Монтень философия – философия монтеня

философия монтеня

Известнейший французский мыслитель Мишель де Монтень (1533–1592) родился на юго-западе Франции в замке Монтень, принадлежащем его отцу. С двух лет началось обучение маленького Мишеля — отец нанял ему учителей латыни. Более того, в семье все — и отец, и мать, и слуги, — разговаривали с ним только на латыни, поэтому с детства Монтень освоил латынь как родной язык. Отец Мишеля вообще стремился привить ему любовь к наукам и потому, едва Мишелю исполнилось шесть лет, отдал его в коллеж города Бордо.

 

В двадцать один год Мишель де Монтень стал советником Счетной палаты в Периге, а вскоре советником парламента города Бордо. На этой должности он находился до 1570 г., после чего вышел в отставку и занялся литературной деятельностью, проживая в своем родовом замке. Как писал Монтень, он, "давно утомленный рабским пребыванием при дворе и общественными обязанностями... решил скрыться в объятия муз, покровительниц мудрости". В результате, в 1580 г. вышли в свет две первые книги его "Опытов" — произведение, которое принесло Монтеню еще при жизни широкую известность, а впоследствии всемирную славу.

 

Однако желаниям Монтеня до конца дней своих провести жизнь в уединении не суждено было сбыться. В 1581 г. он был избран мэром города Бордо и по повелению короля Франции занял эту должность. Франция, раздираемая в тот период религиозными войнами между католиками и гугенотами, переживала тяжелые времена. И Монтеню, занимавшему столь значительный пост, не раз приходилось участвовать в решении многих спорных вопросов. Сам он всецело находился на стороне короля и не поддерживал гугенотские притязания. Но в своей политической деятельности Монтень все же старался большинство проблем решать мирным путем.

 

В 1586–1587 гг. Монтень, уже свободный от обязанностей мэра, продолжил литературные занятия и написал третью книгу "Опытов". Позднее ему вновь пришлось принять участие в политических баталиях и за свою приверженность королю он даже оказался на недолгое время заключенным в Бастилию (1588 г.).

 

Умер Мишель де Монтень 13 сентября 1592 г. от обострения давно мучавшей его каменной болезни.

 

Если говорить о философских воззрениях Монтеня, то следует заметить — в своем духовном развитии он пережил увлечение разными философскими учениями. Так, из первой книги "Опытов" видно, что философские предпочтения отдаются Монтенем стоицизму. Затем значительное влияние на его мировоззрение оказывал эпикуреизм. И все же основное направление рассуждений французского мыслителя лежит в русле другого учения, известного с древности — скептицизма.

 

Сомнение — в силах человеческого разума, в возможности соблюдения человеком нравственных принципов, в исполнении неких общих для всех людей идеалов — вот что пронизывает все содержание "Опытов". Недаром главный вопрос, который ставится в этом сочинении, звучит следующим образом — "Что я знаю?".

 

Ответ на этот вопрос, который дает Монтень, в принципе, неутешителен — человек знает слишком мало, и, что еще более неутешительно, даже не может знать многого. Причина подобного положения вещей заключена в природе самого человека: "Изумительно суетное, поистине непостоянное и вечно колеблющееся существо — человек. Нелегко составить себе о нем устойчивое и единообразное представление".

 

О суетности, непостоянстве и несовершенстве человечской природы говорилось задолго до Монтеня. Но он оказался первым, кто вдруг обнаружил — в этом несовершенстве и спрятана вся прелесть человеческого существования. Монтень как бы призывает своих читателей — признайте свое несовершенство, согласитесь со своей собственной посредственностью, не стремитесь подняться над своей неполноценностью. И тогда вам станет легче жить, ибо смысл жизни откроется в самой обыденности и повседневности, а вовсе не в служении каким-то оторванным от реальности идеалам. "Жизнь — вот мое занятие и мое искусство", — утверждает Монтень.

 

И тогда получается, что истинная мудрость выражается не в многознании или безраздельной вере, а совсем в другом: "Отличительный признак мудрости — это неизменно радостное восприятие жизни..."

 

Монтень утверждает, что не стоит предаваться страданиям или, наоборот, всячески стремиться к наслаждениям — и то, и другое только прячут от человека радость повседневности. Так, Монтень удивляется стремлению людей к свершению "великих дел" и тому, что люди мучаются собственной посредственностью, восклицая — "Я сегодня ничего не совершил!" "Как! А разве ты не жил? — спрашивает французский мыслитель и продолжает: — Просто жить — не только самое главное, но и самое значительное из твоих дел... А сумел ли ты обдумать свою повседневную жизнь и пользоваться ею как следует? Если да, то ты уже совершил величайшее дело".

 

Как можно заметить, признавая несовершенство человеческого разума, Монтень призывает именно таким разумом и руководствоваться в жизни, ибо другого нам все равно не дано: "Лучшее наше творение — жить согласно разуму. Все прочее — царствовать, накоплять богатства, строить — все это, самое большее, дополнения и довески".

 

И Монтень приходит к выводу — жить нужно так, как подсказывает тебе твой разум, не претендуя ни на что большее: "Надо не сочинять умные книги, а разумно вести себя в повседневности, надо не выигрывать битвы и завоевывать земли, а наводить порядок и устанавливать мир в обычных жизненных обстоятельствах".

 

По сути дела, в своих "Опытах" Мишель де Монтень как бы завершает этические поиски мыслителей Эпохи Возрождения. Отдельное человеческое сознание, личное Я, свободное от поиска ответов на "вечные", "проклятые" вопросы о смысле жизни — вот на чем держится все человеческое общество. Гуманистический лозунг "Великое чудо — человек!" находит в рассуждениях Монтеня свое логическое заключение и практическое применение. Ибо вся мудрость веков состоит только в одном — признать несовершенство человека, успокоиться и радоваться жизни. "Мы стремимся быть чем-то иным, не желая вникнуть в свое существо, и выходим за свои естественные границы, не зная, к чему мы по-настоящему способны, — пишет Монтень. — Незачем нам вставать на ходули, ибо и на ходулях надо передвигаться с помощью своих ног. И даже на самом высоком из земных престолов сидим мы на своем заду".

 

Исходя из подобного мироощущения, Монтень по-новому решает и проблему, которая волновала многих мыслителей с момента возникновения христианства — проблема соотношения веры и разума, религии и науки. Французский философ просто-напросто разделяет сферы действия этих форм человеческого сознания: религия должна заниматься вопросами веры, а наука — познанием природных законов.

 

При этом, только вера способна дать человеку хоть какую-то незыблемость в этом суетном и непостоянном мире: "Узы, которые должны связывать наш разум и нашу волю и которые должны укреплять нашу душу и соединять ее с Творцом, такие узы должны покоиться не на человеческих суждениях, доводах и страстях, а на Божественном и сверхъестественном основании; они должны покоиться на авторитете Бога и Его Благодати: это их единственная форма, единственный облик, единственный свет".

 

И так как вера руководит и управляет человеком, то она заставляет служить себе и все другие человеческие способности. Наука же, как продукт несовершенного разума, может лишь немного помочь человеку в освоении религиозной истины, но никогда не сможет заменить ее: "Нашу веру следует подкреплять всеми силами нашего разума, но всегда памятуя при этом, что она зависит не от нас и что наши усилия и рассуждения не могут привести нас к этому сверхъестественному и Божественному познанию". Более того, наука без веры приводит человеческое сознание к атеизму — "учению чудовищному и противоестественному", по определению Монтеня.

 

Учение Мишеля де Монтеня о мудрости повседневной жизни стало крайне популярным в XVI–XVII вв., а его "Опыты" — одной из самых читаемых книг. Связано это было с тем, произведения Монтеня оказались полностью созвучны новой социально-политической и духовной реальности, в которой начала жить Западная Европа в XVI–XVII столетиях. Все более набирающий силу буржуазный уклад жизни постепенно приводил западноевропейскую цивилизацию к торжеству принципов индивидуализма.

 

Монтень оказался одним из первых, кто откровенно заявил о нуждах и желаниях "личного Я" в условиях новой исторической эпохи. И не зря многие мыслители последующих времен столь часто обращались к мудрости "Опытов" французского философа. Подводя своеобразный итог развитию гуманистических учений, идеи Монтеня были обращены в будущее. Потому и сегодня "Опыты" стоят в ряду книг, в которых современный человек открывает для себя прелести повседневности.

studfiles.net

Философия Мишеля Монтеня

Жизнь сама по себе — ни благо, ни зло: она вместилище и блага, и зла, смотря по тому, во что вы сами превратили ее.
М. Монтень

Мишель Монтень — французский философ, мыслитель и политик. Он был одним из самых ярких представителей гуманистического направления в философии эпохи Возрождения.

Возвращение к античности

Мишель де Монтень, писатель и мыслитель

В самом названии эпохи Возрождения заложена ее сущность — это возвращение к Античности, возрождение идей и теорий того времени, в противовес уходящей философии Средних веков. Чем же отличается новая философия? В Средние века главным объектом изучения всех философских направлений был Бог, теперь же его место занял человек, которого стали считать венцом творения. Философов, а также представителей науки и искусства, поставивших человека в центр мироздания, стали называть гуманистами.

Именно гуманисты придумали исторический термин «Новое время». Всю историю человечества они поделили на три периода: Древняя история, Средние века и Новое время. Античность, или Древний период, гуманисты считали утраченным золотым веком, Средние века — периодом застоя, ну а Новое время было названо так потому, что с этого момента начиналась новая эпоха в жизни человечества, когда должны быть возрождены прекрасные идеалы Древней Греции и Рима.

Одним из выдающихся мыслителей эпохи Возрождения был Мишель де Монтень. В первую очередь он прославился как автор замечательного и абсолютно нового по форме произведения — «Опытов». Это смесь философских размышлений, дневниковых записей, описаний существующих обычаев и традиций и многого другого. «Содержание моей книги — я сам», — писал Монтень в предисловии. По названиям глав этой книги можно судить о том, насколько разные предметы занимали автора: «О лжецах», «О стойкости», «Церемониал при встрече царствующих особ», «О каннибалах», «О ненадежности наших суждений» и т. п.

«Будемте остерегаться, чтобы старость не наложила больше морщин на нашу душу, чем на наше лицо» (М. Монтень)

Познай самого себя

Каждый человек — частичка человечества и его отражение, считает Монтень. Поэтому, чтобы познать все человечество, мыслитель решил познать самого себя. Он долгое время изучал движения своей души, свои мысли и чувства и в итоге изложил наблюдения на бумаге, чтобы сделать их общим достоянием.

Из «Опытов» мы узнаём, что Монтень считал себя скептиком. В чем же заключался скептицизм философа? Прежде всего, он не уверен, что человек в принципе способен познать мир. Если абсолютная истина и существует, человеку она недоступна. Все истины, провозглашаемые людьми, относительны и справедливы только для своего времени. Например, некоторые из античных философов были уверены, что душа человека после его смерти переселяется в другое тело. Средневековые богословы утверждали, что душа попадает либо в ад, либо в рай. Возможно, позже появятся другие теории, но какая из них истинна, человек знать не может.

Скептицизм Монтеня распространялся и на человеческую нравственность. Всеми поступками людей в первую очередь движет эгоизм, утверждал он, и это абсолютно нормально. Человек прежде всего должен заботиться о своем счастье и душевном покое — в этом залог благополучия всего общества. «Делай свое дело и познай самого себя», — повторял философ слова Платона, которые считал девизом своей жизни. Задача каждого человека — изучить себя, свои склонности и характер и выработать в себе счастливое состояние духа и способность противостоять жизненным невзгодам.

Мишель Монтень ввел в литературу новый жанр — эссе, что по-французски означает «опыт». Это сочинение, написанное в свободной манере, без особых ограничений по композиции и стилю

Воспитание человека

Взгляды Монтеня на воспитание кардинально отличались от средневековых, где главными принципами были повиновение, страх наказания и бездумное послушание. Как же философ предлагал воспитывать людей Нового времени? В первую очередь необходимо обеспечить детям всестороннее развитие, они должны изучать разные науки, искусства, ремесла, тренировать тело упражнениями. Самое важное, чтобы человек стал личностью, научился понимать самого себя, получать удовольствие от жизни и преодолевать неприятности, не теряя присутствия духа.

Многие педагогические принципы Монтень взял из собственного детства. Его отец, высокообразованный человек, долгое время бывший мэром Бордо, воспитывал сына по новаторской системе. Его учителя говорили с ним только на латыни, он изучал античных авторов, его не наказывали и ни к чему не принуждали, а старались пробудить интерес. Такое воспитание дало свои плоды, Мишель Монтень стал выдающимся человеком.

Развивающее воспитание невозможно без гуманного отношения к ребенку, считал Монтень. Любое насилие должно быть исключено, дети сами должны выбирать, что им интересно, а что нет. Многое, конечно, зависит от умения педагога заинтересовать своих подопечных, показать им увлекательность наук. «Пусть, объясняя что-либо ученику, он покажет ему это с сотни разных сторон и применит к множеству различных предметов», — призывал он.

«В природе нет ничего бесполезного» (М. Монтень)

Поделиться ссылкой

sitekid.ru

Философ Мишель Монтень

Мишель Монтень не был профессиональным ученым, философом или богословом, но в процессе своей деятельности (был мэром города Бордо), он обратился к проблеме человека, поставив в центр внимания анализ его личности.

«Опыты». Главное произведение, книгу своей жизни – «Опыты» – Монтень начал писать в начале 70-х годов, удалившись от дел и уединившись в башне родового замка. После первого издания книги в 1580г. он продолжал работать над ней всю жизнь.

В своей книге философ продолжает традиции гуманизма, когда главной проблемой является человек, поднятый на пьедестал наукой и культурой эпохи Возрождения. Но здесь он рассматривается не как центральное звено космической иерархии, а как живое природное существо со своими достоинствами и недостатками. Монтень особенно исследует внутренний мир человека вплоть до анализа собственной личности – в этом и заключается смысл его философской системы. Он рассуждает о человеческой жизни и ее смысле, о смерти и ее неизбежности, о трусости и мужестве, о труде и праздности, о правдивости и лжи, о счастье и несчастье, о богатстве и умеренности, о совести и бесчестии. Кроме того, по жанру книга Монтеня противостоит официальной учености того времени: написана не на латыни, а на французском языке, а значит предназначена широкому кругу читателей.

Критика прежней философии и теологии. В своем философском произведении Монтень выступает против «общепринятой» схоластической философии, которая доходит до уровня пустых словопрений, и потому является, по его мнению, бессмысленной и бессодержательной. Причина такой ситуации – власть привычки, традиции, авторитета, и это приводит к тому, что «люди идут одной дорогой…, изучение наук ведется по распоряжению властей, все школы на одно лицо и придерживаются одинакового способа воспитания и образования». Подлинные же истоки разумного философствования можно найти, считал он, лишь в свободе мнений, господствовавших в античности, когда человек сам мог выбирать между различными подходами и школами.

Главный порок схоластики – власть философского авторитета, поэтому Монтень отвергает даже культ Платона и Аристотеля (но не сами их учения), выступая за исторически конкретный подход к оценке мыслителей. Сейчас же, – пишет он, – «Платону приписывают и у него находят все новейшие взгляды, какие только существуют на свете, его противопоставляют ему самому». Подлинная философия, – утверждает автор «Опытов», – в отличие от схоластической, требует свободного и непредвзятого отношения к учениям прошлого.

В учении о человеке Монтень критикует теологический подход, согласно которому человек – венец творения. С точки зрения схоластики, он – бессилен и ничтожен, и будучи греховен, нуждается в божественном искуплении для достижения вечного спасения. Также автор «Опытов» подвергает критике позицию, когда человек является центром мироздания, главным звеном космической иерархии.

Этой критикой Монтень не принижает человеческого достоинства. Он отказывается видеть в человеке объект божественного промысла и призывает понять, что человек – часть природы, ее порождение. И потому истинное достоинство человека – не в возвышении его от природного до божественного состояния, а в осознании себя частицей величественной, вечной и постоянно изменчивой природы. Человек подчинен «общим законам» природы, и свобода его может осуществиться лишь в том, чтобы признавая законы природы, действовать согласно понятой естественной и неизбежной необходимости, а не «случайной и безрассудной свободе».

Такой подход ведет к пересмотру всей картины мира, к новому пониманию бога: по мнению Монтеня нельзя не только обожествлять человека, но и очеловечивать бога, то есть приписывать ему человеческие черты. Не выступая явно против религии, так как, по его мнению, это данность, с которой нужно считаться, философ направляет свою критику на ортодоксальное католическое богословие. По его мнению, бог не имеет никакого отношения к делам и поступкам людей, а божественный промысел существует лишь в виде самого общего природного закона. Поэтому Монтень слова «бесконечное могущество бога» часто заменяет словами «бесконечное могущество природы», как бы уточняя формулировку своей позиции.

Считая, что религия является обычаем страны, общественной традицией, Монтень особенно подчеркивает нравственный смысл христианских идей и пишет, что действительным признаком истинной веры может быть христианская добродетель, нравственное учение христианства.

Проблемы познания в философии Монтеня

В теории познания Монтень отводит центральное место принципу скептицизма и сомнения, возрождая философскую традицию рассмотрения сомнения как одной из предпосылок достижения истинного знания. Подвергнув критике схоластику и теологию за забвение этого принципа, Монтень считает, что «новая философия» должна быть основана на скептицизме – то есть на стремлении все проверить, все подвергнуть самостоятельной оценке разума, не доверяясь никаким догмам и общепринятым положениям. И чем более традиционны эти положения, тем больше они нуждаются в проверке, так как раньше в них никто не сомневался.

Обоснованию скептицизма у Монтеня посвящена специальная XII глава 2-ой книги «Опытов», которая называется «Апология Раймонда Себона». Этот испанский теолог XV века пытался обосновать истины католической веры естественным, рациональным путем, а не доводами Священного писания. Монтень приходит к выводу, что своей цели он не мог достигнуть, так как разум не может дать нам убедительные и неоспоримые доказательства истин веры, но иного пути познания, кроме деятельности разума, у нас нет. Философ утверждает, что не существует также сверхразумных или внеразумных (интуиция, сон, религиозный, мистический экстаз) доказательств божественных истин, так как и они в конечном счете связаны с человеческим разумом. А иного орудия познания у человека нет.

Монтень задается вопросом, как же разум, признанный непригодным в качестве орудия познания бога, окажется состоятельным в процессе познания мира? Пытаясь ответить на него, автор «Опытов» предлагает использовать скептицизм для проверки всех человеческих знаний, и утверждает, что разум должен подвергнуть анализу сам себя. В этом суть знаменитого сомнения Монтеня, направленного на достижение достоверности наших знаний о мире.

Сомнению подвергается прежде всего знание существующее, наличное, именно оно подлежит контролю разума. Это связано с тем, что общепринятое знание никогда не проверяют, «никогда не добираются до основания, где коренится ошибка или слабое место», а «уверенность в несомненности есть вернейший показатель неразумия и крайней недостоверности».

Сомнение в изначальной достоверности знания есть изначальное «незнание», которое устанавливает ограниченность знаний о мире до тех пор, пока они не прошли строгой критической проверки разума. Это говорит о том, что в наших повседневных знаниях существует много предрассудков и непроверенных положений, к которым и необходимо относиться с сомнением. Незнание есть, таким образом, не отказ от разумного познания, а его предпосылка: только признав свое незнание, мы можем что-то познать, отбросив предвзятые и принятые на веру представления.

В то же время незнание у Монтеня есть также итог познания мира, который нельзя воспринимать как данность и как совершенный конечный результат. Он пишет: «В начале всякой философии лежит удивление, ее развитием является исследование, ее концом незнание». Констатируя ограниченность, несовершенство нашего знания на каждом конкретном этапе познания, Монтень приходит к выводу, что познание – это процесс, а процесс познания бесконечен.

Взгляды Монтеня на процесс познания

Обращаясь к процессу познания, Монтень говорит, что всякое знание начинается с ощущений, с показаний органов чувств, но это лишь предпосылка знания. При этом мы не всегда можем установить точность этих показаний: они могут противоречить друг другу, зависеть от физического состояния, сна или бодрствования, здоровья или болезни; кроме того, постоянно изменчив и объект познания. Философ отмечает: «Поэтому нельзя установить ничего достоверного ни в одном предмете на основании другого, поскольку и оценивающий, и то, что оценивается, находятся в непрерывном изменении и движении».

Монтень задается вопросом «Что я знаю?» и приходит к выводу, что не может быть совершенного, абсолютного, полного знания, оно в каждый данный момент относительно. Но это вовсе не должно вести к религиозному смирению или отказу от познания мира. Тем самым философ подчеркивает существование трудностей в процессе познания и необходимость приложения усилий в достижении знания.

Говоря об относительности знания, в качестве примеров Монтень приводит представления о геоцентрической системе мира, которые перевернуты открытием Коперника, и эволюцию представлений о Земле в связи с великими географическими открытиями. Исходя из этого, Монтень убежден, «что то, чего не удалось достичь одному, удастся другому, что то, что осталось неизвестным одному веку, разъяснится в следующем».

Таким образом, по мнению Монтеня, познание представляет собой не готовый результат, а непрерывный процесс, и истина всегда носит относительный характер.

Этика Монтеня

Рассматривая этику как учение о разумной, добродетельной жизни, Монтень предлагает новый гуманистический нравственный идеал, противопоставляя его религиозному, схоластическому, основанному на обычаях и традициях. Целью всякой истинной философии является, по его мнению, добродетель, и она должна быть «прекрасной, торжествующей, любвеобильной, кроткой, но вместе с тем и мужественной, питающей непримиримую ненависть к злобе, неудовольствию, страху и гнету».

В своем учении о нравственности Монтень исходит из единства души и тела, физической и духовной природы человека, что означает счастье человека как целого. Считая, «что бессмертие души обещают нам только бог и религия, ни природа, ни наш разум не говорят нам об этом», философ убежден, что человек не должен уповать на загробную жизнь, а проявлять свою нравственность, разумное поведение в отведенное человеку короткое время в земной жизни. Человек должен принимать жизнь во всей ее сложности, достойно переносить страдания духа и тела, мужественно исполнять свое земное предназначение, и образцом такого нравственного поведения для него служит жизнь крестьян. Эта позиция Монтеня особенно восхищала Льва Толстого, и «Опыты» были одной из его любимых книг.

Таким образом, главное в этике Монтеня – признание самодостаточности человеческой жизни, прожитой достойно, соединяющей в себе интересы самой личности и других людей, а ее цель и смысл – в самой жизни.

Значение философии Монтеня:

- продолжая традицию античности, рассматривает ряд теоретико-познавательных проблем и подчеркивает важность принципа гносеологического скептицизма и сомнения;

- подчеркивает значимость проблем нравственности, утверждая, что человек должен стремиться к счастью и прожить достойно земную жизнь;

- акцентирует внимание на анализе внутреннего мира личности, подчеркивая его природное, а не божественное происхождение;

- утверждает, что процесс познания должен служить как достижению достоверного знания, так и формированию нравственности человека.

  • < Назад
  • Вперёд >

www.solecity.ru

Мишель Монтень

Мишель Монтень родился в 1533 г. в дворянском роде; отец его был весьма знатным человеком и заседал в Бордоском парламенте. Мать была крещеная еврейка. Мишель получил хорошее образование, прекрасно знал древние языки (греческий и латынь). Он учится в колледже в Бордо, затем идет по стопам отца и занимается политикой (некоторое время был даже мэром г. Бордо, поддерживал партию короля), но в 70-е годы XVI в. уединился в своем родовом замке и до конца своих дней занимался только литературной деятельностью, писал свои знаменитые «Опыты». Здесь он и умер в 1592 г.

Монтень является родоначальником нового литературного жанра — эссе. Его «Опыты» — это собрание различных эссе, написанных живым французским языком (не латынью), чтобы как можно больше людей познакомились с его произведениями, ибо он считал, что пишет главным образом для них.

Для Монтеня основная проблема — проблема человека, но не того, что занимает центральное место во вселенной, как у Пико делла Мирандолы, а человека обычного, конкретного. Это новый предмет для философии, в соответствии с ним Монтеннь придумывает и новую форму изложения своей философии.

Философия, по мысли Монтеня, должна вернуться к повседневной жизни. Орудием для этого является самопознание. Монтень призывает отказаться от любых авторитетов и школ, ибо они не могут привести человека к знанию. Поэтому он критикует схоластику, ибо она не истинна, так как основана на традициях, а не на четком и прочном философском фундаменте, который проверен и доказан.

Подлинная философия может быть только свободной, не принимающей на веру никакие доводы и положения. Поэтому она существовала в античном мире, но схоластика ушла от нее, и один из признаков того, что она не является подлинной философией, — то, что схоластика везде одинакова. Подлинная философия всегда свободна. Как разнятся друг от друга свободные люди, так разнятся друг от друга и философии. Такое разнообразие философских школ мы видели именно в античной Греции, поэтому античная философия и есть истинная свободная философия.

Главный порок для философии, по мысли Монтеня, это власть авторитета, отсутствие свободы. Поиск истины в такой философии подменяется толкованием, экзегетикой. А подлинная философия говорит о человеке, о его конкретных нуждах, о его радостях и болях, горе и счастье, и поэтому подлинная философия, как и подлинный человек, радостна и счастлива.

Потому и вносит Монтень новый метод в философию; этим же обосновывается и его выбор приоритетов среди античных философов. Монтеня не интересуют ни Платон, ни платоники, ни перипатетики (Аристотеля он не любит, потому что это философ, канонизированный схоластикой), наиболее близки ему скептики.

Несколькими десятками лет ранее были опубликованы трактаты Секста Эмпирика (вначале «Три книги пирроновых основоположений», а потом и «Против ученых»). Эти трактаты были изданы с целью предотвращения религиозных войн. Издатель Эрве, найдя книги Секста Эмпирика, подумал, что скептические аргументы могут дать людям понять, что истину они не знают, а потому не стоит спорить о том, в чем ты не можешь быть абсолютно уверен. Такая антиреформаторская направленность издателей Секста Эмпирика и привела к появлению книг этого античного скептика.

Трактаты Секста Эмпирика, однако, не стали очень известными. Реформаторы Лютер и Кальвин мало интересовались философией и даже, наоборот, упрекали в скептицизме других философов (в том числе Эразма). Монтень же стал тем философом, который популяризировал идеи античных скептиков.

В свое время вышла работа испанского богослова Раймунда Себундского, в которой тот, сам будучи католиком, пытался, оставаясь на томистских позициях, доказать невозможность рационального доказательства бытия Бога. На него ополчилась католическая церковь, и Монтень пишет «Апологию Раймунда Себундского», где пытается доказать справедливость положения Раймунда, что человеческий разум не может доказать бытие Бога. Но поскольку вопросы религии Монтеня, собственно, не интересовали, то это был лишь повод для возобновления интереса к скептическим аргументам.

Работа «Апология Раймунда Семундского» — это талантливый пересказ книг Секста Эмпирика, его аргументов, изложенных в не столь стройной форме, как в «Трех книгах пирроновых положений», а в форме эссе. «Апология» сводилась к тезису, что человеческий разум ничего не может доказать, в том числе и существование Бога.

Со временем благодаря влиянию, которое Монтень оказывал на современную ему Европу, идеи скептиков стали все глубже проникать в умы философов. Уже после Монтеня разражается настоящий скептический кризис, сменяющий то увлечение платонизмом, которое существовало в возрожденческой Италии. Преодолеть этот кризис сможет впоследствии лишь Рене Декарт.

Однако сам Монтень не был столь последовательным скептиком, как пирроники. Его скептические аргументы в основном были направлены против религиозного фанатизма. Как язвительно выражался Монтень, поджаривать человека ради следования некоторым положениям значит придавать им слишком большое значение. Самая большая ценность для Монтеня, конечно же, человек; никакие догматы и положения не могут по своей ценности сравниться с человеческой жизнью. Именно поэтому он и пишет «Апологию», поэтому и распространяет идеи скептиков.

Сомнения Монтеня направлены против общепризнанного, против традиций — т.е. того, что давно уже следовало изжить, преодолеть, что существует не потому, что является истиной, а потому, что люди привыкли в это верить, привыкли не сомневаться. Для того чтобы человек познал истину, необходимо сомнение во всем. Именно самоуверенность порождает все человеческие пороки. Чтобы прийти к истинному знанию, необходимо для начала убедиться в том, что человек ничего не знает. Именно для этого и используются скептические аргументы. Начиная с того момента, когда человек очистит себя от различных предрассудков, и начинается истинное познание. Поэтому скептицизм для Монтеня — не цель, не конец, а начало истинного философствования. Скептицизм есть средство очищения нас от различных предрассудков, в том числе философских и религиозных.

Но скептицизм есть не только начало познания, но и его результат, потому что чем больше человек познает, тем больше он убеждается в слабости своего знания, недостаточности своих познаний. Поэтому, не отвергая знания вообще, Монтень утверждает относительность знания: человек кое-что знает, но абсолютного знания у него быть не может. Процесс познания, по Монтеню, бесконечен. Знания начинаются от ощущений, но ощущения сами по себе текучи, как показывают тропы Энесидема, да и сам мир текуч, поэтому знание о мире хотя и возможно, но недостоверно.

Антирелигиозная направленность у Монтеня (антире­ли­ги­оз­ная — т.е. антисхоластическая) соседствует с антиантропоцентристской позицией, утверждающей, что все, что существует в мире, существует для человека. Монтень же указывает, что человек есть часть природы — разумная, нравственная, но всего лишь часть. Поэтому человек должен признать тот неумолимый факт, что он живет по законам природы и, действуя согласно этим законам, может обрести свободу. Здесь явно повторяется стоический тезис, что свобода есть действие в согласии с необходимым, неумолимым законом природы.

Мишель Монтень возражает и против антропоморфного понимания Бога. Если о Боге и можно говорить, то только как о существе, безмерно превосходящем любые описания. Нельзя говорить о Боге как о человеке, наделяя Его такими категорями, как разум, воля, любовь и т.д. Бог находится выше всего, поэтому Он настолько выше мира, что отношение к нему у Него, как к весьма далекому предмету. Бог ничего не выделяет в этом мире, для Него все одинаково — и человек, и лист на дереве. Человек не должен кичиться своим положением, потому что для Бога все равны. Каждая часть природы для Бога одинакова, и управляет Он всем одинаково.

Разные религии потому и существуют, что они по-разному представляют далекого и непознаваемого Бога. В каждой религии, по мысли Монтеня, есть часть истинной религии, и христианство не должно претендовать на то, что оно есть религия истинная. Он доказывает это тем, что некоторые христиане по своим моральным качествам гораздо хуже, чем многие атеисты и язычники.

Принадлежность человека к той или иной религии определяется, по Монтеню, его национальностью. «Мы католики в такой же мере, как мы французы», — пишет он. Поэтому нравственность нужно строить не на религиозных, а на природных основаниях. Основы нравственности заложены в самой природе, а поскольку природа ничего не говорит нам о бессмертии нашей души, то душа не бессмертна и умирает вместе с телом. Но это не разрушает нравственность, и Монтень, как задолго до него Пьетро Помпонацци и некоторые аверроисты, повторяет тезис о том, что отсутствие веры в бессмертие души и надежды на загробное воздаяние не устраняют, а вносят истинную нравственность. Не веря в загробное воздаяние, человек лишается эгоистических основ своей жизни и живет по истинно нравственным законам. Эти нравственные законы устанавливаются природой; познавая их, человек живет нравственной жизнью.

Этика Монтеня перекликается с этикой эпикурейской, согласно которой человек, с одной стороны, должен прожить незаметно, довольствуясь благами, которые дает ему природа и не выдумывая излишних роскошеств (Монтень понимает Эпикура в аутентичном его смысле), а с другой — смысл и цель человеческий жизни состоят в стремлении к счастью. Поэтому и этика Монтеня жизнерадостна в эпикурейском смысле слова. Цель жизни может состоять только в самой жизни.

studfiles.net

Мишель де Монтень - философия, цитаты

Мишель де Монтень 
(1533-1592)

«Ум - это оружие, которое содержит в себе угрозу для его владельца, если только тот не умеет пользоваться им благоразумно и осторожно»

Знаменитый французский философ - скептик, писатель - гуманист и просветитель Мишель де Монтень происходит из семьи гасконский дворян. Семья обеспечила юноше блестящую гуманитарное образование и воспитание, основой которых были знания латинского и греческого языков, античной философии, передовых идей естествознания. С ранних лет юноша интересовался трудами богословов, современными научными исследованиями и историей. Мишель учился в колледже г. Бордо, после окончания которого занимал должность советника бордоского парламента. Позже он работал мэром этого же города, был депутатом Генеральных штатов, в связи с чем на короткий срок отбывал заключение в Бастилии. Молодого политика освободила и вернула к активной политической деятельности Екатерина Медичи. Любознательный юноша дружит с Генрихом IV, выступает за примирение всех политических сил, отстаивает идею сильной централизованной власти, единства и целостности государства. Он осуждает преследование гугенотов, поднимает идею свободы вероисповедания, гражданского примирения и порядка.

Главной задачей, призванием судьбы Монтень считал написание своих знаменитых «опыт», над которыми работал в течение всей жизни. Первое издание книги увидело свет в 1580 г., однако Монтень не прекращает своей работы над ее совершенствованием. В современном виде «Опыты» - это обстоятельное исследование в трех книгах. К нему часто обращались писатели, мыслители эпохи Просвещения, философы - энциклопедисты. "Опыты" содержат огромный познавательный материал: античный и современный. Здесь - география и история, естествознание и медицина, астрономия и личные наблюдения, события политической жизни XVI в. и даже бытовые анекдоты. Однако все это группируется вокруг основных философских и нравственных проблем, которые волновали человека этого переломного времени.

Главные черты философского мировоззрения Монтеня сформировались под влиянием гражданских войн, которые уничтожали Францию, заставляли искать моральную поддержку в учении стоиков. Вторым не менее влиятельным фактором была разрушение освященных веками религиозных догм, новые научные открытия, накопления разноплановых и противоречивых знаний о мире. Этот фактор подталкивал Монтеня к скептицизму. Характерно, что и стоицизм, и скептицизм являются чертами философского мировоззрения Монтеня. В противоречивом сочетании именно они придают философствованию Монтеня оригинальный методологический шарм и направленность.

Стоицизм Монтеня опирается на учение античных философов. Он любит обращаться к Сенеки и Эпиктета, часто цитируя их и разделяя их взгляды по ряду вопросов. Например, Монтень согласен в определенных жизненных обстоятельствах поддержать их позицию относительно смерти и права человека на самоубийство, даже вопреки христианской идеологии. Однако философ не разделяет строгость принципов античных мыслителей. Монтень отстаивает гармоничное равновесие души и тела, моральной силы и физических предпочтений. Именно они доминируют в его рассуждениях о добре и зле, удовольствие и страдание, жизнь и смерть.

Вместе с тем скептический склад ума подвергает сомнению незыблемость именно этих представлений. Монтень отрицает абстрактный смысл понятий добра и зла. Он переносит их критерий в индивидуальную человеческое сознание. Но скептицизм не приводит Монтеня к нигилизму, отрицающее возможность познания истины. Монтень определяет скепсис как «отчаянный способ», которым можно пользоваться «изредка» и «осторожно». Свой метод он тщательно выписывает в работе «Апология Раймунда Сабундського». Здесь скептицизм выступает как метод контроля за процессом познания, чтобы последнее всегда признавало относительность своих достижений и представлений.

Скептицизм в этом смысле помогает Монтеню выработать корректное отношение к различным гносеологических форм, например, к догмам. Он относится к догмам и догматизма двояко: догматизм в познании, как явление упорной и заскорузлой сознания, им оценивается, разумеется, негативно. Однако отношение к священным догматов - положительное. Именно скепсис критически настраивает автора против любого фанатизма. Будучи искренним христианином и верующим человеком, Монтень убежден, что некорректно считать христианские добродетели лучше, в отличие от других религиозных предпочтений, потому христиане, по его мнению, совершили много постыдного, а другие верующие часто демонстрировали стойкость и преданность своим религиозным убеждениям.

В чем же, по мнению Монтеня, назначение философии? Автор «опыт» считает, что философия - это искусство жить достойно, не только не исключает, но и предусматривает удовольствие. Смысл жизни - в жизни с удовольствием. Однако человека надо научить «удовольствием». Для этого нужен воспитатель, наставник, который умеет обращаться к человеческой душе и знает, что такое настоящие удовольствие. И для этого лучше всего привить интерес к заинтересованного изучения истории. В свою очередь, воспитатель должен сформировать определенную направленность исторического интереса, не исчерпывается датами и фактами, но изучает нравы, идеалы, мировоззрение прошлых поколений.

По мнению философа, наставник имеет собственной душой пробуждать душу своего ученика с помощью душ выдающихся людей прошлого. Только таким образом воспитатель сумеет объяснить ученику, что значит знать и не знать, в чем состоит цель познания, что такое храбрость, сдержанность, справедливость, свобода, до каких пределов допустимо бояться смерти, боли или бесчестия, какие пружины приводят нас к действию, и каким образом у нас возникают столь различные побуждения. Под руководством воспитателя ученик учится наблюдать, размышлять и созерцать, что и является уделом людей достойных, то есть любомудров или философов.

Философы часто говорили, отмечает Монтень, философствовать значит умирать. Некоторые понимал это как забота о достойной смерти. Монтень с таким выводом не согласен. Действительно, Любомудров не может не задумываться о смерти. Но последняя не нуждается особого внимания по сравнению с жизнью.

Монтень пытается понять истинное место человека в мире. В отличие от тех, кто, по выражению Монтеня, творит человека, он только рассказывает о ней и изображает личность, которая ни в коем случае не является жемчужиной творения.

Монтень решительно выступает против антропоцентризма, который признает, что человек - это венец творения, а все, что его окружает, создано и существует столько веков для удобства и услуг последней. И только тогда, когда человек поймет, чем она есть, она сумеет спокойно и честно жить перед собой и Богом. Такую уверенность Монтеню предоставляет как и сам предмет исследования (человек) - существо переменная, подвижная, способная к изменениям и совершенствованию, так и, соответственно, диалектический метод ее познания.

Книга Мишеля де Монтеня кажется пестрой, несмотря на значительное количество исторических персоналий. Однако среди такого «толпы» определяется главный герой - авторское «я», окрашенное разными цветами. Оно - предмет изучения и самоанализа, время и цель, и средство осознание человеческой природы вообще. Такой вывод позволяет констатировать блестящее завершение развертывания идеи ренессансного гуманизма и понять место ее носителя - такой интересной фигуры, как Мишель де Монтень.


worldofscience.ru

ОТКРЫТАЯ РЕАЛЬНОСТЬ - Направления - Философия - Философия возрождения - Заальпийский гуманизм

Мишель Монтень родился в 1533 г. в дворянском роде; отец его был весьма знатным человеком и заседал в Бордоском парламенте. Мать была крещеная еврейка. Мишель получил хорошее образование, прекрасно знал древние языки (греческий и латынь). Он учится в колледже в Бордо, затем идет по стопам отца и занимается политикой (некоторое время был даже мэром г. Бордо, поддерживал партию короля), но в 70-е годы XVI в. уединился в своем родовом замке и до конца своих дней занимался только литературной деятельностью, писал свои знаменитые «Опыты». Здесь он и умер в 1592 г.

Монтень является родоначальником нового литературного жанра — эссе. Его «Опыты» — это собрание различных эссе, написанных живым французским языком (не латынью), чтобы как можно больше людей познакомились с его произведениями, ибо он считал, что пишет главным образом для них. Для Монтеня основная проблема — проблема человека, но не того, что занимает центральное место во вселенной, как у Пико делла Мирандолы, а человека обычного, конкретного. Это новый предмет для философии, в соответствии с ним Монтеннь придумывает и новую форму изложения своей философии.

Философия, по мысли Монтеня, должна вернуться к повседневной жизни. Орудием для этого является самопознание. Монтень призывает отказаться от любых авторитетов и школ, ибо они не могут привести человека к знанию. Поэтому он критикует схоластику, ибо она не истинна, так как основана на традициях, а не на четком и прочном философском фундаменте, который проверен и доказан.

Подлинная философия может быть только свободной, не принимающей на веру никакие доводы и положения. Поэтому она существовала в античном мире, но схоластика ушла от нее, и один из признаков того, что она не является подлинной философией, — то, что схоластика везде одинакова. Подлинная философия всегда свободна. Как разнятся друг от друга свободные люди, так разнятся друг от друга и философии. Такое разнообразие философских школ мы видели именно в античной Греции, поэтому античная философия и есть истинная свободная философия.

Главный порок для философии, по мысли Монтеня, это власть авторитета, отсутствие свободы. Поиск истины в такой философии подменяется толкованием, экзегетикой. А подлинная философия говорит о человеке, о его конкретных нуждах, о его радостях и болях, горе и счастье, и поэтому подлинная философия, как и подлинный человек, радостна и счастлива. Потому и вносит Монтень новый метод в философию; этим же обосновывается и его выбор приоритетов среди античных философов. Монтеня не интересуют ни Платон, ни платоники, ни перипатетики (Аристотеля он не любит, потому что это философ, канонизированный схоластикой), наиболее близки ему скептики.

Несколькими десятками лет ранее были опубликованы трактаты Секста Эмпирика (вначале «Три книги пирроновых основоположений», а потом и «Против ученых»). Эти трактаты были изданы с целью предотвращения религиозных войн. Издатель Эрве, найдя книги Секста Эмпирика, подумал, что скептические аргументы могут дать людям понять, что истину они не знают, а потому не стоит спорить о том, в чем ты не можешь быть абсолютно уверен. Такая антиреформаторская направленность издателей Секста Эмпирика и привела к появлению книг этого античного скептика.

Трактаты Секста Эмпирика, однако, не стали очень известными. Реформаторы Лютер и Кальвин мало интересовались философией и даже, наоборот, упрекали в скептицизме других философов (в том числе Эразма). Монтень же стал тем философом, который популяризировал идеи античных скептиков.

В свое время вышла работа испанского богослова Раймунда Себундского, в которой тот, сам будучи католиком, пытался, оставаясь на томистских позициях, доказать невозможность рационального доказательства бытия Бога. На него ополчилась католическая церковь, и Монтень пишет «Апологию Раймунда Себундского», где пытается доказать справедливость положения Раймунда, что человеческий разум не может доказать бытие Бога. Но поскольку вопросы религии Монтеня, собственно, не интересовали, то это был лишь повод для возобновления интереса к скептическим аргументам.

Работа «Апология Раймунда Семундского» — это талантливый пересказ книг Секста Эмпирика, его аргументов, изложенных в не столь стройной форме, как в «Трех книгах пирроновых положений», а в форме эссе. «Апология» сводилась к тезису, что человеческий разум ничего не может доказать, в том числе и существование Бога. Со временем благодаря влиянию, которое Монтень оказывал на современную ему Европу, идеи скептиков стали все глубже проникать в умы философов. Уже после Монтеня разражается настоящий скептический кризис, сменяющий то увлечение платонизмом, которое существовало в возрожденческой Италии. Преодолеть этот кризис сможет впоследствии лишь Рене Декарт.

Однако сам Монтень не был столь последовательным скептиком, как пирроники. Его скептические аргументы в основном были направлены против религиозного фанатизма. Как язвительно выражался Монтень, поджаривать человека ради следования некоторым положениям значит придавать им слишком большое значение. Самая большая ценность для Монтеня, конечно же, человек; никакие догматы и положения не могут по своей ценности сравниться с человеческой жизнью. Именно поэтому он и пишет «Апологию», поэтому и распространяет идеи скептиков.

Сомнения Монтеня направлены против общепризнанного, против традиций — т.е. того, что давно уже следовало изжить, преодолеть, что существует не потому, что является истиной, а потому, что люди привыкли в это верить, привыкли не сомневаться. Для того чтобы человек познал истину, необходимо сомнение во всем. Именно самоуверенность порождает все человеческие пороки. Чтобы прийти к истинному знанию, необходимо для начала убедиться в том, что человек ничего не знает.

Именно для этого и используются скептические аргументы. Начиная с того момента, когда человек очистит себя от различных предрассудков, и начинается истинное познание. Поэтому скептицизм для Монтеня — не цель, не конец, а начало истинного философствования. Скептицизм есть средство очищения нас от различных предрассудков, в том числе философских и религиозных.

Но скептицизм есть не только начало познания, но и его результат, потому что чем больше человек познает, тем больше он убеждается в слабости своего знания, недостаточности своих познаний. Поэтому, не отвергая знания вообще, Монтень утверждает относительность знания: человек кое-что знает, но абсолютного знания у него быть не может. Процесс познания, по Монтеню, бесконечен. Знания начинаются от ощущений, но ощущения сами по себе текучи, как показывают тропы Энесидема, да и сам мир текуч, поэтому знание о мире хотя и возможно, но недостоверно.

Антирелигиозная направленность у Монтеня (антирелигиозная — т.е. антисхоластическая) соседствует с антиантропоцентристской позицией, утверждающей, что все, что существует в мире, существует для человека. Монтень же указывает, что человек есть часть природы — разумная, нравственная, но всего лишь часть. Поэтому человек должен признать тот неумолимый факт, что он живет по законам природы и, действуя согласно этим законам, может обрести свободу. Здесь явно повторяется стоический тезис, что свобода есть действие в согласии с необходимым, неумолимым законом природы.

Мишель Монтень возражает и против антропоморфного понимания Бога. Если о Боге и можно говорить, то только как о существе, безмерно превосходящем любые описания. Нельзя говорить о Боге как о человеке, наделяя Его такими категориями, как разум, воля, любовь и т.д. Бог находится выше всего, поэтому Он настолько выше мира, что отношение к нему у Него, как к весьма далекому предмету. Бог ничего не выделяет в этом мире, для Него все одинаково — и человек, и лист на дереве. Человек не должен кичиться своим положением, потому что для Бога все равны. Каждая часть природы для Бога одинакова, и управляет Он всем одинаково.

Разные религии потому и существуют, что они по-разному представляют далекого и непознаваемого Бога. В каждой религии, по мысли Монтеня, есть часть истинной религии, и христианство не должно претендовать на то, что оно есть религия истинная. Он доказывает это тем, что некоторые христиане по своим моральным качествам гораздо хуже, чем многие атеисты и язычники.

Принадлежность человека к той или иной религии определяется, по Монтеню, его национальностью. «Мы католики в такой же мере, как мы французы», — пишет он. Поэтому нравственность нужно строить не на религиозных, а на природных основаниях. Основы нравственности заложены в самой природе, а поскольку природа ничего не говорит нам о бессмертии нашей души, то душа не бессмертна и умирает вместе с телом.

Но это не разрушает нравственность, и Монтень, как задолго до него Пьетро Помпонацци и некоторые аверроисты, повторяет тезис о том, что отсутствие веры в бессмертие души и надежды на загробное воздаяние не устраняют, а вносят истинную нравственность. Не веря в загробное воздаяние, человек лишается эгоистических основ своей жизни и живет по истинно нравственным законам. Эти нравственные законы устанавливаются природой; познавая их, человек живет нравственной жизнью.

Этика Монтеня перекликается с этикой эпикурейской, согласно которой человек, с одной стороны, должен прожить незаметно, довольствуясь благами, которые дает ему природа и не выдумывая излишних роскошеств (Монтень понимает Эпикура в аутентичном его смысле), а с другой — смысл и цель человеческий жизни состоят в стремлении к счастью. Поэтому и этика Монтеня жизнерадостна в эпикурейском смысле слова. Цель жизни может состоять только в самой жизни.

www.openreality.ru

Философия М. Монтеня

Академия Труда и Социальных Отношений

Кафедра философии и политологии

Реферат

«Философия М. Монтеня»

Выполнила :

студентка

II курса СЭФ

5-ой группы

Овчинникова Наталья

Проверил:

преподаватель

Плютто П.А.

Москва - 2003

Мишель Эйкем де Монтень прожил 59 лет жизни. Он родился 28 февраля 1533 г. и скончался 13 сентября 1592 года.

У нег было как бы две биографии «внешняя» и «внутренняя», - всё время сталкивавшиеся между собой и обе они не лишены драматизма. По своей природе Монтень – натура скорее созерцательная. «Он ленив, равнодушен к общественным обязанностям, а также к обязанностям, налагаемым дружбою и родством; он слишком занят собой» - так говорили о нём ещё в пору его юности. И вместе с тем «равнодушный к обязанностям» Монтень умел достойно их исполнять, проявляя независимость и неуступчивость характера: «Душа моя сама по себе вовсе не лишена была сильных движений, а также отчётливого и ясного взгляда на окружающее, которое она достаточно хорошо понимала и оценивала в одиночестве. Я действительно думаю, что она неспособна была бы склоняться перед силою и принуждением...»

В этих двух характеристиках – ключ не только к биографии Монтеня, но и к его творчеству.

Ему выпало жить в жестокую эпоху, целиком прошедшую под знаком религиозно-политических раздоров и безжалостных войн. Органическое отвращение к насилию и стремление остаться наедине с собой побуждали Монтеня всячески уклоняться от общественных дел, однако, будучи человеком честным, совестливым и обладающим чувством долга, он никогда не отказывался, если дела призывали его.

Повидать ему пришлось немало: в молодости он участвовал в нескольких военных походах, двенадцать лет (с 1558 по 1570 г.) был советником парламента города Бордо, не однажды посещал Париж и бывал при королевском дворе, испытал превратности далёких путешествий, бывал обманут, ограблен; пережил пожар, чуму, смерть своих детей, а на склоне лет даже попал (в качестве заложника) в Бастилию. Все последние 20 лет жизни Монтеня терзала каменно-почечная болезнь, от которой он впоследствии и скончался.

Самыми трудными оказались для него четыре года жизни - с 1582 по 1586 г., когда он был избран мэром города Бордо и получил предписание приступить к исполнению обязанностей. Почётная, но бесплатная и беспокойная должность мэра заставила Монтеня употребить весь свой ум, такт и дипломатические способности на то, чтобы в условиях гражданской войны унимать страсти, гасить конфликты и не допускать дело до крови и убийств. Как всегда в подобных случаях, он навлёк на себя недовольство обеих сторон: «На меня посыпались неприятности, которые при всех общественных неустройствах выпадают на долю людей умеренных. Притесняли меня со всех сторон, гибеллин считал меня гвельфом, гвельф - гибеллином», - вспоминал философ, так что, дождавшись окончания срока, Монтень облегчённо сложил с себя обязанности мэра, чтобы никогда больше к ним не возвращаться.

Подобные обязанности вообще не влекли его. В 37 лет он отказался от должности в бордоском парламенте и удалился в наследственное имение, где в замковой башне устроил библиотеку. Здесь, общаясь в основном с домочадцами, Монтень предался тем занятиям, которые по-настоящему его волновали: читал, размышлял, писал. Результатом его деятельности и явились две первые книги «Опытов», выпущенные в 1580 году . Избранный мэром, Монтень вынужден был прервать работу над своим сочинением, но в 1586 году он к ней вернулся. Два года спустя в свет вышло издание «Опытов», состоявшее уже из трёх книг. Ещё через четыре года Монтеня не стало.

Деятельный «господин мэр» и сосредоточенно размышляющий, исписывающий тысячи страниц автор «Опытов» - вот две ипостаси одного человека. Совмещались ли они и если да, то как? Сам автор сказал: « Господин мэр и Мишель Монтень никогда не были одним и тем же лицом, и между ними всегда пролегала отчётливо обозначенная граница ». В какой мере это верно? Ответить на все эти вопросы значит приблизиться к пониманию «Опытов».

Монтень вряд ли способен открыть «тайну мироздания» или возвестить нам последнюю о нём истину. Он не только не рвётся из круга повседневности, но по большей части о ней как раз и размышляет. Разумеется, он весьма начитан, но стремиться не столько сверить жизнь с философией, сколько философские книги - с жизнью. Вот почему предметом его размышлений оказываются вещи самые обыденные - «воспитание детей» и их «сходство с родителями», «обычай носить одежду», «запахи», «почётные награды», «жестокость», «раскаяние», «пьянство» и даже «большой палец руки» (таковы названия некоторых глав «Опытов»). Монтень пускается в подробные описания собственных привычек, домашнего обихода, своих пристрастий и антипатий, состояния здоровья, не стесняясь посвящать нас в интимнейшие стороны своих недугов.

Разумеется, Монтень чуждый нам французский дворянин, живший 400 лет назад, совсем не собирается нас ничему «учить», он просто искренно «рассказывает» о себе: «Я отнюдь не поучаю, а только рассказываю», - говорил автор о своих сочинениях.

Монтень принадлежит своему времени и истории культуры, которую изучают специалисты: к настоящему дню число работ о Монтене приближается к трём с половиною тысячам. И здесь нет ничего удивительного: автор «Опытов» весьма заметная, едва ли не уникальная фигура в истории западноевропейской культуры. Примечательно и то, что каждая новая эпоха склонна не только говорить о Монтене, но и заговаривать с ним; он всегда будоражил и до сих пор продолжает волновать живую философскую и художественную мысль. Шекспир полон реминисценций из Монтеня, Паскаль и Декарт спорили с ним, Вольтер его защищал. О нём писали, на него ссылались, со спорами или одобрительно, такие известные люди как Бэкон, Гассенди, Монтескье, Дидро, Бейль, Ламерти, Руссо, Пушкин, Герцен, Толстой. Даже философы и художники, в целом далёкие от Монтеня, оказались чувствительны к его мысли и таланту, - начиная с мятежного Ницше, находившего в себе «нечто от порывистости Монтеня», и заканчивая эксцентричным Сальвадором Дали, на пятом десятке расслышавшим в себе монтеневские нотки и проиллюстрировавшим «Опыты» (в 1947 году).

В первой книге «Опытов», по названию глав, можно убедиться в непритязательности первоначального замысла автора. Взявшись за перо в возрасте 39 лет, Монтень собирался лишь выписать из наиболее авторитетных морально-философских сочинений древних (Плутарх, Сенека) поучительные примеры, исторические анекдоты и афоризмы и, снабдив эти образцы античной мудрости кратким комментарием, решил преподнести их своим современникам в качестве «учебника» жизни (будь то жизни обыденной, политической или военной) - учебника, которым мог бы пользоваться «образцовый дворянин». Такие поучительные сборники были весьма распространены как в античности, так и в эпоху самого Монтеня. Отнюдь не претендуя на оригинальность, он, уже в процессе написания первой книги заметил, что приводимые им «примеры» и «афоризмы», а главное, извлекаемые из них «уроки» никак не желают складываться в универсальные «правила», годные на все времена и на все случаи жизни, а напротив, не согласуются между собой. Не без изумления обнаружив, что «правила» на глазах превращаются в «исключения», Монтень осознал, что избранный им материал нуждается не в беглых пояснениях, а в пространной рефлексии, основанной не только на прочитанном, но и на лично пережитом, увиденном, услышанном, случившимся именно с ним. И действительно, наблюдая за переходом мысли Монтеня из первой во вторую книгу (которая была закончена в 1579 г.), можно заметить усиление рефлективного начала.

Публикация первых двух книг, выдержавших три издания подряд (1580, 1582, 1587), была встречена публикой весьма благосклонно. Вскоре появилась третья книга, выпущенная вместе с двумя предыдущими - в 1588 году. Именно в ней Монтень, вероятно, почувствовал, что не исчерпал свой предмет, не высказался до конца, что сказанное его чем-то не удовлетворяет. Поэтому в издание 1588 г. он внёс более 600 добавлений, но эти добавления не продолжают и не развивают книгу, а служат своего рода комментарием к уже сказанному. Этот экземпляр с поправками Монтеня, обнаруженный в библиотеке города Бордо («бордоский экземпляр»), и лёг в основу окончательного текста «Опытов», изданного лишь в начале XX столетия.

Однако в любом случае верным остаётся следующее признание автора: «Я никогда не исправляю написанного и не ввожу в него позже явившихся мыслей, а только иногда изменяю какое-нибудь выражение, и то, чтобы придать ему другой оттенок, а не вовсе изъять его. Я хочу, чтобы по моим писаниям можно было проследить развитие моих настроений и чтобы каждое из них можно было увидеть в том виде, в каком оно вышло из-под моего пера. Мне будет приятно проследить, с чего я начал и как именно изменился ». Действительно, дополняя «Опыты», Монтень корректирует, оспаривает, временами даже полностью дезавуирует ранее высказанные чужие или свои мнения, но ни в коем случае и ни при каких условиях их не упраздняет; он не переписывает свой текст, а только вписывает на полях новые мысли, отнюдь не вытекающие из предыдущих, а отмечающие новую фазу в развитии авторских «настроений»: каждая такая фаза освобождает Монтеня из плена более ранних суждений, но освобождает лишь затем, чтобы привести в темницу иных мнений по поводу рассматриваемого предмета - и так вплоть до того момента, когда автор впадает в открытое противоречие с самим собой. Если,. Например, Монтень вслед за стоиками , принимается восхвалять самоубийство как «избавление от всех зол», то это для него отнюдь не помеха, чтобы страницей ниже пуститься в доказательства того, что напротив, « никакие злоключения не могут заставить подлинную добродетель повернуться к жизни спиной». Он опровергает себя даже в тех случаях, когда речь заходит о важнейшем для него вопросе - об абсолютном знании, об истине. «Нет стремления более естественного, чем стремление к знанию», - не устаёт повторять Монтень и параллельно с этим прибавляет: «Стремление умножить свои познания, тяга к мудрости с самого начала были даны на пагубу человеческому роду»: «О мышление, какая ты помеха для людей! » - весьма противоречивые высказывания «учителя жизни».

mirznanii.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *