Последние романовы – Как жила семья Романовых после отречения Николая II от престола

Судьба последних представителей династии Романовых

План

Введение стр. 3

Введение

Судьба последних представителей династии Романовых является одной из трудных для изучения, трагических и загадочных страниц отечественной истории. В ней нашла отражение вся революционная эпоха с ее верой, заблуждениями, беспощадностью, страданиями. Понять трагическую судьбу последних Романовых – значит сделать шаг к осознанию трагического пути России в начале XX века.

И, хотя речь идет о событиях более чем восьмидесятилетней давности, интерес к ним не ослабевает. Около двух месяцев назад Архиерейский Собор Русской Православной церкви причислил последнего русского императора Николая II и членов его семьи к лику русских святых. Но до сих пор для многих людей остается неясным вопрос: кто он? Кровавый деспот или жертва, слабовольный представитель исчерпавший себя династии или человек, сознательно отказавшийся от тяготивший его власти.

Первые публикации появились в 20-х г.г. Это книги Вильтона Р., Н.А. Соколова, М.К. Дитерихса, П. Жильяра и др., опубликованные за пределами большевистской России. Они основывались на первоисточниках, полученных в ходе Колчаковского следствия по делу о расстреле Романовых, и личных наблюдений авторов.

Тогда же увидели свет первые материалы на эту тему в печати Советской России, не они были антиподами зарубежных публикаций, т.к. их авторы участвовали в тех же событиях, но находились в противоположных лагерях.

Самая содержательная – книга следователя по особо важным делам Омского окружного суда, назначенного Колчаком для расследования обстоятельств убийства царской семьи. Его выводы служат основой многих исследований на данную тему.

Материалы Соколова органично дополняет М.К. Дитерихс. Ценность его работы признана в том, что она дает богатейшие сведения по материалам расследований, предшествующих Соколову. Труд А. Саммерса, Т. Мэнгольда "Досье Романовых" представляет собой значительный шаг вперед к разработке истории гибели Романовых и открывает новый этап в ее освещении. Во-первых, авторы обнаружили много свежих, ранее неизвестных материалов. Во вторых, дали им свою альтернативную интерпретацию. В отличие от предыдущих публикации Саммерс и Менгольд решились утверждать, что не все Романовы погибли в ночь на 17 июля 1918г. Еще одним интересным утверждением является вывод о причастии Германии в убийстве, совершенным большевиками.

В Советском Союзе долгие годы изучением уральской трагедии не занимались. Попытка вернуться к этим событиям была сделана в начале 70-х г.г. В 1972-73 г.г. журнал опубликовал "повествование о деяниях и конце последнего царя из династии Романовых" М.К. Каевинова "Двадцать три ступеньки вниз". Это одна из известных отечественных публикаций по царской теме, хотя в ней явно просматривается тенденциозный подход.

Коренной перелом в отношении к царской теме произошел в конце 80-х - начале 90-х г.г. в эпоху перестройки. Начался он с журнальных публикаций Э. Радзинского и Г. Рябова в "Огоньке" и "Родине". Они впервые обнародовали фрагменты из ранее тщательно скрываемых документов о екатеринбургском расстреле (записка Я. Юровского и воспоминания Г. Никулина).

В 1991 г. вышла в свет целая серия книг о царской семье. Из них выделяются книги О. Платонова "Убийство царской семьи", Ю. Буранова, В. Хрусталева "Гибель императорского дома", Г. Иоффе "Революция и судьба Романовых", Э. Радзинского "Последний царь. Жизнь и смерть Николая II". Эти книги содержат новые документы, освещают события с современных позиций, без крайностей, ранее свойственных как советской, так и зарубежной литературе.

Названы далеко не все труды о судьбе царской семьи. Но даже этот список дает возможность представить широкий спектр мнений по данному вопросу. Не до конца остаются раскрытыми такие вопросы как: почему царскую семью оставили на полпути между Тобольском и Москвой, какие внутри- и внешнеполитические обстоятельства ускорили ее гибель, кто дал распоряжение об этом, где сокрыты останки и остался ли кто-нибудь в живых. Как случилось так, что ни одна политическая сила, ни в России, ни за рубежом не смогла повлиять на судьбу, если не всей семьи, то хотя бы женской ее части, куда исчез архив и драгоценности Романовых. Все эти вопросы, которые являются важными проблемами отечественной истории, еще ждут своего разрешения.

Целью данной работы является попытка определить, в чем же состояла трагедия последних представителей династии Романовых. Для достижения этой цели мне представляется необходимым осветить следующие вопросы: итоги царствования Николая II и влияние на них личных качеств последнего императора; трагедия гибели Николая II, его семьи и др. представителей Дома Романовых; проблема захоронения царских останков и канонизации Николая II и его семьи.

Глава I . Путь к трагическому концу.

1.1. Крушение монархии.

В российской истории последних двух с половиной столетий прослеживается закономерность: несмотря на крайне жесткий режим в стране, каждый второй правитель был насильственно лишен не только трона, но и жизни. Петр III задушен, следующая за ним Екатерина II скончалась на троне, ее преемник Павел I убит, и так через одного, за исключением Александра I и Николая I. Ту же участь разделил и последний император Николай II, несмотря на то, что отрекся от престола еще накануне Октябрьского переворота.

Причина этой закономерности – в борьбе между устоявшимися национальными традициями и инновациями, которая начинается еще во второй половине XVII в. Срединное положение России, крупнейшей мировой державы, между европейской и азиатской цивилизациями, необходимость оперативно реагировать на изменения с одной и с другой стороны с недостаточно высоким уровнем политического и культурного развития значительной части населения порождали особо острую поляризацию мнений в обществе о борьбе в правящей элите. Эта борьба выливалась в народные бунты и революции, дворцовые заговоры и перевороты, на первый взгляд далекие от магистральной линии мирового развития, но, в конечном счете, ее отражающие.

В начале XX в. при всей противоречивости государственной политики, осуществлявшейся Николаем II, создавались благоприятные условия для развития страны.

С одной стороны, Россия оставалась аграрной, преимущественно с крестьянским населением страной. Накануне революции 1917 г. она производила на 1/3 зерна больше, чем США, Аргентина и Канада вместе взятые. За границу вывозилось 12-15 млн. тонн зерна ежегодно, большое количество масла, льна, яиц и т.д.1 . Только за животное масло, произведенное в Сибири и проданное за рубеж, страна получала больше золота, чем его добывалось на знаменитых сибирских приисках.

С другой стороны, начало века было периодом крупного промышленного подъема Российского государства, обеспечившего ему передовые позиции в мировой экономике по многим важнейшим показателям. По темпам роста промышленной продукции наша страна опережала США 2 . В начале века Россия занимала первое место в мире по добыче нефти.

Реформы С.Ю. Витте и П.А. Столыпина при условии их полного осуществления могли бы стать благодатной почвой для расцвета российской экономики. Относительно благополучное развитие уже тогда позволяло России иметь положительный баланс внешней торговли и устойчивую конвертируемую валюту. Однако реформы эти были свергнуты, не доведены до конца.

Проявились противоречия и в политической сфере. Вступая на престол, Николай II заявил о своей категоричной приверженности самодержавно. Но, именно он положил начало представительной власти в стране в виде Государственной Думы, разрешил существование различных политических партий. По Манифесту 17 октября 1905 г. граждане России получили право неприкосновенности личности, свободу слова, печати, собраний. С одной стороны, эти свободы были уступкой пошатнувшегося трона народовластию, с другой стороны, они свидетельствовали о движении к правому государству.

противоречивой была и внешняя политика Николая II. Стремясь с помощью войны с Японией заглушить революцию 1905 г., царь только усилил ее размах.

Не желая воевать с Германией, он между тем вверг страну в страшную бойню, которая явилась прелюдией гибели монархии и его самого.

Противоречивость внутренней и внешней политики, доходящей порой до парадоксов не могла оставить равнодушными ни ближайшее окружение Николая II, ни народ. Двор погряз в интригах, крайним выражением которых стала распутинщина, а народ вы-

___________________

1 Бразоль Б. Царствование императора Николая II 1894-1917 г.г. в цифрах и фактах.

2 Платонов О. Убийство царской семьи. М., 1991. С. 27.

шел на улицы. Царю пришлось отречься от престола. Отречение состоялось без сопротивления. Тем самым Николай II пытался предотвратить гражданскую войну, а фактически спровоцировал ее, поскольку полярные силы, унаследовавшие его власть, неизбежно должны были

столкнуться. В конечном счете, трагедия императора заключалась в неразрешимом противоречии между глубоким убеждением в необходимости сохранить традиционный уклад России и неизбежностью модернизации, которую требовало время. Руководство страны вовремя не встало на путь реформ, "а упрямо загоняло болезнь внутрь", именно поэтому общество пошло по единственному из оставленных ему путей – пути революции.

mirznanii.com

Главные тайны династии Романовых | История России

Родоначальником семьи Романовых считают Андрея Иванович Кобылу, боярина великого князя московского Симеона Гордого. Особых подвигов и свершений за боярином не числилось, но доверием князя он пользовался немалым.

Журнал: История «Русская Семёрка» №3, май 2016 года
Рубрика: Тайны
Текст: Алиса Муранова

Прусское происхождение династии

Фото: династия РомановыхЛетописи упоминают об Андрее Кобыле лишь однажды: в 1347 году он был послан в Тверь за невестой великого князя Симеона Гордого, дочерью князя тверского Александра Михайловича.
Оказавшись во время объединения русского государства с новым центром в Москве в услужении московской ветви княжеской династии, он таким образом выбрал «золотой билет» для себя и своего рода. Родословцы упоминают о его многочисленных потомках, которые стали родоначальниками многих знатных русских родов: Семён Жеребец (Лодыгины, Коновницыны), Александр Ёлка (Колычевы), Гавриил Гавша (Бобрыкины), Бездетный Василий Вантей и Фёдор Кошка — предок Романовых, Шереметевых, Яковлевых, Голтяевых и Беззубцевых. Однако происхождение самого Кобылы остаётся загадкой. Согласно фамильной легенде Романовых, он вёл свою родословную из прусских королей.

Когда в генеалогиях образуется брешь — она даёт возможность для их фальсификации. В случае знатных родов это обычно делается с целью либо легитимизовать свою власть, либо добиться дополнительных привилегий. Как и в данном случае. Белое пятно в генеалогиях Романовых было заполнено в XVII веке при Петре I первым русским герольдмейстером Степаном Андреевичем Колычёвым. Новая история соответствовала модной ещё при Рюриковичах «прусской легенде», которая была направлена на подтверждение положения Москвы как преемницы Византии. Поскольку варяжское происхождение Рюрика не вписывалось в эту идеологию, основатель княжеской династии стал 14-м потомком некоего Пруса, правителя древней Пруссии, родственника самого императора Августа. Вслед за ними «переписали» свою историю и Романовы.
Фамильное предание, впоследствии зафиксированное в «Общем гербовнике дворянских родов Всероссийской Империи», гласит, что в 305 году от Рождества Христова прусский король Прутено отдал королевство брату Вейдевуту, а сам стал верховным жрецом своего языческого племени в городе Романове, где рос вечнозелёный священный дуб.
Перед смертью Вейдевут разделил своё королевство между двенадцатью сыновьями. Одним из них был Недрон, род которого владел частью современной Литвы (самогитские земли). Его потомками были братья Руссинген и Гланда Камбила, которые приняли крещение в 1280 году, а в 1283 году Камбила приехал на Русь служить московскому князю Даниилу Александровичу. После крещения он и стал называться Кобылой.

Кто вскормил Лжедмитрия?

Личность Лжедмитрия — одна из самых больших загадок русской истории. Помимо неразрешимого вопроса о личности самозванца, проблемой остаются его «теневые» сообщники. Согласно одной из версий, к заговору Лжедмитрия приложили руку Романовы, которые попали в опалу при Годунове, а старший потомок Романовых — Фёдор, претендент на трон, был пострижен в монахи.
Приверженцы этой версии считают, что Романовы, Шуйские и Голицины, мечтавшие о «шапке Мономаха», организовали заговор против Годунова, используя загадочную смерть молодого царевича Дмитрия. Они подготовили своего претендента на царский трон, известного нам как Лжедмитрий, и возглавили переворот 10 июня 1605 года. После, разобравшись со своим самым главным соперником, сами включились в борьбу за престол. Впоследствии, уже после воцарения Романовых, их историки сделали всё, чтобы связать кровавую расправу над семьёй Годунова исключительно с личностью Лжедмитрия, а руки Романовых оставить чистыми.

Тайна Земского Собора

Избрание Михаила Фёдоровича Романова на царство было просто обречено покрыться толстым слоем мифов. Как получилось, что в раздираемой смутой стране на царство избрали молодого неопытного юношу, который в свои 16 лет не отличался ни воинским талантом, ни острым политическим умом? Конечно, у будущего царя был влиятельный отец — патриарх Филарет, который сам некогда метил на царский трон. Но во время Земского собора он находился в плену у поляков и вряд ли мог как-то повлиять на процесс. Согласно общепризнанной версии, решающую роль сыграли казаки, представлявшие на тот момент мощную силу, с которой стоило считаться. Во-первых, при Лжедмитрии II они и Романовы оказались в «одном лагере». Во-вторых, их безусловно устраивал молодой и неопытный царевич, который не представлял опасности для их волостей, доставшихся им во времена смуты.
Воинственные крики казаков вынудили приверженцев Пожарского предложить сделать перерыв в две недели. За это время развернулась широкая агитация в пользу Михаила. Для многих бояр он также представлял собой идеальную кандидатуру, позволившую бы им держать власть в своих руках. Основным выдвигаемым аргументом было то, что якобы покойный царь Фёдор Иванович перед смертью хотел передать трон своему родственнику Фёдору Романову (патриарху Филарету). А поскольку он томился в польском плену, корона переходила к его единственному сыну — Михаилу. Как писал впоследствии историк Ключевский, «хотели выбрать не способнейшего, а удобнейшего».

Несуществующий герб

В истории династического герба Романовых белых пятен не меньше, чем в самой истории династии. По какой-то причине долгое время у Романовых вообще не было своего герба, они использовали государственный герб, с изображением двуглавого орла, как личный. Их собственный родовой герб был создан лишь при Александре II. К тому времени геральдика российского дворянства практически оформилась, и только правящая династия не обладала собственным гербом. Неуместным будет говорить, что династия не питала особого интереса к геральдике: ещё при Алексее Михайловиче вышел «Царский титулярник» — рукопись, содержащая портреты русских монархов с гербами русских земель.
Возможно, подобная верность двуглавому орлу обусловлена необходимостью для Романовых показать законную преемственность от Рюриковичей и, что самое важное, от византийских императоров. Как известно, начиная с Ивана III, о Руси начинают говорить как о преемнице Византии. Тем более, что царь взял в жены Софью Палеолог, внучку последнего византийского императора Константина. Они взяли символ византийского двуглавого орла в качестве своего фамильного герба.
В любом случае, это всего лишь одна из многочисленных версий. Доподлинно неизвестно, почему правящая ветвь огромной империи, которая состояла в родстве со знатнейшими домами Европы, так упорно игнорировала геральдические порядки, складывавшиеся веками.
Долгожданное появление собственного герба Романовых при Александре II только прибавило вопросов. За разработку императорского заказа взялся тогдашний герольдмейстер барон Борис Васильевич Кёне. За основу был взят прапор воеводы Никиты Ивановича Романова, в своё время главного оппозиционера Алексея Михайловича. Точнее его описание, поскольку само знамя к тому времени было уже утрачено. На нём был изображён золотой грифон на серебряном фоне с небольшим чёрным орлом с поднятыми крыльями и с львиными головами на хвосте. Возможно, Никита Романов позаимствовал его в Лифляндии во время Ливонской войны.
Новый герб Романовых представлял собой красного грифона на серебряном фоне, державшего золотые меч и тарч, увенчанный малым орлом. На чёрной кайме были изображены восемь оторванных львиных голов: четыре золотые и четыре серебряные. Во-первых, бросается в глаза изменившийся цвет грифона. Историки геральдики полагают, что Кёне решил не идти против установленных в то время правил, которые запрещали помещать золотую фигуру на серебряном фоне, за исключением гербов таких высочайших особ, как Папа Римский. Таким образом, изменив цвет грифона, барон Кёне понизил статус родового герба. Или же сыграла роль «лифляндская версия», согласно которой Кене делал акцент на ливонское происхождения герба, поскольку в Лифляндии с XVI века было обратное сочетание гербовых цветов: серебряный грифон на красном фоне.
О символике романовского герба и поныне ведётся немало споров. Почему столь большое внимание уделяется львиным головам, а не фигуре орла, которая по исторической логике должна быть в центре композиции? Почему он с опущенными крыльями, и какова историческая подоплёка романовского герба?

Пётр III — последний Романов?

Как известно, род Романовых прервался на семье Николая II. Тем не менее, некоторые полагают, что последним правителем из династии Романовых был Пётр III. У молодого инфантильного императора совершенно не складывались отношения с женой. Екатерина рассказывала в своих дневниках, как трепетно она ждала супруга в первую брачную ночь, а он пришёл и уснул. Так продолжалось и дальше — Пётр III не питал никаких чувств к жене, предпочитая ей свою фаворитку. Но сын — Павел всё-таки родился, спустя много лет после супружества.
Слухи о незаконнорожденных наследниках нередки в истории мировых династий, особенно в неспокойное для страны время. Так и здесь появился вопрос: «Правда ли, что Павел — сын Петра III?». Или же в этом поучаствовал первый фаворит Екатерины Сергей Салтыков? Существенным аргументом в пользу этих слухов было то, что у императорской четы уже много лет не было детей. Поэтому многие полагали, что этот союз и вовсе бесплоден, на что намекала сама императрица, упоминая в своих мемуарах, что её муж страдал от фимоза.
Сведения о том, что Сергей Салтыков мог быть отцом Павла, также присутствуют в дневниках Екатерины: «Сергей Салтыков дал мне понять, какая была причина его частых посещений. Я продолжала его слушать, он был прекрасен, как день, и, конечно, никто не мог с ним сравниться при дворе. Ему было 25 лет. И по рождению, и по многим другим качествам это был кавалер выдающийся. Я не поддавалась всю весну и часть лета». Результат не заставил себя ждать. 20 сентября 1754 года Екатерина родила сына. Только вот от кого: от своего мужа Романова, или же от Салтыкова?
Существует версия, согласно которой инициатором «интрижки» была Елизавета Петровна, отчаявшаяся получить внука от своего племянника. После «исполнения её воли» Салтыков был выслан послом в Швецию.
Происхождение Павла до сих пор остаётся неразрешимой загадкой, которая волновала и последующие поколения Романовых. Неудивительно, в противном случае получалось, что династия Романовых прервалась ещё на Петре III, а последующие монархи на троне — не более чем узурпаторы. И всё же, в оправдание Екатерины Великой стоит сказать, что сходство портретов Павла и Петра III налицо.
Тайны

Загадка екатерининского именослова

Выбор имени членам правящей династии всегда играл важную роль в политической жизни страны. Во-первых, с помощью имён нередко подчёркивали внутридинастические отношения. Так, например, имена детей Алексея Михайловича должны были подчеркнуть связь Романовых с династией Рюриковичей. При Петре и его дочерях они показывали близкие отношения внутри правящей ветви (несмотря на то, что это совершенно не соответствовало реальной обстановке в императорской семье). При Екатерине Великой был введён совершенно новый порядок именослова. Прежняя родовая принадлежность уступила место другим факторам, среди которых немалую роль играл политический. Её выбор исходил из семантики имён, восходящим к греческим словам: «народ» и «победа».
Начнём с Александра. Имя старшему сыну Павла было дано в честь Александра Невского, хотя также подразумевался и другой непобедимый полководец-Александр Македонский. О своём выборе она писала следующее: «Вы говорите, — писала Екатерина барону Ф.М. Гримму, — что ему предстоит выбрать, кому подражать: герою (Александру Македонскому) или святому (Александру Невскому). Вы, по-видимому, не знаете, что наш святой был героем. Он был мужественным воином, твёрдым правителем и ловким политиком и превосходил всех остальных удельных князей, своих современников. Итак, я согласна, что у господина Александра есть лишь один выбор, и от его личных дарований зависит, на какую он вступит стезю — святости или героизма».
Причины выбора несвойственного для русских царей имени Константин, ещё более интересны. Они связаны с идеей «греческого проекта» Екатерины, по которому подразумевался разгром Османской империи и восстановление Византийской державы во главе с её вторым внуком.
Неясно, однако, почему третий сын Павла получил имя Николая. Очевидно, его назвали в честь самого почитаемого святого на Руси — Николая Чудотворца. Но это всего лишь версия, поскольку никакого объяснения этому выбору в источниках не содержится.
Екатерина не имела никакого отношения лишь к выбору имени для младшего сына Павла — Михаила, который родился уже после её смерти. Тут уже сыграло роль давнее увлечение отца рыцарством. Михаила Павловича назвали в честь архангела Михаила, предводителя небесного воинства, покровителя императора-рыцаря.
Четыре имени: Александр, Константин, Николай и Михаил — составили основу новых императорских имён Романовых.

Тайна ларца Романовых

При Екатерине Великой в Соловецком жил монастыре монах высокой жизни. Звали его Авель. Был он прозорлив, а нравом отличался простейшим, и потому что открывалось его духовному оку то он и объявлял во всеуслышание, не заботясь о последствиях.
Пришёл час, и стал он пророчествовать: пройдёт, мол, такое-то время, и помрёт Царица, — и смертью даже указал какою. Как ни далеки Соловки были от Питера, а дошло всё-таки вскорости Авелево слово до Тайной канцелярии. Запрос к настоятелю, а настоятель, недолго думая, Авеля — в сани и в Питер; — а в Питере разговор короткий: взяли да и засадили пророка в крепость».
За точные предсказания Авель был заключён в Шлиссельбургскую крепость «под крепчайший караул». После того, как предсказание Авеля, что называется, вступило в силу (Екатерина Великая умерла именно в тот день и в том самом месте), монах был амнистирован самим Павлом I.
Император пожелал встретиться со старцем и выслушать от него новые прогнозы. Авель в подробностях расписал смерть императора, а заодно и незавидное будущее династии Романовых. Павел I всё это проглотил и приказал старцу дать предсказание в письменной форме.
Так появился знаменитый конверт с наложением личной печати императора Павла I и с его собственноручной надписью: «Вскрыть потомку нашему в столетний день моей кончины».
Конверт поместили в ларец. Ларец был заперт на ключ и опечатан. Вокруг него на четырёх столбиках, на кольцах, был протянут толстый красный шёлковый шнур, преграждавший к нему доступ и, как люди воспитанные, потомки смиренно дожидались даты.
Павел I был убит офицерами в собственной спальне в ночь на 24 марта 1801 года. Утром 24 марта 1901 года в Гатчину прибыл император Николай II. Прибыл воодушевлённый, в хорошем настроении. Покидал же царь Гатчинский дворец в совсем другом расположении духа. Правда, о содержимом ларца Николай никому ничего не рассказал.

Что предсказал Романовым монах Авель?

О Павле I
«Коротко будет царствование твоё, и вижу я, грешный, лютый конец твой. На Софрония Иерусалимского от неверных слуг мученическую кончину примешь, в опочивальне своей удушен будешь злодеями, коих греешь ты на царственной груди своей. В Страстную Субботу погребут тебя. Они же, злодеи сии, стремясь оправдать свой великий грех цареубийства, возгласят тебя безумным, будут поносить добрую память твою.
Но народ русский правдивой душой своей поймёт и оценит тебя и к гробнице твоей понесёт скорби свои, прося твоего заступничества и умягчения сердец неправедных и жестоких. Число лет твоих подобно счету бук».
Предсказание о том, что русский народ оценит Павла I, пока не сбылось. Если сегодня провести опрос об отношении россиян к прошлым самодержцам, то Павел наверняка будет одним из аутсайдеров.

Об Александре I
«Француз Москву при Нём спалит, а Он Париж у него заберёт и Благословенным наречётся. Но невмоготу станет Ему скорбь тайная, и тяжек покажется Ему венец Царский. Подвиг служения Царского заменит Он подвигом поста и молитвы. Праведен будет Он в очах Бо-жиих: белым иноком в миру будет. Видал я над землёй Русской звезду великого угодника Божия. Горит она, разгорается. Подвижник сей и претворит всю судьбу Александрову».
По легенде, Александр I не скончался в Таганроге, а обратился в старца Фёдора Кузьмича и отправился в странствовие по Руси.

О Николае I
«Начало же правления сына Твоего Николая дракою, бунтом вольтерьянским зачнётся. Сие будет семя злотворное, семя пагубное для России. Кабы не благодать Божия, Россию покрывающая, то лет через сто примерно после того оскудеет Дом Пресвятыя Богородицы, в мерзость запустения Держава Российская обратится».

Об Александре II
«Внук твой, Александр II, Царём-Освободителем преднаречённый. Твой замысел исполнит — крестьян освободит, а потом турок побьёт и славянам тоже свободу даст от ига неверного. Не простят жиды ему великих деяний, охоту на него начнут, убьют среди дня ясного, в столице верноподданной отщепенскими руками. Как и ты, подвиг служения своего запечатлеет он кровью царственною».

Об Александре III
«Царю-Освободителю наследует Царь-Миротворец, сын его, а твой правнук, Александр Третий. Славно будет царствование его. Осадит крамолу окаянную, мир и порядок наведёт он».

О Николае II
«Николаю II — святому царю, Иову многострадальному подобному. Будет иметь разум Христов, долготерпение и чистоту голубиную. О нём свидетельствует Писание: псалмы 90,10 и 20 открыли мне всю судьбу его. На венок терновый сменит он венец царский, предан будет народом своим, как некогда Сын Божий. Искупитель будет, искупит собой народ свой — бескровной жертве подобно.
Война будет, великая война, мировая. По воздуху люди, как птицы, летать будут, под водою, как рыбы, плавать, серою зловонною друг друга истреблять начнут.
Накануне победы рухнет престол царский. Измена же будет расти и умножаться. И предан будет правнук твой, многие потомки твои убелят одежду кровию агнца такожде, мужик с топором возьмёт в безумии власть, но и сам опосля восплачется. Наступит воистину казнь египетская».

Как Пётр I провёл ребрендинг Руси

Первый бренд-бук России
Реформы России Пётр I, как и положено креативному директору, начал с изменения российской символики. Или, как говорят сегодня, с ребрендинга. По указу царя-реформатора, в 1705 году в городе Амстердаме была напечатана книга «Символы и емблемата», которую можно считать первым российским бренд-буком.
Эмблемы, содержащиеся в книге, были рекомендованы для использования в создании как дворянских, так и городских гербов. Элементы нового «фирменного стиля» стали применяться повсеместно: начиная от клейм ювелиров и мастеров по мебели, заканчивая изображениями на триумфальных арках.
Алхимические и оккультные символы «Символы и емблематика» являются компиляцией трудов француза Даниэля де ла Фея, известного европейского гравёра XVIII века, который в своих работах адаптировал старые алхимические и оккультные символы, которые были очень модными в те времена. Неудивительно, что в ней нет ни одного русского символа. Помимо самих «фирменных знаков» книга содержала слоганы и девизы, интерпретировавшие эмблемы. Многие их них стали девизами к гербам российских дворянских фамилий.

Успешная судьба «Емблемата»
Каждый «символ» продублировали на восьми языках: русском, латинском, французском, итальянском, испанском, голландском, английском и немецком. Причём о русских девизах можно сказать, что это не столько переводы, сколько смысловые аналоги исходных надписей.
По мнению историков, большинство эмблем и подписей к ним призваны были продемонстрировать уверенность русских в грядущей победе над Швецией, но при этом один из сюжетов указывал на готовность Петра заключить мир с противником. Книга «Символы и емблемата» вышла огромным по тем временам тиражом — 800 экземпляров — и пережила несколько переизданий.

Павла I убили за то, что он был коронован?

Мать Павла Екатерина II готовила в преемники его сына Александра и не скрывала намерений ни от сына, ни от внука, ни от своего окружения.
Когда вокруг Павла I против Екатерины кто-то пытался составить заговор, императрица узнала об этом, допросила сына, он передал ей список замешанных лиц, который она, не читая, выбросила в огонь, так как всё знала из других источников. Екатерине не хватило буквально нескольких часов, чтобы успеть опубликовать указ об отстранении сына от престола. Она ещё дышала, когда Павел обыскал её рабочий стол и нашёл в нём пакет. Госсекретарь Безбородко, ставший впоследствии приближённым Павла, молча указал на камин.
Причиной такого удручающего состояния престолонаследия стал Указ Петра Великого, который позволял монарху не только отдавать предпочтение любому члену семьи перед перворожденным, но и назначать наследником человека, вообще не относящегося к династии, например, приёмного сына.
Этим Пётр I вызвал, так называемую, «эпоху дворцовых переворотов», последней жертвой которой стал Павел I. Будучи Великим князем, он разработал акт о престолонаследии, который обнародовал лично, зачитав 5 апреля 1797 года на коронации.
Закон отменял Петровский указ, вводил наследование по закону и установил полусалическую примогенитуру — преимущество в наследовании потомков мужского пола, и запрещал занятие российского престола лицом, не принадлежащим к православной церкви.



  • < Назад
  • Вперёд >

www.bagira.guru

Сериал Романовы смотреть онлайн все серии подряд в хорошем 720 HD качестве

ivi
8,4
КиноПоиск
9,0
IMDb
8,3
Ваша оценка:
Режиссер
Максим Беспалый
Актеры
Людмила Гамуряк, Андрей Бестужев, Кирилл Искратов, Андрей Домнин, Ольга Равинская, еще

Роскошный подарок всем любителям истории от российских кинематографистов – масштабный, эффектный и познавательный сериал «Романовы», рассказывающий о великой династии. Сериал умело сочетает в себе элементы документального и игрового кино, анимации и информационной графики. Добротно снятый, исторически достоверный и увлекательный, этот проект приурочен к 400-летию дома Романовых. Это по-настоящему уникальный для нашего телевидения сериал – зрелищный и при этом очень информативный. Как сценаристам и режиссеру удалось уместить огромный пласт российской истории в 8 серий, можно смотреть онлайн в сериале «Романовы». В центре внимания – не только смена монархов, но и система самодержавия как таковая, со всеми ее плюсами и минусами. Смотреть онлайн «Романовы» с интересом будут и знатоки истории, и те, кто только начинает ее изучать. Объективное изображение фактов в сочетании с воссозданной с помощью актеров и декораций атмосферой даст наиболее полное представление о Романовых.

Сериал Романовы доступен на сайте. Приятного просмотра!

www.ivi.ru

Закат Империи. Последние фотографии последних из Романовых. » Бублинк

Последние Романовы.

Анастасия, Ольга, Николай Второй, Алексей Николаевич, Татьяна, Мария и кубанские казаки


Расстрел царской семьи – одно из главных преступлений новорожденных Советов, давших начало одному из самых кровавых режимов в истории человечества. Император Николай Второй не был хорошим монархом, Императрица Александра плохо справлялась с обязанностями первой леди, зато у них были прекрасные дети – четыре дочери – великие княжны Ольга, Татьяна, Мария, Анастасия и сын – наследник империи Алексей. Эти фотографии царской семьи сделаны за год-два до казни.

Мария, Анастасия, Ольга, Николай, Татьяна

Мария, Ольга, Татьяна


Анастасия и Мария в госпитале

Мария, Ольга, Татьяна вместе с братом Алексеем на пляже

Княжны на пороге дворца

Романовы на море

Ольга Романова в постели

Ольга и Анастасия вместе с матерью

Царица Александра Фёдоровна

Император с наследником в царском селе

Ольга, Алексей, Татьяна

Император с наследником на берегу Днепра

Алексей Николаевич со своим псом Джоем

Великие княжны по дороге в госпиталь

Татьяна и Ольга на работе в госпитале

Николай Второй инспектирует армейскую кухню

Княжны, переболевшие корью, 1917

Николай Второй с великой княжной Анастасией

Великие княжны с отросшими волосами





Романовы в Тобольске

Мария, Ольга, Анастасия и Татьяна в Тобольске

Ольга, Мария, Анастасия, Алексей в Тобольске

Татьяна и Ольга с императрицей Александрой, 1918

Царевич Алексей с матерью, 1918

Тот самый подвал в особняке Ипатьева в Екатеринбурге, где в ночь на 17 июля была убита царская семья.

Часовня на месте первоначального захоронения Романовых.

bublink.ru

Последние дни Романовых

Из книги «Злодеяние над царской семьей, совершенное большевиками и немцами».

В понедельник 2(15) июля 1918 года монахини принесли в дом Ипатьевых молоко. Принял его по обыкновению Юровский, но при этом дал страшный наказ: «Завтра, –сказал он, – вы принесете с полсотни яиц». Дальше мы увидим, с какой целью он попросил этой добавки.
На следующий день сестры пришли с молоком и яйцами. Это был последний день царской семьи. В тот же понедельник поваренок Леонид Седнев, товарищ игр цесаревича, был удален из Ипатьевского дома. Он был помещен у русских караульных в доме Попова, насупротив Ипатьевского.
Во вторник утром прибыл Голощекин в сопровождении своего покорного соучастника Белобородова. Они увезли Юровского в автомобиле, чтобы посетить то, уже подготовленное место, где должны были исчезнуть тела. Юровский вернулся около 5-ти часов. Ему предстояло отдать последние распоряжения для бойни.

Из всей русской охраны, после удаления Авдеева и Мошкина, только один сохранил доверенность главарей – Павел Медведев. В справке о прежней жизни этой зловещей личности значится изнасилование ребенка. Он был Иудой Романовых.

В 7 часов вечера Юровский отдал Медведеву приказание отобрать револьверы у всех русских караульных. Когда оружие принесли, Юровский открыл Медведеву проект избиения, запретив ему до 11 часов вечера говорить о нем русским. В этот час он должен был предупредить наружных часовых, дабы избегнуть «недоразумения».

Царь любил бывать на природе…

Чтобы убить Романовых, русские сперва были удалены из дому; теперь их обезоруживали и держали в неведении до последней минуты. Дело ясно: русских опасались, ибо советские евреи творили еврейское дело.

Медведев исполнил приказания с полным пониманием: он предупредил некоторых из своих соотечественников – приятелей, а равно часовых.

Это не были единственные русские соучастники преступления, ибо Юровский нуждался для скрытия тел в помощи местных людей.

Он договорился с двумя рабочими чугунно-плавильного Верх-Исетского завода – Вагановым и Ермаковым. Последний был заводским военным комиссаром. За обоими значилось весьма тяжелое судебное прошлое. Они добровольно несли обязанности палачей чрезвычайки.

В сопровождении своих венгерцев и обоих красных «героев» Юровский объездил окрестности в поисках подходящего места. Этим двум любителям человеческой бойни выпала в Екатеринбургской трагедии важная роль.

Темнота в этом северном краю наступает летом очень поздно. Было за полночь (по новому советскому времени два часа утра), когда Юровский принялся за дело.

Вся семья спала глубоким сном; также и прислуга. Юровский вошел в их комнаты и разбудил их, приказав одеваться, чтобы покинуть город, которому будто бы угрожала опасность. Семья поднялась. Оделись наскоро. Юровский пошел впереди; спустились по лестницам во двор, потом пошли в нижний этаж. Государь нес своего сына на руках. За семьей шли доктор Боткин и служащие Харитонов, Трупп и Демидова.

Император во всей красе

Юровский вел их в заранее подготовленную западню, так как отказался от мысли убить их в их комнатах наверху: он опасался тревоги, которая могла бы нарушить его план перевозки тел в лес для их тайного уничтожения.
Комната, предназначенная для убийства, была расположена как нельзя удачнее. Она была низка, имела одно окно, пробитое в толстой стене и забранное решеткой, оно охранялось часовыми и было отделено от улицы двумя высокими заборами.

Жертвы спустились без опасения, думая, что их увозят. Они взяли с собой на дорогу подушки и шляпы; Анастасия Николаевна несла на руке свою болонку Джемми.

Пройдя через все комнаты первого этажа, занятые теперь венгерцами, узники прошли через переднюю, где была дверь в переулок. Правее передней, освещенной, как и все комнаты, электричеством, пленники видели в окно, выходящее в сад, силуэт часового. Низкая комната находится налево, против этого окна. Таким образом, последующая сцена произошла на глазах двух русских часовых, одного – в саду, другого – в переулке.

Император Николай II с семьей

В деле имеются показания трех лиц, которые наблюдали событие очень близко и которые приводят также показания обоих часовых. В числе этих свидетелей находится и цареубийца Медведев, очевидец унтер-офицер Якимов и ефрейтор Проскуряков, присланный после, чтобы вымыть комнаты. Рассказ мой основан на всей совокупности имеющихся в деле документов.

Алексей Николаевич не мог стоять, государыня тоже была нездорова, и государь попросил стульев. Юровский распорядился, чтобы их принесли.
Государь сел посередине комнаты, положив сына на стул рядом с собою, императрица села у стены. Дочери подали ей подушки. Доктор Боткин стоял между государем и государыней. Три великие княжны находились направо от матери; рядом с ними стояли, облокотясь об угол стены, Харитонов и Трупп; слева от императрицы осталась четвертая великая княжна и камер-юнгфера Демидова, обе облокотившись о стену около окна. За ними запертая дверь в кладовую.

Все ожидали сигнала к отъезду. Они не знали, что «карета» давно уже ждет у ворот. Это был 4-тонный грузовик «Фиат», на котором должны были отвезти тела. Все было предусмотрено с воинской точностью. Минуту спустя палачи вошли в комнату. То были, кроме Юровского, упомянутые уже лица: Медведев, Ермаков, Ваганов, неизвестный, носящий имя Никулина, и семь «латышей», принадлежащие, как и последний, к чрезвычайке, – всего 12 человек.

Царевич Алексей

В эту минуту жертвы поняли, но никто не тронулся. Была мертвая тишина. В комнате, длиной в 8 и шириной в 6 аршин, жертвам некуда было податься: убийцы стояли в двух шагах. Подойдя к государю, Юровский холодно произнес: «Ваши родные хотели вас спасти, но это им не удалось. Мы вас сейчас убьем». Государь не успел ответить. Изумленный, он прошептал: «Что? Что?». Двенадцать револьверов выстрелили почти одновременно. Залпы следовали один за другим. Все жертвы упали. Смерть государя, государыни, трех детей и лакея Труппа была мгновенна. Сын был при последнем издыхании; младшая великая княжна была жива: Юровский несколькими выстрелами своего револьвера добил цесаревича; палачи штыками прикончили Анастасию Николаевну, которая кричала и отбивалась. Харитонов и Демидова были прикончены отдельно.

Штыковые удары, направленные в Демидову, отбивавшуюся от палачей, попали в обшивку стены. Я заметил их следы при посещении комнаты. По требованию судебного следователя была в моем присутствии произведена экспертиза этих порезов – то, несомненно, были следы русского штыка.

Вот как описывает со слова Павла Спиридоновича Медведева свидетель прокурор П. Я. Шамарин, присутствовавший при допросе Медведева агентом уголовного розыска Алексеевым: «16 июля по н. ст., во вторник, Юровский приказал увести утром мальчика, бывшего в числе прислуги при Царской Семье, из дома Ипатьева во дом Попова, где проживали русские красноармейцы, что и было сделано. Затем вечером, часов около 7-ми, Юровский приказал Медведеву отобрать в команде все револьверы. Их было 12 штук, все системы Нагана. Медведев отобрал револьверы, принес их в комендантскую и сдал Юровскому. Последний никаких пояснений этим своим распоряжениям сначала не давал, но затем вскоре после отобрания револьверов он сказал Медведеву: «Сегодня мы будем расстреливать все семейство». При этом он приказал Медведеву предупредить команду, чтобы она не волновалась, если услышит в доме выстрелы. Сделать это, т. е. предупредить команду, Юровский приказал не тогда, когда говорил об этом Медведеву, а позднее, часов в 10, что и было Медведевым в точности исполнено. Промежуток времени между 10 и 12 часами Медведев находился при доме. Часов в 12 по старому времени Юровский стал будить Царскую Семью. Все Они и бывшие при Них встали, умылись, оделись и были внешне совершенно спокойны. Всех Их в числе 11 человек свели с верхнего этажа по лестнице во двор и со двора в нижний этаж. Там Их привели в одну из комнат конца дома. Наследник же не мог идти ввиду Его болезненного состояния, и Его нес на руках Государь. С собой Они несли несколько подушек, горничная несла две подушки. В комнату, куда Их привели, Юровский велел подать три стула. На них сели Государь, Государыня и Наследник. Все остальные были на ногах. К этому моменту в дом Ипатьева прибыли два члена Чрезвычайной следственной комиссии. Одного из них Медведев назвал: это был рабочий из Исетского завода, по фамилии Ермаков, лет 30-ти невысокого роста, черноволосый, с черными усами, бритой бородой. Другой был лет 25-26-ти, высокого роста, блондин. Таким образом, к моменту убийства Царской Семьи из палачей были: сам Юровский, его помощник Ермаков с товарищем, семь человек «латышей» и он, Медведев. Все они и были в той же комнате, в которую была приведена Царская Семья. Остальные три «латыша» были где-то в другой комнате. Все 12 револьверов Нагана, отобранные Медведевым в команде, были на руках у названных лиц. Был револьвер и у него, Медведева. Все члены Августейшей Семьи и все бывшие при Них были совершенно спокойны и в этот момент. Как можно было понять Медведева, он сам находился в первые минуты тут же в комнате… а потом вышел… тут же услышал револьверные выстрелы и вернулся, На полу в комнате в разных позах лежали расстрелянные Государь Император, Государыня Императрица, Наследник, Великие Княжны, доктор Боткин, горничная, повар и лакей. Все Они обливались кровью. Кровь покрывала Их лица, одежду, была вокруг Них на полу. Ее было много, она была густая «печенками». Наследник был еще жив и стонал. При нем, Медведеве, Юровский два-три раза выстрелили в Наследника из револьвера, и Он затих».

Николай II с царевичем Алексеем среди солдат

Во время первого обыска в Ипатьевском доме нашли наверху трубы, под толстым слоем сажи, бумаги, унесенные наверх, в трубу силой огня, в котором уничтожали все улики. Это была постовая ведомость и требовательная ведомость на жалование. Наметкин и Сергеев знали уже имена всех русских, входивших в состав охраны «Дома особого назначения».

Эти списки давали указания, по которым следствие могло двигаться без опасения запутаться. На этой основе построил свою работу Соколов.

Большая часть красногвардейцев, подписи которых значились в ведомостях, последовали за советскими войсками; но семьи их оставались в Екатеринбурге. Таким путем скоро разыскали красногвардейца Летемина. Могу назвать его, не боясь выдать его месть большевикам, ибо он умер. Почему он остался? Как бы ни было, но он пользовался исключительным положением. Он был единственным из охраны, жившим у себя. В убийстве он никакого участия не принимал: в этот день он был в своей семье и когда он на следующий день пришел в дом Ипатьева на свою смену, он был удручен, узнав о происшедшем. Тогда, не желая разделять ответственность за преступление, он воздержался от следования с красной армией.

Арестованный, он даже не пытался отрицать правду: он откровенно и честно показал все, что знал. Оказалось, Медведев, часовые и другие свидетели рассказали ему о случившемся во всех подробностях.

Сам Медведев тоже попал в руки правосудия. Он выбыл с красными в Пермь. Но, будучи только русским, оставался на второстепенных ролях.
Когда войска Колчака взяли город, на Медведева выпала неблагодарная задача взорвать мост на Каме. Затем он должен был догнать армию и сделать доклад Голощекину и Юровскому, которые оба укрылись в штабе красной армии.

Брат царя Михаил так и не стал полноценным императором – тоже расстреляли…

Генерал Пепеляев взял город нечаянным нападением. Медведев не успел выполнить поручение. В Перми он жил под чужим именем. В лагерь пленных он прошел незамеченным, был освобожден и поступил служителем в госпиталь, так как боялся идти домой; но он имел неосторожность написать жене в Екатеринбург. С некоторого времени за ним следили, он этого не замечал. Судебная власть узнала о присутствии Медведева в Перми, и его арестовали.

Показания Медведева имеют чрезвычайно важное значение, не только потому, что он принимал участие в преступлении, но также потому, что с самого начала состоял в охране дома Ипатьева; при этом он бывал не только разводящим, но и начальником караула, а потому знал все, что происходило в императорской тюрьме. Медведев рассказывает обо всем с такой развязностью, что у читателя невольно является вопрос, сознавал ли он, что он делал. В этом человеке бросается в глаза полное отсутствие всего, что составляет человеческую нравственность. Он шел в караул, убивал, обедал: все ему казалось простым и обычным. Он рассказывает обо всем с полной откровенностью, подтверждая тем другие показания, но он не хочет признаться перед судебной властью, что сам убивал; в этом он признался другим свидетелям, в том числе своей жене, хвастаясь, что среди палачей он был единственным «из наших», то есть из русских рабочих.

Показания его и других свидетелей не оставляют ни малейшего сомнения относительно роли этого цареубийцы. Допрос Проскурякова установил ее вполне точно. Но обвиняемым свойственно умалчивать о подробностях своего участия в преступлении. Не утверждал ли подсудимый Якимов, что он при убийстве не присутствовал? А в то же время он рассказывал столь обстоятельно, что никто иной, кроме очевидца, так рассказать бы не мог. В действительности, он безучастно присутствовал при сцене избиения. Юровский, несомненно, приказал ему сопровождать его, чтобы быть более уверенным в русском карауле, начальником которого Якимов состоял. Вот отзыв прокурора Шамарина о Медведеве: «Я же лично по поводу самого Медведева и его объяснений могу показать следующее. Медведев мне представляется человеком достаточно развитым для его положения, как рабочего. Это типичный большевик данного момента. Он не был ни особенно угнетен, ни подавлен. Чувствовалась в нем некоторая растерянность, вполне, конечно, понятная в его положении. Но она не отражалась на его душевном состоянии. Он владел собою и оставлял своим рассказом впечатление человека «себе на уме». Я старался предоставить ему полную свободу в объяснениях, не допуская никоим образом постановки ему наводящих вопросов. У меня осталось полное впечатление полной достоверности его объяснений. Только в одном отношении он привирал – когда обрисовывал свое собственное участие в деле. Это типичное сознание убийцы при убийстве, учиненном многими лицами с заранее обдуманным намерением и по предварительному уговору… Он простой разводящий, а отдает приказания всей команде. Все приготовления к убийству делаются Юровским через него именно. Его знает такой видный комиссар, как Голощекин, и протежирует ему. Медведев вовсе был не разводящим, а «начальником» всей команды охранников».

Офицеры ничем не смогли помочь своему императору…

Я приехал в Екатеринбург в самом начале весны; снег должен был скоро сойти. Генерал Дитерихс, уверенный, что трупы семьи были уничтожены в лесу, торопился начать раскопки, как только почва достаточно оттает.
В это время разведка напала в городе на след целой большевистской организации. Арестовали начальника главной большевистской слежки в Сибири, некоего Антона Валека. Он был допрошен Соколовым и заявил ему, что однажды он имел случай говорить о смерти Романовых с Голощекиным, который будто бы открыл ему тайну: вся семья была расстреляна и тела уничтожены…

P.S. По документальным источникам возможно точно установить время начала убийства Николая II, членов его семьи и их слуг. Автомобиль, доставивший последний приказ об убийстве, прибыл в половине второго ночи с 16 на 17 июля 1918 года. После чего комендант приказал лейб-медику Боткину разбудить царскую семью. На сборы у семьи ушло примерно 40 минут, после чего царскую семью и слуг перевели в полуподвальное помещение этого дома, окном выходящее на Вознесенский переулок. Царевича Алексея Николай II нес на руках, поскольку тот не мог идти из-за болезни. По просьбе Александры Федоровны в комнату внесли два стула. На один села она, на другой царевич Алексей. Остальные расположились вдоль стены. Юровский ввел в комнату расстрельную команду и прочитал приговор.

Вот как описывает сам Юровский сцену казни: «Я предложил всем встать. Все встали, заняв всю стену и одну из боковых стен. Комната была очень маленькая. Николай стоял спиной ко мне. Я объявил, что Исполнительный Комитет Советов Рабочих, Крестьянских и Солдатских Депутатов Урала постановил их расстрелять. Николай повернулся и спросил. Я повторил приказ и скомандовал: «Стрелять». Первый выстрелил я и наповал убил Николая. Пальба длилась очень долго и, несмотря на мои надежды, что деревянная стена не даст рикошета, пули от нее отскакивали. Мне долго не удавалось остановить эту стрельбу, принявшую безалаберный характер. Но когда, наконец, мне удалось остановить, я увидел, что многие еще живы. Например, доктор Боткин лежал, опершись локтем правой руки, как бы в позе отдыхающего, револьверным выстрелом с ним покончил. Алексей, Татьяна, Анастасия и Ольга тоже были живы. Жива была еще и Демидова. Тов. Ермаков хотел закончить дело штыком. Но, однако, это не удавалось. Причина выяснилась позднее (на дочерях были бриллиантовые панцири вроде лифчиков). Я вынужден был по очереди расстреливать каждого».

Император с семьей в Екатеринбурге

После констатации смерти все трупы начали переносить в грузовик. В начале четвертого часа, с рассветом, трупы убитых были вывезены из дома Ипатьева.

Останки Николая II, Александры Федоровны, Ольги, Татьяны и Анастасии Романовых, а также лиц из их окружения, расстрелянных в Доме особого назначения (дом Ипатьева), были обнаружены в июле 1991 года около Екатеринбурга.

17 июля 1998 года в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга состоялось захоронение останков членов царской семьи. В июле 2007 года были обнаружены останки, принадлежащие цесаревичу Алексею и его сестре, великой княжне Марии. В октябре 2008 года президиум Верховного суда РФ принял решение о реабилитации российского императора Николая II и членов его семьи. Генпрокуратура России также приняла решение реабилитировать членов императорской фамилии – великих князей и князей крови, казненных большевиками после революции. Были реабилитированы слуги и приближенные царской семьи, казненные большевиками или подвергшиеся репрессиям.

В январе 2009 года Главное следственное управление Следственного комитета при прокуратуре РФ прекратило расследование дела по обстоятельствам гибели и захоронения последнего российского императора, членов его семьи и лиц из окружения, расстрелянных в Екатеринбурге 17 июля 1918 года, «в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности и смертью лиц совершивших умышленное убийство» (подпункт 3 и 4 части 1 статьи 24 УПК РСФСР).

Церковь причислила Николая II и его семью к лику святых и 17 июля отмечает День памяти Святых Царственных Мучеников.

No related links found

tainy.net

Как жила царская семья Романовых последние дни перед расстрелом

Отрекаясь от престола, Николай II старался договориться о выполнении некоторых условий для себя и своей семьи. В тот момент Романовых ещё не собирались отправлять в Тобольск, поэтому, отрекшийся император настаивал на отсутствии жесткой охраны и беспрепятственный проезд к семье в Царское село. Больше всего Николай надеялся на то, что дети смогут, не рискуя своей безопасностью, оставаться дома длительное время. В тот период они болели корью и любое путешествие могло ухудшить их состояние. Также Романов-старший просил разрешения на выезд в Англию для себя и своей семьи.

Сначала Временное правительство соглашается выполнить все условия. Но уже 8 марта 1917 генерал Михаил Алексеев сообщает царю, что он «может считать себя как бы арестованным». Через некоторое время из Лондона, ранее давшего согласие на то, чтобы принять семью Романовых, приходит оповещение об отказе. 21 марта бывший император Николай II и вся его семья были официально взяты под стражу.

Немного более чем через год, 17 июля 1918 года, последняя царская семья Российской империи будет расстреляна в тесном подвале в Екатеринбурге. Романовы подвергались лишениям, все ближе и ближе приближаясь к своему мрачному финалу. Давайте посмотрим на редкие фото членов последней царской семьи России, сделанные за некоторое время до казни.

После Февральской революции 1917 года последнюю царскую семью России по решению Временного правительства отправили в сибирский город Тобольск, чтобы защитить от гнева народа. За несколько месяцев до этого царь Николай II отрекся от престола, в результате чего более трехсот лет правления династии Романовых прервались.

Романовы начали свое пятидневное путешествие в Сибирь в августе, накануне 13-го дня рождения цесаревича Алексея. К семи членам семьи присоединились 46 слуг и военный эскорт. За день до того, как добраться до пункта назначения, Романовы проплывали мимо родной деревни Распутина, чье эксцентричное влияние на политику могло внести свою мрачную лепту в их скорбный финал.

Семья прибыла в Тобольск 19 августа и начала жить в относительном комфорте на берегах реки Иртыш. В Губернаторском дворце, где их разместили, Романовых хорошо кормили, и они могли много общаться друг с другом, не отвлекаясь на государственные дела и официальные мероприятия. Дети ставили пьесы для родителей, и семья часто выбиралась в город на религиозные службы — это была единственная разрешенная им форма свободы.

Когда в конце 1917 года большевики пришли к власти, медленно, но верно началось ужесточение режима царской семьи. Романовым запретили посещать церковь и вообще покидать территорию особняка. Вскоре с их кухни исчезли кофе, сахар, сливочное масло и сливки, а солдаты, приставленные для их защиты, писали непристойные и оскорбительные слова на стенах и заборах их жилища.

Дела шли все хуже и хуже. В апреле 1918 года прибыл комиссар, некий Яковлев, с приказом перевезти бывшего царя из Тобольска. Императрица была непреклонна в своем желании сопровождать мужа, но у товарища Яковлева были и другие приказы, которые все усложнили. В это время царевич Алексей, страдающий гемофилией, из-за ушиба начал страдать параличом обеих ног, и все ожидали, что его оставят в Тобольске, а семья разделится на период войны.

Требования комиссара о переезде были непреклонны, поэтому Николай, его супруга Александра и одна из дочерей, Мария, вскоре покинули Тобольск. В конце концов они сели на поезд, чтобы проехать через Екатеринбург в Москву, где находилась штаб-квартира Красной армии. Однако комиссара Яковлева арестовали за попытку спасти царскую семью, а Романовы сошли с поезда в Екатеринбурге, в самом сердце территории, захваченной большевиками.

В Екатеринбурге к родителям присоединились и остальные дети — всех заперли в доме Ипатьева. Семью разместили на втором этаже и полностью отрезали от внешнего мира, заколотив окна и поставив у дверей стражу. Романовым разрешали выходить на свежий воздух всего на пять минут в день.

В начале июля 1918 года советские власти начали готовиться к казни царской семьи. Обычных солдат в карауле заменили представители ЧК, и Романовым разрешили последний раз сходить на богослужение. Проводивший службу священник позже признался, что никто из семьи не произнес ни слова во время службы. На 16 июля — день убийства — было заказано пять грузовиков с бочками бензидина и кислоты, чтобы быстро избавиться от тел.

Рано утром 17 июля Романовых собрали и рассказали им о наступлении Белой армии. Семья поверила, что их просто переводят в маленький освещенный подвал ради их же защиты, ведь скоро здесь будет небезопасно. Приближаясь к месту казни, последний царь России прошел мимо грузовиков, в одном из которых скоро будет лежать его тело, даже не подозревая, какая страшная судьба ждет его жену и детей.

В подвале Николаю сказали, что сейчас его казнят. Не поверив собственным ушам, он переспросил: «Что?» — сразу после чего чекист Яков Юровский застрелил царя. Еще 11 человек спустили курки, заливая подвал кровью Романовых. Алексей выжил после первого выстрела, но его добил второй выстрел Юровского. На следующий день тела членов последней царской семьи России сожгли в 19 км от Екатеринбурга, в селе Коптяки.

По материалам: allday.

Смотрите также:
Семейные фотографии царской семьи Романовых (1915-1916 гг)
Цветные портреты Распутина, знаменитого монаха, погубившего российского царя

Facebook

Вконтакте

Twitter

Google+

Pinterest

Одноклассники

cameralabs.org

Последние дни семьи Романовых » Военное обозрение

Какие воспоминания оставили Николай II и его семья о жизни в Ипатьевском доме


История династии Романовых началась в Ипатьевском монастыре, откуда Михаил Романов был призван на царствие, а закончилась в Ипатьевском доме в Екатеринбурге. 30 апреля 1918 года семья Николая II вошла в эти двери, чтобы никогда больше из них не выйти. Через 78 дней тела последнего царя, его жены, четырех дочерей и наследника российского престола вывезли из полуподвального помещения, где они были расстреляны, на грузовике в Ганину яму.

Истории расстрела царской семьи посвящены сотни публикаций. В десятки раз меньше известно о том, как провели венценосные супруги и их дети последние два с половиной месяца перед казнью. Историки рассказали «Русской планете», какой была жизнь в Доме особого назначения, как называли Ипатьевский дом большевики в конце весны — начале лета 1918 года.

Бытовой террор

В реквизированный особняк военного инженера в отставке Ипатьева императора Николая II, императрицу Александру Федоровну и Великую княжну Марию привезли из Тобольска. Еще три дочери и наследник престола Алексей присоединились к ним позже — они дожидались в Тобольске, пока цесаревич сможет встать на ноги после полученной травмы, и прибыли в Ипатьевский дом лишь 23 мая. Вместе с Романовыми также разрешено было поселиться лейб-медику царской семьи Евгению Боткину, камер-лакею Алоизию Труппу, комнатной девушке императрицы Анне Демидовой, старшему повару императорской кухни Ивану Харитонову и поваренку Леониду Седневу, разделившим их печальную участь.


Дом Ипатьева. Источник: wikipedia.org


— История пребывания семьи последнего российского императора и ее окружения в Екатеринбурге уникальна в плане ее изучения тем, что мы можем реконструировать события по воспоминаниям как самих узников, так и их охранников, — говорит корреспонденту РП историк Степан Новичихин. — Все 78 дней, проведенных в заключении в Ипатьевском доме, Николай II, Мария Федоровна и Великие княжны по заведенному в царской семье обычаю вели дневники. Они знали, что их в любой момент могут прочесть, однако не скрывали своих мыслей, выказывая таким образом свое презрение к тюремщикам. Оставили свои воспоминания и многие из тех, кто держал под стражей гражданина Романова — именно здесь, в Ипатьевском доме, к Николаю II отныне запрещено было обращаться «Ваше Величество».

Большевики решили превратить дом Ипатьева в тюрьму для гражданина Николая Александровича Романова, как теперь его положено было именовать, из-за удобного местоположения здания. Просторный двухэтажный особняк был расположен на горке в пригороде Екатеринбурга, окрестности хорошо просматривались. Реквизированный дом был из числа лучших в городе — были проведены электричество, водопровод. Оставалось построить вокруг высокий двойной забор, чтобы предотвратить все попытки освобождения узников или самосуда над ними, и выставить охрану с пулеметами.

— Сразу после прибытия в Ипатьевский дом охрана провела тщательный обыск всего багажа императорской семьи, продолжавшийся несколько часов, — рассказывает корреспонденту РП историк Иван Силантьев. — Открыли даже флаконы с лекарствами. Николай II был настолько взбешен издевательским досмотром, что едва ли не впервые в жизни вышел из себя. Этот интеллигентнейший из царей никогда не повышал голос, не употреблял грубых слов. А здесь он высказался предельно категорично, заявив: «До сих пор я имел дело с честными и порядочными людьми». Этот обыск стал лишь началом систематических унижений, от которых страдало «естественное чувство стыдливости», как писал Николай II.

В Екатеринбурге к царственным узникам отнеслись несравнимо жестче, чем в Тобольске. Там их охраняли стрелки бывших гвардейских полков, а здесь — красногвардейцы, набранные из бывших рабочих Сысертского и Злоказовского заводов, многие из которых прошли через тюрьмы и каторгу. Чтобы отомстить гражданину Романову, они использовали все средства. Наиболее чувствительными для царской семьи оказались лишения, связанные с гигиеной.

— Николай II часто отмечает в дневнике, удалось ему в этот день принять ванну или нет, — говорит Степан Новичихин. — Невозможность помыться была для чистоплотного императора крайне болезненна. Великих княжон крайне смущала необходимость посещать общий ватерклозет, как они его называли, под присмотром охраны. Тем более что все стены отхожего помещения охранники украсили циничными рисунками и надписями на тему взаимоотношений императрицы с Распутиным. Чистота фаянсового судна была настолько сомнительной, что Николай II и доктор Боткин повесили на стену бумажку с надписью «Убедительно просят оставлять стул таким же чистым, как его занимали». Призыв не подействовал. Более того, охранники не считали зазорным взять с обеденного стола ложку и попробовать еду из чужих тарелок, после чего Романовы, разумеется, продолжать трапезу не могли. К числу мелких бытовых издевательств относилось также распевание под окнами неприличных частушек и революционных песен, эпатировавших царскую семью. Сами окна выбелили известью, после чего в комнатах стало темно и мрачно. Пленники не могли видеть даже небо.

Были неприятности и покрупнее. Так, один из охранников выстрелил в княжну Анастасию, когда она подошла к окну подышать свежим воздухом. По счастливой случайности пуля прошла мимо. Охранник заявил, что исполнял свой долг — якобы девушка пыталась подавать какие-то знаки. Хотя было очевидно, что через высокий двойной забор, окружавший Ипатьевский дом, никто их видеть не мог. Стреляли и в самого Николая II, который встал на подоконник, чтобы рассмотреть марширующих на фронт красноармейцев через закрашенное окно. Пулеметчик Кабанов с удовольствием вспоминал, как после выстрела Романов «кубарем свалился» с подоконника и больше на него не вставал.

С молчаливого одобрения первого коменданта Ипатьевского дома Александра Авдеева охрана разворовывала ценности, принадлежавшие императорской семье, рылась в их личных вещах. Большинство продуктов, которые приносили к царскому столу послушницы из близлежащего Ново-Тихвинского женского монастыря, попадало на стол красноармейцев.


Выжил только Джой

Все унижения и издевательства Николай II и его близкие воспринимали с чувством внутреннего достоинства. Игнорируя внешние обстоятельства, они пытались выстроить нормальную жизнь.

Каждый день Романовы собиралась между 7 и 8 часами утра в гостиной. Вместе читали молитвы, исполняли духовные песнопения. Потом комендант проводил обязательную ежедневную перекличку, и лишь после этого семья получала право заняться своими делами. Раз в день им разрешалась прогулка на свежем воздухе, в саду позади дома. Гулять позволили только час. Когда Николай II спросил, почему, ему ответили: «Чтобы было похоже на тюремный режим».

Бывший самодержец, чтобы поддержать себя в хорошей физической форме, с удовольствием колол и пилил дрова. Когда позволяли, на руках выносил на прогулку цесаревича Алексея. Слабые ноги не держали больного мальчика, который снова ушибся и страдал от очередного приступа гемофилии. Отец усаживал его в специальную коляску и катал по саду. Собирал для сына цветы, пытался его развлечь. Иногда Алексея выносила в сад старшая сестра Ольга. Цесаревич любил играть со своим спаниелем по кличке Джой. Свои собаки были еще у троих членов семьи: у Марии Федоровны, Татьяны и Анастасии. Всех их впоследствии убили вместе с хозяйками за то, что они подняли лай, пытаясь их защитить.

— Уцелел один только Джой, — рассказывает Иван Силантьев. — Наутро после казни он стоял перед запертыми комнатами и ждал. А когда понял, что двери больше не откроются, завыл. Его забрал один из охранников, пожалевший пса, но Джой вскоре от него сбежал. Когда Екатеринбург захватили белочехи, спаниеля нашли на Ганиной яме. Один из офицеров опознал его и взял к себе. Вместе с ним уехал в эмиграцию, где передал последнюю живую память о Романовых их английским родственникам — семье Георга V. Пес дожил до глубокой старости в Букингемском дворце. Возможно, он стал немым укором британскому монарху, отказавшемуся принять семью свергнутого российского императора в 1917 году, что спасло бы им жизнь.

Николай II в заключении много читал: Евангелие, рассказы Лейкина, Аверченко, романы Апухтина, «Войну и мир» Толстого, «Пошехонскую старину» Салтыкова-Щедрина — в общем, все, что удавалось отыскать в книжном шкафу бывшего хозяина дома инженера Ипатьева. По вечерам играл с женой и дочерьми в любимые игры — карточный безик и трик-трак, то есть нарды. Александра Федоровна, когда могла подняться с постели, читала духовную литературу, рисовала акварели, вышивала. Собственноручно делала мужу стрижку, чтобы он выглядел опрятно.

Княжны, чтобы скрасить скуку, тоже много читали, часто пели хором — в основном духовные и народные песни. Раскладывали пасьянсы и играли в подкидного дурака. Стирали и штопали свои вещи. Когда уборщицы из города приходили в Дом особого назначения мыть полы, они помогали им передвигать кровати, убирать комнаты. Потом решили брать уроки у повара Харитонова. Сами замешивали тесто, пекли хлеб. Скупой на похвалы отец оценил в дневнике результаты их трудов одним словом — «Недурно!».

— Вместе с матерью Великие княжны часто «готовили лекарства» — так Мария Федоровна зашифровывала в дневнике попытку спасти фамильные драгоценности, — продолжает Иван Силантьев. — Она стремилась сохранить как можно больше бриллиантов и самоцветов, которые могли помочь подкупить охрану или обеспечить семье нормальную жизнь в эмиграции. Вместе с дочерьми зашивала камни в одежду, пояса, шляпы. Позже, во время расстрела, запасливость матери сыграет с княжнами злую шутку. Драгоценные кольчуги, в которые в результате превратятся их платья, спасут девушек от выстрелов. Палачам придется добивать их штыками, что продлит мучения.

Палач вместо «поганца»

Наблюдая за полной достоинства жизнью императорской семьи, охранники невольно проникались к ней уважением.

— Поэтому было принято решение сменить охрану и назначить нового коменданта Дома особого назначения. 4 июля, когда до казни оставалось всего 12 дней, на смену вечно полупьяному Александру Авдееву, которого никогда не использовавший бранных слов Николай II окрестил в своем дневнике «поганец», пришел Яков Юровский, — рассказывает Степан Новичихин. — О своем предшественнике он с возмущением писал, что тот с удовольствием принимал папиросы из рук императора и курил вместе с ним, уважительно обращаясь к нему: «Николай Александрович». Большевикам был нужен менее толерантный комендант, не знающий жалости. Фанатик Юровский подошел на роль тюремщика и палача идеально. Внутреннюю охрану Дома особого назначения он заменил латышскими стрелками, плохо понимавшими по-русски и славившимися своей жестокостью. Все они работали в ЧК.

С появлением Юровского, который навел строгий порядок, жизнь семьи Николая II на некоторое время даже улучшилась. Суровый комендант положил конец разворовыванию продуктов и личных вещей императорской семьи, опечатал сундуки и драгоценности. Однако вскоре Романовы поняли, что фанатичная принципиальность Юровского не предвещает ничего хорошего. Когда на единственном окне, которое периодически разрешалось держать открытым, была установлена решетка, Николай II записал в дневнике: «Этот тип нравится нам все менее». А 11 июля новый тюремщик запретил послушницам монастыря доставлять сыр, сливки и яйца для царственных узников. Потом он снова разрешит принести передачу — но уже в последний раз, в день перед расстрелом.


Подвал дома Ипатьева в Екатеринбурге, где была расстреляна царская семья. Источник: Государственный архив РФ


За 12 дней тесного общения даже предвзятый Юровский вынужден был признать, что царская семья совершенно безобидна. В 1921 году он написал воспоминания, озаглавленные «Последний царь нашел свое место». В них содержится такая характеристика: «Если бы это была не ненавистная царская семья, выпившая столько крови из народа, можно было бы их считать как простых и не заносчивых людей. Одевались все просто, никаких нарядов. Немалое удовольствие представляло для них полоскаться в ванне по несколько раз в день. Я, однако, запретил им полоскаться так часто, так как воды не хватало».

Комментируя поведение Великих княжон, которые никогда не сидели без дела, Юровский пишет: «Надо думать, делали это неспроста, все это, вероятно, имело своим назначением расположить своей простотой людей охраны». А потом сообщает, что после долгого общения с царской семьей «люди слабой настороженности могли быстро потерять бдительность».

— Действительно, простые охранники, которым было категорически запрещено вступать в разговоры с семьей Романовых, быстро проникались к ним симпатией, — продолжает рассказ Степан Новичихин. — Наиболее показательные в этом смысле воспоминания оставил разводящий караульной команды Анатолий Якимов. С его слов было записано следующее: «Царь был уже немолодой. В бороде у него пошла седина. Глаза у него были хорошие, добрые, как и все лицо. Вообще он производил на меня впечатление как человек добрый, простой, откровенный. Царица была, как по ней было заметно, совсем на него не похожая. Взгляд у нее был строгий, фигура и манеры у нее были как у женщины гордой, важной. Мы, бывало, своей компанией разговаривали про них и все мы так думали, что Николай Александрович простой человек, а она непростая и как есть похожа на царицу. Такая же, видать, как и Царица, была Татьяна. Остальные дочери: Ольга, Мария и Анастасия важности никакой не имели. Заметно по ним, что они простые и добрые. От моих мыслей прежних про Царя, с какими я шел в охрану, ничего не осталось. Как я их сам своими глазами поглядел несколько раз, я стал душой к ним совсем по-другому: мне стало их жалко».

Впрочем, «солдаты революции» считали чувства сострадания и жалости пережитком прошлого. В ночь на 17 июля ни у одного из палачей рука не дрогнула. А сам Ипатьевский дом в 1977 году был снесен первым секретарем Свердловского обкома КПСС Борисом Ельциным по приказу Политбюро СССР из-за того, что «вызывал нездоровый интерес».

topwar.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *