Внешняя политика древнего египта кратко – Внешняя политика — Энциклопедия Древнего Египта

Внешняя и внутренняя политика фараонов Древнего царства.

Обратная связь

После объединения Верхнего и Нижнего Египта перед основателем III династии фараоном Джосером (XXVIII в. до н. э.) встала задача укрепления единства страны. Оно проводилось разными путями: через строительство единой ирригационной сети для всего Египта, активизацию внешней политики, организацию центрального управления. Одним из путей стало ослабление наследственной власти местных династий в номах путем назначения представителей центра на должности номархов и их перемещения из нома в ном.

Важную роль в укреплении центральной власти сыграла новая концепция обоготворения царя. Эта концепция стала воплощаться в привычных для египтян формах заупокойного культа. И раньше, при фараонах I—II династий, царские погребения отличались большей пышностью, чем захоронения номархов. Но в принципе и царские, и вельможные гробницы представляли собой один и тот же вид сооружения, так называемые мастабы. Теперь эти традиции пересматриваются. Джосер возводит себе гробницу невиданных доселе размеров и формы: в виде поражавшей воображение тогдашних людей ступенчатой пирамиды высотой в 60 м, имеющей в основании 160×120 м (около 2 га). При пирамиде были построены заупокойный храм и молельни, где жрецы совершали религиозные церемонии в честь богочеловека-фараона. Строитель первой пирамиды Имхотеп вошел в историю египетской культуры как великий мудрец и был впоследствии обожествлен.

При фараонах IV династии (XXVIII— XXVI вв. до н. э.) Хуфу, Хафра и Менкаура строительство пирамид как памятников сверхчеловеческого величия и абсолютной власти достигло наивысшего размаха, а их пирамиды (особенно пирамида Хуфу) до сих пор поражают своими размерами. Сооружение этих каменных гор в виде идеально правильной пирамиды потребовало не только огромного человеческого труда сотен тысяч людей, колоссальных средств, но и больших научных знаний в области вычислительной математики, техники, строительного и инженерного искусства. Пирамиды IV династии остались в истории человечества не столько символами деспотического могущества их владельцев, сколько замечательными памятниками культуры египетского народа.

При IV династии централизация государственного управления достигла своих крайних пределов, поскольку все высшие должности оказались сосредоточенными в руках царской семьи (многочисленных детей и родственников фараонов).

Сосредоточение в руках центрального правительства огромных ресурсов всего Египта привело к успехам во внешней политике. Особенно энергичную завоевательную деятельность развил основатель IV династии Снофру (XXVIII в. до н. э.). При нем были выработаны основные направления внешней политики Египта: 1) на юг, в Нубию, 2) на северо-восток, на Синай и в Палестину, 3) на запад, в сторону ливийских племен. И на всех этих направлениях Снофру одержал крупные победы. При нем был присоединен к Египту Синайский полуостров, где находились богатые медные рудники. Удачными были походы Снофру в Нубию, после одного из них он взял в плен 7 тыс. нубийцев и увел в Египет 200 тыс. голов скота.

При IV династии Египет, осуществляющий контроль над захваченными территориями в Нубии, на Синае, среди части ливийских племен, превратился в одну из самых крупных держав на Ближнем Востоке.

Однако в конце правления IV династии внутреннее положение в Египте осложнилось. Строительство гигантских пирамид и проведение активной завоевательной политики потребовали крайнего напряжения всех сил государства, привели к расточению огромных людских и материальных средств и в конечном итоге к истощению страны. Эксплуатация населения вызывала недовольство, приводила к обострению социальных противоречий. Излишняя централизация власти в руках относительно узкой группы царских родственников вызывала недовольство номовой знати и служилой аристократии. Вполне вероятно, что смена одной династии другой произошла насильственным путем.

Стремясь укрепить внутреннее положение в стране, фараоны V династии (XXVI— XXV вв. до н. э.) отказываются от строительства огромных пирамид (их пирамиды — достаточно скромные постройки по сравнению с IV династией). Они привлекают в центральный аппарат представителей местной и служилой знати, открывая дорогу вверх более широким кругам аристократии, укрепляют общее положение египетской знати. Изменилась и религиозная политика. Начинается активное строительство храмов солнечному богу Ра. Теперь концепция божественности фараона обосновывается не гигантскими сооружениями заупокойного культа, а иными идеологическими средствами: идеей прямого происхождения от верховного бога Ра, объявленного отцом царствующих фараонов. Эти меры, несколько успокоившие страну, обеспечили успехи внешней политики V династии и дальнейшее расширение влияния Египта за его рубежами. На юге египетские отряды доходят до третьего порога Нила.

При VI династии (XXV—-XXIII вв. до н. э.) продолжается процесс укрепления номовой и служилой знати. Многие ее представители добиваются от фараонов иммунитетных грамот, по которым их владельцы освобождаются от налогов и повинностей в пользу центральной власти. Внешним выражением силы местной аристократии являются их гробницы. Происходит перераспределение материальных и людских ресурсов в пользу местных властей. Экономическое и политическое могущество центрального правительства падает, так же как и внешнеполитическое влияние Египта.

После прекращения VI династии (середина XXIII в. до н. э.) власть мемфисских царей становится номинальной. Страна распадается на множество самостоятельных княжеств, состоящих из одного или не-скольких номов.

Эпоха Древнего царства завершается. Начинается период упадка и раздробленности Египта, так называемый I переходный период истории Древнего Египта.

Период первого распада и образование Среднего царства в Египте. Особенности социальной структуры и экономической деятельности. Неджесы. Внешняя и внутренняя политика фараонов XI-XII династии. Причины упадка государства.

(I Переходный период: середина XXIII—середина XXI в. до н. э.)

Распад централизованного государства на полусамостоятельные, враждующие между собой номы привел к упадку общеегипетской ирригационной сети, кризису экономики и прежде всего сельского хозяйства. Как ни старались отдельные предприимчивые номархи преодолеть экономическую разруху, голод, упадок строительства, ограниченных средств небольших номов явно не хватало для выхода из тупика.

Хозяйственная разруха и голод вызывали недовольство народных масс, которое прорывалось в протестах и даже открытых восстаниях беднейшей части египетского населения. Многие египтологи относят именно к концу I Переходного периода крупное народное восстание (а возможно, несколько восстаний в разных районах страны), о котором повествуется в «Речении Ипусера» и «Речении Неферти».

Внутренним упадком Египта воспользовались соседние племена ливийцев на западе и кочевников на востоке, которые опустошали Дельту. Однако необходимость ликвидации тяжелой разрухи ставила перед господствующим классом Египта проблему восстановления сильного египетского государства. Борьба за новое объединение Египта началась и на севере, и на юге. На севере объединительным центром стал Гераклеополь, на юге — Фивы. Вокруг Гераклеополя сплотились номы Южной Дельты и Среднего Египта. Вокруг города Фив, удобно расположенного в большой излучине Нила, сплотились южные номы, которые не признавали власти Гераклеополя. Итогом ожесточенной борьбы между Гераклеополем и Фивами была победа фиванского правителя Ментухотепа.

Ментухотеп стал основателем XI общеегипетской династии (XXI в. до н. э.), которая объединила разрозненные номы в сильное централизованное государство. Начался новый расцвет египетского общества, государства и культуры, который продолжался около трех столетий и получил название Среднего царства (2005—1715 гг. до н. э., XI—XIII династии).

Египет Среднего царства. Состояние экономики. Общественные отношения. Фараоны XI, но особенно XII династии, сосредоточив в руках центрального правительства людские и материальные ресурсы страны, восстановили общеегипетскую ирригационную систему, существовавшую в эпоху Древнего царства. Однако потребности возросшего населения требовали новых земельных площадей. Поэтому центральное правительство предприняло крупные ирригационные работы в обширной и болотистой, бывшей до сих пор малопригодной для земледелия фаюмской котловине. Фаюм стал цветущим сельскохозяйственным районом Египта с многочисленным населением. Одним из центров оазиса стал новый город Иллахун, построенный по всем правилам градостроительного искусства, с широкими, пересекающимися под прямым углом улицами. Здесь же, у входа в Фаюмский оазис, было возведено грандиозное каменное здание с тысячами комнат, коридоров, переходов, разнообразными залами, которое греки назвали лабиринтом. Судя по всему, это был заупокойный храм одного из самых удачливых фараонов XII династии Аменемхета III (ок. 1843—1798 гг. до н. э.). По всей вероятности, этот храм рассматривался как своего рода символ объединенного Египта и абсолютной власти фараона, а в его залах хранились изваяния многочисленных (их насчитывают до тысячи) местных и общеегипетских божеств. Однако лабиринт не сохранился, и о нем можно судить лишь по описаниям. Чтобы обезопасить вновь освоенный район Фаюма от набегов ливийцев, на его западных границах была возведена мощная крепость с постоянным гарнизоном.

Обширные ирригационные работы проводились и в Дельте. Все это делало Южную Дельту, Фаюм и прилегающие области жизненно важными центрами государства, и именно сюда, в новый город Ит-тауи («соединяющий обе земли»), фараоны XII династии перенесли свою резиденцию из Фив. Введение новых освоенных площадей способствовало подъему всего сельского хозяйства: появляется более удобный плуг, облегчающий труд пахаря, выводятся новые породы крупного рогатого скота, а также тонкорунных овец, дающих ценную шерстью.

В это время египтяне освоили бронзу — металл, который по своим качествам намного превосходит более мягкую медь. Из других важных достижений следует отметить появление принципиально новой отрасли — производства пастового стекла (изделия из него не выдуваются мастером через трубки, а изготовляются путем разлива расплавленной массы-пасты в специальные формы).

Развивавшаяся экономика позволяла не только удовлетворять нужды всего населения, но и давала значительные излишки продукции: зерна, ремесленных изделий. Но Египет нуждался в металлах, особенно в олове и серебре, в строительном дереве, столь необходимых для ремесел. Все это активизировало торговые операции, охватывающие теперь значительно больший ареал, чем в эпоху Древнего царства. Египетские торговые караваны через Дельту и Суэцкий перешеек, через палестинские и сирийские города доходят до Малой Азии и Вавилонии.

Одним из центров северо-восточной торговли Египта был город Библ в Финикии. Именно через Библ в Египет шли олово и серебро из Малой Азии, ценный ливанский кедр и строевой лес. Египтяне устанавливают связи с государством на Крите. Критские вещи обнаружены в Египте, а египетские — в развалинах кносского дворца.

Другим направлением египетской торговли было южное — в богатую золотом Нубию и далекую страну Пунт.

Торговые связи с Нубией шли по Нилу, и чтобы облегчить плавание, при Сенусерте III, был проведен обводной канал, позволявший обогнуть один из труднопроходимых нильских порогов.

В Среднем царстве произошли существенные изменения в организации производства. Вельможные и храмовые хозяйства сохраняют свое ведущее значение. Они пользовались известной самостоятельностью как по отношению к царскому, так и к крупному храмовому хозяйствам и свидетельствует об устойчивом положении средних поместий.

В египетских поселениях выделяются отдельные зажиточные «дома», включающие целый коллектив родственников, «отроков», «воспитанников», «детей», которые были лишь условными обозначениями зависимых лиц «дома», а также рабов.

Особенностью египетской экономики эпохи Среднего царства было укрепление средних хозяйств, в которых известный простор получили отношения частной собственности, связи с рынком, применение рабского труда.

Наряду со средними поместьями повышается удельный вес мелкого землевладения. Возделыванием крохотных участков традиционно занимались жители сельских поселений. Но количество мелких земледельцев в эпоху Среднего царства пополнилось за счет дробления многих царских хозяйств, централизованно обрабатываемых прежде рабочими отрядами. Аналогичный процесс происходит и во многих храмовых хозяйствах. Мелкие земледельцы, составляющие основной контингент непосредственных производителей, обозначались в документах Среднего царства термином «хемууни-сут» — «царские люди».

Система организации рабочей силы заключалась в следующем: все «царские люди» юного возраста переписывались писцами и распределялись по профессиям (земледельцы, пастухи, ремесленники, воины, торговцы и т. д.). После определения профессии «царские люди» направлялись в царские, храмовые, вельможные, средние и всякие другие хозяйства, в которых они должны были работать пожизненно, хотя были возможны перераспределения рабочей силы. Однако государственное распределение рабочей силы «царских людей» не отрицало необходимости использования рабского труда. Количество рабов в период Среднего царства увеличилось по сравнению с эпохой Древнего царства. При централизованном распределении «царских людей» в первую очередь учитывались интересы царских, храмовых и вельможных хозяйств, представителей царской администрации. В этих условиях устойчивое существование средних хозяйств возможно было лишь с использованием рабского труда, хотя в них были заняты и другие категории работников.

Из «слуг царя» выделяется новая социальная группа — «неджес» (маленькие), из которой тоже выделяется особая группа — «сильные неджес». Такое расслоение связано с развитием частного землевладения, товарно-денежных отношений, с расширением внутреннего и внешнего рынков. В XVI–XV вв. до н. э. появляется такое понятие, как «торговец». В Древнем Египте не существовало денежного обмена, а развит был лишь товарообмен. Однако с периода XVI–XV вв. до н. э. распространяются обмен и продажа товара на серебро, которое становится денежным эквивалентом.

Развитие хозяйства позволило новой группе — неджесу и ремесленникам — за счет продажи продукции на рынке значительно повысить свой статус. Так постепенно на смену бартерному обмену приходят товарно-денежные отношения.

Рост производительных сил ускорял социальное расслоение древних сельских общин. Развитие торговли и военно-захватнической политики приводило к тому, что большие богатства стекались в Египет. Однако эти богатства крайне неравномерно распределялись среди населения, что влекло за собой усиление резкого имущественного расслоения. Рабовладельческая знать всё больше и больше обогащалась, в то время как основная масса свободного населения, жившая в условиях древнего общинного строя, должна была нести главную тяготу податного обложения и в то же время выносить на своих плечах всю тяжесть военной службы в царских войсках, в особенности во время частых военных походов. Это приводило к тому, что часть общинников разорялась, теряла свои земельные наделы, постепенно превращаясь в бедняков и даже, может быть, в рабов. На расслоение сельских общин указывает тот факт, что именно в эту эпоху образуется слой мелких собственников, которые в текстах этой эпохи называются «маленькими» (неджес). Дальнейший процесс социального расслоения приводил к тому, что неджесы в свою очередь стали делиться на зажиточных хозяев, с одной стороны, и на очень мелких крестьян, располагавших карликовым хозяйством, — с другой.

Основными источниками рабов были успешные войны, во время которых в Египет пригонялись десятки тысяч пленников. Они и пополняли прежде всего царские, храмовые, вельможные поместья, но попадали и в средние хозяйства.




pdnr.ru

Внешняя и внутренняя политика фараонов Древнего царства.

После
объединения Верхнего и Нижнего Египта
перед основателем III династии фараоном
Джосером (XXVIII в. до н. э.) встала задача
укрепления единства страны.

Оно проводилось разными путями: через
строительство единой ирригационной
сети для всего Египта, активизацию
внешней политики, организацию центрального
управления. Одним из путей стало
ослабление наследственной власти
местных династий в номах путем назначения
представителей центра на должности
номархов и их перемещения из нома в ном.

Важную
роль в укреплении центральной власти
сыграла новая концепция обоготворения
царя. Эта концепция стала воплощаться
в привычных для египтян формах заупокойного
культа. И раньше, при фараонах I—II
династий, царские погребения отличались
большей пышностью, чем захоронения
номархов. Но в принципе и царские, и
вельможные гробницы представляли собой
один и тот же вид сооружения, так
называемые мастабы. Теперь эти традиции
пересматриваются. Джосер возводит себе
гробницу невиданных доселе размеров и
формы: в виде поражавшей воображение
тогдашних людей ступенчатой пирамиды
высотой в 60 м, имеющей в основании 160×120
м (около 2 га). При пирамиде были построены
заупокойный храм и молельни, где жрецы
совершали религиозные церемонии в честь
богочеловека-фараона. Строитель первой
пирамиды Имхотеп вошел в историю
египетской культуры как великий мудрец
и был впоследствии обожествлен.

При
фараонах IV династии (XXVIII— XXVI вв. до н.
э.) Хуфу, Хафра и Менкаура строительство
пирамид как памятников сверхчеловеческого
величия и абсолютной власти достигло
наивысшего размаха, а их пирамиды
(особенно пирамида Хуфу) до сих пор
поражают своими размерами. Сооружение
этих каменных гор в виде идеально
правильной пирамиды потребовало не
только огромного человеческого труда
сотен тысяч людей, колоссальных средств,
но и больших научных знаний в области
вычислительной математики, техники,
строительного и инженерного искусства.
Пирамиды IV династии остались в истории
человечества не столько символами
деспотического могущества их владельцев,
сколько замечательными памятниками
культуры египетского народа.

При
IV династии централизация государственного
управления достигла своих крайних
пределов, поскольку все высшие должности
оказались сосредоточенными в руках
царской семьи (многочисленных детей и
родственников фараонов).

Сосредоточение
в руках центрального правительства
огромных ресурсов всего Египта привело
к успехам во внешней политике. Особенно
энергичную завоевательную деятельность
развил основатель IV династии Снофру
(XXVIII в. до н. э.). При нем были выработаны
основные направления внешней политики
Египта: 1) на юг, в Нубию, 2) на северо-восток,
на Синай и в Палестину, 3) на запад, в
сторону ливийских племен. И на всех этих
направлениях Снофру одержал крупные
победы. При нем был присоединен к Египту
Синайский полуостров, где находились
богатые медные рудники. Удачными были
походы Снофру в Нубию, после одного из
них он взял в плен 7 тыс. нубийцев и увел
в Египет 200 тыс. голов скота.

При
IV династии Египет, осуществляющий
контроль над захваченными территориями
в Нубии, на Синае, среди части ливийских
племен, превратился в одну из самых
крупных держав на Ближнем Востоке.

Однако
в конце правления IV династии внутреннее
положение в Египте осложнилось.

Строительство гигантских пирамид и
проведение активной завоевательной
политики потребовали крайнего напряжения
всех сил государства, привели к расточению
огромных людских и материальных средств
и в конечном итоге к истощению страны.
Эксплуатация населения вызывала
недовольство, приводила к обострению
социальных противоречий. Излишняя
централизация власти в руках относительно
узкой группы царских родственников
вызывала недовольство номовой знати и
служилой аристократии. Вполне вероятно,
что смена одной династии другой произошла
насильственным путем.

Стремясь
укрепить внутреннее положение в стране,
фараоны V династии (XXVI— XXV вв. до н. э.)
отказываются от строительства огромных
пирамид (их пирамиды — достаточно
скромные постройки по сравнению с IV
династией). Они привлекают в центральный
аппарат представителей местной и
служилой знати, открывая дорогу вверх
более широким кругам аристократии,
укрепляют общее положение египетской
знати. Изменилась и религиозная политика.
Начинается активное строительство
храмов солнечному богу Ра. Теперь
концепция божественности фараона
обосновывается не гигантскими сооружениями
заупокойного культа, а иными идеологическими
средствами: идеей прямого происхождения
от верховного бога Ра, объявленного
отцом царствующих фараонов. Эти меры,
несколько успокоившие страну, обеспечили
успехи внешней политики V династии и
дальнейшее расширение влияния Египта
за его рубежами. На юге египетские отряды
доходят до третьего порога Нила.

При
VI династии (XXV—-XXIII вв. до н. э.) продолжается
процесс укрепления номовой и служилой
знати. Многие ее представители добиваются
от фараонов иммунитетных грамот, по
которым их владельцы освобождаются от
налогов и повинностей в пользу центральной
власти. Внешним выражением силы местной
аристократии являются их гробницы.
Происходит перераспределение материальных
и людских ресурсов в пользу местных
властей. Экономическое
и политическое могущество центрального
правительства падает, так же как и
внешнеполитическое влияние Египта.

После
прекращения VI династии (середина XXIII в.
до н. э.) власть мемфисских царей становится
номинальной. Страна распадается на
множество самостоятельных княжеств,
состоящих из одного или не-скольких
номов.

Эпоха
Древнего царства завершается. Начинается
период упадка и раздробленности Египта,
так называемый I переходный период
истории Древнего Египта.

12.
Период
первого распада и образование Среднего
царства в Египте. Особенности социальной
структуры и экономической деятельности.
Неджесы. Внешняя и внутренняя политика
фараонов XI-XII династии. Причины упадка
государства.

(I
Переходный период: середина XXIII—середина
XXI в. до н. э.)

Распад
централизованного государства на
полусамостоятельные, враждующие между
собой номы привел к упадку общеегипетской
ирригационной сети, кризису экономики
и прежде всего сельского хозяйства.
Как
ни старались отдельные предприимчивые
номархи преодолеть экономическую
разруху, голод, упадок строительства,
ограниченных средств небольших номов
явно не хватало для выхода из тупика.

Хозяйственная
разруха и голод вызывали недовольство
народных масс, которое прорывалось в
протестах и даже открытых восстаниях
беднейшей части египетского населения.
Многие египтологи относят именно к
концу I Переходного периода крупное
народное восстание (а возможно, несколько
восстаний в разных районах страны), о
котором повествуется в «Речении
Ипусера»
и
«Речении
Неферти».

Внутренним
упадком Египта воспользовались соседние
племена ливийцев на западе и кочевников
на востоке, которые опустошали Дельту.
Однако
необходимость ликвидации тяжелой
разрухи ставила перед господствующим
классом Египта проблему восстановления
сильного египетского государства.

Борьба за новое объединение Египта
началась и на севере, и на юге. На севере
объединительным центром стал Гераклеополь,
на юге — Фивы. Вокруг Гераклеополя
сплотились номы Южной Дельты и Среднего
Египта. Вокруг
города Фив, удобно расположенного в
большой излучине Нила, сплотились южные
номы, которые не признавали власти
Гераклеополя. Итогом ожесточенной
борьбы между Гераклеополем и Фивами
была победа фиванского правителя
Ментухотепа.

Ментухотеп
стал основателем XI общеегипетской
династии (XXI в. до н. э.), которая объединила
разрозненные номы в сильное централизованное
государство. Начался новый расцвет
египетского общества, государства и
культуры, который продолжался около
трех столетий и получил название Среднего
царства (2005—1715 гг. до н. э., XI—XIII династии).

Египет
Среднего царства.

Состояние
экономики. Общественные отношения.

Фараоны XI, но особенно XII династии,
сосредоточив в руках центрального
правительства людские и материальные
ресурсы страны, восстановили общеегипетскую
ирригационную систему, существовавшую
в эпоху Древнего царства. Однако
потребности возросшего населения
требовали новых земельных площадей.
Поэтому центральное правительство
предприняло крупные ирригационные
работы в обширной и болотистой, бывшей
до сих пор малопригодной для земледелия
фаюмской котловине. Фаюм стал цветущим
сельскохозяйственным районом Египта
с многочисленным населением. Одним из
центров оазиса стал новый город Иллахун,
построенный по всем правилам
градостроительного искусства, с широкими,
пересекающимися под прямым углом
улицами. Здесь же, у входа в Фаюмский
оазис, было возведено грандиозное
каменное здание с тысячами комнат,
коридоров, переходов, разнообразными
залами, которое греки назвали лабиринтом.
Судя по всему, это был заупокойный храм
одного из самых удачливых фараонов XII
династии Аменемхета III (ок. 1843—1798 гг. до
н. э.). По всей вероятности, этот храм
рассматривался как своего рода символ
объединенного Египта и абсолютной
власти фараона, а в его залах хранились
изваяния многочисленных (их насчитывают
до тысячи) местных и общеегипетских
божеств. Однако лабиринт не сохранился,
и о нем можно судить лишь по описаниям.
Чтобы обезопасить вновь освоенный район
Фаюма от набегов ливийцев, на его западных
границах была возведена мощная крепость
с постоянным гарнизоном.

Обширные
ирригационные работы проводились и в
Дельте. Все это делало Южную Дельту,
Фаюм и прилегающие области жизненно
важными центрами государства, и именно
сюда, в новый город Ит-тауи (
«соединяющий
обе земли
»),
фараоны
XII династии перенесли свою резиденцию
из Фив.

Введение новых освоенных площадей
способствовало подъему всего сельского
хозяйства: появляется более удобный
плуг, облегчающий труд пахаря, выводятся
новые породы крупного рогатого скота,
а также тонкорунных овец, дающих ценную
шерстью.

В
это время египтяне освоили бронзу —
металл, который по своим качествам
намного превосходит более мягкую медь.
Из других важных достижений следует
отметить появление принципиально новой
отрасли — производства пастового стекла
(изделия из него не выдуваются мастером
через трубки, а изготовляются путем
разлива расплавленной массы-пасты в
специальные формы).

Развивавшаяся
экономика позволяла не только удовлетворять
нужды всего населения, но и давала
значительные излишки продукции: зерна,
ремесленных изделий. Но Египет нуждался
в металлах, особенно в олове и серебре,
в строительном дереве, столь необходимых
для ремесел. Все
это активизировало торговые операции,
охватывающие теперь значительно больший
ареал, чем в эпоху Древнего царства.
Египетские торговые караваны через
Дельту и Суэцкий перешеек, через
палестинские и сирийские города доходят
до Малой Азии и Вавилонии
.

Одним
из центров северо-восточной торговли
Египта был город Библ в Финикии. Именно
через Библ в Египет шли олово и серебро
из Малой Азии, ценный ливанский кедр и
строевой лес. Египтяне устанавливают
связи с государством на Крите. Критские
вещи обнаружены в Египте, а египетские
— в развалинах кносского дворца.

Другим
направлением египетской торговли было
южное — в богатую золотом Нубию и далекую
страну Пунт.

Торговые
связи с Нубией шли по Нилу, и чтобы
облегчить плавание, при Сенусерте III,
был проведен обводной канал, позволявший
обогнуть один из труднопроходимых
нильских порогов.

В
Среднем царстве произошли существенные
изменения в организации производства.
Вельможные
и храмовые хозяйства сохраняют свое
ведущее значение. Они пользовались
известной самостоятельностью как по
отношению к царскому, так и к крупному
храмовому хозяйствам и свидетельствует
об устойчивом положении средних поместий.

В
египетских поселениях выделяются
отдельные зажиточные «дома»,
включающие
целый коллектив родственников, «отроков»,
«воспитанников»,
«детей»,
которые
были лишь условными обозначениями
зависимых лиц «дома»,
а
также рабов.

Особенностью
египетской экономики эпохи Среднего
царства было укрепление средних хозяйств,
в которых известный простор получили
отношения частной собственности, связи
с рынком, применение рабского труда.

Наряду
со средними поместьями повышается
удельный вес мелкого землевладения.
Возделыванием крохотных участков
традиционно занимались жители сельских
поселений. Но количество мелких
земледельцев в эпоху Среднего царства
пополнилось за счет дробления многих
царских хозяйств, централизованно
обрабатываемых прежде рабочими отрядами.
Аналогичный процесс происходит и во
многих храмовых хозяйствах. Мелкие
земледельцы, составляющие основной
контингент непосредственных производителей,
обозначались в документах Среднего
царства термином «хемууни-сут»
— «царские
люди».

Система
организации рабочей силы заключалась
в следующем: все «царские
люди»
юного
возраста переписывались писцами и
распределялись по профессиям (земледельцы,
пастухи, ремесленники, воины, торговцы
и т. д.). После определения профессии
«царские
люди»
направлялись
в царские, храмовые, вельможные, средние
и всякие другие хозяйства, в которых
они должны были работать пожизненно,
хотя были возможны перераспределения
рабочей силы. Однако
государственное распределение рабочей
силы
«царских
людей
»
не
отрицало необходимости использования
рабского труда.

Количество рабов в период Среднего
царства увеличилось по сравнению с
эпохой Древнего царства. При централизованном
распределении «царских
людей»
в
первую очередь учитывались интересы
царских, храмовых и вельможных хозяйств,
представителей царской администрации.
В этих условиях устойчивое существование
средних хозяйств возможно было лишь с
использованием рабского труда, хотя в
них были заняты и другие категории
работников.

Из
«слуг
царя
»
выделяется
новая социальная группа —
«неджес»
(
маленькие),
из которой тоже выделяется особая группа
«сильные
неджес
».
Такое
расслоение связано с развитием частного
землевладения, товарно-денежных
отношений, с расширением внутреннего
и внешнего рынков. В XVI–XV вв. до н. э.
появляется такое понятие, как
«торговец».
В
Древнем Египте не существовало денежного
обмена, а развит был лишь товарообмен.
Однако с периода XVI–XV вв. до н. э.
распространяются обмен и продажа товара
на серебро, которое становится денежным
эквивалентом.

Развитие
хозяйства позволило новой группе —
неджесу и ремесленникам — за счет
продажи продукции на рынке значительно
повысить свой статус. Так постепенно
на смену бартерному обмену приходят
товарно-денежные отношения.

Рост
производительных сил ускорял социальное
расслоение древних сельских общин.
Развитие торговли и военно-захватнической
политики приводило к тому, что большие
богатства стекались в Египет. Однако
эти богатства крайне неравномерно
распределялись среди населения, что
влекло за собой усиление резкого
имущественного расслоения. Рабовладельческая
знать всё больше и больше обогащалась,
в то время как основная масса свободного
населения, жившая в условиях древнего
общинного строя, должна была нести
главную тяготу податного обложения и
в то же время выносить на своих плечах
всю тяжесть военной службы в царских
войсках, в особенности во время частых
военных походов. Это приводило к тому,
что часть общинников разорялась, теряла
свои земельные наделы, постепенно
превращаясь в бедняков и даже, может
быть, в рабов. На расслоение сельских
общин указывает тот факт, что именно в
эту эпоху образуется слой мелких
собственников, которые в текстах этой
эпохи называются
«маленькими»
(
неджес).
Дальнейший процесс социального расслоения
приводил к тому, что неджесы в свою
очередь стали делиться на зажиточных
хозяев, с одной стороны, и на очень мелких
крестьян, располагавших карликовым
хозяйством, — с другой.

Основными
источниками рабов были успешные войны,
во время которых в Египет пригонялись
десятки тысяч пленников.

Они и пополняли прежде всего царские,
храмовые, вельможные поместья, но
попадали и в средние хозяйства.

Развитие
частного рабовладения — характерная
черта общественных отношений Египта
Среднего царства.

Изменения
произошли в господствующем классе
Египта. Можно говорить о расширении его
состава. К нему относились египетская
родовитая и служилая аристократия,
высшее жречество, члены государственного
аппарата. Но в своих низших звеньях он
пополнялся за счет средних и мелких
собственников частных владений глав
«домов»,
существующих
в сельских поселениях.

Государственное
управление. Завоевательная политика.
После
объединения Египта в единое централизованное
государство был восстановлен многочисленный
бюрократический аппарат управления с
иерархией, сложившейся в основных чертах
еще в Древнем царстве. Во главе всего
управления стоял фараон, «сын Ра от
плоти его», богочеловек, наделенный
абсолютной властью. Однако фараонам
Среднего царства не удалось поставить
под свой контроль номовое управление,
которое находилось в руках номархов,
происходивших из местной знати.

В
переходный от Древнего к Среднему
Царству период, когда централизованное
государство распалось на номы, в последних
сложились сильные номовые династии, и
Фараонам XI—XII династий приходилось с
этим считаться.

Фараоны Сенусерт III (1862—1843 гг. до н. э.)
и его сын Аменемхет III (1843—1798 гг. до н.
э.) сделали попытку заменить ряд
наследственных номархов царскими
ставленниками и пресечь местные династии,
но они встретили мощное сопротивление,
заставившее их отступить. Недовольство
номархов в конечном итоге вылилось в
заговоры против жизни фараонов. Сильные
позиции местных правителей были
питательной средой для проявления
сепаратизма, ослабляя в целом власть
фараонов. В этих условиях царствующие
фараоны предпочитали комплектовать
центральное управление из среды служилых
людей, приближая ко двору выходцев из
средних прослоек, противопоставляя их
номовой и родовитой аристократии.

В
целом XII династии (1963—1789 гг. до н. э.)
удалось стабилизировать положение в
стране и превратить Египет в сильное
государство, располагавшее мощным
военно-экономическим потенциалом.

Опираясь на этот потенциал, XII династия
проводила успешную завоевательную
политику по традиционным направлениям.
Продолжалось освоение Фаюма.

Большие
успехи были сделаны и в освоении Нубии,
где были открыты богатые золотые прииски.
Нубия в период Среднего царства
превратилась фактически в провинцию
Египта, усиленно эксплуатируемую
центральной властью. Жизненно важным
для Египта было направление завоевательной
политики в Восточное Средиземноморье,
откуда египтяне получали серебро, олово,
строительный лес, ценное кедровое
дерево. В этом регионе власть египетских
фараонов распространялась не только
на Синайский полуостров, ставший
египетской провинцией, но и на южную
часть Палестины, а также на некоторые
города Финикии, в частности Библ. В целом
при XII династии Египет превратился в
крупную державу на Ближнем Востоке.

Присоединение
обширных территорий сопровождалось
захватом больших партий рабов, скота,
материальных ценностей, направляемых
в Египет. Кроме единовременных захватов
египтяне организовали систематическую
эксплуатацию завоеванных стран,
естественные богатства которых
направлялись на развитие египетской
экономики, на обогащение различных
прослоек господствующего класса.

studfiles.net

Внешняя политика Древнего Египта — реферат

Содержание:

 

Введение

 

Период Нового царства в Древнем Египте продолжался около 5
столетий и охватывал правление XVIII-XX династий.
Новое царство — это промежуток времени
с 1650 по 1085 г. до н. э. Этот период с уверенностью
можно назвать порой наивысшего государственного,
экономического и культурного развития
Древнего Египта. Небывалый расцвет производительных
сил явился предпосылкой к тому, что царские
постройки по затратам вложенных в них
труда и средств не уступали наиболее
крупным пирамидам, а произведения искусства
даже превосходили достижения мастеров
Древнего и Нового царств. Период Нового
царства также является наиболее освещённым
документально, в сравнении с предыдущими
периодами в истории Древнего Египта.

Подъем Нового царства ознаменовался эпохой правления
XVIII династии (приблизительно 1580-1310 годы
до нашей эры). При фараоне Яхмосе I начали
использовать боевые колесницы, что способствовало
развитию войск. Известными нам представителями
XVIII династии были следующие фараоны: Яхмос
I; Аменхотеп I Тутмос I; Тутмос II; царица
Хатшепсут; Тутмос III; Аменхотеп II; Аменхотеп
III; Тутмос IV; Аменхотеп IV; Тутанхамон; Эйе;
Хоремхеб.  Именно при Новом царстве
благодаря успешным военным кампаниям
Яхмоса I, Тутмоса I и Тутмоса III была создана
крупнейшая по территории египетская
держава, простиравшаяся от IV или даже
V порога Нила в Куше (Южной Нубии) на юге до реки Евфрат и
юга Анатолии на севере, а Египет стал наиболее влиятельной
силой на Ближнем Востоке. Как свидетельствуют дипломатические
архивы этого времени (правления Аменхотепа
III и Эхнатона), сохранившиеся в развалинах
столицы Эхнатона Ахетатона — Телль-эль-Амарне, — Египет в период Нового царства определял
общие тенденции в отношениях между странами.
Египетская цивилизация восприняла целый
ряд достижений передназиатских культур
и сама оказала огромное влияние на окружающие
страны.

Практически для всей
истории Нового царства, за исключением 
поздней XVIII династии и правления 
Рамессидов, была характерна агрессивная 
внешняя политика, необходимая для 
поддержания ранней формы античного рабовладельческого общества
с помощью добытых материальных богатств
и рабов.

Реформированная египетская
армия и по своему вооружению, и 
по организации превратилась в одну
из самых лучше всего вооружённых 
и многочисленных армий своего времени.

 

Внешняя политика древнего
Египта во время правления фараонов XVIII
царской династии

 

Яхмос I Небпехтира (1550—1525 гг. до н.э.) — основатель
18 царского дома и Нового царства. Он смог
захватить Аварис, столицу гиксосов и
выдварить их племена из Египта. Выгнав
гиксосов из страны, он закрепил освобождение
Египта, осадив, спустя 3 года, своей мощной
армией гиксосскую крепость Шарухен в
Палестине. После этого гиксосы не появляются
ни в Египте, ни на азиатской политической
сцене. Скорее всего, удары Яхмоса развалили
гиксосский племенной союз.

Военная политика
Египта в эпоху ранней 18-й династии

 

Завоевание Египта гиксосами,
которые вторглись в Нильскую
долину из Передней Азии и прочно укрепились
в Дельте, не могло не оказать 
некоторого влияния на дальнейшие судьбы египетской истории. Гиксосы, весьма
возможно, организовав довольно крупное
государство, присоединили к нему Нижний
Египет и построили здесь свою столицу
Аварис. Господство гиксосов в северном
Египте длилось в течение целого столетия.
Из Дельты гиксосы, очевидно, совершали
военные набеги в области Верхнего Египта.
Иногда во время высшего расцвета своего
могущества им удавалось устанавливать
свое господство над всей страной. Недаром
один из крупнейших гиксосских царей Хиан
называл себя «царем Верхнего и Нижнего
Египта», «охватывающий [собирающий] страны».
И великодержавные тенденции гиксосских
царей и длительное их господство в Египте
должны были послужить причиной усиления
культурных взаимодействий между азиатскими
завоевателями и египетским населением.
А это, в свою очередь, указывает на некоторые
изменения, в развитии древнеегипетской
культуры. Таким образом, нельзя говорить,
что так называемая гиксосская эпоха была
временем полного и абсолютного упадка
Древнего Египта. Если высшие представители
тысячелетней древней египетской культуры
смотрели на гиксосов, как на «прокаженных»,
«поганых» или «нечистых», как на варваров,
то это ни в коем случае не означает, что
азиатские завоеватели были диким первобытным
народом. Имеются все основания предполагать,
что египтяне, несмотря на военный разгром
своего государства, сумели сохранить
свою культуру; египетский народ сохранил
полностью свою жизнеспособность и даже
нашел в себе внутренние силы для заимствования
у победителей ряда элементов иноземной
азиатской культуры. Лошадь, завезенная
гиксосами и Египет, была акклиматизирована
египтянами в Нильской долине и в значительной
степени способствовала развитию транспорта
и особенно военного дела. С этого времени
в Египте появляется колесница, также,
очевидно, заимствованная египтянами
у азиатских  пришельцев. Колесницы,
запряженные конями, используются, главным
образом, в военном деле, что дает возможность
создать новые боевые колесничные части.
Этот новый род войск обладает большой
подвижностью и передвигается значительно
быстрее, чем прежняя малоповоротливая
пехота. Таким образом, фиванские правители
и впоследствии цари сумели не только
сохранить боеспособность своих войск,
но даже использовать новинки военной
техники иноземцев.

Гиксосское нашествие, конечно, ослабило
Египет в хозяйственном отношении. Однако,
южный Египет, сохранив политическую независимость,
сохранил также до некоторой степени прежний
уровень экономики. Ведь не надо забывать,
что громадная нильская магистраль и Фаюмский
оазис, реорганизованный при фараонах
Среднего царства, должны были давать
большое количество воды, необходимой
для развития оросительного земледелия.
Таким образом, основная база аграрного
хозяйства Верхнего Египта все еще сохраняла
свою действенность. Техника, строительное
дело, а также ремесла, в частности художественные,
достигшие значительного развития в предшествующую
блестящую эпоху Среднего царства, сохранили
прежние традиции: ремесленники и мастера
еще не утратили своих прежних навыков,
своего высокого технического совершенства
и умения, выработанного в течение многих
веков. Один из гиксосских царей, построивших
храм в Аварисе, с гордостью говорит, что
он соорудил множество «окованных медью
мачт для этого бога», т. е. для Сутеха,
в честь которого был, очевидно, воздвигнут
этот храм иноземным правителем.

Торговля, издавна связывавшая 
Египет с рядом соседних стран, не
только сохранила свое прежнее значение,
но даже могла получить некоторое 
дальнейшее развитие в гиксосскую эпоху.
При гиксосах Дельта Нила была включена
в большое переднеазиатское государство
гиксосов и тем самым должна была теснее
сблизиться в торговом отношении с рядом
переднеазиатских стран и народов, особенно
с Сирией, старинной торговой страной,
морские порты которой поддерживали тесные
торговые связи с островами Эгейского
моря, с Малой Азией и рядом прилегающих
континентальных областей. С другой стороны,
Верхний Египет, оторванный от Дельты,
но сохранивший свою хозяйственную и политическую
независимость, должен был сблизиться
с прилегающими областями Африки, с их
оазисами, а главным образом, с богатой
золотоносной Нубией, издавна бывшей важнейшим
хозяйственным резервуаром и крупнейшим
районом египетской хищнической торговли.
К сожалению, недостаток надписей и памятников
материальной культуры, а также неразработанность
этой проблемы не позволяет нам углубить
ее, но следует думать, что дальнейшие
исследования прольют более яркий свет
на эту темную страницу египетской истории.

Недостаточно еще выяснен вопрос
и о взаимоотношениях Египта с 
Критом в гиксосскую эпоху и особенно
в царствование Яхмоса. Однако карнакская
стэла содержит ряд интересных указаний
на укрепление связей между племенами
Эгейского моря и Египтом. Так, в текст
этой стелы вставлен маленький гимн в
честь египетской царицы «супруги царя
Яххотеп», которую автор этой надписи
называет «повелительницей берегов Хаунебт».

В этой же самой надписи 
говорится, что Яхмос объединяет
не только различные группы египетского 
населения, но и различные страны
подчиняются его власти и даже
далекие «Ханебу говорят: «сопутствуем
мы ему».

Автор особенно подчеркивает
великодержавную политику Яхмоса и 
среди его союзников в первую
очередь упоминает эгейцев; это,
конечно, указывает на установившиеся
в XVIII—XVI вв. до х. э. довольно тесные и 
близкие взаимоотношения между 
Египтом и племенами, населявшими острова Эгейского моря.
Это отчасти подтверждается целым рядом
памятников материальной культуры и искусства.

Гиксосское нашествие 
ослабило Египет. Пределы египетского 
государства значительно сократились.
Фиванские правители сохранили 
свою независимость и свою власть лишь на юге,
потеряв Дельту и свои владения в Азии.
Однако Верхний Египет сумел сохранить
хотя бы до некоторой степени свою экономику,
сумел обеспечить некоторое функционирование
оросительного земледелия, ремесла и даже
внешней торговли. Особенно характерны
слова египетских вельмож, собранных на
совет фиванским царем Камесу. Как говорится
в цитированном ранее тексте таблички
Карнарвон, эти вельможи, настроенные
миролюбиво и не склонные к войне с гиксосами,
всячески подчеркивают благосостояние
Египта во время гиксосского господства:

«…если бы азиаты и дошли 
до Кузы и все бы показали нам 
свои языки, то все же мы спокойны в 
нашем Египте. Элефантина сильна, и 
середина страны принадлежит нам 
до Кузы. Самые лучшие ее поля вспахиваются
для нас, а наши быки в Дельте. Пшеницу посылают
для наших свиней, а наших быков у нас не
отнимают… Он владеет страной азиатов,
а мы владеем Египтом. Если же они придут
и на нас нападут, то мы будем иметь дело
с ним».

Но особенно существенно,
что египтяне сохранили, хотя и в сильно урезанном виде,
свое государство, свою, хотя и ослабленную
государственную независимость, свое
народное самосознание и свою культуру.
Следует отметить, что к этой эпохе относятся
ценнейшие произведения древнеегипетской
культуры, ясно свидетельствующие, что,
несмотря на иноземное вторжение, египетский
народ сохранил свою культурную самобытность,
которая нашла выражение в области литературы,
искусства и науки.

Так, именно к гиксосской
эпохе относится текст известного
папируса Весткар, содержащий один из интереснейших образцов
сказочной литературы Древнего Египта.
В этом тексте описываются чудеса, совершаемые
египетскими кудесниками при дворе фараонов
Древнего царства. Некоторые из этих эпизодов
напоминают близкие по сюжетам библейские
рассказы, что, наряду с другими фактами,
очевидно, указывает на наличие культурных
связей между Египтом и Палестиной. Сохранились
и некоторые памятники египетского искусства
того времени. Хранящаяся в Каирском музее
нижняя часть статуи  гиксосского царя
Хиана является прекрасным произведением
монументального искусства, сохранившего
художественные традиции великого прошлого.
Особенно показательны изящные изделия
художественного ремесла этого времени.
Среди них выделяются золотые барки из
гробницы Камесу, скарабеи царя Хиана,
роскошное оружие Яхмоса, наконец, тончайшие
украшения и драгоценности царицы Яххотеп,
которые могут смело соперничать с лучшими
образцами древнеегипетского художественного
ремесла. Наконец, имеются все основания
предполагать, что египетские зодчие и
в ту смутную эпоху строили во славу египетских
и иноземных богов величественные храмы,
свидетельствующие о сохранении древних
архитектурных форм. Так, мы знаем, что
один из Апопи построил в Аварисе храм.
Наконец, о сохранении древних форм самобытной
египетской культуры говорят и научные
трактаты, сохранившиеся в текстах математического
папируса Ринд [Британский музей № 10057]
и медицинских папирусов Смиса, Херста
и Эберса. Папирус Ринд был написан неким
писцом Яхмосом в конце гиксосской эпохи,
а папирус Эберса при Аменхотепе I. Следовательно,
эпоха гиксосов и непосредственно следующая
за ней эпоха ранней 18-й династии была
временем не упадка египетской культуры,
а бережного сохранения великого культурного
прошлого, великих достижений тысячелетней
культуры египетского народа.

Таким образом, народ, экономика 
и культура Египта выдержали натиск
гиксосов. Египтяне нашли в себе
достаточно сил для того, чтобы 
после векового господства изгнать 
иноземцев из своей страны. Освобождение
Египта от гнета иноземцев и объединение всей страны в единое
и независимое государство фараоном Яхмосом
повлекло за собой быстрый рост хозяйственной
жизни, тем более что и ранее были налицо
все предпосылки для этого дальнейшего
экономического развития. Египет снова
ощутил необходимость в добавочной рабочей
силе. Рабовладельческое хозяйство экономически
крепнущего и растущего Египта нуждалось
в новом притоке большого количества рабов,
а также в доставке различных видов привозного
иноземного сырья, главным образом металла.
Таким образом, рост производительных
сил властно требовал расширения внешней
торговли и тем самым военно-агрессивной
политики, теснейшим образом связанной
со всем типом рабовладельческого хозяйства
и деспотического государства того времени.
Поэтому египетские фараоны ранней 18-й
династии были принуждены снова вступить
на путь завоеваний, продолжая военную
политику фараонов 11-й и 12-й династий, времени
наивысшего расцвета Среднего царства.
Однако на этот раз более быстрый рост
экономики и более тесные связи с соседними
странами, а также использование культурных
достижений соседних народов, наконец,
заимствования в области военного дела
значительно способствовали более широкому
и крупному размаху военной агрессии египетского
государства, которое в XVI веке до х. э.
стало постепенно превращаться в крупнейшую
военную державу.

Преследуя гиксосов и 
стремясь окончательно сломить власть
этих «правителей иноземных пустынных 
стран», Яхмос I вторгся вслед за
их отступающими из Египта полчищами 
в Переднюю Азию. Большинство египтологов, как, например, Масперо, Брэстед
или Тураев, изображают этот азиатский
поход Яхмоса в качестве «последнего шага
в деле освобождения Египта». Брэстед
подчеркивает, что «Яхмос преследовал
гиксосов к северу от Шарухена и оттеснил
их по меньшей мере на безопасное расстояние
от границы Дельты».9) Наконец, Масперо
полагает, что причиной этого азиатского
похода была либо новая угроза Египту
со стороны гиксосов, либо стремление
Яхмоса не дать им времени для передышки
и лишить их возможности собраться с силами
и вновь предпринять наступление против
Египта. Все эти предположения вполне
правдоподобны, но не полностью доказаны.
Конечно, гиксосы еще в царствование Яхмоса
представляли довольно значительную и
грозную для Египта силу. На это указывает
длительность борьбы Яхмоса с гиксосами
и в частности длительность осады Авариса.
Можно предполагать, что гиксосы оказали
сопротивление египетским войскам даже
в Палестине. Однако документами этого
доказать нельзя, так как в надписи Яхмоса,
сына Иабаны, этого en toutes lettres не сказано.

student.zoomru.ru

Внешняя политика Древнего Египта — реферат

Наконец, в этой надписи 
в кратких, но выразительных словах
описывается и самый поход, совершенный 
в Нубию, вернее, крупная карательная экспедиция,
направленная для наказания непокорных
и восставших против египетского господства
нубийских племен. В нескольких местах
надписи подчеркивается, что на этот раз
в Нубию было послано «многочисленное
войско», причем не указано, что во главе
войска шел царь. Поэтому можно предположить,
что в этом нубийском походе Тутмос II личного
участия не принимал. Автор описывает
разгром, произведенный египетским войском
среди восставших нубийских племен, почти
полное уничтожение среди них всех мужчин
и захват «живых пленников», которые во
главе с одним сыном вождя восставшего
нубийского племени были доставлены в
столицу египетского фараона. В конце
надписи подчеркивается как наиболее
существенный результат этого похода
полное покорение восставших областей,
которые «снова, как раньше, стали рабами
его величества», что снова дало возможность
египтянам безнаказанно эксплоатировать
живую силу и естественные богатства Нубии.

Мы осведомлены и 
о военном походе, который Тутмос
II совершил в Азию. К сожалению, об этом азиатском походе
Тутмоса II сохранились крайне скудные
известия в автобиографической надписи
Яхмоса Пен-нехбет. Соответствующий отрывок
этого текста гласит:

«Я следовал за царем 
Верхнего и Нижнего Египта Аа-хепер-ка-Ра
правогласным. Доставлено было из страны Шасу очень большое
количество живых пленников. Я не пересчитывал
их».

Эта краткая запись Яхмоса
Пен-нехбет об азиатском походе Тутмоса
II интересна в том отношении, что 
она дает возможность установить
два существенных, важных факта:

1) во главе египетского 
войска стоял сам фараон, так 
как Яхмос Пен-нехбет «следовал 
за царем»; следовательно, этому 
азиатскому походу, очевидно, придавалось 
большое значение;

2) важнейшим результатом 
этого военного похода был 
захват такого большого количества пленников, что их даже нельзя было
пересчитать. Следовательно, это был типичный
военно-грабительский поход с целью максимального
захвата пленников для дальнейшего обращения
их в рабство и использования на работах
в Египте.

Брэстед высказывает 
предположение, что в данной надписи Яхмос Пен-нехбет
описывает лишь один эпизод большого азиатского
похода Тутмоса II, имевшего своей целью
захват города Нии. Очевидно, в данном
случае Брэстед вслед за Дюмихеном и Марриэтом
относит ко времени Тутмоса II фрагмент
плохо сохранившейся надписи в средней
колоннаде храма в Дейр-эль-Бахри. Однако,
как доказал Зете, царский картуш в обрывках
этой надписи следует читать не Аа-хепер-ен-Ра,
а Аа-хепер-ка-Ра и, следовательно, этот
поход совершил не Тутмос II, а Тутмос I.
К тому же необходимо иметь в виду, что
Яхмос Пен-нехбет не мог ограничиться
описанием лишь одного эпизода данного
похода. Как видно из всего контекста его
автобиографической надписи, он всегда
в очень краткой и сжатой форме описывал
весь данный факт в целом, отмечая лишь
наиболее важное.

Стараясь продолжать
завоевательную политику своих предшественников,
Тутмос II старался также продолжать
и их строительную деятельность, которая 
должна была во внешних и зримых
формах увековечить его победы и 
его воинские подвиги. К сожалению, в настоящее время очень
трудно точно установить, какие именно
постройки были воздвигнуты самим Тутмосом
II, так как во время его царствования происходили
крупные династические междоусобия. Однако
все же имеются некоторые основания предполагать,
что военная добыча, захваченная Тутмосом
II в Азии и в Нубии, дала ему возможность
продолжить блестящую строительную деятельность
его предшественников. Так, в восточной
части Фиванского храма Амона, в западной
нише комнаты № 11, расположенной к северу
от гранитного святилища, сохранились
изображения Тутмоса II; его титулы и имена
сохранились в комнатах № 13, 19 и 22. Сцены
с изображениями Тутмоса сохранились
также на двух камнях, найденных в развалинах
этого храма. Можно думать, что Тутмос
II воздвиг какие-то постройки и в Гелиополе.
Во всяком случае на это указывает надпись
на памятном камне Берлинского музея №
15699. На этом памятном камне изображены
фараон Тутмос II, царица Яхмос и царица
Хатшепсут, стоящие перед богом Ра-Горахте.
Поэтому имеются основания предполагать,
что эта надпись происходит из храма, построенного
Тутмосом II в Гелиополе в честь местного
гелиопольского бога Ра-Горахте.

 

Заключение:

 

После изгнания гиксосов
и восстановления египетской государственности 
начинается самый блестящий период древнеегипетской истории, период
Нового царства.

После полного изгнания
гиксосов, Аменхотеп I создает Новое царство — наиболее известное
из трех. Тутмос I и Тутмос II отвоевывают все потерянные земли и
присоединяют новые к Царству Двойной
Короны. Царица Хатшепсут правит от имени своего законного наследника
Тутмоса III, стараясь даже внешне походить
на мужчину. Ее правление было весьма плодотворным.
Она посылает морские экспедиции в Пунт.
Считается, что ее огромный флот обогнул
Африку. Это был первый морской флот Египта,
о котором имеются сведения. Экспедиция
доставила в Египет экзотических животных
и редкие растения, такие, как босвелия,
дающая ладан, которые потом культивировались
в Египте. Фиванская теократия использовала
эти растения вплоть до своего исчезновения.
Наследником царицы стал выдающийся фараон Тутмос III, великий Посвященный, мудрец и воин-завоеватель,
предпринявший семнадцать военных походов
в Азию.  Фараоны Нового царства не строили
пирамид. Их хоронили в подземных гробницах
знаменитой на весь мир Долины царей, расположенной
в западной части Фив, где только скалистая
вершина нагорья Курна напоминала своей
формой пирамиду. К настоящему времени
обнаружены 62 такие гробницы. Но далеко
не все они принадлежали представителям
царских династий. Часть гробниц строилась
для родственников фараона и сановников.
Для захоронения цариц южнее была отведена
особая долина, которая называлась Долиной
цариц.  Сети I, Рамсес II и Менептах представляли
XIX династию. Сети I перестроил верхнюю
часть инициатического святилища в Абидосе,
считавшегося могилой Осириса, восстановил
и расширил храм в Карнаке и многие другие
архитектурные сооружения. Он неоднократно
совершал военные походы с целью укрепления
границ в Сирии. Рамсес II, который правил шестьдесят семь лет
и прожил, как считают, около ста лет, совершил
второй поход против могущественных уже
в то время хеттов и отличился со своими
дрессированными львами в великой битве
колесниц при Кадеше. Он был запечатлен
в Абу-Симбеле, и его как великого строителя
восхваляли во всех храмах. Его главной
женой была Нефертари, а наследником —
Менептах, хранивший порядок в царстве
и изгнавший некоторые кочевые народы. 
XX династия представлена от Рамсеса III
до Рамсеса XI. Рамсес III продолжает труд
по восстановлению державы. В первую же
военную компанию кладет конец набегам
«морских народов». Сикулы и этруски
ретируются в далекую Италию, остальные
— в Ливию. Оставшиеся на территории Египта
ассимилируются или поступают наемниками
в армию. Вводится всеобщий призыв для
национальной обороны. Борясь против коррупции
и предательства, распространившихся
даже в гареме и среди визирей, великий
фараон становится жертвой очередного
покушения. Рамсес IV, как и шесть последующих
фараонов (Рамсесов), приходят к власти
в результате бесконечных дворцовых заговоров…
Рамсес XI тщетно пытается противостоять
неограниченной власти верховного жреца
Амона, который став визирем, практически
возглавил царство. Херихор ведёт активную
общественно-политическая деятельность
в Фивах.

В эпоху Нового царства египетская экономика позволила получить
много больше сельскохозяйственной и
ремесленной продукции, чем в предыдущие
времена. Страна располагала солидным
запасом материальных ресурсов, внушительным
экономическим потенциалом, на основании
которого фараоны могли содержать огромную
армию и в то же время строить дворцы и
города. Были созданы возможности для
дальнейшего развития культуры. Социальная
обстановка в Египте в эпоху Нового царства
была довольно противоречива: в период
успехов, завоеваний и экономического
оживления она была достаточно стабильной,
но внутри египетского общества всегда
существовали открытые противоречия и
социальная напряженность: эксплуатация
рабов обостряла отношение между рабами
и рабовладельцами; положение мелких производителей
было неустойчиво. Создание огромной империи,
включавшей множество завоеванных стран,
усложнение хозяйственной жизни, в которую
постоянно вмешивалось государство, сложность
социальных взаимоотношений — все это
поставило перед государственным аппаратом
ряд новых задач и вызвало его существенную
перестройку. Вследствие чего в эпоху
Нового царства в Египте был создан обширный
и мощный государственный аппарат, который
обеспечивал управление огромной державой
и сложной жизнью египетского общества
умело, защищая интересы господствующего
класса. В исторических документах сообщается
о волнениях и общественных смутах, отсутствии
порядка в конце XIII- начале XII в. в. до н.э. 
В начале XI в. до н.э. после смерти Рамсеса
XI (1085 г. до н.э.) XX династия прекратилась.
Этим закончилась блестящая эпоха египетской
истории — эпоха Нового царства. 

 

Список литературы:

 

  1. В. И. Авдиев. Военная история древнего Египта. Том 1. Глава 5 – Военная политика Египта в эпоху ранней 18-й династии

 

  1. http://egyptolog.u

 

  1. http://annales.info

 

  1. http://wikipedia.org

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

student.zoomru.ru

Государственный строй, внешняя политика, российско-египетские отношения.

Внешняя политика Древнего Египта — реферат

Содержание:

 

Введение

 

Период Нового царства в Древнем Египте продолжался около 5 столетий и охватывал правление XVIII-XX династий. Новое царство — это промежуток времени с 1650 по 1085 г. до н. э. Этот период с уверенностью можно назвать порой наивысшего государственного, экономического и культурного развития Древнего Египта. Небывалый расцвет производительных сил явился предпосылкой к тому, что царские постройки по затратам вложенных в них труда и средств не уступали наиболее крупным пирамидам, а произведения искусства даже превосходили достижения мастеров Древнего и Нового царств. Период Нового царства также является наиболее освещённым документально, в сравнении с предыдущими периодами в истории Древнего Египта.

Подъем Нового царства ознаменовался эпохой правления XVIII династии (приблизительно 1580-1310 годы до нашей эры). При фараоне Яхмосе I начали использовать боевые колесницы, что способствовало развитию войск. Известными нам представителями XVIII династии были следующие фараоны: Яхмос I; Аменхотеп I Тутмос I; Тутмос II; царица Хатшепсут; Тутмос III; Аменхотеп II; Аменхотеп III; Тутмос IV; Аменхотеп IV; Тутанхамон; Эйе; Хоремхеб.  Именно при Новом царстве благодаря успешным военным кампаниям Яхмоса I, Тутмоса I и Тутмоса III была создана крупнейшая по территории египетская держава, простиравшаяся от IV или даже V порога Нила в Куше (Южной Нубии) на юге до реки Евфрат и юга Анатолии на севере, а Египет стал наиболее влиятельной силой на Ближнем Востоке. Как свидетельствуют дипломатические архивы этого времени (правления Аменхотепа III и Эхнатона), сохранившиеся в развалинах столицы Эхнатона Ахетатона — Телль-эль-Амарне, — Египет в период Нового царства определял общие тенденции в отношениях между странами. Египетская цивилизация восприняла целый ряд достижений передназиатских культур и сама оказала огромное влияние на окружающие страны.

Практически для всей истории Нового царства, за исключением  поздней XVIII династии и правления  Рамессидов, была характерна агрессивная  внешняя политика, необходимая для  поддержания ранней формы античного рабовладельческого общества с помощью добытых материальных богатств и рабов.

Реформированная египетская армия и по своему вооружению, и  по организации превратилась в одну из самых лучше всего вооружённых  и многочисленных армий своего времени.

 

Внешняя политика древнего Египта во время правления фараонов XVIII царской династии

 

Яхмос I Небпехтира (1550—1525 гг. до н.э.) — основатель 18 царского дома и Нового царства. Он смог захватить Аварис, столицу гиксосов и выдварить их племена из Египта. Выгнав гиксосов из страны, он закрепил освобождение Египта, осадив, спустя 3 года, своей мощной армией гиксосскую крепость Шарухен в Палестине. После этого гиксосы не появляются ни в Египте, ни на азиатской политической сцене. Скорее всего, удары Яхмоса развалили гиксосский племенной союз.

Военная политика Египта в эпоху ранней 18-й династии

 

Завоевание Египта гиксосами, которые вторглись в Нильскую долину из Передней Азии и прочно укрепились в Дельте, не могло не оказать  некоторого влияния на дальнейшие судьбы египетской истории. Гиксосы, весьма возможно, организовав довольно крупное государство, присоединили к нему Нижний Египет и построили здесь свою столицу Аварис. Господство гиксосов в северном Египте длилось в течение целого столетия. Из Дельты гиксосы, очевидно, совершали военные набеги в области Верхнего Египта. Иногда во время высшего расцвета своего могущества им удавалось устанавливать свое господство над всей страной. Недаром один из крупнейших гиксосских царей Хиан называл себя «царем Верхнего и Нижнего Египта», «охватывающий [собирающий] страны». И великодержавные тенденции гиксосских царей и длительное их господство в Египте должны были послужить причиной усиления культурных взаимодействий между азиатскими завоевателями и египетским населением. А это, в свою очередь, указывает на некоторые изменения, в развитии древнеегипетской культуры. Таким образом, нельзя говорить, что так называемая гиксосская эпоха была временем полного и абсолютного упадка Древнего Египта. Если высшие представители тысячелетней древней египетской культуры смотрели на гиксосов, как на «прокаженных», «поганых» или «нечистых», как на варваров, то это ни в коем случае не означает, что азиатские завоеватели были диким первобытным народом. Имеются все основания предполагать, что египтяне, несмотря на военный разгром своего государства, сумели сохранить свою культуру; египетский народ сохранил полностью свою жизнеспособность и даже нашел в себе внутренние силы для заимствования у победителей ряда элементов иноземной азиатской культуры. Лошадь, завезенная гиксосами и Египет, была акклиматизирована египтянами в Нильской долине и в значительной степени способствовала развитию транспорта и особенно военного дела. С этого времени в Египте появляется колесница, также, очевидно, заимствованная египтянами у азиатских  пришельцев. Колесницы, запряженные конями, используются, главным образом, в военном деле, что дает возможность создать новые боевые колесничные части. Этот новый род войск обладает большой подвижностью и передвигается значительно быстрее, чем прежняя малоповоротливая пехота. Таким образом, фиванские правители и впоследствии цари сумели не только сохранить боеспособность своих войск, но даже использовать новинки военной техники иноземцев.

Гиксосское нашествие, конечно, ослабило Египет в хозяйственном отношении. Однако, южный Египет, сохранив политическую независимость, сохранил также до некоторой степени прежний уровень экономики. Ведь не надо забывать, что громадная нильская магистраль и Фаюмский оазис, реорганизованный при фараонах Среднего царства, должны были давать большое количество воды, необходимой для развития оросительного земледелия. Таким образом, основная база аграрного хозяйства Верхнего Египта все еще сохраняла свою действенность. Техника, строительное дело, а также ремесла, в частности художественные, достигшие значительного развития в предшествующую блестящую эпоху Среднего царства, сохранили прежние традиции: ремесленники и мастера еще не утратили своих прежних навыков, своего

religionpeace.ru

Внешняя политика Древнего Египта — реферат

Все это указывает 
на то, что идеология времени царствования;
Аменхотепа I, весьма возможно, вполне
сознательно, тесно смыкалась с 
идеологией времени Среднего царства. Идеология в данном
случае помогала рабовладельческой деспотии
внушать массам в зримых образах мысль,
что новое египетское государство, полностью
оправившееся после гиксосского завоевания
и острой социальной борьбы, снова возобновляет
завоевательную политику царей времени
Среднего царства.

Так, уже в царствование
Аменхотепа I были созданы материальные,
политические и моральные основы
для дальнейшего развертывания 
военно-захватнической политики, которая 
получила уже значительно больший 
размах в царствование Тутмоса I.

Судя по надписям этого 
времени, Египет при Тутмосе I выступает 
на арену широкой международной 
политики и крупных завоеваний в 
качестве могущественного великодержавного
государства, претендующего на видное
и влиятельное положение не только в Палестине Финикии и
в Сирии, но и в сопредельных с ними странах
Передней Азии, а также в районе Эгейского
моря. Очевидно, сила египетского оружия
дала себя чувствовать в странах Передней
Азии. Опираясь на многочисленное и сильное
войско, овладевшее передовой боевой техникой
того времени, египетский фараон претендует
уже не только на «расширение границ»
Египта, но и на господство во всех странах,
«которые окружает солнце», т. е. на мировое
господство. Так полностью оформляется
в этот период египетской истории великодержавная
идеология и великодержавная политика
египетского государства, которые, в конечном
счете, привели к истощению сил египетского
народа, а также к дальнейшему упадку и
крушению египетского государства.

Четко и образно формулируется эта великодержавная политика
египетского государства в томбосской
надписи, высеченной на скалах острова
Томбос близ 3-го нильского порога. В этой
надписи возвещается о нубийском походе
Тутмоса I, о его победах в Нубии и о постройке
крепости на острове Томбос для защиты
южных границ Египта. И вместе с тем в этой
надписи торжественно провозглашается
великодержавная политика, которая при
Тутмосе I достигает значительной зрелости
и значительного напряжения. Автор в следующих
словах описывает могущество фараона:

 

«…в качестве верховного
правителя двух стран, чтобы править 
над тем, что окружает бог солнца,
над югом и севером в качестве
правителя уделов Гора и Сэта, объединителя
двух стран.

Он сел на престол 
Геба, облекшись сиянием двух корон 
юга и севера, посохом своего величества.

Он завладел наследством 
своим. Он опустился на престол Гора
для того, чтобы расширить пределы 
Фив и территорию Хафтет-хер-Небес,
чтобы племена хериуша и иноземцы
работали для них.

Бог чувствует отвращение
к племенам ханебу. Пойманы племена акбет. Южане приходят вниз
по реке, северяне приходят вверх по реке,
все страны соединяются, чтобы принести
свою дань благому богу, извечному Аа-хепер-ка-Ра,
живущему вечно, могучему Гору, владыке
двух стран… Племена хериуша, начальники
их племен приходят к нему, падая на землю.
Внутренние племена соседних стран посылают
к нему, преклоняясь перед находящейся
на его челе владычицей змеей».

Правящий класс рабовладельческой 
аристократии, заинтересованный в развитии
рабовладельческого хозяйства, всячески стремился к расширению завоевательной
политики. Поэтому великодержавная идеология
и военно-захватническая политика египетского
государства, претендующего на мировое
господство, торжественно провозглашается
с высоты престола. Эти идеи проповедуются
упорно и настойчиво, они приобретают
устойчивую, почти стандартную форму,
которая находит свое внешнее выражение
в строго установленной, напыщенной и
часто однообразной фразеологии. Так,
в надписи высокого чиновника времени
Тутмоса I, придворного царского архитектора,
который носит пышные титулы «князя, начальника
житницы Амона, начальника работ в Карнаке»
мы находим краткую и яркую характеристику
военного могущества египетского фараона:

«… благой бог, сокрушающий 
нубийские племена сетау, владыка 
могущества, уничтожающий азиатские племена
ментиу. Он установил границу свою у «Рога
земли» и болот Кебех… Племена хериуша
приносят свою дань, подобно податям юга
и севера. Отправляет его величество ее
в Фивы, отцу своему Амону ежегодно».

В этой надписи уже 
ясно указывается, что иноземные племена
хериуша, вносящие дань, как полузависимые
племена, приравниваются полностью к подданным
фараона, которые платят ему ежегодную
подать. Таким образом, египетское государство
включает в свои пределы, в качестве полностью
завоеванной и целиком подчиненной фараону
страны, области, населенные «жителями
песков» — хериуша. Характерно в данном
отрывке и указание на то, что эту дань
фараон передает в фиванский храм Амона.
Очевидно, уже в эту эпоху жречество начинает
постепенно превращаться в могущественную
высшую группу рабовладельческой аристократии,
которая активно участвует в эксплоатации
завоеванных стран. Получая значительную
часть военной добычи, жрецы Амона полностью
поддерживали завоевательную политику
египетского государства этого времени.

Особенно характерно
во всех этих текстах указание на то,
что Тутмос I расширил границы Египта,
тем самым превратив Египет в 
сильнейшую страну. Об этом читаем мы и 
в абидосской надписи, в которой 
Тутмос I перечисляет все, что он
сделал для египетских богов, храмов и жрецов, в
частности для храма Озириса в Абидосе.
Великодержавная политика Египта определяется
в кратких, но ярких словах этой надписи:

«Я установил границы 
«Любимой страны» [Египта] до [тех пределов],
которые окружает солнечный диск. Я сделал сильными пребывающих
в страхе. Я отвратил зло от них. Я поставил
Египет превыше всякой страны…». Таким
образом, в этих словах ясно звучит претензия
египетского государства установить мировое
господство, сделав Египет первым, высшим
и господствующим государством среди
всех известных тогда государств.

Великодержавная политика
Египта находит свое выражение в 
резко выраженной завоевательной политике.
Тутмос I поэтому особенно гордится
своими завоеваниями, которые привели 
к «расширению границ» страны. На это отчетливо и определенно
указывается в следующих словах томбосской
надписи:

«(Он) взял границы земли 
в свое владение. (Он) сокрушил обе 
крайние части ее своим могучим 
мечом, ища сражения, но не нашел 
никого, кто противостал бы ему. Он
проник в долины, которых [его царственные] предки
не знали. Не видели их те, которые носили
двойную диадему коршуна и змеи… Южная
граница его достигает до этой земли (Нубии),
северная же до перевернутой воды, которая
течет вниз по течению реки, идя вверх
по течению. (Подвластны) ему острова великого
круга (океана), вся земля — под его ногами».

Таким образом, весь мир,
известный египтянам того времени,
казалось, преклонился перед мощью 
египетского фараона. Очевидно, уже 
его предшественник Аменхотеп I во время 
своего азиатского похода достиг берегов
Евфрата, текущего на юг, что особенно
удивляло египтян, привыкших к тому, что
их Нил течет на север. Во время своего
нубийского похода Тутмос I установил
границу Египта далеко в южных пределах
Нубии. Наконец, и острова Эгейского моря
принуждены были признать первенство
Египта, державшего в своих руках важные
порты и побережье Сирии и владевшего
довольно значительным флотом, который,
очевидно, был принужден поддерживать
флот сирийских прибрежных государств.
Таким образом, Египет действительно превратился
в сильнейшее военное государство того
времени, которое господствовало в северо-восточной
Африке, в Палестине, в Финикии, Сирии,
а также в восточной части Средиземного
моря.

Широковещательные слова 
надписей не были пустым бахвальством. Документальные надписи
совершенно точно указывают, как далеко
на самом деле были раздвинуты границы
египетского государства в эту эпоху.
Так, в Анналах Тутмоса III указывается,
что Тутмос III во время похода в Азию поместил
свою надпись на берегу Евфрата около
надписи своего отца, царя Верхнего и Нижнего
Египта Аа-хепер-ка-Ра (Тутмоса I).

 А другая надпись, 
находящаяся на острове Арко,
ясно  указывает, что Тутмос I во 
время своего похода в Нубию 
спустился на сорок миль к 
югу от 3-го нильского порога. Таким образом, Тутмос I действительно
не только продолжил завоевательную деятельность
своих великих предшественников времени
Среднего царства и своих преемников,
первых фараонов 18-й династии, но и во многом
их превзошел. Благодаря его завоеваниям,
в состав египетского государства была
включена большая и плодородная область
Донгола «вплоть до страны Карай» (т. е.
Напаты) и до местности, которую образные
египетские надписи называют «Рогом земли».
Весьма возможно, что под этим названием
египтяне понимали совершенно пустынную
и скалистую местность, которая тянется
на протяжении 25 миль там, где Нил пробивается
через район 4-го порога.

Некоторые надписи, сохранившиеся 
от времени царствования Тутмоса I,
позволяют нам иногда в общих 
чертах, а иногда и с отдельными подробностями восстановить картину
его военных походов в Нубию и в Сирию.
Значительно лучше известна нам завоевательная
деятельность Тутмоса I в Нубии,так как
об этом повествуют одновременно несколько
надписей: автобиография Яхмоса, сына
Иабаны, и Яхмоса Пен-нехбета, сведения
которых подтверждаются и иллюстрируются
документальными данными официальных
надписей в Томбосе, на острове Сехель
и между Махатта и Ассуаном.

Наиболее подробные 
сведения об этом походе сохранились 
в автобиографической надписи Яхмоса, сына Иабаны. Этот преданный слуга
фараона, который всю свою жизнь прослужил
в военно-речном Нильском флоте, сражаясь
под знаменами трех фараонов, очевидно,
уже в конце своей долгой жизни принимал
участие в походах Тутмоса I. Он сообщает,
что царь двинулся вверх по реке, направляясь
в местность Хентхен-Нофер. Целью этого
похода, по словам Яхмоса, было намерение
царя «заставить раскаяться за военные
действия в горных странах и покарать
за нападения в горной области». Однако
вряд ли это было истинной целью этого
похода; это был скорее повод, приличное
внешнее обоснование, которое дало возможность
египетскому правительству объявить этот
разбойничий поход в качестве оборонительного,
имевшего своей целью защитить мирное
население Нубии от постоянных налетов
жителей пустынных гор. На самом деле,
истинной целью этого нубийского похода
Тутмоса I было завоевание всей Нубии с
целью эксплоатации ее естественных богатств,
а также захват добычи и рабов. И об этом
достаточно ясно говорится в следующих
словах той же самой надписи: «Были приведены
их люди в качестве живых пленников. Его
величество поплыл вниз по реке, (зажав)
все страны в своем кулаке».

Яхмос Пен-Нехбет в своей 
автобиографической надписи, крайне сжатой
и лаконичной, подчеркивающей лишь
самое важное, также отмечает единственно существенный
для рабовладельцев того времени факт
захвата «живых пленников», обращавшихся
в рабство. «Я захватил для него (царя.
В. А.) — пишет Яхмос — двух живых пленников
в стране Куш, помимо живых пленников,
которых я доставил из страны Куш, не считая
их».

Брэстед этот отрывок переводит: «beside three living
prisoners, whom I brought off in Kush without counting them». Однако
в тексте не имеется никаких данных для
того, чтобы обычный знак множественного
числа принять за идеографическое начертание
слова «три», которое могло бы быть обозначено
фонетически. Не обосновано Брэстедом
также и то толкование, которое он дает
фразе «не считая их». Брэстед полагает,
что это были пленники, которые не были
включены в официальный подсчет (not included
in the official count). Брэстед в данном случае
дает слишком расширительное и произвольное
толкование текста. Гораздо проще и правдоподобнее
предположить, что Яхмос Пен-Нехбет имел
в виду лишь то, что он доставил столько
пленных, что не мог их даже подсчитать
или, как у нас говорят, «без счета». Это
предположение подтверждается словами
соответствующего места из надписи Яхмоса,
сына Иабаны, в котором о том же самом походе
говорится, что в результате этого похода
«их народ был доставлен в качестве живых
пленников», т. е. все данное нубийское
племя было обращено в рабство. Очевидно,
действительно этот нубийский поход Тутмоса
I окончился полным разгромом нубийских
племен. Яхмос, сын Иабаны, описывая этот
поход, в образных выражениях рисует победу
Тутмоса I. По его словам, царь был разгневан,
как пантера, и сам метнул первое копье,
которое застряло в теле поверженного
врага, очевидно, вождя нубийского племени.
Возвращаясь обратно в Фивы, царь приказал
повесить на своем корабле тело убитого
нубийского вождя вниз головой для устрашения
всех непокорных врагов Египта. В официальной
томбосской надписи мы найдем подтверждение
этого рассказа. Автор надписи в ярких
словах повествует о блестящей победе
Тутмоса I над нубийскими племенами и описывает
опустошительные результаты этого грабительского
и завоевательного похода египтян в Нубию.
Египетское войско, по словам автора, полностью
разгромило нубийцев и предало всю страну
огню и мечу. Повторение отдельных деталей
боя и даже отдельных выражений, примененных
в надписи Яхмоса, сына Иабаны, ясно указывает,
что обе надписи описывали одни и те же
реальные факты, зафиксированные, очевидно,
совершенно точно различными свидетелями
и даже, возможно, участниками этого похода.

Так, в томбосской надписи 
говорится, что «низверг он (т. е. царь. В. А.) вождя нубийских племен
сетау. Негр беспомощен в его руке. Он соединил
его границы с двух его сторон. Не было
потерь среди (людей) с заплетенными косами,
которые пришли, чтобы помочь ему. Не осталось
ни одного (в живых) среди нубийских племен
сетау, павших во время побоища. Отброшены
они в свои области. Их трупная вонь распространилась
по долинам их». В образных словах автор
надписи повествует о том, как кровь текла
рекой по стране и как хищные птицы терзали
тела убитых врагов. Судя по тексту этой
надписи, Тутмос I опирался в Нубии на союзные
египтянам племена. Впрочем, уже надписи
Древнего царства содержат указания на
то, что целый ряд нубийских племен не
только сохранял добрососедские отношения
с Египтом, но даже оказывал ему поддержку
во время войны. Так, например, в надписи
Уны ясно говорится, что контингенты союзных
нубийских племен входили в состав египетского
военного ополчения.

Документальные данные
о завоевательном походе Тутмоса I в 
Нубию и о большой победе, одержанной
им над нубийцами, сохранились в двух документальных
и по деловому лаконичных надписях, которые
высечены на скалах на острове Сехель,
а также у 1-го порога между Махатта и Ассуаном.
Обе эти надписи относятся к 3-му году царствования
Тутмоса. В сехельской надписи царский
сын страны Куш, очевидно, наместник Нубии,
по имени Тура сообщает о том, что:

Гор, могучий бык, любимый 
богиней Маат, царь Верхнего и Нижнего 
Египта Аа-хепер-ка-Ра, сын солнца, Тутмос,
дарующий жизнь вовеки.

Год 3-й, первый месяц (пахон)
наводнения, день 22-й.

Проплыл Его Величество
по этому каналу победоносной с силой,
возвращаясь после сокрушения жалкой
страны Куш. Царский сын Тура».

Ассуанская надпись 
содержит ту же дату и столь же краткое 
упоминание о возвращении царя из
Куша после одержанной им там победы. Отличается эта надпись лишь более
пространной и более напыщенной титулатурой
царя, которая должна была подчеркнуть
величие и могущество победоносного фараона.

Завоевание обширных
и богатых областей Нубии потребовало 
хозяйственной и экономической 
организации этой страны египтянами. Чтобы
теснее связать Нубию с Египтом и обеспечить
судоходство по Нилу в районе порогов,
был восстановлен древний канал, имевший
большое экономическое и военное значение,
так как он облегчал перевозку грузов,
людей и войск. О восстановлении этого
канала мы читаем в другой сехельской
надписи, содержащей ту же дату, что и две
только что упомянутых надписи. В этой
второй сехельской надписи царский сын
страны Куш, по имени Тура, сообщает, что
царь приказал прорыть заново этот канал,
обнаружив, что он был завален камнями
и ни один корабль не мог по нему пройти.
По словам Тура, царь прошел по каналу
вниз по течению, радуясь тому, что он сокрушил
своих врагов. Очевидно, здесь имеется
в виду та же победа над нубийскими пленниками,
которая описывалась во всех цитированных
выше источниках.

student.zoomru.ru

Политика Древнего Египта — AtlasMap.ru

Политика Древнего Египта

Говоря о Древней Месопотамии, мы представили ее историю в виде колебаний маятника, имеющего два устойчивых положения, одно из которых соответствует сформировавшемуся централизованному государству, а другое — состоянию крайней раздробленности. Как мы уже отмечали, в обыденном сознании образ Египта связывается лишь с одним из этих положений, египетское государство представляется в виде жесткой централизованной системы с хорошо отлаженными принципами регламентации и упорядочивания жизни. Такое представление справедливо лишь отчасти. Во-первых, о политической истории Раннего и Древнего царства мы не имеем почти никаких свидетельств и соединяем несколько слабо различимых точек прямой линией, следуя скорее привычке, чем каким-либо рациональным аргументам; во-вторых, Египет тоже знал времена смут и вражеских нашествий (например, гиксосского завоевания), о чем весьма красноречиво говорят источники. Тем не менее в целом жизнь в Египте, видимо, была более спокойной, чем в Месопотамии. Время, которое маятник находился в положении устойчивости, намного превосходит противоположное. По крайней мере, египетская столица и египетские храмы не знали таких потрясений, которые испытал Вавилон в нашествие Синаххериба.

Интересно, что принятая в современной науке периодизация египетской истории имеет корни в глубокой древности. Ее основа была предложена в двухтомной «Истории Египта», написанной на греческом языке египетским жрецом Манефоном, жившим вскоре после эпохи Александра Македонского. Само сочинение не дошло до нас, сохранились только отрывки, но общий подход восстанавливается и по ним. Манефон попытался подчинить историю Древнего Египта изящной, но внешней по отношению к фактическому материалу схеме. Он разбил эту историю на три больших периода — Древнее, Среднее и Новое царства, считая каждое из них временем правления десяти династий. Такая равномерность потребовала определенного насилия над фактами, так что иногда в одной династии объединялись представители неродственных царственных домов, а однажды два царственных брата были включены в различные династии. Тем не менее схема Манефона с определенными изменениями принята современными историками за основу периодизации.

Политическая история Раннего и Древнего царства

Одним из важных изменений, которое внесли исследователи в схему Манефона, является выделение двух первых династий в особую эпоху — эпоху Раннего царства. Взгляд на две первые династии как на особый период в истории государства вызван неустойчивостью политической ситуации в это время, ситуации, характеризующейся напряженной борьбой за власть и становлением централизованного государственного аппарата. Окончательное превращение Египта в целостное государство происходит лишь к концу второй династии, т.е. к началу Древнего царства. По Манефону, царем, впервые объединившим Египет под своей властью, является правитель Верхнего Египта Менее (Мина). Это не совсем верно. Видимо, Менее был не первым верхнеегипетским правителем, стремящимся к господству над Нижним Египтом и добившимся на этом пути определенных результатов. Скорее всего, с его именем связано лишь начало летописной традиции. Эпоха Древнего царства также находится в тени, на заднем плане исторического пространства. Главным ее свидетельством являются знаменитые пирамиды царей , IV династии: Хеопса (Хуфу), Хефрена (Хаф-Ра) и Микерина (Менкау-Ра). Эти пирамиды, как известно, считались одним из семи чудес света и постоянно вызывали споры по поводу своего создания. Не обсуждая здесь эту, бесспорно, очень интересную проблему и не описывая подробно механизм строительства, отметим лишь один момент.

Некоторые учителя на уроках истории задают своим ученикам вопрос: как строили египтяне пирамиды — как рабы, понукаемые палками надсмотрщиков, или, наоборот, в состоянии религиозного экстаза, с песнями и улыбками на лицах? Кажется, сама эта дилемма порождена современным сознанием и не имеет отношения к реальной ситуации. Действительно, и одна, и другая альтернатива предполагает некоторую рефлексию по отношению к осуществляемой деятельности, взгляд на нее «со стороны». Как нам известно, человек первобытной культуры, а также и египетский рабочий эпохи Древнего царства, который практически не отличался от него по мировосприятию, абстрагироваться от непосредственного ситуационного контекста не умели и не хотели, к тому же, как уже говорилось выше, «слуги царя» не имели собственных наделов, которые требовали постоянной обработки и разрыв связи с которыми переживался весьма болезненно. Поэтому для них, видимо, не представляло особой разницы, работать ли в ремесленных мастерских, на полях царя или вельможи, или заниматься строительством пирамид — особого сакрального трепета от своей работы они не ощущали, но и особого протеста тоже.

Скажем несколько слов о самом процессе строительства. Хорошо известны описания Геродота, в которых изложена душераздирающая история о 100 тысячах человек, работающих ежедневно без праздников и выходных и сменяющих друг друга каждые три месяца. По Геродоту, строители вырубали громадные камни из каменоломен в восточной пустыне, подтаскивали их к Нилу, переправляли через него и лишь затем доставляли к месту строительства. Однако нарисованная Геродотом картина, видимо, не соответствуют действительности. Основным материалом, используемым при строительстве, был местный известняк, добываемый у подножия Ливийского плоскогорья, т.е. рядом с местом расположения пирамид, а издалека, с другого берега, привозился лишь белый известняк, материал высокого качества, используемый для облицовки внутренних и внешних поверхностей. Непосредственно на строительстве трудилось относительно небольшое число специально обученных отрядов, хотя к неквалифицированному труду привлекалось, видимо, достаточно много народа. Но 100 тысяч — это, конечно, явное преувеличение.

Политическая история Среднего царства

После длительного (более чем двухвекового) периода «разброда и шатания», смут и постоянной неустроенности, приведшего к развалу сложившейся ирригационной системы и просто к хозяйственной разрухе, около 2040 г. до н.э. царь усилившегося к тому времени Фиванского нома Ментухотеп I снова подчинил себе весь Египет. Начался следующий период относительной устойчивости и спокойствия — период Среднего царства. Подробности политической истории Среднего царства почти так же недоступны для нас, как и история Древнего. Своего расцвета Египет периода Среднего царства достигает при XII династии. Воцарение основателя династии Аменехмета I знаменуется переносом столицы из Фив, расположенных на юге, на западный берег Нила, на границу Верхнего и Нижнего Египта (вблизи Фаюмского оазиса). Перенесение столицы в центр страны было осмысленным политическим ходом, цель которого заключалась в возможности контроля как над Верхним, так и над Нижним Египтом. Название новой столицы — Ит-Тауи (что означает «Овладевший обеими землями») — подчеркивало эту установку.

Фараоны XII династии вели успешные войны на границах государства, с племенами Ливии и Передней Азии, строили оборонительные крепости и совершали завоевательные походы (например, в Нубию и Эфиопию). Однако внешнее спокойствие скрывало за собой все возраставшую внутреннюю неустроенность: жизнь двора была опутана сетью многоходовых дворцовых интриг, препятствующих стабильной жизни. В результате при XIII династии страна распалась на две части, а затем наступил более чем двухсотлетний период смут, внутридинастических распрей, которым не преминули воспользоваться внешние завоеватели. Гик-сосы91 вторгаются в Египет и подчиняют себе большую его часть. Столица гиксосского Египта располагается в г. Аварисе (восточная часть Дельты). Коренное население постепенно накапливает силы для сопротивления захватчикам. Во главе освободительного движения встает фиванский ном. Сначала Камее, а затем его брат Яхмес (Амасис I) изгоняют гиксосов и, объединяя Египет под своей властью, кладут начало следующему периоду расцвета египетской государственности, называемому Новым царством.

Политическая история Нового царства

Время правления трех последних династий (XVIII, XIX, XX) соответствует наибольшему расцвету египетского государства и в отличие от предыдущих эпох гораздо лучше документировано. Два первых царя XIII династии (Яхмес и Аменхотеп I), проведя несколько завоевательных экспедиций, восстанавливают границы Египта времен Среднего царства. Дальнейшее расширение территории происходит в правление Тутмоса I, который осуществляет успешные военные походы в Сирию и Палестину и добирается даже до верховий Евфрата. Однако после смерти этого фараона завоевательный пафос египетских правителей ослабевает и в военных походах наступает временная пауза. Династийная история последующих 20—30 лет представляет собой прекрасный сюжет для захватывающего исторического романа. Очередной фараон — Тутмос II — правил очень недолго и от своей жены — царицы Хатшепсут имел лишь дочь. Поэтому наследником стал его сын Тутмос III от наложницы по имени Исида. Однако Хатшепсут, воспользовавшись малолетством нового царя, постепенно прибрала к рукам всю реальную власть, а через некоторое время и открыто провозгласила себя фараоном1. При этом Тутмос III номинально тоже оставался фараоном, и мог принимать участие в священных празднествах в соответствии со своим титулом. Однако это не делало его зависимость от царицы менее унизительной. Разумеется, подобная экстраординарная ситуация должна была потребовать от Хатшепсут и эсктраординарных усилий, т.е. необычайной политической хитрости и высочайшего профессионализма в политических играх — ведь Тутмос III не был слабовольным правителем, на которого можно было не обращать внимания, и, кроме того, его право на власть освящала тысячелетняя традиция. Для того чтобы обрести твердую почву под ногами, Хатшепсут приблизила к себе нескольких фаворитов (ближайший из них — ее управляющий Сененмут), кроме того, она постоянно одаривала знаками внимания вельмож предыдущих царствований и добилась поддержки жречества. Вместо военных походов царица строила храмы и жертвовала многочисленные богатства богу Амону, к храму которого принадлежали вельможи, составлявшие ее ближайшее окружение. Но она поддерживала и жрецов, служивших другим богам.

После смерти Хатшепсут на двадцатом (или двадцать первом) году «царствования» Тутмоса III ситуация в государстве резко меняется. Тутмос сводит запоздалые счеты со своей мачехой, жестоко расправляясь с ее окружением и стремясь истребить всякую память о ней (уничтожая ее статуи, стирая ее имена со стен храмов). Следующие 20 лет уже единоличного царствования Тутмоса сопровождаются многочисленными захватническими войнами против Сирии и могущественного государства Митанни, также считавшего Сирию сферой своих интересов. Итогом этих войн было завоевание Сирии и Палестины.

Проведя на троне 54 года, Тутмос III оставил после себя державу, которую можно было уже именовать «мировой». Его преемникам больше не удается расширить территорию государства и они пытаются лишь удержать ее в прежних пределах, занимаясь подавлением мятежей в завоеванных областях. Наряду с этим в Египте происходит огромное каменное строительство. Особенно преуспел в этом Аменхотеп III. В его царствование возводится роскошный храм Амона-Ра в Фивах, строится громадный царский дворец и заупокойный храм царя, а также две колоссальные статуи фараона, «колоссы Мнемона».

«Солнцепоклоннический переворот» Аменхотепа IV

Аменхотепу III наследовал его сын, взявший такое же имя. Аменхотеп IV вошел в историю как автор «солнце-поклоннического переворота», т.е. как человек, который отказался от почитания традиционных богов и ввел вместо этого культ единого божества, бога Атона, являющегося непосредственным воплощением Солнца и не имеющего никакой сакральной предыстории. Нам сложно сейчас сказать, какие причины (религиозный фанатизм или политические установки, а может быть, и то, и другое вместе) лежали в основе такого беспрецедентного для египетской культуры шага — источники дают слишком мало информации для этого. Остановимся лишь на основных моментах формирования нового культа.

В конце 4-го года правления нового царя Солнце, получившее титул «Ра-Хор-Небосклонный, ликующий на небосклоне в имени своем как Шу, который есть Атон», было объявлено царствующим фараоном с соответствующей титулатурой и знаками имени. При этом изменилось и его изображение: Ра стали представлять не так, как раньше — человеком с головой сокола, окруженной солнечным кругом, а в виде круга с царской змеей впереди и множеством направленных вниз лучей, заканчивающихся кистями человеческих рук.

atlasmap.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о