Закат киевской руси – Закат Киевской Руси — Часть Европы. История Российского государства. От истоков до монгольского нашествия — Борис Акунин — rutlib5.com

Содержание

Расцвет и закат Киевской Руси


Благодаря Кию и его племени хорват, мигрировавшим с Дуная на среднее Надднепровье, в 9 веке возникло новое древнее государство, и начался расцвет Киевской Руси.
Общеэкономическое положение Руси Киевской предполагало преимущество сельского хозяйства, при котором все нужное выращивалось и создавалось не для рыночной продажи, а для личного употребления. Разводилось множество домашних животных. Существовало до шестидесяти ремесел. Создавалась продукция, изготавливаемая кузнецами, ювелирами, оружейниками, гончарами, стекольщиками, книжными писцами.
Постепенно образовалась специализация регионов. В Прикарпатье добывали соль, на юге Руси – выращивали рожь, пшеницу и домашний скот, на севере – изготавливали царские меха. На экспорт из Киевской Руси поступали пшеница и рожь, соль, гончарные изделия, крупный рогатый скот, меховые изделия. Импортировались же винная и ткацкая продукция, восточные сладости и приправы, невиданные изделия. Тогда и появился великий торговый путь по Днепру.

Общественно-правовое положение Руси Киевской

В Руси Киевской образовалась раннефеодальное царство федерального типа, имеющее градацию власти:

- великий князь;
- ближнее окружение;
- мечники и вирники;
- тысяцкие с посадниками.
Далее шло деление простого населения:
- смерды;
- закупы;
- рядовичи;
- изгои;
- прощенники;
- холопы.
Понятие частной собственности на землю до второй половины десятого века не существовало. Она находилась в общественной собственности князей и бояр, а также старших дружинников, а представлял её – киевский князь.
Около 300 лет просуществовала Киевская Русь, поменялось много князей, и каждый из них внес что-то новое – или хорошее, что продвигало расцвет Руси, или плохое, что, наоборот, приводило к относительному упадку.

Кто и когда правил древним государством

Первым князем был Рюрик, последователем его был Олег, присоединивший племена древлян, радимичей и северян, тем самым увеличив территорию Руси.
Затем правил сын Рюрика, Игорь, правление которого отличилось многочисленными военными действиями и небольшой победой над Византией.
Затем правила жена Игоря, вдова Ольга, которая претворила в жизнь реформу пошлин и оброков.
Святослав, сын Ольги, унаследовав престол, так же как и Игорь провел время в войнах. В годы своего княжества Святослав проводил языческую политику, наказывая верующих в бога, и пытаясь переложить на них ответственность за военные промахи. Он собирался изничтожить всех верующих в Христа.

Правление Ярополка отличилось внешнеполитическими отношениями с германской империей. С ним также связывают изготовление первых собственных монет Древнерусского государства.
Ярополк был свержен, и править стал его брат Владимир. Он вошел на престол как языческий лидер, разрушая христианские церкви. Расширил территорию Руси, присоединив земли вятичей и родимечей. Со стороны печенегов построил сеть городов, призванных охранять Великую Русь. Для упорядочивания власти принял решение креститься сам, а годом позже крестил всё своё население Руси. Начался расцвет государства в полную силу. При нем Русь достигла высшей точки своего развития.
Дальнейшая история связана с правлением Святополка Окаянного. Его царствование ассоциируется с родственными междоусобицами и борьбой за власть.
Феодальные отношения были юридически подкреплены сборником законов «Русская правда» во времена царствования Ярослава Мудрого. Он сам определил митрополита всея Руси, чтобы не приглашать его из Византии. Основал первую библиотеку в Киеве. Наладил родственные отношения с европейскими дворами. За что и получил признание народа и был назван Мудрым.
После правили Изяслав, Всеволод и Святополк – три брата занимали одновременно княжеский трон. Их совместное правление также сводилось к междоусобицам. В это время был написан первый общегосударственный кодекс законов «Правда» Ярославичей.
Дальше Киевской Русью суждено было править сыну Всеволода Владимиру Мономаху. Его правление отличалось мягкостью, что и привлекало к нему народ. Боролся за прекращение княжеских смут. Укреплял династические связи с Европой. Подавил восстание народа против ростовщиков, и уменьшил давление феодалов на крестьян. Оставил миру свои важные литературные труды – «Поучение детям» и «Устав Владимира Мономаха».
Мстислав был последним князем Руси Киевской, сын Владимира, который пытался продолжить политику отца, укрепляя границы государства. Но после его царствования Киевскую Русь ждал бесповоротный распад на отдельные земли.

Причины обособленности земель

Разъединение феодальных вотчин было закономерным явлением во всех странах Европы.

В связи с развитием в отдельных землях на Руси своих феодальных пирамид, в начале двенадцатого века существовавшая форма земель уже перестаёт быть актуальной и становится не востребованной.
Возникшая вражда и зависть между князьями соседних вотчин, привела к совершенному отсутствию экономических предпосылок для объединения. Налаженная система оброков и налогов в каждых княжествах свела на нет потребность киевского руководства.
Сформированные самостоятельные управленческие общины и дружины дали возможность князьям померяться силами с киевским войском. Создание геополитических центров феодальных княжеств относительно обезопасил как от внешнего нападения кочевников, так и киевских дружин.
Создался парадокс, когда в условиях постоянных крестьянских восстаний и междоусобиц Киевские князья сами были вынуждены наделять отдельные княжества дополнительными полномочиями. Величественные размеры Киевской Руси привели к тому, что в случае волнений и мятежей, помощь Киева была не актуальной, так как не было возможности быстрого реагирования.
Стремление княжеств к самостоятельности раздробило великую Русь и как следствие потеря важного торгового пути, так как Европа теперь самостоятельно налаживала торговые контакты с Ближним Востоком. В этот период начинается развитие феодализма в рамках отдельных вотчин и княжеств.
Разделение земель с каждым веком прогрессировало, превращая Русь в федерацию земель. В самом начале, в двенадцатом веке, Русь распалась на достаточно укрепленные двенадцать княжеств, а уже через 200 лет количество их достигло двухсот пятидесяти. Это значительно снизило обороноспособность страны и привело к возможности завоевания Великой Киевской Руси монголо-татарским игом.
Отношения между князьями регулировались соглашениями и обычаями. Но, несмотря на все разделения – обычаи, религия и культура для всех оставались общими.
Смотря в прошлое можно привести аналогии Киевской Руси в настоящем, ведь жизнь – это сплошной прецедент.


www.istmira.com

Особенности становления цивилизации в Восточной Европе — Культпривет

Средневековая «Древняя Русь».

Широко распространенный в современной исторической литературе термин «Древняя Русь» (аналогичный понятию «Киевская Русь») не совсем точен. Русь, как союз племен и как государство, относится к эпохе Средневековья. Этим термином – «Древняя Русь» – обычно обозначается время существования единого восточнославянского государства, приходящееся на X-XIII вв. и соответствующее периоду развитого Средневековья. Поэтому следует учитывать, что «Древняя Русь» не имеет к эпохе древней истории, окончившейся в V в., никакого отношения.

Восточно-европейские славяне.

Варварские племена Восточной Европы – славяне – не испытали на себе такого влияния античной цивилизации, как германцы.
Экономическое, социальное и политическое развитие всех славянских племен отличалось самостоятельностью.

В Восточной Европе в начале Средневековья соседствовали племенные союзы балто-славян, финно-угров и германцев. На юге, в степном Причерноморье, сменяли друг друга в процессе Великого переселения народов племенные союзы гуннов, авар, печенегов, половцев. С VI-VII вв. в этот процесс включились и славяне. Их расселение проходило по трем направлениям – на юг, на Балканский п-ов; на восток, в пределах Восточноевропейской равнины до р. Волги; на запад, в междуречье рек Одры (Одер) и Лабы (Эльба), а также в бассейне реки Дунай. В ходе расселения у славян, как и у германцев в V-VI вв., происходило разложение родового строя. Выделился слой дружинников, военная власть сосредоточилась в руках вождей – князей.

В раннем Средневековье славянские племенные союзы часто оказывались в зоне влияния государственных объединений кочевников – гуннов, авар. Нередко славяне выступали в качестве их союзников, которых кочевники называли «антами». Но кочевники не оказали серьезного влияния на формирование государственности славян. Реальное воздействие на историческое развитие славянских государств кочевники стали оказывать не ранее XI в.

Основой хозяйства варваров-славян было земледелие, на юге – пашенное, на севере – подсечно-огневое. Основой социальной организации являлась соседская община (вервь). Славяне были язычниками-огнепоклонниками; христианство среди них начало распространяться довольно поздно, с IX в. Только южные славяне, испытывавшие сильное влияние Византии, начали христианизироваться уже в VII-VIII вв.

На территории Восточноевропейской равнины к VIII-IX вв. сложилось двенадцать племенных объединений, соответствовавших варварским королевствам Западной Европы раннего Средневековья. Это были объединения полян, древлян, волынян, уличей, тиверцев, хорватов, северов (северян), радимичей, вятичей, кривичей, дреговичей, новгородских словен.

Формирование русского государства.

Русское государство формировалось без какого-либо влияния античных традиций, поэтому его экономическое, социальное и политическое развитие значительно отличается от развития Западной Европы в Средние века.

Восточноевропейские земли в раннем Средневековье были практически не заселены какими-либо другими народами, кроме славян; на них ранее не было государств. Поэтому славяне не производили земельных переделов, не создавали аппарата государственного принуждения, аналогичного тому, который создали германцы в Западной Европе. Формирование государственности у восточных славян происходило на основе племенных союзов.

Киевская и Новгородская Русь.

Образование русского средневекового государства происходило на основе двух центров – новгородского и киевского. Южное протогосударство сложилось вокруг г. Киева в середине IX в. В его состав включались только славянские племена. Расположенный на одном из основных торговых путей из Прибалтики в Причерноморье – «пути из варяг в греки», этот центр был одним из крупных торгово-ремесленных поселений лесостепной полосы Восточной Европы. Северный центр образования Русского государства, в Поволховье, сформировался вокруг г. Новгорода в это же время. Его состав был многоэтничным. Помимо славян, в него входили финские племена. Здесь также большую роль играли ремесло и транзитная торговля, особенно сырьевая, ориентированная на балтийский рынок.

Новгородское протогосударство испытывало довольно значительное влияние норманнов, которые именно в это время начали совершать свои набеги по всей Европе. Согласно легенде об образовании Русского государства, содержащейся в летописях, в 862 г. в качестве князя в Новгород был приглашен норманнский (варяжский) предводитель по имени Рюрик. Данное обстоятельство породило в XVIII-XX вв. непрекращающиеся споры в русской и скандинавской, а также германской исторической науке о роли норманнов в образовании Руси.

Теории происхождения. Норманисты и антинорманисты.

Еще в XVIII в. сложились «норманистская» и «антинорманистская» школы. «Норманисты» – сторонники русской и зарубежной исторической теории, считающей причиной основания восточнославянского государства Киевская Русь подчинение восточнославянских племен выходцами из Скандинавии – норманнами (варягами). Основоположником этого направления в исторической науке в России был А.Л. Шлёцер. «Норманисты» считают, что норманнская княжеская династия Рюриковичей «принесла» государственные структуры в восточнославянские земли, выступив в качестве «цивилизаторов» славян и финнов.

Сторонники «антинорманизма», основоположником которого был российский ученый М.В. Ломоносов, отрицали норманнское происхождение Рюриковичей, приписывая им то западнославянское, то балтийское или финское происхождение. Таким образом, фактически спор упирался в этническое происхождение правившего в Руси в X-XVI вв. рода.

Учитывая современный уровень развития исторических знаний, следует отметить следующие моменты. Славяне находились на том же уровне социально-экономического и политического развития, что и скандинавские племена рубежа раннего и развитого Средневековья. Государственность у них формировалась синхронно. Поэтому привнести что-либо ни норманны, ни славяне в политическое развитие друг друга не могли.

Скандинавские военно-торговые поселения на «пути из варяг в греки» и по р. Волге (торговый путь из Прибалтики в Среднюю Азию) довольно многочисленны. Но археологические раскопки выявили, что жители этих поселений вели довольно замкнутый образ жизни. Кроме того, большая часть этих поселений существовала в IX – начале X вв., т.е. до деятельности первых князей по созданию единого Русского государства.

Древнейший летописный свод, дошедший до нашего времени, – «Повесть временных лет» – был окончательно отредактирован в начале XII в. Более ранние письменные источники не сохранились. Исторические предания, остатки которых содержатся в русских летописях, позволяют предполагать как шведское, так и славянское и даже моравское этническое происхождение династии Рюриковичей. Сама династия для периода IX-X вв. выстроена искусственно, многие родственные связи ничем, кроме летописной легенды, не подтверждаются. Все даты летописей до конца X – начала XI вв. условны, расставлены по принципу современности жизни того или иного русского князя с каким-либо византийским императором, жившим в IX-X вв.

Происхождение названия государства - «Русь».

Существует проблема происхождения названия государства – «Русь». Сторонники «норманизма» выводят это название от предлагаемого «Повестью временных лет» перевода слова «русь» как «дружина» или от возможного топонима (местного названия), сохранившегося в Поднепровье с III-IV вв., когда на этих землях жили германские племена готов.

Сторонники «антинорманизма» подчеркивают то обстоятельство, что существует ряд исконно славянских слов с корнем «рос» или «рус», обозначающих связь с водой (русло, ручей, русалка, русый, роса и т.д.). Имеется и предположение, что корень названия «Русь» – финский, от обозначения норманнов («руотси» – гребные воины). Данный вопрос остается до сих пор дискуссионным.

Учитывая вышеприведенные факты, следует сделать вывод, что в вопросе о формировании Киевской Руси как государства более правильно придерживаться мнения об аналогичности этого процесса с формированием государств у других славянских народов и не сводить проблему к вопросу выяснения этнического происхождения Рюриковичей.

Причинами возникновения государства у восточных славян были: экономическое развитие восточнославянских территорий, втягивание их в международную транзитную торговлю (Киевская Русь образовалась на «пути из варяг в греки» – торговом водно-сухопутном пути, функционировавшем в VIII-XI вв. и соединявшем бассейны Балтийского и Черного морей), необходимость защиты от внешних врагов, прежде всего от Хазарского каганата, и, конечно, имущественное и социальное расслоение восточнославянского общества в раннем Средневековье. Из этих предпосылок и выводятся реальные условия происхождения государства на Руси.

Объединение Руси. Первый Великий Князь.

Датой объединения северного и южного центров в единое государство считается 882 г. Согласно летописным данным новгородский князь Олег подчинил себе все земли по «пути из варяг в греки» (сам Новгород, Полоцк, Смоленск, Киев) и стал первым великим князем».

Это титул главы русского государства в Средние века, равный западноевропейскому титулу «король». В 907 г. Олег предпринял поход на Константинополь, после которого, в 911 г., был заключен выгодный торговый договор Руси с Византией.

Князь Игорь и Княгиня Ольга.

Преемник Олега, киевский князь Игорь, повторил в 941 г. поход на Константинополь. Он был неудачен, и новый торговый договор 944 г. давал Руси меньше преимуществ. По данным летописей, князь Игорь погиб во время полюдья (похода за натуральным сбором – данью с подчиненных племен) в результате попытки собрать двойную дань с земли древлян
в 945 г. Следующая правительница, княгиня Ольга, провела административно-финансовую реформу (примерно в 946 или 957 г.). Норма даней была зафиксирована, для их сбора учреждались специальные центры – погосты, где жили государственные управляющие – волостели.

Летописные известия о гибели Игоря в результате попытки увеличить дань и ее фиксации Ольгой, свидетельствуют о том, что в X в. на Руси еще не было ни феодального землевладения, ни даже устоявшейся налоговой системы. Объединение славянских и финских племен с включениями скандинавского населения связывалось исключительно военной властью киевских князей.

Князь Святослав.

Следующий великий князь киевский, Святослав, в результате войны 964-965 гг. разгромил Волжскую Болгарию (государство, возникшее в IX в. на Средней Волге и Каме) и разбил Хазарский каганат. Эти государства были главными соперниками Руси в торговле со Средней Азией и Кавказом. Опасность организованных вторжений с юга была, на первый взгляд, ликвидирована. Но в причерноморских степях сразу же появились печенеги. Они заняли земли уличей и тиверцев. Южные границы Руси по-прежнему оставались в постоянной опасности.

В 968 г. печенеги осаждали Киев.
В 967-971 гг. Святослав воевал в Дунайской Болгарии, вначале на стороне Византии, затем против нее. Закрепиться в Болгарии ему не удалось; по договору с Византией Святослав должен был оставить все подчинившиеся ему земли. В 972 г. при возвращении из Болгарии он был разгромлен печенегами и погиб.

После гибели Святослава между его сыновьями, Ярополком, Олегом и Владимиром, началась междоусобная война.

Князь Владимир. Укрепление Киевской Руси. Крещение Руси.

Победивший в 980 г. Владимир I (980-1015) для обороны от степных набегов выстроил по пограничным рр. Десна, Сейм, Сула, Рось ряд крепостей. Он присоединил к Киевской Руси территории волынян и хорватов. При Владимире I русское государство окончательно определилось в своих границах.

При Владимире I территории племенных союзов, вошедших в состав Руси, стали волостями – крупнейшими административными единицами, управлявшимися наместниками – князьями из правящей династии. Родо-племенная знать, наравне с княжеской дружиной, превратилась в привилегированный слой общества, основу будущего сословия феодалов. Главной формой подчинения населения государству по прежнему оставалась дань. Управителю определенной территории часть дани предоставлялась в виде вознаграждения за службу – в т.наз. «кормление».

Частное феодальное землевладение в X – начале XI вв. практически еще не было развито. Дружинная верхушка выступала по отношению к населению коллективным феодалом; между дружинниками-князьями распределялась дань и военная добыча. Реальное землевладение и землепользование было сосредоточено у городских и сельских соседских общин – вервей. Вервь разбирала мелкие конфликты между своими членами, а также часто выступала налоговой единицей. Городская община, кроме того, имела военные функции.

Личной и поземельной зависимости на северных и восточных территориях Руси, аналогичной феодальной зависимости в Западной Европе периода раннего средневековья, почти не было. Вотчины до XV в., по данным письменных и археологических источников, были источниками товаров – пушнины, воска и т.д. и лишь на рубеже позднего Средневековья и начала нового времени стали источниками сельскохозяйственной продукции. Боярские вотчины, а также княжеские личные владения обрабатывались в основном трудом рабов – холопов. В холопов, как правило, превращались пленные; «полон», наряду с имущественной добычей, был одной из главных целей локальных войн.

Боярское вотчинное землевладение было наиболее развито на юго-западе Руси – в Галицком и Волынском княжествах. Там холопский труд довольно быстро был потеснен трудом зависимых крестьян. Таким образом, в Руси на протяжении всего Средневековья существовала многоукладность – объединение в экономике и общественном устройстве различных социально-экономических форм (в Киевской Руси – патриархального, рабовладельческого и феодального).

Ярослав Мудрый.

После смерти Владимира I в 1015-1019 гг. вновь началась междоусобная война между его сыновьями. Во многом ее причиной было отсутствие твердых правил престолонаследия. Победил в этой войне князь Ярослав Мудрый (1019-1054). При нем в Руси сложились основные принципы власти. Удельно-лествичная система – порядок наследования верховной власти в Киевской Руси, введенный Ярославом Мудрым в 1054 г. и существовавший (с изменениями) до XV в. Главным принципом являлось наследование старшим в роду.

Все князья, имевшие по законам удельно-лествичной системы право на занятие престола, составляли иерархическую лестницу, каждой ступени которой первоначально соответствовал определенный удел (волость, или княжество).
С изменением после чьей-то смерти положения внутри лествичной иерархии менялся и удел. После Любечского съезда князей 1097 г. сохранился только принцип родового старшинства при наследовании киевского престола; уделы превратились в вотчины. После распада Руси на самостоятельные государства удельно-лествичная система продолжала действовать внутри них.

Согласно правилам, утвержденным Ярославом Мудрым, престол должен был переходить к старшему в роду по горизонтали (от брата к брату, затем, после прекращения первого поколения, от брата к брату в потомстве старшего, затем следующего брата и т.д., до окончания второго поколения, и далее по тому же принципу). Наследование власти, кроме того, было ограничено правом «мертвой руки», согласно которому сыновья князя, не побывавшего на престоле, лишались права его занятия, становились «изгоями», а земли, ему принадлежавшие, переходили в распоряжение великого князя.

Таким образом, сформировалось «лествичное право». «Лествицей» (совр. слово – «лестница») называлась иерархия родового старшинства внутри правящей династии Рюриковичей. Каждой ступени соответствовала определенная волость – удел. Великий князь владел Киевской волостью, второй после него – Новгородом, третий – Черниговской, четвертый – Переяславской землей, и т.д. Перемещение по лествице после смерти кого-либо предполагало и смену удела. Поэтому княжеские дружины до XI в. не оседали на землю, а по-старому «кормились» от княжеских пожалований. Однако удельно-лествичная система в полном объеме действовала только в первые десятилетия после смерти Ярослава Мудрого.

«Правда Ярослава Мудрого» — первый сборник законов.

При Ярославе Мудром в Руси начал складываться аппарат государственного управления на основе дружины. Также при нем началась кодификация русского обычного права. Около 1018 г. появилось первый письменный сборник законов – «Правда Ярослава». Она определила круг имеющих право на кровную месть и размеры «виры» – штрафа за убийство (аналогичной вергельду). Вира за свободного человека, вне зависимости от его социального положения, равнялась сорока гривнам кун (счетно-денежная единица в Руси X-XIII в., примерно равная65 граммам серебра в монетах или слитках). Также «Правда Ярослава» определяла размеры возмещения за моральный, физический или материальный ущерб, нанесенный свободными полноправными людьми друг другу.

В 1037 г. печенеги были разгромлены Ярославом Мудрым под Киевом и перестали представлять опасность для Руси. В 1043 г. русское войско совершило последний поход на Константинополь.

Дети Ярослава Мудрого — вражда и междоусобицы.

После смерти Ярослава Мудрого великим князем стал его старший сын Изяслав I (1054-1076), правивший согласно завещанию отца совместно с братьями – Святославом Черниговским и Всеволодом Переяславским. В 1060 гг. этот триумвират разгромил вторгшихся на территорию Руси кочевников–турков. В 1066-1067 гг. триумвират попытался захватить земли двоюродного племянника, Всеслава Брячиславича, – Полоцкое княжество. Князь Всеслав был захвачен в плен и отправлен в Киев. Но в 1068 г. на Русь вторглись кочевники-половцы, войска триумвирата были разбиты на р. Альта, великий князь Изяслав бежал в Польшу.

В результате восстания в Киеве 1068 г. великим князем был провозглашен Всеслав. В течение семи месяцев его правления половцы были им разбиты и вытеснены за пределы Руси. Князья Святослав и Всеволод в это время признавали верховенство Всеслава. После возвращения Изяслава Ярославича из Польши с войсками польского короля Всеслав ушел в Полоцк.

Союзнические отношения между братьями Ярославичами были после событий 1068-1069 гг. подорваны. В 1073 г. Святослав и Всеволод изгнали Изяслава, великим князем стал Святослав. Всеволод получил Чернигов. Но после смерти Святослава (в 1076 г.) Изяслав в 1077 г. вновь с польской помощью вернул себе престол. Великое княжение Святослава было признано незаконным, и его сыновья исключались из лествичного наследования, т.е. были объявлены изгоями. Подобное постановление привело к новой усобице. Святославичи в 1078 г. с половецкими войсками подошли к Чернигову; в битве на Нежатиной Ниве великий князь Изяслав Ярославич погиб. Вновь, теперь уже совершенно законно ставший великим князем Всеволод I Ярославич (1077-1093) продолжил борьбу с племянниками.

Нашествие половцев. Владимир Мономах.

Вторая половина XI в. была ознаменована натиском на Русь половцев. В 1093 г. новый великий князь Святополк II Изяславич (1093-1113) совместно с Владимиром II Всеволодовичем Мономахом совершили первый поход в степь. Он был неудачен, чем и воспользовался Олег Святославич, который в 1094 г. с половецкими войсками вернул себе Черниговский удел. Однако следующие походы Святополка II и Владимира II Мономаха против половцев (1095, 1096, 1099, 1103, 1107, 1111 гг.) были удачны. Половцы, хотя и полностью захватили контроль над нижним течением р. Днепр и Причерноморьем, не смогли завоевать какие-либо русские земли.

В дальнейшем отношения между половецкими племенными союзами и Русью строились, как правило, на союзнической основе.

Усиление боярства за годы междоусобиц. Становление феодального землевладения.

За годы усобиц второй половины XI в. в Руси усилилось влияние высшего слоя дружины – боярства. Началось формирование феодального землевладения. Юридическое закрепление привилегии боярства получили в новом своде законов – «Правде Ярославичей», возникшей как свод переработанного обычного и княжеского права в конце 60 – начале 70-х гг. XI в. В «Правду Ярославичей» была включена как часть «Правда Ярослава». В новом сборнике законов вира за жизнь боярина и служащего княжеской администрации – тиуна – была повышена против прежнего вдвое, а за простого свободного человека снижена до двенадцати гривен кун. За жизнь обыкновенного раба (холопа) виры не было; за его убийство платилась «продажа», т.е. штраф за нанесение имущественного ущерба.

Земли бояр, впоследствии и личные земли князей признавались их наследственным владением – вотчиной. Это слово, означающее отцовское имущество («в отчину»), фиксирует правовую особенность феодального землевладения в Руси. В отличие от западноевропейского феода, русская вотчина не имела нескольких владельцев. Боярин изначально получал ее в собственность и в дальнейшем передавал по наследству. Феодальное землевладение в Руси начало формироваться в виде крупных владений. Массового мелкого феодального землевладения типа рыцарского в Руси долго не было. Оно в виде поместья появилось только в XIV в. и окончательно сложилось как поместная система в XV-XVI вв. Русскому феодальному землевладению периода развитого Средневековья не был присущ и иммунитет западноевропейского типа, поскольку личная зависимость в XI-XV вв. не имела массового распространения.

В 1097 г. на съезде князей в г. Любеч было заключено соглашение, фактически упразднившее удельно-лествичную систему престолонаследия. Княжества-уделы признавались вотчинами их держателей и их потомства. Сохранялся лишь принцип родового старшинства при наследовании киевского великого княжения. Но и он сразу после смерти великого князя Святополка II был нарушен: киевское боярство пригласило на престол самого младшего по родовому счету из правящего поколения, но зато наиболее сильного в военном отношении князя Владимира Мономаха.

Князь Владимир Мономах. Закат Киевской Руси

Правление Владимира II Мономаха (1113-1125) началось с восстания в Киеве, направленного против злоупотреблений великокняжеской администрации и боярства. Значительной частью его участников были люди, не входившие в состав городских и сельских общин и получавшие средства к жизни работой в хозяйствах бояр (закупы – взявшие ссуду («купу») и отрабатывавшие ее в боярской вотчине, рядовичи – заключившие договор для работы на боярина, наряду с холопами – рабами). Эту категорию населения, не имевшую правовой защиты, боярство стремилось превратить в полностью зависимых, уравнять с холопами. Определению правового положения подобных людей и был посвящен новый законодательный акт – «Устав Владимира Мономаха» 1113 г. Он стал завершающей частью русского средневекового законодательства, в сочетании с «Правдой Ярославичей» превратившись в «Русскую Правду», действовавшую, с вносившимися в нее дополнениями и изменениями, до 1497 г.

Правление Владимира II Мономаха и его сына Мстислава I Великого (1125-1132) было последним периодом относительного единения Руси. К середине XII в. оформились все предпосылки политической феодальной раздробленности: отсутствие после прекращения функционирования «пути из варяг в греки» экономических связей между территориями Киевской Руси, особенно между севером и югом, сильная знать, поддерживавшая сепаратистские устремле¬ния местных князей. Период XII-XV вв. – это время существования самостоятельных княжеств, аналогичных европейским королевствам и герцогствам периода развитого Средневековья.

 

kultprivet.ru

Время разбрасывать камни: История Российского государства

Первое русское государство оказалось непрочным. С определенного момента это, казалось бы, на века поставленное монументальное строение вдруг, словно заколдованное, стало быстро разваливаться на всё более мельчающие куски.

По мнению Василия Ключевского, распад был совершенно естественным, а исторической аномалией являлось затянувшееся централизованное существование Киевской Руси. Историк пишет: «Единовластие до половины XI века было политическою случайностью, а не политическим порядком». Однако у многих государств феодальной эпохи начальным этапом существования была первичная, относительно непродолжительная централизация, вслед за которой наступила раздробленность. Россия здесь следовала универсальной логике общественно-политической эволюции. Когда административное объединение той или иной страны начинало препятствовать развитию областей, там усиливались центробежные тенденции. Структура ранней монархической власти была недостаточно сильна, чтобы удержать в подчинении регионы, стремящиеся к автономии, а затем и к независимости. Политической случайностью на Руси единовластие сделалось не до, а после середины XI века.

Трижды появлялись феноменально одаренные и удачливые вожди: Владимир Мономах, Андрей Боголюбский, Всеволод Большое Гнездо, которым удавалось на время остановить и даже повернуть вспять развал государства, но после смерти этих лидеров держава опять рассыпáлась.

Были, однако, и специфические, сугубо русские факторы, под воздействием которых процесс феодальной раздробленности, общий для всех или почти всех средневековых держав, происходил у нас в особенно острой форме.

Главной причиной распада был принцип перехода власти, закрепленный Ярославом Мудрым – как ни парадоксально – именно для того, чтобы воспрепятствовать растаскиванию страны на куски. Заботясь о единстве, великий князь своим завещанием окончательно утвердил концепцию, согласно которой Русью владел не государь, а весь род киевских Рюриковичей. Для того чтобы сыновья не превратились в самостоятельных князей, озабоченных только интересами своего удела, Ярослав придал вид закона (или во всяком случае, общепризнанного обычая) так называемому «лествичному восхождению».

Все области страны, в зависимости от величины, доходности и стратегической важности, были выстроены в «лествицу» (лестницу), состоявшую из пяти «ступеней»: главное по старшинству Киевское княжество вкупе с Новгородской землей (то есть начало и конец великого речного пути), затем – богатое Черниговское княжество, потом – Переяславское княжество, охранявшее страну от Степи и обладавшее большой военной силой; замыкали список менее значительные Владимир-Волынское и Смоленское княжества.

В соответствии с «лествицей» выстроились и сыновья Ярослава. Первому досталась первая территориально-иерархическая позиция вкупе с титулом великого князя, второму – вторая «ступень», третьему – третья и так далее.

Сыновья Ярослава, наглядно выстроенные «лествицей»

Реконструкция фрески из киевского собора Св. Софии

Со смертью князя, занимавшего более высокое положение, на его место заступал не сын, а следующий по возрасту брат. Таким образом управление областью превращалось во временно занимаемую административную должность, и князь не «прирастал» к своему владению, а считал себя одним из хозяев всей русской земли, дожидаясь очереди занять великокняжеский «стол».

Теоретически эта система выглядела разумной и обоснованной, но, озабоченный сохранением мира между сыновьями, Ярослав при всей своей мудрости оказался недостаточно дальновиден.

В таком порядке наследования (оно еще называется «очередным») минусов оказалось даже больше, чем в наследовании «отчинном», когда владение закрепляется за феодалом в родовую собственность навечно, – именно таким путем пошли другие европейские страны.

Дробление страны на автономные мини-государства при «отчинном» делении все равно происходило, однако накал междоусобной борьбы не был так яростен. Владетельные принцы начинали жить интересами своей территории, вовсе необязательно стремясь захватить власть над всей страной. Русские же князья с нетерпением ждали очереди подняться на более высокую «ступеньку» и не слишком пеклись о развитии своего временного удела, торопясь лишь выжать из него побольше соков. Естественно, и область не испытывала к такому правителю особенной привязанности, он оставался для нее чужаком. Богатые города, обладавшие собственной военной силой, могли выразить недовольство властью князя, даже изгнать его и пригласить другого. В самом могущественном из провинциальных городов, Новгороде, фигура князя вскоре станет более или менее декоративной.

Еще одним сугубо русским фактором хронической нестабильности были «князья-изгои». Так назывались дети князя, который умер, не достигнув высшей площадки «лествицы», то есть не дождавшись очереди на великое княжение. Его сыновья, согласно обычаю, не получали собственного удела и выпадали из иерархии. Многие княжичи не желали мириться с подобной несправедливостью, начинали мечом завоевывать «кормление» – и нередко своего добивались.

План Ярослава сохранить власть над Русью в коллективном владении рода Рюриковичей оказался утопическим. Развитие страны замедлилось, крупные и мелкие междоусобицы почти не прекращались. Из ста семидесяти лет, которые оставалось просуществовать Руси до монгольского нашествия, половина прошла во внутренних войнах.

Через век после Ярослава страна состояла из полутора десятков княжеств; через два века – из полусотни; через три века – примерно из двухсот пятидесяти. Лишь к середине XIV столетия в русской истории закончится время политического распада и вновь наступит пора «собирать камни».

Если в предыдущей части книги удобнее было рассказывать историю России, привязывая повествование к фигуре очередного монарха, то применительно к следующей эпохе такая структура утрачивает смысл. Великие князья беспрестанно сменяются, их власть чаще всего номинальна, а масштаб личностей (за тремя вышеназванными исключениями) настолько мал, что нет резона обременять читателя запоминанием всех этих многочисленных Мстиславов, Изяславов и Ростиславов. История княжений превращается в историю отдельных регионов и сменяющихся тенденций.

Самая существенная из перемен – постепенное смещение центра политической тяжести из днепровского края во владимиро-суздальский. Именно северорусскому региону будет суждено принять эстафету государственного развития, и современная Россия является прямым потомком не киевской монархии, а ее владимирского ответвления.

Звезда Киева, «матери городов русских», закатилась по нескольким причинам.

Одна из них, самая важная – близость к Степи, где во второй половине XI века утвердилась новая могучая орда, которая не сумела завоевать Киев, но подорвала его силу. Северная Русь, до которой хищные половцы не добирались, жила безопасней и развивалась спокойней. Юг же беднел из-за разрухи и скудел людьми, которых угоняли в неволю.

Еще одним ударом по Киеву – не военным, а экономическим – стали крестовые походы, открывшие Западной Европе более короткий и удобный путь на Восток. Товарная магистраль «из варяг в греки», на которой и благодаря которой, собственно, возникло киевское государство, сделалась менее оживленной. Киев вырос и поднялся прежде всего как ключевой торговый и таможенный пункт; теперь это его значение заметно потускнело.

Момент, когда Киев утратил звание главного русского города, точно датирован: это произошло в 1169 году, ровно век спустя после первого большого нашествия половцев (1068 г.) и вызванного этой катастрофой раскола единой Руси.

Чтобы понять, как складывалась политическая история страны на протяжении бурного столетия между 1068 и 1169 г.г., нам понадобится подробнее изучить «половецкий фактор», который постоянно и активно влиял на ход внутрирусских событий, часто определяя их направление и исход.



trojden.com

25 фактов о «Киевской Руси», которые должен знать каждый русский

05:21 pm - 25 фактов о «Киевской Руси», которые должен знать каждый русский

(Список предварительный, принимаются дополнения и уточнения.)

1. Государства «Киевская Русь» никогда не существовало. Это вымышленное название было введено в обиход советскими историками в рамках политики дерусификации русской истории.

2. Первая столица Руси Ладога была основана словенами ок. 700 г.

3. В заключении договора с Рюриком участвовали славянские племена словене и кривичи и финские племена чудь и меря (по Новгородской I летописи) или весь (по Повести временных лет).

4. Из городов первоначальной, Рюриковой, Руси (Ладога, Новгород, Изборск, Белоозеро, Ростов, Муром, Полоцк) 6 находятся в России, 1 – в Белоруссии, на Украине – ни одного.

5. Аскольд, Дир, Олег, Игорь, Святослав, Владимир и Ярослав приходили из Ладоги или Новгорода и захватывали Киев силой. Случаев завоевания в обратном направлении не было.

6. До завоевания Русью Киев был хазарским городом. Его самое ранее документальное упоминание содержится в «киевском еврейском письме» начала Х в. в выражении «кагал Киева».

7. Слова «Се буди мати городом русскымъ», которые летопись приписывает Олегу, означают провозглашение Киева главным городом Руси, а не происхождение Руси из Киева.

8. У Киева было тюркское название – Манкерман.

9. Киев находился на южном пограничье Руси с тюркскими землями. Географический центр Руси находился между Смоленском и Москвой.

10. В войско князя Олега, с которым он завоевал Киев, входили варяги, словене, кривичи, чудь, меря и весь. После завоевания Киева Олег наложил на его население дань в пользу словен, кривичей и мери.

11. Святая княгиня Ольга совершила жестокий геноцид и порабощение предков украинцев – древлян: «…Взя городъ и пожьже и, стареишины же города ижьже и прочая люди, овехъ изби, а другия работе преда мужем своимъ, а прокъ остави ихъ платити дань, и възложи на ня дань тяжьку» (Повесть временных лет).

12. Князь Святослав Игоревич бывал в Киеве лишь несколько раз проездом и заявлял своей матери и боярам: «Не любо мне в Киеве».

13. На северных землях первоначальной Руси Рюриковичи по договору получали от местных властей «дар» (жалование). На завоёванных южных землях Рюриковичи собирали с «примученных» племён дань при помощи полюдья.

14. В древнерусскую эпоху Киев был застроен срубными избами.

15. Повреждение бороды каралось согласно Русской Правде штрафом (краткая редакция: «А во усе 12 гривне, а въ бороде 12 гривне»; пространная редакция: «А кто порветь бороду, а въньметь знамение, а вылезуть людие, то 12 гривенъ продаже»).

16. Галицко-волынские дружинники князя Даниила Романовича Галицкого носили большие бороды, за что их задирали поляки: «Ляхомъ же лающимъ, рекущим: “Поженемь на великыи бороды”» (Галицко-волынская летопись в рассказе о битве под Ярославом 17 августа 1245 г.).

17. В 1069 г. великий князь Изяслав Ярославич казнил и ослеплял киевлян, выступивших против его власти: «исече [Кияны]… числом 70 чади. А другыя слепиша, другыя же без вины погуби, не испытавъ» (Лаврентьевская летопись).

18. Одним из авторов «Правды Ярославичей», принятой в 1072 г., был приближённый великого князя Изяслава Ярославича посадник Вышгорода Чудин («Правда оуставлена роуськои земли, егда ся съвокоупилъ Изяславъ, Всеволодъ, Святославъ, Коснячко, Перенегъ, Микыфоръ Кыянинъ, Чюдинъ, Микула»). Брат Чудина Тукы был великокняжеским воеводой.

19. В обоих граффити из Софии Киевской древнерусской эпохи (кон. XI – нач. XII в.), содержащих этноним «русский», он написан с двумя буквами С («Въ великыи четвьрг рака положена бысть Анъдрея роусъскыи кънязь благыи…», «Господи, помози рабе своей Олисаве Святополчей матери русской княгине»).

20. В течение одного столетия (начиная со 2-й четверти XII в.) бытовало понятие «Руси в узком смысле» (Киевщина, Черниговщина и Переяславщина). При этом остальные русские земли Русью называться не переставали.

21. В разгроме Киева в 1169 г. помимо владимиро-суздальских принимали участие смоленские, полоцкие, рязанские, новгород-северские и другие войска, представлявшие большинство русских земель. Андрей Боголюбский в «разгроме Киева Андреем Боголюбским» участия не принимал.

22. В 1203 г. черниговские Ольговичи вместе с половцами подвергли Киев разгрому, какому, по свидетельству киевского летописца, он никогда ранее не подвергался: «…Створися велико зло в Русстеи земли якого же зла не было от крещеныя надъ Кыевомъ. Напасти были и взятыя не якоже ныне зло не сстася» (Киевская летопись).

23. Эпическая память о древнерусском периоде сохранилась только у великороссов. Украинцами и белорусами он был полностью забыт.

24. Все архитектурные памятники древнерусского периода на территории Украины и Белоруссии были разрушены или перестроены до неузнаваемости. В великорусских землях архитектурные памятники древнерусского периода сохранились в своём первозданном виде.

25. Все литературные памятники древнерусского периода сохранились в великорусских землях. На территории Украины и Белоруссии не сохранилось ни одного литературного памятника древнерусского периода.

aquilaaquilonis.livejournal.com

монгольское нашествие и экспансия Запада. — Мегаобучалка

 

1. Первое столкновение с монголами. Монгольское нашествие на Северо-Восточную Русь.

2. Поход Батыя на Южную и Юго-Западную Русь. Начальный этап взаимоотношений между Русью и Ордой.

3. Борьба Новгорода со шведской и ливонской экспансией.

4. Александр Невский: выбор между Востоком и Западом.

Основные понятия

Баскаки, бессермены, военно-монашеский орден, иго, орда, тумен, экспансия, Яса

Вопросы для самоконтроля

· Взятие Рязани и подвиг Евпатия Коловрата.

· Даниил Галицкий и монголы.

· Экспансия с Запада и Востока на Русь в XIII в.: общее и особенное.

 

Источники:

  • Хрестоматия по истории России: В 4-х тт. – Т. 1. С древнейших времен до
  • Летописные повести о татаро-монгольском нашествии: Лаврентьевская летопись. Ипатьевская летопись. //Памятники литературы Древней Руси: XIII век. – М., 1981. – С. 135-143.
  • Повесть о битве на реке Калке; Повесть о разорении Батыем Рязани в 1237 г.// Хрестоматия о древней русской литературе. – М., 1973. – С. 528.

Основная литература:

1. Вернадский Г. В. Монголы и Русь. – Тверь; М., 1997.

2. Вернадский Г. Два подвига св. Александра Невского//Русская идея. В двух томах. – Т 2. - М., 1994.

3. Гумилев Л. Н. Древняя Русь и Великая Степь. – М., 1989.

4. Карамзин Н.М. История государства Российского (люб.изд.).

5 Ключевский В.О. Курс русской истории (люб.изд.)

6. Соловьев СМ. История России с древнейших времен (люб.изд.)

 

Рекомендации:

Главный вопрос семинара - борьба Руси с монголо-татарским нашествием. Покажите подготовку монголами завоевания Руси. Особое внимание следует уделить битве на Калке, причины поражения русско-половецкой рати. Опишите первый (1237-1238 гг.) и второй (1240-1241 гг.) походы Батыя на Русь. Героическую борьбу русского народа против завоевателей.

Дайте характеристику социально-экономического развития прибалтийских народов, их связей с русскими княжествами и землями. Покажите, как началось наступление датских и немецких феодалов на Восточную Прибалтику, роль рыцарских орденов в осуществлении “натиска на Восток”.

Перейдя к вопросу о срыве агрессии шведских феодалов против северо-западной Руси, проанализируйте особенности исторического момента, связь и соотношение агрессии с Запада с татаро-монгольским нашествием с юго-востока, ход боевых действий результаты Невской битвы. Более подробно можно осветить вопрос об отпоре вторжению ливонского рыцарства, поддержанного датскими феодалами и крестоносцами из северонемецких городов и земель. Ключевой пункт этого вопроса – Ледовое побоище. Его подготовке, ходу и результатам следует уделить большое внимание. В ходе семинара следует остановиться и на характеристике личности Александра Невского. Особо стоит подчеркнуть его нравственные, интеллектуальные и волевые качества; степень их соответствия задачам, которые решал князь.



В заключении подчеркните историческое значение побед русского оружия над агрессорами с Запада и дайте общие выводы по теме.

Документ

Русские земли под властью Золотой Орды

ДЖИОВАННИ ДЕЛЬ ПЛАНО КАРПИНИ

ИСТОРИЯ МОНГАЛОВ

Пер. А.И. Малеина. М., 1957.

ИОАННА ДЕ ПЛАНО КАРПИНИ, АРХИЕПИСКОПА АНТИВАРИЙСКОГО, ИСТОРИЯ МОНГАЛОВ, ИМЕНУЕМЫХ НАМИ ТАТАРАМИ

 

Начинается история Монгалов именуемых нами Татарами.

Глава вторая

О внешнем виде лиц, о супружестве, одеянии, жилищах и имуществе их

Сказать о земле, надлежит сказать о людях: во-первых, мы опишем внешний вид их лиц, во-вторых, изложим об их супружестве, в-третьих, об одеянии, в-четвертых, о жилищах и, в-пятых, об их имуществе.

I. О внешнем виде лиц

Внешний вид лиц отличается от всех других людей. Именно между глазами и между щеками они шире, чем у других людей, щеки же очень выдаются от скул; нос у них плоский и небольшой; глаза маленькие, и ресницы приподняты до бровей. В поясе они в общем тонки, за исключением некоторых, и притом немногих, росту почти все невысокого. Борода у всех почти вырастает очень маленькая, все же у некоторых на верхней губе и на бороде есть небольшие волоса, которых они отнюдь не стригут. На маковке головы они имеют гуменце наподобие клириков, и все вообще бреют [голову] на три пальца ширины от одного уха до другого; эти выбритые места соединяются с вышеупомянутым гуменцем; надо лбом равным образом также все бреют на два пальца ширины; те же волосы, которые находятся между гуменцем и вышеупомянутым бритым местом, они оставляют расти вплоть до бровей, а с той и другой стороны лба оставляют длинные волосы, обстригая их более чем наполовину; остальным же волосам дают расти, как женщины. Из этих волос они составляют две косы и завязывают каждую за ухом. Ноги у них также небольшие.

II. Об их супружестве

Жен же каждый имеет столько, сколько может содержать: иной сто, иной пятьдесят, иной десять, иной больше, иной меньше, и они могут сочетаться браком со всеми вообще родственницами, за исключением матери, дочери и сестры от той же матери. На сестрах же только по отцу, а также на женах отца после его смерти они могут жениться. А на жене брата другой брат, младший, после смерти первого или иной младший из родства обязан даже жениться. Всех остальных женщин они берут в жены без всякого различия и покупают их у их родителей очень дорого. По смерти мужей жены нелегко вступают во второй брак, разве только кто пожелает взять в жены свою мачеху.

III. Об их одеянии

Одеяние же как у мужчин, так и у женщин сшито одинаковым образом. Они не имеют ни плащей, ни шапок, ни шляп, ни шуб. Кафтаны же носят из букарана 14, пурпура 15 или балдакина 16, сшитые следующим образом. Сверху донизу они разрезаны и на груди запахиваются; с левого же боку они застегиваются одной, а на правом - тремя пряжками, и на левом также боку разрезаны до рукава. Полушубки, какого бы рода они ни были, шьются таким же образом, но верхний полушубок имеет волосы снаружи, а сзади он открыт, но у него есть один хвостик, висящий назад до колен. Замужние же женщины носят один кафтан очень широкий и разрезанный спереди до земли. На голове же они носят нечто круглое 17, сделанное из прутьев или из коры, длиною в один локоть и заканчивающееся наверху четырехугольником, и снизу доверху этот [убор] все увеличивается в ширину, а наверху имеет один длинный и тонкий прутик из золота, серебра или дерева или даже перо; и этот [убор] нашит на шапочку, которая простирается до плеч. И как шапочка, так и вышеупомянутый убор покрыты букараном или пурпуром, или балдакином. Без этого убора они никогда не появляются на глаза людям, и по нему узнают их другие женщины. Девушек же и молодых женщин с большим трудом можно отличить от мужчин, так как они одеваются во всем так, как мужчины. Шапочки у них иные, чем у других народов; описать, понятно, их вид мы бессильны.

IV. Об их жилищах

Ставки у них круглые, изготовленные наподобие палатки и сделанные из прутьев и тонких палок. Наверху же в середине ставки имеется круглое окно, откуда попадает свет, а также для выхода дыма, потому что в середине у них всегда разведен огонь. Стены же и крыши покрыты войлоком, двери сделаны также из войлока. Некоторые ставки велики, а некоторые небольшие, сообразно достоинству и скудости людей.

Некоторые быстро разбираются и чинятся и переносятся на вьючных животных, другие не могут разбираться, но перевозятся на повозках. Для меньших при перевезении на повозке достаточно одного быка, для больших - три, четыре или даже больше, сообразно с величиной повозки, и, куда бы они ни шли, на войну ли или в другое место, они всегда перевозят их с собой.

§ V. Об их имуществе

Они очень богаты скотом: верблюдами, быками, овцами, козами и лошадьми. Вьючного скота у них такое огромное количество, какого, по нашему мнению, нет и в целом мире; свиней и иных животных нет вовсе.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

megaobuchalka.ru

Расцвет киевской Руси кратко - Краткое содержание истории древнего мира, средневековья, нового и новейшего времени

Лучшие годы Киевской Руси пришлись на времена правления князей Владимира Великого и Ярослава Мудрого. Владимир пришел к власти на Руси в ходе краткой междоусобной борьбы со своими братьями. Ярополк, князь Киевский, правивший с 972 по 980 годы, победил князя Олега, и прибрал к рукам выделенные ему древлянские земли. Владимир, выступивший в союзе с Олегом, был вынужден бежать, однако спустя два года он заручился поддержкой варягов, и сумел в 980 году захватить Киев, в ходе войны Ярополк был убит. Так можно описать период, после которого наступил расцвет Киевской Руси кратко.


При правлении Владимира I, впоследствии прозванного Великим, под единой рукой были объединены все восточнославянские города и земли. Вятичи, предгорья Карпат по обе стороны, и червленские города – все это вошло в состав Киевской Руси. Государственный аппарат был укреплен, однако при Владимире зародилась будущая разобщенность государства – важные центры были отданы на княжение сыновьям князя и полководцам. Однако при правлении Владимира государство стало мощным, оно было прекрасно защищено от набегов кочевых племен (преимущественно печенегов). Главным достижением Владимира считается введение Христианства в качестве государственной религии.


Следующим правителем стал старший сын Владимира – Святополк, однако придя к власти, он уничтожил нескольких своих братьев, за что навлек на себя гнев народа. Ярослав в это время правил в Новгороде, и после непродолжительной, но упорной борьбы, Святополк убежал в Польшу. Правление Ярослава, прозванного Мудрым, продлилось с 1019 до 1054 года. В этот период государство достигло наивысшего своего расцвета. Киев при его правлении стал одним из самых крупных европейских городов, по своим размерам он мог соперничать с Царьградом. Найденные записи указывают, что в городе было выстроено до 4 сотен церквей и 8 крупных рынков. Также в городе были выстроены Золотые ворота, в честь которых сегодня в Киеве называется одна из станций метро, а также величественный храм София Киевская, скопированный с византийской Айя-София.


Описывая расцвет Киевской Руси кратко, следует добавить, что в это время это государство стало значимой силой на международной политической арене Европы. Ярослав женился на шведской принцессе, и наладил связь с ведущими европейскими государствами.

antiquehistory.ru

Под Знаменем Киевской Руси. Последние Рюриковичи и закат Московской Руси

Под Знаменем Киевской Руси

Московская Русь вышла из подчинения ордынских ханов, однако последствия двухсотлетней зависимости, несомненно, оказали влияние на различные стороны жизни русского общества, в том числе и на характер государственного управления. Мнение о том, что московские государи переняли приемы и обычаи монгольских «царей», доминирует в историографии. Из ордынского наследства привычно выводят корни российского «тоталитаризма». При этом московская государственность предстает полной противоположностью политическому устройству Киевской Руси. Прежде эту мысль подчеркивали историки, работавшие за рубежом, а в последнее время ей уделяют повышенное внимание многие российские исследователи.

Так, Г. В. Вернадский подчеркивал, что политическая жизнь русской федерации киевского периода строилась на свободе: «Три элемента власти – монархический, аристократический и демократический – уравновешивали друг друга, и народ имел голос в правительстве по всей стране. Даже в суздальской земле, где монархический элемент был наиболее сильным, и бояре, и городское собрание, или вече, имели право слова в делах. Типичный князь киевского периода, даже великий князь суздальский, был просто главой исполнительной власти правительства, а не самодержцем»[51]. По мнению историка, «разрушение в монгольский период большинства крупных городов Восточной Руси нанесло сокрушительный удар городским демократическим институтам, в киевский период процветавшим по всей Руси»[52]. «Если мы хотим узнать, где Москва обучалась науке царствования (не как некоего идеала, а как реально действующего института), нам следует обратиться к Золотой Орде», – заключает американский исследователь Ричард Пайпс[53].

Схожую точку зрения недавно высказал М.П. Одесский: «В домонгольской Руси власть была рассредоточена между «углами» «четырехугольника»: князь – вече – боярство – церковь. Конструкция была цельной, хотя в одних землях сильнее было боярство (Юг – Галицкая Русь), в других – вече (Новгород, Псков, Вятка), в третьих – князь (Северо-Восток – Владимирская Русь). Различными были и удельный вес, и реальное влияние церкви. Однако ни в одном из случаев князь не был единственной властью, и ситуация в целом была похожа на европейскую. Как только Андрей Боголюбский, словно действуя по принципу «власть – все», решил подмять под себя бояр и народ, его отправили на тот свет: не было у князя той «массы насилия», которая позволила бы ему сломать «четырехугольник», превратив в сингулярную точку Власти. Проблему решила Орда. Именно ее появление обеспечило тем князьям, которые шли на службу ордынскому орднунгу – Александру Невскому, а затем московским Даниловичам – ту «массу насилия», которая обесценивала властный потенциал боярства и веча»[54].

Не случайно М.П. Одесский упоминает Андрея Боголюбского – это крайне неудобный пример для сторонников ордынских корней русской государственности. Задолго до появления на Руси монголов Боголюбский вел себя как настоящий восточный деспот. «Властолюбивый князь, изгнавши братьев и тех бояр, которые недостаточно ему повиновались, правил в своей земле самовластно, забывши, что он был избран народом, отягощал народ поборами через своих посадников и тиунов и по произволу казнил смертью всякого, кого хотел»[55]. Несмотря на то что народ и бояре имели причины недолюбливать князя, смерть Андрея Боголюбского не связана с реакцией общества на его деспотические замашки, как на это намекает М.П. Одесский. Заговор, стоивший ему жизни, созрел в среде узкого круга приближенных князя, осуществлявших ту самую непопулярную самодержавную политику. Среди заговорщиков, как заметил Костомаров, было немало иноземцев: «чувствуя, что свои имеют повод не любить его, он думал обезопасить себя таким способом»[56]. Налицо обычный дворцовый переворот, слабо связанный с отношением населения к деяниям государя, против которого данный переворот направлен.

Впрочем, жизнь и смерть Андрея Боголюбского не составляет труда отнести к тем пресловутым исключениям, которые только подтверждают правило. Однако из подобного рода исключений состоит вся государственная практика Московской Руси. Обратимся к предложенному М. П. Одесским «четырехугольнику»: князь – вече – боярство – церковь. Касаясь первого пункта, необходимо отметить отсутствие доказательств того, что Иван III, Василий III и даже Иван Грозный были самодержавными властителями. И боярство, и церковь, и даже вече (как это случилось в Москве в 1547 году) на протяжении XV—XVI вв. с разной степенью эффективности выполняли задачу ограничения царской власти. В историографии укрепилось представление о сословно-представительной форме московской монархии, что никак не вяжется с доктриной об ордынском влиянии.

Пытаясь защитить столь уязвимое место, Ричард Пайпс предлагает рассматривать Боярскую думу и Земские соборы «как временные учреждения, в которых у государства поневоле была нужда до тех пор, пока оно не смогло позволить себе добротного административного аппарата»[57]. Но Земские соборы относятся к законодательным, а не распорядительным органам, а Боярская дума, хотя в известном смысле играла роль правительства, ни в коей мере не могла заменить административный аппарат или хотя бы помочь ему. Кроме того, соборы, созывавшиеся на протяжении столетия, а тем более думу никак нельзя назвать «временными учреждениями».

Их истоки кроются в обычаях киевского периода, когда дружина жила одной жизнью с князем не только в военное время. «С ней он советовался и в мирное время обо всех делах управления… Но относительно внутреннего управления князья советовались только с избранными советниками, со старейшей или большей дружиной», – замечает Н. П. Павлов-Силванский[58]. В первое столетие ордынской зависимости, когда князья выступали в роли послушных исполнителей ханской политики, а все остальные должны были подчиниться им в этом качестве наместников, «коллегиальное начало» в принятии решений сводится к минимуму.

Но по мере того, как русские властители начинают проявлять все больше самостоятельности и начинают противодействовать Орде, процесс принятия политических решений усложняется, возрождается и все большее значение приобретает практика советования со «старшей дружиной», из которой постепенно вырастает Боярская дума. Во времена митрополита Алексия и Дмитрия Донского она приобретает значительный вес. Перед кончиной великий князь заповедовал сыновьям: «боары своя любите, честъ имъ достойную въздавайте противу служений ихъ, без воли их ничтоже не творите»[59]. Созыв «Национальной ассамблеи» 1471 года означал, что на этом этапе развития власть сочла необходимым для обсуждения некоторых задач привлекать более широкий круг советников, представляющих не только «старейшую», но и остальную часть «дружины». Наконец, эта практика возродилась уже в форме Земских соборов.

Что касается веча, то этот демократический институт под гнетом княжеской власти действительно теряет свое значение, поскольку вече превратилось в главный оплот сопротивления монгольскому диктату, вступив в фатальное противоречие с политикой московских князей, служивших проводниками ордынской воли. У князей не оставалось выбора: они либо должны были полностью контролировать ситуацию, подавив очаги антимонгольских выступлений, либо им пришлось бы расстаться с властью, а то и с жизнью. Здесь мы сталкиваемся с последствиями конкретной ситуации, а не с результатом воздействия политического строя или определенного государственного института. Однако появление Земских соборов и становление земского самоуправления в конце XV – начале XVI века в определенной степени компенсировало отмирание веча.

Роль церкви в структуре московской власти также нельзя оценить однозначно. С одной стороны, великие князья все больше вмешиваются в церковные дела, но не Орда служила им образцом. С другой стороны, вмешательство это встречает серьезное сопротивление, которое светская власть оказывается не способной преодолеть, когда речь заходит о принципиальных вопросах, как это случилось на соборе 1503 года и Стоглавом соборе эпохи Ивана Грозного. Сами совещания представителей духовенства стали новьм и весьма заметным явлением в русской жизни после отказа от ордынской зависимости. Их прототипом можно считать созванный в 1147 году в Киеве собор русских епископов, независимо от воли Константинополя избравший нового митрополита.

В завоевавшей независимость Москве не подражали Золотой Орде, а пытались восстановить порядок, существовавший во времена Киевской Руси, так как отождествляли себя с ее правителями, а не с золотоордынскими ханами. Впервые идея исконного единства Русской земли и преемственности ее власти и политической традиции была выражена предельно ясно Иваном III в марте 1471 года в послании к новгородцам. «Отчина есте моя, людии, Новгородстии, изначала от дед и прадед ваших, от великого князя Володимира, крестившего землю Русскую, от правнука Рюрикова первого великого князя в земли вашей..»[60] Более того, Иван настаивает на том, что «казнити волны же есмь, коли на нас не по старине смотрити начнете». Иван угрожает новгородцам карами, потому что обязан защитить от мятежных посягательств законное положение вещей, сложившееся почти пять столетий назад – при Владимире Святом. Именно в этом послании впервые в официальном документе московский князь был назван «Государем всея Руси».

На позицию великих князей, безусловно, в значительной степени повлияли внешнеполитические факторы. Киевская «старина», возрождение державы Рюриковичей становятся тем знаменем, под которым московские государи борются за собирание русских земель – от Корелы до Тмутаракани, от Галиции до Рязани. Ричард Пайпс указывает на то, что во время последнего наступления на Казань и Астрахань Иван IV называл их своей вотчиной. «Это утверждение могло означать лишь одно – что он смотрел на себя как на наследника хана Золотой Орды»[61]. Иван Грозный был человеком своеобразным: смотрел на себя и как на недостойного Ивашку, и как на потомка императора Августа, не исключено, что в иную минуту он мог представлять себя и наследником хана. Но если мы обратимся к официальным документам, отражающим точку зрения правительства, то увидим, что во времена Ивана III, Василия III и Ивана IV летописи непременно величают казанских ханов «царями». Так, в 1487 году «князь великий Иван Васильевич всеа Русин царя Махмет-Аминя из своей руки посадил на царство в Казани, а коромольных князей и уланов смертию казнили иных коромольников; а царя Алегама съ царицею послал князь великий в заточение в Вологду»[62].

Итак, для московского летописца Иван Васильевич «великий князь всея Руси», а Мухаммед-Эмин (Махмет-Аминь) – «царь», хотя и посажен на царство «из руки» московского государя, а перед тем «бил челом, а назвал себе его великого князя отцом». «Царем» остается и сведенный с престола и отправленный в ссылку Али-хан (Алегам). Зная щепетильное отношение властей к титулатуре, невозможно представить, чтобы летописец именовал казанских правителей «царями» в то время, когда великий князь почитал себя наследником хана Золотой Орды.

В январе 1502 года Иван III послал в Казань войско, которое восстановило власть Мухаммед-Эмина, свергнутого ханом Абдул-Латыфом. Своему союзнику крымскому хану Менгли-Гирею московский князь так объяснял причины, заставившие его произвести смену правителей в Казани: «И он (Абдул-Латыф) на чем нам шерть дал, в том нам во всем солгал, все почал делати не потому; а людем, аки Руси, так и бесерменом, учял велику силу чинити и всей земле Казанской учял лих быти; ино уж не мочно было от него лиха терпети»[63]. Несмотря на то что великий князь, как и пятнадцать лет тому назад, грубо вмешался в казанские дела, мы не видим даже намека на то, что Иван рассматривает ханство как свою «вотчину», хотя, кажется, наступил самый подходящий момент разыграть эту карту. Однако причина свержения Абдул-Латыфа совсем иная – нарушением им союзнических, а точнее вассальных обязательств.

Уже в конце правления Ивана III Казань не представляла серьезной угрозы для Руси: было очевидно, что казанская проблема рано или поздно будет решена. Зато ханское наследство лишало Москву всяких оснований в борьбе с Литвой. А ведь задачу собирания киевских земель Русскому государству удалось решить (и то не до конца) лишь в конце XVIII века. Киевское наследство позволяло московским князьям не только оспаривать первенство с властителями Литвы, но и претендовать на лидерство среди прочих русских князей. Наконец, если бы потомки Ивана Калиты возомнили себя наследниками Тохтамыша, а не Владимира Мономаха, то не почитали бы себя выше Гедеминовичей, которые Орде никогда не подчинялись. В этом случае сомнительно, чтобы московские князья доверяли Патрикеевым, Вельским, Мстиславским занимать столь важные государственные посты.

Действительно, титул «царь», который переняли московские государи, ранее относился к ханам Золотой Орды. Г. В. Вернадский отмечает в этой связи, что «вполне естественным для московского правителя было принять титул его прежнего сюзерена»[64]. Однако в последнее время это представление подвергается пересмотру. Так, по мнению А.А. Горского «ведущую роль в обосновании легитимности царского титула у московского великого князя сыграло все-таки, по-видимому, утвердившееся к началу XVI века представление о том, что царским достоинством обладали правители Киевской Руси»[65]. Именно в наследии Киевской Руси, а не в развалинах Золотой Орды черпали материал и вдохновение московские великие князья для строительства величественного здания Московской Руси.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о