Спартак герой древности – Спартак биография гладиатора кратко, история жизни

Содержание

Спартак | Великие исторические личности

Янв 22, 2007

Опубликовано Янв 22, 2007 в Древний мир

Спартак сформировал свою армию по принципу римской военной организации как самой лучшей для того времени.

ЗАГОВОР

Спартак пробыл в школе гладиаторов шесть лет. За это время он многократно выступал на арене в качестве мурмилона, стяжав себе громкую славу силой, мужеством, умением красиво биться, что ценилось римлянами. В 76 году Спартак получил свободу и отставку. Как гладиатор высшего класса он переводился в число преподавателей школы. Лентул Батиат, ланиста этой школы, гордился своим выдающимся учеником, доставившим ему и школе громкую славу. Он считался с его мнением и во всем доверял. Этим Спартак отлично воспользовался для собственных целей. В школе Батиата он нашел тот слой людей, с помощью которых можно было, по его мнению, попытаться с надеждой на успех опрокинуть Рим.

Спартак стал подбирать соратников среди товарищей по корпорации мурмилонов, среди собственных учеников — людей неустрашимых, волевых, организаторов, имевших познания в философии и литературе, обладавших значительным военным опытом. Особенно он старался привлекать к своему делу участников Первой Митридатовой войны, чья непримиримая враждебность Риму была ему хорошо известна. Многих среди них Спартак отобрал для гладиаторской школы лично, посещая с ланистой невольничьи рынки и рабские эргастулы. С готовностью Спартак брал в школу Батиата и подходящих ему беглецов — людей, имевших у хозяев дурную репутацию. Ближайшими помощниками Спартака в задуманном опасном деле становятся трое: Крикс, Эномай и Ганник.

Ближайшим соратником Спартака при организации первой группы заговорщиков явился Эномай. Имя это было распространено в древности в кругах знати. Известен герой Эномай-троянец, соратник Энея. Еще более известен царь города Писы в Элиде, называвший себя сыном Ареса. Пелопс, сын царя Тантала, коварно погубил его во время состязания на колесницах, подкупив возницу царя Миртила. Спор же у царя и Пелопса шел за руку дочери царя Гипподамии.

Ганник скорее всего родом инсубр. Инсубры — самое многочисленное сильное племя Транспаданской Галии, яростные враги римлян, много раз воевавшие с ними, союзники Ганнибала. Столицей инсубов был город Медиолан, древний могущественный город, важный стратегический центр. В III веке до н.э. римляне покорили его.

О Криксе речь будет вестись далее особо. Все эти помощники Спартака свободно говорили по-кельтски и по-гречески. По указанной причине, а так же имея в виду, что они во время войны командовали галлами и германцами, древние авторы без всякого колебания называют их галлами или германцами по племенной принадлежности.

Благодаря образованности, уму, замечательному мужеству, презрению к смерти, умению увлекать за собой товарищей с помощью личного примера и пылкого красноречия, Эномай, Крикс, и Ганник пользовались в гладиаторской среде и вне ее огромным авторитетом. Благодаря прежним побегам, скитаниям по Италии и провинции они имели запас ценнейших сведений, которые теперь очень пригодились их верховному вождю.

Историк Саллюстий, современник восстания, оценил ближайших помощников Спартака очень высоко: » Это были, — пишет он, люди свободного духа и прославленные «.

С такими единомышленниками Спартак вступил в заговор, намереваясь, по словам древнего историка Синезия, » ниспровергнуть существующие порядки «. Выступая главным агитатором, он своей волей и авторитетом, убеждает присоединиться к заговору немалое количество людей.

Как прославленный гладиатор, Спартак имел доступ во многие знатные дома, где имелось множество рабов, часть которых знала немалое количество секретов римской политической жизни, секреты своих господ.

В результате большой и напряженной деятельности Спартака возникает — с центром в Капуре заговор. Ячейки его распространяются по различным частям южной Италии, проникают в провинции, в Рим, в дома знати.

Заговор рос, втягивая в свои ряды многих людей.

Несмотря на многолюдные сходки, конспирация у заговорщиков была поставлена очень хорошо. И когда где-то на окраине появился доносчик, он почти ничего не знал: ни имен руководителей заговора, ни даже количества заговорщиков.

Тем не менее, доносчик не смутился. Желая получить награду, он прибыл в Рим и сделал заявление о подготовке восстания городскому претору Г. Верресу. Встревоженный претор созвал сенат и доложил о раскрытом его трудами гладиаторском заговоре. Сенат вынес постановление: претору снестись с властями Капуи, обязать последние расследовать дело и наказать виновных. Претор тотчас отправил в Капую гонца с письмом. Но… линия связи заговорщиков сработала много быстрее.

Спартак первым получил известие о доносе. Он собрал на совет своих руководителей. Было решено не дожидаться дня открытия Мегалетийских игр, к которым приурочивали восстание, и начать выступление немедленно.

Захватив на кухне ножи, вертела и веревки, отряд Спартака взломал двери оружейной и достал оттуда боевое оружие. Опрокинув охрану, не ожидавшую нападения, гладиаторы выломали двери школы, пронеслись по изумленным улицам, обрушились на воротную стражу и после ожесточенной схватки вырвались из города. Из большого отряда после первых стычек осталось только 30 человек. Но спустя некоторое время, составился в 78 человек.

Было решено двинуться на гору Везувий, сильно укрепленное от природы место (тогда она не являлась еще вулканом) . Спартак считал, что оттуда, если враг начнет сильно теснить, можно будет пробраться на побережье, захватить какой-нибудь корабль или лодки и пробиться на соединение с пиратами, периодически крейсировавшими вдоль компанского побережья.

Мнение Спартака его товарищи приняли. Весь путь от Капуи до Везувия гладиаторы проделали с повальным рвением.

По дороге им попалось несколько телег с оружием, направлявшихся в Помпеи для гладиаторской школы. Повстанцы напали на охрану и обратили ее в бегство. Вооружившись они продолжили путь к Везувию, отнимая по дороге кинжалы у путников и вырезывая себе тяжелые дубинки.

Власти Капуи были неприятно удивлены инцидентом в школе в школе Батиата. Но поскольку побеги рабов и гладиаторов представляли собой обычное дело, а в условиях 74 года, после двух неурожайных лет и попыток сэкономить на пайках рабов и гладиаторов в особенности, то ни властям, ни Батиату не хотелось поднимать шум. Ибо Батиат потихоньку наживался за счет своих питомцев, а власти вовремя не разгадали заговор и не желали признаться в ротозействе. По желанию обоих сторон дело было замято. Взаимная амнистия в Капуе позже вскрылась, ибо из побега 78 гладиаторов вскоре выросли невероятные события, и сенату поневоле пришлось вернуться к их истокам.

Прибыв на высокую гору Везувий, покрытую лесом, лугами и дикорастущим виноградом, повстанцы по римскому обычаю построили укрепленный лагерь и по предложению Спартака вновь проголосовали по вопросу о верховном предводителе. Выборы дали прежний результат: главным вождем был избран душа всего дела Спартак. Эномай, Крикс и Ганник, его помощники, показавшие в критические часы удивительное мужество и храбрость, были избранны его заместителями.

Руководители разработали план дальнейших действий. Было решено стараться оттянуть столкновение у Везувия, центра восстания, боевые действия вели исключительно на Кампанской равнине, в Самнии, Апулии, Калабрии и Лукании. Выбор этих территорий определялся следующими соображениями: во-первых, там римскими сенаторами и всадниками была сосредоточена огромная масса рабов-пастухов (галлов, германцев, фракийцев) , людей, наиболее подходящих для призыва их к восстанию; во-вторых, рабы Апулии уже имели опыт восстания (186-184 гг. до н.э.) , было также желательно сорвать отсюда все хлебные поставки в Рим и другие области Италии; в-третьих, крайней бедностью и воинственностью италийского населения.

Все эти люди ненавидели Рим и сенат, сулланский порядок. В особенности жители Лукании и Самния не могли забыть тягостных конфискаций и жестоких избиений, которые устраивал им Сулла как своим непримиримым врагам.

Предполагалось, что организаторами отрядов в различны частях страны, и в первую очередь на юге, станут специально туда командированные посланцы вождя. Сам Спартак, находясь на Везувии, будет координировать действия партизанских отрядов в пределах Италии, а в подходящий момент отдаст приказ сливать их в армию для ведения регулярных военных действий.

Разрешив таким образом самые важные вопросы, вожди повстанцев тотчас перешли к энергичным действиям. На пастбища с пастухами отправлялись надежные гонцы с приказом вызвать на Везувий отборных людей. В Кампанию, Самний, Луканию и Брутий отправились эмиссары с подобными инструкциями.

В горах и лесах вновь начались тайные совещания. По обычаю все мятежей на сторону восстания привлекали, для кого от нищеты и страха было одно спасение — в преступлении.

В разных концах страны, прежде всего на юге, начали возникать партизанские отряды во главе с гладиаторами.

Тяжелое положение рабов в латифундриях и средних по размерам имениях, издевательства и грубость администрации и надсмотрщиков, бесстыдные кражи из рабских котлов, особенно остро ощущавшиеся в связи с двухлетним неурожаем, — все это до крайности накалило обстановку, вызвало массовые мятежные настроения. Рабские эргастулы были наполнены колодниками.

По этим причинам агитация среди рабов имела полный успех. Результаты агитации не замедлили сказаться. Сначала рабы убивали на открытых местах людей, путешествующих поодиночке и по двое, затем, собираясь толпами, начали нападать ночью на незащищенные сельские виллы, уничтожали их, имущество грабили, а пытавшихся сопротивляться убивали.

Все оставшиеся месяцы 74 года римские власти занимались раскрытием на местах мелких и крупных заговоров рабов, а отряды римских войск безуспешно боролись с отрядами повстанцев. Последние непрерывно расширяли район действий, обзаводились лошадьми, оружием. Каждый новый успех повстанцев обрастал лавиной слухов и увеличивал число желавших последовать их примеру.

Между тем повстанческий центр на Везувии работал с огромной энергией, выпуская из своих стен все новых эмиссаров. Каждый из них, простившись со Спартаком возвращался в свою область, организовывал самостоятельный отряд и начинал боевые операции.

При этом повстанцы часто пускались на хитрость: по дорогам они разъезжали, не вызывая подозрения, под видом купцов или военных людей. Разузнав, что было им необходимо, они затем нападали на богатые дома, виллы и даже города.

Повсюду повстанцы, отнятые долговые расписки возвращали должникам, обращали в паническое бегство сборщиков налогов, подвергали в страх и трепет должностных лиц. Наиболее жестоких рабовладельцев они сначала предупреждали. Если те не унимались, устраивали над ними экзекуцию: привязав к жернову, заставляли вращать его под ударами бичей в присутствии рабов и отпускали еле живых или разрушали их дом, а то и все имение.

К весне 73 года набеги рабов в приделах Кампании, » вооружившихся против самих законов » и грабивших господ, стали для рабовладельцев невыносимыми. В то же время организующая роль Везувия, на котором укрылись гладиаторы, бежавших из Капуи, для всех стала совершенно несомненной.

Похожие записи:

history-persons.ru

Спартак – гладиатор

Восстание Спартака

Спартак – это имя знакомо всем с детства. Его восстание изучают школьники в курсе истории Древнего мира. На протяжении многих веков гладиатор Спартак остался символом борьбы за свободу, символом прекрасным и героическим. Ко всему прочему фигуру предводителя восстания рабов в свое время романтизировали писатели и историки.

В действительности кажущееся знание о Спартаке в значительной степени мифологизировано, и очень трудно отделить истину от того, что «досочинили» в течении столетий.

По какой причине именно он? Ведь он далеко не единственный предводитель восстания в мировой истории.

Кто такой гладиатор Спартак? Нам не известны даже определенные даты его жизни. Вместо них – даты восстания. Начало – 74 или 73 год до н. э., поражение – 71 год. Такая же короткая жизнь в истории, как у Жанны д’Арк. Эти короткие жизни, как кометы, проносятся над человечеством и, как видно, не случайно оставляют такой яркий след.

Итак, биография Спартака приблизительна. Нет сомнений, что он был родом из Фракии – это территория сегодняшней Болгарии. Существуют две версии его происхождения. Первая: из царского рода Спартокидов. В V–II столетиях до н. э. они правили царством, центр которого находился там, где сейчас расположен город Керчь.

Согласно второй версии, имя Спартак связано с мифологическим народом – спартами. По греческой мифологии, они жили некогда на территории Северной Греции. Спарты в буквальном переводе – «посеянные». Кем-то когда-то были закопаны в землю зубы дракона. И из них выросли невероятные воины.

Первая версия выглядит в большей степени реалистично. Тем более что лучшие воины все-же выходили не из крестьян, а из высшего сословия. По крайней мере, в древности. Отношение к царскому роду (что подразумевало воспитание, образование) несколько лучше объясняет и те бесспорные интеллектуальные способности, продемонстрированные Спартаком за время своей короткой жизни.

Вот что написал о нем Плутарх: «Спартак, фракиец, происходивший из племени медов, – человек, не только отличавшийся выдающейся отвагой и физической силой, но по уму и мягкости характера стоявший выше своего положения и вообще более был похож на эллина, чем возможно было ожидать от человека его племени». Более высокой оценки, чем «был похож на эллина», грек Плутарх дать не мог. Он подчеркивает этим сравнением, что Спартак был человеком выдающимся – и не только в том смысле, что отлично махал мечом. Был похож на эллина. Какой комплимент!

Нельзя исключать, что Спартак до того, как стал рабом, воевал против Рима. На чьей стороне? Возможно, на стороне понтийского царя Митридата в 80–60-х годах до н. э. Это была тяжелая для Рима война. Участие в ней фракийцев зафиксировано многими документальными источниками. Спартак вполне мог оказаться в плену и быть проданным в гладиаторы. Хороших воинов римляне использовали именно так.

Согласно Плутарху, Спартак был женат на своей соплеменнице, жена находилась вместе с ним и также бежала из гладиаторской школы. Она, по словам римских авторов, рассказывала о нем такую историю: однажды, когда Спартак спал, на его лице расположилась и уснула змея. Жена, как все женщины того времени, претендовала на толкование знамений. Она говорила, что произошедшее предрекает ее супругу грозную власть и трагический конец.

Несколько более подробная биография Спартака начинается с гладиаторской школы Лентула Батиата в городе Капуе, к югу от Рима, в области Кампания. Капуя – древний город, который был основан еще этрусками, по размеру, богатству и значению сравнимый с самим Римом. И там была знаменитая гладиаторская школа. Лентул Батиат продавал их богатым людям. Гладиаторские бои были как важная часть повседневной жизни. Рим попросту не умел без этого существовать.

74 год до н. э. — в этой школе возник заговор гладиаторов, принимало участие 200 гладиаторов. Нет данных о том, что Спартак был его организатор. Он мог оказаться во главе попросту как самый сильный из воинов.

Заговор, как это бывает довольно часто, был выдан неким предателем. Внутри школы начали принимать меры и усилили охрану. И тогда 78 гладиаторов из 200, состоявших в заговоре, силой вырвались, смяли охрану, промчались по улицам Капуи, вооруженные кухонной утварью: ножами, вертелами, которые успели захватить. Гладиаторы отбили атаку муниципального отряда. Забрали у них настоящее оружие.

Никто еще не осознавал, что за грандиозное событие совершается. Как пишет Аппиан, в Риме с абсолютным презрением отнеслись к сообщению из Капуи о побеге каких-то 78 рабов — гладиаторов.

Гладиаторы смогли укрыться от преследователей на горе Везувий. Гора крутая и трудная для подъема. На вершину вела одна тропа, очень извилистая. Но люди, спасавшие свою жизнь, взлетели по ней сравнительно легко. А стражники, ленивая муниципальная милиция, конечно, отстали. Беглецы обосновались там на некоторое время. Их оставили в покое. Была, видимо, простейшая мысль – сами передохнут. Но они не передохли.

К тому же к восставшим гладиаторам стали приходить другие угнетенные. Надо отметить, что I столетие до н. э. было еще временем классического рабовладения в Риме. В его крайних проявлениях раб – это говорящий инструмент (по выражению Варрона). Такое отношение приводило к отчаянному положению многих людей, а отчаявшиеся способны ухватиться за любую надежду.

И вот лагерь на вершине Везувия начал притягивать недовольных. По историческим данным, численность их стремительно росла и в скором времени достигла 10 000 человек. Они превратились в шайку разбойников. Им нужно было питаться, они грабили и наводили ужас на окрестности. Потому в Риме наконец сочли нужным ими заняться.

В Кампанию направили претора Клодия (высокий ранг!) с 3 000 человек. Считали, что этого вполне достаточно, чтобы справиться с любым числом рабов.

Это были пока не легионеры, а охранные войска, но под командованием претора. Клодий посчитал, что с рабами нечего воевать, узкая тропинка его дезориентировала. Выбрал место, где Везувий со всех сторон неприступен, хорошо перегородил единственную тропу, стал лагерем и стал ждать, когда восставшие погибнут без продовольствия.

Но одно из основных личных качеств Спартака, которое отмечал Плутарх, таково – он никогда не сдавался. Он придумал сплести лестницы и канаты из изобильно произраставшего на Везувии дикого винограда. Посреди ночи, когда в стане Клодия царила полная беспечность: кто спал, кто развлекался, – они спустились прямо на лагерь, прихватив с собой награбленное к тому моменту оружие. И попросту уничтожили отряд Клодия. Лагерь был абсолютно разгромлен. Римляне бежали! Это было невероятным и позорным событием. Спартак сделался могущественен и страшен.

Тогда Рим отправил в Кампанию другого претора, Вариния, с требованием быстро проучить рабов. Состоялся бой, советник Вариния, Касиний, едва не оказался в плену. Его конь достался лично Спартаку. Саллюстий пишет, что римляне были потрясены, имели место случаи дезертирства.

А Спартак в это время строит войско. Под его контролем вся Южная Италия. Теперь он стал принимать не всех, кто к нему бежит, а только тех, кто будет воевать. Его войско стало огромным, причем это была уже не просто толпа рабов.

72 год — до н. э. он направился на север. У всех простейшая мысль – на Рим!

В Риме началась паника. Вспомнилась даже старая фраза, III столетия до н. э., времен Ганнибала, – «Hannibal ante portas» («Ганнибал у ворот»). Похоже по духу на морской клич: «Полундра!» Плохо дело, караул, спасайся кто может! Богатые римляне бегут из поместий, жгут бумаги, заискивают перед своими рабами…

Однако вот тут появляются смутные сведения о разногласиях среди предводителей восставших. Дело в том, что у Спартака в то время уже появились сопредводители, Крикс и Эномай, по происхождению, видимо, галлы, с территории будущей Франции. (Эти земли еще не покорил Цезарь.)

Спартак, возможно, с самого начала предполагал пройти мимо Вечного города, не нападая на Рим. Так он и сделал. А его сотоварищи из галлов вроде бы считали, что надо «раздавить гадину», уничтожить самый центр, самое гнездо рабства. А, в общем, еще и хорошо пограбить. Многие из сподвижников Спартака были обычные разбойники.

Разумеется, всякий бунт сопровождается насилием. Но, как ни удивительно, Спартак неоднократно пытался это приостановить.

Восставшие разделились. Отряд под руководством Крикса выдвинулся на Рим. И был разбит.

А Спартак продолжал движение на север, миновав Рим.

Положение Римской республики было сложным. На западе, на Пиренейском полуострове, больше 5-ти лет шла война против мощного движения, которое возглавил римлянин Серторий, бывший сторонник Мария, прекрасный воин и очень незаурядный человек. А на востоке был Митридат, многочисленные восставшие малазийские племена.

Поступали сведения, что Митридат через своих посланников ведет переговоры с Серторием. И вроде бы они хотят договориться с галлами. Если все движения соединятся, это будет по-настоящему страшно для Рима. Спартаковское движение привносило свою лепту в общую атмосферу катастрофы.

Республика зашаталась. И Сенат принял поразительное решение – послав против восставших рабов сразу двух консулов – Луция Геллия Публикола и Гнея Корнелия Лентула Клодиана. В 74 году они направились на восток.

Спартак считал, что необходимо увести людей из Рима, из этой страны рабов и рабовладельцев. Возможно, он собирался перевалить через Альпы, хотя это было крайне трудно. Он продвигался на север.

Там, в Цизальпийской Галлии, которая была покорена Римом, произошло знаменитое сражение при Мутине. В нем Спартак проявил себя как истинный полководец. Вначале ему удалось разбить обоих консулов, а при Мутине – наместника Цизальпийской Галлии Гая Кассия, применив прием, который Ганнибал использовал при Каннах в 216 году до н. э. Разделение и полное уничтожение окруженных войск противника.

Слухи о том, что он предводительствовал 120 000 человек, наверное, как обычно, преувеличены. Но это было настоящее войско, что видно по результату.

Почему же после Мутины он не пошел через Альпы? Варианты ответа бесконечно разнообразны. Возможно, потому, что перевалы в это время были непроходимыми. Однако прежде Спартак преодолевал любые трудности!

Теперь же он повернул на юг. И хотя в Риме все уже были полностью деморализованы, он вновь прошел мимо. Привел войско на самый юг Апеннинского полуострова.

Если уходить из Италии через Средиземное море с юга, то необходим флот. И флот стал его целью.

А тем временем в Риме Сенат в конце концов решает, кого направить на эту борьбу… нет, уже настоящую войну с рабами с гладиаторами. Избранник – Марк Лициний Красс. Многие сомневались, стоит ли брать на себя должность главнокомандующего против рабов. Победишь – немного чести. Подумаешь, разбил рабов! А потерпишь поражение – конец карьеры. Красс рискнул. Уж больно хотелось карьеры и славы.

Продажный человек, спекулянт, да просто жулик. Он специально скупал здания, страховал на большие суммы, организовывал поджог и получал страховые выплаты. Его имя, как писали римские историки, стало нарицательным. Красс – это коррупция.

Вот какой человек получил должность главнокомандующего в Италии, чрезвычайные полномочия для войны с рабами. Эти особые полномочия он сразу применил – провел то, что в Риме называли децимация, древний обряд наведения порядка в войске. Когда каждого десятого воина казнили. Казалось, об этой древней традиции давно позабыли. Рим знал трудные войны, но давно не знал крупных поражений.

Красс построил 500 воинов – 50 из них (римские граждане, легионеры!) были в воспитательных целях казнены. Так Красс продемонстрировал, что настроен на победу.

Он нагнал Спартака, когда тот был на полуострове Региум – на «кончике носка» италийского сапожка. У Спартака была договоренность с пиратами, что они предоставят восставшим рабам флот. И тогда возможно уплыть по Средиземному морю и на Балканский полуостров, и в Малую Азию, кто куда захочет.

Пираты в те времена были колоссальной силой. И страшными врагами Римской империи. Помпей, великий римский полководец, который был отправлен на борьбу с пиратами, сделал на этом карьеру. Пиратский флот был огромный.

После многих успехов Спартака Красс уже торопился прибавить к своему имени титул – «победитель рабов». Он знал, что из Испании в Италию направляется флот его политического соперника Помпея. Пройдет вовсе немного времени, и Красс с Помпеем будут биться за право называться победителем Спартака.

Пираты Спартака обманули – флота не предоставили. Их смогли перекупить. Существует мнение, что это дело рук многоопытного Красса. Для карьеры ему не жалко было собственных денег. Он знал, что если станет одним из первых людей в Риме, то получит столько, сколько будет желать.

Но Спартак не сдавался никогда! Он приказал немедля строить флот, как мы сегодня можем сказать, из подручных средств. И, несмотря на риск, сколько возможно людей погрузить и отплыть. Как видно, у него уже созрел план. На этом флоте он не уплывет ни в Малую Азию, ни на Балканский полуостров. Рядом только Сицилия.

А на Сицилии сравнительно недавно были два масштабных восстания рабов, в 138–132 и 104–101 годах до н. э. Их предводители решительно отличались от Спартака тем, что перво-наперво провозглашали себя царями. Спартак же полководец, воин, вождь. Но не царь.

Он предпринял попытку перебраться на Сицилию. По предположению историков, он рассчитывал разжечь то пламя, которое могло не вполне остыть на этом острове. Плыть близко. Но буря разметала построенные рабами самодельные суденышки.

В это самое время Красс отделил спартаковское войско от основной территории Италии. Он принял беспрецедентное решение. В самом узком месте полуострова Региум римским легионерам, великолепным строителям, приказано прорыть глубокий ров, возвести стену и расставить вдоль нее часовых. Все! Спартака заперли со своим войском на этом носочке италийского сапожка. Кажется, на сей раз конец?

Спартак велел вдоль всего рва поддерживать горение костров, делать вид, что стоят часовые, кое-где даже поставили трупы умерших, чтобы все выглядело натурально. Спартак собирался в одном месте темной ночью собрать войско, забросать ров всем, чем только возможно, в том числе телами погибших, трупами лошадей. И по этому страшному мосту – совершить прорыв.

Красс не понял, происходящего, потому как вдоль всего рва были огни. И прорыв состоялся. Спартак вывел войско.

Он стал двигаться на северо-восток. Абсолютно очевидно, куда он направился. Он шел к Брундизию, крупнейшему римскому порту. Известно было, что город хорошо укреплен, взять его штурмом будет трудно. А с востока к нему приближался полководец Лукулл. С запада же подплывал Помпей.

Для Спартака важней всего было не попасть в клещи а, разбить каждого по отдельности.

Красс настигает его, у него хорошее, дисциплинированное войско. Ясно, что приближается грандиозное сражение. Оно состоялось, не доходя Брундизия, в области Апулия. Кое-какие детали известны. Перед сражением, пишут все авторы, к Спартаку подвели белого коня. Он неожиданно заколол его мечом, сказав: «Если мы победим, у нас будет много таких коней, а если мы не победим, мне конь не понадобится».

Любопытно, что в одном из особняков города Помпеи сохранилась фреска: знатный римлянин изобразил, как он нагоняет Спартака и ранит его копьем в бедро. При этом Спартак на коне. А на самом деле Спартак сражался пешим. И житель Помпеи, видимо, попросту похвалялся.

Много врагов полегло вокруг Спартака, а он рвался к Крассу. Красс же находился за спинами охранников-ликторов. Спартаку был виден его шлем, очень заметный, с перьями, он попытался прорубить себе дорогу к главному врагу. Не смог.

Израненный, он опустился на одно колено – и скрылся под грудой павших вокруг тел.

Римляне мечтали провести его, пленного, по улицам Рима. Правда, триумф по поводу победы над рабами… это некоторым образом принижает. Однако Красс просто жаждал триумфа. И добился так называемого пешего, малого триумфа, или овации. Устраивать грандиозный триумф по поводу победы над рабами было все-же стыдно.

Схватить Спартака живым не смогли. Но римлянам было бы приятно хотя бы надругаться над его телом: выставить на всеобщее обозрение, проволочь за ноги, привязав к хвосту коня, чтобы посмертно унизить. Но и тела нет!

По одной версии, Спартака изрубили в куски. По другой – уцелевшие отряды смогли вынести тело своего погибшего вождя.

Подоспевшему Помпею хватило работы: он еще долго вел сражение с оставшимися отрядами Спартака.

Что до Марка Красса, то его ожидала страшная гибель в Парфии. Из его черепа парфянский царь сделает кубок и на пирах будет пить вино.

Гладиатор Спартак же останется в веках…

 


 

Н.Басовская

ред. shtorm777.ru

ПОХОЖИЕ ЗАПИСИ

shtorm777.ru

Спартак – гладиатор, бросивший вызов Риму














  • История
    • Быт и жизненный уклад
    • Войны
    • Изобретения
    • Личности
    • События
  • Мифы
  • Моя планета
    • Общество, культура, традиции
    • Удивительные места
    • Флора и фауна
    • Явления
  • Наука
    • Археология
    • Естественные науки
    • Космос
    • Технологии
  • Рекорды
  • В мире
    • Животные
    • Люди
    • Новости
    • Открытия




Поиск



Интересные статьи, новости, факты — MyDiscoveries.ru

  • История
    • ВсеБыт и жизненный укладВойныИзобретенияЛичностиСобытия

      Клара — самый знаменитый носорог 18 века

      Модная римская обувь возрастом 2000 лет

      Откуда в русском языке появился мат?

      Шер Ами — голубь-герой, получивший боевую награду

  • Мифы
    • Правда, что если хрустеть суставами, можно заработать артрит?

      Правда, что мухомор убивает мух?

      Правда ли, что носороги топчут огонь?

      «Правило пяти секунд» — правда или вымысел?

      Правда ли, что акулам не нравится вкус человека?

  • Моя планета
    • ВсеОбщество, культура, традицииУдивительные местаФлора и фаунаЯвления

      Парижский синдром — когда город влюбленных не оправдывает ожиданий

      Почему в Тихом океане часто возникают ураганы и тайфуны?

      «Драгоценности в ночном море» — фотографии планктона у побережья Японии

      Ученые показали на видео, как растения передают сигнал о нападении

  • Наука
    • ВсеАрхеологияЕстественные наукиКосмосТехнологии

      Это видео покажет, как выглядит звук

      Сколько фотонов во Вселенной?

      Ученые обнаружили возможные следы предыдущей Вселенной

      Когда люди начали есть сыр?

  • Рекорды
    • Самая высокая статуя в мире

      Нисияма Онсэн Кэйункан — самая старая гостиница в мире

      Haliade-X 12-MW — «король ветра» или самый большой ветряк в мире

      Самый продолжительный пассажирский авиарейс в мире

      Самый большой комар в мире

  • В мире

mydiscoveries.ru

Спартак. Герой в Древности

Спартак — предположительно фракиец, был обращен римлянами в рабство. Даже несмотря на то, что в скором времени ему была дарована свобода, он возглавил восстание на территории современной Италии. Произошло это в период 74-71 годов до нашей эры.

Был ли Спартак на самом деле фракийцем? Римские армии действительно воевали во Фракии и Македонии в то время, когда Спартак предположительно мог быть захвачен. Однако по стилю боя все гладиаторы тогда делились на две категории: галлы и фракийцы. Раб мог принадлежать и к другому народу, но проходить обучение в школе одного из этих двух стилей. Поэтому Спартак мог быть назван фракийцем по принадлежности к школе, а не к народу. Он обучался в школе гладиаторов Батиата, которая была названа так в честь ее владельца Лентула Батиата.

Клятва Спартака, французская скульптура. Париж, 1871

В 74-71 годах до нашей эры произошло восстание Спартака. Последователей у него было немало — 70 человек. Спартак был не единственным лидером восстания, кроме него были еще Крикс, Эномай, Каст и Гай Ганник. Восставшие захватили ножи и оружие на кухне школы гладиаторов и совершили побег в кальдеру Везувия около Неаполя. К ним присоединились рабы с плантаций. Сбежавшие грабили и разоряли округу. Постепенно число восставших пополнялось новыми беглыми рабами. Наконец, размер армии, согласно некоторым предположениям, достиг 90 000.

Cенат отправил навстречу восставшим претора Клавдия Глабра. Его сопровождало 3 000 неопытных рекрутов, которые только недавно были набраны в армию. Пути, которые вели от Везувия, были перекрыты. Однако для Спартака это было не помехой. Он вместе со своими людьми спустился по другому склону вулкана, при этом использованы были веревки из виноградной лозы. Спартак зашел к правительственным отрядам с тыла, и тем ничего не оставалось, как обратиться в бегство.

Гибель Спартака

Это был не единственный успех армии Спартака, которой удалось разбить еще два римских легиона. Стоит отметить, что в армии Спартака были не только мужчины, но и женщины, и даже дети и состарившиеся в рабстве люди. Вскоре восставшие двинулись в Галлию. Сенат на борьбу с ними отправил двух консулов, у каждого из которых было два легиона. Однако Спартак победил и одного, и второго. Кроме того, достигнув Мутины, он разбил легион Гая Кассия Лонгина, который был правителем Цисальпийской Галлии.

Вероятно, Спартак хотел вывести свою армию в Галлию, или даже в Испанию, где можно было объединиться с другим мятежником по имени Квинт Серторий. Несмотря на это, его решение было изменено, предположительно, соратники не разделяли его планы, а просто хотели продолжить грабежи. Согласно некоторым предположениям, некоторые последователи Спартака пересекли Альпы и вернулись домой.

Отдохнув, армия повстанцев двинулась на юг, где разбила еще два римских легиона. К концу 72 года до нашей эры Спартак достиг Региума на Мессинском проливе. Киликийские пираты должны были доставить его со сподвижниками на Сицилию. Однако помешали этому 8 легионов Красса, богатейшего в то время римлянина, которые перекрыли ему выход из Калабрии. Сенат отозвал в Италию Гнея Помпея из Испании и Луция Лукулла из Анатолии.

Пираты обманули Спартака. Он прорвал укрепления Красса и отправился к Брундизию. Красс не упустил его, он настиг восставших у границы Апулии и Лукании. Конечно же, случился бой, в котором рабы были разбиты, а Спартак вскоре погиб у реки Силари.

Практически все, кто был захвачен, были распяты. Причем тела на крестах висели годами, а может даже десятилетиями, так как Красс так и не отдал приказ снять их с крестов. Некоторые рабы бежали на север, но там им также не было спасения, так как Помпей вскоре разбил их войско.

sitekid.ru

Спартак – гладиатор, воин, борец. История, легенды и факты

Спартак – гладиатор, воин, борец за справедливость, поднявший самое крупное восстание среди рабов в Древнем Риме. Таким мы знаем его по учебникам истории и из художественных, и документальных фильмов. Но каким же он был на самом деле?

Наверняка человеком смелым и решительным, ведь не каждому под силу не только организовать восстание и собрать многотысячную армию, но даже и решиться на такой поступок. Ведь, скорее всего, Спартак прекрасно понимал, какое наказание грозит ему за это, но все же не отступился. Численность восставших рабов, сбежавших с ним из Капуйской гладиаторской школы, где он преподавал, составляла всего лишь 70 человек, но уже через несколько месяцев Спартак сумел склонить на свою сторону не только рабов и представителей бедноты провинции Кампания, но даже и многие римские легионеры перебежали на его сторону.

На вершине Везувия Спартак организовал свой военный лагерь, при котором была школа боевых искусств. Учителями там стали самые опытные гладиаторы, которые когда-то обучали в Капуе новичков, а также бывшие легионеры. Из этого разношерстного сброда Спартак сумел сделать хорошо подготовленную, устроенную по образцам римских легионов армию, что указывает не только на явное наличие у него неплохих организаторских способностей, но и на наблюдательность, умение подмечать детали в устройстве иерархии.

Несомненно, все эти факты говорят о мужественности, упорстве, стойкости Спартака. Но мало где упоминается романтическая история его любви к его соплеменнице-фракийке, девушке по имени Варинья, ставшей его женой. Он встретил ее еще совсем юной девушкой, задолго до того, как судьба вдруг сделала головокружительный поворот, закинув его в гладиаторскую школу Капуи. О том, что Варинья тоже была захвачена в плен римлянами, он узнал тогда, когда, пройдя обучение в школе, уже выходил на залитую кровью арену в качестве бойца-гладиатора.

Варинья стала для него отрадой, другом, возлюбленной, а потом и верной любящей супругой. Обладая даром прорицания, она предсказывала мужу поражение в задуманном им восстании, но несмотря на это все же последовала за ним. Скорее всего, Спартак искренне любил ее до конца жизни и даже не помышлял об измене, ведь и по сей день бытует легенда, что только она одна знала, где он был захоронен, и собственноручно снимала его с креста. Перед распятием, к которому его приговорили римляне, он сумел встретиться с Вариньей и велел похоронить его. Документально это никак не подтверждено, но легенда красивая. И, как говорится, не бывает дыма без огня, а потому даже само существование этой легенды говорит о том, что Спартак был любящим и верным.

Можно Спартака назвать и добрым человеком. На это его качество может указывать тот факт, что в собранной им армии отсутствовали тяжелые наказания. Видимо, Спартак, побывавший рабом, отлично знал, каково это – бояться быть наказанным за малейший проступок или ошибку.

Возможно даже, что он был против кровопролития вообще и вовсе не хотел воевать с римлянами. Но другого выхода у него не имелось: либо оставаться пленником до конца своей жизни, либо, дерзнув, погибнуть или опять обрести свободу. Как, в общем-то, любой человек – и в те времена, и в наши – он хотел просто счастья. Но это счастье было призом, за который следовало побороться, и Спартак не побоялся вступить в эту борьбу. Он предпочел поставить на кон свою жизнь, нежели и дальше влачить существование пленного гладиатора, справедливо рассудил, что лучше махать мечом ради счастья и свободы, нежели на потеху богатой римской аристократии.

Судьба не дала ему победы, но свой жизненный путь он окончил свободным и навсегда остался в истории.

 

darkbook.ru

Герой древнего рима спартак. Новое в блогах

Спартак. 100 великих полководцев древности

Гладиатор, вставший во главе армии рабов, глубоко потрясший Древний Рим

Предводитель восставших рабов Спартак

Имя Спартак в мировой истории созвучно со словом «герой». Называться спартаковцем значило много: это был и борец за независимость и свободу, и человек, отстаивающий справедливость, и человек, ведущий суровый образ жизни. Причем утвердилась такая терминология много, много столетий тому назад.

Став вождем крупнейшего восстания рабов в Древнем Риме, Спартак вошел в историю как полководец-гладиатор. Восстание, пылавшее в метрополии с 73 (или 74) по 71 год до н. э., до основания потрясло древнеримское государственное устройство.


…Спартак родился во Фракии (современной Болгарии). О его жизни античные авторы сообщают противоречивые сведения. Согласно одним источникам, он был военнопленным, попал в рабство и был определен в школу гладиаторов в городе Капуе. По другой версии, фракиец служил наемником в римской армии, затем бежал и, попав в плен, был отдан в гладиаторы.

Сведения сходятся в одном: Спартак отличался физической силой, ловкостью и смелостью, искусно владел оружием. За свои способности получил свободу и стал учителем фехтования в гладиаторской школе. Спартак пользовался огромным авторитетом среди гладиаторов капуйской школы Лентула Батиака, а затем и среди восставших рабов Древнего Рима.

О физической силе Спартака и его умственных дарованиях Плутарх говорил, что «он более походил на образованного эллина, чем на варвара». «Сам великий своими силами и тела и души» – так отзывается о вожде восставших рабов другой древнеримский писатель – Саллюстий.

Величайшее в Древнем Риме восстание рабов имело под собой самую благоприятную почву. Войны наводнили Италию рабами различных этнических групп: галлы, германцы, фракийцы, эллинизированные жители Азии и Сирии… Главная масса рабов была занята в сельском хозяйстве и находилась в крайне тяжелых условиях. Жизнь римских рабов из-за их жестокой эксплуатации была крайне непродолжительной. Однако это особенно не тревожило рабовладельцев, поскольку победоносные походы римской армии обеспечивали бесперебойные поставки дешевых рабов на невольничьи рынки.

Из городских рабов на особом положении находились гладиаторы. Без гладиаторских представлений в Древнем Риме той эпохи не обходилось ни одно празднество. Хорошо обученных и тренированных гладиаторов выпускали на арену, чтобы они на утеху тысяч римских граждан убивали друг друга. Существовали особые школы, где физически крепких рабов обучали гладиаторскому искусству. Одна из наиболее известных школ гладиаторов находилась в провинции Кампания, в городе Капуя.

Восстание рабов в Древнем Риме началось с того, что группа рабов-гладиаторов (около 70 человек) бежала из капуйской школы после раскрытия в ней заговора и нашла убежище на вершине вулкана Везувий. Всего же участников заговора под руководством Спартака было больше – 200 человек, но стража гладиаторской школы и города Капуи разгромили заговорщиков еще в самом начале их выступления. Беглецы укрепились на труднодоступной горной вершине, превратив ее в военный лагерь. С долины к нему вела только одна узкая тропа.

К началу 73 года до н. э. отряд Спартака быстро вырос до 10 тысяч человек. Ряды восставших гладиаторов каждодневно пополняли беглые рабы, гладиаторы, разоренные крестьяне провинции Кампания, перебежчики из римских легионов. Спартак рассылал небольшие отряды по окрестным поместьям, всюду освобождая рабов и отбирая у римлян оружие и продовольствие. Вскоре вся Кампания, за исключением городов, защищенных крепкими крепостными стенами, оказалась в руках восставших рабов.

Спартак одерживает ряд убедительных побед над римскими войсками, пытавшимися в зародыше подавить восстание рабов и уничтожить его участников. Вершина Везувия и подступы к потухшему вулкану стали ареной кровопролитных боев. Римский историк Саллюстий писал о Спартаке тех дней, что он и его товарищи-гладиаторы были готовы «скорее погибнуть от железа, чем от голода».

Осенью 72 года до н. э. было полностью разгромлено войско претора Публия Вариния, а сам он чуть не попал в плен, что повергло власти Рима в немалое смятение. А перед этим спартаковцы наголову разгромили римский легион под командованием претора Клодия, который самонадеянно поставил свой укрепленный лагерь прямо на единственной тропе, которая вела на вершину Везувия. Тогда гладиаторы сплели из виноградных лоз длинную лестницу и ночью спустились по ней с горного обрыва. Римский легион, внезапно атакованный с тыла, был разбит.

Спартак проявил прекрасные организаторские способности, превратив войско восставших рабов в хорошо организованную армию по образцу римских легионов. Помимо пехоты в спартаковской армии имелась кавалерия, разведчики, посыльные, небольшой обоз, который не обременял войска во время походной жизни. Оружие и доспехи или захватывались у римских войск, или изготовлялись в лагере восставших. Было налажено обучение войск, и тоже по римским образцам. Учителями рабов и итальянской бедноты выступали бывшие гладиаторы и беглые легионеры, прекрасно владевшие различным оружием и боевым построением римских легионов.

Армия восставших рабов отличалась высоким моральным духом и дисциплинированностью. Первоначально командиры всех рангов избирались из числа наиболее опытных и надежных гладиаторов, а затем назначались самим Спартаком. Управление спартаковской армией строилось на демократической основе и состояло из совета военачальников и собрания воинов. Был установлен твердый распорядок лагерной и походной жизни.

О других руководителях мощного восстания рабов в Древнем Риме почти ничего не известно. В истории сохранились только имена Крикса и Эномая, двух, по всей видимости, германцев, которые были избраны восставшими гладиаторами в помощники Спартаку, став военачальниками его армии.

Первые победы восставших рабов нашли широкий отклик. Из Кампании восстание распространилось на южные области Италии – Апулию, Луканию, Бруттию. К началу 72 года до н. э. армия Спартака выросла до 60 тысяч человек, а во время похода на юг она достигла, по разным данным, численности в 90—120 тысяч человек.

Римский сенат был крайне обеспокоен размахом восстания рабов. Против Спартака были направлены две армии во главе с опытными и прославленными победами полководцами – консулами Г. Лентулом и Л. Гелием. Они надеялись добиться успеха, воспользовавшись начавшимися разногласиями между восставших. Значительная часть рабов хотела вырваться из Италии через Альпы, чтобы обрести свободу и вернуться на родину. Среди них был и сам Спартак. Однако примкнувшая к рабам итальянская беднота этого не желала.

В спартаковской армии произошел раскол: от нее отделилось 30 тысяч человек под командованием Крикса. Этот отряд восставших (историки по сей день спорят о его составе – были ли это германцы или италики) в битве у Гарганской горы в Северной Апулии был уничтожен римлянами, которыми командовал консул Люций Гелий. Легионеры если и брали в плен восставших, то только для того, чтобы их казнить.

Армия Спартака оказалась сильно ослабленной такой потерей. Однако предводитель восставших римских рабов оказался талантливым полководцем. Воспользовавшись разобщенностью действий наступавших на него армий консулов Г. Лентула и Л. Гелия, он разбил их поодиночке. В каждой битве хорошо организованная и обученная армия восставших рабов демонстрировала свое превосходство над римскими легионами. После двух таких тяжелых поражений римскому сенату пришлось спешно стягивать войска из отдаленных провинций.

Одержав две убедительные победы, армия Спартака прошла по Адриатическому побережью Италии. Но и как карфагенский полководец Ганнибал, вождь восставших рабов не пошел на Рим, который трепетал перед реальной угрозой появления огромной армии восставших рабов и итальянской бедноты перед своими стенами.

В Северной Италии, в пр

religionpeace.ru

Гладиаторы Древнего Рима: Спартак – Мастерок.жж.рф

Вчера мы с вами обсуждали пост про Гладиаторов Древноего Рима. Собирал материал и постоянно вспоминал фильм  »Спартак: кровь и песок». Начав искать информацию о реальном СПАРТАКЕ удивился тому, что фильм снят очень близко к официальной версии и историческим фактам. Иллюстрировать пост буду частично кадрами из фильма, т.к. каждый его кадр можно вешать на стену в качестве картины. Итак, что мы знаем …

В 74 году до н. э. в итальянском городе Капуя произошло событие, которому предстояло не только оказать существенное влияние на жизнь Римского государства в последующие несколько лет, но и века спустя обрести совершенно новую значимость уже вне своего исторического контекста. Восстание Спартака давно утратило исключительную принадлежность к истории, как и его вождь, чье имя превратилось в сознании людей в символ освободительной борьбы. Историческое существование Спартака представляет собой парадокс сродни загадочным картинкам, на которые надо смотреть очень пристально, чтобы разглядеть в пестром нагромождении геометрических фигур и мельчайших повторяющихся картинок объемные изображения.

Образ Спартака, который мы имеем перед глазами сегодня, во многом плод усилий не историков, а литераторов, среди которых в первую очередь следует назвать Рафаэлло Джованьоли. Но стоит отрешиться от героического блеска, каким окружил Спартака писатель-гарибальдиец, взглянуть на вождя восставших рабов пристальнее, рано или поздно достигнешь того же эффекта загадочной картинки. Окажется, что ты либо ничего не видишь, либо видишь нечто, совершенно отличное от первоначального впечатления.

 

Художественный образ Спартака начал свое существование в революционной Франции. Неизвестно, кто первый заново «открыл» непобедимого вождя рабов после многих лет забвения, но взбудораженным умам он пришелся по вкусу. Галльский темперамент буквально вознес Спартака на пьедестал. Его имя начали упоминать не иначе, как с прибавлением эпитета «герой». Здесь, безусловно, не обошлось без изрядной доли идеализации, но, надо отдать должное и самому Спартаку, дошедшие до нас источники изображают его, как человека благородного и отважного. Даже те римские историки, которые относились крайне враждебно к восстанию в целом и его участникам, все же признавали личные качества Спартака. Флор, всячески подчеркивающий презрение и ненависть к восставшим рабам, вынужден был заявить, что в последнем своем бою «Спартак, сражаясь храбрейшим образом в первом ряду, был убит и погиб, как подобало бы великому полководцу». А Плутарх, чьей беспристрастности можно доверять, писал: «Спартак… человек, не только отличавшийся выдающейся отвагой и физической силой, но по уму и мягкости характера стоявший выше своего положения и вообще более походивший на эллина, чем можно было ожидать от человека его племени.»

О биографии Спартака известно очень немногое. Например, то, что Спартак происходил из Фракии (нынешняя Болгария) из племени медов. В качестве конкретного места его рождения принято указывать город Сандански в Родопских горах, почти на границе с Югославией. В 1 веке до н. э. там располагалась столица племени, город Медон.

 

 

Меды были крупным и сильным племенем, воспринявшим к тому же многие черты греческой культуры. Свое происхождение они возводили к легендарной Медее. Ее сын от афинского царя Эгея — Мед был по преданиям первым правителем медов.

Скорее всего, Спартак родился в аристократической семье. На этот факт указывает не только его имя, созвучное с родовым именем боспорского царского рода Спартокидов, в нем самом заметно обаяние властной силы, присущее людям, привыкшим находиться у вершины общественной пирамиды. Да и та уверенность, с какой Спартак управлял своей огромной армией, может свидетельствовать в пользу предположения о его принадлежности к знати.

Фракийцы слыли людьми воинственными. Они не только вели бесконечные межплеменные войны, но и поставляли наемников в армии других государств. У таких народов карьера военного обычно считалась единственно достойной мужчины, тем более принадлежащего к знатному роду. Спартак здесь не был исключением. В восемнадцать лет он уже служил в римской армии, во вспомогательных фракийских частях. Римская армия на то время не знала себе равных, и Спартак имел возможность познакомиться с ее организацией, практикой ведения военных действий, сильными и слабыми сторонами.

Этот опыт впоследствии очень пригодился ему.

 

 

После нескольких лет службы Спартак дезертирует и возвращается во Фракию, где в это время возобновилась война против римлян. Нам, практически, ничего не известно о последовавших за этим событием этапах его биографии. Античные источники на этот счет крайне скудны, и все же они позволяют сделать один очень важный вывод. Спартаку не приходилось оставаться праздным зрителем исторического спектакля, разворачивающегося на территории Средиземноморья в I веке до н. э. В натуре его было некое авантюристическое начало, которое неизменно увлекло его в центр бурных событий той эпохи, событий, по преимуществу военных. Видимо, жизнь солдата, наемника была ближе и понятней для Спартака, чем любая другая. Можно предположить, что помимо римской он побывал также в армии царя Понта Митридата, одного из самых сильных и упорных врагов Рима.

 

Лентул Батиат

 

Спартак знал все перемены военного счастья, дважды оказывался в Риме в качестве раба. В первый раз ему удалось бежать, и он, возможно, присоединился к одной из многочисленных в то неспокойное время разбойничьих шаек, действовавших на территории Италии. Об этом как будто говорят слова Флора: «Спартак, этот солдат из фракийских наемников, ставший из солдата дезертиром, из дезертира — разбойником, а затем за почитание его физической силы — гладиатором.» Через какое-то время Спартак вторично попал в плен и был продан в качестве гладиатора в капуанскую школу Лентула Батиата.
Ссылка в гладиаторы была в поздней Римской Республике отсроченным вариантом смертной казни. На аренах сражались осужденные преступники из рабов, самый низший, бесправный и презираемый их слой. Гладиаторы-добровольцы появились в Риме в более поздние времена. Правда, Плутарх утверждает, что в школу Батиата попадали не за преступления, а лишь по жестокости своего хозяина. В основном там находились галлы и фракийцы, недаром считавшиеся в Риме людьми воинственными и непокорными.

 

 

Не исключено, что определенный процент из них составляли военнопленные, лишь недавно расставшиеся со свободой, к рабству не привыкшие. В таких условиях для заговора и мятежа необходим был только вождь, и им стал Спартак, этот прирожденный лидер и организатор, отважный и предприимчивый по натуре человек.

Заговор был раскрыт. Спасти его участников могли только быстрые и решительные действия. Семьдесят восемь гладиаторов внезапно напали на стражу, выломали двери школы и вырвались из города, «запасшись захваченными где-то кухонными ножами и вертелами» (Плутарх «Сравнительные жизнеописания»).

Спартак повел свой маленький отряд к горе Везувий (тогда считалось, что этот вулкан давно потух). Ее вершина представляла собой естественное укрепление, в котором можно было отсидеться некоторое время, до тех пор, пока к отряду не подтянутся подкрепления — беглые рабы из ближайших поместий. Численность отряда, который вел Спартак, действительно, увеличивалась очень быстро. Этот факт даже позволил Валентину Лескову, автору книги «Спартак», вышедшей в серии ЖЗЛ, предположить наличие разветвленной структуры заговора, охватывающей все гладиаторские школы и крупные рабовладельческие хозяйства Капуи и ее окрестностей.

 

Эномай

 

По дороге отряду Спартака попался обоз, везущий оружие для гладиаторских школ. Восставшие захватили его. Это решило первичную проблему вооружения, проблему, которая преследовала армию Спартака на протяжении всей войны. Известно, что в начале военных действий вместо копий восставшим служили заостренные и обожженные на огне колья, «которыми можно было наносить вред почти такой же, как и железом». Саллюстий. Вот еще одна цитата, из Флора: «Они из прутьев и шкур животных сделали себе необычные щиты, а из железа в рабских мастерских и тюрьмах, переплавивши его, они сделали себе мечи и копья».

В дальнейшем армия Спартака продолжала производить оружие собственными силами, централизованно закупая у торговцев железо и медь.

Благополучно добравшись до вершины Везувия, гладиаторы и примкнувшие к ним рабы начали с того, что избрали вождей или, что кажется более правильным, еще раз подтвердили свою готовность исполнять приказы людей, изначально стоящих во главе заговора и восстания. Кроме Спартака в их число входили германец Эномай, галл Крикс и самнит Ганник. Можно предположить, что эта сходка была проведена по инициативе Спартака, который фактически лишний раз заставил своих сподвижников признать себя в качестве вождя. Спартак вообще очень серьезно относился к вопросу единоначалия, последующие события служат тому подтверждением. Поставленный во главе пестрого разноплеменного сборища, он не допускал ни малейшего намека на анархию. Спартак изначально взял курс на создание армии по образцу римской и предпочитал скорее лишиться части своих сил, чем допустить ее вырождение в разросшуюся разбойничью шайку.

 

Крикс

 

Цели, которые он при этом преследовал, до сих пор не ясны. Многочисленными исследователями Спартаковской войны выдвинуто несколько гипотез: от утопических планов свержения власти Рима и уничтожения рабовладения, до нехитрой попытки вывести отряды бывших рабов на родину. Все эти гипотезы одинаково уязвимы. Уже давно признана несостоятельной теория Мишулина о революционном движении рабов и беднейших слоев свободного населения Италии. Так же вряд ли можно говорить о ведении Спартаком планомерной войны с Римом. На захваченных территориях вождь рабов не пытался создать собственное государство. Все указывает на то, что он, действительно, стремился покинуть Италию. Но при этом Спартак не ограничивается тем, чтоб сколотить из своих людей подобие воинских подразделений, пригодных для прорыва сквозь римские заслоны и назначенных быть распущенными по ту сторону Альп. Он формирует настоящую армию и делает это очень настойчиво.

В отличие от Эвна, вождя крупнейшего сицилийского восстания рабов, Спартак не объявил себя царем и оставался лишь военачальником, хотя и не отказывался, по свидетельству Флора, от преторских знаков отличия.

Некоторое время отряд Спартака никуда не двигался из своего лагеря на горе Везувий. Пример беглых гладиаторов воодушевлял на восстания рабов в близлежащих поместьях. 74 год до н. э. также как и предыдущий был неурожайным, что не замедлило сказаться на настроениях сельских рабов, и без этого находящихся в очень тяжелых условиях существования. Власти в Капуе не могли не отреагировать на многочисленные, хотя и сравнительно некрупные мятежи, угрожающие спокойствию их провинции. Но отряды, выделяемые для борьбы с беглыми рабами, регулярно терпели от них поражения. Все более накаляющаяся обстановка вокруг Капуи вызвала обеспокоенность в самом Риме. Претор Гай Клавдий Пульхр прибыл во главе трехтысячного отряда для наведения порядка. Задача его казалась очень простой. Спартак на Везувии словно сам поймал себя в ловушку. К вершине горы вела единственная тропинка, перекрыв которую, Клавдию оставалось только подождать, пока голод вынудит восставших сдаться. Удивительно, какой, казалось бы, элементарный тактический просчет допустил Спартак, человек, несомненно, обладавший талантами полководца, некоторые римские историки даже сравнивали его в этом отношении с самим Ганнибалом. Валентин Лесков, правда, считает, что Спартак сознательно позволил осадить себя, дожидаясь своих отрядов, рассеявшихся по окрестностям. В таком случае одновременный удар по римлянам с вершины горы и с тылу сулил верную победу.

 

 

Неизвестно, как обстояло дело в действительности, ясно одно, Спартак о сдаче не помышлял. В создавшейся критической ситуации он вполне проявил себя, как человек хитроумный и упорный в достижении цели, качества которые не раз были им продемонстрированы впоследствии. Из лоз дикого винограда, росшего по склонам горы, восставшие сплели лестницы и спустились по ним с высоты 300 метров до ближайшей ровной площадки. Выйдя затем в тыл претору Клавдию, совершенно не ожидавшего такого поворота событий, гладиаторы наголову разбили его.
Теперь Спартак имел возможность приступить к формированию настоящей армии, тем более что недостатка в людях у него не было. Успехи его отряда привлекли к нему множество рабов, по большей части пастухов, людей сильных, привыкших жить на вольном воздухе. «Одни из этих пастухов стали тяжеловооруженными воинами, из других гладиаторы составили отряд лазутчиков и легковооруженных» (Плутарх «Сравнительные жизнеописания»).

Помимо удачливости Спартака, не менее привлекательным в глазах рабов должен был выглядеть дух справедливости, который насаждался в отряде восставших. Например, Аппиан утверждает, что «…Спартак делился добычей поровну со всеми…».

О поражении Клавдия стало известно в Риме, и следующим на войну со Спартаком был отправлен претор Публий Валерий Вариний. Поначалу он заставил Спартака отступить на юг, в горы. Вождь восставших не хотел принимать сражение на невыгодных для себя условиях, так как численностью его армия значительно уступала римской. Ему хотелось продолжить отступление, выйти в богатые южные провинции Италии и лишь там, пополнив ряды своих солдат, дать римлянам бой. Часть командиров стояло за план Спартака, но многие требовали немедленно прекратить отступление и напасть на врагов. Разногласия едва не вызвали среди восставших рабов междоусобицу, но в конце концов Спартаку удалось уговорить самых нетерпеливых. Пока что ему не трудно было это сделать. Вся его армия еще равнялась по численности крупному отряду, и даже самые несговорчивые ее командиры понимали, единственная их возможность уцелеть заключается в том, чтобы держаться вместе.

 

Клавдий Главр

 

В Лукании армия восставших подошла к маленькому городку Аппиеву Форуму и взяла его штурмом. «Тотчас беглые рабы вопреки приказу начали хватать и бесчестить девушек и женщин… Иные бросали огонь на крыши домов, а многие из местных рабов, нравы которых делали их союзниками восставших, тащили из тайников скрытые господами ценности или извлекали даже самих господ. И не было ничего святого и неприкосновенного для гнева варваров и рабской их натуры. Спартак, не будучи в состоянии помешать этому, хотя он неоднократно умолял оставить их бесчинства, решил предотвратить их быстротою действий…» (Саллюстий).

Естественно предположить, что этот эксцесс был не первым за всю Спартаковскую войну, но сейчас наклонность армии рабов к мгновенному разложению проявилась особенно остро. Этого Спартак очень боялся. Он, конечно, не имел никаких иллюзий насчет последствий захвата города, но его армия не состояла из связанных присягой солдат, которых можно было призвать к дисциплине и вернуть в строй. Рабы, оказавшиеся в его войске, не скрывали своего возмущения необходимостью подчинения приказам, подчинения, от которого они считали себя раз и навсегда избавившимися. С другой стороны, избежать грабежей не представлялось возможным. Армия Спартака не имела никакой экономической базы. Она могла поддерживать свое существование только за счет насильственного изъятия материальных ценностей и продовольствия. При этом Спартак, видимо, пытался делать объектами нападений не столько крестьянские поселения, сколько крупные, богатые рабовладельческие хозяйства, которые, в основном, и концентрировались на юге. Большие поместья служили источниками не только припасов, но и военной силы. Трудившиеся там рабы охотно присоединялись к Спартаку.

 

Поход армии Спартака в Цизальпийскую Галлию (карта с проекта «Древний мир»)

 

Оказавшись в соседней с Луканией области Кампания, Спартак быстро пополняет ряды своего войска и приступает к его экипировке. Между тем претор Вариний, двигаясь за Спартаком, разделил свою армию на части, одну из которых возглавил сам, две остальные поручил своим офицерам: Фурию и Коссинию. Спартак один за другим разбил эти отряды и в заключение нанес поражение самому Варинию. Тот собрал кое-какие подкрепления, снова выступил против Спартака и снова был разбит. В качестве трофеев, по свидетельству Плутарха,

Спартаку достались ликторы (почетная стража) претора и его конь. В результате этих побед юг Италии оказывается полностью в руках восставших. Но Спартак не собирался надолго задерживаться в Кампании. В его планы входило, пополнив запасы и увеличив численность своего войска, покинуть Апеннинский полуостров. Опустошив южные области Италии, армия восставших начинает двигаться к Альпам.

 

Крикс

 

Только теперь, что ни день получая известия о разграбленных поместьях, разорении Нолы, Нуцерии, и Метапонта, уничтожении собственности крупных землевладельцев, Сенат до конца осознал всю важность войны со Спартаком. Против него были отправлены, как во время настоящей большой войны, оба консула 72 года до н. э.: Гней Корнелий Лентул Клодиан и Луций Геллий Попликола.
Тем временем в войске восставших зрел раскол. Очень многим не по душе пришлось решение вождя покинуть богатые провинции Италии. К тому же галлам и германцем, из которых состояли крупные подразделения армии Спартака, казалось оскорбительным начать отступление после стольких одержанных над римлянами побед. Отряд в тридцать тысяч человек под командованием Крикса отделился от армии Спартака, был настигнут консулом Геллием возле горы Гарган и уничтожен. В этом бою погиб и сам Крикс. (Впоследствии Спартак устроил в его память настоящие гладиаторские бои, в которых вместо гладиаторов сражались пленные римляне) Лентулу, который преследовал Спартака, повезло меньше. Войска рабов наголову разгромили его армию, а затем и армию подоспевшего на помощь Геллия. Спартак продолжал быстро уходить из Италии и вскоре вступил на территорию Цизальпийской Галлии, «навстречу же ему во главе десятитысячного войска выступил Гай Кассий Лонгин Вар, наместник той части Галлии, что лежит по реке Паду. В завязавшемся сражении претор был разбит наголову, понес огромные потери в людях и сам едва спасся бегством» (Плутарх «Сравнительные жизнеописания»).

В этот момент восстание достигает своего апогея. Численность армии Спартака доходит до 120 тысяч человек (!) Перед ним открыта свободная дорога в Трансальпийскую Галлию, и все же Спартак внезапно поворачивает обратно в Италию. Валентин Лесков объясняет этот факт последовавшим как раз в то время убийством Сертория, на взаимодействие с которым Спартак рассчитывал для ведения планомерной войны с Римским государством.

 

 

Известие о том, что армия восставших движется назад, вызвала в Риме панику, какой не знали со времен войны с Ганнибалом. Всеобщее смятение только усилила неудачная попытка обоих консулов остановить Спартака в Пицене. Аппиан утверждает, что Спартак планировал нанести удар по самому Риму и рисует при этом красноречивую картину подготовки к форсированному броску: «Он приказал сжечь весь лишний обоз, убить всех пленных и перерезать вьючный скот, чтобы идти налегке. Перебежчиков, во множестве приходивших к нему, Спартак не принимал».

Если до сих пор войну с рабами считали тягостным и разорительным, но не сулящим большой опасности несчастьем, то перед лицом этих грозных событий стало ясно, что к Спартаку надо относиться, как к самому страшному из всех врагов Рима. Сторонники Помпея в Сенате требовали немедленно отозвать его войска из Испании и передать этому опытному и удачливому полководцу всю полноту власти в войне с мятежными рабами. Такая опасность, несомненно, должна была Спартаком учитываться. До сих пор ему приходилось сражаться с достаточно многочисленными, но слабыми, наспех собранными войсками римлян. У Глабра и Вариния, по свидетельству Аппиана, «было войско, состоявшее не из граждан, а из всяких случайных людей, набранных наспех и мимоходом». Главные армии Рима находились далеко от Италии: в Испании и Фракии, где могуществу Республики угрожали Серторий и Митридат. Помимо этого на руку Спартаку играло общее, признаваемое всеми и не раз выливавшееся в форме народных возмущений недовольство городских низов и беднейших крестьян политикой Сената. Аристократия и всадники открыто наживались не только за счет почти полностью присваиваемой ими добычи из покоренных стран, но и за счет хлебных спекуляций. Сильную напряженность вызывал также интенсивно идущий по всей Италии процесс захвата земли крупными поместьями, сопровождавшийся разорением мелких землевладельцев. В такой обстановке «вооруженные силы и отряды, осаждающие государство, более многочисленны, чем защищающие его, так как чуть кивнешь дерзким и пропащим людям — и они уже пришли в движение» (Цицерон).

 

 

Ожидая со дня на день появления у стен города армии рабов, в Риме в большой спешке провели выборы нового главнокомандующего. Этот пост без труда получил Марк Лициний Красс, человек богатый и могущественный, соперник Помпея в борьбе за влияние в Риме. Красс, имевший крупные земельные владения на юге Италии, очень страдал от затянувшейся войны и был заинтересован в ее скорейшем окончании. Помимо всего прочего Крассу хотелось хотя бы отчасти сравняться с Помпеем в славе полководца. Для этого подходила даже война с мятежными рабами.

Красс взялся за дело энергично. В Риме был произведен набор в армию в тридцать тысяч человек. Офицерский состав подбирался очень тщательно. Красс имел возможность искать нужных ему людей, так как в результате его ростовщической деятельности многие молодые аристократы оказались от него в полной зависимости и не могли отказаться сопровождать на войну своего кредитора.

Красс повел свою армию на соединение с войсками консулов, которые, после его прибытия в главный лагерь, немедленно вернулись в Рим. В войске римлян в виду непрерывных поражений, которые оно терпело от Спартака, настроения были удручающие и даже панические. Красс счел необходимым, перед тем как открывать военные действия, преподать своим солдатам жестокий, но необходимый в создавшемся положении урок. Повод для этого не заставил себя ждать. Командир Красса, Муммий, посланный с двумя легионами следить за Спартаком, не вступая с ним в сражение, нарушил приказ командующего. В завязавшемся бою римляне потерпели поражение и вынуждены были спастись бегством в лагерь, где стояли основные силы. Красс приказал отобрать пятьсот зачинщиков бегства и подвергнул их децимации, при которой из каждого десятка по жребию отбирается один человек, подлежащий казни. «Так Красс возобновил бывшее в ходу у древних и с давних пор уже не применявшееся наказание воинов; этот вид казни сопряжен с позором и сопровождается жуткими и мрачными обрядами, совершающимися у всех на глазах» (Плутарх. «Сравнительные жизнеописания»). Эта крутая мера оказалась действенной. Порядок в армии был восстановлен.

 

 

А Спартак тем временем уже «переменил решение идти на Рим. Он считал себя еще не равносильным римлянам, так как войско его далеко не все было в достаточной боевой готовности: ни один италийский город не примкнул к мятежникам; это были рабы, перебежчики и всякий сброд».

Еще раз пройдя вдоль всего северного побережья Италии тем же путем, каким двигался во время похода к Альпам, Спартак остановился, наконец, в городе Фурии у самой юго-восточной оконечности Аппенинского полуострова, заняв сам город и окрестные горы. Он пытался всеми мерами поддерживать порядок в войске, который, помимо раздражения от длительных и безрезультатных походов, становился еще одним поводом к размолвкам между Спартаком и его командирами. К этому времени относится запрещение Спартаком кому бы то ни было из его армии иметь у себя золото и серебро. Какое же изумление должен был вызвать подобный факт, если даже Плиний Старший, живший за сто лет после восстания, говорит о нем, как об общеизвестном.
Прибытие в армию римлян нового главнокомандующего и оживление военных действий заставило Спартака отступить к самому морю.

 

 

Он все еще не отказался от своего плана покинуть вместе со всей армией Италию. Вместо Галлии, им была избрана Сицилия. Этому богатому острову уже приходилось дважды становиться ареной крупных восстаний (в 132 году до н.э. и в 104 году до н.э.) Сейчас обстановка там была самая подходящая, в провинции, которую несколько лет подряд разорял произвол римского наместника Гая Верреса, крепли антиримские настроения.

И снова это вполне разумное намерение вождя было встречено частью восставших неприязненно. От основной армии отделился отряд в десять тысяч человек и встал отдельным лагерем. Красс напал на него и, уничтожив две трети, продолжал преследовать Спартака, который, достигнув побережья, вел переговоры с киликийскими пиратами, надеясь с их помощью переправиться на остров.
Красс написал в Рим. В связи с невозможностью помешать Спартаку переправиться в Сицилию и в виду опасности новой вспышки войны, он требовал себе расширенных полномочий и даже сам предлагал отозвать Лукулла из Фракии и Помпея из Испании. Сенат согласился с предложениями Красса. Помпею и Лукуллу были отправлены предписания возвращаться в Италию. Но неожиданно ситуация изменилась в пользу Рима. Несмотря на предварительную договоренность, пираты почему-то сочли для себя более выгодным обещания, которые они дали Спартаку, не сдержать. Корабли их ушли из пролива.

 

 

 

Армия восставших, преследуемая Крассом, отступила к самой южной оконечности области Бруциум — Регию. Ширина пролива между Италией и Сицилией здесь минимальна. Спартак, которого не так легко было заставить отказаться от однажды принятого решения, намеревался предпринять еще одну попытку добраться до Сицилии, теперь уже своими силами. Восставшие пытались делать плоты из бревен и пустых бочек, связывая их ветвями, но налетевшая буря разметала этот импровизированный флот. Становилось ясно, что армии Спартака придется остаться в Италии и принять бой.

Однако сам римский военачальник к этому не стремился. Природные условия Регийского полуострова, узкого и вытянутого в длину, подсказывали еще более простой выход из положения. Красс провел через весь перешеек вал длиной 55 км, укрепленный рвом и палисадами. Опять, как несколько лет назад, римляне надеялись, что армии восставших придется сдаться под угрозой голодной смерти. Тем временем обстановка в Риме претерпевает коренные изменения. Раздраженный отсутствием быстрых и решительных успехов в войне со Спартаком Сенат решает передать всю полноту власти над армией вернувшемуся из Испании Помпею. Красс должен был действовать очень быстро, иначе вместо славы победителя он приобретет известность, как неудачник.

 

Ганник

 

Осведомленный об этом Спартак пытался вступить с римлянами в мирные переговоры, в надежде, что Красс, не желая допустить участия в войне Помпея, проявит уступчивость. Но римский военачальник и не подумал отвечать на предложения своего противника, Спартаку ничего не оставалось, как идти на штурм укреплений Красса. В ненастную ночь его войска, завалив ров фашинами, опрокинули сторожевые отряды римлян и вырвались на свободу. Красс бросился вслед за двигающимся к Брундизию Спартаком, в войске которого один раскол следует за другим. Война явно близится к завершению, несчастному для Спартака, и обстановка в его лагере все более накаляется. Крупный отряд под началом Ганника и Каста отделился от основных сил и был уничтожен Крассом. «Положив на месте двенадцать тысяч триста неприятелей, он нашел среди них только двоих, раненных в спину, все остальные пали, оставаясь в строю и сражаясь против римлян» (Плутарх «Сравнительные жизнеописания»).

«За Спартаком, отступавшим после этого поражения к Петелийским горам, следовали по пятам Квинт, один из легатов Красса, и квестор Скрофа. Но, когда Спартак обернулся против римлян, они бежали без оглядки и едва спаслись, с большим трудом вынеся из битвы раненого квестора. Этот успех и погубил Спартака, вскружив головы беглым рабам. Они теперь и слышать не хотели об отступлении и не только отказывались повиноваться своим начальникам, но, окружив их на пути, с оружием в руках принудили вести войско назад через Луканию на римлян» (Плутарх «Сравнительные жизнеописания»).

 

 

Помимо этого обстоятельства отступление Спартака от побережья было вызвано известием о высадке в Брундизии армии Лукулла. Вождь восставших рабов понимал, что решительного сражения не избежать. Неизвестно, как он при этом оценивал свои шансы на успех даже в случае победы над армией Красса. Самому же римскому военачальнику было крайне необходимо как можно скорей дать Спартаку бой. В Риме уже принято было решение о назначении Помпея на пост главнокомандующего. Его армия ускоренным маршем двигалась к месту военных действий.

Войска римлян настигли армию Спартака, когда она не успела еще отойти далеко от Брундизия. «Красс, желая возможно скорее сразиться с врагами, расположился рядом с ними и начал рыть ров. В то время как его люди были заняты этим делом, рабы тревожили их своими налетами. С той и другой стороны стали подходить все большие подкрепления, и Спартак был, наконец, поставлен в необходимость выстроить все свое войско» (Плутарх «Сравнительные жизнеописания»).

Разыгралось финальное сражение, крайне кровопролитное и ожесточенное «вследствие отчаяния, охватившего такое большое количество людей» (Аппиан).

 

Последний бой Спартака (фреска из дома Феликса)

 

Вождь восставших, пытаясь верхом на коне пробиться к Крассу, был ранен в бедро копьем кампанского аристократа по имени Феликс. Впоследствии Феликс украсил свой дом фреской с изображением этого события. Получив тяжелую рану, Спартак вынужден был спешиться, но продолжал сражаться, хотя ему пришлось от потери крови опуститься на одно колено. В ожесточенной схватке он был убит. Тело его впоследствии не нашли на поле боя. Уже вечером к месту сражения подоспели войска Помпея и довершили разгром восставших. Отдельные их отряды, уцелевшие в этом последнем бою, продолжали еще некоторое время тревожить юг Италии, но, в целом, война была окончена. Красс получил за победу пеший триумф, так называемую овацию, хотя даже он «был сочтен неуместным и унижающим достоинство этого почетного отличия» (Плутарх «Сравнительные жизнеописания»).

Шесть тысяч рабов из армии Спартака, попавших в плен, были распяты на крестах вдоль Аппиевой дороги из Капуи в Рим.

 

 

Спартаковская война практически не оказала влияния на дальнейшую историю Рима. В ней, как и во всяком бунте, присутствовал момент иррациональный, стихийный. Восстание Спартака вспыхнуло в неспокойные для Италии годы, когда накануне эпохи великих перемен пришли в движение все слои общества. В свой срок оно достигло высочайшей точки, привело Италию в трепет мощью своей разрушительной силы и в свой срок потерпело неизбежное крушение. И все же среди ярких и сильных личностей, вождей и вожаков того времени: Цезаря, Суллы, Цицерона, Катилины, решительных и неистовых, отчаянных бойцов и не менее отчаянных консерваторов, свое место занимает и «великий генерал рабской войны», человек, о котором сказано, что вождь, поднимающий рабов на битву за свободу, — есть защитник всех бесправных и угнетенных.

 

Памятник Спартаку в Болгарии

 

 

Энди Уитфилд ( Andy Whitfield ) — австралийский актер, в роли Спартака ( Spartacus ) в первой части. После просмотра фильма все так привыкли к нему, он отлично вжился в роль. Ждали вторую часть с нетерпением.

Буквально сразу после головокружительного успеха в сериале «Спартак: Кровь и песок»,  было объявлено, что актер болен раком лимфы. Но болезнь была лишь в первой стадии, актер усиленно занялся лечением и сообщил, что, возможно, будет сниматься во втором сезоне сериала.  Режиссеры ожидая выздоровления актера начали снимать приквел «Спартак: Боги арены». Однако через какое-то время последовал рецидив, и Энди решил покинуть сериал. Актера на его роль  третьей и четвертой частей он отбирал сам. Болезнь буквально сожгла его, за каких-то полтора года. Он умер 11 сентября 2011 года. Ему было 39 лет. Вот вам история Спартака и история актера посвятившего себя этой роли. Все переплелось, все смешалось.

 

 

 

 

 

 

 

[источники]

источник
http://www.vivl.ru/ -Елена Велюханова

Оригинал статьи находится на сайте ИнфоГлаз.рф Ссылка на статью, с которой сделана эта копия – http://infoglaz.ru/?p=25355

masterok.livejournal.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о