Валерик лермонтов жанр – «Валерик» анализ стихотворения Лермонтова по плану кратко – история создания, идея, композиция, образы

Содержание

«Валерик»(Я к вам пишу случайно, — право…), анализ стихотворения Лермонтова

Стихотворение «Валерик» написано Михаилом Лермонтовым во время второй кавказской ссылки в 1840 году. Спустя три года оно впервые было напечатано в альманахе «Утренняя заря». В произведении описано сражение на речке Валерик, в котором поэт участвовал. Он находился в отряде генерала Галафеева. Это подразделение вело активные военные действия в Чечне.

Тема произведения вечна и актуальна для всего человечества. Это осознание хрупкости, красоты и ценности жизни перед лицом смертельной опасности в беспощадной и бессмысленной войне.

Жанр стихотворения можно определить как редкое сочетание любовной и военной лирики, где присутствуют и зарисовки пейзажа, и философские размышления, и сцены быта горцев. Это послание-исповедь героя своей возлюбленной. Оно было адресовано Варваре Лопухиной, к которой Лермонтов многие годы испытывал нежные чувства.

Первая и последняя части стихотворения, где поэт говорит о своей любви, как бы обрамляют главную часть произведения с описанием сражения. Такой композиционный прием удачно соединяет переживания героя и трагические события войны в единое целое.

Первая часть, хоть и обращена к любимой женщине, совершенно лишена романтического настроения. Лермонтов оправдывает это тем, что после пережитой кровавой бойни былые чувства кажутся ему игрой. Все светские развлечения остались для поэта в прошлом, а в настоящей жизни царят уныние и хаос. Однако автор не в силах отказаться от долгой сердечной привязанности, поэтому стремится оттолкнуть от себя возлюбленную иронией и воспоминаниями о пережитом ужасе. Он считает, что и любимая к нему равнодушна, у них нет душевной близости.

Душою мы друг другу чужды,
Да вряд ли есть родство души.

Вторая часть стихотворения описывает военные действия. Здесь тон повествования меняется, возрастает число переносов одного предложения в смежных строчках. Лермонтов вводит множество глаголов, избегает личных местоимений: «дело началось», «подходим ближе», «вдруг с гиком кинулись». Все это создает картину хаоса и нервозности, движения обезличенных масс, уродливой реальности.

После битвы снова возникают образы отдельных людей – солдата, генерала, лирического героя. Лермонтов, как и в «Бородино», показывает военные действия с точки зрения их рядового участника. Этот новый для того времени прием находит свое выражение в точных и простых описаниях, как в сцене с умирающим капитаном.

Особый трагизм происходящего автор видит в том, что русские и горцы, чей вольный и гордый дух вызывает глубокое уважение, должны убивать друг друга в этом бессмысленном и кровопролитном конфликте. Как и в других произведениях, посвященных Кавказу, Лермонтов выражает несогласие с методами, которыми проводилось присоединение этих территорий к России.

И с грустью тайной и сердечной
Я думал: жалкий человек.
Чего он хочет!.. Небо ясно,
Под небом места много всем,
Но беспрестанно и напрасно
Один враждует он — зачем?

В стихотворении автор ни разу не называет чеченцев врагами. Он употребляет только положительные определения – «горцы», «удальцы». А перед описанием жестокой схватки и вовсе заявляет о своей любви к этому народу. Характерен и образ «кунака» лирического героя – чеченца Галуба.

Жестокую прозу войны автор противопоставляет поэзии природы, грубый язык военных команд – торжественному и величественному слогу, которым описывает горный пейзаж.

«Гордые и спокойные» вершины гор должны напоминать человеку о вечности, стремлении к духовным высотам.

Третья часть стихотворения вновь обращена к возлюбленной. Свои глубокие мысли и чувства лирический герой пытается представить как чудачества, с горечью полагая, что тревоги войны выглядят дикими и нелепыми среди светских забав. При этом Лермонтов подразумевает, что так считает не только его возлюбленная, но и все светское общество.

В стихотворении «Валерик» поэт использовал разнообразные изобразительные средства. Подвижный четырехстопный и двустопный ямб, нерегулярная рифмовка нескольких строф подряд, многочисленные сверхсхемные ударения, охватывающие, перекрестные и смежные рифмы поразительно точно передают и естественные интонации диалогов, и рваный ритм боя, и величие горных вершин, и слегка ироничные философские рассуждения автора.

Белинский оценивал значение «Валерика» в творчестве Лермонтова как проявление его особенного таланта. Поэт умел прямо смотреть на истину и чувства, не приукрашая их.

  • «Родина», анализ стихотворения Лермонтова, сочинение
  • «Парус», анализ стихотворения Лермонтова
  • «Пророк», анализ стихотворения Лермонтова
  • «Тучи», анализ стихотворения Лермонтова
  • «Герой нашего времени», краткое содержание по главам романа Лермонтова
  • «Демон», анализ поэмы Лермонтова
  • «Бородино», анализ стихотворения Лермонтова
  • «Утес», анализ стихотворения Лермонтова
  • «Листок», анализ стихотворения Лермонтова
  • «Дума», анализ стихотворения Лермонтова
  • «Три пальмы», анализ стихотворения Лермонтова
  • «Нищий», анализ стихотворения Лермонтова
  • «Молитва (В минуту трудную...)», анализ стихотворения Лермонтова
  • «Смерть поэта», анализ стихотворения Лермонтова
  • «Выхожу один я на дорогу», анализ стихотворения Лермонтова

По произведению: «Валерик»

По писателю: Лермонтов Михаил Юрьевич


goldlit.ru

ЕГЭ. Литература. Анализ стихотворений. М.Ю.Лермонтов. «Валерик»

Литературное направление

Реализм

Размер стиха

Двустопный ямб, рифмовка лишена всякой упорядоченности: рифмы то перекрестные, то охватывающие, то смежные, причем могут рифмоваться два или три стиха.

Тема, идея, проблемы

Тема жизни и смерти.

Показывая ужасы войны, автор словно подчёркивает мысль (идея стихотворения) о необходимости жить в мире, беречь мир, а для этого народы должны пытаться услышать друг друга, понять, не конфликтовать.

Проблемы:

  • Проблема войны и мира, необходимости защиты мирного неба , прекращения вражды, непонимания между народами. Показывая войну глазами рядового солдата, автор с сожалением и горечью писал о том, что горские народы, которых он уважал, и русские солдаты вынуждены убивать друг друга. Потому что власти не могут мирно решить возникшие проблемы. Как актуально звучит это в наши дни!

Я думал: жалкий человек.
Чего он хочет. небо ясно,
Под небом места много всем,
Но беспрестанно и напрасно
Один враждует он — зачем?

Проблема подлинного  героизма. Описывая картины боя, автор передаёт своё восхищение подвигами рядовых солдат, пишет об уважении к людям, которые так героически сражались. Солдаты храбро воевали, погиб их командир. Искренне жалели его бойцы

 На ружья опершись, кругом
Стояли усачи седые…
И тихо плакали…

Столько людей в бою погибло с обеих сторон, столько слёз принесли эти смерти. Зачем? Нужны и были эти жертвы? Когда придёт конец вражде ?

Но беспрестанно и напрасно
Один враждует он — зачем?

  • Проблема истинных чувств и ложных. Он считал, что искренней любви нет в этом мире, что всё преходяще: «В наш век все чувства лишь на срок…»
Композиция.

Стихотворение делится на 3 части. В 1-ой автор обращается к возлюбленной, признаётся ей в любви («… но вас
Забыть мне было невозможно») ;
во 2-ой он описывает бой. В 3-ей снова обращается к любимой, словно укоряя её за то, что она не понимает , что такое война, что на Кавказе постоянно гибнут солдаты, а он  для неё лишь место отдыха.

Художественные средства
Стихотворение построено на антитезе. Поэт противопоставляет пустую жизнь светских дам,  заботящихся лишь о нарядах, о  том, в чём они выйдут в свет, о кавалерах, простым солдатам, сражающимся за великие идеалы:

В забавах света вам смешны
Тревоги дикие войны;

Эпитеты: «широкой тенью», «тощие лошадки », «рядой нестройной,
Но вечно гордой и спокойной, Тянулись горы» ,«жалкий человек», «день кровавый».
Метафора: «в струях потока », «взоры бродили», «забилось сердце на одно», «кровь загоралася в груди»
Возвышенная лексика: «взоры»
Олицетворение «
Сравнение: «кровь текла струею дымной по каменьям», « резались жестоко, как звери»,  «Мы любовалися на них, Без кровожадного волненья, Как на трагический балет».
Метонимия: «Потом мелькнуло шапки две…»
Вопросно-ответная форма:

— А сколько их дралось примерно
Сегодня?— Тысяч до семи.
— А много горцы потеряли?
— Как знать?— зачем вы не считали!

Многоточие. Автор часто использует его, чтобы показать одновременно несколько сцен, передать взволнованность речи: «
прожужжала Шальная пуля… славный звук…»,
  «Уж близко… выстрел… легкий дым…», «Стояли усачи седые…И тихо плакали…».

literatura-ege.ru

Анализ стихотворения Лермонтова Валерик

Михаил Юрьевич с раннего детства увлекался военной тематикой. Он был воодушевлен подвигами деда и отца. Лермонтов собирался связать свою жизнь с армией, хотел послужить родине, сделать что-то нужное и благородное. Писателя словно манил Кавказ, и те военные действия, которые набирали там обороты. После поступления в кавалерийскую школу Лермонтов в чине корнета пополнил ряды гвардейского полка. Времена были тяжелые, но это, ничуть не испугало молодого юношу, который так жаждал подвигов. В 1840 году на реке Валерик произошла битва между восставшими чеченцами и российским полком. В этой битве принимал участие и Лермонтов. Он был своенравным и неуравновешенным. Хотя другие говорили, что во время битвы он показал доблесть, честь и героизм, к чему так долго шел. Именно битва на реке стала основой для написания стихотворения.

Лермонтов приступает за работу над стихом сразу после битвы. На первый взгляд стихотворение написано достаточно просто, но оно несет в своем замысле слишком сложную композицию. Стихотворение "Валерик" дает нам понять, что на Кавказе живет особый народ. У них свои обычаи и нравы. Мальчики, постепенно становясь крепкими и сильными, готовы на все лишь бы защитить свою землю от врага. Такой их образ жизни, иначе жить они не могут. Они отважные и смелы, готовые идти до конца, не зря их героизм воспевается в местных легендах. Автор отчетливо описывает подробности сражения. На фоне кровопролития находится место и любовным чувствам, терзающим главного героя. Этим стихом Лермонтов хочет донести не только любовные чувства героя, даже не приобретенный военный опыт, это выражение чувств и воспоминаний о тяжелом прожитом времени в бою.

"Валерик" словно исповедь главного героя, адресованная любимой женщине. Трагизм наступившего события в том, что пережили солдаты, сражаясь с врагами, это все словно предано посланием для любимой, ждущей его, где-то там, вдали от всего. Всему приходит конец, даже эта битва не стала исключением. После тяжелого рукопашного боя, многих потерь, уставшая земля и река долго были омыты "красными водами". Наконец кровавый страшный день закончился, можно вздохнуть с облегчением, но воспоминания все же, не денутся никуда. В душе они поселились на долгое время.

Анализ стихотворения Лермонтова Валерик

Стихотворение М.Ю. Лермонтова «Валерик», написанное в 1940 году, считается одним из ярких произведений военной лирики в творчестве поэта. М.Ю. Лермонтов находится во второй своей ссылке на Кавказе, но в отличие от первой, сейчас он в гуще военных действий. Он воюет храбро, без оглядки, удивляя даже старых испытанных вояк своей удалью. Друзьям в переписке, поэт пишет, что вошел во вкус войны, и она стала его родной стихией. Все происходящее вокруг, М.Ю Лермонтов отражает в своих лирических произведениях. Стихотворения этого периода грустные и мрачные, в них постоянно присутствуют мысли о смерти и одиночестве человека.

Стихотворение «Валерик» повествует о переломном в ходе войны сражении на реке с одноименным названием, в котором М.Ю. Лермонтов принимал непосредственное участие. Поэт пишет от первого лица, как бы пропуская через себя все происходящее в том страшном бою.

Стихотворение объединяет в себе любовную и военную лирику. Повествование состоит из нескольких частей, каждая из которых имеет ключевую мысль автора.

Произведение начинается обращением к возлюбленной. Варвара Александровна Лопухина была любимой поэта, именно к ней он пишет в стихотворении. Но строки лишены любви, в них скрыты другие чувства. Пересматривая холодным умом прошлое, автор разуверяется в том, что она, когда-то любила его. В них больше упрека в непостоянстве и равнодушии любимой к его судьбе. Да и сам он уже не тот, кто был прежде. После пережитого, для него пустыми кажутся его юношеские забавы, любовь, и само общество становится для него чуждым.

Далее начинается вторая часть повествования и поэт описывает боевые действия. Медленно перейдя от «турка и татарина» к Востоку поэт погружает нас в суровый быт военных. Нельзя не заметить, любовь и преклонение М.Ю. Лермонтова перед культурой и традицией народов Кавказа. Здесь душа его исцеляется и находится в забытье. Меняется и тон повествования, от тяжелого и мрачного, он становится спокойным и легким.

Поэт описывает картину простой фронтовой жизни. Недолгий отдых, между чередой внезапных атак. Перестрелки, короткие схватки и смерть, которая глядит в глаза солдатам. Чувствуется его поистине братская любовь к сослуживцам. В военном быте поэт находит своеобразный отдых своей истерзанной страстями душе. Его больше не мучает прошлое и он не думает о будущем. Есть только война, которая уносит жизни тысячи солдат.

«Трагический балет», «представления» - эти сравнения автор делает неслучайно. Для молодой светской барышни, у которой все интересы ограничены театрами и балами, эти понятия близки и понятны. Но сколько мрачной тоски звучит в словах автора. Между ним и любимой пропасть из пережитого на войне. И осознавая эту разницу, поэт намеренно не щадит свою слушательницу, описывая во всех подробностях главное сражение.

В бою на реке Валерик автор сливается с толпой. События сменяют одно другое молниеносно. Лермонтов использует в повествовании множество глаголов, постоянно меняет ритм.  Размер стихотворения двустопный ямб, с постоянно меняющейся рифмовкой. Рифма то перекрестная, то охватывающая, то смежная точно передает атмосферу боя, с выхваченными диалогами и военными командами, и философские рассуждения поэта.

Он беспощадно обрушивает на читателя весь ужас боя, где люди будто превратились в зверей в смертельной схватке. И после сражения М.Ю Лермонтов вновь переходит к лицам. Мы видим умирающего капитана, слезы бойцов, генерала, который пишет донесения, и случившуюся трагедию в лице каждого героя. И самое страшное, что нет в этом сражении победивших и проигравших, все случившееся для писателя – это кровожадное убийство, которое не оправдывают никакие цели.

После мы вновь слышим голос поэта. Он охватывает всю страшную картину происходящего вокруг, но не находит сожаления и печали.  И это, конечно, не равнодушие. Истерзанная битвой душа окаменела и все чувства в ней истощились. Как противопоставление кошмарному людскому действу, над всем ясное небо и спокойная величественная природа Кавказа. И глядя на весь этот вечный пейзаж, его мучает только одно.

Я думал: жалкий человек.
Чего он хочет!.. небо ясно,
Под небом места много всем,
Но беспрестанно и напрасно
Один враждует он — зачем?

Он спрашивает это, зная, что ответ на этот вопрос не знает ни один человек. Для М.Ю. Лермонтова чеченская война была трагедией. Он не понимал ее предназначения. За время своей ссылки, он проникся культурой и традициями горцев, и они перестали быть для него дикарями с кинжалов, которых надо истребить.

В заключительных строках стихотворения, он опять делает противопоставление светского общества, которое относится к поездке на Кавказ, как к увеселению, и жесткую реальность войны. Поэту осталось только попрощаться со своей возлюбленной. Не жалея, он пытается представить все высказанные чувства за безумие и оттолкнуть ее уже навсегда.

Картинка к стихотворению Валерик

Популярные темы анализов

  • Анализ стихотворения Есенина Не напрасно дули ветры

    Есенин очень любил природу и часто писал стихи, связанные со временами года и красотой бескрайних полей и лесов. Есенин родом из деревни детство и юность он провел там и видел много проявлений природы. В данном стихотворении Есенин

  • Анализ стихотворения Есенина Вечером синим, вечером лунным

    Это короткое стихотворение, которое писатель написал в очень интересном стиле, стиле, который является полным признанием всех своих ошибок и промахов, так как в нем существует огромная доля сожаления: он очень грустит,

  • Анализ стихотворения Бунина Мать

    Стихотворение «Мать», как и другие у Бунина, красивое и особенное. Поэт поздно уехал от родителей, тогда ему было 17 лет. Он был душевно привязан к матери и сравнивал с ней всех представителей прекрасного пола, которые ему попадались.

  • Анализ стихотворения Брюсова В будущем

    Валерий Брюсов является знаменитым русским писателем, его основное творчество приходиться на период конца девятнадцатого и начала двадцатого века. В его множественные произведения входят сборники и стихи,

  • Анализ стихотворения Блока О весна без конца и без краю

    Александр Александрович Блок - замечательный поэт, удивительный человек, с тонкой и чувствующей душой. Каждое его произведение пронизано эмоциями, чувствами, глубоким смыслом. Сегодня более подробно хочется поговорить о произведении

analiz-stihov.ru

«Валерик», анализ стихотворения М.Ю. Лермонтова

Стихотворение «Валерик» написано Михаилом Лермонтовым во время второй кавказской ссылки в 1840 году. Спустя три года оно впервые было напечатано в альманахе «Утренняя заря». В произведении описано сражение на речке Валерик, в котором поэт участвовал. Он находился в отряде генерала Галафеева. Это подразделение вело активные военные действия в Чечне.

Тема произведения вечна и актуальна для всего человечества. Это осознание хрупкости, красоты и ценности жизни перед лицом смертельной опасности в беспощадной и бессмысленной войне.

Жанр стихотворения можно определить как редкое сочетание любовной и военной лирики, где присутствуют и зарисовки пейзажа, и философские размышления, и сцены быта горцев. Это послание-исповедь героя своей возлюбленной. Оно было адресовано Варваре Лопухиной, к которой Лермонтов многие годы испытывал нежные чувства.

Первая и последняя части стихотворения, где поэт говорит о своей любви, как бы обрамляют главную часть произведения с описанием сражения. Такой композиционный прием удачно соединяет переживания героя и трагические события войны в единое целое.

Первая часть, хоть и обращена к любимой женщине, совершенно лишена романтического настроения. Лермонтов оправдывает это тем, что после пережитой кровавой бойни былые чувства кажутся ему игрой. Все светские развлечения остались для поэта в прошлом, а в настоящей жизни царят уныние и хаос. Однако автор не в силах отказаться от долгой сердечной привязанности, поэтому стремится оттолкнуть от себя возлюбленную иронией и воспоминаниями о пережитом ужасе. Он считает, что и любимая к нему равнодушна, у них нет душевной близости.

    Душою мы друг другу чужды,
    Да вряд ли есть родство души.

Вторая часть стихотворения описывает военные действия. Здесь тон повествования меняется, возрастает число переносов одного предложения в смежных строчках. Лермонтов вводит множество глаголов, избегает личных местоимений: «дело началось», «подходим ближе», «вдруг с гиком кинулись». Все это создает картину хаоса и нервозности, движения обезличенных масс, уродливой реальности.

После битвы снова возникают образы отдельных людей – солдата, генерала, лирического героя. Лермонтов, как и в «Бородино», показывает военные действия с точки зрения их рядового участника. Этот новый для того времени прием находит свое выражение в точных и простых описаниях, как в сцене с умирающим капитаном.

Особый трагизм происходящего автор видит в том, что русские и горцы, чей вольный и гордый дух вызывает глубокое уважение, должны убивать друг друга в этом бессмысленном и кровопролитном конфликте. Как и в других произведениях, посвященных Кавказу, Лермонтов выражает несогласие с методами, которыми проводилось присоединение этих территорий к России.

    И с грустью тайной и сердечной
    Я думал: жалкий человек.
    Чего он хочет!.. Небо ясно,
    Под небом места много всем,
    Но беспрестанно и напрасно
    Один враждует он — зачем?

В стихотворении автор ни разу не называет чеченцев врагами. Он употребляет только положительные определения – «горцы», «удальцы». А перед описанием жестокой схватки и вовсе заявляет о своей любви к этому народу. Характерен и образ «кунака» лирического героя – чеченца Галуба.

Жестокую прозу войны автор противопоставляет поэзии природы, грубый язык военных команд – торжественному и величественному слогу, которым описывает горный пейзаж. «Гордые и спокойные» вершины гор должны напоминать человеку о вечности, стремлении к духовным высотам.

Третья часть стихотворения вновь обращена к возлюбленной. Свои глубокие мысли и чувства лирический герой пытается представить как чудачества, с горечью полагая, что тревоги войны выглядят дикими и нелепыми среди светских забав. При этом Лермонтов подразумевает, что так считает не только его возлюбленная, но и все светское общество.

В стихотворении «Валерик» поэт использовал разнообразные изобразительные средства. Подвижный четырехстопный и двустопный ямб, нерегулярная рифмовка нескольких строф подряд, многочисленные сверхсхемные ударения, охватывающие, перекрестные и смежные рифмы поразительно точно передают и естественные интонации диалогов, и рваный ритм боя, и величие горных вершин, и слегка ироничные философские рассуждения автора.

Белинский оценивал значение «Валерика» в творчестве Лермонтова как проявление его особенного таланта. Поэт умел прямо смотреть на истину и чувства, не приукрашая их.

Стихотворение «Валерик»

    Я к вам пишу случайно, — право,
    Не знаю как и для чего.
    Я потерял уж это право.
    И что скажу вам? — ничего!
    Что помню вас? — но, боже правый,
    Вы это знаете давно;
    И вам, конечно, всё равно.

    И знать вам также нету нужды,
    Где я? что я? в какой глуши?
    Душою мы друг другу чужды,
    Да вряд ли есть родство души.
    Страницы прошлого читая,
    Их по порядку разбирая
    Теперь остынувшим умом,
    Разуверяюсь я во всем.
    Смешно же сердцем лицемерить
    Перед собою столько лет;
    Добро б еще морочить свет!
    Да и притом, что пользы верить
    Тому, чего уж больше нет?..
    Безумно ждать любви заочной?
    В наш век все чувства лишь на срок,
    Но я вас помню — да и точно,
    Я вас никак забыть не мог!

    Во-первых, потому, что много
    И долго, долго вас любил,
    Потом страданьем и тревогой
    За дни блаженства заплатил,
    Потом в раскаянье бесплодном
    Влачил я цепь тяжелых лет
    И размышлением холодным
    Убил последний жизни цвет.
    С людьми сближаясь осторожно,
    Забыл я шум младых проказ,
    Любовь, поэзию, — но вас
    Забыть мне было невозможно.

    И к мысли этой я привык,
    Мой крест несу я без роптанья:
    То иль другое наказанье? —
    Не всё ль одно. Я жизнь постиг.
    Судьбе, как турок иль татарин,
    За всё я ровно благодарен,
    У бога счастья не прошу
    И молча зло переношу.
    Быть может, небеса Востока
    Меня с ученьем их пророка
    Невольно сблизили. Притом
    И жизнь всечасно кочевая,
    Труды, заботы ночь и днем,
    Всё, размышлению мешая,
    Приводит в первобытный вид
    Больную душу: сердце спит,
    Простора нет воображенью…
    И нет работы голове…
    Зато лежишь в густой траве
    И дремлешь под широкой тенью
    Чинар иль виноградных лоз,
    Кругом белеются палатки;
    Казачьи тощие лошадки
    Стоят рядком, повеся нос;
    У медных пушек спит прислуга,
    Едва дымятся фитили;
    Попарно цепь стоит вдали;
    Штыки горят под солнцем юга.
    Вот разговор о старине
    В палатке ближней слышен мне,
    Как при Ермолове ходили
    В Чечню, в Аварию, к горам;
    Как там дрались, как мы их били,
    Как доставалося и нам.
    И вижу я неподалеку
    У речки: следуя пророку,
    Мирно?й татарин свой намаз
    Творит, не подымая глаз.
    А вот кружком сидят другие.
    Люблю я цвет их желтых лиц,
    Подобный цвету ноговиц,
    Их шапки, рукава худые,
    Их темный и лукавый взор
    И их гортанный разговор.
    Чу — дальний выстрел! Прожужжала
    Шальная пуля… славный звук…
    Вот крик — и снова всё вокруг
    Затихло… Но жара уж спа?ла,
    Ведут коней на водопой,
    Зашевелилася пехота;
    Вот проскакал один, другой!
    Шум, говор: «Где вторая рота?»
    — «Что, вьючить?» — «Что же капитан?»
    — «Повозки выдвигайте живо!»
    «Савельич!» — «Ой ли!»
    — «Дай огни?во!»
    Подъем ударил барабан,
    Гудит музы?ка полковая;
    Между колоннами въезжая,
    Звенят орудья. Генерал
    Вперед со свитой поскакал…
    Рассыпались в широком поле,
    Как пчелы, с гиком казаки;
    Уж показалися значки
    Там на опушке — два и боле.
    А вот в чалме один мюрид
    В черкеске красной ездит важно,
    Конь светло-серый весь кипит,
    Он машет, кличет — где отважный?
    Кто выдет с ним на смертный бой!..
    Сейчас, смотрите: в шапке черной
    Казак пустился гребенской,
    Винтовку выхватил проворно,
    Уж близко… Выстрел… Легкий дым…
    «Эй, вы, станичники, за ним…»
    — «Что? ранен!..» — «Ничего, безделка…»
    И завязалась перестрелка…

    Но в этих сшибках удалых
    Забавы много, толку мало.
    Прохладным вечером, бывало,
    Мы любовалися на них,
    Без кровожадного волненья,
    Как на трагический балет.
    Зато видал я представленья,
    Каких у вас на сцене нет…

    Раз — это было под Гихами —
    Мы проходили темный лес;
    Огнем дыша, пылал над нами
    Лазурно-яркий свод небес.
    Нам был обещан бой жестокий.
    Из гор Ичкерии далекой
    Уже в Чечню на братний зов
    Толпы стекались удальцов.
    Над допотопными лесами
    Мелькали маяки кругом,
    И дым их то вился столпом,
    То расстилался облаками.
    И оживилися леса,
    Скликались дико голоса
    Под их зелеными шатрами.
    Едва лишь выбрался обоз
    В поляну, дело началось.
    Чу! в арьергард орудья просят,
    Вот ружья из кустов ‹вы› носят,
    Вот тащат за? ноги людей
    И кличут громко лекарей.
    А вот и слева, из опушки,
    Вдруг с гиком кинулись на пушки,
    И градом пуль с вершин дерев
    Отряд осыпан. Впереди же
    Всё тихо — там между кустов
    Бежал поток. Подходим ближе.
    Пустили несколько гранат.
    Еще подвинулись; молчат;
    Но вот над бревнами завала
    Ружье как будто заблистало,
    Потом мелькнуло шапки две,
    И вновь всё спряталось в траве.
    То было грозное молчанье,
    Недолго длилося оно,
    Но ‹в› этом странном ожиданье
    Забилось сердце не одно.
    Вдруг залп… Глядим: лежат рядами —
    Что нужды? — здешние полки,
    Народ испытанный… «В штыки,
    Дружнее!» — раздалось за нами.
    Кровь загорелася в груди!
    Все офицеры впереди…
    Верхом помчался на завалы
    Кто не успел спрыгну?ть с коня…
    «Ура!» — и смолкло. «Вон кинжалы,
    В приклады!» — и пошла резня.
    И два часа в струях потока
    Бой длился. Резались жестоко,
    Как звери, молча, с грудью грудь,
    Ручей телами запрудили.
    Хотел воды я зачерпнуть
    (И зной и битва утомили
    Меня)… но мутная волна
    Была тепла, была красна.

    На берегу, под тенью дуба,
    Пройдя завалов первый ряд,
    Стоял кружок. Один солдат
    Был на коленах. Мрачно, грубо
    Казалось выраженье лиц,
    Но слезы капали с ресниц,
    Покрытых пылью… На шинели,
    Спиною к дереву, лежал
    Их капитан. Он умирал.
    В груди его едва чернели
    Две ранки, кровь его чуть-чуть
    Сочилась. Но высоко грудь
    И трудно подымалась; взоры
    Бродили страшно, он шептал:
    «Спасите, братцы. Тащат в горы.
    Постойте — ранен генерал…
    Не слышат…» Долго он стонал,
    Но всё слабей, и понемногу
    Затих и душу отдал богу.
    На ружья опершись, кругом
    Стояли усачи седые…
    И тихо плакали… Потом
    Его остатки боевые
    Накрыли бережно плащом
    И понесли. Тоской томимый,
    Им вслед смотрел ‹я› недвижи?мый.
    Меж тем товарищей, друзей
    Со вздохом возле называли,
    Но не нашел в душе моей
    Я сожаленья, ни печали.
    Уже затихло всё; тела
    Стащили в кучу; кровь текла
    Струею дымной по каменьям,
    Ее тяжелым испареньем
    Был полон воздух. Генерал
    Сидел в тени на барабане
    И донесенья принимал.
    Окрестный лес, как бы в тумане,
    Синел в дыму пороховом.
    А там вдали грядой нестройной,
    Но вечно гордой и спокойной,
    Тянулись горы — и Казбек
    Сверкал главой остроконечной.
    И с грустью тайной и сердечной
    Я думал: «Жалкий человек.
    Чего он хочет!.. Небо ясно,
    Под небом места много всем,
    Но беспрестанно и напрасно
    Один враждует он — зачем?»
    Галуб прервал мое мечтанье.
    Ударив по плечу, — он был
    Кунак мой, — я его спросил,
    Как месту этому названье?
    Он отвечал мне: «Валерик[4],
    А перевесть на ваш язык,
    Так будет речка смерти: верно,
    Дано старинными людьми».
    — «А сколько их дралось примерно
    Сегодня?» — «Тысяч до семи».
    — «А много горцы потеряли?»
    — «Как знать? — зачем вы не считали!»
    — «Да! будет, — кто-то тут сказал, —
    Им в память этот день кровавый!»
    Чеченец посмотрел лукаво
    И головою покачал.

    Но я боюся вам наскучить,
    В забавах света вам смешны
    Тревоги дикие войны.
    Свой ум вы не привыкли мучить
    Тяжелой думой о конце.
    На вашем молодом лице
    Следов заботы и печали
    Не отыскать, и вы едва ли
    Вблизи когда-нибудь видали,
    Как умирают. Дай вам бог
    И не видать: иных тревог
    Довольно есть. В самозабвенье
    Не лучше ль кончить жизни путь?
    И беспробудным сном заснуть
    С мечтой о близком пробужденье?

    Теперь прощайте: если вас
    Мой безыскусственный рассказ
    Развеселит, займет хоть малость,
    Я буду счастлив. А не так?
    Простите мне его как шалость
    И тихо молвите: чудак!..

1840

tvory.info

Анализ стихотворения Лермонтова Валерик сочинения и текст



Анализ «Валерик» Лермонтова М.Ю.

January 18, 2014

Михаил Лермонтов с самого детства мечтал связать свою судьбу с армией. Он постоянно восхищался подвигами отцов и дедов, которые принимали участие в Отечественной войне 1812 года и сам хотел совершить что-то необычное, благородное, послужить во благо родины. Именно поэтому поэт бросил университет и поступил в школу кавалерийских юнкеров. Его постоянно привлекали военные действия на Кавказе, в 1832 году Михаил Юрьевич поступил на службу в гвардейский полк в чине корнета.

Предпосылки к написанию стихотворения

М. Лермонтов «Валерик» написал в 1840 году во время кровавого сражения на одноименной реке. Окружающие характеризовали поэта как неуравновешенного и своенравного молодого человека, хотя близкие друзья утверждали обратное. Скорее всего, писатель специально вел себя вызывающе, бросал вызов обществу, чтобы попасть в ссылку на Кавказ – именно об этом говорит анализ. «Валерик» Лермонтова точно описывает сражение, в котором участвовал автор. В действующую армию Михаил Юрьевич попал в 1837 году, но увидеть настоящий бой ему удалось только летом 1840 года.

Стихотворение написано в эпистолярном жанре для выражения чувств, мыслей, воспоминаний или наблюдений. Предназначалось оно возлюбленной поэта – Варваре Лопухиной. Лермонтов любил ее до самой смерти, но постоянно отталкивал, потому что считал себя недостойным ее любви. В то время писатель вел журнал военных действий генерала Галафеева, интересен тот факт, что его текст является основой стихотворения, в котором описан бой, но только его краткое содержание.

Лермонтов «Валерик» - параллель между светской жизнью и войной

Начинается произведение как любовное послание. Автор пишет письмо с войны девушке, но не с признанием в любви, а просто с описанием своих военных будней. Михаил Юрьевич специально или неосознанно пытался сделать Варваре больно, уколоть ее самолюбие, оттолкнуть от себя. Он считает, что между ними нет духовной близости и виноваты в том трагические события, случившиеся на Кавказе. После увиденных смертей поэт воспринимает любовь как ребячество – об этом говорит и анализ.

«Валерик» Лермонтова во второй части описывает непосредственно военные действия. Здесь автор во всех красках расписывает сражение и дает волю своим чувствам. Конечно, истории о раненных и мертвых друзьях, умирающих командирах никак не предназначены для молодой девушки, светской львицы, мечтающей о походах в театр или на бал. Поэт специально в своем произведении сравнивает два мира – это показывает и анализ. «Валерик» Лермонтова высветил бессмысленность жизни светских дам, заботящихся лишь о нарядах и кавалерах. В то же время он показал судьбы простых солдат, умирающих за высокие идеалы.

В завершительной третьей части произведения автор вновь обращается к возлюбленной. Хоть и замаскированно, но все же Михаил Юрьевич укоряет Лопухину в том, что для нее поездка на Кавказ воспринимается как увлекательное путешествие, светское общество попросту не может понять всех тягот войны – именно это показывает анализ. «Валерик» Лермонтова говорит о бессмысленности человеческих жертв. Поэт, всю жизнь стремившийся попасть на войну, только в кровавом сражении понял, что во всем этом нет смысла и ничем нельзя оправдать смерть человека.

Анализ стихотворения Валерик

Эпизоды из жизни вольнолюбивого и воинственного народа Кавказа показал поэт М.Ю. Лермонтов в стихотворении «Валерик», написанном в 1840 году. Это стихотворение написано на основе наблюдений поэта над боевыми делами отряда генерал-лейтенанта Галафеева во время похода в Чечню. Речка Валерик существует на самом деле и впадает в реку Сунжу, правобережный приток Терека. С 6 по 14 июля 1840 года Лермонтов участвовал в боях и, по преданию, вел журнал военных действий отряда генерала Галафеева. Совпадение текста "Журнала военных действий" и лермонтовского стихотворения дает представление о том, как точно воспроизвел он действительную обстановку похода и, в то же время, в каком направлении шло поэтическое освоение материала его наблюдений. Из сопоставления текста стихотворения с соответствующими страницами "Журнала военных действий" видно, что совпадает в них не только фактическая основа, но и сам стиль, целые предложения "Журнала" и строки стихотворения.
Автор написал стихотворение в эпистолярном жанре для выражения своих мыслей, чувств, воспоминаний, наблюдений.
Тема этого произведения – это вечная во всей литературе тема жизни и смерти.
Этим стихотворением Лермонтов хотел показать, что в нашей жизни много тревог, забот, волнений. Как много надо успеть, узнать, услышать, открыть для себя. Автор хочет, чтобы наша земля спокойно цвела под голубым мирным небом, никогда не гремели взрывы, не звучали выстрелы, обрывающие человеческие жизни.
В «Валерике» имеются различные изобразительно-выразительные средства. Это эпитеты («широкой тенью», «тощие лошадки »), метафоры («в струях потока »). градация ( «Как звери, молча, с грудью грудь») и т.д

Размер стиха – двустопный ямб, рифмовка лишена всякой упорядоченности: рифмы
то перекрестные, то охватывающие, то смежные, причем могут рифмоваться два или три
стиха без всякой регулярности
Лермонтов вошел в русскую литературу как продолжатель традиций Пушкина. Стихи были жизнью, его делом, его протестом. Поэт чувствует свое одиночество, тоску, непонимание; он бесконечно любит свой народ, ясно отделяет подлинный патриотизм от мнимого. Почти вся его жизнь связана с Кавказом. По окончании юнкерской школы Лермонтов вышел корнетом Лейб-гвардии гусарского полка и по воле судьбы попал на Кавказ, который любил с детства
В заключительных стихах философская
романтическая ирония переведена в бытовой план: все описанное в стихотворении
шутливо именуется «шалостью» «чудака», размышления которого над жизнью и смертью
не стоят внимания. В лучшем случае они способны «развеселить» и ненадолго занять
мысль и воображение адресата послания.
Сейчас наша жизнь, жизнь молодых людей нашего времени так тесно связана с Кавказом, что не читать стихи Лермонтова нельзя, особенно стихотворение «Валерик». На Кавказе особый народ, своеобразная жизнь, дух, обычаи, традиции. В колыбельных песнях матери поют мальчикам о том, как «злой чечен ползет на берег, точит свой кинжал», как они вырастут, «смело вденут ногу в стремя и возьмут ружье. ». Они не могут иначе, это их образ жизни, закон предков. Их легенды воспевают мужество и героизм, стойкость и отвагу, выносливость и терпение.
Да, такой это народ, не прощающий обид, веками мстящий за кровь погибших предков. От деда к отцу, от отца к сыну передается кровавый завет: «Убей врага!». И идет череда убийств, идет веками, даже тысячелетиями. "Чеченский след" обнаружен при расследовании массовых убийств ни в чем не повинных людей, когда были взорваны жилые дома в Москве и Волгодонске. Захват заложников в Москве во время представления мюзикла «Норд-Ост» был произведен чеченскими террористами. Продолжится ли кровавый список? Продолжить можно до бесконечности. Но надо ли? И кому это нужно, кому выгодно?

Ясно, что не нам, простым людям, любящим жизнь, своих близких, родных.

30298 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Лермонтов М.Ю. / Стихотворения / Анализ стихотворения Валерик

Смотрите также по произведению "Стихотворения":

Мы напишем отличное сочинение по Вашему заказу всего за 24 часа. Уникальное сочинение в единственном экземпляре.

100% гарантии от повторения!

Анализ стихотворения Лермонтова «Валерик»

Судьба распорядилась так, что Михаил Лермонтов вынужден был оставить университет и принял решение связать свою жизнь с армией. Мечта совершить подвиг с детства будоражила воображение юного поэта, который считал, что родился слишком поздно и не смог принять участие в Отечественной войне 1812 года.

Именно по этой причине, когда начались военные действия на Кавказе, Лермонтов поступил в школу кавалерийских юнкеров, и уже в 1832 году в чине корнета поступил на службу в гвардейский полк. По воспоминаниям современником, Лермонтов отличался весьма своенравным и неуравновешенным характером, хотя люди, которые были знакомы с ним достаточно близко, утверждали обратное. Поэтому исследователи творчества этого поэта склонны предполагать, что он умышленно бросал вызов обществу, добиваясь ссылки на Кавказ. Так или иначе, но своей цели Лермонтов достиг, и в 1837 году попал в действующую армию, которая дислоцировалась в районе Тифлиса. Однако принять участие в настоящих боевых действиях поэту пришлось во время своей второй кавказской ссылки, и сражение у реки Валерик легло в основу одноименного стихотворения. написанного в 1840 году.

Начинается оно как любовное послание, адресованное вполне конкретной женщине – Варваре Лопухиной, к которой поэт питал весьма нежные чувства до самой смерти. Однако тон письма совсем лишен романтизма, так как Лермонтов осознанно развенчивает миф о влюбленности. Он отмечает, что с той, кому адресовано послание, у него нет духовной близости, и это – результат тех трагических событий, очевидцем которых довелось стать поэту. На фоне кровавой бойни, которая разгорелась на берегах далекой реки, свое увлечение этой юной особой Михаил Лермонтов воспринимает, как ребячество. И после памятного боя он настолько далек от светских условностей, что больше не хочет играть в игру под названием «любовь», демонстрируя попеременно то ревность и холодность, то восторг и умиление.

Все эти забавы для поэта остались в прошлом, он словно бы провел черту между прежней жизнью, в которой остались блистательные балы, и настоящим, где царят хаос, смута и смерть. Однако Лермонтов все же не может просто так отказаться от той, которая долгие годы пленяла его воображение, поэтому предпринимает выверенный шаг, пытаясь выставить самого себя в невыгодном свете. Автор надеется, что после откровений о настоящей войне, лишенных приукрашиваний, он прослывет чудаков, и его избранница сама сделает первый шаг для того, чтобы разорвать отношения. Именно поэтому поэт обращается к ней с определенной долей иронии, стараясь побольнее уколоть и обидеть.

Вторая часть стихотворения посвящена непосредственно военным действиям, и здесь автор дает волю своим чувствам, рассказывая, как «звенят орудья» и «пошла резня». Конечно же, подобные строчки совершенно не предназначены для светских львиц, грезящих балами и театром. Однако такой прием Лермонтов использует умышленно, чтобы показать контраст между двумя мирами, такими близкими и столь недосягаемыми. В одном из них самой большой печалью является отсутствие внимания со стороны кавалеров, а в другом люди умирают за высокие идеалы на глазах у своих верных товарищей, и их жизнь не стоит ровным счетом ничего.

В третьей части стихотворения Лермонтов вновь переходит от повествования к общению с возлюбленной, хотя очень тщательно пытается замаскировать свои чувства. «В забавах света вам смешны тревоги дикие войны», — отмечает поэт, намекая на то, что подобные чувства испытывает все светское общество, для которых поездка на Кавказ воспринимается, как увлекательное приключение. Однако Лермонтов знает цену таким путешествиям, поэтому искренне завидует тем, кто не знает, каково это — видеть смерть солдат и понимать, что этой жертвы все равно никто не оценит.

©"" .

«Валерик» М.Лермонтов

«Валерик» Михаил Лермонтов

Я к вам пишу случайно; право
Не знаю как и для чего.
Я потерял уж это право.
И что скажу вам?— ничего!
Что помню вас?— но, Боже правый,
Вы это знаете давно;
И вам, конечно, все равно.

И знать вам также нету нужды,
Где я? что я? в какой глуши?
Душою мы друг другу чужды,
Да вряд ли есть родство души.
Страницы прошлого читая,
Их по порядку разбирая
Теперь остынувшим умом,
Разуверяюсь я во всем.
Смешно же сердцем лицемерить
Перед собою столько лет;
Добро б еще морочить свет!
Да и при том что пользы верить
Тому, чего уж больше нет.
Безумно ждать любви заочной?
В наш век все чувства лишь на срок;
Но я вас помню — да и точно,
Я вас никак забыть не мог!
Во-первых потому, что много,
И долго, долго вас любил,
Потом страданьем и тревогой
За дни блаженства заплатил;
Потом в раскаяньи бесплодном
Влачил я цепь тяжелых лет;
И размышлением холодным
Убил последний жизни цвет.
С людьми сближаясь осторожно,
Забыл я шум младых проказ,
Любовь, поэзию,— но вас
Забыть мне было невозможно.

И к мысли этой я привык,
Мой крест несу я без роптанья:
То иль другое наказанье?
Не все ль одно. Я жизнь постиг;
Судьбе как турок иль татарин
За все я ровно благодарен;
У Бога счастья не прошу
И молча зло переношу.
Быть может, небеса востока
Меня с ученьем их Пророка
Невольно сблизили. Притом
И жизнь всечасно кочевая,
Труды, заботы ночь и днем,
Все, размышлению мешая,
Приводит в первобытный вид
Больную душу: сердце спит,
Простора нет воображенью…
И нет работы голове…
Зато лежишь в густой траве,
И дремлешь под широкой тенью
Чинар иль виноградных лоз,
Кругом белеются палатки;
Казачьи тощие лошадки
Стоят рядком, повеся нос;
У медных пушек спит прислуга,
Едва дымятся фитили;
Попарно цепь стоит вдали;
Штыки горят под солнцем юга.
Вот разговор о старине
В палатке ближней слышен мне;
Как при Ермолове ходили
В Чечню, в Аварию, к горам;
Как там дрались, как мы их били,
Как доставалося и нам;
И вижу я неподалеку
У речки, следуя Пророку,
Мирной татарин свой намаз
Творит, не подымая глаз;
А вот кружком сидят другие.
Люблю я цвет их желтых лиц,
Подобный цвету наговиц,
Их шапки, рукава худые,
Их темный и лукавый взор
И их гортанный разговор.
Чу — дальний выстрел! прожужжала
Шальная пуля… славный звук…
Вот крик — и снова все вокруг
Затихло… но жара уж спала,
Ведут коней на водопой,
Зашевелилася пехота;
Вот проскакал один, другой!
Шум, говор. Где вторая рота?
Что, вьючить?— что же капитан?
Повозки выдвигайте живо!
Савельич! Ой ли — Дай огниво!—
Подъем ударил барабан —
Гудит музыка полковая;
Между колоннами въезжая,
Звенят орудья. Генерал
Вперед со свитой поскакал…
Рассыпались в широком поле,
Как пчелы, с гиком казаки;
Уж показалися значки
Там на опушке — два, и боле.
А вот в чалме один мюрид
В черкеске красной ездит важно,
Конь светло-серый весь кипит,
Он машет, кличет — где отважный?
Кто выйдет с ним на смертный бой.
Сейчас, смотрите: в шапке черной
Казак пустился гребенской;
Винтовку выхватил проворно,
Уж близко… выстрел… легкий дым…
Эй вы, станичники, за ним…
Что? ранен. — Ничего, безделка…
И завязалась перестрелка…

Но в этих сшибках удалых
Забавы много, толку мало;
Прохладным вечером, бывало,
Мы любовалися на них,
Без кровожадного волненья,
Как на трагический балет;
Зато видал я представленья,
Каких у вас на сцене нет…

Раз — это было под Гихами,
Мы проходили темный лес;
Огнем дыша, пылал над нами
Лазурно-яркий свод небес.
Нам был обещан бой жестокий.
Из гор Ичкерии далекой
Уже в Чечню на братний зов
Толпы стекались удальцов.
Над допотопными лесами
Мелькали маяки кругом;
И дым их то вился столпом,
То расстилался облаками;
И оживилися леса;
Скликались дико голоса
Под их зелеными шатрами.
Едва лишь выбрался обоз
В поляну, дело началось;
Чу! в арьергард орудья просят;
Вот ружья из кустов [вы]носят,
Вот тащат за ноги людей
И кличут громко лекарей;
А вот и слева, из опушки,
Вдруг с гиком кинулись на пушки;
И градом пуль с вершин дерев
Отряд осыпан. Впереди же
Все тихо — там между кустов
Бежал поток. Подходим ближе.
Пустили несколько гранат;
Еще продвинулись; молчат;
Но вот над бревнами завала
Ружье как будто заблистало;
Потом мелькнуло шапки две;
И вновь всё спряталось в траве.
То было грозное молчанье,
Не долго длилося оно,
Но [в] этом странном ожиданье
Забилось сердце не одно.
Вдруг залп… глядим: лежат рядами,
Что нужды? здешние полки
Народ испытанный… В штыки,
Дружнее! раздалось за нами.
Кровь загорелася в груди!
Все офицеры впереди…
Верхом помчался на завалы
Кто не успел спрыгнуть с коня…
Ура — и смолкло.— Вон кинжалы,
В приклады!— и пошла резня.
И два часа в струях потока
Бой длился. Резались жестоко
Как звери, молча, с грудью грудь,
Ручей телами запрудили.
Хотел воды я зачерпнуть…
(И зной и битва утомили
Меня), но мутная волна
Была тепла, была красна.

На берегу, под тенью дуба,
Пройдя завалов первый ряд,
Стоял кружок. Один солдат
Был на коленах; мрачно, грубо
Казалось выраженье лиц,
Но слезы капали с ресниц,
Покрытых пылью… на шинели,
Спиною к дереву, лежал
Их капитан. Он умирал;
В груди его едва чернели
Две ранки; кровь его чуть-чуть
Сочилась. Но высоко грудь
И трудно подымалась, взоры
Бродили страшно, он шептал…
Спасите, братцы.— Тащат в торы.
Постойте — ранен генерал…
Не слышат… Долго он стонал,
Но все слабей и понемногу
Затих и душу отдал Богу;
На ружья опершись, кругом
Стояли усачи седые…
И тихо плакали… потом
Его остатки боевые
Накрыли бережно плащом
И понесли. Тоской томимый
Им вслед смотрел [я] недвижимый.
Меж тем товарищей, друзей
Со вздохом возле называли;
Но не нашел в душе моей
Я сожаленья, ни печали.
Уже затихло все; тела
Стащили в кучу; кровь текла
Струею дымной по каменьям,
Ее тяжелым испареньем
Был полон воздух. Генерал
Сидел в тени на барабане
И донесенья принимал.
Окрестный лес, как бы в тумане,
Синел в дыму пороховом.
А там вдали грядой нестройной,
Но вечно гордой и спокойной,
Тянулись горы — и Казбек
Сверкал главой остроконечной.
И с грустью тайной и сердечной
Я думал: жалкий человек.
Чего он хочет. небо ясно,
Под небом места много всем,
Но беспрестанно и напрасно
Один враждует он — зачем?
Галуб прервал мое мечтанье,
Ударив по плечу; он был
Кунак мой: я его спросил,
Как месту этому названье?
Он отвечал мне: Валерик,
А перевесть на ваш язык,
Так будет речка смерти: верно,
Дано старинными людьми.
— А сколько их дралось примерно
Сегодня?— Тысяч до семи.
— А много горцы потеряли?
— Как знать?— зачем вы не считали!
Да! будет, кто-то тут сказал,
Им в память этот день кровавый!
Чеченец посмотрел лукаво
И головою покачал.

Но я боюся вам наскучить,
В забавах света вам смешны
Тревоги дикие войны;
Свой ум вы не привыкли мучить
Тяжелой думой о конце;
На вашем молодом лице
Следов заботы и печали
Не отыскать, и вы едва ли
Вблизи когда-нибудь видали,
Как умирают. Дай вам Бог
И не видать: иных тревог
Довольно есть. В самозабвеньи
Не лучше ль кончить жизни путь?
И беспробудным сном заснуть
С мечтой о близком пробужденьи?

Теперь прощайте: если вас
Мой безыскусственный рассказ
Развеселит, займет хоть малость,
Я буду счастлив. А не так?—
Простите мне его как шалость
И тихо молвите: чудак.

Анализ стихотворения Лермонтова «Валерик»

Судьба распорядилась так, что Михаил Лермонтов вынужден был оставить университет и принял решение связать свою жизнь с армией. Мечта совершить подвиг с детства будоражила воображение юного поэта, который считал, что родился слишком поздно и не смог принять участие в Отечественной войне 1812 года.

Именно по этой причине, когда начались военные действия на Кавказе, Лермонтов поступил в школу кавалерийских юнкеров, и уже в 1832 году в чине корнета поступил на службу в гвардейский полк. По воспоминаниям современником, Лермонтов отличался весьма своенравным и неуравновешенным характером, хотя люди, которые были знакомы с ним достаточно близко, утверждали обратное. Поэтому исследователи творчества этого поэта склонны предполагать, что он умышленно бросал вызов обществу, добиваясь ссылки на Кавказ. Так или иначе, но своей цели Лермонтов достиг, и в 1837 году попал в действующую армию, которая дислоцировалась в районе Тифлиса. Однако принять участие в настоящих боевых действиях поэту пришлось во время своей второй кавказской ссылки, и сражение у реки Валерик легло в основу одноименного стихотворения, написанного в 1840 году.

Начинается оно как любовное послание, адресованное вполне конкретной женщине – Варваре Лопухиной, к которой поэт питал весьма нежные чувства до самой смерти. Однако тон письма совсем лишен романтизма, так как Лермонтов осознанно развенчивает миф о влюбленности. Он отмечает, что с той, кому адресовано послание, у него нет духовной близости, и это – результат тех трагических событий, очевидцем которых довелось стать поэту. На фоне кровавой бойни, которая разгорелась на берегах далекой реки, свое увлечение этой юной особой Михаил Лермонтов воспринимает, как ребячество. И после памятного боя он настолько далек от светских условностей, что больше не хочет играть в игру под названием «любовь», демонстрируя попеременно то ревность и холодность, то восторг и умиление.

Все эти забавы для поэта остались в прошлом, он словно бы провел черту между прежней жизнью, в которой остались блистательные балы, и настоящим, где царят хаос, смута и смерть. Однако Лермонтов все же не может просто так отказаться от той, которая долгие годы пленяла его воображение, поэтому предпринимает выверенный шаг, пытаясь выставить самого себя в невыгодном свете. Автор надеется, что после откровений о настоящей войне, лишенных приукрашиваний, он прослывет чудаков, и его избранница сама сделает первый шаг для того, чтобы разорвать отношения. Именно поэтому поэт обращается к ней с определенной долей иронии, стараясь побольнее уколоть и обидеть.

Вторая часть стихотворения посвящена непосредственно военным действиям, и здесь автор дает волю своим чувствам, рассказывая, как «звенят орудья» и «пошла резня». Конечно же, подобные строчки совершенно не предназначены для светских львиц, грезящих балами и театром. Однако такой прием Лермонтов использует умышленно, чтобы показать контраст между двумя мирами, такими близкими и столь недосягаемыми. В одном из них самой большой печалью является отсутствие внимания со стороны кавалеров, а в другом люди умирают за высокие идеалы на глазах у своих верных товарищей, и их жизнь не стоит ровным счетом ничего.

В третьей части стихотворения Лермонтов вновь переходит от повествования к общению с возлюбленной, хотя очень тщательно пытается замаскировать свои чувства. «В забавах света вам смешны тревоги дикие войны», — отмечает поэт, намекая на то, что подобные чувства испытывает все светское общество, для которых поездка на Кавказ воспринимается, как увлекательное приключение. Однако Лермонтов знает цену таким путешествиям, поэтому искренне завидует тем, кто не знает, каково это — видеть смерть солдат и понимать, что этой жертвы все равно никто не оценит.

«Валерик»(Я к вам пишу случайно, — право…), анализ стихотворения Лермонтова

Стихотворение «Валерик» написано Михаилом Лермонтовым во время второй кавказской ссылки в 1840 году. Спустя три года оно впервые было напечатано в альманахе «Утренняя заря». В произведении описано сражение на речке Валерик, в котором поэт участвовал. Он находился в отряде генерала Галафеева. Это подразделение вело активные военные действия в Чечне.

Тема произведения вечна и актуальна для всего человечества. Это осознание хрупкости, красоты и ценности жизни перед лицом смертельной опасности в беспощадной и бессмысленной войне.

Жанр стихотворения можно определить как редкое сочетание любовной и военной лирики, где присутствуют и зарисовки пейзажа, и философские размышления, и сцены быта горцев. Это послание-исповедь героя своей возлюбленной. Оно было адресовано Варваре Лопухиной, к которой Лермонтов многие годы испытывал нежные чувства.

Первая и последняя части стихотворения, где поэт говорит о своей любви, как бы обрамляют главную часть произведения с описанием сражения. Такой композиционный прием удачно соединяет переживания героя и трагические события войны в единое целое.

Первая часть, хоть и обращена к любимой женщине, совершенно лишена романтического настроения. Лермонтов оправдывает это тем, что после пережитой кровавой бойни былые чувства кажутся ему игрой. Все светские развлечения остались для поэта в прошлом, а в настоящей жизни царят уныние и хаос. Однако автор не в силах отказаться от долгой сердечной привязанности, поэтому стремится оттолкнуть от себя возлюбленную иронией и воспоминаниями о пережитом ужасе. Он считает, что и любимая к нему равнодушна, у них нет душевной близости.

Душою мы друг другу чужды,
Да вряд ли есть родство души.

Вторая часть стихотворения описывает военные действия. Здесь тон повествования меняется, возрастает число переносов одного предложения в смежных строчках. Лермонтов вводит множество глаголов, избегает личных местоимений: «дело началось». «подходим ближе». «вдруг с гиком кинулись». Все это создает картину хаоса и нервозности, движения обезличенных масс, уродливой реальности.

После битвы снова возникают образы отдельных людей – солдата, генерала, лирического героя. Лермонтов, как и в «Бородино». показывает военные действия с точки зрения их рядового участника. Этот новый для того времени прием находит свое выражение в точных и простых описаниях, как в сцене с умирающим капитаном.

Особый трагизм происходящего автор видит в том, что русские и горцы, чей вольный и гордый дух вызывает глубокое уважение, должны убивать друг друга в этом бессмысленном и кровопролитном конфликте. Как и в других произведениях, посвященных Кавказу, Лермонтов выражает несогласие с методами, которыми проводилось присоединение этих территорий к России.

И с грустью тайной и сердечной
Я думал: жалкий человек.
Чего он хочет. Небо ясно,
Под небом места много всем,
Но беспрестанно и напрасно
Один враждует он — зачем?

В стихотворении автор ни разу не называет чеченцев врагами. Он употребляет только положительные определения – «горцы». «удальцы». А перед описанием жестокой схватки и вовсе заявляет о своей любви к этому народу. Характерен и образ «кунака» лирического героя – чеченца Галуба.

Жестокую прозу войны автор противопоставляет поэзии природы, грубый язык военных команд – торжественному и величественному слогу, которым описывает горный пейзаж. «Гордые и спокойные» вершины гор должны напоминать человеку о вечности, стремлении к духовным высотам.

Третья часть стихотворения вновь обращена к возлюбленной. Свои глубокие мысли и чувства лирический герой пытается представить как чудачества, с горечью полагая, что тревоги войны выглядят дикими и нелепыми среди светских забав. При этом Лермонтов подразумевает, что так считает не только его возлюбленная, но и все светское общество.

В стихотворении «Валерик» поэт использовал разнообразные изобразительные средства. Подвижный четырехстопный и двустопный ямб, нерегулярная рифмовка нескольких строф подряд, многочисленные сверхсхемные ударения, охватывающие, перекрестные и смежные рифмы поразительно точно передают и естественные интонации диалогов, и рваный ритм боя, и величие горных вершин, и слегка ироничные философские рассуждения автора.

Белинский оценивал значение «Валерика» в творчестве Лермонтова как проявление его особенного таланта. Поэт умел прямо смотреть на истину и чувства, не приукрашая их.

Послушайте стихотворение Лермонтова Валерик

Темы соседних сочинений

ostihe.ru

Анализ стихотворения Валерик Стихотворения Лермонтов М.Ю. :: Litra.RU :: Только отличные сочинения




Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!


/ Сочинения / Лермонтов М.Ю. / Стихотворения / Анализ стихотворения Валерик

    Эпизоды из жизни вольнолюбивого и воинственного народа Кавказа показал поэт М.Ю. Лермонтов в стихотворении «Валерик», написанном в 1840 году. Это стихотворение написано на основе наблюдений поэта над боевыми делами отряда генерал-лейтенанта Галафеева во время похода в Чечню. Речка Валерик существует на самом деле и впадает в реку Сунжу, правобережный приток Терека. С 6 по 14 июля 1840 года Лермонтов участвовал в боях и, по преданию, вел журнал военных действий отряда генерала Галафеева. Совпадение текста "Журнала военных действий" и лермонтовского стихотворения дает представление о том, как точно воспроизвел он действительную обстановку похода и, в то же время, в каком направлении шло поэтическое освоение материала его наблюдений. Из сопоставления текста стихотворения с соответствующими страницами "Журнала военных действий" видно, что совпадает в них не только фактическая основа, но и сам стиль, целые предложения "Журнала" и строки стихотворения.
    Автор написал стихотворение в эпистолярном жанре для выражения своих мыслей, чувств, воспоминаний, наблюдений.
    Тема этого произведения – это вечная во всей литературе тема жизни и смерти.
    Этим стихотворением Лермонтов хотел показать, что в нашей жизни много тревог, забот, волнений. Как много надо успеть, узнать, услышать, открыть для себя. Автор хочет, чтобы наша земля спокойно цвела под голубым мирным небом, никогда не гремели взрывы, не звучали выстрелы, обрывающие человеческие жизни.
    В «Валерике» имеются различные изобразительно-выразительные средства. Это эпитеты («широкой тенью», «тощие лошадки »), метафоры («в струях потока ») , градация ( «Как звери, молча, с грудью грудь») и т.д

    Размер стиха – двустопный ямб, рифмовка лишена всякой упорядоченности: рифмы
    то перекрестные, то охватывающие, то смежные, причем могут рифмоваться два или три
    стиха без всякой регулярности
    Лермонтов вошел в русскую литературу как продолжатель традиций Пушкина. Стихи были жизнью, его делом, его протестом. Поэт чувствует свое одиночество, тоску, непонимание; он бесконечно любит свой народ, ясно отделяет подлинный патриотизм от мнимого. Почти вся его жизнь связана с Кавказом. По окончании юнкерской школы Лермонтов вышел корнетом Лейб-гвардии гусарского полка и по воле судьбы попал на Кавказ, который любил с детства
    В заключительных стихах философская
    романтическая ирония переведена в бытовой план: все описанное в стихотворении
    шутливо именуется «шалостью» «чудака», размышления которого над жизнью и смертью
    не стоят внимания. В лучшем случае они способны «развеселить» и ненадолго занять
    мысль и воображение адресата послания.
    Сейчас наша жизнь, жизнь молодых людей нашего времени так тесно связана с Кавказом, что не читать стихи Лермонтова нельзя, особенно стихотворение «Валерик». На Кавказе особый народ, своеобразная жизнь, дух, обычаи, традиции... В колыбельных песнях матери поют мальчикам о том, как «злой чечен ползет на берег, точит свой кинжал», как они вырастут, «смело вденут ногу в стремя и возьмут ружье...». Они не могут иначе, это их образ жизни, закон предков. Их легенды воспевают мужество и героизм, стойкость и отвагу, выносливость и терпение.
    Да, такой это народ, не прощающий обид, веками мстящий за кровь погибших предков. От деда к отцу, от отца к сыну передается кровавый завет: «Убей врага!». И идет череда убийств, идет веками, даже тысячелетиями. "Чеченский след" обнаружен при расследовании массовых убийств ни в чем не повинных людей, когда были взорваны жилые дома в Москве и Волгодонске. Захват заложников в Москве во время представления мюзикла «Норд-Ост» был произведен чеченскими террористами. Продолжится ли кровавый список? Продолжить можно до бесконечности... Но надо ли? И кому это нужно, кому выгодно?

    Ясно, что не нам, простым людям, любящим жизнь, своих близких, родных.


Добавил: Chaluvek

98185 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.


/ Сочинения / Лермонтов М.Ю. / Стихотворения / Анализ стихотворения Валерик


Смотрите также по произведению "Стихотворения":


Мы напишем отличное сочинение по Вашему заказу всего за 24 часа. Уникальное сочинение в единственном экземпляре.

100% гарантии от повторения!

www.litra.ru

Валерик (стихотворение) - это... Что такое Валерик (стихотворение)?

У этого термина существуют и другие значения, см. Валерик.

Валери́к (Я к вам пишу́ случа́йно, — пра́во…) — стихотворение великого русского поэта Михаила Юрьевича Лермонтова, посвящённое сражению на реке Валерик. Было написано сразу после боя в 1840 году и впервые опубликовано (с пропусками) в 1843 году в альманахе «Утренняя заря» под заглавием «Валерик».

Сражение

Битва у реки Валерик произошла 11 (23) июля 1840, примерно в 30 км юго-западнее крепости Грозная (ныне город Грозный) между российским Чеченским отрядом генерал-лейтенанта А. В. Галафеева и северокавказскими горцами под командованием наиба Ахбердила Мухаммеда в ходе экспедиции русских войск против восставших.

М. Ю. Лермонтов после валерикского боя. Рисунок с натуры Д. П. Палена. Карандаш. 1840 г.

Михаил Лермонтов, поручик Тенгинского полка, показал образцовую доблесть в бою. Очевидцы, описывали его, гарцующим на белом как снег коне, на котором, он молодецки заломив белую холщовую шапку, бросался на чеченские завалы. В официальных военных сводках о Лермонтове сказано следующее:

Тенгинского пехотного полка поручик Лермонтов, во время штурма неприятельских завалов на реке Валерик, имел поручение наблюдать за действиями передовой штурмовой колонны и уведомлять начальника отряда об ее успехах, что было сопряжено с величайшею для него опасностью от неприятеля, скрывавшегося в лесу за деревьями и кустами. Но офицер этот, несмотря ни на какие опасности, исполнил возложенное на него поручение с отменным мужеством и хладнокровием и с первыми рядами храбрейших солдат ворвался в неприятельские завалы.

За свою храбрость Лермонтов был несколько раз представлен к наградами, но он так и не получил ордена, так как его имя было вычеркнуто из окончательного списка награждённых императором Николаем I[1].

Стихотворение

Автограф стихотворения «Валерик»

Его собственные чувства о войне смешались. «Я вошел во вкус войны и уверен, что для человека, который привык к сильным ощущениям этого банка, мало найдется удовольствий, которые бы не показались приторными.»[2] — писал он в письме к своему другу А. А. Лопухину. Из этого видно, что поэт смотрит на войну, как на азартную игру со смертью и с бодрым сарказмом пишет в том же письме: «…в овраге, где была потеха…». Но в конечном счёте он всё же рассматривает войну как бессмысленную резню.

Лермонтов, избрал стихотворный способ выразить свой военный опыт. Автор написал это произведение в эпистолярном жанре для выражения своих мыслей, чувств, воспоминаний, наблюдений. По форме «Валерик» — любовное послание, включающее и охватывающее, однако, стихотворную повесть или стихотворный рассказ, своеобразная исповедь героя-повествователя перед любимой женщиной, так как обращено к возлюбленной Лермонтова В. А. Лопухиной. Первая и последняя части выдержаны в духе типичного любовного послания. Обращение к женщине служит обрамляющем описанием битвы и походного быта, что соединяет личные переживания героя и общий трагизм событий, участником которых он является. «Валерик» часто рассматривают как поэтический рассказ о «картинах военной жизни», однако его содержание и жанровая структура сложнее, чем просто документальный стихотворный очерк. Жанровая структура стихотворения отличается значительной сложностью, которая во многом обусловлена редким для того времени сочетанием батальной и любовной лирики.

Как и в многих произведения Лермонтова, здесь нашёл отражение трагизм противоречия между исторической необходимостью присоединения Кавказа к России и методами, с помощью которых оно осуществлялось. Это стихотворное послание до мелочей совпадает с записями в «Журнале» отряда Галафеева. Реалистическая точность общей картины сражения, документальная достоверность каждой её детали были в ту пору в литературе о войне явлением необычайным. Также как в «Бородино» (1837 г.), Лермонтов в стихотворение «Валерик» показывает войну глазами рядового участника битвы, переносящего все тяготы и лишения походного быта, которые его и волнуют, каким представлен герой стихотворения «Валерик», порывая тем самым с традиционной условностью батальной поэзии, положив начало новому подходу к изображению человека на войне; это нашло выражение и в подчеркнутой простоте, страданиях рядовых участников сражения[3]:

Но слезы капали с ресниц,
Покрытых пылью…

и в поразительной точности описания смерти умирающего капитана:

…На шинели,
Спиною к дереву, лежал
Их капитан. Он умирал.
В груди его едва чернели
Две ранки, кровь его чуть-чуть
Сочилась. Но высоко грудь
И трудно подымалась; взоры
Бродили страшно, он шептал:
«Спасите, братцы. Тащат в горы.
Постойте — ранен генерал…
Не слышат…» Долго он стонал,
Но всё слабей, и понемногу
Затих и душу отдал Богу.
На ружья опершись, кругом
Стояли усачи седые…
И тихо плакали…

Война воспринята и изображена поэтом с точки зрения солдата, непосредственного участника событий. Таким образом, автор полемизирует с официозным воззрением на войну с горцами, с поверхностным, бьющим на внешние эффекты её изображением. Особый трагизм ситуации, по мысли Лермонтова, придаёт то, что горские племена, к которым поэт относится с уважением и любовью, и русские солдаты, на стороне которых он воюет, вынуждены убивать друг друга, вместо того, чтобы жить в мире и братстве. В конце стихтворения возникают окрашенные в тона филоской медитации размышления о бессмысленности «беспрестанной и напрасной» вражды, о том, что война и кровопролитие враждебны лучшему в человеческом естестве и «вечно гордой и спокойной» жизни природы[3]:

И с грустью тайной и сердечной
Я думал: «Жалкий человек.
Чего он хочет!.. Небо ясно,
Под небом места много всем,
Но беспрестанно и напрасно
Один враждует он — зачем?»
Галуб прервал мое мечтанье.
Ударив по плечу, — он был
Кунак мой, — я его спросил, Как месту этому названье?
Он отвечал мне: «Валерик,
А перевесть на ваш язык,
Так будет речка смерти: верно,
Дано старинными людьми».

Размер стиха — двустопный ямб, рифмовка лишена всякой упорядоченности: рифмы то перекрестные, то охватывающие, то смежные, причем могут рифмоваться два или три стиха без всякой регулярности. Картина войны нужна Лермонтову для того, чтобы передать её бессмысленность, неестественность и уродливость. С этой целью ломается стих, который перестает быть мерно и плавно текущим, гармоничным и музыкальным. Жестокая проза жизни и литературы торжествует над поэзией жизни и литературы. Напряженная, форсированная, возвышенная стилистика постепенно уступает место «прозаической» речи, сниженному стилю, обиходному разговорному языку.

В концовке стихотворения философско-романтическая ирония переведена в бытовой план: все описанное в стихотворении шутливо именуется «шалостью» «чудака», размышления которого над жизнью и смертью не стоят внимания. В лучшем случае они способны «развеселить» и не надолго занять мысль и воображение адресата послания:

Теперь прощайте: если вас
Мой безыскусственный рассказ
Развеселит, займет хоть малость,
Я буду счастлив. А не так?
Простите мне его как шалость
И тихо молвите: чудак!..

См. также

Ссылки

  1. Валерик
  2. Письмо Лермонтова Лопухину А. А., <12> сентября 1840 г. Пятигорск
  3. 1 2 Лермонтовская энциклопедия, «ВАЛЕРИК»
  Михаил Юрьевич Лермонтов
ПрозаАшик-Кериб  · Вадим  · Герой нашего времени  · Кавказец (очерк)  · Княгиня Лиговская  · Панорама Москвы  · Штосс  · Я хочу рассказать вам
ПоэмыАзраил  · Ангел смерти  · Аул Бастунджи  · Беглец  · Боярин Орша  · Две невольницы  · Демон  · Джюлио  · Измаил-Бей  · Исповедь  · Последний сын вольности  · Кавказский пленник  · Каллы  · Корсар  · Литвинка  · Монго  · Моряк  · Мцыри  · Олег  · Песня про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова  · Преступник  · Сашка  · Сказка для детей  · Тамбовская казначейша  · Хаджи Абрек  · Черкесы
ПьесыАрбенин  · Два брата  · Испанцы  · Маскарад  · Странный человек  · Цыганы (набросок)  · Menschen und Leidenschaften (люди и страсти)
СтихотворенияАнгел  · Баллада (В избушке позднею порою…)  · Баллада (Над морем красавица-дева…)  · Бартеневой  · Башилову  · Благодарность  · Благодарю!  · Блистая, пробегают облака…  · Бой  · Бородино  · Бухариной  · В альбом  · Валерик  · Венеция  · Весна  · Ветка Палестины  · Вечер после дождя  · Взгляни на этот лик…  · Видение  · Воздушный корабль  · Воля  · Выхожу один я на дорогу…  · Глупой красавице  · Гляжу на будущность с боязнью…  · Графине Ростопчиной  · Гусар  · Дары Терека  · Два великана  · Договор  · Додо  · Дума  · Есть речи — значенье…  · Желанье  · Заблуждение Купидона  · Забудь опять свои надежды…  · Завещание  · Звезда (Вверху одна…)  · Зови надежду сновиденьем…  · И скучно и грустно  · Из Гете (Горные вершины…)  · Из-под таинственной, холодной  · полумаски…  · Исповедь  · Будь со мною, как прежде бывала…  · Мой друг, напрасное старанье!..  · Я не унижусь пред тобою…  · Когда ты холодно внимаешь…  · К портрету  · Казачья колыбельная песня  · Как дух отчаянья и зла…  · Кинжал  · Кладбище  · Когда б в покорности незнанья…  · Когда волнуется желтеющая нива…  · Когда к тебе молвы рассказ…  · Листок  · Любовь мертвеца  · Мартыновой  · Метель шумит, и снег валит…  · Мой демон  · Молитва (Не обвиняй меня…)  · Монолог  · На светские цепи…  · На севере диком стоит одиноко…  · На серебряные шпоры…  · Надежда  · Нарышкиной  · Настанет день — и миром осужденный…  · Не смейся…  · Нередко люди и бранили…  · Нет, не тебя так пылко я люблю…  · Нет, я не Байрон, я другой…  · Нищий  · Один среди людского шума…  · Одиночество  · Он был рожден для счастья…  · Она поет — и звуки тают…  · Они любили друг друга…  · Опасение  · Отрывок  · Отчего  · Парус  · Передо мной лежит листок…  · Посвящение N.N.  · Поэт  · Предсказание  · Прекрасны вы, поля…  · Пророк  · Прощай, немытая Россия…  · Пусть я кого-нибудь люблю…  · Разлука  · Раскаянье  · Расстались мы, но твой портрет…  · Ребенку  · Родина  · Русалка  · Русская мелодия  · Сабуровой  · Свершилось! полно ожидать…  · Сентября 28  · Силуэт  · Слепец, страданьем вдохновенный…  · Слышу ли голос твой…  · Смело верь тому, что вечно…  · Смерть Поэта  · Совет  · Соседка  · Спеша на север издалека…  · Стансы (Взгляни…)  · Стансы (Мгновенно пробежав умом…)  · Счастливый миг  · Тамара  · Три пальмы  · Тростник  · Тучи  · Ты мог быть лучшим королем…  · Уваровой  · Ужасная судьба отца и сына…  · Узник  · Утес  · Щербатовой  · Эпитафия  · Я видел раз ее в веселом вихре бала…  · Я видел тень блаженства; но вполне…  · Я жить хочу! хочу печали..  · Я не для ангелов и рая…  · Я не люблю тебя…  · Как часто, пёстрою толпою окружён

dic.academic.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о