Великое княжество литовское и русь – Киевская Русь и Великое княжество Литовское в период становления и развития государственности (стр. 1 из 2)

Киевская Русь и Великое княжество Литовское

Киевская Русь и Великое княжество Литовское в период становления и развития государственности

Великое княжество Литовское - государство на части территории современных Литвы и Белоруссии в 13-16 вв. В конце 13-14 вв. расширилось за счет захвата белорусских, украинских и западных русских земель. Столица — Тракай, затем Вильнюс. В целях борьбы с немецкими рыцарями сблизилось с Польшей (Кревская уния 1385 года).

Литва к 1285 году представляла сильное централизованное государство, которое по отношению к своим соседям проводила жесткую завоевательскую политику. Уже в 20-30 годы 13 века зафиксированы частые нападения литовцев на земли Новгорода, Полоцка, Смоленска. Особенно эта политика усилилась по отношению к раздробленной Руси, подвергшейся двум татарским нашествиям. (Если в советской истории всегда обвинялся Немецкий орден который якобы воспользовался татарским нашествием и напал на обессиленную Русь что не в коей мере не факт, то Литва поступила именно таким образом что видно на протяжении всей истории 13-14 веков)

Если в начале двадцатых годов литовские нападения на Русь выливались в набеги с целью захвата пленных и разграбления деревень, то с1238 года, когда правителем стал Миндовг (Миндаугас) началась настоящая экспансия Литвы.

В 1245 году произошло крупнейшее по тому времени и самое решительное литовское вторжение в русские земли. Начавшееся как набег оно переросло в грандиозный поход на восточные и южные районы Новгородской земли. В 1248 году литовское вторжение повторилось.

Миндовг представлял для Александра (Невского) большую угрозу, чем немцы на севере. Начавшаяся война с Литвой закончилась в начале 50-годов захватом Чёрной Руси.

Политикой Миндовга становится постепенное проникновение на соседние территории. Еще до подхода Немецкого ордена к литовским границам, со стороны Пруссии. Литвой в начале 50-х годов 13 века были захвачены остатки Полоцкого княжества, западная часть бывшего Туро - Пинского княжества в верховьях Припяти и северный треугольник Волынской земли с Брестом.

Продолжить активные территориальные завоевания на Руси Литве помешал Немецкий орден, который с окончанием завоевания Пруссии, начал военные действия против языческой Литвы. В 1283 году начались походы ордена в Жемайтию. В следующем году был совершён поход на Гродно и его окрестности. Только за пять лет (1290-94) было совершено восемь крупных походов. В ответ на это Литва перенесла свои усилия на запад, Это послужило перерывом в литовском натиске на восток. С 1269 по 1306 годы Литвой было совершено 16 походов на Ливонию, 9 походов в Пруссию и только 5 на Русь.

Но, освоившись в сложившейся ситуации и воспользовавшись начавшейся войной Тевтонского ордена с Польшей, Литва опять главный удар направила на восток. С 1316 по 1341 князем Гедимином /Гедиминасом/ были захвачены Минск, Пинск (1318), Брест (1319), Могилев, Туров, Витебск (1330), Орша, Мозырь. В самом начале его правления в русских Летописях упоминаются его столкновения с князьями Галицкими, Волынскими и другими русскими князьями. Есть сведения, что эти князья хотели совместно с Немецким орденом выступить против Литвы. В 1320 году Гедимин совершил поход на юг и захватил Волынь передав это княжество своему сыну. Вслед за этим был захвачен Луцк. В 1321 году Гедимин двинулся на Киев. На реке Ирмени он разбил объединённые войска русских князей. После этой победы он занял Белгород и осадил Киев, который, продержавшись два месяца, сдался. Многие русские города последовали примеру Киева. Гедимин в этих городах поставил своих наместников и литовские гарнизоны.

За время правления Гедиминаса Немецким орденом было организовано более 50 походов против Литвы, что послужило достаточно сдерживающим фактором, так как на эти походы литовцам пришлось постоянно отвлекаться и в ответ организовать более 20 походов на Пруссию.

После смерти Гедимина его политику продолжил сын Ольгерд с братом Кейстутом (Кейстутисом). Но если главный удар Гедимина был направлен против Юго-Западной Руси, то Ольгерд свою завоевательную политику нацелил против Северо-восточной Руси. Вскоре к Литве отошло Витебское княжество, затем был нанесён удар по Можайску. В 1346 году Ольгерд вторгается в Новгородские земли. В 1349 он нападает на псковские территории, Псков отвечает ему тем же. Затем Литовцы захватывают Ржев (1356), который вскоре был отбит обратно (1358). Но в 1360 был захвачен Ольгердом опять.

В 1356 году Брянское княжество после 110 лет самостоятельности прекратило свое существование, перейдя под власть Литвы. В то время как русские князья пресмыкались перед татарами Ольгерд в 1362 или 63 году нанес татарам поражение при Синих Водах. Результатом этой победы явился захват Подолии.

К 1363 году Литовская экспансия докатилась до границ Московского княжества, где правил внук Ивана Калиты Дмитрий Иванович(1359-1389) который вёл борьбу за великое княжение с князьями суздальско-нижегородскими и тверскими. К началу 60-х годов 14 века суздальско - нижегородский князь признал права Дмитрия Ивановича на великое Владимирское княжение. В начавшейся борьбе между Тверью и Москвой ситуация вылилась в войну Москвы с Литвой, которую (Литву) поддержала Тверь.

В 1368 году Ольгерд собрав большие военные силы, организовал поход на Москву. Вместе с ним двинулись также тверской князь Михаил и смоленский князь Святослав со своими полками. Нападение Ольгерда было для Москвы неожиданным. Выступившие навстречу литовцам полки московские, коломенские и дмитровские были уничтожены в бою 21 ноября, после чего литовцы осадили Москву. Осада продолжалась всего три дня, после чего Ольгерд неожиданно снялся и ушёл в Литву. Причиной поспешного отступления как пишет С.М. Соловьев, послужило нападение ордена на Литву.

Наступление Литвы на восток постоянно сдерживалось на западе опасной борьбой с Немецким орденом, который еще в 1362 году взял Ковно (Каунас) и сжёг его. Более того, орден уже предпринимал попытки, закрепится на литовской территории, в 1369 году он в одной миле от Ковно заложил замок Готтерсвердер. Вскоре этот замок был литовцами уничтожен.

В последующие годы походы ордена на Литву стали довольно редки, ввиду перешедшего в наступление Ольгерда который на каждый поход ордена отвечал контрударом. Вооруженные силы литовского князя постоянно увеличивались за счет захваченных русских территорий, вошедших в состав литовского государства.

На несколько лет литовцы были вовлечены в борьбу на два фронта, против Москвы и Ордена.

В 1370 году Ольгерд с Кейстутом вторглись на территорию Пруссии с большим войском, состоящим из литовцев, жмуди, русских, татар и подошли к замку Рудау, что в 20 км. От Кёнигсберга. 17 февраля произошло крупное сражение, в котором Ольгерд потерпел крупное поражение. Воспользовавшись этим, Москва начинает наступление на смоленские земли. Затем московский князь Дмитрий посылает войска к Брянску и выступает против Твери союзницы Литвы.

Быстро оправившись, Ольгерд с большими военными силами, в рождественский пост (декабрь, по новому стилю в ноябре) двинулся на Москву, все грабя и сжигая на своём пути, 6 декабря они подошли к Москве и осадили её. Взять Москву штурмом они не смогли, а тратить время на осаду не было возможности т.к. за спиной у них находился Немецкий орден, который не упускал возможности нанести им очередной удар.

Летом 1372 года Ольгерд совершил третий поход против Московского княжества, организованный в союзе с Тверским князем. Брат Ольгерда Кейстут (Кейстутис) с сыном Витовтом захватили Дмитров, Переяслав-Северный и Кашин. От Кашина они подошли к Торжку и взяли его. Затем к ним на соединение подошёл Ольгерд. Московский князь Дмитрий Иванович перехватил инициативу в свои руки и нанес удар по литовскому авангарду, который в бою был разбит. После этого, противники несколько дней стояли друг, против друга не решаясь дать сражение. Московские войска не решались перейти в наступление, предпочитая оборонительный бой, а Ольгерда тревожили сообщения с прусской границы.

В этот период наступление ордена развивается с большим размахом, не ограничиваясь как прежде Жмудью, а охватывало так же Аукштоту (центр Литвы) и русские земли, захваченные Литвой.

Ольгерд вынужден был отступить, признав требование князя Дмитрия Ивановича о невмешательстве в отношения Москвы с Тверью.

В 1376 году Ольгерд опустошил смоленские земли. В это же время орден опять активизировал свою деятельность против Литвы, количество походов резко увеличилось. Практически каждый год после 1377года стали совершаться крупные походы с большим размахом. Литва, обеспокоенная ситуацией на западе, а так же в результате внутренних усобиц была вынуждена прекратить своё наступление на Русские земли.

Новый Великий князь Литвы Ягайло вынужден был в 1380 году заключить мир с орденом и вступить в союз с татарами (Мамаем) против Москвы.

Но прийти на помощь Мамаю он всё - таки не решился, и тот был разбит в Куликовской битве Дмитрием Ивановичем (Донским).

Процесс эволюции государственных организмов сопровождался и изменением налоговой системы великого княжества Литовского. На протяжении XIV-XV вв. здесь существовали архаические древнерусские налоги и повинности (полюдье, дары и т.д.), которые лишь постепенно меняли свой облик. Существенные изменения в налоги и повинности вносило иммунизированное землевладение, так как при передаче землевладельцу прежних повинностей многие из них просто исчезли.

В русских землях Великого княжества Литовского лишь постепенно изменялся и характер социальной борьбы. Борьба, характерная для древнерусского периода - борьба между свободными, которые в ходе нее распадались на партии, возглавляемые боярскими группировками. Эти архаические формы социального противостояния сменялись противоборством между различными сословиями, формировавшимися в государстве, а также борьбой общин с государственным аппаратом.

В XII-XIII вв. росла значимость Московского княжества

Родоначальником династии московских князей стал сын Александра Невского - Даниил Александрович. Именно он сделал первые важные шаги на пути подъема Москвы в XIV в. на великокняжескую ступень свою развития. Будучи московским князем, Даниил удерживал за собой Переяславль и Дмитров, а в начале XIV в. захватил и Коломну.

С деятельности Даниила начинается процесс собирания раздробленных Русских земель (Северо-Восточной Руси) вокруг Москвы - будущего центра Российского государства. Великую цель поставили перед собой князья маленького удельного Московского княжества в начале XIV в. - превратить Москву в «стол» русской земли, каким был Киев, и многое сделали для достижения этой высочайшей цели. Ничто не остановило их на пути: ни борьба с множеством почти равных по силам князей, ни жестокие условия монголо-татарского ига, истощавшего Русь. И вскоре, победив в остром соперничестве Тверь, Москва превращается в центр территориального объединения Руси.

Большое значение для собирания русских земель имело и перенесение в 1326 г. резиденции митрополитов Русской Православной Церкви из Владимира в Москву. А в середине XV в. в положении русской метрополии произошли важные изменения.

С этого времени митрополита стал возводить на кафедру не патриарх Константинопольский, а Собор русских иерархов. «И от сих мест, - отмечено в летописи, - начаша ставить митрополитов на Москве, к Царьграду не ходя». Москва превращается в центр территориального объединения Руси.

Неоднократно пытались покорить Москву многочисленные враги, как бы почувствовав, что именно этот город является сердцем Земли русской. Под руководством Дмитрия Донского русские воины отразили нападение литовского князя Ольгерда. А в 1238 г. Москву разорил Батый. В 1380 г. разгромом войск татарского темника Мамая на Куликовом поле было положено начало освобождения Руси от монголо-татарского ига.

Однако в 1382 г. золотоордынскому хану Тохтамышу обманным путем удалось взять Москву. Вероломному хану открыли ворота Кремля сами москвичи. А он изрубил 24 тыс. москвичей, собравшихся здесь, в том числе женщин, стариков и детей. Кремль был сожжен дотла.

В 1365 г. Москву уничтожил страшный Всесвятский пожар. Но с этого времени в летописях используется слово «Кремль», связанное с перестройкой крепости. После этого в Москве был построен каменный мост через Неглинную. Московский Кремль уже при Дмитрии Донском был каменно-деревянным и в таком виде просуществовал до 1485 г.

Москва росла и крепла, несмотря на многочисленных врагов и стихийные бедствия

studfiles.net

Великое княжество Литовское и Русское 1362 — История России

ВЕЛИКОЕ КНЯЖЕСТВО ЛИТОВСКОЕ И РУССКОЕ ПРИ ОЛЬГЕРДЕ

В XIV-XV вв. Великое княжество Литовское и Русское было реальным соперником Московской Руси в борьбе за господство в Восточной Европе. Оно укрепилось при князе Гедимине (правил в 1316-1341 гг.). Русское культурное влияние в это время здесь преобладало. Гедемин и его сыновья были женаты на русских княжнах, при дворе и официальном делопроизводстве господствовал русский язык.  Литовской письменности в то время не существовало. Вплоть до конца XIV в. русские области в составе государства не испытывали национально-религиозного гнета. При Ольгерде (правил в 1345-1377 гг.) княжество фактически стало доминирующей державой в регионе. Особенно позиции государства укрепились после того, как в 1362 г. Ольгерд разбил татар в битве при Синих водах. Во время его правления в состав государства входили большая часть нынешней Литвы, Белоруссии, Украины и Смоленской области. Для всех жителей западной Руси Литва стала естественным центром сопротивления традиционным противникам - Орде и крестоносцам. Кроме того, в Великом княжестве Литовском в середине XIV века численно преобладало православное население, с которыми язычники-литовцы уживались довольно мирно, а иногда случавшиеся волнения быстро подавляли (на пример, в Смоленске). Земли княжества при Ольгерде простирались от Балтики до Причерноморских степей, восточная граница проходила примерно по нынешней границе Смоленской и Московской областей. Налицо были тенденции, ведущие в сторону складывания нового варианта русской государственности на южных и западных землях бывшей Киевской державы.

С. Боброва. История России с древнейших времен до 1917 года: глоссарий

 

СТАНОВЛЕНИЕ ВЕЛИКОГО КНЯЖЕСТВА ЛИТОВСКОГО И РУССКОГО

В первой половине XIV в. в Европе появилось сильное государство - Великое княжество Литовское и Русское. Своим возникновением оно обязано Великому князю Гедиминасу (1316–1341), который за годы своего правления захватил и присоединил к Литве Брестские, Витебские, Волынские, Галицкие, Луцкие, Минские, Пинские, Полоцкие, Слуцкие и Туровские земли. В зависимость от Литвы попали Смоленское, Псковское, Галицко-Волынское и Киевское княжества. Многие русские земли, стремившиеся найти защиту от монголо-татар, присоединялись к Литве. Внутренний порядок в присоединенных землях не менялся, но их князья должны были признать себя вассалами Гедиминаса, платить ему дань и поставлять войска в необходимых случаях. Сам Гедиминас стал называть себя «королем литовцев и многих русских». Официальным языком и языком делопроизводства княжества стал старо-русский (близкий к современному белорусскому) язык. В Великом княжестве Литовском не было преследований по религиозному и национальному признакам.

В 1323 у Литвы появилась новая столица - Вильнюс. Согласно преданию, однажды Гедиминас охотился у подножия горы на месте слияния рек Вильни и Нярис. Убив огромного тура, он со своими дружинниками решил заночевать вблизи древнего языческого святилища. Во сне ему приснился одетый в железные доспехи волк, который выл, как сто волков. Призванный для истолкования сна верховный жрец Лиздейка пояснил, что он этом месте следует построить город - столицу государства и что слава об этом городе разнесется по всему свету. Гедиминас прислушался к совету жреца. Был построен город, который получил свое название от реки Вильни. Сюда и перенес свою резиденцию из Тракая Гедиминас.

Из Вильнюса в 1323-1324 Гедиминас писал письма римскому папе и городам Ганзейского союза. В них он заявлял о своем желании принять католичество, приглашал в Литву ремесленников, купцов, земледельцев. Крестоносцы понимали, что принятие Литвой католичества означало бы для них окончание их «миссионерской» миссии в глазах Западной Европы. Поэтому они стали подстрекать местных язычников и православных против Гедиминаса. Князь вынужден был отказаться от своих планов - папским легатам он объявил о допущенной якобы ошибке писаря. Однако христианские храмы в Вильнюсе продолжали строиться.

Крестоносцы же вскоре возобновили военные действия против Литвы. В 1336 они осадили жемайтийский замок Пиленай. Когда его защитники поняли, что не смогут долго сопротивляться, они сожгли замок и сами погибли в огне. 15 ноября 1337 Людвиг IV Баварский подарил тевтонскому Ордену построенный у Нямунаса Баварский замок, который должен был стать столицей покоренного государства. Однако это государство еще предстояло завоевать.

После смерти Гедиминаса княжество перешло к его семи сыновьям. Великим князем считался тот, кто правил в Вильнюсе. Столица досталась Яунутису. Его брат Кестутис, получивший в наследство Гродно, Тракайское княжество и Жемайтию, был недоволен тем, что Яунутис оказался слабым правителем и не смог прийти к нему на помощь в борьбе против крестоносцев. Зимой 1344-1345 Кестутис занял Вильнюс и разделил власть с другим своим братом - Альгирдасом (Ольгердом). Кестутис возглавил борьбу против крестоносцев. Он отразил 70 походов в Литву Тевтонского ордена и 30 - Ливонского. Не было ни одной крупной битвы, в которой он не принял бы участие. Военный талант Кестутиса ценили даже его враги: каждый из крестоносцев, как сообщают их собственные источники, считал бы для себя величайшей честью пожать Кестутису руку.

Альгирдас, сын русской матери, как и его отец Гедиминас большее внимание уделял захватам русских земель. За годы его правления территория Великого княжества Литовскго увеличилась вдвое. Альгирдас присоединил к Литве Киев, Новгород - Северский, Правобережную Украину и Подол. Взятие Киева привело к столкновению с монголо-татарами. В 1363 войско Альгирдаса разбило их у Синих Вод, южно-русские земли были освобождены от татарской зависимости. Тесть Альгирдаса, тверской князь Михаил Александрович, в борьбе с Москвой попросил поддержки у своего зятя. Три раза (1368, 1370 и 1372) Альгирдас совершал поход на Москву, но взять город не смог, после чего с московским князем был в конце концов заключен мир.

После смерти Альгирдаса в 1377 в стране началась междоусобица. Престол Великого князя Литовского получил сын Альгирдаса от второго брака Ягайло (Ягелло). Андрей (Андрюс), сын от первого брака, поднял мятеж и бежал в Москву, прося там поддержки. Он был принят в Москве и направлен отвоевывать у Великого княжества Литовского новгород-северские земли. Ягайло в борьбе против Андрея обратился за помощью к Ордену, обещая принять католичество. В тайне от Кестутиса между Орденом и Ягайлой был заключен мирный договор (1380). Обеспечив себе надежный тыл, Ягайло отправился с войском на помощь Мамаю против Дмитрия Донского, надеясь наказать Москву за поддержку Андрея и разделить с Олегом Рязанским (также союзником Мамая) земли московского княжества. Однако на Куликовское поле Ягайло прибыл с опозданием: монголо-татары уже потерпели сокрушительное поражение. Тем временем Кестутис узнал о заключенном против него тайном договоре. В 1381 он занял Вильнюс, изгнал оттуда Ягайлу и отправил его в Витебск. Однако через несколько месяцев, в отсутствие Кестутиса, Ягайло вместе со своим братом Скиргайлой захватил Вильнюс, а затем и Тракай. Кестутис и его сын Витаутас были приглашены на переговоры в ставку Ягайлы, там схвачены и помещены в Кревский замок. Кестутис был вероломно убит, а Витаутасу удалось бежать. Ягайло стал править один.

В 1383 Орден, с помощью Витаутаса и жемайтийских баронов, возобновил военные действия против Великого княжества Литовского. Союзниками был взят Тракай и сожжен Вильнюс. В этих условиях Ягайло вынужден был искать поддержки у Польши. В 1385 в Кревском (Краковском) замке между Великим княжеством Литовским и польским государством была заключена династическая уния. В следующем году Ягайло принял крещение, получив имя Владислав, женился на польской королеве Ядвиге и стал польским королем - основателем Ягеллонской династии, которая правила Польшей и Литвой свыше 200 лет. Осуществляя унию на практике, Ягайло создал Вильнюсское епископство, крестил Литву, а литовских феодалов, принявших католичество, уравнял в правах с польскими. Вильнюс получил право самоуправления (Магдебургское право).

Витаутас, еще некоторое время боровшийся с Ягайло, в 1390 вернулся в Литву, а в 1392 между двумя правителями был заключен договор: Витаутас получил во владение Тракайское княжество и стал фактическим правителем Литвы (1392-1430). После походов в 1397-1398 к Черному морю он привез в Литву татар и караимов и поселил их в Тракае. Витаутас укрепил литовское государство и расширил его территорию. Он лишил власти удельных князей, направив управлять землями своих наместников. В 1395 к Великому княжеству Литовскому был присоединен Смоленск, сделаны попытки завоевать Новгород и Псков. Держава Витаутаса простиралась от Балтийского до Черного моря. Чтобы обеспечить себе надежный тыл в борьбе против крестоносцев, Витаутас подписал договор с великим московским князем Василием I (который был женат на дочери Витаутаса - Софии). Границами между великими княжествами стала река Угра.

Энциклопедия «Кругосвет»

 

ОЛЬГЕРД, ОН ЖЕ АЛЬГИДРАС

В. Б. Антонович («Очерк истории Великого княжества Литовского») дает нам следующую мастерскую характеристику Ольгерда: «Ольгерд, по свидетельству современников, отличался по преимуществу глубокими политическими дарованиями, он умел пользоваться обстоятельствами, верно намечал цели своих политических стремлений, выгодно располагал союзы и удачно выбирал время для осуществления своих политических замыслов. Крайне сдержанный и предусмотрительный, Ольгерд отличался умением в непроницаемой тайне сохранять свои политические и военные планы. Русские летописи, не расположенные вообще к Ольгерду вследствие его столкновений с северо-восточной Русью, называют его „зловерным“, „безбожным“ и „льстивым“; однако признают в нем умение пользоваться обстоятельствами, сдержанность, хитрость, – словом, все качества, нужные для усиления своей власти в государстве и для расширения его пределов. По отношению к различным национальностям, можно сказать, что все симпатии и внимание Ольгерда сосредоточивались на русской народности; Ольгерд, по его взглядам, привычками и семейным связям, принадлежал русской народности и служил в Литве ее представителем». В то самое время, когда Ольгерд усиливал Литву присоединением русских областей, Кейстут является ее защитником перед крестоносцами и заслуживает славу народного богатыря. Кейстут - язычник, но даже его враги, крестоносцы, признают в нем качества образцового христианина-рыцаря. Такие же качества признавали в нем поляки.

Оба князя так точно разделили управление Литвой, что русские летописи знают только Ольгерда, а немецкие - только Кейстута.

Платонов С.Ф. Полный курс лекций по русской истории

 

ЛИТОВЦЫ НА ПАМЯТНИКЕ «ТЫСЯЧЕЛЕТИЮ РОССИИ»

Нижний ярус фигур представляет собой горельеф, на котором в результате длительной борьбы помещено 109 окончательно утвержденных фигур, изображающих выдающихся деятелей Русского государства. Под каждым из них на гранитном цоколе сделана подпись (поименование), выведенная славянским стилизованным шрифтом.

Деятели, помещенные на горельефе, разделены автором проекта Памятника на четыре отдела: Просветителей, Государственных людей; Военных людей и героев; Писателей и художников…

Отдел Государственных людей помещается на восточной стороне Памятника и начинается непосредственно за «Просветителями» фигурой Ярослава Мудрого, после которого идут: Владимир Мономах, Гедимин, Ольгерд, Витовт, князья Великого княжества Литовского.

Захаренко А.Г. История сооружения Памятника «Тысячелетию России» в Новгороде. Ученые записки» историко-филологического факультета  Новгородского государственного педагогического института. Вып. 2. Новгород. 1957

histrf.ru

Великое княжество Литовское и Русь

XII – XIII века

В конце XII – начале XIII века прибалтийские племена находились на стадии разложения родового строя. Отдельные племена еще не объединились между собой, поэтому не существовало государственных образований. У них зарождались феодальные отношения.

В конце XII века – немецкое вторжение в Прибалтику. Прибалтийские племена отчаянно сопротивлялись, и это ускорило образование государства (а также этому способствовало ослабление русских земель после монгольского нашествия).

Отношения с Русью.

Сначала – мирные, добрососедские отношения. В условиях отсутствия собственной государственности и церковных институтов русские земли оказывали на Прибалтику сильное влияние. Особенно тесными были отношения с Новгородом и Полоцкой землей.

Они включились в борьбу за Прибалтику.

Середина XIII в. – образование Литовского княжества. Существовал временный союз против рыцарей, но по мере ослабления русских земель литовские князья неоднократно вторгались в Полоцкую землю. Но все же русские находили здесь поддержку местного населения.

Новый этап.

Со временем в состав Литовского княжества была включена часть русских земель, входивших в состав Киевской Руси (в 40-е гг.)

КАК?

Версия 1.

Результат натиска Литвы (она была наравне с Ордой фактором, игравшим ведущую роль в формировании Российского государства)

Версия 2.

Следствие компромисса между литовской знатью и восточнославянским государством, а также населением городов.

XIV век — Расцвет

Это было именно Великое княжество Литовское и Русское. 9/10 составляли русские земли, это государство достигло значительных размеров.

Славяне составляли в нем большинство населения (Полоцк, Минск, Киев, Смоленск) и определяли развитие княжества. Государственным был русский язык, религией – православие, законы были взяты из «Русской правды», т.е. действовали русские правовые нормы. Русский был и языком официальной письменности. Литву и Русь вообще сближали давние связи. Большинство феодальной знати Литвы было русского происхождения. Многие литовцы были православными и женились на русских княжнах. И многие русские князья в XIV в. предпочитали признать зависимость от Литвы (это освобождало от подчинения Орде).

Таким образом, включение в ВКЛ большого числа русских земель, причем с более высоким уровнем общественных отношений и культуры вело к русификации этого государства. Могло произойти и полное «обрусение».

Существовали и другие тенденции:

XIV в. был временем их борьбы. Решался вопрос о дальнейшем развитии ВКЛ →  сложные, противоречивые отношения.

Московская ориентация

Западная ориентация

Долгое время славянские города сохраняли права и привилегии, язык, письменность, культуру, православие.

Литовские феодалы старались подавить самостоятельность русских князей. Постепенно княжества были ликвидированы.

Литовское княжество способствовало ослаблению Галицко-Волынской земли.

30-е годы – литовские князья установили господство над Смоленским княжеством.

 

Смоленск – буфер, смягчающий сложные отношения.

Сер. века – 2-я половина века – борьба за влияние с Москвой. Смоленские князья были вынуждены лавировать между ними. Москва применяет силу.

В ответ Ольгерд помогает Твери (сопернику Москвы), трижды осаждает Москву

1368

1370

1372, но неудачно.

 

1380 – Ягайло – союзник Мамая. Правда, не стал участвовать в Куликовской битве.

1387 – поворот. Переориентация.

Готовился брак Ягайло и сестры Д.Донского (было сближение с Москвой).

1392 – усиление московской ориентации.

Правителем Литвы стал двоюродный брат Ягайло, Витовит. Заключается брак его дочери с Московским Великим князем Василием II. 

Союз с Тохтамышем → влияние на Ордынские дела.

Сам Витовт – православный, женат на Тверской княжне.

Главным вопросом для него была борьба за независимость от Польши, против унии.

С Москвой – отношения мирные, наиболее тесные.

1396 – совместные действия против Орды. Правда, в 1399 – поражение.

1387г. – князь Ягайло стал Польским королем.

Языческая в своей массе Литва была крещена в католичество.

Католики получали льготы.

1385 – Польско-Литовская уния.

Литва осуществляет экспансию (Рязанская земля была загнана между ВКЛ и Золотой Ордой. Полоцкая земля испытала сильный натиск Литвы и Ливонских рыцарей еще до монгольского нашествия, уже во 2-й половине XIII века, раньше всех других западнорусских земель, оказалась под литовской властью) на западные и южные русские земли:

Белоруссию (Витебск, Полоцк),

Брянск,

Киев,

Чернигов,

Подольск,

Новгород-Северский.

1395 – захват Смоленска (1404 – включен в состав Литвы окончательно).

Ольгерд

Получил восточную часть ВКЛ, где преобладали русские земли. Принял православную веру и продолжил политику отца по «собиранию» русских земель

 

Ягайло

Сын Ольгерда.

Принял католичество. Заключил унию с Польшей

В конце XIV в. опасность для Московского княжества исходила от войск  и литовского князя Ягайло, и золотоордынского темника Мамая.

Витовт (племянник Ольгерда)

 

Провозглашение католичества государственной религией ВКЛ и привилегией католиков вызвали недовольство у православной части княжества. Борьву за независимость возглавил православный князь Витовт.

1392г. – раздел ВКЛ (Литва-Витовт, Польша — Ягайло)

1404г. — Витовт продолжил политику расширение своих владений за счет исконно русских земель и присоединил Смоленск.

 

 

1406г. – война против Пскова.

В итоге: в XV веке границы Литвы вплотную приблизились к Московскому княжеству

 

 

 

 

Итак, преобладала польская ориентация. Славянское население уже не было заинтересовано в сохранении ВКЛ.

Причины краха:

1) неудачи литовских князей в военных столкновениях с Москвой;

2) переориентация на Польшу;

3) католичество.

Дополнения:

  • Русские земли попали в XIII веке (после монгольского нашествия) в состав раннефеодального литовского государства.
  • Это затормозило развитие феодализма. Это вообще имело большое значение для судьбы Русского государства.
  • На территории этих русских земель (Черниговская, Галицко-Волынская, Смоленская) стала складываться украинская и белорусская народность.

Монгольское нашествие на:

  • Великорусская (Северо-восток и Северо-запад)
  • Украинская и белорусская (Литва и Польша — Галицкая земля)

В XIV веке ВКЛ становится грозным соперником Москвы в деле «собирания» русских земель. Оно объединяло под своей властью большую часть западнорусских земель (Смоленщину, Украину, Белоруссию).

Это была действительно «другая Русь», и настоящей Русью они считали именно свою державу. Литва служила опорой западнорусских земель в антиордынской борьбе. Великий князь Ольгерд с таким же правом, как и московские князья, претендовал на собирание под своей властью всех русских земель.

histerl.ru

Великое княжество Литовское и русские земли • Arzamas

Судьба восточных славян в Литве и Польше

Автор Сергей Полехов

«1-й [гуляющий]: А это, братец ты мой, что такое?
     2-й: А это литовское разорение. Битва — видишь? Как наши с Литвой бились.
     1-й: Что ж это такое — Литва?
     2-й: Так она Литва и есть.
     1-й: А говорят, братец ты мой, она на нас с неба упала.
     2-й: Не умею тебе сказать. С неба так с неба».

Эта цитата из драмы Островского «Гроза», написанной в 1859 году, как нельзя лучше характеризует образ западных соседей России, который сложился в со­знании ее жителей. Литва — это и балтский народ, и территория его прожива­ния, и, в широком смысле, созданное им государство и его жители. Несмотря на многовековое соседство Великого княжества Литовского с русскими зем­лями, а затем и с Россией, мы не найдем его развернутого образа ни в массовом сознании, ни в школьных учебниках, ни в научных трудах. Причем такая си­туация характерна не только для Российской империи и Советского Союза, когда умолчание о великом княжестве или создание его негативного образа было обусловлено политическими обстоятельствами, но и для наших дней, когда прежние ограничения сняты, объем научных знаний постоянно увели­чивается благодаря развитию национальных историографий и совершенство­ванию исследовательской техники, а проблемы коммуникации успешно пре­одолеваются. Для российской науки и общественного сознания характерны определенные образы. Негативный — то есть Литва как захватчик русских земель, который стремится «испортить» их обращением в католицизм, и вме­сте с тем слабое и нежизнеспособное государство, раздираемое внутренними противоречиями и обреченное на союз с Польшей вплоть до полного раство­рения в ней. Или образ позитивный — «другая Русь», выбравшая «демократи­ческий» путь, в отличие от России. Но в любом случае Великое княжество Литовское появляется на страницах учебников, публицистики, даже научной литературы спорадически, от случая к случаю, словно бог из машины древне­реческих трагедий. Что же это было за государство?

В Великом княжестве Литовском часто видят альтернативный путь развития Руси. Во многом так оно и есть, ведь это были земли, с одной стороны, доста­точно близкие культурно, населенные восточными славянами, — пусть истори­ческие судьбы восточных славян будущей России, Великороссии и населения Великого княжества Литовского и королевства Польского, потомки которого впоследствии стали украинцами и белорусами, уже тогда достаточно суще­ственно расходились.

С другой стороны, это принципиально иная модель социальных взаимоотно­шений, иная политическая культура. И это создавало определенную ситуацию выбора. Это очень хорошо видно по событиям эпохи московско-литовских войн, в особенности XVI века, когда перебежчики из Московского государства, из России направлялись именно на земли Великого княжества Литовского или Короны Польской, которая находилась в унии с ним.

Теперь нам надо все-таки разобраться, откуда же взялось Великое княжество Литовское как могущественный сосед, соперник России и вместе с тем — источник разнообразных влияний.

Контакты Руси с Литвой происходили еще в XI веке, когда Ярослав Мудрый совершал походы в Прибалтику. Кстати говоря, тогда же был основан город Юрьев, названный в честь святого покровителя этого князя, — позднейший Дерпт, ныне Тарту в Эстонии. Тогда дело ограничилось нерегулярным взима­нием дани. К этому времени, возможно, уже существовали предпосылки скла­дывания Литовского государства. А реализовать их помогло соседство с бога­той, но ослабленной, разделившейся на множество княжеств Русью.

Если сначала литовцы участвовали в междоусобицах русских князей, то позже, во второй половине XII — начале XIII века, они перешли к собственным граби­тельским походам на Русь; их можно сравнить со знаменитыми походами ви­кингов или походами руси на Византию. Часто литовцев так и называют — викин­гами суши.

Это способствовало накоплению богатств, имущественному расслоению, за ко­то­рым следовало и социальное, и постепенному складыванию власти одного князя, который впоследствии в русских источниках будет назван великим князем.

Еще в 1219 году договор с волынскими князьями заключала группа из 21 литов­ского князя. А уже через два десятилетия один из них, Миндовг, стал править единолично. В 1238 году автор «Слова о погибели Русской земли» с носталь­гией вспоминал те времена, когда «Литва из болота на свет не выникываху». И кстати говоря, здесь он достаточно точно охарактеризовал область рассе­ле­ния литовцев: это действительно болотистые земли.

О размахе литовских походов ярко свидетельствует пассаж сочинения фран­цисканца Иоанна де Плано Карпини, или Джованни дель Пьяно Карпини, кото­рый в 40-е годы XIII века ездил к монгольскому хану Гуюку в Каракорум. Вот что он пишет о проезде по землям Южной Руси: «…мы ехали постоянно в смер­тельной опасности из-за литовцев, которые часто и тайно, насколько могли, делали набеги на землю Руссии и особенно в тех местах, через которые мы дол­жны были проезжать; и так как большая часть людей Руссии была пере­бита тата­рами или отведена в плен, то они поэтому отнюдь не могли оказать им сильное сопротивление…» Примерно тогда же, в первой половине или сере­дине XIII века, под властью Литвы Миндовга оказываются русские земли с та­кими городами, как Новгородок (современный Новогрудок), Слоним и Волко­выск.

Балтские народы и в частности литовцы оставались последними язычниками Европы. И уже в правление Миндовга, в первой половине XIII века, эта про­бле­ма стала очевидной. Миндовг сделал западный выбор: чтобы вести борьбу со своими родственниками за единовластие в Литве и вместе с тем противо­сто­ять Руси, он в 1251 году крестился по католическому обряду. Спустя два года ко­роновался — таким образом, стал первым и так и остался единственным коро­лем Литвы. Но в начале 1260-х годов, судя по всему, вернулся в язычество по по­литическим мотивам и выгнал или перебил христиан. Таким образом, Литва осталась языческой. Язычество оставило достаточно глубокий след в Лит­ве, так что следующая попытка христианизации, уже более удачная, была предпринята только в конце XIV века. В 1263 году первый литовский король был убит заговорщиками.

Итак, Миндовг погиб, но возникшее при нем Литовское государство не исчез­ло, а сохранилось. И более того, продолжало развиваться и продолжало рас­ши­рять свои пределы. Как считают ученые, примерно на рубеже XIII–XIV ве­ков утвер­ждается новая династия, которая по имени одного из своих представите­лей, княжившего в первой половине XIV века, князя Гедимина, получила имя Геди­миновичей. И при первых князьях этой династии, при том же Гедимине в част­ности, в составе Литовского государства оказались земли современной Белорус­сии — Полоцкая, Витебская, Менская (то есть, говоря по-современному, Мин­ская). Судя по всему, в орбиту литовского влияния в той или иной степени попал и Киев, уже к 1331 году. Ну а в 1340 году пресеклась по женской линии династия галицко-волынских князей, это положило начало многим десятиле­тиям борьбы между Литвой, Польшей и Венгрией за галицко-волынское на­следство.

Приобретения продолжили сыновья Гедимина, прежде всего на Руси действо­вали Ольгерд и его брат Кейстут. И эти приобретения были сосредоточены глав­ным образом в чернигово-северских и смоленских землях.

Как русские земли попадали под власть литовских князей? Это актуальный вопрос, поскольку часто приходится сталкиваться с диаметрально противопо­ложными точками зрения, но не очень понятно, как это происходило. Одни настаивают на завоевательном характере присоединения, другие — на добро­вольном и бескровном.

И то и другое представляется серьезным упрощением. Начать стоит с того, что источники, дошедшие до наших дней, просто не донесли до нас подробностей вхождения многих русских земель в состав Литовского государства; можно лишь констатировать, что та или иная часть Руси в тот или иной момент под­чинялась власти литовского князя. Военные походы литовцев не прекращались и выступали средством если не прямого завоевания, то во всяком случае дав­ления на русские земли. Например, согласно поздним источникам, Витебск был получен Ольгердом благодаря его женитьбе на дочери последнего мест­ного князя около 1320 года. Но в предшествующие десятилетия через этот регион неоднократно проходили литовские войска.

Сохранился очень интересный документ — жалоба рижан, рижских властей, витебскому князю конца XIII века. В ней упоминается целый военный лагерь литовцев под Витебском, из которого они ходили в стольный город княжества, чтобы продать плененных невольниц. О каком же добровольном присоедине­нии может идти речь, если мы видим целый военный лагерь вооруженных людей, отряды которых орудуют на тер­ритории княжества?

Были, конечно, и прямые завоевания. Пожалуй, самый яркий пример, подроб­но описанный в источниках, — это Смоленск, который был завоеван, более чем на столетие присоединен к Великому княжеству Литовскому в резуль­тате неско­льких походов конца XIV — начала XV века.

Здесь мы можем вернуться к тому вопросу, который уже затрагивался в начале лекции: в чем состояла альтернатива Великого княжества Литовского по отно­шению к Московской Руси как центра объединения русских земель? Это очень хорошо видно на примере социального строя тех русских земель, которые вошли в состав Великого княжества.

Сохранили свое влияние и свою собственность местные бояре и горожане (даже в завоеванном Смоленске) и православная церковь. Известно, что в Полоцке и Смоленске по-прежнему созывались вечевые собрания. Во многих крупных центрах сохранялись княжеские столы. Даже если на княжение садился Геди­минович, то в большинстве случаев такие князья принимали православие и ста­новились во многом своими, близкими для местного общества.

С некоторыми присоединенными землями литовские князья заключали до­говоры, которые потом легли в основу областных привилеев (древнейшими из них стали как раз полоцкий и витебский). Но, с другой стороны, уже на до­статочно раннем этапе истории Великого княжества Литовского проявляется западное влияние. По­скольку оно было такой большой, пограничной, контакт­ной зоной между рус­скими землями с одной стороны — и латинской католиче­ской Европой, это не могло не сказываться. А если мы еще вспомним о том, что на протяжении XIV столетия литовские князья постоянно находились перед выбором и неод­нократно задумывались, вели переговоры о крещении — по за­падному обряду или по восточному обряду, то становится ясно, что эти влия­ния, это своеоб­ра­зие должно было дать о себе знать еще в XIV веке.

В XIV веке Великое княжество Литовское находилось в непростом внешнеполи­тическом положении, потому что его история далеко не сводилась к экспансии на русские земли и к взаимоотношениям с соседними русскими землями и с Ор­­­дой. Огромной проблемой для Великого княжества Литовского в первое деся­тилетие его существования стала война с Тевтонским, или Немецким, ор­де­ном, который обосновался в Пруссии и Ливонии, то есть на берегах Бал­тийского мо­ря, и был призван нести христианство западного обряда язычни­кам и «невер­ным», в том числе «схизматикам», то есть раскольникам, отступ­никам, — так называли православных.

Более столетия войска ордена практически каждый год совершали по одному или несколько разорительных походов на Литву с целью подорвать ее силы. И конечно, на руку им играло то, что значительную часть Великого княжества Литовского составляли русские земли. Рыцари-крестоносцы всегда могли заяв­лять о потворстве литовских князей этим самым схизматикам. Тем более что некоторые князья Гедиминовичи сами принимали православие.

Это была проблема. Нужно было определяться, выбирать вектор внешнеполи­тического развития. И этот выбор — может быть, тогда об этом не задумыва­лись — определял судьбу Великого княжества Литовского на дол­гие годы, десятилетия и столетия вперед.

Литве суждено было креститься — но по какому обряду? Западному или во­сточ­ному? Этот вопрос стоял, можно сказать еще со времен Миндовга, а в XIV веке неоднократно предпринимались попытки переговоров. Мы больше всего знаем о переговорах литовских князей с западными политическими си­лами — с императорами, папами, польскими, мазовецкими правителями о кре­щении в католицизм. Но был и один момент, когда казалось, что вполне реаль­на перспектива православного крещения Литвы. Это конец XIV века, когда после смерти Ольгерда в Литве шла междоусобная борьба и великий князь Ягайло попытался заключить союз с Дмитрием Донским. Сохранилось упоми­нание о проекте брака Ягайло и дочери Дмитрия Донского. Но от него доста­точно скоро отказались. Потому что, с одной стороны, великий князь литов­ский оказывался бы на вторых ролях, а с другой, он получил гораздо более выгодное предложение — руки польской принцессы Ядвиги, что делало его польским королем.

Тут надо сказать, что этот момент, конец XIV века, важен еще в одном отноше­нии: очень часто можно услышать, что Великое княжество Литовское было альтернативой Москве в деле объединения или собирания русских земель, что русские земли вполне могли объединиться вокруг Вильны. Но возникает во­прос: а когда это могло произойти? И несостоявшийся брак Ягайло и дочери Дмитрия Донского представляется наиболее удачным моментом, когда такое объединение могло произойти.

Период конца XIV и первой трети — первой половины XV века стал важным, переломным моментом в истории Великого княжества Литовского. Это ска­залось и на его отношениях с соседями, и на внутренней жизни.

К концу XIV века великим князем литовским стал Витовт, двоюродный брат Ягайло, который крестился, стал польским королем Владиславом II и сохранил за собой титул верховного князя Литвы. Но реальная власть в Великом княже­стве Литовском все же принадлежала Витовту. При нем происходят многие важные перемены — как во внешнеполитических отношениях Великого кня­же­ства Литовского, так и в его внутренней жизни.

Витовту удалось присоединить Смоленск, более чем на век он отошел под власть Великого княжества Литовского. Ему, благодаря польской помощи, удалось одержать победу над Тевтонским орденом (знаменитая Грюнвальдская битва 1410 года). Благодаря этому в конечном счете удалось закрепить спорные с орденом земли — Жемайтию, Жемойть — за Великим княжеством Литов­ским. Это и очередные попытки экспансии на восток: Витовт воюет с Васи­лием I Московским, хотя Василий I был его зятем, был женат на его дочери Софье; впоследствии он совершает походы на Псков, на Новгород в 20-е годы XV века. Но не менее важны социальные перемены, которые произошли в Ве­ли­ком кня­жестве Литовском. А они вели в направлении все большей вестерни­зации этого государства и его общества.

Пожалуй, важнейшее нововведение Витовта состояло в том, что он стал разда­вать землю за службу своим подданым. Это нововведение впослед­ствии сыгра­ло злую шутку с Великим княжеством Литовским, потому что его жители уже не были заинтересованы в далеких, затратных военных походах — они были заинтересованы в хозяй­ственном развитии своих владений.

В середине и второй половине XV века Великим княжеством Литовским и Поль­ским королевством правил один и тот же человек, Казимир Ягеллон, или Казимир IV, польский король. Он вынужден был проводить время между двумя государствами, поэтому мог уделять не так много времени литовским делам. Он больше занимался западной политикой, войнами в Пруссии, в Че­хии — и как раз это время стало тем переломным моментом, который впослед­ствии позволил московским великим князьям повести очень активное наступ­ление на земли Великого княжества Литовского. А великие князья литовские оказались к этому не готовы в конце XV и первой половине XVI века.

Литовские князья стали наделять привилегиями не только литовских бояр, но и верхушку православной части общества. И постепенно все боярство стало именоваться на польско-чешский манер панами, а впоследствии вся знать по­лучила название шляхты. Это, конечно, было большое новшество в социальном плане. Это не просто смена названия, это еще и иное самосознание, чем у слу­жилых людей, скажем, Северо-Восточной Руси. Ведь шляхта участвовала в управ­лении государством, пусть и на первых порах номинально. А впослед­ствии и реально участвовала в выборах правителя, что принципиально отлича­ло Великое княжество Литовское от Московской Руси. И это была та причина во многом, по которой из России бежали в Великое княжество Литовское такие люди, как князь Андрей Михайлович Курбский. И, конечно, не только он, но и многие другие. Все-таки московских эмигрантов в Великом княжестве Литов­ском было достаточно много на протяжении всего XVI века.

Нельзя не отметить и такой момент, как трансформация древнерусского языка, который также испытывал все больше западных влияний на территории Вели­кого княжества Литовского и соседнего королевства Польского. Он обогащался словами, конструкциями из польского, чешского, немецкого, литовского, ла­тинского, даже венгерского языка, и так постепенно формировался язык, кото­рый ученые называют по-разному: «западнорусским», «старобелорусским», «староукраинским», «руским» (с одной «с»), «рутенским». Называть его можно по-разному в разных научных традициях, это допустимо, но факт состо­ит в том, что со временем он стал основой белорусского и украинского языков. А процесс их размежевания и формирования белорусского и украинского наро­дов усилился в особенности после Люблинской унии 1569 года, когда южные вое­водства Великого княжества Литовского — то есть территория современной Украины, входившая до этого в его состав, — перешли к польской короне.

Конечно, на исторические судьбы Западной Руси не может не влиять факт ее пребывания под властью правителей-иноверцев — сначала язычников, а за­тем католиков. Поначалу на русских землях Великого княжества Литов­ского сохраняла свое влияние православная церковь. Но уже в XIV веке литов­ские князья, — собственно, как и галицко-волынские Рюриковичи, а впоследствии польский король Казимир Великий, — пытались создать отдельную митропо­лию под властью константинопольского патриарха, которая никак не была бы связана с Московским великим княжеством.

После заключения польско-литовской унии в конце XIV века католицизм ока­зался в привилегированном положении: католическое духовенство и миря­не наделялись исключительными правами, а правители-католики предприни­мали попытки обратить «схизматиков» в католицизм при помощи проповеди, пере­крестить их насильственно или заключить церковную унию с Римом. Но эти попытки не увенчивались особым успехом на протяжении долгого вре­мени. Самая масштабная такая попытка была связана с заключением Флорен­тийской унии. Она была заключена, можно сказать, на высшем уровне между Констан­тинополем, который был заинтересован в западной помощи против османского натиска, и Римом в 1439 году. При этом православные признали верховенство папы римского и догматику католической церкви, но сохранили традиционную обрядность. В Москве эта уния была отвергнута, а митрополит Исидор выну­жден был покинуть владения московских князей (но ему удалось сохранить цер­ковную власть над православной частью Великого княжества Литовского и Польского королевства).

Надо заметить, что при этом православные великого княжества мало интере­совались духовными традициями западного христианства и его догматически­ми отличиями от «греческой веры». Даже спустя несколько лет после заключе­ния Флорентийской унии православный киевский князь Александр (Олелько) Владимирович, человек незаурядного влияния и незаурядных связей, интере­совался у константинопольского патриарха: на каких условиях заключена уния? Тут стоит напомнить о том, что Киев оставался под властью литовских князей еще в первой трети XV века. При всех разрушениях во время монгольского наше­ствия, при всех татарских набегах начала этого столетия великий князь Литовский Витовт писал, что Киев является главой русских земель. Во многом это объяснялось тем, что в Киеве, номинально во всяком случае, находилась митрополичья кафедра.

Но постепенно судьбы православия литовского и православия остальной части Руси расходятся. Потому что, несмотря на некоторое время пребывания Литов­ской Руси под властью московского митрополита Ионы, уже в середине XV века она возвращается под власть константинопольских патриархов. Это означало раскол митрополии. В дальнейшем в жизни православной части общества, пра­вославной церкви в Великом княжестве Литовском и в Короне Польской на­блюдаются явления, которые привели к достаточно бурным событиям конца XVI и XVII века. Можно сказать, православная церковь этих земель пережива­ла настоящий кризис, поскольку епископами часто становились светские лица, вовсе не заботившиеся об интересах церкви, порой погрязшие в грехах. В этом большую роль сыграли светские правители, которые таким образом вознаграж­дали верных им лиц — жалуя им епископские кафедры. В ответ миряне объ­единялись в братства, такие как Виленское или Львовское, и напрямую обраща­лись в Константинополь. Это, конечно, вызывало у епископов опасения, что они потеряют свое влияние.

В 1596 году между православной иерархией польско-литовского государства, Речи Посполитой, и Римской курией была заключена Брестская уния. Она означала отход части местных православных в прямое подчинение Римско-католической церкви — притом что сохранялись основные обрядовые отличия от католицизма и лишь частично сглаживались догматические разногласия. На некоторое время православная иерархия в Великом княжестве Литовском, в Короне Польской вовсе прекратила свое существование. Все право­славные епископы оказались униатами. И лишь в 1620 году отдельная иерархия была восстановлена. А спустя несколько лет ее признала государственная власть.

В середине — второй половине XVII века Киевская православная митрополия отстаивала самобытный образ местного православия, но в результате факти­ческого нахождения Киева под властью Москвы перешла в подчинение Мо­сковского патриархата. К этому времени в Короне и Литве вновь было ограни­чено участие некатоликов (называемых диссидентами) в политической жизни, возможность получения высших должностей православными свелась к нулю, а православие находилось в весьма своеобразном положении, поскольку, с од­ной стороны, оно все чаще отождествлялось с Россией и ее религиозно-поли­тической культурой, но вместе с тем в самой России даже к православным выходцам из Речи Посполитой, как их называли — «белорусцам», духовен­ство относилось с явным недоверием. Предписывалось тщательно выяснять, как они приняли крещение, и крестить их повторно через троекратное погружение в купель, если до этого они крестились в православие через обливание (то есть так, как католики). Вот такой, казалось бы, внешний признак, но какое внима­ние ему придавалось при контактах единоверцев по разные стороны москов­ско-литовской границы.

Приведенный пример с требованием перекрещивания даже уже крещеных православных из Речи Посполитой очень хорошо показывает, как складывались отношения между Московским государством, или Русским государством, и Ве­ликим княжеством Литовским, а впоследствии польско-литовским государ­ством, о котором можно говорить с 1569 года, и на государственном уровне, и на уровне социальных и культурных контактов.

Восточные земли Речи Посполитой служили контактной зоной, и на ниве школь­ного образования, распространения книг и информации именно польско-литовское пограничье, которое часто назы­вают польским словом «кресы» (kresy), что значит «окраины», послужило пере­валочным пунктом между Московской Русью и Европой. Образцы высшей школы, и прежде всего богословской учености, вырабатыва­лись совместно православными Москвы и Речи Посполитой. Кириллическое книгопечатание зародилось в Кракове: именно там в 1491 году в типографии немецкого печат­ника Швайпольта Фиоля вышел «Октоих», или «Осмоглас­ник». Конечно, ни в коем случае нельзя забы­вать и о деятельности Франциска Скорины, который 500 лет назад начал печатать богослужебные книги.

По словам английского путешественника Джайлса Флетчера, в Москве в конце XVI века помнили, что первая типография была занесена в Россию из Польши. Даже если это преувеличение, московские печатники Иван Федоров и Петр Мсти­славец, издавшие первую датированную московскую книгу «Апостол» в 1564 году, вскоре оказались в эмиграции именно в Великом княжестве Литов­ском и Короне Польской, где они продолжили свою деятельность. Тут уместно вспомнить, конечно, об Острожской Библии.

Образцом для первых богословских школ русинов и московитов послужили иезуитские коллегии. В 1560-е годы орден иезуитов развернул свою деятель­ность сначала в Короне, а затем и в Литве. Иезуиты одну за другой открыли несколько школ для обучения «схизматиков», надеясь постепенно обратить в католицизм русское население. Тут следует добавить, что образователь­ная деятельность иезуитов, конечно, была связана и с католической реформой, когда католическая церковь пыталась через посредство образования восстано­вить позиции, утраченные в результате Реформации.

И вот иезуиты одну за другой открыли несколько школ для обучения схизма­тиков, то есть православных, надеясь постепенно обратить их в католицизм. Но их деятельность совпала по времени с расцветом богословского творчества самих православных, которые с воодушевлением восприняли образовательную концепцию католиков и сумели создать свои школы. Среди них — Острожская славяно-греко-латинская академия и Могилянская академия, по образцу кото­рых в конце XVII века в Москве возникла Славяно-греко-латинская академия.

Острожская типография в 1580–1581 годах выпустила первую полную печат­ную Библию, Острожскую Библию, которая вплоть до времен императрицы Елизаветы Петровны и позднее Библейского общества была принята за основу и в России. Ориентированные на латинские и греческие образцы «Грамматики» Лаврентия Зизания, а позднее Мелетия Смотрицкого служили прообразом и источником «Грамматики», напечатанной в Москве в 1648 году, по которой учился еще Михайло Ломоносов.

Интеллектуальный обмен приносил в Москву все новые идеи. Еще в первой половине XVI века в Москве получила известность «Космография» Себастьяна Мюнстера. В царском архиве Ивана Грозного хранилась «Хроника всего света» Марцина Бельского, в которой подробно рассказывалось об открытии Америки. В середине XVII века в Россию был доставлен «Большой атлас, или Космогра­фия» Яна Блау. Где, помимо географических знаний, излагались основы гелио­центрического учения Николая Коперника.

Своей светской печати в Москве практически не было ни в XVI, ни в XVII ве­ке — почти все изданные московскими типографиями книги носили церковно-учительный характер, а книги, заимствованные из русских земель польско-литовского государства, вызывали подозрения и неоднократно уничтожались по цензурным соображениям.

Конечно, на культурную жизнь оказывала влияние политическая жизнь Вели­кого княжества Литовского и Короны Польской, которые объединились в Речь Посполитую, и их взаимоотношения с Московским государством. А отношения эти оставались далеко не простыми, и, несмотря на определенные попытки сбли­жения, все-таки можно сказать, что государства не просто соперничали, но большую часть времени откровенно враждовали.

На тот момент литовско-московские отношения обострились уже при Иване III в конце XV века. Иван III достаточно хорошо представлял себе положение в Ве­ликом княжестве Литовском, его слабые стороны, и уже в 1478 году (год окон­чательного присоединения Новгорода к Московскому государству) Иван III заяв­ляет во всеуслышание о своих претензиях на Полоцк, Витебск и Смоленск, то есть города Литовской Руси.

В дальнейшем он воспользовался тем, что восточные земли Великого княже­ства Литов­ского были относительно слабо интегрированы в его состав, здесь власть вели­ких князей Литовских была наиболее слаба, опиралась на соглаше­ния с мест­ными князьями. Начинается целая серия московско-литовских войн, которые шли в конце XV и первой половине XVI века.

В этих условиях Великое княжество Литовское вынуждено было все более и бо­лее искать помощи со стороны Польши. До поры до времени их объединя­ла лишь личность монарха — один и тот же человек занимал престол и литов­ский, и польский. Но постепенно на повестку дня выходил вопрос не просто о личной или династической унии, но о реальной унии, которая подразумевает также объединение государственных институтов. После долгих тяжелых пере­говоров Польское королевство и Великое княжество Литовское заключили такую реальную унию, в Люблине, — Люблинскую унию 1569 года Так воз­никла Речь Посполитая. Это слово происходит от польского варианта слова «республика», то есть «общее дело», res publica.

За это Великое княжество заплатило высокую цену, поскольку в состав Короны Польской отошли Подляшское, Киевское и Волынское воеводства — огромные территории. Были ликвидированы и некоторые органы власти. Но вместе с тем следует отметить, что великое княжество далеко не утратило свою государ­ственность и, конечно, не могло в одночасье утратить особенности социаль­ного строя.

Вскоре династия Ягеллонов, потомков Владислава Ягайло, пресеклась. Послед­ний ее представитель — польский король и великий князь литовский Сигиз­мунд Август — умер в 1572 году. Встал вопрос о том, кто же будет новым пра­ви­телем. В Речи Посполитой последовала череда бескоролевий (то есть таких периодов, когда рассматривались те или иные кандидатуры на престол), при этом часть литовской шляхты поддерживала кандидатуры Ивана Грозного и его сына Фе­дора, рассчитывая, что это нормализует отношения с Россией. Надо сказать, что такие проекты выдвигались и раньше. Например, еще в нача­ле XVI века Василий III, тот самый, который присоединил Смоленск, только-только взойдя на престол, предлагал свою кандидатуру после смерти очеред­ного польско-литовского правителя Александра Ягеллона. Но ни тогда, ни во вто­рой половине XVI века эти проекты не были осуществлены. Истори­че­ские пути России и Великого княжества Литовского — теперь уже Речи Посполитой — расходились все больше. Конечно, в политической сфере это особенно сказы­валось. В конечном итоге победила кандидатура трансиль­ван­ского князя Сте­фана Батория, или Иштвана Батори, которому удалось перело­мить ход войны с Россией, Ливонской войны, в свою пользу — так, что она чуть не окон­чилась катастрофой для русского царя, поскольку ему удалось отвое­вать у Ивана Грозного Полоцк и организовать поход на Псков.

После этого на некоторое время устанавливаются относительно мирные вза­имо­отношения, поскольку литовская знать видела приоритет в борьбе со Шве­цией за Ливонию, и эти отношения обостряются лишь в начале XVII ве­ка, во время Смуты. Особенно после авантюры первого Дмитрия Самозванца, которую поддержали магнаты Польского королевства — Адам и Константин Вишневецкие и Ежи, или Юрий, Мнишек.

В 1610 году коронный гетман Станислав Жолкевский даже заключил договор с боярами, согласно которому московским царем провозглашался Владислав Ваза (будущий Владислав IV), сын правившего тогда Сигизмунда Вазы. Что интересно, некоторое время даже чеканились монеты с именем «русского царя Владислава Жигимонтовича». Но этот проект фактически так и не был реали­зован, Сигизмунд Ваза решил, что Смоленск важнее, что этим следует ограни­читься. И в итоге заложником этой ситуации стал польско-литов­ский гарни­зон, обосновавшийся в Московском Кремле. Он оказался осажден, в очень тяже­лом положении: попросту не хва­тало еды. Сохрани­лись очень яркие и страшные свидетельства об этом. В ко­нечном итоге в ноя­бре 1612 года этот гарнизон сдал Кремль Второму ополче­нию; а вскоре царем стал Михаил Федо­рович Романов. И спустя еще некоторое время Владислав IV отказался от пре­тензий на московский престол.

Можно сказать, маятник качнулся в обратную сторону в середине XVII века, когда запорожские казаки признали власть русского царя Алексея Михайло­вича. Началась война России с Речью Посполитой, и очень значительная часть Великого княжества Литовского, включая его столицу Вильну, на несколько лет оказалась под властью русского царя. Войны с Россией и Швецией середины XVII века и сопутствовавшая им эпидемия чумы принесли Великому княжеству Литовскому разорение и огромные людские потери, которые уже к концу сле­дующего столетия во многом облегчили установление российского господства в Речи Посполитой.

На протяжении нескольких веков, которые прошли с начала возвышения Вели­кого княжества Литовского, с одной стороны, и Московского княжества, а впо­следствии Русского государства, с другой стороны, они оставались доста­точно близкими соседями, поддерживали разные контакты — и на уровне государств, династий, и на уровне общества. Но при всем при этом западное влияние в Ве­ли­ком княжестве Литовском: крещение Литвы по латин­скому обряду, уния с Польшей, рецепция западных социальных порядков, — все это все более и бо­лее отдаляло две части Руси друг от друга. Конечно, этому способствовало и формирование белорусского и украинского народов на зем­лях, подчиненных власти великих князей литовских и королей польских.

То есть взаимное недоверие и взаимный интерес, миграции населения в обе сто­роны и культурные заимствования при заметных расхождениях социаль­ного, политического, экономического строя, надежды на помощь последнего православного правителя и верность собственным господарям-иноверцам — все эти черты необходимо иметь в виду, когда мы говорим о другой Руси.

arzamas.academy

Великое княжество Литовское и Русь

Великое княжество Литовское и Русь

Одним из последствий государственной децентрализации Киевской Руси, разоренной Батыем, стало политическое, экономическое и культурное разобщение древнерусских территорий. Особенно это сказалось на судьбе Южной и Западной Руси, попавшей под власть Литвы. При литовских князьях Гедимине и Ольгерде в состав Литвы вошли Полоцкое, Витебское, Минское, Друцкое княжества, Турово-Пинское Полесье, Берестейщина, Волынь, Подолье, Черниговская земля и часть Смоленщины. В 1362 г. под власть литовского князя попал Киев. Русские земли в составе Литвы составляли 9/10 всей ее территории.

Образовавшееся государство простиралось от Балтийского до Черного моря. Восточнославянское культурное влияние на его территории было преобладающим. Гедимин и его сыновья были женаты на русских княжнах. Многие представители княжеского рода принимали православие. Древнерусский язык был господствующим, тем более что к тому времени литовская письменность еще не существовала.

Вплоть до конца XIV в. русские области, присоединяясь к Литве, не подвергались национально-религиозному притеснению. Великое княжество Литовское до определенного времени являло собой конгломерат земель и владений и менее всего – единое политическое образование. Существовала тенденция к формированию нового, своеобразного варианта русской государственности на южных и западных землях бывшей Киевской Руси.

Таким образом, к середине XIV в. на территории бывшей Киевской Руси сложилось два центра, претендовавших на объединение всех русских земель, – Северо-Восточная Русь (Московское княжество) и Великое княжество Литовское. Конфликт между ними был неизбежен, и в 1368–1372 гг. Ольгерд совершил три похода на Москву. Соперники разделили «сферы влияния».

Все изменилось, когда великим князем литовским стал Ягайло. В 1386 г. он принял католичество и оформил унию (союз) с Польшей, женившись на польской королеве Ядвиге и став таким образом еще и польским королем. С этого времени судьбы Литвы и Польши были тесно связаны: в XIV–XVI вв. эти государства были объединены личной унией (у них был один глава из династии потомков Ягайло – Ягеллонов). Началась католическая экспансия в западные земли Руси. Упразднялись крупные княжения в Полоцке, Витебске, Киеве и других местах, было введено наместничество. Литовская аристократия сменила культурную ориентацию с русской на польскую. Польские шляхетские традиции, а также католичество стали проникать в среду западнорусской знати. Однако большинство русских сохраняли верность православию и традициям. Тем более что это было не так уж трудно. Существовала некоторая автономия русских земель в составе Великого княжества Литовского. Многие местные князья Рюриковичи (Друцкие, Воротынские, Одоевские и др.) сохраняли свои владения, с другими же землями заключались договоры, по которым жители могли потребовать смены наместников. Во многих городах жизнь регулировалась магдебургским правом, а на славянских землях великого княжества действовало право, восходящее к «Русской Правде». Городов в Литве было немного, и для их развития князья, как и в Польше, приглашали немцев и евреев, получавших специальные привилегии. По сути, Литва представляла собой федерацию земель и княжеств под властью великих князей из рода Гедиминовичей.

Иными по сравнению с Московской Русью в Литве были взаимоотношения власти и подданных. Запрещение православным князьям и боярам занимать высшие государственные должности вызвало сопротивление, и в XV в. они были уравнены в правах с католиками и защитили неприкосновенность своих вотчин, а себя – от преследований без суда. В это же время все зависимые крестьяне были освобождены от натуральных и денежных податей в пользу государства и стали во всех отношениях зависимыми от землевладельцев.

Кроме крупных землевладельцев – магнатов в Литве основным землевладельцем была шляхта – дворяне, обязанные своим положением великому князю, которому и несли военную службу. В XVI в. они получили наделы в частную собственность и большие личные свободы и привилегии: могли свободно переходить на службу к литовско-русской знати, уезжать за границу и не подвергались аресту без решения суда.

Своеобразным было государственное устройство Великого княжества Литовского. Большое влияние аристократии, широкая автономия разных земель не способствовали созданию сильного аппарата центрального управления, подобного приказной системе в Москве. При дворе великого князя были должностные лица, но не было учреждений. С конца XV в. все важнейшие государственные вопросы великий князь должен был согласовывать с Радой панов в составе четырех епископов, 15 воевод и наместников из числа крупнейших магнатов. Система управления включала также Вальный (Вольный) сейм– высший законодательный орган княжества. В его компетенцию входили: принятие законов, решения о сборе налогов для князя, созыв шляхетского ополчения.

Окончательно государственное устройство Польши и Литвы определилось во второй половине XVI в. В 1569 г. по Люблинской унии произошло объединение обоих государств в Речь Посполитую с едиными органами власти – сенатом и сеймом. С пресечением династии Ягеллонов король стал избираться на сейме, и Речь Посполитая превратилась в своеобразную «шляхетскую республику». Такая модель государственного устройства обеспечивала шляхте достаточно широкие политические свободы и экономическое господство в условиях существования крепостнической системы для большинства сельских жителей. Когда соседние государства превращались в мощные централизованные монархии, шляхетская республика, с ее «златой вольностью» шляхты и отсутствием действительной централизованной власти, финансовой системы и регулярной армии, оказалась нежизнеспособной.

Насаждение на Украине и в Белоруссии, т. е. на бывших славянских землях Великого княжества Литовского, шляхетского землевладения и католицизма привело к усилению с XVI в. национально-религиозной борьбы, чего не было раньше.

МНЕНИЯ ИСТОРИКОВ

Вопросу образования централизованного государства уделяли внимание многие историки. Ему посвятили специальные исследования Л.В. Черепнин, А.М. Сахаров, А.А. Зимин и многие другие.

Философов в рассмотрении этой проблемы прежде всего интересовала взаимосвязь русского характера и созданной русскими огромной и могущественной державы. «В душе русского народа, – писал Н.А. Бердяев в сочинении „Русская идея“, – есть такая же необъятность, безграничность, устремленность в бесконечность, как и в русской равнине». Из Руси родилась могучая Россия.

Интересную концепцию развития этого процесса предложил крупный русский историк, философ, богослов Г.П. Федотов. В статье «Россия и свобода» он писал, что Москва своим возвышением была обязана татарофильским, предательским действиям своих первых князей, что воссоединение Руси, создание могучего централизованного государства осуществлялось через насильственные захваты территории, вероломные аресты князей-соперников. Да и само «собирание» уделов, считал Федотов, совершалось восточными методами: местное население уводилось в Москву, заменялось пришлыми и чужими людьми, выкорчевывались местные обычаи и традиции. Федотов не отрицал необходимости объединения вокруг Москвы, а говорил о «восточных методах» этого процесса.

Если Г.П. Федотов акцентировал внимание на «азиатских формах объединения» Руси, то Н.М. Карамзин – на прогрессивном характере самого акта объединения, на свойствах русского характера. Создание Русского государства для него – результат деятельности отдельных князей и царей, среди которых он особо выделял Ивана III.

В XIX в. историки уже не столь прямолинейно трактовали процессы создания Русского государства, не сводили его к утверждению самодержавной власти, способной одолеть центробежные силы внутри страны и монгольское владычество. Процесс создания централизованного государства в Восточной Руси рассматривался как определенный итог этнического развития народа. Главным было утверждение, что в данный период государственное начало возобладало над вотчинным. Следовательно, развитие государственных институтов власти связывалось с процессами, проходившими в Московской Руси. Само же содержание процесса сводилось к борьбе различных общественно-политических форм и стоявших за ними слоев населения. Эта схема получила воплощение в трудах С.М. Соловьева, который придал ей историческую аргументированность, раскрыв внутренние силы развития русской государственности.

В.О. Ключевский и его последователи дополнили эту схему изучением социально-экономических процессов, обратившись к выяснению роли «общественных классов». Русское национальное государство выросло, по мнению В.О. Ключевского, из «удельного порядка», из «вотчины» князей – потомков Даниила Московского. При этом он подчеркивал, что неразборчивость московских князей в политических средствах, их корыстные интересы делали их грозной силой. Тем более что интересы московских правителей совпали с «народными нуждами», связанными с освобождением и обретением независимой государственности.

Большое внимание преодолению раздробленности Руси и созданию централизованного государства уделял в своих работах Л.В. Черепнин. В монографии «Образование Русского централизованного государства в XIV–XV веках» он затрагивал малоизученный аспект этой проблемы – социально-экономические процессы, подготовившие объединение Руси. Черепнин подчеркивал, что ликвидация «удельных порядков» заняла длительное время и растянулась на вторую половину XVI в., а переломным моментом в этом процессе являются 80-е годы XV в. В этот период идет реорганизация административной системы, разработка феодального права, совершенствование вооруженных сил, формирование служилого дворянства, складывание новой формы феодальной собственности на землю – поместной системы, составившей материальную основу дворянской армии.

Некоторые историки, рассматривая особенности образования Московского государства, исходят из концепции русского историка М. Довнар-Запольского и американского исследователя Р. Пайпса, создателей концепции «вотчинного государства». Р. Пайпс полагает, что отсутствие в России феодальных структур западноевропейского типа в значительной мере обусловило специфику многих процессов, происходивших в Северо-Восточной Руси. Московские государи обращались со своим царством так же, как их предки – со своими вотчинами. Возникшее Московское государство в лице его правителей не признавало никаких прав сословий и социальных групп, что явилось основой бесправия большинства населения и произвола властей.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Великое княжество Литовское и Русь

Великое княжество Литовское и Русь

Одним из последствий государственной децентрализации Руси, разорённой Батыем, стало политическое, экономическое и культурное разобщение древнерусских территорий. Особенно это сказалось на судьбе Южной и Западной Руси, попавшей под власть Литвы. При литовских князьях Гедимине и Ольгерде в состав Литвы вошли Полоцкое, Витебское, Минское, Друцкое княжества, Турово-Пинское Полесье, Берестейщина, Волынь, Подолье, Черниговская земля и часть Смоленщины. В 1362 г. под власть литовского князя попал Киев. Русские земли в составе Литвы составляли 9/ю всей её территории.

Образовавшееся государство простиралось от Балтийского до Чёрного моря. Восточнославянское культурное влияние на его территории было преобладающим. Гедимин и его сыновья были женаты на русских княжнах. Многие представители княжеского рода принимали православие. Древнерусский язык был господствующим, тем более что к тому времени литовская письменность ещё не существовала.

Вплоть до конца XIV в. русские области, присоединяясь к Литве, не подвергались национально-религиозному притеснению. Великое княжество Литовское до определённого времени являло собой конгломерат земель и владений и менее всего – единое политическое образование. Существовала тенденция к формированию нового, своеобразного варианта русской государственности на южных и западных землях бывшей Киевской Руси.

Таким образом, к середине XIV в. сложились два центра, претендовавших на объединение всех русских земель, – Северо-Восточная Русь (Московское княжество) и Великое княжество Литовское. Конфликт между ними был неизбежен, и в 1368–1372 гг. Ольгерд совершил три похода на Москву. Соперники разделили «сферы влияния».

Всё изменилось, когда великим князем литовским стал Ягайло. В 1386 г. он принял католичество и оформил унию (союз) с Польшей, женившись на польской королеве Ядвиге и став таким образом ещё и польским королём. С этого времени судьбы Литвы и Польши были тесно связаны: в XTV–XVI вв. эти государства были объединены личной унией (у них был один глава из династии потомков Ягайло – Ягеллонов). Началась католическая экспансия в западные земли Руси. Упразднялись крупные княжения в Полоцке, Витебске, Киеве и других местах, было введено наместничество. Литовская аристократия сменила культурную ориентацию с русской на польскую. Польские шляхетские традиции, а также католичество стали проникать в среду западнорусской знати. Однако большинство русских сохраняли верность православию и традициям. Тем более что это было не так уж трудно. Существовала некоторая автономия русских земель в составе Великого княжества Литовского. Многие местные князья Рюриковичи (Друцкие, Воротынские, Одоевские и др.) сохраняли свои владения, с другими же землями заключались договоры, по которым жители могли потребовать смены наместников. Во многих городах жизнь регулировалась магдебургским правом, а на славянских землях великого княжества действовало право, восходящее к Русской Правде. Городов в Литве было немного, и для их развития князья, как и в Польше, приглашали немцев и евреев, получавших специальные привилегии. По сути, Литва представляла собой федерацию земель и княжеств под властью великих князей из рода Гедиминовичей.

Иными по сравнению с Московской Русью в Литве были взаимоотношения власти и подданных. Запрещение православным князьям и боярам занимать высшие государственные должности вызвало сопротивление, и в XV в. они были уравнены в правах с католиками и защитили неприкосновенность своих вотчин, а себя – от преследований без суда. В это же время все зависимые крестьяне были освобождены от натуральных и денежных податей в пользу государства и стали во всех отношениях зависимыми от землевладельцев.

Кроме крупных землевладельцев – магнатов – в Литве основным землевладельцем была шляхта – дворяне, обязанные своим положением великому князю, которому и несли военную службу. В XVI в. они получили наделы в частную собственность и большие личные свободы и привилегии: могли свободно переходить на службу к литовско-русской знати, уезжать за границу и не подвергались аресту без решения суда.

Своеобразным было государственное устройство Великого княжества Литовского. Большое влияние аристократии, широкая автономия разных земель не способствовали созданию сильного аппарата центрального управления, подобного приказной системе в Москве. При дворе великого князя были должностные лица, но не было учреждений. С конца XV в. все важнейшие государственные вопросы великий князь должен был согласовывать с Радой панов в составе четырёх епископов, 15 воевод и наместников из числа крупнейших магнатов. Система управления включала также Вальный (Вольный) сейм – высший законодательный орган княжества. В его компетенцию входили: принятие законов, решения о сборе налогов для князя, созыв шляхетского ополчения.

Окончательно государственное устройство Польши и Литвы определилось во второй половине XVI в. В 1569 г. по Люблинской унии произошло объединение обоих государств в Речь Посполитую с едиными органами власти – сенатом и сеймом. С пресечением династии Ягеллонов король стал избираться на сейме, и Речь Посполитая превратилась в своеобразную «шляхетскую республику». Такая модель государственного устройства обеспечивала шляхте достаточно широкие политические свободы и экономическое господство в условиях существования крепостнической системы для большинства сельских жителей. Когда соседние государства превращались в мощные централизованные монархии, шляхетская республика, с её «златой вольностью» шляхты и отсутствием действительной централизованной власти, финансовой системы и регулярной армии, оказалась нежизнеспособной.

Насаждение на Украине и в Белоруссии, т. е. на бывших славянских землях Великого княжества Литовского, шляхетского землевладения и католицизма привело к усилению с XVI в. национально-религиозной борьбы, чего не было раньше.

МНЕНИЯ ИСТОРИКОВ

Вопросу образования централизованного государства уделяли внимание многие историки. Ему посвятили специальные исследования Л.В. Черепнин, А.М. Сахаров, А.А. Зимин и многие другие.

Философов в рассмотрении этой проблемы прежде всего интересовала взаимосвязь русского характера и созданной русскими огромной и могущественной державы. «В душе русского народа, – писал Н.А. Бердяев в сочинении «Русская идея», – есть такая же необъятность, безграничность, устремлённость в бесконечность, как и в русской равнине». Из Руси родилась могучая Россия.

Интересную концепцию развития этого процесса предложил крупный русский историк, философ, богослов Г.П. Федотов. В статье «Россия и свобода» он писал, что Москва своим возвышением была обязана татарофильским, предательским действиям своих первых князей, что воссоединение Руси, создание могучего централизованного государства осуществлялось через насильственные захваты территории, вероломные аресты князей-соперников. Да и само «собирание» уделов, считал Федотов, совершалось восточными методами: местное население уводилось в Москву, заменялось пришлыми и чужими людьми, выкорчёвывались местные обычаи и традиции. Федотов не отрицал необходимости объединения вокруг Москвы, а говорил о «восточных методах» этого процесса.

Если Г.П. Федотов акцентировал внимание на «азиатских формах объединения» Руси, то Н.М. Карамзин – на прогрессивном характере самого акта объединения, на свойствах русского характера. Создание Русского государства для него – результат деятельности отдельных князей и царей, среди которых он особо выделял Ивана III.

В XIX в. историки уже не столь прямолинейно трактовали процессы создания Русского государства, не сводили его к утверждению самодержавной власти, способной одолеть центробежные силы внутри страны и монгольское владычество. Процесс создания централизованного государства в Восточной Руси рассматривался как определённый итог этнического развития народа. Главным было утверждение, что в данный период государственное начало возобладало над вотчинным. Следовательно, развитие государственных институтов власти связывалось с процессами, проходившими в Московской Руси. Само же содержание процесса сводилось к борьбе различных общественно-политических форм и стоявших за ними слоёв населения. Эта схема получила воплощение в трудах С.М. Соловьёва, который придал ей историческую аргументированность, раскрыв внутренние силы развития русской государственности.

В.О. Ключевский и его последователи дополнили эту схему изучением социально-экономических процессов, обратившись к выяснению роли «общественных классов». Русское национальное государство выросло, по мнению В.О. Ключевского, из «удельного порядка», из «вотчины» князей – потомков Даниила Московского. При этом он подчеркивал, что неразборчивость московских князей в политических средствах, их корыстные интересы делали их грозной силой. Тем более что интересы московских правителей совпали с «народными нуждами», связанными с освобождением и обретением независимой государственности.

Большое внимание преодолению раздробленности Руси и созданию централизованного государства уделял в своих работах Л.В. Черепнин. В монографии «Образование Русского централизованного государства в XIV–XV веках» он затрагивал малоизученный аспект этой проблемы – социально-экономические процессы, подготовившие объединение Руси. Черепнин подчёркивал, что ликвидация «удельных порядков» заняла длительное время и растянулась на вторую половину XVI в., а переломным моментом в этом процессе являются 80-е годы XV в. В этот период идет реорганизация административной системы, разработка феодального права, совершенствование вооружённых сил, формирование служилого дворянства, складывание новой формы феодальной собственности на землю – поместной системы, составившей материальную основу дворянской армии.

Некоторые историки, рассматривая особенности образования Московского государства, исходят из концепции русского историка М. Довнар-Запольского и американского исследователя Р. Пайпса, создателей концепции «вотчинного государства». Р. Пайпс полагает, что отсутствие в России феодальных структур западноевропейского типа в значительной мере обусловило специфику многих процессов, происходивших в Северо-Восточной Руси. Московские государи обращались со своим царством так же, как их предки – со своими вотчинами. Возникшее Московское государство в лице его правителей не признавало никаких прав сословий и социальных групп, что явилось основой бесправия большинства населения и произвола властей.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

info.wikireading.ru

Великое княжество Литовское и Русь

 

О дним из последствий государственной децентрализации Руси, разорённой Батыем, стало политическое, экономическое и культурное разобщение древнерусских территорий. Особенно это сказалось на судьбе Южной и Западной Руси, попавшей под власть Литвы. При литовских князьях Гедимине и Ольгерде в состав Литвы вошли Полоцкое, Витебское, Минское, Друцкое княжества, Турово-Пинское Полесье, Берестейщина, Волынь, Подолье, Черниговская земля и часть Смоленщины. В 1362 г. под власть литовского князя попал Киев. Русские земли в составе Литвы составляли 9/ю всей её территории.

Образовавшееся государство простиралось от Балтийского до Чёрного моря. Восточнославянское культурное влияние на его территории было преобладающим. Гедимин и его сыновья были женаты на русских княжнах. Многие представители княжеского рода принимали православие. Древнерусский язык был господствующим, тем более что к тому времени литовская письменность ещё не существовала.

Вплоть до конца XIV в. русские области, присоединяясь к Литве, не подвергались национально-религиозному притеснению. Великое княжество Литовское до определённого времени являло собой конгломерат земель и владений и менее всего – единое политическое образование. Существовала тенденция к формированию нового, своеобразного варианта русской государственности на южных и западных землях бывшей Киевской Руси.

Таким образом, к середине XIV в. сложились два центра, претендовавших на объединение всех русских земель, – Северо-Восточная Русь (Московское княжество) и Великое княжество Литовское. Конфликт между ними был неизбежен, и в 1368–1372 гг. Ольгерд совершил три похода на Москву. Соперники разделили «сферы влияния».



Всё изменилось, когда великим князем литовским стал Ягайло. В 1386 г. он принял католичество и оформил унию (союз) с Польшей, женившись на польской королеве Ядвиге и став таким образом ещё и польским королём. С этого времени судьбы Литвы и Польши были тесно связаны: в XTV–XVI вв. эти государства были объединены личной унией (у них был один глава из династии потомков Ягайло – Ягеллонов). Началась католическая экспансия в западные земли Руси. Упразднялись крупные княжения в Полоцке, Витебске, Киеве и других местах, было введено наместничество. Литовская аристократия сменила культурную ориентацию с русской на польскую. Польские шляхетские традиции, а также католичество стали проникать в среду западнорусской знати. Однако большинство русских сохраняли верность православию и традициям. Тем более что это было не так уж трудно. Существовала некоторая автономия русских земель в составе Великого княжества Литовского. Многие местные князья Рюриковичи (Друцкие, Воротынские, Одоевские и др.) сохраняли свои владения, с другими же землями заключались договоры, по которым жители могли потребовать смены наместников. Во многих городах жизнь регулировалась магдебургским правом, а на славянских землях великого княжества действовало право, восходящее к Русской Правде. Городов в Литве было немного, и для их развития князья, как и в Польше, приглашали немцев и евреев, получавших специальные привилегии. По сути, Литва представляла собой федерацию земель и княжеств под властью великих князей из рода Гедиминовичей.

Иными по сравнению с Московской Русью в Литве были взаимоотношения власти и подданных. Запрещение православным князьям и боярам занимать высшие государственные должности вызвало сопротивление, и в XV в. они были уравнены в правах с католиками и защитили неприкосновенность своих вотчин, а себя – от преследований без суда. В это же время все зависимые крестьяне были освобождены от натуральных и денежных податей в пользу государства и стали во всех отношениях зависимыми от землевладельцев.

Кроме крупных землевладельцев – магнатов – в Литве основным землевладельцем была шляхта – дворяне, обязанные своим положением великому князю, которому и несли военную службу. В XVI в. они получили наделы в частную собственность и большие личные свободы и привилегии: могли свободно переходить на службу к литовско-русской знати, уезжать за границу и не подвергались аресту без решения суда.

Своеобразным было государственное устройство Великого княжества Литовского. Большое влияние аристократии, широкая автономия разных земель не способствовали созданию сильного аппарата центрального управления, подобного приказной системе в Москве. При дворе великого князя были должностные лица, но не было учреждений. С конца XV в. все важнейшие государственные вопросы великий князь должен был согласовывать с Радой панов в составе четырёх епископов, 15 воевод и наместников из числа крупнейших магнатов. Система управления включала также Вальный (Вольный) сейм – высший законодательный орган княжества. В его компетенцию входили: принятие законов, решения о сборе налогов для князя, созыв шляхетского ополчения.

Окончательно государственное устройство Польши и Литвы определилось во второй половине XVI в. В 1569 г.по Люблинской унии произошло объединение обоих государств в Речь Посполитую с едиными органами власти – сенатом и сеймом. С пресечением династии Ягеллонов король стал избираться на сейме, и Речь Посполитая превратилась в своеобразную «шляхетскую республику». Такая модель государственного устройства обеспечивала шляхте достаточно широкие политические свободы и экономическое господство в условиях существования крепостнической системы для большинства сельских жителей. Когда соседние государства превращались в мощные централизованные монархии, шляхетская республика, с её «златой вольностью» шляхты и отсутствием действительной централизованной власти, финансовой системы и регулярной армии, оказалась нежизнеспособной.

Насаждение на Украине и в Белоруссии, т. е. на бывших славянских землях Великого княжества Литовского, шляхетского землевладения и католицизма привело к усилению с XVI в. национально-религиозной борьбы, чего не было раньше.

 

МНЕНИЯ ИСТОРИКОВ

В опросу образования централизованного государства уделяли внимание многие историки. Ему посвятили специальные исследования Л.В. Черепнин, А.М. Сахаров, А.А. Зимин и многие другие.

Философов в рассмотрении этой проблемы прежде всего интересовала взаимосвязь русского характера и созданной русскими огромной и могущественной державы. «В душе русского народа, – писал Н.А. Бердяев в сочинении «Русская идея», – есть такая же необъятность, безграничность, устремлённость в бесконечность, как и в русской равнине». Из Руси родилась могучая Россия.

Интересную концепцию развития этого процесса предложил крупный русский историк, философ, богослов Г.П. Федотов. В статье «Россия и свобода» он писал, что Москва своим возвышением была обязана татарофильским, предательским действиям своих первых князей, что воссоединение Руси, создание могучего централизованного государства осуществлялось через насильственные захваты территории, вероломные аресты князей-соперников. Да и само «собирание» уделов, считал Федотов, совершалось восточными методами: местное население уводилось в Москву, заменялось пришлыми и чужими людьми, выкорчёвывались местные обычаи и традиции. Федотов не отрицал необходимости объединения вокруг Москвы, а говорил о «восточных методах» этого процесса.

Если Г.П. Федотов акцентировал внимание на «азиатских формах объединения» Руси, то Н.М. Карамзин – на прогрессивном характере самого акта объединения, на свойствах русского характера. Создание Русского государства для него – результат деятельности отдельных князей и царей, среди которых он особо выделял Ивана III.

В XIX в. историки уже не столь прямолинейно трактовали процессы создания Русского государства, не сводили его к утверждению самодержавной власти, способной одолеть центробежные силы внутри страны и монгольское владычество. Процесс создания централизованного государства в Восточной Руси рассматривался как определённый итог этнического развития народа. Главным было утверждение, что в данный период государственное начало возобладало над вотчинным. Следовательно, развитие государственных институтов власти связывалось с процессами, проходившими в Московской Руси. Само же содержание процесса сводилось к борьбе различных общественно-политических форм и стоявших за ними слоёв населения. Эта схема получила воплощение в трудах С.М. Соловьёва, который придал ей историческую аргументированность, раскрыв внутренние силы развития русской государственности.

В.О. Ключевский и его последователи дополнили эту схему изучением социально-экономических процессов, обратившись к выяснению роли «общественных классов». Русское национальное государство выросло, по мнению В.О. Ключевского, из «удельного порядка», из «вотчины» князей – потомков Даниила Московского. При этом он подчеркивал, что неразборчивость московских князей в политических средствах, их корыстные интересы делали их грозной силой. Тем более что интересы московских правителей совпали с «народными нуждами», связанными с освобождением и обретением независимой государственности.

Большое внимание преодолению раздробленности Руси и созданию централизованного государства уделял в своих работах Л.В. Черепнин. В монографии «Образование Русского централизованного государства в XIV–XV веках» он затрагивал малоизученный аспект этой проблемы – социально-экономические процессы, подготовившие объединение Руси. Черепнин подчёркивал, что ликвидация «удельных порядков» заняла длительное время и растянулась на вторую половину XVI в., а переломным моментом в этом процессе являются 80-е годы XV в. В этот период идет реорганизация административной системы, разработка феодального права, совершенствование вооружённых сил, формирование служилого дворянства, складывание новой формы феодальной собственности на землю – поместной системы, составившей материальную основу дворянской армии.

Некоторые историки, рассматривая особенности образования Московского государства, исходят из концепции русского историка М. Довнар-Запольского и американского исследователя Р. Пайпса, создателей концепции «вотчинного государства». Р. Пайпс полагает, что отсутствие в России феодальных структур западноевропейского типа в значительной мере обусловило специфику многих процессов, происходивших в Северо-Восточной Руси. Московские государи обращались со своим царством так же, как их предки – со своими вотчинами. Возникшее Московское государство в лице его правителей не признавало никаких прав сословий и социальных групп, что явилось основой бесправия большинства населения и произвола властей.

 

Персоналии

 

Александр Михайлович (1301–1339)– великий князь тверской (1325–1327, 1337–1339) и владимирский (1325–1327), сын князя Михаила Ярославича. Соперничал с великим князем московским Иваном I Калитой в борьбе за влияние в Северо-Восточной Руси. Был лишён великого княжения после восстания против Орды в 1327 г. Бежал во Псков, где был провозглашён князем. В 1337 г. вновь получил в Орде ярлык на великое тверское княжение. В 1339 г. был вызван в Орду, где его вместе с сыном Фёдором и убили.

Александр Ярославич (Невский) (1220–1263)– сын Ярослава Всеволодовича, внук Всеволода Юрьевича (Большое Гнездо). Новгородский князь (1236–1251), тверской (1247–1251), великий князь владимирский (с 1252 г.). После разгрома шведских военных отрядов в устье Невы в 1240 г. стал именоваться Невским. 5 апреля 1242 г. на льду Чудского озера разгромил войска Ливонского ордена. В историографии существует мнение, что он принимал меры по предотвращению разорительных ордынских набегов на Русь. С этой целью пресекал выступления, направленные против сбора дани в пользу Орды. Неоднократно бывал у золотоордынских ханов и добивался освобождения русских от обязанности выступать с войсками монголов против народов Закавказья, Византии и др. Умер на пути из Орды. Считают, что его отравили по приказу хана. Был канонизирован Русской православной церковью как воин-избавитель, выступавший также и против введения католичества в северо-западных русских землях. По приказу Петра I останки Александра Невского были перевезены в Санкт-Петербург. Пётр I, подчеркивая права России на Балтийское побережье, в новой столице на месте Невской битвы основал Александро-Невский монастырь (лавру). В дореволюционной России и в советский период именем Александра Невского были названы ордена, которыми награждали за выдающиеся заслуги перед Отечеством (советский орден Александра Невского по своему статусу был полководческим).

Андрей Юрьевич Боголюбский (ок. 1111–1174)– сын Юрия Долгорукого, внук Владимира Мономаха, брат Всеволода Большое Гнездо. С 1157 г. – великий князь владимирский. Перенёс столицу княжества во Владимир. В 1169 г. покорил Киев. В 1174 г. был убит боярами-заговорщиками в своей резиденции в селе Боголюбове.

Андрей Ярославич (ок. 1222–1264)– сын Ярослава Всеволодовича, младший брат Александра Невского. В 1240 г. был направлен отцом на княжение в Новгород, но вскоре отозван по просьбе новгородцев. Участвовал вместе с братом в Ледовом побоище. После смерти отца вместе с Александром Невским ездил в Каракорум, где получил ярлык на великое владимирское княжение. В 1250 г. женился на дочери Даниила Галицкого. В 1252 г. поднял восстание против ига, но был разбит. Бежал в Швецию. В 1256 г. возвратился и в следующем году получил от Александра Невского Суздальское княжество. Родоначальник династии суздальских князей.

Батый (Бату) (ок. 1207–1256)– монгольский хан, внук Чингисхана. Выполняя посмертную волю Чингисхана установить мировое владычество монголов, возглавил поход к «границе мира». В 1237 г. войска Батыя, завоевав Волжскую Булгарию, двинулись на запад. Русские княжества, раздробленные междоусобицами, не смогли выступить единой силой. В 1237–1238 гг. в жестокой борьбе пало большинство русских городов (Владимир, Рязань, Коломна, Москва, Торжок). Все земли Владимиро-Суздальского княжества были разорены. После взятия в 1240 г. Киева монгольское войско вторглось в Польшу, Венгрию, Германию. К 1242 г., разорив Восточную и часть Центральной Европы, Батый вышел к Адриатическому морю. На завоёванных землях он создал государство – Золотую Орду. Столицей Золотой Орды стал город Сарай, построенный на берегах Волги (недалеко от современной Астрахани).

Борис (988—1015)– сын киевского князя Владимира, князь ростовский. По преданию, был убит вместе со своим младшим братом после смерти отца по приказу их старшего брата Святополка. Канонизирован Русской православной церковью, почитался как заступник Руси.

Василий I Дмитриевич (1371–1425)– великий князь московский (с 1389 г.). Сын Дмитрия Донского. При нём продолжалось объединение русских земель. Были присоединены Нижегородская земля, Муромское княжество, Бежецкий Верх, Вологда, Устюг, земли коми. В период княжения Василия I росло феодальное землевладение. Был женат на дочери литовского великого князя Витовта Софье. При Василии I Русь испытала два нашествия Тимура – в 1395 г., Едигея в 1408 г.

Василий II Васильевич Тёмный (1415–1462)– великий князь московский (1425–1462), сын Василия I Дмитриевича и Софьи, дочери литовского князя Витовта. В феодальной междоусобной борьбе (1425–1453) одержал победу. Противником Василия II выступала коалиция князей во главе с его дядей – галицким князем Юрием Дмитриевичем. В ходе войны, осложнённой одновременной борьбой с Казанским ханством, великокняжеский престол несколько раз переходил к галицким князьям. В 1446 г. Василий II был ослеплён двоюродным братом Дмитрием Шемякой (сыном Юрия Дмитриевича), отсюда пошло прозвище Тёмный.

В начале 50-х гг. XV в. Василий II одержал победу, так как объединительную политику московских князей поддержали дворянство, духовенство и города. Василий II уничтожил все уделы в Московском княжестве. Присоединил к Москве Нижегородское княжество, часть Ярославских земель и Печорского края. В его правление была отвергнута уния православной церкви с католической, провозглашённая Флорентийским собором (1439). По воле Василия Тёмного митрополитом был избран русский епископ Иона, что подчёркивало независимость Русской православной церкви от Константинопольского патриарха.

Василий III Иванович (1479–1533)– великий князь московский (с 1505 г.), сын Ивана III и Софьи Палеолог. Василия III называют «последним собирателем земли Русской», так как при нём были присоединены последние полусамостоятельные русские земли – Псков, Волоцкий удел, Рязанское, Новгород-Северское княжества. В ходе русско-литовской войны начала XVI в. в состав России вошёл Смоленск (1514). В своей внутренней политике Василий III опирался на церковь, поддерживающую его в борьбе с феодальной оппозицией. В правление Василия III росло поместное дворянское землевладение, принимались меры по ограничению привилегий княжеско-боярской аристократии. Поощрял идеологическое обоснование исключительного положения Москвы как «третьего Рима», идеи «Сказания о князьях Владимирских». При нём заметно упрочилось международное положение Московского государства. Василий III в договоре 1514 г. с Максимилианом I, императором Священной Римской империи, первым из российских правителей был назван царём.

Владимир I Святославич (?—1015)– киевский князь примерно с 980 г., сын князя Святослава Игоревича, с 969 г. – князь в Новгороде. Совершил походы на вятичей, литовцев, радимичей, болгар, успешно боролся с печенегами, укрепил владения Киевской Руси. В народном эпосе получил имя Владимира Красное Солнышко.

Для укрепления княжеской власти Владимир предпринял попытку превратить народные языческие верования в государственную религию и для этого установил в Киеве и Новгороде культ главного славянского дружинного бога Перуна. Но языческая реформа не смогла вытеснить местных верований. Поэтому он обратился к христианству, проникновение которого на Русь началось ещё при его бабке, княгине Ольге. В 988 г. Владимир объявил христианство единственной общерусской религией. Принятие христианства не только уравняло Киевскую Русь с европейскими государствами, но и оказало огромное влияние на культуру, быт и нравы Древней Руси.

Время княжения Владимира Святославича является периодом подъёма Древнерусского государства. После смерти князя между его сыновьями началась ожесточённая борьба за власть.

Владимир Всеволодович Мономах (1053–1125)– русский князь, военачальник, писатель, киевский князь в 1113–1125 гг. Сын князя Всеволода Ярославича, внук Ярослава Мудрого. Прозван Мономахом по имени матери – дочери византийского императора Константина Мономаха. Владимир Мономах – вдохновитель и руководитель военных походов против половцев в 1103, 1107 и 1111 гг. Половцы потерпели ряд поражений и надолго оставили русские земли. После смерти в 1113 г. князя Святополка Изяславича в Киеве вспыхнуло народное восстание. Верхи киевского общества призвали на княжение Владимира Мономаха. Он стал киевским князем, подавил восстание, но в то же время вынужден был законодательным путём смягчить положение низов, введя в действие устав, в котором регламентировалось положение должников и закупов («Устав Владимира Мономаха»).

Княжение Владимира Мономаха было временем усиления Киевской Руси. Он сумел объединить под своей властью до трёх четвертей территории Древнерусского государства и прекратить княжеские междоусобицы. Однако после его смерти политическая раздробленность на Руси вновь усиливается.

Всеволод Юрьевич Большое Гнездо (1154–1212)– сын Юрия Долгорукого, великий князь владимирский с 1176 г. Сурово подавил боярскую оппозицию, противившуюся усилению его власти. Подчинил своему влиянию Киев, Чернигов, Рязань, Новгород. В его правление Владимиро-Суздальская Русь достигла периода расцвета.

Глеб (988—1015)– сын киевского князя Владимира, князь муромский. Младший брат Бориса. По преданию, был убит по приказу Святополка Окаянного. Канонизирован вместе с братом Борисом, почитался как святой заступник Русской земли.

Даниил Александрович (1261–1303)– младший сын Александра Невского, великий князь московский. Активный участник междоусобной борьбы за владимирское великое княжение с братьями Дмитрием и Андреем. При нём Московское княжество выделилось из Владимирского в качестве самостоятельного. Основал Данилов монастырь в Москве (нынешняя резиденция Патриарха Московского и всея Руси). Канонизирован Русской православной церковью.

Даниил Романович (1201–1264)– князь галицкий (1211–1212 и с 1238) и Волынский (с 1221), сын Романа Мстиславича. Объединил Галицкие и Волынские земли. Поощрял строительство городов (Холм, Львов и др.), ремесло и торговлю. В 1254 г. получил от папы римского титул короля.

Дмитрий Иванович Донской (1350–1389)– великий князь московский (с 1359) и владимирский (с 1362), сын Ивана II Красного, внук Ивана Калиты. Первым из московских князей возглавил вооружённую борьбу русского народа против ордынских завоевателей. В Куликовской битве 1380 г., завершившейся разгромом войск Золотой Орды, проявил выдающийся полководческий талант, за что был прозван Донским. В княжение Дмитрия Донского Москва утвердила своё руководящее положение среди русских земель. При нём был построен первый каменный Кремль в Москве (1367), появилась артиллерия, которая в 1382 г. применялась при обороне Москвы от войск Тохтамыша. Первый русский князь, передавший по наследству власть во Владимирском княжестве своему сыну без санкции Орды. Канонизирован Русской православной церковью.

Иван I Данилович Калита (1296–1340)– великий князь московский (с 1325), великий князь владимирский (с 1328), сын московского князя Даниила Александровича. Иван I был жестоким и хитрым, умным и упорным в достижении своих целей правителем. Он сыграл большую роль в усилении Московского княжества, единении русских земель вокруг Москвы, используя в этих целях помощь Золотой Орды, для которой он собирал с населения огромную дань. Иван I беспощадно пресекал народное недовольство, вызванное тяжёлыми поборами, расправлялся с политическими противниками – другими русскими князьями. Влияние Ивана I распространялось на ряд земель Северо-Восточной Руси. При нём к Москве были присоединены Тверь, Псков, Новгород. Он накопил большие богатства, за что получил прозвище Калита («кошель», «денежная сумка»). Их он использовал для покупки земель в других княжествах.

Располагая значительными денежными средствами, Иван I проводил политику расширения Московского княжества и вошёл в историю как собиратель русских земель. При нём Москва стала резиденцией митрополита всея Руси, что имело важное значение, так как церковь пользовалась большим влиянием. Построил в Москве дубовый Кремль, каменные Успенский и Архангельский соборы, ряд церквей. Деятельность Ивана Калиты способствовала тому, что была заложена основа политического и экономического могущества Москвы и начался экономический подъём Руси.

Иван II Иванович Красный (Кроткий) (1326–1359)– сын Ивана Калиты, великий князь московский и владимирский (с 1354). После смерти братьев Симеона Гордого и Андрея получил в Орде ярлык на владимирское великое княжение. Способствовал укреплению авторитета духовной власти митрополита

Алексия. Избегая военных конфликтов, ослабил военное противостояние в разрешении споров между русскими князьями. Продолжал политику своего отца по объединению русских земель.

Иван III Васильевич (1440–1505)– сын Василия II, великий князь владимирский (с 1462) и московский. Государь всея Руси (с 1478). Создатель Московского царства. Присоединил к Московскому княжеству Ярославское, Ростовское княжества, Новгородскую республику, Тверское княжество и др. Территория Русского государства при Иване III увеличилась вдвое. При нём произошло окончательное освобождение Руси от ордынского ига (1480). Вёл успешные боевые действия против Литовского княжества, Ливонского ордена, Казанского ханства. Направил военные отряды в Западную Сибирь.

В период правления Ивана III завершилось оформление основной территории Российского централизованного государства, централизованного аппарата власти; были образованы приказы. Судебник 1497 г. – первый законодательный кодекс единого государства. Иван III активно боролся с сепаратизмом удельных князей и боярских родов. В это время вырос международный авторитет Русского государства, были установлены дипломатические связи со многими западноевропейскими странами.

При Иване III началось оформление полного титула Великого князя всея Руси, в некоторых документах он именуется уже «царём, государем всея Руси». Был женат на Софье Палеолог – племяннице последнего византийского императора, что дало основание официально объявить Россию (так стало называться Русское государство) «третьим Римом». При нём реконструирован Московский Кремль, строится Ивангород, сооружаются каменные крепости в Коломне, Туле. Первым из московских государей активно привлекал для строительства иностранных зодчих.

Игорь (?—945)– князь киевский с 912 г., фактический родоначальник династии Рюриковичей. Игорь продолжал деятельность своего предшественника Олега, подчинил своей власти восточнославянские племенные объединения между Днестром и Дунаем. Совершал походы на Константинополь. В 944 г. между греками и русскими был заключён договор. Игорь первым из русских князей столкнулся с печенегами. Был убит древлянами при попытке собрать с них дань вторично.

Изяслав Мстиславич (1097–1154)– старший сын новгородского князя Мстислава Владимировича, внук Владимира Мономаха. С 1135 г. – князь владимиро-волынский, с1143 г. – переяславский. Использовав восстание в Киеве (1146) против князей Ольговичей, стал великим князем и вёл длительную борьбу за Киев с суздальским князем Юрием Долгоруким и Ольговичами. Сторонник независимости Русской православной церкви от византийской Патриархии. Входе политической борьбы пошёл на разрыв церковных связей с Константинополем и поставил киевским митрополитом смоленского монаха Климента.

Изяслав Ярославич (1024–1078)– киевский князь (1054–1068, 1069–1073, 1077–1078), сын Ярослава Мудрого. Был изгнан из Киева народным восстанием 1068 г. и братьями в 1073 г. Первым из русских князей прибегнул во внутренних распрях к военной помощи иностранных войск. Был одним из составителей Правды Ярославичей – свода законов Древней Руси.

Иларион (годы жизни неизвестны)– церковный деятель, монах, священник княжеского села Берестова, автор «Слова о Законе и Благодати» (ок. 1049), в котором с патриотических позиций оценил деятельность древнерусских князей и международную роль Киевской Руси.

Иосиф Волоцкий (в миру Иван Иванович Санин) (1439–1515)– церковный деятель, писатель. Из семьи небогатого волоколамского землевладельца. В 1460 г. был пострижен в монахи в Пафнутьево-Боровском монастыре, где провёл последующие 20 лет. После смерти Пафнутия был утверждён игуменом монастыря. В 1503 г. вступил в борьбу с нестяжателями по вопросу монастырского землевладения. Стоял у истоков особого направления русской общественной мысли конца XV – начала XVI в. – иосифлянства, связанного с защитой церковно-монастырского землевладения, незыблемостью религиозных догматов, укреплением государственности на Руси. Канонизирован Русской православной церковью.

Исидор (?—1462)– митрополит всея Руси, писатель. Грек по происхождению. Был хорошо образован, знал несколько европейских языков, в том числе изучал русский язык. Игумен монастыря св. Димитрия в Константинополе. В 1437 г. назначен митрополитом Киевским и Московским. Сторонник заключения унии с папским престолом. Участник Флорентийского собора. По возвращении в Москву начал внедрять католицизм. Арестован по приказу Василия II и осуждён на Соборе русских епископов. Позже бежал из заточения. Папа римский назначил Исидора номинальным Константинопольским патриархом.

Кирилл и Мефодий (IX в.)– славянские просветители, проповедники христианства, первые переводчики богослужебных книг на славянский язык. Кирилл (до принятия монашества Константин) и его старший брат Мефодий создали славянскую азбуку, заложили основы славянской письменности и литературы.

Максим Грек (наст. имя Михаил Треволис) (ок. 1470–1556)– публицист, писатель, переводчик. В 1518 г. по приглашению князя Василия III прибыл из Афонского монастыря в Русское государство для перевода церковных книг. Принял активное участие в спорах между нестяжателями и иосифлянами, критиковал быт русского духовенства, выступал против эксплуатации крестьянства духовными феодалами, против системы кормлений, что привело к его ссылке. Идеал государства, по Максиму Греку, близок к идее сословно-представительной монархии. Монарх, по его мнению, в своей деятельности должен руководствоваться нормами христианской морали. Максим Грек прославился как публицист: написал многочисленные проповеди, философские и богословские произведения.

Мамай (?—1380)– татарский тёмник (командир отряда в 10 тыс. человек), правитель Золотой Орды. Командовал походами на русские земли, но потерпел поражение от Дмитрия Донского в битвах на реке Воже (1378) и на Дону (Куликовская битва, 1380). Потеряв власть в Золотой Орде, бежал в Крым, где был убит.

Нестор– древнерусский летописец XI – начала XII в., монах Киево-Печерского монастыря. Автор жизнеописания князей Бориса и Глеба, Феодосия Печерского, первой редакции «Повести временных лет». Его труды послужили основой для создания «Истории государства Российского» Н.М. Карамзина и работ других историков.

Нил Сорский (в миру Николай Майков) (ок. 1433–1508)– основатель и глава нестяжательства в России. Развивал идеи нравственного самосовершенствования и аскетизма. Противник церковного землевладения, выступал за реформу монастырей на началах скитской жизни и личного труда монашествующих.

Олег (?—912)– древнерусский князь. По летописным сообщениям, родственник Рюрика, ставший после его смерти новгородским князем. В 882 г. Олег захватил Киев и сделал его столицей своего государства. Присоединил земли древлян, северян, радимичей, вятичей, хорватов и тиверцев. Покорённые племена обложил данью. Успешно воевал с хазарами. В 907 г. осадил столицу Византии Константинополь и наложил на империю контрибуцию. В 911 г. заключил выгодный торговый договор с Византией. По преданию, умер от укуса змеи.

Ольга (ок. 890–969)– великая княгиня киевская, жена Игоря. После убийства мужа древлянами в 945 г. жестоко подавила их восстание, установила размеры дани для древлян и новгородцев, организовала административные центры – погосты. Значительно расширила земельные владения Киевского великокняжеского дома. Посетила Константинополь, где приняла христианство. В 968 г. руководила защитой Киева от печенегов. Канонизирована Русской православной церковью.

Роман Мстиславич (?—1205)– князь новгородский (1168–1169), владимиро-волынский (с 1170), галицкий (с 1199). Сын Мстислава Изяславича. Укреплял княжескую власть в Галиче и на Волыни. Считался могущественным правителем на Руси. Убит в войне с Польшей.

Рюрик– по русским летописным преданиям, один из трёх братьев, предводителей варяжских дружин, призванных «из-за моря» новгородцами с целью прекращения междоусобиц в Новгороде. Согласно этой версии, Рюрик стал княжить в Новгороде. После смерти своих братьев Синеуса и Трувора Рюрик сделался полноправным правителем Новгородской земли.

Святослав Игоревич (?—972)– великий князь киевский (ок. 945–972), полководец. Почти всю жизнь провёл в походах. Стремился приблизить Русь к крупнейшим державам того времени. Занимался планомерным укреплением границ Киевской Руси. Освободил вятичей от власти хазар и подчинил их Киеву; разгромил Хазарский каганат и взял его столицу – город Итиль; воевал с волжско-камскими болгарами. Около 971 г. в союзе с болгарами и венграми начал воевать с Византией, но потерпел неудачу и был вынужден заключить мир с византийским императором. На обратном пути в Киев Святослав погиб в бою с печенегами у Днепровских порогов.

Сергий Радонежский (1321–1391)– церковный и государственный деятель. Родился в семье боярина. Вместе со старшим братом Стефаном около 1310–1340 гг. основал Троицкий монастырь, стал его игуменом, ввёл в монастыре общежитийный устав, уничтожив существовавшее до него раздельное жительство монахов, что способствовало превращению монастырей в крупные феодальные объединения. Авторитет Сергия Радонежского был очень важен для великого князя Дмитрия Донского, виднейших бояр и высших церковных иерархов. Он активно влиял на церковные и политические дела своего времени. В 1380 г. Сергий благословил Дмитрия, когда тот отправился на Куликовскую битву. Канонизирован Русской православной церковью.

Симеон (Семён) Иванович Гордый (1316–1353)– старший сын Ивана Калиты, великий князь московский и владимирский. Успешно воевал с Новгородом и Литвой. Способствовал укреплению авторитета Московского княжества в русских землях. Умер от чумы.

Тохтамыш (?—1406)– потомок хана Джучи, хан Золотой Орды. Воспользовавшись поражением Мамая в Куликовской битве 1380 г., воцарился в Орде. Пресёк внутренние смуты и за первые семь лет правления сумел восстановить государственное единство Золотой Орды. Опустошил земли Московского княжества, в 1382 г. обманом взял Москву, разграбил и сжёг её. Вёл неудачную борьбу с Тимуром. Убит сибирским ханом Шадибеком.

Феодосий Печерский (ок. 1036–1074)– игумен Киево-Печерского монастыря с 60-х годов XI в., реформатор его устава. Влиятельный политический деятель. Автор многочисленных поучений и посланий.

Чингисхан (Темучин) (ок. 1155–1227)– основатель и великий хан Монгольской империи (с 1206), организатор завоевательных походов против народов Азии и Восточной Европы. Его походы сопровождались опустошениями, гибелью целых народов и привели к установлению ордынского ига в завоёванных странах.

Юрий Владимирович Долгорукий (90-е гг. XI в. – 1157)– суздальский князь с 1125 г., великий князь киевский (в 1149, 1150, 1155, 1157 гг.). Сын Владимира Мономаха. Во время его княжения произошло оформление границ Ростово-Суздальского княжества. В 1125 г. перенёс столицу Ростово-Суздальского княжества из Ростова в Суздаль. С начала 30-х годов XII в. боролся за южный Переяславль и Киев. Считается основателем Москвы. В 1156 г. он укрепил Москву новыми деревянными стенами и рвом. Отравлен киевскими боярами.

Юрий Всеволодович (1188–1238)– великий князь владимирский с 1212 г., второй сын Всеволода Большое Гнездо. В связи с конфликтом между отцом и старшим братом Константином Юрий был утверждён наследником и стал великим князем после смерти отца. Однако вскоре потерял великокняжеский стол в борьбе с братом и занял его вновь только после смерти Константина в 1218 г. Юрий сумел сохранить политическое единство Владимиро-Суздальского княжества.

Юрий Даниилович (конец 70-х – начало 80-х гг. XIII в. – 1325)– сын Даниила Александровича. Князь Московский (с 1303), Владимирский (с 1317). Он присоединил к Московскому великому княжеству Можайск и другие территории. Вёл борьбу за великокняжеский стол с тверским князем, позднее вступил в союз с Новгородом против Твери. Около двух лет находился в Золотой Орде, где женился на сестре хана Узбека и получил ярлык на великое княжение. Воевал против тверского князя Михаила, совершил поход на Швецию. Убит сыном тверского князя Дмитрием Михайловичем в Золотой Орде.

Ярослав Мудрый (ок. 978—1054)– великий князь киевский с 1019 г., сын Владимира I Святославича. При Ярославе Мудром Киевская Русь стала одним из сильнейших государств Европы. В 1036 г. русские войска нанесли крупное поражение печенегам, после чего их набеги на Русь прекратились. Огромное значение имело принятие единого для Руси судебного кодекса – Русской Правды. Это первый документ, регулировавший взаимоотношения княжеских дружинников между собой и с жителями городов, порядок разрешения различных споров и возмещения ущерба.


Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:

zdamsam.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о