на самодержавную власть. В начале XVI веке старцем Филофеем была выдвинута теория «Москва - третий Рим»
Монах Фелофей

Слайд 15

ПУБЛИЦИСТИКА СВЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
Расцвет публицистики: челобитные Ивану IV Грозному Ивана Пересветова И.П. – защищал интересы дворянства, выступая за укрепление самодержавной власти, переписка Ивана Грозного со сбежавшим в Литву князем Андреем Курбским – считал наилучшим формой государственной власти, когда монарх правит вместе с выборным органом
Князь Андрей Курбский

Слайд 16

ПУБЛИЦИСТИКА СВЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
В XVI в. значительно расширился круг литературных произведений различных жанров. Особое место занимал «Хронограф» — сборник занимательных и нравоучительных сочинений. Автор рассматривает российскую историю как часть всемирной истории. В первой половине XVI в. круг людей, близких к митрополиту Макарию, создал знаменитые Четьи минеи («чтения ежемесячные»). Четьи минеи стали своего рода церковно- литературной энциклопедией русского средневекового общества.

Слайд 17

ПУБЛИЦИСТИКА СВЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
В XVI в. был написан знаменитый Домострой. Очевидно, составил или, во всяком случае, отредактировал его Сильвестр. Домострой содержал наставления по ведению домашнего хозяйства, воспитанию детей, исполнению в семье религиозных норм и обрядов. Одной из главных идей была идея подчинения в государстве царской власти, а в семье её главе

Слайд 18

АРХИТЕКТУРА
В XVI в. рост городов, который шёл прежде всего на вновь присоединённых территориях, привёл к повышенному вниманию к вопросам архитектуры и градостроительства. Москва становится центром русского зодчества. Изменяется внешний облик Московского Кремля. В 1508 г. Алевиз Фрязин завершил строительство царской усыпальницы — Архангельского собора и церкви Рождества Иоанна Предтечи у Боровицких ворот.

Слайд 19

АРХИТЕКТУРА
Колокольня Ивана Великого Величайший памятник русской архитектуры Московского Кремля XVI века. Построена в память об умершем царе Иване III итальянским мастером Боном Фрязиным в 1508 году. Высота 81 метр. После надстройки до высоты 81 м в 1600 г. (при Борисе Годунове) колокольня являлась самым высоким зданием России до начала XVIII века. Всего на колокольне находятся 34 колокола

Слайд 20

АРХИТЕКТУРА
С территории Кремля выводятся почти все боярские усадьбы, выселяются ремесленники и торговцы. Здесь появляются торговые и дипломатические представительства иностранных государств, а также официальные государственные учреждения — Печатный и Посольские дворы, строятся здания приказов.

Слайд 21

АРХИТЕКТУРА
Но особенно ярко художественные достоинства архитектуры проявились в церковных постройках. Каменное столичное зодчество впитывает в себя традиции русского народного деревянного зодчества. Итогом этого процесса стало появление шатрового стиля в русской архитектуре. Выдающимся памятником стал храм Вознесения в селе Коломенском, воздвигнутый в 1532 г. в честь рождения у Василия III долгожданного наследника — будущего Ивана IV.

Слайд 22

АРХИТЕКТУРА
Вершиной русского зодчества по праву считается возведённый в 1555—1561 гг. в непосредственной близости от Кремля Покровский собор. (Его называют также храмом Василия Блаженного по имени знаменитого юродивого, погребённого у его стен.) Он был построен в честь взятия Казани русскими мастерами Бармой и Постником

Слайд 23

АРХИТЕКТУРА
Широко развернулось крепостное строительство. Крепости возводились и на западе (Смоленск), и на востоке (Самара, Саратов, Тобольск, Тюмень), на юге (Воронеж, Курск, Белгород, Астрахань, Царицын), и на севере (Архангельск). Особенно впечатляющими были укрепления Смоленска (38 башен), возведённые под руководством Фёдора Коня.

Слайд 24

АРХИТЕКТУРА
После завоевания Казани по царскому указу в город были отправлены псковские мастера во главе с зодчими Бармой и Ширяем. Они создали в Казани ряд выдающихся архитектурных сооружений. Прежде всего зодчие начали строительство нового Казанского кремля, двумя круглыми башнями по бокам фасада и стенами между ними.

Слайд 25

ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВО
Александр Невский и Иван Калита. Благовещенский собор, фрески
С конца XV в. возрос интерес русских живописцев к реальным историческим лицам и событиям. Состоявшийся в 1553—1554 гг. церковный собор разрешил изображать на иконах лица царей, князей, а также бытийное письмо, т. е. исторические сюжеты. Это способствовало развитию жанра исторического портрета (фрески Благовещенского собора Московского Кремля)

Слайд 26

ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВО
Крупнейшим представителем московской школы живописи конца XV — начала XVI в. был знатный князь, ставший монахом, -Дионисий. Он написал часть икон и фресок Успенского собора Московского Кремля.

Слайд 27

ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВО
В середине XVI в. в Москве была написана огромная, четыре метра длиной, икона-картина «Церковь воинствующая», посвященная взятию Казани. Икона «Церковь воинствующая». На ней изображено торжественное шествие победоносного русского войска во главе с Иваном IV. Среди воинов князь Владимир Святославич с сыновьями Борисом и Глебом, Александр Невский, Дмитрий Донской и другие прославленные князья-воители.

Слайд 28

ИСКУССТВО ЛИТЬЯ
В XVI в. в России развивалось и литейное дело. Подлинного мастерства в нём достиг выдающийся пушечный и колокольный мастер Андрей Чохов. Самым большим и искусно оформленным из них является Царь-пушка.

Слайд 29

МУЗЫКАЛЬНОЕ ИСКУССТВО
Основным жанром музыкальной культуры в России XVI в. было церковное пение, развитию которого способствовал сам Иван IV. В Александровой слободе существовала музыкальная школа, в которой обучали церковному пению. Иван IV создавал стихиры — тексты для церковных песнопений.

Слайд 30

МУЗЫКАЛЬНОЕ ИСКУССТВО
Богатой и разнообразной была в то время песенная культура народов России. Тематика песен была у всех народов примерно одинакова: обрядовые, героические, лирические, шуточные. Но музыкальные инструменты у народов различались. Русские чаще использовали гусли, карелы — разновидность гуслей кантеле, башкиры и татары — курай (флейту), варган, смычковый кубыз.

Слайд 31

РЕЛИГИОЗНЫЕ ПРАЗДНИКИ И ПОВСЕДНЕВНЫЙ БЫТ
Народный быт в XVI в. в основном сохранял черты прежних времён. Русские люди исповедовали христианство и обязательно отмечали православные религиозные праздники. Одним из самых почитаемых из них была Пасха – праздник, посвященный Воскресению Иисуса Христа, праздновался весной. Начинался он крестным ходом. Символами праздника Пасхи были крашеные яйца, куличи, пасха.

Слайд 32

РЕЛИГИОЗНЫЕ ПРАЗДНИКИ И ПОВСЕДНЕВНЫЙ БЫТ
Однако, помимо церковных праздников, в народной среде сохранялись языческие традиции. Таковыми были святочные увеселения. Святками назывались 12 дней между Рождеством и Крещением. И, не смотря на призывы церкви, по языческим традициям, они сопровождались своеобразными обрядами и игрищами — колядками.

ИСТОРИЯ РОССИИ. XVI-XVII века - МГОМЗ «Коломенское – Измайлово – Люблино»

Тайны церкви Вознесения в Коломенском 12+


Подмосковное село Коломенское известно еще с начала XIV столетия. В годы правления великого князя Василия III в Коломенском был построен знаменитый храм Вознесения – главное и самое красивое здание дворцового села. Это первый каменный шатровый храм на Руси, положивший начало уникальному храмовому стилю. В 1994 г. памятник включен в Список ЮНЕСКО. В лекции вы познакомитесь с историей постройки храма, архитектурными и художественными особенностями и влиянием храма на русскую культуру.

 

Коломенское – ратный рубеж Москвы (XVI – XX вв.) 12+


В лекции будет рассказано о военных походах крымских татар на Москву в XVI веке и об оккупации ими территории села Коломенское. Расположенное на южном рубеже столицы, село приобрело военно-оборонительное и хозяйственное значение, так как здесь была построена подмосковная вотчина великого князя Московского Василия (III), а затем царей – Ивана Грозного и Федора Иоанновича. В лекции будет говориться и о других судьбоносных событиях в Коломенском: в Смутное время здесь располагались военные лагеря Лжедмитриев и Ивана Болотникова. В период правления царей Алексея Михайловича и Петра Алексеевича в селе проводились образцово-показательные парады и военно-полевые учения пехотных полков. А в 1812 г. в Коломенском расквартировывалась часть кавалерийского резерва Великой армии под командованием маршала И. Мюрата. Позднее, в течение 100 лет, в селе проводились летние лагерные сборы и военно-полевые учения 5 кадетских корпусов. В годы Великой Отечественной войны в Коломенском размещались двойные аэростаты заграждения 3-го отряда 2-го полка ПВО.

 

Царь Федор Алексеевич – устроитель Измайловского острова 12+


Прослушав лекцию, вы узнаете, что созданный при царе Алексее Михайловиче Измайловский остров во времена царствования его сына – Фёдора Алексеевича – превратился в парадную государеву резиденцию. Тогда здесь было завершено строительство всего ансамбля Государева двора, состоявшего из жилых хором и хозяйственных построек. Государев двор, как «сердце» острова, особо охранялся и был обнесён каменной оградой с двумя проездными воротами – Передними и Задними. Но самым главным украшением острова стал пятиглавый храм Покрова Пресвятой Богородицы, над созданием которого под руководством известного зодчего Ивана Кузнечика трудилась артель лучших мастеров своего времени – каменщиков из костромских и ярославских сел. И, конечно, особую красоту храму придают диковинные изразцы с изображением цветов и трав. Этот памятник архитектуры и ныне остаётся удивительной легендой, связывающий нас с эпохой правления царя Фёдора Алексеевича.

 

Измайлово – родовая вотчина Романовых 6+ 


Какова история усадьбы бояр Романовых в Измайлове? Как царь Алексей Михайлович создавал «райский остров», а его потомки превращали остров в Измайловскую парадную резиденцию русских царей и императоров в XVII — XVIII веках? Ответы на все эти сложные вопросы вы сможете получить, прослушав эту лекцию.

 

Мостовая башня в Измайлове. Страницы истории 6+

Мостовая башня — самый древний сохранившийся памятник архитектуры на Измайловском острове. Она хранит в себе тайны веков. Прослушав лекцию, вы узнаете о том, что в ней проходили заседания Боярской думы и Сената, царь Алексей Михайлович наблюдал с ее гульбища за кулачными боями. С башни маленький царевич Петр звонил в колокола, а в ее подвалах , по указу императрицы Анны Иоанновны, проводили допросы заговорщиков. Многие тайны Мостовой башни не разгаданы до сих пор , может быть, кому-нибудь из вас удастся их раскрыть.

