Хронологическая таблица по теме история института семьи – Исторические периоды развития семьи и положение (статус) ребенка |  Глава 3 Генезис отношений ребенка в процессе эволюции семьи  | Раздел II Социогенез отношений ребенка в семье и детском сообществе  |  Читать онлайн, без регистрации

История развития института семьи — Л.А. Тищенко

Дата: 14.10.2011

   Автор: Л.А. Тищенко

Современная семья является результатом длительного исторического развития. Для того, чтобы глубже проанализировать исторические формы семьи, обратимся к классической работе Ф. Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства». В данной работе были изложены исходные положения науки об истории человеческого общества и, в том числе, об истории происхождения и развития семьи. Данная работа появилась в 1884 г. и явилась значительным рубежом в истории науки, так как до этого времени господствующей являлась сформулированная еще в период античности патриархальная теория. Согласно это теории патриархальная семья, возглавляемая неограниченным владыкой ? отцом, ? воплощала начала частной собственности, власти и монотеизма.

 

С появлением труда Ф. Энгельса патриархальная теория утратила монополию, так как появились новые идеи о возникновении и развитии рода, о двух последовательных ступенях в развитии родового строя: матриархате и патриархате, идея распада рода и возникновения государства. В дальнейшем эти новые идеи получили широкое признание в науке.

 

Исследование института семьи не будет полным, если не рассмотреть пути его развития. В ходе эволюции данного института можно условно выделить три этапа. Прежде всего, в результате самопроизвольного процесса установилась более прочная связь между супругами. При этом в рамках семьи возникла определенная власть, которая принадлежала мужу как основному источнику средств существования семьи. По отношению к жене муж играл роль покровителя, до брака принадлежавшую ее отцу или брату. Как следствие, все более расширяющаяся власть отца знаменовала развитие патриархальной семьи, пришедшей на смену матриархату. Кульминационный пункт развития отцовской власти находит выражение в известной формуле римских юристов: «Pater est guem nuptiae demonstrant» («Отцом является тот, на кого указывает брак»).

 

Патриархальный период стал вторым периодом в развитии института семьи. Его изучение было начато наукой на примере древнегерманского общества. Наиболее емко состояние семьи той эпохи было обобщено швейцарским ученым А. Гейслером: «Семья древних германцев не была объединением людей, связанных исключительно браком и кровным родством, а представляла собой союз лиц, живущих под одной кровлей (Hausgenossenschaft). Поэтому членами семьи следует считать не только людей свободных, но и тех, кто в той или иной степени зависит от главы общины. Таким образом, семья являлась кругом лиц, живущих вместе и признающих власть одного и того же главы дома (ero munt)»[1].

 

Таким образом, патриархальная семья имела вид общины, состояла из людей, которые находились в родстве друг с другом, так как являлись потомками общего предка, жили под одной кровлей и владели общим имуществом. Тем не менее, патриархальная семья, утверждающая наряду со свойственным ей переживанием первобытно-общинных отношений начала частной собственности и власти, несла в себе неизбежно развивающиеся противоречия. Поэтому в религии эта семья находила охрану своей целостности, а в культе предков проявлялась чисто хозяйственная идея солидарности членов семьи, непрерывности смены поколений.

 

Патриархальный строй, сформировавшийся в условиях полигамии, постепенно сформировал предпосылки для перехода к моногамии. Долгое время полигамия была даже правилом, так как она соответствовала распространенному в указанный период способу заключения брака путем покупки невесты. Легко понять преимущества многоженства, так как оно являлось самым простым способом для домовладыки приобрести несколько работниц, а также обеспечить появление обширного потомства. Необходимость решения этих проблем дала начало целому ряду обычаев. Например, у многих племен, как славянских, так и германских, долгое время существовал обычай женить мальчиков на взрослых девушках, которые на другой же день после свадьбы становились, естественно, постоянными помощницами в свей новой семье[2].

 

К этим чисто экономическим мотивам присоединялся еще и социальный: необходимость завязывать дружеские связи, чтобы заменить состояние непрерывных вооруженных конфликтов, характерное для межплеменных отношений, более или менее длительным миром. А одним из наиболее удобных способов для этого являлось заключение брака, которое устанавливало между обеими семьями родственные отношения, делало их cognate, как говорили римляне, или, по русскому выражению, «свойственниками». Поэтому неудивительно, часто при заключении мира между племенами большую роль играл брачный союз, который объединял враждующие стороны при помощи семейных уз.

 

Случаи заключения полигамных браков наблюдались и в Китае, хотя только император и принцы могли иметь целые гаремы, тогда как простые смертные довольствовались одной женой[3]. Полигамии была не чужда и Иудея: Иаков (отец Иосифа), Елкан (отец Самуила), Гедеон, Давид и другие вступали в новый брак еще при жизни своей первой жены. Следующий текст Второзакония (гл.ХХI, ст.15) особенно выразителен в этом отношении: «Если у кого будет две жены, одна любимая, другая ненавистная…».

 

www.fpa.su

§ 2. Историческое развитие семьи и ее типология.

Жизненный
цикл семьи

Семья
как социальная группа, в которой
совершаются определенные процессы и
которая осуществляет опреде­ленные
функции, исторически развивается.
Проблема ее исторического развития
является предметом многих тео­рий в
рамках общественных наук. Особый интерес
пред­ставляют результаты этнологических
исследований амери­канского ученого
Льюиса Моргана (1818-1881), который долгое
время жил в племени сенека североамериканских
индейцев-ирокезов и результаты своих
наблюдений, в ча­стности над родственными
и семейными отношениями, изложил в
книге «Древнее общество».

В
своем исследовании семейных и родственных
отно­шений Морган исходил из гипотезы,
что в начальный пе­риод истории
человеческого общества существовал
пол­ный промискуитет, т.е. половые
отношения между членами праобщины не
регулировались никакими норма­ми. В
дальнейшем, с установлением запрета
на половую связь родителей и детей, а
также других запретов, возник­ли
определенные формы семейной жизни.
Исходя из ре­зультатов многочисленных
исследований, прежде всего исследований
Моргана, большинство ученых сегодня
при­держиваются точки зрения, что
семья в своем развитии прошла через
следующие фазы: промискуитет,
кровнород­ственная семья, пуналуальная
семья, синдиасмическая семья
и
моногамная
семья.

Общей характеристикой этого разви­тия
является сужение круга половых партнеров
и укреп­ление связей, объединяющих
членов семьи.

Промискуитет
характерен для низшей ступени дикос­ти.
Это такая форма совместной жизни, когда
отсутство­вали отдельные, обособленные
семейные группы и семей­ная жизнь
была идентична общественной. На основе
этнологических данных и знаний о низком
уровне разви­тия примитивного человека
на низшей ступени дикости заключают,
что существовали неограниченные половые
отношения между всеми членами общества.
Примитивно­му человеку неведомо
понятие родства в смысле его, че­ловека,
кровнородственной связи с отдельными
членами группы; ему понятно лишь родство
в смысле его принад­лежности и связи
с целой группой.

Многие
социологи оспаривали существование
промис­куитета как предварительного
этапа в развитии семейной жизни; тем
не менее можно с уверенностью сказать,
что первобытный человек мог существовать
лишь в некоторой обширной общности и
был с ней теснейшим образом свя­зан.
Однако, согласно Моргану, весьма скоро
происходит ограничение полового общения
и начинают выделяться отдельные группы,
между которыми такое общение раз­решено.
Этот процесс, несомненно, длился весьма
долго и привел к возникновению особой
формы семьи – кров­нородственной.

Кровнородственная
семья

характеризуется групповым браком, а
половое общение в ней разрешено лишь
между теми, кто принадлежит к одному
поколению. Все те, кто принадлежит к
одному поколению, т. е. братья и сестры,
независимо от степени их родства
образуют одну семью. Такая семья является
эндогамной общностью, ибо вклю­чает
людей одного поколения, принадлежащих
лишь к одному роду или племени. В
современном обществе этот тип семьи
не существует. Сужение круга половых
партне­ров в рамках семьи подобного
типа произошло под влия­нием развития
общества и привело к возникновению
бо­лее развитой формы семьи –
пуналуальной.

В
пуналуальной
семье

из полового общения исключают­ся
сперва ближайшие кровные родственники
по женской линии, а позже этот запрет
распространяется и на осталь­ных,
более дальних родственников того же
поколения. Этому типу семьи все еще
присущ групповой брак, одна­ко принцип
эндогамии заменяется экзогамией, так
что можно сказать, что это брак между
людьми, принадлежа­щими к одному
поколению, но к разным родам. Пуналуальная
семья, таким образом, представляет
собой такую форму брачных отношений,
когда брачными партнерами являются
группа сестер из одного рода и группа
братьев из другого рода. В рамках такого
типа семейной жизни все более частыми
оказываются устойчивые и продолжитель­ные
связи между одним мужчиной и одной
женщиной. Это – первый шаг к появлению
парного брака.

Переходным
историческим типом выступает
синдиасмическая
семья,

которая появляется на рубеже дикости
и варварства и в которой один мужчина
живет с одной жен­щиной, а полигамия
(т. е. многобрачие, или, в данном, слу­чае,
многоженство) остается исключительным
правом мужчины. Брачные узы легко
расторгаются, и тогда дети остаются с
матерью. Регулируя половые отношения
опре­деленного мужчины и определенной
женщины, синдиасмическая семья делала
известным действительного биологического
отца и создавала условия для создания
моногамной семьи, возникающей во времена
разложения родового строя, появления
частной собственности и клас­сов.

Моногамная
семья

отличается тесной связью между мужчиной
и женщиной, причем данная связь может
быть расторгнута не по воле какой-либо
из сторон у но только по воле мужа.
Непосредственной причиной возникнове­ния
моногамной семьи было появление частной
собствен­ности и стремление ее
защитить, т. е. обеспечить бесспор­ность
отцовства и право потомства на владение
семейным имуществом. Одновременно с
укреплением моногамной семьи шел и
процесс разложения старого родового
строя и возникновения новых форм
человеческих общностей.

Исторически
развитие семьи шло от нерегулируемых
половых отношений к их ограничению в
рамках моногам­ной семьи. По сути, в
процессе развития человека как мыслящего
существа он все больше стремился найти
в своем половом партнере личность, а
не только объект для полового удовольствия
и продолжения рода. Разумеется, этот
процесс имел свои особенности и
детерминанты в оп­ределенные периоды
развития общества и в отдельных об­щинах
и сообществах.

Типы
семейных структур многообразны и
выделяются в зависимости от характера
супружества, особенностей родительства
и родства. Моногамное
супружество – это брак одного мужчины
с одной женщиной. Моногамия встречается
в истории человечества в 5 раз реже, чем
по­лигамия – брак одного супруга с
несколькими, причем полигамия бывает
двух видов: полигиния

брак одного мужчины с несколькими
женщинами, полиандрия

брак одной женщины с несколькими
мужчинами (редко встре­чающийся брак
– в 20 раз реже моногамии и в 100 раз реже
полигинии).

Экзогамные
браки относятся к таким, где супружество
воаможно лишь вне данной родственно-семейной
группы, фратрии. Напротив, эндогамные
браки заключаются ис­ключительно
внутри данной фратрии.

Типы
семейных структур, определяемые по
критериям
родительства-родства,

многообразны и подчеркивают какие-либо
свойства в связи с линиями отца или
матери. В связи с этим в этносоциологии
и социологии семьи и родства принято
различать социальное отцовство «pаtег»
и физиологическое отцовство – «genitor»
и, соответствен­но, материнство.
Отсюда, на основе принципов «патри-матри-»
локализации семейных групп, прибегают
к выде­лению патрилилизации семейных
групп прибегают к выделению патрилинеальных
и матрилинеальных
семей,

где наследование фамилии, имущества,
социального положе­ния ведется по
отцу либо по матери.

По
критерию власти различают патриархальные
семьи,
где
отец является главой семейного
«государства», и мат­риархальные
семьи,

где наивысшим авторитетом и влияни­ем
пользуется мать. Там, где нет четко
выраженных семей­ных глав и где
преобладает ситуативное распределение
власти между отцом и матерью, имеет
смысл говорить об эгалитарных семьях
(эгалитарность понимается как рав­ное
влияние супругов с взаимозаменяемыми
ролями).

Выделяется
еще так называемая партнерская
семья

с со­вместным обсуждением семейных
решений, причем если муж имеет большее
влияние, то это будет партнерская се­мья
с доминированием мужа, если жена – то
с доминированием жены. Кроме того,
выделяются семьи с приня­тием решений
одним из супругов – автономные
семьи.

Далее,
по критерию социального
положения

супругов (или родителей супругов), семьи
могут быть гомогенными,
где
супруги примерно из одной социальной
страты, и ге­терогенными,
где они происходят из разных социальных
групп, каст, классов. Применяется также
для более широ­кой характеристики
семей и браков по социальным и
де­мографическим признакам различение
гомогамных семей, однородных по
национальности, возрасту, профессии,
об­разованию и т. д., и гетерогамных
семей, где наблюдают­ся различия по
социальным индикаторам.

По
критерию пространственно-территориальной
лока­лизации

семьи бывают патрилокальные,
в которых молодо­жены переходят жить
в дом отца мужа, и матрилокальные,
где
молодежь остается жить у родителей
жены. Сегодня, когда молодожены-горожане
вынуждены селиться у тех родителей, у
которых есть для этого соответствующее
жилище, точнее говорить об унилокалъных
семьях. В этом случае поселение
молодоженов или у родителей мужа, или
у родителей жены состоялось не по
причине следования традиции. Встречаются
также неолокальные
семьи, имею­щие возможность жить
отдельно от родителей в своем доме.

Самыми
распространнеными в современных
урбанизи­рованных аглрмерациях
являются нуклеарные
семьи, со­стоящие из родителей и их
детей, из двух поколений. Расширенная
семья представляет собой две и более
нуклеарных семей с единым домохозяйством
и состоящая из трех и более поколений:
прародителей, родителей и детей (внуков).
Когда надо подчеркнуть наличие в
нуклеарной семье, основанной на
полигамном браке, наличие двух и более
жен-матерей (полигиния) или мужей-отцов
(поли­андрия), тогда говорят о составной
нуклеарной семье.

В
повторных
семьях

(основанных на повторном, не пер­вом
браке) вместе с супругами могут находиться
дети дан­ного брака и дети предшествующего
брака кого-либо из супругов, имеющие
родного отца или мать. Рост разводов
увеличил долю повторных семей, которые
в прошлом воз­никали по причине
предшествующей смерти супруга, и в них
дети гораздо реже могли иметь при одной
матери двух отцов (при одном отце двух
матерей).

Нуклеарная
семья, состоящая из трех или только
трех внутрисемейных позиций (муж-отец,
жена-мать, дети-сыновья и братья, дочери
и сестры), может быть двух ти­пов:

Репродуктивная
семья – состоящая из родителей и
не­совершеннолетних детей; и
ориентационная
семья – ро­дительская семья, из
которой вышли взрослые дети, име­ющие
свои репродуктивные семьи. Расширенная
семья, состоящая более чем из трех
вышеназванных позиций (если, например,
добавляются тесть-теща, свекор-свек­ровь,
братья и сестры с их супругами и детьми,
братья и сестры самих супругов и т. д.),
имеет несколько разновид­ностей.

Линеальная
семья образуется, когда все дети одного
пола после вступления в брак остаются
в доме родителей (Индия). Стержневая
семья возникает, когда вместе с
ро­дителями остается кто-то один из
всех детей со своей се­мьей (сельские
регионы Европы). Полная
расширенная

се­мья формируется, если братья с
женами остаются в доме отца и их сыновья
после женитьбы также остаются с ними
(Китай).

Расширенная
семья всей своей структурой обнаружи­вает,
что цементирующей связью является
кровное родство родителей и детей,
братьев и сестер. Поэтому иногда
нуклеарные семьи именуются супружескими,
а расширен­ные – кровнородственными.

Семьи
послеразводные, с одним родителем и
детьми, называются в отличие от семей
с двумя родителями – не­полными
(прежде эти семьи в основном были семьями
вдов, ныне они итог чаще всего развода).

В
социологии и демографии принято
разделение семей по детности на три
типа: малодетные
семьи –

это те, где мало детей с точки зрения
социально-психологической. Для
возникновения первичных групповых
отношений среди детей двух детей
недостаточно, двое лишь пара. Двухдетная
семья – это семья, состоящая из двух
пар – супругов и детей, парные отношения
в них нельзя считать строго групповыми,
так как первичногрупповые отноше­ния
образуются начиная с трех членов группы.
С другой стороны, мало детей в семье
может быть с точки зрения воспроизводства
населения (демографической) – чтобы
предшествующие поколения замещались
последующими, необходимо примерно 2,5
детей на семью, или четверть двухдетных
семей, а треть – трехдетных, 20% –
четырех-детных и 7% пятидетных и более,
или 14% бездетных и однодетных. Реальная
структура семей по детности в России,
где уровень рождаемости упал ниже 16
рождений на 1000 жителей – границы
простого воспроизводства населе­ния
– и достиг 11,5 на 1000 в 1992 г., что соответствует
в среднем 1,59 детей на семью. Это означает
чрезмерное преобладание малодетных
семей с 1-2 детьми до 16 лет – таковых в
РФ примерно 90%. Многодетных
семей

с 5 и более детьми – где детей намного
больше для замещения поколений – меньше
1%. Среднедетных
семей

с 3-4 деть­ми, где детей достаточно для
слегка расширенного воспро­изводства
– около 9%. Таким образом, структура
семей по детности резко искажена:
многодетных семей в 15 с лиш­ним раз
меньше, чем следует, среднедетных – в
5 раз, тог­да как однодетных в 5 раз
больше, поэтому рождаемость не
компенсирует смертность. Более того,
в 1992 г. уровень смертности 12,6 на 1000
жителей превысил рождаемость, обнажив
процесс депопуляции, складывающийся
из на­чавшегося в 60-е гг. в России
распространения малодетности и
ускоренного роста смертности с середины
70-х гг.

Огромное
разнообразие семейных структур
образуется, когда ставится задача
классификации семей с учетом из­менения
семьи во времени от старта к финишу
семейной жизни. Введение параметра
продолжительности, стажа брака и семьи,
изменения семьи в ходе жизни привело
к понятию «семейного цикла жизни» или
«жизненного цик­ла семьи». Возможно,
слово «цикл» здесь неточно, ибо только
при смене семейных поколений повторяются
одни и те же стадии становления и распада
семьи как социаль­но-психологической
целостности. Но в отличие от дина­мики
взаимоотношений членов семьи, быстрых
измене­ний состояний семейной
атмосферы, термин «цикл семейной жизни»
применим для характеристики повторяемости
процессов, происходящих при последовательной
смене стадий функционирования семьи.

Разработка
схем семейного цикла представляет
само­стоятельную задачу социологии
семьи (на основе статис­тических
данных о распространенности тех или
иных эта­пов цикла в семейной структуре
населения).

Семейный
цикл определяется стадиями родительства
по семейным событиям от начала до
прекращения брака.

1-я
стадия – стадия бездетности,
предродительство; 2-я
стадия
репродуктивного родительства и 3-я –
объединя­ются в стадию социализационного
родительства; 4-я – стадия прародительства.
Сегодня нет статистических дан­ных,
позволяющих определить среднюю
длительность каждой из четырех стадий.
Чем больше в обществе доля семей,
проходящих все стадии цикла, чем дольше
длятся 2-я и 3-я стадии, тем выше качество
семейной жизни. Ста­дия репродуктивного
родительства включает в себя
ре­продуктивный цикл семьи, который
может быть полным, если повторяемость
репродуктивных событий охватывает
последовательность коитус – зачатие
– роды, и непол­ным, если цикл сводится
к коитусу с успешным примене­нием
контрацепции, не допускающим зачатия
либо родов. Семейный цикл может
формироваться по разным основаниям,
так, польский социолог Ян Щепаньский
выделяет, при условии отсутствия
развода, три фазы: до рождения ребенка,
социализацию до отделения от родителей
взрослых детей и фазу постепен­ного
распада супружества. Другие ученые
увеличивают чис­ло фаз, пытаясь
совместить возрастной цикл с родительством.
Учет возможных болезней, разлук, смертей,
разводов и т.п. позволяет расширить и
углубить картину различных семейных
состояний и сконструировать исчерпывающую
типологию семей, охватывающую все
разновидности семей от старта до финиша
семейной жизни.

studfiles.net

Исторические периоды развития семьи и положение (статус) ребенка |  Глава 3 Генезис отношений ребенка в процессе эволюции семьи  | Раздел II Социогенез отношений ребенка в семье и детском сообществе  |  Читать онлайн, без регистрации

Исторические периоды развития семьи и положение (статус) ребенка

1 период – эпоха первобытности. В древнейшем сообществе в силу строгих половых табу, существовало жесткое обособление мужчин от женщин во всех сферах деятельности в течение достаточно продолжительного времени (например, считалось, что общение с женщиной неблагоприятно для успешной охоты (Фрезер, 1980)). Поэтому маленький ребенок первоначально оказывался с матерью, а спустя некоторое время, – в условиях, так сказать, «первобытного детсада», где воспитателями были женщины или девочки-подростки, не занятые в общественном труде в силу слабости, болезни, увечья и пр. Маленький ребенок был предоставлен природе и случаю, выживали сильные и крепкие. Своего отца он не знал никогда, у него был лишь породитель. Подрастая, мальчик переходил в мужскую группу своего рода, а девочка оставалась в женско-детской. Таким образом, «родовая коммуна», состоящая из мужской и женской групп, была той организацией, которая обеспечивала и вскармливание, и первичное воспитание ребенка на самых ранних этапах социогенеза. При этом родителями ребенка считались все члены общины.

В силу половозрастной стратификации общества ребенок последовательно переходил от одной социально-возрастной группы в другую, меняя свой статус и социальные роли на основе совместной деятельности по общественным и хозяйственным работам. Детские рабочие коллективы создавались уже с пятилетнего возраста, а в 7–8 лет возникали уже ассоциации «друзей по возрасту» – достаточно самостоятельные группы как прообразы современных школ, клубов, союзов и пр..

Это свидетельствует о том, что детское сообщество является генетически более ранней формой социальной организации, чем моногамная семья, т. е. группа сверстников задолго до возникновения родительской семьи выступила для первобытного ребенка первичным институтом социализации.

Подтверждением тому – существующая практически во всех так называемых архаичных культурах половая сегрегация – традиционная форма раздельного воспитания мальчиков и девочек с определенного возраста. Возникновение ее уходит своими корнями в первобытную древность, когда подросшие мальчики переходили жить в мужские поселения, а девочки оставались в женских. Стихийная половая сегрегация наблюдается и по сей день в игровых объединениях старших дошкольников и младших школьников, а в некоторых восточных культурах служит основой для формирования детских сообществ однополого состава, формой организации которых являются так называемые молодежные дома (дома юношей и дома девушек), в которых молодые люди проводят все свободное время. По сей день сохранились «мужские дома» в некоторых странах Азии, Африки и Южной Америки, где мальчики, традиционно избегая общения с матерями и сестрами, совместно питаются, отдыхают, общаются – и так вплоть до женитьбы. По наблюдениям ученых-этнографов, в возрасте 6–7 лет африканские дети, как правило, избавляются от опеки матери и переселяются в особые детские хижины, переходя под патронаж своих, соответственно, дедушек (мальчики) и бабушек (девочки). Особенно рельефно половая сегрегация проявлялась во время возрастных инициаций.

Инициация – обряд посвящения мальчиков и девочек на ранних стадиях развития общества в более высокий возрастной класс.

Пережитками такого явления на российской почве являются деревенские посиделки, а так же так называемые молодежные «девичники» и «мальчишники», обычно организуемые перед свадьбой. В европейских странах мужские дома эволюционировали в рыцарские союзы, тайные общества, «мужские клубы». Что касается женских домов, то они кое-где сохранились лишь в странах Юго-Восточной Азии, Центральной Африки, в Японии они со временем переродились в институт гейш.

О существовании в Европейской цивилизации мужских домов как огражденной от мира постройке (избушка в лесу) с целью проведения обрядов посвящения во взрослого косвенно свидетельствуют сказки, в том числе и русские (например, «Сказка о мертвой царевне и семи богатырях»). Анализ подобного феномена был проведен В. Я. Проппом.

В. Я. Пропп – известный российский исследователь теории и истории фольклора, прежде всего сказок.

2 период развития семьи. Следующий этап семейного развития – возникновение парной семьи – первичного относительно стабильного союза мужчины и женщины на основе дарообмена (пережиток этого явления сегодня – обмен молодых людей кольцами, подарками). До этого дети женщины имели покровителя и кормильца в лице дяди – брата матери, т. е. мужчины, которого род уполномочивал заботиться о детях сестры; такое образование называлось «родья». Но муж матери был человек из другого рода, поэтому парная семья была с самого начала такой единицей, которая находилась вне рода и противостояла ему.

Выигрывал ли от такой семьи ребенок? Кто из кормильцев был для него предпочтительнее: буквально родной дядя или чужой (чужого рода и часто временный) муж матери, которого можно было бы называть отцом? Историко-лингвистическая реконструкция этих понятий показывает их синонимичность, поскольку во всех индоевропейских языках первоначальный смысл слова «отец» – кормилец, а не родитель, а слово «брат» – также восходит к значению «кормить, поддерживать».

Вероятно, в силу большей «личной заинтересованности» мужа матери по сравнению с братом, лучшим кормильцем оказался именно муж, поэтому древняя парная семья одержала победу над родьей, и для ребенка это выступило лучшим вариантом: он приобрел отца.

3 период развития семьи. Следующий этап эволюции семьи связывается с возникновением частной собственности и возникновением моногамной патриархальной семьи, основанной на экономической и психологической зависимости жены от мужа и детей от родителей. Ребенок, приобретая единственного кормильца в лице родителя-отца, оказывался объектом попечения большого количества родственников со стороны отца и матери, однако утрачивал ту меру самостоятельности, которую имел ранее, поскольку его мать также лишалась всех своих привилегий и свобод, попадая в полную тотальную зависимость от мужа. В Древней Греции отцовское право предполагало возможность продажи отцом своих детей в рабство при экономических затруднениях, а жена для грека – только мать рожденных в их браке детей, домоправительница и надсмотрщица за его рабынями. Женская дискриминация еще в большей степени распространялась на детей женского пола: почти во всех древних культурах рождение мальчика сопровождалось торжественными и радостными обрядами, в то время, как рождение девочки могло сопровождаться траурными церемониями. В некоторых культурах такая практика наблюдается по сей день, а в современной России, по данным демографов, рождение мальчиков для родителей и близких родственников предпочтительнее появлению девочек.

4 период развития семьи. На следующем этапе, в Новейшее время, с приобретением юридического женского равноправия и появлением возможности «брака по любви» (до этого брак был по преимуществу экономической сделкой двух семейных кланов), положение ребенка в семейной структуре существенно не изменилось, но теперь уже он в значительной степени утратил множественную заботу, характерную для патриархальной семьи, и не приобрел еще необходимой свободы, по-прежнему находясь в полной зависимости от родителей, не имея возможности распоряжаться своей судьбой и собственностью.

На рубеже XVII и XVIII веков в Западной Европе, а затем и в России произошли существенные изменения в семейном статусе ребенка и вообще – в изменении отношений между родителями и детьми. Изменение самого механизма социализации в сторону признания за ребенком особого места в структуре семьи и общества, появление исследований детского творчества, детского фольклора и игр и пр. явилось началом тех шагов в признании прав ребенка, приведших в конце ХХ века к принятию Международной Конвенции о правах ребенка.

По мнению известного исследователя Л. де Мозе, эти изменения были обусловлены изменением в Западной Европе XVII–XVIII веков границ эмоциональной близости между матерью и ребенком, уменьшением отчужденности между ними и появлением «навязчиво-заботливого» модуса воспитания детей. Все это послужило формированию нового психовида человека в Новейшее время.

Таким образом, современная родительская любовь выросла на древе человеческой культуры совсем недавно. Это не значит, что человек прошлого не любил своих детей и не заботился о них, но эмоциональная сторона отношения родителей к детям была не развита. Этому способствовали тяжелые условия жизни, растворенность личности в группе, жестокость нравов. Дети большей частью были жертвами родительского деспотизма, нежели объектами любви. Формула Платона «Дети больше принадлежат государству, чем родителям» оказалась действенной для европейской культуры до середины XIX века. Новая этика и новый эмоциональный строй в сфере отношений родителей и детей был одним из итогов многообразных процессов, преобразовавших Европейское общество по мере того, как оно все дальше уходило от Средневековья.

velib.com

История развития института семьи в России — реферат

Содержание

Введение……………………………………………………………………..……3

I. Общее 
понятие об институте семьи…………………………………………5

1.1. Определение 
понятия семья……………………………………………….5

1.2. Семья как 
социальный институт…………………………………………7

II. Исторические типы
семейных отношений в России……………………11

2.1. Древнерусская 
семья………………………………………………………12

2.2. Развитие семейных 
отношений в последующие периоды 
российской истории……………………………………………………………………………15

2.3. Институт 
семьи в современном обществе………………………………16

Заключение………………………………………………………………………22

Используемая 
литература……………………………………………………..24

 

Введение

 

Семья — малая социальная
группа, важнейшая форма организации 
личного быта, основанная на супружеском 
союзе и родственных связях, т.е.
отношениях между мужем и женой,
родителями и детьми, проживающими вместе и ведущими
совместное хозяйство. Родственные связи
могут быть трех видов: кровное родство
(братья и сестры), порождение (родители
— дети), брачные отношения (муж — жена,
супруги).

Семья – один из наиболее
древних социальных институтов. Она возникла еще в первобытном
обществе.

Важнейшей функцией семьи 
является фелицитивная функция — 
функция удовлетворения потребности 
человека в счастье (от лат. felicio — 
счастье). Семья — существенный фактор
эмоционального благополучия личности,
определяющий аффективный тон ее мироощущения.
Любовь и брак решающим образом определяют
переживание личностью счастья и удовлетворенности
жизнью. Люди, состоящие в браке, оказываются
счастливее одиноких людей.

Я считаю, что тема реферата актуальна для каждого
человека. Мы находимся в обществе. Именно
семья является его составляющей. Так
же и социализация каждого человека начинается
с семьи. Это люди, которые окружают нас
с самого рождения. Находясь в семье, мы
ориентируемся на людей, в ней находящихся,
семья способствует становлению личности.
И именно семья помогает нам стать теми,
кем мы хотим.

Так же данная тема актуальна 
для подготовки молодых людей 
к выполнению семейных ролей и 
функций. Каждый человек, находящийся 
в браке, должен уметь создать 
правильную модель семьи. Для этого необходимо знать
о семье всё, а так же понимать ответственность
за её создание.

Объект исследования – историческое развитие института семьи
в России.

 Цель реферата – охарактеризовать особенности развития
института семьи в России и её исторические
типы.

Соответственно цели
определены и задачи:

  • Сформулировать общее понятие о семье, а так же о семье, как социальном институте;
  • Дать характеристику типам семейных отношений;
  • Дать характеристику древнерусской семьи и развитию семейных отношений в последующие периоды истории России;
  • Раскрыть положение и состояние семьи в современном обществе.

 

 

 

I. Общее понятие 
об институте семьи.

1.1. Определение 
понятия семья

В обыденном сознании
понятия «брак» и «семья» могут 
отождествляться, но в науке принято их разграничивать. В первом термине
находят отражение социально-правовые
аспекты семейно-родственных отношений.
Брак является общественным институтом,
регулирующим отношения между полами.
Мужчина и женщина выступают в нем и как
личности, и как граждане государства.
Социальный характер брака проявляется,
прежде всего, в публичной форме его заключения,
в контролируемом обществом выборе брачных
партнеров, в наследовании семейного имущества.

В настоящее время 
в большинстве случаев брак выступает 
как добровольный союз мужчины и женщины, основанный
на взаимной склонности и личной договоренности,
оформленный в установленном законом
порядке, направленный на создание и сохранение
семьи.

Понятие «семья» предназначено 
для характеристики сложной системы 
взаимоотношений супругов, их детей, других родственников.
Такой подход выражен в лаконичной формулировке
С.И. Голода, рассматривающего семью как
совокупность индивидов, состоящих, по
меньшей мере, в одном из трех видов отношений:
кровного родства, порождения, свойства.

Приведем традиционное
определение данного понятия, встречающееся 
во многих справочных изданиях. Семья 
– это важнейшая форма организации 
личной жизни, вид социальной общности,
малая группа, основанная на супружеском 
союзе, родственных связях или усыновлении, т. е. на многосторонних отношениях
между мужем и женой, родителями и детьми,
братьями, сестрами, другими родственниками,
живущими вместе и ведущими общее хозяйство.
Однако жизнь вносит некоторые коррективы
в такое понимание семьи. В частности,
развивается «гостевой» (регулярно-раздельный)
брак, предполагающий раздельное проживание
супругов в течение достаточно длительного
промежутка времени.

Многие специалисты 
используют определение семьи, предложенное
А.Г. Харчевым: «семья – это исторически-конкретная система взаимоотношений между супругами,
между родителями и детьми, это малая социальная
группа, члены которой связаны брачными
или родительскими отношениями, общностью
быта и взаимной моральной ответственностью,
социальная необходимость в которой обусловлена
потребностью общества в физическом и
духовном воспроизводстве населения».

Комментируя данное определение,
С.В. Ковалев подчеркивает несколько 
важных моментов.

♦ Семья меняется со временем,
в соответствии с переменами в 
обществе, хотя и является одним из наиболее стабильных социальных
институтов.

♦ Малой группой семью 
можно назвать потому, что она 
вполне попадает под определение 
этого исходного элемента социума,
отличаясь характером (интимно-личностным)
объединения людей.

♦ Социальная необходимость 
семьи обусловлена потребностью общества
в выполнении семьей репродуктивной и
воспитательной функций, что гарантирует
продолжение существования самого человечества.

Семью как социальную
группу невозможно понять, исходя из знания
о ее членах, взятых в отдельности. Семья является открытой, постоянно
развивающейся системой, имеющей значительные
адаптивные возможности. Изменения в одном
из элементов системы, например во взаимоотношениях
супругов, сказываются на всей семье. Индивидуальные
дисфункции членов семьи являются отражением
системных нарушений.

Точное содержание понятия 
«семья» зависит от определенного 
исторического и культурного 
контекста. Изначально под семьей подразумевалось 
все домашнее хозяйство, функционирующее 
как единое целое, включая людей,
живущих под одной крышей или подчиняющихся власти
одного человека. Помимо собственно семьи,
сюда относились многочисленная родня,
слуги, рабы и даже домашние животные.
Таким образом, под семьей понималось
объединение людей в целях эффективного
социального регулирования или управления.
В самой своей основе семья является сообществом,
предполагающим защиту и удовлетворение
элементарных потребностей своих членов;
биосоциальной структурой, ограждающей
от голода и депривации, в формах которой
развивался человеческий род. В современном
обществе нормативная семья может быть
описана как социоэкономическая единица,
существующая вокруг гетеросексуальной
пары.

 

 

1.2. Семья 
как социальный институт

В науке сложилась 
традиция изучения семьи и как 
социального института, и как 
малой группы.

Согласно общепринятой
трактовке, понятие «социальный 
институт» означает устойчивый комплекс
формальных и неформальных правил,
принципов, норм, установок, посредством 
которых общество регулирует и контролирует
деятельность людей в наиболее важных сферах человеческой жизни. Это заданный
набор целесообразных стандартов поведения
определенных лиц в конкретных ситуациях.
Стандарты поведения организуются в систему
ролей и статусов.

Деятельность социальных
институтов направлена на удовлетворение
фундаментальных, жизненно важных социальных
потребностей, к которым относятся: коммуникации
в обществе, производство товаров и услуг
и их распределение, воспроизводство членов
общества и их социализация, социальный
контроль и порядок, безопасность членов
общества, социальная стабильность. Обычно
выделяют пять основных социальных институтов,
существующих в любом современном обществе:
семья, экономика, политика, образование
и религия. Каждый из них специализируется
на решении принципиально важной для выживания
и нормального функционирования общества
проблемы.

Выступая существенным
элементом структуры общества, семья 
осуществляет воспроизводство его 
членов и их первичную социализацию.
Никакое другое объединение людей 
не обладает такой мощной способностью
самовоспроизводства. Благодаря рождению детей семья
не только разрастается сама, но и поддерживает
непрерывность человеческих поколений,
их физическую и духовную преемственность.
Семью можно считать состоявшейся тогда,
когда муж и жена, мужчина и женщина, берут
на себя ответственность за жизнь своего
ребенка, его экономическое благосостояние
и воспитание.

Семья образует первичную 
окружающую среду в развитии индивида.
Она формирует у ребенка представление 
о социальных связях и с момента 
рождения включает его в них. Семья в значительной мере приобщает ребенка
к основным общечеловеческим ценностям,
моральным и культурным стандартам поведения.
Система ценностей усваивается ребенком,
прежде всего, благодаря его общению с
родителями в первые семь лет его жизни.
В семье дети учатся социально-одобряемому
поведению, приспособлению к окружающим,
построению взаимоотношений, проявлению
эмоций и чувств. Семья определяет возможности
и ограничения личных отношений ребенка,
а затем и взрослого с другими людьми.
Способность членов семьи принять ребенка
в качестве существа с уникальными характеристиками
в большой мере влияет на его представление
о себе самом.

Семья обладает серьезными
преимуществами в социализации личности
благодаря особой психологической 
атмосфере любви и нежности, заботы
и уважения, понимания и поддержки. Огромное
значение имеют частота и непосредственность
физических, эмоциональных и социально-психологических
контактов детей и родителей. Индивидуальный
подход к развитию личности ребенка именно
в семье становится реальностью. Чуткое
и внимательное отношение взрослых к ребенку
позволяет своевременно выявить его способности,
поддержать интересы и склонности.

 

Семья удовлетворяет 
индивидуальные потребности членов
и в то же время регулирует их
поведение в ответ на требования
социума. Институт семьи – важнейший посредник
во взаимосвязи личности и общества. Именно
институт семьи может противостоять как
тоталитаризму, так и индивидуализму.
Поэтому и общество, и личность обоюдно
заинтересованы в укреплении семьи.

Одновременно семья 
стремится к поддержанию своей автономии,
борется за свое существование в социуме.
Для этого она должна обладать средствами
сопротивления внешним угрозам, например,
усилению контроля над семьей со стороны
государства. Чрезмерное вмешательство
внешних сил в семейную систему нарушает
баланс отношений семьи и общества. Институт
семьи может оказаться в подчиненном положении
по сравнению с другими социальными институтами.
Поэтому возникает потребность в просемейной
политике.

Институциональный характер
семьи проявляется и в том, что каждая отдельная семья
может быть понята только в связи с другими
семьями. В частности, можно прогнозировать
будущее конкретной семьи, опираясь на
знания логики развития многих тысяч других
семей.

Противоречивые процессы
в области брачно-семейных отношений – рост числа разводов,
неполных семей и повторных браков, снижение
рождаемости и воспитательного потенциала
семьи и т. д. – вынуждают специалистов
рассуждать об институциональном кризисе
семьи. Это проявляется в том, что изначально
сплоченное единство семьи как социального
института, объединявшего в себе родительство,
супружество, родство, начинает распадаться
на отдельные, независимые от семьи части
(например, родители могут не быть супругами,
а отец не связан с детьми кровным родством
и т. п.). Однако на протяжении многих веков
институт семьи демонстрировал свою устойчивость
и даже ригидность. По всей видимости,
точнее будет говорить о смене типов семьи
как малой группы внутри социального института
семьи, о возникновении новых стилей семейных
отношений, о существенных изменениях
в ценностно-мотивационной регуляции
брачного поведения.

 

II. Исторические типы
семейных отношений в России.

Можно выделить три исторических типа семьи:
патриархальный (традиционный), детоцентристский
(современный), супружеский (постсовременный).

Патриархальный 
тип семьи базируется на двух основных
принципах: жесткой половозрастной
субординации и отсутствии личностной
избирательности на всех стадиях 
жизненного цикла семьи. Патриархальная
семья основана на отношениях доминирования — подчинения:
авторитарной власти мужа, зависимости
жены от мужа и детей от родителей, — абсолютной
родительской власти и авторитарной системе
воспитания. Отражение патриархального
способа организации семейных отношений
мы видим, например, в патрилинейной традиции
наделять жену при заключении брака фамилией
мужа; общепринятости института «сватовства»
как способа выбора брачного партнера;
«двойной морали» для мужа и жены при определении
допустимости добрачных и внебрачных
сексуальных отношений. В детско-родительских
отношениях царил дух рабства, прикрытый
ложной святостью патриархальных отношений.

Детоцентристский 
тип семьи основан на приоритетности
ее воспитательной функции, относительном 
равноправии супругов, высокой близости
отношений как супругов, так и родителей и детей.
Личностная интимность, взаимопонимание
и доверие становятся ядром отношений
мужа и жены. Воспитание детей — главный
смысл жизни семьи. Детоцентристская семья
— малодетная. Время рождения и количество
детей планируется супругами, репродуктивный
период ограничивается малым сроком (5—10
лет), ребенок становится в семье желанным
и ожидаемым. Родительская любовь и привязанность
составляют непременную характеристику
детско-родительских отношений. «Ребенку
— лучшее» — девиз детоцентристской семьи.
Оборотная сторона такой родительской
любви — потворствование детским прихотям,
«заласкивание» ребенка и чрезмерное
следование родительскому долгу, ограничивающее
свободное личностное развитие как самого
родителя, так и ребенка.

student.zoomru.ru

История возникновения и развития семьи.

Научные основы возникновения и развития семьи были сформированы наиболее последовательно Льюсом Морганом (1818-1881 гг.) и неоспоримы до сегодняшнего дня. Первоначально была форма общественной жизни, где отсутствовали какие-либо семейные группы. Существовали неограниченные половые отношения между всеми членами общества — промискуитет. Далее различаются пять последовательных форм семьи, каждой из которой соответствует свой порядок брака.

1. Кровнородственная семья основывалась на групповом браке между теми, кто принадлежал к одному поколению. Братья и сестры независимо от степени родства образовывали семью.

2. Пуналуальная семья основывалась на групповом браке, брачными партнерами являлась группа сестер из одного рода и группа братьев из одного рода. Семья становится экзогамной, формируется организация архаического типа — род. В его состав входят матери, их дети и потомки по женской линии, связанные кровным родством (матриархат).

3. Синдиасмическая или парная семья базируется на браке отдельных пар, но без исключительного сожительства. Продолжительность союза зависела от доброй воли сторон. В этой семье становится известен биологический отец.

4. Патриархальная семья основывается на браке одного мужчины с несколькими женщинами (полигамный брак). Основа семьи — власть отца, мужчины, что связано с развитием скотоводства, земледелия.

5. Моногамная семья — брак вступает одна пара и на всю жизнь. Развитие аграрного общества приводит к тому, что производственные отношения существуют и развиваются через семью. В этом суть патриархальной семьи. Дети не только на содержании, но и работники в семье. Семья нуждалась в экономической поддержке детей в старости и заинтересована в передаче семейных ресурсов следующим поколениям. Преобладала многодетная крестьянская семья.

С развитием промышленного производства в семье происходят изменения. Семья из производственной ячейки становится потребительской. Рождение большего количества детей теряет свое экономическое значение. Снижение смертности и занятость женщин на производстве ослабляет нормы многодетности. Нормой становится малодетность. Современная семья характеризуется как супружеская, с ослаблением уз родства и родительства. Существуют различные классификации семей.

Подходы к семье

  1. Общественно-формационный (марксизм) – в патриархальном (или матриархальном) обществе, где возникает избыток продукта, устанавливается институт наследования собственности. Изначально – функция богатых (финансовое продолжение себя), затем, через надстройку возникает культура семьи (регуляция половых отношений, предсказуемость поведения). При коммунизме (бесклассовом обществе) такая необходимость отпадет.
  2. Культурно-исторический – изначально в рамках религии. Необходимость наследования племенных традиций + влияние биологических факторов способствует образованию табу на кровосмешение. Духовные союзы изначально групп людей, затем индивидов устанавливаются по примеру союзов племен. Поддержание воспроизводства определенных страт, ролей (вождь, шаман, воин). В современном обществе – духовное увековечение себя + традиции + государственное стимулирование.
  3. Экзистенциальный – изначально групповой брак после становления государства (перехода от общинного к общественному строю) обретает мозаичность, дифференцированность. Человек, рождаясь в общине, реализует себя в обществе. В силу ряда причин, формируемых в ходе общественной жизни, или их совокупности, человек устраивает собственную общину.
    1. обретения стабильного статуса и принятия решения остановиться в карьерном росте или избытка сил, не соответствующего темпу карьерного роста.
    2. упираясь в предел своих возможностей и возлагая свои несбывшиеся надежды на детей. Нужно быть чрезмерно талантливым, чтобы не почувствовать этого в обществе – сама природа общества ограничивает личность – ролевое общение, функционализм, давление норм, общественного ожидания и т.п. (В общине признают человека таким, какой он есть).
    3. попытке избавиться от экзистенциального одиночества и возлагая надежды на избавление от социальной отчужденности. Самая близкая к неподлинному браку.
    4. принимая вступление в брак как очередной этап самореализации (желая расстаться с родительской семьей) – «неподлинный» брак – не общинная, а общественная основа; незрелая личность, еще ребенок вступает в брак; брак как средство, а не цель
    5. Современное общество обречено на демографические кризисы (наряду с традиционным). В традиционном обществе значительное место занимают традиции + брак способствует укреплению статуса, оформлению полноценного члена общины (отдал долг, такой же как все)
  4. Психоаналитический – мужчина, под действием комплекса Эдипа, ищет прототип матери, женщина – отца + самореализация (Адлер – комплекс неполноценности). Не объясняет происхождения.

Похожие статьи:

poznayka.org

Социология семьи: эволюция института брака

Социология семьи, рассматриваемая в широком смысле как социологическая наука о семье, является старейшей интеллектуальной дисциплиной. Издревле все попытки осмысления общественной жизни людей, так или иначе, были связаны с пониманием семейно-ролевой организации. Интерес к происхождению человечества и к человеческой истории всегда сопровождается интересом к браку, семье, родству как специфическим формам существования, сохранения и возобновления жизни поколений.

Социология семьи в узком смысле как часть общей социологии, как теория «среднего уровня» рассматривает особую сферу жизнедеятельности и культуры согласованно действующей группы людей (семьи).

Этнографические данные дают нам возможность проследить этапы становления семьи.

Сложилось два основных направления изучения семьи – как социального института и как социальной группы. А. И. Антонов считает семью уникальным историческим феноменом, соединившим в себе свойства социального института и малой, первичной группы.

До середины 19 века семья рассматривалась как исходная микромодель общества, социальные отношения выводились из семейных, само общество философами и историками трактовалась разросшаяся вширь семья, причём как патриархальная семья со всеми атрибутами патриархальности: авторитарностью, собственностью, субординацией и тому подобное. Поэтому интерес к происхождению человечества способствовал развитию исторического взгляда на семейный строй жизни. Наибольший вклад в становление исторического подхода к семье принадлежит швейцарскому историку И. Я. Бахофену, выпустившему в свет в 1861 году книгу «Материнское право», а также шотландскому юристу Дж. Ф. Мак-Леннану, опубликовавший в 1865 году исследование «Первобытный брак». Каждый из них пришёл к идее изменчивости форм брака и семьи в ходе истории, а также к идее предшествования матриархата патриархату – независимо друг от друга.

Имелись и другие подходы к изучению социологии семьи. Функционалистский подход – вторая составляющая часть изучения семьи как социального института – также направлен на поиск того общего, что присуще разным типам семей в ходе истории, однако концентрирует внимание не только на универсальности семьи, на исторических формах реализации «идеи» семьи, но сосредоточен более на самой семейно-домашней жизни, на социокультурных функциях семьи как социального феномена и на взаимосвязях социокультурных ролей, связанных с браком, родством и родительством

Ковалевский выделил периоды развития семьи, а именно: матриархальная семья, патриархальная семья, индивидуальная семья.

Первой ступенью развития семьи у Ковалевского можно считать матриархальную семью. Как известно, в этой форме счёт родства вёлся по матери, но главным добытчиком пищи и защитником считался брат матери, то есть дядя. Тезис в данном вопросе с этой точки зрения состоит в том, что в действительности и при матриархате женщина не занимала не только господствующего, но даже равноправного с мужчиной положения в обществе  и семье; если муж и отец не мог при существующей организации общества быть главой семьи, то таковым всё же был мужчина – брат матери или материнский дядя. Особое положение материнского дяди, то есть авункулат, по словам профессора, создаётся лишь в распаде матриархата, в процессе превращения материнской общины в патриархальную, большую семью. В развитом же матриархате, как это подтверждается обширным этнографическим и историческим материалом, господство принадлежало женщине.

Ковалевский видит эволюционное движение от матриархата к патриархату тремя различными путями:

1. Прежде всего, путём самопроизвольного процесса должна была установиться всё более прочная связь между супругами.

2. Затем возникла определённая власть, присвоенная мужу, который в дальнейшем будет играть по отношению к жене ту роль покровителя, которая раньше принадлежала её брату.

3. И, наконец, вновь возникшая власть отца увенчает новое здание патриархальной семьи.

Освещение брака религиозными обрядами, придающими ему характер нерушимости на всю жизнь, отмечается последним этапом в эволюции семьи. С этого момента отношения между супругами стали иными; новая власть, власть мужа и отца, заменила прежнюю власть матери. Опекуном вместо дяди становится отец.

Таким образом, Ковалевский перешёл к рассмотрению второго периода развития семьи – патриархальной семьи. От патриархальной теории исходили сторонники семейной теории государства, чтобы установить необходимость абсолютной монархии, неограниченной власти государя – отца своего народа.

Патриархальная семья, второй этап эволюции, имеет вид общины, состоящей из людей, которые находятся в родстве друг с другом, так как являются потомками одного отца, живут под одной кровлей и владеют своим имуществом сообща. Культ предков неразрывно связан с самим существованием патриархальной семьи, он появляется вместе с ней и в свою очередь становится одной из причин её устойчивости на протяжении ряда веков. Словами автора данной концепции. «Ходячее мнение о полном порабощении жены в патриархальную эпоху совершенно не согласуется с фактами, которые можно установить на основании изучения древних законодательств, в особенности римского, германского, славянского. <…> Жена была не рабой своего мужа, а его подругой. И это явствует самым несомненным образом из той роли, которая ей принадлежала в семейном культе».

Медленно, но верно мы приблизились к третьей эпохе эволюции семьи –индивидуальная семья. Данную форму семьи Ковалевский называет основой нашего общественного строя. «Характерным для индивидуальной семьи является то, что она представляет собой союз, заключённый по добровольному соглашению, что члены её тесно связаны между собой, что в ней соблюдаются взаимные права и обязанности, что отношения между мужем и женой стремятся к известной степени равенства, что вся семейная группа подчинена контролю государства и его судебной власти». Одна из самых характерных особенностей индивидуальной семьи состоит в том, что с её установлением властью над детьми пользуется уже не один только отец. Рядом с ним появляется мать, так что семейная власть с этих пор становится уделом обоих супругов. Кроме этого Ковалевский отмечает значительную перемену во взаимоотношениях обоих поколений, совокупность которых и составляет семью. На страже интересов детей становится государство, наблюдающее за тем, как родители пользуются своей властью. Взамен всех прав у родителей была главная обязанность – кормить своих детей до совершеннолетия. В свою очередь дети должны помогать своим родителям в случае надобности поддерживать существование.

Ограничение произвольной власти отца и мужа, расширение прав жены и обеспечение интересов детей, отнюдь не приведя к гибели семьи, только повысили её моральный уровень. <…> Семья становится великой школой альтруизма, того альтруизма, который произведёт революцию в мире». Таков общий вывод сделал Ковалевский, заканчивая анализировать последний этап эволюции семьи. В этих строках можно увидеть то, какой Ковалевский представляет семью будущего.

Авторы: Лунина Т.В., Бугаенко И.А., Прокопова Ю.В. 

vrnbiz.ru

История семьи в России

Всякий народ имеет свою собственную историю и прису­щую только ему специфику организации семейной жизни. Со­временная семья является результатом длительной эволюции и сохранения народных семейных традиций. Понять коллизии се­годняшней семьи мы сможем только через познание ее исторических особенностей и законов общества, в котором она раз­вивалась.

Невозможно постичь русский национальный характер вне по­нимания истории семейных нравов и укладов. В семье скрыва­ются корни всех других социальных институтов и объяснение ха­рактерных черт, присущих России, всего того, что придает ей неповторимый колорит.

Все это ведет свое начало от организации традиционной рус­ской крестьянской семьи. Почему крестьянской? К концу XIX в., как свидетельствует перепись населения 1897 г., в Российской империи проживало 125 млн человек, из них 106 млн (или 85% всего населения) — крестьяне. В 1913 г. численность крестьян­ства несколько уменьшилась, но по-прежнему они составляли абсолютное большинство населения — 82% (только в 1962 г. возник паритет в численности горожан и сельчан). Сельский быт с его обрядами и обычаями держал под своей культурной эгидой не только пригороды, но и маленькие городки, в которых проживало большинство населения России.

Крестьянская семья по своей культуре и быту резко отлича­лась от семьи аристократической, ориентированной на Запад­ную Европу. Граница проходила через психологический склад личности: крестьянина отличала привязанность к общине, к се­мье, тогда как западноевропейской ментальности русских арис­тократов был больше свойствен индивидуализм. Но будучи со­отечественниками, придерживаясь одной религии, одних и тех же традиций, они все же имели немало общего. Во главе семей­ства Ростовых («Война и мир» Л. Толстого), как и любой крес­тьянской семьи, — отец, всем распоряжающийся и все опреде­ляющий в доме. Сравните сюжетную линию у Толстого в «Анне Карениной» и у Лескова в «Леди Макбет Мценскогб уезда». В обоих произведениях присутствует молодая жена, старый муж и красавец любовник, финал для женщины один и тот же — смерть. Столичная дама или купчиха из уездного городка, жен­щина не могла, не должна была нарушать вековые традиции.

В основе традиционного русского крестьянского общества лежал особый институт — сельская община, или мир. Община управлялась собранием глав семейств, которому были подвласт­ны не только экономические и аграрные вопросы, но и внутри-семейные дела, вплоть до рекомендации невест. Неженатый муж­чина до старости носил уничижительное прозвище «малый» или «бобыль», а незамужняя женщина и в старости звалась «девкой». Только брак обеспечивал мужчинам доступ к землепользованию, именно поэтому дореволюционная Россия была на первом месте в Европе по уровню брачности: в 1897 г. лишь 4% женщин и 3% мужчин в возрасте от 40 до 50 лет были незамужними или холос­тяками. В брак не вступали только увечные, юродивые и те, кто уходил в монастырь.

Глава семьи осуществлял единоначалие: «хозяин во дому, что хан во Крыму». Эта власть переходила от отца к сыну или брату, то есть наследование властных полномочий и в крестьянской, и в царской семье шло по одной и той же схеме. Один из совре­менников Павла I сообщает в своих записках: «И Александр, и Константин ужасно боялись отца, и, если последний казался сколь­ко-нибудь расстроен, бледнели, как мертвецы, и дрожали, как осиновые листья».

Цареубийцы воспринимались в народе не только как госу­дарственные преступники, но вызывали ужас и ненависть как нелюди, покусившиеся на вековые семейные устои, как отце­убийцы. Это потом уже именами убийц «царей-батюшек» и по­кушавшихся на такие деяния стали называть улицы. Русские крес­тьяне никогда не бунтовали против царя, а выступали только против непосредственных эксплуататоров; понимая отношение крестьянина к царю, вожди бунта объявляли себя подлинными царями, то Петром III, то Дмитрием. Пишут, что симбирское общество отвернулось от семьи Ульяновых, после того как старший сын был обвинен в покушении на царя, по причине страха перед властями. Такое понимание — перенос ментальности бо­лее позднего, советского времени на характер общественного мне­ния конца XIX в. Скорее, общество отвернулось от семьи чело­века, совершившего тяжкий грех.

В 1880 г. историк и этнограф И. Забылин собрал русские предания, обычаи, обряды, суеверия и описал их в книге «Рус­ский народ». Там читаем: «…у славян всегда почитали старших себя. Главой семейства был родоначальник или отец. Жена, дети, родственники и слуги повиновались этому главе беспрекословно». Возможно, потому тоталитаризм и его разновидность — казар­менный социализм, с непременным вмешательством в личную жизнь, с коллективными хозяйствами и коммунальными жили­щами, — имели благодатную почву и сравнительно легко (отно­сительно стран Восточной Европы) привились на русских прос­торах.

В России всегда любили (любят и теперь) рассказывать кра­сивую сказку о чистых нравах и трогательных отношениях прош­лого. Свою лепту внес и Гоголь повестью «Старосветские поме­щики», рисующей двух прелестных, как он писал, старичков (кстати, о возрасте: ему — 60, ей — 55 лет): «Нельзя было глядеть без участия на их взаимную любовь. Они никогда не говорили друг другу «ты», но всегда «вы»: вы, Афанасий Иванович; вы, Пульхе-рия Ивановна.

— Это вы продавили стул, Афанасий Иванович?

— Ничего, не сердитесь, Пульхерия Ивановна: это я». Писатель Анатолий Стреляный в одной из своих давних пуб­ликаций показал всю мифологичность подобных идиллических картинок. Он передал свой разговор со стариком, который, по­добно модным журналистам, пытался подогнать свой рассказ о старине под заранее намеченную схему. «— Жену-то поколачивал?

— Бывало. Еще и сейчас кой-когда замахнешься.

— А другие по селу?

— О! Такие были, что смертным боем… Далеко не ходить. Мой дед трех баб извел.

— Понятно. Детей, говорите, учили почитать старших — отца-мать, деда-бабку?

— Еще как, не то что сейчас.

— И получалось ? Результат был ?

— Еще какой!

— Бабка, допустим, ничего уже не может делать, лежит недвижимая…

— Не дай Бог!

— …в доме полно сыновей, невесток, внуков. Садятся за стол. Лучший кусок ей?

— Ты что, смеешься?

— Неужели попрекали куском? И внучек, бывало, интересо­вался у бабки, когда та умрет?

— Как не интересоваться, когда всем полно работы, а тут еще за старухой ухаживай?!»

Для полноты картины обратимся к выдающемуся историку, умершему 110 лет назад и, следовательно, никем не ангажирован­ному. Это Николай Костомаров. Одна из наиболее известных его работ — «Очерк домашней жизни и нравов великорусского народа в XVI и XVII столетиях». Вот что он пишет: «Все иностранцы по­ражались избытком домашнего деспотизма мужа над женой. Вооб­ще женщина считалась существом ниже мужчины… Русская жен­щина была невольницею с детства до гроба… на нее, как на рабочую . лошадь, взваливали все, что было потруднее… У казаков женщины пользовались значительно большею свободой».

О том же пишут и авторы «Краткого очерка истории войска Донского», впервые изданного в 1909 г.  «Обращение мужьев с женами, — продолжает Костомаров, — было таково: по обыкновению у мужа висела плеть, исключитель­но назначенная для жены и называемая дураком; за ничтожную вину муж таскал жену за волосы, раздевал донага, привязывал веревками и сек дураком до крови — это называлось учить жену… При венчании митрополиты и патриархи читали нравоучения о бе­зусловной покорности жены мужу. Женщины верили, что они в самом деле рождены для того, чтоб мужья их били, и даже самые побои считали признаком любви.

Между родителями и детьми господствовал дух рабства, при­крытый ложной святостью патриархальных отношений».

Может возникнуть вопрос: «Зачем ворошить пыль веков?» Но, как уже говорилось, сама семья — это связь между прошлым, настоящим и будущим. В каждом из нас присутствуют 20 тыс. предшествующих поколений. Нет смысла в приписывании прош­лому всех добродетелей, а настоящему — всех пороков, ведь еще из Библии известны города Содом и Гоморра, которые пользо­вались дурной славой из-за крайней развращенности своих оби­тателей.

magref.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о