Памятник себе воздвиг чудесный – Пушкин — Я памятник себе воздвиг нерукотворный: стих, читать текст стихотворения «Памятник» Александра Пушкина

Гавриил Державин — Памятник: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

Я памятник себе воздвиг чудесный, вечный,
Металлов тверже он и выше пирамид;
Ни вихрь его, ни гром не сломит быстротечный,
И времени полет его не сокрушит.

Так!— весь я не умру, но часть меня большая,
От тлена убежав, по смерти станет жить,
И слава возрастет моя, не увядая,
Доколь славянов род вселенна будет чтить.

Слух пройдет обо мне от Белых вод до Черных,
Где Волга, Дон, Нева, с Рифея льет Урал;
Всяк будет помнить то в народах неисчетных,
Как из безвестности я тем известен стал,

Что первый я дерзнул в забавном русском слоге
О добродетелях Фелицы возгласить,
В сердечной простоте беседовать о Боге
И истину царям с улыбкой говорить.

О муза! возгордись заслугой справедливой,
И презрит кто тебя, сама тех презирай;
Непринужденною рукой неторопливой
Чело твое зарей бессмертия венчай.

Анализ стихотворения «Памятник» Державина

В нашем представлении Державин часто скрывается за славой своих знаменитых последователей – Пушкина и Лермонтова. Однако его заслуга перед отечественной поэзией очень велика. В XVIII в. еще не существовало современного русского языка. Он был крайне неудобен для понимания, изобиловал древнеславянскими и крайне «тяжеловесными» словами и фразами. Державин постепенно начал вводить в литературу разговорную речь, упрощая и облегчая его восприятие. Державин считался «придворным» поэтом, он был создателем большого числа торжественных од. Вместе с тем он пользовался своим высоким положением для распространения и популяризации русского языка. Главной заслугой в жизни он считал не свое творчество, а общее вклад в создание отечественной литературы. Этому он и посвятил стихотворение «Памятник» (1795 г.).

Произведение, как впоследствии и «Памятник» Пушкина, сразу же вызвало критические оценки. Державин использует героический слог, ассоциирующийся с классическими древнегреческими образцами. В торжественном стиле он заявляет, что создал нерушимый памятник в свою честь. Он неподвластен никакой силе и даже времени. Более того, поэт уверен, что его душа будет продолжать жить и увеличивать свою славу.

К такому гордому и самоуверенному заявлению делается небольшое, но очень значительное замечание: «доколь славянов род вселенна будет чтить». Оно объясняет пафос Державина. Поэт прославляет свой вклад в русскую литературу. У Державина были основания для такого утверждения. В русской поэзии на рубеже XVIII-XIX вв. он был действительно самым ярким представителем. Благодаря поэту русская литература смогла серьезно заявить о себе. Державин страстно желал, чтобы она заняла достойное место в мировой культуре.

Свой личный вклад поэт видит, прежде всего, в приближении поэзии к большей части населения. Он считает это дерзостью, так как раньше литература считалась уделом только высшего сословия.

В конце стихотворение окончательно теряет личную окраску. Державин обращается непосредственно к музе поэзии, перед которой преклоняется и воздает ей заслуженную честь.

В ответ на упреки в нескромности поэт справедливо отвечал, что за возвышенными словами критики не видят главного смысла стихотворения. Он всегда стремился к развитию национальной литературы. Очень важным он считал ее распространение среди всех слоев населения. Это приведет к появлению новых талантов, которые продолжат его великое дело и станут свидетельством того, что душа поэта продолжает жить. В этом и заключается бессмертие Державина.

Читать стих поэта Гавриил Державин — Памятник на сайте РуСтих: лучшие, красивые стихотворения русских и зарубежных поэтов классиков о любви, природе, жизни, Родине для детей и взрослых.

rustih.ru

Гавриил Державин — Я памятник себе воздвиг чудесный, вечный (Памятник)

Я памятник себе воздвиг чудесный, вечный,
Металлов тверже он и выше пирамид;
Ни вихрь его, ни гром не сломит быстротечный,
№4 И времени полет его не сокрушит.
Так! — весь я не умру; но часть меня большая.
От тлена убежав, по смерти станет жить,
И слава возрастет моя, не увядая,
№8 Доколь славянов род вселенна будет чтить.
Слух пройдет обо мне от Белых вод до Черных,
Где Волга, Дон, Нева, с Рифея льет Урал;
Всяк будет помнить то в народах неисчетных,
№12 Как из безвестности я тем известен стал,
Что первый я дерзнул в забавном русском слоге
О добродетелях Фелицы возгласить,
В сердечной простоте беседовать о боге
№16 И истину царям с улыбкой говорить.
О Муза! возгордись заслугой справедливой,
И презрит кто тебя, сама тех презирай;
Непринужденною рукой, неторопливой,
№20 Чело твое зарей бессмертия венчай.

Ya pamyatnik sebe vozdvig chudesny, vechny,
Metallov tverzhe on i vyshe piramid;
Ni vikhr yego, ni grom ne slomit bystrotechny,
I vremeni polet yego ne sokrushit.
Tak! — ves ya ne umru; no chast menya bolshaya.
Ot tlena ubezhav, po smerti stanet zhit,
I slava vozrastet moya, ne uvyadaya,
Dokol slavyanov rod vselenna budet chtit.
Slukh proydet obo mne ot Belykh vod do Chernykh,
Gde Volga, Don, Neva, s Rifeya lyet Ural;
Vsyak budet pomnit to v narodakh neischetnykh,
Kak iz bezvestnosti ya tem izvesten stal,
Chto pervy ya derznul v zabavnom russkom sloge
O dobrodetelyakh Felitsy vozglasit,
V serdechnoy prostote besedovat o boge
I istinu tsaryam s ulybkoy govorit.
O Muza! vozgordis zaslugoy spravedlivoy,
I prezrit kto tebya, sama tekh preziray;
Neprinuzhdennoyu rukoy, netoroplivoy,
Chelo tvoye zarey bessmertia venchay.

Pamyatnik

Z gfvznybr ct,t djpldbu xeltcysq, dtxysq,
Vtnfkkjd ndth;t jy b dsit gbhfvbl;
Yb db[hm tuj, yb uhjv yt ckjvbn ,scnhjntxysq,
B dhtvtyb gjktn tuj yt cjrheibn/
Nfr! — dtcm z yt evhe; yj xfcnm vtyz ,jkmifz/
Jn nktyf e,t;fd, gj cvthnb cnfytn ;bnm,
B ckfdf djphfcntn vjz, yt edzlfz,
Ljrjkm ckfdzyjd hjl dctktyyf ,eltn xnbnm/
Cke[ ghjqltn j,j vyt jn ,tks[ djl lj Xthys[,
Ult Djkuf, Ljy, Ytdf, c Hbatz kmtn Ehfk;
Dczr ,eltn gjvybnm nj d yfhjlf[ ytbcxtnys[,
Rfr bp ,tpdtcnyjcnb z ntv bpdtcnty cnfk,
Xnj gthdsq z lthpyek d pf,fdyjv heccrjv ckjut
J lj,hjltntkz[ Atkbws djpukfcbnm,
D cthltxyjq ghjcnjnt ,tctljdfnm j ,jut
B bcnbye wfhzv c eks,rjq ujdjhbnm/
J Vepf! djpujhlbcm pfckeujq cghfdtlkbdjq,
B ghtphbn rnj nt,z, cfvf nt[ ghtpbhfq;
Ytghbye;ltyyj/ herjq, ytnjhjgkbdjq,
Xtkj ndjt pfhtq ,tccvthnbz dtyxfq/

Gfvznybr

russianclassics.ru

Пушкин — Я памятник себе воздвиг нерукотворный: стих, читать текст стихотворения «Памятник» Александра Пушкина

Я памятник себе воздвиг нерукотворный,
К нему не зарастет народная тропа,
Вознесся выше он главою непокорной
Александрийского столпа.

Нет, весь я не умру — душа в заветной лире
Мой прах переживет и тленья убежит —
И славен буду я, доколь в подлунном мире
Жив будет хоть один пиит.

Слух обо мне пройдет по всей Руси великой,
И назовет меня всяк сущий в ней язык,
И гордый внук славян, и финн, и ныне дикой
Тунгус, и друг степей калмык.

И долго буду тем любезен я народу,
Что чувства добрые я лирой пробуждал,
Что в мой жестокий век восславил я Свободу
И милость к падшим призывал.

Веленью божию, о муза, будь послушна,
Обиды не страшась, не требуя венца,
Хвалу и клевету приемли равнодушно
И не оспоривай глупца.

Анализ стихотворения «Я памятник себе воздвиг нерукотворный» Пушкина

Черновик стихотворения был обнаружен Жуковским уже после смерти Пушкина. Оно датируется 1836 г. Впервые было опубликовано в посмертном издании произведений поэта (1841 г.).

Стихотворение положило начало продолжающимся до сих пор спорам. Первый вопрос касается источника, вдохновившего Пушкина. Многие считали произведение простым подражанием многочисленным одам русских поэтов на тему памятника. Более распространена версия о том, что Пушкин взял основные идеи из оды Горация, откуда и взят эпиграф к стихотворению.

Более серьезным камнем преткновения стали смысл и значение произведения. Прижизненное восхваление своих заслуг, убежденность автора в своей будущей славе вызывали нарекания и недоумение. В глазах современников это, как минимум, представлялось чрезмерным самомнением и дерзостью. Даже те, кто признавал огромные заслуги поэта перед русской литературой, не могли потерпеть подобной наглости.

Пушкин сравнивает свою славу с «нерукотворным памятником», который превышает «Александрийский столп» (памятник Александру I). Более того, поэт утверждает, что его душа будет существовать вечно, а творчество распространится по всей многонациональной России. Произойдет это потому, что на протяжении всей жизни автор нес людям идеи добра и справедливости. Он всегда защищал свободу и «милость к падшим призывал» (вероятно, к декабристам). После таких заявлений Пушкин еще и бросает упрек тем, кто не понимает ценность его творчества («не оспоривай глупца»).

Оправдывая поэта, некоторые исследователи заявляли, что стих является тонкой сатирой автора над самим собой. Его утверждения считали шуткой над своим непростым положением в высшем обществе.

Спустя почти два столетия произведение можно оценить по достоинству. Годы показали гениальное предвидение поэтом своего будущего. Стихотворения Пушкина известны по всему миру, переведены на большинство языков. Поэт считается величайшим классиком русской литературы, одним из основателей современного русского языка. Высказывание «весь я не умру» полностью подтвердилось. Имя Пушкина живет не только в его произведениях, но и в бесчисленных улицах, площадях, проспектах и во многом другом. Поэт стал одним из символов России. Стихотворение «Я памятник воздвиг себе нерукотворный» — заслуженное признание поэта, не дождавшегося этого от современников.

Читать стих поэта Александр Пушкин — Я памятник себе воздвиг нерукотворный на сайте РуСтих: лучшие, красивые стихотворения русских и зарубежных поэтов классиков о любви, природе, жизни, Родине для детей и взрослых.

rustih.ru

Польный справочник школьной литературы: Разбор стихотворения «Памятник» Державина

Название: «Памятник».

Автор: Гавриил Романович Державин.

Год написания: 1795.

Жанр: стихотворение.

История создания:

Для начала было бы здорово вспомнить, что школьная литература знает три памятника: Горация, Державина и Пушкина (иногда еще упоминают Ломоносова).

Впервые на русский язык оду Горация «К Мельпомене» («Создал памятник я…») перевел Ломоносов. А Державин стал первым автором в русской литературе, кто обратился к теме поэта и поэзии и творческого бессмертия.

«Ломоносов был предтечею Державина, а Державин — отец русских поэтов.» — В. Белинский.

Тема: тема поэта и поэзии, памяти,
бессмертного искусства, роли  поэзии в
людской жизни.

Сюжет стихотворения:
Лирический герой, поэт, подводит итог своей творческой жизни. Он вспоминает свои заслуги, которые останутся в памяти людей навеки – его памятник. В последней строфе лирический герой прославляет свою музу.

Образ лирического
героя:


Лирический герой – состоявшийся поэт, оставивший след в литературе как новатор и близкий к властителям человек:

…Что первый я дерзнул в забавном русском слоге

О добродетелях Фелицы возгласить,

В сердечной простоте беседовать о боге

И истину царям с улыбкой говорить.

Стихотворная
организация текста:

стихотворный размер:
шестистопный ямб;

рифмовка: перекрестная.

Структура
стихотворения:

Стихотворение можно поделить на три части: физическую
(земную), духовную-человеческую и духовную-неземную (божественную, если
хотите).

К первой части стихотворения относится первая строфа, где
памятник поэта сравнивается с крепчайшими и самыми могучими предметами и
стихиями на Земле. Памятник оказывается прочнее.

Вторая часть включает в себя вторую, третью и четвертую
строфы. В них говорится о заслугах лирического героя-поэта, о памяти людей о
нем.

Третья часть, пятая заключительная строфа, — это
обращение  музе. В образе музы предстает
вдохновение, талант, мысли, которые хочет донести поэт. Обычно, русские писатели XVIII-XIX веков верили, что талант – это дар
Божий. Поэтому последнюю строфу можно назвать духовной неземной.

Таким образом, памятник у Державина действительно вздымается
выше пирамид и стремится гораздо выше, туда, где земному человеку не дано
побывать.

Средства
художественной выразительности:

памятник «чудесный», «вечный»; «забавный» русский слог. + «Рифей»
— отсылка к античности (черта классицизма).

Само стихотворение построено на метафоре: памятник – это память
о поэте, его произведения.

* Ни вихрь его, ни гром не сломит быстротечный,

И времени полет его не сокрушит.

* Так! — весь я не умру, но часть меня большая,

От тлена убежав, по смерти станет жить,

И слава возрастет моя, не увядая…


«вселенна будет чтить…»

Муза в последней строфе символизирует самобытность автора,
его вдохновение и мысли, которые он хочет донести через поэзию.

Металлов тверже он и выше пирамид;

Ни вихрь его, ни гром не сломит быстротечный,

И времени полет его не сокрушит.

Я памятник себе воздвиг чудесный, вечный,

Металлов тверже он и выше пирамид…

…Всяк будет помнить то в народах неисчетных…

Доколь славянов род вселенна будет чтить…

Риторические обращения, восклицания:

Обращение к музе в последней строфе.

Так! — весь я не умру, но часть меня большая…

Идея стихотворения:

Верность себе, честность, стойкость в творчестве дарят поэту бессмертие, вечную память о нем.

polnyrefbook.blogspot.com

Я памятник себе воздвиг чудесный, вечный

ПАМЯТНИК

(Державин)

Я памятник себе воздвиг чудесный, вечный,

Металлов тверже он и выше пирамид;

Ни вихрь его, ни гром не сломит быстротечный,

И времени полет его не сокрушит.

Так! — весь я не умру, но часть меня большая,

От тлена убежав, по смерти станет жить,

И слава возрастет моя, не увядая,

Доколь славянов род вселенна будет чтить.

Слух пройдет обо мне от Белых вод до Черных,

Где Волга, Дон, Нева, с Рифея льет Урал;

Всяк будет помнить то в народах неисчетных,

Как из безвестности я тем известен стал,

Что первый я дерзнул в забавном русском слоге

О добродетелях Фелицы возгласить,

В сердечной простоте беседовать о боге

И истину царям с улыбкой говорить.

О муза! возгордись заслугой справедливой,

И презрит кто тебя, сама тех презирай;

Непринужденною рукой неторопливой

Чело твое зарей бессмертия венчай.

1795

В. А. Жуковский

МОРЕ

элегия

Безмолвное море, лазурное море, 
Стою очарован над бездной твоей. 
Ты живо; ты дышишь; смятенной любовью, 
Тревожною думой наполнено ты. 
Безмолвное море, лазурное море, 
Открой мне глубокую тайну твою: 
Что движет твое необъятное лоно? 
Чем дышит твоя напряженная грудь? 
Иль тянет тебя из земныя неволи 
Далекое светлое небо к себе?.. 
Таинственной, сладостной полное жизни, 
Ты чисто в присутствии чистом его: 
Ты льешься его светозарной лазурью, 
Вечерним и утренним светом горишь, 
Ласкаешь его облака золотые 
И радостно блещешь звездами его. 
Когда же сбираются темные тучи, 
Чтоб ясное небо отнять у тебя — 
Ты бьешься, ты воешь, ты волны подъемлешь, 
Ты рвешь и терзаешь враждебную мглу… 
И мгла исчезает, и тучи уходят, 
Но, полное прошлой тревоги своей, 
Ты долго вздымаешь испуганны волны, 
И сладостный блеск возвращенных небес 
Не вовсе тебе тишину возвращает; 
Обманчив твоей неподвижности вид: 
Ты в бездне покойной скрываешь смятенье, 
Ты, небом любуясь, дрожишь за него.

В. Жуковский

СВЕТЛАНА

[А. А. Воейковой]

Раз в крещенский вечерок

Девушки гадали:

За ворота башмачок,

Сняв с ноги, бросали;

Снег пололи; под окном

Слушали; кормили

Счетным курицу зерном;

Ярый воск топили;

В чашу с чистою водой

Клали перстень золотой,

Серьги изумрудны;

Расстилали белый плат

И над чашей пели в лад

Песенки подблюдны.

Тускло светится луна

В сумраке тумана —

Молчалива и грустна

Милая Светлана.

«Что, подруженька, с тобой?

Вымолви словечко;

Слушай песни круговой;

Вынь себе колечко.

Пой, красавица: «Кузнец,

Скуй мне злат и нов венец,

Скуй кольцо златое;

Мне венчаться тем венцом,

Обручаться тем кольцом

При святом налое».

«Как могу, подружки, петь?

Милый друг далёко;

Мне судьбина умереть

В грусти одинокой.

Год промчался — вести нет;

Он ко мне не пишет;

Ах! а им лишь красен свет,

Им лишь сердце дышит…

Иль не вспомнишь обо мне?

Где, в какой ты стороне?

Где твоя обитель?

Я молюсь и слезы лью!

Утоли печаль мою,

Ангел-утешитель».

Вот в светлице стол накрыт

Белой пеленою;

И на том столе стоит

Зеркало с свечою;

Два прибора на столе.

«Загадай, Светлана;

В чистом зеркала стекле

В полночь, без обмана

Ты узнаешь жребий свой:

Стукнет в двери милый твой

Легкою рукою;

Упадет с дверей запор;

Сядет он за свой прибор

Ужинать с тобою».

Вот красавица одна;

К зеркалу садится;

С тайной робостью она

В зеркало глядится;

Темно в зеркале; кругом

Мертвое молчанье;

Свечка трепетным огнем

Чуть лиет сиянье…

Робость в ней волнует грудь,

Страшно ей назад взглянуть,

Страх туманит очи…

С треском пыхнул огонек,

Крикнул жалобно сверчок,

Вестник полуночи.

Подпершися локотком,

Чуть Светлана дышит…

Вот… легохонько замком

Кто-то стукнул, слышит;

Робко в зеркало глядит:

За ее плечами

Кто-то, чудилось, блестит

Яркими глазами…

Занялся от страха дух…

Вдруг в ее влетает слух

Тихий, легкий шепот:

«Я с тобой, моя краса;

Укротились небеса;

Твой услышан ропот!»

Оглянулась… милый к ней

Простирает руки.

«Радость, свет моих очей,

Нет для нас разлуки.

Едем! Поп уж в церкви ждет

С дьяконом, дьячками;

Хор венчальну песнь поет;

Храм блестит свечами».

Был в ответ умильный взор;

Идут на широкий двор,

В ворота тесовы;

У ворот их санки ждут;

С нетерпенья кони рвут

Повода шелковы.

Сели… кони с места враз;

Пышут дым ноздрями;

От копыт их поднялась

Вьюга над санями.

Скачут… пусто все вокруг;

Степь в очах Светланы;

На луне туманный круг;

Чуть блестят поляны.

Сердце вещее дрожит;

Робко дева говорит:

«Что ты смолкнул, милый?»

Ни полслова ей в ответ:

Он глядит на лунный свет,

Бледен и унылый.

Кони мчатся по буграм;

Топчут снег глубокий…

Вот в сторонке божий храм

Виден одинокий;

Двери вихорь отворил;

Тьма людей во храме;

Яркий свет паникадил

Тускнет в фимиаме;

На средине черный гроб;

И гласит протяжно поп:

«Буди взят могилой!»

Пуще девица дрожит;

Кони мимо; друг молчит,

Бледен и унылой.

Вдруг метелица кругом;

Снег валит клоками;

Черный вран, свистя крылом,

Вьется над санями;

Ворон каркает: печаль!

Кони торопливы

Чутко смотрят в темну даль,

Подымая гривы;

Брезжит в поле огонек;

Виден мирный уголок,

Хижинка под снегом.

Кони борзые быстрей,

Снег взрывая, прямо к ней

Мчатся дружным бегом.

Вот примчалися… и вмиг

Из очей пропали:

Кони, сани и жених

Будто не бывали.

Одинокая, впотьмах,

Брошена от друга,

В страшных девица местах;

Вкруг метель и вьюга.

Возвратиться — следу нет…

Виден ей в избушке свет:

Вот перекрестилась;

В дверь с молитвою стучит…

Дверь шатнулася… скрыпит…

Тихо растворилась.

Что ж?.. В избушке гроб; накрыт

Белою запоной;

Спасов лик в ногах стоит;

Свечка пред иконой…

Ах! Светлана, что с тобой?

В чью зашла обитель?

Страшен хижины пустой

Безответный житель.

Входит с трепетом, в слезах;

Пред иконой пала в прах,

Спасу помолилась;

И, с крестом своим в руке,

Под святыми в уголке

Робко притаилась.

Все утихло… вьюги нет…

Слабо свечка тлится,

То прольет дрожащий свет,

То опять затмится…

Все в глубоком, мертвом сне,

Страшное молчанье…

Чу, Светлана!.. в тишине

Легкое журчанье…

Вот глядит: к ней в уголок

Белоснежный голубок

С светлыми глазами,

Тихо вея, прилетел,

К ней на перси тихо сел,

Обнял их крылами.

Смолкло все опять кругом…

Вот Светлане мнится,

Что под белым полотном

Мертвый шевелится…

Сорвался покров; мертвец

(Лик мрачнее ночи)

Виден весь — на лбу венец,

Затворены очи.

Вдруг… в устах сомкнутых стон;

Силится раздвинуть он

Руки охладелы…

Что же девица?.. Дрожит…

Гибель близко… но не спит

Голубочек белый.

Встрепенулся, развернул

Легкие он крилы;

К мертвецу на грудь вспорхнул…

Всей лишенный силы,

Простонав, заскрежетал

Страшно он зубами

И на деву засверкал

Грозными очами…

Снова бледность на устах;

В закатившихся глазах

Смерть изобразилась…

Глядь, Светлана… о творец!

Милый друг ее — мертвец!

Ах!.. и пробудилась.

Где ж?.. У зеркала, одна

Посреди светлицы;

В тонкий занавес окна

Светит луч денницы;

Шумным бьет крылом петух,

День встречая пеньем;

Все блестит… Светланин дух

Смутен сновиденьем.

«Ах! ужасный, грозный сон!

Не добро вещает он —

Горькую судьбину;

Тайный мрак грядущих дней,

Что сулишь душе моей,

Радость иль кручину?»

Села (тяжко ноет грудь)

Под окном Светлана;

Из окна широкий путь

Виден сквозь тумана;

Снег на солнышке блестит,

Пар алеет тонкий…

Чу!.. в дали пустой гремит

Колокольчик звонкий;

На дороге снежный прах;

Мчат, как будто на крылах,

Санки, кони рьяны;

Ближе; вот уж у ворот;

Статный гость к крыльцу вдет.

Кто?.. Жених Светланы.

Что же твой, Светлана, сон,

Прорицатель муки?

Друг с тобой; все тот же он

В опыте разлуки;

Та ж любовь в его очах,

Те ж приятны взоры;

Те ж на сладостных устах

Милы разговоры.

Отворяйся ж, божий храм;

Вы летите к небесам,

Верные обеты;

Соберитесь, стар и млад;

Сдвинув звонки чаши, в лад

Пойте: многи леты!

Улыбнись, моя краса,

На мою балладу;

В ней большие чудеса,

Очень мало складу.

Взором счастливый твоим,

Не хочу и славы;

Слава — нас учили — дым;

Свет — судья лукавый.

Вот баллады толк моей:

«Лучшей друг нам в жизни сей

Вера в провиденье.

Благ зиждителя закон:

Здесь несчастье — лживый сон;

Счастье — пробужденье».

О! не знай сих страшных снов

Ты, моя Светлана…

Будь, создатель, ей покров!

Ни печали рана,

Ни минутной грусти тень

К ней да не коснется;

В ней душа — как ясный день;

Ах! да пронесется

Мимо — Бедствия рука;

Как приятный ручейка

Блеск на лоне луга,

Будь вся жизнь ее светла,

Будь веселость, как была,

Дней ее подруга.

А. С. ПУШКИН

ДЕРЕВНЯ

Приветствую тебя, пустынный уголок,
Приют спокойствия, трудов и вдохновенья,
Где льётся дней моих невидимый поток
На лоне счастья и забвенья.
Я твой: я променял порочный двор Цирцей,
Роскошные пиры, забавы, заблужденья
На мирный шум дубров, на тишину полей,
На праздность вольную, подругу размышленья.

Я твой: люблю сей тёмный сад
С его прохладой и цветами,
Сей луг, уставленный душистыми скирдами,
Где светлые ручьи в кустарниках шумят.
Везде передо мной подвижные картины:
Здесь вижу двух озёр лазурные равнины,
Где парус рыбаря белеет иногда,
За ними ряд холмов и нивы полосаты,
Вдали рассыпанные хаты,
На влажных берегах бродящие стада,
Овины дымные и мельницы крилаты;
Везде следы довольства и труда…

Я здесь, от суетных оков освобожденный,
Учуся в Истине блаженство находить,
Свободною душой Закон боготворить,
Роптанью не внимать толпы непросвещенной,
Участьем отвечать застенчивой Мольбе
И не завидовать судьбе
Злодея иль глупца — в величии неправом.
Оракулы веков, здесь вопрошаю вас!
В уединенье величавом
Слышнее ваш отрадный глас.
Он гонит лени сон угрюмый,
К трудам рождает жар во мне,
И ваши творческие думы
В душевной зреют глубине.

Но мысль ужасная здесь душу омрачает:
Среди цветущих нив и гор
Друг человечества печально замечает
Везде Невежества убийственный Позор.
Не видя слёз, не внемля стона,
На пагубу людей избранное Судьбой,
Здесь Барство дикое, без чувства, без Закона,
Присвоило себе насильственной лозой
И труд, и собственность, и время земледельца.
Склонясь на чуждый плуг, покорствуя бичам,
Здесь Рабство тощее влачится по браздам
Неумолимого Владельца.
Здесь тягостный ярем до гроба все влекут,
Надежд и склонностей в душе питать не смея,
Здесь девы юные цветут
Для прихоти бесчувственной злодея.
Опора милая стареющих отцов,
Младые сыновья, товарищи трудов,
Из хижины родной идут собой умножить
Дворовые толпы измученных рабов.
О, если б голос мой умел сердца тревожить!
Почто в груди моей горит бесплодный жар
И не дан мне судьбой Витийства грозный дар?
Увижу ль, о друзья! народ неугнетенный
И Рабство, падшее по манию царя,
И над отечеством Свободы просвещенной
Взойдёт ли наконец прекрасная Заря?

УЗНИК.

Сижу за решеткой в темнице сырой.

Вскормленный в неволе орел молодой.

Мой грустный товарищ, махая крылом,

Кровавую пищу клюет под окном,

Клюет, и бросает, и смотрит в окно,

Как будто со мною задумал одно.

Зовет меня взглядом и криком своим

И вымолвить хочет: «Давай, улетим!

Мы вольные птицы; пора, брат, пора!

Туда, где за тучей белеет гора,

Туда, где синеют морские края,

Туда, где гуляем лишь ветер… да я!…»

bgconv.com

Кто написал «Памятник» до Пушкина? — журнал «Рутвет»

Я памятник себе воздвиг нерукотворный,
К нему не зарастёт народная тропа,
Вознёсся выше он главою непокорной
Александрийского столпа.
Нет, весь я не умру — душа в заветной лире
Мой прах переживёт и тлeнья убежит —
И славен буду я, доколь в подлунном мире
Жив будет хоть один пиит.
Слух обо мне пройдёт по всей Руси великой,
И назовёт меня всяк сущий в ней язык,
И гордый внук славян, и финн, и ныне дикий
Тунгус, и друг степей калмык.
И долго буду тем любезен я народу,
Что чувства добрые я лирой пробуждал,
Что в мой жестокий век восславил я свободу
И милость к падшим призывал.
Веленью бoжию, о муза, будь послушна,
Обиды не страшась, не требуя венца;
Хвалу и клевету приeмли равнодушно
И не оспаривай глупца.

Все мы отлично знаем это стихотворение Александра Сергеевича Пушкина, ставшее одним из ярчайших примеров и образцов классического стихосложения времен Золотого века русской поэзии. Однако мало кто знает, что Пушкин не являлся непосредственным автором «Памятника», ему, в данном случае, принадлежит только блестящее исполнение текста, его техническая уникальность, в то время как идея и даже точная схематика данного стихотворения были применены до Пушкина целых два (!) раза.
Давайте сравним пушкинское стихотворение с «Памятником» его знаменитого предшественника Гаврилы Державина:

Я памятник себе воздвиг чудесный, вечный,
Металлов тверже он и выше пирамид;
Ни вихрь его, ни гром не сломит быстротечный,
И времени полет его не сокрушит.
Так! — весь я не умру, но часть меня большая,
От тлена убежав, по смерти станет жить,
И слава возрастет моя, не увядая,
Доколь славянов род вселенна будет чтить.
Слух пройдет обо мне от Белых вод до Черных,
Где Волга, Дон, Нева, с Рифея льет Урал;
Всяк будет помнить то в народах неисчетных,
Как из безвестности я тем известен стал,
Что первый я дерзнул в забавном русском слоге
О добродетелях Фелицы возгласить,
В сердечной простоте беседовать о боге
И истину царям с улыбкой говорить.
О муза! возгордись заслугой справедливой,
И презрит кто тебя, сама тех презирай;
Непринужденною рукой неторопливой
Чело твое зарей бессмертия венчай.

Сравним: 5 строф, размер стихотворной строки идентичен, за исключением последних строк в «Памятнике» Пушкина, они несколько короче. Первые строки стихотворений почти одинаковы – «Я памятник себе воздвиг…», разница: «…нерукотворный» у Пушкина, «…чудесный, вечный» у Державина. Дальше по аналогии: «К нему не зарастет народная тропа» — «И времени полет его не сокрушит», «Вознесся выше он главою непокорной Александрийского столпа» — «Металлов тверже он и выше пирамид», далее можно сравнивать целыми строфами, настолько очевидно сходство.

Но был ли Державин первым, написавшим «Памятник» в данной его вариации? Чтобы ответить на этот вопрос, давайте познакомимся с еще одним стихотворением, на этот раз Квинта Горация Флакка, которое называется «К Мельпомене»:

Создал памятник я, бронзы литой прочней,
Царственных пирамид выше поднявшийся.
Ни снедающий дождь, ни Аквилон лихой
Не разрушат его, не сокрушит и ряд
Нескончаемых лет — время бегущее.
Нет, не весь я умру, лучшая часть меня
Избежит похорон. Буду я вновь и вновь
Восхваляем, доколь по Капитолию
Жрец верховный ведет деву безмолвную.
Назван буду везде — там, где неистовый
Авфид ропщет, где Давн, скудный водой, царем
Был у грубых селян. Встав из ничтожества,
Первым я приобщил песню Эолии
К италийским стихам. Славой заслуженной,
Мельпомена, гордись и, благосклонная,
Ныне лаврами Дельф мне увенчай главу.
Перевод С. Шервинского.

Что ж, не нужно быть литературным критиком высшего класса, чтобы понять, что все это разные варианты одного и того же стихотворения, по праву принадлежащего Горацию. Это, впрочем, нисколько не умаляет литературных дарований А.Пушкина и Г.Державина, но, пожалуй, восстанавливает некоторую справедливость по отношению к авторству римского поэта Квинта Горация Флакка, т.к. люди поколениями были уверены, что идея «Памятника» безраздельно принадлежит Александру Сергеевичу и никому другому.

www.rutvet.ru

Я памятник себе воздвиг нерукотворный



Я памятник себе воздвиг нерукотворный
Я памятник себе воздвиг нерукотворный

Из стихотворения «Памятник» (1836, опубл. 1841) А. С. Пушкина (1799— 1837):

Я памятник себе воздвиг нерукотворный

К нему не зарастет народная тропа…


В «Памятнике» (1796) Гаврилы Романовича Державина (1743—1816) есть похожая строка:

Я памятник себе воздвиг чудесный, вечный,

Металлов тверже он и выше пирамид.


Оба поэта вдохновлялись одним первоисточником — одой «Памятник» римского поэта Горация (Квинт Гораций Флакк, 65 — 8 до н. э.). Начальную строку из этой оды (Exegi monumentum) А. С. Пушкин использовал в качестве эпиграфа для своего стихотворения.

Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений. — М.: «Локид-Пресс».
Вадим Серов.
2003.

.

  • Я отвечаю за всё
  • Я пришел к тебе с приветом — / рассказать, что солнце встало

Смотреть что такое «Я памятник себе воздвиг нерукотворный» в других словарях:

  • я памятник себе воздвиг нерукотворный{,} — К нему не зарастет народная тропа. А.С. Пушкин. Памятник. Ср. Я памятник себе воздвиг чудесный, вечный: Металлов тверже он и выше пирамид. Г.Р. Державин. Памятник. Ср. Plus hardi que les Pyramides Et plus durable que l airain. Lebrun (о своих… …   Большой толково-фразеологический словарь Михельсона

  • Я памятник себе воздвиг нерукотворный, К нему не зарастет народная тропа — Цитата из стихотворения А.С. Пушкин Памятник (датировано 1836 г., впервые напечат. в 1841 г.). Стихотворение восходит к оде римского поэта Горация, из которой Пушкиным взят эпиграф: Exegi monumentum ( Я воздвиг памятник ). Из стихотворения… …   Словарь крылатых слов и выражений

  • Я памятник себе воздвиг нерукотворный, К нему не зарастет народная тропа — крыл. сл. Цитата из стихотворения А. С. Пушкин «Памятник» (датировано 1836 г., впервые напечат. в 1841 г.). Стихотворение восходит к оде римского поэта Горация, из которой Пушкиным взят эпиграф: «Exegi monumentum» («Я воздвиг памятник»). Из… …   Универсальный дополнительный практический толковый словарь И. Мостицкого

  • Я памятник себе воздвиг нерукотворный, К нему не заростет народная тропа — Я памятникъ себѣ воздвигъ нерукотворный, Къ нему не заростетъ народная тропа. А. С. Пушкинъ. Памятникъ. Ср. Я памятникъ себѣ воздвигъ чудесный, вѣчный: Металловъ тверже онъ и выше пирамидъ. Г. Р. Державинъ. Памятникъ. Ср. Plus hardi que les… …   Большой толково-фразеологический словарь Михельсона (оригинальная орфография)

  • Памятник (Г. Р. Державин) — «Памятник» стихотворение Гавриила Романовича Державина. Первоначально стихотворение, написанное в 1795 году, было озаглавлено «К музе». Оно представляет собой результат оригинального идейного осмысление «вечной темы» памяти о человеке, которая… …   Википедия

  • Памятник А. С. Пушкину (Опекушин) — Памятник А. С. Пушкину Бронзовый Памятник Александру Сергеевичу Пушкину, работы Александра Михайловича Опекушина, был установлен в Москве 6 июня 1880 года. Первоначально памятник был установлен в на …   Википедия

  • ПАМЯТНИК — ПАМЯТНИК, памятника, муж. 1. Архитектурное или скульптурное сооружение в память или в честь какого нибудь лица или события. Памятник Пушкину в Москве. 2. Сооружение на могиле в память умершего. 3. Остаток материальной культуры далекого прошлого.… …   Толковый словарь Ушакова

  • НЕРУКОТВОРНЫЙ — НЕРУКОТВОРНЫЙ, нерукотворная, нерукотворное (поэт.). Такой, которого не создать трудом человеческих рук, вечный. «Я памятник себе воздвиг нерукотворный.» Пушкин. Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935 1940 …   Толковый словарь Ушакова

  • Памятник (А. С. Пушкин) — У этого термина существуют и другие значения, см. Памятник (значения). Памятник Жанр: стихотворение Автор: Александр Сергеевич Пушкин Язык оригинала: русский Публикация …   Википедия

  • Памятник А. С. Пушкину (Москва, Пушкинская площадь) — Опекушин А. М. П …   Википедия

Книги

  • Я памятник себе воздвиг нерукотворный… Стихи о жизни, любви и красоте, Пушкин А.С.. Гоголь сказал о стихах Пушкина:&171;В каждом слове бездна пространства&187;. Поэт прожил короткую жизнь, полную страданий и творчества. И был прав, когда написал:&171;Я памятник себе воздвиг… Подробнее  Купить за 331 грн (только Украина)
  • «Я памятник себе воздвиг нерукотворный…»Стихи о жизни, любви и красоте, Пушкин Александр Сергеевич. Гоголь сказал о стихах Пушкина: «В каждом слове бездна пространства» . Поэт прожил короткую жизнь, полную страданий и творчества. И был прав, когда написал:» Я памятник себе воздвиг… Подробнее  Купить за 320 руб
  • «Я памятник себе воздвиг нерукотворный…» Стихи о жизни, любви и красоте, Пушкин А.С.. Гоголь сказал о стихах Пушкина: 171;В каждом слове бездна пространства 187;. Поэт прожил короткую жизнь, полную страданий и творчества. И был прав, когда написал: 171;Я памятник себе… Подробнее  Купить за 316 руб

Другие книги по запросу «Я памятник себе воздвиг нерукотворный» >>

dic.academic.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о