 

Комнатные («верховые») сады в резиденциях русских царей XVII-XVIII вв. 12+ 

А знаете ли вы, что в московском Кремле находились висячие сады, располагавшиеся на сводах каменных палат и погребов. В них плодоносили яблони, грецкие орехи и виноград, благоухали тюльпаны и нарциссы, лилии и пионы, гвоздики и сирень. Для царского отдыха предназначались расписные беседки на берегах прудов и фонтанов. Именно «верховые» сады открыли в России период устройства прекрасных садов. Об этом и многом другом вы узнаете, став слушателем лекции.

 

Измайловский вертоград. Из истории русского садово-паркового искусства 12+

Знаете ли Вы, что в измайловских садах и огородах XVII века росли виноград, арбузы и дыни, а саженцы здешних цветов по указу Петра I посылали в Петербург и в ботанический сад в Москве? Что царская усадьба Измайлово создавалась как «райский остров»? Лекция посвящена древнерусским традициям садоводства и садово-паркового строительства.

 

Царицы и царевны династии Романовых в 1-ой половине XVII века 12+ 

Как жили, чем занимались, во что наряжались первые царицы династии Романовых – мать, жены, дочери царя Михаила Федоровича? А вы знаете, что главной обязанностью царицы было рождение наследника? Лектор, в костюме царицы XVII века, ответит на все эти сложные вопросы, а кроме того расскажет вам о теремной жизни цариц и царевен, их занятиях благотворительностью, нарядах и украшениях.

 

«Я ль на свете всех милее?» Секреты красоты русских знатных женщин в XVIIXVIII вв.  12+ 

На лекции вы узнаете, почему в древней Руси красивой считалась полная, белолицая и румяная женщина, а также какими косметическими и парфюмерными средствами пользовались царицы и боярыни. С петровскими реформами жизнь знатных женщин резко изменилась: они перестали быть теремными затворницами и стали появляться на ассамблеях, балах и праздниках, а их наряды и макияж, под влиянием французской моды, претерпели существенные изменения. Мы также поговорим и о том, что предпочитали носить и как ухаживали за собой русские императрицы в XVIII веке.

 

Крепостные и военно-оборонительные сооружения средневековой Руси (середина XVIIXVIII вв.)  12+

Лекция посвящена развитию русского военного искусства во время правления первых царей династии Романовых (сер.XVII – XVIII вв.). Лекция позволит слушателям погрузиться в историю средневековья, когда в Русском государстве и на его границах было чрезвычайно неспокойно. Тогда же были совершены важные географические открытия, произошел мощный технический рывок в области оборонительного и военно-крепостного искусства, но главное – была создана модель вооруженных сил будущей Российской империи. На примере музейных памятников – башен Сумского и Братского острогов, проездной (надвратной) башни Николо-Корельского монастыря, – слушатели лекции смогут познакомиться с технологией строительства военно-оборонительных сооружений средневековой Руси. Важным дополнением к рассказу станут слайды презентации.

 

«А сама-то величава, выступает, будто пава…» Как наряжались русские знатные женщины в XVII веке 6+

Эта интерактивная лекция будет интересна и детям, и взрослым. Вместе мы оденем куклу в древнерусский наряд и обсудим его особенности. Вы узнаете, сколько слоев одежды носили царицы и боярыни, из каких тканей шили и какие носили украшения, а также, почему замужние женщины покрывали свои волосы головным убором.

 

«По одежке встречают». Как одевались русские знатные мужчины в XVII веке 6+

Приглашаем послушать эту лекцию всем классом или всей семьей! Вы узнаете, как выглядели наряды царей и бояр, отгадаете загадки и сами сможете одеть куклу в древнерусский костюм, На лекции мы обсудим, каков был идеал мужской красоты на Руси, почему пояс являлся важнейшей деталью одежды, для чего были нужны длинные рукава и какие старинные детали одежды используются до сих пор.

Русская культура конца XV - XVI веков - Российская Империя

Русский язык

В конце XV — XVI столетий завершилось формирование русской (великорусской) народности. В результате сложных этнических и языковых процессов сложился русский язык, значительно отличавшийся не только от украинского и белорусского, но также и от церковнославянского, который сохранялся в книжной письменности. В разговорном и близком к нему так называемом приказном, деловом языке господствующее влияние оказывал ростовско-суздальский диалект, в нем — московский говор. Многие слова, появившиеся первоначально в московской письменности, получили общерусское распространение, и среди них такие, как «хрестьянин» (крестьянин), «деньги», «деревня» и др. Утратились древние виды прошедших времен, и получили новое развитие формы глагола. Стала приближаться к современной система склонений и спряжений. В разговорном языке отмерла старинная «звательная» (Иване, отче, жено и т. п.) форма имен существительных.

Жилища и поселения

Формирование великорусской народности отразилось также в характерных для XVI и последующих столетий чертах быта и материальной культуры. В это время сложился тип жилого дома, состоящего из трех помещений — избы, клети (или горницы) и соединяющих их сеней. Дом покрывался двускатной крышей. Такая «трехкамерная» постройка надолго стала господствующей в русских селениях. Помимо избы в крестьянском дворе имелась житница для хранения зерна, один-два хлева («дворцы») для скота, сенник, мыльня (баня), иногда риги, овины, сараи, хотя последние чаще всего ставились вне дворов, на поле. В городах уже с конца XV в. стали появляться каменные жилища бояр, высшего духовенства, крупного купечества .
Деревни XVI в. насчитывали обычно 10 - 15 дворов, более крупными поселениями были села. Города развивались по традиционной радиально-кольцевой системе: радиусы складывались по дорогам, ведшим в другие города, кольца — по линиям дерево-земляных и каменных укреплений, охватывавших разраставшиеся части городов. К концу XVI в. Москва имела три кольца каменных укреплений — Кремль, примыкавший к нему с востока и оградивший торговый центр города Китай-город, Белый город (по линии современного бульварного кольца) и одно кольцо дерево-земляных укреплений — Земляной город, укрепления которого располагались по современному Садовому кольцу. Городские усадьбы обычно выходили на улицы заборами, жилые дома и хозяйственные помещения скрывались внутри. В редких случаях улицы мостились деревом; летом во время дождей улицы находились практически в непроезжем состоянии. На каждой улице была одна или несколько церквей.
Так как многие горожане имели свой скот, в городе имелись выпасы, прогоны к воде и на пастбища, а также огороды, сады, иногда даже участки пашенной земли. В XV в. улицы городов на ночь стали запирать решетками. В городах появились «объезжие головы» из мелких дворян — зародыш городской полицейской службы. «Объезжие головы» должны были следить не только за появлением «воровских людей», но и за безопасностью в городе. В этих целях летом запрещалась топка печей в домах. Приготовление пищи осуществлялось во дворах. Кузнецы и другие ремесленники, чья работа была связана с применением огня, ставили свои мастерские подальше от жилых домов, ближе к воде. Несмотря на все эти предосторожности, города часто погибали от пожаров, приносивших большой ущерб и нередко уносивших массу человеческих жертв. Но и восстанавливались города тоже быстро: из окрестностей привозили готовые срубы в разобранном виде, продавали их на торгах, и вновь строились городские улицы.

Одежда и пища

В XVI в. сложился своеобразный костюм крестьян и горожан — понева, сарафан, кокошник у женщин, косоворотка с разрезом на левой стороне и валенок (головной убор) у мужчин. Еще более значительно стали выделяться по своему внешнему виду социальные верхи — богатые шубы, горлатные шапки зимой, нарядные кафтаны — летом видел народ на боярах и богатых купцах.
Распространенной пищей были капустные щи, гречневая, овсяная, гороховая каши, печеная и пареная репа, лук, чеснок, рыба, овсяной кисель; по праздникам ели пироги с начинкой, блины, яйца, икру, привозную рыбу, пили пиво и мед. В 50-х годах XVI в. открылись царевы кабаки, продававшие водку. У богатых людей стол был иной — здесь и в будни всегда были икра и осетрина, мясо (за исключением постных дней), дорогие заморские вина.

Религия

Несмотря на активные действия церкви и поддерживавшей ее светской власти по части насаждения христианского вероучения, последнее в XVI в. глубоко проникло лишь в среду господствующего класса. Источники свидетельствуют о том, что масса трудового населения в городе и деревне далеко не аккуратно и неохотно исполняла церковные обряды, что были еще очень сильны и широко распространены народные языческие празднества и обряды вроде тех, которые были связаны с празднованием Купалы и которые церковникам никак не удавалось переиначить в православный обряд памяти Иоанна Крестителя.
Церковь старалась привлечь народ пышными обрядами и церемониями, особенно в дни больших религиозных праздников, когда устраивались торжественные молебны, крестные ходы и проч. Церковники всячески распространяли слухи о всевозможных «чудесах» у икон, мощей «святых», пророческих «видениях». В поисках исцеления от недугов или избавления от бед многие люди стекались на поклонение «чудотворным» иконам и мощам, переполняли на праздники большие монастыри.

Народное творчество

Народные песни, прославляя героев взятия Казани, отразили также противоречивую личность Ивана Грозного, который предстает то как «справедливый» царь, берущий под защиту добрых молодцев из народа и расправляю-щийся с ненавистными боярами, то как покровитель «Малюты злодея Скуратовича». Тема борьбы с внешними врагами породила своеобразную переработку древнего киевского цикла былин и новых сказаний. Рассказы о борьбе с половцами и татарами слились воедино, Илья Муромец оказывается победителем татарского богатыря, а Ермак Тимофеевич помогает во взятии Казани. Более того, польский король Стефан Баторий предстает как слуга татарского «царя». Так народное творчество сосредоточило своих героев — положительных и отрицательных — вокруг взятия Казани, подчеркнув тем самым, какое огромное значение имело это событие для современников. Напомним в этой связи слова академика Б. Д. Грекова о том, что «былины — это история, рассказанная самим народом. Тут могут быть неточности в хронологии, в терминах, тут, могут быть фактические ошибки..., но оценка событий здесь всегда верна и не может быть иной, поскольку народ был не простым свидетелем событий, а субъектом истории, непосредственно творившим эти события».

Грамотность и письменность

Образование единого государства увеличило потребность в грамотных людях, нужных для развивающегося аппарата власти. На Стоглавом соборе 1551 г. было решено «в царствующем граде Москве и по всем градам... у священников, у дьяконов и у дьячков учинити в домах училища, чтоб священники и дьяконы в коемжде граде предавали им своих детей на учение». Кроме духовных лиц, были и светские «мастера» грамоты, которые обучали грамоте в течение двух лет, а за это полагалось «мастеру принести каша да гривна денег». Сначала ученики полностью выучивали тексты церковных книг, потом разбирали их по слогам и буквам. Затем обучали письму, а также сложению и вычитанию, причем наизусть выучивали числа до тысячи с их буквенным обозначением. Во второй половине века появились пособия по грамматике («Беседа о учении грамоте, что есть грамота и что есть ее строение, и чего ради составися такое учение, и что от нее приобретение, и что прежде всего учитися подобает») и арифметики («Книга, рекома по-гречески арифметика, а по-немецки алгоризма, а по-русски цыфирная счетная мудрость»).
Распространялись рукописные книги, остававшиеся по-прежнему большой ценностью. В 1600 г. одна небольшая книга на 135 листах была обменена «на самопал, да на саблю, да на сукно черное, да на завесу простую». Наряду с пергаментом, которого стало не хватать, появилась привозная бумага — из Италии, Франции, германских госу-дарств, со специфическими водяными знаками, указывающими на время и место изготовления бумаги. Из бумажных листов в правительственных учреждениях склеивали огромные длинные ленты — так называемые «столбы» (скреплялись нижний лист каждого листа с верхним последующего в деле листа и так до конца всего дела).

Книгопечатание

В середине XVI в. произошло крупнейшее событие в истории русского просвещения — основание книгопечатания в Москве. Инициатива в этом деле принадлежала Ивану I V и митрополиту Макарию, а первоначальной целью книгопечатания было распространение единообразных церковных книг с целью укрепления авторитета религии и церковной организации вообще. Книгопечатание началось в 1553 г., а в 1563 г. во главе казенной типографии стали бывший дьякон одной из кремлевских церквей Иван Федоров и его помощник Петр Мстиславец. В 1564 г. был
издан «Апостол» — выдающееся произведение средневекового печатного дела по своим техническим и художественным качествам. В 1568 г. печатники работали уже в Литве, куда они, по мнению некоторых ученых, переехали по приказу царя, чтобы распространением церковных книг среди православного населения Литвы способствовать успеху начавшихся активных действий России в Прибалтике. Однако после Люблинской унии 1569 г. деятельность русских печатников в Литве прекратилась. Иван Федоров перебрался во Львов, где работал до конца жизни (1583 г.). Во Львове в 1574 г. он напечатал первый русский букварь, в котором наряду с азбукой содержались элементы грамматики и некоторые материалы для чтения.
В Москве после отъезда Федорова и Мстиславца книгопечатание продолжалось в других типографиях.

Общественно-политическая мысль

Сложность социально-политических условий образования единого Российского государства породила в духовной жизни общества напряженные поиски решения больших проблем — о характере государственной власти, о законе и «правде», о месте церкви в государстве, о землевладении, о положении крестьян. К этому надо прибавить дальнейшее распространение еретических учений, сомнения в справедливости религиозных догм, первые проблески научных знаний.
Как и всюду в европейских странах периода их объединения, русская общественная мысль связывала с единой властью надежды на установление идеального правления и ликвидацию распрей и междоусобиц. Однако конкретные представления об идеальном государстве далеко не совпадали у публицистов, выражавших настроения разных группировок, — пересветовский идеал сильного государя, опирающегося на дворянство, совсем не походил на мечты Максима Грека о мудром правителе, вместе с советниками решающем государственные дела, а аскетический отказ «нестяжателей» от богатств вызвал яростное негодование идеологов сильной церкви — «осифлян». Острополитическое звучание общественной мысли свойственно было всем ее формам и проявлениям. Летописи с самого своего возникновения имели характер политических документов, но теперь это их назначение еще более возросло. Отправляясь в поход на Новгород, Иван III специально взял с собой дьяка Степана Бородатого, который «умел говорити» по «летописцам русским» «вины новгородские». В XVI в. была предпринята громадная работа по составлению новых летописных сводов, в которые вошли соответствующим образом отобранные и интерпретированные известия из местного летописания. Так появились огромные Никоновская и Воскресенская летописи. Примечательной особенностью стало широкое использование в летописании правительственных материалов — разрядных записей, посольских книг, договорных и духовных грамот, статейных списков о посольствах и др.. Одновременно происходило усиление церковного влияния на летописание. Это особенно заметно в так называемом Хронографе 1512 г. — сочинении, посвященном истории православных стран, где обосновывалась идея ведущего положения православной России в христианском мире.
Один из списков Никоновской летописи был сделан в виде роскошно иллюстрированного Лицевого свода, содержавшего до 16 тыс. иллюстраций. Этот экземпляр, предназначенный, по-видимому, для обучения и воспитания юных членов царской семьи, был подвергнут впоследствии неоднократной правке; по мнению ученых, ее делал Иван Грозный, задним числом вносивший в историю обличения прошлых «измен» своих про-тивников, казненных в годы опричнины.

Появились исторические повести, посвященные событиям недавнего прошлого — Казанскому «взятию», обороне Пскова, также выдержанные в духе воинствующей церковной идеологии и возвеличивавшие Ивана Грозного.
Новым по форме изложения историческим произведением стала «Степенная книга», где материал распределен не по годам, а по семнадцати «степеням» — по периодам правления великих князей и митрополитов от «начала Руси», которым считалось правление первых христианских князей Ольги и Владимира, до Ивана Грозного. Составитель — митрополит Афанасий — подбором и расположением материала подчеркивал исключительное значение церкви в истории страны, тесный союз между светскими и духовными правителями в прошлом.
Вопрос о положении церкви в едином государстве занимал главное место в продолжавшихся в первой половине XVI в. спорах между «нестяжателями» и «осифлянами». Идеи Нила Сорского развивал в своих произведениях Вассиан Патрикеев, который в 1499 г. вместе с отцом, князем Ю. И. Патрикеевым, за выступления против великокняжеской власти по приказу Ивана III был
насильно пострижен в монахи и сослан в далекий Кириллово-Белозерский монастырь, но уже в 1508 г. возвращен из ссылки и даже приближен одно время Василием III. Вассиан критиковал современное ему мона-шество, несоответствие его жизни христианским идеалам и видел это несоответствие прежде всего в том, что монахи цепко держатся за земные блага.
Взгляды Вассиана Патрикеева во многом разделял широко образованный переводчик и публицист Максим Грек (Михаил Триволис), приглашенный в 1518 г. в Россию для перевода и исправления богослужебных книг. В своих произведениях (их больше ста) Максим Грек доказывал неправомерность ссылок церковников на писания «святых отцов» относительно права владеть землями (в героических текстах речь шла о виноградниках), обличал тяжелое положение крестьян, живших на монастырских землях. Со страниц сочинений Максима Грека предстает неприглядная картина русской церкви. Монахи ссорятся, ведут длительные тяжбы из-за сел и земель, пьянствуют, предаются роскошной жизни, совсем не по-христиански относятся к живущим на их землях крестьянам, опуты-вают их тяжкими ростовщическими долгами, богатства церкви тратят в собственное удовольствие, пышными обрядами ханжески прикрывают свою глубоко неправедную жизнь.
Единомышленник Максима Грека боярин Ф. И. Карпов, тоже весьма обеспокоенный состоянием русской церкви, выдвигал даже мысль о необходимости объединения православной церкви с католической как средства преодоления существующих пороков.
Митрополит-осифлянин Даниил вел энергичную борьбу со всеми «вольнодумцами». Не только еретики и нестяжатели подверглись суровому осуждению Даниила, но также все те, кто предавался светским развлечениям. Игра на гуслях и домрах, пение «бесовских песен» и даже игра в шахматы и шашки были объявлены столь же порочными, как сквернословие и пьянство; точно так же осуждались красивые одежды, брадобритие. По настоя-нию Даниила, в 1531 г. состоялся еще один церковный Собор против Максима Грека и Вассиана Патрикеева. Последний так и умер в монастыре, а Максим Грек был освобожден лишь после смерти Василия II.
Преемник Даниила — митрополит Макарий организовал большую литературную работу, направленную к усилению религиозного влияния на духовную культуру страны. Крупнейшим предприятием в этом отношении было создание грандиозного свода «Житий cвятых» — «Великих Четьи-Миней» для ежедневнего чтения. Созданием этой книги церковники хотели практически поглотить все книги, «чтомые на Руси», придать всей книжности строго выдержанный религиозный характер. Церковь при поддержке государства продолжала наступление против инакомыслящих. В 1553 г. был предан суду бывший игумен Троице-Сергиева монастыря Артемий — последователь учения Нила Сорского, за свои высказывания с осуждением официальной церкви, ее стяжательства и нетерпимости по отношению к заблуждающимся. В следующем, 1554 г. состоялся еще один церковный суд над дворянином Матвеем Башкиным, который отвергал иконопочитание, критически относился к писаниям «святых отцов», возмущался тем, что среди христиан распространилось превращение людей в холопов. В том же году был арестован и привезен в Москву для церковного суда белозерский монах Феодосии Косой. Бывший холоп, Феодосии Косой был одним из наиболее радикальных еретиков XVI в. Он не признавал троичность божества (аналогичное течение так называемых антитринитариев, было распространено и в странах Западной Европы в связи с развивавшимся тогда реформационным движением), видел в Христе не бога, а обыкновенного человека-проповедника, отвергал значительную часть догматической литературы, считал ее противоречащей здравому смыслу, не признавал обряды, иконопочитание, сан священников. В «чудеса» и «пророчества» Феодосии не верил, осуждал преследование инакомыслящих, выступал против стяжательства церкви. В позитивном отношении мечты Феодосия не шли дальше туманных идеалов раннего христианства, с позиций которого Феодосии говорил о равенстве всех людей перед богом, недопустимости поэтому зависимости одних людей от других и даже необходимости равного отношения ко всем народам и верам. Противники Феодосия называли его проповедь «рабьим учением». Имеются некоторые сведения, позволяющие судить о наличии общин последователей Феодосия Косого. Суд над Феодосием Косым не состоялся, потому что ему удалось бежать в Литву, но преследования еретиков продолжались.

Зачатки научного знания и борьба церкви с ними

С деятельностью еретиков в конце XV — XVI в. были связаны, пусть еще в очень узком кругу, первые попытки выхода за рамки канонических представлений об окружающем мире. Вопреки широко распространившемуся представлению, вошедшему даже в церковные «пасхалии» (указатели дней пасхи в будущие годы), о том, что в 7000 г. (по тогдашнему летосчислению «от сотворения мира», по современному — 1492 г.) наступит «конец света», еретики не верили в наступление «конца света». Они много занимались астрономией и имели переводные таблицы для вычисления лунных фаз и затмений.
Церковники враждебно относились ко всем этим занятиям, считая их «чернокнижием» и «чародейством». Монах Филофей, который писал Василию III о Москве — «третьем Риме», признавал, что можно, конечно, вычислить время будущего затмения, только это ни к чему, «потщание много, а подвиг мал», «православным не подобает такова испытывати». Враждебность по отношению к светскому, внерелигиозному знанию и к античной культуре в особенности откровенно проявилась в надменном признании филофея о том, что он «человек сельский и невежа в премудрости, не в Афинах родился, ни у мудрых философов учился, ни с мудрыми философами в беседе не бывал». Так относились русские церковники к античной культуре как раз в то время, когда происходил подъем западноевропейской культуры в ходе Ренессанса, отмеченного живым и сильным интересом к античному наследию. Именно эти церковники разрабатывали политическую теорию Российского государства, они уготавли-вали ему путь изоляции от передовой культуры, закоснение в древних порядках и обычаях — во славу «истинного», православного христианства. Тем ярче выглядит смелая мысль русских еретиков и других «вольнодумцев» конца XV—XVI в. Еретики конца XV в. были знакомы с произведениями средневековой и античной философии, им были известны основные понятия логики и некоторые вопросы теоретической матема-тики (понятия плоскости, линии, неделимых чисел, бесконечности). Глава московских еретиков Федор Курицын задумался над вопросом — свободна ли воля человека или же его поступки предопределены богом? Он пришел к выводу о том, что свобода воли («самовластие души») существует, что она тем больше, чем более грамотен и образован человек.
Зачатки научного знания существовали в XVI в. в виде чисто практических сведений по различным повседневным делам. Вековая практика крестьян-земледельцев давно выработала критерии оценки почв — теперь они были применены для оценки платежеспособности земель «добрых», «средних», «худых». Государственные потребности вызвали необходимость измерения земельных площадей. В 1556 г. было составлено руководство для описывавших отводимые земли писцов с приложением землемерных начертаний. Во второй половине столетия появилось руководство «О земном же верстании, как земля верстать», где объяснялось, как вычислить площадь квадрата, прямоугольника, трапеции, параллелограмма, и были приложены соответствующие чертежи.
Развитие торговли и денежного обращения привело к развитию практических знаний в области арифметики. Не случайно терминология связывает арифметические действия с торговыми операциями: слагаемое называлось в XVI в. «перечнем», уменьшаемое — «деловым перечнем». В XVI в. умели производить действия над числами с дробями, пользовались знаками + и —. Однако математические и другие конкретные знания в условиях средневековья очень часто облекались в мистико-религиозную оболочку. Треугольную фигуру, например, истолковывали как символическое воплощение движения «святого духа», следующего внутри «святой троицы» от находящегося в вершине треугольника «бога-отца».
Довольно широко были распространены фантастические представления о Земле. В популярной переводной книге «Христианской топографии» александрийского купца VI в. Косьмы Индикоплова говорилось, что небо круглое, Земля четырехугольная, стоит на бесконечной воде, за океаном находится земля с раем, в океане стоит столп до небес и к столпу этому привязан сам дьявол, который сердится, и от этого происходят всякие бедствия.
Мистическое истолкование природных явлений было очень распространено, существовали специальные книги — «астрологии», «лунники», «молниянники», «трепетники», «лопаточники», в которых содержались бес-численные приметы и гадания. Хотя церковь формально осуждала все то, что выходило за рамки религиозных мировоззрений, тем не менее редкий светский феодал не содержал при своем дворе домашних «прорицателей» и «врачевателей». Не лишен был суеверных чувств Иван Грозный, который нередко лихорадочно искал успокоение своим тревогам в разнообразных гаданиях.
Но наряду с этим накапливались и развивались конкретные практические знания.
В 1534 г. с немецкого языка был переведен «Вертоград», содержавший много медицинских сведений. При переводе «Вертоград» пополнили некоторыми русскими сведениями. В этой, весьма распространенной в XVI в. рукописной книге содержались правила личной гигиены, ухода за больными (особое внимание было уделено недопущению сквозняков, а также «чтобы не угорети, да и в голове бы мозг не сохл»), многочисленные сведения о лекарственных растениях, их свойствах и местах распространения. Есть специальные указания о лечении битому человеку «от кнутья», и именно «от московского кнутья, а не сельского», — крепостническая действительность отразилась здесь во всей своей жестокости. В 1581 г. для обслуживания царской семьи была устроена первая в Москве аптека, в которой работал приглашенный Иваном Грозным англичанин Джеймс Френч.
Расширение территории Российского государства и рост его связей с зарубежными странами продвинули развитие географических знаний. Наряду с наивными представлениями о «четырехугольной Земле» стали появляться конкретные сведения о расположении различных частей Земли.
Московский посол Григорий Истомин в 1496 г. проехал на парусниках из устья Северной Двины в Берген и Копенгаген, открыв возможность сношений России с Западной Европой Северным морским путем. В 1525 г. за границу поехал один из образованнейших людей того времени дипломат Дмитрий Герасимов. Он высказал мысль о том, что до манившей европейцев своими богатствами Индии, атакжедо Китая можно добраться через Северный Ледовитый океан. В соответствии с этим предположением позднее была снаряжена английская экспедиция Уиллоби и Ченслера, которая в 50-х годах XVI в. прибыла в Холмогоры и открыла Северный путь морского сообщения с Англией.
В «Торговой книге», составленной во второй половине XVI в., содержались сведения о других странах, необходимые для внешней торговли. В XVI в. поморы совершали плавания на Новую Землю и Грумант (Шпицберген).

Зодчество

Подъем русской культуры проявлялся многообразно. Значительные перемены произошли в строительной технике и тесно связанном с ней архитектурном искусстве.
Укрепление российской государственности уже в конце XV в. стимулировало восстановление древних и сооружение новых построек Московского кремля, собора начала XIII в. в Юрьеве Польском и некоторых других. Каменное строительство, хотя еще в небольшой степени, стало применяться для возведения жилых построек. Применение кирпича открыло новые технические и художественные возможности для зодчих: В ходе объединения русских земель стал формироваться общерусский архитектурный стиль. Ведущая роль в нем принадлежала Москве, однако при активном воздействии местных школ и традиций. Так, Духовская церковь Троице-Сергиева монастыря, построенная в 1476 г., сочетала приемы московского и псковского зодчества.
Для развития русской архитектуры большое значение имела перестройка Московского кремля. В 1471 г., после победы над Новгородом, Иван III и митрополит Филипп решили построить новый Успенский собор, который должен был превзойти своим величием древнюю новгородскую Софию и отразить могущество объединяемого Москвой Российского государства. Сначала собор строили русские мастера, но постройка обрушилась. У масте-ров давно уже не было опыта строительства крупных зданий. Тогда Иван I I I приказал найти мастера в Италии. В 1475 г. в Москву приехал знаменитый инженер и архитектор Аристотель Фиораванти. Итальянский мастер познакомился с традициями и приемами русского зодчества и к 1479 г. построил новый Успенский собор — выдающееся произведение русского зодчества, обогащенное элементами итальянской строительной техники и архитектуры эпохи Возрождения. Торжественно величавое, воплотившее в своих формах мощь молодого Российского государства, здание собора стало главным культовым и политическим сооружением великокняжеской Москвы, классическим образцом монументального церковного зодчества XV в.
Для перестройки Кремля были приглашены из Италии мастера Пьетро Антонио Сола-ри, Марко Руфсро, Алевиз Миланец и др. В 1485—1516 гг. под их руководством были поставлены новые стены и башни (сохранившиеся до нашего времени) Кремля, расширившего свою территорию до 26,5 га. Тогда же сложилась его внутренняя планировка. В центре находилась Соборная площадь с монументальным зданием Успенского собора и высокой колокольней Ивана Великого (архитектор Бон Фрязин, 1505 — 1508 гг.), достроенной в начале XVII в. На юго-западной стороне площади появился Благовещенский собор, являвшийся частью дворцового великокняжеского ансамбля. Этот собор строили псковские мастера в 1484—1489 гг. Приемы его внешнего убранства заимствованы от владимиро-московских традиций (аркатурные пояски) и от псковских (узоры верхней части куполов). В 1487 — 1491 гг. Марко Руффо и Пьетро Антонио Солари построили Грановитую палату для приема иностранных послов. Это был самый большой зал того времени. Своды зала опираются на массивный столп посредине — других приемов возведения больших интерьеров тогда не знали. Свое название палата получила от «граней» внешней обработки фасада. В 1505—1509 гг. Алевиз построил усыпальницу великих князей и членов их семей — собор Михаила Архангела, где сочетаются традиции московского зодчества (куб, увенчанный пятиглавием) с нарядным итальянским декором. Примененный архитектором прием отделки закомар («ракушки») позднее стал излюбленным в московском зодчестве.
Ансамбль Московского кремля явился уникальным произведением зодчества рубежа XV—XVI вв., воплотившим в себе величие, красоту, силу освобожденного от иноземного ига народа, вступившего на общую с передовыми странами Европы дорогу политического и культурного прогресса.
В XVI в. уже строились каменные церкви с шатровым завершением — «на деревянное дело», как говорится в одной из летописей, т. е. по образцу многочисленных деревянных шатровых построек. Сам материал — дерево — диктовал эту форму завершения зданий в виде уходящего вверх ровными гранями шатра. В отличие от византийских образцов крестовокупольных храмов с куполами в России появились не только деревянные, но и каменные шатровые церкви без куполов, без столпов внутри, с единым, хотя и небольшим, внутренним пространством.
В 1532 г. в подмосковном дворцовом селе Коломенское в ознаменование рождения долгожданного наследника Василия III — Ивана Васильевича, будущего Грозного, была возведена шатровая церковь Вознесения, являющаяся подлинным шедевром русского и европейского средневекового зодчества. Взметнувшийся к небу на прибрежном холме у Москвы-реки храм с удивительной силой воплотил идею движения ввысь.
Венцом русской архитектурной культуры XVI в. стал знаменитый Покровский собор — храм «Василия Блаженного» — на Красной площади в Москве, воздвигнутый в память взятия Казани в 1555 — 1560 гг. Девятиглавый собор увенчан большим шатром, вокруг которого теснятся яркие, своеобразные по форме купола приделов, связанных галереей и расположенных на одном помосте. Пестрота и индивидуальность форм собора придала ему сказочный вид и сделала его настоящей жемчужиной московской архитектуры. Этот великий памятник русского зодчества XVI в. отразил богатство народного таланта, большой духовный подъем, который переживала тогда страна, избавившаяся от угрозы нападений опаснейшего врага и переживавшая период значительных реформ, укреплявших государство.
Сложнее обстояло дело во второй половине XVI в. Строгая регламентация зодчества со стороны осифлянских церковников и находившегося под их влиянием в этом отношении Ивана Грозного привела частично к сокраще-нию нового строительства, частично к возведению тяжелых подражаний московскому Успенскому собору, как, например, построенные в конце 60 — 80-х годов соборы в Троице-Сергиевом монастыре и Вологде. Лишь в самом конце столетия вновь ожило и стало развиваться праздничное декоративное начало в русском зодчестве, что нашло свое проявление в церкви в Вяземах под Москвой, Рождественском соборе Пафнутьева Боровского монастыря, так называемом «малом» соборе Донского монастыря в Москве.

Живопись

Примерно аналогичным был процесс развития живописи в России конца XV—XVI в. Начало этого периода ознаменовалось расцветом живописного искусства, связанного в первую очередь с деятельностью знаменитого мастера Дионисия. Со своими помощниками он расписывал стены и своды соборов Пафнутьева и Ферапонтова монастырей. Исполняя заказы митрополита и великого князя, Дионисий сумел сделать свою живопись очень нарядной, красивой, праздничной, несмотря на статичность фигур, повторение композиционных приемов, полное отсутствие перспективы.
Мастерская Дионисия изготавливала так называемые «житийные» иконы, содержавшие помимо изображения «святого» также маленькие «клейма» по бокам с изображениями отдельных эпизодов строго по тексту «жития» этого святого. Иконы посвящались московским «святым», сыгравшим значительную роль в возвышении Москвы.
Чем более укреплялось господство осифлянской церкви в духовной жизни страны в первой половине и середине XVI в., тем более стеснялось творчество живописцев. К ним стали предъявляться все более жесткие требования относительно точного и безусловного следования текстам «Священного писания», «житий» и прочей церковной литературы. Хотя собор 1551 г. указал в качестве образца иконное письмо Андрея Рублева, простое повторение даже гениальных произведений обрекало живописное искусство на обеднение творческого начала.
Живопись все более превращалась в простую иллюстрацию того или иного текста. Средствами живописи на стенах храма старались возможно более точно «пересказать» содержание «Священного писания» и «житий». Поэтому изображения перегружались деталями, композиции стали дробными, утрачивался лаконизм художественных средств, столь свойственный художникам предшествующего времени и создававший громадный эффект воздействия на зрителя. Специальные старосты, поставленные церковью, следили за тем, чтобы живописцы не отступали от образцов и правил. Малейшая самостоятельность в художественном решении образов вызывала суровые преследования.
Фрески Благовещенского собора отразили официальную идею происхождения и преемственности власти московских великих князей от Византии. На стенах и столпах собора изображены в пышных одеждах византийские императоры и московские князья. Здесь есть также изображения античных мыслителей — Аристотеля, Гомера, Вергилия, Плутарха и других, но они, во-первых, нарисованы не в античных, а в византийских и даже русских одеяниях, а во-вторых, в их руки вложены свитки с изречениями, будто бы предска-зывавшими появление Христа. Так, церковь пыталась путем фальсификации античной культуры противодействовать ее влиянию и даже использовать в своих интересах.
Официальные церковные идеи воплотились в большой красивой иконе «Церковь воинствующая», написанной в середине XVI в. в ознаменование взятия Казани. Успех Российского государства был здесь показан как победа «истинного христианства» над «неверными», «басурманами». Воинами предводительствуют «святые», их осеняют Богоматерь и ангелы. В числе изображенных на иконе — молодой царь Иван Грозный. Есть аллегорическое изображение — река символизирует источник жизни, каковым является христианство, а пустой водоем — это другие религии и отступления от христианства.
В условиях жесткой регламентации живописного искусства к концу столетия среди художников выработалось особое направление, сосредоточившее усилия на собственно живописной технике. Это была так называемая «строгановская школа» — по имени богатых купцов и промышленников Строгановых, покровительствовавших этому направлению своими заказами. В строгановской школе ценились техника письма, умение передать детали на очень ограниченной площади, внешняя живописность, красота, тщательность исполнения. Недаром произве-дения художников впервые стали подписываться, поэтому мы знаем имена крупных мастеров строгановской школы — Прокопий Чирин, Никифор, Истома, Назарий, Федор Савины. Строгановская школа удовлетворяла эстетические потребности сравнительно узкого круга тонких ценителей искусства. Произведения строгановской школы отвлекали зрителей от собственно религиозной темы и сосредоточивали их внимание на чисто эсте-тической стороне произведения искусства. А у Никифора Савина зритель встречался еще и с тонко опоэтизированным русским пейзажем.
Демократические тенденции проявлялись у живописцев, связанных с посадскими кругами Ярославля, Костромы, Нижнего Новгорода. На иконах, ими написанных, порой вместо «библейских» появлялись предметы и персонажи, хорошо знакомые зрителю и художнику по окружающей жизни. Здесь можно встретить изображение Богоматери, похожей на русскую крестьянку, довольно реальное изображение бревенчатых стен и башен русских монастырей.
Точность в передаче подробностей текстов летописей и включенных в них различных повестей и сказаний обусловила развитие искусства книжной миниатюры. Лицевые летописные своды, насчитывающие на своих страницах тысячи миниатюр, с большой подробностью передавали реальные картины исторических событий. Искусство оформления книги, унаследованное у древнерусских книжников, продолжало успешно развиваться и в XVI в. Большого развития достигло художественное шитье, особенно в мастерской князей Старицких. Умело созданные композиции, подбор цвета, тонкая работа сделали произведения этих мастеров выдающимися памятниками художественного творчества XVI в. В конце столетия шитье начинали украшать еще и драгоценными камнями.

Музыка и театр

Церковное пение XVI в. характеризовалось утверждением «знаменного» — одноголосового хорового пения. Но вместе с тем церковь не могла игнорировать народную музыкальную культуру. Поэтому в XVI в. и в церкви начало распространяться многоголосное пение с его яркостью и богатством оттенков.
Многоголосное пение пришло, по-видимому, из Новгорода. Новгородец Иван Шай-дуров придумал особые «знамена» — знаки для записи мелодии с «распевами», «разводами» и «переводами».
Ввиду упорного противодействия церкви инструментальной музыке западноевропейские органы, клавесины и клавикорды, появившиеся в конце XV века, не получили сколько-нибудь широкого распространения. Лишь в народной среде, несмотря на все препятствия, повсюду играли на духовых инструментах — волынках, сопелях, рожках, свирелях, дудках; струнных — гудках, гуслях, домрах, балалайках; ударных — бубнах и бряцалах. В войске употреблялись для передачи боевых сигналов также трубы и сурны.
В народной же, среде были распространены богатые традиции театрального искусства. Церковь пыталась противопоставить им некоторые элементы театрального «действа» в богослужениях, когда представлялись отдельные сцены из так называемой «священной истории», вроде «пещного действа» — мученической гибели трех отроков от руки неправедного «халдейского царя».

 

Б.А. Рыбаков - «История СССР с древнейших времен до конца XVIII века». - М., «Высшая школа», 1975.

Россия и дворянская Европа: ритуал и культура дипломатии, 1648-1725 гг.

Дополняя растущий академический интерес к досовременным дипломатическим церемониям, книга Яна Хеннингса « Россия и придворная Европа » исследует отношения между Россией и Европой, выходящие за рамки традиционного изображения политической несовместимости и столкновения культур от Вестфальского мира (1648 г.) до конец правления Петра I в 1725 году. Монография исследует место России в более широком, транскультурном развитии дипломатии раннего Нового времени через призму прямых дипломатических встреч, церемониальных конфликтов и ссор, а также записей ритуалов и церемоний.Его цель - продемонстрировать, что в контексте дипломатических ритуалов и церемоний вопрос о том, кто принадлежит к обществу принцев, выходит за рамки современных представлений о Европе как о географически неоднозначной и единой культурной сфере. В широком смысле, он рассматривает, как династическая конкуренция и понятия чести и престижа препятствовали или ускоряли стандартизацию дипломатических правил и процедур за пределами национальных границ.

Место России в международном порядке государств-систем, преобладающее в дипломатических формах после Вестфальского мира, и ее интеграция в европейскую систему приоритета рассматриваются в первой главе.Отходя от этнографической неопределенности литературы о путешествиях и ее беспокойства по поводу того, была ли Россия цивилизованной или варварской, Хеннингс исследует научные и юридические тексты об иерархии государей и отмечает, что они демонстрируют явную тенденцию причислять русского царя к могущественным европейским правителям. Бальтазар Сигизмунд фон Стош в своей книге Von dem Praecedentz-Oder Vorder-Recht (1677), например, помещает императора Священной Римской империи в качестве первого светского правителя, который следует за папой, за которым (хотя и удивительно) следует русский царь (или московский император). как назвал Stosch).Стош оправдывает превосходство России над другими европейскими королями, подчеркивая огромные богатства, земли и власть царя. Хеннингс также отмечает, что отсутствие османского султана или китайского императора в списке Стоха ставит российского царя в ряд с европейскими правителями, а не с «другими» правителями. Напротив, в книге Захариаса Званцига Theatrum Praecedentiae (1706) титул «царь» интерпретировался как обозначение короля, а не императора, а Званциг утверждал, что российские правители пришли к выводу, что их титул превосходит статус других правителей, хотя «все Европейские короли обладали королевским достоинством еще задолго до того, как Москва приобрела имперский статус '' (стр.52). Однако русский царь по-прежнему занимал место в княжеском обществе Цванцига и входил в число коронованных голов и государей Европы. Тексты также подразумевают, что великолепие и ритуализм были частью одного континуума как для Европы, так и для России. Таким образом, русский царь как христианский правитель был интегрирован в наследие христианского содружества, в то время как негативные образы России и ее невежливости не проникали в участки суверенной иерархии. Ближе к концу главы Хеннингс призывает читателя задуматься о преимуществах изучения личных встреч по сравнению с простыми представлениями о русском варварстве, преобладающими в сочинениях о путешествиях; он призывает историков вернуться к истокам международных отношений как академической дисциплины и изучить предшествующие ссоры и церемониальные конфликты.

Прежде чем приступить к рассмотрению избранных примеров дипломатических встреч России и Европы, во второй главе предлагается сравнительный обзор управления дипломатическими процедурами в Европе и России. В этой главе основное внимание уделяется роли Посольского приказа (Посольская канцелярия русских царей), приказа , понятиям дипломатического представительства и цели церемониальных документов, создаваемых аппаратом дипломатического протокола.Цель главы - проиллюстрировать, что различия в практической организации дипломатической практики и церемоний между Россией и Европой возникли не из-за желания России держаться подальше от Европы, а из-за того, что Россия полагалась на свою архивную коллекцию церемониальных документов и ее географическое положение. расстояние, которое часто делало невозможным прямое вмешательство из Москвы и заставляло российских дипломатов придерживаться более жестких дипломатических церемоний, основанных на прецедентах, в отличие от их европейских коллег.Более того, несмотря на некоторые практические разногласия, российская и западноевропейская дипломатические церемонии оперировали общими нормами и символическими правилами. Сходство в рядах дипломатических представителей, например, вероятно, было отражением западных изменений в российской дипломатической практике. Аналогичным образом, церемониймейстер и его российский эквивалент приказа выполняли аналогичные обязанности, как и роль и функции Посольского приказа . Как отмечает Хеннингс, «возникающие в результате церемониальные трудности с рейтингом и присущие ему привилегии не могут быть объяснены культурными или идеологическими различиями» между Россией и Европой, вместо этого они «просто демонстрируют, что Россия только начинала полноценно участвовать в процессе стандартизации». (п.111). Изменения и адаптация требовали времени, прежде чем их можно было применить на практике.

Следующие две главы посвящены прямым дипломатическим встречам между Россией и Западной Европой. Третья глава посвящена англо-русскому взаимодействию во второй половине 17 века и сосредотачивается на спорах о церемониях, целях дипломатических ритуалов и последствиях символических столкновений. Сосредоточившись на пяти посольствах России и Англии, отправленных в Лондон и Москву, и на случаях церемониальных столкновений (включая тупиковую ситуацию между графом Карлайлом и российским приставом , дипломатический представитель которого должен был первым выйти из своих саней), глава демонстрирует, что не культурная несовместимость между Россией и Англией или личные качества самих дипломатов привели к церемониальным ссорам.Конфликты по поводу церемоний возникли «из-за растущих притязаний на статус» и «непредсказуемости и случайности личного общения» (стр. 159). Например, в 1655 году во время публичной аудиенции Уильяма Придо, дипломатического представителя парламента в Москве, русский царь не вставал, когда спрашивал о здоровье Оливера Кромвеля, вместо этого царь лишь слегка сдвинулся с престола. Как указывает Хеннингс, это было явным признаком того, что, хотя российский суд был готов признать Придо представителем небольшой державы, русские не считали Кромвеля законным органом власти английского государства.Хотя движение тела царя может рассматриваться как «политически незначительное», Хеннингс подчеркивает, что этот жест означал, что «русский двор отказал Кромвелю в королевских или суверенных почестях» (стр. 126), как для того, чтобы Придо был признан посланником. английского государства, царь должен был стоять, произнося имя лорда-протектора. Англичане также осознали влияние этого жеста, и Придо решил опустить эту деталь в своем отчете. Таким образом, дипломатический ритуал позволял «правителям мириться с необратимыми реалиями» (стр.127), но гибкость и тонкость дипломатической церемонии также позволяла правителям выражать свой протест, отрицая «законность необоснованных юридических утверждений» (стр. 127). Таким образом, прием представителя парламента не означал признания Россией легитимности правительства Кромвеля.

Отойдя от англо-русских встреч, четвертая глава исследует Великое посольство Петра Великого в Вене в 1698 году и его визит в Париж в 1717 году. В то время как третья глава посвящена вопросам церемониальных конфликтов в публичной сфере аудиенций и шествий, четвертая глава посвящена с театральностью дипломатического диалога в частной обстановке, а также с тем, как церемония и придворная сфера ограничивали и облегчали политическое общение.В обоих случаях Петр I путешествовал инкогнито. Хотя это скрывало его монархическую идентичность и решало вопросы о приоритете и статусе, это не деритуализировало дипломатическую практику, поскольку император (а позже и французский двор) должен был организовать подходящую развлекательную программу для царя. Напротив, стратегии уменьшения формальности и встреча с sans ceremonie увеличивали сложности ритуальной процедуры, которые все еще должны были решать вопросы ранга, чести и престижа, одновременно сохраняя маскировку царя.Во-вторых, в главе также исследуется дипломатический ритуал в условиях частных встреч и секретных переговоров. В то время как общественная аудитория была озабочена проблемами, касающимися иерархического порядка и статуса, а также церемониальных столкновений из-за чести и престижа, физическая дистанция встреч лицом к лицу и отсутствие прямой аудитории позволили правителям символически признать свой равный статус ради собственного достоинства. представляя сильную личную связь. Во время личной встречи с Леопольдом I Петр настоял на том, чтобы снять шляпу, что заставило императора ответить взаимностью.Ожидалось, что оба мужчины будут носить шляпы, чтобы показать, что ни один из них не должен признавать высший статус другого, но в данном случае, хотя знак равенства «противоречил притязанию [Леопольда] на превосходство, выраженному на публичных церемониях, здесь, в частном порядке, конкуренция за статус. было смягчено символическим паритетом »(с. 180). Кроме того, в главе также исследуется вопрос о том, насколько обязательными были переговоры, которые велись в частном порядке, по сравнению с переговорами в публичных аудиториях. В этой главе подчеркивается, что международная политика раннего нового времени была личным делом между правителями, а не бизнесом между национальными государствами, а союзы представляли собой межличностные отношения.Таким образом, хотя Петр I мог избежать этикета и нарушить церемониальный порядок, приоритетность и связанные с ней ожидания не были неизбежны; дипломатический протокол не потерял своего значения из-за того, что Петр предпочитал секретные переговоры и посещения инкогнито. Как заключает Хеннингс, «неформальность позволяла современникам уравновешивать унаследованные претензии на ранги с сосуществующими концепциями государственного равенства» (стр. 201).

За два десятилетия визита Петра I в Вену Россия превратилась в крупную военную державу и влилась в европейскую систему союзов; его дипломатическая практика и подход к церемониям и организации также пережили период реформ и преобразований.Природа этих изменений и вопросы их отклонения или продолжения от существующей допетровской дипломатической практики рассматриваются в пятой главе. Хеннингс отмечает, что общий консенсус петровской дипломатии - это радикальная «культурная революция» (стр. 204), которая заменила российский прецедент новой политической культурой, созданной по образцу западноевропейского архетипа. Хеннингс, однако, отмечает, что петровские реформы, вместо того чтобы инициировать радикальное чередование, были переходным периодом, который «умело смешал» старые и новые элементы российского дипломатического ритуала, чтобы укрепить место России в европейском обществе князей.Например, создание постоянных резиденций россиян за границей способствовало внесению изменений в дипломатические отчеты, поскольку государственный список был заменен регулярными дипломатическими депешами ( reliatsii) , а также возрос интерес к импорту и переводу западной литературы по этой тематике. дипломатический ритуал. Однако основные понятия старшинства и ранга сохранились. Петр I мог бы принять титул «Императора», но ему было отказано в церемониях, выражающих претензии на имперское превосходство, и Россия не была признана империей другими европейскими дворами.Как отмечает Хеннингс, «царь стал императором без одежды» (с. 246).

Благодаря сравнительному подходу и обширному материалу, взятому из британских, российских, австрийских и французских архивов, Russia and Courtly Europe прослеживает место России в международных отношениях раннего Нового времени с точки зрения языка, используемого современниками для описания суверенитета и власти, а именно языка чести. и престиж. В отличие от предположений о непримиримых различиях между политическими культурами России и Западной Европы, Хеннингс утверждает, что дипломатическая практика развивалась в рамках «транскультурного политического пространства» (стр.247) общих церемониальных норм, которые объединили, казалось бы, иностранного русского царя через постепенные стандартизованные кодексы поведения и общения. Однако это не означает, что существовал универсализм церемониальных норм. Примеры прямых встреч Хеннингса демонстрируют, как несоответствия в практической организации приводили к столкновениям, конфликтам и дипломатическим разветвлениям. Тем не менее, в конечном итоге приверженность царей ритуальной демонстрации была отражением их признанного места в ранней современной европейской системе старшинства.

После размышлений Россия и придворная Европа побуждает читателя задуматься о более широких концепциях политики, внешних сношений, династического представительства, понятиях статуса и чести, а также о практических аспектах дипломатических церемоний и ритуалов раннего Нового времени. В то время как книга поднимает несколько важных вопросов о природе дипломатического взаимодействия России с Западной Европой и его более широких последствиях для историографии досовременной дипломатии, основные вопросы, возникающие в ходе дискуссии Хеннингса, заключаются в следующем.Во-первых, в некотором смысле географическая и геополитическая изоляция России от большинства западноевропейских государств предполагает, что европейские правители могли поддерживать более далекие дипломатические отношения (и более гибкий дипломатический ритуал) с русским царем, чем они имели бы с русским царем. их европейские соседи. Было ли отношение Леопольда к визиту Петра отражением особой имперской дипломатии и ритуала по отношению к русским или, например, французский король мог получить аналогичную развлекательную программу, если бы он решил посетить Вену инкогнито? Во-вторых, в книге упоминается влияние Православия в допетровском дипломатическом обряде, и это заставляет задуматься о том, насколько значительным было влияние религии (а не только Православия) на дипломатический ритуал? Отложена ли тема религии для практических целей дипломатии или различия в религии препятствуют дипломатическим церемониям? Как религия фигурировала в предложенном понятии транскультурного политического пространства общих церемониальных норм? Наконец, имелись некоторые более широкие последствия, что с точки зрения российских дипломатических устремлений, русские цари были заинтересованы только в приобретении западноевропейских технологических, медицинских, военных, научных и культурных идей и инноваций, но не в западноевропейских политических идеях.Применимо ли это заявление к российской дипломатии, обсуждаемой в книге, или есть примеры того, как русские цари были открыты для включения элементов европейских политических идей?

В конечном счете, Россия и придворная Европа предлагает новый взгляд на сложные отношения и прямые встречи в мире княжеских дворов. Это показывает, что Россия, несмотря на ее предполагаемую культурную несовместимость, была активным участником широкого транскультурного развития дипломатии раннего Нового времени.Россия также представляет собой отличную точку обзора для изучения дипломатии раннего Нового времени в глобальном масштабе, и Хеннингс предлагает расширить свои исследования на дипломатические связи России с Востоком, включая Османскую империю, чтобы «стать посредником между« европейским »и« неевропейским ». «практики» (стр. 254) и историографические традиции. Исследование было бы долгожданным дополнением и с нетерпением ждем.

Автор благодарит Татьяну Жукову за ее обзор и ценные предложения и не желает отвечать дальше.

Культура и общество в Императорской России

Имперская социальная структура

Картина с изображением проданного крепостного

Имперское социальное общество находилось под сильным влиянием феодализма . При феодализме русское дворянство получало земли от короны (царя или императора / императрицы) в обмен на службу в армии. Хотя у дворян было так много земли, они не работали на ней сами.Вместо этого у них было крестьян и человек, которые жили бы на своей земле и взамен работали на благородных и отдавали ему долю производимого ими сельского хозяйства.

Некоторые крестьяне были «свободными», что означало, что они могли покинуть дворянскую землю, если захотели. Однако у многих крестьян было крепостных и , и они были вынуждены работать в имении, которому они принадлежали. Дворяне могли продавать даже крепостных. В 1861 году царь Александр II отменил крепостное право, но многие крепостные были вынуждены «купить» свою свободу.

Русская Православная Церковь

Троицкий собор, русская православная церковь в Пскове, датируемая имперскими временами.

Наряду с феодализмом, Русская Православная Церковь играла выдающуюся роль в Императорском российском обществе. Это произошло потому, что Православная церковь была крупнейшим землевладельцем в России, была в значительной степени независимой от государства и пользовалась особыми привилегиями (такими как неуплата налогов на большей части своей земли).

Однако в середине 18 века церковь потеряла большую часть своей финансовой независимости и попала в зависимость от российского государства. Российские лидеры, такие как Петр Великий, хотели сделать церковь рукой государства и использовать ее богатство и влияние для поддержки российского правительства. В соответствии с реформами, проведенными Петром Великим, Русская православная церковь была в значительной степени поставлена ​​под контроль государства, поскольку их руководители, по сути, назначались царем.

В то же время, хотя церковь не была такой экономически могущественной, как в прошлом, она была важной культурной, а иногда и политической силой в обществе.Это произошло потому, что Русская Православная Церковь учила своих верующих, что цари были полноправными правителями России.

Балет

Жан-Батист Ланде

До 17 века о балете в России никто не слышал. В начале 18 века французский артист балета Жан-Батист Ланд привез балет в Россию и даже давал уроки Екатерине Великой. Ланде учил первых русских артистов балета, и к началу 19 века русский балет стал известен во всем мире.В России балет стал для образованных россиян символом высокой культуры.

Литература

Антон Чехов

Императорская русская литература очень известна. Вы, наверное, слышали о таких писателях, как Лев Толстой и Антон Чехов . Если вы не читали ни одной из их работ, сейчас хорошее время!

В таких книгах, как Война и мир и Анна Каренина , Толстой дает удивительно обширные изображения имперского российского общества и жизни.Антон Чехов, врач, написал рассказы, в которых он описал разнообразие жизни в Российской империи, от крестьян до светских женщин. Толстой был из дворянства и имел привилегированное воспитание в семейном имении, но Чехов был сыном бывшего крепостного. Он работал врачом и сначала начал публиковать рассказы, чтобы подзаработать свою семью.

Несогласие

Несмотря на то, что имперское российское общество и культура были очень консервативными и контролировались монархией и церковью, в российском обществе все еще оставалось много диссидентов, особенно в 19 веке и вплоть до революции 1917 года.Диссиденты продвигали такие идеи, как анархизм или оппозиция государству, и социализм, который выступал за большее экономическое равенство в обществе. Когда эти идеи вступили в противоречие с консервативной и очень неравноправной российской имперской социальной структурой, произошла революция, и имперская Россия подошла к концу.

Краткое содержание урока

На социальную структуру в Императорской России большое влияние оказал феодализм , система, при которой дворяне получали землю от короны, а землю затем обрабатывали крестьян .В основе общественного строя находились крепостных и , которые были привязаны к земле, на которой они работали. Эти крестьяне вели очень тяжелую жизнь и могли быть проданы дворянами, владевшими землей.

Большое влияние на общество оказала Русская Православная Церковь , сыгравшая значительную культурную роль в обществе. Высокая культура имперской России была связана с балетом, который был принесен из Западной Европы, но стал отдельной формой балета. Российская имперская культура также была связана с великой литературой, такой как авторы Лев Толстой и Антон Чехов , чьи работы иллюстрируют простор русской имперской жизни с разных точек зрения.

Классы | Сертификат по изучению Центральной и Восточной Европы

ИСКУССТВО

ARTH 4929 - Специальные темы по истории искусства

РОССИЯ (RUSS)

2211 Введение в русскую культуру

2221 Введение в современную русскую культуру

2222 Спорт и холодная война

2231 Сказки России

2241 Вампир в литературе и изобразительном искусстве

2251 Рыцари и амазонки: супергерои в русских эпосах и кино

2471 Женщины в русской культуре: от фольклора до XIX века

2501 Россия Сегодня

3211 История российского кино

3231 Смех в славянских культурах

3241 Red Star Trek: Русская фантастика между утопией и антиутопией

3301 Современные проблемы российского кино

3601 Русская культура в прошлом и настоящем

3701 Славянская народная культура: идеалы и ценности в современном мире

3900 Независимое исследование

3930 Российская практика

4210 Тем в русской культуре

4221 Сталинизм: общество и культура

4230 Русские культурные идиомы

4301 Американо-российские культурные отношения

4401 Русский еврейский опыт

4431 Достоевский

4441 Толстой

4451 Чехов

4471 Женщины в русской культуре ХХ-ХХI веков

4481 Разбойники революционерам: русские повстанцы, прошлое и настоящее

4811 Русская литература XIX века

4821 Русская литература и искусство ХХ века

4831 Современная русская литература

4841 История современной русской драмы

4851 Критическое мышление: российское кино и общество

4861 Абсурд и сверхъестественное в русской литературе

4900 Независимое исследование

ЕВРЕЙСКОЕ ИЗУЧЕНИЕ (JWST)

1818 Введение в еврейскую историю: Библия до 1492 года

1828 г. Введение в еврейскую историю с 1492 г.

2350 Знакомство с еврейской культурой

2502 Репрезентация Холокоста

2551 Современная еврейская литература

2551 Еврейская литература: евреи, достигшие совершеннолетия

2600 Иудаизм, христианство и ислам

3100 Иудаизм

3200 Религия и феминистская мысль

3202 Женщины, гендер и сексуальность в еврейских текстах и ​​традициях

3310 Библия как литература

3401 Сердце Европы: кинематографисты и писатели в Центральной Европе ХХ века

3501 Немецко-еврейские писатели: от эпохи Просвещения до наших дней.

3530 Евреи и мусульмане: многонациональная история Стамбула

3600 Современные еврейские общества

3610 Темы международных отношений и иудаики

3677 Еврейско-американская литература

3930 Стажировка по иудаике

4000 Краеугольный камень еврейских исследований

4050 Антропология евреев и иудаизм

4101 Темы в изучении иврита

4260 Темы в иудаизме

4302 Правосудие, права человека и демократия в Израиле

4348 Тем по еврейской истории

4378 История современных еврейско-мусульманских отношений

4401 Русский еврейский опыт

4454 Еврейская интеллектуальная история

4534 Современная европейская еврейская история

4544 История идишской культуры

4580 Холокост: антропологическая перспектива

4827 Современный У.S. История евреев с 1880 г.

4900 Независимое еврейское исследование

Д-р Сергей Богатырев | Школа славянских и восточноевропейских исследований UCL (SSEES)

Доцент

SSEES

UCL SLASH

Вступил в UCL
1 сентября 2003 г.

Резюме исследования

Мои научные интересы лежат в области истории Московской Руси (15-17 вв.).С 2001 по 2004 год я занимался изучением местничества в России. Я редактировал и участвовал в написании книги по этой теме (2004 г.). В этой работе я рассматриваю московскую местную администрацию как сложную организацию, которая позволила центральным властям приспособиться к местничеству. Я также много публиковал по истории культуры Московии. Большинство моих исследований так или иначе связано с Иваном Грозным. Я опубликовал главу об Иване Грозном в престижной Кембриджской истории России (т.1, 2006).

Основные темы моих исследований об Иване IV включают культурную трансформацию Московского государства в период его правления и отношения между царем и православной церковью. Мои работы исследуют легитимацию власти Ивана IV; культура его двора, включая регалии, церемониальные головные уборы и оружие; а также идеология его военных походов. Я также редактировал том, посвященный недавним русским исследованиям Ивана Грозного.

Меня также интересует культурный и технологический обмен в до-модернистский период.В 2014-2016 годах я был главным исследователем в проекте по принтеру Ивана Федорову и ранней кириллической печати. В сотрудничестве с Британской библиотекой я организовал международную конференцию «Пересмотр наследия Ивана Федорова в Европе». Я редактировал материалы конференции. Я также обсуждаю межкультурные контакты в своей главе о средневековом Новгороде в Европе: История литературы, 1348–1418 гг.

Сейчас я работаю над книгой о династической памяти восточных славян.

Краткое содержание курса

Я читаю курс Группы 3 (специальные предметы с диссертацией) об Иване Грозном и русской монархии в XVI веке, Группу 1а (промежуточный) курс по истории России с раннего периода до конца XVI века, Группу 1б (продвинутый) курс истории Советского Союза и магистерский курс «Российская монархия: придворные ритуалы и политические идеи, 1498-1917 годы».Я также участвую в различных курсах бакалавриата и магистратуры по источниковедению и аспектам российской истории. С удовольствием буду руководить диссертациями по истории, религии и культуре России.

Образование

Университет Хельсинки
Докторантура, доктор философских наук | 2000
Университет Хельсинки
Первая степень, Лицензиат | 1994
Обновить
Другое Послевузовское образование (в том числе профессиональное), Диплом | 1988

Еврейская жизнь в Польше до Холокоста

До Холокоста евреи были самым большим меньшинством в Польше.В крупных городах Польши евреи и поляки говорили на языках друг друга и общались на рынках и улицах. Даже рыночные городки, или штетлы, которые стали олицетворять жизнь евреев в Восточной Европе, были до некоторой степени смешанными общинами. Это не означало, что антисемитизм не повлиял на жизнь польских евреев, но евреи были частью Польши, а польская культура отчасти была еврейской.

Когда нацисты нацелились на Польшу, они стремились уничтожить все, что там было, и снова построить ее как колониальную родину для немцев.При этом нацисты разместили здесь свои главные центры убийств, организовав железную дорогу, по которой евреев и других заключенных с их родных мест убивали в оккупированной Польше. Перед освобождением в 1945 году погибло почти пять миллионов поляков, в том числе три миллиона евреев и 1,9 миллиона польских граждан-неевреев. В Польше, вышедшей из войны, о чем свидетельствуют послевоенные нападения на выживших евреев, не хватало разнообразия, которое было необходимо для польской культуры накануне Второй мировой войны.

Евреи жили в Польше, по крайней мере, со средневековья. Когда крестоносцы двинулись через Европу в тринадцатом веке, еврейские беженцы искали безопасности в Польше. Статут Калиша 1264 года обеспечил правовую защиту евреев, которая была расширена королем Казимиром Вельки, или Казимиром Великим, в начале четырнадцатого века. Благодаря этой защите еврейские общины в Польше начали процветать. Ученые предполагают, что к XVI веку 80 процентов всех евреев во всем мире жили в Польше, где они пользовались относительной автономией и терпимостью и вели богатую социальную и культурную жизнь, включая несколько значительных еврейских религиозных движений, таких как хасиды (секта иудаизма). с упором на мистицизм и молитву) и еврейское реформаторское движение под названием Хаскала.

Относительно мирное существование польского еврейства оказалось под угрозой к концу восемнадцатого века, когда в результате ряда дипломатических шагов Польша была разделена между Россией, Пруссией и Австрией. Когда Россия контролировала обширные территории Польши, большинство польских евреев оказались под властью России. Россия ввела географические и профессиональные ограничения на еврейскую жизнь, поместив евреев в черту оседлости (которая была законодательно упразднена в 1917 году, хотя в этом регионе по-прежнему проживало большинство европейского еврейства).В ответ евреи сражались бок о бок с польскими боевиками за независимость во время серии восстаний на протяжении девятнадцатого века.

За исключением небольшого меньшинства зажиточных еврейских купцов, банкиров и владельцев фабрик, большинство евреев были бедными и в еще большей степени оказались под контролем России. Они зарабатывали на жизнь торговлей, полуквалифицированными мастерами в старых и новых отраслях промышленности (например, текстильной) и лавочниками. Немногие были фермерами; многие были обездолены. По большей части евреи жили в небольших городах, известных как штетлы.В тандеме с культурными и интеллектуальными изменениями, когда начались процессы индустриализации и урбанизации, большинство евреев покинули местечко, чтобы жить в крупных городских центрах, таких как Варшава, Вильно, Краков и Лодзь. К 1920-м годам они составляли от четверти до половины населения крупных городов Польши (в некоторых небольших городах они составляли до 90 процентов).

Эти города стали культурными, религиозными и интеллектуальными центрами мирового еврейства. Там евреи создали обширную сеть культурных и литературных учреждений и благотворительных организаций.Наряду с конкурирующими религиозными течениями польских евреев охватили новые политические теории и идеологии, в том числе сионизм и социализм. Эти и многие другие идеи обсуждались в тысячах газет, книг, журналов и пьес, написанных в основном на идиш.

В 1880-х и 1890-х годах, после убийства русского царя Александра II, русско-польские евреи подверглись серии организованных убийств еврейских общин, называемых погромами. В ответ около двух миллионов евреев эмигрировали из этого региона, причем подавляющее большинство уехало в Соединенные Штаты.Другие ответили другими решениями. Некоторые ортодоксальные евреи, стремившиеся защитить иудаизм, изо всех сил пытались изолировать себя от враждебности и внешних сил. Сионисты продвигали идею массовой миграции в Палестину, в то время как социалистические бундовцы стремились объединить всех евреев Восточной Европы в классовой борьбе за экономические реформы. Другие полагали, что ассимиляция (или аккультурация) в господствующую культуру была правильным ответом.

После Первой мировой войны Польша стала демократическим независимым государством со значительным населением меньшинств, включая украинцев, евреев, белорусов, литовцев и этнических немцев.Однако усиление польского национализма сделало Польшу враждебным местом для многих евреев. Серия погромов и дискриминационных законов была признаком растущего антисемитизма, в то время как возможностей для эмиграции становилось все меньше и меньше. Накануне Второй мировой войны в Польше проживало три с половиной миллиона евреев, или около десяти процентов населения, что давало Польше самый высокий процент евреев в любой европейской стране. 1

Картография России: Наследие | DutchCulture

Введение
Исторические связи между Нидерландами и Российской Федерацией восходят к 16 веку.Петр Великий считается одной из ключевых фигур, связанных с русско-голландским наследием, однако общее культурное наследие обеих стран включает в себя гораздо больше, чем его наследие конца 17 века.

Со временем между Российской Федерацией и Нидерландами сложились прочные и давние отношения, которые сохраняются до сих пор. Общее культурное наследие, возникшее в результате взаимодействия русских и голландцев, повлияло на социальную, культурную, религиозную, экономическую и политическую сферы.Взаимодействие повлияло как на материальное, так и на нематериальное наследие Российской Федерации и поэтому является неотъемлемой частью нынешних отношений между двумя странами.

В 2013 году прошел год двусторонней дружбы между Нидерландами и Российской Федерацией. Координацию культурной программы осуществляла компания DutchCulture.

Общая история России и Нидерландов
Большинство людей думает, что первая связь между Российской Федерацией и Нидерландами возникла в результате контактов с царем Петром Великим в конце 17 - начале 18 веков.

Петр Великий в поисках знаний и опыта простирался за пределы его собственных границ в Европу, включая Голландскую республику, как в то время назывались Нидерланды. Однако отношения между двумя странами уходят еще дальше. Страны, занимающиеся торговлей на Балтике; Эта торговля, известная как «Соединение Балтийского моря», включала торговлю между странами Балтийского моря, включая Россию.

Более современная связь общего наследия в начале 20 века была с городом Кеморово, Россия.Часть этого шахтерского города спроектировал голландский архитектор Хан ван Логхем. Еще одна важная связь возникла в результате брака двух королевских семей. Анна Павловна, одна из сестер царя Александра I, вышла замуж за голландского наследного принца Виллема II 21 февраля 1816 года. Они царствовали как король и королева Нидерландов с 1840 года до смерти Виллема II в 1849 году.

Русский язык - культурное наследие Литвы?

Как и сегодня, Литва в XVI веке была убежищем для русских, спасающихся от преследований.Каково культурное наследие русского языка в Литве, учитывая геополитические баталии сегодняшнего дня, скрывающие прошлые связи? Об этом сообщает Денис Кишинёвский.

Статья изначально появилась на русском языке в LRT Novosti.

Современные исследователи не пришли к единому мнению, как назвать язык, на котором говорят в Великом княжестве Литовском. Термины различаются в зависимости от страны: литовцы называют его русским или русинским, украинцы - древнеукраинским, белорусы - старобелорусским, а поляки называют его проста (я) мова (про́ста мова на кириллице), что означает простой разговор, простой русинский. .

Сегодня история Великого Герцогства широко преподается в школах и университетах. Однако славянские элементы герцогства и его населения часто не учитываются.

«Мы воспринимаем старую историю Литвы как своего рода сказку о королях, где Бируте и Кястутис едут верхом на лошадях по берегу реки Дубиса и поют на литовском языке», - говорит историк Альфредас Бумблаускас. «На каком языке была организована администрация Великого княжества Литовского? На старобелорусском.И никто не сказал ни слова по-литовски ».

По его словам, многие выдающиеся деятели литовской знати, такие как семьи Сапегов, Тышкевичей, Валовичей, Ходкевичей, были выходцами из Киевской Руси или следовали традициям этого региона.

Даже великий князь Гедиминас со временем стал называть себя «королем литовцев и русских». Территория Великого княжества Литовского, расширившись до городов Полоцк, Гродно, Берестия, Витебск, Минск, Туров, Пинск и другие, включала больше русских земель, чем исконно литовские.

Чтобы получить власть через роялти

Неясно, когда именно древнерусский язык пустил корни на территории современной Литвы, но он мог быть связан с восточным христианством. Многие представители литовской знати были православными христианами, и с расширением княжества на восток и юг древнерусский язык стал доминирующим языком.

Это было понятно большинству населения и использовалось для общения с соседними поляками.

«Русская мова прошла четыре этапа в своем развитии в Великом княжестве Литовском и Королевстве Польском», - пишет профессор Сергей Темчин, ведущий научный сотрудник Института литовского языка. «Религиозный фактор сыграл свою роль только на первом и третьем этапах».

Первый этап был связан с принятием древнерусского языка - в версии, которая уже была частично полонизирована - среди этнических литовцев еще до их официального принятия католицизма в 1387 году.

Он стал настолько заметным, что даже латынь, на которую герцогство перешло после своего обращения в католицизм, не могла полностью заменить ее.

С середины XIV века древнерусский язык использовался Великим княжеством Литовским в международных делах - например, в договоре с польским королем Казимиром III в 1352 и 1366 годах.

Согласно Темчину, древнерусский стал еще более заметным благодаря удобству сообщения с восточнославянскими регионами, входившими в состав княжества, а также с западнославянскими странами.

«Нет ничего удивительного в том, что литовская знать, попав под влияние русской православной культуры и веры, приняла Православие и даже стала его подвижницей», - говорит Андрей Фомин, историк и соавтор книги «Русские в России». История и культура Литвы.

Одним из примеров, по его словам, может быть принц Римантас, сын великого князя Трайдениса. Став православным монахом, Римантас основал самый первый православный монастырь в Великом княжестве.Позже он был канонизирован и стал святителем Елисеем Лавришевским.

Литовская Харитина, которая, возможно, была связана с королем XIII века Миндаугасом, стала монахиней в Новгороде, затем настоятельницей церкви Святых Петра и Павла, а затем была канонизирована.

Старший сын царя Миндаугаса, Войшелк, тоже был православным монахом. Такие случаи открыли путь к известности древнерусского языка.

Страна русской книги

Первая печатная книга на русском языке была издана в Вильнюсе, примерно за 25 лет до появления самой первой печатной книги на литовском языке «Простые слова катехизиса» Мартинаса Мажвидаса.Последний был издан в прусском Кенигсберге (современный Калининград).

XVI век был периодом расцвета русской письменности и культуры. Знаменитый ученый Франциск Скорина первым в Литве напечатал книги. В 1522 году он открыл первую типографию в Вильнюсе и опубликовал «Маленькую путевую книгу», а в 1525 году - «Апостол».

Скорина посвятил свои книги «людям русского языка». Его книги были украшены яркими рисунками и гравюрами, чтобы его «русские братья лучше понимали написанное».Скорина любил Литву и считал служение земле своим благородным долгом.

Симон Будный, книгопечатник, живший с 1530 по 1593 год и преподававший в Вильнюсе, продолжил наследие Скорины. В 1562 году он основал типографию и опубликовал Катехизис, в котором призывал читателей любить и ценить «славный славянский язык».

Другой типограф Василий Чапинский, который считается одним из первых инициаторов книгопечатания на белорусском языке, работал в Вильнюсе.В 1580 году он издал Московское Евангелие на русском языке.

Остров свободы

В последнее время многие публицисты, ученые, представители оппозиции, журналисты, писатели эмигрировали из России в Европу и США из-за притеснений режима.

Подобные события происходили и в 16 веке.

Известные книгопечатники Иван Федоров и Петр Мстиславец основали типографию в Москве и построили печатный станок.В 1564 году Иван Федоров издал свою первую книгу «Апостол». Однако вскоре их работа была прервана царем Иваном Грозным, который сжег типографию.

Затем они бежали в Вильнюс в 1566 году, где их приветствовал великий князь Сигизмунд II Август.

«В XVI веке Литва стала центром книгопечатания на русском языке. В литовских типографиях издано 385 книг на русском языке. Из них в Вильнюсе издано 185 различных книг », - говорит Фомин.

Литва у истоков русской литературы

Мелетий Смотрицкий (1577–1633) прославился своими работами не только в Литве, но и в других странах. Первоначально будущий священнослужитель учился в школе князя Острожского, а затем в Вильнюсском университете, затем стал настоятелем Вильнюсского монастыря Святого Духа. В 1619 году он опубликовал первую в истории славянскую грамматику с правильным синтаксисом на языке Вевис.

В течение 200 лет с момента публикации книга Смотрицкого была стандартным учебником по грамматике, по которому могли учиться школьники, жившие на территориях современных Литвы, России, Украины и Белоруссии.

Первый русский поэт Симеон Полоцкий, живший в 1629–1680 годах, тоже учился по грамматике Смотрицкого. Он родился в Полоцке, учился в Киеве, а затем в Вильнюсском университете.

Проработав некоторое время в Вильнюсе после окончания учебы, вернулся в Полоцк. В 1664 году по приглашению царя Алексея Михайловича Полоцкий переехал в Москву, где служил воспитателем и наставником царских детей. Среди его учеников был будущий император Петр I.

Через годы и расстояния

После третьего раздела Речи Посполитой в 1795 году большая часть литовских земель была захвачена Российской империей, а русинский язык в то время уже уступил место польскому.

Что случилось с русским языком дальше, когда Литва переживала возрождение как нация и провозгласила независимость?

«Русский язык, на котором мы говорим сегодня, то есть устоявшийся русский язык, поселившийся на территории современной Литвы сравнительно поздно: в конце 18 века», - говорит Павел Лавринец, заведующий кафедрой русской филологии Вильнюсского университета. .

«Несмотря на то, что, казалось бы, на этой территории не издавалось никаких великих литературных произведений на русском языке, на этом языке все еще говорили и писали», - добавляет он.

Знаменитый писатель литовского происхождения Юрий Юркун написал на русском языке замечательный роман «Шведские перчатки». Это ностальгическое произведение, в котором автор много пишет о Вильнюсе, городе своего детства. Однако, когда он писал этот роман, его уже не было ».

История комплекса

По словам Лавринеца, известный поэт Саша Черный оказался в Литве и после революции 1917 года.Здесь же были написаны некоторые из его знаменитых произведений.

Лавринец указывает, что среди тех, кто родился и вырос в Литве, но писал по-русски, примером может быть Григорий Канович, один из самых известных писателей литовско-еврейской литературы на русском языке. Он работал в Вильнюсе, в настоящее время живет в Израиле.

Сегодня отношение к современному русскому языку осложняется политикой русификации в царские времена, а затем и советской оккупации.Однако этот язык никогда не был чужим для Литвы, а в последнее время - для Европы.

«Около шести миллионов русских живут в странах европейского сообщества, и очевидно, что русскоговорящих еще больше», - сказал Лавринец, добавив, что изучение русского языка в Литве с социальной, культурной и исторической точек зрения важно. клеймо, которое несет язык. «В современной Литве все достойно изучения, исследования и уважения - все, что актуально сегодня.«

LRT English Newsletter
Каждую пятницу утром.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *