Отец географии и истории – Кого называют “отцом географии”? – Other

Кого называют “отцом географии”? – Other

Все мы помним школьные уроки географии. Но часто ли мы задумываемся о прародителях этой науки? Недавно этим вопросом задался и я. Зная, что большинство наук зарождалось в Древней Греции, я начал исследовать биографию самых великих учёных того времени. В конце концов я нашёл ответ на интересующий вопрос. Итак…

Отец географии

Данный титул по праву закреплён за древнегреческим учёным — Эратосфеном. Этот великий человек жил ещё в 276 году до нашей эры в Кирене – одном из величайших городов тех времён. Помимо географии он активно занимался изучением:

  • астрономической науки;
  • математики;
  • и филологии.

К тому же, он был поэтом. Но что самое важное, Эратосфен был первым кто вычислил размер нашей планеты.

Начальное образование он получил в Александрии. Главным учителем был земляк по имени Каллимах. По окончанию обучения, Эратосфен переехал в Афины, где сильно сблизился со школой самого Платона. За время своих научных изучений, Эратосфен написал множество математических сочинений, трактатов «о добре со злом», комедий и так далее. Особое значение учёный придавал литературе и грамматике, очень любил называть себя филологом.

Уже в 245 году до нашей эры сам царь Птолемей III пригласил Эратосфена работать в Александрийской библиотеке вместе со своими бывшими учителями. Откликнувшись на приглашение, Эратосфен переехал в Александрию, где и остался жить. Со временем, он занял пост главы библиотеки и обучал детей монарха – Птолемея IV и Арсину.

Будучи главой Александрийской библиотеки, Эратосфен постоянно развивал и расширял её. По его просьбе, портовые власти изымали у моряков книги об их путешествиях для дальнейшего копирования и изучения.

Сегодня считается что именно Эратосфен написал первую карту мира, которая содержала информацию о расположении стран и городов. Помимо этого, именно благодаря ему и существует такой термин, как «география».

Другие работы отца географии

Эратосфен является основателем научной хронологии. На сегодня сохранились отрывки одного из сочинений «О древней комедии».

Учёный считал, что в каждом народе всегда есть что-нибудь хорошее и плохое.

Таким образом, именно благодаря Эратосфену появилась такая великая наука, как география. Он положил ей начало.

travelask.ru

Кого и почему называют “отцом истории”

Отец истории
Так назвал древнегреческого историка Геродота (V в. до н. э. ) римский государственный деятель, писатель и оратор Цицерон (Марк Туллий Цицерон, 106—43 до н. э. ) в своем сочинении «О законах» .
Геродот ( родился около 484 года до нашей эры в малоазиатском городе Галикарнасе. Он происходил из богатой и знатной семьи, имевшей обширные торговые связи.

— ок. 425 до н. э.) , древнегреческий историк, прозванный « отцом истории ». Автор сочинений, посвященных описанию греко-персидских войн с изложением истории государства Ахеменидов, Египта и др. ; дал первое систематическое описание жизни и быта скифов.

Геродот (V век до н. э. ) считается отцом истории, географии и этнографии. Рукописи “Истории” Геродота относятся к X – XV векам. Рукописи эти, были вывезены в Западную Европу после взятия Константинополя турками в 1453 году, хранятся в настоящее время в библиотеках Рима, Флоренции, Милана, Мадрида, Парижа, Оксфорда, Кембриджа, Тейдельберга и других городов. Г. Штейн (Берлин, 1869 – 1881) приводит 46 рукописей. Впервые латинский перевод труда Геродота, выполнил Лоренцо Валла, который был напечатан в Венеции в1479 году. Затем было издание в 1537 году на греческом языке, которое подготовил Альд Мануци. Француз Этьен (Стефанус) в 1566 г. в Женеве опубликовал “Апологию Геродота”. Первый перевод Геродота на европейский язык был сделан на английский язык Littlebury в 1737 году, на французский язык перевел Larcher – в 1786 году; на немецкия язык перевел Friedrich Lange в 1820 году. Впервые Геродот с комментариями J. W. Blakesley вышел в Лондоне в 1854 году. Самые капитальные комментарии были сделаны в Major в книге Herodoti Historia, изданной в Берлине в 1869- 1871 годах. В 1883 году Сэйс (Sayce. Herodotus I – III. The ancient empires of the East. London, 1883 ) обвинил Геродота в сознательном обмане своих читателей рассказами о путешествиях, которых не совершал, и фактах, которые не могли иметь места. Другими словами, Сэйс доказывал, что история Геродота выдумка и ничего общего с историей не имеет. Ученый мир стал на защиту первого историка, этнографа и географа Геродота. Особенно в этом преуспел русский историк Ф. Мищенко в статье “Не в меру строгий суд над Геродотом”.
Геродот в второй книге писал : “Ведь Гесиод и Гомер, по моему мнению, жили не раньше как лет за 400 до меня”. Цифра 400 является произведением 40 на 10, где 40 – символизирует законченный цикл, а 10 – означает полный путь жизни. Все вместе -полный цикл жизни. Автор- каббалист написал девять книг Геродота, где девятка симвоизирует абстрактную истину. Всех нумерованных абзацов в книге 1537 (1 кн. -219;2 – 182;3-160;4-205;5-126;6-140;7-239;8-144;9-122). Издание Геродота на греческом языке было Альдом Мануци в 1537 году. Если к 1537 прибавить девятку как три в квадрате, т. е. 333, что является половиной числа Зверя, и символизирует само число Зверя, то получим 1537+333=1870 год. На этот год приходится издание Major, который и является автором Геродота. Все честно. Каббалисты не врут. Они шифруют информацию для посвященных, а остальные новеллиста Геродота зовут отцом истории .

otvet.mail.ru

имя древнегреческого учёного которого называют отцом истории

Отцом истории принято считать древнегреческого ученого – философа и историка Геродота Галикарнасского. Он жил в 484-425 годах до н. э. Его масштабный труд “Истории” состоял из описаний исторических событий и фактов, в том числе и описание греко-персидских войн. Отцом истории Геродота назвал Цицерон поскольку оценил важность трудов грека для сохранения памяти об исторических событиях.

Геродот — древнегреческий историк, прозванный «отцом истории» . Один из первых ученых-путешественников. Для написания своей знаменитой «Истории» объехал все известные страны своего времени: Грецию, Южную Италию, Малую Азию, Египет, Вавилонию, Персию, посетил большинство островов Средиземного моря, побывал в Черном море, в Крыму (вплоть до Херсонеса) и в стране скифов. Автор сочинений, посвященных описанию греко-персидских войн с изложением истории государства Ахеменидов, Египта и др. ; дал первое описание жизни и быта скифов. Геродота называют отцом истории.
Не менее справедливо было бы назвать его и отцом географии. В знаменитой «Истории» он представил своим читателям весь Старый Свет — известный, неизвестный, а иногда и вымышленный, — все три старые страны света, которые ему были известны. Он пишет: «Я, впрочем, не понимаю, почему единой земле даны три разные названия» . Эти три названия — Европа, Азия и Ливия, означающая Африку. Америка будет открыта в XV веке.. .
Геродот родился около 484 года до нашей эры в малоазиатском городе Галикарнасе. Он происходил из богатой и знатной семьи, имевшей обширные торговые связи. В 464 году он отправляется в путешествие. Геродот мечтает узнать про другие, гораздо более могущественные народы, иные из которых обладали цивилизацией значительно более древней, чем греки. Его, помимо того, занимает разнообразие и диковинность обычаев чужеземного мира. Именно это побудило его предпослать истории персидских войн обширное исследование обо всех народах, нападавших на Грецию, о которых греки в то время еще мало что знали. Маршрут его египетского путешествия, совершенного целиком в период разлива Нила, удалось восстановить. Он поднялся вверх по Нилу до Элефантины (Ассуана) , крайней границы Древнего Египта, проходившей вблизи от первого порога. Это составляет тысячу километров пути.
На востоке он достиг по меньшей мере Вавилона, отстоящего от Эгейского моря на две тысячи километров, возможно даже, что он добрался до Суз, однако это лишь предположение. На севере Геродот посетил греческие колонии, основанные на Черноморском побережье, на территории современной Украины. Возможно даже, что он поднимался вверх по нижнему течению одной из крупных рек украинских степей, а именно по Днепру, или Борисфену, вплоть до Киевской области. Наконец, на западе Геродот побывал в Южной Италии, где принимал участие в основании греческой колонии. Он посетил нынешнюю Киренаику и, без сомнения, нынешнюю Триполитанию. Читателям, почти ничего не знавшим о странах, откуда он возвращался, можно было рассказывать что угодно, но Геродот не поддался этому искушению, в которое впадали все другие путешественники.
Он много путешествовал.
Он пускался в очень далекие края, чтобы добыть проверенные сведения. Он обследовал землю собственными глазами и собственными ногами, несомненно, много ездил верхом на лошади или на осле, часто плавал на лодках. В Египте он заходит в мастерскую бальзамировщика, интересуется всеми подробностями его ремесла и стоимостью различных процедур. В храмах он просит перевести ему надписи, расспрашивает жрецов об истории фараонов. Он присутствует на религиозных празднествах египтян, восторгается красочностью одежд и формой причесок. Очутившись у пирамид, он шагами измеряет их подножия и в этих своих подсчетах нисколько не ошибается. Но когда надо на глаз определить высоту, тут он допускает значительные ошибки. Это касается и всех тех стран, где он побывал, и тех очень многих мест, где он не был, поскольку он полагается на рассказы путешественников, греков и варваров, с которыми ему доводилось встречаться в той или иной харчевне…

touch.otvet.mail.ru

Кого считают “отцом географии”? Почему?

Сегодня речь пойдет о географии, но перед тем как приступить, предлагаю вместе со мной отправиться в Древнюю Грецию. Насколько древнюю? Хм… Ну, Империю Македонского уже разделили, а Рим еще не восторжествовал. Конец третьего века до нашей эры, расцвет эллинизма.

Где-то на том берегу Средиземного моря проживает восходящая звезда математики, астрономии, географии (о которой пока что никто не слышал), а также поэт и вообще разносторонний парень. Звать ученого Эратосфен Киренский (Киренский, так как родился в республике Кирены, что на территории современной Ливии).

Краткая биография “отца географии”

Начальное образование уроженец Кирены получил в Александрии под руководством поэта Каллимаха (о себе учитель оставил занимательный автобиографическую эпитафию: “Баттова сына могилу проходишь ты, путник. Умел он Песни слагать, а подчас и за вином не скучать”). Далее Эратосфен отправился в крупнейший научный центр — в Афины, где набирался ума у ряда передовых ученых своего времени.

Примерно в 235 году до нашей эры ученый получил письмо от Птолемея III — тогдашнего царя Египта, с предложением возглавить Александрийскую библиотеку. Приглашение ученый принял. Помимо плодотворного управления библиотекой, Эратосфен обучал детей монарха, в том числе будущего правителя Египта — Птолемея IV.

навигация по древнему миру

Чем знаменит ученый

Так почему же “отец географии”? Попытаюсь разобраться.

Эратосфен впервые использовал термин “Geographika” в одноименной книге, где собрал и систематизировал доступные географические знания, а также составил достаточно подробную, как для 3 века до нашей эры, карту мира. Помимо прочего, в этом произведении встречается тезис, что если плыть на запад от Гибралтара, можно достичь Индии (напомню, что до рождения Магеллана более полутора тысяч лет).

В трактате “Об измерении Земли” греческий ученый описал эксперимент, с помощью которого ему удалось установить длину окружности большого круга по меридиану с погрешностью не более 5 тысяч километров.

Краткое пособие от Эратосфена “как измерить окружность Земли в домашних условиях”:

  1. Дождаться дня летнего солнцестояния (когда солнечные лучи освещают дно колодцев в Сиене).

  2. Измерить угол падения солнечных лучей в Александрии. Ученый при измерении получил 7 градусов 12 минут или же 1/50 окружности. Стало быть от Сиены до Александрии — 1/50 окружности земного шара.

  3. На верблюде определить фактическое расстояние между двумя населенными пунктами. Путешествие из Александрию в Сиену у торговцев занимало около 50 дней, в день же верблюд проходил, по средним подсчетам, 100 стадий (греческая единица измерения расстояния, по разным данным равняется от 172 до 178 метров).

  4. Производите элементарный расчет и получаете ответ, длина окружности Земли составляет 250000 стадий или же от 43 до 44 с половиной тысяч километров. На данный момент известно, что длина окружности большого круга земли по меридиану составляет 40 тысяч километров.

Выше перечислены крупнейшие, но далеко не единственные заслуги “отца географии”.

travelask.ru

ГЕРОДОТ – ОТЕЦ ГЕОГРАФИИ И ЭТНОГРАФИИ




Поиск Лекций




 

Исследователи труда Геродота очень рано отметили характерную особенность его путешествий. Пути, по которым он странствовал, пролегали в подавляющем большинстве случаев по уже освоенным греками землям. Это был почти весь тогдашний цивилизованный мир, ойкумена. Дороги в нем были хорошо изучены, потому что этого требовали настоятельные нужды мореплавания и торговли. Географические знания этой эпохи нашли впервые в античной литературе более или менее систематизированное изложение в труде Геродота.

“Отцу истории” принадлежал, по-видимому, и ряд открытий в этой науке. Поднявшись вверх по Нилу, он впервые познакомил греков с городом Мероэ (II 29). Так же впервые им было очерчено расположение Каспийского моря – он открыл, что оно было замкнутым бассейном (I 202 – 203). Эта точка зрения утвердилась только во II в. н.э. у географа Клавдия Птолемея (жившие после Геродота Эратосфен и Страбон считали Каспийское море заливом Северного океана).

Тем не менее его географические представления о некоторых районах были еще очень приблизительными. Скифию он представлял себе в виде четырехугольника, западную сторону которого образует Истр (Дунай), восточную – Меотида (Азовское море), северную – земли пограничных со скифами народов. Южная сторона Скифии тянется вдоль Понта. Каждая сторона этого четырехугольника имеет в длину 4000 стадий: таким образом, общая площадь Скифии равняется 300 000 км2. Суровость климата Скифии Геродот, вероятно, преувеличил, но его сообщение о том, что Меотида и Боспор Киммерийский (Керченский пролив) зимой замерзают (IV 28), соответствует действительности.

Географические описания в книге “отца истории” занимают столь большое место, что Якоби предположил, будто Геродот начинал свою деятельность как географ и этнограф. Такое суждение является результатом критического отношения к его труду с позиций современной исторической науки, но характерно, что Сартон, автор двухтомной истории науки в древности, поместил очерк о Геродоте в тот раздел своей книги, где прослеживается развитие географических знаний76. Вклад Геродота в географию действительно велик, хотя, может быть, если бы сочинение Гекатея дошло до нашего времени, он не показался бы уж таким обширным.

Но вместе с тем исследование геродотовской географии убеждает нас в том, что в своих основных чертах она совпадает со взглядами на этот предмет, которые были общепринятыми в его времена. В четвертой книге “Истории” Геродот, критически отозвавшись об авторах “Обозрений земли”, утверждавших, будто земля имеет форму круга, омываемого со всех сторон океаном, считает необходимым изложить свои взгляды на карту мира. Строит ее он следующим образом. Четыре народа – колхидяне, саспиры, мидяне и персы – живут от Северного моря до Эритрейского (под которым Геродот понимает Индийский океан со всеми его заливами). От этого “меридиана” выступают к западу два “мыса”. Первый из них с северной стороны начинается от Фасиса (Рион) и достигает, протянувшись вдоль Понта и Геллеспонта, троянского Сигея. С южной стороны этот мыс тянется от Мириандрийского залива (между Сирией и Киликией) до Триопского мыса. Это та самая территория, которая теперь называется Малой Азией (IV 38).



Другой “мыс” простирается вдоль Эритрейского моря. На нем расположены Персия, Ассирия и Аравия. Кончается этот мыс у Аравийского залива, там где Дарий проложил канал от Нила к этому заливу. Таково очень приблизительное описание Аравийского полуострова и прилегающей к нему территории, которую Геродот вместе с описанной выше Малой Азией называет Азией (IV 40).

Вторая часть света, Ливия, помещается на втором из мысов, следуя непосредственно за Египтом (IV 41).

Вместе с Европой эти три части света составляют единый континент. Так утверждали ионийцы, но Геродот уверен, что они не правы, так как к этим трем частям света надо добавить еще четвертую, а именно дельту Нила (II 16): “…она не относится ни к Азии, ни к Аравии, а расположена в промежутке между Азией и Ливией” (II 16).

Азия заселена до Индии, и территория дальше к востоку представляет собой пустыню, никому не известную.

Что касается величины этих частей света, то Геродот протестует против утверждения авторов “Обозрений земли”, будто Азия одинакова по величине с Европой (IV 36). В действительности Европа равняется по длине Азии и Ливии, вместе взятым, а по ширине ее даже нельзя сравнивать с Азией и Ливией (IV 42).




Относительно Европы никто достоверно не знает, омывается ли она водой на востоке и на севере (IV 45). Сообщив такую деталь, Геродот добавляет, что придерживается по этому поводу общепринятых мнений.

Тот наивный рационализм, с позиций которого “отец истории” толковал освещенные древностью мифологические сюжеты, проявляется и в тех местах его труда, где он пытается объяснить загадочные явления природы или уточнить географическое описание мира и отдельных стран. В II 28 он передает рассказ хранителя сокровищ богини Нейт (он называет ее Афиной) о верховьях Нила. Этот жрец заявил, будто истоки Нила находятся между двумя горами – Крофи и Мофи. Царь Псамметих пытался измерить глубину этих истоков, но опущенная в них веревка длиной в несколько тысяч саженей не достигла дна. Рассказ этот показался явно нелепым здравомыслящему греку, и он объяснил этот факт следующим образом. По-видимому, в верховьях Нила существуют мощные водовороты, и бурное течение отнесло веревку таким образом, что она не достала дна.

Ливия омывается водой со всех сторон, и первый доказал это фараон Нехо, отправивший финикийцев с приказанием плыть из Эритрейского моря на юг и, обогнув Геракловы Столпы (Гибралтарский пролив), вернуться в Египет. Два года плыли финикийцы и только на третий вернулись в Египет через Геракловы Столпы. Сообщив об этом, Геродот добавляет: “Рассказывали также, чему я не очень верю (другой кто-нибудь, возможно, этому и поверит), что во время этого плавания кругом Ливии финикийцы видели солнце с правой стороны”. По этому поводу Ф. Мищенко замечает: “Добросовестность Геродота как наблюдателя и записывателя доказывается более всего такими случаями, когда он заносит в свой труд показания, которые подтверждаются впоследствии географическими, историческими и этнографическими изысканиями. Геродот не верит тому, будто финикияне во время плавания вокруг Африки имели солнце с правой стороны, так как наш автор не имел еще никакого понятия об эклиптике и экваторе”77.

Одной из самых, может быть, серьезных ошибок Геродота было высказанное предположение, будто Нил течет в том же направлении, что и Истр (Дунай): Дунай пересекает Европу с запада на восток, Нил течет параллельно Истру (II 33: “Я предполагаю, что Нил имеет такое же течение, как и Истр”). Но ошибка эта не покажется нам такой большой, если мы вспомним, что эта точка зрения продержалась в Европе до конца XVIII в.78.

Все части света и страны мира, о которых повествует Геродот, привлекали его не сами по себе, а лишь постольку, поскольку их населяли народы, вызывавшие особый интерес автора. Он уделяет величайшее внимание описанию варварских народов, их быта и обычаев, существующих у них форм брака и семьи, жилищ и одежды, религии и даже языку, хотя о последнем он очень редко сообщает полезные сведения: лингвистом он не был. Этнографические описания Геродота занимают значительное место в его труде, и в них содержится сравнительно мало неточностей, потому что они являются результатом его личных наблюдений – а смотрел он достаточно внимательно и зорко.

Лучшим образцом этнографического очерка у Геродота является описание Скифии. Оно начинается с обзора географических условий, затем он рассказывает о богах, называя их имена по-скифски, обычаях, жертвоприношениях и гаданиях, военном деле, врачевании, наказании преступников, погребальных обрядах. Как уже указывалось выше, многие из сообщений Геродота подтверждаются археологическими исследованиями79.

Некоторые из этнографических описаний автору не принадлежат. Таковы сведения о пигмеях в Ливии, полученные даже не из вторых, а из третьих рук. О пигмеях рассказали насамоны аммонскому царю Этеарху, тот поведал это киренцам, а от киренцев уже услышал этот рассказ Геродот (II 32).

Жизнь народов, с которыми Геродот знакомился во время своего путешествия, поражала его прежде всего тем, чем она отличалась от жизни эллинов. Она казалась удивительной, а рассказ об удивительном (Θωυμαστά – I 1) был одной из основных целей его труда, как видно из цитированного введения. Автор сам говорит об этом в описании египетских обычаев: “Как небо над египтянами отличается от неба других стран и река их имеет иную природу, чем все прочие реки, так подобно этому многие нравы и обычаи их противоположны нравам и обычаям остальных людей. Женщины у них ходят на рынок и торгуют, а мужчины сидят дома и ткут. У всех остальных людей толкают уток вверх, а у египтян вниз. Мужчины у них носят тяжести на головах, женщины на плечах. Женщины мочатся стоя, мужчины сидя. Испражняются египтяне дома, а едят на улице, говоря, что все непристойное, хотя и необходимое, следует делать скрытно, а пристойное публично. Ни одна женщина не выполняет жреческих обязанностей ни при мужском, ни при женском божестве, и жреческие должности исполняют только мужчины как при богах, так и при богинях. Сыновья вовсе не обязаны, если они того не хотят, содержать родителей, дочери же, наоборот, обязаны это делать непременно, хотя бы они того и не желали” (II 35).

В некоторых своих описаниях Геродот обратил внимание на такие особенности жизни народов, которыми европейская наука заинтересовалась только в середине XIX в. Он описал жизнь озерных жителей, обитавших в жилищах, построенных на сваях, на основании впечатлений от пребывания в Македонии (V 16). Первые труды о свайных постройках появились в европейской науке только во второй половине XIX в.

Этнография Геродота заслуживает внимательного исследования, но даже беглое знакомство с его трудом позволяет без преувеличения заявить, что “отец истории” является для нас практически и первым этнографом Европы80.

 





Рекомендуемые страницы:







poisk-ru.ru

Кого называют отцом географии? – Полезная информация для всех

  • География является древнейшей наукой, она появилась ещ в античные времена. Само слово quot;географияquot; в переводе с греческого языка означает quot;землеописаниеquot;. Название науки было введено учным Древней Греции – Эратосфеном. Именно этого человека и принято считать отцом географии. По имеющимся сведениям родился Эратосфен в 276 году до нашей эры.

  • Эратосфена, греческого ученого, можно назвать отцом географии.

    Эратосфен известен тем, что смог определить размеры нашей планеты. В своих трудах он впервые указал радиус, который практически соответствует современным измерениям.

  • Начнем с того что , что слово география по своей сути обозначает буквально quot;описание землиquot;. Поэтому вполне естественно считать первым географом или отцом физической и математической географии того, кто произвел первые измерения земных параметров и дал графическое описание земной поверхности. Таким человеком принято считать эллинистического ученого Эратосфена, который первым, в отличие от описаний Гомера, дал научное описание известной ему части Земли, называемой тогда Ойкуменой, составил первую географическую карту и 19 июня 240г.до н.э. произвел математическое измерение длины экватора Земли, выполнив его с погрешностью относительно современных данных всего в 430 км. Эратосфен первым высказал предположение, что если отправиться из от Гибралтарского пролива на запад, то можно попасть в Индию, что в последствии послужило мотивировкой для плавания Колумба.

  • Отцом географии часто называют Эратосфена. Он родился около 276-194 г.г. до нашей эры. в Кирене в Африке. Он написал книгу Географические записки об известной на тот момент часть Земли, смог достаточно точно вычислить окружность планеты.

  • Предполагают, что таким человеком, который положилй основы такой науки, как география в целом, был не кто иной, как:


    Эратосфен

    Киренский родился 276 год до нашей эры, умер 194 год до нашей эры. Начал саму географию.

  • Эратосфен – древнегреческий ученый, основоположник науки география.

    Именно его называют quot;отцом географииquot;.

    Он первым среди ученых ввел термин quot;географияquot;.

    Пифагор утверждал в своих трудах, что Земля имеет шаровидную форму, а Эратосфен смог это доказать, вычислить ее окружность и радиус.


  • Был такой человек, который жил еще в 250 году до н.э., звали его Эратосфен. Он был греческим ученным и занимался многими науками, такими как: математики, астрономия, география. И именно этого человека принято считать отцом географии. Поэтому правильным ответом является Эратосфен.

  • Отцом географии называют древнегреческого ученого ЭРАТОСФЕНА . Основателем исторической географии и этногафии – Геродота. На сайте учителя географии мне попалась такая информация, что отцом географии считается римский учный СТРАБОН(автор труда quot;Географияquot; в 17 книгах). Вс-таки, в большинстве источников указывается именно Эратосфен Кирейский, глава Александрийской библиотеки, первый известный учный, доказавший что Земля – это шар.

  • География – очень древняя наука. Землеописанием занимались ученые еще в античные времена.

    Термин география в переводе с греческого обозначает quot;землеописаниеquot;. Этот термин был введен древнегреческим (эллинским) ученым Эратосфеном.

    Именно Эратосфена и принято считать отцом географии.

    Эратосфен Киренский жил во II-III веке до нашей эры. Объектом его деятельности была математика, литература, география.

    Важным его достижением считается измерение длины дуги меридиана и определение размеров Земли.

    Среди других древних ученых, которые являются основоположниками географической науки, стоит отметить следующих: Аристотель, Геродот, Анаксимандр, Клавдий Птолемей, Страбон.

  • info-4all.ru

    «История» и «География» | Вестишки.ру

     

     

    «История в девяти книгах» — под таким названием ныне наиболее широко известен классический памятник античной науки, который имеет и другое название — «Музы». Имя автора этого труда — Геродот. Некогда Цицерон — знаменитый оратор и политический деятель Древнего Рима — назвал Геродота «отцом истории». Позднее автора «Муз» стали именовать и «отцом географии». Впрочем, находились и хулители его книги, заявлявшие, что в ней собраны разные выдумки о дальних странах. Столь же несправедливые упреки высказывались, как известно, в разные времена и таким знаменитым путешественникам, как Пифей или Марко Поло. В одной из книг по истории землеведения, написанной в середине прошлого века, находим исполненные глубокого уважения к Геродоту слова: «Геродот был очевидцем многих из описанных им событий и местностей и вообще передает с величайшей добросовестностью все, что сам видел или узнал от других. Он не умалчивает ни о своем незнании, ни о своих гипотезах, ни о часто ошибочных мнениях чужеземцев и философов, ни о легендах жрецов. Особенно же его классическое образование, его изящный, чистосердечный рассказ, искренность в указании источников, откуда заимствованы им сведения, и, наконец, его живая, тонкая наблюдательность   — все это сделало его отцом географии и истории»1.

    Обширный труд Геродота, созданный в V веке до н. э., получил приведенные выше названия не сразу. Спустя два или три столетия после смерти ученого его книгу разделили в Александрийской библиотеке на девять частей — по числу муз; их именами назвали отдельные части, а всю рукопись в целом — «Историей в девяти книгах», или «Музами».

    В этом произведении рассказано и о греко-персидских войнах, и о далеких землях, о многих народах, рассказано и о различных обычаях, и об искусстве людей разных стран.

    «История» Геродота — это не только обобщающий исторический и географический труд, но и один из важнейших памятников путешествий и открытия Земли. Из него узнаем о путешествиях самого Геродота по странам Европы, Азии, Африки и о других древних странствиях по суше и морю, о которых не сохранилось бы сведений для потомков, если бы знаменитый историк и путешественник древности не рассказал о них в своей книге «Музы»2.

     

     

    Познакомимся с двумя характерными фрагментами из четвертой книги «Истории». В первом из них описывается река Борисфен — так Геродот именует Днепр.

    «Борисфен — из скифских рек после Истра [Дуная] наибольшая и, по нашему мнению, самая богатая не только между скифскими реками, но между всеми вообще, кроме, впрочем, египетского Нила; с этим последним не может идти в сравнение никакая другая река. Но из прочих рек Борисфен наиболее npибылен: он доставляет прекраснейшие и роскошнейшие пастбища для скота, превосходнейшую рыбу в большом изобилии, вода его на вкус очень приятна, чиста, тогда как рядом с ним текущие реки имеют мутную воду; вдоль него тянутся превосходные пахотные поля или растет очень высокая трава в тех местах, где не засевается хлеб; у устья реки сама собой собирается соль в огромном количестве; в Борисфене водятся огромные рыбы без позвоночного столба, называемые антакаями [осетры], идущие на соление, и многое другое, достойное внимания».

    Геродот сообщает еще, что область скифов-земледельцев простирается вдоль Борисфена [Днепра] на десять дней плавания. Представления его о землях, расположенных выше по течению Борисфена, смутные: «…несомненно только, что дo области скифов-земледельцев он [Борисфен] протекает через пустыню…»3.

    Независимо от каких-либо специальных целей исторического исследования о древней Скифии интересно прочесть описание Днепра, сделанное два с половиной тысячелетия назад. А для историка и приведенный фрагмент, и другие описания Скифии в «Истории» Геродота имеют первостепенную важность.

    Много ли было скифских племен, как они расселялись по обширным пространствам Восточно-Европейской равнины, кто такие были скифы-земледельцы, царские скифы, скифы-пахари и скифы-кочевники? Исследование подобных вопросов заставляет историков вновь обращаться к сведениям, сообщаемым Геродотом, сопоставлять эти сведения с данными археологических изысканий4. И при этом историк имеет в виду, что «История» Геродота — это труд, основанный на увиденном и услышанном в дальних дорогах, труд ученого-путешественника.

    Геродот совершил плавание по Понту Эвксинскому (Черному морю), посетил Ольвию — древнегреческий город на берегу Днепровско-Бугского лимана; побывал в окрестностях Ольвии, видел северное Причерноморье. Приведенное выше описание Днепра показывает, что он собрал сведения и о среднем Приднепровье; неизвестной для него оставалась лишь область верхнего течения Днепра.

    Любопытное сравнение Геродотом двух географических загадок: «Не только я, но, кажется, и никто из эллинов не может определить истоков ни Борисфена [т. е. Днепра], ни Нила»5. Вверх по Нилу Геродот путешествовал ранее, до того как отправился к низовьям Днепра. В его труде есть размышления о причинах периодических разливов Нила и о тайне истоков этой великой реки, о которых «никто не знает ничего достоверного».

    Для того чтобы лучше представить ценность труда Геродота как памятника не только его собственных странствий, но и других путешествий, обратимся к другому фрагменту из четвертой книги «Истории», сохранившему для нас память об одном из самых замечательных морских путешествий древности.

    Геродот сообщает об экспедиции вокруг Африки. Само название Африка появилось намного позднее, в описаниях Геродота Африка именуется «Ливией».

    «Ливия оказывается кругом омываемой водой, за исключением той части, где она граничит с Азией; первый доказал это, насколько мы знаем, египетский царь Нехо» — этими строками начинается краткое сообщение об удивительном плавании. Далее сказано о том, как Нехо поручил финикийским мореплавателям пройти вокруг Ливии морем.

    «…Он отправил финикиян на судах в море [в Красное море] с приказанием плыть обратно через Геракловы Столбы [Гибралтарский пролив], пока не войдут в северное море и не прибудут в Египет, Финикияне отплыли из Эритрейского моря и вошли в южное море. При наступлении осени они приставали к берегу, и, в каком бы месте Ливии ни высаживались, засевали землю и дожидались жатвы; по уборке хлеба плыли дальше. Так прошло в плавании два года; и только на третий год они обогнули Геракловы Столбы и возвратились в Египет. Рассказывали также, чему я не верю, а другой кто-нибудь, может быть, и поверит, что во время плавания кругом Ливии финикияне имели солнце с правой стороны. Так Ливия стала известна впервые»6.

    Приведенные строки — это единственная весть о плавании, аналога которому, видимо, не было в древности и средневековье. Достоверно ли это сообщение?

    В работах историков и географов разных эпох — от древних, в большинстве сомневавшихся в реальности плавания или даже категорически отрицавших его возможность, до современных, мнения которых расходятся, — существует множество самых различных высказываний.

    Ограничимся указанием на две работы ученых XX века — «История древней географии» Дж. О. Томсона (скептически относящегося к сообщению Геродота)  и «Неведомые   земли» Хеннига (считающего это сообщение вполне правдоподобным). В этих работах читатель найдет ссылки и на другие труды и обстоятельную аргументацию «за» и «против». 

    На важность одного из аргументов «за» обращал внимание более ста лет назад знаменитый географ и путешественник А. Гумбольдт. Суть его сводится к следующему. Самое невероятное в рассказе о плавании вокруг Африки, с точки зрения древних ученых, состояло в том, что «финикияне имели солнце с правой стороны». Как раз этому не поверил и сам Геродот. Ведь экспедиция огибала Африку с востока на запад, а любой житель средиземноморских стран знал, что если судно плывет по морю на запад, то солнце находится слева по ходу судна, то есть светит в полдень с юга. Финикияне же якобы видели солнце к северу, — разве можно поверить такой несообразности? И Геродот счел нужным добавить: «…чему я не верю, а другой кто-нибудь, может быть, и поверит».

    Для того чтобы поверить финикийским мореплавателям, надо было знать, что в южном полушарии Земли солнце в полдень действительно видно на севере. Так самый серьезный довод, который мог привести древний ученый, сомневавшийся в достоверности удивительного рассказа о плавании, стал два тысячелетия спустя наиболее веским аргументом, подтверждающим историческую подлинность экспедиции финикийских моряков вокруг Африки. Придумать такое рассказчики не могли. А увидеть солнце в полдень на севере можно было, лишь проплыв на юг от экватора.

    Ограничимся приведенными выше фрагментами из монументального труда Геродота. Этот труд, материалы для которого были собраны в путешествиях по странам трех частей света, принадлежит в равной мере истории и географии и находится у источников обоих этих наук.

    Любопытно, что первый труд, которому было дано название «География» (во всяком случае наиболее ранний из трудов с этим названием, известных к настоящему времени), был написан не путешественником, а «кабинетным ученым». Но в истории путешествий автор этого труда столь же памятен, как и знаменитые открыватели новых земель и морей на нашей планете. Это был Эратосфен, ученый, определивший размеры Земли и положивший начало созданию системы географических координат — параллелей и меридианов. Полвека спустя после Эратосфена древнегреческий астроном Гиппарх ввел в обиход наименования «географическая широта» и «географическая долгота», изобрел астролябию, продолжил исследования Эратосфена. О том, что все это значило для истории открытия Земли, с большой выразительностью сказано в «Истории землеведения» К. Риттера, хотя его образная оценка заслуг этих двух ученых античного мира и несколько гиперболична.

    «Немногие изобретения имели на судьбу наук и благо народов более благодетельное влияние, чем те, которые связаны с именами Эратосфена и Гиппарха… С той поры мореплаватель мог находить свой путь туда и обратно в морях, еще не посещенных, и изобразить его для потомства. Караван мог достигать цели своего странствования неведомыми дотоле путями, через пустыню или целую часть света, в неизвестные страны. С той поры только потомство могло воспользоваться географическими открытиями предков. Столь часто забываемое или затемненное положение земель и местностей отныне легко могло быть отыскано посредством данной цифры и широты и долготы»7.

    В этом высказывании не все бесспорно. В нем чрезмерно усилены прежние трудности в определении местоположений земель и легкость этих определений после Эратосфена. Напомним, что и через полторы тысячи лет после великих географов и астрономов древности путешественники не располагали еще точными способами определения географической долготы. Именно с этим связаны зачастую многократные поиски «зачарованных островов», которые то появлялись, то вновь ускользали от открывателей и соответственно исчезали с карты. Однако К. Риттер имел все основания выделить изобретения Эратосфена и Гиппарха как  знаменательные в истории познания Земли человеком. Современная сеть географических координат берет свое начало с незамысловатой сети на карте, начертанной Эратосфеном. А в сочинениях путешественников, в описаниях новых земель в корабельных журналах мореплавателей постепенно занимают свое место цифры, многократно изменяющиеся в пути, цифры, которых с нетерпением ожидают картографы, — градусы и минуты географической широты и долготы.

    «География» Эратосфена не уцелела до нашего времени. Содержание ее известно по отдельным выдержкам, по изложению мнений ученого и кратким обзорам его сочинения, которые можно найти у других древних авторов, особенно у Страбона. В «Географии» дан общий очерк истории знаний о Земле, говорится об её форме и величине, о размерах обитаемой суши, об отдельных странах, которые были известны древним грекам на рубеже III и II столетий до н. э. Вслед за Аристотелем и другими учеными — сторонниками идеи о шарообразной форме Земли Эратосфен исходит в своих рассуждениях, так же как в знаменитом своем измерении размеров Земли, из того, что Земля шарообразна. С этим связано и его утверждение, смысл и важность которого прояснились отчетливо полторы тысячи лет спустя: «Если бы обширность Атлантического моря не препятствовала нам, то можно было бы переплыть из Иберии [Пиренейского полуострова] в Индию по одному и тому же параллельному кругу»8.

    Автор «Географии», человек, измеривший Землю,— Эратосфен занимал должность, благодарную для ученого древнего мира. Он возглавлял Александрийскую библиотеку, был хранителем величайшей сокровищницы античной науки и литературы. Полагают, что в этой библиотеке хранилось до полумиллиона рукописей. Можно только догадываться, сколь многие из них повествовали о путешествиях греков, финикиян, египтян, сколько было представлено в этой библиотеке народов и стран, на скольких языках были написаны рукописи, начертанные на свитках папируса, в тетрадях, на деревянных табличках. Уничтожение Александрийской библиотеки в первые века новой эры привело к многим невосполнимым потерям. В числе их и «География» Эратосфена, и труд великого мореплавателя Пифея, и финикийская литература, не дошедшая до нашего времени, и множество других бесценных памятников письменности древнего мира. Тем большую важность для историков, для каждого, кому дороги богатства человеческой мысли и память о подвигах, представляют ныне каждая древняя рукопись, уцелевший отрывок, строки полустершейся надписи.

     

    Карта западной части Ойкумены Эратосфена (по А.Б. Дитмару)

     

    Вспомним здесь еще об одном сочинении, которое сам автор — Страбон с основанием называл «колоссальным». Он писал: «Наш труд есть как бы колоссальное произведение, трактующее о великом и мировом…»

    «География», или «География в семнадцати книгах» — под таким лаконичным названием сочинение Страбона издавалось несчетное множество раз в течение двух тысяч лет, прошедших с той поры, когда оно было написано. О Страбоне известно немногое. Он был историком и географом, побывал в разных странах Средиземноморья, о своих путешествиях написал в «Географии» кратко, всего несколько фраз, для того лишь, чтобы пояснить, какие земли он видел сам, а о каких знает по чужим описаниям. Его труд содержит наиболее подробный свод географических знаний древних греков и римлян о мире. Восемь книг «Географий» посвящаются странам Европы, шесть книг — странам Азии и одна книга — африканским странам. «География Страбона» — прообраз позднейших страноведческих книг — не относится, понятно, к литературе путешествий, но подобно произведению Геодота оно включает и некоторые драгоценные для науки сообщения о примечательных путешествиях древности. У Страбона мы узнаем, например, о плаваниях Евдокса. Сам Страбон не верил сведениям об этом плавании. Он заимствовал их у Посидония — историка и философа I века до н. э., о географических суждениях которого известно преимущественно по Страбону. Изложив рассказ Посидония, Страбон укоряет его за вымысел: «…вся эта история не особенно далека от выдумок Пифея, Евгемера  и Антифана. Тех людей можно еще извинить, как мы прощаем фокусникам их выдумки, ведь это их специальность. Но кто же может простить это Посидонию, человеку весьма искушенному в доказательствах и философу. Это у Посидония получилось неудачно».

    Приведенные строки несправедливы и к Пифею и к Посидодонию. Но заслуга Страбона в том, что он счел нужным поместить в своей книге рассказ, показавшийся ему неправдоподобным. Вот что ныне известно благодаря этому об одном из древнейших плаваний в Индию, совершенном во II в. до н. э. некоим Евдоксом из Кизика (остров в Мраморном море).

    «Евдокс, как гласит рассказ, прибыл в Египет в царствование Евергета II; он был представлен царю и его министрам и беседовал с ними, особенно относительно путешествий вверх по Нилу… Между тем, продолжает рассказ, какой-то индиец в это время был случайно доставлен царю береговой охраной из самой впадины Аравийского залива. Доставившие индийца заявили, что нашли его полумертвым одного на корабле, севшем на мель; кто он и откуда, они не знают, так как не понимают его языка. Царь же передал индийца людям, которые должны были научить его греческому языку. Выучившись по-гречески, индиец рассказал, что, плывя из Индии, он по несчастной случайности сбился с курса и, потеряв своих спутников, которые погибли от голода, в конце концов благополучно достиг Египта. Поскольку этот рассказ был принят царем с сомнением, он обещал быть проводником лицам, назначенным царем для плавания в Индию. Среди этих лиц был и Евдокс. Таким образом, Евдокс отплыл в Индию с дарами и вернулся с грузом благовоний и драгоценных камней…»9.

    Путешествия и приключения Евдокса на этом не закончились. Привезенные им товары забрал у него царь Евергет, а ему уже после смерти Евергета довелось вновь отправиться в плавание к Индии, на этот раз по повелению Клеопатры. На обратном пути корабль его отнесло ветрами на юг Эфиопии. Не приводя здесь продолжение рассказа, содержащего многие данные, интересные для историка путешествий античного времени, обратим лишь внимание на строки о том, как началось третье путешествие Евдокса в далекую Индию.

    Евдокс отправился в это плавание так: «…снарядил большой корабль и 2 буксирные барки вроде пиратских. Затем он принял на борт также девушек, играющих на музыкальных инструментах, врачей и других ремесленников и, пользуясь постоянными западными ветрами, вышел в открытое море по направлению к Индии»10.

    Третье плавание оказалось неудачным. Независимо от этого очень важно сообщение о том, что Евдокс вышел в открытое море, используя постоянные ветры. Можно полагать, что уже в своем первом плавании к Индии он узнал от «проводника»-индийца о муссонах Индийского океана и о том, как надо плыть кораблю по открытому морю с помощью этих ветров.

    Путешествия из Греции и Египта в Индию совершались и прежде, задолго до Евдокса. Но такие путешествия — больше по сухопутью, нежели по морю, — длились долго, около двух лет, и были делом исключительным и тяжелым. А муссон помогал кораблю не держаться близ берега, пересечь океан и проделать весь путь за месяц-другой.

    По морскому пути, проторенному экспедицией Евдокса, отправлялись все чаще торговые корабли греков, римлян, египтян. В I веке н. э. был написан в Египте даже обстоятельный справочник для мореходов — «Перипл Эритрейского моря», то есть «Плавание по Индийскому океану». В нем находим краткое упоминание о греческом мореходе Гиппале, который «открыл» плавание в Индию «прямо через море». Ныне трудно установить окончательно, есть ли связь между этим упоминанием и рассказом, приведенным в книге Страбона о путешествиях Евдокса. Некоторые современные исследователи полагают, что Гиппал был участником первого плавания в Индию, которое совершил Евдокс11.

    В «Географии» Страбона найдем и другие сообщения о путешествиях. Но конечно, основное содержание его книги не в этом, а в подробных систематических описаниях стран, известных ученым античного мира.

    Основоположник страноведения, знаменитый географ Страбон очень рельефно выразил мысль о том, что из множества описаний путешественников и из собственных впечатлений любознательный человек рисует мысленно общую картину, создает целостный образ Земли. Любопытным рассуждением Страбона по этому поводу и закончим рассказ о литературных памятниках путешествий древности:

    «Когда мы имеем дело с большими фигурами, наши чувства воспринимают только части их, ум же составляет представление о целом на основании восприятия чувств. И люди любознательные поступают таким же образом: они полагаются как на органы чувств, так и на тех лиц, кто видел или объездил какую-нибудь страну, куда бы их ни привел случай (одни в одной, другие в другой части Земли), и они объединяют в одну картину свой мысленный образ целого обитаемого мира»12.

     

    vestishki.ru

    Отправить ответ

    avatar
      Подписаться  
    Уведомление о