Стихотворения к бальмонта – Стихи Бальмонта

Содержание

Стихи Бальмонта по категориям: удобный поиск

  • Детям
  • Школьникам
  • По теме
  • По типу

Лучшие стихи Бальмонта:

  1. Снежинка
  2. У чудищ
  3. Осень («Поспевает брусника…»)
  4. Первый снег
  5. Россия
  6. Как я пишу стихи
  7. Золотое слово
  8. Гномы
  9. Фея
  10. Ветер («Я жить не могу настоящим…»)
  11. Камыши
  12. Я буду ждать
  13. Золотая рыбка
  14. Хочу
  15. Фантазия
  16. Кинжальные слова
  17. Минута
  18. Я знал
  19. Безглагольность
  20. Лебедь
  21. Я мечтою ловил уходящие тени…
  22. Аромат солнца
  23. К зиме
  24. Белый лебедь
  25. Бабочка
  26. Бог и Дьявол
  27. Будем как солнце! Забудем о том…
  28. Я буду ждать
  29. Завет бытия
  30. К Елене
  31. Люба мне буква «Ка»…
  32. Лунный свет
  33. Русский язык
  34. Русалка

Стихи Бальмонт писать начал очень рано, в 9 лет: но его долго не хотели печатать. Однако, очень скоро, поэт приобретает громкую известность: сначала как переводчик поэм Шелли, а затем – как один из ярких представителей русского «декадентства». И все это, благодаря блестящим стихам и поэтическому полету мысли.

Сначала среди его стихов нельзя было найти ни одного на русскую тему. Но в последние годы он очень заинтересовался русскими сказочными темами. Бальмонта не интересовали реальные люди и действительность, он воспевал природу: небо, звезды, море, солнце, тишину. Поэт олицетворял все эти явления, писал их с большой буквы.

Поэт, по мнению Бальмонта, — это чародей, который должен расколдовать природу, а окружающий мир – это музыка и стих. Все творчество поэта пронизано мифологическими образами.

Несколько сборников стихов Бальмонта посвящены любви и любимой женщине: жене Екатерине Андреевне (он ее еще называл Беатриче). Но в этих же книгах поэт экспериментирует с сочетаниями звуков, красок и мыслей, создает лирику убогой и уродливой души.

Для своей четырехлетней дочери Нины Константин Дмитриевич написал более ста лет назад сборник стихов «Фейные сказки». Удивительно, но их с удовольствием читает уже не одно поколение детей: короткие и легкие они прекрасно подходят для заучивания наизусть. А сколько всего интересного узнают малыши: о зиме и осени, о волшебстве и про Новый год.

А книжка-игрушка для детей «Снежинка» — это просто чудо, аналоги которому только недавно стали появляться на российских прилавках. Поэтому большинство стихотворений Бальмонта входят в школьную программу: их изучают на уроках в начальной школе (1-4 классы).

Рассказать обо всем многообразии творчества Бальмонта просто невозможно. Предлагаю просто почитать его стихи на этой страничке и подумать над ними. Они все яркие и интересные: о Родине и России, о жизни и смерти, о войне и о царе, о поэзии и дружбе, о Боге и вере.

stih.su

Стихи поэта Константина Бальмонта для детей читать онлайн

Содержание:

Посвящение

Солнечной-Нинике, с светлыми глазками -

Этот букетик из тонких былинок.

Ты позабавишься Фейными сказками,

После блеснешь мне зелеными глазками, -

В них не хочу я росинок.

Вечер далек, и до вечера встретится

Много нам, гномы, и страхи, и змеи.

Чур, не пугаться, - а если засветятся

Слезки, пожалуюсь Фее.

1905

Фея

Говорили мне, что Фея,

Если даже и богата,

Если ей дарит лилея

Много снов и аромата, -

Все ж, чтоб в замке приютиться,

Нужен ей один листок,

Им же может нарядиться

С головы до ног.

Да, иначе быть не может,

Потому что все в ней нежно,

Ей сама Луна поможет,

Ткань паук сплетет прилежно

Так как в мире я не знаю

Ничего нежнее фей,

Ныне Фею выбираю

Музою моей.

1905

Наряды Феи

У Феи - глазки изумрудные,

Все на траву она глядит.

У ней наряды дивно-чудные,

Опал, топаз и хризолит.

Есть жемчуга из света лунного,

Каких не видел взор ничей.

Есть поясок покроя струнного

Из ярких солнечных лучей.

Еще ей платье подвенечное

Дал колокольчик полевой,

Сулил ей счастье бесконечное,

Звонил в цветок свой голубой.

Росинка, с грезой серебристою,

Зажглась алмазным огоньком.

А ландыш свечкою душистою

Горел на свадьбе с Светляком.

1905

Прогулка Феи

Фея в сад гулять пошла,

Так нарядна и светла,

Говорит с цветами,

Ей цветы: Будь с нами.

Фея, будь, как мы, цветок,

Развернись, как лепесток,

Будь рябинкой дикой,

Или повиликой.

Будь анютиным глазком,

Или синим васильком.

Иль еще малюткой,

Синей незабудкой.

Прилетит на лепесток

Желтокрылый мотылек,

Хоботком коснется,

Фея улыбнется.

Прилетит к тебе пчела,

Прожужжит: не бойся зла,

Я лишь пыль сбираю,

Мед приготовляю.

Покачнув на тыне хмель,

Прогудит мохнатый шмель:

Ну-ка поцелую Фею молодую.

А когда придет закат,

Все цветы проговорят:

В росах умываться,

Спать приготовляться.

Фея слушала цветы,

Фея нежила листы,

Но, сама причуда,

Прочь пошла оттуда.

Или я на мотылька

Променяю светлячка?

Не хочу меняться.-

И давай смеяться.

Скрылась в замок под листком,

Забавлялась с светляком,

Цветиком не стала,

Звонко хохотала.

1905

Фея за делом

К Фее в замок собрались

Мошки и букашки.

Перед этим напились

Капелек с ромашки.

И давай жужжать, галдеть,

В зале паутинной,

Точно выискали клеть,

А не замок чинный.

Стали жаловаться все

С самого начала,

Что ромашка им в росе

Яду подмешала.

А потом на комара

Жаловалась муха,

Говорит, мол, я стара,

Плакалась старуха.

Фея слушала их вздор,

И сказала: Верьте,

Мне ваш гам и этот сор

Надоел до смерти.

И велела пауку, -

Встав с воздушных кресел, -

Чтобы тотчас на суку

Сети он развесил.

И немедля стал паук

Вешать паутинки.

А она пошла на луг

Проверять росинки.

1905

Решение Феи

Солнце жаворонку силу петь дает,

Он до Солнца долетает и поет.

Птичка жаворонок - певчим птичкам царь

На совете птиц давно решили, встарь.

Но решенье птиц не принял соловей,

Он с обидой дожидается ночей.

И как только означается Луна,

Соловьиная баллада всем слышна.

Фея молвила: Чего же спорить им?

Ну и глупые с решением своим.

После утра есть вечерняя заря,

В дне и ночи пусть нам будут два царя.

1905

Ветерок Феи

В сказке Фейной, тиховейной,

Легкий Майский ветерок

Колыхнул цветок лилейный,

Нашептал мне пенье строк.

И от Феи лунно-нежной

Бросил в песни мне цветы.

И умчался в мир безбрежный,

В новой жажде красоты.

А еще через минутку

Возвратился с гроздью роз:

"Я ушел, но это в шутку,

Я тебе цветов принес".

1905

Чары Феи

Я шел в лесу. Лес темный был

Так странно зачарован.

И сам кого-то я любил,

И сам я был взволнован.

Кто так разнежил облака,

Они совсем жемчужны?

И почему ручью река

Поет: мы будем дружны?

И почему так ландыш вдруг

Вздохнул, в траве бледнея?

И почему так нежен луг?

Ах, знаю! Это Фея.

1905

Фея и снежинки

Катаясь на коньках,

На льду скользила Фея.

Снежинки, тихо рея,

Рождались в облаках.

Родились - и скорей,

Сюда, скорей, скорее.

Из мира снежных фей

К земной скользящей Фее.

1905

Три песчинки

"Что можно сделать из трех песчинок?"

Сказала как-то мне Фея вод.

Я дал букетик ей из былинок,

И в трех песчинках ей дал отчет.

Одну песчинку я брошу в Море,

Ей будет любо там в глубине.

Другая будет в твоем уборе,

А третья будет на память мне.

Детский мир

Белки, зайки, мышки, крыски,

Землеройки и кроты,

Как вы вновь мне стали близки.

Снова детские цветы.

Незабудки расцветают,

Маргаритки щурят глаз,

Подорожники мечтают -

Вот роса зажжет алмаз.

Вплоть до самой малой мошки,

Близок стал мне мир живых,

И змеистые дорожки

Повели к кустам мой стих.

А в кустах, где все так дико,

Притаился хмурый еж.

Вон краснеет земляника,

Сколько ягод здесь найдешь.

Все цветы на зов ответят,

Развернув свои листки.

А в ночах твой путь осветят

Между травок светляки.

Заинька

Заинька беленький хвостиком моргал,

Заинька в садике вкусного искал.

Заиньку в садике садовник увидал,

Выстрелил в заиньку, выстрел не попал.

Заинька прочь ушел, пошел он в огород,

В грядках капустных стал сильный недочет.

Заиньку отдали амке под надзор,

Амкает амка, но зайка ловкий вор.

Заиньку белого вьюга бережет,

Заиньку полночь в обиду не дает.

Заиньку белого ежели убьют,

Что же нам песенки веселые споют!

Кошкин дом

Мышка спичками играла,

Загорелся кошкин дом.

Нет, давай начну сначала,

Мышка спичками играла,

Перед Васькой, пред котом.

Промяукнул он на мышку, -

А она ему: "Кис-кис".

"Нет", сказал он, "это - лишку",

И за хвостик хвать плутишку,

Вдруг усы его зажглись.

Кот мяукать, кот метаться,

Загорелся кошкин дом.

Тут бы кошке догадаться,

А она давай считаться,

Все поставила вверх дном.

Погубила ревность злая,

Кошкин дом сгорел до тла.

"Этой мышке помогла я",

Спичка молвила, пылая.

Мышка до сих пор цела.

Детская песенка

Одуванчик вздумал взять

Замуж маргаритку.

А червяк, чтоб не отстать,

Замуж взял улитку.

И ликуют два цветка,

Счастливы друг другом.

И улитка червяка

Назвала супругом.

Но мгновенно улетел

Одуванчик белый.

Маргаритке был удел

Стать вдовой несмелой.

А с улиткой каблуком

Вмиг была расправа.

Что же стало с червяком,

Я не знаю, право.

Чайка

Чайка, серая чайка с печальными криками носится

Над холодной пучиной морской.

И откуда примчалась? Зачем? Почему ее жалобы

Так полны безграничной тоской?

Бесконечная даль. Неприветное небо нахмурилось.

Закурчавилась пена седая на гребне волны.

Плачет северный ветер, и чайка рыдает, безумная,

Бесприютная чайка из дальней страны.

1894

Как паук

Как паук в себе рождает паутину,

И, тяжелый, создает воздушность нитей,-

Как художник создает свою картину,

Закрепляя мимолетное событий,-

Так из Вечного исходит мировое -

Многосложность и единство бытия.

Мир один, но в этом мире вечно двое: -

Он, Недвижный, Он, Нежаждущий - и я.

Ветер

Я жить не могу настоящим,

Я люблю беспокойные сны,

Под солнечным блеском палящим

И под влажным мерцаньем луны.

Я жить не хочу настоящим,

Я внимаю намекам струны,

Цветам и деревьям шумящим

И легендам приморской волны.

Желаньем томясь несказанным,

Я в неясном грядущем живу,

Вздыхаю в рассвете туманном

И с вечернею тучкой плыву.

И часто в восторге нежданном

Поцелуем тревожу листву.

Я в бегстве живу неустанном,

В ненасытной тревоге живу.

К зиме

Лес совсем уж стал сквозистый,

Редки в нем листы.

Скоро будет снег пушистый

Падать с высоты.

Опушит нам окна наши,

В детской и везде.

Загорятся звезды краше,

Лед прильнет к воде.

На коньках начнем кататься

Мы на звонком льду.

Будет смех наш раздаваться

В парке на пруду.

А в затишье комнат — прятки,

В чет и нечет — счет.

А потом настанут Святки,

Снова Новый год.

Как я пишу стихи

Рождается внезапная строка,

За ней встаёт немедленно другая,

Мелькает третья ей издалека,

Четвёртая смеётся, набегая.

И пятая, и после, и потом,

Откуда, сколько, я и сам не знаю,

Но я не размышляю над стихом

И, право, никогда - не сочиняю.

1905

Я – изысканность русской медлительной речи...

Я – изысканность русской медлительной речи,

Предо мною другие поэты – предтечи,

В впервые открыл в этой речи уклоны,

Перепевные, гневные, нежные звоны.

Я – внезапный излом,

Я – играющий гром,

Я – прозрачный ручей,

Я – для всех и ничей.

Переплеск многопенный, разорванно-слитный,

Самоцветные камни земли самобытной,

Переклички лесные зеленого мая,

Все пойму, все возьму, у других отнимая.

Вечно юный, как сон,

Сильный тем, что влюблен

И в себя и в других,

Я – изысканный стих.

1901

Звук

Тончайший звук, откуда ты со мной?

Ты создан птицей? Женщиной? Струной?

Быть может, солнцем? Или тишиной?

От сердца ли до сердца свеян луч?

Поэт ли спал, и был тот сон певуч?

Иль нежный с нежной заперся на ключ?

Быть может, колокольчик голубой

Качается, тоскуя сам с собой,

Заводит тяжбу с медленной судьбой?

Быть может, за преградою морей

Промчался ветер вдоль родных полей

И прошептал: «Вернись. Приди скорей».

Быть может, там, в родимой стороне,

Желанная томится обо мне,

И я пою в её душе на дне?

И тот берущий кажущийся звук

Ручается, как призрак милых рук,

Что верен я за мглою всех разлук.

1922

Кольца

Ты спишь в земле, любимый мой отец,

Ты спишь, моя родная, непробудно.

И как без вас мне часто в жизни трудно,

Хоть много знаю близких мне сердец.

Я в мире вами. Через вас певец.

Мне ваша правда светит изумрудно.

Однажды духом слившись обоюдно,

Вы уронили звонкий дождь колец.

Они горят. В них золото - оправа.

Они поют. И из страны в страну

Иду, вещая солнце и весну.

Но для чего без вас мне эта слава?

Я у реки. Когда же переправа?

И я с любовью кольца вам верну.

1917

Где б я ни странствовал...

Где б я ни странствовал, везде припоминаю

Мои душистые леса.

Болота и поля, в полях - от края к краю -

Родимых кашек полоса.

Где б ни скитался я, так нежно снятся сердцу

Мои родные васильки.

И, в прошлое открыв таинственную дверцу,

Схожу я к берегу реки.

У старой мельницы привязанная лодка, -

Я льну к прохладе серебра.

И так чарующе и так узывно-чётко

Душа поёт: «Вернись. Пора».

Безглагольность

Есть в русской природе усталая нежность,

Безмолвная боль затаенной печали,

Безвыходность горя, безгласность, безбрежность,

Холодная высь, уходящие дали.

Приди на рассвете на склон косогора, –

Над зябкой рекою дымится прохлада,

Чернеет громада застывшего бора,

И сердцу так больно, и сердце не радо.

Недвижный камыш. Не трепещет осока.

Глубокая тишь. Безглагольность покоя.

Луга убегают далеко-далеко.

Во всем утомленье, глухое, немое.

Войди на закате, как в свежие волны,

В прохладную тень деревенского сада, –

Деревья так сумрачно-странно-безмолвны,

И сердцу так грустно, и сердце не радо.

Как будто душа о желанном просила,

И сделали ей незаслуженно больно.

и сердце простило, но сердце застыло,

И плачет, и плачет, и плачет невольно.

1900

Дурной сон

Мне кажется, что я не покидал России,

И что не может быть в России перемен.

И голуби в ней есть. И мудрые есть змии.

И множество волков. И ряд тюремных стен.

Грязь "Ревизора" в ней. Весь гоголевский ужас.

И Глеб Успенский жив. И всюду жив Щедрин.

Порой сверкнет пожар, внезапно обнаружась,

И снова пал к земле земли убогий сын.

Там за окном стоят. Подайте. Погорели.

У вас нежданный гость. То - голубой мундир.

Учтивый человек. Любезный в самом деле.

Из ваших дневников себе устроил пир.

И на сто верст идут неправда, тяжба, споры,

На тысячу - пошла обида и беда.

Жужжат напрасные, как мухи. разговоры.

И кровь течет не в счет. И слезы - как вода.

1913

Фантазия

Как живые изваянья, в искрах лунного сиянья,

Чуть трепещут очертанья сосен, елей и берез;

Вещий лес спокойно дремлет, яркий блеск луны приемлет

И роптанью ветра внемлет, весь исполнен тайных грез.

Слыша тихий стон метели, шепчут сосны, шепчут ели,

В мягкой бархатной постели им отрадно почивать,

Ни о чем не вспоминая, ничего не проклиная,

Ветви стройные склоняя, звукам полночи внимать.

Чьи-то вздохи, чье-то пенье, чье-то скорбное моленье,

И тоска, и упоенье,- точно искрится звезда,

Точно светлый дождь струится,- и деревьям что-то мнится

То, что людям не приснится, никому и никогда.

Это мчатся духи ночи, это искрятся их очи,

В час глубокой полуночи мчатся духи через лес.

Что их мучит, что тревожит? Что, как червь, их тайно гложет?

Отчего их рой не может петь отрадный гимн небес?

Всё сильней звучит их пенье, всё слышнее в нем томленье,

Неустанного стремленья неизменная печаль,-

Точно их томит тревога, жажда веры, жажда бога,

Точно мук у них так много, точно им чего-то жаль.

А луна всё льет сиянье, и без муки, без страданья

Чуть трепещут очертанья вещих сказочных стволов;

Все они так сладко дремлют, безучастно стонам внемлют

И с спокойствием приемлют чары ясных, светлых снов.

1893

Снежинка

Светло-пушистая,

Снежинка белая,

Какая чистая,

Какая смелая!

Дорогой бурною

Легко проносится,

Не в высь лазурную,

На землю просится.

Лазурь чудесную

Она покинула,

Себя в безвестную

Страну низринула.

В лучах блистающих

Скользит, умелая,

Средь хлопьев тающих

Сохранно-белая.

Под ветром веющим

Дрожит, взметается,

На нем, лелеющем,

Светло качается.

Его качелями

Она утешена,

С его метелями

Крутится бешено.

Но вот кончается

Дорога дальняя,

Земли касается,

Звезда кристальная.

Лежит пушистая,

Снежинка смелая.

Какая чистая,

Какая белая!

1903

Осень

Поспевает брусника,

Стали дни холоднее.

И от птичьего крика

В сердце только грустнее.

Стаи птиц улетают

Прочь, за синее море.

Все деревья блистают

В разноцветном уборе.

Солнце реже смеется,

Нет в цветках благовонья.

Скоро осень проснется

И заплачет спросонья.

"Я в этот мир пришел, чтоб видеть Солнце..."

Я в этот мир пришел, чтоб видеть Солнце,

И синий кругозор.

Я в этот мир пришел, чтоб видеть Солнце,

И выси гор.

Я в этот мир пришел, чтоб видеть Море,

И пышный цвет долин.

Я заключил миры в едином взоре,

Я властелин.

Я победил холодное забвенье,

Создав мечту мою.

Я каждый миг исполнен откровенья,

Всегда пою.

Мою мечту страданья пробудили,

Но я любим за то.

Кто равен мне в моей певучей силе?

Никто, никто.

Я в этот мир пришел, чтоб видеть Солнце,

А если день погас,

Я буду петь... Я буду петь о Солнце

В предсмертный час!

1903

www.tikitoki.ru

Русские писатели и поэты :: Стихотворения К.Д.Бальмонта

- Безглагольность -

Есть в русской природе усталая нежность,
Безмолвная боль затаенной печали,
Безвыходность горя, безгласность, безбрежность,
Холодная высь, уходящие дали.
Приди на рассвете на склон косогора,-
Над зябкой рекою дымится прохлада,
Чернеет громада застывшего бора,
И сердцу так больно, и сердце не радо.
Недвижный камыш. Не трепещет осока.
Глубокая тишь. Безглагольность покоя.
Луга убегают далёко-далёко.
Во всем утомленье - глухое, немое.
Войди на закате, как в свежие волны,
В прохладную глушь деревенского сада,-
Деревья так сумрачно-странно-безмолвны,
И сердцу так грустно, и сердце не радо.
Как будто душа о желанном просила,
И сделали ей незаслуженно больно.
И сердце простило, но сердце застыло,
И плачет, и плачет, и плачет невольно

 

- В застенке -

Переломаны кости мои.
Я в застенке. Но чу! В забытьи
Слышу, где-то стремятся ручьи.

Так созвучно, созвонно в простор
Убегают с покатостей гор,
Чтоб низлиться в безгласность озер.

Я в застенке. И пытка долга.
Но мечта мне моя дорога.
В палаче я не вижу врага.

Он ужасен, он странен, как сон.
Он упорством моим потрясен.
Я ли мученик? Может быть, он?
Переломаны кости. Хрустят.

Но горит напряженный мой взгляд.
О, ручьи говорят, говорят!

 

- Ветер -

Я жить не могу настоящим, 
          Я люблю беспокойные сны,
Под солнечным блеском палящим 
          И под влажным мерцаньем луны.
Я жить не хочу настоящим, 
          Я внимаю намекам струны,
Цветам и деревьям шумящим 
          И легендам приморской волны.
Желаньем томясь несказанным, 
          Я в неясном грядущем живу,
Вздыхаю в рассвете туманном 
          И с вечернею тучкой плыву.
И часто в восторге нежданном 
          Поцелуем тревожу листву.
Я в бегстве живу неустанном, 
          В ненасытной тревоге живу.

(1895)

 

- Гармония слов -

Почему в языке отошедших людей
Были громы певучих страстей?
И намеки на звон всех времен и пиров,
И гармония красочных слов?

Почему в языке современных людей
Стук ссыпаемых в яму костей?
Подражательность слов, точно эхо молвы,
Точно ропот болотной травы?

Потому что когда, молода и горда,
Между скал возникла вода,
Не боялась она прорываться вперед,
Если станешь пред ней, так убьет.

И убьет, и зальет, и прозрачно бежит,
Только волей своей дорожит.
Так рождается звон для грядущих времен,
Для теперешних бледных племен.

(1903)

 

- Долины сна -

Пойду в долины сна,
Там вкось растут цветы,
Там падает Луна
С бездонной высоты.
Вкось падает она,
И все не упадет.
В глухих долинах сна
Густой дурман цветет.
И странная струна
Играет без смычков.
Мой ум - в долинах сна,
Средь волн без берегов.

 

- Дурной сон -

Мне кажется, что я не покидал России,
И что не может быть в России перемен.
И голуби в ней есть. И мудрые есть змии.
И множество волков. И ряд тюремных стен.
Грязь "Ревизора" в ней. Весь гоголевский ужас.
И Глеб Успенский жив. И всюду жив Щедрин.
Порой сверкнет пожар, внезапно обнаружась,
И снова пал к земле земли убогий сын.
Там за окном стоят. Подайте. Погорели.
У вас нежданный гость. То - голубой мундир.
Учтивый человек. Любезный в самом деле.
Из ваших дневников себе устроил пир.
И на сто верст идут неправда, тяжба, споры,
На тысячу - пошла обида и беда.
Жужжат напрасные, как мухи. разговоры.
И кровь течет не в счет. И слезы - как вода.

(1913)

 

- Змеиный глаз -

Датскому лирику Тору Ланге

Огней полночных караван
В степи Небес плывет.
Но кто меня в ночной туман
Так ласково зовет?

Зачем от сердца далека
Мечта о Небесах?
Зачем дрожит моя рука?
Зачем так манит прах?

Болото спит. Ночная тишь
Растет и все растет.
Шуршит загадочно камыш,
Змеиный глаз цветет.

Змеиный глаз глядит, растет,
Его лелеет Ночь.
К нему кто близко подойдет,
Уйти не может прочь.

Он смутно слышит свист змеи,
Как нежный близкий зов,
Он еле видит в забытьи
Огни иных миров.

Не манит блеск былых утех,
Далек живой родник.
В болоте слышен чей-то смех,
И чей-то слабый крик.

 

- Кто кого -

Настигаю. Настигаю. Огибаю. Обгоню.
Я колдую. Вихри  чую. Грею сбрую я коню.
Конь мой спорый. Топи, боры, степи, горы пролетим.
Жарко дышит. Мысли слышит. Конь - огонь и побратим.
Враг мой равен. Полноправен. Чей скорей вскипит бокал?
Настигаю. Настигаю. Огибаю. Обогнал.

 

- *** -

Хорошо меж подводных стеблей.
Бледный свет. Тишина. Глубина.
Мы заметим лишь тень кораблей.
И до нас не доходит волна.

Неподвижные стебли глядят,
Неподвижные стебли растут.
Как спокоен зеленый их взгляд,
Как они бестревожно цветут.

Безглагольно глубокое дно.
Без шуршанья морская трава.
Мы любили, когда-то, давно,
Мы забыли земные слова.

Самоцветные камни. Песок.
Молчаливые призраки рыб.
Мир страстей и страданий далек.
Хорошо, что я в море погиб.

(Не позже 1903)

 

- Минута -

Хороша эта женщина в майском закате,
Шелковистые пряди волос в ветерке,
И горенье желанья в цветах, в аромате,
И далекая песня гребца на реке.
Хороша эта дикая вольная воля;
Протянулась рука, прикоснулась рука,
И сковала двоих - на мгновенье, не боле,-
Та минута любви, что продлится века.

(1921)

 

- *** -

Мой друг, есть радость и любовь,
Есть все, что будет вновь и вновь,
Хотя в других сердцах, не в наших.
Но, милый брат, и я и ты -
Мы только грезы Красоты,
Мы только капли в вечных чашах
Неотцветающих цветов,
Непогибающих садов.

 

- *** -

Нет дня, чтоб я не думал о тебе,
Нет часа, чтоб тебя я не желал.
Проклятие невидящей судьбе,
Мудрец сказал, что мир постыдно мал.
Постыдно мал и тесен для мечты,
И все же ты далеко от меня.
О, боль моя! Желанна мне лишь ты,
Я жажду новой боли и огня!
Люблю тебя капризною мечтой,
Люблю тебя всей силою души,
Люблю тебя всей кровью молодой,
Люблю тебя, люблю тебя, спеши!

 

- Слова-хамелеоны -

Слова - хамелеоны,
Они живут спеша.
У них свои законы,
Особая душа.

Они спешат меняться,
Являя все цвета;
Поблекнут - обновятся,
И в том их красота.

Все радужные краски,
Все, что чарует взгляд,
Желая вечной сказки,
Они в себе таят.

И сказка длится, длится
И нарушает плен.
Как сладко измениться,-
Живите для измен!

 

- Фантазия -

Как живые изваянья, в искрах лунного сиянья,
Чуть трепещут очертанья сосен, елей и берез;
Вещий лес спокойно дремлет, яркий блеск луны приемлет
И роптанью ветра внемлет, весь исполнен тайных грез.
Слыша тихий стон метели, шепчут сосны, шепчут ели,
В мягкой бархатной постели им отрадно почивать,
Ни о чем не вспоминая, ничего не проклиная,
Ветви стройные склоняя, звукам полночи внимать.
Чьи-то вздохи, чье-то пенье, чье-то скорбное моленье,
И тоска, и упоенье,- точно искрится звезда,
Точно светлый дождь струится,- и деревьям что-то мнится
То, что людям не приснится, никому и никогда.
Это мчатся духи ночи, это искрятся их очи,
В час глубокой полуночи мчатся духи через лес.
Что их мучит, что тревожит? Что, как червь, их тайно гложет?
Отчего их рой не может петь отрадный гимн небес?
Всё сильней звучит их пенье, всё слышнее в нем томленье,
Неустанного стремленья неизменная печаль,-
Точно их томит тревога, жажда веры, жажда бога,
Точно мук у них так много, точно им чего-то жаль.
А луна всё льет сиянье, и без муки, без страданья
Чуть трепещут очертанья вещих сказочных стволов;
Все они так сладко дремлют, безучастно стонам внемлют
И с спокойствием приемлют чары ясных, светлых снов.

(1893)

 

- Я буду ждать -

Я буду ждать тебя мучительно, 
Я буду ждать тебя года, 
Ты манишь сладко-исключительно, 
Ты обещаешь навсегда.
Ты вся - безмолвие несчастия, 
Случайный свет во мгле земной, 
Неизъясненность сладострастия, 
Еще не познанного мной.
Своей усмешкой вечно-кроткою, 
Лицом, всегда склоненным ниц, 
Своей неровною походкою 
Крылатых, но не ходких птиц,
Ты будишь чувства тайно-спящие, 
И знаю, не затмит слеза 
Твои куда-то прочь глядящие, 
Твои неверные глаза.
Не знаю, хочешь ли ты радости, 
Уста к устам, прильнуть ко мне, 
Но я не знаю высшей сладости, 
Как быть с тобой наедине.
Не знаю, смерть ли ты нежданная 
Иль нерожденная звезда, 
Но буду ждать тебя, желанная, 
Я буду ждать тебя всегда.

 

- *** -

Я в этот мир пришел, чтоб видеть Солнце
        И синий кругозор.
Я в этот мир пришел, чтоб видеть Солнце
        И выси гор.
Я в этот мир пришел, чтоб видеть море
        И пышный цвет долин.
Я заключил миры в едином взоре.
        Я властелин.
Я победил холодное забвенье,
        Создав мечту мою.
Я каждый миг исполнен откровенья,
        Всегда пою.
Мою мечту страданья пробудили,
        Но я любим за то.
Кто равен мне в моей певучей силе?
        Никто, никто.
Я в этот мир пришел, чтоб видеть Солнце,
        А если день погас,
Я буду петь... Я буду петь о Солнце
        В предсмертный час!

 

- *** -

Я вольный ветер, я вечно вею,
Волную волны, ласкаю ивы,
В ветвях вздыхаю, вздохнув, немею,
Лелею травы, лелею нивы.
Весною светлой, как вестник мая,
Целую ландыш, в мечту влюбленный,
И внемлет ветру лазурь немая,
Я вею, млею, воздушный, сонный.
В любви неверный, расту циклоном,
Взметаю тучи, взрываю море,
Промчусь в равнинах протяжным стоном -
И гром проснется в немом просторе.
Но, снова легкий, всегда счастливый,
Нежней, чем фея ласкает фею,
Я льну к деревьям, дышу над нивой
И, вечно вольный, забвеньем вею.

 

- *** -

Я люблю далекий след - от весла,
Мне отрадно подойти - вплоть до зла,
И его не совершив - посмотреть,
Как костер, вдали за мной - будет тлеть.
Если я в мечте поджег - города,
Пламя зарева со мной - навсегда.
О мой брат! Поэт и царь - сжегший Рим!
Мы сжигаем, как и ты,- и горим!

- *** -

Я мечтою ловил уходящие тени,
Уходящие тени погасавшего дня,
Я на башню всходил, и дрожали ступени,
И дрожали ступени под ногой у меня.
 
И чем выше я шел, тем ясней рисовалисль,
Тем ясней рисовались очертанья вдали,
И какие-то звуки вдали раздавались,
Вкруг меня раздавались от Небес и Земли.
 
Чем я выше всходил, тем светлее сверкали,
Тем светлее сверкали выси дремлющих гор,
И сияньем прощальным как будто ласкали,
Словно нежно ласкали отуманенный взор.
 
И внизу подо мною уж ночь наступила,
Уже ночь наступила для уснувшей Земли,
Для меня же блистало дневное светило,
Огневое светило догорало вдали.
 
Я узнал, как ловить уходящие тени,
Уходящие тени потускневшего дня,
И все выше я шел, и дрожали ступени,
И дрожали ступени под ногой у меня.

1894

 

- Я не знаю мудрости -

Я не знаю мудрости годной для других, 
Только мимолетности я влагаю в стих. 
В каждой мимолетности вижу я миры, 
Полные изменчивой радужной игры.
 
Не кляните, мудрые. Что вам до меня? 
Я ведь только облачко, полное огня. 
Я ведь только облачко. Видите: плыву. 
И зову мечтателей... Вас я не зову!

(1902)

 
 

- Я с ужасом теперь читаю сказки... -

Я с ужасом теперь читаю сказки -
Не те, что все мы знаем с детских лет. 
О, нет: живую боль - в ее огласке 
Чрез страшный шорох утренних газет.
 
Мерещится, что вышла в круге снова 
Вся нежить тех столетий темноты:
Кровь льется из Бориса Годунова, 
У схваченных ломаются хребты.
 
Рвут крючьями язык, глаза и руки. 
В разорванный живот втыкают шест, 
По воздуху в ночах крадутся звуки -
Смех вора, вопль захватанных невест. 
 
Средь бела дня - на улицах виденья, 
Бормочут что-то, шепчут в пустоту, 
Расстрелы тел, душ темных искривленья, 
Сам дьявол на охоте. Чу! - "Ату!
 
Ату его! Руби его! Скорее!
Стреляй в него! Хлещи! По шее! Бей!"
Я падаю. Я стыну, цепенея.
И я их брат? И быть среди людей!
 
Постой. Где я? Избушка. Чьи-то ноги. 
Кость человечья. Это - для Яги? 
И кровь. Идут дороги всё, дороги. 
А! Вот она. Кто слышит? Помоги!
 
(Декабрь 1905)

writerstob.narod.ru

Бальмонт Константин Дмитриевич биография, стихи, статьи, критика, письма

Константин Дмитриевич Бальмонт родился 3 (15) июня 1867 года в деревне Гумнищи Шуйского уезда Владимирской губернии. Отец, Дмитрий Константинович, служил в Шуйском уездном суде и земстве, пройдя путь от мелкого служащего в чине коллежского регистратора до мирового судьи, а затем до председателя уездной земской управы. Мать, Вера Николаевна, урожденная Лебедева, была образованной женщиной, и сильно повлияла на будущее мировоззрение поэта, введя его в мир музыки, словесности, истории.

В 1876-1883 годах Бальмонт учился в Шуйской гимназии, откуда был исключен за участие в антиправительственном кружке. Продолжил свое образование во Владимирской гимназии, затем в Москве в университете, и Демидовском лицее в Ярославле. В 1887 году за участие в студенческих волнениях был исключен из Московского университета и сослан в Шую. Высшего образования так и не получил, но благодаря своему трудолюбию и любознательности стал одним из самых эрудированных и культурных людей своего времени. Бальмонт ежегодно прочитывал огромное количество книг, изучил, по разным сведениям, от 14 до 16 языков, кроме литературы и искусства увлекался историей, этнографией, химией.

Стихи начал писать в детстве. Первая книга стихов «Сборник стихотворений» издана в Ярославле на средства автора в 1890 году. Молодой поэт после выхода книжки сжег почти весь небольшой тираж.

Решающее время в формировании поэтического мировоззрения Бальмонта — середина 1890-х годов. До сих пор его стихи не выделялись чем-то особенным среди поздненароднической поэзии. Публикация сборников «Под северным небом» (1894) и «В безбрежности» (1895), перевод двух научных трудов «История скандинавской литературы» Горна-Швейцера и «Истории итальянской литературы» Гаспари, знакомство с [В. Брюсовым] и другими представителями нового направления в искусстве, укрепили веру поэта в себя и свое особое предназначение. В 1898 году Бальмонт выпускает сборник «Тишина», окончательно обозначивший место автора в современной литературе.

Бальмонту суждено было стать одним из зачинателей нового направления в литературе — символизма. Однако среди «старших символистов» ([Д. Мережковский[, [З. Гиппиус], [Ф. Сологуб], [В. Брюсов]) и среди «младших» ([А. Блок], [Андрей Белый], Вячеслав Иванов) у него была своя позиция, связанная с более широким пониманием символизма как поэзии, которая, помимо конкретного смысла, имеет содержание скрытое, выражаемое с помощью намеков, настроения, музыкального звучания. Из всех символистов Бальмонт наиболее последовательно разрабатывал импрессионистическую ветвь. Его поэтический мир — это мир тончайших мимолетных наблюдений, хрупких чувствований.

Предтечами Бальмонта в поэзии являлись, по его мнению, Жуковский, Лермонтов, Фет, Шелли и Э. По.

Широкая известность к Бальмонту пришла достаточно поздно, а в конце 1890-х он был скорее известен как талантливый переводчик с норвежского, испанского, английского и других языков.

В 1903 году вышел один из лучших сборников поэта «Будем как солнце» и сборник «Только любовь». А перед этим, за антиправительственное стихотворение «Маленький султан», прочитанное на литературном вечере в городской думе, власти выслали Бальмонта из Петербурга, запретив ему проживание и в других университетских городах. И в 1902 году Бальмонт уезжает за границу, оказавшись политическим эмигрантом.

Помимо почти всех стран Европы Бальмонт побывал в Соединенных Штатах Америки и Мексике и летом 1905 года вернулся в Москву, где вышли два его сборника «Литургия красоты» и «Фейные сказки».

На события первой русской революции Бальмонт откликается сборниками «Стихотворения» (1906) и «Песни мстителя» (1907). Опасаясь преследования поэт вновь покидает Россию и уезжает во Францию, где живет до 1913 года. Отсюда он совершает поездки в Испанию, Египет, Южную Америку, Австралию, Новую Зеландию, Индонезию, Цейлон, Индию.

Вышедшая в 1907 году книга «Жар -птица. Свирель славянина», в которой Бальмонт развивал национальную тему, не принесла ему успеха и с этого времени начинается постепенный закат славы поэта. Однако сам Бальмонт не сознавал своего творческого спада. Он остается в стороне от ожесточенной полемики между символистами, ведущейся на страницах «Весов» и «Золотого руна», расходится с Брюсовым в понимании задач, стоящих перед современным искусством, пишет по-прежнему много, легко, самозабвенно. Один за другим выходят сборники «Птицы в воздухе» (1908), «Хоровод времен» (1908), «Зеленый вертоград» (1909). О них с несвойственной ему резкостью отзывается [А. Блок].

В мае 1913 года, после объявления амнистии в связи с трехсотлетием дома Романовых, Бальмонт возвращается в Россию и на некоторое время оказывается в центре внимания литературной общественности. К этому времени он — не только известный поэт, но и автор трех книг, содержащих литературно-критические и эстетические статьи: «Горные вершины» (1904), «Белые зарницы» (1908), «Морское свечение» (1910).

Перед Октябрьской революцией Бальмонт создает еще два по-настоящему интересных сборника «Ясень» (1916) и «Сонеты солнца, меда и луны» (1917).

Бальмонт приветствовал свержение самодержавия, однако события, последовавшие вслед за революцией, отпугнули его, и благодаря поддержке А. Луначарского Бальмонт получил в июне 1920 года разрешение на временный выезд за границу. Временный отъезд обернулся для поэта долгими годами эмиграции.

В эмиграции Бальмонт опубликовал несколько поэтических сборников: «Дар земле» (1921), «Марево» (1922), «Мое — ей» (1923), «Раздвинутые дали» (1929), «Северное сияние» (1931), «Голубая подкова» (1935), «Светослужение» (1936-1937).

Умер 23 декабря 1942 года от воспаления легких. Похоронен в местечке Нуази ле Гран под Парижем, где жил последние годы.

scanpoetry.ru

Анализ стихотворения К. Бальмонта «Фантазия» Стихотворения Бальмонт К. :: Litra.RU :: Только отличные сочинения




Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!


/ Сочинения / Бальмонт К. / Стихотворения / Анализ стихотворения К. Бальмонта «Фантазия»

    К. Бальмонт – выдающийся русский поэт Серебряного века. В большинстве его произведений господствуют не люди, а обобщенные образы и чувства. Подобным примером может служить стихотворение «Фантазия», написанное им в 1893 году, накануне зенита творчества Бальмонта (он пришелся на 1900 год.)
    Основная тема, идея «Фантазии» - необычайная красота зимней природы, которая может меняться, символизируя оттенки душевного состояния, вызывать различные чувства и эмоции.
    Лирический сюжет стихотворения заключен в смене обстановки тишины, спокойствия зимнего леса надвигающимися переменами, тревогой, печалью, нарастающими с каждым мгновением:
    Вещий лес спокойно дремлет
    Слыша тихий стон метели…
    Но уже в следующей строфе читаем:
    И деревьям что-то мнится
    Это мчатся духи ночи, это искрятся их очи,
    В час глубокой полуночи мчатся духи через лес…
    Природный, сказочный сюжет произведения не поднимает серьезных жизненных проблем, он наполнен романтичностью и художественной выразительностью.
    Композиция стихотворения подчеркивает некую таинственность, спокойствие, романтичность, а иногда тревожность и трепет.
    Лирический герой в большей части стихотворения – лишь наблюдатель. Его восприятие окружающего мира передает оттенки его душевного состояния. Он чувствует в трепещущих очертаниях леса что-то таинственное, неземное, недоступное пониманию человека:
    И деревьям что-то мнится
    То, что людям не приснится, никому и никогда…
    В стихотворении выражены различные оттенки настроений – безмятежность и сонное спокойствие зимней ночи, оттенки тревоги, печали, таинственности и умиротворенности.
    В своем стихотворении автор использовал перекрестную рифму, которая усилила художественную выразительность произведения.
    Образы Бальмонта, созданные им в «Фантазии», лишены чётких очертаний, окружены тайной: «роптанья ветра», «светлый дождь», «искры лунного сиянья», «тайные грезы», «духи ночи».
    Стихотворение насыщено эпитетами (тихий стон, стройные ветви, скорбное моленье, сказочные стволы, ясные и светлые сны) и сравнительными оборотами (как живые изваянья, точно искрится звезда, точно светлый дождь струится, как червь). Очень часто Бальмонт использует олицетворения (лес спокойно дремлет, шепчут сосны, шепчут ели), а во второй строфе – риторические вопросы.
    Читая стихотворение «Фантазия», получаешь удовольствие от его музыкальности, художественной выразительности, картины необыкновенной красоты природы.


0 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.


/ Сочинения / Бальмонт К. / Стихотворения / Анализ стихотворения К. Бальмонта «Фантазия»


Смотрите также по произведению "Стихотворения":


Мы напишем отличное сочинение по Вашему заказу всего за 24 часа. Уникальное сочинение в единственном экземпляре.

100% гарантии от повторения!

www.litra.ru

Анализ стихотворения "Осень" К.Д. Бальмонта

 

Поспевает брусника,
Стали дни холоднее,
И от птичьего крика
В сердце стало грустнее.

 

Стаи птиц улетают
Прочь, за синее море.
Все деревья блистают
В разноцветном уборе.

 

Солнце реже смеется,
Нет в цветах благовонья.
Скоро Осень проснется
И заплачет спросонья.


1899

Поэт Константин Бальмонт по праву считается одним из первых русских символистов, чье творчество стало образцом для подражания среди литераторов на рубеже 19 и 20 веков. Экспериментируя со стилями, Бальмонт увлекался декадентством и романтизмом, однако именно символам придавал в своем творчестве огромное значение, считая, что лишь с их помощью можно наиболее полно и ярко выразить свои мысли, донести их до будущих поколений читателей.
К. Д. Бальмонт… в своем творчестве очень часто обращался к природе, описывая ее красоту, загадочность и величие. Его стихи удивительно красивы и музыкальны, идеально подобранные рифмы, понятные слова и какая-то легкость написания, придает произведениям Бальмонта нежность, свежесть и певучесть. В стихотворении «Осень», поэт описывает начало осенней поры – разноцветную осень.
Стихотворение «Осень» было написано поэтом в 1899 году, на пике литературной славы. Это короткое и, на первый взгляд, весьма лиричное произведение на самом деле несет в себе достаточно глубокую смысловую нагрузку. Начинается стихотворение с незатейливых фраз о том, что в лесу поспевает брусника, дни становятся короче и крик улетающих на юг птиц навевает грусть. Именно так выглядит осенняя хандра, которая нередко охватывает души впечатлительных и романтичных людей, тонко чувствующих окружающий мир и живущих с ним в гармонии» .
Автор говорит, что «в сердце стало грустнее». То ли это состояние природы осенней поры так впечатляют поэта, то ли, грядущие перемены в обществе, поскольку стихотворение было написано в 1899 году. Сердце поэта охватывает грусть, даже «солнце реже смеется»... Дождливая погода, что вполне характерно для второй половины осени, здесь является неким символом наступления не лучших перемен и не только в природе как смена времен года .
Не следует забывать, что это произведение датируется последним годом уходящего 19 века. Смена эпох вызывает у символистов не только легкую грусть, но и вполне объяснимую панику. В каждом событии они видят своего рода предзнаменование того, что очень скоро жизнь изменится. Причем, не в лучшую сторону. Поэтому в стихотворении «Осень» сквозят отчетливые ностальгические нотки, которые сегодня, по прошествии века, можно назвать пророческими. Константин Бальмонт любуется птицами, которые улетают за море, в теплые края, и словно бы предчувствует, что скоро и ему придется покинуть Россию, в которой наступит осень не по времени года, а по ощущению, когда все старое умирает, а новому пока еще не суждено появиться на свет.
Сама осень у поэта ассоциируется со слезами, что также очень символично. И дело не только в дождливой погоде, которая весьма характерна для этого времени года. Пройдет 17 лет, и в точно такой же дождливый осенний день мир будет расколот на два противоборствующих лагеря. Поэтому фразу «скоро осень проснется и заплачет спросонья» можно трактовать, как предчувствие беды, которая также неотвратима, как и смена времен года.
Если рассматривать данное произведение с литературной точки зрения, не пытаясь читать его между строк, то стихотворение «Осень» представляет собой великолепный образец пейзажной лирики. Причем, Константин Бальмонт, слывущий полиглотом и знатоком 15 иностранных языков, не стремится расцветить описание самой унылой поры года яркими эпитетами и сравнениями» .
Обратимся к самому тексту стихотворения «Осень».
Текст стихотворения разделен на три четверостишья, связанных по смыслу, что организует внимание читателя.
Целостность текста достигается не только по смыслу, но и благодаря точным лексическим повторам (стали-стало), корневым повторам (птичьего-птиц, разноцветное – цветах), контекстуальным синонимам (холоднее-грустнее).
Доминантой всего текста является заголовок «Осень». Он не только задает тему стихотворению, но и превращается в имя собственное в последней строфе «Скоро Осень проснётся…». Таким образом, поэт показывает, что осень для него является живым человеком.
По жанру данное стихотворение относится к элегии. Элегия написана от первого лица. Таким образом, перед нами лирическое произведение, проникнутое печальным настроением.
Стихотворение написано двустопным анапестом, благодаря чему текст произносится легко и плавно, словно нараспев. Этому же способствует точная женская рифма и перекрестный тип рифмовки. В совокупности этих признаков текст звучит мелодичнее и лиричнее.
Как уже было сказано, в тексте стихотворения практически отсутствуют художественные тропы. Однако нетрудно заметить постоянный эпитет «синее море» и олицетворения «Солнце реже смеется», «Скоро Осень проснётся И заплачет спросонья». Этими словами поэт подчеркивает, что природа, словно живое существо, тоже тоскует по весенней поре. Она грустит по теплым летним денькам. Внутри нее всегда весна, как и в душе самого автора, который легко и без особых украшений говорит об осенней поре.
Рассмотрим синтаксис стихотворения. Первые две строфы представляют собой сложные предложения, состоящие из ряда простых. Последняя строфа состоит из одного сложного и одного осложненного однородными членами предложения. Интересно наличие составных именных сказуемых («стали холоднее», «стало грустнее», «реже смеется»). Лексическое значение составного сказуемого, заключенное в его основе, не выражает никакого действия, а служит для передачи настроения природы и созвучного ей настроения автора.
После первого же прочтения можно отметить, что логическое ударение падает именно на эти сказуемые, что как нельзя лучше передает чувства самого автора.
С фонетической стороны можно отметить аллитерацию на глухие шумные С, Ц. Благодаря повторению этих согласных звуков усиливается выразительность стихотворения, оно становится благозвучнее. В этих звуках улавливается грусть и тоска не только самой природы, но и автора. Читатель ощущает унылое настроение поэта, кажется, что он сам находится где-то рядом и слышит его тихую певучую речь.


Поспевает брусника,
Стали дни холоднее,
И от птичьего крика
В сердце стало грустнее.

 

Стаи птиц улетают
Прочь, за синее море.
Все деревья блистают
В разноцветном уборе.

 

Солнце реже смее[ца],
Нет в цветах благовонья.
Скоро осень просне[ца]
И заплачет спросонья.


Таким образом, стихотворение «Осень» - яркий образец пейзажной лирики. Бальмонт преподнес описание самой унылой поры года, не используя яркие эпитеты и сравнения, не расцвечивая ее яркими словами. Он сумел передать в этом стихотворении и описание осени, и состояние своей души и чувств, которые наполняют его внутренний мир.

rusteacher.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *