Хронологическая таблица слово о полку игореве – «Слово о полку Игореве» в таблицах » Сочинения, ЕГЭ по литературе 2019

"Слово о полку Игореве"

Скачать документ

"Слово о полку Игореве"

1. История открытия «Слова»

Кто сделал открытие

известный собиратель древних рукописей граф Мусин-Пушкин (один из переписанных экземпляров текста был отправлен Екатерине II)

Когда это произошло и где

начало 90-х годов XV!!! века, списки найдены в Ярославле

К какому времени относят списки «Слова»

к XVI веку

Когда вышло первое печатное издание

1800 год

Пожар в Москве

1812 год, сгорела библиотека Мусина-Пушкина и найденный в Ярославле сборник

Как текст «Слова» дошел до наших дней

сохранились первое печатное издание и рукописный экземпляр, посланный Екатерине II

2. Композиция и жанр «Слова»

«Слово» состоит из следующих частей:

1 часть — Вступление

2 часть — Описание похода князя Игоря

3 часть — Вещий сон Святослава и его «золотое слово», обращенное к князьям с призывом отомстить за «землю Русскую, за раны Игоревы»

4 часть — Возвращение Игоря из плена

Композиция «Слова» отличается строгостью и стройностью. Стройность композиции поддерживается делением «Слова» на ряд картин-песен. Такие части-картины заканчиваются припевом-рефреном: «О, Русская земля, ты уж за холмом!»

Д.С. Лихачев говорит о том, что автору «Слова» удалось соединить в своей поэме плач и славу: горький упрек в безрассудстве — и восхищение мужеством защитников Русской земли; одобрение героизма, жажда воли — и сомнение в том, что победа может быть достигнута лишь дерзким порывом отдельных князей.

3. Герои «Слова»

Князь Игорь

Вдохновитель и руководитель похода, защитник Русской земли, который «навел свои храбрые полки на землю Половецкую за землю Русскую». Храбрый воин, у него сильная воля, мужественное сердце. Забота о защите государства руководит мыслями и действиями Игоря. Неблагоприятное предзнаменование — солнечное затмение — не охлаждает его боевого пыла.

Брат князя Игоря Всеволод

Отвага, мужество, храбрость, воинская честь отличают Всеволода даже в большей степени, чем Игоря.

Жена князя Игоря Ярославна

Особый светлый образ русской женщины. В целом, этот образ можно рассматривать как символ русской земли, родины, матери, любви. Ее устами говорит простая русская женщина, горячо любящая своего мужа, тоскующая в разлуке с ним и горюющая о том, что он ранен и в плену. Ее обращение к природе за помощью объединяет их силы и помогает плененным бежать. Это патриотка, болеющая душой за воинов. Для Ярославны поражение русских воинов — большое личное несчастье.

Святослав

Произносит свое «золотое слово». В этом слове живет надежда объединить князей в борьбе за Русь, преодолеть поражение, которое потерпел князь Игорь. Мудрость, справедливость и доброта — вот отличительные черты этого сильного человека.

Русская земля, Родина

Мир родины, общий русский мир показан не мстительным, а добрым. Доброта как основа отношения русского народа к миру и к людям выявлены автором очень ярко.

4. Поэтические особенности

Язык

Речь автора обнаруживает его живое отношение к событиям: скорбит о поражении русских воинов, порицает и обличает князей, которые не прислушались к призыву об объединении, переживает о судьбе своей родины, прославляет мощь русского народа.

Художественные приёмы

Автор создает живые картины происходящего, пытается создать у читателей нужное настроение. Это можно заметить в описании природы, которая перед походом князя Игоря как бы предвещает трагический исход сражения: вой волков, возбуждающий ужас; клекот орлов, созывающий вереей на трупы; лай лисиц; звериный свист и т. п.

Эпитеты

Народнопоэтические, то есть такие, которые чаще встречаются в устной народной поэзии, чем в книжно-письменной речи, например: серый волк, сизый орел, черный ворон и т. п.

Метафоры

Часто автор прибегает к метафорическим эпитетам, например: железные полки, золотое слово, живые копья и т. п.

Олицетворение

Например: «Уже Пустыня Силу прикрыла! Встала Обида в полках Дажьбожьего внука, вступила девою на землю Троянову, заплескала лебедиными крыла ми на синем море у Дона». Здесь обида дается в образе девы, которая машет лебедиными крыльями.

Использование символики

Например: «Черные тучи с моря идут, хотят прикрыть четыре солнца». Здесь черные тучи — это вражеские полки, а четыре солнца — это четыре русских князя.

Аллитерация (созвучие)

Например: «…в пяток потопташа поганые полки половецкие».

Автор «Слова» обращается к походу Игоря для того, чтобы страстно, доказательно защи­тить мысль о необходимости единения русской земли. Если лучшие из князей, наделенные любовью к Родине, доблестью, силой и мужеством, не способны отдельными выступлениями защитить страну от «поганых», то становится очевидной необходимость общих действий.

ivanovatv.ru

Хронология доказательства «Слова о полку Игореве»: mumis34

Ещё по теме фальсификаций литературы, в т.ч. ещё о «Слове о полку Игореве»: как это было

Два века споров о подлинности «Слова о полку Игореве»
Составитель курса Сергей Иванов о порочных императрицах, корыстных филологах и о том, кто, как и зачем пытается изменить прошлое / Курс № 2 Исторические подделки и подлинники

Версию о поддельности «Слова» начали высказывать сразу после публикации в 1800 году. Два столетия спустя лингвистически было доказано, что «Слово» — памятник XII века, однако голоса скептиков можно слышать и по сей день. ©


Ещё в курсе №2

Портрет Алексея Мусина-Пушкина. Иоганн Баптист Лампи. 1790-е годы
От Пушкина до Зализняка: хроника.

Октябрь — декабрь 1791 года

Рукопись с текстом «Слова о полку Игореве» и других произведений поступает, согласно августовскому повелению Екатерины II о сборе древних рукописей в монастырях, из Кирилло-Белозерского монастыря петербургскому митрополиту Гавриилу (Петрову), а от него обер-прокурору Синода графу А. И. Мусину-Пушкину, который рукопись присваивает.

1792 год

Первые сведения о знакомстве исследователей с текстом «Слова» (П. А. Плавильщиков, И. П. Елагин).

1792–1796 годы
(Точная дата неизвестна)

Изготовлена Екатерининская копия «Слова» (опубликованная в 1866 году). Для Екатерины выполнен также перевод «Слова» и комментарии к тексту.


Первое издание «Слова о полку Игореве»
Ноябрь 1800 года

В Москве выходит первое издание «Слова о полку Игореве» с параллельным переводом и комментариями издателей — Мусина-Пушкина, А. Ф. Малиновского и Н. Н. Бантыша-Каменского.

1801 год

Немецкий историк Август Шлёцер публикует рецензию на первое издание «Слова». Впервые он узнал о памятнике благодаря упоминанию в статье Н. М. Карамзина 1797 года. Тогда Шлёцер высказывал сомнения в подлинности находки, однако, познакомившись с текстом, историк, как сам он пишет в рецензии, сразу убедился, что произведение действительно древнее.

1804–1806 годы

Польский поэт Циприан Годебский, первый переводчик «Слова» на польский язык, допускает, что это сочинение — подделка.


Михаил Каченовский. Гравюра Г. И. Грачева из журнала «Русская старина». 1889 год
1812 год

Профессор Московского университета М. Т. Каченовский в статье «Взгляд на успехи российского витийства в первой половине истекшего столетия» ставит под сомнение подлинность «Слова».

8 мая

П. Ф. Калайдович обсуждает вопрос о языке «Слова» на заседании Общества любителей российской словесности и защищает его подлинность, возражая Каченовскому.


Пожар 1812 года. Издательство Fr. Campe. Нюрнберг, XIX век
Между 3 и 6 сентября

Мусин-пушкинский сборник с текстом «Слова» гибнет в великом московском пожаре в доме Мусина-Пушкина на Разгуляе в Москве.


Псковский Апостол. Послесловие писца с цитатой из «Слова о полку Игореве». 1307 год
1813 год

К. Ф. Калайдович (брат П. Ф.) обнаруживает в псковском Апостоле 1307 года приписку, представляющую собой несколько измененную цитату из «Слова».

20 декабря

А. И. Мусин-Пушкин сообщает К. Ф. Калайдовичу в ответ на его запрос, что приобрел рукопись «Слова» у архимандрита Иоиля (Быковского), якобы нашедшего ее в Спасо-Преображенском монастыре в Ярославле. В дальнейшем эта версия происхождения «Слова» надолго становится общепринятой. Калайдович пытается получить у Мусина-Пушкина и его сотрудников официально заверенный документ об обстоятельствах находки, но оскорбленный граф отказывается отвечать на письма.

18 января 1814 года

Археограф и церковный деятель Евгений (Болховитинов) предполагает, что «Слово» написано не ранее XV века. Позже (1820-е годы) он, по-видимому, склоняется к мысли о подделке под влиянием Оссиана.

1815 год

Книготорговец и фальсификатор А. И. Бардин изготовляет рукопись «Слова» на пергамене и продает ее Малиновскому как подлинный древнерусский список. Подделку быстро разоблачают.

Февраль 1818 года

Выход первых томов «Истории государства Российского» Карамзина, где использованы выписки, сделанные историографом из погибшей рукописи.

27 сентября 1832 года

Спор А. С. Пушкина с М. Т. Каченовским в Московском университете: Пушкин защищает подлинность «Слова» в присутствии студентов профессора.

1834 год

Начинается новый этап дискуссии. Печатается работа И. Беликова, ученика Каченовского, «Некоторые исследования „Слова о полку Игореве“», где развивается идея о его поддельности. О. И. Сенковский занимает сторону скептиков на страницах «Библиотеки для чтения». Сенковский считает «Слово» (как он позже сформулировал) работой «питомца Львовской академии из русских, или питомца Киевской академии из галичан на тему, заданную по части риторики и пиитики» и датирует его второй половиной XVIII века.

1830–40-е годы

Скептикам возражают М. П. Погодин, С. П. Шевырев, М. А. Максимович, Д. Н. Дубенский, на их стороне выступают П. М. Строев, И. И. Давыдов и М. Н. Катков.

1836 год — январь 1837 года

А. С. Пушкин в последние месяцы жизни работает над статьей «Песнь о полку Игореве» и отстаивает подлинность памятника, комментируя также отдельные места из его начальной части.

«Подлинность же самой песни доказывается духом древности, под который невозможно подделаться. Кто из наших писателей в XVIII веке мог иметь на то довольно таланта? Карамзин? но Карамзин не поэт. Державин? но Державин не знал и русского языка, не только языка „Песни о полку Игореве“. Прочие не имели все вместе столько поэзии, сколько находится оной в плаче Ярославны, в описании битвы и бегства. Кому пришло бы в голову взять в предмет песни темный поход неизвестного князя? Кто с таким искусством мог затмить некоторые места из своей песни словами, открытыми впоследствии в старых летописях или отысканными в других славянских наречиях, где еще сохранились они во всей свежести употребления? Это предполагало бы знание всех наречий славянских. Положим, он ими бы и обладал, неужто таковая смесь естественна?»



«Задонщина». Список Ундольского
1852 год

В. М. Ундольский впервые публикует «Задонщину» — текст XV века, содержащий очень много неслучайных параллелей со «Словом». Затем обнаруживаются и другие списки «Задонщины». Открытие воспринято как решающее доказательство подлинности «Слова». Скептическая точка зрения в 1850–80-е годы высказывается редко и бегло (слависты В. Григорович, М. Каррьер, писатель И. А. Гончаров — ученик Каченовского).

1864 год

П. П. Пекарский публикует Екатерининскую копию «Слова».

1890 год

Французский славист Луи Леже, много занимавшийся «древнечешской» Краледворской рукописью и разочаровавшийся в ней (как раз тогда была доказана ее поддельность), выдвигает гипотезу о создании «Слова» на базе «Задонщины». Он не настаивает на версии о подделке XVIII века и допускает XIV–XV века; утверждает, что «Слово» — не народное творение, а произведение кабинетного эрудита. Леже напомнил, что отстаивавший подлинность памятника А. С. Пушкин был введен в заблуждение поддельными славянскими песнями, сочиненными Мериме. Считает крайне сомнительными языческие мотивы «Слова».

«Недавно мне пришлось по профессиональному долгу изучить первые пять или шесть страниц „Слова“: я думаю, что, в сущности, им восхищаются тем больше, чем меньше его понимают. А кроме того, есть деталь, которая меня беспокоит и портит мой эстетический восторг: там слишком много местного колорита, и мне кажется, что этот колорит не вполне хорошо нанесен. Когда я вижу, что русских поочередно называют русскими сынами, внуками Стрибога, бога ветров, или Велеса, бога стад, это меня не вполне убеждает. Мне бы хотелось найти похожие названия в других текстах. Не привести ли мне здесь какой-нибудь фрагмент в переводе? Признаться, я колеблюсь: мне кажется почти невозможным перевести что-нибудь без обсуждения и комментария».



Лев Толстой в Гаспре. Фотография Максима Дмитриева. 1902 год
Февраль 1905 года

Л. Н. Толстой в частной беседе говорит о том, что «Слово» поддельно, и сравнивает его с Краледворской рукописью.

1917 год

Николай Гумилев пишет повесть «Веселые братья» («Подделыватели») о законспирированном в гуще простого народа международном обществе фальсификаторов. Один из персонажей рассказывает:

«Возьмем, к примеру, „Слово о полку Игореве“: кто его сочинил, певец древний? Оно-то и правда что певец, да только не древний, а Семен Салазкин, сын купеческий, что всего полтораста лет тому назад жил. Мальчиком он убежал из дому, да так и жил, под крышу не заходя, то на Волге бурлачил, то на Дону траву косил, а зимой в Сибири бил куницу да соболя. И все песни пел, такие все забавные да унылые, сам придумывал. Один барин хотел его даже в столицу везти, в Академию представить, едва он убежать мог. Встретили его братья. Зря, говорят, болтаешься, к делу тебя приставить надо. Приставили к нему человека, чтобы ходил за ним, летописи старые ему читал, да, что он сочиняет, записывал. Через год „Слово о полку Игореве“ и готово. Длиннее оно должно было быть, да только Сеню медведь задавил, на спор с одним топором пошел против зверя. Переписали наши-то уставом да и всучили через разных людей господину Бобрищеву-Пушкину, а там история известная».


1925 год

Ленинградский историк и краевед М. И. Успенский готовит неоконченную работу «Небольшие исторические данные о происхождении „Слова о полку Игореве“ и Тмутараканского камня». С точки зрения Успенского, А. И. Мусин-Пушкин подделал Тмутараканский камень (найденная в 1792 году надпись XI века об измерении князем Глебом ширины Керченского пролива), а чтобы закрепить свою подделку, создал и «Слово», где упоминается Тмутаракань. Рукопись Успенского будет опубликована Андре Мазоном (см. ниже) только в 1956 году.


Андре Мазон. 1934 год
1938–1944 годы

Французский славист Андре Мазон (в России его называли по имени-отчеству Андрей Альбинович) и его сотрудники (крупный французский лингвист, автор «Руководства по старославянскому языку» А. Вайян, русские филологи-эмигранты Б. Г. Унбегаун и поэт М. Г. Горлин, болгарский ученый М. Арнаудов, японский славист Р. Кисаки) выступают с серией статей о сомнительности происхождения «Слова». В 1940 году Мазон выпускает книгу о «Слове».

Он считает, что «Слово» — не вполне удачное подражание поэтике Оссиана, созданное на базе более цельной в художественном отношении «Задонщины» в кругу Мусина-Пушкина (им самим, А. Ф. Малиновским либо Н. Н. Бантышом-Каменским). Одна из целей подделки — поддержать имперские амбиции Екатерины, доказать права России на присоединенные в 1783 году Крым и Новороссию и еще не присоединенную Галицию. В тексте памятника Мазон и его группа усматривают заимствования из новых языков.

1941 год

На фоне разгорающейся Второй мировой войны начинается новая волна полемики вокруг «Слова о полку Игореве». В защиту подлинности «Слова» выступают русские ученые-эмигранты (многие из них — сторонники евразийства) Р. О. Якобсон, А. В. Исаченко, Е. А. Ляцкий, А. В. Соловьев, П. М. Бицилли, И. Н. Голенищев-Кутузов. (После войны Голенищев-Кутузов вернулся в СССР и принял участие в обсуждении книги Зимина в 1964 году, а Соловьев, оставшийся в Женеве, перепечатал свою статью в ленинградском сборнике 1962 года.)


Роман Якобсон
1948 год

Выходит книга Р. О. Якобсона и его коллег (Г. В. Вернадского, М. Шефтеля) о «Слове». Якобсон подробно и эмоционально разбирает все положения Мазона и опровергает их, доказывая древность языка и поэтики «Слова», приводя десятки параллелей к «темным местам» памятника и предлагая свое словоделение и перевод для многих таких мест.

«Несмотря на отчаянные попытки ученого <Мазона>, неумолим вывод: с одной стороны, „Слово“ не содержит ни единого элемента, невероятного (или по крайней мере подозрительного) для произведения, созданного в XII веке и переписанного в XVI, а с другой стороны, этот текст содержит большое количество черт, которых не следовало бы ожидать от более позднего текста и которых, что важнее всего, образованные люди XVIII века знать не могли. Выводы, к которым приходит критик „Слова“, основываются на анализе, демонстрирующем серьезный недостаток знаний как языка и литературы Древней Руси, так и славянских народных традиций и мифологии. Знакомство не только с текстами, но часто даже с элементарными учебниками и справочниками оставляет желать лучшего <...> Его книга, датированная, к сожалению, 1940 годом, резко диссонирует с современными работами медиевистов, так что эта анахроничная критическая атака предстает в красноречивом одиночестве».


Аргументация Якобсона признана десятками филологов разных стран (К. Менгесом, Р. Нахтигалом, М. Фасмером, А. Стендер-Петерсеном, Л. Теньером и многими другими), но и Мазон не признает поражения и привлекает новые материалы (в 1956 году он издает и комментирует работу Успенского 1925 года).
Дмитрий Лихачев в «Узком». Фотография Игоря Пальмина. 1990 год
1946–1962 годы

В заочный спор с Мазоном вступают и советские ученые — В. П. Адрианова-Перетц, Н. К. Гудзий, Д. С. Лихачев и многие другие. Работы некоторых советских авторов несут на себе печать идеологии и «борьбы с космополитизмом» («Слово» для них — национальная гордость русского и советского народов, посягательство на него — кощунство и антисоветский выпад). Во многих изданиях действовали и цензурные требования: «скептиков» не рекомендовалось прямо цитировать, а иногда даже называть по именам (как, впрочем, и их оппонентов-эмигрантов). Однако в эти годы было собрано и много конкретных научных аргументов в пользу подлинности «Слова», в частности, многочисленные параллели в древнерусской литературе. В 1962 году выходит обобщающий сборник «Слово о полку Игореве — памятник XII века», где Лихачев пересказывает для советского читателя, в частности, и основные аргументы Якобсона и его группы. На страницах этого сборника в защиту подлинности «Слова» высказывается Ю. М. Лотман, анализирующий памятник на фоне литературы конца XVIII века.


Александр Зимин
23 февраля 1963 года

Внезапно на стороне зарубежного «врага», казалось бы, уже поверженного, выступает страстно увлекшийся «Словом» московский историк-медиевист А. А. Зимин. Он делает в Пушкинском Доме в Ленинграде сенсационный трехчасовой доклад о позднем происхождении «Слова». Свой вывод Зимин решил официально не анонсировать, и он стал сюрпризом для большинства собравшихся, которые не смогли возразить на многие аргументы докладчика. Зимин работает над книгой, в которой путем кропотливой текстологической аргументации доказывает, что «Слово» создано на базе «Задонщины». Историк предлагает своего кандидата в авторы «Слова» — архимандрита Иоиля (Быковского), у которого Мусин-Пушкин, по позднему рассказу, якобы купил рукопись. С точки зрения Зимина, Иоиль не был фальсификатором; лишь после его смерти Мусин-Пушкин выдал сочинение за древнерусское, сделав в него еще и несколько вставок.

«С болью в сердце мы расстаемся с укоренившимся представлением о „Слове о полку Игореве“ как о памятнике древнерусской письменности XII века. Но ни одна даже самая привлекательная легенда не может быть красивее действительности. Яркий свет „Слова о полку Игореве“ как бы затемнял сияние немеркнущих звезд древнерусской литературы, внося необъяснимый диссонанс в представление о путях ее развития».


Концепция Зимина признана Идеологическим отделом ЦК КПСС политически опасной, он подвергается «проработкам», уже через три недели ему велено «ни с какими докладами больше не выступать», на публикации по материалам доклада наложен цензурный запрет. Зимин не остается в долгу и платит сторонникам подлинности «Слова» той же монетой, напоминая, что на их стороне эмигранты-антисоветчики, начиная с П. Н. Милюкова и кончая Якобсоном, и дореволюционные реакционеры. В ходе предварительного обсуждения Зимина поддерживают несколько видных историков (А. Н. Насонов, Я. С. Лурье, В. Б. Кобрин, В. Л. Янин) и, неформально и с оговорками, руководитель советской лингвистической русистики академик В. В. Виноградов (уверенный, что в «Слове» по крайней мере много «новых вставок и влияний»).

Вопреки (и благодаря) запретам, слухи о «еретической» концепции распространяются широко и быстро достигают зарубежных ученых. Из-за границы Зимина благословляет Мазон (и даже принимает новую кандидатуру автора «Слова»), а Якобсон его жестко критикует.

4–6 мая 1964 года

Концепция Зимина и возможная публикация его книги обсуждается в Москве на закрытом заседании Отделения истории АН СССР. Участникам, приглашенным по утвержденному властями списку, розданы пронумерованные 100 (по другим данным, 99 или 101) экземпляров отпечатанной на ротаторе трехтомной книги Зимина, которые после заседания предписано вернуть (это сделали не все). Общий тон обсуждений был не идеологизирован и уважителен по отношению к Зимину, большинство выступавших ограничивались собственно научной проблематикой, отмечая конкретные недостатки (реже — достоинства) работы. Хотя число выступавших на заседании критиков Зимина втрое перевесило число сторонников, против публикации книги напрямую никто не возражал.

В печати появился лишь краткий отчет о событии, в котором концепция подробно не излагалась, а о книге не было сказано ни слова. В октябре «наверху» принято окончательное решение ее не издавать. Ряд оппонентов Зимина (прежде всего весьма жестко настроенный к нему Лихачев, выступивший в ходе обсуждения с самым длинным докладом) призывает власти «не поощрять слухи», допустить открытую дискуссию и позволить ученому обнародовать свою, пусть спорную или даже ошибочную, работу. Эти призывы услышаны лишь частично: в 1965–1968 годах Зимин опубликовал 13 статей, но книга, которую он расширял и дорабатывал до конца жизни (он умер в 1980 году), до 2006 года осталась неизданной.

«Вопрос о том, кто является автором „Слова о полку Игореве“ — безвестный поэт XII века или Иоиль Быковский, — вопрос не только и не столько историко-текстологический, сколько политический <…> Ненужная, приведшая к лишней трате сил дискуссия, поиски абстрактной истины, тогда как истина, как известно, — конкретна. И все мы живем и работаем не в безвоздушном пространстве, а в определенной идеологической сфере, в которой происходит борьба идеологии буржуазной с социалистической. И собственными руками, по доброй воле подбрасывать врагу материал для злопыхательства не стоит. Подумайте об этом. И Вам станет яснее вся картина, а не один лишь вопрос о гипотезе Зимина. С приветом, зам. редактора „Известий“ по отделу пропаганды Ю. Шарапов».



Лев Гумилев. Фотография Валерия Потапова. 1988 год
15 октября 1964 года

Историк-востоковед и философ Лев Гумилев (сын Николая Гумилева, см. 1917) выдвигает оригинальную концепцию, согласно которой «Слово» создано в XIII веке, представляет собой аллегорический памфлет, а под видом Игоря и половцев выведены Александр Невский и монголы. Концепция Гумилева зависела от его собственных, весьма нетрадиционных, взглядов на отношения между Русью и Степью, не получила популярности и подверглась резкой критике других историков.

Вторая половина 1960-х

Выступление Зимина становится стимулом для новых серьезных исследований «Слова» сторонниками его подлинности. Издается словарь-справочник «Слова о полку Игореве» с детальным анализом его лексики на фоне древнерусских памятников, а также текстологический комментарий к «Слову» и памятникам «куликовского цикла» (1968).

1960–80-е годы

Новая группа скептиков появляется в Германии и Австрии. К. Трост, М. Хендлер, Р. Айтцетмюллер усматривают в «Слове» лингвистические «анахронизмы» на разных уровнях, а также заимствования из новых языков. Трост считает автором памятника Н. М. Карамзина. Широкого резонанса эти работы не вызвали.

1996–2003 годы

Американский славист Э. Кинан (ранее опровергавший подлинность и других древнерусских текстов, в частности, переписки Ивана Грозного с князем Курбским) выступает с рядом докладов и статей, а в 2003 году издает книгу, в которой объявляет «Слово» подделкой или стилизацией, созданной чешским славистом Йозефом Добровским, который был в России в 1792 году и имел доступ к собранию различных рукописей. По Кинану, Добровский, страдавший психическим расстройством, забыл, что сам же и сочинил «Слово», и в дальнейшем использовал его как подлинный источник. Безумием страдал и Калайдович, и ему тоже верить нельзя. Мусин-пушкинского сборника, как считает Кинан, не существовало, а присланный чешским ученым текст перевели из латиницы в кириллицу издатели. Кинан заявил, что нашел в «Слове» множество чешских выражений и оборотов (собственно, они и являются основным доказательством авторства Добровского), а также еврейские и итальянские слова.


Андрей Зализняк
2003–2006 годы

Книга Кинана активно обсуждается в разных странах. В Америке проводится несколько «круглых столов», посвященных ей. Среди сторонников подлинности «Слова» и критиков концепции Кинана (в том числе и независимо от аргументации Зализняка, см. ниже) выступают О. Б. Страхова, С. Франклин, Д. Уорт, Ч. Гальперин, В. М. Живов, О. Прицак и другие. Страхова, в частности, показывает, что аргументация Кинана, согласно которой мусин-пушкинского сборника не существовало, а его состав был сфальсифицирован, несостоятельна (существуют выписки Карамзина из других текстов того же сборника с той же орфографией, которые тоже пришлось бы специально подделывать, пользуясь недоступными источниками). Нет никаких подтверждений и того, что Добровский был знаком хотя бы с одним списком «Задонщины». Сочувствие выводы Кинана вызывают, в частности, у украинских историков Т. Л. Вилкул и А. П. Толочко.

2004 год

Лингвист А. А. Зализняк выступает с развернутым анализом проблемы подлинности «Слова» прежде всего с лингвистической точки зрения, сопоставляя весомость аргументов за и против подлинности памятника. Он приходит к тем же выводам, что и Якобсон: все системные лингвистические аргументы (употребление двойственного числа, глагольных времен, местоимений-энклитик, диалектизмов; орфография текста) оказываются на стороне подлинности «Слова» и позволяют датировать оригинал и список (текст конца XII века, дошедший до публикаторов в рукописи XV или XVI века). Зализняк отмечает, что скептики (в том числе Зимин) систематически недооценивают языковую проблематику. Он показывает, что фальсификатор конца XVIII века, чтобы создать текст «Слова», должен был самостоятельно открыть огромный объем научных знаний о древнерусском языке (причем в эпоху, когда научной лингвистики еще не было), а затем «закрыть» их, не оставив потомству ничего из своих гениальных достижений. В частности, этого не мог сделать и великий славист Добровский, чьи знания о древнем славянском языке отличаются от фактов «Слова» в «худшую» сторону (это соображение высказывала ранее и Страхова). Зализняк впервые проводит статистический анализ параллельной и независимой частей «Задонщины» по нескольким разным лингвистическим параметрам и приводит к выводу о первичности «Слова». Особо он разбирает книгу Кинана, указывая, что его аргументы не имеют доказательной силы, а лингвистическая проблематика сводится к анализу отдельных слов и натяжкам, а также подвергает уничтожающей критике работы К. Троста и его последователей. За свою работу Зализняк удостоен ряда премий.

«Желающие верить в то, что где-то в глубочайшей тайне существуют научные гении, в немыслимое число раз превосходящие известных нам людей, опередившие в своих научных открытиях все остальное человечество на век или два и при этом пожелавшие вечной абсолютной безвестности для себя и для всех своих открытий, могут продолжать верить в свою романтическую идею. Опровергнуть эту идею с математической непреложностью невозможно: вероятность того, что она верна, не равна строгому нулю, она всего лишь исчезающе мала. Но, несомненно, следует расстаться с версией о том, что „Слово о полку Игореве“ могло быть подделано в XVIII веке кем-то из обыкновенных людей, не обладавших этими сверхчеловеческими свойствами».


2006 год

Публикуется книга А. А. Зимина в последней авторской редакции (выросшей вдвое по сравнению с текстом 1964 года).


Обложка книги А. А. Зализняка «„Слово о полку Игореве“: взгляд лингвиста»
2007–2008 годы

Зализняк переиздает свою книгу еще два раза, дополняя ее новыми аргументами, анализом последней книги Зимина и ответами критикам (Т. Л. Вилкул и М. Мозеру).

2010 год

Публикуются материалы дискуссии о подлинности «Слова» в 1963–1964 годах, включая полную стенограмму закрытого обсуждения концепции Зимина.

Источники: Зализняк А. А. Слово о полку Игореве: взгляд лингвиста. М., 2008. | Зимин А. А. Слово о полку Игореве. СПб., 2006. | История спора о подлинности «Слова о полку Игореве»: Материалы дискуссии 1960-х годов. СПб., 2010. | Энциклопедия «Слова о полку Игореве». СПб., 1995. | Jakobson R. Selected Writings. Volume IV. Slavic Epic Studies. Paris, 1966.

Автор: Дмитрий Сичинава
«Arzamas», 2 декабря 2014

mumis34.livejournal.com

Анализ произведения "Слово о полку Игореве"

«Слово о полку Игореве» — это величайшее открытие в мире отечественной литературы. Оно является красноречивым доказательством того,  что самобытный русский эпос является одной из древнейших ветвей европейской культуры. Это произведение встало в один ряд с такими великими историческими памятниками, как Сказание о Беовульфе и Песнь о Роланде.

История создания

На сегодняшний день нельзя однозначно толковать происхождение этого памятника древнерусской литературы. История написания «Слова о полку Игореве» сама по себе тянет на несколько томов, но мы постараемся рассказать о ней кратко. Есть две основные версии создания поэмы:

  • В 10 веке ее написал один просвещенный монах, который был в курсе описываемых событий. Тогда только обладатели духовного сана были достаточно грамотны для этого. По средневековым канонам автор не имел права подписывать свои работы, так как считал себя всего лишь средством для донесения божественной воли, поэтому работа анонимна. Безымянный священнослужитель был обеспокоен последствиями феодальной раздробленности, когда брат шел на брата из-за дележки власти и богатства. Он не смел давать наставления правителям, зато решился оставить послание их потомкам, где прямо указывал на необходимость единения перед лицом внешней угрозы. Со временем рукопись затерялась, но в 18 веке (в 1788 году) ее нашел дворянин Мусин-Пушкин в Ярославле. Он был ошеломлен масштабом находки и переписал содержимое древнего документа, дабы все могли оценить произведение, не повреждая оригинал. Он уже было собирался подарить шедевр императрице, как вдруг в усадьбе разгорелся пожар, и пламя уничтожило драгоценные свитки. От них остались лишь те переписанные варианты, которые сделал Мусин-Пушкин. В дальнейшем они были переведены с древнеславянского наречия на современный русский язык. Другая версия сообщает о том, что оригинал был передан на хранение представителям царской династии, но была уничтожена во время пожаров 1812 года.
  • Вторая версия гласит, что изложенная выше история создания произведения – выдумка Мусина-Пушкина, который написал «Слово о полку Игореве» самостоятельно. В его время было модно сетовать на отсутствие русской национальной культуры, а все знатные люди говорили на иностранных языках и стремились коверкать даже родную речь, чтобы она звучала с акцентом. Дворянина и патриота это задевало, он хотел вселить в своих соотечественников гордость за страну. Тогда-то он и замыслил «случайно найти» древнейшую книгу, которая поразит всех своим великолепием. Он был достаточно образован, чтобы написать историю о походе князя Игоря старославянским языком, да и подделать то, что никто, кроме него, не видел, тоже не составило труда. Потом он во всем винил пожар, в котором трагически решилась судьба рукописи. Историю его рассказа мы уже знаем: все с радостью согласились с тем, что на Руси был аутентичный эпос, а перед ними – его прекрасный образчик. В пользу этой консперологической теории говорит то, сообщение о нахождении такого важного документа окутано таинственностью пожравшего берестяные свитки пламени: никто, кроме самого открывателя, не видел первоисточника. Кроме того, книга написана в стиле, превосходящем манеру написания более поздних литературных изысканий. Например, та же самая «Задонщина», которая по логике должна была быть написана интереснее и лучше с точки зрения художественности, — сказка про белого бычка на фоне «Слова…». Таким образом, Мусин-Пушкин перестарался и написал то, что было бы уместно в его веке, но никак не в 10-ом.

В сюжет поэмы легли реальные события русской истории. Поход князя Игоря Святославича описан в хрониках того времени — Ипатьевской и Лаврентьевской летописях. „Слово о полку Игореве“ написано вскоре после событий данного похода (в 1187 г).

Жанр

Не прекращаются споры о жанре. Большинство исследователей склоняется к тому, что «Слово о полку Игореве» всё-таки схоже с поучительной песней, обращённой ко всем князьям, которые позабыли о необходимости единения русской земли и погрязли в губительных феодальных спорах. Недаром ее предполагается исполнять под аккомпанемент гуслей. Таким образом, неизвестный автор сам подчеркнул, к чему отнести его творение, — к средневековому жанру «слово». Так назывались поучения, а иногда и послания, как светского, так и религиозного назначения. Это было аналогом нынешнему рассказу, как сказания – повести и т.д.

В переводе на современное жанровое своеобразие «Слово о полку Игореве» можно отнести к эпической поэме, так как оно написано в рифму, в рамках определенного размера, и повествует об исторических событиях.

Иногда «Слово…» относят к повестям, так как частично жанровые особенности произведения и характеристики данного вида прозы совпадают: одна сюжетная линия, относительно небольшое количество героев, подходящий объем.

Композиция

Историческая поэма состоит из вступления, 3 глав (частей) и заключения.

  1. Вступление посвящено рассказу о певце — сказителе Бояне, который прославлял великих воинов и русских правителей.
  2. В первой части автор описывает поход Игоря и его дружины на половецкий стан. Там же он видит дурное знамение – солнечное затмение, но игнорирует его и идет дальше. Первый бой с половцами закончился победой русских, однако вероломные кочевники нападают на отряд ночью, когда все воины заснули после бурного пира. Большинство из них было перебито, а их предводитель взят в плен.
  3. Следующая часть повествует о Святославе Всеволодовиче, который осуждает поступок двоюродного брата. Он говорит о том, что это нападение было ошибкой, ведь навлекло на русскую землю бесчисленные набеги врагов и повлекло за собой пленение Игоря. Важным моментом является «золотое слово» Святослава. В его речь автор вкладывает собственные мысли. Он призывает всех князей Руси, враждующих между собой, объединить свои силы против могущественного врага. Только так возможно отбиться от набегов половецкого войска.
  4. Третья часть поэмы посвящена жене князя Игоря — Ярославне и его побегу из плена. Супруга тоскует и плачет по нему, и голос ее долетает до берегов Дуная. Сама природа услышала зов Ярославны и помогла ее мужу бежать. Женщина умоляет стихии сжалиться над ней и ее горем. Интересно, что обращается она не к чужой половецкой земле, а к ветру, воде и воздуху. В итоге, Игорь слышит условный свист половца Овлура и осуществляет побег под покровительством сил природы.
  5. В конце «Слова…» народ радостно встречает князя, который вернулся на родину.

Сюжетно-композиционные особенности поэмы заключаются в том, что произведение состоит фрагментов, написанных в фольклорных жанрах — «плач» и «славы». Классический «плач» представляет собой монолог Ярославны на крепостной стене. «Слава» ожидает читателя в финале: автор преподносит хвалу князьям Игорю, Всеволоду, Святославу. Кроме того, родство с фольклором находит свое отражение в языке: «Слово о полку Игореве» богато характерными эпитетами и сравнениями. Подробные описания природы, которая является действующим лицом в повести, тоже заимствованы из устного народного творчества. Герои были язычниками, поэтому верили, что стихии являются божествами, именно они и выручают Игоря из плена.

О чем произведение?

Книга повествует о походе храброго правителя небольшого Новгород-Северского княжества Игоря Святославича против половцев в 1185 году. Произведение, как ни странно, живописует поражение, а не победу. Это необходимо автору в качестве основы для поучения, которое лежит в основе его творения. На примере неудачи своего героя он поясняет, как не надо себя вести. Речь Святослава о единении Руси не была бы так убедительна, если бы у его двоюродного брата все получилось.

Книга начинается с того, что автор представляет читателю Бояна – придворного поэта того времени. С помощью этого образа он поясняет свою позицию: он призван не славить князей, как делает Боян, а излагать реальные факты. В этом мы убеждаемся, перейдя из вступления в первую часть. Там говорится о походе дружины на половцев. Рассказчик не скрывает суетных и тщеславных планов Игоря, его недальновидности, как политика. Правитель не видит очевидного дурного предзнаменования, проявив неуважение к стихиям. Тем самым он не только перечит воле богов, но и подавляет боевой дух своей армии. Суть «Слова о полку Игореве» заключается в том, что даже правителю не уйти от злого рока, его земная власть не абсолютна. Игорь был слишком самоуверен, боги наказали его за это: после удачного сражения с половцами дружина пировала, и ночью никто не сумел дать достойный отпор врагу. Кочевники перебили отряд, а предводителя взяли в плен в надежде получить выкуп.

Во второй части рассказывается о реакции киевского князя на происшествие. Его мудрая речь о надобности объединения русских земель является той самой моралью произведения, ради которой оно было написано. В эпоху феодальной раздробленности каждый правитель тянул одеяло на себя: затевал междоусобицы, рисковал жизнью людей ради славы и т.д. Это вредило Руси, ослабляло его, и Святослав мечтал о единой стране с организованной армией и единым центром управления. Вот, про что повествует знаменитое «Золотое слово».

Третья часть – это плач Ярославны, где безутешная жена взывает к силам природы с просьбой о спасении супруга. Стихии внимают ей, и помогают князю бежать из плена. В заключении описано, как народ радуется удаче своего правителя, избежавшего смерти.

Главные герои и их характеристика

Все основные герои поэмы относятся к положительным действующим лицам. Отрицательный образ один – вражья сила половецких кочевников. Однако это не значит, что описание персонажей будет однообразным, как в пьесе эпохи классицизма. В данном случае оно побалует читателя контрастами и неоднозначными качествами.

  1. Игорь – смелый, находчивый, но тщеславный и недальновидный правитель, главный герой произведения. Он самодоволен и молод, поэтому еще не знает истинного предназначения лидера. Автору удалось показать момент взросления князя: в поход он уходил с юным задором, а возвратился с тяжелым бременем опыта. В финале перед нами уже другой персонаж – ум его стал яснее, а нрав избавился от гордыни. Более подробную информацию вы можете найти в сочинении: Характеристика князя Игоря.
  2. Святослав – мудрый и справедливый правитель Киева. Он всей душой болеет за единение русских земель, хочет достичь процветания своего народа. Князь корит безрассудство и горячность Игоря, не выгораживая его за родство. Он признает недостатки брата и, тем не менее, хочет ему помочь, ведь междоусобицы на Руси ее ослабляют, и внешний враг будет только рад случаю воспользоваться этим. Такая позиция, где благо государства превыше всего, характеризует его, как деятельного, талантливого и преданного делу человека, который к тому же чувствует личную ответственность за все, что происходит даже за пределами его территории. Он – отражение идеального представления автора о венценосце.
  3. Ярославна – яркий и самобытный женский образ, главная героиня «Слова о полку Игореве». У этой женщины даже имени своего нет, ведь тогда дам называли по отчеству, дабы подчеркнуть их происхождение, мерилом знатности которого выступал глава рода – отец. Сама же девушка находилась в подчиненном положении, особого значения ей никто не придавал, ведь в те века все решала физическая сила, а ею слабый пол ею обделен с рождения. Однако автор разбивает стереотипы и изображает полноценный женский характер, да еще и уделяет ему целую главу. Жена Игоря – сильная, преданная и эмоциональная супруга, эталон верной и любящей спутницы жизни. Поражение мужа не смутило ее, она решила действовать единственно возможным для нее способом: смягчить богов мольбой. Благодаря темпераментности и искренности плача, ей удается заручиться поддержкой стихий и помочь князю выбраться из плена. Более детально ее образ описан в сочинении: Характеристика Ярославны.
  4. Боян – придворный певец и поэт, восхваляющий власть имущих и их ратные подвиги. За красоту строк и патриотичность его любят не только князья, но и народ. Герой просвещает его своей песней – рассказом под аккомпанемент гуслей.
  5. Описание героев не может считаться полным без образа автора произведения, который прослеживается довольно ясно. Он великий патриот и горячо любит свою родину. Это показано на примере описания природы, сочувствия автора к героям и его несомненной веры в светлое будущее Руси. В глаза бросается широкий исторический кругозор автора, его образованность и писательский талант, ведь плач Ярославны, например, не историческое событие, но играет в книге не последнюю роль в создании художественности текста и развитии мистической темы. Именно супруга Игоря смогла повелевать стихиями и помочь мужу, а не войска его братьев. Поэтому в данном случае летописец – не историк, а литератор.

Второстепенные герои в повести встречаются в каждой главе: это князь Всеволод большое гнездо (брат Игоря, который тоже пошел в поход), половец Овлур (тот, кто выручил князя из плена), Кзак, Кончак (два половца, которые преследовали сбежавшего пленника), дружинники и т.д. Подробнее персонажи описаны в нашем эссе «Система образов в Слове о полку Игореве».

Тема

Народный эпос отличается тем, что его тематика не зависит от страны, в которой он создавался. В большинстве приданий старины глубокой поднимаются одни и те же вопросы с минимальными расхождениями.

  1. В «Слове о полку Игореве» главная тема – это патриотизм. Все усилия автора направлены на то, чтобы воспитать в читателе деятельную любовь к отечеству. Особенно выделяется «Золотое слово» Святослава, где герой призывает князей объединить земли и жить одним духом, дабы уберечься от врагов.
  2. Тема природы тоже является одной из основных тем, затронутых в произведении. Она вторит действиям и чувствам героев, а также сама играет важную роль, помогая русскому войску или отворачиваясь от него. Также вам может показаться интересным сочинение: Значение природы в Слове о полку Игореве.
  3. Родина в поэме – не только образ, но и основная тема. Русь изображена в книге совокупностью родственных друг другу сил и явлений, взаимосвязанных любовью к своему народу. Ярославна недаром обращается к стихиям: она знает, что родная земля выручит своего правителя, как когда-то предостерегала его от похода. Женский образ – продолжение темы родины, ведь жена Игоря – это олицетворение его княжества, которое без него овдовеет и погибнет. Плачу княжны сопутствуют стенания отчизны, Родины-матери, что болеет душой за защитника.
  4. Любовь и верность – воплощение лирической стороны произведения. Супруга преданно ждет своего любимого, молит природу вступиться за него, не жалея сил. Она искренне переживает за судьбу князя и не держит обиды за его уход, кротко и терпеливо снося нелегкую женскую долю.
  5. Героизм и смелость воплотились в образе главного героя. Он храбро идет в атаку, как и вся его дружина. Их победили хитростью и коварством, но не в честном бою, где каждый дрался отважно, отстаивая честь родины. В поединке с половцами раскрывается также тема чести и бесчестья: одни идут напролом, по всем правилам поединка, другие вероломно нападают под покровом ночи, обрекая себя на позорную победу.
  6. Опыт и ошибки. Опытным воеводой и руководителем выступает Святослав, поучающий самолюбивого и тщеславного двоюродного брата, который допустил промах, ведь был очень молод и горяч.

Проблематика

«Слово о полку Игореве» — не хвала победе, а правдивая история о поражении с целью поучения. Основные проблемы в книге касаются именно причин поражения Руси, а выводы обобщаются и объясняют не только положение главного героя, но и все беды, являющиеся последствием феодальной раздробленности.

  1. Проблема разобщенности. Князья не только не помогают друг другу, но и воюют друг с другом в попытках переделить земли или сферы влияния. Этой уязвимостью умело пользуется внешний враг, совершающий набеги на ослабевшие крепости. В итоге, все русские правители и их подданные только страдают от раздробленности государства с единой культурой, одним языком и теми же обычаями. Централизация власти, к которой призывает Святослав, является единственным выходом из этой ситуации.
  2. Проблема тщеславия. Игорь пожертвовал жизнью людей ради личной славы, не подумав о последствиях своих действий. Он легкомысленно пировал, забыв о скрытой угрозе на чужой земле, поэтому гибель многих славных дружинников на его совести. В попытке добыть уважение он забыл о своем первостепенном долге – заботиться о процветании вверенного ему народа.
  3. Проблема гордыни. Главного героя обуял этот порок, внушивший ему бешеное самомнение. Именно оно мешает Игорю попросить помощи из Киева и пойти на половцев с гарантией победы. Однако правитель хотел присвоить лавры победителя, тем более он был уверен, что дело ему по плечу, забыв об элементарной осторожности.
  4. Столкновение менталитетов. Русские не были готовы к подлости со стороны половцев, они думали, что правила боя едины для всех наций и народов. Однако коварство и холодный расчет взяли верх над отвагой и силой, этого дружина не предугадала.

Основная мысль и идея

Страстный призыв к единению пронизывает весь идейно-тематический комплекс поэмы. Главная мысль в «Слове о полку Игореве» — необходимость сплочения русских земель перед лицом опасности. Уже тогда древнерусские монархи осознали национальную идентичность и стремились к централизации власти во благо отечества. Мелкие княжества легче победить, чем одно большое и могущественное отечество. Тогда Русь действительно была очень уязвима, ведь внешний враг во все времена старался рассорить правителей и воспользоваться междоусобицей для набега. Поэтому основная идея произведения была политической и носила характер поучения. Получилось некое образовательное пособие для князей.

Идейный смысл произведения актуален до сих пор, хоть страна под его влиянием и стала единой. В ссорах и конфликтах близкие по духу люди забывают об истинной угрозе, приходящей извне. Необходимо забыть о несущественных поводах для склок и вместе трудиться над достижением общей цели. Тогда ни один враг не сможет прорвать прочную оборону взаимопонимания и сотрудничества. Кроме того, главная идея «Слова о полку Игореве» — это призыв к любви и преданности, которые не боятся разлук и препятствий. Именно поддержка любимой и верной жены помогла Игорю спастись из плена.

Чем закончилось?

Ночью стихии потворствуют побегу Игоря, послушав Ярославну. Верный человек Овлур находит для побега лошадь и выручает князя, пока ветер и сумерки помогают не выдать беглеца. Герой быстро мчится к Донцу, чтобы отплыть к своей земле. Оказавшись на волнах реки, он уговаривает ее нести его мягко и затуманить поверхность вод, чтобы кочевники не смогли его нагнать. В погоню за пленником уже пустились два удалых половца Кзак и Кончак. По дороге они решают, как не упустить добычу: первый предлагает пустить вдогонку золотые стрелы, второй хочет приманить русского гостя красивой женщиной. Оба сходятся на том, что вернуть сбежавшего непросто и тем, и другим способом.

Концовка «Слова о полку Игореве» благополучная, хотя многим покажется странной. Князь благополучно возвращается на родину, где его ждет теплый прием. Весь народ радуется прибытию своего правителя, славит его доблесть и отвагу. Поражение «против нашествий поганых» люди восприняли победой, когда Игорь сумел вырваться из плена самостоятельно. Вот, как заканчивается произведение, однако не понятно, почему же нет траурного колокольного звона по многочисленным убитым дружинникам, почему горожане забыли о вдовьем горе обыкновенных женщин, пострадавших из-за самодурства власть имущего? Наверное, судьба маленького человека мало интересовала автора, или же масштаб его идеи не позволял охватить маленькие трагедии подданных.

Чему учит произведение?

«Слово о полку Игореве» вселяет в нас гордость за историю отечества. Оно учит подлинному патриотизму, а также прославляет нравственные ценности. Вывод из прочитанного текста прост: нужно следовать моральным канонам и пресекать в себе гордыню, эгоизм, тщеславие. Ведь несложно любить родные края, поддерживать близких людей, быть верным своему слову и чувству. Зато эти нехитрые установки помогают нам стать частью чего-то большего, чем мы: поучаствовать в строительстве дома для наших потомков, защитить его, если придется, менять мир к лучшему своим маленьким светлым вкладом в его доброту, справедливость, любовь. Великое всегда начинается с малого. А древняя книга вдохновляет нас вложить наши скромные усилия в созидание, а не в разрушение. На государственном уровне эта мораль выражается в объединении земель и народа, на личностном – в гармонии в семейных отношениях.

Критика

Один из самых авторитетных рецензентов «Слова о полку Игореве» — Виссарион Белинский. Хоть ему и свойственен едкий, скептический взгляд на литературу, о русском эпосе он высказался восторженно:

Слово о полку Игореве» — прекрасный, благоухающий цветок славянской народной поэзии, достойный внимания, памяти  и уважения.

Критика Белинского основана не на пустых восторгах. Автор высказывания провел тщательный анализ текста и резюмировал свои впечатления в этой емкой фразе. В частности, он опирался на реальные исторические источники, где, так или иначе, упоминалась хотя бы тема «Слова…». Например, примечательно мнение легендарного правителя русских земель Владимира Мономаха:

Если, — говорил Владимир Мономах князьям, — мы не прекратим междоусобиц… то погибнет земля Русская и враги наши, половцы, возьмут землю Русскую.

Соответственно выраженная неизвестным автором идея о единении русских земель была актуальна и востребована его современниками. Он отразил картину мира передовых мыслителей своего времени, причем сделал это на высоком литературном уровне. О мастерстве сочинителя говорят высказывания поэтов. Например, вот, как оценил произведение Александр Сергеевич Пушкин:

„Слово о полку Игореве“ возвышается уединенным памятником в пустыне нашей древней словесности.

Это мнение подтвердил известный филолог М.А. Максимович:

Кроме общей литературной важности…, она важна как единственный до нас дошедший письменный памятник самородной древней русской поэзии, блестящий яркими красотами поэтическими, и вместе с тем полный истиной исторической. Это первообраз самобытной русской эпической поэзии и в духе, и в формах.

Ту же мысль, но более художественно выразила критика Лихачева (переводчика и лингвиста):  «Слово» — это многостолетний дуб, дуб могучий и раскидистый». Именно Лихачев, будучи главой отдела древнерусской литературы Института русской литературы АН СССР, поставил точку в вопросе об авторстве произведения. Благодаря его исследованиям, в советском союзе бытовало мнение, что поэма – подлинный памятник древнерусской литературы. Но были и критики, которые подвергали сомнению историческое происхождение текста. К ним относились слависты М. И. Успенский, Андре Мазон (в первой половине 20 века). В 18-19 веках подлинность книги опровергали митрополит Киевский Евгений (Болховитинов) , О. М. Бодянский, М. Т. Каченовский, С. П. Румянцев, К. С. Аксаков, О. И. Сенковский. Одним из самых интересных доводов сомневающихся рецензентов стало мнение Мазона: он считал целью «Слова» обоснование законности территориальных притязаний Екатерины II на юге и западе России. Лихачев опроверг эти доводы в своей статье, заявив о том, что оппонент не понял сути книги.

Однако поэма важна не только в качестве памятника древнерусской словесности. Мнения критиков это подтверждают. Например, ее актуальность в наше время подчеркивает исследователь Е.В. Барсов:

 «Слово о полку Игореве», помимо своего исторического и литературного значения, есть в то же время поучительный памятник для всех будущих веков России. Здесь, пред нами, поэтическое выражение государственного строя Киевской Руси и в его идеале, и в его действительности.

В то же время он отмечает, что историкам не стоит опираться на литературное произведение и критиковать его за недостаток фактов. По его мнению, такая требовательность лишь означает, что человек не понимает, где проходит грань между историей и искусством.

Об особенности русского средневекового искусства много писал филолог Б.И. Бурсов. Он выделил яркую и очень лестную для нас особенность отечественного эпоса:

Эпическая тема в древнерусской литературе проникнута не спокойным и созерцательным отношением к миру, как это было в классическом эпосе древней Греции, а всевозрастающей тревогой… В ней звучат голоса, полные тоски и боли. Но они перебиваются другими, которые зовут к подвигам и жертвам и которые исполнены веры в победу

Вероятно, эта характерная черта «Слова о полку Игореве» объясняется тем, что роль автора в произведении исключительно важна. Об этом говорит литературовед И.П. Еремин:

Автор «Слова» «действительно заполняет собою все произведение от начала до конца. Голос его отчетливо слышен везде: в каждом эпизоде, едва ли не в каждой фразе. Именно он, „автор“, вносит в „Слово“ и ту лирическую стихию, и тот горячий общественно-политический пафос, которые так характерны для этого произведения».

Интересно? Сохрани у себя на стенке!

literaguru.ru

Анализ "Слово о полку Игореве" » Сочинения, ЕГЭ по литературе 2019

«Слово о полку Игореве» было найдено в начале 90-х годов XVIII века известным любителем и собирателем русских древностей А.И.Мусиным-Пушкиным.

Первое, очень краткое сообщение о «Слове» было сделано известным поэтом того времени М.М.Херасковым в 1797 году, во втором издании его поэмы «Владимир». Затем о «Слове» несколько более подробно сообщил Н.М.Карамзин.

С рукописи «Слова» были сняты копии: одна из них, предназначавшаяся для Екатерины II, дошла до нас. Кроме переписанного текста «Слова», екатерининский текст заключал в себе перевод, примечания и краткую справку о «Слове». В XVIII веке были сделаны еще и другие перево­ды, постепенно совершенствовавшие первый, в котором было много ошибок из-за явного непонимания древнерус­ского языка.

«Слово о полку Игореве» посвящено неудачному по­ходу на половцев в 1185 году Новгород-Северского князя Игоря Святославича с немногими союзниками, походу, окончившемуся страшным поражением. Автор призывает русских князей сплотиться для отпора степи, совместными усилиями оборонять Русскую землю.

«Слово о полку Игореве» с гениальной силой и про­никновенностью отразило в себе главное бедствие своего времени — недостаточность государственного единства Руси и, как следствие, слабость ее обороны от натиска степных кочевых народов, в быстрых набегах разорявших старые русские города, опустошавших села, угонявших в рабство население, проникавших в самую глубь страны, всюду несших с собою смерть и разрушение.

Общерусская власть киевского князя не исчезла еще полностью, но ее значение неудержимо падало. Князья уже не боялись киевского князя и стремились к захвату Киева, чтобы увеличить свои владения и использовать гаснущий авторитет Киева в своих интересах.

Однако идея единства Руси не умирает в XII веке. Она высказывается в летописях, провозглашается отдельными князьями, использующими ее популярность в своих эгоис­тических целях. Она реально поддерживается культурным единством русского народа, общностью русского языка на всей территории Русской земли, общностью народного творчества, судебных установлений, денежной системы — единых повсюду. Идея единства Руси продолжала сущест­вовать в народе.

Вот как происходили события похода храброго князя небольшого Новгород-Северского княжества Игоря Святославича. С небольшими силами, не сговорившись с ки­евским князем Святославом, Игорь Святославич Новгород-Северский очертя голову, «не сдержав юности», как о нем говорит летопись, отправился в далекий поход на половцев, замыслив дойти до берегов Черного моря и вернуть Руси далекую Тмутаракань, когда-то входившую в состав Черниговского княжества и находившуюся на месте нынешней Тамани.

Игорь отправился в поход ранней весной 1185 года Кроме самого Игоря Святославича, в походе участвовали его сыновья и князь Святослав Ольгович Рыльский В походе, у берегов Донца, войско Игоря застало затмение считавшееся на Руси предзнаменованием несчастья, но Игорь не поворотил коней. У Оскала к войску Игоря присоединился его брат Всеволод буй тур (это прозвище дает ему автор «Слова») - князь Курский и Трубчевский.

Застигнуть половцев врасплох, как рассчитывал Игорь, не удалось: неожиданно русские сторожа (разведчики) до­несли, что половцы вооружены и готовы к бою. Сторожа советовали возвратиться. Но вернугься домой без победы Игорь счел позором и предпочел идти навстречу смерти.

Первое столкновение войск Игоря с половцами было удачным. Русские преследовали половцев, захватили обоз и пленных.

На следующий день с рассветом половецкие полки, подобно лесу («аки борова»), стали наступать на русских! Небольшое русское войско увидело, что оно собрало про­тив себя всю Половецкую землю. Но и тут отважный Игорь не поворотил полков. Он произнес краткую ободряющую речь и приказал конным спешиться, чтобы пробиваться сквозь половецкие полки всем вместе — и конной княжес­кой дружине, и пешему ополчению из крестьян. Трое суток день и ночь медленно пробивался Игорь к Донцу со своим войском. В бою он был ранен. Отрезанные от воды, воины были истомлены жаждой.

На рассвете вспомогательные полки из осевших на Руси кочевников — так называемые ковуи — дрогнули. Игорь снял шлем, чтобы быть узнанным, поскакал за ними, чтобы их остановить, но не смог их задержать и отдалился от своего войска. На обратном пути, на расстоянии полета стрелы от своего полка, он был пленен половцами. Схва­ченный, он видел, как жестоко бьется его брат Всеволод. Поражение Игоря Святославича имело трагические последствия для всей Русской земли. Никогда еще до этого русские князья не попадали в плен к половцам. Половцы приободрились и с новой энергией ринулись на русские княжества. «Отворились ворота на Русскую землю», — по выражению летописца...

В плену Игорь пользовался относительной свободой и почетом. За него, как за раненого, поручился хан Кончак.

Половец Лавр предложил Игорю бежать. Игорь сперва отказался пойти «неславным путем», но вскоре ему стало известно, что возвращающиеся с набега на русский город Переяславль половцы, обозленные неудачами, собираются перебить всех пленных. Игорь решил бежать.

Время для бегства было выбрано вечернее, при заходе солнца. Игорь послал к Лавру своего конюшего, веля перебраться на ту сторону реки с поводным конем. Полов­цы, стерегшие Игоря, напились кумыса, играли и весели­лись, думая, что князь спит. Игорь перебрался через реку, сел там на коня и незамеченным проехал через половецкий стан.

Одиннадцать дней пробирался Игорь до пограничного города Донца, убегая от погони. Приехав в родной Новгород-Северский, он вскоре пустился в объезд — в Чернигов и в Киев, ища помощи и поддержки, и всюду был встречен с радостью.

Так рассказывают о походе Игоря Святославича лето­писи. В «Слове» же нет систематического рассказа о походе Игоря. Поход Игоря против половцев и поражение его войска — это для автора повод для глубокого раздумья о судьбах Русской земли, для страстного призыва объеди­ниться и защитить Русь. Эта мысль — единение русских против общих врагов — и является главной мыслью про­изведения. Горячий патриот, автор «Слова» видит причину неудачного похода Игоря не в слабости русских воинов, а в князьях, которые не объединены, действуют порознь и разоряют родную землю, забывают общерусские интересы.

Автор начинает свой рассказ воспоминанием о том, как тревожно было начало похода Игоря, какими зловещи­ми знаками — затмением солнца, воем волков по оврагам, лаем лисиц — он сопровождался. Сама природа как бы хотела остановить Игоря, не пустить его дальше.

Поражение войск Игоря автор не описывает подробно. В этом не было и необходимости, поскольку поражение Игоря было еще свежо в памяти у всех.

Поражение Игоря и его ужасные последствия для всей Русской земли как бы заставляют автора вспомнить о том, что еще недавно киевский князь Святослав с соединенными силами русских князей победил этих самых половцев. Он переносится мысленно в Киев, в терем Святослава, которому снится зловещий и непонятный сон. Бояре объ­ясняют Святославу, что сон этот «в руку»: Игорь Новгород-Северский потерпел страшное поражение.

И вот Святослав погрузился в горькие думы. Он про­износит «золотое слово», в котором упрекает Игоря и его брата, буй тура Всеволода, за то, что они ослушались его, не уважили его седин, одни, без сговора с ним, самонаде­янно пошли на половцев.

Речь Святослава постепенно переходит в обращение самого автора ко всем виднейшим русским князьям того времени. Автор видит их могущественными и славными.

Но вот он вспоминает юную жену Игоря — Ярославну. Он приводит слова ее полного тоски плача по мужу и по его погибшим воинам. Ярославна плачет на городской стене в Путивле. Она обращается к ветру, к Днепру, к солнцу, тоскует и умоляет их о возвращении мужа.

Как бы в ответ на мольбу Ярославны прыснуло море в полночь, закружились смерчи на море: Игорь бежит из плена. Описание бегства Игоря — одно из самых поэтич­ных мест в «Слове».

Заканчивается «Слово» радостно — возвращением Игоря в Русскую землю и пением ему славы при въезде в Киев. Несмотря на то, что «Слово» посвящено поражению Игоря, оно полно уверенности в могуществе русских, ис­полнено веры в славное будущее Русской земли. Призыв к единению проникнут в «Слове» самой страстной, самой сильной и самой нежной любовью к родине.

«Слово о полку Игореве» — произведение письменное, а не устное. Как бы ни были в нем сильны элементы устной речи и народной поэзии, «Слово» все же писалось, и писалось как литературное произведение. «Слово» не за­пись устно произнесенной речи или спетой исторической песни. «Слово» было с самого начала написано его авто­ром, хотя он и «слышал» все то, что он писал, проверяя на слух ритм, звучание, знал и использовал народную поэзию.

«Слово о полку Игореве» стало главным явлением не только литературы древней, но и новой — XIX и XX веков. Поэты не только переводили «Слово», но и использовали его образы в своих произведениях.

Опера А.П.Бородина «Князь Игорь» стала одним из любимейших произведений оперного слушателя. Сюжеты «Слова» широко использовались в живописи. «Слово» переводили Жуковский, Майков, Мей, подготовительные материалы к переводу оставил Пушкин. Работы о «Слове» выходят в разных странах мира. Его поэтические достоин­ства приобрели ценителей во всех странах мира. Оно стало явлением мировой поэтической культуры.

5litra.ru

Основные события в "слове о полку игореве"

В основе «Слова о полку Игореве» лежат исторические события: поход на половцев в 1185 г. новгород-северского князя Игоря Святославича, его брата Всеволода и сына Владимира.
    
     Главные герои «Слова...» князья Игорь и Всеволод изображены в традициях эпического летописного стиля. Осуждая Игоря за безрассудный поход, автор тем не менее создает его образ как воплощение княжеских доблестей. Игорь мужествен, исполнен «ратного духа», его чувство воинской чести и желание «испить шеломом Дону Великого» не может поколебать даже страшное предзнаменование — солнечное затмение. Брат Игоря Всеволод не уступает ему в доблести, его воины «под трубами повиты, под шеломы взлелеяны, с конца копья вскормлены», ищут «себе чести, а князю славы».
    
     Ярославна, жена князя Игоря, — воплощение лирического, женственного начала. С ней связаны мир, семейные узы и любовь.
    
     Подчеркивая обобщающий характер этого образа, автор использует фольклорный жанр — плач. Ярославна обращается к силам природы: к ветру, Днепру и солнцу, призывает их на помощь князю. Образ тоскующей Ярославны сопоставляется с образом кукушки. «Полечу, — говорит, — кукушкою по Дунаю, омочу шелковый рукав в Каяле-реке, утру князю кровавые его раны на могучем его теле».
    
     Своеобразным выражением авторской мысли об объединении Руси является образ киевского князя Святослава, двоюродного брата Игоря и Всеволода. Сон Святослава, его «Золотое слово» можно назвать композиционным центром «Слова...». Святослав изображен могущественным, грозным и мудрым: «О мои дети, Игорь и Всеволод!.. Без чести ведь кровь поганую пролили... Но вот зло — князья мне не в помощь: худо времена обернулись».
    
     Основной в «Слове...» является патриотическая идея. Она воплощается в двух аспектах. Во-первых, в эпичности и масштабности изображения Русской земли — от Новгорода на Севере до Тмутаракани на Юге, от Волги на Востоке до Угорских гор на Западе. Русская природа в изображении автора представляет собой необыкновенно широкий фон, на котором происходит действие, и одновременно является действующим лицом «Слова...». Деревья роняют листву от печали, звери и птицы предупреждают Игори об опасности, природа скорбит, когда Игорь терпит поражение, и радуется, когда он бежит из плена. Но Русская земля для автора не только природа, но и народ, ее населяющий: жены воинов, князья, пахари. Русь изображается как огромное живое существо.
    
     Во-вторых, патриотическая идея «Слова...» определяет сам замысел произведения. 

Автор ставил своей задачей не воспроизвести исторические события, а дать им оценку. Битва Игоря с половцами и его поражение — это повод изобразить положение Русской земли, раздираемой междоусобными распрями князей. Автор выражает мысль о необходимости единения, воскрешения старых идеалов «братолюбия».

Оцени ответ

nebotan.com

Кто автор Слово о полку Игореве?

Автор произведения «Слово о полку Игореве» неизвестен. «Слово о полку Игореве» (полное название «Слово о походе Игоревом, Игоря, сына Святославова, внука Олегова») — известнейший памятник древней русской литературы — описывает неудачный поход на половцев новгород-северского князя Игоря Святославича в союзе с Всеволодом, Владимиром и Святославом Ольговичем (1185 г.). По времени написания «Слово» относят к 1187-1188 году. Публикуется в следующих вариантах: 1. оригинальный древнерусский текст в современной орфографии; 2. прозаический перевод на русский язык; 3. поэтический перевод В.А.Жуковского; 4. поэтический перевод Н.Заболоцкого.

Древнерусский текст «Слова» разбит на абзацы и ритмические единицы. Этой разбивки в подлинной рукописи «Слова» не было, т.к. в русских рукописях XI-XVII веков текст (в том числе и поэтический) писался в сплошную строку.

Также стоит отметить, что многие историки считают данное произведение подделкой 15-18 века.

«Слово о полку Игореве» история произведения

Один из списков «Слова», относящийся, вероятно, к ХVI в., был обнаружен в начале 90-х гг. ХVIII в. собирателем русских древностей графом А.И.Мусиным-Пушкиным. Если доверять его словам, он купил «Слово о полку Игореве» вместе с многими другими рукописями у бывшего архимандрита закрытого к тому времени Спасского монастыря в Ярославле — Иоиля Быковского. Впрочем, многие говорили, что Мусин-Пушкин, пользуясь своим положением обер-прокурора Святейшего Синода Русской церкви, попросту их конфисковал. Ещё до издания «Слова» (первые сведения о нём были опубликованы в 1792 г.) многие знатоки русской старины, историки и филологи, высказывали сомнения в древности и подлинности памятника, относя его создание к ХV или ХVI в., а то и считая позднейшей подделкой.

 Уже после исчезновения рукописи (единственный известный науке средневековый список «Слова» погиб в огне московского пожара 1812 года) «Слова» А. И. Мусин-Пушкин в письме к К. Ф. Калайдовичу от 31 декабря 1813 года впервые назвал Иоиля Быковского, архимандрита ликвидированного в 1788 году Спасо- Преображенского (Ярославского) монастыря, прежним владельцем рукописи: «В последние годы находился он в недостатке, а по тому случаю комиссионер мой купил у него все русские книги, в числе коих в одной под N 323, под названием Хронограф, в конце найдено «Слово о полку Игореве».

 «Слово о полку Игореве» краткое содержание

Начинается рассказ со вступления, а именно обращения к великому певцу прошлого времени Бояну. Герой Игорь отправляется в поход, а в это время случается солнечное затмение. В пути приходится ему нелегко, тьма преграждает путь. Начинается гроза, слышен и рев зверей, и звон телег, и крик птиц над головою. Вот она Русская земля! На утро русские одерживают победу над половцами и берут в качестве добычи золото и девушек. А на следующее утро половцы решают бросить русским вызов и начинают ответный бой. Они наступают грозной толпою под предводительством двух ханов и пытаются захватить русские земли, окружив их. Разворачивается страшная битва, которой давно свет не видывал. В бою смелее всех проявил себя брат Игоря — Буй-Тур Всеволод. Битва закончилась на с появлением сумерек, и разлучаются братья, так как Игорь попадает в плен. По всей земле русской наступило горе и печаль: «Как же так Игорь погубил все, что было отцом его Святославом Ольговичом создано». Наступает невеселое время. Святослав призывает двух потомков перестать воевать между собой.

А на городской стене, тем временем, роняет слезы жена Игоря Ярославна. Рыдая, взывает она в своих песнях и к ветру, и к солнцу, просит Днепр-Славутич, чтобы вернул ей ее любимого. Голос ее слышится аж на самом Дунае.

Облака образуют большую темную тучу и наступает полночь. Лежит Игорь и глаз сомкнуть не может, не приходит к нему сон. Лежит, да думу свою думает. Половчанин Овлур зовет Игоря свистом за рекой, и вот уже Игорь скачет по полям широким. Мчится он соколом под облаками и добегает к Донцу. Обращается он к нему с приветствием, а Донец отвечает. Вслед за Игорем тем временем мчатся Кочак с Гзаком. Тогда и птиц слышно не было, только змеи видились, да дятлы над головою. Гзак договаривается с Кончаком, что если сокол наметил путь на гнездо, то погубят они стрелами соколенка, то есть сына его. А Кончак отвечает, что лучше опутать его красною девою. Тогда Гзак вторит, что если опутают они красной девицею соколенка, останутся и без первого и без второго, да начнут их только птицы в поле бить.

Солнце встает и ярко светит, князь Игорь добирается наконец до Русской земли. Там на Дунае слышны голоса девиц, доносящихся до самого Киева. Игорь князь направляется, тем временем, к Святой Богородице Пирогощей. Слава всей дружине и князьям!

ktoikak.com

Глава III. РУССКИЕ ЛЕТОПИСИ И СЛОВО О ПОЛКУ ИГОРЕВЕ. «Слово о полку Игореве»

 

В ходе предшествующего исследования был обоснован вывод о том, что Слово о полку Игореве испытывало сильное воздействие воинской повести о Куликовской битве 1380 г. Это влияние обнаруживается в приемах изложения, в литературной форме произведения, отчасти в его лексике. На первый взгляд можно было бы допустить существование какой-либо Песни о походе Игоря 1185 г. (устной или письменной), созданной современником событий и переработанной много столетий спустя по литературному штампу Задонщины. Но для того чтобы установить, жил ли автор Слова (или какой-либо его части) в конце XII в., необходимо изучить фактическую основу произведения. Вопрос сводится к тому, обнаруживаются ли в Слове живые следы впечатлений современника похода на половцев неудачливого северского князя, или сведения по истории Руси X–XII вв. извлечены автором из каких-либо письменных или устных источников. В последнем случае важно будет определить, когда эти источники возникли, а также кто и когда ими мог воспользоваться. Наконец, нужно разобраться в ошибках, которые допускает автор Слова, объяснить их причины и характер.

О походе русских князей на половцев 1185 г. сохранилось два рассказа: один помещен в Ипатьевской, другой — в Лаврентьевской и совпадающей с ней в этой части Кенигсбергской (Радзивиловской) летописях. Исследователи давно уже подметили явные черты сходства Слова о полку Игореве прежде всего с Ипатьевской летописью.

Существует три возможности объяснить это сходство. Первая — Слово о полку Игореве могло быть известно составителю летописи; вторая — оба произведения посвящены одному и тому же событию, хотя написаны они независимо друг от друга; третья — автор Слова мог быть знаком с Ипатьевской летописью (или с одним из предшествующих ей летописных сводов). Соответственно этому в литературе и высказывались три точки зрения.

Первую отчетливо выразил А. В. Лонгинов. Он решительно отрицал возможность влияния Ипатьевской летописи на Слово на том основании, что приемы пересказа и язык Слова «не носят на себе ни малейших следов заимствования изложения».[Лонгинов А. В. Историческое исследование сказания о походе Северского князя Игоря Святославича на половцев в 1185 году. Одесса, 1892. С. 25.] Зато он не исключал того, что Слово могло повлиять на рассказ летописи. В соображениях А. В. Лонгинова верным было то, что «приемы пересказа» в Слове резко отличаются от летописных, хотя следы влияния летописной терминологии в нем сохраняются. Допускал возможность влияния Слова на летопись и Всеволод Миллер. Он обратил внимание на черты сходства со Словом летописного рассказа о Кончаке, помещенного под 1201 г. В. Ф. Миллер даже полагал, что Слово в 1201 г. могло быть полнее, чем дошедший до нас текст.[Миллер Вс. Взгляд на Слово о полку Игореве. М., 1877. С. 138–142.] К мнению А. В. Лонгинова и В. Ф. Миллера присоединился В. Н. Перетц. Он только отмечал, что сходство обоих памятников обнаруживается не столько в фактах, сколько в стиле и лексике.[Перетц. Слово. С. 36–37.] В. Н. Перетц обратил внимание и на общность плана рассказа в отдельных местах, и на то, что в обоих памятниках река, на которой происходила битва, называется Каялой.[См. также: Еремин И. П. «Слово о полку Игореве» как памятник политического красноречия Киевской Руси//Слово. Сб.-1950. С.109.] Отказываясь вслед за своими предшественниками от возможности допустить влияние летописи на Слово, В. Н. Перетц склонялся к признанию Слова источником летописного рассказа 1185 г.

Вторую возможность допускал еще К. Н. Бестужев-Рюмин. Не вдаваясь в сравнение Ипатьевской летописи (якобы основанной на особом Сказании о походе Игоря) со Словом, он ограничился простым предположением, что «ни Сказание не служило источником Слова, ни наоборот».[Бестужев-Рюмин К. Н. О составе русских летописей до конца XIV века//ЛЗАК. СПб., 1868. Вып. 4. С. 114–115.] Не усматривал текстологической связи между Ипатьевской летописью и Словом А. И. Никифоров. В летописи, в частности, он не видел ни цитат из Слова, ни сходных ритмических частей. Он считал, что сходство Слова с летописью «главным образом чисто лексическое».[Никифоров. Слово. С. 289–292, 1090–1099.] Это, как мы увидим, не вполне справедливо.

Сравнивая Слово с Задонщиной и Ипатьевской летописью, Д. С. Лихачев находит общие эпизоды во всех трех памятниках. Отсюда он делает заключение: «…если допустить зависимость „Слова“ от „Задонщины“, то мы должны допустить и влияние рассказа Ипатьевской летописи о походе Игоря на „Задонщину“. Это невероятно. Ведь в этом случае мы должны были бы считать, что текст Ипатьевской летописи был известен в конце XIV в. автору „Задонщины“, а самое главное, что автор „Задонщины“ установил ту самую связь между битвой на Калке (надо: Каяле.—А. 3.) Игоря и Куликовской победой, которую А. Мазон приписывает неизвестному фальсификатору XVIII в. При внешнем несходстве событий (в одном случае поражение, в другом — победа) двукратное повторение этой связи крайне неправдоподобно».[Лихачев. Изучение «Слова о полку Игореве». С. 68.]

Разберем аргументацию Д. С. Лихачева. Первый эпизод, на который он ссылается, — произнесение речи героем со слезами в голосе.

Д. С. Лихачев сравнивает «Золотое слово» Святослава с рассказом Ипатьевской летописи и Задонщиной. Он прав, говоря в данном случае о близости Слова к летописному повествованию. Но вот когда он считает, что плачи Дмитрия Донского и Святослава Киевского составлены «в одинаковых выражениях и зависимость одного из них от другого несомненна»,[Лихачев. 1) Текстология. С. 176; 2) Изучение «Слова о полку Игореве». С. 68.] то он ошибается: никакой текстуальной общности между Словом о полку Игореве и Задонщиной в данном случае нет.

Задонщина: Рече князь великый… прослезися горко и утер слезы (И1) {л. 222}.

Слово: Тогда вел

litresp.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *