На дне действие четвертое – Можно ли четвертое действие пьесы М. Горького «На дне» считать открытым финалом? На дне Горький М. :: Litra.RU :: Только отличные сочинения

Анализ 4 действия пьесы М. Горького «На дне» (На дне Горький)

Человек! Это великолепно!
М. Горький
Драма «На дне» возникла как результат широких жизненных наблюдений и философских исканий писателя.
Первые три акта пьесы – борьба Луки за души брошенных на «дно». Лука увлекает людей иллюзией будущей радости, миражом достижимого счастья. Убийство Костылева в конце третьего акта и последующие события четвертого акта знаменуют собой поворот в развитии пьесы: начинается развязка. Жизнью проверена справедливость теории спасительной лжи. Каторга, голод, бесприютность, пьянство, неизлечимые болезни – все это, приводящее к гнетущей безнадежности, яростной злобе и самоубийству – естественный результат развеявшегося миража.
Четвертое действие раскрывает серьезные последствия пережитого, поскольку, по выражению Сатина, «старик проквасил нам сожителей». Босяки задумываются: «Как, чем жить?». Барон выражает общее состояние, сознавшись, что он раньше «никогда и ничего не понимал», «жил, как во сне», он замечает в раздумье: «… ведь зачем-нибудь я родился…» То же недоумение связывает всех. Складывается совсем не похожая на предшествующую атмосфера общения. Люди слушают друг друга. Философии утешающей лжи и мелкой унижающей «правды» драматург противопоставляет идею суровой, большой правды. Ее выражает Сатин. Защищая вначале Луку, отрицая, что тот – сознательный обманщик, шарлатан, Сатин затем переходит в наступление – наступление на ложную философию старика. Сатин говорит: «Он врал… но – это из жалости к вам… Есть ложь утешительная, ложь примиряющая… Я – знаю ложь! Кто слаб душой… и кто живет чужими соками, — тем ложь нужна… одних она поддерживает, другие — прикрываются ею… А кто – сам себе хозяин…, кто независимы и не жрет чужого – зачем ему ложь? Ложь – религия рабов и хозяев… Правда – бог свободного человека!» Сатин делает вывод: «Все – в человеке, все – для человека! Существует только человек, все же остальное – дело его рук и его мозга!»
Впервые в ночлежке раздается серьезная речь, ощущается боль из-за погибшей жизни. Приход Бубнова усиливает это впечатление. «Где народ? — восклицает он и предлагает…петь…всю ночь, отрыдать свою бесславную судьбу». Вот почему Сатин откликается на известие о самоубийстве актера резкими словами: «Эх,…испортил песню…, дурак!»
Своеобразной особенностью в развитии действия пьесы является то, что драматизм посредством осторожных намеков позволяет предугадывать дальнейшее течение событий в жизни героев. Писатель не стремится к эффектным ситуациям. Взаимоотношения обитателей ночлежки при всей своей напряженности неизбежно вытекают из условий жизни «дна», в них нет ничего необычного.
В четвертом действии трагический конец Актера уже угадывается еще до того, как Барон оповещает о случившемся на пустыре. Гибель Актера, обусловленная прежде всего его тоской о минувшей жизни, к которой – он это понимает – нет возврата, была ускорена вспышкой сомнительной надежды. На мысль о том, что Актер погибнет, наталкивают и произносимые им стихотворные цитаты, и предсмертная записка с просьбой помолиться за него.
События в жизни многие героев пьесы намечены в произведении. Возьмем, к примеру, Клеща, и проследим его судьбу от первого до четвертого акта. В первом действии он еще стремится подняться со «дна», куда его бросила безработица: «Вылезу,… кожу сдеру, а вылезу». Во втором действии клещ находится в состоянии растерянности: на похороны жены нет денег, да и вообще «он не знает, чего же ему теперь делать». В четвертом акте он уже примиряется с неизбежностью: борьба невозможна, будущая участь ясна.
В четвертом акте далее развиваются сюжетные линии отношений героев. А некоторые из них завершаются. Так, например, подходит к логическому концу линия потерявшего работу и опустившегося «на дно» слесаря Клеща.
Кульминацией четвертого действия становится монолог Сатина, его страстный призыв «уважать человека». «Не жалеть, не унижать его… жалостью…» Этот монолог – авторская декларация. Здесь немало собственно горьковских мыслей о жизни.
Диалогов в заключительном действии практически нет, все принимают участие в разговоре. Можно сказать, что это многоголосый диалог.
Четвертый акт насыщен афоризмами, некоторые из которых превращаются буквально в лозунги: «Человек – вот правда!», «Кто слаб душой… — тем ложь нужна…», «Ложь – религия рабов и хозяев…», «Правда – бог свободного человека».
Название «На дне» вызывает чувство какой-то недосказанности. Так и хочется поставить многоточие. «На дне» чего? Только ли жизни? Может, и души? Да, именно это смысл приобретает первостепенное значение.
Подводя итог анализа четвертого действия пьесы М. Горького «На дне», можно сказать, что автор всем развитием событий показал, что ложное утешение и даже сочувствие не изменяют жизни. Финал существования людей, поверивших успокоительную ложь, явно говорит об этом: самоубийство Актера, гибель Пепла, исчезновение Наташи, безнадежность Насти были ответом на рассказы о той «обетованной земле», которая им «уготована».

