Автор поэмы илиада и одиссея – Илиада» и «Одиссея». Историческая и мифологическая основа. Современное состояние гомеровского вопроса.

кто написал поэмы одиссея и илиада. кто мог написать эти поэмы кроме Гомера

До конца XVIII века в европейской науке господствовало мнение, что автором «Илиады» и «Одиссеи» является Гомер, и что они сохранились примерно в том виде, в котором были им созданы (впрочем, уже аббат д’Обиньяк в 1664 году в своих «Conjectures académiques» утверждал, что «Илиада» и «Одиссея» представляют собой ряд самостоятельных песен, собранных воедино Ликургом в Спарте VIII века до н. э.) . Однако в 1788 году Ж. Б. Вилуазон опубликовал схолии к «Илиаде» из кодекса Venetus A, которые по своему объёму значительно превосходили саму поэму и содержали сотни вариантов, принадлежащих античным филологам (преимущественно, Зенодоту, Аристофану и Аристарху) . После этой публикации стало ясно, что александрийские филологи считали сомнительными или даже неподлинными сотни строк гомеровских поэм; они не вычеркивали их из рукописей, но помечали специальным знаком. Чтение схолиев также приводило к выводу, что имеющийся у нас текст Гомера относится к эллинистическому времени, а не к предполагаемому периоду жизни поэта. Отталкиваясь от этих фактов и других соображений (он полагал, что гомеровская эпоха была бесписьменной, и посему поэту было не под силу сочинить поэму такой длины) , Фридрих Август Вольф в книге «Пролегомены к Гомеру» [4] выдвинул гипотезу, что обе поэмы очень существенно, радикально изменялись в процессе бытования. Таким образом, согласно Вольфу, невозможно говорить, что «Илиада» и «Одиссея» принадлежат какому-то одному автору. Сторонники этой точки зрения, которая вскоре стала доминировать в науке, получили название «аналитики» (встречается также термин «плюралисты» [источник не указан 648 дней]) .

Формирование текста «Илиады» (в её более или менее современном виде) Вольф относит к VI веку до н. э. Действительно, согласно сообщению ряда античных авторов (в том числе Цицерона) , поэмы Гомера были впервые собраны воедино и записаны по указанию афинского тирана Писистрата или его сына Гиппарха. Эта так называемая «писистратова редакция» была нужна, чтобы упорядочить исполнение «Илиады» и «Одиссеи» на Панафинеях. В пользу аналитического подхода свидетельствовали противоречия в текстах поэм, наличие в них разновременных слоёв, пространные отступления от основного сюжета.

О том, как именно сформировались поэмы Гомера, аналитики высказывали различные предположения. Карл Лахманн полагал, что «Илиада» была создана из нескольких песен небольшого размера (так называемая «теория малых песен») . Готфрид Германн, напротив, полагал, что каждая поэма возникли путем постепенного расширения небольшой песни, к которой добавлялся все новый материал (так называемая «теория первоначального ядра») .

Оппоненты Вольфа (так называемые «унитарии» ) выдвигали ряд контраргументов. Во-первых, подвергалась сомнению версия о «писистратовой редакции» , так как все сообщения о ней достаточно поздние. Эта легенда могла появиться в эллинистические времена по аналогии с деятельностью тогдашних монархов, которые заботились о приобретении различных рукописей (см. Александрийская библиотека) . Во-вторых, противоречия и отступления не свидетельствуют о множественном авторстве, так как неизбежно встречаются в больших произведениях. «Унитарии» доказывали единство автора каждой из поэм, подчеркивая целостность замысла, красоту и симметрию композиции в «Илиаде» и «Одиссее» .

otvet.mail.ru

Поэмы «Илиада» и «Одиссея»

Время и место создания «Илиады» и «Одиссеи»

Цицерон, Павзаний и другие античные авторы донесли до нас сведения о созданной афинским тираном Писистратисом ученой комиссии, работавшей над творчеством Гомера и расположившей в нужном порядке разрозненные части «Илиады» и «Одиссеи».

Это говорит о существовании записи гомеровских поэм в VI в. до н. э. и означает, что завершение поэм относится к VIII–VII вв. до н. э. Анализ отраженных в поэмах общественных отношений и материальной культуры приводит ученых к выводу о том, что вряд ли завершение произошло раньше.

Общество, изображенное в поэмах «Илиада» и «Одиссея» – это доклассовое общество, люди живут в племенных объединениях. Во главе племени стоят «цари»– родовые старейшины, которые являлись военачальниками, жрецами, судьями, но их власть была ограничена: уже в I книге «Илиады» рассказывается о том, что вопрос о выдаче Хрисеиды ее отцу решается народным собранием. И хотя царь Микеи не согласен с вердиктом собрания, все же приходится подчиниться ему.

Гомер, автор «Илиады» и «Одиссеи»

 

Образ жизни царей довольно демократичен, они ведут себя как обыкновенные люди, их не боятся критиковать. В XIX книге поэмы «Илиада» Одиссей говорит:

 

«Ты, Агамемнон могучий, вперед и к другому ахейцу
Сам справедливее будь: унижения нет властелину
С мужем искать примиренья, которого сам оскорбил он».

О демократическом образе мыслей царей свидетельствуют слова самого Агамемнона:

«Нет, на род не взирай ты, хотя б и державнейший был он».

Всё это указывает на родовой характер гомеровского общества, которое находится на грани разложения и перехода к рабовладельческому строю. В поэмах «Илиада» и «Одиссея» уже налицо имущественное и социальное неравенство, разделение на «лучших» и «худых»; уже существует рабство, которое, правда, сохраняет патриархальный характер: рабы – в основном пастухи и домашние слуги, среди которых есть привилегированные: такова Евриклея, няня Одиссея; таков пастух Евмей, который действует вполне самостоятельно, скорее, как друг Одиссея, чем как раб его.

Торговля в обществе «Илиады» и «Одиссеи» уже существует, хотя она еще мало занимает мысли автора.

Следовательно, создатель поэм (олицетворенный в личности легендарного Гомера) – представитель греческого общества VIII–VII вв. до н. э., находящегося на грани перехода от родоплеменного быта к государственному.

Материальная культура, описанная в «Илиаде» и «Одиссее», убеждает нас в том же: автор хорошо знаком с употреблением железа, хотя, стремясь к архаизации (особенно в «Илиаде»), указывает на бронзовое вооружение воинов.

Поэмы «Илиада» и «Одиссея» написаны в основном на ионийском диалекте, с примесью эолийских форм. Это означает, что местом создания их была Иония – острова Эгейского моря или Малая Азия. Отсутствие же в поэмах упоминаний о городах Малой Азии свидетельствует об архаизаторских стремлениях Гомера, воспевающего древнюю Трою.

 

Композиция «Илиады» и «Одиссеи»

В основу содержания «Илиады» и «Одиссеи» легли предания из цикла мифов о Троянской войне, действительно шедшей, примерно, в 13-10 веках до нашей эры.

«Илиада», военно-героическая поэма, повествует о событиях 10-го года войны, вызванных ссорой храбрейшего из участников похода Ахилла, царя Фтии, с предводителем войска Агамемноном, который отобрал у Ахилла его пленницу Брисеиду. Оскорбленный Ахилл отказался участвовать в сражениях и вернулся к войску лишь после смерти близкого соратника героя. Мстя за смерть друга, он вступил в поединок с предводителем троянского войска Гектором, виновником смерти Патрокла, и убил его.

Второе произведение – сказочно-бытовая поэма. В ней рассказывается о событиях, происшедших после окончания войны, о возвращении на родину одного из греческих военачальников Одиссея, царя Итаки, и о его многочисленных злоключениях.

В поэме «Илиада» рассказы о действиях людей на земле чередуются с изображением сцен на Олимпе, где боги, разделившиеся на две партии, решают судьбу отдельных сражений (так как конечный исход войны давно предрешен). При этом события, происходящие одновременно, излагаются как происходящие последовательно, одно за другим (так называемый закон хронологической несовместимости). Завязкой действия «Илиады» является гнев Ахилла; события, излагаемые в поэме, вызваны этим гневом, и весь сюжет представляет собой как бы последовательное изложение фаз гнева Ахилла, хотя встречаются отклонения от основной сюжетной линии, вставные эпизоды. Кульминационный момент «Илиады» Гомера – поединок Ахилла с Гектором; развязка – возвращение Ахиллом Приаму тела убитого им Гектора.

Композиция поэмы «Илиада» отличается некоторой симметричностью в соответствии с нравственными установками поэта. В начале действия старик Хрис обращается к Агамемнону с просьбой вернуть ему плененную дочь и получает надменный отказ, явно осуждаемый автором. Этот отказ по существу стал началом многих кровавых событий, разыгравшихся у стен Трои. В конце поэмы другой старик, Приам, приходит к Ахиллу с просьбой вернуть ему тело Гектора и не получает отказа – это поступок, достойный героя гуманного поэта.

В структуре «Одиссеи» Гомера самое замечательное – первый в мировой литературе прием транспозиции – изложение прошлых событий в виде рассказа Одиссея.

Заслуживает внимания та особенность поэмы, что рассказы о чудовищах и фантастических событиях сосредоточены в рассказе самого Одиссея; автор, стремящийся к рационализации мифа, как бы не участвует в этом искажении действительности.

 

 

Гуманизм «Илиады» и «Одиссеи»

Одна из причин бессмертия поэм «Илиада» и «Одиссея» – их гуманизм. Гомер прославлял прежде всего мужество человека, доблесть, любовь к родине, верность в дружбе, мудрость в советах, уважение к старости и т. п. Хотя все эти достоинства в различные времена, в неодинаковых социальных условиях понимаются несколько по-разному, но, получив обобщенную форму, они оказываются созвучными всем эпохам и всем народам.

Главный герой «Илиады» Ахилл самолюбив, страшен в своем гневе; личная обида заставила его пренебречь своим долгом и отказаться от участия в боях; тем не менее ему присущи нравственные понятия, которые в конце концов заставляют его искупить свою вину перед войском; гнев же его, составляющий стержень сюжета «Илиады», разрешается великодушием.

Согласно «Илиаде», Ахилл покинул соратников-ахейцев, несправедливо обиженный Агамемноном. Но вот ахейцы попадают в тяжелое положение, им нужна помощь Ахилла, и Агамемнон посылает к нему своих людей, с просьбой вернуться и обещанием искупить нанесенную ему обиду. Ахилл отказывается вернуться – это психологически точно: гордость, присущая Ахиллу, мешает ему сделать это. Но чувство долга, чувство патриотизма не позволяет ему примириться с поражением ахейцев, и он отдает доспехи своему другу Патроклу, чтобы тот отогнал троянское войско от греческих кораблей. Когда же Патрокл гибнет, Ахилл забывает о своем гневе: любовь к другу оказывается у него сильнее самолюбия. Он чувствует за собой двойную вину: нарушение долга перед войском и вину за смерть Патрокла. Теперь он не может не вернуться, как раньше он не мог вернуться. Он бросается в бой с удесятеренной силой, обращает в бегство троянцев, убивает троянского полководца Гектора и оскверняет его тело, мстя за смерть друга: жестокость его по-своему оправдана чувством гнева и горя.

Ахилл, главный герой «Илиады». Античный барельеф

 

Но когда в следующем действии поэмы «Илиада» в жилище героя заходит пожилой царь Трои – несчастный отец, потерявший сына, и просит выдать ему тело Гектора для погребения, сердце Ахилла смягчается. Он тронут положением старца, его отвагой (ведь Приам пришел безоружным во вражеский лагерь), гнев его стихает, и герой проявляет великодушие. Это воспевание Гомером человечности героя – одно из наиболее ярких проявлений гуманизма «Илиады».

Автор «Одиссеи» стремится сделать своего многострадального героя не только мужественным, не только хитроумным человеком, умеющим найти выход из любого трудного положения, но и справедливым: вернувшись на родину, Одиссей внимательно наблюдает за поведением людей, чтобы воздать каждому по его заслугам. Единственного из женихов Пенелопы, который ласково приветствует хозяина, появившегося в облике нищего бродяги, он пытается удалить из толпы обреченных им на гибель женихов, но это ему не удается: случайность губит Амфинома. На этом примере Гомер показывает, как должен поступать достойный уважения герой.

Жизнеутверждающее настроение поэм «Илиада» и «Одиссея» омрачается иногда скорбными мыслями о краткости жизни. Думая о неизбежности смерти, гомеровские герои стремятся оставить о себе славную память. Ахилл говорит:

«Так же и я, коль назначена доля мне равная, лягу,
Где суждено; но сияющей славы я прежде добуду!»

В «Илиаде» прославляется воинская доблесть, но Гомер отнюдь не одобряет войну. Об этом свидетельствуют как отдельные реплики автора и его героев, так и явное сочувствие Гектору и другим защитникам Трои, которые не являются виновниками войны.

Вот что Зевс говорит в «Илиаде» своему сыну Аресу:

«Ты, ненавистнейший мне меж богов, населяющих небо!
Распря единая, брань и убийство тебе лишь приятны!»

В X книге «Илиады» Нестор поучает Диомеда:

«Тот беззаконен, безроден, скиталец бездомный на свете,
Кто межусобную брань, человекам ужасную, любит!»

Одиссей, уговаривая воинов забыть о доме и продолжать войну, говорит о вынужденности этого решения, о войне, как о тяжком, но необходимом деле:

«Тягостна брань, и унылому радостно в дом возвратиться».

Гомер сочувствует в поэме «Илиаде» воинам обеих враждующих сторон, но агрессивность и грабительские стремления греков вызывают у него осуждение. Во II книге «Илиады» поэт вкладывает в уста воина Терсита речи, клеймящие алчность военачальников. Хотя описание внешности Терсита указывает на стремление Гомера выразить свое осуждение его речам, однако речи эти весьма убедительны и по существу в поэме не опровергнуты, значит, мы можем предполагать, что они созвучны мыслям поэта. Это тем более вероятно, что упреки, брошенные Терситом Агамемнону, почти аналогичны тяжким обвинениям, которые предъявляет ему же Ахилл, а тот факт, что Гомер сочувствует словам Ахилла, сомнения не вызывает.

Осуждение в «Илиаде» войны, как мы видели, звучит не только в устах Терсита. Сам доблестный Ахилл, собираясь вернуться в войско, чтобы отомстить за Патрокла, говорит:

 

«О, да погибнет вражда от богов и от смертных, и с нею
Гнев ненавистный, который и мудрых в неистовство вводит!»

 

Очевидно, что если бы прославление войны и мести было целью Гомера, то действие «Илиады» завершилось бы убиением Гектора, как это было в одной из «киклических» поэм. Но для Гомера важно не торжество победы Ахилла, а моральное разрешение его гнева.

Жизнь в представлении поэм «Илиада» и «Одиссея» настолько привлекательна, что Ахилл, встреченный Одиссеем в царстве мертвых, говорит, что он предпочел бы тяжелую жизнь поденщика царствованию над душами умерших в преисподней.

В то же время, когда нужно действовать во имя славы родины или ради близких людей, герои Гомера презирают смерть. Сознавая свою неправоту в том, что он уклонился от участия в боях, Ахилл говорит: 

«Праздный, сижу пред судами, земли бесполезное бремя».

 

Гуманизм Гомера, сострадание человеческому горю, восхищение внутренними достоинствами человека, мужеством, верностью патриотическому долгу и взаимной привязанностью людей достигает ярчайшего выражения в сцене прощания Гектора с Андромахой.

 

Художественные особенности «Илиады» и «Одиссеи»

Образы гомеровских героев до некоторой степени статичны, т. е. характеры их освещены несколько односторонне и остаются неизменными от начала и до конца действия поэм «Илиада» и «Одиссея», хотя каждый персонаж имеет свое лицо, отличное от других: в Одиссее подчеркивается изворотливость ума, в Агамемноне – надменность и властолюбие, в Парисе – изнеженность, в Елене – красота, в Пенелопе – мудрость и постоянство жены, в Гекторе – мужество защитника своего города и настроение обреченности, так как должен погибнуть и он, и его отец, и его сын, и сама Троя.

Односторонность в изображении героев обусловлена тем, что большинство из них предстает перед нами только в одной обстановке – в бою, где не могут проявиться все черты их характеров. Некоторое исключение составляет Ахилл, так как он показан в отношениях с другом, и в битве с врагом, и в ссоре с Агамемноном, и в разговоре со старцем Приамом, и в других ситуациях.

Что касается развития характера, то оно еще недоступно «Илиаде» и «Одиссее» и вообще литературе доклассического периода Древней Греции. Попытки такого изображения мы находим лишь в конце V в. до н. э. в трагедиях других писателей.

Что же касается изображения психологии героев «Илиады» и «Одиссеи», их внутренних импульсов, то о них мы узнаем из их поведения и из их слов; кроме того, для изображения движений души Гомер использует весьма своеобразный прием: вмешательство богов. Например, в I книге «Илиады», когда Ахилл, будучи не в силах стерпеть оскорбление, вынимает меч, чтобы напасть на Агамемнона, кто-то сзади вдруг хватает его за волосы. Оглянувшись, он видит Афину, покровительницу треков, которая не допускает убийства.

Другой пример. Афродита увела Париса с поля боя и приказала Елене, взошедшей на городскую стену, вернуться домой. Елена негодует на мужа, считая, что он сбежал с поля боя и отказывается вернуться к трусу. Но богиня любви угрожает ей, и Елена покоряется.

Менелай преследует Париса (эпизод «Илиады»). Слева — богиня Афродита, справа — Артемида

 

Этот прием характерен для поэм «Илиада» и «Одиссея» и, по-видимому, призван приподнять героев, так как боги руководят действиями только достойных.

Обычно Гомер прибегает к вмешательству богов, чтобы объяснить важную перемену в линии поведения, мотивировка сознательного решения, пришедшего на смену мгновенному порыву.

Отсутствие психологических характеристик героев «Илиады» и «Одиссеи» объясняется отчасти задачами жанра: эпос, в основе которого лежит народное творчество, повествует обычно о событиях, о делах какого-то коллектива, а отдельной личностью интересуется мало. Между тем психологический анализ – явление, связанное с интересом, прежде всего, к индивиду.

Идолы писателя антропоморфны: они обладают всеми человеческими слабостями, а иной раз даже пороками, не свойственными героям «Илиады», отличаясь от людей лишь бессмертием и могуществом (да и то относительным, так как герои в боях иногда ранят богов), – в основном гомеровский Олимп построен по образцу человеческого общества периода родового строя.

Стилистические средства, используемые в поэмах «Илиаде» и «Одиссее», свидетельствуют об органической связи гомеровского эпоса с его фольклорными истоками; по обилию эпитетов поэмы Гомера могут сравниться только с произведениями народного творчества, где большая часть существительных сопровождается определениями. Только Ахилл в «Илиаде» наделен 46 эпитетами. Среди эпитетов поэм «Илиады» и «Одиссеи» имеется большое число «постоянных», т. е. предназначенных для какого-либо одного героя или предмета. Это тоже – фольклорная черта. В русских былинах, например, море – всегда синее, руки – белые, молодец – добрый, девица – красная. У Гомера море – многошумное, Зевс – тучегонитель, Нептун – колебатель земли, Аполлон – сребролукий, девы – тонколодыжные, Ахилл – чаще всего быстроногий, Одиссей – хитроумный, Гектор – шлемоблещущий.

Очевидно, эти эпитеты (почти всегда украшающие) сложились в поэтическом языке задолго до создания «Илиады» и «Одиссеи», и Гомер пользуется ими нередко как готовыми штампами, сообразуясь подчас не с сюжетной ситуацией, а со стихотворным размером. Вот почему Ахилл, например, называется быстроногим даже тогда, когда он сидит, а море многошумным, когда оно спокойно.

К художественному приему народного творчества восходит и обилие в поэмах «Илиаде» и «Одиссее» прямых речей: косвенная речь им не знакома. Иногда повествование в «Илиаде» и «Одиссее» все сплошь строится на длинных диалогах. По объему диалогические части намного превосходят повествовательные.

Часто герои Гомера произносят речи, которые легли в основу эллинского глашатайского умения.

Подробность, детальность описаний, характерные для «Илиады» и «Одиссеи», особенно проявляются в таком часто употребляемом поэтическом приеме, как сравнение: гомеровские сравнения иногда настолько развернуты, что превращаются как бы в самостоятельные рассказы, оторванные от основного повествования. Материалом для сравнения в поэмах служат чаще всего природные явления: животный и растительный мир, ветер, дождь, снег и т. п.:

«Он устремился как лев горожитель, алкающий долго
Мяса и крови, который, душою отважной стремимый,
Хочет на гибель овец, в их загон огражденный ворваться;
И, хотя перед оградою пастырей сельских находит,
С бодрыми псами и копьями стадо свое стерегущих,
Он, не изведавши прежде, не мыслит бежать из ограды;
Прянув во двор, похищает овцу, либо сам под ударом
Падает первый, копьем прободенный из длани могучей.
Так устремляла душа Сарпедона, подобного богу».

 

Иногда эпические сравнения поэм «Илиады» и «Одиссеи» призваны создать эффект ретардации, т. е. замедления хода повествования путем художественного отступления и отвлечения внимания слушателей от основной темы.

«Илиаду» и «Одиссею» роднят с фольклором и гиперболы: в XII книге «Илиады» Гектор, атакуя ворота, швыряет в них такой камень, который и два сильнейших мужа с трудом приподняли бы рычагами. Голос Ахилла, бегущего вызволить тело Патрокла, звучит, как медная труба, и т. п.

О песенно-народном происхождении поэм Гомера свидетельствуют также так называемые эпические повторы: отдельные стихи повторяются полностью или с небольшими отклонениями, и таких стихов в «Илиаде» и «Одиссее» насчитывается 9253; таким образом, они составляют третью часть всего эпоса. Повторы широко применяются в устном народном творчестве потому, что они облегчают певцу импровизацию. В то же время повторы – моменты отдыха и ослабления внимания для слушателей. Повторы облегчают и восприятие слышимого. Например, стих из «Одиссеи»:

«Встала из мрака младая с перстами пурпурными Эос».

переключал внимание аудитории рапсода на события следующего дня, означая, что наступило утро.

Часто повторяемая в «Илиаде» картина падения воина на поле битвы нередко выливается в формулу с трудом валимого дровосеками дерева:

«Пал он, как падает дуб или тополь серебрянолистный».

Иногда словесная формула призвана вызывать представление о громе, который возникает при падении облаченного в металлические доспехи тела:

 

«С шумом на землю он пал, и взгремели на мертвом доспехи».

 

Когда боги в поэмах Гомера спорят между собой, бывает, что один говорит другому:

 

«Что за слова у тебя из ограды зубов излетели!».

 

Повествование ведется в эпически бесстрастном тоне: в нем нет признаков личного интереса Гомера; благодаря этому создается впечатление объективности изложения событий.

Обилие в «Илиаде» и «Одиссее» бытовых деталей создает впечатление реалистичности описываемых картин, но это так называемый стихийный, примитивный реализм.

Приведенные выше цитаты из поэм «Илиада» и «Одиссея» могут дать представление о звучании гекзаметра – поэтического размера, придающего несколько приподнятый торжественный стиль эпическому повествованию.

 

Переводы «Илиады» и «Одиссеи» на русский язык

В России интерес к Гомеру начал понемногу проявляться одновременно с усвоением византийской культуры и особенно возрос в XVIII в., в эпоху русского классицизма.

Первые переводы «Илиады» и «Одиссеи» на русский язык появились во времена Екатерины II: это были либо прозаические переводы, либо стихотворные, но не гекзаметрические. В 1811 г. были опубликованы первые шесть книг «Илиады» в переводе Е. Кострова александрийским стихом, который считался обязательной формой эпоса в поэтике французского классицизма, господствовавшего в то время в русской литературе.

Полный перевод «Илиады» на русский язык размером подлинника был сделан Н. И. Гнедичем (1829), «Одиссеи» – В. А. Ж-им (1849).

Гнедичу удалось передать и героический характер повествования Гомера, и некоторый его юмор, но его перевод изобилует славянизмами, так что уже к концу XIX в. он стал казаться слишком архаичным. Поэтому опыты перевода «Илиады» возобновились; в 1896 г. вышел новый перевод этой поэмы, сделанный Н. И. Минским на основе более современного русского языка, а в 1949 г.– перевод В. В. Вересаева, еще более упрощенным языком.

Допущенные Жуковским неточности в переводе «Одиссеи» побудили П. А. Шуйского и В. В. Вересаева сделать новые переводы этой поэмы, первый появился в печати в 1948 г., второй – в 1953 г. Однако перевод «Одиссеи» Жуковским до сих пор считается лучшим в художественном отношении.

Подробное изложение истории опытов перевода поэм «Илиада» и «Одиссея» на русский язык и их анализ даны в книге А. Н. Егунова «Гомер в русских переводах XVIII–XIX вв.».

 

По материалам книги Г. Анпетковой-Шаровой и Е. Чекаловой «Античная литература»

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь
(на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

mashinavremeni1.ru

Наш Путь — Гомер – Слепой Эпический Поэт Древней Греции, Автор Илиады и Одиссеи

  Гомер — древнегреческий эпический поэт, автор Одиссеи и Илиады.

  Родился Гомер около 8 — 9 века до нашей эры, по некоторым данным он был лирическим певцом в суде и рассказчиком. Хоть эти детали о Гомере и доступны, однако, не так уж много знают о нем самом. На самом деле его существование несколько сомнительно. Некоторые говорят, что он родился на острове Хиос, в то время как другие утверждают, что он проживал в Ионии. Но диалект и некоторые его описания в стихах подтверждают, что Гомер жил в Ионии.

  Когда мы думаем о Гомере как о слепом поэте, по отношению к Древней Греции, первое, что приходит на наш ум, его красивая эпическая Илиада и Одиссея, поэма в стихах. В то время как существуют разногласия, на самом ли деле только Гомер  написал эти стихи или же это сделали многие другие люди, «аналитики» и ученые древнего греческого народа в большинстве находятся на стороне Гомера. Эти стихи были важной частью древнегреческой культуры, так как они были написаны во время знаменитой эпохи — Троянской войны.

  Была ли Одиссея написана Гомером или нет, не столь важно, хотя споры продолжается уже в течение длительного времени. Даже если эпос являются спорным, есть достаточно доказательств того, что Одиссея написано в едином стиле, что и Илиада, этот факт ставит под сомнение то, что они были написаны разными авторами. Другой аргумент в доказательство того, что именно Гомер писал как Илиаду, так и Одиссею, это незначительная разница в стиле и языке эпоса, это и приводит к дискуссиям. Один древнегреческий литературный критик, а именно Лонгин утверждал, что стили отличаются лишь потому, что Гомер писал оба эти стиха на разных этапах и периодах его жизни. В то время как Илиада была создана во время его юности, Одиссея была написана, когда Гомер уже был в преклонном возрасте.

  Существует также много споров о том, как Гомер смог составить такие длинные стихи, потому что для человека сейчас запоминать такие длинные строфы, кажется невозможным. Лонгин сказал, что некоторые отрывки были объединены во его произведения, как единое целое одного эпоса. Тот факт, что существуют неудобные переходы от темы, к теме в его стихах, подтверждает данный аргумент.

  Еще один аргумент, это то, что длительные работы могли быть составлены из устных форм декламаций поэтов, кому принадлежит давняя традиция рассказывания историй. Однако, устные поэты строят свое стихотворение из словесных формул, групп, из двух или более слов, из которых они и состоят, чтобы служить потребностям повторения в повествовании. Они могут быть использованы, например, когда поэт хочет вновь ввести символ, который он уже описал.

  Многие ученые соглашаются, что Илиада и Одиссея претерпели изменения и были улучшены в течение долгих веков из оригинального материала. Афинские тираны так же сыграли важную роль в этом улучшении. Уточнение гомеровских текстов, так же должно быть, связанно с производством канонически письменного текста.

  В то время как Илиада и Одиссея стали известными, гимны Гомера остались далеко позади. Гимны Гомера — короткие стихи почитания различных богов, стили которых такие же, как в Илиаде и Одиссеи, это одна из причин, по которой они относятся именно к Гомеру.

 Тот факт, что Греческий алфавит был также известен уже около 8-го века, говорит о том, что Гомер, должен был, быть одним из первых, кто известен как грамотный человек.

 Известные эпосы Гомера:

 Илиада

  Стихи Илиады отображают осаду города Троя или Илиона, во время Троянской войны. Слово, которое само по себе означает Илиада «что-то связанное с Илионом». Илион, это был город на территории соответствующего государства Трои. Когда была создана Илиада, является спорным вопросом. Некоторые ученые считают, и твердо уверены, что она была написана около 8-го — 9-го века, в то время как иные дискуссии, утверждают о том, что она была написана во время 6-го — 7-го века.

 Одиссея

  Эпическая поэма Одиссея сосредоточена на Одиссеи, герое и его десятилетнем путешествие из Трои в Итаку, после падения Трои (Троянская война). Стихотворение охватывает как обстоятельства, которые постигли его семью в Итаке, так и его собственные опасные приключения при возвращении из Трои. В то время как Одиссей отсутствовал дома, его сын Телемах, и жена Пенелопа, имеют дело с женихами, которые живут и расхищают их дом, в попытке занять место Одиссея и попросить руку Пенелопы.

 Так же досконально не известно, был ли Гомер слеп, но все — дошедшие до нас его образы показывают Гомера с закрытыми глазами, этот факт и является главным доказательством того, что поэт Гомер был слепой, но так ли это, неизвестно.

 

 

nashput.com

Какой древний поэт написал «Илиаду» и «Одиссею»?

Вопрос относительно того, какой древний поэт написал «Илиаду» и «Одиссею», имеет исторический характер, ведь данные произведения являются не только первыми памятниками древнегреческой литературы, но и первыми в литературе Европы.

Какой древний поэт написал «Илиаду» и «Одиссею»? Кому было под силу создать такие грандиозные произведения? Они содержат
в себе достаточно большое количество различных сказаний, претендующих на исторические. Более того, эти произведения достаточно большого размера, что ставит под сомнение авторство одного и того же человека. 

Тем не менее общепризнанным ответом на вопрос: «Какой древний поэт написал «Илиаду» и «Одиссею»?» — является утверждение, что автор — Гомер, который был слеп от рождения.

Если предположить, что эти два произведения написаны одним автором, то он писал основываясь на многовековом народном творчестве. Современная наука увидела в этих произведениях отражение различных периодов исторического развития греческой культуры.

«Илиаду» и «Одиссею» впервые записали во второй половине VI века до нашей эры. Однако материал для поэм был создан еще раньше, по меньшей мере за три века до первой записи, потому как в гомеровских поэмах отражаются еще более ранние периоды греческой культуры. Именно поэтому среди историков и лингвистов часто возникают споры на тему, какой древний поэт написал «Илиаду» и «Одиссею». Но древнегреческая история, кроме Гомера, не выделяет столь же выдающихся и гениальных мастеров литературного слова. Поэтому считается, что записал поэмы все-таки Гомер. Не являясь свидетелем описываемых исторических событий, он описывал их основываясь на существующих сказаниях и мифах.

Какой древний поэт написал «Илиаду»? Последствия троянской войны

В основу сюжета гомеровской поэмы «Илиада» заложены разные события троянской войны. Греки на протяжении достаточно долгого времени вели войну в Малой Азии. Но именно период войны с Троей стал занимать особое место в сердцах древних греков. Трое стали посвящать множество различных литературных произведений.

На протяжении довольно долгого времени события, описываемые в поэмах Гомера, считали просто вымыслом, красочными мифами и легендами, которые облекли в волшебные стихи, не обладающие совершенно никакой реальной основой.

Гомер. «Илиада» и «Одиссея»

Усилия многих археологов, историков и филологов дли свои результаты. После нескольких попыток полностью воссоздали картину жизни древних греков на протяжении догомеровской и гомеровской эпохи. Однако в поэмах Гомера можно найти упоминания о некоем железном оружии, которое было незнакомо микенской культуре. Скорее всего, эпосы древних греков складывались постепенно, основываясь на исторических событиях нескольких эпох, и в конечном счете оформились письменно в восьмом веке до нашей эры. Но ни одно из множества литературных произведений древности, которые дошли до нас, не оказывает такое сильное воздействие на дальнейшее развитие человеческой культуры, как «Илиада» и «Одиссея».

fb.ru

Гомер — это автор «Илиады» и «Одиссеи». Вопрос в том, автор ли?

Разрушает миф Никита Викторович Петровкандидат филологических наук, доцент Центра типологии и семиотики фольклора Российского государственного гуманитарного университета.

До конца XVIII века в европейской науке господствовало мнение, что автором «Илиады» и «Одиссеи» является Гомер. Далее мнения ученых разделились. В 1788 году Ж. Б. Вилуазон полагал, что гомеровская эпоха была бесписьменной и одному поэту было не под силу сочинить поэму такой длины. Сторонники этой точки зрения получили название «аналитики». Оппоненты «аналитиков» — «унитарии» доказывали единство автора каждой из поэм, подчеркивая целостность замысла, красоту и симметрию композиции в «Илиаде» и «Одиссее». Так является ли Гомер автором этих поэм?

Школьники и многие люди, не обладающие специальными филологическими знаниями, думают, что Гомер — это автор «Илиады» и «Одиссеи». Вопрос в том, автор ли?

По поводу написания среди древников и исследователей гомеровского текста была неоднозначная позиция: либо много авторов, и один из них потом это взял и скомпилировал, либо автор один. Но возникает очень большая методологическая проблема: когда мы начинаем смотреть тексты, мы видим, что один человек не мог знать столько слов из очень разных временных периодов. А это VIII век до н. э., IV век до н. э., ХII век до н. э.

В то же время одновременно развивалась фольклористика, эпосоведение. И один из тех, кто совместил фольклористические идеи и применил их к гомеровскому эпосу, был Мильман Пэрри — совершенно замечательный исследователь гомеровского стиха и, вообще, хороший филолог. Он задумался: как разные диалектные слои, разные временные слои вдруг сконцентрировались в одном тексте? Зная, что уже есть какие-то эпические произведения, которые записывались, он предположил, что сказитель берет просто текст и начинает его воспроизводить, каждый раз складывая по кирпичикам заново, как бы по памяти, одновременно соблюдая некоторые правила. У него есть структура, у него есть набор топонимов, то есть тех мест, которые имеют названия, есть набор локусов, где действует герой, есть набор личных имен. И сказитель каждый раз складывает повествование, опираясь на память, на то, что он усвоил от предыдущего сказителя. И Мильман Пэрри говорит: «Давайте предположим, что Гомер — это имя сказителя, которое дошло до нас, который, в свою очередь, пел это устно».

Вот, например, вы — эпический сказитель. Вы с малолетства ходите по разным людям, которые поют, слушаете, и потому вы начинаете слагать свой собственный текст. У вас есть некоторый набор разных авторитетных источников, которые поют как бы одну и ту же версию той же былины, того же эпоса. Есть просто набор заготовок. Ну, представьте, вы открываете виртуальный ящик со словами, в котором есть формулы, например, «красна девица», «Владимир стольнокиевский», «шлемоблещущий Гектор» и так далее. У вас есть набор локусов, где должно происходить действие, набор топонимов и набор имен. И вы знаете, что определенные имена и определенные действия должны соединяться в один текст, в один сюжет, и обрамляете все это строкой. Каждый раз, как вы поете, вы должны вкладывать в метрическую строку определенные кирпичики и все время, импровизируя, выхватывать их из вот этого самого виртуального ящика. Ящик маленький, кирпичиков мало, поэтому вы каждый раз их комбинируете, выставляя, выставляя, выставляя. И получается очень много разных вариантов одного и того же сюжета.

 

Ученые уверены, что «Илиада» и «Одиссея» не являются творениями Гомера

 

 

Если брать какой-нибудь эпос, например, «Былину об Илье Муромце и Сокольнике», известную в более чем полусотне вариантах, мы видим, что основная схема одна и та же. И даже один сказитель, который утверждает, что он поет ровно то же самое второй раз, он по-другому выстраивает эти кирпичики. Он ориентируется на некую идеальную модель. И Мильман Пэрри предположил, что Гомер был один из тех самых сказителей, от которых до нас дошел конечный текст. Как он пел этот эпос, так его и записали, то есть устная форма перешла в письменную. И Гомер — это тот, кто не сочинил, не придумал, а более вероятно, что до нас дошли несколько записей, вариантов текста, который исполнялся устно и который приписывался Гомеру. Что сделал Мильман Пэрри? Надо было доказать эту теорию. У него был коллега и ученик Альберт Лорд, который потом написал книжку «The singer of tales», то есть «Сказитель», так она была переведена и совершенно замечательно повлияла на многие умы.

 

Мильман Пэрри и Альберт Лорд поехали в те места, где был эпос. А эпос был, где угодно. В Средней Азии его пели, но это был Советский Союз, вроде бы им не дали визы, ну, так получилось. Потом они решили поехать на Балканы, туда, где до сих пор, кстати, поют эпические произведения, сравнить варианты и посмотреть, как производится, как конструируется этот большой текст из маленьких кирпичиков, если бы их гипотеза оказалась верна. Заучивают сказители текст, пишут или воспроизводят его? Поехали и обнаружили совершенно потрясающую картину, то, о чем я вам рассказывал: сюжет существует во множестве вариантов, каждый вариант не похож друг на друга, а похожи отдельные кирпичики, которые они как бы все знают. Эти кирпичики имеют свое название. Формула — это два-три-четыре-пять слов, которые встречаются в одной строке в определенной метрической позиции. Представьте себе строку как лестницу: каждая ступенька имеет определенное расстояние, и сказитель должен вложить одну и ту же метрическую конструкцию в семь слогов. В четыре не поместится, в девять слишком много, а в семь поместится. На семь этих слогов у сказителя есть определенное количество формул, которые состыкуются и с героем, и со временем, и так далее. И они определили очень важное понятие, которое потом превратилось в теорию Мильмана Пэрри и Альберта Лорда или формульную теорию. Они доказали, что формула — это группа слов, которая встречается в определенной метрической позиции и несет основной смысл, кирпич — тот самый маленький, это как бы наименьшая единица. И сказитель, когда поет, он выхватывает эти формулы из своего багажа, из бэкграунда, который он усваивал на протяжении всего детства, юности, и выстраивает текст. «Какие еще кирпичики бывают?» — задались они этим вопросом. Мильман Пэрри и Альберт Лорд выявили следующий, чуть более больший кирпичик, — типические места. Описание коня всегда трафаретно, всегда повторяется и немножко варьируется. Пир у князя, конь скачет — вот все это такие трафаретные описания скачек, еще один трафаретный, чуть больший кирпичик.

 

Теория Пэрри-Лорда сыграла большую роль в становлении эпосоведении

 

И еще была система формул. Формулы варьируются в пределах одной метрической позиции, например, «шлемоблещущий Гектор». И должно быть: «та-та-та-та-та Гектор». Должно быть «шлемоблещущий» «та-та», и вот они составляют еще одно такое гнездо из этих самых варьируемых кирпичиков. И они говорят: «Смотрите, как поют эпос». А дальше ученые перенесли это на «Одиссею» и «Илиаду» (прежде всего, на «Илиаду»). Там действительно происходит варьирование в рамках системы формул, в рамках этих типических мест. Они выдвинули прекрасную гипотезу: тексты, которые дошли до нас от Гомера, были спеты некоторым сказителем, который, возможно, дошел до нас под именем Гомера, спеты и записаны на бумагу. По сути, это записанный вариант фольклорного текста. И это получило широчайшее распространение, потом стали проверять все мировые эпосы на фольклорность, что это не письменный, а изначально устный текст. Оказалось, что «Беовульф» — тоже вполне себе фольклорный текст, который был записан; там тоже есть система формул, общие места. То же самое «Песнь о моем Сиде» — испанский эпос, «Песнь о Роланде» — французский эпос. Эта формульная теория дала импульс пониманию того, что не следует заниматься текстами эпическими только с точки зрения классической филологии, предполагая, что у них есть автор или авторы. А нужно привлекать и фольклористические теории, в частности, вот эту формульную теорию Пэрри — Лорда. Она получила свое назначение в науке. И теперь мы знаем, что эти тексты устные, которые приписывались некоторому Гомеру. И, в общем-то, теория Пэрри — Лорда сыграла большую роль в становлении практически всей науки об эпосоведении и позволила нам изучать текст не только литературоведческими, филологическими методами, но еще и фольклористическим.

То есть Гомера могло и не быть. А если не Гомер, то кто?

Если не Гомер, то кот, как известно (смеется). То есть на самом деле непонятно. Мы знаем про личности, которым приписывается порождение важных для культуры текстов. Например, есть Лафонтен, басенник, которому приписывается большое количество текстов, которые он как бы не писал. Он может быть шаманом (такое бывает в разных культурах Сибири), суперсказителем. И Гомер, видимо, одно из тех имен, к которому прицепились вот эти вот тексты, которые он когда-то, возможно, спел, если это был он. Просто это имя прецедентное в культуре, в частности. Это мог быть не Гомер, это мог быть кто угодно. И отсюда разное количество текстов, которые мифологизируют фигуру этого сказителя. Он, конечно же, слепой, безусловно. Потому что слепой сказитель — это некоторый паттерн в культуре. Мы знаем прекрасных сказителей, которые не были слепыми, но после смерти молва приписывала им огромное количество мифологических качеств, хотя колдунами они сами себя никогда не позиционировали. Собственно, с Гомером произошло то же самое.

 

Установка сказителя: нельзя ничего менять, когда поешь эпос, а то умрешь

 

Говорят, есть бюсты зрячего Гомера?

И нигде не подписано, что это — Гомер. Мы находим бюст, где глаза закрыты, и говорим: «Вот он». Это как с Ильей Муромцем случилось: не очень понятно, Илья Муромец это или нет (в Киево-Печерской лавре хранятся мощи святого Илии, и одно из распространенных заблуждений, что богатырь Илья Муромец в былине и святой Илия — это одно и то же лицо). Здесь ровно такая же история. Он мог быть хромым, слепым, горбатым, одноруким сколько угодно — важно любое физическое увечье, которое маргинализирует его из мира обычных людей. Все обычные люди не умеют исполнять эпос, а вот он каким-то образом отмечен, каким-то знаком. Слепота — это не самый худший знак для сказителя. Это на самом деле один из самых популярных знаков.

 

Такая вот история. Поэтому ничего конкретного мы сказать не можем про эту личность. Мы можем совершенно точно говорить, что это устный по природе своей текст, который не мог бы быть написан пером одного автора. У автора бы не хватило ни лексического запаса, ни эрудиции, чтобы совместить слова эпохи как минимум четырех веков. Это невозможно. А вот сказитель это вполне себе усваивал.

Например, русский сказитель, он говорит, что герой поехал к царю «играть в шашки-шахматы, тавлеи золоченые». Это вписывается в метрическую строку, в позицию в строке, и доходит до нас. Сам он понимает, что это игра, шашки, ему известна — это новая реалия, шахматы — уже менее известная реалия, а «тавлеи золоченые»? Он не понимает, но продолжает ее использовать, потому что она характерна для метра. То есть такая мнемоническая функция метра, как говорится, которая сохраняет для нас различные слова из различных эпох, очень разных. «Тавлея золоченая» от слова «tavola» — это такая шахматная игра. Спросите какого-нибудь сказителя в ХХ или ХIХ веке: «А что такое «тавлея золоченая»?» Что он вам ответит? «Какая-то игра». Такая вот история. То есть эпос это штука, которая консервирует какие-то элементы. Консервация происходит за счет довольно жесткой структуры, а эта жесткая структура зависит от метра. Все, что поется в данном случае, имеет еще сакральную установку на неизменение.

Так устроены очень многие эпические тексты. Когда мы ездили в деревню, чтобы найти их, оказалось, что их уже практически никто не поет. Я записывал воспоминания, и у сказителя есть такая установка: нельзя ничего менять, когда ты поешь, а то умрешь. Конечно, меняют. Они же каждый раз создают заново это стройное здание эпоса. Но идея о том, что ничего нельзя менять, помогает сохранить метр. А метр позволяет сохранить разные диалектные, из разных веков, в том числе, слова, по которым мы можем узнать, что это был не письменный текст, а устный. А если бы это был письменный текст, то автор Гомер, если бы он был, должен был бы обладать недюжинной эрудицией, намеренно копировать текст фольклорный. Но, как мы знаем, это практически невозможно. Там не было такого уровня рефлексии, как, например, в XIII — XIV и в XVII — XVIII веках.

Записала Е. Двуреченская

maxpark.com

Илиада и Одиссея | Geo

Вступление

Произведения Гомера, поэмы «Илиада» и «Одиссея», являются первыми по времени известными нам памятниками древнегреческой литературы и вместе с тем вообще первыми памятниками литературы в Европе. Содержа в себе огромное количество разного рода сказаний и будучи весьма значительными по размеру, эти поэмы не могли появиться внезапно, в виде произведения только одного гениального писателя. Если даже они и составлены одним поэтом, то составлены на основе многовекового народного творчества, в котором современная наука устанавливает отражение самых разнообразных периодов исторического развития греков. Записаны были эти произведения впервые только во второй половине VI в. до н.э. Следовательно, народные материалы для этих поэм создавались еще раньше, по крайней мере, за два или за три века до этой первой записи, а, как показывает современная наука, гомеровские поэмы отражают еще более древние периоды греческой истории.

Сюжетом гомеровских поэм являются разные эпизоды троянской войны. Греки в течение многих веков вели войны в Малой Азии. Однако именно война с Троей особенно запечатлелась в памяти древних греков, и ей было посвящено много разных литературных произведений, и, в частности, несколько специальных поэм.

Долгое время события, описываемые в поэмах Гомера, считались вымыслом, красивыми легендами, облеченными в прекрасные стихи, не имеющие под собой никакой реальной основы. Однако археологу любителю Генриху Шлиману посчастливилось после многих неудач раскрыть напластования древних городов на холме Гиссарлык в Малой Азии (на территории современной Турции), где некогда стояла «Священная Троя» Гомера. После этого успеха Шлиман приступил к раскопкам Микен и Тиринфа, древних городов, упоминавшихся в поэмах Гомера. Он открыл множество исключительных по своему историческому значению памятников, и его открытия положили начало изучению микенского периода истории Греции.

Усилиями археологов, историков и филологов была воссоздана широкая картина жизни древнегреческих племен в догомеровскую и гомеровскую эпохах. Однако в поэмах Гомера встречаются упоминания о железном оружии, которого микенская эпоха еще не знала. По-видимому, героический эпос древних греков складывался постепенно на основе исторической реальности нескольких эпох и окончательно оформился в VIII веке до н.э. Но среди многочисленных литературных произведений древности, дошедших до нашего времени, ни одно из них не оказало такого сильного влияния на дальнейшее развитие общечеловеческой культуры, как «Илиада» и «Одиссея».

 
Гомер в истории античной культуры

Греки считали, что эпические поэмы «Илиада» и «Одиссея» были сложены слепым поэтом Гомером. Семь греческих городов претендовали на то, чтобы считаться родиной поэта. В то же время не существует никаких достоверных свидетельств о Гомере, и вообще нельзя считать доказанным, что обе поэмы были созданы одним и тем же человеком. В обеих поэмах собраны древние легенды, «рассказы путников» и свидетельства микенской эпохи, и в то же время четкость сюжета и рельефность характеров героев делает «Илиаду» и «Одиссею» непохожими на устные эпические поэмы. Во времена Писистрата обе поэмы были уже известны в своем окончательном виде. По-видимому, автор «Илиады» был ионийцем и написал поэму около 700 года до н.э. на богатом материале троянских сражений. Все события «Илиады» происходят в течении нескольких недель, однако предполагается, что читатель знает всю предысторию троянской войны. Возможно, что «Одиссея» была написана позднее тем же автором. Отношения героев «Одиссеи» более запутанные, их характеры менее «героические» и более утонченные; автор показывает вое глубокое знание стран восточного Средиземноморья. Между поэмами весьма тесная логическая связь, и возможно, что «Одиссея» была задумана как продолжение «Илиады». Александр Великий всегда носил с собой томик «Илиады», но «Одиссея» все же представляется более оригинальным произведением.

Можно предположить, что слепой старец Демодок, изображенный в восьмой песне «Одиссеи», поющий перед гостями царя Алкиноя на острове феаков, послужил неким прообразом для представления о самом Гомере еще в древности. Ученые до сих пор спорят о том, существовал ли в действительности гениальный творец «Илиады» и «Одиссеи», или у каждой поэмы был свой собственный автор, или же это были разрозненные песни, сведенные воедино каким-либо редактором.

Уже в древности вопросы об авторе, месте и времени появления гомеровских поэм были лишены всякой определенности. Может быть, только до Геродота греки считали Гомера действительным автором обеих поэм и даже всего цикла.

Все имеющиеся 9 античных биографий Гомера полны вымыслов и являются позднейшей подделкой. Так, например, биографии Гомера, подписанные именами Геродота и Плутарха, противоречат тому, что говорят о Гомере сами Геродот и Плутарх.

Для всех древних греков «Илиада» и «Одиссея» являлись не только излюбленным чтением. По ним велось обучение в школах. Подростки и юноши учились в доблести на примерах героев древних сказаний.

Насколько широко были известны стихи Гомера, можно судить по интересной находке, сделанной в Северном Причерноморье, где в античную эпоху находились процветающие греческие колонии. Это обломок камня, на котором вырезано начало гомеровского стиха из «Илиады» — «Продвинулись звезды…». Поскольку надпись не закончена и сделана с ошибками, то ученые предполагают, что высекал ее либо начинающий камнерез, либо ученик резчика, выполнявший упражнение. Но этот обломок камня с незаконченным стихом, вырезанным во II веке до н.э., ценен как свидетельство того, сколь велика была слава Гомера. На самом северном краю греческой ойкумены (населенного мира) простым ремесленникам были известны стихи «Илиады».

Распространение и, может быть, само создание поэм происходило при помощи аэдов — певцов, упоминаемых у Гомера (Демодок у Алкиноя, Фемий на Итаке). Позже поэмы распространялись профессиональными певцами-декламаторами, т.н. рапсодами («сшивателями песен»). Их потом стали называть гомеридами, о которых утверждается, что вначале это были певцы из рода Гомера, но в дальнейшем так стали называть и всех остальных певцов. Сохранилось имя одного гомерида Кинефа Хиосского, вставившего, по преданию, в «Гомера» много собственных стихов. В VIII — VII веках гомериды распространяются уже по всей Греции. Учреждаются целые состязания рапсодов в разных местах, особенно в Афинах на праздниках Панафиней. Источники гласят о декрете Солона (законодателя в Афинах первой половины VI века до н.э.) относительно исполнения на Панафинеях исключительно «Илиады» и «Одиссеи» и притом в определенном, строго последовательном порядке.

Что же касается первой записи поэм Гомера, то поздние источники (Цицерон, Павсаний, Элиан и др.) приписывают ее специальной комиссии при Писистрате в Афинах. Поздний характер этих источников заставил некоторых ученых усомниться в существовании комиссии при Писистрате что, однако, является излишним критицизмом. Запись поэм Гомера была произведена не позднее VI века до н.э. и имела государственное значение.

Рассмотрим краткое содержание поэм.

«Илиада»

В «Илиаде» олимпийские боги являются такими же действующими лицами, как и люди. Их заоблачный мир, изображенный в поэме, создан по образу и подобию земного мира. Богов от обычных людей отличали лишь божественная красота, необычайная сила, дар превращаться в любое существо и бессмертие.

Подобно людям, верховные божества нередко ссорились между собой и даже враждовали. Описание одной из таких ссор дано в самом начале «Илиады», когда Зевс, сидя во главе пиршествующего стола, угрожает побоями своей ревнивой и раздражительной супруге Гере за то, что она осмелилась ему возражать. Хромой Гефест уговаривает мать смириться и не ссориться с Зевсом из-за смертных. Благодаря его усилиям вновь воцаряется мир и веселье. Златокудрый Апполон играет на лире, аккомпанируя хору прекрасных муз. С заходом солнца пир заканчивается и боги расходятся по своим чертогам, воздвигнутым для них на Олимпе искусным Гефестом.

Поэмы состояли из песен, каждую из которых можно было исполнять отдельно, как самостоятельный рассказ о том или ином событии из жизни ее героев, но все они так или иначе имеют отношение к троянской войне.

Причиной троянской войны было похищение Елены, супруги царя Менелая Парисом, сыном троянского царя Приама. Оскорбленный Менелай призвал на помощь других царей. Среди них были Диомед, Одиссей, Аяксн и Ахилл. Ахейские воины заняли равнину между Троей и морем, вытащили корабли на берег и разбили свой лагерь, из которого делали вылазки, грабя и разоряя мелкие поселения. Осада Трои тянулась 10 лет, но в поэмах описан лишь последний год войны. (Здесь надо заметить, что ахейцами называет греков Гомер, называя их также данайцами и аргивянами, а вовсе не греками и даже не эллинами, как сами греки стали звать себя впоследствии).

Начиная с третей песни «Илиады» идет описание сражений между ахейцами и троянцами. В эти битвы между отдельными героями активно вмешиваются боги. Поэма заканчивается описанием торжественного погребения героического вождя троянцев Гектора.

В «Илиаде» в ярких чертах воспроизводятся явления реальной жизни и быта древнегреческих племен. Преобладает, конечно, описание быта военного времени, причем причем поэма насыщена реалистическим изображением сцен смерти, жестоких увечий, предсмертных конвульсий. Однако битва изображается чаще всего не как массовое сражение, а как поединок между отдельными героями, выделяющимися силой, доблестью и воинским искусством. Но подвиги героев, столь красочно описываемые Гомером, не заслоняют от взора поэта все ужасы войны. Он яркими и обличительно-реалистическими красками воспроизводит сцены насилия и беспощадной жестокости победителей. Гомер не сочувствует жестокости войны. Он противопоставляет им такие полные человеческих чувств эпизоды, как прощание троянского вождя Гектора со своей женой Андромахой перед решающей битвой за родной город, как плач царицы Гекубы или мольбы царя Приама в шатре Ахилла. Здесь и своего любимого героя, неукротимого в гневе Ахилла, неиствовавшего в жажде мести, поэт заставляет смягчиться и пролить слезы вместе с Приамом. Столь же серьезным противовесом яркому изображению свирепых схваток между враждующими сторонами представляет собой подробное описание сцен мирной жизни, которые были изображены Гефестом на щите Ахилла. С большой теплотой говорит поэт о тучных нивах с отягощенными зерном колосьями, о многочисленных стадах, пасущихся в долинах, о пышных виноградниках, и, главное, о трудолюбивых людях, создавших все это изобилие, наслаждающихся плодами своих трудов и покоем мирной жизни.

Время действия «Илиады» охватывает 51 день. Но из этого числа надо вычесть те дни, в которые события не отображаются, о них только упоминается (чума в стане ахейцев, пир олимпийцев у эфиопов, погребение героев, надругательство Ахилла над Гектором, приготовление дров для костра Гектора). Таким образом, в «Илиаде» изображаются главным образом только 9 дней из последнего года троянской войны.

 
«Одиссея»

О взятии с помощью хитрости ахейцами Трои рассказывалось в одной из песен «Одиссеи». Слепой певец Демодок, воспевая хитроумного царя Одиссея, излагал всю историю сооружения огромного деревянного коня, внутри которого спрятались храбрейшие из ахейцев. Ночью, после того, как троянцы втащили чудовищного коня внутрь крепостных стен, архейские воины вышли из конского чрева, захватили и разрушили «священную» Трою. Известно, что у древних греков были апокрифичные поэмы, в которых подробно описывались дальнейшие события троянской войны. Там говорилось о смерти доблестного Ахилла, погибшего от стрелы Париса, виновника троянской войны и о сооружении рокового для троянцев деревянного коня. Известны названия этих поэм — «Малая Илиада», «Разрушение Илиона», но до нашего времени они не дошли.

Основным содержанием «Одиссеи» являются сказания о возвращении Одиссея на Итаку после окончания войны с Троей. Продолжалось это возвращение очень долго и заняло 10 лет. В IX-XII песнях Одиссей сам рассказывает о своих странствиях после отплытия из Трои в течение первых трех лет.

Вначале Одиссей со своими спутниками попадает в страну диких людей — киконов, потом к мирным лотофагам, затем на остров киклопов, где киклоп Полифен, дикарь и людоед, съел нескольких спутников Одиссея и чуть было не уничтожил его самого.

Далее Одиссей попадает к богу ветров Эолу, потом попадает к разбойникам лестригонам и к волшебнице Кирке, которая удерживала его в течение целого года, а потом направила его в подземное царство для узнавания его будущей судьбы.

Путем особого хитрого приема Одиссей проезжает мимо острова Сирен, полуженщин, полуптиц, завлекавших к себе всех путников своим сладострастным пением и затем пожиравших их. На острове Тринакрии спутники Одиссея пожирают быков Гелиоса, за что бог моря Посейдон уничтожает все корабли Одиссея; и спасается только один Одиссей, прибитый волнами на остров нимфы Калипсо. У Калипсо он живет 3 года, и боги решают, что ему уже пора вернуться домой на Итаку. В течение нескольких песен описываются все приключения Одиссея на пути домой, где в это время местные царьки ухаживают за Пенелопой, верной женой Одиссея, ждущей его в течение 20 лет.

В итоге Одиссей все же добирается до дому, вместе со своим сыном Телемахом перебивает всех женихов, и, подавив мятеж сторонников женихов, воцаряется в своем собственном доме и начинает счастливую мирную жизнь после 20-летнего перерыва.

Несмотря на то, что путешествие Одиссея домой длилось 10 лет, «Одиссея» охватывает еще меньше времени, чем «Илиада» и действие развертывается в течение 40 дней.

«Одиссея» тоже может излагаться по отдельным дням, в течение которых происходят изображаемые в ней события. Совершенно очевидно, что составитель или составители поэмы разделяли изображение происходящего по дням, хотя у Гомера это разделение кое-где не вполне точно выражено.

Если подвести итог распределению действия по дням в «Одиссее», то необходимо отметить, что из 40 дней, по крайней мере, 25 дней не находят для себя подробного изложения. Т.е. из 10 лет странствования Одиссея поэма изображает только последние дни перед Итакой и несколько дней на Итаке. Обо всем остальном времени, т.е. в сущности, о 10 годах, либо рассказывается самим Одиссеем на пиру у Алкиноя, либо о них только упоминается.

Несомненно, что «Одиссея» куда более сложное произведение античной литературы, чем «Илиада». Исследования «Одиссеи» с литературной точки зрения и с точки зрения возможного авторства ведутся и по сей день. В результате обзора критики «Одиссеи» можно придти к следующим выводам:

1. В «Одиссеи» обнаруживается соединение элементов двух самостоятельных поэм. Из них одну можно назвать собственно «Одиссеей», а другую «Телемехией».

2. «Одиссея» представляла возвращение Одиссея от Калипсо через Схерию на родину и его месть женихам в заговоре с сыном так, как она изображена в XVI песне. Пенелопа узнавала здесь мужа уже после того, как женихи были им перебиты.

3. Автор этой древней «Одиссеи» уже сам пользовался более древними песнями: он соединяет отдельную песнь «Калипсо», свободную фантазию на тему «Кирка», с «Феакидою», заметна его переработка рассказа в третьем лице в рассказ самого Одиссея.

4. В «Телемахии», рассказывающей о путешествии Телемаха в Пилос и Спарту, замечается упадок искусства композиции по сравнению с «Одиссеей». Соединение «Калипсо» с «Феакией» сделано настолько искусно, что связность и последовательность рассказа вполне безукоризненна. Напротив в «Телемахии» само путешествие Телемаха и рассказы ему Нестора и Менелая весьма слабо связаны с остальным действием поэмы и для внимательного читателя здесь открываются даже прямые противоречия.

5. Эпилог «Одиссеи» представляет контаминацию отдельных частей двух вышеупомянутых поэм и более древнего происхождения, чем окончательная редакция «Одиссеи».

6. Деятельность последнего редактора «Одиссеи» заключалась в соединении частей древней «Одиссеи», «Телемахии» и той обработке эпилога, о которой было упомянуто. Вставки редактора характерны некоторыми особенностями языка, заимствованием многих стихов из древних поэм, неясностью и непоследовательностью изложения. В некоторых случаях вставки составлены по отрывкам древних источников. Также редактор вносит в «Одиссею» содержание циклических поэм.

 
Переводы Гомера

Древнерусский читатель мог найти упоминания о Гомере (Омире, как его называли на Руси, следуя византийскому произношению) уже в «Житии» первоучителя Кирилла, а о троянской войне прочесть в переведенных уже в киевскую эпоху византийских всемирных хрониках.

Первая попытка стихотворного преложения небольших фрагментов гомеровских поэм принадлежит Ломоносову. Тредиаковский перевел гекзаметром — тем же стихотворным размером, которым писал Гомер роман французского писателя Фенелона «Приключения Телемаха», написанный по мотивам «Одиссеи», а точнее «Телемахии», о которой упоминалось выше. «Телемахия» Тредиаковского содержала ряд вставок — прямых переводов с греческого. Во второй половине XVIII века поэмы Гомера переводил Ермил Костров. В XIX веке были сделаны тавшие классическими переводы «Илиады» Гнедичем и «Одиссеи» Жуковским. По поводу перевода Гнедича Пушкин написал гекзаметром сначала такую эпиграмму:

«Крив был Гнедич поэт, преложитель слепого Гомера Боком одним с образцом схож и его перевод». Потом Пушкин тщательно вымарал эту эпиграмму и написал следующую:

«Слышу умолкнувший звук божественной эллинской речи
Старца великого тень чую смущенной душой».

После Гнедича перевод «Илиады» был осуществлен еще и Минским, а затем, уже в советское время — Вересаевым, однако эти переводы были не столь удачны.

Переводом же «Одиссеи» после Жуковского долгое время никто не занимался и все же через почти 100 лет после Жуковского «Одиссею» перевел Шуйский, а затем и Вересаев, но опять же, эти переводы не получили столь широкого распространения и признания.

 
Заключение

Поэмы «Илиада» и «Одиссея», приписываемые слепому старцу Гомеру, оказали огромнейшее, ни с чем не сравнимое влияние на всю историю античной культуры, а позже и на культуру нового времени. Огромное мастерство слагателя этих поэм, их эпохальность, красочность, колорит привлекает читателя и поныне, несмотря на огромную временную пропасть, лежащую между ними.

К сожалению, великое множество вопросов, связанных с поэмами Гомера, еще не разрешены, и вряд ли будут разрешены уже когда-нибудь. Особенно остро стоит вопрос об авторстве этих поэм, но ничего действительно определенного на этот вопрос ответить нельзя, как нельзя было ответить и сто и тысячу лет назад.

При написании этой работы мы не ставили себе цель ответить на какие-либо вопросы, а просто попытались сделать некий небольшой общий обзор на тему о Гомере и его поэмах.

ЛИТЕРАТУРА

Гомер «Илиада», М., «Правда», 1984.
Гомер «Одиссея», М., «Правда», 1984.
Лосев А. Ф. «Гомер», М., 1960.
Шестаков С. «О происхождении поэм Гомера», Казань, 1892.
Шталь И. В. «Одиссея» — героическая поэма странствий», М.

www.geo.ru

Илиада» и «Одиссея». Историческая и мифологическая основа. Современное состояние гомеровского вопроса.





ТОП 10:







Гомеровский эпос.

· Историческая основа и время создания гомеровских поэм. Г. Шлиман и Троя.

· Мифологическая основа и сюжет гомеровских поэм.

· Понятие об эпическом герое и образы воинов в поэме.

· Нравственная проблематика гомеровских поэм.

· Своеобразие эпического мировоззрения и стиля.

· Гомеровский вопрос и основные теории происхождения поэм.

Автором двух эпических поэм «Илиада» и «Одиссея» традиционно считается Гомер. Пушкин: «Гомера можно только почувствовать». Авторство Гомера не доказано, как не доказано и его существование. Он становится легендой уже в античности. Почти все полися спорят о праве считать себя его родиной. Эпическая поэзия возникла в 10 веке до нашей эры, поэзия Гомера – рубеж 9 и 8 века. Это первые письменные творения, с которых началась европейская литература. Скорее всего, это не начало традиции – автор ссылается на предшественников и даже включает в текст отрывки из поэм-предшественников. «Одиссея» — Демодок, Фамир фракийский. Потом на гомеровские поэмы появляются пародии – «Батрахомиомахия» — борьба лягушек и мышей.

Для античности не характерно обычное определение «эпоса». «Эпос» — «речь, рассказ». Он появляется как форма бытового рассказа о важном для истории племени или рода событии. Всегда поэтическое воспроизведение. Предмет изображения – история народа на базе мифологического восприятия. В основе художественных древних эпосов лежит величественная героика. Герои эпосов олицетворяют собой целые народы (Ахилл, Одиссей). Герой всегда силен силой своего народа, олицетворяет как лучшее, так и худшее в своем народе. Герой гомеровских поэм живет в особом мире, где понятия «все» и «каждый» означают одно и то же.

Исследуя язык гомеровских поэм, ученые пришли к выводу, что Гомер являлся выходцем из ионийской аристократической семьи. Язык «Илиады» и «Одиссеи»» — искусственный поддиалект, на котором в жизни никогда не говорили. До 19 века господствовала точка зрения, что содержание обеих поэм – это поэтический вымысел. В 19 веке заговорили о реальности событий, после того как дилетантом Генрихом Шлиманом была открыта Троя (в последней четверти 19 века).



Генрих Шлиман родился в 1822 году в Германии в семье бедного пастора. На свое семилетие он получил красочную энциклопедию мифов и после этого заявил, что найдет Трою. Он не получает образования. История его юности очень бурная: он нанимается на шхуну юнгой, шхуна терпит кораблекрушение, Шлиман попадает на необитаемый остров. В 19 лет он попадает в Амстердам и устраивается там работать мелким клерком. Оказывается. Что он очень восприимчив к языкам, поэтому скоро он отправляется в Санкт-Петербург, открывает свое дело – поставка хлеба в Европу. В 1864 году он закрывает свое дело, а все деньги использует на открытие Трои. Он едет в те места, где она могла бы быть. Весь ученый мир производил раскопки в Бунарбаши в Турции. Но Шлиман ориентировался на Гомеровские тексты, где было сказано, что троянцы несколько раз в день могли ходить на море. Бунарбаши было слишком далеко от моря. Шлиман нашел мыс Гиссарлык и выяснил, что реальной причиной троянской войны была экономика – троянцы взимали слишком большую плату за проход через пролив. Шлиман вел раскопки по-своему – не раскапывал слой за слоем, а раскопал сразу все слои. В самом низу (слой 3А) он нашел золото. Но он боялся, что его непрофессиональные рабочие разворуют его, поэтому велел им идти праздновать, а сам с женой перетаскал золото в палатку. Больше всего Шлиман хотел вернуть Греции былое величие, соответственно и это золото, которое он считал кладом царя Приама. Но по законам клад принадлежал Турции. Поэтому его жена – гречанка София – спрятала золото в капусту и перевезла через границу.

Доказав всему миру, что Троя реально существовала, Шлиман на самом деле ее уничтожил. Позднее ученые доказали, что нужный временной слой был 7А, этот слой Шлиман разрушил, доставая золото. Потом Шлиман вел раскопки в Тиринфе и откопал родину Геракла. Потом раскопки в Микенах, где он нашел золотые ворота, три гробницы, которые он посчитал захоронениями Агамемнона (золотая маска Агамемнона), Кассандры и Клитемнестры. Он опять ошибся – эти захоронения относились к более раннему времени. Но он доказал существование древнейшей цивилизации, так как обнаружил глиняные таблички с письменами. Также он хотел вести раскопки на Крите, но у него не хватило денег выкупить холм. Совершенно нелепа кончина Шлимана. Он ехал домой на Рождество, простудился, упал на улице, его отвезли в приют для бедных, где он замерз до смерти. Хоронили его пышно, за гробом шел сам греческий король.




Аналогичные глиняные таблички были найдены на Крите. Это доказывает, что очень давно (12 век до н э) на Крите и в Микенах была письменность. Ученые называют ее «линейное догреческое доалфавитное слоговое письмо», причем существует две разновилности: а и б. А не поддается расшифровке, Б расшифровали. Нашли таблички в 1900, а расшифровали уже после второй мировой. Франц Зиттини расшифровал 12 слогов. Прорыв совершил Майкл Вентрис, англичанин, который предположил, что за основу надо брать не критский, а греческий диалект. Так он расшифровал почти все знаки. Перед ученым миром встала проблема: почему в момент своего расцвета на Крите писали по-гречески? Точно определить дату уничтожения Трои сначала попытался Шлиман – 1200 г до н э. Он ошибся всего на десять лет. Современные ученые установили, что ее разрушили между 1195 и 1185 годом до н э.

Носителями гомеровского языка считаются две категории людей: аэды и рапсоды. Аэды – сказители, создатели поэм, полуимпровизаторы, у них высокое положение в обществе, поэтому они имели право что-то изменять в поэмах. Гомер упоминал о Демодоке и Фамире фракийском. Искусство аэдов таинственно, так как очень сложно запомнить такое количество текста. Искусство аэдов клановое, каждый клан имел собственные секреты запоминания. Некоторые семьи: Гомериды и Креофилиды. Чаще всего они были слепы, «Гомер» — значит, слепой. Это еще одна причина того, что многие считают, что Гомера не существовало. Рапсоды – только исполнители, не могли что-либо менять.

Применительно к эпосу, понятия фабулы и сюжета сильно различаются. Фабула – естественная прямая временная связь событий, составляющая содержание действия литературного произведения. Фабулой гомеровских поэм является троянский цикл мифов. Он связан почти со всей мифологией. Сюжет локален, но временные рамки небольшие. Большинство мотивировок поступков героев находится за рамками произведения. О причинах троянской войны написана поэма «Киприи».

Причины войны: Гея обращается к Зевсу с просьбой очистить землю от части людей, так как их стало слишком много. Зевсу угрожает судьба деда и отца – быть свергнутым собственным сыном от богини. Прометей называет богиню Фетиду, поэтому Зевс срочно выдает ее замуж за смертного героя Пелея. На свадьбе появляется яблоко раздора, и Зевсу советут использовать Париса Мом – злоязычный советник.

Трою иначе называют царством Дардана или Илионом. Дардан – основатель, потом появляется Ил и основывает Илион. Отсюда название поэмы Гомера. Троя – от Троса. Иногда Пергам, по названию дворца. Один из царей Трои – Лаомедонт. При нем построились стены Трои, которые невозможно разрушить. Эту стену строили Посейдон и Аполлон, люди над ними смеялись, Лаомедонт обещал награду за работу. Эак хорошо относился к богам, поэтому он построил Скетские ворота – единственные, которые можно разрушить. Но Лаомедонт не заплатил, боги разгневались и прокляли город, поэтому он обречен на гибель, несмотря на то, что это любимый город Зевса. В войне уцелеют только Анхиз и Эней, которые не имеют отношения к роду Лаомедонта.

Елена – внучка Немезиды, богини возмездия. В 12 лет ее похитил Тесей. Потом все хотели взять ее в жены, Одиссей посоветовал отцу Елены дать ей выбрать самой и взять с женихов клятву помочь семье Елены в случае беды.

«Илиада» охватывает в качестве событий незначительный период времени. Всего 50 дней последнего года войны. Это гнев Ахилла и его последствия. Так поэма и начинается. «Илиада» — военно-героическая эпопея, где центральное место занимает рассказ о событиях. Главное – гнев Ахилла. Аристотель писал, что Гомер гениально выбрал сюжет. Ахилл – особый герой, он заменяет собой целое войско. Задача Гомера – описать всех героев и быт, но Ахилл затмевает их. Поэтому Ахилла надо изъять. Все определяется одним событием: в земном плане все определяется последствиями гнева Ахилла, в небесном – волей Зевса. Но его воля не всеобъемлюща. Зевс не может распорядиться судьбами греков и троянцев. Он использует золотые весы судьбы – доли ахецев и троянцев.

Композиция: чередование земной и небесной линии сюжета, которые к концу смешиваются. Гомер свою поэму на песни не разбивал. Впервые ее разбили александрийские ученые в третьем веке до нашей эры – для удобства. Каждую главу назвали по букве греческого алфавита.

В чем причина гнева Ахилла? За 10 лет они разорили много окрестных полисов. В одном городе они захватили двух пленниц – Хрисеиду (досталась Агамемнону) и Брисеиду (досталась Ахиллу). У греков начинает формироваться сознание ценности своей личности. Гомер показывает, что родовая коллективность уходит в прошлое, начинает формироваться новая нравственность, где на первый план выходит представление о ценности собственной жизни.

Поэма заканчивается похоронами Гектора, хотя по сути судьба Трои уже решена. В плане фабулы (мифологической последовательности событий) «Одиссея» соответствует «Илиаде». Но она повествует не о военных событиях, а о странствиях. Ученый называют ее: «эпическая поэма странствий». В ней повествование о человеке вытесняет рассказ о событиях. На первый план выходит судьба Одиссея – прославление ума и силы воли. «Одиссея» соответствует мифологии позднего героизма. Посвящена последним сорока дням возвращения Одиссея на родину. О том, что центром является возвращение, свидетельствует самое начало.

Композиция: сложнее «Илиады». События в «Илиаде» развиваются поступательно и последовательно. В «Одиссее» три сюжетных линии: 1) боги-олимпийцы. Но у Одиссея есть цель и никто не может ему помешать. Одиссей выпутывается из всего сам. 2) собственно возвращение – тяжкие приключения. 3) Итака: два мотива: собственно события сватовства и тема поисков Телемахом отца. Некоторые считают, что Телемахия это поздняя вставка.

В основном все же это описание странствий Одиссея, причем в ретроспективном плане. События определяются ретроспекцией: влияние событий давнего прошлого. Впервые появляется женский образ, равный мужскому – Пенелопа, многомудрая – достойная супруга Одиссея. Пример: она прядет погребальный покров.

Поэма сложнее не только по композиции, но и сточки зрения психологической мотивации поступков.

«Илиада» — любимое произведение Льва Толстого. Значение гомеровских поэм заложено в нравственных ценностях, они их нам представляют. В это время как раз формировались представления о нравственности. Соотношение с материалами. Героизм и патриотизм – не главные ценности, которые интересуют Гомера. Главное – проблема смысла человеческой жизни, проблема ценностей человеческой жизни. Тема человеческого долга: перед родиной, перед племенем, перед предками, перед умершими. Жизнь во вселенском масштабе представлена как вечнозеленая роща. Но смерть не повод для горя – ее нельзя избежать, но надо достойно встретить. Формируются представления о человеческой дружбе. Одиссей и Диомед, Ахилл и Патрокл. Все они уравновешены. Проблемы – что есть трусость? Храбрость? Верность дому, народу, супругу? Верные жены: Пенелопа, Андромаха.

Как уже говорилось ранее, в гомеровских героях собирались обобщенные черты всего народа, который они представляли. Образы воинов отличались многообразием. У Гомера еще не было представления о характере, но, тем не менее, у него нет двух одинаковых воинов. Считалось, что человек уже рождается с определенными качествами, и в течение жизни ничего измениться не может. Этот взгляд претерпевает изменение только в трудах Теофраста – ученика Аристотеля. Удивительная нравственная цельность гомеровского человека. У них нет рефлексии или раздвоенности – это в духе гомеровского времени. Судьба – это доля. Поэтому обреченности нет. Поступки героев не связаны с божественным влиянием. Но существует закон двойной мотивации событий. Как рождаются чувства? Легче всего объяснить это божественным вмешательством Талант Гомера: сцена с Ахиллом и Приамом.

Набор качеств у каждого воина одинаков, но образы уникальны. Каждое из действующих лиц выражает какую-нибудь одну сторону национального греческого духа. В поэме есть типы: старцы, жены и т.д. Центральное место занимает образ Ахилла. Он велик, но смертен. Гомер хотел изобразить поэтический апофеоз героической Греции. Героизм – осознанный выбор Ахилла. Эпическая доблесть Ахилла: храбрый, сильный, бесстрашный, воинственный клич, быстрый бег. Чтобы герои были разные, количество различных качеств разное – индивидуальная характеристика. Ахилл обладает импульсивностью и безмерностью. Характеристика Гомера: он умеет слагать песни и поет их. Второй по силе воин – Аякс Большой. У него чрезмерно много честолюбия. Ахилл быстроног, Аякс неповоротлив, медлителен. Третий – Диомед. Главное – полное бескорыстие, поэтому Диомеду даруется победа над богами. Эпитеты: у Ахилла и Одиссея более 40. В битве Диомед не забывает о хозяйстве. Предводители похода изображены в противоречии с эпическими законами. Авторы эпоса пишут объективно. Но у Гомера много эпитетов у любимых героев. У Атридов эпитетов мало. Диомед упрекает Агамемнона «Доблести ж не дал тебе (Зевс)». Другое отношение к Нестору, Гектору и Одиссею. Гектор – один из любимых героев Гомера, он разумен и миролюбив. Гектор и Одиссей не надеются на богов, поэтому Гектору присущ страх, но этот страх не влияет на его поступки, так как Гектор обладает эпической доблестью, включающей в себя эпический стыд. Он чувствует ответственность перед защищаемым народом.

Прославление мудрости. Старцы: Приам и Нестор. Нестор пережил три поколения людей по тридцать лет. Новая мудрость: интеллект Одиссея. Это не опыт, а гибкость ума. Еще Одиссея отличает: все герои стремятся к бессмертию – ему оно дважды предлагается, но он меняет его на родину.

Гомер впервые дает нам опыт сравнительной характеристики. 3 песнь «Илиады»: Елена рассказывает о героях. Сравниваются Менелай и Одиссей.

Образ Елены в «Илиаде» — демонический. В «Одиссее» же она домохозяйка. Описывается не ее внешность. А реакция старцев на нее. О ее чувствах мы знаем очень мало. В «Одиссее» она другая – ничего таинственного нет.

— Особенности эпического мировоззрения и стиля.

Первое – объем эпических поэм всегда значителен. Объем зависит не от желания автора, а от поставленных автором задач, которые в данном случае требуют большого объема. Вторая особенность – многофункциональность. Эпос в древнем обществе выполнял много функций. Развлекательная – в последнюю очередь. Эпос – хранилище мудрости, воспитательная функция, примеры как себя нужно вести. Эпос – хранилище сведений по истории, сохраняет представление народа об истории. Научные функции, так как именно в эпических поэмах передавались научные сведения: астрономия, география, ремесло, медицина, быт. В последнюю очередь – развлекательная функция. Все это называется эпический синкретизм.

Гомеровские поэмы всегда повествуют о далеком прошлом. Грек пессимистически смотрел в будущее. Эти поэмы призваны запечатлеть золотое время.

— Монументальность образов эпических поэм.

Образы приподняты над обычными людьми, они почти памятники. Все они возвышеннее, красивее, умнее обычных людей – это идеализация. Это и есть эпическая монументальность.

Эпический вещизм связан с задачей описать в полном объеме все. Гомер фиксирует внимание на самых обычных вещах: табуретка, гвоздики. Все вещи обязательно имеют цвет. Некоторые считают, что тогда мир описывали двумя красками – белой и золотой. Но это опроверг Вилькельман, он занимался архитектурой. На самом деле красок много, а статуи выбелены временем. Статуи одевались, раскрашивались, украшались – все было очень ярким. Даже титаномахия на Парфеноне была раскрашена. В Гомеровских поэмах все цветное: одежды богинь, ягоды. Море имеет более 40 оттенков по цвету.

Объективность тона гомеровских поэм. Создатели поэм должны были быть предельно справедливыми. Гомер необъективен только в эпитетах. Нпример, описание Терсита. Терсит абсолютно лишен эпической доблести.

Эпический стиль: три закона.

1) Закон ретардации – нарочитая остановка действия. Ретардация, во-первых, помогает расширить рамки своего изображения. Ретардация – это отступление, вставная поэма. Повествует о бывшем или излагает взгляды греков. Поэмы исполнялись устно и во время ретардации автор и исполнитель пытается возбудить дополнительное внимание к ситуации: например, описание жезла Агамемнона, описание щита Ахилла (это описание показывает, как греки представляли себе мироздание). Женитьба деда Одиссея. В роду у Одиссея всегда был один наследник. Одиссей – сердитый, испытывающий гнев богов.

2) Закон двойной мотивации событий.

3) Закон хронологической несовместимости одновременных событий во времени. Автор эпических поэм наивен, ему кажется, что если он будет изображать одновременно два одновременных события, то это будет неестественно. Яркий пример: Приам и Елена разговаривают.

Эпические поэмы изобилуют повторами. До трети текста приходится на повторы. Несколько причин: из-за устности поэм, повторы – это свойства устного народного творчества, фольклорное описание включает постоянные формулы, чаще всего это явления природы, снаряжение колесниц, вооружение греков, троянцев – трафаретные формулы. Украшающие эпитеты, твердо закрепленные за героями, предметами, богами (волоокая Гера, Зевс-тучегонитель). Боги как совершенные создания заслуживают эпитета «золотой». Больше всех с золотом связана Афродита – эстетическая сфера, у Геры это державность, властительность. Самым темным оказывается Зевс. Все боги должны быть умными, всеведущими. Промыслитель – только Зевс, хотя и другие тоже. Афина: заступница, защитница, неодолимая, несокрушимая. Арес: ненасытный войной, губитель людей, запятнанный кровью, сокрушитель стен. Часто эпитеты настолько срастаются, что противоречат положению: благородные женихи в доме Одиссея. Эгист, убивающий Агамемнона, — беспорочный. Это все фольклорные формулы.

Эпические сравнения. Стремясь к наглядности изображения, поэт стремится каждое описание перевести на язык сравнения, которое перерастает в самостоятельную картину. Все сравнения Гомера из бытовой сферы: бои за корабли, греки теснят троянцев, греки сражались как соседи за межи на соседних участках. Ярость Ахилла – сравнение с молотьбой, когда волы топчут зерна.

Гомер часто использует описание и повествование через перечисление. Не описывает картину во всей целостности, а нанизывает эпизоды – убийства Диомеда.

Сочетание вымысла с деталями реалистической действительности. Грань между реальностью и фантастикой стирается: описание пещеры циклопа. Сначала все очень реалистично, но потом появляется страшное чудовище. Создается иллюзия объективности.

Поэмы написаны гекзаметром – шестистопным дактилем. Причем последняя стопа усеченная. Посередине делается цезура – пауза, которая делит стих на два полустишья и дает ему размеренность. Все античное стихосложение основано на строго упорядоченном чередовании долгих и кратких слогов, причем количественное соотношение ударных и безударных слогов 2:1, но ударение не силовое, а музыкальное, основано на повышении и понижении тона.











infopedia.su

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о