Сокращение мастер и маргарита – Краткое содержание «Мастер и Маргарита»

Мастер и Маргарита - Краткое содержание романа. (на 1 час)

Глава XXVII. КОНЕЦ КВАРТИРЫ № 50
 Маргарита дочитала роман под утро. Она встала, потянулась и только сейчас почувствовала, как устало ее тело. Мысли же ее были в полном порядке, и ее не волновали воспоминания о бале у сатаны. Каким-то чудом мастер был возвращен к ней, из пепла возник роман, все опять оказалось на своем месте в подвале в переулке, откуда был изгнан ябедник Алоизий.
Она убедилась, что мастер спокойно спит в соседней комнате, погасила настольную лампу, вытянулась на диване и через минуту уже спала без снов.
Но не спал в это время, то есть на рассвете субботы, целый этаж одного московского заведения, и окна его бросали свет на расстилавшуюся перед ним площадь. Шло следствие по делу Воланда. Многочисленные данные, начавшие поступать еще в пятницу, надо было соединить и проанализировать.
Первым вызвали Аркадия Аполлоновича Семплеярова, председателя Акустической комиссии. Тот выложил все не только о паскудном сеансе и драке в ложе, но и о Милице Андреевне Покобатько, и про саратовскую племянницу, и еще про многое. Показания этого интеллигентного и культурного человека, описавшего и самого мага в маске, и двух его негодяев-помощников, и то, что он запомнил имя мага — Воланд, — значительно двинули следствие вперед. Сопоставление же его показаний с показаниями других, включая курьера, которого посылали в квартиру № 50 на Садовую улицу, сразу установило место, где надо искать виновников всех приключений.
Однако в этой квартире, побывав неоднократно, ничего не обнаружили, хотя чувствовалось, что там кто-то есть. Что касается иностранного гастролера Воланда, то такой нигде не числился, не регистрировался, никаких договоров не заключал! Заведующий программным отделением зрелищной комиссии Китайцев клялся и божился, что пропавший Степа Лиходеев о Воланде не сообщал и никаких документов на подпись не присылал. Что касается Прохора Петровича, временно покидавшего свой костюм, то председатель главной Зрелищной комиссии вернул себе свой облик сразу же, как только появилась милиция. О Воланде он ничего не знал. Получались две версии: мага видели тысячи людей, равно как и его ассистентов, но найти его не было возможности. Что он, сквозь землю, что ли, провалился? Но если так, то прихватил с собой и всю администрацию Варьете. Если же принять вторую версию, то верхушка администрации театра, учинив какую-то пакость, сама бесследно скрылась из Москвы.
Римского нашли очень быстро в гостинице в Ленинграде в платяном шкафу. Он был в состоянии невменяемости и просил, чтобы его спрятали в бронированную камеру и приставили к нему вооруженную охрану. Из Ялты был получен ответ, что Лиходеев летит в Москву. Варенухи пока не было. Профессору Стравинскому понадобилось некоторое время и инъекции, чтобы остановить певунов. Самым неприятным и неразрешимым из всех этих случаев была пропажа головы покойного литератора Берлиоза прямо из гроба в грибоедовском зале, среди бела дня. Один из следователей прибыл в клинику профессора Стравинского и попросил список поступивших за последние три дня. Таким образом были обнаружены Никанор Иванович Босой и несчастный конферансье, от которых толку было мало.
Дверь Иванушкиной комнаты отворилась под вечер пятницы, и вошел молодой, спокойный, не похожий на следователя человек. Он сказал, что пришел потолковать о позавчерашних происшествиях на Патриарших прудах. О, если б он явился, скажем, в ночь на четверг, когда Иван так страстно добивался, чтобы выслушали его рассказ. Но за время, прошедшее после гибели Берлиоза, Иванушка совершенно изменился. Перед приходом следователя ему были видения, какой-то странный город с колоннадами, со сверкающими на солнце крышами, с мрачной башней Антония. Перед Иваном являлся сидевший неподвижно в кресле человек с издерганным желтым лицом, человек в белой мантии с красной подбивкой, с ненавистью глядящий на город. Иван видел и безлесый холм с опустевшими столбами и перекладинами. На вопросы следователя Иван отвечал кратко: от турникета сидел он далеко, клетчатый сидел на скамеечке неподалеку, к турникету не подходил. Стихов писать больше не будет, потому что понял, они плохие.
Так дело тянулось до полуночи с пятницы на субботу, когда барон Май-гель, одетый в вечернее платье и лакированные туфли, торжественно проследовал в квартиру № 50 в качестве гостя. Слышно было, как его впустили. Ровно через десять минут квартиру посетили, но никого там не обнаружили.
Прилетел Лиходеев. По собственной его просьбе, он был помещен в надежную камеру. Был арестован на своей квартире Варенуха, который пропадал неизвестно где двое суток. Он тоже попросил, чтобы его заперли в бронированную камеру. Он рассказал, что его били двое, один клыкастый и рыжий, а другой похожий на кота. Привели Римского, который тоже попросился в бронированную камеру. Показание Николая Ивановича дало возможность установить, что Маргарита Николаевна и ее домработница Наташа исчезли без следа. Были приняты меры, чтобы их разыскать.
В середине дня сообщили по телефону, что проклятая квартира опять подала признаки жизни. В ней открывали окна изнутри, из нее доносились звуки пианино и пения, в окне видели сидящего на подоконнике и греющегося на солнце кота. Около четырех часов жаркого дня большая компания мужчин в штатском высадилась из трех машин недалеко от дома № 302-бис. Одна часть пошла прямо в парадное, другая стала подниматься по черной лестнице.
В это время Коровьев и Азазелло завтракали. Воланд, как обычно, находился в спальне, а Бегемот делал что-то в кухне. Коровьев услыхал шум шагов на лестнице. “А это нас арестовывать идут”, — сказал Азазелло. Пришедшие были снабжены всем необходимым: маузерами, отмычками, тонкими шелковыми сетями, марлевыми масками и ампулами с хлороформом. В одну секунду дверь была открыта, и все пришедшие оказались в передней; вторая же группа ворвалась в кухню. Наконец-то, хоть и частично, повезло. В столовой остывали остатки завтрака, а в гостиной на каминной полке, рядом с хрустальным кувшином, сидел громадный черный кот. Он держал в лапах примус. На него бросили шелковую сеть, но она почему-то захватила кувшин, который упал и со звоном разбился. Кот выхватил из-за спины браунинг и принялся палить. Но в него, наверное, попали раньше, потому что он шлепнулся на пол в луже крови. Он заводил глаза, жаловался, потом вдруг сказал: “Единственно, что может спасти смертельно раненного кота, — это глоток бензина...” — и приложился к примусу. И началась охота. Кот прыгнул обратно на камин, оттуда на металлический карниз, потом на люстру. Шла жуткая пальба, но ни убитых, ни раненых не было, как ни странно. Бросили аркан, люстра рухнула вниз. Кот оказался на верхней части золоченой рамы каминного зеркала. И тут послышался тяжелый низкий голос: “Что происходит в квартире? Мне мешают заниматься”. Другой, неприятный и гнусавый, голос отозвался: “Ну, конечно, Бегемот, черт его возьми!” Третий, дребезжащий, сказал: “Мессир! Суббота. Солнце склоняется. Нам пора”.
Кот швырнул свой браунинг и выбил оба стекла в окне. Затем плеснул вниз бензином, и он сам собою вспыхнул. Пламя взметнулось до потолка. Кот перемахнул на подоконник и исчез за ним. Снаружи стреляли, но безрезультатно. В квартире тем временем вспыхнул паркет, и все увидели труп бывшего барона Майгеля. Спасаясь от огня, люди бросились в переднюю. Кто-то на ходу успел вызвать пожарных. Под колокольные удары несущихся со всех частей города красных длинных машин мечущиеся во дворе люди видели, как вместе с дымом из окна пятого этажа вылетели три темных мужских силуэта и один женский.

Глава XXVIII. ПОСЛЕДНИЕ ПОХОЖДЕНИЯ КОРОВЬЕВА И БЕГЕМОТА
В главе описывается, как провели последний день в Москве Коровьев и Бегемот, склонные к всяческим проказам. Для сюжета она особого значения не имеет, читать ее лучше в полном тексте книги, а потому мы расскажем лишь, чем заканчиваются описываемые в главе происшествия: пожаром в гастрономе и в доме Грибоедова.

Глава XXIX. СУДЬБА МАСТЕРА И МАРГАРИТЫ ОПРЕДЕЛЕНА
На закате солнца высоко над городом на каменной террасе одного из самых красивых зданий Москвы находились двое: Воланд и Азазелло. Снизу их никто не мог видеть, но им самим город был виден почти весь. Они молчали, перекидываясь изредка короткими фразами. Что-то заставило Воланда повернуться к круглой башне на крыше, что была у него за спиной. Из стены ее вышел оборванный, выпачканный в глине, мрачный человек в хитоне. “Ба! — воскликнул Воланд, с насмешкой глядя на вошедшего, — менее всего можно было ожидать тебя здесь! Ты с чем пожаловал?..” — “Он прислал меня... Он прочитал сочинение мастера и просит тебя, чтобы ты взял с собою мастера и наградил его покоем”. — “А что же вы не берете его к себе, в свет?” — “Он не заслужил света, он заслужил покой, — печально проговорил Левий Матвей. — Он просит, чтобы ту, которая любила и страдала из-за него, вы взяли бы тоже”, — в первый раз моляще обратился Левий к Воланду. “Без тебя бы мы никак не догадались об этом. Уходи”. Левий Матвей исчезает, а Воланд посылает Азазелло устроить все, что необходимо. Одиночество Воланда не было продолжительным. Явились Коровьев и Бегемот, от которых несло гарью. “...Мы явились, мессир, и ждем ваших распоряжений”, — доложил Коровьев. “Распоряжений никаких не будет — вы исполнили все, что могли, и более в ваших услугах я пока не нуждаюсь. Можете отдыхать. Сейчас придет гроза, она довершит все, что нужно довершить, и мы тронемся в путь”.
Гроза уже скоплялась на горизонте. Черная туча поднялась на западе и до половины отрезала солнце. Потом она накрыла его целиком. Эта тьма, пришедшая с запада, накрыла громадный город. Исчезли мосты, дворцы. Все пропало, как будто этого никогда не было на свете. Глава XXX. ПОРА! ПОРА!
Маргарита и мастер беседуют в своем подвале. На Маргарите прямо на голое тело накинут черный плащ, а мастер в своем больничном белье. Все вещи Маргариты остались в особняке, а туда пойти она просто не могла. Что же до мастера, то все его костюмы нашлись в шкафу, но он никак не желал переодеваться, развивая перед Маргаритой ту мысль, что вот-вот начнется какая-то совершеннейшая чепуха. Правда, он впервые был выбрит. Мастер никак не мог поверить, что Маргарита была в гостях у сатаны. “Теперь, стало быть, налицо вместо одного сумасшедшего двое! И муж и жена. — Он воздел руки к небу и закричал: "Нет, это черт знает что такое!"” Мастера беспокоит, на что они будут жить. В этот момент в оконце показались тупоносые ботинки и нижняя часть брюк в жилочку. “Алоизий, ты дома?” — спросил голос где-то сверху, над брюками. “Алоизий? — спросила Маргарита, подходя ближе к окну, — его арестовали вчера. А кто его спрашивает? Как ваша фамилия?” В то же мгновение колени и зад пропали, и слышно было, как стукнула калитка.
Маргарита уверяет своего возлюбленного, что теперь все будет хорошо, она будет думать и за него. А мастеру жалко Маргариту. Зачем ей ломать жизнь с больным и нищим? Пусть она вернется домой. Кончилось тем, что мастер заплакал, уткнувшись в волосы Маргариты, а она, плача, шептала ему, и пальцы ее прыгали на висках мастера. “Да, нити, нити, на моих глазах покрывается снегом твоя голова, ах, моя, моя много страдавшая голова. Смотри, какие у тебя глаза! В них пустыня... Искалечили, искалечили”, — Маргарита содрогалась от плача. Тут мастер вытер глаза, поднял с колен Маргариту, встал и сам и твердо сказал: “Довольно! Ты меня пристыдила. Я никогда больше не допущу малодушия... будь покойна”. Мастер согласен, как и Маргарита, искать спасения у потусторонней силы, как он ее называет. Они садятся завтракать, и в этот момент появляется Азазелло. Маргарита налила ему коньяку, и он охотно выпил его. Мастер, не спуская с него глаз, изредка под столом тихонько щипал себе руку, но щипки не помогали. Азазелло не растворялся в воздухе. Да и вообще ничего страшного в этом человеке не было, разве что глаз с бельмом, но ведь это бывает и без всякого колдовства. Да и не он ли сам доказывал позавчера Ивану, что тот встретил на Патриарших именно сатану. А теперь сам почему-то испугался этой мысли! После третьей стопки коньяка, который не производил на Азазелло никакого действия, он проговорил, что подвальчик уютный, да только что в нем делать? Кстати, мессир передает им привет и приглашает сделать с ним небольшую прогулку, если они не против. Оба были согласны. “И опять-таки забыл, — прокричал Азазелло, хлопнув себя по лбу, — совсем замотался. Ведь мессир прислал вам подарок, — тут он отнесся именно к мастеру, — бутылку вина. Прошу заметить, это то самое вино, которое пил прокуратор Иудеи. Фалернское вино”. Все трое приложились к стаканам и сделали по большому глотку. И мастер почувствовал, что настает конец. Он еще успел увидеть, как Маргарита роняет голову на стол и сползает на пол. “Отравитель”, — успел еще крикнуть мастер, упал навзничь и рассек себе кожу на виске об угол доски бюро.
Когда отравленные затихли, Азазелло начал действовать. Первым делом он бросился в окно и через несколько мгновений был в особняке, где жила Маргарита. Ему надо было проверить, все ли исполнено, как нужно. И все оказалось в полном порядке. Азазелло видел, как мрачная женщина, выйдя из спальни, внезапно побледнела, схватилась за сердце и упала.
Через мгновение Азазелло был снова возле поверженных любовников. Он повернул Маргариту лицом к себе и вгляделся в нее. Лицо отравленной менялось на его глазах. Оно посветлело и, наконец, смягчилось, и оскал ее стал не хищным, как был у ведьмы, а просто женственным страдальческим оскалом. Тогда Азазелло разжал ее белые зубы и влил в рот несколько капель того же самого вина. Маргарита вздохнула, стала подниматься без помощи Азазелло, села. Она увидела лежащего мастера, содрогнулась и прошептала: “Этого я не ожидала... убийца!” Азазелло уверил ее, что он сейчас встанет, что и случилось. Открыв глаза, он глянул мрачно и с ненавистью повторил свое последнее слово: “Отравитель...” Но тут же поднялся, огля-делся взором живым и светлым и спросил, что означает это новое? “Оно означает, — ответил Азазелло, — что вам пора. Кони роют землю. Прощайтесь с подвалом навсегда”. — “А, понимаю, — сказал мастер, озираясь, — вы нас убили, мы мертвы. Ах, как это умно! Как это вовремя! Теперь я понял все”. — “Ах, помилуйте, — ответил Азазелло, — вас ли я слышу? Ведь вы мыслите, как же вы можете быть мертвы? Разве для того, чтобы считать себя живым, нужно непременно сидеть в подвале? Это смешно!” — “Я понял все, что вы говорили, — вскричал мастер. — Вы тысячу раз правы”. — “Великий Воланд! Он выдумал гораздо лучше, чем я, — сказала Маргарита. — Но только роман возьми с собою, куда бы ты ни летел” — крикнула она мастеру. Тот ответил, что помнит его наизусть. “Тогда огонь! — вскричал Азазелло, — огонь, с которого все началось и которым мы все заканчиваем”. Он вынул головню из печи и поджег скатерть на столе, потом пачку старых газет на диване, рукопись и занавеску на окне. “Гори, страдание!” — кричала Маргарита. Они выбежали через двери. Трое черных коней храпели у сарая, взрывая фонтанами землю. Маргарита вскочила первая, за нею Азазелло, последним мастер. Наблюдавшая за всем кухарка хотела поднять руку для крестного знамения, но Азазелло грозно закричал с седла: “Отрежу руку!” И кони понеслись над крышами Москвы. Потом крыши сменились зеленью. Мастер узнал в пелене дождя здание клиники Стравинского. Они снизились в роще на поляне, недалеко от клиники. Азазелло сказал, что будет ждать их здесь. Мастер и Маргарита соскочили с седел и побежали через сад. Еще через мгновение мастер привычной рукой отодвигал балконную решетку в комнате № 117, Маргарита следовала за ним. Они вошли к Иванушке, невидимые и неслышимые, во время грохота и воя грозы. Мастер остановился у кровати. Иванушка лежал неподвижно. Всмотревшись в темный силуэт, ворвавшийся к нему с балкона, он приподнялся, протянул руки и сказал радостно: “А, это вы! А я все жду, жду вас. Вот и вы, мой сосед”. На что мастер ответил, что соседом он больше не будет — он улетает навсегда и пришел попрощаться, потому что Иванушка был единственным человеком, с которым он говорил последнее время. “Меня зовут”, — сказал мастер. “Постойте, еще одно слово, — попросил Иван, — а вы ее нашли? Она вам осталась верна?” К постели подошла Маргарита. Она смотрела на лежащего юношу, и в глазах ее читалась скорбь. Юноша обхватил ее за шею, и она поцеловала его.
“Прощай, ученик”, — чуть слышно сказал мастер и стал таять в воздухе. Он исчез, с ним вместе исчезла и Маргарита. Балконная решетка закрылась. Иванушка впал в беспокойство. В комнату вошла Прасковья Федоровна, тревожно глядя на него. Иван вынудил ее признаться, что сосед его скончался. Но с Иванушкой ничего не произошло страшного. Он только сказал: “Я так и знал! Я уверяю вас, Прасковья Федоровна, что сейчас в городе еще скончался один человек. Я даже знаю кто, — тут Иванушка таинственно улыбнулся, — это женщина”.

Глава XXXI. НА ВОРОБЬЕВЫХ ГОРАХ
Грозу унесло без следа, и над Москвой сияла радуга. На холме между двумя рощами виднелись три фигуры. Это были Воланд, Коровьев и Бегемот в седлах на черных конях. В воздухе зашумело, и рядом опустились Азазелло и позади него мастер и Маргарита. “Ну, что же, — обратился Воланд к мастеру, — попрощайтесь с городом. Нам пора”. Мастер спрыгнул с седла и побежал к обрыву холма. Черный плащ тащился за ним по земле. Он смотрел на город и чувствовал в сердце щемящую грусть, которая быстро сменилась, впрочем, предвкушением будущего. “Навсегда. Это надо осмыслить”, — прошептал мастер.
Фагот пронзительно свистнул, и мастер побежал обратно к группе дожидавшихся его спутников. “Ну что же, — обратился к нему Воланд с высоты своего коня, — все счета оплачены? Прощание совершилось?” — “Да, совершилось”, — ответил мастер и, успокоившись, поглядел в лицо Воланду прямо и смело. “Пора!!” — и резкий свист и хохот Бегемота.
Кони рванулись, и всадники поскакали вверх. Город исчез в тумане. 


Глава XXXII. ПРОЩЕНИЕ И ВЕЧНЫЙ ПРИЮТ
“Боги, боги мои! Как грустна вечерняя земля! Как таинственны туманы над болотами. Кто блуждал в этих туманах, кто много страдал перед.смертью, кто летел над этой землей, неся на себе непосильный груз, тот это знает. Это знает уставший. И он без сожаления покидает туманы земли, ее болотца и реки, он отдается с легким сердцем в руки смерти, зная, что только она одна успокоит его.
Ночь густела, летела рядом, хватала скачущих за плащи и, сорвав их с плеч, разоблачала обманы. И когда Маргарита, обдуваемая ветром, открывала глаза, она видела, как меняется облик всех летящих к своей цели. Вряд ли она узнала теперь Коровьева-Фагота, самозваного переводчика при таинственном консультанте, в том, кто теперь летел непосредственно рядом с Воландом по правую руку подруги мастера. На месте того, кто в драной цирковой одежде покинул Воробьевы горы под именем Коровьева-Фагота, теперь скакал, тихо звеня золотою цепью повода, темно-фиолетовый рыцарь с мрачнейшим и никогда не улыбающимся лицом. Он уперся подбородком в грудь, думал о чем-то своем. “Почему он так изменился?” — спросила тихо Марго под свист ветра у Воланда. Тот рассказал, что этот рыцарь когда-то неудачно пошутил о свете и тьме, и после этого ему пришлось прошутить немного больше и дольше, нежели он предполагал. Но сегодня такая ночь, когда сводятся счеты. Рыцарь свой счет оплатил и закрыл!
Ночь оторвала и пушистый хвост у Бегемота, содрала с него шерсть и расшвыряла ее клочья по болотам. Тот, кто был котом, потешавшим князя тьмы, теперь оказался худеньким юношей, демоном-пажом, лучшим шутом, какой существовал когда-либо в мире. Теперь он притих и летел беззвучно.
Воланд летел в своем настоящем обличье. “Так летели они долго, пока и сама местность внизу не стала меняться. Воланд осадил коня на каменистой безрадостной плоской вершине, и дальше всадники двинулись шагом. Луна заливала площадку зелено и ярко, и Маргарита скоро разглядела в пустынной местности кресло и в нем белую фигуру сидящего человека. Возможно, что этот сидящий был глух или слишком погружен в размышление”, так что всадники, не тревожа его, приблизились к нему. Маргарита увидела при свете луны, что сидящий потирает свои руки и вперяет свои словно незрячие глаза в диск луны. Рядом с тяжелым каменным креслом лежала темная, громадная остроухая собака и так же, как и хозяин, беспокойно глядела на луну. Всадники остановили своих коней. “Ваш роман прочитали, — заговорил Воланд, поворачиваясь к мастеру, — и сказали только одно, что он, к сожалению, не окончен. Так вот, мне хотелось показать вам вашего героя. Около двух тысяч лет сидит он на этой площадке и спит, но когда приходит полная луна, его терзает бессонница. Она мучает не только его, но и его верного сторожа, собаку. Если верно, что трусость — самый тяжкий порок, то, пожалуй, собака в нем не виновата. Ну что ж, тот, кто любит, должен разделить участь того, кого он любит”. — “Что он говорит?” — спросила Маргарита с состраданием. “Он говорит одно и то же — что у него плохая должность. А когда спит, то видит одно и то же — лунную дорожку, и хочет пойти по ней и разговаривать с арестантом Га-Ноцри, потому что, как он утверждает, он чего-то не договорил тогда, давно, четырнадцатого числа весеннего месяца нисана. Но, увы, на эту дорогу ему выйти почему-то не удается, и к нему никто не приходит. Тогда ему приходится разговаривать самому с собой. Он нередко прибавляет, что более всего в мире ненавидит свое бессмертие и неслыханную славу. Он охотно поменялся бы с бродягой Левием Матвеем”. — “Двенадцать тысяч лун за одну луну когда-то, не слишком ли это много?” — “Повторяется история с Фридой?” — спросил Воланд. “Отпустите его!” — вдруг пронзительно крикнула Маргарита так, как когда-то кричала, когда была ведьмой. Воланд засмеялся. Тут он опять повернулся к мастеру и сказал: “Ну что же, теперь ваш роман вы можете кончить одною фразой!” Мастер как будто бы этого ждал, пока стоял неподвижно, глядя на сидящего прокуратора. Он сложил руки рупором и крикнул так, что эхо запрыгало по безлюдным и безлесым горам: “Свободен! Свободен! Он ждет тебя!” Горы рухнули от этого крика, осталась только площадка с каменным креслом. Над черной бездной, в которую ушли стены, загорелся необъятный город с пышно разросшимся за много тысяч лун садом. Прямо к этому саду протянулась долгожданная прокуратором лунная дорожка, и первым по ней кинулся бежать остроухий пес. Человек в белом плаще с кровавым подбоем поднялся с кресла и что-то прокричал хриплым голосом. Нельзя было разобрать, плачет ли он или смеется и что он кричит. Видно было только, что вслед за псом по лунной дороге стремительно побежал и он.
“Мне туда, за ним?” — спросил беспокойно мастер. На что Воланд ответил, что не стоит гнаться по следам того, что уже окончено. Тут он повернулся к Маргарите: “Маргарита Николаевна! Нельзя не поверить в то, что вы старались выдумать для мастера наилучшее будущее, но, право, то, что я предлагаю вам, и то, о чем просил Иешуа за вас же, — еще лучше”. Воланд махнул рукой в сторону Ершалаима, и он погас. “И там тоже, — Воланд указал мастеру назад, — что делать вам в подвальчике? Зачем? Неужто вы не хотите гулять со своею подругой под вишнями, а вечером слушать музыку Шуберта? Неужели ж вам не будет приятно писать при свечах гусиным пером? Неужели вы не хотите, подобно Фаусту, сидеть над ретортой в надежде, что вам удастся вылепить нового гомункула? Туда, туда. Там ждет уже вас дом и старый слуга, свечи уже горят, а скоро они потухнут, потому что вы немедленно встретите рассвет. По этой дороге, мастер, по этой. Прощайте! Мне пора”. — “Прощайте!” —одним криком ответили Воланду Маргарита и мастер. Тогда черный Воланд, не разбирая никакой дороги, кинулся в провал, и вслед за ним, шумя, обрушилась его свита. Вокруг не стало ничего — ни скал, ни площадки, ни Ершалайма, ни черных коней. Мастер и Маргарита увидели обещанный рассвет. Мастер шел со своей подругой в блеске первых утренних лучей через каменистый мшистый мостик. Кто-то отпускал на свободу мастера, как сам он только что отпустил им созданного героя.
Ввиду того что главные герои романа не фигурируют в Эпилоге, мы решили его опустить, оставив удовольствие для тех, кто решит прочесть полный текст этого великолепного произведения.


masterimargo.ru

«Мастер и Маргарита», краткое содержание по главам романа Булгакова

Часть первая

Глава 1. Никогда не разговаривайте с неизвестными

В Москве на Патриарших прудах прогуливаются поэт Иван Бездомный и председатель литературной организации МАССОЛИТ Михаил Берлиоз. Они обсуждают поэму Бездомного об Иисусе Христе. Берлиоз пытается доказать, что Христа не было.

В беседу вмешивается прохожий. Он представляется иностранным профессором черной магии, который приехал в Москву на гастроли. Незнакомец интересуется, если Бога нет, то кто тогда управляет судьбой человека? Литераторы утверждают, что сам человек. Иностранец возражает: человек смертен и даже не знает дату своей кончины. По поводу судьбы Берлиоза профессор сообщает, что тому скоро отрежут голову, ведь Аннушка уже разлила масло.

Незнакомец утверждает, что Иисус существовал. Он начинает рассказ о Понтии Пилате.

Глава 2. Понтий Пилат

Прокуратор Иудеи Понтий Пилат мучается от сильной головной боли, но не все дела на сегодня закончены. Легионеры приводят нового обвиняемого – бедно одетого человека по имени Иешуа Га-Ноцри. Он, по мнению многих горожан, хотел разрушить Ершалаимский храм.

Арестованный свою вину отрицает. Во всем виноват Левий Матвей, который ходит за Иешуа и неверно записывает его слова. Га-Ноцри произносит странные, но удивительно разумные речи, замечает, что прокуратор страдает от головной боли и легко снимает ее.

Понтий Пилат решает отменить смертную казнь бродячему философу, но выясняется, что на Иешуа поступил донос от Иуды из Кириафа. Тот утверждает, что Га-Ноцри выступал против власти кесаря.

Теперь прокуратор не может отменить казнь, но надеется уговорить Синедрион о помиловании. Этот совет иудейских первосвященников имеет право в честь праздника Пасхи отпустить на волю одного из осужденных. Но Синедрион дарует свою милость убийце Варравану.

Глава 3. Седьмое доказательство

Рассказ иностранца прерывает Берлиоз, который замечает, что никто не может подтвердить реальность тех событий. Профессор, в свою очередь, признается, что присутствовал там лично.

Литераторы отходят в сторону, чтобы посоветоваться. Они решают, что незнакомец сошел с ума, следует сообщить об этом в бюро иностранцев. Бездомный остается с приезжим, а Берлиоз направляется к ближайшему телефону. В спешке он перебегает трамвайные пути, поскальзывается на масле, и трамвай отрезает ему голову.

Глава 4. Погоня

Иван Бездомный потрясен увиденным. Вокруг погибшего Берлиоза собираются зеваки, которые обсуждают трагедию. Оказывается, масло разлила Аннушка с Садовой. Иван, который только что слышал предсказание от иностранца, бросается к нему за объяснениями.

Но профессор черной магии делает вид, что не понимает по-русски и уходит в сопровождении странного субъекта в клетчатом пиджаке и огромного черного кота. Бездомный пытается их догнать, но тщетно.

Глава 5. Было дело в Грибоедове

Литераторы МАССОЛИТа облюбовали для своих заседаний «дом Грибоедова». На первом этаже этого особняка располагается лучший в Москве ресторан. Двенадцать тружеников пера ожидают своего председателя Берлиоза, который опаздывает на заседание.

Внезапно появляется Бездомный. Он ведет себя очень странно: заглядывает под столики в поисках огромного черного кота, который ходит на задних лапах. Поэт утверждает, что Берлиоза убил иностранец-профессор вместе с неприятным гражданином в клетчатом пиджаке и разбитом пенсне. Посчитав Ивана сумасшедшим, его отвозят в психлечебницу.

Глава 6. Шизофрения, как и было сказано

Бездомный пытается объяснить медикам, какую опасность представляет профессор и его компания, но никто не хочет воспринимать слова поэта серьезно.

Иван буянит и требует позвонить в милицию. Чтобы его успокоить, врач разрешает сделать звонок. Бездомный требует выделить мотоциклистов с пулеметами для захвата шпиона и преступника – профессора черной магии. В милиции бросают трубку. Тогда Иван пытается сбежать через окно, но после укола затихает. Ему ставят диагноз – шизофрения.

Глава 7. Нехорошая квартирка

Директор театра Варьете Степан Лиходеев занимает одну квартиру с покойным Берлиозом. Утром он обнаруживает в доме незнакомца, который представляется профессором черной магии по имени Воланд. Кроме иностранца в квартире оказывается странный господин в разбитом пенсне и огромный говорящий кот. Из зеркала появляется рыжий и клыкастый Азазелло. Он заявляет, что Степан в квартире лишний, его нужно вышвырнуть из Москвы.

В следующую минуту Лиходеев оказывается на берегу моря в Ялте.

Глава 8. Поединок между профессором и поэтом

Бездомный просыпается в больнице. Он понимает, что буянить и рассказывать о своих подозрениях бесполезно. Поэтому Иван решает молчать, тогда его сочтут нормальным и выпустят. Но врач ловко выспрашивает Бездомного обо всем, начиная с рождения. Профессор-психиатр объясняет: Ивана выпустят, но он опять попадет в «психушку», если начнет искать говорящих котов и черных магов. Доктор предлагает Бездомному успокоиться и описать все, что с ним произошло. А тогда они подумают вместе, что можно сделать.

Глава 9. Коровьевские штуки

Председателя жилищного товарищества Никанора Ивановича Босого, после трагической кончины Берлиоза, замучили претенденты на освободившуюся жилплощадь. Он решает сбежать от просителей и взглянуть на квартиру № 50 лично.

В опечатанной комнате Босой с удивлением обнаруживает гражданина в клетчатом пиджаке. Тот представляется Коровьевым, работает переводчиком при иностранном профессоре. Его патрон приехал на гастроли в театр Варьете и, по приглашению Лиходеева, временно проживает в квартире № 50.

Коровьев предлагает Никанору Ивановичу оформить контракт на съем всей квартиры. Босой соглашается. Кроме суммы по контракту, он получает от переводчика внушительную пачку новых купюр. Как только за Никанором Ивановичем закрывается дверь, Коровьев сообщает по телефону в милицию, что председатель жилищного товарищества спекулирует валютой. Через пять минут Босого арестовывают.

Глава 10. Вести из Ялты

Финансовый директор театра Варьете Римский и администратор Варенуха не могут понять: куда девался Лиходеев. Из Ялты приходят телеграммы с просьбой подтвердить личность Степана. Римский и Варенуха решают, что это розыгрыш пьяного Лиходеева.

Разозленный директор велит Варенухе отнести телеграмму в милицию. По дороге на администратора нападает рыжий клыкастый гражданин и, похожий на кота, толстяк. Они доставляют Варенуху в квартиру Лиходеева.

Глава 11. Раздвоение Ивана

Бездомный пытается описать происшествие на Патриарших прудах, но у него ничего не получается. Иван начинает жалеть, что не дослушал историю о Понтии Пилате. Внезапно на балконе палаты появляется незнакомец, который прикладывает палец к губам, призывая Ивана молчать.

Глава 12. Черная магия и ее разоблачение

В театре Варьете начинается представление «Сеанс магии с последующим разоблачением». Воланд усаживается в кресло на сцене и с любопытством разглядывает московскую публику. Он приходит к выводу, что люди остались прежними, но их испортил квартирный вопрос.

Коровьев стреляет из пистолета вверх, и с потолка в зрительный зал сыплются деньги. Публика бросается за купюрами, в зале начинается суматоха. Конферансье Бенгальский пытается разрядить обстановку, заверяя, что это массовый гипноз. Но переводчик заявляет, что деньги настоящие. Кто-то из публики советует оторвать Бенгальскому голову, что тотчас исполняет огромный черный кот. Од

goldlit.ru

Мастер и Маргарита, в сокращении |

После того, как толпа зевак, сопровождавшая процессию к месту казни, вернулась в город, на Лысой горе остается только ученик Иешуа Левий Матвей, бывший сборщик податей. Палач закалывает измученных осужденных, и на гору обрушивается внезапный ливень.

Прокуратор вызывает Афрания, начальника своей тайной службы, и поручает ему убить Иуду из Кириафа, получившего деньги от Синедриона за то, что позволил в своем доме арестовать Иешуа Га-Ноцри. Вскоре молодая женщина по имени Низа якобы случайно встречает в городе Иуду и назначает ему свидание за городом в Гефсиманском саду, где на него нападают неизвестные, закалывают его ножом и отбирают кошель с деньгами. Через некоторое время Афраний докладывает Пилату о том, что Иуда зарезан, а мешок с деньгами — тридцать тетрадрахм — подброшен в дом первосвященника. К Пилату приводят Левия Матвея, который показывает прокуратору пергамент с записанными им проповедями Га-Ноцри. «Самый тяжкий порок — трусость», — читает прокуратор. Но вернемся в Москву. На закате солнца на террасе одного из московских зданий прощаются с городом Воланд и его свита.

Внезапно появляется Левий Матвей, который предлагает Воланду взять мастера к себе и наградить его покоем. «А что же вы не берете его к себе, в свет? » — спрашивает Воланд. «Он не заслужил света, он заслужил покой», — отвечает Левий Матвей.

Через некоторое время, в домик к Маргарите и мастеру является Азазелло и приносит бутылку вина — подарок Воланда. Выпив вина, мастер и Маргарита падают без чувств; в то же мгновение начинается суматоха а доме скорби: скончался пациент из комнаты № 118; и в ту же минуту в особняке на Арбате молодая женщина внезапно бледнеет, схватившись за сердце, и падает на пол.

Волшебные черные кони уносят Воланда, его свиту, Маргариту и мастера. «Ваш роман прочитали, — говорит Воланд мастеру, — и я хотел бы показать вам вашего героя.

Около двух тысяч лет сидит он на этой площадке и видит во сне лунную дорогу и хочет идти по ней и разговаривать с бродячим философом. Вы можете теперь кончить роман одной фразой». «Свободен! Он ждет тебя!» — кричит мастер, и над черной бездной загорается необъятный город с садом, к которому протянулась лунная дорога, и по дороге этой стремительно бежит прокуратор. «Прощайте!

» — кричит Воланд; Маргарита и мастер идут по мосту через ручей, и Маргарита говорит: «Вот твой вечный дом, вечером к тебе придут те, кого ты любишь, а ночью я буду беречь твой сон». А в Москве, после того как Воланд покинул ее, еще долго продолжается следствие по делу о преступной шайке, однако меры, принятые к ее поимке, результатов не дают. Опытные психиатры приходят к выводу, что члены шайки являлись невиданной силы гипнотизерами. Проходит несколько лет, события тех майских дней начинают забываться, и только профессор Иван Николаевич Понырев, бывший поэт Бездомный, каждый год, лишь только наступает весеннее праздничное полнолуние, появляется на Патриарших прудах и садится на ту же скамейку, где впервые встретился с Воландом, а затем, пройдя по Арбату, возвращается домой и видит один и тот же сон, в котором к нему приходят и Маргарита, и мастер, и Иешуа Га-Ноцри, и жестокий пятый прокуратор Иудеи всадник Понтий Пилат.

historylib.net

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о