www.allsoch.ru

Анализ 4 действия пьесы М. Горького “На дне”

Человек! Это великолепно!
М. Горький
Драма “На дне” возникла как результат широких жизненных наблюдений и философских исканий писателя.
Первые три акта пьесы – борьба Луки за души брошенных на “дно”. Лука увлекает людей иллюзией будущей радости, миражом достижимого счастья. Убийство Костылева в конце третьего акта и последующие события четвертого акта знаменуют собой поворот в развитии пьесы: начинается развязка. Жизнью проверена справедливость теории спасительной лжи. Каторга, голод, бесприютность, пьянство, неизлечимые болезни – все это, приводящее к гнетущей безнадежности, яростной злобе и самоубийству – естественный результат развеявшегося миража.
Четвертое действие раскрывает серьезные последствия пережитого, поскольку, по выражению Сатина, “старик проквасил нам сожителей”. Босяки задумываются: “Как, чем жить?”. Барон выражает общее состояние, сознавшись, что он раньше “никогда и ничего не понимал”, “жил, как во сне”, он замечает в раздумье: “… ведь зачем-нибудь я родился…” То же недоумение связывает всех. Складывается совсем не похожая на предшествующую атмосфера общения. Люди слушают друг друга. Философии утешающей лжи и мелкой унижающей “правды” драматург противопоставляет идею суровой, большой правды. Ее выражает Сатин. Защищая вначале Луку, отрицая, что тот

– сознательный обманщик, шарлатан, Сатин затем переходит в наступление – наступление на ложную философию старика. Сатин говорит: “Он врал… но – это из жалости к вам… Есть ложь утешительная, ложь примиряющая… Я – знаю ложь! Кто слаб душой… и кто живет чужими соками, – тем ложь нужна… одних она поддерживает, другие – прикрываются ею… А кто – сам себе хозяин…, кто независимы и не жрет чужого – зачем ему ложь? Ложь – религия рабов и хозяев… Правда – бог свободного человека!” Сатин делает вывод: “Все – в человеке, все – для человека! Существует только человек, все же остальное – дело его рук и его мозга!”
Впервые в ночлежке раздается серьезная речь, ощущается боль из-за погибшей жизни. Приход Бубнова усиливает это впечатление. “Где народ? – восклицает он и предлагает…петь…всю ночь, отрыдать свою бесславную судьбу”. Вот почему Сатин откликается на известие о самоубийстве актера резкими словами: “Эх,…испортил песню…, дурак!”
Своеобразной особенностью в развитии действия пьесы является то, что драматизм посредством осторожных намеков позволяет предугадывать дальнейшее течение событий в жизни героев. Писатель не стремится к эффектным ситуациям. Взаимоотношения обитателей ночлежки при всей своей напряженности неизбежно вытекают из условий жизни “дна”, в них нет ничего необычного.
В четвертом действии трагический конец Актера уже угадывается еще до того, как Барон оповещает о случившемся на пустыре. Гибель Актера, обусловленная прежде всего его тоской о минувшей жизни, к которой – он это понимает – нет возврата, была ускорена вспышкой сомнительной надежды. На мысль о том, что Актер погибнет, наталкивают и произносимые им стихотворные цитаты, и предсмертная записка с просьбой помолиться за него.
События в жизни многие героев пьесы намечены в произведении. Возьмем, к примеру, Клеща, и проследим его судьбу от первого до четвертого акта. В первом действии он еще стремится подняться со “дна”, куда его бросила безработица: “Вылезу,… кожу сдеру, а вылезу”. Во втором действии клещ находится в состоянии растерянности: на похороны жены нет денег, да и вообще “он не знает, чего же ему теперь делать”. В четвертом акте он уже примиряется с неизбежностью: борьба невозможна, будущая участь ясна.
В четвертом акте далее развиваются сюжетные линии отношений героев. А некоторые из них завершаются. Так, например, подходит к логическому концу линия потерявшего работу и опустившегося “на дно” слесаря Клеща.
Кульминацией четвертого действия становится монолог Сатина, его страстный призыв “уважать человека”. “Не жалеть, не унижать его… жалостью…” Этот монолог – авторская декларация. Здесь немало собственно горьковских мыслей о жизни.
Диалогов в заключительном действии практически нет, все принимают участие в разговоре. Можно сказать, что это многоголосый диалог.
Четвертый акт насыщен афоризмами, некоторые из которых превращаются буквально в лозунги: “Человек – вот правда!”, “Кто слаб душой… – тем ложь нужна…”, “Ложь – религия рабов и хозяев…”, “Правда – бог свободного человека”.
Название “На дне” вызывает чувство какой-то недосказанности. Так и хочется поставить многоточие. “На дне” чего? Только ли жизни? Может, и души? Да, именно это смысл приобретает первостепенное значение.
Подводя итог анализа четвертого действия пьесы М. Горького “На дне”, можно сказать, что автор всем развитием событий показал, что ложное утешение и даже сочувствие не изменяют жизни. Финал существования людей, поверивших успокоительную ложь, явно говорит об этом: самоубийство Актера, гибель Пепла, исчезновение Наташи, безнадежность Насти были ответом на рассказы о той “обетованной земле”, которая им “уготована”.

rus-lit.com

Анализ IV действия пьесы Горького “На дне”

В своей остросоциальной пьесе М. Горький  поднимает множество проблем «человеческих», поиска «высших начал» в личности.

Четвертый эпизод  данного произведения является, пожалуй, одним из ключевых частей.

Именно в этой части пьесы исчезает Лука, оставляя героев наедине с самими собой, их разбитыми мечтами и грёзами. Именно в этом эпизоде они пытаются разобраться в себе, постараться понять весь ужас своего положения, и вновь обрести утраченные надежды на изменение всего в лучшую сторону,прежде всего своими усилиями, усилиями Человека, личности.

Действие происходит ночью. Герои,  чьи лица освещены лишь светом небольшой лампадки, вспоминают доброго старичка Луку. После его ухода, жизнь ночлежки кардинально меняется, далеко не в лучшую сторону. Его внезапное исчезновение с новой силой обостряют накипевшие конфликты, поднимают, забытые на время сложности и проблемы.

Каждый из героев потерял «дорогу к спасению», они окрыленные надеждой, теперь же, чувствуют как она ускользает из их рук, постепенно возвращая в горькую реальность.

Сатин возражает им: «Ложь – религия рабов и хозяев… Правда – бог свободного человека!»

Он не принимает  сладкую ложь во имя пустых мечтаний, отрицая идеологию жалости и сострадания Луки, которая не нужна свободной личности, Человеку с большой буквы. Сатин приверженец, пускай и горькой, но правды.

Ночлежники внимательно слушают Сатина.

Барон вспоминает давно минувшие годы его роскошной жизни в Москве, которые уже не вернуть. Однако, всё это уже кануло в лету…

Конфликт обостряется спором Насти и Барона о правдивости его слов.

Тут-то Сатин начинает свой монолог о  Человеке.

Он рассуждает масштабно, рассматривая человека, как высшее разумное существо, свободное и самостоятельное. Именно человек, следуя его мысли, всё в этом мире, остальное же творение его мыслей и рук, воплощающих в реальность задумки. Герой заключает, что главное для такого Человека не жалость и сострадание, представляющее собой подачку, милостыню нищему, а уважение.

Ночлежники затягивают любимую песню, пытаясь хотя бы на минуту впасть в забытьё.

Однако, внезапно узнают  смерти Актёра.

Ещё один опустившийся на самое «дно» человек погибает, призрачные мечты и обломки надежд ведут его на этот шаг. Самоубийство-последний шаг отчаявшегося человека, который так и не смог отыскать правды-истины.

Четвертый эпизод поистине можно назвать самым сложным и глубоким. Здесь каждый из опустившихся на «дно» переживают некое  душевное «перерождение», которое , либо изменит их в лучшую сторону, либо усугубит ситуацию.

Происходит развязка, которую по праву можно назвать тяжелой, обличающей всю голую правду о жизни человеческой, потерявшей  всякие свои главные черты.

school-essay.ru

Анализ финала четвертого акта пьесы М. Горького «На дне». На дне Горький М. :: Litra.RU :: Только отличные сочинения

Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!

/ Сочинения / Горький М. / На дне / Анализ финала четвертого акта пьесы М. Горького «На дне».

    Жанр драмы очень сложен сам по себе. Автор здесь имеет очень много ограничений. Он не может напрямую высказывать свою позицию, отражая ее лишь в монологах и диалогах героев, а также в ремарках. Кроме того, автор очень ограничен во времени, ведь пьеса не может играться на сцене слишком долго. Таким образом, писатель должен суметь выбрать нужное место и момент действия, чтобы во всей полноте раскрыть тему. Для этого необходим большой талант.

    Максим Горький, несомненно, обладал таким талантом. Его пьеса «На дне» охватывает целый ряд философско-социальных проблем. Его герои – босяки из ночлежки, опустившиеся на самое дно не только в социальном, но и моральном плане. Хозяева этой ночлежки в нравственном плане недалеко ушли от них. Духовное угасание своих героев Горький показывает на протяжении всей пьесы. Но окончание четвертого действия в этом произведении имеет особое значение. Финал пьесы помогает нам понять, что будет с ночлежниками дальше, как завершится их жизнь.

    Безусловно, большую жалость и искреннее сочувствие вызывает у читателя Татарин. Это был, пожалуй, единственный обитатель дна, сохранивший в себе какие-то человеческие качества. Возможно, ему помогает вера: он каждый день молится. Татарин упорно работает, но по страшной случайности раздавил себе на работе руку. Скорей всего, ее придется ампутировать, а с одной рукой он уже не сможет работать. Поэтому в конце пьесы он поддается всеобщему веселью «погибших» людей, и пьянствует вместе с остальными ночлежниками.

    Безусловно, одним из важнейших моментов этого действия можно назвать монолог Сатина о Человеке: «Человек – вот правда! Что такое человек?.. Это не ты, не я, не они… нет! Это ты, я, они, старик, Наполеон, Магомет… в одном!.. Понимаешь? Это огромно!… Все – в человеке, все для человека!.. Чело-век! Это – великолепно! Это звучит… гордо!». Безусловно, устами Сатина автор выражает свою позицию. Горький действительно считает, что человек – это звучит «гордо». Но что за герой произносит эти громкие слова?! Ведь Сатин сам упал на дно жизни и добровольно остался там, считая это для себя самой удобной позицией. Он невероятно пассивен в жизни… И именно он говорит о гордом человеке.

    А чуть раньше этот герой размышляет о свободе человека: «Человек – свободен, он за все платит сам, и потому он – свободен!..» Да, человек свободен, но это должен быть сильный человек. Можно ли самого Сатина назвать свободным? Не думаю, он уже порабощен тем образом жизни, который выбрал для себя. Может быть, этот монолог послужит началу новой жизни?.. Хотя Горький достаточно хорошо раскрыл характер этого героя. Скорее всего, для Сатина это было временное прозрение, которое, впрочем, тот поторопится залить вином.

    Также в этой части пьесы очень важен монолог Барона о «переодевании». Он воспринимает всю свою жизнь просто как смену разных видов одежды: «Учился – носил мундир дворянского института… Женился – одел фрак, потом – халат… Прожил все, что было, — носил какой-то серый пиджак и рыжие брюки… Служил в казенной палате… мундир, фуражка с кокардой… растратил казенные деньги, — надели на меня арестантский халат… потом – одел вот это…». Этим монологом Горький подчеркивает внутреннюю пустоту дворянского класса. За них всегда все делали другие, и вот, оказывается, они совсем не предназначены для самостоятельной жизни. За все время своего существования Барон лишь пассивно, точно со стороны, наблюдал за своей жизнью и «никогда и ничего не понимал». Так он и опустился на самое дно жизни, позволив внешним событиям руководить им.

    В конце произведения замечается деградация Медведева. В списке действующих лиц Горький представляет его нам как полицейского, дядю Василисы и Наташи. То есть, в социальном плане он стоит выше ночлежников. К тому же это страж порядка, у него есть определенная доля власти. Но вот в финале пьесы он уже сожительствует с Квашней и пьянствует вместе с босяками. Тем самым он окончательно опустился до их уровня. Мало того, его, полицейского, бьет сожительница, таскает за волосы и ругает за пьянки. Благодаря сапожнику Алешке об этом узнает весь город. Квашня говорит сапожнику: «Зачем сор из избы выносить?.. И, опять же, обидно ему… Он от твоего разговору пить начал…». Видимо, Медведев чувствует свое нравственное падение и заливает это чувство вином.

    Заканчивается пьеса трагически. Актер понимает, что никогда не сможет найти бесплатную лечебницу для алкоголиков. Последнее, что мы слышим от него – как он просит Татарина помолиться за него. Но тот отказывается. Тогда Актер выбегает в сени, чтобы больше не вернуться. В конце пьесы Барон говорит ночлежникам: «На пустыре… там… Актер… удавился!». Этот герой покончил с собой, потому что понял, что спасения ему нет. Но! Когда Лука дал ему надежду, рассказав о бесплатной клинике для алкоголиков, Актер прекратил пить и начал копить деньги! Значит, выздоровление от алкоголизма было в нем самом. Ему просто надо было поверить в себя. Но Актер не смог этого сделать.

    Последней в пьесе стоит реплика Сатина в ответ на известие о смерти Актера: «Эх… испортил песню… дур-рак!». Такая реакция на смерть своего соседа по нарам нормальна для этих людей. Ведь их жизнь научила каждого думать исключительно о себе. Поэтому смерть Актера не долго будет держаться в их памяти.

    Пьеса «На дне» очень интересна и необычна своими героями. На протяжении всего произведения автор раскрывает нам их характеры, моральные и нравственные устои. Безусловно, особую роль в этой пьесе играет ее финал. Именно здесь окончательно рушатся жизни всех ночлежников. Финал показывает нам безвозвратную деградацию даже тех героев, которые подавали хоть какие-то надежды на возрождение души, превращение в нормальных людей.

0 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Горький М. / На дне / Анализ финала четвертого акта пьесы М. Горького «На дне».

Смотрите также по
произведению «На дне»:

Мы напишем отличное сочинение по Вашему заказу всего за 24 часа. Уникальное сочинение в единственном экземпляре.

100% гарантии от повторения!

www.litra.ru

Анализ 4 действия пьесы М. Горького “На дне”



Человек! Это великолепно!
М. Горький
Драма “На дне” возникла как результат широких жизненных наблюдений и философских исканий писателя.
Первые три акта пьесы – борьба Луки за души брошенных на “дно”. Лука увлекает людей иллюзией будущей радости, миражом достижимого счастья. Убийство Костылева в конце третьего акта и последующие события четвертого акта знаменуют собой поворот в развитии пьесы: начинается развязка. Жизнью проверена справедливость теории спасительной лжи. Каторга, голод, бесприютность, пьянство, неизлечимые болезни – все это, приводящее к гнетущей безнадежности, яростной злобе и самоубийству – естественный результат развеявшегося миража.
Четвертое действие раскрывает серьезные последствия пережитого, поскольку, по выражению Сатина, “старик проквасил нам сожителей”. Босяки задумываются: “Как, чем жить?”. Барон выражает общее состояние, сознавшись, что он раньше “никогда и ничего не понимал”, “жил,



как во сне”, он замечает в раздумье: “… ведь зачем-нибудь я родился…” То же недоумение связывает всех. Складывается совсем не похожая на предшествующую атмосфера общения. Люди слушают друг друга. Философии утешающей лжи и мелкой унижающей “правды” драматург противопоставляет идею суровой, большой правды. Ее выражает Сатин. Защищая вначале Луку, отрицая, что тот – сознательный обманщик, шарлатан, Сатин затем переходит в наступление – наступление на ложную философию старика. Сатин говорит: “Он врал… но – это из жалости к вам… Есть ложь утешительная, ложь примиряющая… Я – знаю ложь! Кто слаб душой… и кто живет чужими соками, – тем ложь нужна… одних она поддерживает, другие – прикрываются ею… А кто – сам себе хозяин…, кто независимы и не жрет чужого – зачем ему ложь? Ложь – религия рабов и хозяев… Правда – бог свободного человека!” Сатин делает вывод: “Все – в человеке, все – для человека! Существует только человек, все же остальное – дело его рук и его мозга!”
Впервые в ночлежке раздается серьезная речь, ощущается боль из-за погибшей жизни. Приход Бубнова усиливает это впечатление. “Где народ? – восклицает он и предлагает…петь…всю ночь, отрыдать свою бесславную судьбу”. Вот почему Сатин откликается на известие о самоубийстве актера резкими словами: “Эх,…испортил песню…, дурак!”
Своеобразной особенностью в развитии действия пьесы является то, что драматизм посредством осторожных намеков позволяет предугадывать дальнейшее течение событий в жизни героев. Писатель не стремится к эффектным ситуациям. Взаимоотношения обитателей ночлежки при всей своей напряженности неизбежно вытекают из условий жизни “дна”, в них нет ничего необычного.
В четвертом действии трагический конец Актера уже угадывается еще до того, как Барон оповещает о случившемся на пустыре. Гибель Актера, обусловленная прежде всего его тоской о минувшей жизни, к которой – он это понимает – нет возврата, была ускорена вспышкой сомнительной надежды. На мысль о том, что Актер погибнет, наталкивают и произносимые им стихотворные цитаты, и предсмертная записка с просьбой помолиться за него.
События в жизни многие героев пьесы намечены в произведении. Возьмем, к примеру, Клеща, и проследим его судьбу от первого до четвертого акта. В первом действии он еще стремится подняться со “дна”, куда его бросила безработица: “Вылезу,… кожу сдеру, а вылезу”. Во втором действии клещ находится в состоянии растерянности: на похороны жены нет денег, да и вообще “он не знает, чего же ему теперь делать”. В четвертом акте он уже примиряется с неизбежностью: борьба невозможна, будущая участь ясна.
В четвертом акте далее развиваются сюжетные линии отношений героев. А некоторые из них завершаются. Так, например, подходит к логическому концу линия потерявшего работу и опустившегося “на дно” слесаря Клеща.
Кульминацией четвертого действия становится монолог Сатина, его страстный призыв “уважать человека”. “Не жалеть, не унижать его… жалостью…” Этот монолог – авторская декларация. Здесь немало собственно горьковских мыслей о жизни.
Диалогов в заключительном действии практически нет, все принимают участие в разговоре. Можно сказать, что это многоголосый диалог.
Четвертый акт насыщен афоризмами, некоторые из которых превращаются буквально в лозунги: “Человек – вот правда!”, “Кто слаб душой… – тем ложь нужна…”, “Ложь – религия рабов и хозяев…”, “Правда – бог свободного человека”.
Название “На дне” вызывает чувство какой-то недосказанности. Так и хочется поставить многоточие. “На дне” чего? Только ли жизни? Может, и души? Да, именно это смысл приобретает первостепенное значение.
Подводя итог анализа четвертого действия пьесы М. Горького “На дне”, можно сказать, что автор всем развитием событий показал, что ложное утешение и даже сочувствие не изменяют жизни. Финал существования людей, поверивших успокоительную ложь, явно говорит об этом: самоубийство Актера, гибель Пепла, исчезновение Наташи, безнадежность Насти были ответом на рассказы о той “обетованной земле”, которая им “уготована”.


home-task.com

Анализ IV действия пьесы М. Горького «На дне»

В пьесе «На дне», написанной М. Горьким в 1902 году, с особой яркостью проявились существенные особенности драматургии Горького. Он утвердил в драматургии новый тип общественно-политической драмы. Его новаторство проявилось и в выборе драматического конфликта, и в методе изображения действительности. Конфликт в пьесах Горького всегда выражен не внешне, а во внутреннем движении пьесы. Главный конфликт, положенный в основу пьесы «На дне», — это противоречие между людьми «дна» и порядками, которые низводят человека до трагической участи бездомного бродят. Острота конфликта носит у Горького социальный характер. Он заключается в столкновении идей, в борьбе мировоззрений, социальных принципов. Важную роль играет композиция пьесы. В небольшой экспозиции первого акта зритель знакомится с обстановкой ночлежки Костылева, с героями, обитающими в этой ночлежке, их прошлым. Завязка — это появление в ночлежке странника Луки, его борьба за души погибающих людей. Развитие действия — осознание ночлежниками всего ужаса своего положения, зарождение надежды на изменение жизни к лучшему под влиянием «благостных» речей Луки, кульминация- нарастание напряженности действия, завершающееся убийством старика Костылева и избиением Наташи. И наконец, развязка — это полное крушение надежд героев на обновление жизни: умирает Анна, трагически кончает жизнь самоубийством Актер, арестован Пепел.

Важную роль в композиции пьесы играет IV действие. Авторская ремарка подчеркивает те изменения на сцене, которые произошли с первого акта: «Обстановка первого акта. Но комнаты Пепла — нет, переборки сломаны. И на месте, где сидел Клещ, — нет наковальни… На печи возится и кашляет Актер. Ночь. Сцена освещена лампой, стоящей посреди стола. На дворе — ветер». В начале действия участвуют в диалоге Клещ, Настя, Сатин, Барон и Татарин. Они вспоминают Луку, и каждый старается выразить к нему свое отношение: «Хороший был старичок!.. А вы… не люди… вы — ржавчина!» (Настя), «.Любопытный старикан… да! И вообще… для многих был… как мякиш для беззубых…» (Сатин), «Он… жалостливый был.,, у вас вот… жалости нет» (Клещ), «Как пластырь для нарывов» (Барон), «Старик хорош был… закон душе имел! Кто закон душа имеет — хорош! Кто закон терял — пропал» (Татарин). Итог подводит Сатин: «Да, это он, старая дрожжа, проквасил нам сожителей…» Слово «проквасил» как нельзя лучше отражает суть обстановки, сложившейся в ночлежке после ухода старика. Началось брожение, все сложности, конфликты обострились, самое главное — появилась хоть слабая, но надежда: вырваться из «подвала, похожего на пещеру», и зажить нормальной человеческой жизнью Эго хорошо понимает Клещ. Он говорит: «Поманил их куда-то… а сам дорогу не сказал…» Слова Клеща о том, что старик не любил правда, вызывают возмущение Сатина, и он произносит монолог о правде и лжи: «Ложь — религия рабов и хозяев… Правда — бог свободного человека!» Сатин объясняет ночлежникам, почему старик врал: «Он врал., но — это из жалости к вам, черт вас возьми!» Но сам Сатин не поддерживает эту ложь и говорит почему: «Есть ложь утешительная, ложь примиряющая… ложь оправдывает ту тяжесть, которая раздавила руку рабочего… и обвиняет умирающих с голода…» Нет, такая ложь Сатину не нужна, потому что он свободный человек: «А кто сам себе хозяин., кто независим и не жрет чужого — зачем тому ложь?» Слова Сатина, вспоминающего высказывание старика: «Всяк думает, что для себя проживает, ан выходят, что для’лучшего!» — заставляют ночлежников внимательно прислушаться. «Настя упорно смотрит в лицо Сатина Клещ перестает работать над гармонией и тоже слушает. Барон, низко наклонив голову, тихо бьет пальцами по столу. Актер, высунувшись с печи, хочет осторожно слезть на нары».

Осмысливая слова Луки, Барон вспоминает свою прошлую жизнь: дом в Москве, дом в Петербурге, кареты с гербами, «высокий пост… богатство… сотни крепостных… лошади… повара…». На каждую реплику Барона Настя отзывается словами: «Не было этого!», чем доводит Барона до бешенства. Сатин глубокомысленно замечает: «В карете прошлого — никуда не уедешь…»

Продолжающаяся перепалка между Настей и Бароном заканчивается взрывом ненависти со стороны Насти: «Всех бы вас… в каторгу… смести бы вас, как сор… куда-нибудь в яму!.. Волки! Чтоб вам издохнуть! Волки!» И в этот момент Сатин переключает внимание на себя, произнося свой знаменитый монолог о человеке. По мысли Сатина, человек свободен в своем выборе отношения к вере, и к жизни, к ее устройству, ее порядку: «Человек — свободен… он за все платит сам: за веру, за неверие, за любовь, за ум — человек за все платит сам, и потому он — свободен!-.. Человек — вот правда!» Зрелость суждений Сатина всегда поражала. Однако впервые он поднимается до осознания необходимости совершенствования мира, хотя дальше этих рассуждений он идти не может: «Что такое человек?.. Понимаешь? Это — огромно! В этом — все начала и концы… Все — в человеке, все для человека! Существует только человек, все же остальное — дело его рук и его мозга! Чело-век! Это — великолепно! Это звучит… гордо! Че-ло-век! Надо уважать человека! Не жалеть… не унижать его жалостью… уважать надо!.. Выпьем за человека, Барон!» Так говорит шулер и анархист, бездельник и пьяница. Странно слышать от него эти слова Сам Горький понимал, насколько эти речи не соответствуют Сатину. Он писал, «…речь Сатина о человеке-правде бледна. Однако, кроме Сатина, ее некому сказать, и лучше, ярче сказать — он не может…»

В ночлежке появляются Бубнов и Медведев. Оба навеселе. Бубнов угощает обитателей ночлежки и отдает все свои деньги Сатину, так как чувствует к нему расположение. Ночлежники затягивают любимую песню «Солнце всходит и заходит». По-прежнему темна и грязна ночлежка. Но в ней, однако, поселяется какое-то новое чувство всеобщей взаимосвязанности. Приход Бубнова усиливает это впечатление: «Где — народ? Отчего здесь людей нет? Эй. вылезай… Я… угощаю!» Внешняя причина — «отвести душу» (у него появились деньги). Внутреннее состояние этого человека, пришедшего «петь… всю ночь», полно давней застарелой горечи «Запою… заплачу!» В песне: «…мне и хочется на волю, да цепь по рвать не могу…» — все они хотят страдать свою несчастную судьбу. Вот почему Сатин на неожиданное известие о самоубийстве Актера откликается заключающими драму словами: «Эх… испортил песню… дурак!» Столь резкий отзыв на трагедию несчастного имеет и другой смысл: уход Актера — результат гибели его иллюзий, шаг человека, не сумевшего осознать подлинной правды. Каждый из последних трех актов «На дне» кончается смертью: Анны, Костылева, Актера. Философский подтекст пьесы вскрывается в финале второго действия, когда Сатин кричит: «Мертвецы — не слышат! Мертвецы не чувствуют… Кричи… реви… Мертвецы не слышат!..» Прозябание в ночлежке мало чем отличается от смерти Обитающие здесь босяки так же глухи и слепы, как мертвецы Только в IV действии происходят сложные процессы в душевной жизни героев, и люди начинают что-то слышать, чувствовать, понимать. «Кислотой» невеселых раздумий очищается, как «старая, грязная монета», мысль Сатина. Именно здесь заключается главный смысл финала пьесы.

lit-helper.com

Анализ 4 действия пьесы М. Горького «На дне»» — Горький М. — Сочинения по русской литературе — Каталог файлов

Анализ 4 действия пьесы М. Горького «На дне»»

Человек! Это великолепно!
М. Горький

   Драма «На дне» возникла как результат широких жизненных наблюдений и философских исканий писателя.
Первые три акта пьесы – борьба Луки за души брошенных на «дно». Лука увлекает людей иллюзией будущей радости, миражом достижимого счастья. Убийство Костылева в конце третьего акта и последующие события четвертого акта знаменуют собой поворот в развитии пьесы: начинается развязка. Жизнью проверена справедливость теории спасительной лжи. Каторга, голод, бесприютность, пьянство, неизлечимые болезни – все это, приводящее к гнетущей безнадежности, яростной злобе и самоубийству – естественный результат развеявшегося миража.
   Четвертое действие раскрывает серьезные последствия пережитого, поскольку, по выражению Сатина, «старик проквасил нам сожителей». Босяки задумываются: «Как, чем жить?». Барон выражает общее состояние, сознавшись, что он раньше «никогда и ничего не понимал», «жил, как во сне», он замечает в раздумье: «… ведь зачем-нибудь я родился…» То же недоумение связывает всех. Складывается совсем не похожая на предшествующую атмосфера общения. Люди слушают друг друга. Философии утешающей лжи и мелкой унижающей «правды» драматург противопоставляет идею суровой, большой правды. Ее выражает Сатин. Защищая вначале Луку, отрицая, что тот – сознательный обманщик, шарлатан, Сатин затем переходит в наступление – наступление на ложную философию старика. Сатин говорит: «Он врал… но – это из жалости к вам… Есть ложь утешительная, ложь примиряющая… Я – знаю ложь! Кто слаб душой… и кто живет чужими соками, — тем ложь нужна… одних она поддерживает, другие — прикрываются ею… А кто – сам себе хозяин…, кто независимы и не жрет чужого – зачем ему ложь? Ложь – религия рабов и хозяев… Правда – бог свободного человека!» Сатин делает вывод: «Все – в человеке, все – для человека! Существует только человек, все же остальное – дело его рук и его мозга!»
   Впервые в ночлежке раздается серьезная речь, ощущается боль из-за погибшей жизни. Приход Бубнова усиливает это впечатление. «Где народ? — восклицает он и предлагает…петь…всю ночь, отрыдать свою бесславную судьбу». Вот почему Сатин откликается на известие о самоубийстве актера резкими словами: «Эх,…испортил песню…, дурак!»
   Своеобразной особенностью в развитии действия пьесы является то, что драматизм посредством осторожных намеков позволяет предугадывать дальнейшее течение событий в жизни героев. Писатель не стремится к эффектным ситуациям. Взаимоотношения обитателей ночлежки при всей своей напряженности неизбежно вытекают из условий жизни «дна», в них нет ничего необычного.
   В четвертом действии трагический конец Актера уже угадывается еще до того, как Барон оповещает о случившемся на пустыре. Гибель Актера, обусловленная прежде всего его тоской о минувшей жизни, к которой – он это понимает – нет возврата, была ускорена вспышкой сомнительной надежды. На мысль о том, что Актер погибнет, наталкивают и произносимые им стихотворные цитаты, и предсмертная записка с просьбой помолиться за него.
События в жизни многие героев пьесы намечены в произведении. Возьмем, к примеру, Клеща, и проследим его судьбу от первого до четвертого акта. В первом действии он еще стремится подняться со «дна», куда его бросила безработица: «Вылезу,… кожу сдеру, а вылезу». Во втором действии клещ находится в состоянии растерянности: на похороны жены нет денег, да и вообще «он не знает, чего же ему теперь делать». В четвертом акте он уже примиряется с неизбежностью: борьба невозможна, будущая участь ясна.
   В четвертом акте далее развиваются сюжетные линии отношений героев. А некоторые из них завершаются. Так, например, подходит к логическому концу линия потерявшего работу и опустившегося «на дно» слесаря Клеща.
   Кульминацией четвертого действия становится монолог Сатина, его страстный призыв «уважать человека». «Не жалеть, не унижать его… жалостью…» Этот монолог – авторская декларация. Здесь немало собственно горьковских мыслей о жизни.
Диалогов в заключительном действии практически нет, все принимают участие в разговоре. Можно сказать, что это многоголосый диалог.
Четвертый акт насыщен афоризмами, некоторые из которых превращаются буквально в лозунги: «Человек – вот правда!», «Кто слаб душой… — тем ложь нужна…», «Ложь – религия рабов и хозяев…», «Правда – бог свободного человека».
   Название «На дне» вызывает чувство какой-то недосказанности. Так и хочется поставить многоточие. «На дне» чего? Только ли жизни? Может, и души? Да, именно это смысл приобретает первостепенное значение.
   Подводя итог анализа четвертого действия пьесы М. Горького «На дне», можно сказать, что автор всем развитием событий показал, что ложное утешение и даже сочувствие не изменяют жизни. Финал существования людей, поверивших успокоительную ложь, явно говорит об этом: самоубийство Актера, гибель Пепла, исчезновение Наташи, безнадежность Насти были ответом на рассказы о той «обетованной земле», которая им «уготована».

alexlat.ucoz.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о