Радищев путешествие из петербурга в москву глава вышний волочек – Краткое содержание «Путешествия из Петербурга в Москву» Радищева по главам читать (краткий пересказ) |LITERATURUS: Мир русской литературы

Радищев «Путешествие из Петербурга в Москву», Вышний Волочок – читать

Выщний Волочок [Глава 16]

 

Радищев. Путешествие из Петербурга в Москву. Главы 15, 16, 17: Хотилов. Вышний Волочок. Выдропуск. Аудиокнига

 

Никогда не проезжал я сего нового города, чтобы не посмотреть здешних шлюзов. Первый, которому на мысль пришло уподобиться природе в ее благодеяниях и сделать реку рукодельною, дабы все концы единый области в вящее привести сообщение, достоин памятника для дальнейшего потомства. Когда нынешние державы от естественных и нравственных причин распадутся, позлащенные нивы их порастут тернием и в развалинах великолепных чертогов гордых их правителей скрываться будут ужи, змеи и жабы, – любопытный путешественник обрящет глаголющие остатки величия их в торговле. Римляне строили большие дороги, водоводы, коих прочности и ныне по справедливости удивляются; но о водяных сообщениях, каковые есть в Европе, они не имели понятия. Дороги, каковые у римлян бывали, наши не будут никогда; препятствует тому наша долгая зима и сильные морозы, а каналы и без обделки не скоро заровняются.

Немало увеселительным было для меня зрелище вышневолоцкий канал, наполненный барками, хлебом и другим товаром нагруженными и приуготовляющимися к прохождению сквозь шлюз для дальнейшего плавания до Петербурга. Тут видно было истинное земли изобилие и избытки земледелателя; тут явен был во всем своем блеске мощный побудитель человеческих деяний – корыстолюбие. Но если при первом взгляде разум мой усладился видом благосостояния, при раздроблении мыслей скоро увяло мое радование. Ибо воспомянул, что в России многие земледелатели не для себя работают; и так изобилие земли во многих краях России доказывает отягченный жребий ее жителей. Удовольствие мое пременилося в равное негодование с тем, какое ощущаю, ходя в летнее время по таможенной пристани, взирая на корабли, привозящие к нам избытки Америки и драгие ее произращения, как-то сахар, кофе, краски и другие, не осушившиеся еще от пота, слез и крови, их омывших при их возделании.

– Вообрази себе, – говорил мне некогда мой друг, – что кофе, налитый в твоей чашке, и сахар, распущенный в оном, лишали покоя тебе подобного человека, что они были причиною превосходящих его силы трудов, причиною его слез, стенаний, казни и поругания; дерзай, жестокосердый, усладить гортань твою. – Вид прещения,[1] сопутствовавший сему изречению, поколебнул меня до внутренности. Рука моя задрожала, и кофе пролился.

А вы, о жители Петербурга, питающиеся избытками изобильных краев отечества вашего, при великолепных пиршествах, или на дружеском пиру, или наедине, когда рука ваша вознесет первый кусок хлеба, определенный на ваше насыщение, остановитеся и помыслите. Не то же ли я вам могу сказать о нем, что друг мой говорил мне о произведениях Америки? Не потом ли, не слезами ли и стенанием утучнялися нивы, на которых оный возрос? Блаженны, если кусок хлеба, вами алкаемый, извлечен из класов, родившихся на ниве, казенною называемой, или по крайней мере на ниве, оброк помещику своему платящей. Но горе вам, если раствор его составлен из зерна, лежавшего в житнице дворянской. На нем почили скорбь и отчаяние; на нем знаменовалося проклятие всевышнего, егда во гневе своем рек: проклята земля в делах своих.

Блюдитеся, да не отравлены будете вожделенною вами пищею. Горькая слеза нищего тяжко на ней возлегает. Отрините ее от уст ваших; поститеся, се истинное и полезное может быть пощение.

Повествование о некотором помещике докажет, что человек корысти ради своей забывает человечество в подобных ему и что за примером жестокосердия не имеем нужды ходить в дальные страны, ни чудес искать за тридевять земель; в нашем царстве они в очью совершаются.

Некто, не нашед в службе, как то по просторечию называют, счастия или не желая оного в ней снискать, удалился из столицы, приобрел небольшую деревню, например во сто или в двести душ, определил себя искать прибытка в земледелии. Не сам он себя определял к сохе, но вознамерился наидействительнейшим образом всевозможное сделать употребление естественных сил своих крестьян, прилагая оные к обработыванию земли. Способом к сему надежнейшим почел он уподобить крестьян своих орудиям, ни воли, ни побуждения не имеющим; и уподобил их действительно в некотором отношении нынешнего века воинам, управляемым грудою, устремляющимся на бою грудою, а в единственности ничего не значащим. Для достижения своея цели он отнял у них малый удел пашни и сенных покосов, которые им на необходимое пропитание дают обыкновенно дворяне, яко в воздаяние за все принужденные работы, которые они от крестьян требуют. Словом, сей дворянин некто всех крестьян, жен их и детей заставил во все дни года работать на себя. А дабы они не умирали с голоду, то выдавал он им определенное количество хлеба, под именем месячины известное. Те, которые не имели семейств, месячины не получали, а по обыкновению лакедемонян пировали вместе на господском дворе, употребляя, для соблюдения желудка, в мясоед пустые шти, а в посты и постные дни хлеб с квасом. Истинные розговины[2] бывали разве на святой неделе.

Таковым урядникам[3] производилася также приличная и соразмерная их состоянию одежда.

Обувь для зимы, то есть лапти, делали они сами; онучи получали от господина своего; а летом ходили босы. Следственно, у таковых узников не было ни коровы, ни лошади, ни овцы, ни барана. Дозволение держать их господин у них не отымал, но способы к тому. Кто был позажиточнее, кто был умереннее в пище, тот держал несколько птиц, которых господин иногда бирал себе, платя за. них цену по своей воле.

При таковом заведении неудивительно, что земледелие в деревне г. некто было в цветущем состоянии. Когда у всех худой был урожай, у него родился хлеб сам-четверт; когда у других хороший был урожай, то у него приходил хлеб сам-десят и более. В недолгом времени к двумстам душам он еще купил двести жертв своему корыстолюбию; и, поступая с ними равно, как и с первыми, год от году умножал свое имение, усугубляя число стенящих на его нивах. Теперь он считает их уже тысячами и славится как знаменитый земледелец.

Варвар! Не достоин ты носить имя гражданина. Какая польза государству, что несколько тысяч четвертей в год более родится хлеба, если те, кои его производят, считаются наравне с волом, определенным тяжкую вздирати борозду?

Или блаженство граждан в том почитаем, чтоб полны были хлеба наши житницы, а желудки пусты? чтобы один благословлял правительство, а не тысячи? Богатство сего кровопийца ему не принадлежит. Оно нажито грабежом и заслуживает строгого в законе наказания. И суть люди, которые, взирая на утучненные нивы сего палача, ставят его в пример усовершенствования в земледелии. И вы хотите называться мягкосердыми, и вы носите имена попечителей о благе общем.

Вместо вашего поощрения к таковому насилию, которое вы источником государственного богатства почитаете, прострите на сего общественного злодея ваше человеколюбивое мщение. Сокрушите орудия его земледелия; сожгите его риги, овины, житницы и развейте пепл по нивам, на них же совершалося его мучительство, ознаменуйте его яко общественного татя,[4] дабы всяк, его видя, не только его гнушался, но убегал бы его приближения, дабы не заразиться его примером.



[1] Прещение – запрет.

[2] Розговины (разговенье) – первое употребление мясной и молочной пищи после поста.

[3] Таковым урядникам – то есть жившим согласно такому порядку.

[4] Тать – преступник.

 

rushist.com

Читать онлайн электронную книгу Путешествие из Петербурга в Москву - ВЫШНИЙ ВОЛОЧОК бесплатно и без регистрации!

Никогда не проезжал я сего нового города, чтобы не посмотреть здешних шлюзов. Первый, которому на мысль пришло уподобиться природе в ее благодеяниях и сделать реку рукодельною, дабы все концы единый области в вящее привести сообщение, достоин памятника для дальнейшего потомства. Когда нынешние державы от естественных и нравственных причин распадутся, позлащенные нивы их порастут тернием и в развалинах великолепных чертогов гордых их правителей скрываться будут ужи, змеи и жабы, – любопытный путешественник обрящет глаголющие остатки величия их в торговле. Римляне строили большие дороги, водоводы, коих прочности и ныне по справедливости удивляются; но о водяных сообщениях, каковые есть в Европе, они не имели понятия. Дороги, каковые у римлян бывали, наши не будут никогда; препятствует тому наша долгая зима и сильные морозы, а каналы и без обделки не скоро заровняются.

Немало увеселительным было для меня зрелище вышневолоцкий канал, наполненный барками, хлебом и другим товаром нагруженными и приуготовляющимися к прохождению сквозь шлюз для дальнейшего плавания до Петербурга. Тут видно было истинное земли изобилие и избытки земледелателя; тут явен был во всем своем блеске мощный побудитель человеческих деяний – корыстолюбие. Но если при первом взгляде разум мой усладился видом благосостояния, при раздроблении мыслей скоро увяло мое радование. Ибо воспомянул, что в России многие земледелатели не для себя работают; и так изобилие земли во многих краях России доказывает отягченный жребий ее жителей. Удовольствие мое пременилося в равное негодование с тем, какое ощущаю, ходя в летнее время по таможенной пристани, взирая на корабли, привозящие к нам избытки Америки и драгие ее произращения, как-то сахар, кофе, краски и другие, не осушившиеся еще от пота, слез и крови, их омывших при их возделании.

– Вообрази себе, – говорил мне некогда мой друг, – что кофе, налитый в твоей чашке, и сахар, распущенный в оном, лишали покоя тебе подобного человека, что они были причиною превосходящих его силы трудов, причиною его слез, стенаний, казни и поругания; дерзай, жестокосердый, усладить гортань твою. – Вид прещения,[136]Прещение – запрет. сопутствовавший сему изречению, поколебнул меня до внутренности. Рука моя задрожала, и кофе пролился.

А вы, о жители Петербурга, питающиеся избытками изобильных краев отечества вашего, при великолепных пиршествах, или на дружеском пиру, или наедине, когда рука ваша вознесет первый кусок хлеба, определенный на ваше насыщение, остановитеся и помыслите. Не то же ли я вам могу сказать о нем, что друг мой говорил мне о произведениях Америки? Не потом ли, не слезами ли и стенанием утучнялися нивы, на которых оный возрос? Блаженны, если кусок хлеба, вами алкаемый, извлечен из класов, родившихся на ниве, казенною называемой, или по крайней мере на ниве, оброк помещику своему платящей. Но горе вам, если раствор его составлен из зерна, лежавшего в житнице дворянской. На нем почили скорбь и отчаяние; на нем знаменовалося проклятие всевышнего, егда во гневе своем рек: проклята земля в делах своих.

Блюдитеся, да не отравлены будете вожделенною вами пищею. Горькая слеза нищего тяжко на ней возлегает. Отрините ее от уст ваших; поститеся, се истинное и полезное может быть пощение.

Повествование о некотором помещике докажет, что человек корысти ради своей забывает человечество в подобных ему и что за примером жестокосердия не имеем нужды ходить в дальные страны, ни чудес искать за тридевять земель; в нашем царстве они в очью совершаются.

Некто, не нашед в службе, как то по просторечию называют, счастия или не желая оного в ней снискать, удалился из столицы, приобрел небольшую деревню, например во сто или в двести душ, определил себя искать прибытка в земледелии. Не сам он себя определял к сохе, но вознамерился наидействительнейшим образом всевозможное сделать употребление естественных сил своих крестьян, прилагая оные к обработыванию земли. Способом к сему надежнейшим почел он уподобить крестьян своих орудиям, ни воли, ни побуждения не имеющим; и уподобил их действительно в некотором отношении нынешнего века воинам, управляемым грудою, устремляющимся на бою грудою, а в единственности ничего не значащим. Для достижения своея цели он отнял у них малый удел пашни и сенных покосов, которые им на необходимое пропитание дают обыкновенно дворяне, яко в воздаяние за все принужденные работы, которые они от крестьян требуют. Словом, сей дворянин некто всех крестьян, жен их и детей заставил во все дни года работать на себя. А дабы они не умирали с голоду, то выдавал он им определенное количество хлеба, под именем месячины известное. Те, которые не имели семейств, месячины не получали, а по обыкновению лакедемонян пировали вместе на господском дворе, употребляя, для соблюдения желудка, в мясоед пустые шти, а в посты и постные дни хлеб с квасом. Истинные розговины[137]Розговины (разговенье) – первое употребление мясной и молочной пищи после поста. бывали разве на святой неделе.

Таковым урядникам[138]Таковым урядникам – то есть жившим согласно такому порядку. производилася также приличная и соразмерная их состоянию одежда.

Обувь для зимы, то есть лапти, делали они сами; онучи получали от господина своего; а летом ходили босы. Следственно, у таковых узников не было ни коровы, ни лошади, ни овцы, ни барана. Дозволение держать их господин у них не отымал, но способы к тому. Кто был позажиточнее, кто был умереннее в пище, тот держал несколько птиц, которых господин иногда бирал себе, платя за. них цену по своей воле.

При таковом заведении неудивительно, что земледелие в деревне г. некто было в цветущем состоянии. Когда у всех худой был урожай, у него родился хлеб сам-четверт; когда у других хороший был урожай, то у него приходил хлеб сам-десят и более. В недолгом времени к двумстам душам он еще купил двести жертв своему корыстолюбию; и, поступая с ними равно, как и с первыми, год от году умножал свое имение, усугубляя число стенящих на его нивах. Теперь он считает их уже тысячами и славится как знаменитый земледелец.

Варвар! Не достоин ты носить имя гражданина. Какая польза государству, что несколько тысяч четвертей в год более родится хлеба, если те, кои его производят, считаются наравне с волом, определенным тяжкую вздирати борозду?

Или блаженство граждан в том почитаем, чтоб полны были хлеба наши житницы, а желудки пусты? чтобы один благословлял правительство, а не тысячи? Богатство сего кровопийца ему не принадлежит. Оно нажито грабежом и заслуживает строгого в законе наказания. И суть люди, которые, взирая на утучненные нивы сего палача, ставят его в пример усовершенствования в земледелии. И вы хотите называться мягкосердыми, и вы носите имена попечителей о благе общем.

Вместо вашего поощрения к таковому насилию, которое вы источником государственного богатства почитаете, прострите на сего общественного злодея ваше человеколюбивое мщение. Сокрушите орудия его земледелия; сожгите его риги, овины, житницы и развейте пепл по нивам, на них же совершалося его мучительство, ознаменуйте его яко общественного татя,[139]Тать – преступник. дабы всяк, его видя, не только его гнушался, но убегал бы его приближения, дабы не заразиться его примером.

librebook.me

Путешествие из Петербурга в Москву - Вышний Волочёк

Вышний Волочёк - красивый, умирающий город, прорезанный реками и каналами.
Вышний Волочёк - Венеции клочок, как гласит известная поговорка.

Год основания - 1471 (официальная дата по упоминанию в летописи), мне больше нравится 1437 год - "отсюда по реке Мсте до Новгорода, с большою свитою и парадными встречами отправился в Италию недостойный Российский Митрополит Исидор на 8й Вселенский Ферраро-Флорентийский собор. Это мнимое путешествие было весьма замечательно и важно в двух отношениях: 1) потому, что оно было первое Россиян в Италию, и 2) потому, что отступник Исидор предпринимал его с целию: соединить Восточную и Западную Церковь. Но Великий Князь Московский, Василий Васильевич Темный, обличил лжепастыря, Болгара Исидора, возвратившагося из Рима в Россию в сане Кардинала. Отринутый Российским Духовенством и осужденный Московским собором на сожжение в 1441 г., от наказания Царскаго он спасся бегством из Москвы опять в Рим, где этот нечестивец и умер в 1463 году."

Население - 48000 чел.
Топонимика - так как город расположен на водоразделе Балтийского и Каспийского морей, торговые суда приходилось разгружать и волоком переносить к другой реке. Логистическая проблема волока была решена при Петре I, путем строительства вышневолоцкой водной системы с шлюзовым пропуском судов. Написание слова "Волочёк" - исторический курьез, по современным правилам следовало употребить суффикс -ок.


Перекресток центральных улиц города - Большой Садовой улицы и Казанского проспекта.
Большая Садовая - это ни что иное, как шоссе Петербург-Москва. Хотя объездную дорогу уже давно построили, как видите многие предпочитают пользоваться старым путем, потому что бесплатно.

Казанский проспект

Кинотеатр "Родина" - яркий образец сталианса

Типовой вид Вышнего Волочка.
Это центр города - вид от Казанского проспекта на улицу Карла Маркса.

Домик-пряник

Торговые ряды на Северсовой улице.

Гордость города - старинный театр, размещается в здании Общественного собрания.

Солидное здание театра отмечает самый центр города.
Это некогда фешенебельная улица - Ванчакова линия

Благодаря административной реформе Екатерины II, Вышний Волочек получил статус города, и в комплекте - прекрасный генеральный план, о нем я расскажу подробнее в следующих выпусках.
У императрицы свинтили скипетр 🙁

Ванчакова линия.

Остатки роскоши - настоящие исторические деревянные ворота неземной красоты

Виды со двора значительно лучше, чем с улицы!
Местами напоминает задворки провинциальных городов Испании и Италии

Котики-волочане

к сожалению, от былой красоты остались руины

Юные футболисты

А! Какая красота!
Деревянный модерн!

Обводный (Цнинский) канал и река Цна

Богоявленский собор (1866)

Из бревен, которые используются для отопления собора, некий мастер соорудил довольно страшную композицию "грибы".

Здание магистрата (1780), позже - пожарная часть (каланча пристроена в 1901), ныне - библиотека

Императорский путевой дворец (1779) и Дворцовая площадь.
Во дворце сейчас школа (это если верить вики), хотя выглядит эта школа весьма хреново. На месте Дворцовой площади организован сквер.

Дворцовая площадь - самый представительный ансамбль гражданских зданий Вышнего Волочка.
Самое красивое здание - усадьба Неручьевой (1798) на углу площади и бывшего Петербургского шоссе.

Здесь же мною был обнаружен советский монумент в честь путешествия Радищева

Состояние монумента полностью отражает современное состояние Вышнего Волочка

Усадьба Тыртовых (1780, памятник в стиле барокко)

Наслоение указателей на усадьбе Манзе

Дома на Осташковской улице

Дворцовая не была главной площадью, главная площадь была вокруг великолепного Казанского собора (барокко, 1771, при участии Чевакинского).
Открытка 1909 года:

Задокументирован момент взрыва в 1935

На месте собора ныне разбит сквер с Ильичем и стоит здание суда

От ансамбля центральной площади до наших дней сохранились два симметричных корпуса Гостиного двора (1787-1855).
Сохранились, это громко сказано...

Самая приличная часть с действующей торговлей

Тверецкий канал

Оживленный Казанский проспект здесь превращается в переулок

Реконструкция по-вышневолоцки.
Это не единичный случай - здесь так принято 🙁

Пришкольный Лермонов

Вот такой он, Вышний Волочёк.
Жаль, конечно, что все в разрухе. Такая красота пропадает!

giper.livejournal.com

Срочно!! Помогите написать анализ главы "вышний волочок" Радищева из произведения "путешествие из Петербурга в Москву"

Kora13

28 авг. 2014 г., 8:50:39 (4 года назад)

В “Путешествии” Радищева мы видим картины жизни крепостного крестьянства. В главе “Пешки”, описывая избу, одежду, обувь крестьян, Радищев показывает нищету народа и гневно восклицает: “Алчность дворянства, грабеж, мучительство — вот что довело крестьян до такого состояния...” О том, как крестьянин работает, каков его труд, писатель рассказывает в главе “Любани”. Шесть дней в неделю крестьянин работает на барина. Для обработки своей пашни остаются крестьянину одни праздники да ночи. После разговора с крестьянином автор восклицает: “Страшись, помещик жестокосердный, на челе каждого из твоих крестьян вижу твое осуждение”. 
Картину эксплуатации крестьян помещиками рисует Радищев в главе “Вышний Волочок”. Здесь рассказывается о помещике, который отнял у крестьян все их земли и заставил работать на себя круглый год. “Варвар! Недостоин ты носить имя гражданина”, — восклицает, обращаясь к помещику, писатель. 
В главе “Медное” описывается продажа крестьян с публичного торга. Вот продают старика 75 лет, вынесшего на своих плечах с поля битвы раненого отца капитана Г., который теперь его и продает; старуху, жену старика, кормилицу и няньку. Женщину — кормилицу барина^ ее дочь с младенцем и мужем. И всей этой семье грозит опасность быть распроданной в разные руки. Радищев заканчивает тяжелое описание продажи утверждением, что свободы нужно ждать не от помещиков, а “от самой тяжести порабощения”. 
Автор говорит о развращающем влиянии крепостного права на помещиков. Отдельные порядочные люди, изредка встречающиеся среди помещиков, ничего не могут сделать, считает он. так как весь строй против них Исправить положение в стране может только революция. 
Призыв к революции звучит как основной мотив в книге Радищева. пронизывает все ее содержание. В главе “Городня” автор говорит не только о своем твердом убеждении, что народная революция произойдет, но и о том, что у победившего народа появится своя собственная народная культура Для Радищева источник зла — самодержавие, для писателя не может быть доброго царя, так как неограниченная царская власть неизбежно развращает ее носителей. С негодованием и возмущением говорит о царской власти писатель в главе “Спасская Полесть” и в оде “Вольность”, которую Радищев помещает в книг) наряду со “Словом о Ломоносове”, что вызывало недоумение у литераторов-профессионалов. 
Достоевский по поводу стиля Радищева говорил, что “обрывки и кончики мыслей” у него соседствуют с вольными переводами французских просветителей. Это настоящий приговор художественному достоинству произведения.

russkij-yazyk.neznaka.ru

"Путешествие из Петербурга в Москву": анализ произведения Радищева / Радищев А.Н.

Герой-рассказчик отправляется в своё путешествие. И уже на первой почтовой станции, в Софии, слыша «заунывную песню» ямщика, автор говорит о «скорби душевной» как основной ноте русских народных песен. Тоскливая песня ямщика является своеобразной музыкальной увертюрой «Путешествия из Петербурга в Москву», определяющей её основное звучание, центральную тему.

Картина тяжкой крестьянской неволи развёртывается уже в третьей главы («Любани»). Это описание крестьянской пахоты в воскресенье. Негодованием, скорбью, болью и гневом одновременно окрашены слова путешественника-рассказчика, увидевшего воочию следы жесточайшего рабства, в условиях которого вынужден бороться за свое существование русский крепостной крестьянин. Перед глазами героя проходят сцены расправы, зверского обращения с людьми (глава "Зайцево") и "утех" помещиков, позволяющих себе запросто удовлетворять свою похоть и прихоть (осквернение крестьянок в главе «Едрово»).

Радищев утверждает: благополучие помещиков-крепостников строится на безудержном угнетении крестьян, которые доведены до полного разорения (рассказы «Вышний Волочек», «Пешки»). Для хозяев крестьянин не человек — вещь. Его можно не по закону, вне всяких правил, отправить в рекруты (глава «Городня»), продать, купить, при этом разлучить родителей и детей, оторвать друг от друга сестру и брата (глава «Медное»).

Иногда на страницах «Путешествия из Петербурга в Москву» появляются образы добродетельных дворян. Это отец в главе «Крестцы», который пытается привить своим детям здоровые представления об отношениях в семье. Это «добросердечный барин» — о нём рассказывает рекрут в главе «Городня». Однако это, скорее, исключения из правил, которые никак не влияют и не могут повлиять на существующий порядок вещей в обществе и государстве. Символично в этом смысле то, что самое добро, ими сделанное или задуманное, неизбежно обращается во зло для крестьян

В предисловии к «Путешествию...», переизданному в лондонской «Вольной типографии», А.И. Герцен писал: «Радищев... едет по большой дороге, он сочувствует страданиям масс, он говорит с ямщиками, дворовыми, с рекрутами...» Таким предстаёт перед нами путешественник-рассказчик: неравнодушным, пассивно созерцающим, но сострадающим и сочувствующим простому человеку.

Это сочувствие активно, Радищев вводит на страницы своей книги, помимо разнообразных представителей власти, другого героя — крестьянина-работника, любящего родителя, заботливого семьянина, стремящегося (и умеющего!) находить выход из самых трудных жизненных ситуаций. Этот выход — в умении трудиться. Русскому крестьянину в полной мере присуще понимание искусства. Кроме того, он — создатель удивительных явлений устного народного творчества. Эти качества творца и труженика влекут к себе рассказчика-путешественника.

«Путешествие из Петербурга в Москву» Радищева начинается песней ямщика, заканчивается оно «Словом о Ломоносове». И этот финал не случаен. Он следствие, вывод всей книги. Образ Ломоносова, пришедшего в науку и искусство из народной среды, является для Радищева важнейшим и знаменательнейшим символом. Возможности русского человека, несмотря на все тяготы и ужасы его физического и общественного состояния, безграничны и беспредельны — таков пафос финала и всей книги А.Н. Радищева.

Источник: Меркин Г.С., Меркин Б.Г. Литература, 9 класс: уч. пособие: в 2 ч. Ч.1 - М.: "ТИД "Русское слово - РС", 2011

classlit.ru

Путешествие из Петербурга в Москву (Радищев) — Викитека

Материал из Викитеки — свободной библиотеки

Перейти к навигации Перейти к поиску
Путешествие из Петербурга в Москву
автор Александр Николаевич Радищев
Опубл.: 1790.
 Википроекты:  Википедия  Данные  Цитаты и афоризмы
Нормативный контроль BNF: 119748950
Александр Николаевич Радищев

Содержание

  • 1 ВЫЕЗД
  • 2 СОФИЯ
  • 3 TOCHA
  • 4 ЛЮБАНИ
  • 5 ЧУДОВО
  • 6

ru.wikisource.org

Путешествие из Петербурга в Москву

Описание

В конце 18 века, а именно в 1780 году, Александр Николаевич Радищев приступает к работе над главным трудом всей своей жизни – произведением «Путешествие из Петербурга в Москву». Впоследствии книга была издана в количестве более 600 экземпляров, и вызвала, как и ожидалось, негативную реакцию со стороны двора. Екатерина Великая увидела в фигуре русского писателя и философа настоящего бунтовщика, хуже Емельяна Пугачева. Что же так испугало царицу? «Путешествие из Петербурга в Москву» читать на нашем сайте можно в режиме онлайн.

Изначально Радищев задумывал написать художественное произведение о проданных с торгов крепостных крестьянах. Единственное, что останавливало Александра Николаевича – это тиски царской цензуры и не увенчавшийся успехом поиск формы подачи поднакопившегося к тому времени материала. Решение пришло с неожиданной стороны. В руки ему попадается «Сентиментальное путешествие по Франции и Италии» – книга английского писателя Лоренса Стерна, которая помогла найти и яркую форму для оформления всех своих мыслей, и простой способ обойти возможную цензуру. Произведение «Путешествие из Петербурга в Москву» представляет собой набор отдельных фрагментов – глав, которые связаны между собой названиями провинциальных городов и селений, через которые проезжает главный герой. Есть между ними и иная связь. Все части повести посвящены рассуждениям и негодованию автора по поводу неприглядных сторон российской действительности. Он говорит о том, что видит по дороге из Санкт-Петербурга в столицу: о невежестве и злоупотреблении помещиков, о беглых рекрутах, о несправедливых и жестоких приказах Военной коллегии, о незавидной доле крепостных крестьян, которых не считали за людей, об общественном устройстве России и о многом другом. Благодаря тому, что Радищев «Путешествие из Петербурга в Москву» написал в виде путевых заметок, и название глав соответствовало названию населенных пунктов, книга смогла пройти цензуру. Однако впоследствии Екатерина II, только погасившая народное восстание под предводительством Пугачева, не смогла простить Радищеву дерзновенные выражения и вольность мыслей. Но не только императрица не одобрила книгу. Например, Александр Сергеевич Пушкин отмечал его посредственность и сетовал на варварский слог, а многочисленные описания несчастного состояния народа называл пошлыми и преувеличенными. Но сколько людей – столько и мнений.

Сегодня это произведение, которое можно читать онлайн, является классикой русской литературы, пережившей время. Скачать или прочитать текст повести можно бесплатно.

obrazovaka.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о