Присоединение сибирского ханства к россии – —

Присоединение Сибири к России

Присоединение Сибири к России

Министерство образования и науки Российской Федерации Государственное

образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Сибирский государственный индустриальный университет»

Кафедра истории

Присоединение Сибири к России

Реферат

студента группы ЭДСПО-14

Кажикина О.О

Научный руководитель:

кандидат исторический наук,

доцент кафедры СГД Шмыглева А.В.

Резюме преподавателя:

Новокузнецк 2014

Содержание

Введение

Образование Сибирского ханства

Предпосылки присоединения Сибири: Ермак и его экспедиция

Окончательное присоединение Сибири

Присоединение восточной Сибири до разграничения территории с Китаем

Заключение

Список литературы

Введение

Сибирь - это огромная территория, протянувшаяся с запада на восток от Уральских гор до Тихого океана, а с севера на юг от Северного Ледовитого океана до Алтайских гор. Эта территория богата разного рода полезными ископаемыми, всевозможными экономическими и промышленными ресурсами. На территории Сибири даже в современное время есть такие места, где не ступала нога человека, а в XVI веке многие и не знали, что есть Сибирь - богатая и неисследованная территория. А кто знал о ней, тот не решался идти покорять этот невиданный край. Первым, кто отважился на отчаянный шаг, был Ермак - могучий и сильный атаман казачий. Он верил в бога и был уверен, что бог всегда с ним и его войском, и поможет ему в этом нелегком походе.

Причины присоединения Сибири были следующие: богатство полезными ископаемыми, лесными ресурсами, пушниной, драгоценными металлами, много было там пустующей плодородной земли и, конечно, частые набеги сибирских татар на восточно-европейскую часть страны.

Целью данной работы является анализ исторических данных присоединения Сибири к России в XVI-XVII веках и нахождение нужной информации для решения следующих задач:

¾Как образовалось Сибирское ханство

¾Кто такой Ермак

¾Поход Ермака и его значение

¾Присоединение Сибири к России после походов Ермака

Предметом исследования является Сибирь XVI-XVII века, а объектом исследования - присоединение Сибири к России. Метод исследования - традиционный анализ информации.

При написании данной работы была использована историческая литература, исторические журналы и учебники по истории.

Образование Сибирского ханства

В начале первого тысячелетия н.э. по территории Западной Сибири расселились сперва степные кочевники - Угры, а затем - самодийские племена. Последовал длительный, но естественный процесс смешения их с местными племенами, в результате чего образовались новые сибирские народности - ханты, манси, ненцы, селькупы. Формирование этих народностей еще не закончилось, когда им пришлось потесниться в более суровые северные области под давлением гуннов <#"justify">1590Лозьвинский городок на р. Лозьва;1592-1593г. Пелым на р. Тавде;1593г. Сургут на р. Оби; г.Березов на р. Сосьве;1594г. Тара на р. Тара; г. Обдорск на Нижней Оби;1596Кетский городок на р. Оби;1596-1597Нарымский городок на р. Кеть;1598Основан г. Верхотурье, в котором помещалась таможня; Открыта официальная Бабиновская дорога в Сибирь

Все это вынудило Кучума, фактически вытесненного из наиболее привлекательного района Сибири, откочевать со своими ордами на юг, и, продолжая беспокоить время от времени колонизированные русскими земли, в то же время сокращать свою активность, будучи лишенным основной транспортно-водной сети и оперативного простора. В то же время разработанн Борисом Годуновым новый план покорения Сибири практически исключал кровопролитные сражения и другие прямые военные действия, заставляя противника занимать пассивно-оборонительные позиции. Попытки Кучума в 90-е годы XVI в. неоднократно накопить силы и взять реванш, подвергнув нападению скопления русских сил, или взять крупную русскую крепость, неизменно оканчивались поражением. В 1591г. Кучум был разбит воеводой Владимиром Масальским - Кольцовым. В 1595г. войска Кучума были обращены в бегство воеводой Доможировым. В 1597г. отряды Кучума безрезультатно пытались захватить крепость Тару, и в августе 1598г. войско Кучума было разбито наголову отрядами воеводы Андрея Матвеевича Воейкова, почти все оно было перебито, семейство захвачено в плен. Сам же хан едва спасся и позднее был убит в Ногайских степях. Эта последняя битва русских войск с отрядами хана Кучума, которой завершилось ведшееся в течение двух десятилетий завоевание Сибирского ханства, позднее расписанное красочно в различных художественных романах, исторических сочинениях, отраженное в народных песнях и даже в картинах Сурикова, в действительности вовсе не носила никакого эпического, грандиозного характера и даже не имела сколь-нибудь значительных военных масштабов.

Если в завоевании Казани принимало участие русское войско в 150 тыс. чел. и в боях, а тем более в репрессиях после русской победы, погибло в общей сложности около четверти миллиона татар, чувашей, марийцев и русских, то в последней решающей битве с Кучумом за Сибирское ханство с русской стороны участвовало всего-навсего 404 чел.: (397 солдат, среди которых были литовцы (пленные, сосланные в Сибирь), казаки и замиренные татары, а в командный состав входили: 3 сына боярских (русские), 3 атамана (казацких), 1 татарский голова, т.е. 7 человек офицеров в ранге командиров рот, взводов (или сотских). Со стороны Кучума войско тоже было не более 500 чел. и не имело никакого огнестрельного оружия. Таким образом, в "великой битве" за завоевание Сибири с обеих сторон участвовало менее одной тысячи человек! Кучуму в качестве Сибирского хана номинально наследовал его сын Али (был захвачен русскими в 1604г., окончил жизнь в русском остроге в 1618г.), который вынужден был кочевать по незаселенным, пустынным территориям Западной Сибири, не имея пристанища, и с его смертью история Сибирского татарского государства и формально и фактически прекратилась.

Присоединение восточной Сибири до разграничения территории с Китаем

августа 1689г. под Нерчинском был подписан первый российско-китайский договор. Трудные переговоры, предшествовавшие его заключению, и значение этого договора для развития отношений между двумя государствами скрупулезно изучены и описаны в монографиях и статьях известных отечественных историков. Некоторые вопросы вызывает только первая статья договора, определяющая географические ориентиры пограничного размежевания между Россией и Китаем в Приамурье. Как известно, до наших дней в архивах сохранились подлинники договора лишь на маньчжурском и латинском языках. Переданный маньчжурам под Нерчинском оригинал русского текста, очевидно, утрачен и дошел до нас только в копиях и «Статейном списке» русского посла Ф. А. Головина. Наиболее определенные географические привязки к местности, где была проложена граница, содержит маньчжурский текст договора. В его первой статье записано: «Сделать границей реку Горбицу, находящуюся близ реки Черной, именуемой Урум и впадающей с севера в Сахаляньулу. Следуя по склонам достигающего моря каменистого Большого Хингана, где верховья этой реки, все реки и речушки, впадающие в Сахаляньулу с южных склонов хребта, сделать подвластными Китайскому государству, все другие реки и речушки на северной стороне хребта сделать подвластными Русскому государству. Но местности, реки и речушки, находящиеся к югу от реки Уды и к северу от установленного (в качестве границы) Хинганского хребта, временно сделать промежуточными. По возвращении к себе установить, (чтобы) потом внимательно изучить местность либо переговорами через послов, либо посылкой грамот»[6].

Различные точки зрения на обоснованность и точность географических ориентиров намеченной по Нерчинскому договору границы подробно проанализированы в фундаментальной монографии В. С. Мясникова. Большинство отечественных историков полагают, что, согласно этой статье, Россия уступила маньчжурскому Китаю все левобережье Амура от впадающей с севера в р. Шилка речки Горбицы, включая его нижнее течение, где территория южнее р. Уды осталась неразграниченной. Наиболее спорным по-прежнему является вопрос о «восточном» участке этой границы, что, на наш взгляд, связано с несколькими прочно вошедшими в историографию заблуждениями. Первым таким заблуждением является исходная посылка большинства исследователей: якобы до заключения Нерчинского договора весь Амур, включая его низовья, находился под контролем русских. Это не соответствует действительности. После разгрома отряда О. Степанова 30 июня 1658г. маньчжурами ниже устья р. Сунгари русские землепроходцы никогда больше не спускались вниз по Амуру дальше его левого притока - р. Буреи. Первый и последний раз на это обстоятельство обратил внимание выдающийся этнограф Б. О. Долгих. Только в середине 70-х гг. XVII в. албазинские казаки приступили к освоению р. Зеи, поставив в 1676г. на ее притоке - р. Гилюе, ясачное зимовье, а в 1677г. в верховьях р. Зеи - острог. В 1681г. из Нерчинска на Зею и Селемджу был послан сын боярский И. М. Милованов, который возвел там вместо смытого рекой новый острог. Верхозейский острог продержался до февраля 1684г., когда 400 маньчжурских солдат взяли в плен всех его защитников. В июле 1679г. албазинский приказной Г. Лоншаков отпустил из Албазина на Зею 50 казаков во главе с Г. Фроловым, которые поднялись по ней до р. Селемджи и поставили в ее верховьях Селенбинский острог, но уже в конце ноября 1683г. из-за угрозы захвата маньчжурами казаки покинули его. В 1680г. по разрешению приказного Албазинского острога Я. Евсеева на Зею ушел отряд из 12 казаков во главе с Г. С. Самойловым. Эти казаки поставили возле устья левого притока Зеи - р. Долонец, Долонский острог, который к июлю 1682г. был также покинут под давлением маньчжуров. В 1683г. 32 албазинских казака во главе с Фроловым подали челобитную нерчинскому воеводе Ф. Д. Воейкову с просьбой отпустить их объясачивать неясачных иноземцев на реки Быструю (Бурея) и Хамун (Амгунь). В том же году отряд казаков и промышленных людей (61 чел.) достиг верховьев р. Буреи, волоком перешел на р. Амгунь и основал там при устье ее правого притока - р. Дуки, Дукинское зимовье. Это самое крайнее к востоку от Албазина зимовье просуществовало немногим более года. В июле 1683г. посланный туда на смену отряд из 66 чел, во главе с Самойловым был пленен маньчжурами ниже устья р. Зеи. Сам Фролов был осажден осенью того же года в Дукинском зимовье нивхами и нанайцами и вынужден был весной уйти с Амгуни через Тугурское зимовье в Якутский острог, поскольку путь в Албазинский острог с р. Буреи по Амуру был перекрыт маньчжурами. Летом 1684г. маньчжуры при поддержке бурейских тунгусов и амгуньских негидальцев уничтожили Тугурский (Тугирский) острожек и часть из 33 его защитников. Таким образом, ни о каком долговременном присоединении к Русскому государству долины р. Зеи, а тем более низовьев Амура, речи быть не может. Второй, ошибочной, на наш взгляд, является мысль о том, что восточный участок границы не имел точных географических ориентиров, поскольку этот район не был изучен обеими сторонами. Между тем, есть все основания утверждать, что разграничение территории в низовьях Амура, зафиксированное Нерчинским договором, отразило представления обеих сторон о границе между двумя государствами, сложившиеся в середине 80-х гг. XVII в. Об этом свидетельствует письмо Сабсу, первого цзяньцзюня провинции Хейлунцзян, который был членом маньчжурского посольства, подписавшего Нерчинский договор, и, несомненно, участвовал в его подготовке, приказному Удского острога А. Амосову, доставленное в июле 1686г. отпущенными из маньчжурского плена казаками И. Томиловым и Г. Петровым якутскому воеводе генералу М. О. Кровкову. В нем р. Уда признавалась русским владением, в отличие от р. Амгунь, и, как свидетельствовали сами казаки, р. Тугир, где маньчжуры захватили в Тугирском зимовье нескольких якутских служилых людей. Эти географические привязки убедительно свидетельствуют, что Селемджинский хребет и его ответвления - Тайканский и Тыльский хребты, были избраны восточной оконечностью русско-китайской границы совершенно осмысленно, а неразграниченной осталась территория между ними и р. Удой. В 1692г. из России в Китай была отправлена полуофициальная миссия во главе с датчанином Избрантом Идесом, который в своих записках указал на междуречье р. Тугура и Уды, где находятся упомянутые хребты, как на границу между Сибирью и Китаем. Никакой р. Большой Горбицы, которую потом стали называть Амазаром, изначально не существовало. Между тем, сама р. Амазар известна по отпискам русских землепроходцев с первых лет освоения Амура. Именно по р. Амазар сплавлялся на Амур для торговли с даурами князя Лавкая еще до появления там в 1649г. отряда Е. П. Хабарова казак И. Е. Квашнин, а в 1650г. также по Амазару выплыл на Амур во главе отряда, следовавшего на подмогу Хабарову, И. Е. Кашинец. О том, что граница по Нерчинскому договору была проведена по впадающей с севера в р. Шилку реке Горбице, а никак не по впадающей в Амур р. Амазар, которые разделяет 257км. пути по воде, убедительно свидетельствуют описание хода самих переговоров, содержащееся в «Статейном списке» русского посла окольничего Ф. А. Головина, и некоторые другие источники.

В первый день переговоров 12 (22) августа 1689г. при обсуждении вопроса о границе Головин предложил провести ее по р. Амур. В ответ маньчжуры, согласно записками Ф. Жербийона - одного из двух монахов-иезуитов, состоявших переводчиками при цинских послах, предложили в качестве рубежа р. Селенгу. Эти предложения не устроили обе стороны, и 13 (23) августа, когда переговоры возобновились, маньчжуры предложили на левой стороне р. Шилки сделать границей Нерчинск, а на правой - р. Онон в месте ее слияния с р. Ингодой, которые, собственно, и образуют р. Шилку. Русские послы в ответ на это предложили провести границу по р. Зее, заявив, как уже было показано выше, что землей «по реку Быстрою всегда владели люди царского величества… но дабы все спокойно жили и миром тешились… они готовы уступить»[7]. 15 (25) августа цинские послы, столкнувшись с твердой позицией Головина, были вынуждены пойти на уступки и предложили проложить границу на левобережье р. Шилки по впадающей в нее с севера днях в 7 пути от Нерчинска р. Черной, а на правобережье снова по р. Онон. Русские послы быстро установили, что Албазин находится «от реки Черные ниже будет ходу дней же 7 или болши», и отказались, поскольку все еще надеялись провести границу по этому острогу, а также из-за невозможности уступить междуречье рек Шилки и Аргуни[7]. 16 (26) августа цинские послы передали через переводчиков-иезуитов новое предложение, по которому границей на левобережье р. Шилки должна была стать впадающая в нее с севера р. Горбица. Нерчинские жители сообщили нашему посольству, что если «река Черная идет в ближней половине меж Нерчинска и Албазина», то «река Горбица идет на половине меж Нерчинска и Албазина»[7]. В действительности, расстояние между Нерчинском и устьем р. Черной составляет по воде 239км, а от Нерчинска до р. Горбицы - 271км. Соответственно, расстояние от устья р. Черной до Албазина равняется 469км, а от р. Гор-бицы до Албазина - 437км. Таким образом, очевидно, что р. Горбица находится вовсе не на середине пути между Нерчинском и Албазином. Тем не менее, расстояние от Нерчинска до р. Амазар составляет 528км, а от р. Амазар до Албазина - 180 км, что уже совсем не соответствует данным «Статейного списка». Еще одним аргументом, свидетельствующим против отождествления р. Урки с р. Черной является то, что она впадает в Амур с севера в 15 км к востоку от р. Амазар (р. Большая Горбица). Следовательно, получается, что вместо уступки маньчжурами еще 32км территории на левобережье р. Шилки русские добились на последнем этапе переговоров, наоборот, передвижения границы еще дальше вглубь русской территории. Кроме того, в ст. 1 русского текста договора, известного только по «Статейному списку Ф. А. Головина», совершенно четко сказано, что р. Горбица впадает в р. Шилку[8], в то время как р. Амазар впадает в р. Амур и уже поэтому никак не может отождествляться с мифической Большой Горбицей.

Совершенно фантастическими выглядят также сведения, якобы полученные от местных жителей в Нерчинске, о перенесении маньчжурами границы через 15-20 лет после заключения Нерчинского договора 1689г. Дело в том, что за 9 лет до него по приказу российского посла в Китае графа С. Л. Рагузинского в Нерчинске были опрошены все пожилые люди, включая оставшихся в живых участников обороны Албазина в 1686-1687 гг., и никто из них даже не заикнулся ни о каком переносе границы с р. Горбицы. И наконец, последним аргументом, свидетельствующим, что граница изначально проходила именно по той р. Горбице, которая называется так до сих пор, является документ 1694г., до сих пор не привлекавший внимания исследователей. Это письмо государственного советника Сонготу, возглавлявшего цинское посольство на нерчинских переговорах, иркутскому воеводе И. П. Гагарину. В нем Сонготу отвечает отказом на требование русских властей о возвращении перебежчиков-монголов, ссылаясь на неразграниченность русской и монгольской территорий, и напоминает ориентиры границы, установленной в 1689г., из-за которой беглецов возвращают. Так вот, одно из направлений этой границы обозначено так: «… в Амур реку с северную из сторон пали Черная, Урум речки, поблизости есть Горбица река, в межах поставлено у этой реки в вершине есть камень голец»[8]. Эта фраза снимает все вопросы, поскольку есть только одна впадающая с севера в р. Шилку река Горбица, западнее которой в Шилку впадает р. Черная, образованная слиянием рек Белый Урюм и Черный Урюм.

Таким образом, представляется несомненным, что русско-китайская граница, установленная по Нерчинскому договору 1689г., имела в западной части Приамурья весьма четкие географические привязки. Обе стороны также ясно представляли границы своих собственных территорий вблизи Охотского побережья, ввиду чего особо оговорили вопрос о неразграниченной территории, которая тогда еще никому не принадлежала.

Заключение

Итак, первое столетие освоения русскими людьми Сибири явилось не только самым ярким, но и переломным периодом ее истории. За время, отведенное одной человеческой жизни, огромный и богатейший край коренным образом изменил и свой внешний облик, и характер внутренних процессов.

К концу XVII в. за Уралом проживало уже около 200 тыс. переселенцев - примерно столько же, сколько аборигенов. Северная часть Азии вошла в состав более развитой в политическом, социальном, культурном и экономическом отношениях страны, объединенной в централизованное и могучее государство. Сибирь была словно прошита редкой, но прочной сетью городов и острогов, стала ареной невиданно оживленной для некогда глухих мест торговли, полем активной деятельности сотен ремесленников, тысяч промышленных людей и десятков тысяч земледельцев.

Если рассматривать в совокупности все последствия продвижения России в сибирские просторы, то мы должны будем выдвинуть на первый план факторы иного рода: те, что имели для судеб нашей страны глубоко прогрессивное значение. За Россией были закреплены богатейшие земли, которые дали колоссальный приток средств в коренные области страны, позволив лучше оснастить, а затем и перестроить ее армию, укрепить оборону. Русское купечество получило большие возможности для расширения торговли. Произошло общее увеличение продуктивности сельского хозяйства. Укрепление торговых связей в целом по стране способствовало углублению общественного разделения труда, давало дополнительный толчок для роста товарного производства и складывания всероссийского рынка, который, в свою очередь, втягивался в рынок мировой. Россия стала обладательницей несметных и в будущем крайне важных для нее природных богатств.

Список литературы

1.Скрынников Р. Г., Экспедиция в Сибирь отряда Ермака. [Текст] / Р. Г Скрынников. - Ленинград, 1982. - 54 с.

2.Скрынников Р. Г., Ермак. [Текст] / Р. Г Скрынников. - Москва, 2008. - 79 с.

.Похлебкин В., Татары и Русь, 360 лет отношений. [Текст] / В. Похлебкин. - М.; 2009. - 158 с.

.Суворин А., Русские замечательные люди. Рассказы. [Текст] / А. Суворин. - СПб.; 1966. - С. 153-162

.Мясников В. С. Договорными статьями утвердили…[Текст] / В. С. Мясников. - М.; 1982. - С. 145, 146.

.Мясников. В. С., Русско-китайские отношения в XVII веке. Материалы и документы. М., 1972. Т. 2. 1686-1691 / Сост. Н. Ф. Демидова, В. С. Мясников. С. 517-518.

.Мясников В. С., Русско-китайские отношения в XVIII веке. Материалы и документы. М., 2007. Т. 2. 1725-1727 / Сост. Н. Ф. Демидова, В. С. Мясников, А. И. Тарасова. С. 294-299.


diplomba.ru

Народы Сибири в XV - XVI вв. Вхождение Сибири в состав Российского государства - Российская Империя

Народы Сибири

На обширных просторах сибирской тундры и тайги, лесостепи и черноземных просторах расселилось население, едва ли превышавшее 200 тыс. человек ко времени прихода русских. В районах Приамурья и Приморья к середине XVI в. обитало около 30 тыс. человек. Этнический  и  языковой  состав населения Сибири был очень разнообразен. Очень тяжелые условия жизни в тундре и тайге и исключительная разобщенность населения обусловили крайне медленное развитие производительных сил у народов Сибири. Большая их часть ко времени прихода русских еще находилась на тех или иных стадиях патриархально-родового строя. Лишь сибирские татары находились на стадии формирования феодальных отношений.
В хозяйстве северных народов Сибири ведущее место принадлежало охоте и рыболовству. Вспомогательную роль играло собирание дикорастущих съедобных растений. Манси и ханты так же, как буряты и кузнецкие татары, добывали железо. Более же отсталые народы еще пользовались каменными орудиями. Большая семья (юрт) состояла из 2 — 3 мужчин и более. Иногда в многочисленных юртах жило несколько больших семей. В условиях Севера такие юрты представляли собой самостоятельные поселки — сельские общины.
Пор. Оби жили остяки (ханты). Главным их занятием была рыбная ловля. Рыбу употребляли в пищу, из рыбной кожи выделывали одежду. На лесистых склонах Урала жили вогулы, которые занимались преимущественно охотой. У остяков и вогулов существовали княжества, возглавлявшиеся родовой знатью. Князья владели рыбными ловлями, местами охоты, и им сверх того еще приносили «подарки» их соплеменники. Между княжествами нередко вспыхивали войны. Захваченных пленных обращали в рабов. В северной тундре жили ненцы, занимавшиеся оленеводством. Со стадами оленей они постоянно передвигались от пастбища к пастбищу. Олени давали ненцам пищу, одежду и жилище, которое делалось из оленьих шкур. Распространенным занятием была рыбная ловля и охота на песцов и диких оленей. Жили ненцы родами во главе с князьями. Далее, к востоку от Енисея, жили эвенки (тунгусы). Их основным занятием была охота на пушного зверя, а также рыбная ловля. В поисках добычи эвенки перемещались с места на место. У них также господствовал родовой строй. На юге Сибири, в верхнем течении Енисея, жили хакасы-скотоводы. УАнгары и Байкала обитали буряты. Их главным занятием было скотоводство. Буряты находились уже на пути становления классового общества. В Приамурье жили племена дауров и дючеров более развитые в хозяйственном отношении.
Якуты занимали территорию, образуемую Леной, Алданом и Амгою. Отдельные группы размещались на р. Яне, вустье Вилюя и района Жиганска. Всего по русским документам якутов в это время насчитывалось около 25 — 26 тыс. человек. Якуты ко времени появления русских были единым народом с единым языком, общей территорией и общей культурой. Якуты находились на стадии разложения первобытнообщинного строя. Основными крупными общественными группами были племена и роды. В хозяйстве якутов широкое развитие получила обработка железа, из которого выделывалось оружие, кузнечные принадлежности и другие орудия труда. Кузнец пользовался у якутов большим почетом (больше, чем шаман). Основное богатство якутов составлял скот. Якуты вели полуоседлую жизнь. Летом они выезжали на зимники, имели также летние, весенние и осенние пастбища. В хозяйстве якутов большое внимание уделялось охоте и рыболовству. Якуты жили в юртах-балаганах, утепленных дерном и землей в зимнее время, а летом — в берестяных жилищах (урса) и в легких шалашах. Большая власть принадлежала родоначальнику-тойону. Он имел от 300 до 900 голов скота. Тойонов окружала челядь-чахардар — из рабов и домашних слуг. Но рабов у якутов было немного, и способа производства они не определяли. Бедные родовичи не были еще объектом зарождения феодальной эксплуатации. Частной собственности на промысловые и охотничьи угодья также не было, но сенокосные угодья распределялись между отдельными семьями.

Сибирское ханство

В начале XV в. в процессе распада Золотой Орды образовалось Сибирское ханство, центром которого первоначально была Чимга-Тура (Тюмень). Ханство объединило многие тюрко-язычные народы, сплотившиеся в его рамках в народность сибирских татар. В конце XV в. после длительных междоусобиц власть захватил Мамед, который объединил татарские улусы по Тоболу и среднему Иртышу и расположил свою ставку в старинном укреплении на берегу Иртыша — «Сибирь», или «Кашлык».
Сибирское ханство состояло из мелких улусов, во главе которых стояли беки и мурзы, составлявшие господствующий класс. Они распределяли кочевья и промысловые угодья и превращали в частную собственность лучшие пастбища и источники воды. Среди знати распространялся ислам, ставший официальной религией Сибирского ханства. Основное трудовое население состояло из «черных» улусных людей. Они платили мурзе, или беку, ежегодные «дары» из продуктов своего хозяйства и дань-ясак хану, несли военную службу в отрядах улусного бека. В ханстве эксплуатировался труд рабов — «ясырей» и бедных, зависимых общинников. Сибирское ханство управлялось ханом с помощью советников и карачи (визиря), а также ясаулов, посылавшихся ханом в улусы. Улусные беки и мурзы были вассалами хана, который не вмешивался во внутренний распорядок жизни улуса. Политическая история Сибирского ханства была полна внутренними междоусобицами. Сибирские ханы, ведя завоевательную политику, захватили земли части башкирских племен и владения угров и тюркоязычных жителей Прииртышья и бассейна р. Оми.
Сибирское ханство к середине XVI в. располагалось на обширном пространстве лесостепи Западной Сибири от бассейна р. Туры на западе и до Барабы на востоке. В 1503 г. внук Ибака Кучум овладел властью в Сибирском ханстве с помощью узбекских и ногайских феодалов. Сибирское ханство при Кучуме, состоявшее из отдельных, экономически почти не связанных между собой улусов, было политически очень непрочным, и при любом военном поражении, нанесенном Кучуму, это государство сибирских татар было осуждено на прекращение своего существования.

Присоединение Сибири к России

Природное богатство Сибири — пушнина — издавна привлекало к себе внимание. Уже в конце XV в. предприимчивые люди проникали за «каменный пояс» (Урал). С образованием Российского государства его правители и торговые люди увидели в Сибири возможность большого обогащения, тем более что предпринимавшиеся с конца XV в. поиски руд драгоценных металлов пока не давали успеха.
В известной мере проникновение России в Сибирь можно поставить в один ряд с происходившим в то время проникновением некоторых европейских держав в заморские страны с целью выкачивания из них драгоценностей. Однако были и существенные отличия.
Инициатива в развитии связей шла не только от Российского государства, но и от Сибирского ханства, которое в 1555 г., после ликвидации Казанского ханства, стало соседом Российского государства и обратилось с просьбой о покровительстве в борьбе со среднеазиатскими правителями. Сибирь вступила в вассальную зависимость от Москвы и платила ей дань пушниной. Но в 70-х годах в связи с ослаблением Российского государства сибирские ханы начали нападения на русские владения. На их пути встали укрепления купцов Строгановых, которые уже начинали посылать свои экспедиции в Западную Сибирь для скупки пушнины, а в 1574г. получили царскую грамоту с правом строить крепости на Иртыше и владеть землями по Тоболу для обеспечения торгового пути в Бухару. Хотя этот план и не был выполнен, Строгановым удалось организовать поход казачьей дружины Ермака Тимофеевича, который вышел на Иртыш и к концу 1582 г. после жестокого боя взял столицу Сибирского ханства Кашлык и изгнал хана Кучума. Многие вассалы Кучума из числа подвластных хану сибирских народов перешли на сторону Ермака. После нескольких лет борьбы, продолжавшейся с переменным успехом (Ермак погиб в 1584г.), Сибирское ханство было окончательно уничтожено.
В 1586 г. была поставлена крепость Тюмень, а в 1587 г. — Тобольск, ставший русским центром Сибири.
В Сибирь устремился поток торговых и служилых людей. Но помимо них, туда двинулись крестьяне, казаки, посадские люди, бежавшие от крепостнического гнета.

 

Б.А. Рыбаков - «История СССР с древнейших времен до конца XVIII века». - М., «Высшая школа», 1975.

www.rusempire.ru

Тема 1 Присоединение Сибири к России. История Сибири: Хрестоматия

Слово о сибирском ханстве

Сибирское татарское ханство (Сибирский юрт) появилось в результате распада Золотой Орды.

В 1563 г. власть в нем захватил Кучум, сын узбекского правителя Муртазы. Кучум свергнул прежних правителей из местной династии, братьев Едигера и Бейбулата, обоих умертвил.

Кучумское царство занимало довольно обширную территорию: от тундры на севере до ишимских и барабинских лесостепей на юге, от Уральского хребта на западе, до Заобья на востоке. Столицей ханства остался город Кашлык,[1] поставленный одним из татарских владык, предшественников Кучума, на развалинах угорской крепости Сибер. По нынешним представлениям Кашлык – небольшое, жалко выглядевшее селение: на холме – мечеть и несколько невысоких деревянных жилищ для знати и воинов, вокруг – беспорядочно разбросанные деревянные лачуги, землянки и юрты бедноты.

Сибирское татарское ханство делилось на улусы, во главе которых стояли беки и ханы.

С покоренных народов: хантов, манси, селькупов, казахов, башкир, также с татар, пытавшихся не подчиниться новому владыке, – взимался тяжелый ясак.[2]

Ставши главой Сибирского ханства, Кучум заявил «белому» (русскому) царю Ивану Четвертому, что признает себя зависимым от него и будет ему ясак, как это делал Едигер.

К 1570 г. Кучум уже уверенно восседал на ханском троне и начал подумывать о перемене своих отношений с русским царем. Но прежде он решил заручиться поддержкой другого владыки, и с этой целью в угоду бухарскому Абдула-хану ввел среди сибирских татар мусульманскую веру. В том же 1570 г. Кучум отправил Ивану Грозному письмо. Содержание его было вроде миролюбивым, и в то же время будило у русского царя тревогу. Чувство это вызывали следующие слова письма: «Люди наши в упокое были и меж них лихо не было, и люди черные в упокое и добре жили. Ныне, при нашем и при твоем времени, эти черные не в упокое. Ныне похочешь мира – и мы помиримся, а хочешь воевать – и мы повоюемся».

В 1571 г. Кучум послал в Москву ясак в последний раз. На восточных границах Руси стало очень неспокойно. Особенно в пределах, где хозяйничали промышленники Строгановы. Ханты и манси, подстрекаемые Кучумом, нападали на русские селения: грабили и убивали людей, жгли постройки. К концу семидесятых годов шестнадцатого века вражеские разбойные набеги участились, сделались крайне жестокими. В них участвовали и сами татары, давать же должный отпор налетчикам не хватало сил: страна уже более двадцати лет вела на западе Ливонскую войну (1558–1583), чтобы прорубить выход к Балтике.

В то тяжелое для Руси время Максим Строганов призвал к себе на службу дружину Ермака. Она в основном своем составе тоже участвовала в Ливонской войне, но весной 1582 г., когда бои начали стихать, снялась с фронта на отдых.

Она, выйдя в сибирский поход 1 сентября 1582 г., начала разгром кучумова царства, присоединение Сибири к России.

В первые три года войны кучумовцы, несмотря на ряд тяжелых поражений, сопротивлялись упорно, наносили русским ощутимые потери. Особенно чувствительный удар они нанесли в августе 1585 г. на островке, в устье р. Вагай. Тогда в ночной схватке полегло немало русских воинов, с ними сам Ермак. Но это был последний большой успех кучумовцев.

Однако еще более десятка лет разрозненные подразделения татарского войска бродили по Прииртышью и Приобью. С одним из таких подразделений метался Кучум. Не смирившиеся с поражением татары совершали разбойные набеги на мелкие подразделения русского войска, на русские селения, начавшие вырастать тут и там. И только со смертью Кучума (предположительно в 1598 г.) в присоединенной к России Сибири наступил относительный мир.

* * *

В середине XVI в. территория Сибирского ханства простиралась от Урала на западе до Барабинской степи на востоке и от р. Тавды на севере до Ишимской степи на юге. В 1563 г. власть в нем захватил, убив местных татарских князей и физически истребив их родственников, шейбанид Кучум, казах или ногаец по происхождению. Сибирское ханство состояло из мелких улусов во главе с беками и мурзами. С соседних народов – хантов и манси – собирался ясак. Централизация власти в ханстве была слабая. Тем не менее развитие феодальных отношений, рост хозяйственных и культурных связей, родственность языков и другие факторы приводили к возникновению новых надплеменных этнических общностей. Как мне представляется, основные этнические группы сибирских татар складывались в XIV–XVI вв., до XIV в. навряд ли можно вести речь о сибирских татарах.

Известно, что Кучум прервал завязавшиеся было дружеские связи Сибирского ханства с Русским государством, проводил по отношению к нему резко враждебную политику, устраивал регулярные нападения на уральские поселения русских. В свою очередь и русские власти распространяли постепенно свое влияние на западные группы сибирских татар еще до прихода Ермака, и часть тюменско-туринских татар расселились в 1570-х гг. в Приуралье.

В тот период значительная часть сибирских татар испытывала жестокое иго со стороны феодальной верхушки, рассматривала Кучума как чужеземца, завоевателя и убийцу местных князей. По этому буквально с первых месяцев похода Ермака, начавшегося в 1581 г., часть татар примкнула к его отряду. А после первого разгрома Кучума татары не только приняли подданство Российского государства, но многие из них стали на военную службу – образовалась сословная группа служилых сибирских татар. Отряд конных татар принимал участие в военных действиях русских против Кучума, в том числе и в последнем его разгроме в 1598 г.

(Томилов Н. Сибирские татары // Прииртышье мое. Омск, 1990. Ч. II. С. 87–88)

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

ПРИСОЕДИНЕНИЕ СИБИРИ К РОССИИ — Историческая энциклопедия Сибири

Материал из Историческая энциклопедия Сибири

ПРИСОЕДИНЕНИЕ СИБИРИ К РОССИИ, включение Сибири и ее населения в состав Рос. гос-ва во 2-й пол. XVI – нач. XVII в. Сопровождалось воен.-полит. и адм.-правовым подчинением сиб. народов рос. власти, их политико-правовой и культ. интеграцией в рос. социум, геогр. и ист.-этногр. изучением новых территорий, их хоз. освоением гос-вом и переселенцами из России. П.С. к Р. было продолжением рус. (вост.-славян.) колонизации и расширения Русью–Россией своей гос. территории, оно обеспечило превращение России в европ.-азиат. державу.

Причинами, непосредственно обусловившими в XVI–XVII вв. продвижение русских на восток, являлись ликвидация воен. угрозы со стороны Сибирского ханства, добыча пушнины как важной статьи рус. экспорта, поиск новых торг. путей и партнеров, занятие территорий, имевших экон. потенциал (с.-х. угодья, полезные ископаемые и т. д.), увеличение числа подданных-налогоплательщиков путем объясачивания сиб. аборигенов, стремление части рус. населения (крестьян, посадских, казаков) избежать усиления крепостничества и фискал. гнета в Европ. России. С нач. XVIII в. все большую роль играли геополит. интересы рос. пр-ва – укрепление позиций России в Азиатско-Тихоокеанском регионе и претензии на статус великой колониальной империи. Предпосылками П.С. к Р. стали укрепление военно-полит. потенциала Моск. Руси, расширение торг. связей с Европой и Азией, присоединение Приуралья и Поволжья (Казанского и Астраханского ханств). Гл. рус. маршруты по Сибири во мн. определялись гидрографией региона, его мощными водными артериями, являвшимися для русских в XVII в. осн. путями передвижения. В П.С. к Р. органично сочетались и взаимодействовали гос. и вольнонарод. колонизация, казен. и частн. интерес. Гл. роль в этом процессе во 2-й пол. XVI – нач. XVIII в. играли служилые люди, действовавшие как по правительств. предписаниям, так и по собств. инициативе (преим. в Вост. Сибири), а также промышленные люди, шедшие на восток в поисках новых р-нов добычи пушнины. В XVIII–XIX вв. осн. роль воен.-колонизац. элемента выполняло казачество. Завершением процесса присоединения являлось установление рос. полит. власти и юрисдикции, выражавшееся на первых порах в создании опорных укреп. пунктов, декларации от имени монарха подданства мест. населения («государево жалованное слово»), его приведении к присяге (шерти) и налогообложении (объясачивании), включении тер. в гос. адм.-тер. систему упр-ния. Важнейшим фактором, обеспечившим успех присоединения, стало переселение на новые земли и оседание там рус. населения (прежде всего крестьянства).

В ист. лит. существуют разные оценки П.С. к Р. В зарубеж. историографии оно трактуется преим. как завоевание в рамках концепций «русской восточной экспансии» и «русского империализма». Среди отеч. историков до сер. XX в. превалировало мнение о завоевании Сибири, затем возобладала концепция преим. мирного и даже добровольного присоединения (или вхождения) сиб. народов в состав России. В наст. время признается, что П.С. к Р. по своему хар-ру представляло сложный и противоречивый процесс этнокультур. взаимодействия, в к-ром переплетались как силовые, воен., так и мирные способы подчинения аборигенов рус. власти. То и другое вызывалось правительств. установками, к-рые, с одной стороны, сводились к необходимости сохранения макс. числа ясачноплательщиков и, соотв., предписывали обходиться с инородцами «ласкою, а не жесточью», с другой стороны, требовали их безусловного подчинения вплоть до применения вооруж. силы. Существ. коррективы в эти установки вносили действия непосредств. исполнителей (сиб. администрации и служилых людей), нередко стремившихся к наживе и практиковавших грабеж инородцев, а также вторжения промышленных людей в охотничьи и промысл. угодья мест. населения. Но в целом отношение рус. власти и рус. людей к аборигенам определялось традицией толерантности, проистекавшей из многовекового опыта общения с неслав. этносами, отсутствием резкого и категоричного неприятия или отторжения чужих культур. Ни гос-во, ни землепроходцы, ни переселенцы не ставили своей целью изгнание или уничтожение корен. населения (см. также Аборигенная политика).

Сиб. этносы воспринимали установление рус. власти по-разному, в зависимости от особенностей этногенеза, уровня их соц.-экон. и полит. развития, степени знакомства с системой господства-подчинения, этнополит. ситуации, заинтересованности в рус. защите от враждеб. соседей, наличия внеш. влияния со стороны иностр. гос-в. Темп и хар-р присоединения во мн. определялись существовавшими у сиб. народов межэтнич. и внутриэтнич. противоречиями, к-рые, как правило, существенно облегчали подчинение разрозненных абориг. социумов. Свою роль сыграли умелые действия рус. пр-ва по привлечению на сторону России абориг. верхушки (раздача подарков, оказание почестей, освобождение от уплаты ясака, зачисление на службу с выплатой жалованья, крещение и т. п.), что превращало ее в проводника рус. политики.

Присоединение разных тер. Сибири имело широкий спектр вариантов: от быстрого до длительного, от мирного до военного. Рус.-абориг. вооруж. противостояние, однако, не носило хар-ра широкомасштаб. войны: воен. действия, сопровождавшиеся подчас серьезными сражениями и взаимной жестокостью, перемежались периодами мирных контактов и даже союзнических отношений.

Знакомство русских с Сибирью началось в кон. XI в., когда новгородцы проложили путь в землю загадочной югры, располагавшейся на севере Приуралья и Зауралья (см. Походы новгородцев в Северное Зауралье в XII–XV вв.). В XII – 1-й пол. XV в. новгород. дружины периодически появлялись в Югре, вели здесь пушной промысел, меновой торг и сбор дани. В XII – нач. XIII в. на «меховом пути» с новгородцами соперничало Владимиро-Суздальское княжество, подчинявшее Прикамье. Однако экспансия была прервана монг. нашествием. В 1265 Югорская земля упоминалась среди подчиненных Новгороду волостей. Но зависимость югорских князцов от боярской республики была номинальной и ограничивалась нерегулярной уплатой дани-ясака. К нач. XIV в. большая часть приурал. югры, спасаясь от новгород. походов и объясачивания, мигрировала за Урал. К 1364 относится 1-й известный поход новгородцев за Урал, в Ниж. Приобье. Со 2-й пол. XIV в. на Приуралье стало распространяться влияние Моск. княжества, организовавшего христианизацию коми-зырян и подчинение Прикамья. Во 2-й пол. XV в. моск. войска провели неск. рейдов на Урал и в Сибирь, в низовья Оби и Иртыша, где собирали дань в великокняжескую казну (см. Походы московских воевод в Северное Зауралье в XV–XVI вв.). После утраты Новгородом в 1478 независимости все его сев. владения вошли в состав Моск. гос-ва. К кон. XV в. власть Москвы формально признал ряд остяцких и вогульских княжеств Нижнего Приобья, а моск. вел. кн. Иван III присвоил себе титул «князя Югорского, Кондинского и Обдорского». К 1480 Москва установила отношения с Тюменским ханством, к-рые из первоначально союзных перешли во враждебные: в 1483 моск. рать воевала с татарами на Тавде и Тоболе, в 1505 тюмен. татары совершили набег на рус. владения в Перми Великой. В нач. XVI в. Тюменское ханство исчезло, его земли отошли к возникшему Сибирскому ханству, в к-ром утвердилась династия Тайбугидов.

В 1-й пол. XVI в. Моск. гос-во не проявляло активности на сиб. направлении. Инициатива перешла к купцам и пром. людям, к-рые, помимо сухопутного, освоили морской маршрут из Двины и Печоры на Обь. Ок. сер. XVI в. на севере Зап. Сибири стали возникать 1-е рус. поселения – торг. и промысл. фактории-зимовья. Во время моск.-казанских войн 1445–52 правители Сиб. ханства участвовали в антирус. коалиции, их отряды совершали набеги на Пермь Великую. В 1550-х гг. произошел перелом в рус.-татар. отношениях. К Моск. гос-ву были присоединены Казанское и Астраханское ханства, рус. подданство признала Большая Ногайская Орда. В 1555–57 сиб. хан Едигер, ища поддержки в борьбе с Кучумом – сыном бухар. правителя Муртазы, признал себя вассалом Ивана IV с ежегодной уплатой дани. Однако начавшаяся Ливонская война не позволила царю оказать помощь Едигеру, к-рый в 1563 потерпел поражение от Кучума. Новый правитель Сиб. ханства повел враждебную политику в отношении Москвы, в 1573–82 его отряды при поддержке пелымского князца Аблегирима совершили нападения на рус. владения в Приуралье. В условиях Ливонской войны Иван IV поручил оборону сев.-вост. границ гос-ва купцам, солепромышленникам и землевладельцам Строгановым, к-рые наняли вольных казаков. В 1581 или 1582 казачий отряд под рук-вом атамана Ермака по собств. инициативе, поддержанной Строгановыми, двинулся в сиб. поход, к-рый, начавшись как типичный казачий разбойничий набег, кардинально изменил ситуацию в Зап. Сибири и хар-р рус.-сиб. политики. Разгромив в сражениях на урочище Бабасан (р. Тобол) и на Чувашевом мысу (р. Иртыш) войско Кучума и союзных ему остяцких и вогульских князцов, Ермакова дружина заняла столицу ханства – Кашлык. К 1585 казаки нанесли еще ряд поражений кучумовским татарам и объясачили часть татар, остяков и вогулов. После гибели Ермака остатки его дружины в 1585 ушли на Русь. Но к этому времени рос. пр-во, узнав об успехах казаков, приняло решение о занятии вост. территорий, богатых пушниной.

С 1585 в Зап. Сибирь стали прибывать правительств. отряды. Они занялись стр-вом острогов и подчинением окрестного населения. К кон. XVI в. были основаны Обский городок (1585), Тюмень (1586), Тобольск (1587), Лозьвинский городок (1588), Пелым (1593), Берёзов (1593), Сургут (1594), Тара (1594), Обдорский городок (1595), Нарым (1595), Кетск (1596), Верхотурье (1598), Туринск (1600), и земли сиб. татар, обских угров (остяков и вогулов) и части самоедов оказались в составе России. Нек-рые из мест. князцов (напр., Лугуй, Алач, Игичей, Бардак, Цынгоп) без сопротивления признали рус. власть и оказали ей воен. поддержку. Но Пелымское, Кондинское, Обдорское, Куноватское, Ляпинское княжества, а также Пегая Орда были покорены силой оружия. В Сиб. ханстве началась междоусобица: против Кучума выступил последний представитель династии Тайбугидов – Сейид-Ахмад (Сейдяк), на его сторону переметнулся ряд кучумовских мурз. Кучум бежал в Барабинскую степь и продолжил борьбу с русскими. В 1587 Сейид-Ахмад был пленен. После этого большая часть сиб. татар признала новую власть, их знать была зачислена на рус. службу. В 1598 рус.-татар. отряд А. Воейкова на р. Ирмень (приток Оби) нанес окончат. поражение Кучуму. Сиб. ханство прекратило свое существование.

К нач. XVII в. рус. подданство признали тарские, барабинские и чатские татары. Приехавший в Москву князец еуштинских татар Тоян Ермашетев обратился с просьбой о стр-ве в его землях рус. укрепления для защиты от набегов енисейских кыргызов. В 1604 рус.-татар. отряд при поддержке кодских остяков основал Томск, ставший опорной базой рус. освоения Ср. Приобья. В 1618 на земле кузнецких татар (абинцев и кумандинцев) был поставлен Кузнецк. В результате почти вся тер. Зап. Сибири была подчинена русскими. Однако отд. группы мест. населения на протяжении XVII в. периодически поднимали восстания (волнения вогулов на Конде в 1606, осада Берёзова пелымскими вогулами и сургут. остяками в 1607, выступление остяков и татар против Тюмени в 1609, вогулов – против Пелыма и Верхотурья в 1612, остяков и самоедов – против Берёзова в 1665, попытки восстания нижнеобских остяков и самоедов в 1662–63 и в нач. XVIII в., и т. д.). Долгое время на особом положении, с сохранением статуса княжеств и полусамостоятельности, оставались Кодское княжество (до 1644), возглавляемое князьями Алачевыми, и Обдорское княжество (вплоть до XIX в.), где утвердилась династия князей Тайшиных. Практически вне досягаемости рус. власти были тундровые самоеды, кочевавшие от Печоры на западе до Таймыра на востоке, нерегулярно платившие ясак и неоднократно в XVII–XVIII вв. совершавшие нападения на остяков, ясачных сборщиков, пром. и торг. людей, на рус. зимовья и даже Обдорск (1649, 1678/79). Отношения с ними коронная администрация предпочитала строить через обдорских остяцких князцов.

Гл. цель рус. движения в Сибирь – добыча пушнины – определяла и осн. его маршруты – по таеж. полосе, где была незначит. плотность абориг. населения. К 1580-м гг. рус. мореходы освоили морской путь из Белого моря в Мангазею – р-н устьев рек Таз и Енисей. К нач. XVII в. пром. люди основали здесь зимовья и наладили торговлю с мест. самоедами. В 1600–01 появились правительств. отряды. На р. Таз они основали город Мангазею (1601), к-рый стал важной опорной базой для землепроходцев, отправлявшихся далее на восток. К 1607 были сооружены Туруханское (в устье Турухана) и Инбацкое (в устье Елогуя) зимовья, затем началось продвижение русских по Подкам. и Ниж. Тунгускам, Пясине, Хете и Хатанге. Подчинение и объясачивание обитавших здесь кочевых самоедов и тунгусов затянулось на весь XVII в., причем нек-рые их группы («юрацкая пуровская самоядь») оказывали русским сопротивление и в последующем.

В Мангазею русские попадали в осн. морем, но к 1619 пр-во, обеспокоенное попытками англ. и гол. мореплавателей освоить путь на Обь и Енисей и недовольное беспошлинным вывозом сиб. пушнины, запретило мангазейский мор. ход. Это привело к освоению юж. путей из Зап. Сибири в Восточную – по притокам ср. Оби, прежде всего по р. Кеть. В 1618 на волоке между Кетью и Енисеем был основан Маковский острог, на Енисее в 1618 – Енисейск и в 1628 – Красноярск, в 1628 на р. Кан – Канский острог и на р. Ангара – Рыбенский острог. Самодийские и кетоязычные народы Ср. Енисея достаточно быстро признали рус. подданство, но жившие к востоку от Енисея в Зап. Приангарье тунгусы оказали упорное сопротивление, их подчинение затянулось до 1640-х гг. И в дальнейшем, до нач. XIX в., часть тунгусов, кочевавшая в отдаленных от рус. поселений таеж. р-нах, стремилась минимизировать контакты как с представителями власти, так и с рус. поселенцами.

Продвижение русских на юг Сибири в XVII в. натолкнулось на актив. сопротивление кочевых народов. В зап.-сиб. степях противодействие рус. власти пытались оказать потомки Кучума – кучумовичи, к-рые, пользуясь поддержкой сначала ногайцев, затем калмыков и джунгар, совершали набеги на рус. и ясачные поселения и инициировали восстания в 1628–29 тарских, барабин. и чатских татар, в 1662 – части татар и вогулов. К нач. XVIII в. кучумовичи как актив. полит. сила сошли с ист. сцены. В 1-й пол. XVII в. рус. степное пограничье тревожили калмыки, кочевавшие по Казахстану из Монголии в Поволжье, во 2-й пол. века – башкиры, подымавшие антирус. восстания (1662–64 и 1681–83). С кон. XVII в. начались набеги казахов, подкочевавших к зап.-сиб. границам. В верховьях Иртыша, Оби и Енисея русские столкнулись с воен.-полит. объединениями телеутов (улус Абака и его потомков) и енисейских кыргызов (Езерское, Алтысарское, Алтырское и Тубинское княжества), не желавших мириться с потерей подвластной им территории и зависимого от них населения – кыштымов, к-рых русские стремились перевести в свое подданство. Опорными базами распространения рус. власти в степи служили Томск, Кузнецк, Енисейск и остроги – Мелесский (1621), Чатский (ок. 1624), Ачинский (1641), Караульный (1675), Ломовский (1675). Из части мест. «татар» (еуштинцев, чатов, телеутов) в Томске, Красноярске, Кузнецке были сформированы подразделения служилых татар.

Осн. беспокойство русским доставляли кыргыз. княжества, сами являвшиеся вассалами и данниками сначала зап.-монг. (хотогойтского) гос-ва алтын-ханов, затем Джунгарского ханства. Лавируя между интересами рус. царя, монг. алтын-хана и джунгар. хунтайджи, кыргызы то заключали мир и даже соглашались платить ясак, то совершали нападения на рус. и ясачные волости Томского, Кузнецкого и Красноярского у., в т. ч. осаждали Томск (1614), Красноярск (1667, 1679, 1692), Кузнецк (1700), сжигали Абаканский (1675), Ачинский (1673, 1699), Канский (1678) остроги. Отношения с телеутами из первоначально союзных (договора 1609, 1621) превращались также то во враждебные (участие телеутов в татар. восстании 1628–29), то в мирные. Рус. сторона, используя противоречия между алтын-ханами и Джунгарией, телеутами и кыргызами, не только сдерживала натиск кочевников, но и наносила им неоднократные ощутимые поражения и упорно объясачивала пестрое в этнич. отношении юж.-сиб. население – кумандинцев, тубаларов, телесов, тау-телеутов, челканцев, теленгитов, чулымцев, качинцев, аринцев, кызыльцев, басагарцев, мелесцев, сагайцев, шорцев, мадов, маторов, саянцев-сойотов и др. Помимо воен. силы царское пр-во стремилось использовать для своего закрепления в Юж. Сибири переговоры с кыргыз. князьями, алтын-ханами и хунтайджой.

Борьба за подданных между Россией, алтын-ханами и Джунгарией, а также между Россией, телеут. и кыргыз. княжествами привела к установлению в Барабинской степи, на Алтае, в Горн. Шории, Кузнецкой и Хакасо-Минусинской котловинах и Зап. Саянах (Саянская и Кайсоцкая землицы) многоданничества, когда значит. часть мест. населения вынуждена была платить дань русским, кыргызам, телеутам, джунгарам и хотогойтам. В ходе этой борьбы кыштымы ориентировались на того, кто в данный момент был сильнее. Они то признавали рус. власть, то отказывались платить ясак и участвовали в антирус. выступлениях. Но число самостоят. восстаний ясачных кыштымов было невелико, они, как правило, присоединялись к кыргызам, телеутам, джунгарам или пользовались их поддержкой. В 1667 гос-во алтын-ханов было разгромлено Джунгарией и в 1686 исчезло. После этого Алтай (Телеутская землица) и юг Хакасо-Минусинской котловины (Кыргызская землица) вошли в состав джунгар. владений. На рус.-джунгар. пограничье установился режим двоеданничества. Отд. группы телеутов, не признав господство Джунгарии, в 1660–70-х гг. перекочевали в рос. пределы, были расселены в Кузнецком и Томском у., часть из них вместо уплаты ясака обязалась нести воен. службу царю (т. н. выезжие телеуты).

Достигнув Енисея, русские в 1620-х гг. двинулись далее на восток и начали подчинение Прибайкалья, Забайкалья и Якутии. В отличие от Зап. Сибири, где в осн. по правительств. предписаниям проводили операции относительно круп. воинские контингенты, в Вост. Сибири действовали хотя и под общим контролем и рук-вом властей, но зачастую по собств. инициативе и на свои средства небольшие отряды землепроходцев.

В 1625–27 В. Тюменец, П. Фирсов и М. Перфильев прошли вверх по Ангаре и собрали сведения о «братских людях» (бурятах). В 1628 в Прибайкалье совершили походы П.И. Бекетов – по Ангаре в верховья Лены и В. Черменинов – по Уде. Прибайкал. буряты (булагаты, ашехабаты, икинаты, эхириты, хонгодоры, хоринцы, готелы) первоначально отнеслись к русским миролюбиво, однако объясачивание и грабежи, учиненные казаками (действия отряда Я.И. Хрипунова и краснояр. казачьей вольницы в 1629), а также стр-во Илимского (1630), Братского (1631), Киренского (1631), Верхоленского (1641), Осинского (1644/46), Нижнеудинского (1646/48), Култукского (1647) и Балаганского (1654) острогов вынудили их взяться за оружие. В 1634 буряты разгромили отряд Д. Васильева и уничтожили Братский острог, в 1636 осаждали Братский, в 1644 – Верхоленский и Осинский остроги, в 1658 значит. часть икинатов, ашехабатов, булагатов, эхиритов и хонгодоров, подняв восстание, бежала в Монголию. Но сопротивление бурят было разрозненным, среди них продолжались междоусобицы, в к-рых соперничавшие роды пытались опереться на казаков. К 1660-м гг. актив. сопротивление прибайкальских бурят было подавлено, они признали рус. подданство. Прибайкальские тунгусы, являвшиеся данниками бурят, относительно быстро и мирно переориентировались на признание рус. власти. С основанием в 1661 Иркутска присоединение Прибайкалья было закончено. В 1669 поставлен Идинский острог, в 1671 – Яндинский, ок. 1675 – Чечуйский, в 1690-х гг. – Бельский, в 1676 – Тункинский острог, обозначивший границу рус. владений в Вост. Саянах.

В 1621 в Мангазее были получены 1-е известия о «большой реке» Лене. В 1620-х – нач. 1630-х гг. из Мангазеи, Енисейска, Красноярска, Томска и Тобольска на Лену, Вилюй и Алдан ходили воен.-промысл. экспедиции А. Добрынского, М. Васильева, В. Шахова, В.Е. Бугра, И. Галкина, П.И. Бекетова и др., к-рые объясачивали местное население. В 1632 основан Якутский (Ленский) острог, в 1635/36 – Олёкминский, в 1633/34 – Верхневилюйское зимовье, в 1633/35 – Жиганское. Якут. роды (бетунцы, мегинцы, катылинцы, дюпсинцы, кангаласцы и др.) на первых порах пытались оказать сопротивление казачьим отрядам. Однако существовавшие между ними противоречия, использованные русскими, обрекли их борьбу на провал. После разгрома в 1632–37 и 1642 наиболее непримиримых тойонов якуты быстро признали рус. власть и в последующем даже оказали помощь в покорении др. народов.

Заняв центр. р-ны Якутии, казаки и промышленники устремились далее на сев.-восток. В 1633–38 И. Ребров и М. Перфильев вышли по Лене к Ледовитому океану, по морю достигли Яны и Индигирки, открыв Юкагирскую землицу. В 1635–39 Е.Ю. Буза и П. Иванов проложили сухопутный маршрут из Якутска через Верхоянский хр. к верховьям Яны и Индигирки. В 1639 отряд И. Москвитина вышел к Тихому океану (в устье р. Улья на Охотском побережье), в 1640 совершил плавание к устью Амура. В 1642–43 землепроходцы М.В. Стадухин, Д. Ярило, И. Ерастов и др. проникли на Алазею и Колыму, где познакомились с алазейскими чукчами. В 1648 С.И. Дежнев и Ф.А. Попов морем обогнули сев.-вост. оконечность Азиатского материка. В 1650 на Анадырь по сухопутью с Колымы вышли М.В. Стадухин и С. Мотора. С сер. XVII в. отряды землепроходцев и мореходов стали осваивать пути на Чукотку, в Корякскую землицу и на Камчатку. В присоединяемых землях во 2-й пол. 1630–40-х гг. начали возводить остроги (Верхоянский, Зашиверский, Алазейский, Среднеколымский, Нижнеколымский, Охотский, Анадырский) и зимовья (Нижнеянское, Подшиверское, Уяндинское, Бутальское, Олюбенское, Верхнеколымское, Омолонское и др.). В 1679 был основан Удский острог – крайняя юж. точка рус. присутствия на Охотском побережье. Все эти укрепления стали опорными базами для подчинения окрестного населения – юкагиров, тунгусов, коряков и чукчей, большая часть к-рых с оружием в руках пыталась воспротивиться объясачиванию, неоднократно нападая на рус. отряды, остроги и зимовья. К нач. XVIII в. русским в осн. удалось сломить сопротивление юкагиров и тунгусов.

В 1643 русские – отряд С. Скороходова – впервые вышли в Забайкалье, в р-н р. Баргузин. Во 2-й пол. 1640–50-х гг. за Байкал, где обитали буряты-хоринцы, монголы-табангуты, тунгусы и самодийско-тюркояз. кайсоты, югдинцы и сойоты (в Вост. Саянах), проникли отряды В. Колесникова, И. Похабова, И. Галкина, П. Бекетова, А.Ф. Пашкова. Казаки основали Верхнеангарский (1646/47), Баргузинский (1648), Баунтовский (1648/52), Иргенский (1653), Теленбинский (1658), Нерчинский (1658), Кучидский (1662), Селенгинский (1665), Удинский (1666), Еравнинский (1667/68, 1675), Итанцинский (1679), Аргунский (1681), Ильинский (1688) и Кабанский (1692) остроги. Присоединение Забайкалья носило преим. мирный хар-р, хотя и происходили отд. вооруж. столкновения с табангутами и тунгусами. Близость круп. сев.-монг. (халхаских) ханств заставляла русских действовать с большой осторожностью и лояльно относиться к мест. населению. В то же время монг. набеги подтолкнули забайкал. хоринцев и тунгусов достаточно быстро принять рус. подданство. Монголы, считавшие Забайкалье своей кыштымской территорией, но озабоченные в это время угрозой, исходившей от маньчжуров и джунгар, не препятствовали русским, чья малая числ. первоначально не вызвала у них особого беспокойства. Более того, сев.-монг. правители Тушэту-хан и Цэцэн-хан одно время рассчитывали получить поддержку России в борьбе против возможной агрессии маньчжуров. Но вскоре ситуация изменилась. В 1655 Халха-Монголия попала в вассальную зависимость от маньчжур. императора. С 1660-х гг. начались нападения монголов и табангутов на рус. остроги и поселения в Прибайкалье и Забайкалье. Одновр. шли рус.-монгол. переговоры о принадлежности территории и населения, но успеха они не имели. В 1674 казаки на р. Уда нанесли поражение табангутам, к-рые оставили свои земли в Еравнинской степи и ушли в Монголию.

Одновр. с Забайкальем русские начали занимать Приамурье. В 1643–44 В. Поярков, выйдя из Якутска, поднялся по Алдану и его притоку Учуру на Становой хр., затем по Зее спустился в Амур и достиг его устья. В 1651 по Лене и Олёкме на Амур в месте слияния Шилки и Аргуни вышел Е. Хабаров. В 1654 к хабаровцам присоединился отряд П. Бекетова. На Амуре и его притоках землепроходцы построили Усть-Стрелочный (ок. 1651), Ачанский (1651) и Кумарский (1654) остроги. К сер. 1650-х гг. они организовали сбор ясака со всего населения Амура, низовий Сунгари и Уссури – дауров, дючеров, тунгусов, натков, гиляков и др. Действия поярковцев и хабаровцев, среди к-рых преобладала казачья вольница, вызвали вооруж. отпор дауров и дючеров. Кроме того, против русских выступили маньчжуры, основавшие в Китае династию Цин и считавшие Приамурье сферой своих интересов. Отбив их нападения в 1652 и 1655, казаки в 1658 были разгромлены недалеко от устья Сунгари. Выбив русских с Амура и уведя оттуда почти всех дауров и дючеров, маньчжуры ушли. В 1665 русские вновь появились в Приамурье и поставили там Албазинский (1665), Верхозейский (1677), Селемджинский (Селенбинский) (1679) и Долонский (Зейский) (1680) остроги. В ответ маньчжуры возобновили воен. действия. Их поддержал ряд халхаских ханов, зависимых от Цинов и заинтересованных в ликвидации рус. присутствия в Забайкалье. Попытки царского пр-ва дип. путем урегулировать отношения с Цинским Китаем провалились. Итогом вооруж. противоборства на Амуре с маньчжурами и в Забайкалье с монголами стал Нерчинский договор 1689, согласно к-рому Россия уступила Приамурье Китаю, а гос. граница определилась по Аргуни и Становому хр. до верховьев Уды, впадающей в Охотское море. В ходе воен. действий в Забайкалье буряты и тунгусы в осн. поддержали рус. власть. В 1689 рус. подданство приняла большая часть табангутов, поселенная между Селенгинском и Нерчинском.

К кон. XVII в. осн. тер. Сибири оказалась в составе России. На юге рус. владения выходили к лесостепному пограничью и примерно очерчивались по линии, проходящей немного южнее Ялуторовска, Тобольска, Тары, Томска, Кузнецка, Красноярска, Нижнеудинска, Тункинского острога, Селенгинска, Аргунского острога, далее по Становому хр. к Удскому острогу на побережье Охотского моря. На севере естеств. границей являлось побережье Ледовитого океана. На востоке крайними точками рус. власти были Охотский и Анадырский остроги.

Процесс присоединения Россией новых территорий продолжился в XVIII в. В результате похода 1697–99 В.В. Атласова началось подчинение Камчатки. Опираясь на Нижнекамчатский (1697), Верхнекамчатский (1703) и Большерецкий (1704) остроги, казаки к 1720-м гг. объясачили ительменов и «курильских мужиков». Их попытки оказать сопротивление (1707–11, 1731) были подавлены. В 1711 казачья экспедиция под рук-вом Д.Я. Анциферова и И.П. Козыревского посетила 1-й (Шумшу) и, возможно, 2-й (Парамушир) о-ва Курильской гряды. В это же время из Анадырска и Охотска активизировалось объясачивание коряков, значит. часть к-рых упорно не признавала рус. господство. Равным образом безрезультатными были попытки объясачить чукчей, обитавших на Чукотском п-ове.

С кон. 1720-х гг. рос. пр-во, планируя расширить и укрепить позиции России в сев. акватории Тихого океана, активизировало усилия по подчинению народов и земель на крайнем сев.-востоке Сибири. В 1727 была создана воен. экспедиция, названная позднее Анадырской партией, во главе с А.Ф. Шестаковым и Д.И. Павлуцким. Экспедиция, покорив еще «немирных иноземцев», должна была обеспечить тыл и базу для рус. продвижения в Сев. Америку, поиск путей к к-рой являлся одной из задач Первой и Второй Камчатских экспедиций. Но походы 1729–32 Шестакова и Павлуцкого, к-рые дипломатии предпочли грубую силу, вызвали вооруж. противодействие коряков и чукчей. Ситуация осложнялась тем, что чукчи-оленеводы с кон. XVII в., расширяя свои пастбищные угодья, стали совершать систематич. нападения на юкагиров и коряков. Поддержку русским оказывали оленные юкагиры и коряки, обитавшие в р-не Анадыря и страдавшие от чукот. набегов, а также тунгусы-ламуты, расселявшиеся на тер. охотоморских коряков. Все территор. группы чукчей решительно сопротивлялись русским. Оседлые коряки, проживавшие по побережью Охотского и Берингова морей, то воевали с русскими, то прекращали воен. действия и даже вносили ясак. Одновр. происходили вооруж. столкновения между чукчами и коряками. Апогей воен. действий пришелся на 2-ю пол. 1740-х – 1-ю пол. 1750-х гг. К сер. 1750-х гг. в результате карат. походов и стр-ва крепостей (Гижигинской, Тигильской, Вилигинской и др.) коряки были сломлены и признали рус. власть. В 1764 имп. Екатерина II объявила об их приеме в рос. подданство. Одновр., не сумев справиться с чукчами, рус. власть отказалась от силовых мер и перешла к дипломатии. В ходе переговоров во 2-й пол. XVIII в. с влиятельными чукот. тойонами были достигнуты соглашения о мире на условиях уплаты чукчами ясака на добровольной основе. В 1764 Анадырская партия была упразднена, в 1771 ликвидирован Анадырский острог. В 1779 чукчи объявлены подданными России.

Присоединение сев.-востока Сибири сопровождалось мор. экспедициями по обследованию сев. акватории Тихого океана (см. Географические иследования Сибири), приведшими к открытию Аляски, Алеутских и Курильских о-вов. Инициативу в их освоении взяли в свои руки купцы и пром. люди, к-рые устремились туда в погоне за пушниной. К кон. XVIII в. они основали на Аляске, о-вах Кадьяк, Афогнак и Ситка несколько рус. поселений, что привело к возникновению т. н. Русской Америки. В 1799 была создана Российско-американская компания, включившая в сферу своих интересов и Курильские о-ва.

В XVIII в. изменилась междунар. ситуация на юж.-сиб. границах. С кон. XVII в. началось острое соперничество Джунгарии и Цинского Китая за обладание монг. землями. Развернулась также борьба между Джунгарией и казахами. Все это отвлекало внимание и силы джунгар от юга Зап. Сибири, Алтая и Хакасии, вынуждало их не обострять отношения с Россией. В 1703–06 в целях увеличения своего войска джунгары увели в свои земли большую часть енисейск. кыргызов и алт. телеутов. Воспользовавшись этим, рус. сторона, ликвидировав оставшиеся малочисл. группы кыргызов, быстро заняла освободившуюся территорию, куда стали переселяться ясачные люди – белтиры, сагайцы, качинцы, койбалы. Со стр-вом Умревинского (1703), нового Абаканского (1707), Саянского (1718), Бикатунского (1709, 1718), Чаусского (1713), Бердского (1716) острогов и Белоярской крепости (1717) в состав России вошли Сев. (степной) Алтай и Хакасо-Минусинская котловина. С кон. 1710-х гг. от Юж. Урала до Алтая для защиты от набегов кочевников возводятся крепости, форпосты и редуты, из к-рых составляются укрепленные (пограничные) линии. Их выдвижение к югу обеспечило присоединение Россией значит. степ. р-нов выше по Тоболу, Ишиму, к северу от Иртыша и в предгорьях Алтая. Попытки джунгар остановить рус. продвижение успеха не имели. Сохранялись взаимные рос.-джунгар. территор. споры. На положении двоеданцев оставалась часть барабин. татар, енисейск. белтиров, мадов, койбалов, алт. аз-кыштымов, кергешов, юссов, кумандинцев, тогулов, тагапцев, шорцев, тау-телеутов, телесов. С нач. XVIII в. территор. претензии на верховья Енисея (Урянхай–Туву) стали предъявлять сев.-монг. ханы.

В 1691 маньчжуры окончательно подчинили Сев. Монголию, что актуализировало вопрос о разграничении владений России и Китая. В результате переговоров о границе и статусе погран. буфер. территорий между империями в 1727 подписан Буринский трактат, согласно к-рому проводилась демаркация рос.-кит. границы от Аргуни на востоке до перевала Шабин-Дабаг в Саянах на западе. Забайкалье признавалось тер. России, а Тува (Урянхайский кр.) – Китая. После разгрома в 1755–58 цинскими войсками Джунгарии Китай овладел всей Тувой и стал претендовать на Горн. Алтай. Спасаясь от цинской агрессии, мн. зайсаны Горн. Алтая, бывшие до этого джунгар. подданными, обратились к рус. властям с просьбой принять их с подвластным населением в рос. подданство, что было осуществлено в 1756. Однако слабость воен. сил, дислоцированных в Сибири, не позволила рос. пр-ву воспрепятствовать распространению в юж. р-нах Горн. Алтая цинского влияния, к-рое осуществлялось преим. силой. Предложения С.-Петербурга разграничить данную территорию были отвергнуты Пекином. В результате южноалт. земли (Улаганское плоскогорье, Курайская степь, бассейны рек Чуя, Аргут, Чулышман, Башкаус, Толыш) превратились в буфер. зону, а их население – телесы и теленгиты – в рос.-кит. двоеданцев, с сохранением, однако, их значит. самостоятельности во внутр. делах. Со 2-й пол. XVIII в. в Горн. Алтае стали появляться рус. поселения беглых раскольников, солдат, крестьян, работных людей с Колывано-Воскресенских (Алтайских) з-дов – т. н. алтайских каменщиков, развивалась рус.-алт. торговля. На рубеже 1820–30-х гг. бийские купцы основали в Чуйской долине торг. факторию Кош-Агач. Китай, со своей стороны, не предпринимал никаких попыток экон. освоения Горн. Алтая.

В 1-й пол. XIX в. Россия значительно усилила свои позиции в Азии. Активизировался начавшийся еще в предыдущем столетии процесс присоединения казах. жузов. К 1850-м гг. в состав России был включен Семиреченский кр. до р. Или, с 1853 началось освоение Заилийского кр. После того как экспедиции А.Ф. Миддендорфа (1844–45) и Н.Х. Агте (1848–50) установили отсутствие на Амуре кит. поселений и неподвластность Китаю мест. населения, а экспедиция Г.И. Невельского (1849–50) доказала судоходность Амур. лимана и основала там Николаевский пост (ныне – Николаевск-на-Амуре), в 1850-х гг. по инициативе вост.-сиб. генерал-губернатора Н.Н. Муравьева Приамурье было занято рус. войсками. Воспользовавшись воен.-полит. ослаблением Китая, Россия добилась от Пекина офиц. признания своих прав на тер. Горн. Алтая и Д. Востока. Согласно Айгунскому договору (1858), Тяньцзиньскому трактату (1858) и Пекинскому договору (1860), рус.-кит. граница прошла по Амуру, Уссури, оз. Ханко и до устья р. Тумынцзян. В Приамурье и Приморье были основаны Благовещенск (1858), Хабаровск (1858) и Владивосток (1860). В 1864 подписан Чугучакский протокол, определивший границу в Горн. Алтае от Шабин-Дабага к оз. Зайсан. Алт. двоеданцы переходили в ведомство России, в 1865 они принесли присягу на подданство рос. монарху.

В 1853 рус. поселения (Муравьевский и Ильинский воен. посты) появились на Сахалине, 1-е сведения о к-ром были получены еще в сер. XVII в. Это привело к конфликту с Японией, осваивавшей юж. часть острова, а также Курильские о-ва. В 1855 по Симодскому договору была определена рус.-яп. граница на Курилах, она прошла между о-вами Уруп и Итуруп; Сахалин остался неразделенным. В 1867 рос. пр-во продало США владения Российско-американской компании на Аляске и Алеутских о-вах. В 1875 по Петербургскому трактату Россия уступила Японии сев. Курильские о-ва, закрепив за собой взамен все права на Сахалин. В 1905 в результате поражения России в Русско-японской войне 1904–05 юж. часть Сахалина (до 50-й параллели) была отторгнута Японией.

Присоединение Горн. Алтая облегчило расширение рус. экон. влияния в Туве (Урянхайский кр.). Здесь начинается разработка зол. приисков, осваиваются рыбные промыслы. К кон. XIX в. открываются торг. фактории и появляются 1-е переселенцы-крестьяне. С 1911 в результате нац.-освободит. движения тувинцев кит. власть в Туве фактически ликвидирована. 18 апр. 1914 по просьбе ряда тувинских нойнов и лам Россия официально установила протекторат над Тувой, к-рая под наименованием Урянхайского кр. была административно подчинена иркут. генерал-губернатору.

Лит.: Бахрушин С.В. Казаки на Амуре. Л., 1925; Окладников А.П. Очерки по истории западных бурят-монголов. Л., 1937; Якутия в XVII в. Якутск, 1953; Бахрушин С.В. Науч. тр. М., 1955–59. Т. 1–4; История открытия и освоения Северного морского пути. М., 1956. Т. 1; Залкинд Е.М. Присоединение Бурятии к России. Улан-Удэ, 1958; Долгих Б.О. Родовой и племенной состав народов Сибири в XVII в. М., 1960; Александров В.А. Русское население Сибири XVII – начала XVIII в. (Енисейский край). М., 1964; Гурвич И.С. Этническая история Северо-Востока Сибири. М., 1966; История Сибири. Л., 1968. Т. 2; Александров В.А. Россия на дальневосточных рубежах (вторая половина XVII в.). Хабаровск, 1984; Скрынников Р.Г. Сибирская экспедиция Ермака. Новосибирск, 1986; История Дальнего Востока СССР в эпоху феодализма и капитализма (XVII в. – 1917 г.). М., 1991; Иванов В.Н. Вхождение Северо-Востока Азии в состав Русского государства. Новосибирск, 1999; Народы Сибири в составе Государства Российского. СПб., 1999; Миллер Г.Ф. История Сибири. М., 1999–2005. Т. 1–3; Зуев А.С. Русские и аборигены на крайнем Северо-Востоке Сибири во второй половине XVII – первой четверти XVIII вв. Новосибирск, 2002; Боронин О.В. Двоеданничество в Сибири XVII – 60-е гг. XIX в. Барнаул, 2004; Перевалова Е.В. Северные ханты: этническая история. Екатеринбург, 2004; Дацышен В.Г. Саянский рубеж. Южная часть Приенисейского края и русско-тувинские отношения в 1616–1911 гг. Томск, 2005; Шерстова Л.И. Тюрки и русские в Южной Сибири: этнополитические процессы и этнокультурная динамика XVII – начала XX века. Новосибирск, 2005.

А.С. Зуев

sibhistory.edu54.ru

Слово о сибирском ханстве | Тема 1 Присоединение Сибири к России  |  Читать онлайн, без регистрации

Слово о сибирском ханстве

Сибирское татарское ханство (Сибирский юрт) появилось в результате распада Золотой Орды.

В 1563 г. власть в нем захватил Кучум, сын узбекского правителя Муртазы. Кучум свергнул прежних правителей из местной династии, братьев Едигера и Бейбулата, обоих умертвил.

Кучумское царство занимало довольно обширную территорию: от тундры на севере до ишимских и барабинских лесостепей на юге, от Уральского хребта на западе, до Заобья на востоке. Столицей ханства остался город Кашлык,[1] поставленный одним из татарских владык, предшественников Кучума, на развалинах угорской крепости Сибер. По нынешним представлениям Кашлык – небольшое, жалко выглядевшее селение: на холме – мечеть и несколько невысоких деревянных жилищ для знати и воинов, вокруг – беспорядочно разбросанные деревянные лачуги, землянки и юрты бедноты.

Сибирское татарское ханство делилось на улусы, во главе которых стояли беки и ханы.

С покоренных народов: хантов, манси, селькупов, казахов, башкир, также с татар, пытавшихся не подчиниться новому владыке, – взимался тяжелый ясак.[2]

Ставши главой Сибирского ханства, Кучум заявил «белому» (русскому) царю Ивану Четвертому, что признает себя зависимым от него и будет ему ясак, как это делал Едигер.

К 1570 г. Кучум уже уверенно восседал на ханском троне и начал подумывать о перемене своих отношений с русским царем. Но прежде он решил заручиться поддержкой другого владыки, и с этой целью в угоду бухарскому Абдула-хану ввел среди сибирских татар мусульманскую веру. В том же 1570 г. Кучум отправил Ивану Грозному письмо. Содержание его было вроде миролюбивым, и в то же время будило у русского царя тревогу. Чувство это вызывали следующие слова письма: «Люди наши в упокое были и меж них лихо не было, и люди черные в упокое и добре жили. Ныне, при нашем и при твоем времени, эти черные не в упокое. Ныне похочешь мира – и мы помиримся, а хочешь воевать – и мы повоюемся».

В 1571 г. Кучум послал в Москву ясак в последний раз. На восточных границах Руси стало очень неспокойно. Особенно в пределах, где хозяйничали промышленники Строгановы. Ханты и манси, подстрекаемые Кучумом, нападали на русские селения: грабили и убивали людей, жгли постройки. К концу семидесятых годов шестнадцатого века вражеские разбойные набеги участились, сделались крайне жестокими. В них участвовали и сами татары, давать же должный отпор налетчикам не хватало сил: страна уже более двадцати лет вела на западе Ливонскую войну (1558–1583), чтобы прорубить выход к Балтике.

В то тяжелое для Руси время Максим Строганов призвал к себе на службу дружину Ермака. Она в основном своем составе тоже участвовала в Ливонской войне, но весной 1582 г., когда бои начали стихать, снялась с фронта на отдых.

Она, выйдя в сибирский поход 1 сентября 1582 г., начала разгром кучумова царства, присоединение Сибири к России.

В первые три года войны кучумовцы, несмотря на ряд тяжелых поражений, сопротивлялись упорно, наносили русским ощутимые потери. Особенно чувствительный удар они нанесли в августе 1585 г. на островке, в устье р. Вагай. Тогда в ночной схватке полегло немало русских воинов, с ними сам Ермак. Но это был последний большой успех кучумовцев.

Однако еще более десятка лет разрозненные подразделения татарского войска бродили по Прииртышью и Приобью. С одним из таких подразделений метался Кучум. Не смирившиеся с поражением татары совершали разбойные набеги на мелкие подразделения русского войска, на русские селения, начавшие вырастать тут и там. И только со смертью Кучума (предположительно в 1598 г.) в присоединенной к России Сибири наступил относительный мир.

* * *

В середине XVI в. территория Сибирского ханства простиралась от Урала на западе до Барабинской степи на востоке и от р. Тавды на севере до Ишимской степи на юге. В 1563 г. власть в нем захватил, убив местных татарских князей и физически истребив их родственников, шейбанид Кучум, казах или ногаец по происхождению. Сибирское ханство состояло из мелких улусов во главе с беками и мурзами. С соседних народов – хантов и манси – собирался ясак. Централизация власти в ханстве была слабая. Тем не менее развитие феодальных отношений, рост хозяйственных и культурных связей, родственность языков и другие факторы приводили к возникновению новых надплеменных этнических общностей. Как мне представляется, основные этнические группы сибирских татар складывались в XIV–XVI вв., до XIV в. навряд ли можно вести речь о сибирских татарах.

Известно, что Кучум прервал завязавшиеся было дружеские связи Сибирского ханства с Русским государством, проводил по отношению к нему резко враждебную политику, устраивал регулярные нападения на уральские поселения русских. В свою очередь и русские власти распространяли постепенно свое влияние на западные группы сибирских татар еще до прихода Ермака, и часть тюменско-туринских татар расселились в 1570-х гг. в Приуралье.

В тот период значительная часть сибирских татар испытывала жестокое иго со стороны феодальной верхушки, рассматривала Кучума как чужеземца, завоевателя и убийцу местных князей. По этому буквально с первых месяцев похода Ермака, начавшегося в 1581 г., часть татар примкнула к его отряду. А после первого разгрома Кучума татары не только приняли подданство Российского государства, но многие из них стали на военную службу – образовалась сословная группа служилых сибирских татар. Отряд конных татар принимал участие в военных действиях русских против Кучума, в том числе и в последнем его разгроме в 1598 г.

(Томилов Н. Сибирские татары // Прииртышье мое. Омск, 1990. Ч. II. С. 87–88)

velib.com

Сибирское ханство — Мегаэнциклопедия Кирилла и Мефодия — статья

Сиби́рское ха́нство (Сибирский юрт, Сибирское царство), государство в Западной Сибири, образовавшееся в конце 15 века в результате распада Золотой орды. Центр — Чинги-Тура (ныне Тюмень), позднее — Кашлык. В 13-14 веках территория будущего Сиюирского ханства под названием «Ибирь» входила в состав улуча Джучи, затем улуса Шейбана и Тюменского ханства. После убийства в 1495 году тюменского хана Ибака потомок Тайбуги хан Махмет возглавил союз татарских улусов, который по имени его главной ставки — Сибирь (Кашлык) стал называться Сибирским ханством. Оно граничило с Пермской землей, Казанским ханством, Ногайской Ордой, Казахским ханством и с телеутами в прииртышских степях. На севере оно достигало низовьев Оби, на востоке граничило с «Пегой ордой».

Сибирское ханство населяли тюркоязычные племена: кипчаки, аргыны, карлуки, канглы, найманы, известные под собирательным именем сибирских татар; а также ханты, манси, зауральские башкиры. Основную массу населения составляли «черные люди» (кара халк), обязанные платить хану ежегодный ясак (главным образом пушниной) и поставлять воинов для ополчения. Сибирские татары занимались пастбищно-кочевым скотоводством, земледелием и ремеслом (гончарное, скорняжное, прядение, ткачество, плавка и обработка металлов). В северной части ханства большую роль играли охота, рыболовство, оленеводство. Феодальные отношения в Сибирском ханстве переплетались с пережитками патриархально-родовых отношений. В центральной части Сибирского ханства существовала частная собственность ханов и знати на пастбища и источники воды.

Официальной религией ханства был ислам. Во главе государства стоял хан, избиравшийся татарской знатью (мурзы, беки, тарханы). Государственное устройство носило полувоенный характер, территория и население делились на «сотни» во главе с мурзами. Опорными базами ханской власти являлись укрепленные городки Кызыл-Тура (Усть-Ишим), Касим-Тура, Явлу-Тура, Тонтур. В Сибирском ханстве наряду с нормами шариата и ясы действовали нормы обычного права. Важную роль играла торговля, находившаяся главным образом в руках бухарцев. Сибирское ханство имело торговые связи со Средней Азией, Русью, Ногайской Ордой, Казанским ханством, Монголией, Западным Китаем. Из Сибири вывозились меха, кожи, рыба, бивни мамонта, шерсть. В первой половине 16 века Сибирское ханство подвергалось набегам южных кочевников (ногайцев, узбеков, казахов).

Хан Едигер из рода Тайбуги признал в 1555 году вассальную зависимость от Москвы, но в 1563 году власть с помощью ногаев захватил шейбанид Кучум, который после 1572 года разорвал вассальные отношения и выступил против России. В 1582 году в пределы Сибирского ханства вторгся казачий отряд Ермака, который овладел столицей ханства Кашлыком и положил начало его присоединению К России. В конце 1580-1590-х годов на территории Сибирского ханства были построены русские крепости Тюмень (1586), Тобольск (1587), Березов (1593), Обдорск (1595). Кучум со своей ордой откочевал на юг и продолжал оказывать сопротивление русским отрядам до 1598 года. Последним сибирским ханом был его сын Али, власть которого распространялась только на кочевья в верховьях Ишима, Иртыша и Тобола. Присоединение Сибирского ханства к России содействовало подъему производительных сил народов Западной Сибири и способствовало сближению с русским народом.

megabook.ru

Присоединение Сибири к России

Шербакульская средняя общеобразовательная школа №1

РЕФЕРАТ

Тема: "Присоединение Сибири к России"

Выполнила:

Ученица 10 "А" класса

Тычина Людмила

Руководитель: Оноприенко

Сергей Иванович

2003 год

План

Введение.

1. Страна Сибирь

1.1. Что такое "Сибирь"?

1.2. Первые шаги за Урал;

1.3. Присоединение к России Западной Сибири;

1.4. Присоединение к России Восточной Сибири;

1.5. От Енисея к Лене и Тихому океану;

1.6. К Байкалу и Приамурью. На Камчатку.

2. Причины начала освоения Сибири в конце XVI в.

Заключение

Список литературы

Введение

«И когда совсем готовый, населенный и просвещен-ный край, некогда темный, неизвестный, предста-нет перед изумленным человечеством, требуясебе имени и прав, пусть тогда допрашиваетсяистория о тех, кто воздвиг это здание, и также недопытается, как не допыталась, кто поставилпирамиды в пустыне... А создать Сибирь не таклегко, как создать что-нибудь под благословен- ным небом...» Гончаров И. А.

Русскому народу история отвела роль первопроходца. На протяжении многих сотен лет русские открывали новые земли, обживали их и преображали своим трудом, отстаивали с оружием в руках в борьбе с многочисленными врагами. В итоге русскими людьми были заселены и освоены огромные пространства, а некогда пустующие и дикие земли стали не только неотъемлемой частью нашей страны, но и ее важнейшими промышленными и сельскохозяйственными районами.

В конце XVI в. началось освоение русским народом Сибири. Оно открыло в истории нашей Родины одну из самых интересных и ярких страниц, наполненных примерами величайшей стойкости и мужества. «Горсть казаков и несколько сот бездомных мужиков перешли на свой страх и риск океаны льда и снега, и везде, где оседали усталые кучки на мерзлых степях, забытых природой, закипала жизнь, поля покрывались нивами и стадами, и это от Перми до Тихого океана» ,— так представлялся выдающемуся русскому революционеру-демократу А. И. Герцену процесс первоначального освоения Сибири.

Сотни, а затем и тысячи людей пошли с конца XVI в. на восток— "встречь солнца» —через горные хребты и непролазные болота, по дремучим лесам и необозримой тундре, пробираясь сквозь морские льды, преодолевая речные пороги. Неимоверно трудным было в то время продвижение по угрюмым просторам Северной Азии. За «Камнем» (так называли Урал) русских ждала дикая и суровая природа, встречи с редким, но воинственным населением. Весь путь до Тихого океана был усеян безвестными могилами первопроходцев и первопоселенцев. Но, несмотря ни на что, русские люди шли в Сибирь. Они раздвигали все дальше на восток пределы своего отечества и преображали упорным трудом пустынный и холодный край, налаживали взаимовыгодные связи с его коренным населением, выводя его из многовекового застоя и изоляции.

Это было стремительное, грандиозное по своим масштабам движение. Как упорные, неиссякаемые ручьи разлился по бескрайним сибирским просторам поток народной колонизации — заселения и освоения пустующих окраинных земель. Всего за полвека он пробился на побережье Тихого океана, а впоследствии вынес отважных первопроходцев и на Американский континент. За одно столетие они в три раза увеличили территорию России заложили основу всему, что дает и будет давать нам Сибирь.

1. Страна Сибирь

1.1. Что такое «Сибирь»?

Сибирь сейчас называют часть Азии площадью примерно в 10 млн. км2 , простирающуюся от Урала до горных хребтов Охотского побережья, от Северного Ледовитого океана до казахстанских и монгольских степей. Однако в XVII в. «сибирскими» считались еще более обширные территории, в них включали и дальневосточные, и уральские земли.

Вся эта гигантская страна, в 1,5 раза превышающая по размерам Европу, отличалась суровостью и вместе с тем удивительным разнообразием природных условий. Ее северную часть занимала пустынная тундра. Южнее, по основной территории Сибири, протянулись на тысячи километров бескрайние непроходимые леса, составлявшие знаменитую «тайгу», ставшую со временем величественным и грозным символом этого края. На юге Западной и частично Восточной Сибири леса постепенно переходят в засушливые степи, замыкающиеся цепью гор и холмистых нагорий.

Западная Сибирь в основном представляет собой сильно заболоченную низменность. Восточная Сибирь, напротив, преимущественно горная страна с множеством высоких хребтов, с частыми выходами скальных пород; в XVII в. она производила наиболее сильное, даже жуткое впечатление на привыкшего к равнинной жизни русского человека. Все это раскинувшееся от Урала до Тихого океана пространство, разнообразное по ландшафтам и условиям жизни, пугало своей дикой красотой, подавляло величием и... манило богатством. Перед оказавшимся в Сибири русским человеком представали леса, наполненные пушными зверями, реки, немыслимо рыбные, луга, словно предназначенные для выпаса множества скота, прекрасные, но неиспользуемые пахотные угодья.

Что означает название «Сибирь»? О его происхождении высказывалось множество суждений. В настоящее время наиболее распространены две точки зрения. Одни ученые выводят слово «Сибирь» от монгольского «шибир» («лесная чаща») и полагают, что во времена Чингисхана монголы так называли пограничную с лесостепью часть тайги. Другие связывают слово «Сибирь» с именем «сабиров» или «сипыров» — народа, возможно, населявшего лесостепное Прииртышье. Как бы то ни было, но распространение названия. «Сибирь» на всю территорию Северной Азии было связано с русским продвижением за Урал с конца XVI в.

1.2. Первые шаги за Урал

С Сибирью русские люди впервые могли познакомиться на рубеже XI—XII веков. Во всяком случае, в летописях сохранились сведения, что новгородцы именно в это время ходили «за Югру и Самоедь» (т. е. проникли в Северное Зауралье). Доподлинно известно, что в XIV в. их боевые суда уже плавали в устье Оби.

В XV в. за Урал северным «чрезкаменным» путем не раз отправлялись и московские воеводы с ратными людьми. Самый крупный поход был ими предпринят в 1499 г. Четыре тысячи ратников отправились под предводительством Семена Курбского, Петра Ушатого и Василия Заболоцкого зимой в Югорскую землю на лыжах. Основная часть московского войска избрала самый короткий путь и, несмотря на вьюги и морозы, пошла через «Камень» там, где горы достигали наибольшей высоты. С трудом пройдя их по одному из ущелий, русские ратники в течение зимы «взяли» в Югорской земле 42 укрепленных поселения, захватили в плен 58 «князцов» и на некоторое время заставили признать зависимость от Российского государства ханты-мансийское население низовьев Оби. Однако на этой территории из-за ее отдаленности и труднодоступности в XV—XVI вв. было невозможно создать базу для прочного закрепления за Уралом и дальнейшего продвижения в глубь Сибири.

Положение коренным образом изменилось после падения в 1552 г. Казанского ханства: перед русскими открылись более короткие и более удобные пути на восток по Каме и ее притокам (близко подходившим к западным притокам Тобола). Но здесь были свои трудности. Россия сразу же вошла в соприкосновение еще с одним осколком Золотой Орды — Сибирским ханством, подчинившим себе не только татарские, но и некоторые ханты-мансийские племена. В 1555 г. под впечатлением одержанных русскими войсками побед «Сибирский юрт» (так называли татары свое государство) признал вассальную зависимость от Москвы. Но в 1563 г. власть в нем захватил чингисид (потомок Чингисхана) Кучум, выходец из Бухары и ярый противник России. Из-за Урала на русские поселения стали совершаться опустошительные набеги.

В поход против Кучума отправился отряд волжских казаков (около 600 человек) во главе с атаманом Ермаком Тимофеевичем. Их позвали к себе «на службу» и помогли снарядить богатые камские солепромышленники и купцы Строгановы, земли которых страдали от набегов «сибирцев». Однако хорошо вооруженные и закаленные в походах и боях вольные казаки повели себя как самостоятельная грозная сила. Покинув владения Строгановых на Каме, казаки двинулись на речных судах — стругах — вверх по рекам Чусовой, Серебрянке, с большим трудом преодолели по более мелким рекам и волокам Уральские горы, спустились по Тагилу в Туру, а затем в Тобол, разгромили основные силы Сибирского ханства и поздней осенью 1582 г. заняли его столицу Кашлык («град Сибирь», как называли его русские).

Подвиг «Ермаковых казаков» произвел ошеломляющее впечатление уже на их современников, а сам Ермак вскоре стал одним из самых любимых героев народных преданий, песен, былин. Причины этого понять нетрудно. Русские войска тогда терпели поражения в затянувшейся и разорительной Ливонской войне. Не только южные и восточные окраины, но и центральные районы страны подвергались опустошительным набегам крымцев и ногайцев. За десять лет до «взятия Сибири» крымские татары сожгли Москву. В памяти народной были еще свежи ужасы монголо-татарското ига. Помнил народ и об огромных трудностях, которые пришлось преодолеть возглавляемым самим царем войскам при взятии Казани. И вот еще целое татарское царство, державшее в страхе окрестные племена и народы, казавшееся таким могущественным и крепким, рухнуло — рассыпалось вдруг, и не в результате похода правительственных войск, а от дерзкого удара горсткиказаков.

Но значение «Ермакова взятья» было шире его понимания современниками. Произошло событие огромной исторической важности. Как писал Карл Маркс, «последний монгольский царь Кучум... был разбит Ермаком» и этим «была заложена основа Азиатской, России».

Дружина Ермака в Сибири неизменно одерживала победы, но быстро таяла, теряя людей в боях, от голода, морозов и болезней. В августе 1585 г. во время неожиданного нападения врагов погиб (утонул) и сам Ермак, заночевавший с небольшим отрядом на речном острове. Потеряв предводителя, оставшиеся в живых казаки (около 100 человек) спешно вернулись «на Русь». Однако нанесенный Ермаком удар оказался для татарского царства Сибири смертельным. Будучи крайне непрочным, основанном на голом насилии и завоеваниях, оно быстро (и окончательно) распалось под ударами первых же отрядов царских войск, пошедших по проложенному Ермаком пути.

mirznanii.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *