Похищение золотого руна – Похищение золотого руна — Русская историческая библиотека

Похищение золотого руна - Русская историческая библиотека

(изложено по поэме Аполлония Родосского «Аргонавтика», III, 1-240)

 

Ээт созвал во дворец свой знатных колхидцев и всю ночь совещался с ними о том, как бы погубить аргонавтов. Пылал на них колхидский царь яростным гневом и был убежден, что Ясон совершил возложенный на него подвиг не без содействия дочерей его. Гера смутила мысли Медеи и исполнила ее непреодолимого страха. Трепетала царевна, как лань, заслышавшая в лесу лай охотничьих собак, и казалось ей, что отец знает ее вину и измышляет ей страшную, небывалую кару. Как безумная, бродила она по своему жилищу, рвала волосы и готова была принять смертоносный яд, но Гера изменила ее мысли и внушила ей намерение бежать с сыновьями Фрикса. Мысль эта снова подкрепила упавший дух Медеи; она отрезала с головы прядь волос и положила их на ложе – эту прядь оставляла она на память о себе матери. После того царевна поспешно вышла из своего покоя; движимые силой ее заклинаний сами собой растворялись перед ней ворота дворца. Выйдя из города, она босыми ногами стремительно шла по полю окольными путями и тропинками, которые хорошо разузнала во время своих ночных странствований за волшебными травами. Шла она к тому месту, где находился корабль чужеземцев. Селена, тихое светило ночи, увидала Медею, идущую ночью в стан аргонавтов, и тихо сказала сама себе: «Вот, не одна я мучаюсь любовью![1] Когда тебе бывало нужно искать волшебных трав во тьме ночной, ты часто заклинаниями своими низводила меня с небес и заставляла идти в Латмийскую пещеру, куда влекла меня любовь; теперь же и сама ты терзаешься любовью к Ясону! Ступай – как ни хитра ты, а много тебе придется перенести горя».

Так говорила Селена. Медея же поспешила к блиставшему у реки огню, который развели на всю ночь спутники Ясона в честь его победы. Подойдя к берегу, громко кликнула она Фронтиса, младшего сына сестры своей. Фронтис с братьями и Ясон тотчас узнали голос Медеи и трижды ответили ей на ее троекратный призыв. Герои стали грести к берегу, и прежде чем успели они причалить, Ясон, Фронтис и Аргос выпрыгнули на землю и подошли к вещей деве. Обняла Медея колена племянников и робко и тоскливо стала молить их: "Спасите меня от гнева отца моего; все открыто, и нет мне более никакого спасения. Я вам помогу похитить золотое руно, я усыплю чарами охраняющего его дракона; но ты, Ясон, поклянись мне перед твоими соратниками, что ты сдержишь свое обещание и будешь охранять меня, осиротевшую, от всякого позора".

Ясон, богиня Афина и дракон-охранитель золотого руна. Чаша художника Дуриса, ок. 480-470 до Р. Х.

 

Ясон поднял царевну и обнял ее: "Олимпийским Зевсом и Герой, охранителями браков, клянусь я тебе, что женой введу тебя в дом свой – если только суждено нам возвратиться в отчизну". Произнося эту клятву, он вложил руку свою в ее руку. Медея велела плыть тотчас же к священной роще Арея – хотелось ей, чтобы герои в эту же ночь овладели руном. Когда корабль прибыл к назначенному месту, Медея и Ясон оставили его и по узкой тропинке пошли в лес, к тому дубу, на котором висело золотое руно, блиставшее, как облако, облитое золотистыми лучами утренней зари. Когда они приблизились к дереву, страшный дракон, охранявший руно, свирепо поводя налитыми кровью глазами, вытянул свою длинную шею и зашипел, и шип тот раздавался далеко по берегам реки и по темной дубраве. Бестрепетно подошла к чудищу Медея и тихим голосом стала призывать на помощь бога сна, могущественнейшего из богов, и Гекату. Ясон не без страха следовал за вещей девой. Обессиленный ее заклинаниями, дракон лежал уже вытянувшись на земле, только голова его поднималась еще, вытягивалась вперед и грозила пришельцам. Медея брызнула охранителю золотого руна в глаза несколько капель волшебной воды и произнесла сильное заклинание. Силой чар своих она усыпила дракона: он сомкнул очи, закрыл грозную пасть и, засыпая, опустил отяжелевшую голову на землю.

Медея, продолжая обрызгивать очи дракона волшебной водой, держала дракона в усыплении; Ясон же в это время снял с дуба золотое руно. Похитив руно, оба они покинули рощу и поспешили к кораблю. Руно, ниспадавшее с плеч героя до ног, бросало вокруг себя золотистый блеск и освещало им путь. С первыми лучами утренней зари пришли они к кораблю; аргонавты дивились немало на драгоценное руно, блиставшее и искрившееся, как молния Зевса. Толпой теснились они около Ясона; каждому хотелось осязать дивное золотое руно; но Ясон прикрыл его своей одеждой. Посадил он деву на корму корабля и обратился к своим спутникам с такой речью: "Незачем нам более медлить здесь, тотчас же повернем корабль и поплывем к родным берегам. Сокровище, за которым мы прибыли в Колхиду, теперь в наших руках – мы похитили золотое руно благодаря помощи этой девы, которую я женой введу в дом мой. Боюсь я, чтобы Ээт не отправился со своим народом к устью реки и не воспретил бы нам отплытия отсюда, а потому пусть половина из вас тотчас же возьмется за весла, а другая пусть станет на стражу со щитами в руках, охраняя нас от оружия колхидцев. Быстро обрубил он мечом веревки, которыми корабль был привязан к прибрежным сваям, и гребцы, дружно взмахивая веслами, погнали корабль вниз по реке.

Медея. Картина А. Ф. Фейербаха, 1870

 

И прав был Ясон: аргонавтам нужно было спешить. Ээт знал уже о любви дочери своей к Ясону, о бегстве ее и похищении золотого руна; еще ночью поднялся он со всем своим тьмачисленным народом в погоню за похитителями и за предательницей дочерью. Когда прибыли колхидцы к устью реки – корабль аргонавтов был уже далеко в море. Полный гнева и скорби, старый царь Колхиды поднял к небу руки и призывал в свидетели злодеяния Зевса и Гелиоса, потом объявил своим подданным, что если они не доставят ему в руки преступную деву и не вернут золотое руно, он всем им снесет головы с плеч. Тотчас же стали колхидцы готовить к отплытию в море корабли свои и в тот же день, предводительствуемые Апсиртом, отплыли они от берегов Колхиды в погоню за аргонавтами.

 

По материалам книги Г. Штолля «Мифы классической древности»

 

К списку мифов о Походе аргонавтов

 



[1] Селена любила юношу Эндимиона.

 

rushist.com

Мифы Древней Греции | Аргонавты

Вернувшись с Аресова поля домой, жители Колхиды толковали о страшной силе чужеземцев, приплывших на корабле «Арго». В городе было неспокойно. Вечером во дворец Ээта пришли знатные колхи и, запершись с царём, стали совещаться, как погубить опасных гостей.

Медея чувствовала, что царь знает, что она помогла Язону, и с ужасом ждала отцовского гнева. Она знала, как жесток и неумолим, как коварен сын Солнца, и мучилась страхом за себя и за героя, которого полюбила. В полночь она услышала за окном бряцанье оружия и речи собравшихся у дворца колхидских воинов и узнала, что царь приказал под утро окружить греческий корабль и сжечь его со всеми аргонавтами.

Тогда она решила бежать к Язону. Взяв с собой усыпляющее зелье, босая, она тихо прокралась из дворца и тайными тропинками, по которым ходила ночами собирать волшебные травы, направилась к реке. Выйдя на берег против того места, где стоял «Арго», она стала звать младшего сына своей сестры, ночевавшего у аргонавтов.

Язон узнал голос Медеи и откликнулся. Гребцы, бывшие в тот час на вёслах, стали грести, корабль быстро пересёк реку. Язон с сыновьями Фрикса бросились к Медее.

— Всё открылось! — сказала она. — Отец не простит мне… Я должна бежать с вами… Спешите, гибель грозит вам! Идём, Язон, я добуду тебе золотое руно, и скорее прочь отсюда, или мы все погибнем! Я спасу вас и себя, но клянись, Язон, что ты не покинешь меня никогда, не оставишь меня одну в чужой стране!

Язон взял её за руку и сказал:

— Клянусь, если мне суждено живым вернуться на родину, ты будешь моей женой и я никогда не оставлю тебя!

Медея велела тотчас плыть к роще Ареса, где хранилось руно. В ночной темноте течение реки быстро и бесшумно донесло корабль до заветного места. Медея и Язон одни сошли с корабля и направились в лес. Ночь была чёрная, и они шли, держась за руки, чтобы не потеряться в темноте. Вдруг перед ними загорелись два красных огня.

— Это дракон, — шепнула Медея. И сейчас же они увидели лёгкое золотистое сияние — от руна, висевшего на дубе.

Едва они подошли ближе, дракон свесился с дерева и зашипел, пламя вырвалось из его раскрытой пасти. Но Медея, протянув к нему руки, тихим голосом стала усыплять его. Она призывала на помощь бога сна Гипноса, который сильнее всех на земле, она заклинала всеми тайными силами: «Усни! Усни!» — и, подойдя совсем близко, брызнула в глаза дракону усыпляющим зельем. Погас один глаз, погас другой, опустились страшные веки, с треском захлопнулась грозная пасть, лапы разжались — дракон свалился с дуба и, бессильный, лёг у ног Медеи.

— Спеши! — сказала она Язону. — Скорее снимай руно с дерева, пока он не проснулся.

Язон быстро снял с дуба золотое руно, накинул его на плечи, как плащ, и они немедленно покинули рощу Ареса.

Аргонавты с корабля увидели золотой свет руна на плечах Язона. Радостными криками приветствовали они желанную добычу, из-за которой оставили свои дома и отчизну и перенесли столько опасностей и невзгод. Но некогда было веселиться. Надо было к утру добраться до моря и покинуть Колхиду.

Язон завернул драгоценное руно в свой плащ, устроил Медею на корме корабля, где не было ветра, и сам обрубил мечом канат, державший «Арго» у берега. Гребцы-аргонавты сели на вёсла; другие со щитами и луками в руках стали вдоль борта, готовые защищать корабль от погони. «Арго» стремительно поплыл вниз по течению — к морю. Ещё не взошло солнце, а аргонавты были уже в открытом море, далеко от берегов Колхиды.

Утром пришли сказать царю, что чужеземцы похитили золотое руно и убежали, взяв с собой Медею. Страшно разгневался Ээт и послал большой отряд колхов в погоню за аргонавтами. Царь велел объявить воинам, что всех их ждёт смерть, если они не догонят беглецов и не вернут руна и царской дочери.

Сына своего Апсирта Ээт назначил начальником отряда.

Колхи вывели свои суда в море и поплыли за «Арго».


Вернуться к списку мифов Древней Греции

www.mysterylife.ru

Похищение золотого руна - Secretworlds.ru

Похищение золотого руна


     Вернувшись с Аресова поля домой, жители Колхиды толковали о страшной силе чужеземцев, приплывших на корабле "Арго". В городе было неспокойно. Вечером во дворец Ээта пришли знатные колхи и, запершись с царем, стали совещаться, как погубить опасных гостей.
Медея чувствовала, что царь знает, что она помогла Язону, и с ужасом ждала отцовского гнева. Она знала, как жесток и неумолим, как коварен сын Солнца, и мучилась страхом за себя и за героя, которого полюбила. В полночь она услышала за окном бряцанье оружия и речи собравшихся у дворца колхидских воинов и узнала, что царь приказал под утро окружить греческий корабль и сжечь его со всеми аргонавтами.
Тогда она решила бежать к Язону. Взяв с собой усыпляющее зелье, босая, она тихо прокралась из дворца и тайными тропинками, по которым ходила ночами собирать волшебные травы, направилась к реке. Выйдя на берег против того места, где стоял "Арго", она стала звать младшего сына своей сестры, ночевавшего у аргонавтов.
Язон узнал голос Медеи и откликнулся. Гребцы, бывшие в тот час на веслах, стали грести, корабль быстро пересек реку. Язон с сыновьями Фрикса бросились к Медее.
- Все открылось! - сказала она.- Отец не простит мне... Я должна бежать с вами... Спешите, гибель грозит вам! Идем, Язон, я добуду тебе золотое руно, и скорее прочь отсюда, или мы все погибнем! Я спасу вас и себя, но клянись, Язон, что ты не покинешь меня никогда, не оставишь меня одну в чужой стране!
Язон взял ее за руку и сказал:
- Клянусь, если мне суждено живым вернуться на родину, ты будешь моей женой и я никогда не оставлю тебя!
Медея велела тотчас плыть к роще Ареса, где хранилось руно. В ночной темноте течение реки быстро и бесшумно донесло корабль до заветного места. Медея и Язон одни сошли с корабля и направились в лес. Ночь была черная, и они шли, держась за руки, чтобы не потеряться в темноте. Вдруг перед ними загорелись два красных огня.
- Это дракон,- шепнула Медея. И сейчас же они увидели легкое золотистое сияние - от руна, висевшего на дубе.
Едва они подошли ближе, дракон свесился с дерева и зашипел, пламя вырвалось из его раскрытой пасти. Но Медея, протянув к нему руки, тихим голосом стала усыплять его. Она призывала на помощь бога сна Гипноса, который сильнее всех на земле, она заклинала всеми тайными силами: "Усни! Усни!" - и, подойдя совсем близко, брызнула в глаза дракону усыпляющим зельем. Погас один глаз, погас другой, опустились страшные веки, с треском захлопнулась грозная пасть, лапы разжались - дракон свалился с дуба и, бессильный, лег у ног Медеи.
- Спеши! - сказала она Язону.- Скорее снимай руно с дерева, пока он не проснулся.
Язон быстро снял с дуба золотое руно, накинул его на плечи, как плащ, и они немедленно покинули рощу Ареса.
Аргонавты с корабля увидели золотой свет руна на плечах Язона. Радостными криками приветствовали они желанную добычу, из-за которой оставили свой дома и отчизну и перенесли столько опасностей и невзгод. Но некогда было веселиться. Надо было к утру добраться до моря и покинуть Колхиду.
Язон завернул драгоценное руно в свой плащ, устроил Медею на корме корабля, где не было ветра, и сам обрубил мечом канат, державший "Арго" у берега. Гребцы-аргонавты сели на весла; другие со щитами и луками в руках стали вдоль борта, готовые защищать корабль от погони. "Арго" стремительно поплыл вниз по течению - к морю. Еще не взошло солнце, а аргонавты были уже в открытом море, далеко от берегов Колхиды.
Утром пришли сказать царю, что чужеземцы похитили золотое руно и бежали, взяв с собой Медею. Страшно разгневался Ээт и послал большой отряд колхов в погоню за аргонавтами. Царь велел объявить воинам, что всех их ждет смерть, если они не догонят беглецов и не вернут руна и царской дочери.
Сына своего Апсирта "Ээт назначил начальником отряда.
Колхи вывели свой суда в море и поплыли за "Арго".

secretworlds.ru

Похищение золотого руна | Сказочные фантазии

Вер­нувшись с Аре­сова по­ля до­мой, жи­тели Кол­хи­ды тол­ко­вали о страш­ной си­ле чу­жезем­цев, прип­лывших на ко­раб­ле «Ар­го». В го­роде бы­ло нес­по­кой­но. Ве­чером во дво­рец Э­эта приш­ли знат­ные кол­хи и, за­пер­шись с ца­рём, ста­ли со­вещать­ся, как по­губить опас­ных гос­тей.

Ме­дея чувс­тво­вала, что царь зна­ет, что она по­мог­ла Язо­ну, и с ужа­сом жда­ла от­цов­ско­го гне­ва. Она зна­ла, как жес­ток и не­умо­лим, как ко­варен сын Сол­нца, и му­чилась стра­хом за се­бя и за ге­роя, ко­торо­го по­люби­ла. В пол­ночь она ус­лы­шала за ок­ном бря­цанье ору­жия и ре­чи соб­равших­ся у двор­ца кол­хид­ских во­инов и уз­на­ла, что царь при­казал под ут­ро ок­ру­жить гре­чес­кий ко­рабль и сжечь его со все­ми ар­го­нав­та­ми.

Тог­да она ре­шила бе­жать к Язо­ну. Взяв с со­бой усып­ля­ющее зелье, бо­сая, она ти­хо прок­ра­лась из двор­ца и тай­ны­ми тро­пин­ка­ми, по ко­торым хо­дила но­чами со­бирать вол­шебные тра­вы, нап­ра­вилась к ре­ке. Вый­дя на бе­рег про­тив то­го мес­та, где сто­ял «Ар­го», она ста­ла звать млад­ше­го сы­на сво­ей сес­тры, но­чевав­ше­го у ар­го­нав­тов.
Язон уз­нал го­лос Ме­деи и от­клик­нулся. Греб­цы, быв­шие в тот час на вёс­лах, ста­ли грес­ти, ко­рабль быс­тро пе­ресёк ре­ку. Язон с сы­новь­ями Фрик­са бро­сились к Ме­дее.

– Всё от­кры­лось! – ска­зала она. – Отец не прос­тит мне… Я дол­жна бе­жать с ва­ми… Спе­шите, ги­бель гро­зит вам! Идём, Язон, я до­буду те­бе зо­лотое ру­но, и ско­рее прочь от­сю­да, или мы все по­гиб­нем! Я спа­су вас и се­бя, но кля­нись, Язон, что ты не по­кинешь ме­ня ни­ког­да, не ос­та­вишь ме­ня од­ну в чу­жой стра­не!

Язон взял её за ру­ку и ска­зал:

– Кля­нусь, ес­ли мне суж­де­но жи­вым вер­нуть­ся на ро­дину, ты бу­дешь мо­ей же­ной и я ни­ког­да не ос­тавлю те­бя!

Ме­дея ве­лела тот­час плыть к ро­ще Аре­са, где хра­нилось ру­но. В ноч­ной тем­но­те те­чение ре­ки быс­тро и бес­шумно до­нес­ло ко­рабль до за­вет­но­го мес­та. Ме­дея и Язон од­ни сош­ли с ко­раб­ля и нап­ра­вились в лес. Ночь бы­ла чёр­ная, и они шли, дер­жась за ру­ки, что­бы не по­терять­ся в тем­но­те. Вдруг пе­ред ни­ми за­горе­лись два крас­ных ог­ня.

– Это дра­кон, – шеп­ну­ла Ме­дея. И сей­час же они уви­дели лёг­кое зо­лотис­тое си­яние – от ру­на, ви­сев­ше­го на ду­бе.

Ед­ва они по­дош­ли бли­же, дра­кон све­сил­ся с де­рева и за­шипел, пла­мя выр­ва­лось из его рас­кры­той пас­ти. Но Ме­дея, про­тянув к не­му ру­ки, ти­хим го­лосом ста­ла усып­лять его. Она при­зыва­ла на по­мощь бо­га сна Гип­но­са, ко­торый силь­нее всех на зем­ле, она зак­ли­нала все­ми тай­ны­ми си­лами: «Ус­ни! Ус­ни!» – и, по­дой­дя сов­сем близ­ко, брыз­ну­ла в гла­за дра­кону усып­ля­ющим зель­ем. По­гас один глаз, по­гас дру­гой, опус­ти­лись страш­ные ве­ки, с трес­ком зах­лопну­лась гроз­ная пасть, ла­пы раз­жа­лись – дра­кон сва­лил­ся с ду­ба и, бес­силь­ный, лёг у ног Ме­деи.

– Спе­ши! – ска­зала она Язо­ну. – Ско­рее сни­май ру­но с де­рева, по­ка он не прос­нулся.

Язон быс­тро снял с ду­ба зо­лотое ру­но, на­кинул его на пле­чи, как плащ, и они не­мед­ленно по­кину­ли ро­щу Аре­са.
Ар­го­нав­ты с ко­раб­ля уви­дели зо­лотой свет ру­на на пле­чах Язо­на. Ра­дос­тны­ми кри­ками при­ветс­тво­вали они же­лан­ную до­бычу, из-за ко­торой ос­та­вили свои до­ма и от­чизну и пе­ренес­ли столь­ко опас­ностей и нев­згод. Но не­ког­да бы­ло ве­селить­ся. На­до бы­ло к ут­ру доб­рать­ся до мо­ря и по­кинуть Кол­хи­ду.

Язон за­вер­нул дра­гоцен­ное ру­но в свой плащ, ус­тро­ил Ме­дею на кор­ме ко­раб­ля, где не бы­ло вет­ра, и сам об­ру­бил ме­чом ка­нат, дер­жавший «Ар­го» у бе­рега. Греб­цы-ар­го­нав­ты се­ли на вёс­ла; дру­гие со щи­тами и лу­ками в ру­ках ста­ли вдоль бор­та, го­товые за­щищать ко­рабль от по­гони. «Ар­го» стре­митель­но поп­лыл вниз по те­чению – к мо­рю. Ещё не взош­ло сол­нце, а ар­го­нав­ты бы­ли уже в от­кры­том мо­ре, да­леко от бе­регов Кол­хи­ды.

Ут­ром приш­ли ска­зать ца­рю, что чу­жезем­цы по­хити­ли зо­лотое ру­но и убе­жали, взяв с со­бой Ме­дею. Страш­но раз­гне­вал­ся Э­эт и пос­лал боль­шой от­ряд кол­хов в по­гоню за ар­го­нав­та­ми. Царь ве­лел объ­явить во­инам, что всех их ждёт смерть, ес­ли они не до­гонят бег­ле­цов и не вер­нут ру­на и цар­ской до­чери.
Сы­на сво­его Ап­сирта Э­эт наз­на­чил на­чаль­ни­ком от­ря­да.

Кол­хи вы­вели свои су­да в мо­ре и поп­лы­ли за «Ар­го».

skazkufentazu.ru

Золотое руно символ

Изначально почиталось в качестве символа плодородия и благосостояния. В цикле мифов об аргонавтах золотое руно, с целью увеличения его благотворной силы, было повешено на дубе в священной роще и охранялось драконом; в этом образе прослеживаются отголоски основного мифа индоевропейской традиции.

В эпосе Апполония Родосского говорится, что Язон, по приказанию царствовавшего в Фессалии, дяди Пелея, отправился добывать золотое руно барана, увезшего Фрикса и Геллу. Руно находилось в Колхиде в роще Арея под стражей вечно бодрствовавшего дракона.


Похищение золотого руна, художник Ж.Ф. де Труа

Сын Фрикса, Аргос, по совету афинян, выстроил судно – Арго и все герои того времени приняли участие в походе. Аргонавты – так стали называть мореплавателей, отправившихся на корабле Арго. После нескольких приключений они наконец прибыли в Колхиду. Царь Этес обещал Язону возвратить руно с условием, что Язон запряжет в плуг двух быков с медными ногами, дышащих пламенем и вырвет драконовы зубы. Язон исполнил это с помощью влюбившейся в него дочери Этеса – Медеи. Она дала ему магическое средство от огня и железа и советовала ударом камня раздробить зубы. Язон исполнил все в точности, но Этес отказался выдать руно и задумал убить аргонавтов. Тогда Язон и Медея отправились в рощу и, овладев руном после того как она усыпила дракона, они бежали на корабле. Этес не мог преследовать аргонавтов, потому что Медея, захватившая с собою родного брата, убила его и по кускам выбросила в море, отец же стал собирать их и не стал преследовать аргонавтов. Позднейшие сказания передают возвращение аргонавтов на родину со многими приключениями.

Позднее стало истолковываться как символ высших ценностей. Поскольку овца является олицетворением невинности, а золото трактуется как образ высшей духовности, поход аргонавтов за золотым руном понимается как обретение величия духа посредством очищения души. Орден Золотого руна, учрежденный в 1278 году, является знаком высшего геройства и благородства.

sigils.ru

Медея помогает Ясону похитить Золотое руно

Вернувшись во дворец, Эет созвал на совет знатнейших жителей Колхиды. Далеко за полночь советовался с ними царь о том, как погубить аргонавтов. Эет догадывался, что лишь с помощью Медеи мог Ясон совершить подвиг. Чувствовала Медея, что грозит великая опасность и ей, и Ясону. Она не могла найти покоя в своих пышных чертогах. Сон бежал от ее глаз. Встала она ночью со своего ложа и тихо покинула дворец Эета. Тропинками, известными лишь ей одной, идет она к берегу Фасиса, туда, где пылает яркий костер, разведенный аргонавтами. Подойдя к костру, позвала она Ясона и младшего сына Фрикса, Фронтиса. Медея сказала Ясону, какие злые предчувствия тревожат ее, и убедила его немедленно идти с ней за руном. Ясон надел свои доспехи и пошел в священную рощу Ареса. Все кругом окутано было тьмой, лишь в роще сверкало золотым блеском руно, висевшее на священном дереве. Когда Медея с Ясоном вошли в рощу, поднялся страшный дракон, извергая пламя. Призвала Медея могучего бога сна Гипноса. Страшные заклинания шепчет она и льет на землю волшебные зелья. Упал на землю дракон, еще поднимает он ослабевшую голову, но окропила его Медея снотворным зельем, закрылась пасть его, сомкнулись сверкающие огнем глаза, и, охваченный сном, растянулся он у дерева, на котором висело золотое руно. Ясон снял руно, он спешил вернуться скорее на «Арго».

В удивлении толпились герои вокруг Ясона и Медеи, рассматривая золотое руно. Но некогда было медлить, нужно было покинуть Колхиду, прежде чем узнает Эет о похищении руна. Обрубил Ясон канаты, которыми привязан был «Арго» к берегу, схватились за весла герои, и, как стрела, помчался «Арго» вниз по течению Фасиса, к морю. Вот и море. Налегают на весла герои, птицей несется по волнам «Арго», все дальше и дальше Колхида.

Рано утром Эет узнал о похищении золотого руна и о том, что Медея бежала вместе с аргонавтами. В неистовый гнев пришел Эет. Он созвал колхидцев на берег моря. Но далеко уже «Арго», не видно его среди волн моря. Эет повелел собираться в погоню колхидцам.

Он грозит им смертью, если не настигнут они аргонавтов. Спустили колхидцы корабли и, с сыном Эета Абсиртом во главе, пустились в погоню за аргонавтами.

Возвращение аргонавтов

Когда «Арго» вышел в открытое море, подул попутный ветер. Герои распустили паруса и «Арго» быстро понесся по волнам Эвксинского Понта. Три дня плыли герои. Наконец, вдали показались берега Скифии. Аргонавты решили плыть вверх по течению Истра, чтобы потом спуститься по одному из его рукавов в Адриатическое море [167]. Когда аргонавты приплыли к устью Истра, увидели они, что все устье его и все острова заняты войском колхидцев, которые приплыли туда на своих кораблях кратчайшим путем. Увидав многочисленное войско колхидцев, герои убедились, что им не победить его; их было слишком мало, чтобы решиться на битву с тысячами прекрасно вооруженных воинственных колхидцев. Аргонавты решили прибегнуть к хитрости. Они вступили в переговоры с предводителем вражеского войска Абсиртом и обещали ему заключить Медею в храме и выдать ее, если царь соседнего города решит, что Медея должна возвратиться в Колхиду, золотое же руно должно было остаться у аргонавтов, так как Ясон исполнил точно подвиг, за который Эет обещал ему выдать руно. Но все эти переговоры велись лишь для того, чтобы выиграть время. Медея же обещала Ясону заманить Абсирта на один из островов в храм.

Послал Ясон к Абсирту, как бы от Медеи, богатые дары и велел просить его прийти в уединенный храм, чтобы увидеться там с Медеей. Абсирт пришел в храм, но лишь показался он в дверях храма, как бросился на него с обнаженным мечом Ясон, и пал Абсирт на землю, пораженный насмерть. Ужасное злодеяние совершили Ясон и Медея: они убили безоружного Абсирта в храме. Разрубив на куски тело Абсирта, бросил его Ясон в волны Истра. В ужас пришли колхидцы, бросились они собирать части тела своего предводителя, аргонавты же быстро поплыли вверх по Истру.

Долго плыли аргонавты, наконец по рукаву Истра спустились они в Адриатическое море к берегам Иллирии. Там поднялась ужасная буря. Как горы, вздымаются покрытые пеной валы. Ветры, как бы сорвавшиеся с цепей, носятся над морем и рвут парус с «Арго». Стонет «Арго» под напором волн, гнутся борта его, ломаются весла в руках могучих гребцов. Как щепку, носят волны «Арго». Гибель грозит аргонавтам. Тогда раздался голос с кормы. Он исходил из вставленного в корму «Арго» куска священного дуба, росшего в Додоне. Голос повелел аргонавтам ехать к волшебнице Кирке, чтобы очистила она Ясона и Медею от осквернившего их убийства Абсирта. Лишь только повернули аргонавты «Арго» на север, как стихла буря, и поняли все, что это воля богов.

Через Эридан и потом по Родану спустились аргонавты в Тирренское море и долго плыли по нему, пока, наконец, не приплыли к волшебному острову Кирки, сестры Эета. Кирка очистила Медею и Ясона от скверны убийства. Она принесла жертву Зевсу, очищающему от скверны убийства, облила руки Ясона жертвенной кровью и заклинала у алтаря Эриний не преследовать гневом своим убийц. Не отказала Кирка Медее в очищении от страшного злодеяния, так как по блеску ее глаз узнала волшебница, что Медея, как и сама она, происходит из рода бога солнца Гелиоса.

Отправились аргонавты в дальнейший путь. Много еще пришлось преодолеть им опасностей. Проплыли они между Сциллой и Харибдой, где ждала бы их верная гибель, если бы не помогла им великая жена Зевса, Гера. Проплыли они и мимо острова сирен и слышали их манящее пение, которое с непобедимой силой влекло их к сиренам. Но певец Орфей ударил по струнам золотой кифары, и песнь его победила чары песен сирен. Наконец, приплыли аргонавты к Планктам, узкому проливу, над которым сводом подымались громадные скалы. Море билось между скалами, волны кружились под сводом в страшном водовороте, временами подымаясь до самого верха свода. Даже голуби, приносившие Зевсу амврозию, не пролетали невредимыми под этим сводом, и каждый день погибал один из них. Но тут помогла аргонавтам Гера, она упросила Амфитриту смирить волны у Планкт, и аргонавты невредимо миновали их.

После долгого пути аргонавты прибыли к острову феаков. Там радушно принял их царь Алкиной. Могли отдохнуть от опасностей пути аргонавты, но не пробыли они и дня у феакийцев, как появился у острова флот колхидцев и потребовали они выдать им Медею. Начался бы кровавый бой, если бы Алкиной не разнял врагов. Алкиной решил, что Медея должна быть выдана колхидцам, если она не жена Ясона. Ночью послала вестника жена Алкиноя, Арета, к Ясону, чтобы вестник сообщил ему решение Алкиноя. Той же ночью Ясоном и Медеей были совершены свадебные обряды, и на следующий день Ясон дал перед собравшимися феакийцами и колхидцами торжественную клятву, что Медея – его жена. Решил тогда Алкиной, что Медея должна остаться с мужем, и пришлось колхидцам вернуться к Эету, не завладев Медеей.

Отдохнув у гостеприимных феакийцев, отправились дальше аргонавты. Долго плыли они благополучно. Вот показались уже в голубой дали моря берега Пелопоннеса. Вдруг поднялся страшный вихрь и помчал «Арго» в море. Долго нес вихрь «Арго» по безбрежному морю и, наконец, выкинул «Арго» на пустынный берег. Глубоко завяз «Арго» в тине залива, сплошь покрытого водорослями. Отчаяние охватило аргонавтов. Кормчий Линкей, опустив голову, сидел за корме, потеряв надежду на возвращение в Грецию. Аргонавты печальные бродили по берегу, словно утратив все силы, все мужество. Все видели перед лицом своим гибель. На помощь Ясону пришли нимфы. Они открыли Ясону, что вихрь занес «Арго» в Ливию [168] и что аргонавты должны на плечах перенести «Арго» через Ливийскую пустыню, подняв его из ила тогда, когда Амфитрита выпряжет коней из своей колесницы. Но когда же выпрягает Амфитрита из колесницы своих коней? Этого не знали аргонавты. Вдруг увидели они, как из моря выбежал белоснежный конь и быстро помчался через пустыню. Поняли аргонавты, что это конь Амфитриты. Подняли «Арго» на плечи аргонавты и двенадцать дней несли его через пустыню, изнемогая от жары и жажды. Наконец они достигли страны гесперид. Там указали им геспериды источник, выбитый из скалы Гераклом. Герои утолили жажду, запаслись водой и отправились в путь на родину. Но аргонавта никак не могли найти выхода в море. Они находились не в море, а в озере Тритона. Но совету Орфея, посвятили они богу озера треножник. Появился перед аргонавтами прекрасный юноша. Он подал герою Эвфему комок земли как знак гостеприимства и указал аргонавтам выход в море. Принесли в жертву аргонавты барана. Перед «Арго» появился сам бог Тритон и вывел «Арго» мимо белых скал, через водоворот в открытое море. Из озера Тритона аргонавты приплыли к острову Криту и хотели запастись там водой для дальнейшего плавания. Но не допускал их на берег Крита медный исполин Талос, подаренный Миносу самим громовержцем Зевсом. Талос охранял владения Миноса, обегая весь остров. Но Медея своими чарами усыпила Талоса. Упал Талос на землю, и выпал у него медный гвоздь, замыкавший единственную жилу, по которой текла кровь Талоса. Хлынула на землю кровь Талоса, подобная расплавленному свинцу, и умер исполин. Аргонавты могли теперь беспрепятственно пристать к берегу и запастись водой.

По пути от Крита к Греции герой Эвфем уронил комок земли, данный ему Тритоном, в море, и из этой глыбы образовался остров, названный аргонавтами Каллистой. Этот остров впоследствии заселили потомки Эвфема, и стал он называться Ферой [169].

После этого буря застигла аргонавтов в море. Темной ночью разбушевалась буря. Аргонавты боялись ежеминутно натолкнуться на подводный камень или разбиться о прибрежные скалы. Вдруг ярким светом блеснула над морем золотая стрела и озарила все кругом, за ней блеснула другая, третья. Это бог Аполлон озарял своими стрелами путь аргонавтам. Они пристали и острову Анафе [170] и переждали бурю. Утихла, наконец, буря, успокоились волны моря, и подул попутный ветер. «Арго» спокойно понесся по лазури моря. Больше не встречали аргонавты опасностей на своем пути и вскоре прибыли в желанную гавань Иолка.

Когда аргонавты прибыли в Иолк, принесли они богатую жертву богам, помогавшим во время опасного плавания. Ликовали все в Иолке и праздновали возвращение аргонавтов; все славили великих героев и вождя их Ясона, добывшего золотое руно.

studfiles.net

Похищение золотого руна

Похищение золотого руна

Вернувшись с Аресова поля домой, жители Колхиды толковали о страшной силе чужеземцев, приплывших на корабле "Арго". В городе было неспокойно. Вечером во дворец Ээта пришли знатные колхи и, запершись с царем, стали совещаться, как погубить опасных гостей. Медея чувствовала, что царь знает, что она помогла Язону, и с ужасом ждала отцовского гнева. Она знала, как жесток и неумолим, как коварен сын Солнца, и мучилась страхом за себя и за героя, которого полюбила. В полночь она услышала за окном бряцанье оружия и речи собравшихся у дворца колхидских воинов и узнала, что царь приказал под утро окружить греческий корабль и сжечь его со всеми аргонавтами. Тогда она решила бежать к Язону. Взяв с собой усыпляющее зелье, босая, она тихо прокралась из дворца и тайными тропинками, по которым ходила ночами собирать волшебные травы, направилась к реке. Выйдя на берег против того места, где стоял "Арго", она стала звать младшего сына своей сестры, ночевавшего у аргонавтов. Язон узнал голос Медеи и откликнулся. Гребцы, бывшие в тот час на веслах, стали грести, корабль быстро пересек реку. Язон с сыновьями Фрикса бросились к Медее.
- Все открылось! - сказала она.- Отец не простит мне... Я должна бежать с вами... Спешите, гибель грозит вам! Идем, Язон, я добуду тебе золотое руно, и скорее прочь отсюда, или мы все погибнем! Я спасу вас и себя, но клянись, Язон, что ты не покинешь меня никогда, не оставишь меня одну в чужой стране! Язон взял ее за руку и сказал:
- Клянусь, если мне суждено живым вернуться на родину, ты будешь моей женой и я никогда не оставлю тебя! Медея велела тотчас плыть к роще Ареса, где хранилось руно. В ночной темноте течение реки быстро и бесшумно донесло корабль до заветного места. Медея и Язон одни сошли с корабля и направились в лес. Ночь была черная, и они шли, держась за руки, чтобы не потеряться в темноте. Вдруг перед ними загорелись два красных огня.
- Это дракон,- шепнула Медея. И сейчас же они увидели легкое золотистое сияние - от руна, висевшего на дубе. Едва они подошли ближе, дракон свесился с дерева и зашипел, пламя вырвалось из его раскрытой пасти. Но Медея, протянув к нему руки, тихим голосом стала усыплять его. Она призывала на помощь бога сна Гипноса, который сильнее всех на земле, она заклинала всеми тайными силами: "Усни! Усни!" - и, подойдя совсем близко, брызнула в глаза дракону усыпляющим зельем. Погас один глаз, погас другой, опустились страшные веки, с треском захлопнулась грозная пасть, лапы разжались - дракон свалился с дуба и, бессильный, лег у ног Медеи.
- Спеши! - сказала она Язону.- Скорее снимай руно с дерева, пока он не проснулся. Язон быстро снял с дуба золотое руно, накинул его на плечи, как плащ, и они немедленно покинули рощу Ареса. Аргонавты с корабля увидели золотой свет руна на плечах Язона. Радостными криками приветствовали они желанную добычу, из-за которой оставили свой дома и отчизну и перенесли столько опасностей и невзгод. Но некогда было веселиться. Надо было к утру добраться до моря и покинуть Колхиду. Язон завернул драгоценное руно в свой плащ, устроил Медею на корме корабля, где не было ветра, и сам обрубил мечом канат, державший "Арго" у берега. Гребцы-аргонавты сели на весла; другие со щитами и луками в руках стали вдоль борта, готовые защищать корабль от погони. "Арго" стремительно поплыл вниз по течению - к морю. Еще не взошло солнце, а аргонавты были уже в открытом море, далеко от берегов Колхиды. Утром пришли сказать царю, что чужеземцы похитили золотое руно и бежали, взяв с собой Медею. Страшно разгневался Ээт и послал большой отряд колхов в погоню за аргонавтами. Царь велел объявить воинам, что всех их ждет смерть, если они не догонят беглецов и не вернут руна и царской дочери. Сына своего Апсирта "Ээт назначил начальником отряда. Колхи вывели свой суда в море и поплыли за "Арго".

greece-mif.narod.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *