Тоска по вальсу краткое содержание астафьев – rulibs.com : Проза : Советская классическая проза : Тоска по вальсу : Виктор Астафьев : читать онлайн : читать бесплатно

rulibs.com : Проза : Советская классическая проза : Тоска по вальсу : Виктор Астафьев : читать онлайн : читать бесплатно

Тоска по вальсу

Из районного дома инвалидов провожали упокоенного. Это совершалось здесь часто, почти каждый день, и было, можно сказать, делом привычным и будничным. Буднична и привычна была и среда, и обстановка: казенный, не очень гладко струганный гроб, казенная пирамидка из четырех досочек, чуть почище, чем гроб, струганных и сбитых вместо гвоздями, наверху крестик или звездочка — в зависимости от желания покойного, если он успевал сказать «последнюю волю». А кто не успевал, сплошь набивали звездочки.

И покойник был обыденным: в черном просторном пиджаке, давно, видать, купленном, с подкладными еще плечами, в сереньком, с резиночкою галстуке, завязанном еще на фабрике, в казенных брезентовых тапочках, которые шили сами для себя инвалиды. На подушке из красного бархата, сильно потертого и исколотого от многократного пользования, висели тусклые медали «За отвагу» и «За победу над Германией» с пыльно обмахрившимися ленточками. Под ними плотным рядом расположились уже послевоенные, юбилейные медали и своею блескучей новизной, пестрядью ярких красок и ленточек глушили те, старые, боевые медали.

Покойный был инвалид войны и жил в этом доме долго, с ноября 1949 года — явствовало из похоронных документов, Долго жил. Тихо. Научился здесь столярному ремеслу и, пока мог, делал по дому что умел. И гробы тоже делал, и пирамидки. Потом остарел и сделался так болен, что ничего работать не мог. Последние два года жил и вовсе себе и людям в тягость — лежал на койке, окончательно и виновато стихнув.

В доме инвалидов имелась похоронная ячейка, составленная из самих жильцов, еще бойких на язык и на ногу старичков и старушек. В задачу ячейки входило заниматься снаряжением и проводами покойных, и также составлять и говорить речи у гроба тех, кто их заслуживал, — таких клали в обитые красной материей домовины и выставляли для прощания в красном уголке. Но мероприятие это вызывало столько ссор, нареканий, кривотолков и нервного недовольства — всем хотелось в красный гроб и в красный уголок, что администрация невеселого пристанища в конце концов вынуждена была отказаться от выделения рангов и заслуг покойных, и теперь всех хоронили одинаково. Однако если кто имел чего сказать хорошее об отправляющемся в последний путь товарище по жилищу, то мог все это сделать на крыльце дома, где ненадолго опускали на пол домовину перед тем, как ее заколотить и поместить в кузов грузовой машины, принадлежавшей дому и перевозившей всякий без исключения груз.

На кладбище старики ездить не любили, особенно в осеннюю, зимнюю пору — холодно и далеко обратно брести. Прощались деловито, молча. Которые инвалиды крестились, которые смахивали слезы с глаз, которые виновато норовили что-то поправить в домовине и на покойном.

Этот солдат-инвалид и помер той же порой, что и поступил сюда, в ноябре.

Дула первая снежная метель, и товарищи его, ежась, думали, что могилу, вчера еще вырытую, забило снегом и кладбищенские рабочие конечно же не станут чистить ее, так в податливой пленкой обвисший снег и всунут гроб, так мерзлыми комками его и забросают, да, впрочем, какое это имеет значение — у всякого не только жизнь и смерть своя, но даже пора родиться или умереть — своя, и могила своя — в чужую не заляжешь.

Так о покойном никто и ничего не сказал — нечего было, не накопил он материалу для речи, а вот странность одну имел, и инвалиды, потакая ей, собрали по двадцать копеек с брата и заказали музыку для покойного.

Сзади дома инвалидов, за пустырем, был квадрат земли в два гектара, обсаженный тополями, лиственницами и горной колючей акацией. Посреди этого квадрата сколочена из толстых плах танцплощадка, за нею будка для музыки, и отдельная будка — для молодежных патрулей и дежурного милиционера. Инвалиды хоть и плевались, глядя на то, что называется нынче танцами, осудительно качая головами, говорили: «Шоркаются и шоркаются принародно!..» — но неизменно сюда волоклись, как только начинались танцы, садились на траву. Те, что были помоложе или выпившие, иной раз в круг затесывались и такую ли распотеху устраивали…

Никогда не ходил на танцплощадку инвалид-солдат. Он, лишь только занималась музыка, начинал плакать, и никакие таблетки и уколы не помогали ему. Он надолго лишался сна, ходил серый, погасший, как бы даже и перед собой виноватый. Его пытались расспросить, и он пытался объяснить, что с ним, но ничего внятного и вразумительного сказать не мог, а только мял рубаху на сердце: «Тоска! Тоска тут, тоска…»

Тоску инвалиды понимали, и недальний, привычный путь к ней тоже поняли: инвалид не успел до войны не только жениться, но и влюбиться, а с войны явился больным, дряхлым. Но ему тоже хотелось любить, ходить на танцы, гулять, может быть, даже и музыке выучиться.

Особенно безутешно плакал он, когда духовой оркестр исполнял «Вальс цветов», — прямо заходился в слезах, захлебывался ими. Но оркестр по причине отставания от моды распался. В будке установили проигрыватель, на будку выставили динамик, и он оглашал и оглушал окрестность новой музыкой, среди которой «Вальса цветов» не было. Зато сыскался «Белый вальс». Его-то и попросили инвалиды «вертеть».

Заспанный парень с вяло опавшими плечами, на которых спутанной гривой валялись волосья, не понимал, чего от него хотят инвалиды, а когда уразумел, сопротивляться начал: «Закрыто ж! Холодно ж! Да я и ключ потерял…» — «Постарайся, друг! Дело такое… редкое. В человеке болесь особенная была…» — уламывали парня инвалиды.

Когда парню высыпали в пригоршни монеты, он, мягчая настроением, тряхнул грязной гривой: «Ну, вы даете! Во сколько надо-то? — И, узнав во сколько, оживился: — Я еще и опохмелиться успею!»

Он сдержал слово, под мышкой принес ящик для музыки, оторвал ломиком дверь в будке, подсоединил провода к динамику — и за пустырем так славно, так трогательно зазвучало:


Вальс над землей плывет,
Добрый, как друг, и белый, как снег.
Может быть, этот вальс
Нам предстоит запомнить навек…

Музыку трепало ветром, трепало и бахрому на гробе, сгармошенную из столовых синеньких бумажных салфеток, ворошило на голове покойного слабенькие, как бы в детском возрасте остановившиеся волосы. Раз-другой во дворе дома инвалидов крутануло снежный вихрь, а на танцплощадке как возник беленький, на одну тонкую ножку насаженный султанчик снега, так все не опадал, все кружился, кружился, и за тополями, звенящими под ветром редкими мерзлыми листьями, опохмелившийся районный маэстро все гонял и гонял заказанный вальс. Провожавшие покойного подняли гроб, понесли к машине.


Музыка вновь слышна,
И на глазах у всех
К вам я сейчас иду…

Сунули гроб в машину, закрыли задний борт кузова. Но еще до того, как нажать шоферу на стартер и перечеркнуть визгливым моторным звуком вальс, певица успела молвить вослед навеки уходящему воину:


Я пригласить хочу на танец вас и только вас!

И когда ушла машина и совсем просторно стало на пустынном инвалидном дворе и все провожающие укрылись под крышей дома, долго еще над пустырем носило ветром музыку, а на танцплощадке все круче, все тоньше завивало снежный вихорек, и глядевшим сквозь мутные стекла инвалидам казалось, что там, на плахах, занесенных первой порошей, кружится девушка в белом, так и не дождавшаяся своего партнера на танцах, и кружится быстрее, быстрее, чтоб не было видно залитого слезами ее все еще юного лица.

rulibs.com

rulibs.com : Проза : Советская классическая проза : Тоска по вальсу : Виктор Астафьев : читать онлайн : читать бесплатно

Тоска по вальсу

Из районного дома инвалидов провожали упокоенного. Это совершалось здесь часто, почти каждый день, и было, можно сказать, делом привычным и будничным. Буднична и привычна была и среда, и обстановка: казенный, не очень гладко струганный гроб, казенная пирамидка из четырех досочек, чуть почище, чем гроб, струганных и сбитых вместо гвоздями, наверху крестик или звездочка — в зависимости от желания покойного, если он успевал сказать «последнюю волю». А кто не успевал, сплошь набивали звездочки.

И покойник был обыденным: в черном просторном пиджаке, давно, видать, купленном, с подкладными еще плечами, в сереньком, с резиночкою галстуке, завязанном еще на фабрике, в казенных брезентовых тапочках, которые шили сами для себя инвалиды. На подушке из красного бархата, сильно потертого и исколотого от многократного пользования, висели тусклые медали «За отвагу» и «За победу над Германией» с пыльно обмахрившимися ленточками. Под ними плотным рядом расположились уже послевоенные, юбилейные медали и своею блескучей новизной, пестрядью ярких красок и ленточек глушили те, старые, боевые медали.

Покойный был инвалид войны и жил в этом доме долго, с ноября 1949 года — явствовало из похоронных документов, Долго жил. Тихо. Научился здесь столярному ремеслу и, пока мог, делал по дому что умел. И гробы тоже делал, и пирамидки. Потом остарел и сделался так болен, что ничего работать не мог. Последние два года жил и вовсе себе и людям в тягость — лежал на койке, окончательно и виновато стихнув.

В доме инвалидов имелась похоронная ячейка, составленная из самих жильцов, еще бойких на язык и на ногу старичков и старушек. В задачу ячейки входило заниматься снаряжением и проводами покойных, и также составлять и говорить речи у гроба тех, кто их заслуживал, — таких клали в обитые красной материей домовины и выставляли для прощания в красном уголке. Но мероприятие это вызывало столько ссор, нареканий, кривотолков и нервного недовольства — всем хотелось в красный гроб и в красный уголок, что администрация невеселого пристанища в конце концов вынуждена была отказаться от выделения рангов и заслуг покойных, и теперь всех хоронили одинаково. Однако если кто имел чего сказать хорошее об отправляющемся в последний путь товарище по жилищу, то мог все это сделать на крыльце дома, где ненадолго опускали на пол домовину перед тем, как ее заколотить и поместить в кузов грузовой машины, принадлежавшей дому и перевозившей всякий без исключения груз.

На кладбище старики ездить не любили, особенно в осеннюю, зимнюю пору — холодно и далеко обратно брести. Прощались деловито, молча. Которые инвалиды крестились, которые смахивали слезы с глаз, которые виновато норовили что-то поправить в домовине и на покойном.

Этот солдат-инвалид и помер той же порой, что и поступил сюда, в ноябре.

Дула первая снежная метель, и товарищи его, ежась, думали, что могилу, вчера еще вырытую, забило снегом и кладбищенские рабочие конечно же не станут чистить ее, так в податливой пленкой обвисший снег и всунут гроб, так мерзлыми комками его и забросают, да, впрочем, какое это имеет значение — у всякого не только жизнь и смерть своя, но даже пора родиться или умереть — своя, и могила своя — в чужую не заляжешь.

Так о покойном никто и ничего не сказал — нечего было, не накопил он материалу для речи, а вот странность одну имел, и инвалиды, потакая ей, собрали по двадцать копеек с брата и заказали музыку для покойного.

Сзади дома инвалидов, за пустырем, был квадрат земли в два гектара, обсаженный тополями, лиственницами и горной колючей акацией. Посреди этого квадрата сколочена из толстых плах танцплощадка, за нею будка для музыки, и отдельная будка — для молодежных патрулей и дежурного милиционера. Инвалиды хоть и плевались, глядя на то, что называется нынче танцами, осудительно качая головами, говорили: «Шоркаются и шоркаются принародно!..» — но неизменно сюда волоклись, как только начинались танцы, садились на траву. Те, что были помоложе или выпившие, иной раз в круг затесывались и такую ли распотеху устраивали…

Никогда не ходил на танцплощадку инвалид-солдат. Он, лишь только занималась музыка, начинал плакать, и никакие таблетки и уколы не помогали ему. Он надолго лишался сна, ходил серый, погасший, как бы даже и перед собой виноватый. Его пытались расспросить, и он пытался объяснить, что с ним, но ничего внятного и вразумительного сказать не мог, а только мял рубаху на сердце: «Тоска! Тоска тут, тоска…»

Тоску инвалиды понимали, и недальний, привычный путь к ней тоже поняли: инвалид не успел до войны не только жениться, но и влюбиться, а с войны явился больным, дряхлым. Но ему тоже хотелось любить, ходить на танцы, гулять, может быть, даже и музыке выучиться.

Особенно безутешно плакал он, когда духовой оркестр исполнял «Вальс цветов», — прямо заходился в слезах, захлебывался ими. Но оркестр по причине отставания от моды распался. В будке установили проигрыватель, на будку выставили динамик, и он оглашал и оглушал окрестность новой музыкой, среди которой «Вальса цветов» не было. Зато сыскался «Белый вальс». Его-то и попросили инвалиды «вертеть».

Заспанный парень с вяло опавшими плечами, на которых спутанной гривой валялись волосья, не понимал, чего от него хотят инвалиды, а когда уразумел, сопротивляться начал: «Закрыто ж! Холодно ж! Да я и ключ потерял…» — «Постарайся, друг! Дело такое… редкое. В человеке болесь особенная была…» — уламывали парня инвалиды.

Когда парню высыпали в пригоршни монеты, он, мягчая настроением, тряхнул грязной гривой: «Ну, вы даете! Во сколько надо-то? — И, узнав во сколько, оживился: — Я еще и опохмелиться успею!»

Он сдержал слово, под мышкой принес ящик для музыки, оторвал ломиком дверь в будке, подсоединил провода к динамику — и за пустырем так славно, так трогательно зазвучало:


Вальс над землей плывет,
Добрый, как друг, и белый, как снег.
Может быть, этот вальс
Нам предстоит запомнить навек…

Музыку трепало ветром, трепало и бахрому на гробе, сгармошенную из столовых синеньких бумажных салфеток, ворошило на голове покойного слабенькие, как бы в детском возрасте остановившиеся волосы. Раз-другой во дворе дома инвалидов крутануло снежный вихрь, а на танцплощадке как возник беленький, на одну тонкую ножку насаженный султанчик снега, так все не опадал, все кружился, кружился, и за тополями, звенящими под ветром редкими мерзлыми листьями, опохмелившийся районный маэстро все гонял и гонял заказанный вальс. Провожавшие покойного подняли гроб, понесли к машине.


Музыка вновь слышна,
И на глазах у всех
К вам я сейчас иду…

Сунули гроб в машину, закрыли задний борт кузова. Но еще до того, как нажать шоферу на стартер и перечеркнуть визгливым моторным звуком вальс, певица успела молвить вослед навеки уходящему воину:


Я пригласить хочу на танец вас и только вас!

И когда ушла машина и совсем просторно стало на пустынном инвалидном дворе и все провожающие укрылись под крышей дома, долго еще над пустырем носило ветром музыку, а на танцплощадке все круче, все тоньше завивало снежный вихорек, и глядевшим сквозь мутные стекла инвалидам казалось, что там, на плахах, занесенных первой порошей, кружится девушка в белом, так и не дождавшаяся своего партнера на танцах, и кружится быстрее, быстрее, чтоб не было видно залитого слезами ее все еще юного лица.

rulibs.com

Конспект урока в. Астафев тоска по валсу

Конспект урока
преподавателя русского языка и литературы
АУ СПО «Чебоксарский техникум технологии питания и коммерции» Минобразования Чувашии
Дмитриевой Ольги Александровны

Дисциплина: Русская литература

Тема урока: Художественный мир В.П. Астафьев. Рассказ «Тоска по вальсу»

Цели урока:

Обучающая:
Познакомить обучающихся с особенностями литературного творчества В.Астафьева.
Задачи:
Познакомить учащихся с биографией В.П. Астафьева, пробудить интерес к его личности
Проанализировать проблематику рассказа и выяснить замысел автора
Провести детальный анализ художественного текста
Развивающая:
Способствовать развитию умения анализировать художественный текст
Задачи:
Совершенствовать речевые умения путём пересказа художественного произведения, подготовки сообщений.
Развивать навыки групповой работы.
Развивать умение высказывать своё мнение о прочитанном.

Воспитательная:
Способствовать процессу духовного развития, формированию нравственных ценностей, обращаясь к памяти исторической, памяти человеческой.
Задачи:
Подвести учащихся к более глубокому пониманию понятий доброта, честность, долг, совесть
Воспитание нравственности текстом произведения (через решаемые на уроке проблемы)
Тип урока: урок изучения нового материала.
Оборудование: доска, мел, портреты писателя, тексты произведений, тетради по литературе
Формы работы: групповая, индивидуальная.
Словарная работа: тоска, вальс, белый, равнодушие, инвалид

Предварительная подготовка:
Общие и индивидуальные задания:
- самостоятельно прочитать рассказ В.П. Астафьева «Тоска по вальсу»;
- подготовить сообщения по биографии и истории создания основных произведений автора:
1. Слово о писателе.
2. Природа и человек. Мифологические мотивы и их роль в романе «Царь-рыба».
3. Роман «Печальный детектив». Жанр судебной хроники. Размышления писателя над «больными» вопросами: «Как жить?», «Как жить дальше?», «Как жить среди народа?» Центральный герой романа.
5. Роман «Прокляты и убиты».

educontest.net

Судьба отслужившего воина в рассказе В.П.Астафьева "Тоска по вальсу"

Тема :  Судьба отслужившего воина в рассказе В.П. Астафьева  «Тоска по вальсу»

 Цели:  познакомить обучающихся с особенностями литературного творчества В.Астафьева; проанализировать проблематику рассказа и выяснить замысел автора;

провести детальный анализ художественного текста

способствовать процессу духовного развития, формированию нравственных ценностей, обращаясь к памяти исторической, памяти человеческой.

Ход урока

«Не будьте равнодушны,

  ибо равнодушие смертоносно для души человека» .

М.Горький

  1. Вступительное слово учителя

- Сегодня на уроке мы будем говорить о замечательном человеке, прекрасном писателе В.П.Астафьеве.

Виктор Петрович слыл человеком неугомонным по складу характера. У него всегда имелось собственное мнение по принципиальным вопросам, и он или умел доказать его или отстаивал собственную истину до конца. Не сверяясь при этом ни с временем, ни с личностями, ни с правдой.

......Это видели многие. Писатель не только владел словом, но и логикой, способностью предчувствовать будущее и давал прошлому свою собственную оценку. Не всем его суждения приходились по душе. Однако в подсказчиках и советчиках он мало нуждался. Вот почему мнение о нем современников самое противоречивое.

2.Сообщения о жизни и творчестве  В.П.Астафьева  (опережающее задание)

 3.Слово учителя

- Велик талант писателя. Он создал  много книг о войне, о мире, о детях, о природе, и каждая из них пропитана радостной музыкой человеческой души. Произведения, вышедшие из-под пера  писателя, хорошо известны в нашей стране и за рубежом. Это многочисленные рассказы и повести: «Перевал», «Стародуб», «Кража», «Звездопад», «Пастух и пастушка», «Последний поклон», «Царь-рыба».

По мнению современных критиков, "Астафьев - музыкант человеческой судьбы". Сам писатель говорил так: "Нет страшнее доли - остаться человеком наедине с собой, заблудиться в потёмках своей души, окаменеть в самом себе". Действительно, в своих книгах он размышляет о жизни, нашей действительности; думает о человеке, относясь к нему бережно, с огромной любовью; наблюдает за окружающей природой, частью которой и является человек. Творчество Астафьева по праву преподносит читателям жизненные уроки и вселяет надежду на то, что "завтра наступит ясное утро". Ведь каждому из нас "так хочется жить", жить достойно и счастливо.

Я надеюсь, ребята, что вы заинтересовались произведениями В. Астафьева, его личностью, стремящейся к правде. А сейчас мы переходим к изучению  рассказа «Тоска по вальсу». 

4. Идейно-художественный анализ рассказа Астафьева "Тоска по вальсу".

   А) Словарная работа

Тоска -  Тоской называют неприятное чувство, которое испытывает человек, когда сожалеет о каком либо плохом событии, которое уже случилось … стеснение духа, томление души, мучительная грусть; душевная тревога, беспокойство, боязнь, скука, горе, печаль, скорбь.

Вальс – парный бальный танец. «Вальс –  символ юности, любви, жизни».

Белый – символ чистоты, невинности, молодости, свежести

Равнодушие - Состояние равнодушного человека, безучастное, лишенное интереса, пассивное отношение к окружающему.

Инвалид - с франц. отслуживший, заслуженный воин, неспособный к службе за увечьем, ранами, дряхлостью. (Даль)

Б) Работа с эпиграфом

в)Чтение с элементами беседы. (рассказ в приложении)

1.Что за историю поведал писатель в своём произведении? Как мы знакомимся с главным героем рассказа, что мы знаем о его молодости и жизни после войны?

(В основе произведения лежит трагическая судьба солдата-инвалида. Мы знакомимся с героем уже после его смерти. Он ветеран войны, награжден медалями. Всю свою жизнь, после окончания боев он провел в этом для инвалидов).

2.Почему автор такое большое внимание уделяет описанию жизни обитателей дома инвалидов?

(Астафьев показывает как живут эти люди, чтобы подчеркнуть их одиночество, заброшенность в современном мире)

3. Какая странность отличала героя рассказа от остальных обитателей дома престарелых? (Он любил музыку и тосковал, плакал, когда звучал вальс).

4. Какую символику несет в себе вальс, слова звучащие из динамика, что он значит для нашего героя? ( Символ молодости, утраченных надежд, любви)

5.Как проходят похороны героя? Найдите фрагменты текста, где это описано.

( Молча, сказать о герое его соседям нечего. Плохо струганый гроб, бахрома на гробе из столовых салфеток)

6. Как обитатели дома инвалидов по особенному  решили проводить в последний путь героя? (Они заказали для него музыку, собрав по 20 копеек)

7. Как отреагировал на просьбу инвалидов парень, работавший на танцплощадке? Каковы его человеческие качества. Что для него важнее деньги и выпивка или последние почески герою войны?

( Он не хотел помогать им, пока инвалиды не высыпали ему свои деньги.)

8. Для чего автор рисует в конце рассказа образ девушки в белом, кружащейся в ритме вальса?

9. О чём заставил задуматься Астафьев своих читателей?

(Рассказ заставляет задуматься о равнодушии, о том как порой коротка бывает человеческая память.  Что есть мы? Что есть жизнь? Какова её цена?).

10. Актуальны ли проблемы поднятые в этом рассказе Астафьевым в современном мире? Часто ли мы бываем равнодушны к окружающим людям?

Подведение итогов урока, проведение рефлексии

 синквейн к слову ветеран

Домашнее задание:  прочитать рассказ «Людочка», проследить, как меняется манера изображения писателем  нравственного состояния современного общества

Рассказ Виктора Астафьева «Тоска по вальсу»

Из районного дома инвалидов провожали упокоенного. Это совершалось здесь часто, почти каждый день, и было, можно сказать, делом привычным и будничным. Буднична и привычна была и среда, и обстановка: казенный, не очень гладко струганный гроб, казенная пирамидка из четырех досочек, чуть почище, чем гроб, струганных и сбитых вместо гвоздями, наверху крестик или звездочка — в зависимости от желания покойного, если он успевал сказать «последнюю волю». А кто не успевал, сплошь набивали звездочки.

И покойник был обыденным: в черном просторном пиджаке, давно, видать, купленном, с подкладными еще плечами, в сереньком, с резиночкою галстуке, завязанном еще на фабрике, в казенных брезентовых тапочках, которые шили сами для себя инвалиды. На подушке из красного бархата, сильно потертого и исколотого от многократного пользования, висели тусклые медали «За отвагу» и «За победу над Германией» с пыльно обмахрившимися ленточками. Под ними плотным рядом расположились уже послевоенные, юбилейные медали и своею блескучей новизной, пестрядью ярких красок и ленточек глушили те, старые, боевые медали.

Покойный был инвалид войны и жил в этом доме долго, с ноября 1949 года — явствовало из похоронных документов, Долго жил. Тихо. Научился здесь столярному ремеслу и, пока мог, делал по дому что умел. И гробы тоже делал, и пирамидки. Потом остарел и сделался так болен, что ничего работать не мог. Последние два года жил и вовсе себе и людям в тягость — лежал на койке, окончательно и виновато стихнув.

В доме инвалидов имелась похоронная ячейка, составленная из самих жильцов, еще бойких на язык и на ногу старичков и старушек. В задачу ячейки входило заниматься снаряжением и проводами покойных, и также составлять и говорить речи у гроба тех, кто их заслуживал, — таких клали в обитые красной материей домовины и выставляли для прощания в красном уголке. Но мероприятие это вызывало столько ссор, нареканий, кривотолков и нервного недовольства — всем хотелось в красный гроб и в красный уголок, что администрация невеселого пристанища в конце концов вынуждена была отказаться от выделения рангов и заслуг покойных, и теперь всех хоронили одинаково. Однако если кто имел чего сказать хорошее об отправляющемся в последний путь товарище по жилищу, то мог все это сделать на крыльце дома, где ненадолго опускали на пол домовину перед тем, как ее заколотить и поместить в кузов грузовой машины, принадлежавшей дому и перевозившей всякий без исключения груз.

На кладбище старики ездить не любили, особенно в осеннюю, зимнюю пору — холодно и далеко обратно брести. Прощались деловито, молча. Которые инвалиды крестились, которые смахивали слезы с глаз, которые виновато норовили что-то поправить в домовине и на покойном.

Этот солдат-инвалид и помер той же порой, что и поступил сюда, в ноябре.

Дула первая снежная метель, и товарищи его, ежась, думали, что могилу, вчера еще вырытую, забило снегом и кладбищенские рабочие конечно же не станут чистить ее, так в податливой пленкой обвисший снег и всунут гроб, так мерзлыми комками его и забросают, да, впрочем, какое это имеет значение — у всякого не только жизнь и смерть своя, но даже пора родиться или умереть — своя, и могила своя — в чужую не заляжешь.

Так о покойном никто и ничего не сказал — нечего было, не накопил он материалу для речи, а вот странность одну имел, и инвалиды, потакая ей, собрали по двадцать копеек с брата и заказали музыку для покойного.

Сзади дома инвалидов, за пустырем, был квадрат земли в два гектара, обсаженный тополями, лиственницами и горной колючей акацией. Посреди этого квадрата сколочена из толстых плах танцплощадка, за нею будка для музыки, и отдельная будка — для молодежных патрулей и дежурного милиционера. Инвалиды хоть и плевались, глядя на то, что называется нынче танцами, осудительно качая головами, говорили: «Шоркаются и шоркаются принародно!..» — но неизменно сюда волоклись, как только начинались танцы, садились на траву. Те, что были помоложе или выпившие, иной раз в круг затесывались и такую ли распотеху устраивали…

Никогда не ходил на танцплощадку инвалид-солдат. Он, лишь только занималась музыка, начинал плакать, и никакие таблетки и уколы не помогали ему. Он надолго лишался сна, ходил серый, погасший, как бы даже и перед собой виноватый. Его пытались расспросить, и он пытался объяснить, что с ним, но ничего внятного и вразумительного сказать не мог, а только мял рубаху на сердце: «Тоска! Тоска тут, тоска…»

Тоску инвалиды понимали, и недальний, привычный путь к ней тоже поняли: инвалид не успел до войны не только жениться, но и влюбиться, а с войны явился больным, дряхлым. Но ему тоже хотелось любить, ходить на танцы, гулять, может быть, даже и музыке выучиться.

Особенно безутешно плакал он, когда духовой оркестр исполнял «Вальс цветов», — прямо заходился в слезах, захлебывался ими. Но оркестр по причине отставания от моды распался. В будке установили проигрыватель, на будку выставили динамик, и он оглашал и оглушал окрестность новой музыкой, среди которой «Вальса цветов» не было. Зато сыскался «Белый вальс». Его-то и попросили инвалиды «вертеть».

Заспанный парень с вяло опавшими плечами, на которых спутанной гривой валялись волосья, не понимал, чего от него хотят инвалиды, а когда уразумел, сопротивляться начал: «Закрыто ж! Холодно ж! Да я и ключ потерял…» — «Постарайся, друг! Дело такое… редкое. В человеке болесь особенная была…» — уламывали парня инвалиды.

Когда парню высыпали в пригоршни монеты, он, мягчая настроением, тряхнул грязной гривой: «Ну, вы даете! Во сколько надо-то? — И, узнав во сколько, оживился: — Я еще и опохмелиться успею!»

Он сдержал слово, под мышкой принес ящик для музыки, оторвал ломиком дверь в будке, подсоединил провода к динамику — и за пустырем так славно, так трогательно зазвучало:

Вальс над землей плывет, Добрый, как друг, и белый, как снег. Может быть, этот вальс Нам предстоит запомнить навек…

Музыку трепало ветром, трепало и бахрому на гробе, сгармошенную из столовых синеньких бумажных салфеток, ворошило на голове покойного слабенькие, как бы в детском возрасте остановившиеся волосы. Раз-другой во дворе дома инвалидов крутануло снежный вихрь, а на танцплощадке как возник беленький, на одну тонкую ножку насаженный султанчик снега, так все не опадал, все кружился, кружился, и за тополями, звенящими под ветром редкими мерзлыми листьями, опохмелившийся районный маэстро все гонял и гонял заказанный вальс. Провожавшие покойного подняли гроб, понесли к машине.

Музыка вновь слышна, И на глазах у всех К вам я сейчас иду…

Сунули гроб в машину, закрыли задний борт кузова. Но еще до того, как нажать шоферу на стартер и перечеркнуть визгливым моторным звуком вальс, певица успела молвить вослед навеки уходящему воину:

Я пригласить хочу на танец вас и только вас!

И когда ушла машина и совсем просторно стало на пустынном инвалидном дворе и все провожающие укрылись под крышей дома, долго еще над пустырем носило ветром музыку, а на танцплощадке все круче, все тоньше завивало снежный вихорек, и глядевшим сквозь мутные стекла инвалидам казалось, что там, на плахах, занесенных первой порошей, кружится девушка в белом, так и не дождавшаяся своего партнера на танцах, и кружится быстрее, быстрее, чтоб не было видно залитого слезами ее все еще юного лица.

 

 

 

 

 

multiurok.ru

Урок-память "Не дать поблекнуть старым, боевым медалям!" по рассказу В.П.Астафьева "Тоска по вальсу"

Разделы: Литература


Тип урока
Форма урока
Форма организации

Урок – погружение
Ток – шоу
Свободный микрофон (индивидуальная), групповая, фронтальная

Технологии

РКМЧП

Оборудование

Компьютер, мультимедийный проектор, экран, текст рассказа, музыкальное оформление: «Вальс цветов» П.И.Чайковского; «Белый танец» стихи И. Шаферана, муз.Д. Тухманова; «За того парня» стихи Р.Рождественского, муз. М.Фрадкина.
Зрительный ряд: портрет В.П.Астафьева

Цели урока

Обучающая:
– выявить ключевые проблемы  в рассказе В. Астафьева «Тоска по вальсу» и прокомментировать; показать их актуальность сегодня;
Развивающая:
– развитие аналитического, критического мышления;
– формирование культуры чтения;
– стимулирование поисковой творческой деятельности.
Воспитательная:
– увидеть, понять и осознать духовно – нравственные аспекты рассказа;
– пробудить чувство  ответственности за свою жизнь и  свои поступки в память о воинах Бессмертного полка;
– формирование патриотических поступков и чувств у учащихся через произведения художественной литературы.

Задачи

– Развивать формирование таких критериев, как определение проблемы текста, выявление позиции автора, умение аргументировать свою точку зрения через привлечение текста автора;
– развивать ассоциативное мышление учащихся;
– пополнить банк литературных аргументов при подготовке к ЕГЭ, а именно: блок «Война. Проблема исторической памяти и её  духовно – нравственные уроки ».

Планируемый результат

Ориентировка учащихся  на пробуждение ответственности за свою жизнь и за свои поступки  в память о солдатах Бессмертного полка.
 Успешное выполнение письменного домашнего задания.

Домашнее задание

Написать сочинение (на выбор) или сочинить стихотворение, посвященное теме урока.

Ход урока:

Презентация. Слайд 1

1. Погружение учителя с  учащимися в текст рассказа «Тоска по вальсу» В.П.Астафьева, сопровождаемое прослушиванием «Вальса цветов» П.И.Чайковского, «Белого вальса» стихи И. Шаферана, муз Д.Тухманова.

Слайд 2

Задание для учащихся в тетрадях: «Моё ассоциативно-зрительное восприятие рассказа «Тоска по вальсу».

Слайд 3

2. Молчаливый монолог – осмысление погружения.

3. Свободный микрофон (свободные мысли вслух при «фрагментарном»» погружении в текст и «экранной подачи» материала с учетом ассоциативно-зрительного восприятия текста).

*Учитель: ваши вопросы, впечатления от рассказа…

Ответы учеников:

– Жаль упокоенного…
– Да, жалко, но видно изжил он себя на этой земле, как пишет автор, что последние два года жил  и вовсе себе и людям в тягость – лежал на койке, окончательно и виновато стихнув.

*Учитель: А почему виновато?

Ответы учеников:
– Потому  что у него семьи не было – ухаживали не родные люди, а «казенные», чужие.
– Но просто не успел  завести семью – война виновата…;
– В тексте говорится, что инвалид не успел до войны не только жениться, но и влюбиться, а с войны явился больным, дряхлым;
– В 1949, когда герой попал в дом инвалидов, по-моему, был даже не старый, а в  тексте у автора дряхлый. Краткое прилагательное дряхлый  указывает, что жизненный ресурс  у этого человека истончился на столько, что ему приходится лишь не жить, доживать свой век…

*Учитель: Неужели герой эмоционально ни на что не реагировал, абстрагировался от всего? Как об этом говорится в рассказе?

Ответ ученика: Автор говорит, что о покойном никто и ничего не сказал – нечего было, не накопил он материалу для речи (на похоронах), а вот странность одну имел, и инвалиды, потакая ей, собрали двадцать копеек с брата и заказали музыку для покойного.

*Учитель обращается к одному из учеников с вопросом: Что же ты особенного увидел в этом крохотном отрывке астафьевского текста?

Ответы учеников:
– Невзирая на чины и регалии, объединенные общей бедой, войной, которая прошлась по жизни каждого из них, наделив увечьями, жильцы казенного дома  не утратили своих лучших душевных качеств –  с пониманием отнеслись к странности усопшего, его  «особенной болеси».
– Эта сцена напоминает мне эпизод из романа Толстого «Война и мир» «Пьер у солдатского костра», когда солдаты вместе с Пьером ели кавардачок по-доброму, радушно, тем самым демонстрируя лучшие струны человеческой души. Так и здесь,  проявив добродушие, они собирают по двадцать копеек с брата….

* Учитель: Почему с брата?

Ответы учеников:
– Тем самым указывает автор на одну из Божьих заповедь, что все люди на Земле – братья и относиться они должны друг к другу  по-братски, как те солдаты у толстовского костра…
– Не такие уж они правильные, как сказал бы Булгаков: «Люди, как люди»…  В подтверждение этого читаем в тексте«:… после ссор, нареканий, кривотолков и  нервного недовольства (как  в Содоме и Гоморре) – всем хотелось в красный гроб и в красный уголок, что администрация невеселого пристанищав конце концов вынуждена была отказаться от выделения рангов и заслуг покойных, и теперь всех хоронили одинаково». Думаю, тем самым автор указывает на заслуги всех солдат Бессмертного полка, благодаря которым была одержана Великая Победа  1945года.
– Вот, наверное, почему все герои рассказа обезличены, увы, они инвалиды войны с физическими и моральными увечьями.
– Но не нравственные,  и это важно!

* Учитель даёт свой  рабочий экземпляр текста и просит одного из учеников прочитать подчеркнутые строки («И покойник был обыденный: в черном просторном пиджаке, давно, видать, купленном… На подушке из красного бархата,  сильно потертого и исколотого  от многократного пользования, висели медали «За отвагу», «За победу над Германией» с пыльно обмахрившимися ленточками. Под ними плотным рядом расположились уже послевоенные, юбилейные медали и своей блескучей новизной, пестрядью ярких красок и ленточек глушили те, старые, боевые медали) и прокомментировать

Комментарий учеников:

– Слезы наворачиваются, когда читаешь эти строки– задевает за живое. И оплакать-то его по-настоящему некому.
– Думаю, что автор прямо обращается  к нам и призывает живущих помнить о тех, кто дал нам право на мирную, счастливую жизнь, говоря, что старые, боевые награды должны блестеть – наша память должна их оживлять!

*Учитель: Какую главную проблему поднимает в тексте В.Астафьев?

Ответы учеников:
– Так это же очевидно – проблему исторической памяти.
– Полностью разделяю твою точку зрения. На память приходят стихотворные  строки:
Они защищали Родину,
Они защищали себя,
Они защищали нас, еще не родившихся…
– А мне вдруг  вспомнился Егор Дремов, герой рассказа А.Толстого «Русский характер», его после ожогов мать родная не узнала, но у  героя был дом, мать, девушка, имя. Его ждали, любили, помнили.
– В «страшном»  рассказе В.П. Астафьева (так как у героя была жизнь и одновременно не было) по-моему, одной  из проблем является тотальная проблема одиночества инвалидов, вызванная войной и нашей глухотой сегодня – память часто дремлет.

*Учитель: Разделяю ваше мнение. Но что это за странность в музыке и «особенная болесь» героя. Я доверяю начать ответ тебе С.

Ученик: Автор в тексте пишет: «Никогда не ходил на танцплощадку солдат-инвалид. Он, лишь только занималась музыка, начинал плакать, и никакие таблетки и уколы ему не помогали. Он надолго лишался сна, ходил серый, погасший…Его пытались расспросить, и он пытался объяснить,  что с ним …, а только мял рубаху на сердце: «Тоска! Тоска тут, тоска…». Незаживающая сердечная рана, нашедшая выход в Тоске – в тяжелом, гнетущем  чувстве, душевной тревоге (Из интернет-ресурсов – энциклопедическая  справка ученика на уроке).

Ученик: «Но ему тоже хотелось любить, ходить на танцы, гулять, может быть,  даже музыке выучиться».
«Особенно безутешно плакал он, когда духовой оркестр исполнял «Вальс цветов», – прямо заходился в слезах, захлебывался ими».
Это удивительно легкая, жизнерадостная музыка. Когда я сегодня слушал волшебные звуки вальса, то был абсолютно счастлив. Наш герой был полностью лишен этого, потому такова его реакция…

*Учитель: просит одного из учеников «сердечно» прочитать финал и поделиться своими мыслями по поводу прочитанного у свободного микрофона.

Ученик: Особенно впечатляет финал рассказа: долго над пустырем носило ветром  музыку, а на танцплощадке  все круче, все тоньше завивало снежный вихорек и казалось инвалидам,…кружится девушка в белом, так и не дождавшаяся своего партнера на танцах, и кружится быстрее, быстрее, чтоб не было видно залитого слезами её все ещё юного лица.

Ученик: Можно я продолжу. Девушка в белом, возможно, Христова невеста, на это указывает то, что время над ней не властно. Она как бы появилась из другого измерения, видимо, рано погибла и теперь оплакивает судьбу всех несостоявшихся « невест» и «женихов», которые даже друг друга не только не станцевали, но и никогда не  видели.

Ученик: Хочу добавить, что снежный вихорек, по-моему, смерть в образе дьявола распорядилась людскими судьбами и демонстрирует свой песенно-танцевальный апофеоз на пустыре…

*Учитель просит поочередно выразительно прочитать учащихся фрагмент текста от слов: … «Провожавшие покойного подняли гроб, понесли к машине… певица успела молвить уходящему воину:
Я пригласить хочу на танец вас и только вас! (Звучит фрагмент из «Белого вальса», оканчивающийся этими строчками).

4. Молчаливый монолог

5. Диалогическая перестрелка

Учитель: Кого же хочет пригласить на танец уходящий воин?

Ответы учениц:
– Мне, кажется,  что меня.
– А я, думаю, что на твоем месте могла быть любая из нас.

Учитель: Астафьев умеет сделать так, чтобы пронициательный читатель мог незримо оказаться рядом с его героями, их мыслями, желаниями. Я поздравляю всех,  у кого эта встреча сегодня состоялась.

6. Рефлексия

Учитель: Наш урок подходит к концу. Назовите ключевое слово урока.  Можно хором.

Ученики: Память.

Учитель: Удивительное  единодушие. А теперь групповые совещания по предложенным заданиям.

Слайд 4

Задание №1: Сформулировать тему  урока – памяти, используя текст рассказа. Цели.
После  обсуждения учащиеся принимают предложение одной из групп и предлагают следующую тему урока – памяти: «Не дать поблекнуть старым, боевым  медалям!»
Цели: выявить ключевые проблемы в рассказе В.Астафьева «Тоска по вальсу»; показать их актуальность сегодня;
увидеть, понять и осознать духовно – нравственные аспекты рассказа;
пробудить чувство  ответственности за свою жизнь и  свои поступки в память о воинах Бессмертного полка.

Слайды 5, 6

Задание №2: Прослушайте песню «За того парня» М.Фрадкина и ответьте на вопрос: Как тема урока связана с текстом песни.

Ответ учеников: Текст песни и рассказ объединяет тема исторической памяти. Слова «и живу я на земле доброй за себя и за того парня» и обезличенный сюжет рассказа побуждают нас жить счастливо, но по совести, за тех, кто сегодня идет в строю Бессмертного полка», кому обязаны мы жизнью.

Слайд 7

Задание №3: Составить синквейн по теме урока.

Пример:

Воин.
Храбрый, бессмертный.
Помним, чтим, равняемся.
И живу я на земле доброй за себя и за того парня.
Ответственность.

Слайд 8

Задание №4: Дайте (кратко) письменно оценку уроку. Поставьте себе самооценку, можно на уровневой линейке.

Слайд 9

6. Д/з. на выбор:

1. Написать эссе по рассказу В.Астафьева «Тоска по вальсу».
2. Сочинить стихотворение, посвященное героям ВОВ.
3. Сочинение-рассказ о солдате Бессмертного полка.
4. Написать письмо воину из рассказа В.Астафьева «Тоска по вальсу».
5. Сочинение-память на тему: «Не дать поблекнуть старым, боевым медалям»

Слайд 10

7. Заключительное слово учителя:

Оставшись наедине с собой, хорошо подумайте над тем, что мы сегодня сказали друг другу, и  только после этого приступайте к выполнению письменного задания.

Слайд 11

Спасибо за урок!

11.03.2016

xn--i1abbnckbmcl9fb.xn--p1ai

Уроки нравственности в рассказе Виктора Астафьева «Тоска по вальсу»

Слайды и текст этой презентации

Слайд 1

Урок комментированного чтения. Подготовка к ЕГЭ по русскому языку
Уроки нравственности в рассказе Виктора Астафьева «Тоска по вальсу»
Материалы подготовила: Пинигина О.Н., учитель русского языка и литературы МАОУ СОШ № 1 г. Арамиль

Слайд 2

Эпиграф к уроку
«Не будьте равнодушны, ибо равнодушие смертоносно для души человека» . М.Горький

Слайд 3

Цель урока:
познакомиться с особенностями литературного творчества В.Астафьева. Задачи урока: проанализировать проблематику рассказа «Тоска по вальсу» и выяснить замысел автора; провести детальный анализ художественного текста; способствовать процессу духовного развития, формированию нравственных ценностей, обращаясь к памяти исторической, памяти человеческой.

Слайд 4

Слово о писателе

Слайд 5

Рассказ «Тоска по вальсу»

Слайд 6

Анализ рассказа

Слайд 7

Обратимся к тексту!
Что за историю поведал писатель в своём произведении? Как мы знакомимся с главным героем рассказа, что мы знаем о его молодости и жизни после войны? Почему автор такое большое внимание уделяет описанию жизни обитателей дома инвалидов?

Слайд 8

Разберёмся в прочитанном
Какая странность отличала героя рассказа от остальных обитателей дома престарелых? Какую символику несет в себе вальс, слова, звучащие из динамика, что он значит для нашего героя? Как проходят похороны героя? Найдите фрагменты текста, где это описано.

Слайд 9

Разберёмся в прочитанном
Как обитатели дома инвалидов решили проводить в последний путь героя? Как отреагировал на просьбу инвалидов парень, работавший на танцплощадке? Каковы его человеческие качества. Что для него важнее - деньги и выпивка или последние почести герою войны?

Слайд 10


Для чего автор рисует в конце рассказа образ девушки в белом, кружащейся в ритме вальса?

Слайд 11

Подведём итоги!
О чём заставил задуматься Астафьев своих читателей? Актуальны ли в современном мире проблемы, поднятые в этом рассказе Астафьевым? Часто ли мы бываем равнодушны к окружающим людям? Какие уроки нравственности нам преподал писатель?

Слайд 12

Слайд 13

Домашнее задание
Написать сочинение-эссе в формате ЕГЭ по русскому языку; Подумайте, как Вы можете использовать данный рассказ при написании итогового сочинения по литературе?

lusana.ru

«Тоска» краткое содержание рассказа Антона Чехова – читать пересказ онлайн

Рассказ «Тоска» Чехова был написан в 1886 году. В произведении автор через изображение традиционного для русской литературы «маленького человека», извозчика Ионы, раскрывает драму одиночества в толпе, поднимает проблему человеческого равнодушия.

Читать онлайн краткое содержание «Тоски» Чехова можно прямо на нашем сайте.

Главные герои

Иона Потапов – бедный извозчик, который недавно похоронил сына и ищет поддержки у окружающих.

Военный, трое молодых людей, дворник, молодой извозчик – люди, с которыми Иона хотел поделиться своей тоской.

Лошадь Ионы

Краткое содержание

Вечерние сумерки, идет крупный снег. Извозчик Иона Потапов сидит, сильно согнувшись на козлах, весь в снегу. Он выехал еще до обеда, но «почина все нет и нет». Иону окликает военный с требованием довезти на Выборгскую.

По дороге извозчику тут и там кричат, что он не умеет ездить. Иона же «ерзает на козлах», «словно не понимает, где он и зачем он здесь».

Извозчик пытается поделиться с военным, что на этой неделе у него от горячки умер сын. Но пассажир невнимательно слушает извозчика. Высадив военного, Иона снова сгибается на козлах и не шевелится.

Через пару часов извозчика окликают трое молодых людей с просьбой довезти к полицейскому мосту. По дороге пассажиры издеваются над Ионой. Но, слушая ругань и видя людей, извозчик ощущает, что «чувство одиночества начинает мало-помалу отлегать от груди». Иона пытается рассказать пассажирам, что у него умерли сын и жена, но им все равно. Высадив молодых людей, Иона снова чувствует себя одиноким.

Заметив дворника, Иона в надежде на разговор спрашивает у него, который сейчас час. Но тот отвечает, что десятый, и прогоняет извозчика. Иона отъезжает и «отдается тоске». «Обращаться к людям он считает уже бесполезным». Приехав домой, «ко двору», Иона пытается рассказать о смерти сына молодому извозчику, но тот тоже не слушает мужчину.

«Скоро будет неделя, как умер сын, а он еще путем не говорил ни с кем… Нужно поговорить с толком, с расстановкой…». Извозчик идет в конюшню и незаметно для себя начинает рассказывать о смерти сына своей лошади. «Иона увлекается и рассказывает ей всё…»

Заключение

Литературные критики высоко оценили произведение Чехова «Тоска», включив его в список лучших современных рассказов. Произведение было переведено на немецкий, французский, болгарский, финский и другие языки.

Пересказ «Тоски» будет интересен школьникам и всем, кто интересуется творчеством А. П. Чехова.

Тест по рассказу

Проверьте запоминание краткого содержания тестом:

Рейтинг пересказа

Средняя оценка: 4. Всего получено оценок: 716.

obrazovaka.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о