Великая хартия вольностей общая характеристика – 1215 — : , ,

Содержание

37. Великая Хартия вольностей 1215 г.

37. Великая Хартия вольностей 1215 г.

Великая хартия вольностей (Magna Carta. The Great Charter of Liberties) — это жалованная королевская грамота, ставшая итогом борьбы феодальной знати (баронов) и примкнувших к ней других социальных сословий и групп против королевского налогового и административного произвола. Хартия была подписана 15 июня 1215 г. в долине Темзы, близ местечка Раннимед, где король встретился с мятежными вооруженными баронами. Король Иоанн Безземельный вызвал недовольство у своих подданных тем, что по своему произволу и неоднократно прибегал к различным поборам. Произвол творили и королевские чиновники, вершившие помимо административных также судебные дела. В конфликте короля с подданными важную роль выполняли две группировки — вооруженная оппозиция мятежных баронов и церковь, оказавшая им негласное сочувствие и поддержку необходимой аргументацией и документами. Общий перечень злоупотреблений короля Иоанна к моменту вынужденного подписания хартии выглядел следующим образом:

∙  король взимал чрезмерные платежи и субсидии (займы) таким способом и под такими предлогами, которые не были ни одобрены обычаем, ни установлены законами;

∙  без судебного разбирательства король мог конфисковать поместье у своего вассала;

∙  он произвольно забирал дела из баронских судов, переда вал их в ведение своих судей;

∙  король ввязался в войну с Францией из-за спора по вопросам престолонаследия со своим племянником Артуром;

∙  он вошел в конфликт с папой римским. (король Иоанн настоял на назначении своего человека -> был вначале отлучен папой римским Иннокентием III от церкви, затем помилован, но принуждался к выплате солидной суммы ежегодной контрибуции серебром).

На этой почве против короля возник единый фронт недовольных, возглавленный баронами и высшим духовенством. Мятежные бароны подготовили проект королевской хартии, известный в истории под названием "Баронские статьи". Большинство этих заготовленных статей вошли в текст.

Содержание хартии. Текст хартии был написан на латыни и впоследствии разбит на 63 статьи.

Областям регулирования:

1.Права церкви. Король давал согласие на закрепление свободы церкви в пользовании своими привилегиями и гарантировании их неприкосновенности и неизменности.

2. Права и вольности баронов и других свободных людей. Отныне все налоги и сборы могут взиматься только в строго определенных случаях (выкуп короля из плена, выдача дочери замуж, посвящение в рыцари королевского сына) либо по решению "общего совета королевства", состоящего из короля, архиепископов, епископов, аббатов, графов и старших баронов, которые вызывались письменно (с указанием повода) к определенному сроку в определенное место. Король подтверждал также имеющиеся "вольности и свободные... обычаи" города Лондона, других городов и портов (ст. 13), единство по всему королевству мер и весов (ст. 36), свободу выезда и передвижения по стране для иностранных и местных купцов (ст. 41), свободу выезда подданных в другие страны при условии сохранения ими преданности своему королю (ст. 42). При этом хартия замалчивает ненавистный горожанам налог под названием тпалъя, не подтверждает предоставленное предыдущей хартией Иоанна право Лондона выбирать мэра. Особо перечисляются способы обеспечения владельческих прав крупных феодалов и пресечения злоупотреблений королевских чиновников (ст. 7—И, 21, 37, 44, 46). Например, гарантировалось, что графы и бароны будут штрафоваться не иначе как "при посредстве равных себе и не иначе как сообразно роду поступка" (ст. 21). Тем самым знатные люди выводились из-под действия королевских судов с участием присяжных. О рыцарском держании было сказано, что никто не должен быть принуждаем к несению большей службы за свой рыцарский лен или за другое свободное держание, чем та, которая следует с него (ст. 16). А в другой статье говорилось, что положения хартии, регулирующие взаимоотношения короля и его вассалов, относятся также к отношениям между баронами и их вассалами (ст. 60). Самой важной и самой памятной оказалась ст. 39, в которой перечислялись гарантии личной и имущественной неприкосновенности для всех свободных людей королевства. "Ни один свободный человек не будет арестован или заключен в тюрьму, или лишен владения, или объявлен вне закона, или изгнан, или каким-либо способом обездолен, и мы не пойдем на него и не пошлем кого-либо на него иначе как по законному решению суда равных (by lawful judgment of his peers — равных ему По положению судей) или по законам земли (страны — by law of land)". В данной статье было сформулировано требование не от имени вассалов, а от имени особого разряда — свободных людей, которые должны будут лишаться своей свободы или имущества не по традиции или обычаю, а по судебному решению равных или по законам страны (здесь могли быть приняты во внимание и обычаи).

3. Гарантии обеспечения прав и вольностей со стороны короля. Король соглашается на ограничение судебных полномочий королевской юстиции и принимает некоторые меры по предотвращению произвола чиновников. Общие тяжбы (имущественные споры) передавались на рассмотрение местных сеньориальных судов, кроме дел о новых захватах земли и споров о наследстве, которые должны были разбираться двумя королевскими судьями и четырьмя выборными рыцарями в судебных заседаниях, которые проводились 4 раза в год (квартальные сессии). Обещалось также постоянное пребывание Суда общих тяжб в одном определенном месте, а также обещание не превращать уголовные дела и всякое преследование в предмет торговли (ст. 36, 40), назначать на посты только квалифицированных судей и чиновников (ст. 45). Королевским должностным лицам были запрещены произвольные судебные и другие поборы, от них требовалось строгое соблюдение подсудности. Запрещены были ордалии по устному распоряжению королевского чиновника, если не были привлечены заслуживающие внимания и использования свидетельские показания (ст. 38). Свободный человек должен был штрафоваться за малый проступок только "сообразно роду проступка", а за большой проступок — "сообразно важности проступка"; при этом должно оставаться неприкосновенным его основное имущество: у купца остается его товар, у виллана — его инвентарь. Причем ни один из этих штрафов не может быть наложен иначе как "на основании клятвенных показаний честных людей из соседей" обвиняемых (ст. 20). Король со своей стороны гарантировал избавление от судебных произвольных поборов: "Никому не будем продавать права и справедливости, не будем никому отказывать в них или замедлять их" (ст. 40). В специальной статье устанавливается, что общие тяжбы по лично-имущественным спорам будут разбираться и решаться в одном месте, в Вестминстерском дворце, и судейские помощники не будут теперь следовать за персоной короля. Статья 34 ограничивала возможности вмешательства королевских чиновников в споры между господином и его вассалами. Король обещает также, что впредь не будет брать вознаграждение за приказ из своей канцелярии с предписанием произвести расследование дела человека, арестованного, по обвинению в совершении преступления, и не будет отказывать в просьбе выдавать такой приказ для ускорения расследования и судебного разбирательства (ст. 36).Другим обещанием короля стало намерение поддерживать единообразие мер и весов по всему королевству, что было гарантией нормального функционирования торговли и ремесел. Одним из источников злоупотреблений было право королевских чиновников принудительно скупать хлеб и другие предметы. Хартия запрещала шерифам, бейлифам и другим чиновникам брать у свободного человека лошадей или телегу без его согласия (ст. 35).

4. Изменение режима заповедности лесов и рек. Отменялся режим заповедности для королевских лесов и рек с предоставлением права расследования "дурных обычаев" и выявления виновных должностных лиц с участием 12 присяжных рыцарей, избранных честными людьми (ст. 47, 48).

5. Гарантия соблюдения хартии со стороны баронов. Самая важная гарантия выполнения Великой хартии и одновременно гарантия от произвола короля была предусмотрена в виде учреждения Совета из 25 баронов, который по заявлению любых четырех лиц из его состава, поддержанному местной общиной, имел право по прошествии 40 дней выжидания начать "принуждать и теснить короля всеми способами, какими только могут, то есть путем захвата замков, земель, владений и др." (ст. 61).

На первых этапах использование зафиксированных хартией соглашений оказалось трудновыполнимым. В условиях новой баронской войны 1216 г. хартию удалось утвердить заново, но уже со значительными купюрами (без ст. 61 о Совете баронов, но с включением ст. 39). Текст хартии впоследствии был еще раз признан Эдуардом I и проведен через одобрение парламента в виде Статуса о неразрешении налогов 1297 г. Правда, в этом статутарном тексте все 60 первоначальных статей сведены к девяти статьям. Впоследствии ее текст еще несколько раз видоизменялся, особенно текст ст. 39. Главным итогом выработки, принятия и использования текста Великой хартии в политических целях стало содействие ослаблению вассальных связей между лордами (включая главного лорда — короля) и свободными людьми, которое завершилось упразднением феодальной зависимости. Правда, произошло это только четыре с лишним столетия спустя.

istoryaprava.blogspot.com

Великая Хартия Вольностей(1215)

Великая Хартия Вольностей (1215г.)

План:

1.Введение

2.Исторические условия появления Хартии.

3.Общая характеристика Хартии. Права и свободы отдельных сословий.

4.Историческая судьба Хартии.

5.Список использованной литературы.

1.Введение.

Великую хартию вольностей ( Magna Carta ) 1215г. обычно рассматривают в двух аспектах – как исторический документ 1215г. – памятник феодального права Англии, и как один из основных, “фундаментальных” законов английской неписаной конституции. Однако, это не просто два подхода к документу. По сути дела, это два различных варианта документа, отличающихся друг от друга как текстуально, так и по направленности, по смыслу и “духу” содержащихся в них положений.

Документ 1215г. – продукт исторического развития Англии в XII – начале XIII вв., политико-правовой мысли крупных феодалов и конфликтной ситуации, возникшей в Англии при короле Иоанне (Джоне) Безземельном в 1213-1215гг.

Хартия как действующий конституционный закон Англии – результат дальнейшей эволюции Англии в эпоху сословно-представительной монархии XIII- XIV вв., толкований и изменений первоначального текста применительно к потребностям этой эпохи, а также эпохи английской буржуазной революции XVII в.

2.Исторические условия появления Хартии. В истории европейских обществ едва ли можно указать внешнее событие, которое бы имело такое глубокое, определяющее значение для всей последующей истории общества, как нормандское завоевание, отдавшее англо-саксонскую Англию и её судьбу в руки нормандского герцога и его сборной дружины. Без преувеличения можно сказать, что ни политическая, ни социальная, ни даже экономическая эволюция средневековой Англии не может быть понята тем, кто не уяснил себе в надлежащей мере общего характера и смысла этого события, последствия которого дают себя знать на каждом шагу при изучении как общего хода этой эволюции, так и её крупнейших моментов.

Свой поход на Англию Вильгельм Завоеватель постарался обставить по возможности убедительными, чисто юридическими аргументами, выставляя себя законным истцом своих прав на англо-саксонскую корону.

Не только Европе, но и самим англосаксам каждым своим шагом Вильгельм старался показать, что он законный наследник Эдуарда Исповедника, что он лишь требует того, что ему следует по закону, как и всякому другому англо- саксонскому королю. Вступив после Гэстингской победы (1066г.) в Лондон, он короновался в Уэстминстере короной англо-саксонских королей по англо- саксонскому обряду и мог считать себя вполне законным королём англо-саксов; всех, кто не желал подчиняться ему, он рассматривал как мятежников, восставших против своего законного государя и заслуживающих за это суровой кары.

И в политическом, и в социальном отношении нормандское завоевание очень мало похоже на обычное завоевание, обыкновенно производящее резкие перемены и в политическом, и в социальном строе покорённого народа. Оно как будто оставляло в этом смысле всё по старому, скорее напоминая чисто динамический переворот, чем покорение одного народа другим.

Историческое развитие английского государства в XI-XIII вв. как и развитие любого феодального государства, заключало в себе две противоборствующие тенденции. Как указывал Ф.Энгельс, история феодальных государств – это история “длившейся столетия переменчивой игры силы притяжения вассалов к королевской власти как к центру, который один был в состоянии защищать их от внешнего врага и друг от друга, и силы отталкивания от центра, в которую постоянно и неизбежно превращается эта сила притяжения…”. Король представлял собой вершину всей феодальной иерархии, верховного главу, без которого феодалы не могли обойтись и по отношению к которому они одновременно находились в состоянии непрерывного мятежа. Причина этой непрерывной борьбы заключалась в основном отношении всего феодального порядка – в отдаче земли в ленное владение за определённую службу и повинности.

Вместе с тем, в условиях после нормандской Англии проявление этих типичных для феодального государства тенденций приобрело значительные особенности. Используя выражение Ф.Энгельса, можно сказать, что силы притяжения к центру в Англии XI-XIII вв. значительно преобладали над силами отталкивания. Основной тенденцией развития английского государства в этот период являлось укрепление государственной централизации и прогрессирующее усиление королевской власти.

Новейшие исследования до нормандского периода истории Англии позволяют заключить, что ещё в условиях раннефеодальной англосаксонской Англии, накануне нормандского завоевания, здесь сложилась достаточно сильная королевская власть(Савелло К.Ф. Раннефеодальная Англия 1977). Нормандское завоевание послужило внешнеполитическим фактором, который укрепил сильную власть короны и воспрепятствовал возможной децентрализации страны. Используя англосаксонскую политическую традицию, а ещё в большей степени – сам фактор завоевания, необходимость сплочения завоевателей перед лицом массы завоёванных, Вильгельм I утвердил в Англии следующие принципы в отношениях короны с феодалами и другим свободным населением страны.

Во-первых, король признавался верховным собственником всей земли, а все землевладельцы – её держателями или непосредственно от короля (великие бароны и крупные рыцари, позже получившие название “малых баронов”), или от непосредственных держателей (средние и мелкие рыцари, другие свободные держатели).

Во-вторых, не только непосредственные держатели являлись вассалами короля. В 1085г. в Солсбери Вильгельм I потребовал от всех военных держателей – держателей рыцарских феодалов – присяги на верность. В связи с этим феодалы всех рангов обязаны были нести военную службу только в пользу короля, отправляя другую часть своих вассальных обязанностей в пользу своих непосредственных сюзеренов, если им не являлся сам король. Поэтому для феодальной иерархии и иерархии землевладельцев в Англии характерно деление на коренных, или непосредственных, вассалов и под вассалов короля.

Таким образом, в результате нормандского завоевания в Англии XI в. произошло реальное соединение в одном лице феодального сюзерена и политического суверена в масштабе всей страны, что наделило королевскую власть могуществом, неизвестным в тот период феодальным монархиям на континенте, и, в частности, значительно большими средствами для вторжения в сферу отношений феодальных собственников.(Берг М.А. Исследования по истории английского феодализма в XI-XIII вв. 1962).

С середины XII в. указанные факторы централизации, вытекающие в значительной мере из завоевания, стали дополняться глубокими внутренними, экономическими и социальными процессами, которые сами объективно содействовали дальнейшему укреплению государственного единства и сильной королевской власти. Быстрое развитие товарно-денежных отношений имело ряд важных последствий. Сопутствующее ему обострение классовой борьбы вызвало поддержку государственной централизации прежде всего со стороны средних и мелких феодалов. В то же время, в условиях Англии, при дальнейшем расширении существовавшего там слоя свободного крестьянства, даже крупным феодалам требовалась в целях эффективной эксплуатации лично свободных крестьян сильная государственная машина. Далее, можно констатировать быстрое и раннее складывание в Англии единого рынка, происходившее при централистских симпатиях горожан. Поддержка рыцарством и горожанами сильной королевской власти и заинтересованность в ней крупных феодалов играли большую роль в расстановке социально-политических сил. Развитие товарно- денежных отношений приводило к разложению крупных вотчин, росту прослойки мелких рыцарей, горожан и одновременному подрыву экономического могущества крупных феодалов. Таким образом, происходило постепенное увеличение численности и экономической роли союзников сильной королевской власти, обусловившее известную слабость и непоследовательность позиции феодальной знати.

Более того, следует отметить начавшийся процесс складывания своеобразного политического союза рыцарства, горожан, верхушки свободного крестьянства. Все эти социальные группы обычно выступали единым фронтом как в столкновениях с феодальной аристократией, так и при оппозиционных выступлениях против королевской власти, когда традиционный союз с ней временно нарушался.

Складыванию такого союза способствовало сближение указанных социальных слоёв в экономическом, а также – и это важная особенность развития Англии – в правовом отношении. Мелкие рыцари, горожане, свободное крестьянство, наряду с крупными феодалами, юридически являлись “свободными держателями земли”- фригольдерами(free hold-свободное держание). Фри гольд был с формально-юридической точки зрения лишён признаков классовой и даже сословной принадлежности: он был универсальной формой юридического признания феодального землевладения(Барг М.А.). В Англии XIIIв. фри гольд различался практически лишь по признакам формальным, и прежде всего – по роду связанных с ним повинностей. Среди разновидностей фри гольда выделялись военно-рыцарское держание, которое после введения института “щитовых денег” стало доступно не только рыцарям, свободный сокаж – держание за ренту, служилое держание – сержантерия, держание по городскому праву – бургаж, церковное держание – на “свободной милостыне”. Конечно, за формальной общностью “держаний свободных людей” скрывались довольно острые классовые противоречия. Однако в целом социальная база феодальной монархии с сильной властью короля в Англии была не просто более широкой, чем впоследствии на континенте, но и более сплочённой, однородной.

Расширение социальной опоры королевской власти, рост экономической и политической мощи её союзников позволил короне со второй половины XIIв. начать проведение эффективных общегосударственных мер по закреплению государственной централизации и укреплению самих основ своего могущества. Среди этих основ можно выделить следующие:

1.Права короны, связанные с несением в её пользу военной службы. Генрих II (1154-1189) распространил предписание Вильгельма I в отношении военных держателей на всех свободных граждан (ассиза “О вооружении” 1181г.). Предоставление феодалам права замены личной воинской повинности уплатой «щитовых денег» подорвало гегемонию крупных феодалов в вооружённых силах страны и позволило приобрести средства для содержания наёмного рыцарского войска.

2.Корлевские прерогативы в области суда. Вслед за англосаксонскими королями и Вильгельмом I, Генрих II предпринял дальнейшее расширение пределов королевской юрисдикции за счёт сеньориальных курий (судов крупных феодалов). Великая, Кларендонская (1166г.) и Нортгемптонская (1176г.) ассизы знаменовали определённый шаг по пути ограничения иммунитетных прав крупных феодалов в области суда и административного управления, наносили удар по судопроизводству с применением ордалий и судебного поединка, практиковавшихся в сеньориальных судах. Так, Великая ассиза разрешала всякому свободному держателю вести дело по иску «о праве собственности» при помощи расследования через присяжных. Для этого нужно было перенести дело из суда феодала в королевский суд, купив королевский «приказ о праве»(writ of right). Одной из разновидностей таких приказов был приказ praecipe quad reddat. Он содержал предписание о немедленном возвращении истцу спорного держания, а в случае сопротивления ответчика шерифу предписывалось вызвать последнего в королевский суд для дачи объяснений. Кларендонская и Нортгемптонская ассизы позволили расширить компетенцию королевских судов за счёт включения важных уголовных дел, которые подлежали расследованию через «обвинительных присяжных». В самом конце XIIв. из королевской курии выделился Суд общих тяжб, который стал высшей инстанцией по гражданским делам.

3.Права короны в области административного управления. Мероприятия ГенрихаII обеспечили свободный доступ шерифам в феодальные курии и на любую территорию для поимки лиц, обвиняемых в уголовных преступлениях (Кларендонская ассиза). Шерифы, назначаемые королём обычно из мелких рыцарей, обладали высшей военной, административной, фискальной и судебной властью на территории графства. Кроме того, со времени ГенрихаII прочно утвердился контроль над местным самоуправлением с помощью системы разъездных судов (Нортгемптонская ассиза).

Наименее удачными были попытки подчинить церковь. Со времени Вильгельма I духовенство владело землями на сходных со светскими феодалами условиях, однако между короной и римскими папами постоянно возникали коллизии по поводу верховенства в делах церкви и по вопросам взаимоотношений короля с английским духовенством. Мероприятия ГенрихаII (Кларендонские конституции 1164г.), в которых содержалась попытка подчинить духовенство и церковные суды королевской власти и дать в руки короны право замещения вакантных высших церковных должностей, не были проведены в жизнь ввиду сильной церковной оппозиции.

Так или иначе, но практически все основные реформы ГенрихаII в короткий срок пустили в Англии прочные корни и к моменту появления Великой хартии являлись фактически общепризнанными.

Указанные права короны, закреплённые законом, дополнялись её феодальными правами, правами короля как сеньора, установленными обычаем. В руках короля, имевшего в своём распоряжении сильный бюрократический аппарат, они представляли собой мощный инструмент воздействия на крупных феодалов – непосредственных вассалов короны. Одним из таких прав было право на рельеф при наследовании вассалом отцовского имения. Неуплата рельефа влекла за собой конфискацию держания. Следует отметить и право на феодальную опёку владения малолетних наследников, на феодальные субсидии вассала, на пошлины, связанные с посещением королевской курии, различного рода штрафы и т.п.

Королевская власть, продолжая усиливаться в Англии в XII-XIII вв., не могла, между тем, окончательно преодолеть центробежные тенденции, присущие феодальной государственности. Коренная общность классовых и сословных интересов короля и феодальной верхушки не исключала, но даже предполагала внутриклассовую борьбу за распределение доходов от эксплуатации массы населения, за «сбалансированность» прав и привилегий короны и крупных иммунистов, за фиксирование феодальных обязанностей коронных вассалов. Феодальные мятежи баронов – достаточно частое явление в Англии и XII- XIIIвв. «Материальная» подоплёка этих конфликтов со всей очевидностью просматривается во всех хартиях английских королей. В то же время сочетание в лице короля феодального сеньора и политического главы придавало этим конфликтам и политический характер, поднимая вопрос о положении и авторитете королевской власти. Поскольку королевская власть в Англии не имела в это время никаких законных ограничений, единственным средством её «сдерживания» служили вооружённые мятежи крупных феодалов, заканчивавшиеся в наиболее острых случаях подписанием договора – королевской хартии. Постепенно правилом стало издание таких хартий при коронации: в них обычно излагались более или менее детальные обязательства короля соблюдать вольности и обычаи подданных. По сути дела, перечень этих «вольностей» представлял собой вынужденную королевскую санкцию тех требований, которые предъявляла баронская оппозиция. Таким образом, хартии вольностей XII- первой трети XIIIв. являлись юридической формой соглашений, заключаемых между королём и баронами в ходе политических конфликтов, и фактически представляли собой экстраординарные общегосударственные законы, инициатива издания которых исходила не от центральной власти, а от её оппонентов. В силу этого они содержали множество декларативных положений и очень плохо соблюдались центральной властью, которая при первой возможности от них отказывалась. Это вызывало новый всплеск активности баронской оппозиции.

С начала XIIIв. в обстановке усиления произвола королевской власти и ущемления оставшихся у баронов привилегий, происходит постепенное оформление баронской коалиции, возрастает напряжённость в её отношениях с королём, расширяются её политические требования. Не выступая против централизации в целом, бароны видели возможность охраны своих интересов в организации олигархического баронского органа, способного оттеснить короля от рычагов управления. С Великой хартии наблюдаются первые попытки баронов поставить короля под контроль группы феодальных магнатов, достигшие апогея в середине XIIIв.

От Иоанна Безземельного Англия могла ожидать всего. Ёщё при жизни своего отца (Генриха II) и брата (Ричарда Львиное Сердце) он в достаточной мере обнаружил свои душевные свойства, и восшествие на престол этого совершенно лишённого нравственного чувства, необузданного в своих страстях, коварного и жестокого человека, вызвало большую тревогу во всех слоях английского общества. И Иоанн не замедлил вполне оправдать эти опасения. Видя в своей власти исключительно источник сил и средств, необходимых ему для удовлетворения своих личных и династических интересов, и находя одинаково позволительными все способы извлечения из общества этих средств и сил, он не делал никакого различия между феодалами, церковью и народом, всех их в равной мере подвергая безграничным вымогательствам и насилиям. Это своеобразное равенство, если не перед законом, то перед беззаконием, в связи с рядом политических осложнений, внешних и внутренних, вызванных при этом Иоанном, пробудило, наконец, между разъединёнными и нередко прямо враждебными слоями английского общества сознание солидарности и способность совместной деятельности против общего врага.

Уже в 1201 году король мог заметить, что среди баронов развивается оппозиционное настроение. В ответ на его требование отправиться с ним в Нормандию графы и бароны собрались на совещание (colloquim) в Лестер и постановили заявить королю, что не пойдут с ним в поход, «пока он не вернёт им их прав». Тогда король потребовал от них их замки и сыновей в виде заложников.

До чего доходил Иоанн Безземельный в своём издевательстве над правом и законом в отношении к феодалам, покажут несколько взятых фактов. В том же 1201 году король собрал баронов в Портсмут, чтобы переправиться с ними на континент, но вместо того, чтобы вести их за море, отобрал у них деньги, взятые ими на военные издержки, а самих отправил по домам. В следующем году бароны двинулись с королём в Нормандию, но увидели, что он и не думает вступать в сражение с неприятелем; в сильнейшем негодовании они вернулись домой, а король наложил на них за это огромный штраф в размере седьмой части их движимости. В 1205 году король с большим войском отправился во Францию, но вдруг повернул назад и, вернувшись домой, взял с графов, баронов, рыцарей и духовенства «несметную сумму денег» под тем предлогом, будто они не захотели идти с ним за море добывать утраченное им наследие(к этому времени он уже лишился Нормандии, Мэна, Анжу, Турена, отошедших к французскому королю, что тоже не в малой мере увеличило непопулярность Иоанна Безземельного).

Это было время расцвета феодального строя. Централизация ленных отношений в Англии достигла такого уровня, которого не знал западноевропейский феодализм того времени. Королевская власть осуществляла политическое господство над значительным большинством населения. Противниками сильной королевской власти были феодальные магнаты, которые хотя и не обладали в Англии таким могуществом, как в континентальных странах, но тем не менее с успехом могли противостоять королевской власти. При Иоанне Безземельном(1199-1216) борьба баронов приобрела национальный характер и получила поддержку других активных политических сил страны – дворянства и городской верхушки. В стране образовался общий антикоролевский фронт, возглавляемый баронами и высшим духовенством. Ситуация обострилась в связи с неудачной внутренней и внешней политикой.

Конфликт 1213-1215гг. был первым конфликтом с королевской властью, в котором баронам удалось добиться создания широкой оппозиции с участием традиционных союзников короля.

Неудачные войны с Францией, закончившиеся потерей Нормандии, ссора с римским папой из-за назначения архиепископом Кентеберийским Стефана Ленгтона, которого папа назначил самолично, отлучение от церкви и низложение Иоанна Безземельного, считавшегося вассалом папы, а затем примирение с папой с выплатой большой контрибуции(он признал себя вассалом папы и обязался уплачивать в папскую казну ежегодную дань в одну тысячу фунтов стерлингов) – такова внешнеполитическая канва конфликта. Всё это сопровождалось массовыми финансовыми и судебными злоупотреблениями внутри страны, что было обычным явлением и для предшествующей истории Англии. Однако при Иоанне произвольные действия королевской власти достигли невиданного ранее размаха, и принципиально новой чертой конфликта было объединение баронов со значительными слоями всего свободного населения. О масштабах и глубине недовольства оппозиции королю свидетельствуют следующие факты. Так, часть баронов, выросших на королевской службе или состоявших в близком родстве с королём (графы Пемброк, Солсбери и др., перечисленные в преамбуле Хартии) не примкнули к оппозиции, однако их вассалы – рыцари единодушно перешли в антикоролевский лагерь. Пытаясь отколоть рыцарство от участия в коалиции, Иоанн в период подготовки баронского выступления несколько раз собирал представителей от графств для переговоров, однако безрезультатно. В разгар конфликта, в мае 1215г. Иоанн издал Хартию, в которой гарантировал Лондону привилегию ежегодно избирать собственного мэра, но и это не привело к распаду оппозиции(Более успешной была политика Иоанна в отношении церкви, которая вышла из конфликта после дарованной королём Хартии 1214г. с обещанием духовенству «свободы выборов».).

Объединяли оппозицию два общих повода для недовольства. Прежде всего, это общее недовольство финансовой политикой Иоанна. В поисках средств для ведения войны, Иоанн за 17 лет своего правления облагал подданных различными видами поборов 20 раз(Генрих II за 36 лет – 17 раз). 11 раз собирались «щитовые деньги» в повышенном размере, 5 раз – телья (побор с городов и крестьян королевских доменов). Иоанн впервые ввёл налоги на движимое имущество и собирал их в определённых процентах с баронов, купцов и всех сельских жителей(Гутнова Е.В. Возникновение английского парламента 1960). Он широко практиковал взимание произвольных и чрезмерных пошлин, штрафов, продажу прав и привилегий за огромные деньги вассалам и городам.

Другим поводом для недовольства всего свободного населения были злоупотребления королевского судебно-административного аппарата, прежде всего на местах. Шерифы, бейлифы и другие королевские чиновники, как правило, использовали свои огромные полномочия в целях личного обогащения.

Широта оппозиции Иоанну в конфликте 1215г. не должна скрывать следующих фактов. Во-первых, конфликт имел в основном внутриклассовый (феодалы) и только отчасти межклассовый и межсословный характер (примкнули горожане и верхушка свободного крестьянства). Во-вторых, оппозиция состояла из групп с объективно противоположными интересами. Все слои объединяли лишь требования ограничения указанных выше злоупотреблений. Эти требования для рыцарства и горожан были главными и окончательными. Иная позиция была у баронства. Кроме материальных требований, поддержанных всеми участниками оппозиции, баронство выдвинуло требования, имеющие политический характер и отражавшие борьбу за политическое влияние в стране. Однако, юридическое закрепление политических претензий баронства, а тем более реализация их, немедленно должны были оттолкнуть от баронов временных союзников. Этим объясняются многие противоречия и неясности ряда положений Хартии, а также, во многом, её историческая судьба.

В таких условиях бароны вместе с рыцарями и лондонской верхушкой заставили Иоанна Безземельного 15 июля 1215г. подписать Великую хартию вольностей. Образцом для неё послужила Хартия вольностей Генриха I, однако, по своему содержанию Хартия 1215г. богаче и шире.

Основные положения хартии, которым последующая политическая история Англии придала наибольшее значение, сводятся к следующему.

1. Король обязывается соблюдать феодальные обычаи в своих отношениях с вассалами; не вмешивается в юрисдикцию феодальных курий.

2. Налоги и сборы могут взиматься не иначе как по решению «общего совета королевства»(что означало по существу восстановление баронской курии).

3. Ни один свободный человек не может быть заключён в тюрьму, изгнан из страны, лишён имения, поставлен вне закона и т.д. «иначе, как по законному приговору», вынесенному равными по положению судьями, и по законам страны».

4. Всякий арест должен быть основан на показаниях, «заслуживающих доверия свидетелей».

5. Соблюдение хартии должен гарантировать совет из 25 баронов, наделённый правом «принуждать и теснить» короля «всеми способами, каким только может».

3.Общая характеристика Хартии. Права и свободы отдельных сословий. Среди всех хартий XII-XIII вв. в Англии Хартия 1215г., именуемая Великой, представляет собой наиболее обширный список не только материальных, но и отличающихся новизной политических требований, предъявленных королю. Её юридическим источником можно считать, прежде всего феодальный обычай, на соблюдении которого настаивают многие статьи Хартии, а также Хартию Генриха I, к которой, по некоторым данным, обращались и Иоанн, и бароны во время переговоров и в ходе всего конфликта. Основным же отправным документом для Хартии 1215г. являлись так называемые Баронские статьи – петиция баронов, датируемая предположительно 10 июня 1215г. и представляющая собой перечень «статей, о которых бароны просят и на которые король даёт согласие». Окончательная редакция Хартии позволяет судить, что Баронские статьи подверглись значительной редакционной обработке и некоторым дополнениям, хотя основное содержание их осталось неизменным.

Великая Хартия Вольностей есть настоящий мирный договор между воюющими сторонами, есть настоящая капитуляция. Если бы мы даже не знали обстоятельств, при которых была издана Великая Хартия, то сам текст не оставляет в этом ни тени сомнения как в целом, так и в некоторых своих отдельных статьях, трактующих о выдаче королём взятых им заложников, о роспуске им наёмных отрядов и т.п.

Хартия 1215г. была обширным политическим документом, состоявшим из 63 статей. Хартия содержала многочисленные уступки и привилегии главным образом в интересах класса феодалов. Баронам и рыцарям она обеспечивала наследственное обладание их феодами и уплату умеренных вассальных платежей «согласно обычаю».

Оригинальный текст Хартии1215г. изложен на латинском языке, без подразделения на статьи, и не имеет чёткой системы изложения.

Хартия является прежде всего списком требований, выдвинутых оппозицией в ходе конфликта и утверждённых короной в качестве вынужденной меры. Эти требования составили в своей массе детальный свод феодальных прав, «вольностей», которые уже были признаны ранее за отдельными феодальными сословиями, но не были зафиксированы или конкретизированы, а если и были, то постоянно нарушались английскими королями, несмотря на неоднократные подтверждения в хартиях. Все положения Хартии можно условно разделить на те статьи, которые выражают интересы только баронов, и статьи, выражающие интересы всех свободных. Однако на основе более детального изучения содержания статей их можно разбить на три основные группы(Хрестоматия памятников феодального государства и права стран Европы): 1) статьи, отражающие материальные интересы различных социальных слоёв (2-

studfiles.net

Великая Хартия вольностей 1215 года

Великая Хартия вольностей стала неудачной попыткой компромисса роялистов и повстанцев в рамках событий, которые привели к началу Первой Баронской войны в 1215 году. Начиная со времен Вильгельма Завоевателя, короли Англии последовательно укрепляли и централизовывали систему управления страной. Вся знать государства (бароны и рыцари) была вассалами короля – формально их земельные владения принадлежали Короне.

Некоторые короли (Генрих I и Стефан Блуаский), получившие власть с нарушением прав наследования, вступая на престол, издавали специальную прокламацию, так называемую Хартию вольностей, для того чтобы привлечь сторонников и упрочить свое положение. Этим документом новый король обычно давал обещание устранить злоупотребления предыдущего правителя и гарантировал права своих подданных. Однако получивший престол законным образом Генрих II старался всяческими способами уклониться от обещаний предшественников, понемногу отнимая дарованные привилегии.

К моменту восшествия на престол Иоанна Безземельного (Джона Лакленда) королевская власть была практически ничем не ограничена. Новый правитель придерживался девиза «vis et voluntas» (сила и воля), зачастую принимая своенравные и необдуманные решения, оправдывая их тем, что король выше закона.

Правление Иоанна Безземельного

Иоанн потерял большую часть своих земель во Франции, воюя с королем Филиппом II, и тщетно пытался вернуть их в течение многих лет, все больше и больше увеличивая налоговое бремя на своих вассалов и города, чтобы изыскать средства для ведения войны. Естественно это вызывало недовольство среди купцов, простого люда и баронов, многие из которых испытывали личную неприязнь к королю.

Капризный и непоследовательный Иоанн допускал множество несправедливостей в отношении своих подданных, беспрестанно нарушая феодальное право и выказывая неуважение к законам. Король посягал на права и имущество не только своих вассалов, но даже Церкви, что привело к прямому конфликту с Римом. Отлучение папой Иннокентием III Иоанна от церкви и наложение на Англию интердикта привело к тому, что в течение нескольких лет духовенство отказывалось отправлять на территории страны какие бы то ни было церковные обряды — будь то венчание, отпевание или крещение младенцев. Учитывая, что во времена средневековья религия пронизывала все сферы человеческой жизни, такое решение папы Римского отнюдь не добавило королю популярности и среди простого народа. В 1213 году Иоанн таки примирился с Церковью, признав себя ее вассалом, однако практически все слои населения уже были настроены против него.

После разгрома английских и союзнических войск в битве при Бувине в 1214 году, Иоанн был вынужден просить французов о перемирии, что фактически означало отказ от владений английской короны на континенте. В результате поражения и без того непрочное положение короля пошатнулось еще больше – спустя несколько месяцев после возращения из Франции, Иоанн столкнулся с мятежом недовольных баронов на севере и востоке страны.

Противостояние Иоанна и мятежников

Повстанцы требовали «свободы для церкви и королевства»: король должен восстановить Хартию вольностей Генриха I, принятую в предыдущем столетии и защищавшую привилегии баронов. В январе 1215 года мятежники направили к королю делегатов, которые потребовали подтверждения прав, дарованных Генрихом I.

Иоанн пообещал исполнить все требования к Пасхе, рассчитывая до того времени подавить сопротивление. Он также обратился за помощью к папе Римскому. Письма от папы, выражающие поддержку королю прибыли в апреле, однако мятежные бароны к тому времени собрали войско, которое направилось к Брэкли. Через доверенных людей королю повторно были переданы требования повстанцев с угрозами принуждения к их исполнению силой в случае отказа.

Несмотря на уговоры соратников, король категорически отказался пойти на уступки, что дало повод мятежникам отречься от вассальной клятвы верности Короне. Поскольку Иоанну удалось настроить против себя практически все население, помощь мятежникам приходила отовсюду. Жители Лондона пообещали повстанцам всемерную поддержку, если они решат начать наступление на город. Уже в мае город был в руках восставших, что привлекло новую волну перебежчиков из роялистского лагеря. От Иоанна отвернулась вся Англия, никто не желал повиноваться и платить подати.

Король предложил обратиться к посредничеству папы Римского, однако повстанцам такая перспектива не показалась привлекательной. По поручению короля архиепископ Кентерберийский организовал мирные переговоры.

Великая Хартия вольностей 1215 года

В июне 1215 года король и лидеры повстанцев встретились на южном берегу Темзы. Мятежники представили свой проект реформ, так называемые «Баронские статьи». При посредничестве архиепископа Кентерберийского в течение следующих 10 дней эти статьи были частично переработаны и дополнены, получив впоследствии название «Великой Хартии вольностей». 19 июня повстанцы возобновили свои вассальные клятвы королю, и статут был официально обнародован.

Требования документа выходили за рамки индивидуальных жалоб баронов, формируя предложение политических реформ. Хартия обещала защиту церковных прав, защиту от незаконного тюремного заключения, доступ к скорому и справедливому правосудию. Но самое главное, документом регулировалось налогообложение и прочие феодальные выплаты Короне. Основное внимание уделялось правам свободных людей, в частности баронов, однако частью статей регулировались и права крепостных.

Одним из пунктов создавался совет из 25 баронов для наблюдения за выполнением королем положений Хартии. Если Иоанн после уведомления советом о нарушении не возвращался к исполнению взятых на себя обязательств, то бароны имели полное право захватить замки и земли короля, отказавшись на время от вассальной клятвы. Если же король исправлял допущенные нарушения, то все возвращалось на свои места. По сути, впервые был создан официально признанный способ коллективного принуждения короля. Таким способом бароны пытались заставить Иоанна исполнять положения Хартии, однако эта статья настолько сильно ущемляла власть короля, что неизбежно должна была привести к гражданской войне.

Обе стороны не доверяли друг другу и не стремились исполнять положения документа. Король в июле обратился к папе Иннокентию, утверждая, что Хартия нарушает права самого папы, который номинально являлся феодалом Иоанна. В свою очередь бароны, обещавшие в рамках мирного соглашения освободить Лондон к 15 августа, в назначенный срок отказались это сделать. Прибывшее в конце сентября послание папы лишь подлило масла в огонь: в нем понтифик назвал Хартию постыдной, унизительной, несправедливой и незаконной, а следовательно не имеющей никакой силы. Под угрозой отлучения от церкви королю запрещалось исполнять положения статута, а баронам требовать их исполнения.

Последовал новый виток противостояния – мятежники обратились за помощью к сыну французского короля Филиппа II принцу Луи, предлагая в обмен на помощь английский трон. В ноябре 1215 года наследник французского престола направил своих рыцарей для обороны Лондона, а впоследствии решился на открытое вторжение. Столкновения между мятежниками во главе с принцем Луи и войсками Иоанна с переменным успехом продолжались до октября 1216 года, когда последний заболел дизентерией и скоропостижно скончался.

Редакция 1216-17 годов

По сути, с его смертью исчезла и основная причина противостояния – теперь французский наследник не казался мятежным баронам такой уж привлекательной кандидатурой на роль нового государя. В результате усилий части баронов во главе с епископом Винчестерским, на престол был возведен малолетний сын Иоанна, получивший после коронации имя Генриха III. Конечно, француз не пожелал добровольно отказаться от английского престола, однако после серии поражений был вынужден смириться.

Для того чтобы вернуть лояльность мятежных баронов, в 1216 году от имени малолетнего короля была принята отредактированная версия Хартии, из которой были изъяты некоторые положения (в том числе статья о совете баронов, контролирующем действия Короны). Некоторые пункты статута 1215 года были отредактированы – часть сокращена, а часть наоборот расширена (например, исключалось положение о свободе церковных выборов, зато права вдов напротив, были расширены). Поскольку политическая обстановка в стране на тот момент была все еще нестабильной, текст Хартии был объявлен временным. Окончательный вариант было обещано издать после наступления мира, что и было сделано в ноябре 1217 года. Из предыдущей Хартии 1216 года была изъята одна статья и добавлены четыре новых. Одновременно с новой редакцией документа была принята Лесная хартия, устанавливавшая границы королевских лесов и регламентировавшая наказание за их нарушение. Так была отменена смертная казнь за убийство оленей в королевских лесах, хотя нарушители по-прежнему подвергались штрафам и тюремному заключению.

Редакция 1225 года

По мере того, как несовершеннолетний король взрослел, его власть постепенно укреплялась. Страна восстанавливалась после гражданской войны, и правительство понемногу возвращало контроль над округами, увеличивая королевский доход, не преступая однако условий договора.

В 1225 году Людовик VIII (бывший принц Луи, некогда претендовавший на английский престол) вторгся в оставшиеся владения английского короля на континенте. После падения Пуату возникла угроза падения Гаскони, если не будет прислана помощь из Англии. В обмен на уплату налога в 40 000 фунтов для отправки армии, бароны потребовали от юного короля переиздания Великой Хартии вольностей и Лесной хартии. Новый документ по большей части соответствовал редакции 1217 года, однако в данной версии король объявлял все права дарованными по его воле и подтверждал это своей печатью.

Бароны ожидали, что король будет действовать в соответствии с Хартией, подчиняясь закону и руководствуясь советами дворянства. Неопределенность продолжалась до 1227 года, когда король стал совершеннолетним и начал править самостоятельно. Генрих объявил, что все будущие хартии должны быть скреплены его печатью, что ставило под сомнение легитимность предыдущих документов. Король шантажировал дворянство отменой Лесной Хартии, если обещанные налоги не будут выплачены.

Генрих III правил в течение 56 лет и к моменту его смерти в 1272 году Великая Хартия стала частью английской судебной системы, основанной на правовых прецедентах.

В последний раз Великая Хартия вольностей была переиздана сыном и наследником Генриха III, королем Эдуардом I.

Основные положения хартии

Большая часть Великой Хартии была почти дословно скопирована из Хартии свобод Генриха I, изданной во время его восшествия на престол. Документ известный сегодня как Великая Хартия вольностей является не статутом 1215 года, а более поздней редакцией 1225 года. Многие положения документа 1215 года не предназначались для внесения долгосрочных изменений, а способствовали ликвидации непосредственных нарушений и злоупотреблений Иоанна Безземельного. В последующих редакциях из документа было изъято более 20 пунктов.

Рельеф

Большинство статей Хартии 1215 года и более поздних версий касались феодальных прав короля над баронами. Рельеф – своеобразный налог на наследование земли — был одним из источников королевского дохода. Поскольку размер рельефа изначально не был установлен, у короля зачастую возникал соблазн злоупотребить своими правами. Четкий размер этого налога впервые был прописан еще в Хартии Генриха I, однако зачастую владения баронов продолжали облагаться по усмотрению короля. Именно Хартия 1215 года впервые документально зафиксировала максимальный размер рельефа, больше которого король не имел права взимать.

Скутагий (щитовые деньги)

Щитовые деньги – особая форма средневекового налогообложения. Поскольку формально вся земля в стране принадлежала королю, дворяне в обмен на свои земли были обязаны нести военную повинность, но многие предпочитали избегать службы, уплатив некоторую сумму. На эти деньги Корона зачастую нанимала наемников для ведения войн. Как и в случае с рельефом изначально размер щитовых денег не был прописан и короли зачастую злоупотребляли своими правами. Пункты 12 и 14 Хартии регулировали этот процесс, предлагая созывать совет из знатных людей, в случае если у короля возникнет потребность в сборе скутагий.

Борьба с коррупцией

В пунктах 28-31 говорится, что ни один королевский офицер не имеет права брать какой-либо товар (зерно, древесину) или транспорт без оплаты или согласия владельца. Также констеблям запрещается принуждать рыцаря платить за охрану замка, если тот желает делать это сам или доверяет охрану кому-то другому.

Вопросы судоустройства

Королевские суды играли большую роль в обеспечении правосудия по всей стране. По указанию Иоанна Безземельного суды зачастую принимали решения, дававшие возможность королю вымогать значительные суммы у баронов. В пунктах 39 и 40 указывалось, что в королевской системе правосудия должна применяться только надлежащая процедура, а пункт 45 регулировал назначение королем квалифицированных чиновников на соответствующие должности. В первоначальной Хартии эта часть не имела особого значения, но стала чрезвычайно важной в последующие века. Пункт 38 запрещал привлекать к ответственности лишь на основании устных обвинений, без показаний заслуживающих доверия свидетелей.

Права простых людей и торговля

Всего несколько статей документа регулируют права горожан и купцов. Так, статья 13 подтверждала древние вольности некоторых городов, статья 45 вводила единство мер и весов по всему королевству, что должно было способствовать торговле, статья 33 декларировала устранение в будущем всех запруд и препятствий на водных путях. Довольно противоречивой в отношении защиты прав английских купцов оказалась статья 41, которая давала равные возможности для беспрепятственной торговли всем купцам, в том числе и иностранным.

Права церкви

Роль и права английской церкви были предметом обширных дебатов в годы, предшествующие принятию Хартии. Короли традиционно пользовались большой властью над Церковью на своих территориях. Пункт 1, обещающий церковные свободы, отражает компромисс между Иоанном и папой Иннокентием III – в обмен на это условие король получал от Рима политическую поддержку.

Общая характеристика Великой Хартии вольностей

Великая Хартия вольностей, изначально бывшая попыткой ограничить практически безраздельную королевскую власть, со временем стала основополагающим законом страны. Она заложила основы правового порядка в государстве, объединив различные социальные слои для решения назревших проблем.  Хартия 1215 года юридически действовала всего в течение нескольких месяцев, однако в урезанном виде была воссоздана Генрихом III, наследовавшим Иоанну Безземельному. В редакцию 1225 года был включен ряд уступок – в обмен на соблюдение Хартии король получал субсидирование от большого совета феодалов, который действительно собирался Генрихом вплоть до 1258 года, хотя король и не особо с ним считался. В некотором смысле совет был ранней формой парламента – он не назначался королем и имел право собираться без его указаний.

Окончательно утвердил Хартию наследник Генриха Эдуард I, расширив документ актом о том, что все налоги и поборы будут взиматься только по воле и общему согласию всех свободных людей королевства.

Впоследствии содержание Хартии неоднократно изменялось в зависимости от новых условий. Больше всего споров велось вокруг пункта 39, и со временем «законный приговор равных» трансформировался в суд жюри присяжных.

Именно на основе статей Великой Хартии в 17 веке судья Эдвард Кок последовательно проводил идею верховенства общего права, что привело впоследствии к возникновению Петиции о праве, которую называют «второй Великой Хартией».

По сути, документ стал символом многовековой борьбы между властью и законом, утверждая верховенство последнего.

На сегодняшний день только три статьи Великой Хартии вольностей по-прежнему остаются в статуте Англии и Уэльса:

  • положение о свободе Церкви;
  • положение о древних вольностях города Лондона;
  • положение о праве на надлежащее правосудие.

 

englandlife.ru

История создания великой хартии вольностей 1215 г

24. Великая хартия вольностей 1215г.

В начале XIIIв. королём был Иоанн Безземельный. Он вёл войну с Францией, проиграл все сражения, Англия потеряла все свои владения на территории Франции. Он вступил в конфликт с папой римским ИннокентиемIII, признал себя вассалом ИннокентияIIIи должен был уплатить большие деньги в папскую казну. В результате бесконечные налоги и вымогательства вызвали недовольство баронов и в 1215 г. бароны, поддержанные рыцарями и горожанами, выступили против короля, подступили к стенам королевской резиденции и заставили короля подписать документ, известным под названием «Великая хартия вольностей». Половина статей (всего 63 статьи было) отражала интересы баронов (30 из 63), несколько статей было в пользу рыцарей, 3-4 статьи были в пользу горожан, некоторые статьи носили общий характер.

1. Провозглашалось, что английская церковь свободна и пользуется всеми правами и привилегиями (для духовных феодалов) (первая статья).

2. Бароны и рыцари должны платить умеренные вассальные платежи за свой (во Франции условное владение, передаваемое по наследству, называлось феод, а в Англии – манор) манор согласно обычаю.

3. Штрафы с баронов могли взыскиваться только с разрешения равных им по положению, т.е.

1. История создания Великой хартии вольностей

создавался суд пэров, суд равных (статья 21).

4. Король не мог вмешиваться в споры крупных феодалов с их вассалами.

5. Налоги и сборы могут взиматься только с согласия общего совета королевства, состоявшего из светских и духовных феодалов.

6. Создание комитета из 25 баронов, которые должны были следить за соблюдением хартии и в случае её нарушения моги теснить короля любыми способами вплоть до применения военных сил (статья 61).

В отношении горожан:

7. Подтверждались прежние вольности и обычаи, которые имел город Лондон, т.е. самоуправление городов, иными словами.

8. Устанавливалось единство мер и весов.

9. Провозглашалась свобода внутренней и внешней торговли.

Ряд статей имеют, бесспорно, прогрессивное значение:

1. Единство мер и весов.

2. Две статьи, которые касаются судопроизводства, законности: не назначать на должность шерифов и бейлифов лиц, не знающих законов страны; арест возможен только по законному приговору «равных» и по закону страны.

3. Здесь по существу предполагалось создание прототипа Парламента будущего. Создание общего совета королевства для взимания налогов, который ограничивал бы короля в этом отношении (это рассматривалось как прототип парламента).

Оценивают этот документ разные историки по-разному: одни говорят, что этот документ прогрессивный, а другие говорят, что этот документ, бесспорно, реакционный, что он может Англию отбросить назад на несколько десятилетий, в частности отмечают в этом плане 61 статью о создании комитета из 25 баронов, которые могли развязать войну против короля. Т.е. по-разному оценивается документ. Документ, бесспорно, противоречивый. Великая хартия вольностей является первым конституционным документом, неписаной английской конституцией (в Англии нет конституции, там конституционные документы).

ВВЕДЕНИЕ…………………………………………………… 3

1. Исторические условия появления Хартии Вольностей……………………………………………… 5

2. Общая характеристика Хартии Вольностей……………………………………………… 9

3. Историческая судьба Хартии Вольностей……………………………………………………. 20

ЗАКЛЮЧЕНИЕ……………………………………………… . 23

ЛИТЕРАТУРА…………………………………………………. 24

Введение

Великую хартию вольностей ( Magna Carta ) 1215года можно рассматривать как памятник феодального права Англии и как один из основных, “фундаментальных” законов английской неписаной конституции. Документ 1215г. – продукт исторического развития Англии в XII – начале
XIII вв., политико-правовой мысли крупных феодалов и конфликтной ситуации, возникшей в Англии при короле Иоанне (Джоне) Безземельном в 1213-1215гг.

Хартия как действующий конституционный закон Англии – результат дальнейшей эволюции Англии в эпоху сословно-представительной монархии XIII-XIV вв., толкований и изменений первоначального текста применительно к потребностям этой эпохи, а также эпохи английской буржуазной революции XVII века. Появление Великой Хартии Вольностей 1215 года в Англии по праву считается одним из самых знаменательных событий в развитии средневекового права.

Вопрос о роли и значении Великой хартии вольностей в развитии Англии и средневекового права и по сей день остается спорным. Существуют различные подходы к оценке данного документа и его места в истории государства и права.

Отношение к предпосылкам и последствиям принятия хартии во многом формируется работами известных историков, ученых – правоведов и философов различных времен. Целью моей работы является наиболее полное раскрытие и систематизация содержания одного из известнейших сводов законов средневековой Европы, анализ причин возникновения данного документа и прослеживание дальнейшей судьбы хартии вольности. Достижение данной цели возможно путем выполнения следующих задач:

  • Изучение текста Великой хартии вольностей
  • Выявление исторических условий, предшествующих созданию документа
  • Оценка принятого документа и характеристика его значения для развития страны в целом
  • Наблюдение за дальнейшей судьбой данного свода законов

Исторические условия появления Хартии

Великая хартия вольностей (Лат. Magna Charta Libertatum, англ. The Great Charter) – это жалованная королевская грамота, ставшая итогом борьбы феодальной знати (баронов) и примкнувших к ней других социальных сословий и групп против королевского налогового и административного произвола. Хартия была подписана 15 июня 1215 года в долине Темзы. С тех пор Великая хартия стала одним из самых памятных эпизодов в конституционной истории Англии. Этот документ – продукт исторического развития английского государства, закономерный результат политико-правовой мысли крупных феодалов.

Историческое развитие английского государства в XI-XIII вв. как и развитие любого феодального государства, заключало в себе две противоборствующие тенденции. Как указывал Ф.Энгельс, история феодальных государств – это история “длившейся столетия переменчивой игры силы притяжения вассалов к королевской власти как к центру, который один был в состоянии защищать их от внешнего врага и друг от друга, и силы отталкивания от центра, в которую постоянно и неизбежно превращается эта сила притяжения…”. Король представлял собой вершину всей феодальной иерархии, верховного главу, без которого феодалы не могли обойтись и по отношению к которому они одновременно находились в состоянии непрерывного мятежа. Причина этой непрерывной борьбы заключалась в основном отношении всего феодального порядка – в отдаче земли в ленное владение за определённую службу и повинности.

Новейшие исследования до нормандского периода истории Англии позволяют заключить, что ещё в условиях раннефеодальной англосаксонской Англии, накануне нормандского завоевания, здесь сложилась достаточно сильная королевская власть.Нормандское завоевание послужило внешнеполитическим фактором, который укрепил сильную власть короны и воспрепятствовал возможной децентрализации страны.
Используя англосаксонскую политическую традицию, а ещё в большей степени – сам фактор завоевания, необходимость сплочения завоевателей перед лицом массы завоёванных, Вильгельм I утвердил в Англии следующие принципы в отношениях короны с феодалами и другим свободным населением страны:· Во-первых, в руках короля сосредоточился огромный земельный фонд,являвшийся материальной основой его власти.· Во-вторых, все свободные держатели земли являлись вассалами короля, обязанными ему военной службой и иными повинностями. Согласно традиции, возникшей почти сразу после нормандского завоевания и закрепленной в Солсберийской присяге 1085 года, все бароны и рыцари королевства – все землепользователи – находились в вассальной зависимости от короля, главного собственника земли. Бароны и рыцари пришли на смену англосаксонской знати, состоявшей из эрлов и глафордов, т.е. крупных лендлордов (от слова «господин» и «земля»). · В-третьих, завоеватели оказались как бы в стане, окруженном врагами, и были вынуждены сплачиваться вокруг своего военного предводителя — короля,· В-четвертых, сохранением антагонизма между местной англосаксонской знатью и знатью из числа завоевателей.

С середины XII в. указанные факторы централизации, вытекающие в значительной мере из завоевания, стали дополняться глубокими внутренними, экономическими и социальными процессами, которые сами объективно содействовали дальнейшему укреплению государственного единства и сильной королевской власти:

Быстрое развитие товарно-денежных отношений имело ряд важных последствий. Сопутствующее ему обострение классовой борьбы вызвало поддержку государственной централизации, прежде всего со стороны средних и мелких феодалов. В то же время, в условиях Англии, при дальнейшем расширении существовавшего там слоя свободного крестьянства, даже крупным феодалам требовалась в целях эффективной эксплуатации лично свободных крестьян сильная государственная машина.

Далее, можно констатировать быстрое и раннее складывание в Англии единого рынка, происходившее при централистских симпатиях горожан. Поддержка рыцарством и горожанами сильной королевской власти и заинтересованность в ней крупных феодалов играли большую роль в расстановке социально-политических сил.

Развитие товарно — денежных отношений приводило к разложению крупных вотчин, росту прослойки мелких рыцарей, горожан и одновременному подрыву экономического могущества крупных феодалов. Таким образом, происходило постепенное увеличение численности и экономической роли союзников сильной королевской власти, обусловившее известную слабость и непоследовательность позиции феодальной знати.

Основными противниками королевской власти, как было сказано ранее, были феодальные магнаты, которые хотя и не обладали в Англии таким могуществом, как в континентальных странах, но с успехом могли противостоять королевской власти.

При Иоанне Безземельном (1199-1216)борьба баронов приобрела национальный характер и получила поддержку других активных политических сил страны. В конфликте короля с подданными важную роль выполняли две группировки – вооруженная оппозиция мятежных баронов и церковь, оказавшая им негласное сочувствие и поддержку необходимой аргументацией и документами.

Общий перечень злоупотреблений короля Иоанна к моменту вынужденного подписания хартии выглядел следующим образом:

  • Король взимал чрезмерные платежи и субсидии (займы) таким способом и под таким предлогами, которые не были ни одобрены обычаем, ни установлены законами
  • Без судебного разбирательства король мог конфисковать поместье у своего вассала
  • Он произвольно забирал дела из баронских судов, передавал их введение своих судей
  • Король ввязался в войну с Францией из-за спора по вопросам престолонаследия со своим племянником Артуром
  • Он вошел в конфликт с папой римским

Сохранились предания, что король Иоанн весьма неохотно согласился на подписание Хартии. Его вынуждал к этому ультимативный характер требований баронов, которые записали такое положение (статья 61): «…Если мы (король) не исправим (какого либо) нарушения и если мы будем за пределами королевства, юстициарий наш не исправит (его) в течение 40 дней…то…четыре барона докладывают дело остальным из двадцати пяти баронов и те двадцать пять баронов совместно с общиною земли будут принуждать и теснить нас всеми способами, какими могут…».

Общая характеристика хартии

Среди всех хартий XII-XIII вв. в Англии Хартия 1215г., именуемая Великой,

представляет собой наиболее обширный список не только материальных, но и

отличающихся новизной политических требований, предъявленных королю. Её

юридическим источником можно считать, прежде всего, феодальный обычай , на

соблюдении, которого настаивают многие статьи Хартии, а также Хартию Генриха I.

История создания и историческое значение Великой Хартии вольностей

Основным же отправным документом для Хартии 1215г. являлись так называемые Баронские статьи – петиция баронов, датируемая предположительно 10 июня 1215г. и представляющая собой перечень «статей, о которых бароны просят и на которые король даёт согласие». Окончательная редакция Хартии позволяет судить, что Баронские статьи подверглись значительной редакционной обработке и некоторым дополнениям, хотя основное содержание их осталось неизменным. Оригинальный текст Хартии1215г. изложен на латинском языке, без подразделения на статьи, и не имеет чёткой системы изложения.

Хотя хартия и была написана сплошным текстом, однако исследователи сошлись во мнении, что Magna Carta состоит из преамбулы и 63 статей.

Содержание Хартии можно выразить девятью основными идеями:

Более подробные сведения по этой теме даны в материале Великая хартия вольностей. Читайте также статью Иоанн Безземельный и Великая хартия вольностей

Великая хартия вольностей была принята после восстания баронов против английского короля Иоанна Безземельного. 24 мая 1215 г. две тысячи рыцарей, не считая множества пеших и конных слуг, заняли Лондон и двинулись против монарха. Они встретили Иоанна между Стэнсом и Виндзором, и здесь, на одном острове, носящем название Роннимедский луг, заставили его принять их требования, которые были изложены в «статьях баронов» и в «Великой хартии английских вольностей» (15 июня 1215).

Великая хартия вольностей 1215 г. не похожа на те хартии, которые ранее были добровольно изданы английскими королями Генрихом I, Стефаном и Генрихом II при их воцарении. Это был договор, заключенный между Иоанном и баронами, навязанный королю нацией. В сущности, Великая хартия вольностей не изменила предшествовавших грамот, но она точно определила то, что они выражали в общей форме. Великая хартия вольностей установила строгие нормы в области феодального наследования, опеки и брака, приобретения недвижимых имуществ, наследственного права и системы замещения церковных должностей; она упорядочила судебную организацию, передав гражданские дела постоянной секции королевского суда и установив трехмесячные судебные сессии. Она смягчила систему штрафов и «благодарностей» (amerciaments), бывшую источником стольких злоупотреблений. Она оградила личную свободу, постановив, что никто не может быть арестован, задержан, подвергнут личной или имущественной каре иначе, как на основании закона и по приговору своих «пэров». Великая хартия вольностей обеспечила купцам право свободной торговли, установила однообразные меры в королевстве, утвердила торговые привилегии городов, местечек и портов вообще, и Лондона в частности. Она положила конец расширению королевских лесов и ограничила всемогущество королевских чиновников. Она запретила сеньорам взимать какую-либо помощь, за исключением трех экстраординарных случаев (плена, замужества старшей дочери и посвящения в рыцари старшего сына). Феодальную помощь или щитовую подать, согласно Великой хартии вольностей, можно было взимать лишь в этих трех случаях; в других случаях для этого нужно было согласие Общего совета королевства, который, впрочем, ничем не отличался от больших съездов, собиравшихся при Генрихе II и Ричарде. Великая хартия определила лишь форму вызова в этот совет: прелатов и крупных сеньоров король должен был приглашать специальным и мотивированным письмом, остальных – посредством общего указа, издаваемого шерифами по графствам не позднее, как за шесть недель до дня собрания. Кроме того, король обязывался отпустить иноземных наемников и назначить наблюдательную комиссию из 25 членов, избранных баронами.

Копия Великой Хартии вольностей из Британской библиотеки

Источник изображения

Если бы король или кто-либо из его агентов нарушил вольности, занесенные в Великую хартию, четыре комиссара, специально назначенных для этой цели, должны были обратиться к королю с предостережением; если бы по прошествии сорока дней им не было дано удовлетворения, они должны были доложить об этом всей комиссии, и последняя могла прибегнуть к силе.

Великая хартия вольностей 1215 г.

История создания Великой хартии вольностей

открывает собой новую эру истории Англии. В XII в. беспрестанно ссылались на более или менее неопределенные обычаи, которым следовали Эдуард Исповедник или Генрих I; в XIII в. нация отстаивает и старается расширить очень точный и подробный акт. Кроме того, Великая хартия касалась всех классов народа, которые и соединяются для ее защиты; борьба продолжается целое столетие, но она завершает духовное объединение Англии и кладет основание ее политической свободе.

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Просьба делать переводы через карту, а не Яндекс-деньги.

Интересные публикации

frols.ru

Великая Хартия вольностей 1215 г. - История государства и права зарубежных стран

Великая хартия вольностей — это жалованная королевская грамота, став­шая итогом борьбы феодальной знати (баронов) и примкнувших к ней других социальных сословий и групп против королевского на­логового и административного произвола. Хартия была подписана 15 июня 1215 г. в долине Темзы, близ местечка Раннимед, где король встретился с мятежными вооруженными баронами.

Король Иоанн Безземельный вызвал недовольство у своих подданных тем, что по своему произволу и неоднократно прибе­гал к различным поборам. Произвол творили и королевские чиновники, вершившие помимо административных также судебные дела. В конфликте короля с подданными важную роль выполняли две группировки — вооруженная оппозиция мя­тежных баронов и церковь, оказавшая им негласное сочувствие и поддержку необходимой аргументацией и документами.

Общий перечень злоупотреблений короля Иоанна к моменту вынужденного подписания хартии:

  • король взимал чрезмерные платежи и субсидии (займы) та­ким способом и под такими предлогами, которые не были ни одоб­рены обычаем, ни установлены законами;
  • без судебного разбирательства король мог конфисковать по­местье у своего вассала;
  • он произвольно забирал дела из баронских судов, переда вал их в ведение своих судей;
  • король ввязался в войну с Францией из-за спора по вопросам престолонаследия со своим племянником Артуром;
  • он вошел в конфликт с папой римским.

На этой почве против короля возник единый фронт недовольных, возглавленный баронами и высшим духовенством. Мятежные бароны подготовили проект королевской хартии, известный в ис­тории под названием "Баронские статьи". Большинство этих за­готовленных статей вошли в текст. Сохранились предания, что ко­роль Иоанн весьма неохотно согласился на принятие Великой хартии вольностей.

Содержание и структура Великой хартии вольностей

В традиционной для английских королей договорной манере Иоанн Безземельный заверял своих духовных и светских вассалов и доводил до сведения своих служителей (юстициария, шерифов и других чинов), а также "всех свободных людей коро­левства нашего" в том, что они и наследники их отныне будут "иметь и владеть" всеми "нижеописанными вольностями", даруе­мыми самим Иоанном и всеми его наследниками.

Текст хартии был написан на латыни и впоследствии разбит на 63 статьи.

Области регулирования Великой хартии вольностей:

  1. права церкви;
  2. права и вольности баронов и других свободных людей;
  3. гарантии обеспечения прав и вольностей со стороны коро­ля;
  4. изменение режима заповедности лесов и рек;
  5. гарантия соблюдения хартии со стороны баронов.
1.    Права церкви

Закреплялась свобода церкви в пользовании своими при­вилегиями и гарантировалась их неприкосновенность и неизмен­ность.

2.    Права и вольности баронов и других свободных людей

От­ныне все налоги и сборы могут взиматься только в строго опре­деленных случаях либо по решению "об­щего совета королевства", состоящего из короля, баронов и пре­латов (ст. 12). Король подтверждал также имеющиеся "вольности и свобод­ные... обычаи" города Лондона, других городов и портов (ст. 13), единство по всему королевству мер и весов (ст. 36), свободу вы­езда и передвижения по стране для иностранных и местных куп­цов (ст. 41), свободу выезда подданных в другие страны при усло­вии сохранения ими преданности своему королю (ст. 42).

Особо перечисляются способы обеспечения владельческих прав крупных феодалов и пресечения злоупотреблений королевских чи­новников (ст. 7-11, 21, 37, 44, 46). Например, гарантировалось, что графы и бароны будут штрафоваться не иначе как "при по­средстве равных себе и не иначе как сообразно роду поступка" (ст. 21). Тем самым знатные люди выводились из-под действия королевских судов с участием присяжных. О рыцарском держании было сказано, что никто не должен быть принуждаем к несению большей службы за свой рыцарский лен или за другое свободное держание, чем та, которая следует с него (ст. 16). А в другой статье говорилось, что положения хар­тии, регулирующие взаимоотношения короля и его вассалов, от­носятся также к отношениям между баронами и их вассалами (ст. 60).

Самой важной и самой памятной оказалась ст. 39, в которой перечислялись гарантии личной и имущественной неприкосновен­ности для всех свободных людей королевства: "Ни один свободный человек не будет арестован или заключен в тюрьму, или лишен владения, или объявлен вне закона, или из­гнан, или каким-либо способом обездолен, и мы не пойдем на него и не пошлем кого-либо на него иначе как по законному решению суда равных (равных ему по положению судей) или по законам земли (страны)". Таким образом, в данной статье было сформулировано тре­бование не от имени вассалов, а от имени особого разряда — сво­бодных людей, которые должны будут лишаться своей свободы или имущества не по традиции или обычаю, а по судебному решению равных или по законам страны (здесь могли быть приняты во вни­мание и обычаи).

3.    Гарантии обеспечения прав и вольностей со стороны коро­ля

В обеспечение их король соглашается на ограничение судебных полномочий королевской юстиции и принимает некоторые меры по предотвращению произвола чиновников. Общие тяжбы (имуществен­ные споры) передавались на рассмотрение местных сеньориальных судов, кроме дел о новых захватах земли и споров о наследстве, которые должны были разбираться двумя королевскими судьями и четырьмя выборными рыцарями в судебных заседаниях, которые проводились 4 раза в год (квартальные сессии). Обещалось также постоянное пребывание Суда общих тяжб в одном определенном месте, а также обещание не превращать уголовные дела и всякое преследование в предмет торговли (ст. 36, 40), назначать на посты только квалифицированных судей и чиновников (ст. 45).

Королевским должностным лицам были запрещены произволь­ные судебные и другие поборы, от них требовалось строгое соблю­дение подсудности. Запрещены были ордалии по устному распоря­жению королевского чиновника, если не были привлечены заслу­живающие внимания и использования свидетельские показания (ст. 38).

Свободный человек должен был штрафоваться за малый про­ступок только "сообразно роду проступка", а за большой просту­пок — "сообразно важности проступка"; при этом должно оста­ваться неприкосновенным его основное имущество: у купца оста­ется его товар, у виллана — его инвентарь. Причем ни один из этих штрафов не может быть наложен иначе как "на основании клятвенных показаний честных людей из соседей" обвиняемых (ст. 20). Король со своей стороны гарантировал избавление от су­дебных произвольных поборов (ст. 40).

В специальной статье устанавливается, что общие тяжбы по лично-имущественным спорам будут разбираться и решаться в одном месте, в Вестминстерском дворце, и судейские помощники не будут теперь следовать за персоной короля. Статья 34 ограни­чивала возможности вмешательства королевских чиновников в спо­ры между господином и его вассалами. Король обещает также, что впредь не будет брать вознаграж­дение за приказ из своей канцелярии с предписанием произвести расследование дела человека, арестованного, по обвинению в со­вершении преступления, и не будет отказывать в просьбе выда­вать такой приказ для ускорения расследования и судебного раз­бирательства (ст. 36).

Другим обещанием короля стало намерение поддерживать единообразие мер и весов по всему королевству, что было гаран­тией нормального функционирования торговли и ремесел. Одним из источников злоупотреблений было право королевских чиновников принудительно скупать хлеб и другие предметы. Хартия запреща­ла шерифам, бейлифам и другим чиновникам брать у свободного человека лошадей или телегу без его согласия (ст. 35).

4.    Изменение режима заповедности лесов и рек

Отменялся режим заповедности для королевских лесов и рек с предоставле­нием права расследования "дурных обычаев" и выявления винов­ных должностных лиц с участием 12 присяжных рыцарей, избран­ных честными людьми (ст. 47, 48).

5.    Гарантия соблюдения хартии со стороны баронов

Самая важная гарантия выполнения Великой хартии и одновременно га­рантия от произвола короля была предусмотрена в виде учрежде­ния Совета из 25 баронов, который по заявлению любых четырех лиц из его состава, поддержанному местной общиной, имел пра­во по прошествии 40 дней выжидания начать "принуждать и тес­нить короля всеми способами, какими только могут, то есть путем захвата замков, земель, владений и др." (ст. 61).

На первых этапах использование зафиксированных хартией соглашений оказалось трудновыполнимым. В условиях новой барон­ской войны 1216 г. хартию удалось утвердить заново, но уже со значительными купюрами (без ст. 61 о Совете баронов, но с вклю­чением ст. 39). Текст хартии впоследствии был еще раз признан Эдуардом I и проведен через одобрение парламента в виде Статута о неразрешении налогов 1297 г. Правда, в этом статутарном тек­сте все 60 первоначальных статей сведены к девяти статьям. Впос­ледствии ее текст еще несколько раз видоизменялся, особенно текст ст. 39.

Главным итогом выработки, принятия и использования текста Великой хартии в политических целях стало содействие ослабле­нию вассальных связей между лордами (включая главного лорда — короля) и свободными людьми, которое завершилось упразднением феодальной зависимости четыре с лишним столетия спустя.

jurkom74.ru

Великая Хартия Вольностей 4

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ…………………………………………………… 3

1. Исторические условия появления Хартии Вольностей……………………………………………… 5

2. Общая характеристика Хартии Вольностей……………………………………………… 9

3. Историческая судьба Хартии Вольностей……………………………............................ 20

ЗАКЛЮЧЕНИЕ……………………………………………… . 23

ЛИТЕРАТУРА……………………………………………….... 24

Введение

Великую хартию вольностей ( Magna Carta ) 1215года можно рассматривать как памятник феодального права Англии и как один из основных, “фундаментальных” законов английской неписаной конституции. Документ 1215г. – продукт исторического развития Англии в XII – начале
XIII вв., политико-правовой мысли крупных феодалов и конфликтной ситуации, возникшей в Англии при короле Иоанне (Джоне) Безземельном в 1213-1215гг.

Хартия как действующий конституционный закон Англии – результат дальнейшей эволюции Англии в эпоху сословно-представительной монархии XIII-XIV вв., толкований и изменений первоначального текста применительно к потребностям этой эпохи, а также эпохи английской буржуазной революции XVII века. Появление Великой Хартии Вольностей 1215 года в Англии по праву считается одним из самых знаменательных событий в развитии средневекового права.

Вопрос о роли и значении Великой хартии вольностей в развитии Англии и средневекового права и по сей день остается спорным. Существуют различные подходы к оценке данного документа и его места в истории государства и права.

Отношение к предпосылкам и последствиям принятия хартии во многом формируется работами известных историков, ученых – правоведов и философов различных времен. Целью моей работы является наиболее полное раскрытие и систематизация содержания одного из известнейших сводов законов средневековой Европы, анализ причин возникновения данного документа и прослеживание дальнейшей судьбы хартии вольности. Достижение данной цели возможно путем выполнения следующих задач:

· Изучение текста Великой хартии вольностей

· Выявление исторических условий, предшествующих созданию документа

· Оценка принятого документа и характеристика его значения для развития страны в целом

· Наблюдение за дальнейшей судьбой данного свода законов

Исторические условия появления Хартии

Великая хартия вольностей (Лат. Magna Charta Libertatum, англ. The Great Charter) – это жалованная королевская грамота, ставшая итогом борьбы феодальной знати (баронов) и примкнувших к ней других социальных сословий и групп против королевского налогового и административного произвола. Хартия была подписана 15 июня 1215 года в долине Темзы. С тех пор Великая хартия стала одним из самых памятных эпизодов в конституционной истории Англии. Этот документ – продукт исторического развития английского государства, закономерный результат политико-правовой мысли крупных феодалов.

Историческое развитие английского государства в XI-XIII вв. как и развитие любого феодального государства, заключало в себе две противоборствующие тенденции. Как указывал Ф.Энгельс, история феодальных государств – это история “длившейся столетия переменчивой игры силы притяжения вассалов к королевской власти как к центру, который один был в состоянии защищать их от внешнего врага и друг от друга, и силы отталкивания от центра, в которую постоянно и неизбежно превращается эта сила притяжения…”.[1] Король представлял собой вершину всей феодальной иерархии, верховного главу, без которого феодалы не могли обойтись и по отношению к которому они одновременно находились в состоянии непрерывного мятежа. Причина этой непрерывной борьбы заключалась в основном отношении всего феодального порядка – в отдаче земли в ленное владение за определённую службу и повинности.

Новейшие исследования до нормандского периода истории Англии позволяют заключить, что ещё в условиях раннефеодальной англосаксонской Англии, накануне нормандского завоевания, здесь сложилась достаточно сильная королевская власть.Нормандское завоевание послужило внешнеполитическим фактором, который укрепил сильную власть короны и воспрепятствовал возможной децентрализации страны.[2]
Используя англосаксонскую политическую традицию, а ещё в большей степени – сам фактор завоевания, необходимость сплочения завоевателей перед лицом массы завоёванных, Вильгельм I утвердил в Англии следующие принципы в отношениях короны с феодалами и другим свободным населением страны:· Во-первых, в руках короля сосредоточился огромный земельный фонд,являвшийся материальной основой его власти.· Во-вторых, все свободные держатели земли являлись вассалами короля, обязанными ему военной службой и иными повинностями. Согласно традиции, возникшей почти сразу после нормандского завоевания и закрепленной в Солсберийской присяге 1085 года, все бароны и рыцари королевства – все землепользователи – находились в вассальной зависимости от короля, главного собственника земли. Бароны и рыцари пришли на смену англосаксонской знати, состоявшей из эрлов и глафордов, т.е. крупных лендлордов (от слова «господин» и «земля»). · В-третьих, завоеватели оказались как бы в стане, окруженном врагами, и были вынуждены сплачиваться вокруг своего военного предводителя — короля,· В-четвертых, сохранением антагонизма между местной англосаксонской знатью и знатью из числа завоевателей.

С середины XII в. указанные факторы централизации, вытекающие в значительной мере из завоевания, стали дополняться глубокими внутренними, экономическими и социальными процессами, которые сами объективно содействовали дальнейшему укреплению государственного единства и сильной королевской власти:

Быстрое развитие товарно-денежных отношений имело ряд важных последствий. Сопутствующее ему обострение классовой борьбы вызвало поддержку государственной централизации, прежде всего со стороны средних и мелких феодалов. В то же время, в условиях Англии, при дальнейшем расширении существовавшего там слоя свободного крестьянства, даже крупным феодалам требовалась в целях эффективной эксплуатации лично свободных крестьян сильная государственная машина.

Далее, можно констатировать быстрое и раннее складывание в Англии единого рынка, происходившее при централистских симпатиях горожан. Поддержка рыцарством и горожанами сильной королевской власти и заинтересованность в ней крупных феодалов играли большую роль в расстановке социально-политических сил.

Развитие товарно - денежных отношений приводило к разложению крупных вотчин, росту прослойки мелких рыцарей, горожан и одновременному подрыву экономического могущества крупных феодалов. Таким образом, происходило постепенное увеличение численности и экономической роли союзников сильной королевской власти, обусловившее известную слабость и непоследовательность позиции феодальной знати.

Основными противниками королевской власти, как было сказано ранее, были феодальные магнаты, которые хотя и не обладали в Англии таким могуществом, как в континентальных странах, но с успехом могли противостоять королевской власти.

При Иоанне Безземельном (1199-1216)борьба баронов приобрела национальный характер и получила поддержку других активных политических сил страны. В конфликте короля с подданными важную роль выполняли две группировки – вооруженная оппозиция мятежных баронов и церковь, оказавшая им негласное сочувствие и поддержку необходимой аргументацией и документами.

Общий перечень злоупотреблений короля Иоанна к моменту вынужденного подписания хартии выглядел следующим образом:

· Король взимал чрезмерные платежи и субсидии (займы) таким способом и под таким предлогами, которые не были ни одобрены обычаем, ни установлены законами

· Без судебного разбирательства король мог конфисковать поместье у своего вассала

· Он произвольно забирал дела из баронских судов, передавал их введение своих судей

· Король ввязался в войну с Францией из-за спора по вопросам престолонаследия со своим племянником Артуром

· Он вошел в конфликт с папой римским

Сохранились предания, что король Иоанн весьма неохотно согласился на подписание Хартии. Его вынуждал к этому ультимативный характер требований баронов, которые записали такое положение (статья 61): «…Если мы (король) не исправим (какого либо) нарушения и если мы будем за пределами королевства, юстициарий наш не исправит (его) в течение 40 дней…то…четыре барона докладывают дело остальным из двадцати пяти баронов и те двадцать пять баронов совместно с общиною земли будут принуждать и теснить нас всеми способами, какими могут…».[3]

Общая характеристика хартии

Среди всех хартий XII-XIII вв. в Англии Хартия 1215г., именуемая Великой,

представляет собой наиболее обширный список не только материальных, но и

отличающихся новизной политических требований, предъявленных королю. Её

юридическим источником можно считать, прежде всего, феодальный обычай , на

соблюдении, которого настаивают многие статьи Хартии, а также Хартию Генриха I. Основным же отправным документом для Хартии 1215г. являлись так называемые Баронские статьи – петиция баронов, датируемая предположительно 10 июня 1215г. и представляющая собой перечень «статей, о которых бароны просят и на которые король даёт согласие». Окончательная редакция Хартии позволяет судить, что Баронские статьи подверглись значительной редакционной обработке и некоторым дополнениям, хотя основное содержание их осталось неизменным. Оригинальный текст Хартии1215г. изложен на латинском языке, без подразделения на статьи, и не имеет чёткой системы изложения.

Хотя хартия и была написана сплошным текстом, однако исследователи сошлись во мнении, что Magna Carta состоит из преамбулы и 63 статей.

Содержание Хартии можно выразить девятью основными идеями:

mirznanii.com

Предпосылки создания и общая характеристика великой хартии вольностей

1. Предпосылки создания и общая характеристика Великой Хартии Вольностей:

При ответе на первый вопрос студенту необходимо выявить суть социально-политических противоречий, которые привели к созданию в Англии в начале XIII в. широкого лагеря оппозиционных сил, получивших название «община всей земли», рассмотреть общий ход борьбы этих сил против короля, закончившейся компромиссом и подписанием Хартии. О том, что Хартия была вынужденной уступкой оппозиционным силам со стороны короля, а не документом, который он добровольно даровал своим подданным, свидетельствует ряд ее положений. В частности, в ст. 61 указывается первопричина пожалования данной Хартии — «умиротворение раздора, родившегося между нами (королем) и баронами нашими». Вместе с тем ВХВ указывает и на более широкомасштабные цели «улучшения королевства нашего», подоплекой чему был выходящий за рамки общепринятых правовых обыкновений произвол короля и его администрации: многочисленные финансовые нарушения, произвольное повышение налогов (особенно «щитовых денег»), судебные и внесудебные, например лесные, штрафы, денежные подмоги вассалов, введение налога на движимое имущество, которым облагались и бароны, и купцы, и сельские жители, и пр.

Беспредельное выкачивание у населения денег, которые требовались на непопулярную войну с Францией, на выплату дани Папе Римскому, на наемников и пр., как главная функция административного аппарата в центре и на местах во главе с Curia regis, сопровождалось неприкрытыми злоупотреблениями: внесудебной конфискацией земель у непосредственных держателей короля за малейший проступок, лишением свободы без судебного разбирательства и т.п. Хартия пестрит сведениями (ст. 31, 47, 48), указывающими на злоупотребления короля, на наличие «дурных обычаев», связанных, в частности, с лесными заповедниками, занимавшими значительную часть территории страны и включавшими как пахотные земли, так и луга и парки, изъятые из-под контроля «общего права». Эти земли управлялись королевскими лесничими, которые на своей территории могли без суда и следствия жестоко карать за любые правонарушения, вплоть до смертной казни с конфискацией имущества. Борьба свободных держателей за свои права на владение этими угодьями, дарованные им Лесной ассизой Генриха II, не прекращалась в Англии в течение всего XIII в.

Все эти злоупотребления затрагивали прежде всего крупных землевладельцев, связанных вассально-ленными отношениями непосредственно с королем как со своим сеньором. Парадоксально, что бароны (во главе с великими баронскими семьями), занимая доминирующее положение в английском обществе и непосредственно находясь под своевольной властью короля, были в меньшей мере, чем вассалы других лордов, защищены от его злоупотреблений феодальным обычаем и традиционными судебными процедурами. Это в значительной мере определило ведущую роль баронов в оппозиции королю, что повлияло на содержание большинства статей Хартии, с помощью которых королевские вассалы хотели восстановить свои нарушенные имущественные права и установить гарантии их неприкосновенности в будущем.

Принципиально новым обстоятельством борьбы баронов с королем в начале XIII в. стала поддержка их всеми сословными группами свободного населения Англии: клиром, рыцарями, горожанами, фригольдерами. Их сотрудничество, совместные действия основывались на совпадении интересов в обуздании королевского произвола.

Огромная роль в поражении короля принадлежала католической церкви в лице Папы Римского и его ставленника архиепископа Кентерберийского Стефана Ленгтона. Разногласия между королем Иоанном Безземельным и Папой Римским Иннокентием III в связи с отказом короля принять в качестве архиепископа Кентерберийского папского ставленника, затрагивающим важнейшую прерогативу Церкви, привели в 1208 г. к наложению интердикта на всю Англию (приостановке осуществления церковных служб и таинств) и отлучению английского короля от Церкви. Попытки Иоанна назначить на церковные должности своих людей закончились тем, что он был лишен трона. Покорившись Папе в 1213 г., Иоанн был вынужден фактически передать ему королевство Англия в собственность и получить его назад уже в качестве ленного держания папского вассала, согласившись при этом не только вернуть Церкви отнятые у нее ранее земли, но и отправлять в Рим ежегодную дань.

Нетрудно представить, сколь большое политическое значение в стране с господствующим религиозным мировоззрением имело лишение королевской власти традиционного ореола могущества и святости, а также как это обстоятельство отразилось на политическом конфликте вокруг подписания Хартии в 1215 г. и на ее содержании. Не случайно первой же статьей Хартии была закреплена полная «свобода церкви», неприкосновенность владения ею своими правами и вольностями и прежде всего «важнейшей и более всего необходимой» свободой выборов клира.

Общественно-договорные основы Хартии, нашедшие отражение в содержании ее статей и касающиеся прав и привилегий не только баронов, но и других сословных групп свободного населения Англии, в значительной мере были определены как политическими притязаниями Церкви, так и ее господствующей религиозной идеологией о верховенстве права, в частности личными воззрениями архиепископа Кентерберийского Стефана на подчинение королевской воли Богу, божественную справедливость и др., которые подкреплялись традиционными ссылками на «извечно» (с англосаксонских времен) существующие «права и вольности» англичан и т.п.

Трудно переоценить влияние на исход борьбы, а также на содержание ВХВ и английского рыцарства, которое стало в это время реальной политической силой, составляя около 3/4 господствующего класса английского общества. Рыцари, ряды которых пополнялись в силу простоты перехода в эту сословную группу представителями фригольдеров, были широко представлены в местной администрации шерифами, помощниками шерифов и пр., входили в состав присяжных в судах сотен и графств. Более того, они в силу особых исторических обстоятельств стали приобретать в XIII в. все большую независимость как от своих лордов, так и от короля. Не случайно именно их поддержки искал английский король в критическом для него 1215 г., созвав по четыре рыцаря от каждого графства для обсуждения «дел королевства».

Не менее важное влияние и на исход политической борьбы того времени, и на содержание Хартии 1215 г. оказали горожане, интересы которых тоже не могли не учитываться правящей элитой. Поддержку со стороны корпоративной силы английского бюргерства, основанной на его богатстве, искали и короли, и бароны. В связи с вышеизложенным представляется надуманной дискуссия о том, кого составители Хартии 1215 г. включали в понятие «свободный человек» (liber homo), чаще всего использовавшееся в ее статьях о правах и привилегиях. Это — все свободное население Англии, на которое распространялись гарантии «общего права» страны, за исключением несвободных вилланов, что явно свидетельствует о феодально-сословном характере этого важного политического документа.

Кажущиеся разночтения понятия «свободный человек» в Хартии связаны лишь с определенной расстановкой в ней акцентов, со стремлением под влиянием конкретных обстоятельств подчеркнуть права и привилегии определенной сословной группы как части целого. Примером может служить сопоставление ст. 20 и 21 Хартии, которые предписывают наложение штрафа на «свободного человека» (ст. 20), в том числе на графа и барона (ст. 21), «не иначе как сообразно роду проступка». В ст. 21 не только подчеркивалась необходимость соблюдения этой нормы в отношении графов и баронов, но и содержалось требование «суда равных», ставшего в это время камнем преткновения между ними и королем и все чаще прибегавшего к административному приказу или суммарной юрисдикции при наложении штрафов и пр.

2. Защита «прав» и «вольностей» (материальных интересов) баронов как непосредственных вассалов короны:

При ответе на второй вопрос студенту необходимо иметь четкие представления о действующей в феодальной Англии XIII в. судебной и правовой системе, учитывая то обстоятельство, что во всей Европе, благодаря закономерному развитию правовой культуры к этому времени, устанавливается феодальное право как система объективных, точных, единообразных и универсальных обычно-правовых норм о правах и обязанностях сюзеренов и их вассалов, начиная с верховного сюзерена — короля и его непосредственных держателей, т.е. феодальное право как таковое, и совокупность норм, регулирующих отношения зависимых вилланов и их лордов, т.е. манориальное право. Собственно феодальное право включало в себя следующие элементы:

право вассала на долю в феоде, которое не могло быть произвольно отчуждено,

право сеньора требовать от своих вассалов исполнения военной службы (либо выплаты введенных в Англии в XII в. особых денежных сумм — «щитовых денег»), а также личной денежной помощи в ряде исключительных обстоятельств,

право собирать особый налог при наследовании земли и ее субинфеодации (рельеф),

право опеки над несовершеннолетними наследниками его вассалов и т.д.

При этом сеньориально-вассальные отношения могли быть прекращены путем процедуры «отзыва верности», если одна из сторон нарушила свои обязательства, причинив другой стороне серьезный ущерб. Важнейшим принципом европейского феодального права являлся принцип коллективного правосудия, что предполагало особую повинность каждого вассала участвовать в «суде равных» своего лорда.

В целом восстановлению этих общепризнанных, устоявшихся в средневековом обществе обычно-правовых норм, их закреплению, упорядочиванию и уточнению и была посвящена большая часть положений ВХВ 1215 г.

В частности, ст. 2 Хартии не только подтверждала право наследников графов и баронов и других непосредственных держателей земли от короля (in capita) уплачивать «старинный рельеф», но и фиксировала его законные рамки в денежном выражении за «графскую баронию», за «рыцарский фьеф» и пр. В ст. 3—5 Хартии закреплялись традиционные нормы о принадлежащем королю праве опеки над несовершеннолетними наследниками своих вассалов при условии прекращения злоупотреблений этим правом со стороны королевских чиновников.

Не затрагивая право короля и других сеньоров вмешиваться в брачные отношения наследников и вдов своих держателей (см. ст. 6—8), Хартия, тем не менее, защищала их земельные держания от конфискации за долги самому королю или евреям-ростовщикам (эти долги, как правило, также переходили в королевскую казну). Феодальный принцип взаимности прав и обязанностей сеньора и вассала нашел четкое выражение в ст. 37 Хартии, согласно которой королю впредь запрещалось «вмешиваться в права других сеньоров-опекунов над наследниками или над какой-либо землей, которую он держит от другого за рыцарскую службу».

К традиционным нормам относится и ст. 12 Хартии, закреплявшая обязанность королевских вассалов выплачивать своему сюзерену личные пособия в случае его выкупа из плена, а также для возведения в рыцари его первородного сына и выдачи первым браком его первородной дочери. Характерно, что согласно Хартии такие же пособия королю должен был уплачивать только город Лондон, находящийся под его непосредственным контролем.

Принципиально новым положением ст. 12 стало требование выплаты королю «щитовых денег» и пособий не иначе как по решению «общего совета королевства», в который входили иерархи католической церкви и бароны, крупнейшие землевладельцы, a также все те, кто держал землю от короля непосредственно. Здесь король выступает, в роли феодального сеньора, законность требований которого к своим вассалам была закреплена феодальным обычаем. Фактически эти поборы и пособия перекладывались баронами и графами на плечи своих вассалов, кроме того, к их выплате привлекались простые фригольдеры и вилланы.

Прямым следствием принципа «взаимности прав и обязанностей» в феодальном праве Европы стало закрепление в ст. 15 и 16 Хартии норм о равных правах вассалов других лордов с вассалами короля при взимании с них пособий и несении различных видов службы, что имело непосредственное отношение в первую очередь к рыцарям. К числу немногих статей, касающихся прав и привилегий рыцарей, относилась и ст. 29, запрещавшая констеблю принуждать рыцаря платить вопреки его желанию деньги взамен личной охраны замка своего лорда. Дело в том, что к тому времени все большее число феодальных повинностей переводилось в денежную форму.

3. Защита «вольностей» неаристократических слоев населения:

Малочисленность статей, непосредственно посвященных рыцарям, не свидетельствует, однако, о том, что бароны исходя из «эгоистических интересов» закрепляли только свои права и привилегии, ущемляя при этом права рыцарей и горожан.

Это противоречило бы как общей расстановке социально-политических сил в описываемых событиях, так и прямому требованию самой Хартии в форме королевского заверения, что «все вышеназванные в ней обычаи и вольности... насколько это касается нас в отношении к нашим вассалам, все в нашем королевстве, как миряне, так и клирики, обязаны соблюдать, насколько это касается их в отношении к их вассалам» (ст. 60).

Статьи Хартии о выравнивании феодальных привилегий, о взаимности прав и обязанностей в рамках феодальной иерархии между лицами высшего и низшего общественного положения (от рыцарей до баронов и даже королей) можно отнести к проявлению «идеала законности», что наряду с практикой субинфеодации способствовало сохранению единого классового сознания, как высшей аристократии, так и мелкопоместного рыцарства, что основывалось на главном по нормам феодального права противопоставлении «свободных людей» зависимому вилланству.

Небольшое количество статей Хартия посвящает и английскому городу, горожанам, что, однако, тоже не означает, что бароны в своих эгоистических интересах просто обходили их своим вниманием при составлении Хартии. И королю, и баронам всегда не хватало денег, которые сосредоточивались в городах как торговых центрах, поэтому они искали поддержки горожан.

Значительное внимание Хартия уделяет проблеме долгов свободных землевладельцев, их наследников и вдов английским купцам и евреям-ростовщикам, запрещая, в частности, отбирать земли и доходы с нее, «пока движимости должника будет достаточно для уплаты долга» (ст. 9). Характерно, что Хартия не требовала при этом ограничения ростовщического процента.

К моменту принятия Хартии английский город, благодаря своей корпоративной сплоченности, не был бесправен. Со времен Генриха I бурги, жители которых не пользовались правом самоуправления, превращались в города (towns), т.е. в свободные ассоциации горожан. К началу XII в. в городах избирались шерифы, городам было предоставлено право иметь собственные суды. Расширил финансовую и судебную свободу городов Генрих II, запретив взимание пошлин с горожан за провоз товаров и другие сборы, ограничив судебные штрафные санкции, запретив арест земли за долги, исключив ограничения свободы браков, опекунских прав над наследниками и пр.

Исторические документы того времени свидетельствуют, что горожане уже пользовались в начале ХШ в., благодаря дарованным их сеньорами частным хартиям, теми правами и привилегиями, которых добивались бароны с помощью подписания Хартии. Благодаря этому обстоятельству в ст. 13 Хартии лишь в обобщенной форме были подтверждены «древние вольности и свободные обычаи как на суше, так и на воде», принадлежавшие городу Лондону и другим городам, бургам, местечкам и портам. Более того, ст. 28 запрещала незаконные поборы с горожан и с других свободных людей.

Трудно переоценить значение, особенно для горожан, ст. 35 Хартии, установившей единство мер и весов в стране, а также ст. 41 и 42, закреплявших право не только купцов, но и каждого свободного (этим правом не пользовалась зависимая часть населения — вилланы) на беспрепятственный и безопасный въезд, передвижение и выезд из страны. Исключения касались только купцов из воюющих с Англией стран, с которыми предписывалось обращаться так, «как обращаются с купцами нашей земли». Эти статьи, способствовавшие развитию мировой торговли путем создания условий для безопасности рынков и торговых путей, закрепляли новые принципы торгового права, основанные на требованиях объективности, универсальности правосудия, взаимности прав и обязанностей, предвосхищая одно из универсальных требований свободы личности в наши просвещенные времена.

4. Статьи Хартии, регулирующие порядок работы судов и королевской администрации:

При ответе на данный вопрос студенту необходимо выделить и проанализировать путем сопоставления отдельных статей те из них, которые непосредственно относятся к сфере королевской администрации и системе правосудия в стране (ст. 17—22, 24, 36, 39, 40, 55 и др.).

Так, ст. 17—19 Хартии содержали положения, обеспечивавшие большую доступность, профессионализм и улучшение управляемости королевских судов. Эти положения не только не подрывали, а, напротив, в определенной мере модифицировали в интересах истца систему правосудия, созданную Генрихом I (1100 — 1135 гг.) и его преемниками. Статья 17 Хартии возвращала страну к старому, более удобному делению высшего королевского суда «общих тяжб» (которое было ликвидировано Иоанном в 1209 г.) на два судебных присутствия: суд, сопровождавший короля в его объездах страны, и суд, заседавший без короля в Вестминстере в режиме регулярных и длительных сессий. Статьи 18 и 19 также в интересах истца устанавливали правило, что владельческие иски должны рассматриваться в судах тех графств, где возникло само дело, определяя с этой целью необходимое число присяжных и королевских разъездных судей (а также порядок выезда их на места). Как известно, в системе формального по своему характеру «общего права», сложившегося в Англии в XII— XIII вв., важнейшую роль играли королевские приказы о расследовании или различные формы исков (writs). Хартия 1215 г. не только утверждала сложившуюся к этому времени систему приказов, но и способствовала ее дальнейшему развитию. Так, ст. 18 перечисляла приказы, направленные на защиту свободного держания земли: старейшие приказы о «новом захвате», «о смерти предшественника», «о последнем представлении на приход». В ст. 36 говорилось о специальном королевском приказе, который должен был выдаваться бесплатно и без всякого промедления в случае расследования убийства или иного тяжкого преступления, — приказе о расследовании «о жизни и членах». Его выдача сопровождалась, как правило, получением другого приказа — о расследовании причин задержания обвиняемого: не вследствие ли чьей-либо «злобы или ненависти человек был арестован». Если следствием было установлено, что обвиняемый был арестован на основании злобы или ненависти, он отпускался на свободу при условии поручительства нескольких лиц в том, что он будет доставлен в суд по первому требованию. Этот приказ, сходный с приказом habeas corpus, давал обвиняемому в тяжком преступлении право на временное освобождение до суда.

В других статьях Хартии закреплялись принципы деятельности судов, многие из которых созвучны современному праву. В частности, ст. 20 содержала требование соответствия тяжести наказания степени опасности преступления. Более того, данное прогрессивное положение распространялось на всех держателей земли, в том числе и на зависимых вилланов, воспроизводя при этом традиционное для английского права предписание о неприкосновенности вилланского инвентаря (упряжки) при взыскании штрафов, что могло лишить виллана средств к существованию. Статья 24 запрещала королевским чиновникам (шерифам, констеблям и др.) выступать в роли судей по делам, подсудным королю, т.е. судам сотен и графств, в компетенцию которых входило рассмотрение уголовных дел при участии так называемого большого (обвинительного) жюри присяжных (это относилось даже к делам вилланов). Содержание этой статьи конкретизируется положением ст. 38, которая, следуя общему замыслу документа, направлена на пресечение возможности со стороны короля и его чиновников преследовать невиновного. Согласно этой статье, никакой человек не мог «привлекать кого-либо к ответу лишь на основании своего собственного устного заявления, не привлекая для этого заслуживающих доверия свидетелей».

Статья 36 Хартии имела прямую связь со ст. 40, в которой закреплялся часто повторявшийся и взятый дословно из церковных декретов принцип «не продавать права и справедливости», «не отказывать в них или не замедлять их». Историки связывают ст. 40 главным образом с требованием Церкви к светским властям не вмешиваться в компетенцию церковных судов.

В ряду вышеуказанных статей наиболее дискуссионным представляется толкование положений ст. 34 и 39. Так, ст. 34 служит главным аргументом для тех исследователей Хартии, которые утверждают, что бароны пытались с ее помощью остановить планомерную работу по созданию централизованного королевского правосудия. Дословно данная статья гласила: «Приказ, называемый Praecipe, впредь не должен выдаваться кому бы то ни было о каком-либо держании, вследствие чего свободный человек мог бы потерять свою курию» (курия — это феодальный суд при сеньоре). Особое политическое значение, которое придавалось этой статье, было связано с ее ошибочным толкованием, что убедительно доказывается новейшими исследователями документа.

Речь в данной статье Хартии шла не об ограничении деятельности королевских судов вследствие расширения частной юрисдикции лордов, а о защите от королевского произвола владельческих прав его непосредственных держателей с помощью традиционного «суда равных». Имелась в виду возможность потери вассалом суда своего лорда. В английских изданиях, посвященных данному документу, соответствующий фрагмент латинского текста ст. 34 переводится следующим образом: «вследствие чего свободный человек не мог быть судим в курии (суде) своего лорда». Право феодального землевладения и средневековый европейский принцип «суда равных» в отношениях сеньора и его вассалов были неразрывно связаны. Ни один сеньор, имеющий курию (собственный суд), действующую в двух формах — в форме «суда равных» в отношении своих вассалов и манориального сельского суда в отношении зависимых вилланов и иных жителей своего манора, не мог ее потерять.

Чтобы понять действительный смысл таких важнейших статей Хартии, как ст. 34 и 39, студенту необходимо иметь ясное представление о сложной, многозвенной, обладающей внутренним единством системе судов средневековой Англии, в которой каждый из них занимал свою традиционную нишу. Становление этой системы было связано с реформами Генриха II. При нем были сформированы центральные королевские суды в качестве составной части королевской курии и восстановлены и укреплены общие судебные собрания сотен и графств на основе традиционных англосаксонских порядков с привлечением присяжных из числа свободных держателей земли. Кроме того, были упорядочены традиционно сложившиеся границы между юрисдикцией судов графств и частных сеньориальных «судов равных». К компетенции судов «общего права» в сотнях и графствах были отнесены не только уголовные дела, но и споры о землевладении свободных. Это открыло для свободного держателя земли возможности не только перенести свой иск в королевский суд для расследования с помощью присяжных, но и самому активно приобщиться к их деятельности в той же роли.

Отличительной особенностью этих судов был их сословный характер. Они исключали из сферы своей деятельности земельные тяжбы вилланов. Однако действие принципа «исключения вилланства» не распространялось на тяжкие уголовные преступления, ибо, как писал в середине XIII в. английский правовед Г. Бректон, «жизнь и члены находились во владении короля и в отношении запретов и наказания, разве что кто-либо другой пользуется специальной привилегией».

В сеньориальном частном «суде равных» лорд мог быть и истцом, и ответчиком. Этот суд основывался на принципе «suit of court», когда сеньор председательствовал в суде, а решения коллективно выносились самими вассалами лорда. Вассал при этом в случае несогласия с решением мог обратиться в высший сеньориальный суд, в королевскую курию или перенести свой иск в королевский суд графства. Не изжит был в то время и такой способ решения спора, как судебный поединок.

В манориальных сельских судах вершили правосудие «волей лорда и обычаями манора» сами жители манора под председательством сеньора или его помощника-стюарда. Они разбирали главным образом земельные споры, дела о неуплате долгов, о мелких правонарушениях, в том числе совершенных против своего лорда, выполняли ряд полицейских функций наряду с судами сотен и графств. Решения в этих судах принимались коллективно, от имени всей общины манора. При этом формально не проводилось различие между крепостными вилланами и свободными фригольдерами, сокменами, когда дело касалось защиты от неправомерных посягательств даже со стороны самого лорда.

Таким образом, согласно ВХВ 1215 г., сам приказ «Praecipe», являвшийся суммарным средством перенесения владельческого иска в королевскую курию и действовавший в отношении держателей короля, графов и баронов, «как бы соправителей короля», был своеобразным административным средством. Дело в том, что он лишь содержал требование к вассалам короля явиться в королевскую курию для обоснования своего права вершить суд по конкретному владельческому иску. Если тому или иному вассалу удавалось аргументировано доказать это право, то дело оставалось для рассмотрения по существу в соответствующем «суде равных». Статья 34 Хартии запрещала королю использовать приказ «Praecipe» в иных целях и выдавать его «кому бы то ни было о каком-либо держании», т.е. исключить с его помощью незаконное и без «суда равных» изъятие земли у королевского вассала. Прямым подтверждением этому служит ст. 52, в которой закреплялось обещание короля возвратить своим вассалам земли, замки, вольности и иные их права, которых они были лишены без законного приговора своих пэров (равных), а в случае возникновения тяжбы передать дело на решение комитета 25 баронов. Последний создавался в качестве высшей апелляционной инстанции по владельческим искам непосредственных королевских держателей против своего лорда-короля, что было вызвано все тем же государевым произволом, а также тем, что король не мог быть в собственном деле и судьей, и ответчиком. (Еще в «Баронских статьях» (ст. 25) предусматривалось создание такого комитета.) Весьма показательно, что тяжба по поводу владения, отнятого отцом или бароном короля, а не самим Иоанном, должна была рассматриваться в обычном порядке «по приговору своих пэров» «с полной справедливостью» в королевской курии.

По своему содержанию приказ «Praecipe» стал предтечей широко распространенного впоследствии в английском праве приказа «о запрещении производства по делу». Co временем были разработаны и альтернативные способы перенесения дела в королевский суд, например с помощью приказа «о вторжении». В новой редакции ВХВ прежняя ст. 34 была исключена из текста документа, хотя королевский судебный произвол не прекратился и в последующие века.

refdb.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о