Сибирское государство – Сибирская республика — Википедия

Отделение Сибири от России переходит в практическую плоскость: cardinalpavel

Студентов Иркутска учат, как отделить Сибирь от России

В рамках учебного курса в Иркутском госуниверситете «моделируют экономику Государства Сибирь»

«Государство Сибирь на первом этапе своего развития вынуждено будет продавать ресурсы, вкладывать доходы в развитие перерабатывающей промышленности, науки, высоких технологий, аграрного сектора, в развитие внутреннего рынка. Таким образом, сибирское государство станет экономически самодостаточным. А беспошлинный ввоз товаров, которые не производятся в Сибири, также упрочит экономическую самодостаточность сибирского государства. Главный потенциал Сибири – не ресурсы, а люди, поэтому у сибиряков должна сформироваться ясность, что государство Сибирь нужно…»

Недоумеваете, что это такое? Думаете, что всего лишь фрагмент какого-то малотиражного самиздата, подпольно распространяемого некими политическими маргиналами, по которым тюрьма плачет?

К сожалению, нет. Это – отчет о семинаре студентов пятого курса Сибирско-Американского факультета Иркутского госуниверситета на тему «Моделирование экономики государства Сибирь» в рамках учебного курса «Региональная экономика», опубликованный сайтом amic.ru. Иными словами, ЭТОМУ уже вполне легально учат выпускников одного из крупнейших и авторитетных университетов Сибири. И тиражируют, между прочим, эту «учебную программу» региональными средствами массовой информации. И при этом организаторов семинара – деятелей «Общественного движения «Областническая альтернатива Сибири» (ОАС) – никто не преследует. Абсолютно легальный сепаратизм, никем не преследуемый развал России.

«Будущие выпускники САФ оценивали плюсы и минусы будущего сибирского государства, риски его создания и существования, – рассказывает amic.ru, – и прежде всего – экономическое обоснование сибирской государственности. Группы по три-четыре человека представляли свои мини-исследования, а некие общие исходные параметры экономики сибирского государства задало общественное движение ОАС. Экспертами выступили координатор ОАС Михаил Кулехов и участник движения Андрей Савченко».

«Государственные границы будущего государства Сибирь, – продолжает издание, – у разных групп сильно отличались. Так, самый радикальный вариант, скажем, Сибирской Республики (или, точнее, Конфедерации: именно в таком формате, по мнению ОАС, и возможна сибирская государственность) помимо географической страны Сибирь включал в себя весь Северный Казахстан с Нижним Поволжьем. Само собой, в Сибирскую Конфедерацию были включены весь азиатский Север, Камчатка, Сахалин с Курильскими островами, весь Дальний Восток. Студенты справедливо обосновали это тем, что сибирское государство получается сугубо континентальной державой, поэтому ему жизненно необходимы выходы к «большой воде» – морю. Так, несмотря на то, что Каспийское море – внутреннее, но оно обеспечит связь со странами Ближнего Востока. А плодородные земли Северного Казахстана нужны для сельхозпроизводства.

Самый умеренный вариант Сибирской Конфедерации, предложенный студентами САФ, включал в себя территорию современного Сибирского федерального округа, в который входят сегодня 12 субъектов нынешней Российской Федерации. Студенты вполне логично обосновали, что в этом довольно искусственном образовании все-таки существуют государственные структуры, которые могут послужить прототипом для построения государственных структур Сибири (например, ГУВД СФО). Но даже увидев в таких общесибирских структурах зачатки будущих государственных органов власти Сибирской Конфедерации, студенты совершенно точно отметили их полную нынешнюю недееспособность. Выступающие были уверены, что в сибирском государстве придется заново создавать все органы госвласти, в т. ч. и правоохранительные, и судебные. Был, конечно же, представлен и классический вариант границ сибирского государства – от Урала до Тихого океана».

«Справедливости ради» организаторы семинара выявили среди студентов и «скептиков», которые «видят больше минусов, чем плюсов в построении сибирского государства». «Скептики», видите ли, боятся, что построение сибирского государства будет сопровождаться отделением от Москвы («Что не обязательно, – тут же прокомментировали организаторы мероприятия, – РФ может распасться и вполне естественным образом как нежизнеспособное образование»), что приведет к разрушению и без того слабой сибирской инфраструктуры и «отрежет» Сибирь от России. Кроме того, по мнению сомневающихся студентов, «Россия добровольно не даст отделиться Сибири», т. е. возможна российская интервенция. Более того, говоря о возможной интервенции в Сибирь сопредельных стран, двое студентов выразили уверенность, что молодое сибирское государство однозначно будет захвачено Китаем.

Тут координатор ОАС Михаил Кулехов не выдержал и попытался развеять сомнения этих «скептиков». «Почему же до сих пор Китай не завоевал Монголию, которая гораздо меньше Сибири, и в которой население всего 2,4 млн человек, а природных богатств не меньше, чем в Сибири?» – задал он вопрос сторонникам Российской Федерации. Студенты ответили, что Монголию Китай не завоевал только потому, что ее защищает ООН, на что участник движения ОАС Андрей Савченко сообщил студентам исторический факт: за всю историю существования Китая китайцы ни разу не завоевывали Сибирь, а вот монголы под предводительством Чингисхана завоевали-таки Китай в XIII веке, за что и поплатились, превратившись уже во втором поколении в китайцев…

Словом, Китая сибирякам бояться не надо: он Сибирь никогда ранее не завоевывал. А бояться надо Москвы – вернее, от нее отделяться («…у сибиряков должна сформироваться ясность, что государство Сибирь нужно…»).

Известный политолог и публицист Николай Стариков, прочитав все ЭТО, справедливо пишет в своем блоге: «А я вам скажу, что действительно нужно. Нужно сажать. За попытку нарушения территориальной целостности России».

По его словам, наши геополитические противники умны и хитры. И одновременно с лозунгом «Хватит кормить Кавказ!» они подталкивают к отделению и сепаратизму и Сибирь. «Цель одна – разорвать нашу Родину на части. Цель не нова. Ей уже три столетия», – пишет Стариков.

«Спросите мое мнение? – продолжает публицист. – Вот оно: немедленное появление в УК Российской Федерации статьи, смысл которой аналогичен статьям про отрицание Холокоста и геноцида армян.

«Любое действие и обсуждение, ставящие под сомнение территориальную целостность России», и далее – СРОКИ ТЮРЕМНОГО ЗАКЛЮЧЕНИЯ.

Юристы пусть подшлифуют формулировки, но в одном я убежден: координатор ОАС Михаил Кулехов и участник движения Андрей Савченко должны срочно отправиться на стройки народного хозяйства. В родной Сибири. Но уже под конвоем. Ведь эти упыри не просто тихой сапой вносят в умы студентов Сибири мысли об отделении от России. Они ведь еще и гражданскую войну по-любому организовать планируют».

А два вопроса, которые задает напоследок политолог, действительно требуют ответа: кто разрешил проведение таких семинаров в Иркутском университете и почему ФСБ до сих пор не пришла в гости к Общественному движению «Областническая альтернатива Сибири»?

http://www.km.ru/v-rossii/2012/01/13/razvitie-regionov-v-rossii/studentov-irkutska-uchat-kak-otdelit-sibir-ot-rossii

W* Вы думаете, это отвлечение внимания от  праведной борьбы за честные выборы?  Если бы так….  Полтора месяца назад  мой бывший френд заявил буквально следующее:

<<Россия как страна — ко мне отношения не имеет. Восточная граница России лежит где-то в районе Волги — за 3-4 тыс. км к западу от меня. Я хорошо отношусь к этой стране, когда-то (400 лет назад) некоторые мои предки были оттуда родом (были изгнаны властями Московии), но это — не моя страна. Слишком давно это было, слишком далеко она находится. Дальше, чем Китай или Япония.

Моя страна называется Сибирь. Можно уточнить — Байкальская Сибирь. Она сегодня оккупирована Российским государством (вашу поправку насчет государственности вполне принимаю). Про Российское государство уже сказано, повторяться не стану.

Моя задача — освободить свою страну от иноземной оккупации. По большому счету, задача граждан, патриотов России — той страны, которая вправе так называться — та же самая: освободить свою Родину от колониальной оккупации, от того же самого Российского государства. К сожалению, мало кто из жителей России (той, исторической) это понимает. И их легко разводят оккупанты на вредоносной идее «целостности России» — поистине геббельсовской по своему коварству придумке.

Моя Родина захвачена врагом — государством Российским. Кто там стоит у руля — царь Николай, Брежнев или Путин — не имеет значения. Оккупантов надо выгнать. Россия тоже захвачена врагом, и россиян используют как колониальных наемников-сенегальцев. Для порабощения других стран и народов. Пора бы россиянам понять, в каком нечистом деле они участвуют, и побороться за свое достоинство — а также за освобождение СВОЕЙ Родины.>>

Продолжение разговора   ЗДЕСЬ

Ныне, перечитывая тот диалог у меня создается четкое ощущение, что мой, ранее вполне вменяемый френд, находится под гипнозом. Слова заучены, фразы гладко сформулированы — так готовят сценарии переговоров только американцы, заставляя их заучивать наизусть.
.

cardinalpavel.livejournal.com

ГОСУДАРСТВО СИБИРЬ | Эхо России

«Москва толкает нас к сепаратизму», — подобную точку зрения можно слышать все чаще, Что служит основой для таких настроений? Прежде всего, экономический фактор. Сибирь была и остается внутренней колонией страны под названием Россия. Кстати, самой крупной из внутренних колоний в мире. Внутренней — потому, что формально (по Конституции и законодательству) сибирские регионы являются составной и полноправной частью Российской Федерации. Здесь такие же органы государственной власти и местного самоуправления, как в Европейской России, такое же национально-территориальное устройство, общая для всей РФ избирательная система. Колонией — так как соотношение экономического потенциала (природных ресурсов, производимой продукции) Сибири и уровня жизни сибиряков говорит само за себя. Восточные территории России давно стали объектом нещадной эксплуатации и получения прибыли в интересах других территорий и групп населения. Более того, за последние десять — пятнадцать лет контраст стал еще резче. Можно ли изменить статус Сибири как жертвы неоколониализма и как это сделать?

Мы должны жить лучше 

Старинное правило гласит: проси как можно больше — что-нибудь да получишь. Правда, время просьб в отношении Сибири давно прошло. Предложений, пожалуй, тоже. А вот требования — это в самый раз. Иначе не получим ничего. Если же уступок не будет, то придется забирать по максимуму. Такой поворот чреват дополнительными издержками, но, и это важное пояснение, даже он лучше, чем сохранение статус-кво. 

Другими словами, пора предметно, без лишних эмоций, обсудить перспективу создания Государства Сибирь. Название, конечно, условное, для удобства использования. На самом же деле могут быть и Сибирская Республика, и Федерация Сибири и Дальнего Востока, и Сибирский Союз, и другие варианты. Главное, что речь идет о государственном самоопределении восточных районов Российской Федерации. 

Кому-то подобная перспектива покажется недопустимой или излишне радикальной. Что ж, давайте обсудим. Если колониальный характер эксплуатации восточных территорий коренным образом изменится, то Сибирь наверняка сохранится как географическая совокупность республик, краев и областей в составе РФ. Возможен и промежуточный вариант — сибирская автономия. Призыв к ее созданию не нов и содержался еще в идеологии сибирского областничества девятнадцатого века. Если же подвижек не будет, могущество России будет прирастать Сибирью, а Сибири по-прежнему будут кидать кости с барского стола, то зачем и кому нужна «территориальная целостность» Российской Федерации? Во всяком случае, не нам, сибирякам. 

Мы должны жить лучше — этот тезис относится к сибирским территориям больше, чем к Европейской России. Речь не о том, чтобы сидеть не печи, ожидая манны небесной. Нет, надо больше и лучше работать. Но давайте задумаемся — почему уровень доходов москвичей намного выше, чем сибиряков? Неужели у нас больше бездельников? Неужели нефтяные поля расположены под Красной площадью, а золотые прииски — в Лужниках? Почему Саудовская Аравия, Кувейт или Объединенные Арабские Эмираты живут в десятки раз богаче внутренней колонии Сибирь? Согласен, у них теплый климат, но суть проблемы, разумеется, не в этом. 

Главное в том, чтобы территория, где эксплуатируются природные ресурсы, самостоятельно и в интересах проживающего здесь населения устанавливала правила игры. Сибирь, а не Москва, должна решать, сколько прибыли должны оставлять ей работающие здесь промышленные корпорации. Сибирь будет определять и уровень природной ренты, взимаемой с недропользователей. И, безусловно, уровень жизни в Сибири должен быть выше, чем в Европейской России, включая Москву и Петербург. Если этого можно добиться в рамках Российской Федерации — прекрасно. Если придется создавать автономию — что ж, давайте. Ну а на «нет» и суда нет: да здравствует Государство Сибирь! 

Честно сказать, в урегулирование «по-хорошему», в рамках РФ, не верится. Слишком сильна жажда наживы у пришельцев из-за Урала. Лес, дешевая электроэнергия, алюминий, газ, уголь, золото — есть, где разгуляться современным конкистадорам. «Набил карманы — и отвалил», — вот философия пришлого бизнеса для Сибири. А что останется тем, кому здесь жить? Да, по существу, ничего, ведь, в понимании Москвы, туземцам достаточно вставить кольцо в ноздрю и дать пару-тройку ярких побрякушек. Да и как отстоять свои права в Белокаменной? Численность населения Сибири, включая Дальний Восток, составляет пятую часть российского. Соответственно, такое же (а на самом деле еще меньше) степень влияния сибирских регионов в коридорах федеральной власти. Изменить такой порядок вещей может только новый статус Сибири — или автономии, или полноправного государства. Не будет изменений, сохранится неоколониальная действительность — и Россия рано или поздно останется без Сибири. Да и называться такой России лучше Московией, как и было до освоения сибирских территорий. 

Сибирь — сибирякам! 

Известно, что идея сильна, когда овладевает массами. Бесспорно, сама мысль о государственном отделении от России пока что пугает многих сибиряков. Например, патриотизм часто понимают как упомянутое «сохранение территориальной целостности» Российской Федерации. Но, давайте задумаемся, не является ли «целостный» лозунг инструментом сохранения колониального статуса Сибири в составе Московии, способом припугнуть недовольных и оставить все, как есть? В сложившейся ситуации куда справедливее лозунг «Сибирь — сибирякам!», во всяком случае, очевидна взаимосвязь сибирского патриотизма с повышением жизненного уровня населения восточных районов РФ. И, разумеется, в сибирском патриотизме нет национализма. Сибиряки — это русские, украинцы, белорусы, татары, евреи, поляки, буряты, якуты, православные, мусульмане, буддисты — в общем, представители всех народов и религий, живущие в Сибири. 

Существуют и другие стереотипы массового сознания. Так, любой сепаратизм нередко связывают с образом чеченского боевика с автоматом в руках, гибелью людей, войной и разрушениями. Но ведь в мире существует и другая практика. Например, в канадской провинции Квебек давно существует движение за выход из Канады и образование независимого государства. Квебекские сепаратисты отстаивают свои взгляды в цивилизованной конкуренции с другими силами, участвуют в выборах, организуют референдумы. На одном из таких референдумов за независимый Квебек проголосовали аж 49 процентов избирателей провинции. Тем не менее, одного процента не хватило, сепаратисты признали свое поражение и продолжили работу в прежнем русле. 

Такой же вполне может стать и практика сибирского сепаратизма: сначала идея Государства Сибирь становится широким достоянием, затем в сибирских регионах возникают общественные структуры, вступающие в диалог между собой и с органами власти и, наконец, вступает в действие механизм изменения статуса восточных территорий России. Если и существует какая-то вероятность «резких движений» (репрессий, использования военной силы и т.п.), то исходит она не из Сибири (сибиряки, как правило, народ спокойный и терпеливый, даже чересчур), а от иных горячих голов в Московии. Однако силовыми действиями сибирскую проблему можно лишь на некоторое время загнать внутрь, спровоцировав, к тому же, радикализацию движения за независимость, но по существу напряжение можно разрядить только политическими методами — резко, намного изменив уровень жизни в Сибири. Хватит ли дальновидности у Кремля, или возобладает притяжение огромных барышей, извлекаемых из колониальных земель? Во всяком случае, разумными могут быть только два пути: или достижение компромисса в рамках сохранения России в нынешних границах, или мягкий, «бархатный» развод. 

Еще один предрассудок — страх оказаться с Московией в разных государствах. В течение столетий внутри России созданы прочные, пусть и неравноправные связи. У нас общая экономика, во многом общая история, психология, культура. Пожалуй, это возражение звучит убедительнее других. Но экономическая дискриминация Сибири все же сильнее его, и когда будет осознана широкой общественностью, то наверняка перевесит бытовые опасения. К тому же, чуть ли не главное неудобство, которого опасаются сегодня многие — сложности перемещений между двумя государствами — Сибирью и Московией, где проживают миллионы родственников и друзей. Однако этот вопрос вполне может быть урегулирован на безвизовой основе, так же, как сегодня между Россией и некоторыми странами СНГ. И какая вам разница, куда вы приехали — в другой регион вашей страны или в другое государство, если юридических проблем с перемещением нет в обоих случаях? Новое государство наверняка будет открыто для соседей, ведь смысл сибирского сепаратизма и патриотизма не в отгораживании от бывшей метрополии и других стран, а в обеспечении более справедливого для Сибири международного разделения труда. 

Кто составит «критическую массу» сибирского движения за государственную независимость? Те, кто проигрывают сейчас больше всех, — беднота и, условно говоря, средний класс. Осознание возможности столь радикального пути к большинству населения еще не пришло, но уже присутствует на уровне подсознания, неотчетливых ассоциаций в рамках социального реванша. Сибирский реванш — это нетривиальный и незаезженный ответ на существующее предложение. Именно поэтому Государство Сибирь может стать объединяющей идеей для широкого спектра политических партий и движений, вне зависимости от их идеологической ориентации. Эта идея куда актуальнее, проще, эффективнее, чем бесконечные разбирательства, кто кого либеральнее — СПС или «Яблоко», или кто больше привержен державности и социальной поддержке населения — «Единая Россия», КПРФ или «Родина». 

Особый разговор о временных попутчиках. В такой роли может выступить местная (региональная) элита. Провинциальные бизнесмены не прочь расширить свое участие в сырьевых отраслях и управлении крупнейшими предприятиями. А такой шанс в Государстве Сибирь им представится. Если это произойдет, то региональный бизнес превратится из попутчика в ударную силу сибирского патриотизма. Сложнее с местной властью. С одной стороны сибирских губернаторов, несомненно, греет сама мысль об отделении восточных регионов России. Еще бы, ведь возможности местных князьков возрастут многократно. Шутка ли — целое государство, да еще с такими богатствами, членство в ООН, посольства, министры, государственные резиденции где-нибудь на Байкале и в алтайской Белокурихе и прочие радости для захолустных чиновников! С другой стороны, тайные мысли надо до поры до времени держать при себе, да и самим оставаться в стороне — мало ли куда вывернет, а мы ведь не хухры-мухры — винтики властной вертикали! Но если процесс двинется с мертвой точки, будет набирать обороты и на горизонте замаячит успех, то мешкать нельзя — чтобы приспособить движение к своим интересам, надо его возглавить. И вот тут таится главная опасность для судеб Государства Сибирь. Где гарантии, что оно будет демократичнее, свободнее, цивилизованнее, чем Московия? Они в том, что движение за независимость должно быть действительно общественным, народным, гражданским, а не чиновничьим, номенклатурным. Региональная власть в этом деле — необходимый, но временный попутчик. Не менее, но и не более того. Иначе жди беды. 

Задание на завтра 

А что же крупный капитал, московские и западные ФПГ, работающие в сибирских регионах? Национализации или административного передела собственности в Государстве Сибирь допускать нельзя. Те, кто владеет фабриками, заводами, рудниками, лесосеками сейчас, вправе оставаться хозяевами и дальше. При условии, разумеется, соблюдения сибирских законов. Речь, повторюсь, об обязанности отчислять львиную долю налогов на прибыль и за пользование природными ресурсами в бюджет Сибири и ее территорий. О сибирских территориях упомянуто не случайно. Площадь восточных районов РФ огромна, и если столицей Государства Сибирь станет, допустим, Красноярск, Новосибирск, Иркутск или Томск, то какой интерес Благовещенску или Кемерово отчислять местную прибыль в общесибирский бюджет? Поэтому межбюджетные отношения и государственное устройство Государства Сибирь не должны копировать Российскую Федерацию. Как именно они будут построены — предмет дальнейшего обсуждения. 

Важный вопрос — о границах. В царской России под Сибирью понимались все территории восточнее Урала, вплоть до Тихого океана. Такое понимание видится вполне естественным, разве что дальневосточные регионы Государства Сибирь должны иметь известную автономию. Более того, если поступит заявка от Урала, то ее тоже можно рассмотреть. Но как соединить сибирское движение за независимость в единое целое, ведь положение тех или иных регионов восточной России разнится, а, значит, градус недовольства тоже неодинаков? Вероятно, опорой для сибирского патриотизма (и сепаратизма) могут стать наиболее богатые и, одновременно, ущемленные территории — Красноярский край, Иркутская область, Хабаровский и Приморский края. Не случайно явка на президентских выборах 14 марта и уровень поддержки кандидатуры Путина были в этих регионах ниже, чем в среднем по стране. 

А как же с ядерным оружием, которое сейчас размещено в Сибири? Это, видимо, один из множества вопросов, которые будут обсуждаться в ходе бракоразводного процесса. Да, существует жесткий режим нераспространения ядерного оружия, и если Московия будет правопреемницей Российской Федерации (или даже сохранит за собой название РФ), то она вправе претендовать на ядерный арсенал Сибири. Но, с другой стороны, ядерный щит стал бы гарантией безопасности Государства Сибирь, что весьма актуально, если учесть малочисленность сибиряков. Это, кстати, и в интересах соседней Московии, которой все равно будет не под силу содержать все боеголовки нынешней РФ. 

Слышу возражения: «Так Сибирь же сразу захватят китайцы или американцы». Да, влияние Поднебесной и Вашингтона (да и Японии с Кореей) будет ощутимее, чем сейчас. Но, во-первых, о ядерном оружии уже сказано, а, во-вторых, и это важнее, чем ядерный щит (пусть даже, в конце концов, его не будет) — на дворе третье тысячелетие, и военная агрессия давно стала не лучшим способом отстаивания национальных интересов. Что до экономики — пусть проникают, но при условии соблюдения наших, сибирских условий. Сырьевые запасы позволят Государству Сибирь сделать столь мощный рывок в сфере высоких технологий, что через несколько десятилетий Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты останутся позади. Зато Америка и «азиатские драконы» в полном смысле рядом. Кто бы возражал?

http://www.anvictory.org/index.php?name=pages&op=view&id=754

ehorussia.com

Мангытское и Сибирское государства

0

Во второй половине XV-XVI вв.

Мангытский Йурт. После распада государства Абулхаира западные районы Казахстана оказались под властью потомков Едиге из рода мангыт. Поэтому государство, возглавленное едигеидами, называлось Мангытским Йуртом. В исторической литературе оно именуется также Ногайским улусом. Занимало это государство земли между Едилем и Жаиком, однако в периоды наибольшего могущества власть мангытов распространялась от Кубани до Ертиса. Кроме мангытов в состав Йурта входили алшины, тама, табыны, найманы, кереи, кыпчаки, барыны и другие общинные группы.
Высшим органом власти являлся Большой Совет — Маслихат, в который входили высшие чиновники и потомки Едиге. Маслихат решал вопросы войны и мира, избирал верховного бия из числа едигеидов.
Бий обладал всей полнотой исполнительной и судебной власти, из своих ближайших родственников назначал высших чиновников и членов Малого Совета — совещательного органа. Кроме того существовал специальный орган управления — кара-дуан, ведший делопроизводство и регулирующий сборы налогов с подвластного населения.
Кроме бия в государстве существовали также высшие должностные лица — кейкабат, нурадин и тайбуга. Они были верховньми правителями в приграничных районах государства и могли замещать бия в случае необходимости. Занимать эти должности могли только его близкие родственники. Мангытский Йурт делился на улусы, во главе которых стояли мырзы — потомки Едиге, обладавшие в своих владениях судебной, административной и военной властью.
Таким образом, мы видим, что власть в Мангытском Йурте находилась в руках потомков Едиге, устанавливавших внутри своего клана порядок управления и судебного разбирательства, в их взаимоотношениях действовал принцип старшинства.
Старшины общин и объединений были оттеснены в Мангытском Йурте на второй план и составляли служилую аристократию-улан. К этой же категории примыкали караши и имельдеши.
Столица Мангытского Йурта Сарайшык находилась в низовьях Жаика, недалеко от современного Атырау. Особенно сильным Ногайский улус был при Муса мырзе, однако после его смерти большинство кочевых родов переходит под власть казахского хана Мурындыка, который даже обосновался в столице мангытских мурз — Сарайшике. Под властью мангытов остались только районы Приуралья, где правил сын Жамбыршы Агысбек, а после его смерти — сын Мусы — Алшагыр мырза.
Сибирское ханство. Одним из крупнейших этнополитических образований в Северном Казахстане было объединение кыпчакских племен на территории Среднего Ертиса, Тобыла, Есиля и Туры, в котором главенствующую роль играли кереи. Основателем местной династии был потомок кереитского Тогурул хана — Тайбуга.
В XIII в. Тайбуга получил земли Западной Сибири и Северного Казахстана в качестве пожалования от Чингисхана и заложил здесь город Чимги-Тура (совр. Тюмень). Кроме кереев и кыпчаков, в его владения вошли земли, населенные оседлыми тюр-коязычными племенами, составившими позже этнос сибирских татар, а также часть хантов.
Все, что происходило в Улуг Улусе, непосредственно отражалось на положении Западной Сибири. До конца XIV в. она была полуавтономной частью Ак-Орды, а в 1398 г. здесь укрепился Токтамыс, потерпевший поражение от Едиге. После смерти Ток-тамысатайбугинцы вновь признали власть Едиге, хотя и ненадолго. Воспользовавшись начавшимися в начале 20-х годов междоусобицами, тайбугинцы пытались отделиться от Улуг Улуса и создать собственное государство. При их поддержке ханом был провозглашен шейбанид Мухаммед-Кожа, а в 1428 — Абулхаир. В 60-х годах здесь укрепляется Ибак, который после смерти Абулхаира был провозглашен ханом. Так образовалось независимое Сибирское ханство, занимавшее долины Тобыла, Есиля и Ертиса и было населено кереями, найманами, уаками и кыпчаками, а также ханты, манси и сибирскими тюрками (татарами). Господствующее положение в государстве занимал род Тайбуга кереев, из которого происходили сибирские мурзы, осуществлявшие верховную гражданскую, судебную и военную власть.
Периодически на первый план выдвигались чингизиды, оттеснявшие тайбугинцев на второй план. Чтобы сохранить свою власть, Ибак женился на дочери знатного тайбугинского Омар бия. Будучи союзником Муса мырзы, Ибак начал присоединять земли по долине Тобыла. Не имея сил для упрочения своего положения в Центральном Казахстане, он направил острие внешней политики на захват сарайского престола, где в это время правил брат Керей хана — Ахмет.
К концу 70-х годов сложился союз между Сибирью, Ногайским Улусом, Москвой и Крымом. В 1480 г. Ахмет начал поход на Москву, но вынужден был простоять до наступления зимы на реке Угре. В этот момент на Сарай напали отряды Ибака и Мусы. Убив Ахмета, Ибак становится ханом древней столицы Улуг Улуса -Сарая. Чувствуя непрочность положения, хан стал налаживать отношения с Москвой, однако в 1495 г. тайбугинская знать, недовольная его политикой, подняла мятеж. Ибак был убит, в Чимги-Туре закрепился его сын Мамук. Новый правитель Сибири — тайбугинец Муххамед — перенес столицу в г.Искер. В первое десятилетие XVI в. Сибирское ханство вновь было объединено под властью тайбугинцев.

Похожие материалы:

www.elimai.kz

газета Завтра: Блог: Государство Сибирь

«Государство Сибирь на первом этапе своего развития вынуждено будет продавать ресурсы, вкладывать доходы в развитие перерабатывающей промышленности, науки, высоких технологий, аграрного сектора, в развитие внутреннего рынка. Таким образом, сибирское государство станет экономически самодостаточным. А беспошлинный ввоз товаров, которые не производятся в Сибири, также упрочит экономическую самодостаточность сибирского государства. Главный потенциал Сибири — не ресурсы, а люди, поэтому у сибиряков должна сформироваться ясность, что государство Сибирь нужно…»

Недоумеваете, что это такое? Думаете, что всего лишь фрагмент какого-то малотиражного самиздата, подпольно распространяемого некими политическими маргиналами, по которым тюрьма плачет?

К сожалению, нет. Это — отчет о семинаре студентов пятого курса Сибирско-Американского факультета Иркутского госуниверситета на тему «Моделирование экономики государства Сибирь» в рамках учебного курса «Региональная экономика», опубликованный сайтом amic.ru. Иными словами, ЭТОМУ уже вполне легально учат выпускников одного из крупнейших и авторитетных университетов Сибири. И тиражируют, между прочим, эту «учебную программу» региональными средствами массовой информации. И при этом организаторов семинара — деятелей «Общественного движения «Областническая альтернатива Сибири» (ОАС) — никто не преследует. Абсолютно легальный сепаратизм, никем не преследуемый развал России.

…«Государственные границы будущего государства Сибирь, — продолжает издание, — у разных групп сильно отличались. Так, самый радикальный вариант, скажем, Сибирской Республики (или, точнее, Конфедерации: именно в таком формате, по мнению ОАС, и возможна сибирская государственность) помимо географической страны Сибирь включал в себя весь Северный Казахстан с Нижним Поволжьем. Само собой, в Сибирскую Конфедерацию были включены весь азиатский Север, Камчатка, Сахалин с Курильскими островами, весь Дальний Восток. Студенты справедливо обосновали это тем, что сибирское государство получается сугубо континентальной державой, поэтому ему жизненно необходимы выходы к „большой воде“ — морю. Так, несмотря на то, что Каспийское море — внутреннее, но оно обеспечит связь со странами Ближнего Востока. А плодородные земли Северного Казахстана нужны для сельхозпроизводства.

Самый умеренный вариант Сибирской Конфедерации, предложенный студентами САФ, включал в себя территорию современного Сибирского федерального округа, в который входят сегодня 12 субъектов нынешней Российской Федерации. Студенты вполне логично обосновали, что в этом довольно искусственном образовании все-таки существуют государственные структуры, которые могут послужить прототипом для построения государственных структур Сибири (например, ГУВД СФО). Но даже увидев в таких общесибирских структурах зачатки будущих государственных органов власти Сибирской Конфедерации, студенты совершенно точно отметили их полную нынешнюю недееспособность. Выступающие были уверены, что в сибирском государстве придется заново создавать все органы госвласти, в т.ч. и правоохранительные, и судебные. Был, конечно же, представлен и классический вариант границ сибирского государства — от Урала до Тихого океана».

«Справедливости ради» организаторы семинара выявили среди студентов и «скептиков», которые «видят больше минусов, чем плюсов в построении сибирского государства». «Скептики», видите ли, боятся, что построение сибирского государства будет сопровождаться отделением от Москвы («Что не обязательно, — тут же прокомментировали организаторы мероприятия, — РФ может распасться и вполне естественным образом как нежизнеспособное образование»), что приведет к разрушению и без того слабой сибирской инфраструктуры и «отрежет» Сибирь от России. Кроме того, по мнению сомневающихся студентов, «Россия добровольно не даст отделиться Сибири», т.е. возможна российская интервенция. Более того, говоря о возможной интервенции в Сибирь сопредельных стран, двое студентов выразили уверенность, что молодое сибирское государство однозначно будет захвачено Китаем.

…Известный политолог и публицист Николай Стариков, прочитав все ЭТО, справедливо пишет в своем блоге: «А я вам скажу, что действительно нужно. Нужно сажать. За попытку нарушения территориальной целостности России».

…«Спросите мое мнение? — продолжает публицист. — Вот оно: немедленное появление в УК Российской Федерации статьи, смысл которой аналогичен статьям про отрицание Холокоста и геноцида армян.

„Любое действие и обсуждение, ставящие под сомнение территориальную целостность России“, и далее — СРОКИ ТЮРЕМНОГО ЗАКЛЮЧЕНИЯ.

Юристы пусть подшлифуют формулировки, но в одном я убежден: координатор ОАС Михаил Кулехов и участник движения Андрей Савченко должны срочно отправиться на стройки народного хозяйства. В родной Сибири. Но уже под конвоем. Ведь эти упыри не просто тихой сапой вносят в умы студентов Сибири мысли об отделении от России. Они ведь еще и гражданскую войну по-любому организовать планируют».

А два вопроса, которые задает напоследок политолог, действительно требуют ответа: кто разрешил проведение таких семинаров в Иркутском университете и почему ФСБ до сих пор не пришла в гости к Общественному движению «Областническая альтернатива Сибири»?

По материалам КМ

zavtra.ru

Каким будет Государство Сибирь, придумали иркутские студенты

Студентам было предложено оценить достоинства и недостатки возможного Сибирского государства, риски его создания и существования, а также экономическое обоснование сибирской государственности. ОАС задало исходные параметры экономики будущего государственного образования, а студенты, разбившись на группы по несколько человек, разрабатывали, а затем представляли свои проекты.

Работу оценивали координатор ОАС Михаил Кулехов и участник движения Андрей Савченко, которые затем поделились с общественностью результатами на портале Бабр.ру.

«Государство Сибирь на первом этапе своего развития вынуждено будет продавать ресурсы. Доходы вкладывать в развитие перерабатывающей промышленности, науки, высоких технологий, аграрного сектора, в развитие внутреннего рынка, — рассказали организаторы семинара.  — Таким образом, Сибирское государство станет экономически самодостаточным. А беспошлинный ввоз товаров, которые не производятся в Сибири, также упрочит экономическую самодостаточность Сибирского государства. Главный потенциал Сибири – не ресурсы, а люди».

Различные группы студентов по разному представили границы Государства Сибирь. Так, в самом радикальном варианте Сибирская республика (или Конфедерация), помимо территории, которую сегодня понимают под Сибирью, включаа в себя весь северный Казахстан с нижним Поволжьем. Также в Сибирскую Конфедерацию были включены весь азиатский Север, Камчатка, Сахалин с Курильскими островами, весь Дальний Восток. Студенты обосновали это тем, что Сибирское государство получается сугубо континентальной державой, поэтому ему жизненно необходимы выходы к «большой воде» — морю. Так, несмотря на то, что Каспийское море – внутреннее, но оно обеспечит связь со странами Ближнего Востока. А плодородные земли Северного Казахстана нужны для сельхозпроизводства.

Самый умеренный вариант Сибирской Конфедерации, предложенный студентами САФа включал в себя территорию современного Сибирского федерального округа, в который входят сегодня 12 субъектов нынешней РФ. Студенты объяснили, что в этом, довольно искусственном образовании, все-таки существуют государственные структуры, которые могут послужить прототипом для построения государственных структур Сибири. Например, Главное управление МВД СФО. Но, даже увидев в таких общесибирских структурах зачатки будущих государственных органов власти Сибирской Конфедерации, студенты отметили их полную нынешнюю недееспособность, сообщили ведущие семинара. Выступающие были уверены, что в Сибирском государстве придется заново создавать все органы госвласти – в том числе и правоохранительные и судебные. Был также представлен и классический вариант границ Сибирского государства – от Урала до Тихого океана.

Группа сторонников Государства Сибирь в классических географических границах проанализировали все плюсы и минусы отделения от Москвы и приобретения Сибирью, которая сегодня по факту находится в положении колонии, статуса независимого государства. Так, к безусловным плюсам группа «сибирских государственников» отнесла выгодное географическое положение: Сибирь – перекресток мировых путей и цивилизаций. Другой плюс — соседство с азиатскими экономически развитыми странами – Японией, Кореей и особенно Китаем. По их мнению, добрососедские взаимовыгодные отношения с этими странами значительно облегчат становление молодой страны Сибири и станут залогом роста экономического могущества Сибирской Конфедерации.

Также к безусловным преимуществам были отнесены сибирские громадные незаселенные просторы, которые следует, вопреки московским стереотипам, застраивать не мегаполисами с небоскребами, а малоэтажными поселками, что позволит развить разнообразнрую внутреннюю инфраструктуру в громадной Сибири, что должно привести к возрождению промышленности. Сибирские государственники указали на природные богатства, ресурсы, полезные ископаемые, которых, по их мнению, в Сибири достаточно для ее процветания. Сибирские государственники также считают, что если направить все ресурсы Сибири исключительно на ее развитие, то жить здесь станет гораздо лучше, чем в России или в Москве, из-за чего начнется естественный приток населения в Сибирь, в том числе и специалистов высокого уровня. «Но чтобы самим распоряжаться своими ресурсами, необходимо свое Сибирское государство, и поэтому нужно решить главную задачу – объяснить людям, что государство Сибирь нужно!» — уверены сибирские государственники.

Эксперты отмечают, что подавляющее большинство студентов к преимуществам Сибири относят природные богатства страны и считают это серьезным плюсом при построении сибирской государственности. Вместе с тем к минусам относят неразвитость инфраструктуры, что естественным образом ограничивает возможность использования природных богатств. Кроме того, скептики (группа студентов, которые видят больше минусов, чем плюсов в построении Сибирского государства) уверены в том, что построение Государства Сибирского будет сопровождаться отделением от Москвы. Но это не обязательно, поскольку, по мнению участников ОАС, РФ может распасться и вполне естественным образом как нежизнеспособное образование. Однако скептически настроенные студенты считают, что отделение от Москвы  приведет к разрушению и без того слабой сибирской инфраструктуры, «отрежет» Сибирь от России.

Кроме того, по мнению скептиков, «Россия добровольно не даст отделиться Сибири», то есть, возможна российская интервенция. Говоря о возможной интервенции в Сибирь сопредельных стран, двое студентов выразили уверенность, что молодое Сибирское Государство однозначно будет захвачено Китаем, жадным до сибирских богатств.

Координатор ОАС Михаил Кулехов задал вопрос сторонникам Российской Федерации: «Почему же до сих пор Китай не завоевал Монголию, которая гораздо меньше Сибири, и в которой население всего 2,4млн. человек, а природных богатств не меньше, чем в Сибири?». Студенты ответили, что Монголию Китай не завоевал только потому, что ее защищает ООН – Организация Объединенных Наций.

В свою очередь, участник движения ОАС Андрей Савченко сообщил студентам следующее: за всю историю существования Китая, китайцы ни разу не завоевывали Сибирь, а вот сибиряки под предводительством Чингисхана завоевали-таки Китай в XIII веке, за что и поплатились, превратившись уже во втором поколении в китайцев. И сегодня гипотетическая, умозрительная угроза Китая заключается не в том, что он завоюет Сибирь, а в том, что население Сибири полным составом откочует в Китай на ПМЖ, что, собственно, уже и происходит – 40-милионное население без следа растворится в полуторамиллиардном Китае.

Также к слабым сторонам построения сибирской государственности скептики относят неготовность сибиряков пожертвовать своим российским настоящим ради сибирского будущего. Поскольку, по мнению, скептиков, построение Сибирского Государства будет сопровождаться падением уровня жизни, революциями, бунтами. По их мнению, чтобы сибиряки в Сибирском Государстве стали жить лучше, чем живут сейчас в Российской Федерации, необходимо 10-20 лет терпеть низкий уровень жизни, во всем себе отказывать. Скептики настаивают, что общество потребления и иждивенцев, которое окончательно сформировалось в РФ за последние 20 лет, не согласится ждать еще 10-20 лет хорошей жизни, людям хочется потреблять то, что можно потреблять сегодня и сейчас, и наращивать это самое потребление материальных благ. Такому обществу, по мнению скептиков, не нужно Сибирское Государство, они предпочтут Сибирской Конфедерации жизнь в Российской Федерации.

Также скептики считают, что с Сибирским Государством никто не захочет ни объединяться, ни иметь никаких дел: «Потому что Россия – сырьевой придаток, а уж Сибирь-то и подавно, с сырьевым придатком никто не будет считаться», — полагают скептики.

На вопрос Михаила Кулехова: «Что надо сделать, чтобы перестать быть сырьевым придатком?» — скептики парадоксальным образом ответили: «Нужно Сибирское Государство».

Комментарий ОАС

«Всякая идея проходит три стадии.

Первая: да ну, что вы – это же невозможно!

Вторая: а, знаете, в этом что-то есть! Но вот эти и вот такие обстоятельства…

Третья: а что, разве может быть иначе?

Мы, как видно, уже плотно вошли во вторую стадию. Применительно к Сибирской государственности слово «невозможно» уже как-то не звучит. За своей неактуальностью. Сегодня общество готово обсуждать – а каким оно должно быть, государство Сибирское? Какие должны быть основания и принципы его существования? Как надо выстраивать отношения с ближними и дальними соседями?

И неважно, что кто-то находит в этом больше минусов, чем плюсов. И даже хорошо, когда указывают на более или менее серьезные угрозы и проблемы. Жизнь – это ведь и есть разрешение проблем и нейтрализация угроз. Для этого, собственно, государства и существуют.
Все больше людей – и в первую очередь наиболее грамотные и информированные – понимают, что прежний формат существования государственности на территории Северной Азии пришел к своему пределу – его же не перейдешь.

И когда нынешний президент РФ Дмитрий Медведев говорит: «У нас, очевидно, будет новая стадия развития политической системы, и на это не надо закрывать глаза, она началась уже» — это надо понимать верно. И делать соответствующие выводы. В первую очередь для себя: от нас зависит, какой будет эта стадия.

Наше будущее мы формируем сегодня сами».

globalsib.com

Сибирская республика — Википедия РУ

 Будущий историк должен однозначно отметить, что в 1918 году 4 месяца существовала самостоятельная Сибирская республика. 

Исполнительная власть принадлежала Временному сибирскому правительству во главе с П. В. Вологодским, которое находилось в Омске[4], законодательная власть — Сибирской областной думе. Основу вооруженных сил составила Сибирская армия. В состоявшей из нескольких десятков тысяч человек Сибирской армии были очень сильны сепаратистские, областнические настроения, поэтому она стала одной из опор сибирской государственности[3].

4 июля 1918 года в Омске Временное Сибирское правительство под руководством П. В. Вологодского приняло «Декларацию о государственной самостоятельности Сибири»[5], отмененную 3 ноября 1918 года[6].

В декларации провозглашалась международная правосубъектность, неограниченность и самостоятельность государственной власти Временного сибирского правительства, а также был принят герб, гимн и флаг автономной Сибири[7]. Осенью 1918 года в результате бегства людей из Европейской России влияние областников в самой Сибири ослабло[4]. С другой стороны коренные народы Сибири выступили за создание собственных национальных образований и не стали поддерживать сибирских областников[4].

Внутри Сибирской республики шла борьба между либеральным (в лице Временного Сибирского правительства) и социалистическим крылом областничества (в лице Сибирской областной думы), которая закончилась осенью 1918 года роспуском Сибирской областной думы[4]. Одним из последствий конфликта стал кризис сибирской государственности, выразившийся в распаде кабинета министров, ослаблении гражданской и усилении военной власти, а также в серии восстаний[7]. Либеральное течение областников пошло на союз с общероссийскими политическими силами и пожертвовало идеей сибирского сепаратизма ради консолидация белых сил для наступления на Москву[3] — как они заявили «нельзя было идти на Москву с областническими лозунгами»[4].

Сибирская республика была самоликвидирована после образования 23 сентября 1918 г. на Государственном совещании в Уфе Временного всероссийского правительства так называемой «Уфимской директорией» (официально — Временное Всероссийское правительство), которой была передана власть над Сибирью в соответствии с декларацией от 3 ноября 1918 года[4].

3 (4?) ноября 1918 года Сибирская республика, а также все имевшиеся на востоке России областные, национальные и казачьи образования, объединились с только что созданным Временным Всероссийским правительством согласно декларации «О передаче верховной власти на территории Сибири Временному всероссийскому правительству». Правительство Сибирской республики было упразднено, а её органы власти были преобразованы в органы Временного Всероссийского правительства[4][8].

Причиной исчезновения Сибирской республики послужило вытеснение в условиях гражданской войны идеи сибирского сепаратизма общероссийскими политическими силами. От Сибирской республики остались только немногочисленные и маловлиятельные сторонники сибирского сепаратизма, которые в течение 1919 года пытались возродить сибирскую государственность, но их попытки закончились неудачей[3].

Вопрос о характере Сибирской республики является предметом дискуссии среди специалистов. Историк А. В. Сушко говорит об образовании сибирской государственности в годы гражданской войны[3]. По мнению же О. Ф. Гордеева, на территории Сибири в годы гражданской войны существовали не полноценные государства, а временные государственные образования[9]. Под временными государственными образованиями он имеет в виду имеющие некоторые признаки государства политические образования на территории Сибири, существовавшие в годы гражданской войны 1918−1920 годов и управлявшиеся антибольшевистскими правительствами[9]. Термин «временные государственные образования» применительно к антибольшевистской Сибири впервые ввел Ю. Г. Лончаков[10]. По мнению А. Н. Никитина, в годы гражданской войны шло становление государственности в Сибири[7].

http-wikipediya.ru

Сибирская республика — WiKi

 Будущий историк должен однозначно отметить, что в 1918 году 4 месяца существовала самостоятельная Сибирская республика. 

Исполнительная власть принадлежала Временному сибирскому правительству во главе с П. В. Вологодским, которое находилось в Омске[4], законодательная власть — Сибирской областной думе. Основу вооруженных сил составила Сибирская армия. В состоявшей из нескольких десятков тысяч человек Сибирской армии были очень сильны сепаратистские, областнические настроения, поэтому она стала одной из опор сибирской государственности[3].

4 июля 1918 года в Омске Временное Сибирское правительство под руководством П. В. Вологодского приняло «Декларацию о государственной самостоятельности Сибири»[5], отмененную 3 ноября 1918 года[6].

В декларации провозглашалась международная правосубъектность, неограниченность и самостоятельность государственной власти Временного сибирского правительства, а также был принят герб, гимн и флаг автономной Сибири[7]. Осенью 1918 года в результате бегства людей из Европейской России влияние областников в самой Сибири ослабло[4]. С другой стороны коренные народы Сибири выступили за создание собственных национальных образований и не стали поддерживать сибирских областников[4].

Внутри Сибирской республики шла борьба между либеральным (в лице Временного Сибирского правительства) и социалистическим крылом областничества (в лице Сибирской областной думы), которая закончилась осенью 1918 года роспуском Сибирской областной думы[4]. Одним из последствий конфликта стал кризис сибирской государственности, выразившийся в распаде кабинета министров, ослаблении гражданской и усилении военной власти, а также в серии восстаний[7]. Либеральное течение областников пошло на союз с общероссийскими политическими силами и пожертвовало идеей сибирского сепаратизма ради консолидация белых сил для наступления на Москву[3] — как они заявили «нельзя было идти на Москву с областническими лозунгами»[4].

Сибирская республика была самоликвидирована после образования 23 сентября 1918 г. на Государственном совещании в Уфе Временного всероссийского правительства так называемой «Уфимской директорией» (официально — Временное Всероссийское правительство), которой была передана власть над Сибирью в соответствии с декларацией от 3 ноября 1918 года[4].

3 (4?) ноября 1918 года Сибирская республика, а также все имевшиеся на востоке России областные, национальные и казачьи образования, объединились с только что созданным Временным Всероссийским правительством согласно декларации «О передаче верховной власти на территории Сибири Временному всероссийскому правительству». Правительство Сибирской республики было упразднено, а её органы власти были преобразованы в органы Временного Всероссийского правительства[4][8].

Причиной исчезновения Сибирской республики послужило вытеснение в условиях гражданской войны идеи сибирского сепаратизма общероссийскими политическими силами. От Сибирской республики остались только немногочисленные и маловлиятельные сторонники сибирского сепаратизма, которые в течение 1919 года пытались возродить сибирскую государственность, но их попытки закончились неудачей[3].

Вопрос о характере Сибирской республики является предметом дискуссии среди специалистов. Историк А. В. Сушко говорит об образовании сибирской государственности в годы гражданской войны[3]. По мнению же О. Ф. Гордеева, на территории Сибири в годы гражданской войны существовали не полноценные государства, а временные государственные образования[9]. Под временными государственными образованиями он имеет в виду имеющие некоторые признаки государства политические образования на территории Сибири, существовавшие в годы гражданской войны 1918−1920 годов и управлявшиеся антибольшевистскими правительствами[9]. Термин «временные государственные образования» применительно к антибольшевистской Сибири впервые ввел Ю. Г. Лончаков[10]. По мнению А. Н. Никитина, в годы гражданской войны шло становление государственности в Сибири[7].

ru-wiki.org

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о