Характеристика аксентий иванович поприщин – Аксентий Иванович Поприщин — Википедия

Содержание

Главные герои повести «Записки сумасшедшего»и их характеристика — Рулит.РФ

  1. Главный герой, чьи записки нам предложил прочесть автор – Аксентий Иванович Поприщин. Чиновник, который занимается переписыванием бумаг в департаменте. Его основная работа заключается в очинке перьев для директора департамента. Этот персонаж очень напоминает нам Акакия Акакиевича Башмачкина из повести «Шинель». Он так же одинок, за сорок два года жизни так и не сумел обзавестись семьей или хотя бы парой близких друзей. Положение его крайне бедственно, герой постоянно стыдится своего старомодного платья и себя самого, в том числе. В свободное время он практически всегда читает журнал «Северная пчела», лежит на диване и иногда посещает театр, считая это место высшим проявлением настоящего искусства. В целом, его поведение не кажется читателю странным, но с каждой новой заметкой сомнения по поводу его психического здоровья увеличиваются. Фамилия героя выбрана Гоголем не случайно. Поприщин — происходит от слова «поприще», именно оно описывает ту маниакальную идею, возникшую в голове Аксентия Ивановича. На протяжении всего произведения он судорожно пытается найти предназначение, чтобы хоть в чем-то видеть смысл собственного существования.
  2. Возлюбленная Поприщина – Софи, дочь директора департамента. Юная, невероятно красивая девушка, которая относится к главному герою с известной долей иронии. Из писем двух собачонок становится известно, что она надсмехалась над Аксентием Ивановичем, сравнивая его со старой черепахой. Гоголь не пытается особым образом охарактеризовать героиню, но дает читателю понять, что особы из её круга просто не могут отвечать взаимностью на чувства титулярных советников.
  3. Теплов – камер-юнкер, о котором Поприщин так же узнает из украденных писем. Никаких особенных сведений о нем нет, кроме того факта, что Софи отдала ему своё сердце.
  4. Директор департамента – человек, о котором довольно часто упоминается в записках. Непосредственный начальник Аксентия Ивановича. В начале произведения фигурировал в положительном свете, но после того, как стало известно о предстоящей свадьбе его дочери с Тепловым, мнение коренным образом меняется. Поприщин называет директора масоном и глупой пробкой, не имеющей собственного мнения.
  5. Меджи и Фиделька – отнюдь не самые последние герои произведения. Именно в разговорах и таинственной переписке этих собачек отражена фантастическая сторона повести. Таким образом, Н.В. Гоголь хотел передать нравы и мораль светского общества и то, каким гнилым оно является на самом деле.

rulit.online

Анализ повести «Записки сумасшедшего» (Н.В. Гоголь)

В русской литературе довольно часто встречаются персонажи с психологическими расстройствами личности. И произведения Н.В. Гоголя не являются здесь исключением. Он умел проникнуть в человеческую душу, чтобы показать читателю надрывные страдания русского человека. Немного странное видение окружающего мира очень влияло на текст его произведений. Ощущение глубокого отчаяния является одним из важнейших мотивов его творчества. Мир его героев погружен в безумие. Но кто бы мог подумать, что его истории, собранные в цикл «Петербургских повестей», станут некой маленькой энциклопедией «маленького человека», которая откроет читателю дверь в мир, пронизанный болью и одиночеством.

История создания

Повесть написана в 1834 году, в период работы над несколькими другими историями, позже объединенными в общий цикл «Петербургские повести». В тот момент Николай Васильевич начал очень серьезно относится к работе писателя и видел в ней единственный смысл жизни. Он работает очень много, практически без отдыха, о его творчестве начинают говорить критики, в том числе и В.Г. Белинский.

Тогда Гоголь был увлечен рассказами Одоевского из цикла «Дом сумасшедших» и, возможно, это в большей степени повлияло на замысел его повести. Также существовало ещё два литературных замысла подходящих по сюжету: «Записки сумасшедшего музыканта», а также ненаписанная комедия «Владимир 3-ей степени». В этих произведениях прослеживается сюжет, схожий с темой в записках. В центре внимания были герои, ставшие в итоге безумцами.

Гоголь писал записки, исходя из собственных наблюдений, в то время как сам служил в департаменте. В повести присутствуют элементы, относящиеся к личной жизни писателя. К примеру, «Дом Зверкова» у Кокушкина моста – это тот дом, в котором жил одно время сам писатель и его друг.

При первой публикации произведение не прошло цензурные ограничения, о чем Н.В. Гоголь с некой долей разочарования писал А.С. Пушкину:

Вышла вчера довольно неприятная зацепа по цензуре по поводу „Записок сумасшедшего“; но, слава Богу, сегодня немного лучше; по крайней мере я должен ограничиться выкидкою лучших мест… Если бы не эта задержка, книга моя, может быть, завтра вышла.

Жанр и направление

«Записки сумасшедшего» принято называть повестью из-за среднего объема, концентрации на одной сюжетной линии и определенного количества персонажей, недостаточного для романа и избыточного для рассказа. Она написана в жанре дневниковых заметок, которые главный герой писал на протяжении четырех месяцев.

Направление, в котором писал Николай Васильевич Гоголь, трудно конкретизировать. Литературоведы позже назовут его «гоголевским». Оно возникло именно в тот момент, когда появились «Петербургские повести», в 40-х годах, и послужило почвой для возникновения Натуральной школы. Это одно из условных названий критического реализма, который только начал появляться в русской литературе того времени. Основные черты этого направления:

  • реализм художественного выражения;
  • наличие общественно значимых тем;
  • критическое отношение к социальной действительности.

Композиция

Композиция повести делится на пять частей, в которых довольно остро чувствуется напряжение, нарастающее в душе героя с каждой новой строкой.

  1. Все начинается с рассказа о довольно никчемной жизни Поприщина и его тайных желаниях.
  2. Далее следует завязка основного действия: герой мечтает жениться на дочери своего начальника — Софи, её красота поразила бедное сердце несчастного чиновника.
  3. Событие развивается, мы видим зачатки безумия в голове главного героя, в момент, когда он будто бы слышит разговор двух собачек на улице, одна из которых является питомицей Софи. Поприщин следует за животными, чтобы больше узнать о хозяйке, а затем решается на довольно странный поступок: украсть письма из корзинки одной собачонки и прочесть их. Из писем он узнает о Теплове – потенциальном женихе своей возлюбленной, и эта новость повергает его в отчаяние.
  4. Кульминация действия происходит в тот момент, когда герой перестает ходить на службу и начинает воображать, будто он скрытый наследник испанского престола.
  5. Повесть заканчивается довольно трагично: Поприщина помещают в сумасшедший дом, где он сталкивается с ужасами содержания душевнобольных и пытается написать письмо матери с просьбой о помощи.

Главные герои и их характеристика

  1. Главный герой, чьи записки нам предложил прочесть автор – Аксентий Иванович Поприщин. Чиновник, который занимается переписыванием бумаг в департаменте. Его основная работа заключается в очинке перьев для директора департамента. Этот персонаж очень напоминает нам Акакия Акакиевича Башмачкина из повести «Шинель». Он так же одинок, за сорок два года жизни так и не сумел обзавестись семьей или хотя бы парой близких друзей. Положение его крайне бедственно, герой постоянно стыдится своего старомодного платья и себя самого, в том числе. В свободное время он практически всегда читает журнал «Северная пчела», лежит на диване и иногда посещает театр, считая это место высшим проявлением настоящего искусства. В целом, его поведение не кажется читателю странным, но с каждой новой заметкой сомнения по поводу его психического здоровья увеличиваются. Фамилия героя выбрана Гоголем не случайно. Поприщин — происходит от слова «поприще», именно оно описывает ту маниакальную идею, возникшую в голове Аксентия Ивановича. На протяжении всего произведения он судорожно пытается найти предназначение, чтобы хоть в чем-то видеть смысл собственного существования.
  2. Возлюбленная Поприщина – Софи, дочь директора департамента. Юная, невероятно красивая девушка, которая относится к главному герою с известной долей иронии. Из писем двух собачонок становится известно, что она надсмехалась над Аксентием Ивановичем, сравнивая его со старой черепахой. Гоголь не пытается особым образом охарактеризовать героиню, но дает читателю понять, что особы из её круга просто не могут отвечать взаимностью на чувства титулярных советников.
  3. Теплов – камер-юнкер, о котором Поприщин так же узнает из украденных писем. Никаких особенных сведений о нем нет, кроме того факта, что Софи отдала ему своё сердце.
  4. Директор департамента – человек, о котором довольно часто упоминается в записках. Непосредственный начальник Аксентия Ивановича. В начале произведения фигурировал в положительном свете, но после того, как стало известно о предстоящей свадьбе его дочери с Тепловым, мнение коренным образом меняется. Поприщин называет директора масоном и глупой пробкой, не имеющей собственного мнения.
  5. Меджи и Фиделька – отнюдь не самые последние герои произведения. Именно в разговорах и таинственной переписке этих собачек отражена фантастическая сторона повести. Таким образом, Н.В. Гоголь хотел передать нравы и мораль светского общества и то, каким гнилым оно является на самом деле.

Темы

Маленький человек – основная тема «Записок». Этот образ не раз фигурировал в «Петербургских повестях». Гоголя особенно волновала эта проблема, так как будучи молодым, он сам часто сталкивался с несправедливостью по отношению к людям, имеющим более низкий чин. Когда он приехал в Петербург в 1829 году, то буквально был шокирован существующим неравенством, которое укоренилось в обществе. Он лично познал всю боль человека, которому не хватает денег на новую шинель, или бедственное положение в среде молодых художников, когда посещал рисовальные классы академии художеств.

Именно поэтому Гоголь хотел показать жизнь людей в нечеловеческих условиях. И «Записки сумасшедшего» становятся самым трагичным произведением из всего цикла. Все, что происходит с Аксентием Ивановичем, нельзя назвать простым рассказом о жизни бедняка. Это заметки, сквозь которые слышны безумные вопли отчаяния, мольбы о помощи, болезненные переживания. Всё существование главного героя сосредоточенно только в пределах собственной головы. Постоянные угрызения совести, одиночество и бедность заставляют его шагнуть туда, откуда нет выхода. Мир безумия, словно врата ада, разворачивается перед ним и захватывает в свои сети. Удивительно, что именно безумие наводит героя на довольно здравые рассуждения о собственном бесправии.

Проблемы

В повести затрагивается ряд довольно важных проблем. И проблема уничижительной бедности является одной из главных. В самом герое заключен протест против несправедливых общественных устоев, где уже нет таких понятий, как «разум» и «справедливость». Ведь именно в такой обстановке многие люди начинают чувствовать себя угнетенными и слабыми. Появляется момент соперничества и сравнения себя с другими, что приводит к тотальной неуверенности в себе. Осуждение и пренебрежение теми, кто занимает не самые престижные должности, в конце концов, может привести к волнениям более серьезным, чем одно происшествие в департаменте Петербурга.

Ещё одна важнейшая проблема – одиночество. Поприщев воплощает в себе это понятие. Он покинут всеми, никто не желает понять его. И Гоголь пытается заострить внимание читателя на том, что любой человек, независимо от его социального статуса и денежного положения, заслуживает участия. В каждом можно попытаться разглядеть светлые черты, каждый заслуживает помощи и поддержки. Однако зачастую люди, проигравшие в лотерею рождения, никому не нужны. И в момент, когда одиночество окружает со всех сторон, действительно можно сойти с ума.

Смысл

Главная идея произведения заключается в неприятии существующего неравенства и угнетения по отношению к отдельным людям. Общество даже не успевает задуматься над тем, что попрание нравственных устоев может причинить кому-то боль. А боль общественного унижения становится вдвойне хуже, когда человек пытается справиться с ней в одиночку и чаще всего проигрывает в этой неравной битве.

Автор направляет свою основную мысль не только по тропе осуждения несправедливой иерархической системы. Она набредает на другую сторону медали – измельченную в жерновах невежества и зависти личность маленького человека. Ее помыслы так же мелки и суетны, как внутренний мир говорящих собачек. Чего он хочет от жизни? Уподобиться господам, жениться на знатной молодой барышне, войти в избранное общество, что сулит ему уважение и трепет в глазах представителей света. Его ценности фальшивы, ведь в них нет ни истинной любви, ни божественной искры призвания, ни целеустремленности ума. Эти несущественные и поддельные фантомы тоже вносят свою лепту в печальный финал. Добиваясь и желая их, человек теряет себя.

Критика

О новой повести Гоголя критики чаще отзывались доброжелательно. Тогда он уже стал влиятельной и заметной фигурой в литературном мире. К его мнению прислушивались, его произведения охотно издавали. Многие рецензенты разгадали величайший талант мастера и не раз описали его. Конечно, правительственная пресса во главе с Фаддеем Булгариным, та самая «Северная пчела», представленная в тексте книги, саркастически и злобно охарактеризовала новую работу автора, которого и так недолюбливали в официозных кругах.

Но особенно запоминающимся стал положительный отзыв прославленного критика В.Г. Белинского:

Возьмите „Записки сумасшедшего“, этот уродливый гротеск, эту странную, прихотливую грезу художника, эту добродушную насмешку над жизнию и человеком, жалкою жизнию, жалким человеком, эту карикатуру, в которой такая бездна поэзии, такая бездна философии, эту психическую историю болезни, изложенную в поэтической форме, удивительную по своей истине и глубокости, достойную кисти Шекспира: вы ещё смеетесь над простаком, но уже ваш смех растворен горечью; это смех над сумасшедшим, которого бред и смешит, и возбуждает сострадание.

Автор: Александра Давыдова

Интересно? Сохрани у себя на стенке!

literaguru.ru

Аксентий Иванович Поприщин - это... Что такое Аксентий Иванович Поприщин?

Поприщин Аксентий Иванович - литературный персонаж, главный герой повести Николая Гоголя Записки сумасшедшего.

История образа Поприщина

Прообраз Поприщина в известной мере восходил от некоторых чиновников в незаконченной комедии Гоголя Владимир третьей степени: от чиновников Шнейдера, Каплунова и Петрушевича. Так, например, и некоторые записи имеют связь с этой комедии (например, диалог Шнейдера и Каплунова о немецком театре), а также некоторые выражения (прозвизще Шнейдера «проклятая немчура» и «проклятая цапля» в «Записках».[1] Реальным прообразом Поприщина в известной степени был сам Гоголь, исценируя безумие, когда он учился в Нежинской гимназии. Причины такого поведения не совсем ясны: так, по словам Н.Кукольника, причиной притворства Гоголя стал страх быть высеченным розгами и желание избежать наказания; а по воспоминаниям Т.Г.Пащенко, «безумие» объяснялось намерением Гоголя получить свободное время для литературных занятий.

Внешний вид Поприщина

У Поприщина довольно своеобразный внешний вид. В «записках» Гоголь явно показывает внешний вид чиновника непривлекательным:

«Взгляни хоть в зеркало на своё лицо, куды тебе думать о том!»

[2]

.

Ещё хуже его видит собачка Меджи,о чём он «узнаёт» , прочитав их «дружескую переписку» :

Мне кажется, если этот камер-юнкер нравится, то скоро будет нравиться и тот чиновник, который сидит у папа в кабинете. Ах, ma chere, если бы ты знала, какой это урод. Совершенная черепаха в мешке…

Фамилия его престранная. Он всегда сидит и чинит перья. Волоса на голове его очень похожи на сено. Папа' всегда посылает его вместо слуги.

Софи никак не может удержаться от смеха, когда глядит на него...

Следовательно, Поприщин не имеет сколько-нибудь привлекательной внешности, что не добавляет веса его достоинству в глазах окружающих.

Образ жизни

Поприщин - высококультурный и образованный человек. Он читает газеты (где недолюбливает иностранцев, следовательно он человек консервативный):

Читал «Пчелку». Эка глупый народ французы! Ну, чего хотят они? Взял бы, ей-богу, их всех, да и перепорол розгами! Там же читал очень приятное изображение бала, описанное курским помещиком. Курские помещики хорошо пишут.

Читает стихи:

Потом переписал очень хорошие стишки: «Душеньки часок не видя, Думал, год уж не видал; Жизнь мою возненавидя, Льзя ли жить мне, я сказал». Должно быть, Пушкина сочинение.

Также он любит ходить в театр (с пониманием смотря различные постановки):

Был в театре. Играли русского дурака Филатку. Очень смеялся. Был еще какой-то водевиль с забавными стишками на стряпчих, особенно на одного коллежского регистратора, весьма вольно написанные, так что я дивился, как пропустила цензура, а о купцах прямо говорят, что они обманывают народ и что сынки их дебошничают и лезут в дворяне. Про журналистов тоже очень забавный куплет: что они любят всё бранить и что автор просит от публики защиты. Очень забавные пьесы пишут нынче сочинители. Я люблю бывать в театре. Как только грош заведется в кармане — никак не утерпишь не пойти.

И прогуливаться:

После обеда ходил под горы. Ничего поучительного не мог извлечь.

Служба Поприщина в департаменте, взаимоотношения Поприщина с другими чиновниками и начальством департамента

Поприщин был мелким служащим чиновником (переписывателем бумаг) одного из Петербургских департаментов, где дослужился до звания дворянина (о чём он не переставал напоминать окружающим) и ранга титулярного советника. Сам департамент, в котором служил Поприщин - типичное «полусгнившее» учреждение николаевской России, где начальство и вовсе не считало подчинённых за людей, а человеческое к ним обращение не было обязательным: их могли распекать, унижать перед другими чиновниками и т. д., что Гоголь подробно описывает в своих повестях о бедных и незнатных чиновниках («Шинель» и «Записки...»). Самого Поприщина иногда распекает, а иногда просто поругивает начальник отделения, чем Поприщин, естественно недоволен:

Признаюсь, я бы совсем не пошел в департамент, зная заранее, какую кислую мину сделает наш начальник отделения. Он уже давно мне говорит: «Что это у тебя, братец, в голове всегда ералаш такой? Ты иной раз метаешься как угорелый, дело подчас так спутаешь, что сам сатана не разберет, в титуле поставишь маленькую букву, не выставишь ни числа, ни номера». Проклятая цапля! он, верно, завидует, что я сижу в директорском кабинете и очиниваю перья для его превосходительства.
Разбесил начальник отделения. Когда я пришел в департамент, он подозвал меня к себе и начал мне говорить так: «Ну, скажи, пожалуйста, что ты делаешь?» — «Как что? Я ничего не делаю», — отвечал я. «Ну, размысли хорошенько! ведь тебе уже за сорок лет — пора бы ума набраться. Что ты воображаешь себе? Ты думаешь, я не знаю всех твоих проказ? Ведь ты волочишься за директорскою дочерью! Ну, посмотри на себя, подумай только, что ты? ведь ты нуль, более ничего. Ведь у тебя нет ни гроша за душою. Взгляни хоть в зеркало на свое лицо, куды тебе думать о том!» Черт возьми, что у него лицо похоже несколько на аптекарский пузырек, да на голове клочок волос, завитый хохолком, да держит ее кверху, да примазывает ее какою-то розеткою, так уже думает, что ему только одному все можно. Понимаю, понимаю, отчего он злится на меня. Ему завидно; он увидел, может быть, предпочтительно мне оказываемые знаки благорасположенности. Да я плюю на него!

Нужно знать, что из начальства лишь директор департамента относился к Поприщину довольно нормально:

Да, не нашему брату чета! Государственный человек. Я замечаю, однако же, что он меня особенно любит.

Поприщин не служил ревностно, в своей работе он не видел своё «поприще» или призвание (в отличие от другого Гоголевского персонажа, Акакия Акакиевича Башмачкина, который служил «с любовью»). С другими чиновниками у Поприщина каких-либо отношений практически не было. В его записях не разу не появлялся какой-нибудь чиновник (да и вообще человек), о котором Поприщин отзывался как о своём друге: Поприщин вообще большей частью писал о себе (что и говорит о его сильном самолюбии). Что же касается мнения Поприщина о других чиновниках, то оно было не очень хорошим как в жизненном, так и в культурном плане:

Что это за бестия наш брат чиновник! Ей-богу, не уступит никакому офицеру: пройди какая-нибудь в шляпке, непременно зацепит.
А вот из нашей братьи чиновников есть такие свиньи: решительно не пойдет, мужик, в театр; разве уже дашь ему билет даром.

Из всего этого следует, что Поприщин был довольно одинок, завышен в самооценке, скрытен и робок, порою унижаем начальником отделения, что постепенно замыкало его в себе, и он постепенно сходил с ума.

Любовь Поприщина к дочери директора

У Поприщина есть одно дополнение ко всей его «обычной» жизни - любовь. Он безумно любит дочь директора: он вспоминает о ней в любой момент, когда ходит в театр, переписывает стихи и т. д., но всегда после этого следует выражение «Эх, канальство! ничего, ничего... молчание». Поприщин очень хочет поговорить с ней, но у него «чёрт возьми, никак не поворачивается язык», а потому он решает узнать о ней другим, более лёгким способом: он спрашивает её собачку Меджи о Софи (именно так звали директорскую дочку), но «хитрая собачонка поджала хвост, съежилась вдвое и вышла тихо в дверь так, как будто бы ничего не слышала», и Поприщин решает отправиться к дому Зверкова, увидеть Фидель, допросить её и перехватить их переписку. Ему это удаётся, и он решается узнать о Софи (ему также очень важно то, как она к нему относится и он надеется, что вскользь писем он и это найдёт). Но помимо, печальной вести о свадьбе, ему становится противно от того, как видит его эта собачка, да и сама Софи. Поприщин впадает в ярость, он думает, что «всё это штуки начальника отделения», словом, выходит из себя. Также Поприщин не довольствуется несовершенством общества, «ведь через то, что камер-юнкер не прибавится третий глаз на лбу». Он никак не может справится с такой несправедливостью и думает, отчего он титулярный советник, а не кто-либо ещё. Когда он в последний раз (окончательно сойдя с ума) видит дочь директора, он, уже вообразив что-то и о ней, говорит ей:

Счастие вас ожидает такое, какого она и вообразить себе не может, и что, несмотря на козни всех неприятелей, мы будем вместе.

Из последней записи видно, что в конце концов Поприщин окончательно потерял связь с реальностью и даже любовь к директорской дочери стала лишь как придаток ко всем прочим бредням Поприщина.

Постепенное схождение Поприщина с ума

Разговор собачек, их «дружеская переписка» и день 3 Декабря

Поприщин страдал манией величия и параноидальной формой шизофрении, которой присущ систематический бред[3]. Поначалу Поприщин вёл себя обыкновоенно и думал вполне адекватно, но постепенно у него начинают проявляться признаки сумасшествия: 3 Октября с Поприщиным «случается необыкновенное приключение»: он подслушивает разговор собачек Фидель и Меджи (собачки директора департамента) и узнаёт, что и собаки могут говорить и писать. Позднее у Поприщина появляется сильное желание узнать, как живут люди «высшего общества», он пробует поговорить об этом с директором департамента, но у него не получается. Тут его неожиданно «озаряет светом»: он вспоминает разговор собачонок, который услышал на Невском проспекте и уже на следующий день (12 Ноября) отправляется к тому дому (дому Зверкова), докуда он выследил Фидель. Допрос собачки у него не получается, но у неё в лукошке он находит связку каких-то бумажек. Посчитав, что и есть их переписка, Поприщин быстро выбегает из квартиры. На следующий день, он разбирает письма из их «дружеской переписки» (переписка собак была позаимствована Гоголем у Гофмана), где, помимо «собачьих прелестей жизни», находит информацию и о семье директора (например то, что директор получает орденскую ленту). Но относительно своей возлюбленной, Софи, Поприщин узнаёт пренеприятное известие:

Камер-юнкер теперь у нас каждый день. Софи влюблена в него до безумия. Папа' очень весел. Я даже слышала от нашего Григория, который метет пол и всегда почти разговаривает сам с собою, что скоро будет свадьба; потому что папа' хочет непременно видеть Софи или за генералом, или за камер-юнкером, или за военным полковником…

Ему это известие - тяжёлый удар в сердце. Но тот факт, что жених камер-юнкер, ещё больше выводит Аксентия Поприщина из себя, заставляет погружаться его глубже и глубже в свою фантазию:

Я несколько раз уже хотел добраться, отчего происходят все эти разности. Отчего я титулярный советник и с какой стати я титулярный советник? Может быть, я какой-нибудь граф или генерал, а только так кажусь титулярным советником? Может быть, я сам не знаю, кто я таков. Ведь сколько примеров по истории: какой-нибудь простой, не то уже чтобы дворянин, а просто какой-нибудь мещанин или даже крестьянин, — и вдруг открывается, что он какой-нибудь вельможа, а иногда даже и государь. Когда из мужика да иногда выходит эдакое, что же из дворянина может выйти? Вдруг, например, я вхожу в генеральском мундире: у меня и на правом плече эполета, и на левом плече эполета, через плечо голубая лента — что? как тогда запоет красавица моя?что скажет и сам папа, директор наш?

Этот день можно посчитать последним шагом Поприщина к безумию: после этого дня ему останется лишь повод, чтобы окончательно сойти с ума и погрузиться в свою фантазию.

Окончательное отрывание Аксентия Поприщина от реальности

У Поприщина, теперь, для своей фантазии не хватает лишь одного - узнать, кто же он таков на самом деле. Прочитав, 5 Декабря газеты, и узнав о странных делах Испании, он долго об этом размышляет:

Как же может быть престол упразднен? Говорят, какая-то донна должна взойти на престол. Не может взойти донна на престол. Никак не может. На престоле должен быть король. Да, говорят, нет короля, — не может статься, чтобы не было короля. Государство не может быть без короля. Король есть, да только он где-нибудь находится в неизвестности. Он, статься может, находится там же, но какие-нибудь или фамильные причины, или опасения со стороны соседственных держав, как-то: Франции и других земель, заставляют его скрываться, или есть какие-нибудь другие причины.

Он уже не ходит в департамент (как минимум с 3 Декабря), а вместо этого думает о делах Испании. Эти размышления не оставляют его, он становится более рассеянным. Но в конце концов, его размышлениям приходит неожиданный конец - Поприщин понимает, что король Испании, некто иной, как он сам:

Сегодняшний день — есть день величайшего торжества! В Испании есть король. Он отыскался. Этот король я. Именно только сегодня об этом узнал я.

После этого вся реальность окончательно становится ему чужда: теперь он живёт только в своей фантазии.

Жизнь в Петербурге, в сумасшедшем доме («Испании») и последующая потеря смысла записей

День «Мартобря 86» и «Королевская мантия» Поприщина

Поприщин, «став королём», не желал и вовсе идти в департамент: он не желал более знать «всю эту канцелярскую сволочь», а потому, когда пришёл экзекутор, Аксентий Поприщин «для шутки пошёл в департамент». Его последний день в департаменте был очень непохожим на предыдущие, так как Поприщин сошёл с ума, да к тому же желал отомстить «канцелярской сволочи», а в первую очередь - начальству:

Начальник отделения думал, что я ему поклонюсь и стану извиняться, но я посмотрел на него равнодушно, не слишком гневно и не слишком благосклонно, и сел на свое место, как будто никого не замечая. Я глядел на всю канцелярскую сволочь и думал: «Что, если бы вы знали, кто между вами сидит… Господи боже! какую бы вы ералашь подняли, да и сам начальник отделения начал бы мне так же кланяться в пояс, как он теперь кланяется перед директором». Передо мною положили какие-то бумаги, чтобы я сделал из них экстракт. Но я и пальцем не притронулся. Через несколько минут все засуетилось. Сказали, что директор идет. Многие чиновники побежали наперерыв, чтобы показать себя перед ним. Но я ни с места. Когда он проходил чрез наше отделение, все застегнули на пуговицы свои фраки; но я совершенно ничего! Что за директор! чтобы я встал перед ним — никогда! Какой он директор? Он пробка, а не директор. Пробка обыкновенная, простая пробка, больше ничего. Вот которою закупоривают бутылки. Мне больше всего было забавно, когда подсунули мне бумагу, чтобы я подписал. Они думали, что я напишу на самом кончике листа: столоначальник такой-то. Как бы не так! а я на самом главном месте, где подписывается директор департамента, черкнул: «Фердинанд VIII». Нужно было видеть, какое благоговейное молчание воцарилось; но я кивнул только рукою, сказав: «Не нужно никаких знаков подданничества!» — и вышел.

Далее он пришёл к директорской дочери и сказал ей, «что счастье ее ожидает такое, какого она и вообразить себе не может, и что, несмотря на козни неприятелей, они будут вместе». Далее Поприщин бредит о «замужестве женщины и чёрта», а после обличает общество:

А вот эти все, чиновные отцы их, вот эти все, что юлят во все стороны и лезут ко двору и говорят, что они патриоты и то и се: аренды, аренды хотят эти патриоты! Мать, отца, бога продадут за деньги, честолюбцы, христопродавцы!

После Поприщин уже начинает забывать даты или думать, что их вовсе нет (например: Никакого числа. День был без числа.). Также Поприщин ждёт испанских депутатов, а сам тем временем шьёт себе мантию из вицмундира, «который надевал всего два раза». Точный вид «мантии» неизвестен, но известно, что «Мавра вскрикнула, когда он надел её», а также то, «ножницами была изрезана вся».

Попадание Поприщина в сумасшедший дом и его первый день там

Понятно, что подобное больше продолжаться не может и за Поприщиным приходят «испанские депутаты», которые отвозят его в сумасшедший дом, но Поприщин воспринимает это, как прибытие в Испанию. В первый день его пребывания там, Поприщин понимает, что «эта Испания - весьма странная земля», с «бритыми грандами» и «странным по обхождениям государственным канцлером», который ударил его палкой по спине. Поприщин, зная, что это «рыцарский обычай при вступлении в высокую должность», вскоре забывает об этом и решает заняться «государственными делами», которые вдобавок смешивают у него всё в голове. Так он путается в географии, воспринимая Китай и Испанию «как одну и ту же землю», а после начинает проявлять «сердечное беспокойство» о Луне, на которую, по сведением некоего английского химика Веллингтона, «сядет Земля». Это его сильно беспокоит Поприщина и он бежит в «залу государственного совета», чтобы «дать приказ полиции не допустить Земле сесть на Луну». «Бритые гранды» лезут на стенки, чтобы исполнить «монаршее желание Фердинанда VIII» (достать Луну), но в этот момент в залу входит «канцлер». Гранды разбегаются, а Поприщин, «как король» остаётся один. Но канцлер прогоняет его в свою комнату, ударив второй раз палкой по спине. Поначалу Поприщин воспринимает это как народные обычаи, хоть и несколько удивляется из странности.

«Зверствующая инквизиция», которой подвергся и сам «Фердинанд VIII»

Но постепенно Поприщин понимает, «что это слишком странная земля - Испания». Поприщина «лечат» не очень хорошими методами: дабы вернуть человека в реальность, они обливают его холодной водою и бьют палкой по спине. Поприщин «таких глупых, бессмысленных обычаев» не понимает, но понимает, что это не к добру. Он уже не имеет прямой связи с реальным миром и думает по-своему, отчего к нему так относятся. Его умозаключение соответствовало его фантазии: «он подвергся инквизиции», а тот, которого он принял за канцлера, «есть главный инквизитор». На вопрос, «как король мог подвергнуться инквизиции», Поприщин тоже находит ответ: это происки Франции и в особенности Полиньяка, которого, в свою очередь «водит англичанин».

Теперь Поприщин пытается избежать встреч с «великим инквизитором». например, «25 Числа» к Поприщину приходил «великий инквизитор», а их встреча была такой:

Сегодня великий инквизитор пришел в мою комнату, но я, услышавши еще издали шаги его, спрятался под стул. Он, увидевши, что нет меня, начал звать. Сначала закричал: «Поприщин!» — я ни слова. Потом: «Аксентий Иванов! титулярный советник! дворянин!» Я всё молчу. «Фердинанд VIII, король испанский!» Я хотел было высунуть голову, но после подумал: «Нет, брат, не надуешь! знаем мы тебя: опять будешь лить холодную воду мне на голову». Однако же он увидел меня и выгнал палкою из-под стула. Чрезвычайно больно бьется проклятая палка. Впрочем, за все это вознаградило меня нынешнее открытие: я узнал, что у всякого петуха есть Испания, что она у него находится под перьями. Великий инквизитор, однако же, ушел от меня разгневанный и грозя мне каким-то наказанием. Но я совершенно пренебрег его бессильною злобою, зная, что он действует, как машина, как орудие англичанина.

Последняя запись

В своей последней записи отчётливо видно, что Поприщин лишается каких-либо связей с реальностью. Если ранее он был в своей фантазии, которая и пересекалась с реальностью, то в этой записи Поприщин окончательно уходит от всех реалий. Он также несколько идеализируется (на протяжении всей повести, но именно в конце окончательно), мечтая увидеть мать и пронестись к ней через «тройку быстрых, как вихорь коней». Так он претерпевает свою последнюю душевную метаморфозу, и, казалось бы, действительно идеализируется, но фраза «А знаете ли, что у алжирского дея под самым носом шишка?» позволяет читателю понять, что несмотря на некоторую идеализацию, Поприщин остался сумасшедшим, даже умалишённым.

Внутренний мир Поприщина

До сумасшествия

До сумасшествия у Поприщина был свой внутренний мир, который, по словам Вересаева, постоянно претерпевал внутренние изменения. Так, Гоголь попробовал идеализировать простого бедного и незнатного чиновника.

Поприщин и в самом деле большой идеалист. Он, несмотря на неприязнь к многим чиновникам, всё же чтит тех, кто выше генеральского чина. Он любит директорскую дочь и та снисходительно улыбается, видя его поведение. Он же, настолько близко воспринимает это к сердцу (и переосмысляет) всё этона свой лад. Поприщин всё больше и больше идеализирует её и её образ (подобный пример идеализации был у Гоголя также в Невском проспекте, когда бедный художник Пискарёв в совершенном упоении и забвении пошёл вслед за красивой брюнеткой[4]). Его нерешительность и робость не дают ему ни малейшей возможности поговорить с нею, и он вспоминает о собачке Меджи и те «письма», которые та писала к Фидель. Прочитав эти письма и узнав не только то, что она находит его «черепахой в мешке», но и факт свадьбы, он окончательно теряется. Он принимает первую «метаморфозу»: он не хочет верить в то, что чин важен, но другая мысль - мысль «Отчего я титулярный советник?» всё больше и больше терзает Поприщина. Он ищет своё неведомое поприще, также задает почти гамлетовский «проклятый» вопрос, обращенный чуть ли не к Богу и сродни воплю Иова, вопрос о предназначении человека и отведенном ему на всю жизнь, неведомо почему, «месте», «поприще». Он больше не может так жить. Тревожные вести из Испании окончательно подрывают его пошатнувшееся самосознание и он окончательно сходит с ума, понимая, что он - король Испании.

После окончательного сумасшествия (после 43 апреля 2000 года)

После окончательного сумасшествия Поприщин претерпевает ещё одну метаморфозу. Назначив себя испанским королем, Поприщин воплощает образ гуманного, добродетельного правителя; избавляется от честолюбивых амбиций, заявляя собратьям-чиновникам: «Не нужно никаких знаков подданничества!» Безумие подталкивает Поприщина к постижению сущностных законов жизни. Например, он обнаруживает трагикомический разрыв между скрытым духовным зерном человека и его чином, на фоне вечности оказывающимся иллюзорным.

Так, анекдотическую ситуацию Гоголь превращает в высокую трагедию: безумный Поприщин с подлинно королевским достоинством встречает страдания, заслуженно предназначенные, по его убеждению, Фердинанду VIII; терпит насилие и унижения от «испанских депутатов», везущих его в карете к испанским границам «так шибко», от «канцлера», ударившего его «два раза палкою по спине» и на деле оказавшегося «великим инквизитором». Поприщину выбривают голову, льют на нее холодную воду. В финале он предстает в образе христианского мученика (по гипотезе В.Воропаева и И.Виноградова, повесть первоначально называлась «Записки сумасшедшего мученика»), вступившегося за «нежную и непрочную луну», прескверно сработанную в Гамбурге дураком бочаром, положившим «смоляной канат и часть деревянного масла, и оттого по всей земле вонь страшная, так что нужно затыкать нос». Защищая «нежный шар» луны от Земли, что непременно сядет на луну, Поприщин собирает Государственный совет с бескорыстным и гуманным намерением спасти луну и обитающие на ней человеческие носы. При виде «канцлера» «бритые гранды», ловившие луну по стенкам, разбегаются, а Поприщин, «как король, остался один», получая удар папкой. Образ Поприщин претерпевает последнюю метаморфозу: сумасшедший вырастает в мудреца, заново воссоединяющего расколотый мир, в гениального художника, одержимого сострадательной любовью к вселенной и человечеству, размыкающего узы сознания и материи, преодолевающего пространство и время с помощью тройки «быстрых, как вихорь, коней», летящих в небо. Поприщин, таким образом, обретает истинное поприще: пройдя через страдания, он открывает в собственной личности неисчерпаемые духовные богатства.

Оценка «Записок сумасшедшего» и самого Поприщина критиками

Критика отнеслась положительно к новой повести Гоголя. Так, по мнению Сенковского, «в них были те же достоинства, что и в забавной истории поручика Пирогова. Правда было бы лучше, если бы «Записки сумасшедшего» соединялись какой-либо идеею» («Библиотека для чтения», 1835, февраль).

Гораздо ярче и глубже оказался отзыв Белинского (в статье «О русской повести и повестях Гоголя»): «Возьмите «Записки сумасшедшего», этот уродливый гротеск, эту странную, прихотливую грезу художника, эту добродушную насмешку над жизнию и человеком, жалкою жизнию, жалким человеком, эту карикатуру, в которой такая бездна поэзии, такая бездна философии, эту психическую историю болезни, изложенную в поэтической форме, удивительную по своей истине и глубокости, достойную кисти Шекспира: вы ещё смеетесь над простаком, но уже ваш смех растворен горечью; это смех над сумасшедшим, которого бред и смешит, и возбуждает сострадание»[5]. — Повторил этот свой отзыв Белинский и в рецензии (1843 года) на «Сочинения Николая Гоголя»: «Записки сумасшедшего» — одно из глубочайших произведений…»

См. также

Примечания

  1. Владимир третьей степени и «тяжба» Николая Гоголя
  2. Эта и последующие цитаты также взяты из Викитеки
  3. Шизофрения — Что такое шизофрения?
  4. Языковые средства изображения «города-обмана» в повести Н. В. Гоголя «Невский проспект»
  5. Соч. Белинского, II, стр. 226

Ссылки и литература

Т. 3. Повести / Ред. В. Л. Комарович. — 1938. — С. 633—723.]

//Золотусский И. Монолог с вариациями. М., 1980;

dic.academic.ru

Характеристика героя Поприщин (Записки сумасшедшего Гоголь Н.В.) :: Litra.RU




Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!


/ Характеристики героев / Гоголь Н.В. / Записки сумасшедшего / Поприщин

    Поприщин — герой повести Н.В.Гоголя «Записки сумасшедшего» (1834). Реальным источником образа П. в известной мере является сам Гоголь. Во время учебы в Нежинской гимназии Гоголь искусно инсценировал безумие: по словам Н.Кукольника, причиной притворства Гоголя стал страх быть высеченным розгами и желание избежать наказания; по воспоминаниям Т.Г.Пащенко, «безумие» объяснялось намерением Гоголя получить свободное время для литературных занятий. Любовь П. к генеральской дочке, сыгравшая роковую роль в судьбе П. и повлекшая за собой безумие, имеет сходство с гибельной страстью Ан-дрия Бульбы к прекрасной полячке (В.Маркович), но также содержит автобиографические корни (ср. исповедальное высказывание Гоголя о том, насколько он благодарен Богу, который хранил его от любви, иначе он сгорел бы в пламени этой страсти и от него осталась бы горстка пепла). В творчестве Гоголя образ П., кроме того, соотносится с героем незавершенной комедии «Владимир 3-ей степени», петербургским чиновником, целью которого было получение ордена. Фамилия П. имеет символический смысл («поприще»), включающий как назидательную тенденцию — императивное требование автора к каждому читателю отыскать подлинное поприще, место в жизни, совпасть с самим собой, так и пародийно-иронические обертоны понятия «поприще»: измененное сознание героя мгновенно разрушает незыблемую чиновничью иерархию, в которой П. занимает ничтожное место титулярного советника, взамен П. провозглашает себя сразу испанским королем. Образ П. раскрывается по ходу так называемой «миражной интриги» (Ю.В.Манн), представленной в обрывочных дневниковых записях: сначала это мелкий чиновник, обязанности которого состоят в том, что он очинивает перья директору департамента. Наедине с собой П. на чем свет ругает своего начальника отделения, издевается над ним, считает его ничтожеством. Внезапно П. влюбляется в генеральскую дочку, и в его дневнике начинают звучать поэтические ноты. П. боится признаться самому себе в этой неистовой страсти. Но вот он подслушивает разговор двух собак, к его изумлению говорящих по-человечески, — одна из собак, Меджи, принадлежит генеральской дочери — и узнает о переписке Меджи и Фидели, другой собаки. Сжигаемый любовной страстью, П. решает захватить собачью переписку, чтобы выяснить, каково отношение к нему генеральской дочки. П. безрезультатно пытается допросить Фидель, затем перерывает солому в ее деревянной коробке и выкрадывает связку писем, из которых узнает, что, во-первых, отец его возлюбленной, генерал, — такой же честолюбец, как сам П., во-вторых, выясняет, что генеральская дочка влюблена в камер-юнкера с черными бакенбардами, лицо которого, по мнению Меджи, весьма проигрывает по сравнению с мордочкой Трезора, и что их свадьба не за горами; наконец, П. видит себя в зеркале издевательского взгляда собачонки Меджи, суждения которой не что иное, как отголосок мнения ее хозяйки: «Совершенная черепаха в мешке». П. бунтует против несправедливого мироустройства, основанного на социальном неравенстве: «Ведь через то, что камер-юнкер, не прибавится третий глаз на лбу». В конце концов П. задает почти гамлетовский «проклятый» вопрос, обращенный чуть ли не к Богу и сродни воплю Иова, вопрос о предназначении человека и отведенном ему на всю жизнь, неведомо почему, «месте», «поприще»: «Отчего я титулярный советник и с какой стати я титулярный советник? Может быть, я какой-нибудь граф или генерал, а только так кажусь титулярным советником?» Безумие П. парадоксальным образом оборачивается прозрением, расширяет его сознание до размеров вселенной. П. перекраивает пространство («Я открыл, что Китай и Испания совершенно одна и та же земля»), раздвигает время («Год 2000 апреля 43 числа; мартобря 86 числа»). Назначив себя испанским королем, П. воплощает образ гуманного, добродетельного правителя; избавляется от честолюбивых амбиций, заявляя собратьям-чиновникам: «Не нужно никаких знаков подданничества!» Безумие подталкивает П. к постижению сущностных законов жизни. Например, он обнаруживает трагикомический разрыв между скрытым духовным зерном человека и его чином, на фоне вечности оказывающимся иллюзорным. Анекдотическую ситуацию Гоголь превра щает в высокую трагедию: безумный П. с подлинно королевским достоинством встречает страдания, заслуженно предназначенные, по его убеждению, Фердинанду VIII; терпит насилие и унижения от «испанских депутатов», везущих его в карете к испанским границам «так шибко», от «канцлера», ударившего его «два раза палкою по спине» и на деле оказавшегося «великим инквизитором». П. выбривают голову, льют на нее холодную воду. В финале он предстает в образе христианского мученика (по гипотезе В.Воропаева и И.Виноградова, повесть первоначально называлась «Записки сумасшедшего мученика»), вступившегося за «нежную и непрочную луну», прескверно сработанную в Гамбурге дураком бочаром, положившим «смоляной канат и часть деревянного масла, и оттого по всей земле вонь страшная, так что нужно затыкать нос». Защищая «нежный шар» луны от Земли, что непременно сядет на луну, П. собирает Государственный совет с бескорыстным и гуманным намерением спасти луну и обитающие на ней человеческие носы. При виде «канцлера» «бритые гранды», ловившие луну по стенкам, разбегаются, а П., «как король, остался один», получая удар папкой. Образ П. претерпевает последнюю метаморфозу: сумасшедший вырастает в мудреца, заново воссоединяющего расколотый мир, в гениального художника, одержимого сострадательной любовью к вселенной и человечеству, размыкающего узы сознания и материи, преодолевающего пространство и время с помощью тройки «быстрых, как вихорь, коней», летящих в небо. П., таким образом, обретает истинное поприще: пройдя через страдания, он открывает в собственной личности неисчерпаемые духовные богатства.


Добавил: 77793

/ Характеристики героев / Гоголь Н.В. / Записки сумасшедшего / Поприщин


Смотрите также по произведению "Записки сумасшедшего":


Мы напишем отличное сочинение по Вашему заказу всего за 24 часа. Уникальное сочинение в единственном экземпляре.

100% гарантии от повторения!

www.litra.ru

Аксентий Иванович Поприщин — Википедия. Что такое Аксентий Иванович Поприщин

Аксентий Иванович Поприщин — литературный персонаж, главный герой повести Николая Гоголя «Записки сумасшедшего».

История образа Поприщина

Прообраз Поприщина в известной мере восходил от некоторых чиновников в незаконченной комедии Гоголя «Владимир третьей степени»: от чиновников Шнейдера, Каплунова и Петрушевича. Так, например, и некоторые записи имеют связь с этой комедии (например, диалог Шнейдера и Каплунова о немецком театре), а также некоторые выражения (прозвизще Шнейдера «проклятая немчура» и «проклятая цапля» в «Записках».[1]

Реальным прообразом Поприщина в известной степени был сам Гоголь, инсценируя безумие, когда он учился в Нежинской гимназии. Причины такого поведения не совсем ясны: так, по словам Н.Кукольника, причиной притворства Гоголя стал страх быть высеченным розгами и желание избежать наказания; а по воспоминаниям Т. Г. Пащенко, «безумие» объяснялось намерением Гоголя получить свободное время для литературных занятий.

Внешний вид Поприщина

У Поприщина довольно своеобразный внешний вид. В «записках» Гоголь явно показывает внешний вид чиновника непривлекательным:

«Взгляни хоть в зеркало на своё лицо, куды тебе думать о том!»

Ещё хуже его видит собачка Меджи, о чём он «узнаёт», прочитав их «дружескую переписку» :

Мне кажется, если этот камер-юнкер нравится, то скоро будет нравиться и тот чиновник, который сидит у папа в кабинете. Ах, ma chere, если бы ты знала, какой это урод. Совершенная черепаха в мешке…

Фамилия его престранная. Он всегда сидит и чинит перья. Волоса на голове его очень похожи на сено. Папа́ всегда посылает его вместо слуги.

Софи никак не может удержаться от смеха, когда глядит на него...

Следовательно, Поприщин не имеет сколько-нибудь привлекательной внешности, что не добавляет веса его достоинству в глазах окружающих.

Образ жизни

Поприщин — образованный, но малокультурный и недалёкий человек. Чтобы подчеркнуть это, Гоголь приводит рассуждение Поприщина при чтении газеты и стихов:

Читал «Пчелку». Эка глупый народ французы! Ну, чего хотят они? Взял бы, ей-богу, их всех, да и перепорол розгами! Там же читал очень приятное изображение бала, описанное курским помещиком. Курские помещики хорошо пишут.
Потом переписал очень хорошие стишки: «Душеньки часок не видя, Думал, год уж не видал; Жизнь мою возненавидя, Льзя ли жить мне, я сказал». Должно быть, Пушкина сочинение.

Также он любит ходить в театр:

Был в театре. Играли русского дурака Филатку. Очень смеялся. Был еще какой-то водевиль с забавными стишками на стряпчих, особенно на одного коллежского регистратора, весьма вольно написанные, так что я дивился, как пропустила цензура, а о купцах прямо говорят, что они обманывают народ и что сынки их дебошничают и лезут в дворяне. Про журналистов тоже очень забавный куплет: что они любят всё бранить и что автор просит от публики защиты. Очень забавные пьесы пишут нынче сочинители. Я люблю бывать в театре. Как только грош заведется в кармане — никак не утерпишь не пойти.

И прогуливаться:

После обеда ходил под горы. Ничего поучительного не мог извлечь.

Служба Поприщина в департаменте, взаимоотношения Поприщина с другими чиновниками и начальством департамента

Поприщин был мелким чиновником (переписывателем бумаг) одного из петербургских департаментов, где дослужился до звания дворянина (о чём он не переставал напоминать окружающим) и ранга титулярного советника. Сам департамент, в котором служил Поприщин — типичное «полусгнившее» учреждение николаевской России, где начальство и вовсе не считало подчинённых за людей, а человеческое к ним обращение не было обязательным: их могли распекать, унижать перед другими чиновниками и т. д., что Гоголь подробно описывает в своих повестях о бедных и незнатных чиновниках («Шинель» и «Записки…»). Самого Поприщина иногда распекает, а иногда просто поругивает начальник отделения, чем Поприщин, естественно недоволен:

Признаюсь, я бы совсем не пошел в департамент, зная заранее, какую кислую мину сделает наш начальник отделения. Он уже давно мне говорит: «Что это у тебя, братец, в голове всегда ералаш такой? Ты иной раз метаешься как угорелый, дело подчас так спутаешь, что сам сатана не разберет, в титуле поставишь маленькую букву, не выставишь ни числа, ни номера». Проклятая цапля! он, верно, завидует, что я сижу в директорском кабинете и очиниваю перья для его превосходительства.
Разбесил начальник отделения. Когда я пришел в департамент, он подозвал меня к себе и начал мне говорить так: «Ну, скажи, пожалуйста, что ты делаешь?» — «Как что? Я ничего не делаю», — отвечал я. «Ну, размысли хорошенько! ведь тебе уже за сорок лет — пора бы ума набраться. Что ты воображаешь себе? Ты думаешь, я не знаю всех твоих проказ? Ведь ты волочишься за директорскою дочерью! Ну, посмотри на себя, подумай только, что ты? ведь ты нуль, более ничего. Ведь у тебя нет ни гроша за душою. Взгляни хоть в зеркало на своё лицо, куды тебе думать о том!» Черт возьми, что у него лицо похоже несколько на аптекарский пузырек, да на голове клочок волос, завитый хохолком, да держит её кверху, да примазывает её какою-то розеткою, так уже думает, что ему только одному все можно. Понимаю, понимаю, отчего он злится на меня. Ему завидно; он увидел, может быть, предпочтительно мне оказываемые знаки благорасположенности. Да я плюю на него!

Нужно знать, что из начальства лишь директор департамента относился к Поприщину довольно нормально:

Да, не нашему брату чета! Государственный человек. Я замечаю, однако же, что он меня особенно любит.

Поприщин не служил ревностно, в своей работе он не видел своё «поприще» или призвание (в отличие от другого Гоголевского персонажа, Акакия Акакиевича Башмачкина, который служил «с любовью»). С другими чиновниками у Поприщина каких-либо отношений практически не было. В его записях ни разу не появлялся какой-нибудь чиновник (да и вообще человек), о котором Поприщин отзывался как о своём друге: Поприщин вообще большей частью писал о себе (что и говорит о его сильном самолюбии). Что же касается мнения Поприщина о других чиновниках, то оно было не очень хорошим как в жизненном, так и в культурном плане:

Что это за бестия наш брат чиновник! Ей-богу, не уступит никакому офицеру: пройди какая-нибудь в шляпке, непременно зацепит.
А вот из нашей братьи чиновников есть такие свиньи: решительно не пойдет, мужик, в театр; разве уже дашь ему билет даром.

Из всего этого следует, что Поприщин был довольно одинок, завышен в самооценке, скрытен и робок, порою унижаем начальником отделения, что постепенно замыкало его в себе, и он постепенно сходил с ума.

Любовь Поприщина к дочери директора

У Поприщина есть одно дополнение ко всей его «обычной» жизни — любовь. Он безумно любит дочь директора: вспоминает о ней в любой момент, когда ходит в театр, переписывает стихи и т. д., но всегда после этого следует выражение «Эх, канальство! ничего, ничего… молчание». Поприщин очень хочет поговорить с ней, но у него «чёрт возьми, никак не поворачивается язык», а потому он решает узнать о ней другим, более лёгким способом: он спрашивает её собачку Меджи о Софи (именно так звали директорскую дочку), но «хитрая собачонка поджала хвост, съежилась вдвое и вышла тихо в дверь так, как будто бы ничего не слышала», и Поприщин решает отправиться к дому Зверкова, увидеть Фидель, допросить её и перехватить их переписку. Ему это удаётся, и он решается узнать о Софи (ему также очень важно то, как она к нему относится и он надеется, что вскользь писем он и это найдёт). Но помимо, печальной вести о свадьбе, ему становится противно от того, как видит его эта собачка, да и сама Софи. Поприщин впадает в ярость, он думает, что «всё это штуки начальника отделения», словом, выходит из себя. Также Поприщин не довольствуется несовершенством общества, «ведь через то, что камер-юнкер не прибавится третий глаз на лбу». Он никак не может справится с такой несправедливостью и думает, отчего он титулярный советник, а не кто-либо ещё. Когда он в последний раз (окончательно сойдя с ума) видит дочь директора, он, уже вообразив что-то и о ней, говорит ей:

Счастие вас ожидает такое, какого она и вообразить себе не может, и что, несмотря на козни всех неприятелей, мы будем вместе.

Из последней записи видно, что в конце концов Поприщин окончательно потерял связь с реальностью и даже любовь к директорской дочери стала лишь как придаток ко всем прочим бредням Поприщина.

Постепенное схождение Поприщина с ума

Разговор собачек, их «дружеская переписка» и день 3 декабря

Поприщин страдал бредом величия и параноидной формой шизофрении, которой присущ систематический бред[3]. Поначалу Поприщин вёл себя обыкновенно и думал вполне адекватно, но постепенно у него начинают проявляться признаки сумасшествия: 3 октября с Поприщиным «случается необыкновенное приключение»: он подслушивает разговор собачек Фидель и Меджи (собачки директора департамента) и узнаёт, что и собаки могут говорить и писать. Позднее у Поприщина появляется сильное желание узнать, как живут люди «высшего общества», он пробует поговорить об этом с директором департамента, но у него не получается. Тут его неожиданно «озаряет светом»: он вспоминает разговор собачонок, который услышал на Невском проспекте и уже на следующий день (12 ноября) отправляется к тому дому (дому Зверкова), докуда он выследил Фидель. Допрос собачки у него не получается, но у неё в лукошке он находит связку каких-то бумажек. Посчитав, что это и есть их переписка, Поприщин быстро выбегает из квартиры. На следующий день, он разбирает письма из их «дружеской переписки» (переписка собак была позаимствована Гоголем у Гофмана), где, помимо «собачьих прелестей жизни», находит информацию и о семье директора (например то, что директор получает орденскую ленту). Но относительно своей возлюбленной, Софи, Поприщин узнаёт пренеприятное известие:

Камер-юнкер теперь у нас каждый день. Софи влюблена в него до безумия. Папа' очень весел. Я даже слышала от нашего Григория, который метет пол и всегда почти разговаривает сам с собою, что скоро будет свадьба; потому что папа' хочет непременно видеть Софи или за генералом, или за камер-юнкером, или за военным полковником…

Ему это известие — тяжёлый удар в сердце. Но тот факт, что жених камер-юнкер, ещё больше выводит Аксентия Поприщина из себя, заставляет погружаться его глубже и глубже в свою фантазию:

Я несколько раз уже хотел добраться, отчего происходят все эти разности. Отчего я титулярный советник и с какой стати я титулярный советник? Может быть, я какой-нибудь граф или генерал, а только так кажусь титулярным советником? Может быть, я сам не знаю, кто я таков. Ведь сколько примеров по истории: какой-нибудь простой, не то уже чтобы дворянин, а просто какой-нибудь мещанин или даже крестьянин, — и вдруг открывается, что он какой-нибудь вельможа, а иногда даже и государь. Когда из мужика да иногда выходит эдакое, что же из дворянина может выйти? Вдруг, например, я вхожу в генеральском мундире: у меня и на правом плече эполета, и на левом плече эполета, через плечо голубая лента — что? как тогда запоет красавица моя?что скажет и сам папа, директор наш?

Этот день можно посчитать последним шагом Поприщина к безумию: после этого дня ему останется лишь повод, чтобы окончательно сойти с ума и погрузиться в свою фантазию.

Окончательный отрыв Аксентия Поприщина от реальности

У Поприщина, теперь, для своей фантазии не хватает лишь одного — узнать, кто же он таков на самом деле. Прочитав 5 декабря газеты, и узнав о странных делах Испании, он долго об этом размышляет:

Как же может быть престол упразднен? Говорят, какая-то донна должна взойти на престол. Не может взойти донна на престол. Никак не может. На престоле должен быть король. Да, говорят, нет короля, — не может статься, чтобы не было короля. Государство не может быть без короля. Король есть, да только он где-нибудь находится в неизвестности. Он, статься может, находится там же, но какие-нибудь или фамильные причины, или опасения со стороны соседственных держав, как-то: Франции и других земель, заставляют его скрываться, или есть какие-нибудь другие причины.

Он уже не ходит в департамент (как минимум с 3 Декабря), а вместо этого думает о делах Испании. Эти размышления не оставляют его, он становится более рассеянным. Но в конце концов, его размышлениям приходит неожиданный конец — Поприщин понимает, что король Испании не кто иной, как он сам:

Сегодняшний день — есть день величайшего торжества! В Испании есть король. Он отыскался. Этот король я. Именно только сегодня об этом узнал я.

После этого вся реальность окончательно становится ему чужда: теперь он живёт только в своей фантазии.

Жизнь в Петербурге, в сумасшедшем доме («Испании») и последующая потеря смысла записей

День «Мартобря 86» и «Королевская мантия» Поприщина

Поприщин, «став королём», не желал и вовсе идти в департамент: он не желал более знать «всю эту канцелярскую сволочь», а потому, когда пришёл экзекутор, Аксентий Поприщин «для шутки пошёл в департамент». Его последний день в департаменте был очень непохожим на предыдущие, так как Поприщин сошёл с ума, да к тому же желал отомстить «канцелярской сволочи», а в первую очередь — начальству:

Начальник отделения думал, что я ему поклонюсь и стану извиняться, но я посмотрел на него равнодушно, не слишком гневно и не слишком благосклонно, и сел на своё место, как будто никого не замечая. Я глядел на всю канцелярскую сволочь и думал: «Что, если бы вы знали, кто между вами сидит… Господи боже! какую бы вы ералашь подняли, да и сам начальник отделения начал бы мне так же кланяться в пояс, как он теперь кланяется перед директором». Передо мною положили какие-то бумаги, чтобы я сделал из них экстракт. Но я и пальцем не притронулся. Через несколько минут все засуетилось. Сказали, что директор идет. Многие чиновники побежали наперерыв, чтобы показать себя перед ним. Но я ни с места. Когда он проходил чрез наше отделение, все застегнули на пуговицы свои фраки; но я совершенно ничего! Что за директор! чтобы я встал перед ним — никогда! Какой он директор? Он пробка, а не директор. Пробка обыкновенная, простая пробка, больше ничего. Вот которою закупоривают бутылки. Мне больше всего было забавно, когда подсунули мне бумагу, чтобы я подписал. Они думали, что я напишу на самом кончике листа: столоначальник такой-то. Как бы не так! а я на самом главном месте, где подписывается директор департамента, черкнул: «Фердинанд VIII». Нужно было видеть, какое благоговейное молчание воцарилось; но я кивнул только рукою, сказав: «Не нужно никаких знаков подданничества!» — и вышел.

Далее он пришёл к директорской дочери и сказал ей, «что счастье её ожидает такое, какого она и вообразить себе не может, и что, несмотря на козни неприятелей, они будут вместе». Далее Поприщин бредит о «замужестве женщины и чёрта», а после обличает общество:

А вот эти все, чиновные отцы их, вот эти все, что юлят во все стороны и лезут ко двору и говорят, что они патриоты и то и се: аренды, аренды хотят эти патриоты! Мать, отца, бога продадут за деньги, честолюбцы, христопродавцы!

После Поприщин уже начинает забывать даты или думать, что их вовсе нет (например: Никакого числа. День был без числа.). Также Поприщин ждёт испанских депутатов, а сам тем временем шьёт себе мантию из вицмундира, «который надевал всего два раза». Точный вид «мантии» неизвестен, но известно, что «Мавра вскрикнула, когда он надел её», а также то, «ножницами была изрезана вся».

Попадание Поприщина в сумасшедший дом и его первый день там

Понятно, что подобное больше продолжаться не может и за Поприщиным приходят «испанские депутаты», которые отвозят его в сумасшедший дом, но Поприщин воспринимает это, как прибытие в Испанию. В первый день его пребывания там, Поприщин понимает, что «эта Испания — весьма странная земля», с «бритыми грандами» и «странным по обхождениям государственным канцлером», который ударил его палкой по спине. Поприщин, зная, что это «рыцарский обычай при вступлении в высокую должность», вскоре забывает об этом и решает заняться «государственными делами», которые вдобавок смешивают у него всё в голове. Так он путается в географии, воспринимая Китай и Испанию «как одну и ту же землю», а после начинает проявлять «сердечное беспокойство» о Луне, на которую, по сведениям некоего английского химика Веллингтона, «сядет Земля». Это сильно беспокоит Поприщина и он бежит в «залу государственного совета», чтобы «дать приказ полиции не допустить Земле сесть на Луну». «Бритые гранды» лезут на стенки, чтобы исполнить «монаршее желание Фердинанда VIII» (достать Луну), но в этот момент в залу входит «канцлер». Гранды разбегаются, а Поприщин, «как король» остаётся один. Но канцлер прогоняет его в свою комнату, ударив второй раз палкой по спине. Поначалу Поприщин воспринимает это как народные обычаи, хоть и несколько удивляется их странности.

«Зверствующая инквизиция», которой подвергся и сам «Фердинанд VIII»

Но постепенно Поприщин понимает, «что это слишком странная земля — Испания». Поприщина «лечат» не очень хорошими методами: дабы вернуть человека в реальность, они обливают его холодной водою и бьют палкой по спине. Поприщин «таких глупых, бессмысленных обычаев» не понимает, но понимает, что это не к добру. Он уже не имеет прямой связи с реальным миром и думает по-своему, отчего к нему так относятся. Его умозаключение соответствовало его фантазии: «он подвергся инквизиции», а тот, которого он принял за канцлера, «есть главный инквизитор». На вопрос, «как король мог подвергнуться инквизиции», Поприщин тоже находит ответ: это происки Франции и в особенности Полиньяка, которого, в свою очередь «водит англичанин».

Теперь Поприщин пытается избежать встреч с «великим инквизитором». например, «25 Числа» к Поприщину приходил «великий инквизитор», а их встреча была такой:

Сегодня великий инквизитор пришел в мою комнату, но я, услышавши еще издали шаги его, спрятался под стул. Он, увидевши, что нет меня, начал звать. Сначала закричал: «Поприщин!» — я ни слова. Потом: «Аксентий Иванов! титулярный советник! дворянин!» Я всё молчу. «Фердинанд VIII, король испанский!» Я хотел было высунуть голову, но после подумал: «Нет, брат, не надуешь! знаем мы тебя: опять будешь лить холодную воду мне на голову». Однако же он увидел меня и выгнал палкою из-под стула. Чрезвычайно больно бьется проклятая палка. Впрочем, за все это вознаградило меня нынешнее открытие: я узнал, что у всякого петуха есть Испания, что она у него находится под перьями. Великий инквизитор, однако же, ушел от меня разгневанный и грозя мне каким-то наказанием. Но я совершенно пренебрег его бессильною злобою, зная, что он действует, как машина, как орудие англичанина.

Последняя запись

В последней записи отчётливо видно, что Поприщин лишается каких-либо связей с реальностью. Если ранее он был в своей фантазии, которая и пересекалась с реальностью, то в этой записи Поприщин окончательно уходит от всех реалий. Он также несколько идеализируется (на протяжении всей повести, но именно в конце окончательно), мечтая увидеть мать и пронестись к ней через «тройку быстрых, как вихорь коней». Так он претерпевает свою последнюю душевную метаморфозу, и, казалось бы, действительно идеализируется, но фраза «А знаете ли, что у алжирского дея под самым носом шишка?» позволяет читателю понять, что несмотря на некоторую идеализацию, Поприщин остался сумасшедшим, даже умалишённым.

Внутренний мир Поприщина

До сумасшествия

До сумасшествия у Поприщина был свой внутренний мир, который, по словам Вересаева, постоянно претерпевал внутренние изменения. Так, Гоголь попробовал идеализировать простого бедного и незнатного чиновника.

Поприщин и в самом деле большой идеалист. Он, несмотря на неприязнь к многим чиновникам, всё же чтит тех, кто выше генеральского чина. Он любит директорскую дочь и та снисходительно улыбается, видя его поведение. Он же, настолько близко воспринимает это к сердцу (и переосмысливает) всё это на свой лад. Поприщин всё больше и больше идеализирует её и её образ (подобный пример идеализации был у Гоголя также в Невском проспекте, когда бедный художник Пискарёв в совершенном упоении и забвении пошёл вслед за красивой брюнеткой[4]). Его нерешительность и робость не дают ему ни малейшей возможности поговорить с нею, и он вспоминает о собачке Меджи и те «письма», которые та писала к Фидель. Прочитав эти письма и узнав не только то, что она находит его «черепахой в мешке», но и факт свадьбы, он окончательно теряется. Он принимает первую «метаморфозу»: он не хочет верить в то, что чин важен, но другая мысль — мысль «Отчего я титулярный советник?» всё больше и больше терзает Поприщина. Он ищет своё неведомое поприще, также задает почти гамлетовский «проклятый» вопрос, обращенный чуть ли не к Богу и сродни воплю Иова, вопрос о предназначении человека и отведенном ему на всю жизнь, неведомо почему, «месте», «поприще». Он больше не может так жить. Тревожные вести из Испании окончательно подрывают его пошатнувшееся самосознание и он окончательно сходит с ума, понимая, что он — король Испании.

После окончательного сумасшествия (после «43 апреля 2000 года»)

После окончательного сумасшествия Поприщин претерпевает ещё одну метаморфозу. Назначив себя испанским королём, Поприщин воплощает образ гуманного, добродетельного правителя; избавляется от честолюбивых амбиций, заявляя собратьям-чиновникам: «Не нужно никаких знаков подданничества!» Безумие подталкивает Поприщина к постижению сущностных законов жизни. Например, он обнаруживает трагикомический разрыв между скрытым духовным зерном человека и его чином, на фоне вечности оказывающимся иллюзорным.

Так, анекдотическую ситуацию Гоголь превращает в высокую трагедию: безумный Поприщин с подлинно королевским достоинством встречает страдания, заслуженно предназначенные, по его убеждению, Фердинанду VIII; терпит насилие и унижения от «испанских депутатов», везущих его в карете к испанским границам «так шибко», от «канцлера», ударившего его «два раза палкою по спине» и на деле оказавшегося «великим инквизитором». Поприщину выбривают голову, льют на неё холодную воду. В финале он предстает в образе христианского мученика (по гипотезе В.Воропаева и И.Виноградова, повесть первоначально называлась «Записки сумасшедшего мученика»), вступившегося за «нежную и непрочную луну», прескверно сработанную в Гамбурге дураком бочаром, положившим «смоляной канат и часть деревянного масла, и оттого по всей земле вонь страшная, так что нужно затыкать нос». Защищая «нежный шар» луны от Земли, что непременно сядет на луну, Поприщин собирает Государственный совет с бескорыстным и гуманным намерением спасти луну и обитающие на ней человеческие носы. При виде «канцлера» «бритые гранды», ловившие луну по стенкам, разбегаются, а Поприщин, «как король, остался один», получая удар палкой. Образ Поприщина претерпевает последнюю метаморфозу: сумасшедший вырастает в мудреца, заново воссоединяющего расколотый мир, в гениального художника, одержимого сострадательной любовью к вселенной и человечеству, размыкающего узы сознания и материи, преодолевающего пространство и время с помощью тройки «быстрых, как вихорь, коней», летящих в небо. Поприщин, таким образом, обретает истинное поприще: пройдя через страдания, он открывает в собственной личности неисчерпаемые духовные богатства.

Оценка «Записок сумасшедшего» и самого Поприщина критиками

Критика отнеслась положительно к новой повести Гоголя. Так, по мнению Сенковского, «в них были те же достоинства, что и в забавной истории поручика Пирогова. Правда было бы лучше, если бы „Записки сумасшедшего“ соединялись какой-либо идеею» («Библиотека для чтения», 1835, февраль).

Гораздо ярче и глубже оказался отзыв Белинского (в статье «О русской повести и повестях Гоголя»): «Возьмите „Записки сумасшедшего“, этот уродливый гротеск, эту странную, прихотливую грезу художника, эту добродушную насмешку над жизнию и человеком, жалкою жизнию, жалким человеком, эту карикатуру, в которой такая бездна поэзии, такая бездна философии, эту психическую историю болезни, изложенную в поэтической форме, удивительную по своей истине и глубокости, достойную кисти Шекспира: вы ещё смеетесь над простаком, но уже ваш смех растворен горечью; это смех над сумасшедшим, которого бред и смешит, и возбуждает сострадание»[5]. — Повторил этот свой отзыв Белинский и в рецензии (1843 года) на «Сочинения Николая Гоголя»: «Записки сумасшедшего» — одно из глубочайших произведений…"

См. также

Примечания

Ссылки и литература

Т. 3. Повести / Ред. В. Л. Комарович. — 1938. — С. 633—723.]

//Золотусский И. Монолог с вариациями. М., 1980;

wiki.sc

Илья Репин "Поприщин" (герой новеллы Н.В. Гоголя): salman_spektor

Илья Репин "Поприщин" (герой новеллы Н.В. Гоголя) 98 x 69 см 1882год

В 1835 году в сборнике «Арабески» была напечатана повесть Николая Васильевича Гоголя,«Записки сумасшедшего». Повесть была написана от имени Аксентия Ивановича Поприщина мелкого чиновника, имеющего амбиции, но который только в своих мечтаниях мог удовлетворять их и этим способом вырываться за пределы своего скудного мирка,. Повесть была написана в виде дневника, в котором, в каждой последующей странице видно постепенное погружение маленького человечка в смуту маниакального состояния и, в конце концов, оказавшемуся в сумасшедшем доме.

«…Сегодня великий инквизитор пришел в мою комнату, но я, услышавши еще издали шаги его, спрятался под стул. Он, увидевши, что нет меня, начал звать. Сначала закричал: «Поприщин!» — я ни слова. Потом: «Аксентий Иванов! титулярный советник! дворянин!» Я все молчу. «Фердинанд VIII, король испанский!» Я хотел было высунуть голову, но после подумал: «Нет, брат, не надуешь! знаем мы тебя: опять будешь лить холодную воду мне на голову». Однако же он увидел меня и выгнал палкою из-под стула. Чрезвычайно больно бьется проклятая палка. Впрочем, за все это вознаградило меня нынешнее открытие: я узнал, что у всякого петуха есть Испания, что она у него находится под перьями. Великий инквизитор, однако же, ушел от меня разгневанным и грозя мне каким-то наказанием. Но я совершенно пренебрег его бессильною злобою, зная, что он действует, как машина, как орудие англичанина…»

В 1882 году по мотивам повести Репин написал картину « Поприщев»

Из письма Репина Стасову: «...Я принялся за Гоголя и такого наслаждения еще ни разу не получал от него…»
В этой работе Репин сумел достичь не менее величественных вершин, что и гениальный писатель. В картине заложены и гротеск, и глубина переживаний, и ироничная насмешка, над порой встречающеюся бессмысленностью человеческого существования.

В центре мрачной то ли камеры, то ли комнаты стоит в наполеоновской позе наш герой. Его фигура, как и его психическое состояние раздвоены. Верхняя часть : худые плечи, торчащие из под халата, измученное желтоватого цвета лицо, обрамлённое скрученным в чалму полотенцем тянутся вверх, туда, где через давно немытое оконце с трудом просачивается день. Но грубые больничные одеяния, запеленавшие тело удерживают и возвращают вниз. Освещенный лучом света, исходящим из приоткрытых на короткое мгновение дверей, он делает шаг навстречу посетителю, всем своим видом пытаясь доказать, что он не просто какой-то там, а даже император. Но дверь вскоре закроется, и он вновь останется наедине с кроватью и со своими мутными бесполезными фантазиями.

Используемые материалы :
https://ru.wikipedia.org/wiki/Записки_сумасшедшего
http://satka.jprom.ru/o_repine/95.html
Гоголь " Записки сумасшедшего"

salman-spektor.livejournal.com

Аксентий Иванович Поприщин

Аксентий Иванович Поприщин — литературный персонаж, главный герой повести Николая Васильевича Гоголя «Записки сумасшедшего».

У Поприщина довольно своеобразный внешний вид. В «записках» Гоголь явно показывает внешний вид чиновника непривлекательным:

«Взгляни хоть в зеркало на своё лицо, куды тебе думать о том!»

Ещё хуже его видит собачка Меджи, о чём он «узнаёт», прочитав их «дружескую переписку» :

Мне кажется, если этот камер-юнкер нравится, то скоро будет нравиться и тот чиновник, который сидит у папа в кабинете. Ах, ma chere, если бы ты знала, какой это урод. Совершенная черепаха в мешке…

Фамилия его престранная. Он всегда сидит и чинит перья. Волоса на голове его очень похожи на сено. Папа́ всегда посылает его вместо слуги.

Софи никак не может удержаться от смеха, когда глядит на него...

Следовательно, Поприщин не имеет сколько-нибудь привлекательной внешности, что не добавляет веса его достоинству в глазах окружающих.

Поприщин — образованный, но малокультурный и недалёкий человек. Чтобы подчеркнуть это, Гоголь приводит рассуждение Поприщина при чтении газеты и стихов:

Читал «Пчелку». Эка глупый народ французы! Ну, чего хотят они? Взял бы, ей-богу, их всех, да и перепорол розгами! Там же читал очень приятное изображение бала, описанное курским помещиком. Курские помещики хорошо пишут.
Потом переписал очень хорошие стишки: «Душеньки часок не видя, Думал, год уж не видал; Жизнь мою возненавидя, Льзя ли жить мне, я сказал». Должно быть, Пушкина сочинение.

Также он любит ходить в театр:

Был в театре. Играли русского дурака Филатку. Очень смеялся. Был еще какой-то водевиль с забавными стишками на стряпчих, особенно на одного коллежского регистратора, весьма вольно написанные, так что я дивился, как пропустила цензура, а о купцах прямо говорят, что они обманывают народ и что сынки их дебошничают и лезут в дворяне. Про журналистов тоже очень забавный куплет: что они любят всё бранить и что автор просит от публики защиты. Очень забавные пьесы пишут нынче сочинители. Я люблю бывать в театре. Как только грош заведется в кармане — никак не утерпишь не пойти.

Поприщин был мелким чиновником (переписывателем бумаг) одного из петербургских департаментов, где дослужился до звания дворянина (о чём он не переставал напоминать окружающим) и ранга титулярного советника. Сам департамент, в котором служил Поприщин — типичное «полусгнившее» учреждение николаевской России, где начальство и вовсе не считало подчинённых за людей, а человеческое к ним обращение не было обязательным: их могли распекать, унижать перед другими чиновниками и т. д., что Гоголь подробно описывает в своих повестях о бедных и незнатных чиновниках («Шинель» и «Записки…»). Самого Поприщина иногда распекает, а иногда просто поругивает начальник отделения, чем Поприщин, естественно недоволен.
Поприщин не служил ревностно, в своей работе он не видел своё «поприще» или призвание (в отличие от другого Гоголевского персонажа, Акакия Акакиевича Башмачкина, который служил «с любовью»). С другими чиновниками у Поприщина каких-либо отношений практически не было. В его записях ни разу не появлялся какой-нибудь чиновник (да и вообще человек), о котором Поприщин отзывался как о своём друге: Поприщин вообще большей частью писал о себе (что и говорит о его сильном самолюбии). Что же касается мнения Поприщина о других чиновниках, то оно было не очень хорошим как в жизненном, так и в культурном плане.

Поприщин был довольно одинок, завышен в самооценке, скрытен и робок, порою унижаем начальником отделения, что постепенно замыкало его в себе, и он постепенно сходил с ума.
У Поприщина есть одно дополнение ко всей его «обычной» жизни — любовь. Он безумно любит дочь директора: вспоминает о ней в любой момент, когда ходит в театр, переписывает стихи и т. д., но всегда после этого следует выражение «Эх, канальство! ничего, ничего… молчание». Поприщин очень хочет поговорить с ней, но у него «чёрт возьми, никак не поворачивается язык», а потому он решает узнать о ней другим, более лёгким способом: он спрашивает её собачку Меджи о Софи (именно так звали директорскую дочку), но «хитрая собачонка поджала хвост, съежилась вдвое и вышла тихо в дверь так, как будто бы ничего не слышала», и Поприщин решает отправиться к дому Зверкова, увидеть Фидель, допросить её и перехватить их переписку. Ему это удаётся, и он решается узнать о Софи (ему также очень важно то, как она к нему относится и он надеется, что вскользь писем он и это найдёт). Но помимо, печальной вести о свадьбе, ему становится противно от того, как видит его эта собачка, да и сама Софи. Поприщин впадает в ярость, он думает, что «всё это штуки начальника отделения», словом, выходит из себя. Также Поприщин не довольствуется несовершенством общества, «ведь через то, что камер-юнкер не прибавится третий глаз на лбу». Он никак не может справится с такой несправедливостью и думает, отчего он титулярный советник, а не кто-либо ещё.

Прообраз Поприщина в известной мере восходил от некоторых чиновников в незаконченной комедии Гоголя «Владимир третьей степени»: от чиновников Шнейдера, Каплунова и Петрушевича. Так, например, и некоторые записи имеют связь с этой комедии (например, диалог Шнейдера и Каплунова о немецком театре), а также некоторые выражения (прозвизще Шнейдера «проклятая немчура» и «проклятая цапля» в «Записках».

Реальным прообразом Поприщина в известной степени был сам Гоголь, инсценируя безумие, когда он учился в Нежинской гимназии. Причины такого поведения не совсем ясны: так, по словам Н.Кукольника, причиной притворства Гоголя стал страх быть высеченным розгами и желание избежать наказания; а по воспоминаниям Т. Г. Пащенко, «безумие» объяснялось намерением Гоголя получить свободное время для литературных занятий.

www.livelib.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о