Хартия вольностей англия – Великая хартия вольностей — Википедия

Содержание

Великая хартия вольностей / Культура / Лента.co

   Читать оригинал публикации на postnauka.ru   

Историк Дмитрий Полдников о борьбе английских баронов за права и свободы, мифах о Magna Carta Libertatum и роли хартии в истории США и Европы

Для современного англичанина или американца Великая хартия вольностей (Magna carta) — это один из основополагающих документов, в котором, возможно, впервые нашли отражение такие идеи, как господство права, суд равных, равенство всех перед судом, защита прав человека.

Главное содержание этого документа отражено в названии, которое ему дали впоследствии: «хартия» — некий носитель, документ, «великая» — то есть важная, «вольностей» — то есть освещающая права и свободы лиц — изначально наиболее важных баронов, вассалов короля, затем и всех свободных лиц, а потом уже и всех подданных Великобритании.

Этот документ в данный момент лишь номинально сохраняет значение, частично записан в британской конституции, хотя формально действуют только три статьи, защищающие права английской церкви, предоставляющие права и вольности городу Лондону и окрестностям, и самая известная, 39-я статья, о судебном преследовании по законному приговору равных обвиняемому.

Статьи, о которых мы говорим, в самом документе не выделены. Изначальный документ — это сплошной текст, написанный на куске пергамента, выделанной писчей коже, разных размеров. Задача состояла в том, чтобы утвердить документ, составить как можно больше копий, разослать по кафедральным соборам в Английском королевстве. Каждая из копий — это сплошной текст на том заполненном от левого верхнего угла до правого нижнего куске пергамента, который был. Только в середине XVIII века английский юрист Уильям Блэкстон в первом серьезном исследовании хартии и истории ее составления предложил деление на статьи, которое и используется по сей день.

Еще один любопытный момент, который обычно не упоминают: разные подходы к Magna carta — существует взгляд историков и взгляд юристов. Есть Magna carta как исторический документ со всей предысторией ее принятия, артефактами и последующей редакцией. Историки начинают ее изучать около XVIII века, а серьезные исследования появляются только в XIX веке. До этого времени Magna carta исследуют исключительно юристы, для которых она постепенно приобретает значение одного из конституционных документов Британии.

Для историков важно оригинальное значение, для юристов — правовое значение отдельных положений документа, какие они приобретают со временем. До сих пор английский юрист может сослаться на Великую хартию, чтобы обосновать принцип господства права равенства перед судом.

История принятия Великой хартии

В 2015 году в Великобритании, а также других англоязычных странах отмечают 800 лет с момента принятия Великой хартии вольностей (лат. Magna carta). Трудно назвать другой средневековый правовой акт в Старом Свете, о котором сегодня помнят не только историки права, но и широкая общественность. Причем не только помнят, но и считают отправной точкой развития современных концепций прав и свобод свободного человека, беспристрастного и скорого правосудия, господства права в отношении частных и должностных лиц, запрета произвольного налогообложения. За свою долгую историю хартия могла быть не раз утрачена или забыта, но вплоть до сего дня каждое поколение открывало ее значение заново. Тем интереснее разобраться в перипетиях самого́ исторического документа и окружающего его мифа.

На 17-й год правления (1215 год по современному летоисчислению) английский король Иоанн, прозванный Безземельным, «даровал» своим поданным хартию, подтверждающую их древние права и вольности. Резонанс вызвала не столько сама хартия, сколько обстоятельства ее принятия. Иоанну приходилось облагать своих подданных новыми поборами, чтобы финансировать свои неудачные войны с королем Франции Филиппом II и вернуть потерянные владения в Нормандии. Репутацию английского монарха в глазах подданных ухудшило еще и то, что в 1213 году он объявил себя вассалом папы римского Иннокентия III, чтобы получить его поддержку и избежать вторжения французского короля в Англию.

Нуждаясь в деньгах, Иоанн и его чиновники шли на всевозможные нарушения установленных обычаев: это и увеличение феодальных сборов, и объявление новых земельных участков королевскими лесами, и безосновательное лишение феодов своих вассалов, и насильственная выдача замуж вдов, и произвольное задержание несогласных с этой политикой рыцарей. Словом, все те злоупотребления, против которых восстали английские бароны в первой половине 1215 года.

Баронами в Англии в то время называли тех, кто держал землю непосредственно от короля, то есть наиболее важных феодалов. Они вместе со своими вассалами объединились, заручились поддержкой других слоев населения, недовольных правлением Иоанна, — рыцарей, горожан, купцов и прочих свободных людей, — подняли мятеж против короля и вынудили его подтвердить те права и вольности, которые уже существовали в Англии к началу XIII века. То есть Великая хартия изначально была не революционным документом, а, скорее, подтверждением древних прав и вольностей свободных англичан.

Английские короли задолго до Иоанна объявляли о правах и вольностях и даже издавали соответствующие хартии — например, Генрих I в начале XII века. Но все эти документы основывались на доброй воле монарха. Иоанн же был вынужден «даровать» хартию под давлением мятежных баронов и поддержавшего их населения, поскольку стремился выиграть время и собрать силы для подавления восстания. В таких непростых условиях 15 июня 1215 года на заливном лугу Раннимид примерно в тридцати километрах к востоку от Лондона и была принята хартия вольностей баронов, церкви и свободного населения Англии. Таким образом, хартия как исторический документ стала мирным договором, или перемирием короля и мятежников.

Содержание хартии

Условно текст хартии можно разделить на три группы положений: 1) подтверждение вольностей различных групп свободного населения, 2) запрет их нарушения со стороны короля и его чиновников, 3) гарантии на случай неисполнения хартии. Положения хартии изначально не были разделены на статьи, но они достаточно четко делятся по тому, в чьих интересах принимались. В порядке убывания значимости это права и вольности английской церкви, баронов, рыцарей, горожан и купцов, английских и иноземных, а также всех свободных людей. Интересы многочисленного лично зависимого населения (вилланов) Великая хартия не защищала.

По предмету регулирования положения хартии касаются в основном порядка перехода феодальных прав (наследование, опека, несение службы, вступление во второй брак вдов), осуществления правосудия, порядка взимания феодальных сборов и исполнения повинностей, торговых и кредитных отношений. Документ запрещает те злоупотребления короны, против которых восстали английские бароны и их союзники. Бо́льшая часть положений подтверждает и гарантирует феодальные права баронов как наиболее крупной силы, стоявшей за принятием хартии. Знаменитые ныне статьи хартии, связанные с запретом произвольных задержаний, судом равных и недопустимостью взимать произвольные поборы, изначально защищали как раз интересы наиболее крупных вассалов короля.

Считается, что основой для Великой хартии послужили «баронские статьи», то есть общие требования мятежных баронов к королю. Окончательную редакцию в июне 1215 года составили при участии архиепископа Кентерберийского Стефана Ленгтона, который отредактировал требования баронов и добавил статьи в защиту церкви.

Сложная судьба хартии в Средние века

Скорее всего, Иоанн изначально не собирался соблюдать хартию и уж точно не считал ее «великой». Она требовалась, чтобы выиграть время, собрать дополнительные силы против мятежников. Сразу же после ее подписания по просьбе короля папа Иннокентий III признает эту хартию недействительной «на вечные времена» и не обязывающей ни Иоанна, ни его наследников, поскольку она подписана под влиянием угроз, что чистая правда. Папский легат привозит это известие в Англию в сентябре, через два месяца после подписания. Бароны поднимают восстание, и начинается Первая баронская война. Силы противоборствующих сторон примерно равны, но в октябре 1216 года Иоанн неожиданно заболел и скончался. На престол вступает его девятилетний сын Генрих, который по совету опекуна признает хартию отца в 1216 и 1217 годах, чтобы заручиться поддержкой подданных против мятежных баронов, но в более выгодной для себя редакции 1216 и 1217 годов. Наконец, достигнув совершеннолетия, Генрих III издает хартию в окончательной редакции 1225 года. С тех пор текст хартии уже не меняется. «Большой» хартия стала сначала благодаря принятию «малой» Лесной хартии, по которой король обязался не расширять произвольно свои лесные владения за счет земель баронов.

Считается, что в XIII веке Великая хартия служила документом, вокруг которого консолидируются недовольные произволом королевской администрации, и в этом смысле она способствовала возникновению в 1265 году английского парламента, собрания представителей трех сословий королевства.

Наконец, в 1297 году Эдуард I включил Великую хартию в число статутов королевства, и она приобрела силу закона, а не монаршей милости. В XV–XVI веках споры вокруг хартии поутихли.

Политическое и правовое значение хартии в Новое время: рождение мифа

С развитием книгопечатания в XVI веке появляются первые печатные издания хартии, и ее переводят на английский язык. Но короли династии Тюдоров (XVI век), известные своим авторитарным стилем правления, особенно Генрих VIII, Елизавета I, не приветствовали упоминания хартии, ограничивавшей монарха. Еще меньше к ней благоволили первые Стюарты — Яков I и Карл I. Но именно при них хартия становится великой не только по числу статей, но и по своему значению.

Ключевой фигурой в процессе трансформации хартии является наиболее известный английский юрист первой половины XVII века сэр Эдвард Кок. Будучи королевским судьей, он занимал должности председателей двух главных судов Английского королевства — «Общих тяжб» и «Королевской скамьи», и при этом он решился оспорить претензии сначала Якова I, а затем и Карла I на божественную природу королевской власти, не связанной человеческими законами.

Вопреки изначальному смыслу документа, Эдвард Кок сделал Великую хартию одним из оснований неписаной британской конституции Нового времени, то есть документом, подтверждающим фундаментальные неотчуждаемые права не только баронов, рыцарей или церкви, но и всех подданных Английского королевства. Он же видел в Великой хартии подтверждение того, что король должен править согласно английским законам (общему праву).

Известно, что Кок однажды заявил Якову I: «Ваше Величество, Вы не можете ни произвольно менять, ни толковать положения общего права Англии, потому что Вы обладаете естественным разумом, а общее право основывается на разуме искусственном, приобретаемом в процессе обучения».

Одна из четырех сохранившихся официальных копий Великой хартии вольностей. The British Library Cotton Augustus II.106

Нельзя сказать, что высказывание Эдварда Кока, его позиция сразу же нашли поддержку. Он получил отставку, стал членом парламента и принял активное участие в политических дебатах, которые предшествовали гражданской войне. Считается, что он был одним из главных авторов «Петиции о праве», то есть прошения парламента на имя короля Карла I, в котором отражены основные права и свободы английских подданных, закрепленные еще Великой хартией. С этого момента хартия становится неожиданно связанной с дискуссиями о правах и вольностях англичан.

Дискуссия о правах приобрела особый накал именно при первых королях династии Стюартов. Яков I приехал в Англию из Шотландии и предпочитал видеть себя абсолютным монархом Божьей милостью, свободным от ограничений общего права. Английским юристам и политикам понадобилось найти аргументы, которые позволили бы ограничить произвол короля и его администрации. Вот здесь и пригодилась древняя хартия, которую политики и юристы постепенно окружили полумифическим ореолом защиты прав и свобод всех подданных Британии.

Спор о правах и свободах в конечном итоге привел к гражданской войне в Англии, свержению монархии и установлению парламентского правления. Уже после Реставрации монархии и особенно после «Славной революции» 1688 года британские монархи, английские политики и юристы окончательно признают Великую хартию фундаментальным актом, подтверждающим права и вольности англичан. Хартия становится в один ряд с такими конституционными документами, как «Петиция о праве», акт «Хабеас корпус» о защите от произвольных задержаний и «Билль о правах» о порядке правления. Все вместе они поныне считаются основой некодифицированной британской конституции.

В XVIII веке Великую хартию начинает изучать сэр Уильям Блэкстон, наиболее известный юрист своего времени, английский судья и, кстати, первый английский юрист-практик, который начал преподавать английское право в Оксфорде. Он собирает рукописи, документы, читает Великую хартию, разбивает ее на статьи, готовит критическое издание и публикует в 1759 году «Комментарии к Великой хартии», которые обычно находятся в тени его комментариев к законам Англии. В этом виде на Великую хартию начинают ссылаться, цитировать ее по статьям и воспринимать как часть британской конституции.

Карикатура Томаса Роулендсона по наброску лорда Джорджа Мюррея “The Contrast 1792 / Which Is Best” (Courtesy of The Lewis Walpole Library, Yale University)

В период Великой французской революции британцы подчеркивали древний характер своих вольностей со ссылками на Великую хартию. В ходу было карикатурное сравнение представлений о свободе британцев и французов. Британская свобода — это респектабельная дама в длинном платье с весами, обозначающими правосудие, в левой руке и свитком, на котором написано «Великая хартия», — в правой. А с другой стороны некая фурия с головой горгоны Медузы, с пикой, на которой насажена отрубленная голова, с окровавленным кинжалом в другой руке — это французская свобода.

В XIX веке наиболее важные положения Великой хартии уже стали частью иных статутов королевства, и постепенно принимаются парламентские акты об отмене ее статей. К 1967 году силу закона сохранили только три наиболее известные статьи, связанные с защитой прав английской церкви (ст. 1), с правами и вольностями Лондона (ст. 13) и судом равных (ст. 39–40). Последние уже понимаются как закрепление равенства всех перед законом и судом, гарантия должной правовой процедуры, недопустимость произвольного задержания.

Великая хартия в Новом Свете

Сегодня Великая хартия пользуется едва ли не большим уважением в Соединенных Штатах, чем в Великобритании. В американскую конституционную историю Великая хартия вступает в том виде, который она приобрела в период Английской революции и гражданской войны, поскольку английские колонисты в Новом Свете считали себя до конца XVIII века подданными английского короля, пользующимися всеми правами и свободами англичан в Англии. И те хартии, которые они с собой везли, документы об учреждении колоний, также могли содержать ссылки на Великую хартию или положения, вдохновленные текстом Великой хартии. Одну из них, Хартию колоний Вирджинии, даже составил сам Эдвард Кок.

Тем не менее в документах, оформивших образование Соединенных Штатов, — в Декларации независимости, в Конституции — ссылок на Великую хартию нет. Нет их и в американском «Билле о правах» (первых десяти поправках к Конституции). Но хартию достаточно часто упоминают судьи Верховного суда США. Более 150 ссылок во всех судебных решениях за два с лишним века на документ, который формально не имеет юридической силы в США, — это достаточно много.

Великая хартия в XX веке

Великая хартия вновь стала актуальной для Великобритании и США в XX веке в период противостояния тоталитарным режимам. Накануне Второй мировой войны, в мае 1939 года, в Нью-Йорке проходила Всемирная торговая выставка. Англичане отправили один из четырех сохранившихся экземпляров Великой хартии (из Линкольнского собора, в 80 км к северу от Лондона) на открытие выставки. Скорее всего, англичане предчувствовали начало жестокой войны и стремились показать американцам, ради чего они будут бороться: ради тех древних свобод и вольностей демократического общества, которые якобы берут начало уже в Великой хартии.

Хартию выставили в Библиотеке Конгресса на почетном месте рядом с Декларацией независимости и Конституцией Соединенных Штатов и собирались уже вернуть в Англию, как разразилась Вторая мировая. Нацистская Германия начинает подводную войну в Атлантике. Существует риск, что корабль с хартией не доплывет до Британии. И поэтому было принято решение оставить документ на неопределенное время сначала в одном из залов Библиотеки Конгресса, а затем, когда и Соединенные Штаты вступили во Вторую мировую войну, оказалось, что и этого мало. Ее переместили в Форт-Нокс, в подземное хранилище золотого запаса США.

Какое-то время британское правительство даже обсуждало возможность подарить этот экземпляр хартии Соединенным Штатам в знак признательности за их поддержку. Но представители кафедрального собора в Линкольне, которому принадлежит хартия, наотрез отвергли такую возможность, и правительству Черчилля пришлось смириться с волей собственника. После окончания войны хартию торжественно вернули в Линкольн.

Изучение Великой хартии в России

Рассказ о Великой хартии для российских читателей был бы неполным без нескольких замечаний об отношении к этому документу в нашей стране. В России начинают интересоваться Великой хартией только во второй половине XIX века, видя в ней не столько исторический документ, сколько мифологизированное основание некодифицированной британской конституции. О ней начинают писать прежде всего профессора государственного права и философы с либеральными убеждениями. Таковы Градовский, Чичерин, Кокошкин. С помощью британской хартии они показывают, что на монархию можно наложить законные ограничения. Ее изучают в контексте противопоставления британской конституционной монархии конца XIX века и российского самодержавия с учетом его возможного реформирования. Чем ближе революционные события, тем чаще к документу обращаются в качестве символа ограничения произвола публичной власти.

В конце XIX века начинается изучение Великой хартии как исторического документа: Дмитрий Петрушевский, Максим Ковалевский, Павел Виноградов отмечают изначальное ограниченное значение Великой хартии в XIII веке и ее переосмысление в период английской гражданской войны.

Иоанн Безземельный подписывает Хартию. Скульптура в Вашингтонском кафедральном соборе (flickr / Tim Evanson)

После Октябрьской революции 1917 года ореол либерально-конституционного документа начинает работать против Великой хартии. Большевистское правительство устанавливает политический режим, прямо отрицающий те либеральные буржуазные ценности, символом которых к XX веку стала Великая хартия. Если в советский период к ней и обращались историки и юристы, то лишь для того, чтобы показать ее изначальный феодальный смысл, а также раскритиковать зарубежных и дореволюционных авторов за идеализацию Великой хартии.

После 1991 года ситуация меняется на прямо противоположную. Вместе с либеральными ценностями возвращается и Великая хартия, точнее, миф, сложившийся вокруг нее. Пожалуй, именно в таком значении хартия знакома современному юристу. Даже в комментарии к Конституции России под редакцией председателя Конституционного суда Валерия Зорькина хартия упомянута в качестве документа, в котором уже отразились идеи защиты прав человека, господства права и ограничения произвола власти.

Лишь ученые-историки зарубежного права по-прежнему пишут, что документ имел ограниченное значение и лишь на протяжении столетий приобрел тот смысл, который в него вкладывают. Но юристы их не очень-то слушают, поскольку сегодня миф о Великой хартии важнее исторического документа.

Современное значение Великой хартии

В наши дни Великая хартия оказалась связана с расширением защиты прав человека не только на подданных английского короля, но и на все человечество. Когда в первые послевоенные годы Организация Объединенных Наций разрабатывала Всеобщую декларацию прав и свобод человека, Элеонора Рузвельт, вдова знаменитого американского президента, назвала эту декларацию «Великой хартией вольностей для всего человечества». Так во второй половине XX века Великая хартия стала символом гарантии от произвольного правления, доктрины господства права и универсальных прав человека. В нее вкладывают то значение, которого она изначально и не имела, и не могла иметь. Однако миф древности прав позволяет хартии играть положительную роль в распространении защиты прав личности. И пышные празднования ее 800-летнего юбилея в Великобритании и США — лишнее тому подтверждение.

Секрет успеха Великой хартии сложно объяснить в двух словах. Ни сам Иоанн, ни теснившие его бароны, конечно, не предвидели последующего значения декларации короля, сделанной на лугу Раннимид в июне 1215 года. Тем не менее можно предположить, что влияние хартии связано, во-первых, с успешной борьбой за установление законных пределов королевской власти, которая приводит к возникновению парламента и продолжается в нем до конца XVII века. Во-вторых, хартия не только подтверждает права и вольности, но и устанавливает, пусть и довольно размытый, механизм контроля за их соблюдением. В-третьих, хартия содержит ряд общих формулировок, которые поддаются переосмыслению в зависимости от исторического контекста. Таковы положения о «суде равных» или о недопустимости «продавать право и справедливость». В-четвертых, хартия нашла своего талантливого популяризатора в лице Эдварда Кока, который первым серьезно изменил толкование ее положений и сделал знамением борьбы за права англичан против произвола королевской власти. В целом, как точно заметил американский историк Ральф Тернер в книге «Великая хартия сквозь века», каждое поколение изобретает себе Великую хартию заново.

lenta.co

Глава V. Англия XIII в. «Великая хартия вольностей» и возникновение парламента

В. В. Штокмар. История Англии в Средние века



Первые годы правления Иоанна

Правление Иоанна Безземельного (1199—1216) ознаменовалось открытым военным столкновением с Францией. В 1202 г. Филипп II Август объявил все владения Иоанна во Франции конфискованными и начал военные действия в Нормандии. К 1204 г. в результате крайне неудачной для Англии войны Иоанн потерял на континенте исконные земли Плантагенетов: Анжу, Мен, Турень и часть Пуату. Иоанн все время вымогал у английских баронов деньги на ведение войны, что в сочетании с военными неудачами вызывало их законное негодование.

В довершение всего в 1205 г. Иоанн начал борьбу с папой римским Иннокентием III (1198—1216). Борьба папы с английским королем стала одним из аспектов общеевропейской борьбы папства и светских государей, борьбы, разделившей феодальную Европу на два лагеря. Спор пап с германскими императорами об инвеституре представляется другой ветвью этой борьбы. Папа настаивал на том, чтобы в Англии архиепископом Кентерберий-ским стал Стефан Ленгтон. Иоанн отказался его принять, и тогда Иннокентий III наложил на Англию интердикт (1208). В ответ на это король Иоанн захватил церковные земли и послал своих чиновников собирать с них доходы. В конце 1209 г. папа отлучил Иоанна от церкви, а в 1212 г. объявил его лишенным престола. Тем временем церковные доходы текли в государственную казну.

В конце концов папа Иннокентий III объявил против английского короля крестовый поход, поставив во главе его Францию. Положение короля в Англии было очень сложным, так как и бароны и духовенство были его противниками: церковь негодовала по поводу конфликта с папой и наступления на ее права, а бароны были недовольны усилением налогового гнета, ограничением их политических привилегий, недовольны тем, что Иоанн злоупотреблял правами феодального сюзерена. Попытка короля найти поддержку у рыцарства и горожан (съезд их представителей состоялся в Сент-Олбансе в 1213 г.) не имела успеха, так как собравшиеся были недовольны финансовыми вымогательствами короля. Не видя выхода, Иоанн примирился с папой Иннокентием III и признал Стефана Ленгтона. В июле 1213 г. отлучение было снято с Иоанна, а в октябре 1213 г. он передал папе Англию и Нормандию и получил их от него обратно в держание в качестве лена. Таким образом Иоанн стал вассалом папы, а Англия— леном папского престола. Кроме того, Иоанн обязался выплачивать папе ежегодную дань в тысячу фунтов.

Получив поддержку папы, который стал теперь его сюзереном, Иоанн возобновил военные действия против Франции, однако и на этот раз его преследовали неудачи. Английский король вместе со своими союзниками потерпел полное поражение в 1214 г. в битвах при Бувине и Ларош-о-Муане и окончательно потерял большинство континентальных владений. Недовольство баронов резко усилилось. К баронам присоединились в этот момент рыцари, горожане и верхушка свободных крестьян. Церковь также воспользовалась сложившимся положением для закрепления отвоеванного. Борьба баронов против королевской власти была реакционна, она могла привести только к ослаблению централизации, возродить усобицы и анархию.

Рыцари, как правило, поддерживали королевскую власть, но чрезмерные фискальные требования, неудачная политика и коррупция аппарата вызывали их протест. Их оппозиция носила более прогрессивный характер: они стремились не к подрыву централизации, а к укреплению и очищению центрального и местного аппарата. Горожане (в первую очередь лондонцы) и свободное крестьянство протестовали против тяжелого финансового гнета. Создался широкий фронт недовольных, которых возглавляли бароны северных графств. Начались военные действия. Стефан Ленгтон поддерживал движение против короля. В конце мая 1215 г. баронское войско двинулось на Лондон. Столица открыла ворота восставшим. Оказавшись совершенно изолированным, король Иоанн 15 июня 1215 г. согласился принять требования мятежных баронов. Эти требования баронов и их союзников составили хартию, получившую позднее название «Великой хартии вольностей».

«Великая хартия вольностей».

В хартии 63 статьи. Первая и последняя статьи представляют собой подтверждение привилегий, полученных в предшествующий период церковью. Основная масса статей (30) защищает интересы духовных и светских феодалов, 7 статей отражают интересы рыцарей и свободной верхушки держателей и лишь 3—интересы горожан. Уже одно это перечисление говорит о сословном составе оппозиции и ясно показывает руководящую роль баронов. Статьи, касающиеся баронов, сформулированы наиболее полно и ясно. Требования же рыцарей и городов лаконичны и касаются лишь наиболее важных материальных нужд.

Каковы же конкретные требования баронов? Они стремились ликвидировать злоупотребления короля правами феодального сюзерена (правом рельефа, опеки и т. д.), а также ограничить право короля на взимание чисто феодальных поборов, затрагивающих интересы непосредственных держателей, согласием общего совета (ст. 12-я). Состав общего совета — это только крупные феодалы (ст. 14-я).

Основная масса статей носит феодально-олигархический, узкосословный характер. Нет никаких оснований рассматривать их как гарантию интересов всего народа. Это подтверждается и статьей 61-й, в которой говорится о создании Комитета 25 баронов; он должен был охранять привилегии баронов и имел право принуждать короля к соблюдению хартии, вплоть до призыва страны к восстанию.

Особенно интересна статья 39-я, в которой буржуазные историки видели юридическую формулировку принципов гражданской свободы, гарантию от королевского произвола. В 39-й статье говорится о том, что ни один свободный человек не может быть арестован, подвергнут конфискации имущества и изгнанию без предварительного суда пэров. Анализ текста этой статьи показывает, что она относится не просто к свободным людям, а исключительно к аристократии, ибо только она пользовалась привилегией суда пэров. Таким образом, статья на деле носит реакционный характер, защищая интересы феодального баронства.

Поскольку в 1215 г. бароны впервые выступили как организованная оппозиция, они должны были искать союза с рыцарями и горожанами. Поэтому появились в хартии статья 15-я, защищающая рыцарей от баронов, статья 13-я, подтверждающая права Лондона и других городов, статья 35-я, вводящая общую меру и вес.

«Великая хартия вольностей» выражает соглашение, достигнутое внутри английского класса феодалов при некотором участии верхушки городов и верхушки свободного крестьянства. Соглашение было направлено против интересов крепостного крестьянства, и уже это одно определяет характер «Великой хартии». «Великая хартия» противоречива, ибо является результатом компромисса, но в целом она документ феодальный, так как и реакционные, и прогрессивные ее требования не вышли за рамки феодального строя.

Соглашение, которым являлась «Великая хартия вольностей», не могло быть устойчивым, так как полностью она не удовлетворяла ни одну из сторон. Это помогло Иоанну отказаться от ее соблюдения, как только бароны разъехались. Иоанн стал собирать войска, бароны объявили его низложенным и предложили корону французскому наследнику Людовику. Война возобновилась, но в 1216 г. Иоанн умер.

Историческое значение хартии. «Великая хартия вольностей» в основном имела своей целью ограничение власти короля в интересах феодального баронства. В той мере, в какой восставшие бароны нуждались в поддержке рыцарей и горожан, хартия отражает и интересы рыцарей и горожан, но интересы крестьянства, составлявшего большинство английского народа, никак не отражены в этом документе. Поскольку хартией бароны стремились ограничить права центральной королевской власти, о ней можно говорить как о памятнике, носившем реакционный характер.

В последующие годы по мере усиления королевской власти и развития централизации страны хартия, никогда, строго говоря, и не выполнявшаяся, приобретает все меньшее и меньшее значение. О «Великой хартии вольностей» почти совсем забыли в эпоху абсолютной монархии и снова вспомнили лишь накануне английской буржуазной революции, когда началась борьба с проводившим уже реакционную политику королевским абсолютизмом. В ту пору идеологи буржуазии и нового дворянства снова извлекли на свет хартию и превратили ее в орудие борьбы с абсолютизмом. Они рассматривали ее как документ, заложивший основу всех конституционных свобод, документ, обеспечивший права народа. Именно так трактовали хартию в эпоху буржуазной революции. Точно такое понимание этого документа присуще и английской буржуазной историографии XIX—XX вв. Это понимание искажает действительное историческое значение хартии, защищавшей в свое время (XIII в.) права реакционного баронства.

В то же время следует отметить, что при составлении хартии впервые в истории Англии заявили о своих требованиях рыцари и горожане страны, что бесспорно имеет огромное значение.

Обострение социальных противоречий в середине XIII в.

После смерти Иоанна Безземельного в 1216 г. во время малолетства Генриха III вся власть оказалась в руках баронов. В годы же начавшегося самостоятельного правления Генрих III становится на путь продолжения политики своего отца. Засилие придворной группировки и особенно французов, родичей жены короля, вызвало недовольство оказавшихся вдали от престола баронов. Рост феодальной эксплуатации, произвол королевских чиновников и все новые требования папы очень обострили положение в стране. Особенно негодовали рыцари и горожане, интересы которых никем не учитывались. В середине XIII в. число недовольных королевской властью резко возросло. Это были крестьяне, ведущие борьбу против феодальной эксплуатации, рыцари и горожане, недовольные поборами и претендующие на то, чтобы их мнения спрашивали при назначении новых налогов, бароны, недовольные усилением центрального правительства.

Король Генрих III (1216—1272) согласился на предложение папы римского вмешаться в борьбу папы со Штауфенами в Италии с тем, чтобы получить для своего младшего сына Эдмунда сицилийскую корону. Для этой авантюры нужны были немалые деньги. В 1257 г. король потребовал от Великого совета для это цели одну треть доходов страны. Бароны пришли в негодование и решительно отказали королю, предъявив ему ряд обвинений. Через некоторое время бароны съехались в полном вооружении в Оксфорд. Их сопровождали военные отряды, что вынудило Генриха III принять «Оксфордские провизии».

В стране снова установилось баронское правление. При короле постоянно находился совет 15 баронов. Периодически собирался совет знати, а для проведения реформ создали особый комитет из 24 человек. Захватив власть, бароны заставили ненавистных придворных французов вернуть полученные от короля замки и поместья. Самих же их изгнали из страны.

Утвердившись у власти, бароны начали проводить узкосословную политику, чем вызвали возмущение горожан и рыцарей, и те в 1259 г. выступили со своими собственными требованиями. На сторону недовольных рыцарей встали и многие бароны. Рыцари протестовали против того, что олигархия защищает только свои интересы. В октябре 1259 г. они добились принятия так называемых «Вестминстерских провизии», отвечавших интересам рыцарей, горожан и верхушки свободных крестьян; предусматривались меры для пресечения злоупотреблений чиновников и для защиты держателей от произвола феодалов и феодальных судов. Потерпевшие могли приносить жалобы специальным судьям для расследования дела присяжными.

Гражданская война и возникновение парламента.

Бароны не хотели выполнять требования рыцарей, а король Генрих III старался использовать противоречия между ними. Он добился от папы римского грамоты, которая освобождала его от всяких обязательств перед недовольными. И тогда в 1263 г. началась гражданская война. Войско восставших состояло из рыцарей, горожан (ремесленников и торговцев), студентов Оксфордского университета, свободных крестьян и ряда баронов, недовольных существующими порядками. Возглавил войско восставших барон Симон де Монфор. Лондонские горожане прислали Монфору 15 тыс. человек. Восставшие взяли ряд городов (Глостер, Бристоль, Дувр, Сэндвич и др.) и пошли на Лондон. Генрих III укрылся в Вестминстере. Королевским войском командовал наследник престола принц Эдуард. Войско восставших подошло к лондонскому предместью Саутварк. Горожане кинулись на помощь Монфору, которому угрожал окружением принц Эдуард, и повстанцы вошли в столицу.

В мае 1264 г. войско Монфора разгромило королевские отряды (битва при Льюисе). Король и принц Эдуард были захвачены повстанцами и вынуждены были подписать с ними соглашение.

20 января 1265 г. в Вестминстере собрался первый английский парламент. Помимо баронов, сторонников Монфора, и высшего духовенства в него вошли по два рыцаря от каждого графства и по два горожанина от каждого крупного города Англии.Так в ходе гражданской войны возникло сословное представительство. Правда, от городов в парламент проходили в основном представители городских верхов, но в целом выход на политическую арену горожан и рыцарства имел огромное значение. Немалую роль сыграли в ходе войны крестьяне. Именно это обстоятельство напугало баронов, сторонников Монфора, и они стали переходить в лагерь короля.

4 августа 1265 г. королевская армия разгромила войско Симона де Монфора (битва при Ивземе). Сам Монфор был убит. Борьба разрозненных повстанческих групп продолжалась до осени 1267 г.

Вернувший себе власть Генрих III, а затем и его преемник Эдуард I не уничтожили парламент. Он продолжал существовать, играя все большую роль, хотя в первые годы правления короля Эдуарда I рыцарей и горожан приглашали преимущественно для решения вопроса о налогах. Для многих из них присутствие в парламенте было довольно обременительной обязанностью, связанной с большими расходами и неудобствами.

Король Эдуард I (1272—1307) опирался на сословное представительство, правда, узкого состава, в котором он находил хороший противовес претензиям светской и духовной знати. Активная завоевательная политика 80—90-х годов XIII в. вызвала сильную нужду в деньгах. Попытки короля собирать налоги без согласия парламента породили сильнейшее недовольство горожан и рыцарей. Бароны использовали недовольство ростом налогов, и в 90-х годах XIII в. снова возникла угроза вооруженного восстания.

Король Эдуард I созвал в 1295 г. парламент по образцу парламента 1265 г. («Образцовый парламент»), а в 1297 г. издал «Подтверждение хартии» (второй вариант хартии называется статутом «О неналожении податей»). В этом документе говорилось, что ни один налог не будет взиматься без согласия парламента. Король признал право сословных представителей утверждать налоги; это, однако, не означало, что налоги могли взиматься только с согласия плательщиков. Основная масса английских крестьян и горожан не была представлена в парламенте: их согласие не имело никакого значения. Налоги вотировались только рыцарями, баронами, духовенством и богатыми горожанами. Королевской власти было легче собрать налог, вотированный этими сословиями, чем добывать деньги другими путями.

Социальная природа английского парламента и его организация.

Как уже говорилось, в английском парламенте, помимо светских и духовных лордов, заседали представители рыцарства и городской верхушки. Для Англии этого времени уже характерна значительная общность интересов рыцарей, переходящих к ведению товарного хозяйства, и верхних слоев городского населения, общность, послужившая основанием прочного союза этих двух сословий.

В конце XIII в. функции парламента еще не были точно определены. Это произошло лишь в первой половине XIV в. В XIII же столетии компетенция парламента, собиравшегося раз в год, а иногда и гораздо реже, сводилась в основном к тому, что он утверждал налоги, был высшим судебным органом и имел совещательные права. Структура парламента в XIII в. также была крайне неопределенной; еще не было деления на две палаты, хотя уже ясно чувствовалось особое положение знати, светской и духовной: ее приглашали на сессию парламента письмами короля, рыцарей же и горожан вызывали через шерифов; кроме того, рыцари и горожане принимали участие в обсуждении далеко не всех вопросов. В первой половине XIV в. парламент был поделен на две палаты: палату лордов, в которой были представлены высшее духовенство и светская знать, получавшая места в палате по наследству вместе с титулом, и палату общин, в которой были представлены и рыцари графств и города, что являлось особенностью именно английского сословного представительства по сравнению, например, с французским (трех-палатная структура Генеральных штатов).

Историческое значение создания парламента.

Возникновение сословного представительства имело большое значение в процессе роста централизованного государства.

С возникновением парламента в Англии родилась новая форма феодального государства — сословно-представительная, или сословная, монархия, являющаяся важнейшим и закономерным этапом политического развития страны, развития феодального государства.

Законы Эдуарда I.

Результатом гражданской войны было усиление политических позиций рыцарства и ослабление баронства. Королевская власть, благодаря союзу с рыцарством и городской верхушкой, усилилась. Это явилось главным политическим итогом событий 60-х годов. Возникновение парламента отразило новое соотношение сил и определило путь последующего развития Англии. Законы Эдуарда I являются выражением этого нового соотношения сил. Укрепляя союз с рыцарями и верхушкой горожан, король, глава сословной монархии, не пренебрегал экономическими интересами баронов и был осторожен в наступлении на церковь.

Уже в 1274 г. правительство, чтобы упрочить положение короны, проводит расследование для выяснения узурпации королевских прав баронами в период гражданской войны. В 1279 г. было проведено повторное расследование, на этот раз для выяснения законных оснований различных феодальных прав и иммунитетов, в частности права юстиции. В последующие годы был принят ряд статутов, имеющих большое значение для внутреннего развития страны. В 1275 г. первый Вестминстерский статут в целях установления внутреннего порядка регулирует судопроизводство, взаимоотношения короля и лордов с вассалами и с церковью, а также запрещает под страхом наказания распространять слухи, которые могут породить несогласия между королем и народом или королем и магнатами. Второй Вестминстерский статут 1285 г. касается вопроса огораживания общинных земель; он защищает интересы рыцарства и свободной крестьянской верхушки, увеличивает роль королевских судов и ограничивает феодальную юстицию. Упрочивается система майората и устанавливается строгий порядок обеспечения всех претензий лордов к их держателям.

Статут 1279 г. о церковных людях (о «мертвой руке») запрещал церкви захватывать в свою «мертвую руку» земли, принадлежавшие светским владельцам. Дело было в том, что земли, перешедшие к церкви, освобождались от всех лежавших на них служб, а это наносило ущерб интересам государства.

В 1290 г. был издан третий Вестминстерский статут, который разрешал каждому свободному человеку продавать свое держание или его часть с тем условием, чтобы новый владелец держал эту землю от прежнего главного лорда и за те же службы и обычные повинности, как и прежний владелец. Этот статут был направлен против процесса субинфеодации, вредно отражавшегося на материальных интересах баронов.

Глостерский статут 1278 г. касался урегулирования частной юрисдикции феодальных курий. Боясь крестьянских восстаний, королевское правительство стремилось укрепить единство внутри класса феодалов.

Завоевательная политика Эдуарда I.

Во второй половине XI — в XII в. покорение отдельных районов Уэльса предпринималось не королями, а англо-нормандскими пограничными баронами. В течение полутора веков шли постоянные военные стычки. Жители Уэльса все больше оттеснялись в горы. На завоеванной территории появилось много нормандских замков. К 1200 г. независимость сохранили только князья северного Уэльса. Эдуард I, строя замки и прокладывая дороги, упорно продвигался вдоль северного побережья и к 1285 г. закончил покорение Уэльса, хотя мятежи и усобицы местной феодальной знати не прекращались.

В войнах, которые велись в Уэльсе, уже в XII в. выработалась новая английская военная тактика: сочетание отрядов стрелков из больших луков с отрядами тяжеловооруженных рыцарей. В последующих войнах она доказала свое превосходство.

В 1286 г. Эдуард I предпринял попытку покорить Шотландию, воспользовавшись как предлогом распрями шотландских баронов — претендентов на шотландский престол. Эдуард подвел армию к границе, объявил себя верховным правителем и посадил на шотландский престол Джона Баллиоля. Спровоцировав его вскоре на восстание, Эдуард сверг Баллиоля и поставил правителем эрла Уоррена, дав ему в помощь английские войска. Считалось, что покорение Шотландии закончено, однако в 1297 г. шотландец Уильям Уоллес поднял восстание, собрав большую армию крестьян и горожан. Войска Эдуарда разбили повстанцев, но вскоре в Шотландии вспыхнуло новое восстание, возглавленное Робертом Брюсом. Использовав народное движение, Брюс одержал победу и короновался шотландской короной. Завязалась длительная война Шотландии с Англией. Эдуард I умер в шотландском походе в 1307 г., а в 1314 г. Эдуард II с большой армией был наголову разбит Брюсом в битве при Баннокберне. Военные действия пытался возобновить Эдуард III, но начало Столетней войны с Францией отвлекло силы англичан. Шотландия осталась независимой. Пограничные военные столкновения продолжались в течение длительного времени, опустошая большую полосу по обе стороны границы и тормозя развитие англо-шотландской торговли.

www.sedmitza.ru

История появления Великой хартии вольностей, Год принятия Великой хартии вольностей

Великая хартия вольностей

Великая хартия вольностей (Magna Carta Libertatum, англ. The Great Charter) — документ, подписанный английским королем Иоанном Безземельным (1167 — 1216) и английскими феодалами 15 июня 1215 года, в котором впервые в истории средневековья права короля введены в определенные рамки, то есть обычай и закон поставлены выше короля.

Основополагающая идея верховенства закона…была возвышена этим документом и превращена в национальную доктрину. И когда в последующие столетия государство, разбухшее от собственной власти, предпринимало попытки грубого попрания прав и свобод своих подданных, то именно к ней снова и снова обращали они свой призыв и всегда одерживали победу (Уинстон Черчилль «Рождение Британии»)

События, предшествующие подписанию Великой хартии вольностей

В ХII веке в Англии сложилось централизованное государство. Законы, установленные королями Генрихом Первым, Стефаном Блуаским, Генрихом Вторым, Ричардом Львиное сердце, определявшие права и обязанности феодалов и короля, действовали. Налоги собирались. Порядок в централизованном управлении соблюдался. В 1199 году Ричард умер. Престол занял его брат Иоанн.

Безжалостность закаленного воина соединялась в нем с ловкостью и изощренностью ученика Макиавелли. Хотя время от времени он давал волю ярости и гневу и тогда «глаза его метали огонь и лицо приобретало злое выражение», его жестокости были тщательно продуманы и претворялись в жизнь холодным, нечеловеческим умом. Монахи-хронисты подчеркивали его бессердечие, жадность, злобу, вероломство и похоть. Но есть и другие свидетельства, показывающие, что он часто бывал рассудительным, всегда проявлял незаурядные способности, а иногда даже щедрость. Он обладал оригинальным и пытливым складом ума и до конца жизни ценил свою библиотеку. В нем бурная энергия Плантагенетов проявилась настолько сильно, что он был неуравновешен и безудержен. Иоанн был одарен глубокой сообразительностью, терпением и изобретательностью, а также непоколебимым упорством, которое он проявил, стремясь до самого последнего дыхания удержаться на троне (Уинстон Черчилль «Рождение Британии»)

Ему не повезло. Слишком много проблем пришлось решать. Смерть Губерта Уолтера, на протяжении последних десяти лет контролировавшего всю административную машину государства, лишила его единственного государственного деятеля, чей авторитет помогал короне удерживать народ в повиновении. На континентальные владения повел наступление король Франции Филипп II Август, который интригами и военной силой отобрал у Иоанна Нормандию. Папа Иннокентий III желал утвердить в Англии свою власть, что не входило в планы английских епископов, в свою очередь возмущенных конфискацией Иоанном церковных земель, бароны и городские верхи были недовольны фискальной политикой короля. Всё это вынудило Иоанна прислушаться к «гласу народа». В январе 1215 группа баронов представила королю список требований («Баронские статьи»). В июне, после нескольких дней обсуждения была выработана Великая хартия вольностей – компромисс, в основе которого лежали Баронские статьи.

То было прекрасное летнее утро: солнечное, теплое и тихое. Но в воздухе ощущался трепет надвигающихся событий. Король Джон заночевал в Данкрофт-холле, после того как накануне маленький городок Стэйнз с утра до ночи оглашался лязгом воинских доспехов, стуком конских копыт по камням мостовой, окриками военачальников, грубой бранью и забористыми шутками бородатых лучников, копейщиков, алебардщиков и говорящих на непонятном языке иноземцев, вооруженных пиками.
Все новые и новые группы рыцарей и сквайров в нарядных, но запыленных и покрытых дорожной грязью плащах въезжали в город. Весь вечер напуганные горожане угодливо распахивали двери своих домов перед грубыми солдатами, требующими ночлега и пищи…
Но вот большая часть войск, приведенных баронами, собралась вокруг костров на рыночной площади, и там они едят, и пьянствуют, и орут во всю глотку хмельные песни, играют в кости и ссорятся далеко за полночь…Любопытные городские детишки боязливо посматривают на них; дюжие крестьянские девушки, посмеиваясь, подходят ближе и перебрасываются трактирными шутками с солдатами, столь непохожими на их деревенских кавалеров, которые сразу же получили отставку и стоят в стороне, глазея и тупо ухмыляясь. А вдали, на полях, окружающих город, чуть мерцают огоньки других костров, где, видимо, тоже расположились лагерем отряды каких-нибудь знатных лордов.
Так, под окрики часовых, охраняющих темные улицы, озаренная вспышками сторожевых огней на вершинах окрестных холмов, протекает ночь, и над прекрасной долиной старой Темзы загорается заря великого дня, которому суждено решить судьбы грядущих поколений. Едва лишь начинает светать, как на одном из двух островков…поднимается страшный шум и грохот. Множество рабочих воздвигают там большой шатер, привезенный накануне вечером, и плотники сколачивают скамьи, а обойщики из Лондона стоят наготове с сукнами, шелками и драгоценной парчой.
И вот — наконец-то! — по дороге, вьющейся вдоль берега реки, приближаются, смеясь и перекликаясь зычными гортанными голосами, человек десять дюжих алебардщиков — это, конечно, воины баронов…
Проходит час за часом, и все новые и новые отряды вооруженных людей стекаются к берегу; длинные косые лучи утреннего солнца отражаются от их шлемов и панцирей, и вся дорога сплошь заполнена гарцующими конями и сверкает сталью…
А удивленные крестьяне и любопытные жители Стейнза облепили склон Купер-хилла на противоположном берегу реки, и никто из них толком не знает, что тут происходит, но все высказывают самые различные догадки о великом событии, которое должно совершиться у них на глазах, и некоторые говорят, что это счастливый день для всего народа, а старики недоверчиво покачивают головами, ибо они уже не раз слышали подобные басни.
И вся река до самого Стейнза усеяна лодками, баркасами и утлыми рыбачьими челнами и собираются поближе — насколько хватает смелости — к большим крытым баркам, которые стоят наготове и ждут короля Джона, чтобы отвезти его туда, где он должен подписать роковую Хартию.
Наступает полдень, и… вот уже клубится вдали на дороге облачко пыли, вот оно приближается, растет, и все громче становится топот множества копыт, и собравшиеся толпы зрителей рассыпаются перед блестящей кавалькадой нарядных лордов и рыцарей. И впереди, и сзади, и с боков скачут их йомены, а посредине — король Джон.
Он подъезжает к приготовленной для него барке, и его встречают, выступив вперед, знатнейшие бароны. Он приветствует их шутками, и улыбками, и милостивыми речами, словно прибыл на праздник, устроенный в его честь. Но, перед тем как спешиться, он украдкой оглядывается на своих французских наемников и на обступившие его угрюмые ряды воинов, приведенных баронами, и он сходит с коня и занимает предназначенное для него место на передней барке. И бароны сопровождают его, сжимая руками в железных перчатках рукояти мечей, и вот уже подан сигнал к отплытию.
Медленно покидают грузные, пышно разукрашенные барки берег Раннимида. Медленно плывут они, с трудом преодолевая стремительное течение и наконец, с глухим скрежетом пристают к маленькому островку, который отныне будет называться островом Великой Хартии Вольностей. Король Джон выходит на берег, и (вскоре) восторженные клики оповещают о том, что краеугольный камень храма английской свободы заложен на долгие времена. (Джером К. Джером
«Трое в одной лодке, не считая собаки»)

Великая хартия вольностей, в которой 63 статьи — не уступка слабого короля своекорыстной феодальной вольнице, ввергающей страну в период смут, а свод правил, определивших свободы всех жителей Англии. Великая хартия вольностей открыла путь к развитию знаменитого английского парламентаризма

Великая хартия вольностей. Кратко

«Иоанн, божьей милостью король Англии .. архиепископам, епископам, аббатам, графам, баронам, юстициариям, чинам лесного ведомства, шерифам, бэйлифам, слугам и всем должностным лицам и верным своим, привет. Знайте, что мы по божьему внушению и для спасения души нашей…, в честь бога и для возвышения святой церкви и для улучшения королевства нашего, по совету достопочтенных отцов наших Стефана, кентерберийского архиепископа, ….Генриха, дублинского архиепископа, Уильяма лондонского, …благородных мужей: Уильяма Маршалла, графа Пемброка, Уильяма графа Солсбери, Уильяма графа Уоррена, Уильяма графа Аронделла, Алана де Галлоуэй, конетабля Шотландии…. и других верных наших»

  • 1. «Во-первых, дали мы перед богом свое согласие и настоящей хартией нашей подтвердили…, чтобы английская церковь была свободна и владела своими правами в целости и своими вольностями неприкосновенными…. Пожаловали мы также всем свободным людям королевства все нижеписаные вольности, чтобы имели их и владели ими они и их наследники от нас и от наследников наших»
  • 2-6 статьи говорят о правах наследования
    «Если кто из графов или баронов или других держателей, держащих от нас непосредственно за военную повинность, умрет…»
  • 7, 8 статьи — о правах вдов
    «Вдова после смерти мужа своего немедленно же и без всяких затруднений пусть получает приданое и свое наследство…»
  • 9-11, 26, 27 статьи — об условиях уплаты долгов и правах должников
    «Если кто возьмет что-нибудь…у евреев и умрет раньше, чем этот долг будет уплачен, долг этот не будет давать процентов, пока наследник…будет несовершеннолетен»
  • 12 статья и др. — о налогах
    «Ни щитовые деньги, ни пособие не должны взиматься в королевстве нашем иначе, как по общему совету королевства нашего»
  • 13 статья — о городах
    «Лондон должен иметь все древние вольности и свободные свои обычаи…. Кроме того соизволяем, чтобы все другие города и местечки …имели все вольности»
  • 14 статья — о совете королевства
    «мы повелим позвать архиепископов, епископов, аббатов, графов и старших баронов нашими письмами»
  • 15, 20—23, 25, 26, 28—31, 36, 40, 41, 55 статьи — о регулировании прав короля и чиновников устанавливать налоги
    «Никто не должен быть принуждаем к несению большей службы за свой рыцарский лен или за другое свободное держание, чем та, какая следует с него»
    «Ни община, ни отдельный человек не должны быть принуждаемы сооружать мосты на реках кроме тех, которые издревле обязаны делать это по праву»
  • 17—22, 24, 34, 36, 39, 40 и другие статьи — о правосудии
    «Свободный человек будет штрафоваться … сообразно важности проступка»
    «Никому не будем продавать права и справедливости, никому не будем отказывать в них или замедлять их»
    «Мы будем назначать судей, констеблей, шерифов и бэйлйфов лишь из тех, которые знают закон королевства и имеют желание его добросовестно исполнять»
  • 23, 28, 29, 30, 31 и другие статьи — о правах человека
    «Ни констебль, ни другой.. чиновник не должен брать ни у кого хлеб или другое имущество иначе, как немедленно же уплатив за него деньги или же получив от продавца добровольное согласие на отсрочку»
    «Ни мы, ни чиновники наши не будем брать лес для укреплений или для других надобностей наших иначе, как с согласия самого того, кому этот лес принадлежит»
    «Ни один свободный человек не будет арестован или заключен в тюрьму, или лишен владения… иначе, как по законному приговору равных его и по закону страны»«Все купцы должны иметь право свободно и безопасно выезжать из Англии и въезжать в Англию и пребывать и ездить по Англии для того, чтобы покупать и продавать без всяких незаконных пошлин»

Положения Великой хартии вольностей в течение веков не раз редактировались, дополнялись, отвергались и вновь подтверждались. Последние изменения в текст Великой хартии вольностей были внесены в 1969 году, и некоторые её статьи продолжают действовать до настоящего времени

chtooznachaet.ru

Глава V. Англия XIII в. «Великая хартия вольностей» и возникновение парламента

Первые годы правления Иоанна. Правление Иоанна Безземельного (1199–1216) ознаменовалось открытым военным столкновением с Францией. В 1202 г. Филипп II Август объявил все владения Иоанна во Франции конфискованными и начал военные действия в Нормандии. К 1204 г. в результате крайне неудачной для Англии войны Иоанн потерял на континенте исконные земли Плантагенетов: Анжу, Мен, Турень и часть Пуату. Иоанн все время вымогал у английских баронов деньги на ведение войны, что в сочетании с военными неудачами вызывало их законное негодование.

В довершение всего в 1205 г. Иоанн начал борьбу с папой римским Иннокентием III (1198–1216). Борьба папы с английским королем стала одним из аспектов общеевропейской борьбы папства и светских государей, борьбы, разделившей феодальную Европу на два лагеря. Спор пап с германскими императорами об инвеституре представляется другой ветвью этой борьбы. Папа настаивал на том, чтобы в Англии архиепископом Кентерберий-ским стал Стефан Ленгтон. Иоанн отказался его принять, и тогда Иннокентий III наложил на Англию интердикт (1208). В ответ на это король Иоанн захватил церковные земли и послал своих чиновников собирать с них доходы. В конце 1209 г. папа отлучил Иоанна от церкви, а в 1212 г. объявил его лишенным престола. Тем временем церковные доходы текли в государственную казну.

В конце концов папа Иннокентий III объявил против английского короля крестовый поход, поставив во главе его Францию. Положение короля в Англии было очень сложным, так как и бароны и духовенство были его противниками: церковь негодовала по поводу конфликта с папой и наступления на ее права, а бароны были недовольны усилением налогового гнета, ограничением их политических привилегий, недовольны тем, что Иоанн злоупотреблял правами феодального сюзерена. Попытка короля найти поддержку у рыцарства и горожан (съезд их представителей состоялся в Сент-Олбансе в 1213 г.) не имела успеха, так как собравшиеся были недовольны финансовыми вымогательствами короля. Не видя выхода, Иоанн примирился с папой Иннокентием III и признал Стефана Ленгтона. В июле 1213 г. отлучение было снято с Иоанна, а в октябре 1213 г. он передал папе Англию и Нормандию и получил их от него обратно в держание в качестве лена. Таким образом Иоанн стал вассалом папы, а Англия– леном папского престола. Кроме того, Иоанн обязался выплачивать папе ежегодную дань в тысячу фунтов.

Получив поддержку папы, который стал теперь его сюзереном, Иоанн возобновил военные действия против Франции, однако и на этот раз его преследовали неудачи. Английский король вместе со своими союзниками потерпел полное поражение в 1214 г. в битвах при Бувине и Ларош-о-Муане и окончательно потерял большинство континентальных владений. Недовольство баронов резко усилилось. К баронам присоединились в этот момент рыцари, горожане и верхушка свободных крестьян. Церковь также воспользовалась сложившимся положением для закрепления отвоеванного. Борьба баронов против королевской власти была реакционна, она могла привести только к ослаблению централизации, возродить усобицы и анархию.

Рыцари, как правило, поддерживали королевскую власть, но чрезмерные фискальные требования, неудачная политика и коррупция аппарата вызывали их протест. Их оппозиция носила более прогрессивный характер: они стремились не к подрыву централизации, а к укреплению и очищению центрального и местного аппарата. Горожане (в первую очередь лондонцы) и свободное крестьянство протестовали против тяжелого финансового гнета. Создался широкий фронт недовольных, которых возглавляли бароны северных графств. Начались военные действия. Стефан Ленгтон поддерживал движение против короля. В конце мая 1215 г. баронское войско двинулось на Лондон. Столица открыла ворота восставшим. Оказавшись совершенно изолированным, король Иоанн 15 июня 1215 г. согласился принять требования мятежных баронов. Эти требования баронов и их союзников составили хартию, получившую позднее название «Великой хартии вольностей».

«Великая хартия вольностей». В хартии 63 статьи. Первая и последняя статьи представляют собой подтверждение привилегий, полученных в предшествующий период церковью. Основная масса статей (30) защищает интересы духовных и светских феодалов, 7 статей отражают интересы рыцарей и свободной верхушки держателей и лишь 3–интересы горожан. Уже одно это перечисление говорит о сословном составе оппозиции и ясно показывает руководящую роль баронов. Статьи, касающиеся баронов, сформулированы наиболее полно и ясно. Требования же рыцарей и городов лаконичны и касаются лишь наиболее важных материальных нужд.

Каковы же конкретные требования баронов? Они стремились ликвидировать злоупотребления короля правами феодального сюзерена (правом рельефа, опеки и т. д.), а также ограничить право короля на взимание чисто феодальных поборов, затрагивающих интересы непосредственных держателей, согласием общего совета (ст. 12-я). Состав общего совета – это только крупные феодалы (ст. 14-я).

Основная масса статей носит феодально-олигархический, узкосословный характер. Нет никаких оснований рассматривать их как гарантию интересов всего народа. Это подтверждается и статьей 61-й, в которой говорится о создании Комитета 25 баронов; он должен был охранять привилегии баронов и имел право принуждать короля к соблюдению хартии, вплоть до призыва страны к восстанию.

Особенно интересна статья 39-я, в которой буржуазные историки видели юридическую формулировку принципов гражданской свободы, гарантию от королевского произвола. В 39-й статье говорится о том, что ни один свободный человек не может быть арестован, подвергнут конфискации имущества и изгнанию без предварительного суда пэров. Анализ текста этой статьи показывает, что она относится не просто к свободным людям, а исключительно к аристократии, ибо только она пользовалась привилегией суда пэров. Таким образом, статья на деле носит реакционный характер, защищая интересы феодального баронства.

Поскольку в 1215 г. бароны впервые выступили как организованная оппозиция, они должны были искать союза с рыцарями и горожанами. Поэтому появились в хартии статья 15-я, защищающая рыцарей от баронов, статья 13-я, подтверждающая права Лондона и других городов, статья 35-я, вводящая общую меру и вес.

«Великая хартия вольностей» выражает соглашение, достигнутое внутри английского класса феодалов при некотором участии верхушки городов и верхушки свободного крестьянства. Соглашение было направлено против интересов крепостного крестьянства, и уже это одно определяет характер «Великой хартии». «Великая хартия» противоречива, ибо является результатом компромисса, но в целом она документ феодальный, так как и реакционные, и прогрессивные ее требования не вышли за рамки феодального строя.

Соглашение, которым являлась «Великая хартия вольностей», не могло быть устойчивым, так как полностью она не удовлетворяла ни одну из сторон. Это помогло Иоанну отказаться от ее соблюдения, как только бароны разъехались. Иоанн стал собирать войска, бароны объявили его низложенным и предложили корону французскому наследнику Людовику. Война возобновилась, но в 1216 г. Иоанн умер.

Историческое значение хартии. «Великая хартия вольностей» в основном имела своей целью ограничение власти короля в интересах феодального баронства. В той мере, в какой восставшие бароны нуждались в поддержке рыцарей и горожан, хартия отражает и интересы рыцарей и горожан, но интересы крестьянства, составлявшего большинство английского народа, никак не отражены в этом документе. Поскольку хартией бароны стремились ограничить права центральной королевской власти, о ней можно говорить как о памятнике, носившем реакционный характер.

В последующие годы по мере усиления королевской власти и развития централизации страны хартия, никогда, строго говоря, и не выполнявшаяся, приобретает все меньшее и меньшее значение. О «Великой хартии вольностей» почти совсем забыли в эпоху абсолютной монархии и снова вспомнили лишь накануне английской буржуазной революции, когда началась борьба с проводившим уже реакционную политику королевским абсолютизмом. В ту пору идеологи буржуазии и нового дворянства снова извлекли на свет хартию и превратили ее в орудие борьбы с абсолютизмом. Они рассматривали ее как документ, заложивший основу всех конституционных свобод, документ, обеспечивший права народа. Именно так трактовали хартию в эпоху буржуазной революции. Точно такое понимание этого документа присуще и английской буржуазной историографии XIX–XX вв. Это понимание искажает действительное историческое значение хартии, защищавшей в свое время (XIII в.) права реакционного баронства.

В то же время следует отметить, что при составлении хартии впервые в истории Англии заявили о своих требованиях рыцари и горожане страны, что бесспорно имеет огромное значение.

Обострение социальных противоречий в середине XIII в. После смерти Иоанна Безземельного в 1216 г. во время малолетства Генриха III вся власть оказалась в руках баронов. В годы же начавшегося самостоятельного правления Генрих III становится на путь продолжения политики своего отца. Засилие придворной группировки и особенно французов, родичей жены короля, вызвало недовольство оказавшихся вдали от престола баронов. Рост феодальной эксплуатации, произвол королевских чиновников и все новые требования папы очень обострили положение в стране. Особенно негодовали рыцари и горожане, интересы которых никем не учитывались. В середине XIII в. число недовольных королевской властью резко возросло. Это были крестьяне, ведущие борьбу против феодальной эксплуатации, рыцари и горожане, недовольные поборами и претендующие на то, чтобы их мнения спрашивали при назначении новых налогов, бароны, недовольные усилением центрального правительства.

Король Генрих III (1216–1272) согласился на предложение папы римского вмешаться в борьбу папы со Штауфенами в Италии с тем, чтобы получить для своего младшего сына Эдмунда сицилийскую корону. Для этой авантюры нужны были немалые деньги. В 1257 г. король потребовал от Великого совета для это цели одну треть доходов страны. Бароны пришли в негодование и решительно отказали королю, предъявив ему ряд обвинений. Через некоторое время бароны съехались в полном вооружении в Оксфорд. Их сопровождали военные отряды, что вынудило Генриха III принять «Оксфордские провизии».

В стране снова установилось баронское правление. При короле постоянно находился совет 15 баронов. Периодически собирался совет знати, а для проведения реформ создали особый комитет из 24 человек. Захватив власть, бароны заставили ненавистных придворных французов вернуть полученные от короля замки и поместья. Самих же их изгнали из страны.

Утвердившись у власти, бароны начали проводить узкосословную политику, чем вызвали возмущение горожан и рыцарей, и те в 1259 г. выступили со своими собственными требованиями. На сторону недовольных рыцарей встали и многие бароны. Рыцари протестовали против того, что олигархия защищает только свои интересы. В октябре 1259 г. они добились принятия так называемых «Вестминстерских провизии», отвечавших интересам рыцарей, горожан и верхушки свободных крестьян; предусматривались меры для пресечения злоупотреблений чиновников и для защиты держателей от произвола феодалов и феодальных судов. Потерпевшие могли приносить жалобы специальным судьям для расследования дела присяжными.

Гражданская война и возникновение парламента. Бароны не хотели выполнять требования рыцарей, а король Генрих III старался использовать противоречия между ними. Он добился от папы римского грамоты, которая освобождала его от всяких обязательств перед недовольными. И тогда в 1263 г. началась гражданская война. Войско восставших состояло из рыцарей, горожан (ремесленников и торговцев), студентов Оксфордского университета, свободных крестьян и ряда баронов, недовольных существующими порядками. Возглавил войско восставших барон Симон де Монфор. Лондонские горожане прислали Монфору 15 тыс. человек. Восставшие взяли ряд городов (Глостер, Бристоль, Дувр, Сэндвич и др.) и пошли на Лондон. Генрих III укрылся в Вестминстере. Королевским войском командовал наследник престола принц Эдуард. Войско восставших подошло к лондонскому предместью Саутварк. Горожане кинулись на помощь Монфору, которому угрожал окружением принц Эдуард, и повстанцы вошли в столицу.

В мае 1264 г. войско Монфора разгромило королевские отряды (битва при Льюисе). Король и принц Эдуард были захвачены повстанцами и вынуждены были подписать с ними соглашение.

20 января 1265 г. в Вестминстере собрался первый английский парламент. Помимо баронов, сторонников Монфора, и высшего духовенства в него вошли по два рыцаря от каждого графства и по два горожанина от каждого крупного города Англии.Так в ходе гражданской войны возникло сословное представительство. Правда, от городов в парламент проходили в основном представители городских верхов, но в целом выход на политическую арену горожан и рыцарства имел огромное значение. Немалую роль сыграли в ходе войны крестьяне. Именно это обстоятельство напугало баронов, сторонников Монфора, и они стали переходить в лагерь короля.

4 августа 1265 г. королевская армия разгромила войско Симона де Монфора (битва при Ивземе). Сам Монфор был убит. Борьба разрозненных повстанческих групп продолжалась до осени 1267 г.

Вернувший себе власть Генрих III, а затем и его преемник Эдуард I не уничтожили парламент. Он продолжал существовать, играя все большую роль, хотя в первые годы правления короля Эдуарда I рыцарей и горожан приглашали преимущественно для решения вопроса о налогах. Для многих из них присутствие в парламенте было довольно обременительной обязанностью, связанной с большими расходами и неудобствами.

Король Эдуард I (1272–1307) опирался на сословное представительство, правда, узкого состава, в котором он находил хороший противовес претензиям светской и духовной знати. Активная завоевательная политика 80–90-х годов XIII в. вызвала сильную нужду в деньгах. Попытки короля собирать налоги без согласия парламента породили сильнейшее недовольство горожан и рыцарей. Бароны использовали недовольство ростом налогов, и в 90-х годах XIII в. снова возникла угроза вооруженного восстания.

Король Эдуард I созвал в 1295 г. парламент по образцу парламента 1265 г. («Образцовый парламент»), а в 1297 г. издал «Подтверждение хартии» (второй вариант хартии называется статутом «О неналожении податей»). В этом документе говорилось, что ни один налог не будет взиматься без согласия парламента. Король признал право сословных представителей утверждать налоги; это, однако, не означало, что налоги могли взиматься только с согласия плательщиков. Основная масса английских крестьян и горожан не была представлена в парламенте: их согласие не имело никакого значения. Налоги вотировались только рыцарями, баронами, духовенством и богатыми горожанами. Королевской власти было легче собрать налог, вотированный этими сословиями, чем добывать деньги другими путями.

Социальная природа английского парламента и его организация. Как уже говорилось, в английском парламенте, помимо светских и духовных лордов, заседали представители рыцарства и городской верхушки. Для Англии этого времени уже характерна значительная общность интересов рыцарей, переходящих к ведению товарного хозяйства, и верхних слоев городского населения, общность, послужившая основанием прочного союза этих двух сословий.

В конце XIII в. функции парламента еще не были точно определены. Это произошло лишь в первой половине XIV в. В XIII же столетии компетенция парламента, собиравшегося раз в год, а иногда и гораздо реже, сводилась в основном к тому, что он утверждал налоги, был высшим судебным органом и имел совещательные права. Структура парламента в XIII в. также была крайне неопределенной; еще не было деления на две палаты, хотя уже ясно чувствовалось особое положение знати, светской и духовной: ее приглашали на сессию парламента письмами короля, рыцарей же и горожан вызывали через шерифов; кроме того, рыцари и горожане принимали участие в обсуждении далеко не всех вопросов. В первой половине XIV в. парламент был поделен на две палаты: палату лордов, в которой были представлены высшее духовенство и светская знать, получавшая места в палате по наследству вместе с титулом, и палату общин, в которой были представлены и рыцари графств и города, что являлось особенностью именно английского сословного представительства по сравнению, например, с французским (трех-палатная структура Генеральных штатов).

Историческое значение создания парламента. Возникновение сословного представительства имело большое значение в процессе роста централизованного государства.

С возникновением парламента в Англии родилась новая форма феодального государства – сословно-представительная, или сословная, монархия, являющаяся важнейшим и закономерным этапом политического развития страны, развития феодального государства.

Законы Эдуарда I. Результатом гражданской войны было усиление политических позиций рыцарства и ослабление баронства. Королевская власть, благодаря союзу с рыцарством и городской верхушкой, усилилась. Это явилось главным политическим итогом событий 60-х годов. Возникновение парламента отразило новое соотношение сил и определило путь последующего развития Англии. Законы Эдуарда I являются выражением этого нового соотношения сил. Укрепляя союз с рыцарями и верхушкой горожан, король, глава сословной монархии, не пренебрегал экономическими интересами баронов и был осторожен в наступлении на церковь.

Уже в 1274 г. правительство, чтобы упрочить положение короны, проводит расследование для выяснения узурпации королевских прав баронами в период гражданской войны. В 1279 г. было проведено повторное расследование, на этот раз для выяснения законных оснований различных феодальных прав и иммунитетов, в частности права юстиции. В последующие годы был принят ряд статутов, имеющих большое значение для внутреннего развития страны. В 1275 г. первый Вестминстерский статут в целях установления внутреннего порядка регулирует судопроизводство, взаимоотношения короля и лордов с вассалами и с церковью, а также запрещает под страхом наказания распространять слухи, которые могут породить несогласия между королем и народом или королем и магнатами. Второй Вестминстерский статут 1285 г. касается вопроса огораживания общинных земель; он защищает интересы рыцарства и свободной крестьянской верхушки, увеличивает роль королевских судов и ограничивает феодальную юстицию. Упрочивается система майората и устанавливается строгий порядок обеспечения всех претензий лордов к их держателям.

Статут 1279 г. о церковных людях (о «мертвой руке») запрещал церкви захватывать в свою «мертвую руку» земли, принадлежавшие светским владельцам. Дело было в том, что земли, перешедшие к церкви, освобождались от всех лежавших на них служб, а это наносило ущерб интересам государства.

В 1290 г. был издан третий Вестминстерский статут, который разрешал каждому свободному человеку продавать свое держание или его часть с тем условием, чтобы новый владелец держал эту землю от прежнего главного лорда и за те же службы и обычные повинности, как и прежний владелец. Этот статут был направлен против процесса субинфеодации, вредно отражавшегося на материальных интересах баронов.

Глостерский статут 1278 г. касался урегулирования частной юрисдикции феодальных курий. Боясь крестьянских восстаний, королевское правительство стремилось укрепить единство внутри класса феодалов.

Завоевательная политика Эдуарда I. Во второй половине XI – в XII в. покорение отдельных районов Уэльса предпринималось не королями, а англо-нормандскими пограничными баронами. В течение полутора веков шли постоянные военные стычки. Жители Уэльса все больше оттеснялись в горы. На завоеванной территории появилось много нормандских замков. К 1200 г. независимость сохранили только князья северного Уэльса. Эдуард I, строя замки и прокладывая дороги, упорно продвигался вдоль северного побережья и к 1285 г. закончил покорение Уэльса, хотя мятежи и усобицы местной феодальной знати не прекращались.

В войнах, которые велись в Уэльсе, уже в XII в. выработалась новая английская военная тактика: сочетание отрядов стрелков из больших луков с отрядами тяжеловооруженных рыцарей. В последующих войнах она доказала свое превосходство.

В 1286 г. Эдуард I предпринял попытку покорить Шотландию, воспользовавшись как предлогом распрями шотландских баронов – претендентов на шотландский престол. Эдуард подвел армию к границе, объявил себя верховным правителем и посадил на шотландский престол Джона Баллиоля. Спровоцировав его вскоре на восстание, Эдуард сверг Баллиоля и поставил правителем эрла Уоррена, дав ему в помощь английские войска. Считалось, что покорение Шотландии закончено, однако в 1297 г. шотландец Уильям Уоллес поднял восстание, собрав большую армию крестьян и горожан. Войска Эдуарда разбили повстанцев, но вскоре в Шотландии вспыхнуло новое восстание, возглавленное Робертом Брюсом. Использовав народное движение, Брюс одержал победу и короновался шотландской короной. Завязалась длительная война Шотландии с Англией. Эдуард I умер в шотландском походе в 1307 г., а в 1314 г. Эдуард II с большой армией был наголову разбит Брюсом в битве при Баннокберне. Военные действия пытался возобновить Эдуард III, но начало Столетней войны с Францией отвлекло силы англичан. Шотландия осталась независимой. Пограничные военные столкновения продолжались в течение длительного времени, опустошая большую полосу по обе стороны границы и тормозя развитие англо-шотландской торговли.

studfiles.net

Великая хартия вольностей 1215 г

В XIII в. в Англии развернулась острая политическая борьба, определившая ее последующее политическое развитие. Сильной королевской власти противостояли оформившиеся сословия.

Это было время расцвета феодального строя. Централизация ленных отношений в Англии достигла такого уровня, которого не знал западноевропейский феодализм того времени. Королевская власть осуществляла политическое господство над значительным большинством населения. Противниками сильной королевской власти были феодальные магнаты, которые хотя и не обладали в Англии таким могуществом, как в континентальных странах, но тем не менее с успехом могли противостоять королевской власти. При Иоанне Безземельном (1199-1216) борьба баронов приобрела национальный характер и получила поддержку других активных политических сил страны – дворянства и городской верхушки. В стране образовался общий антикоролевский фронт, возглавляемый баронами и высшим духовенством. Ситуация обострилась в связи с неудачной внутренней и внешней политикой. Иоанн вел бесперспективную войну во Франции и вступил в конфликт с могущественным папой римским, закончившийся победой последнего. Недовольство вызвали и многочисленные поборы, взимаемые вопреки феодальным обычаям. (1, с.169) В 1215 г. бароны Англии в полном вооружении подступили к стенам королевской резиденции. С ним заодно выступали мелкое рыцарство и горожане.

В таких условиях бароны вместе с рыцарями и лондонской верхушкой заставили Иоанна Безземельного 15 июля 1215 г. подписать Великую хартию вольностей. Образцом для нее послужила Хартия вольностей Генриха I, однако по своему содержанию Хартия 1215 г. богаче и шире.

Великая хартия вольностей 1215 года начинается словами: « Во-первых, дали мы перед Богом свое согласие и настоящей хартией нашей подтвердили за нас и за наследников наших на вечные времена, чтобы Английская церковь была свободна и владела своими правами в целости и своими вольностями неприкосновенными, что явствует из того, что свободу выборов, которая признается важнейшей и более всего необходимой Английской церкви, мы по чистой и доброй воле, еще до несогласия, возникшего между нами и баронами нашими, пожаловали и грамотой нашей подтвердили и получили подтверждение ея от сеньера папы Иннокентия Третьяго, которую и мы будем соблюдать, и желаем, чтобы ее добросовестно на вечные времена соблюдали и наследники наши. Пожаловали мы также всем свободным людям королевства нашего за нас и за наследников наших на вечныя времена все нижеписанныя вольности, чтобы имели их и владели ими они и их наследники от нас и от наследников наших…».

Основные положения хартии, которым последующая политическая история Англии придала наибольшее значение, сводятся к следующему:

1.  Король обязывается соблюдать феодальные обычаи в своих отношениях с вассалами; не вмешивается в юрисдикцию феодальных курий.

2.  Налоги и сборы могут взиматься не иначе как по решению «общего совета королевства» (что означало по существу восстановление баронской курии). «…Ни щитовые деньги, ни пособия не должны взиматься в королевстве нашем иначе, как по общему совету королевства нашего, если это не для выкупа нашего из плена и не для возведения в рыцари первородного сына нашего и не для выдачи первым браком замуж дочери нашей первородной; и для этого должно выдавать лишь умеренное пособие; подобным же образом надлежит поступать и относительно пособий с города Лондона…». (3, с. 285) «А для того, чтобы иметь общий совет королевства при обложении пособием в других случаях, кроме трех вышеназванных, или для обложения щитовыми деньгами, мы повелим позвать всех архиепископов, епископов, аббатов, графов и старших баронов нашими письмами за нашей печатью и кроме того повелим позвать огулом, через шерифов и бейлифов наших, всех тех, которые держат от нас непосредственно; повелим позвать мы всех их к определенному дню, т.е. по меньшей мере за сорок дней до срока, и в определенное место; и во всех этих призывных письмах объясним причину приглашения; и когда будут таким образом разосланы приглашения, в назначенный день будет приступлено к делу при участии и совете тех, которые окажутся налицо, хотя бы и не все приглашенные явились»..

3.  Всякий арест должен быть основан на показаниях, «заслуживающих доверия свидетелей».

4.  Ни один свободный человек не может быть заключен в тюрьму, изгнан из страны, лишен имения, поставлен вне закона и т.д. «иначе, как по законному приговору», вынесенному равными по положению судьями («пэрами»), и «по законам страны».

5.  Соблюдение хартии должен гарантировать совет из 25 баронов, наделенный правом «принуждать и теснить» короля «всеми способами, какими только может». (4, с.139) «После же того, как мы для Бога и для улучшения королевства нашего и для более успешного умиротворения раздора, родившегося между нами и баронами нашими, все это вышеозначенное пожаловали, желая, чтобы они пользовались этим прочно и нерушимо на вечные времена, - создаем и жалуем им нижеписанную гарантию, именно: чтобы бароны избрали двадцать пять баронов из королевства, кого пожелают, которые должны всеми силами блюсти и охранять и заставлять блюсти мир и вольности, какие мы пожаловали и этой настоящей хартией…

Центральное место в Хартии занимают статьи, выражающие интересы баронов, возглавлявших движение. Баронские лены объявлялись свободно наследуемыми владениями. Король не имел права требовать от вступавшего в наследство молодого барона больше установленного исстари в феодальном договоре платежа – рельефа и обещал не злоупотреблять правом опеки над несовершеннолетними вассалами. Хартия восстанавливала некоторые сеньориальные права баронов, ущемленные в результате расширения королевской юрисдикции; так запрещалось переносить по королевскому приказу иски о собственности из курии барона в королевскую курию. Король обещал устранить всякий произвол при обложении баронов денежными повинностями. Только в трех случаях бароны были обязаны давать королю умеренную денежную помощь: при выкупе короля из плена, при посвящении в рыцари его старшего сына, на свадьбу старшей дочери от первого брака.

Вместе с тем некоторые постановления Хартии защищали интересы других участников движения. Так, подтверждались существовавшие ранее привилегии и свободы церкви и духовенства, в частности свобода церковных выборов.

В отношении рыцарей в хартии было предусмотрено обещание баронов не брать со своих вассалов каких-либо сборов без их согласия, кроме обычных феодальных пособий, а также не понуждать их к выполнению повинностей в большом размере, чем тот, который следует по обычаю.

Хартия подтверждала древние вольности Лондона и других городов, а также право купцов, в том числе иноземных, свободно выезжать из Англии и въезжать в нее, вести торговлю без каких-либо стеснений. В хартии было установлено необходимое для торговли единство мер и весов. «Одна мера вина пусть будет по всему нашему королевству, и одна мера пива, и одна мера хлеба, именно лондонская четверть, и одна ширина крашеных сукон и некрашеных и сукон для панцирей, именно два локтя между краями; то же, что о мерах, пусть относится и к весам…».

Свободным крестьянам было обещано не обременять непосильными поборами, не разорять штрафами.

Некоторые положения Хартии сыграли значительную роль в политической эволюции Англии.

Речь идет прежде всего о статьях 12 и 14. в статье 12 указывается: «Ни щитовые деньги», ни (какое-либо иное) пособие не должны взиматься в королевстве нашем иначе, как по общему совету королевства нашего». Статья 14 определяет состав этого совета: «А для того чтобы иметь общий совет королевства при обложении пособием в других случаях, кроме вышеназванных, или для обложения «щитовыми деньгами», мы повелим позвать архиепископов, епископов, аббатов, графов и старших баронов нашими письмами каждого отдельно и, кроме того, повелим позвать огулом, через шерифов и бейлифов наших, всех тех, кто держит от нас непосредственно». Таким образом, совет королевства – это собрание всех королевских вассалов, которое можно рассматривать как прототип палаты лордов. Если к этому собранию королевских вассалов добавить представителей от графств и городов, то налицо английский средневековый парламент. Таким образом, Великая Хартия вольностей была прологом в истории английского парламента.

Большое внимание заслуживают статьи 39 и 40 Хартии. Первая из них гласит: «Ни один свободный человек не будет задержан или заключен в тюрьму, или лишен имущества, или объявлен стоящим вне закона, или изгнан, или каким-либо иным способом обездолен, и мы не пойдем на него и не пошлем на него иначе, как по законному приговору равных его (его пэров) и по закону страны». В то время понятием «свободный человек» обозначался феодал. Однако в дальнейшем под «свободным человеком» формально стали понимать всякого свободного жителя Англии. Содержание статьи 39 Хартии было впоследствии развито в Петиции о праве 1628 г. и в Хабеас Корпус Акте 1679 г.

Статья 40 Хартии, в которой говорится: «никому не будем продавать справедливость и правосудие, никому не будем отказывать в них или их затягивать», - тесно связана по своей сути со статьей 39.

Будь эта Хартия осуществлена на деле, Англия сделалась бы ареной феодального самоуправства, страной столь же раздробленной, как скажем, Германия. Этого, однако, не случилось и главным образом потому, что падения центральной власти не хотели ни города, ни мелкое рыцарство. (4, с.139)

Иоанн Безземельный, уступив перед вооруженной силой своих подданных, впоследствии отказался от Хартии. Снова началась вооруженная борьба, но смерть Иоанна (1216) помешала довести ее до какого-либо определенного результата.

По поводу этого документа историки спорят и поныне. Одни утверждают, что это первая в мире конституция. Другие говорят, что перед нами перечень феодальных привилегий, выгодных только высшей аристократии. В определенном смысле правы и те и другие. Основная масса статей этой Хартии защищает интересы крупных феодалов и одновременно ограничивает власть короля. Основные законы могли, в соответствии с этой Хартией, издаваться королем только с согласия Высшего совета, состоящего из знати. Совет выбирал из своего состава особый Комитет 25-ти, который имел право принудить короля к исполнению Хартии, вплоть до призыва страны к восстанию. Некоторые, весьма немногочисленные, статьи охраняют права рыцарей и горожан, даже имущество крестьян.

Разумеется, бароны-составители Великой хартии вольностей в первую очередь заботились о своих интересах, а статьи, касающиеся рыцарей и горожан были неким актом благодарности лордов их союзникам. И все же, впервые в истории власть ограничивалась законом, а не обычаем или религиозными либо моральными нормами; впервые в истории королевская власть ограничивалась неким органом, пусть и не демократически составленным; впервые в Средние века свободные люди (на зависимых крестьян это не распространялось) получали определенные гарантии от произвола властей, пусть и весьма неполные основы гражданской свободы.

Огромное значение имела во всей английской истории 39-я статья Хартии, ибо требования ее исполнения проходят через все общественные движения Англии вплоть до начала XX века. (2, с. 109) Свое подлинное существование Хартия начнет в период, предшествующий английской революции, в XVII веке, когда знаменитый судья Кок извлечет ее из архива и, отряхнув «пыль веков», истолкует в интересах ликвидации абсолютизма, расширения парламентских и судебных полномочий. Общие формулировки Хартии, продиктованные социальным составом коалиции 1215 года, в особенности постоянное упоминание «свободных людей», облегчили дело, за которое ратовал Кок. Признанная официальной политической доктриной послереволюционного правительства, Хартия становится символической частью неписанной английской конституции.

Решить задачу:

В государстве франков свободному человеку по имени Альфред понравилась одна из рабынь, принадлежащая знатному дружиннику короля Шварца. Об их интимной связи стало известно хозяину рабыни. Согласно нормам «Салической правды» Альфреда за интимную связь с чужой рабыней оштрафовали на 15 солидов. Чтобы не быть вновь оштрафованным, Альфред решил узаконить отношения с рабыней и женился на ней. Что должно измениться в гражданском статусе Альфреда по «Салической правде» после его женитьбы на рабыне?

Основную массу свободного населения Франкского государства составляли земледельцы, бывшие в большинстве своем общинниками. Значительная часть общества была представлена воинами. Особое место занимали королевские слуги. Салическая правда упоминает о вольноотпущенниках и литах. Вольноотпущенники – это отпущенные на волю рабы. Особый акт освобождения делал вольноотпущенников и литов полноправными членами общества. Самое низкое положение в обществе занимали рабы. Убийство и кража раба приравнивалась к убийству и краже животных; за преступления, совершенные рабом, отвечал его господин, обязанный возместить ущерб, причиненный рабом потерпевшему. Браки свободных с рабами влекли за собой потерю для первых свободы.

Таким образом, Альфред по «Салической правде» после женитьбы на рабыне терял свободу и становился рабом.



biofile.ru

Великая хартия вольностей - это... Что такое Великая хартия вольностей?

Вели́кая ха́ртия во́льностей (лат. Magna Carta Libertatum, англ. The Great Charter) — грамота, подписанная английским королем Иоанном Безземельным (Король Джон) 15 июня 1215 года и ставшая в последующем одним из основополагающих конституционных актов Англии.

Большинство пунктов Хартии было отменено более поздними Актами парламента; неизменными остаются 3 пункта из 63.

Источники

Правовыми источниками Великой хартии вольностей являются феодальные обычаи, о соблюдении которых идёт речь во многих статьях хартии, а также издаваемые при вступлении на престол хартии вольностей прежних английских королей (особенно Генриха I). Формально, до подписания Великой хартии вольностей она представляла собой петицию с изложением требований баронов и называлась «Баронские статьи».

История

Подписание Великой хартии вольностей стало результатом поражения короля в борьбе с восстанием баронов, которые были недовольны усилением королевской власти. В восстании участвовали и другие слои общества: рыцари и горожане, выступавшие в основном против увеличения налогового бремени, притеснений со стороны чиновников и неудачной внешней политики, проводимой королём.

По сути, Великая хартия вольностей представляла собой договор короля с оппозицией (в основном церковно-баронской), которой гарантировалось соблюдение определённых прав и привилегий свободных сословий: церкви, баронов и купцов.

Хартия получила название Великой, поскольку содержала наиболее обширный к тому времени перечень материальных и политических требований о гарантиях прав и свобод, которые король вынужден был принять.

Великая хартия вольностей была аннулирована Иоанном уже в том же году, что и была подписана, однако в последующем подтверждалась королями Генрихом III, Эдуардом I и Эдуардом II (за исключением принижающих престиж короны так называемых конституционных статей).

Великая хартия вольностей была почти забыта в XV и XVI веках, однако в дальнейшем сыграла значительную роль в Английской революции, будучи использованной парламентской оппозицией для обоснования права контролировать действия королевской власти и левеллерами для пропаганды общедемократических требований.

Значение

Большая часть статей посвящена установлению законности, правопорядка и гарантиям личных прав населения в рамках «общего права».

Великая хартия вольностей также содержала положения о единстве мер и весов, о свободном въезде и выезде из королевства, о запрещении взыскивать произвольные судебные пошлины, запрещении чиновникам привлекать кого-либо к ответственности лишь по устному заявлению без свидетелей, заслуживающих доверия, и других гарантиях правосудия.

Кроме закрепления соблюдения королём установленных обычаев, хартия запрещала взимать с феодалов безвозмездные отчисления в пользу короны без их согласия (щитовые деньги), ликвидировала права короля на вмешательство в деятельность феодальных курий и, главное, создавала комитет из 25 баронов, которые в случае нарушения великой хартии вольностей королём имели право начать против него войну.

Особое значение в великой хартии вольностей имеет 39 статья, в которой запрещались арест, заключение в тюрьму, лишение владения, объявление вне закона, изгнание и иное ущемление прав феодалов как свободных людей, иначе как по законному приговору равных (укрепив институт присяжных).

Эти статьи хартии оказались наиболее жизнестойкими и составили основу последующих редакций хартии, придали ей в дальнейшем силу конституционного документа и значение манифеста «прав человека и гражданина» — такую окончательную трактовку хартия получила в эпоху английской революции.

Великая хартия вольностей является памятником средневекового права Англии и частью британской конституции (наряду с Хабеас корпус акт, Биллем о правах 1689 и Актом о престолонаследии 1701).

Содержание[2]

Изначально великая хартия вольностей была написана на латинском языке без подразделения на статьи.

Хартия неоднократно переиздавалась (в 1216, 1217, 1225 годах), а на текст 1225 года в редакции 1297 года под названием «Статут о неразрешении налогов» обычно ссылаются в различных законодательных актах как на официальный текст хартии.

Сохранившиеся тексты Хартии

Одна из 4-х копий. Подписанная королём в 1215 году первая Великая хартия вольностей не сохранилась.

Подписанная королём в 1215 году первая Великая хартия вольностей не сохранилась. До наших дней дошли четыре копии с Хартии 1215 года — все они хранятся в Великобритании: две в Британской библиотеке, одна — в Соборе Линкольна (Lincoln Cathedral) и ещё одна — в Соборе Солсбери (Salisbury Cathedral).

Также сохранилось тринадцать других копий Великой хартии вольностей, в том числе четыре — датируемых 1297 годом.

В 1952 году правительство Австралии выкупило за 12500 фунтов стерлингов одну из копий 1297 года, которая с того времени демонстрируется в здании Парламента Австралии в Канберре.

В сентябре 1984 года Росс Перо купил другую копию 1297 года, которая теперь открыто показывается в Национальном архиве в столице США — Вашингтоне, наряду с Декларацией независимости и Конституцией США.

18 декабря 2007 года Дэвид Рубенштейн (англ. David Rubenstein), представляющий Carlyle Group, купил одну из копий за 21 млн долларов.

В 2009 году ЮНЕСКО включило Великую хартию вольностей в реестр «Память мира».[3]

Примечания

Литература

  • Юридическая энциклопедия / Отв. ред. Б. Н. Топорнин. — М.: Юристъ, 2001. ISBN 5-7975-0429-4.
  • Малый энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона.
  • Большая советская энциклопедия. — Издательство «Советская энциклопедия». 1970—1977.
  • Барг М. А. Исследования по истории английского феодализма в XI—XIII вв. /М. А. Барг.- М.: Советская литература, 1962.
  • Всеобщая история государства и права: Учебник / Под ред. К. И. Батыра.-М.: Издательство БЕК, 1996.
  • Всеобщая история государства и права: Учебник для вузов / Под ред. З. М. Черниловского.- М.: Юристъ, 1996.
  • Гутнова Е. В. Возникновение английского парламента / Е. В. Гутнова.- М.: Прогресс, 1960.
  • История государства и права зарубежных стран: Учебник для вузов: в 2 ч./ Под ред. О. А. Жидкова.- М.: Издательство НОРМА, 2001.-Ч.1.
  • Петрушевский Д. М. Великая Хартия Вольностей и конституционная борьба в английском обществе во II половине XIII века / Д. М. Петрушевский.- М.: Издательство Сабашниковых, 1918.
  • Петрушевский Д. М. Очерки из истории английского государства и общества в средние века. — М.: б/и, 1937.
  • Романов Н. А. Происхождение парламента в Англии / Н. А. Романов // Книга для чтения по истории средних веков / М.: б/и, 1918.
  • Хрестоматия по всеобщей истории государства и права / Под ред. К. И. Батыра. — Ч.1. — М.: Юристъ, 2000.

Ссылки

dic.academic.ru

Великая хартия вольностей 1189–1216 гг. Краткая история Англии

Великая хартия вольностей

1189–1216 гг

Сыновья Генриха II вновь ввергли Англию в анархию и смуту, как при Стефане и Матильде. Правление Ричарда Львиное Сердце (1189–1199) было краткой и дорогостоящей интерлюдией в истории английской монархии. Его короновали в сентябре 1189 г. в Вестминстере. Коронация была великолепна. Ричард освободил из тюрьмы врагов отца, вернул ко двору мать, Алиенору Аквитанскую. Но его интерес к Англии исчерпывался деньгами, которые она могла ему дать. Он не знал ни слова на языке этой страны и облагал подданных всевозможными налогами: ему нужны были деньги на Крестовый поход, идеей которого Ричард был одержим. Жадность его к деньгам была так велика, что, по слухам, король говорил: «Я бы продал Лондон, если бы только нашел покупателя». Не прошел еще и год после его коронации, как он уехал в Палестину и вернулся в Англию только один раз. Страной правила его мать, брат Джон и юстициарий Уильям де Лоншан. С отъездом короля немедленно вспыхнули волнения. Непосильное налогообложение побудило население Лондона объединиться и избрать своего первого мэра Генри Фиц-Эйлуина. Поскольку мэр отвечал за весьма существенный источник королевского дохода, будущим монархам пришлось считаться с этой новой ветвью власти.

Сражения в Палестине не принесли Ричарду той славы, на которую он рассчитывал, одерживая победы в рыцарских турнирах Нормандии. В лагере крестоносцев вспыхнула эпидемия. Иерусалим не сдавался, и в 1192 г. Ричард вынужден был начать переговоры. Единственным компромиссом, которого ему удалось добиться, была свобода доступа паломников к святыням. Дальше дела пошли еще хуже. Узнав о волнениях в Англии, Ричард приказал своему советнику Хьюберту Уолтеру, пользовавшемуся у него особым доверием, вернуться в Англию и сменить Лоншана в качестве юстициария. А в это время брат Ричарда Джон бежал во Францию и заключил союз с королем Филиппом, чтобы узурпировать власть.

Но прежде чем Ричард успел ответить на возникшую угрозу, он попал в плен и был передан императору Священной Римской империи для получения выкупа. Хьюберту Уолтеру в Лондоне, чтобы освободить короля, пришлось снова выжимать из населения деньги. Бо?льшую часть суммы заплатили торговцы шерстью, которые тогда появились в Сити. Выкупленный в 1194 г. стараниями Уолтера, Ричард наградил его, сделав архиепископом Кентерберийским. Оставшиеся пять лет жизни он провел в сражениях с соотечественниками-французами. Умер он на поле боя от заражения крови, великодушно простив на смертном одре сразившего его из арбалета врага.

В это время его брат и наследник Джон воевал против своей страны, будучи союзником ее главного врага Франции. Рыжий в отца, невысокий, ростом около 165 сантиметров, он был прозван Иоанном Безземельным, поскольку, как младший сын, не получил в наследство во Франции никаких земель. Он был заядлым охотником и коллекционером драгоценностей, но пользовался дурной славой человека вероломного и во всех отношениях ненадежного. Поэтому Уолтер в королевском совете настаивал, чтобы наследником был назначен 12-летний племянник Ричарда Артур, но бароны не соглашались. Они не питали симпатии к Иоанну, но уважали законы престолонаследия и, кроме того, не имели ни денег, ни желания воевать – а гражданская война была бы неизбежна, если бы Иоанн не унаследовал корону. Широко распространено мнение, что он приложил руку к последовавшей вскоре смерти юного Артура.

При Иоанне Безземельном (1199–1216) Англия погрузилась в хаос. После смерти Уолтера в 1206 г. между королем и Римом возник конфликт из-за того, кто должен занять кафедру архиепископа Кентерберийского. Папой в это время был могущественный Иннокентий III, при дворе которого было немало честолюбивых английских клириков. Поэтому он послал в Кентербери своего человека, кардинала Стефана Лангтона, но король отказался признать его и в 1209 г. начал конфискацию церковных земель. В ответ Иннокентий III немедля отлучил Иоанна от церкви. Настойчивое сопротивление баронов и растущее недовольство измученного непосильными налогами народа заставили Иоанна уступить, и в 1213 г. Лангтон все-таки стал архиепископом. Король вынужден был прислушаться к требованию папы относиться с почтением «ко всей английской церкви, которую ты своими нечестивыми преследованиями пытаешься поработить». Совершенно неожиданно Иоанн круто изменил свою политику, признав английское королевство папским леном.

Враги по-прежнему окружали Иоанна со всех сторон. Валлийцы под предводительством Ллевеллина Великого захватывали одну за другой крепости в Валлийской марке. В 1214 г. на короля обрушился еще более тяжелый удар, когда в битве при Бувине французы разбили армию его союзника, Германии, вместе с посланными туда английскими войсками. Бароны использовали это унизительное поражение как оружие против короля, который в ответ нанес им последний отчаянный удар, на который был способен, отлучив их от церкви, благо незадолго до того он присягнул на верность папе как вассал. Король даже выдал своим солдатам туники с крестом Святого Георгия, который считался покровителем крестоносцев.

Неудачи короля привели к восстанию знати. Он укрылся в лондонском Тауэре, под стенами которого собрались вооруженные горожане. В этот критический момент архиепископ Лангтон предложил баронам воскресить существовавшее при Генрихе I понятие коронационной хартии. Бароны собирались требовать не отречения короля, но свобод для подданных во имя «единения всей страны». В июне 1215 г. Иоанн по Темзе перебрался в замок в Виндзоре, где обсуждал – правда, под давлением – хартию, состоявшую из шестидесяти одного пункта уступок. Затем он встретился с мятежниками на лугу Раннимид. Там, на берегу Темзы, сидя под навесом на переносном троне, он скрепил своей печатью Magna Carta, Великую хартию вольностей, и разозленный вернулся в Виндзор.

С тех пор Великую хартию интерпретировали и комментировали в течение столетий. Как указывал Лангтон, это была не первая подобная хартия, и при Генрихе III в нее трижды вносились поправки. Многие статьи касались таких вопросов, как снятие запруд в Темзе, содержание пленных валлийцев и обращение с ними или изгнание «чужаков» из числа придворных Иоанна Плантагенета. И тем не менее это была первая в Европе хартия гражданских прав, имевшая целью узаконить определенные свободы.

Статья 12 гласила, что «ни щитовые деньги, ни пособие не должны взиматься в королевстве нашем иначе, как по общему совету королевства нашего», – что, по сути, является ранней версией запрета на введение налогов без обсуждения с представителями налогоплательщиков. В статье 39 утверждался принцип habeas corpus: «ни один свободный человек не будет арестован, или заключен в тюрьму, или лишен владения, или объявлен стоящим вне закона, или изгнан, или каким-либо [иным] способом обездолен… иначе, как по законному приговору равных ему и по закону страны». Статья 40 формулирует право, которым часто пренебрегали: «никому не разрешено покупать права и справедливость, никому нельзя отказывать в них или замедлить их осуществление». Статья 52 гласит: «если кто был лишен нами, без законного приговора… своих земель, своих замков, своих вольностей или своего права, мы немедленно же вернем ему их; и если об этом возникла тяжба, пусть будет решена она по приговору двадцати пяти баронов, о которых сделано упоминание ниже, где идет речь о гарантии мира».

Эта хартия создала прецедент, к которому потом неоднократно возвращались конституционалисты, в результате чего она в ретроспективе приобрела значимость, какой в свое время ей, возможно, и не придавали. Шекспир в исторической драме «Король Иоанн» (King John) даже не упоминает о ней. Однако Великая хартия вольностей не могла быть не написана. Великая хартия вольностей – один из главнейших правовых документов, ограничивающих грубую силу и самовластие, и именно поэтому ей придавали большое значение революционеры ХVII в. В то же время хартия охраняла права баронов, находящихся в оппозиции к королевской власти. В результате слабости и некомпетентности короля оппозиция значительно окрепла. В своих владениях бароны были важными персонами и обладали большой властью. Им принадлежали обширные земельные наделы, в феодальной зависимости от них находились рыцари, вилланы, крепостные. Но произошел сдвиг в самой основе власти: от неограниченных полномочий монарха и произвола в сторону современного права и современного парламента.

Подписав Великую хартию вольностей, Иоанн тут же обратился к новому владыке Англии, папе римскому, с просьбой немедленно аннулировать этот документ. В сентябре папа удовлетворил его просьбу, причем в весьма своеобразных выражениях. Папа Иннокентий написал, что хартия «не только гнусна и позорна, к тому же она незаконна и несправедлива». Он осудил ее «от имени Господа Всемогущего, Бога Отца, Бога Сына и Духа Святого, от имени Святых Петра и Павла и от всех двенадцати Апостолов!».

Бароны ответили Иоанну так, как он ответил своему брату Ричарду и как Ричард ответил их отцу Генриху I: они обратились за помощью к Франции, которая становилась другом для каждого, кто был врагом английского короля. Бароны пригласили наследного принца Франции Людовика вторгнуться в Англию и захватить корону. В 1216 г. принц (будущий король Франции Людовик VIII) высадился со своим войском на южном побережье Англии и вошел в Лондон. Он обосновался в Тауэре, куда многие бароны явились, чтобы присягнуть ему на верность. Такого в Англии не случалось со времен Нормандского завоевания.

Стоило какому-нибудь английскому королю оказаться в беде по вине французов, как кельтские окраины спешили воспользоваться случаем. В Уэльсе Ллевеллин двинул свои силы на юг в Валлийскую марку и дошел до самого Кармартена. Король Шотландии Александр III воспользовался возможностью продвинуться до реки Тайн, чтобы заявить свои права на древнее королевство Нортумбрия. Он дошел на юге до самого Дувра с намерением принести вассальную клятву Людовику и этим подкрепить свои притязания.

Тем временем король Иоанн спасался бегством, скитаясь по собственному королевству, опустошая мятежные территории и предавая огню города и деревни, которые отказывали ему в помощи. Октябрь 1216 г. застал беглеца в Восточной Англии. Здесь он заболел дизентерией, к тому же во время поспешной переправы с обозом через залив Уош погиб весь его багаж, а с ним и драгоценности короны, что Иоанн воспринял как грозное предзнаменование, символизирующее потерю власти.

Вскоре после этого Иоанн умер в Ньюарке – измученный, больной, покинутый друзьями. Некоторые говорили, что он был отравлен, другие – что он объелся персиков. Слуги разворовали его имущество еще до того, как перенесли тело в Вустер для погребения. Хотя ему, как опытному воину, случалось иногда одерживать победы, он считается одним из самых непопулярных английских монархов. По отсутствию благочестия, по закоренелой врожденной неискренности он мог сравниться только с Ричардом III. Его современник Матвей Парижский писал: «Как ни мерзок Ад в нашем представлении, даже Ад не может своей мерзостью превзойти мерзость короля Иоанна». Один трубадур пел в своей песне: «Никто не может доверять ему, потому что сердце его слабо и трусливо». И все-таки это Зло послужило катализатором для возникновения Добра, превосходившего его по силе: вопреки и благодаря ему возникла Magna Carta, Великая хартия вольностей.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о