Моцарт и сальери это поэма – Моцарт и Сальери — Википедия

Содержание

А.С. Пушкин "Моцарт и Сальери": описание, герои, анализ пьесы

(Иллюстрация И. Ф. Рерберг)

Моцарт и Сальери – второе произведение А. С. Пушкина из цикла маленькие трагедии. Всего автор планировал создать девять эпизодов, но не успел осуществить свой замысел. Моцарт и Сальери написано на основе одной из существующих версий гибели композитора из Австрии – Вольфганга Амадея Моцарта. Замысел написания трагедии возник у поэта задолго до появления самого произведения. Он несколько лет вынашивал его, собирал материал и обдумывал саму идею. Пушкин для многих продолжал в искусстве линию Моцарта. Он писал легко, просто, с вдохновением. Именно поэтому тема зависти была близка поэту, также как и композитору. Разрушающее человеческую душу чувство не могло не заставить его задуматься над причинами его появления.

Моцарт и Сальери – произведение, открывающее самые низшие человеческие черты, обнажающее душу и показывающее читателю истинную натуру человека. Идея произведения – раскрытие перед читателем одного из семи человеческих смертных грехов – зависти. Сальери завидовал Моцарту и движимый этим чувством ступил на путь убийцы.

История создания произведения

Задумана трагедия и предварительно набросана была в селе Михайловском в 1826 году.  Она является второй по счету в сборнике маленьких трагедий. Долгое время наброски пылились у поэта на его рабочем столе, и лишь в 1830 году трагедия полностью была написана. В 1831 году она была впервые опубликована в одном из альманахов.

При написании трагедии Пушкин опирался на газетные  вырезки, сплетни и рассказы обычных людей. Именно поэтому, нельзя считать произведение «Моцарт и Сальери» исторически верным с точки зрения правдивости.

Описание пьесы

 Пьеса написана в двух действиях. Первое действие разворачивается в комнате Сальери. Он рассуждает о том, есть ли на земле истинная правда, о своей любви к искусству. Далее к его беседе присоединяется Моцарт. В первом действии Моцарт рассказывает другу о то, что сочинил новую мелодию. Он вызывает зависть и чувство неподдельной злости у Сальери.

Во втором действии события разворачиваются более стремительно. Сальери уже принял решение и несет своему другу отравленное вино. Он считает, что Моцарт больше ничего не сможет принести музыке, после него не будет тех, кто сможет также писать. Именно поэтому, по мнению Сальери, чем раньше он уйдет из жизни, тем лучше. И вот в последний момент он передувает, колеблется, но уже поздно. Моцарт выпивает яд и отправляется в свою комнату.

(М. А. Врубель "Сальери всыпает яд в бокал Моцарта", 1884)

Главные герои пьесы

В пьесе всего три действующих героя:

  • Моцарт
  • Сальери
  • Старик со скрипкой

У каждого персонажа есть свой характер. Критики отмечали, что герои не имеют ничего общего с их прототипами, именно поэтому, можно смело говорить о том, что все действующие лица трагедии вымышленные.

Моцарт

Моцарт - второстепенный герой, написан по образу жившего ранее композитора Вольфганга Амадея Моцарта. Его роль в произведении раскрыть сущность Сальери. В произведении он предстает жизнерадостным, веселым человеком, обладающим абсолютным слухом и настоящим даром к музыке. Не смотря на то, что его жизнь трудна, он не теряет любовь к этому миру. Также существует мнение, что Моцарт дружил с Сальери много лет и не исключено, что также он мог завидовать ему.

Сальери

Сальери – полная противоположность Моцарта. Мрачный, хмурый, недовольный. Он искренне восторгается произведениями композитора, но зависть, которая закрадывается в душу, не дает покоя. 

«....когда священный дар,

Когда бессмертный гений – не в награду

Любви горящей, самоотверженья

Трудов, усердия, молений послан, –

А озаряет голову безумца,

Гуляки праздного!.. О Моцарт, Моцарт! …»

 Зависть и слова композитора об истинных служителях музыки порождают в Сальери желание убить Моцарта.  Однако, содеянное не приносит ему удовольствия, ведь гений и злодейство вещи не совместимые.  Герой является близким другом композитора, он всегда находится рядом и тесно общается с его семьей. Сальери – жестокий, безумный, охваченный чувством зависти. Но, не смотря на все  отрицательные черты, в последнем действии в нем просыпается что-то светлое и в попытках остановить композитора, он демонстрирует это читателю.  Сальери далек от общества, он одинокий и угрюмый. Пишет музыку для того, чтобы прославится.

Старик со скрипкой

(М. А. Врубель "Моцарт и Сальери слушают игру слепого скрипача", 1884)

Старик со скрипкой – герой олицетворяет собой настоящую любовь к музыке. Он слеп, играет с ошибками, этот факт злит Сальери. Старик со скрипкой талантлив, он не видит нот и публики, но продолжает играть.  Несмотря на все сложности, старик не отказывается от своей страсти, показывая тем самым, что искусство доступно всем.

Анализ произведения

(Иллюстрации И. Ф. Рерберг)

Пьеса состоит из двух сцен. Все монологи и диалоги написаны белым стихом. Первая сцена происходит в комнате Сальери. Ее можно назвать экспозицией трагедии.

Главная мысль произведения – истинное искусство не может быть безнравственным. Пьеса обращена к вечным вопросам жизни и смерти, дружбы, человеческих взаимоотношений.

Выводы пьесы Моцарт и Сальери

Моцарт и Сальери – знаменитое произведение А. С. Пушкина, собравшее в себе воедино реальную жизнь, философские размышления, автобиографические впечатления. Поэт верил, что гений и злодейство – вещи несовместимые. Одно не может существовать с другим. В своей трагедии поэт наглядно показывает данный факт.  Несмотря на свою краткость, произведение затрагивает важные темы, которые в сочетании с драматическим конфликтом создают уникальную сюжетную линию.

xn----8sbiecm6bhdx8i.xn--p1ai

Произведение А. С. Пушкина "Моцарт и Сальери": жанр, краткое содержание

Произведение «Моцарт и Сальери», жанр которого – маленькая трагедия, принадлежит перу известного русского поэта, писателя и драматурга А. С. Пушкина. Автор задумал написание новой пьесы в 1826 году, но создал ее в наиболее плодотворный период своего творчества – во время так называемой Болдинской осени. Пьеса была опубликована в 1831 году, сразу породив один из наиболее прочно устоявшихся мифов о том, что композитор Сальери убил своего друга Моцарта. Текст драмы стал основой для либретто одноименной оперы Н. А. Римского-Корсакова, а также для сценариев фильмов.

Задумка

Пьеса «Моцарт и Сальери», жанр которой отличается некоторой специфичностью по сравнению с другими сочинениями автора, была готова за пять лет до ее публикации, о чем имеются письменные свидетельства друзей поэта и некоторых его современников. Но поэт опасался официальной критики, поэтому не спешил с ее публикацией. Он даже пытался издать свои новые произведения анонимно или скрыть свое авторство, указав на то, что осуществил перевод иностранных произведений. Произведение написано под сильным влиянием его предыдущей крупной исторической драмы «Борис Годунов».

Во время работы над ней Пушкин захотел написать ряд пьес, посвященных историческим эпизодам других стран. И если в первом случае он вдохновлялся творчеством У. Шекспира, то в этот раз он взял за образец драматургию французского автора Ж. Расина, которому отдавал предпочтение в плане стройности сюжета и слога.

Особенности сюжета

Одно из самых известных произведений Пушкина стала пьеса «Моцарт и Сальери». Жанр данной драмы весьма специфичен, так как она входит в цикл так называемых маленьких трагедий, которые как таковые не существуют в литературе, но были разработаны самим автор исключительно для новых произведений, которых было всего четыре. Одна из главных отличительных жанровых черт произведения – намеренная упрощенность сюжета. В данной пьесе – всего два действующих лица (не считая слепого скрипача, который появляется в одном эпизоде).

Вся композиция пьесы – это монологи и диалоги, в которых тем не менее в полной мере раскрываются их характеры. Тщательно прописанной психологией персонажей отличается сочинение «Моцарт и Сальери». Жанр пьесы определил ее камерность: действие разворачивается в замкнутом пространстве, которое как бы еще ярче оттеняет и подчеркивает драматичность истории. Финал произведения довольно предсказуем: интрига в плане сюжета практически отсутствует. Главное завязка – это демонстрация внутреннего мира героев, попытка объяснить их поведение и мотивы.

Язык

Очень простой, но вместе с тем насыщенной лексикой отличается драма «Моцарт и Сальери». Пушкин отказался от сложных литературных оборотов, к которым прибегал при написании своей предыдущей трагедии, когда подражал Шекспиру. Теперь его заинтересовал легкий, изящный язык Расина. Он добивался того, чтобы читатель (или зритель театральной постановки) не отвлекался от сути конфликта и противостояния персонажей.

Поэтому он намеренно сузил рамки повествования и добивался максимальной лаконичности в диалогах и монологах. И в самом деле, оба героя сразу становятся очень понятными, так как с первого же своего появления ясно, четко и точно излагают свои мотивы и цели жизни. Пожалуй, именно в маленьких трагедиях особенно ярко проявился талант автора к подкупающей простоте в лексике. Этим и привлекает читателя драма «Моцарт и Сальери». Пушкин хотел сделать смысл конфликта максимально доступным, поэтому избегал всего, что могло бы отвлечь читателя. Вместе с тем речь героев не лишена некоторой изящности: приближенная к разговорной, она тем не менее звучит очень мелодично и стройно. В рассматриваемом произведении указанная особенность проявляется особенно выпукло, поскольку два его героя – композитора, люди умственного труда, которые обладают утонченным вкусом.

Вступление

Одним из самых известных писателей и поэтов является Пушкин. «Моцарт и Сальери» (краткое содержание пьесы отличается видимой простотой и доступностью для понимания) - это драма, которая интересна своей драматичностью и сложным психологическим сюжетом. Начало открывается монологом Сальери, который говорит о своей преданности и любви музыке, а также вспоминает те усилия, которые он приложил для ее изучения.

При этом он выражает свою зависть (кстати, именно это таким было одно из черновых названий пьесы) к Моцарту, который с легкостью и виртуозностью сочиняет гениальные произведения. Вторая часть монолога посвящена раскрытию его замысла: композитор решил отравить своего друга, руководствуясь тем, что он понапрасну расточает свой талант и не умеет найти ему достойное применение.

Первый разговор героев

Как никто другой в коротком произведении умел передать всю глубину психологических переживаний Пушкин. «Моцарт и Сальери» (краткое содержание пьесы является лучшим тому доказательством) – это словесный поединок двух персонажей, в котором сталкиваются их интересы и жизненные цели. Впрочем, внешне они общаются очень дружелюбно, однако автор построил их речи так, что каждая фраза доказывает, насколько они разные люди и насколько непримиримы противоречия между ними. Это обнаруживается уже в их первой беседе.

Тема «Моцарт и Сальери», пожалуй, лучше всего раскрывается в появлении первого на сцене, которое сразу демонстрирует его легкий и непринужденный нрав. Он приводит с собой слепого скрипача, который плохо играет его композицию, и ошибки бедного музыканта его забавляют. Сальери же негодует из-за того, что его друг насмехается над собственной гениальной музыкой.

Вторая встреча персонажей

Этот разговор окончательно укрепил решение композитора отравить своего приятеля. Он берет яд и направляется в ресторан, где они договорились вместе поужинать. Между обоими вновь происходит диалог, который окончательно расставляет все точки над і. Таким лаконизмом действия отличаются все маленькие трагедии Пушкина. «Моцарт и Сальери» - это драма, которая не стала исключением. Эта вторая беседа композиторов занимает центральное место в повествовании. Во время этого вечера прямо сталкиваются их интересы и жизненные мотивы.

Моцарт считает, что истинный гений не может творить зло, а его собеседник, хотя и поражен этой мыслью, все же доводит свой замысел до конца. В данном случае читатель видит, что Моцарт обречен. Пушкин так строит свое произведение, что в этом не остается никаких сомнений. Его интересует в первую очередь то, что привело к этой драме.

Образ главного героя

Трагедия «Моцарт и Сальери» интересна в плане психологического противостояния этих людей. Первый герой очень прост и непосредственен. Ему и в голову не приходит мысль о том, что его друг завидует ему. Но как настоящий гений искусства он обладает необычным чутьем, которое подсказывает ему скорый конец, о чем ему же и сообщает. Моцарт рассказывает Сальери историю про странного заказчика, который заказал ему реквием и с тех пор больше не появлялся.

С тех пор композитору казалось, что он пишет заупокойную мессу самому себе. В этом коротеньком рассказе ощущается предчувствие им надвигающегося конца, хотя он не отдает себе отчета в том, как именно это случится.

Образ Сальери

Это композитор, напротив, еще больше полон решимости осуществить свой коварный план. Особенно ярко это проявляется в сцене, когда Моцарт играет ему отрывки из реквиема. Данный момент является одним из самых сильных в пьесе. В этом эпизоде Моцарт снова предстает перед читателем как гений музыки, а Сальери – как олицетворенное зло. Таким образом, автор наглядно продемонстрировал свою мысль о том, что эти два понятия несовместимы друг с другом.

Идея

Произведение «Моцарт и Сальери» - это наиболее философское произведение в цикле маленьких трагедий, так как в нем полнее всего выражена проблема противостояния добра и зла, воплощенных в великом композиторе и его завистнике. Пушкин идеально подобрал героев для воплощения своей задумки: ведь именно настоящее, истинное творчество становится ареной борьбы этих двух противоположных начал. Поэтому данная драма имеет экзистенциальное значение. И если другие произведения рассматриваемого цикла имеют достаточно динамичный сюжет, который двигает основную идею, то в этой пьесе все наоборот: на первый план автор выдвинул философскую мысль о том, что настоящее творчество составляет смысл жизни, а сюжет играет вспомогательную роль, оттеняя задумку писателя.

fb.ru

замысел трагедии, история создания и краткое содержание сюжета

Одно из произведений «Маленьких трагедий» Пушкина «Моцарт и Сальери» известно всему миру. Первые наброски этой пьесы были сделаны поэтом в 1826 году, когда он находился в своём имении в Михайловском. Но полностью написана она была лишь только в 1830 году, а уже на следующий год была опубликована в одном из альманахов. Пушкин создал своё произведение, используя одну из версий смерти Моцарта.

История создания пьесы

Исследователи пушкинского творчества утверждают, что первые наброски «маленькой трагедии» были сделаны в Михайловском. Хотя замысел её написания был рождён намного раньше.

К сожалению, рукописи пьесы не сохранились, поэтому судить о том, насколько известный поэт продвинулся в работе над произведением в Михайловском сложно. Но в дневнике М. Погодина была сделана запись о том, что Пушкин работает над новой пьесой.

Кстати, сохранился список произведений, которые Пушкин составил для написания.

Это интересно: произведения Лермонтова – самые известные, список.

Так, в перечне было названо не только известное произведение, но ещё и перечислены следующие пьесы:

  • «Скупой»;
  • «Ромул и Рем»;
  • «Дон Жуан»;
  • «Павел Первый»
  • «Влюбленный бес»;
  • «Димитрий и Марина»;
  • «Иисус»;
  • «Беральд Савойский».

Это интересно: “Сказка о царе Салтане”, краткое содержание произведения Пушкина.

Но уже по возвращении в Москву Александр Сергеевич сообщил своему другу Плетнёву, что привёз с собой несколько драматических произведений. Известно, что все они вошли в известный цикл:

  • «Скупой рыцарь»;
  • «Моцарт и Сальери»;
  • «Каменный гость»;
  • «Пир во время чумы».

Это интересно: дата смерти Пушкина, его основные этапы жизни.

Исследователь пушкинского творчества М. Алексеев считает, что все произведения, которые вошли в цикл «Маленькие трагедии», «опальный поэт» сначала хотел опубликовать анонимно, опасаясь критики Ф. Булгарина. А также исследователи, найдя среди пушкинских рукописей обложку с названием «Зависть», предположили, что это был один из вариантов, которые рассматривал поэт.

Художественные особенности

Художественными особенностями пьесы являются:

  • Пятистопный шекспировский ямб. Пьеса написана белым пятистопным ямбом, которым написаны все шекспировские произведения. Но у Пушкина он более непринуждённый и уже разнообразный.
  • Строгость и стройность, как во французском классицизме.
  • Единство слога, времени и действия.

Это интересно: краткое содержание “Отцы и дети” по главам.

Замысел пьесы

Для создания своего произведения Александр Пушкин использовал несколько источников. Исследователи его творчества считают, что это могут быть следующие источники:

  • Слухи о Сальери.
  • «Культ Моцарта».
  • Музыкальная жизнь художника Иосифа Берглингера.
  • «Драматические сцены» Барри Корнуола.
  • Легенда о Микеланджело: гений и злодейство.

Данных о том, как складывался замысел его драматического произведения, к сожалению, нет никаких. Но среди его бумаг были ссылки на «некоторые немецкие журналы».

Известно, что в 1824 году в Вене начал распространяться слух о том, будто Антонио Сальери сознался в убийстве великого композитора. После преступления прошло уже 30 лет, а сам придворный капельмейстер и известный композитор находился длительное время в психиатрической больнице. Это было напечатано во многих немецких газетах и журналах. Некоторые журналы с этим слухом оказались и у Пушкина. Кстати, эта версия уже тогда, в 1834 году, была опровергнута.

Это интересно: биография Максима Горького – кратко.

В России начала XIX века возник «Культ Моцарта». Одним из главных служителей этому культу стал Улыбышев, который был известен как музыкальный критик. Он считал, что больше нет гениев, кроме Моцарта. Поэтому упоминание о гениальном зарубежном композиторе было популярным в литературе.

Когда Александр Пушкин начал свою работу над пьесой, многие были уже знакомы с подробной биографией предполагаемого убийцы гения. Самую подробную и реальную биографию этого известного композитора написал Игнац фон Мозел, который издал её в 1827 году. Сам композитор умер в 1825 году, поэтому статьи о нём, написанные после смерти, попали и в русские печатные издания.

Это интересно: рассказ о Пушкине – краткая биография и его творчество.

В 1826 году в одном из российских журналов был опубликован отрывок из книги, в которой как раз рассказывалось о примечательной и интересной жизни одного из художников. Это так заинтересовало читателей, что вскоре книги была переведена на русский язык и полностью напечатана. Письма самого Иосифа Берглингера стали источником вдохновения для Пушкина. Считается, что первый монолог главного пушкинского героя с ними очень похож. Краткий пересказ «Моцарт и Сальери» представлен в этой статье.

По мнению Дмитрия Благого, для Пушкина значительным толчком стали и «Драматические сцены» английского поэта Берри Корнуола, которые Александр Сергеевич читал в Болдине. Со временем Корнуола стал любимым писателем «опального поэта».

Известно, что Пушкин свой цикл «Маленькие трагедии» задумывал первоначально назвать «Драматическими сценами». Об этом он несколько раз упоминает в письмах к своим друзьям. По конструкции пушкинские драмы очень похожи на те произведениями, которые писал Корнуола. Есть между пьесами английского поэта и Пушкина и текстуальные совпадения.

Пушкин, безусловно, был знаком и с легендой о Микеланджело. О нём он упоминает и в своей «маленькой трагедии», где в последнем монологе Сальери, пытаясь оправдать свой поступок, вспоминает о гении, который совершил преступление во имя искусства.

Это интересно: как написать книгу – пошаговая инструкция для начинающих.

Действующие лица

В «маленькой трагедии» Александра Пушкина действующих лиц мало:

  • Моцарт.
  • Сальери.
  • Старик со скрипкой.

Литературные критики отмечали, что в пьесе Пушкина герои сильно отличались от оригиналов. Известно, что образ Моцарта «опальному» поэту не нужно было сочинять, так как он уже существовал в романтической литературе того времени. Так, Александр Сергеевич и в своём литературном сочинении воплотил основные черты, характерные для этого образа:

  • Светлый гений.
  • Безмятежный.
  • Безоблачный.
  • Безразличный к мирской суете, к положению в обществе и успеху.
  • Одарённый и без мук творчества.
  • Не сознающий своего величия.

Безусловно, это был романтический образ известного композитора, а оригинал был совсем другим. Но ещё меньше похож на исторический прототип Сальери, которого создал Александр Пушкин. Так, в сюжете пушкинского произведения перед читателем предстаёт образ музыканта, идущего трудной дорогой к признанию. Упорный труд и отказ от всего в этой жизни, по мнению Александра Сергеевича, помогает ему добиваться своих целей. В реальности Сальери быстро и легко завоевал успех во многих странах. Исторические данные показывают, что гениальный композитор учился у Сальери, хотя их музыкальные пути были совершенно разными.

Первая сцена трагедии

Действие происходит в комнате. Первый монолог Сальери, который рассуждает о том, существует ли правда на земле. И для него уже давно ясно, что нигде не существует правды. Герой говорит о том, что он уже родился, любя искусство. И даже церковная музыка вызывала у него невольные и сладкие грёзы. О себе рассказывает, что ему никогда не были интересны детские забавы и другие науки, которые не были связаны с музыкой. Одна лишь музыка занимала его сердце.

Но и первые музыкальные шаги давались ему нелегко. Он стал изучать музыку, а уж только потом он смог творить. Но тогда он ещё не думал о славе. И его музыкальные творения рождались в тишине. Иногда герой не ел и не спал несколько дней и ночей. А потом он свой труд сжигал и безразличным взглядом следил за огнём, который стирал его муки с земли.

И вот однажды слава и успех улыбнулись Сальери. И, видя, как его музыка находит отклик в сердцах людей, композитор был счастлив. Приносили ему радость не только собственный успех, труд и слава, но и успехи его друзей и коллег. Музыкант никогда не думал о зависти, зато он был гордым. И вот теперь он сам называет себя «завистником».

В этот момент в комнату заходит Моцарт и между ними возникает беседа. Он весёлый и радостный, хотел немного пошутить над своим другом. Он рассказывает Сальери о том, что, идя к нему, он вдруг услышал, как играет слепой скрипач в трактире. Он решил привести этого скрипача с собой. Вскоре в комнату заходит и слепой музыкант, который желает сыграть для них музыку Моцарта. Слепой старик играет с ошибками, не зная, что перед ним сам великий композитор.

Музыка слепого музыканта вызывает у Моцарта лишь только смех, а вот Сальери злится и прогоняет старика. Великий композитор, видя злость Сальери, желает уйти. Но того интересует, что ему принёс добродушный друг. Гений рассказывает другу, что ему ночью не спалось, и вот он написал три новые мелодии, которые он хотел сыграть для Сальери, чтобы услышать его мнение.

Моцарт садится за фортепиано, а Сальери в кресло. Услышав мелодию, Сальери находится в восхищении и называет Моцарта «богом». А «бог» просто говорит о том, что он голоден и тут Сальери предлагает пообедать вместе в «трактире Золотого Льва». Тут Моцарт, согласившись на обед, уходит домой, чтобы предупредить жену о том, что он не будет сегодня дома обедать.

Сальери, оставшись наедине со своими мыслями, произносит монолог о том, что великого музыканта Моцарта он должен остановить. Для этой участи, как он считает, его избрала сама Судьба. И если он этого не сделает, то погибнут все музыканты, так как они никогда не узнают, что такое успех и слава.

Сальери считает, будто Моцарт больше ничего не сможет принести музыке, что тот не сможет поднять искусство. И пользы в нынешней славы нет большой, так как после его смерти не будет наследника, и никто уже не сможет больше так сочинять. Поэтому чем раньше он умрёт, тем лучше для музыки и остальных музыкантов.

Сальери достаёт яд, подаренный ему много лет назад Изорой. Некогда он желал отравить им своего врага, потом думал умереть сам, и хотя он не трус, но так задуманного выполнить и не смог. Но теперь этот яд ему приходился.

Краткое содержание второй сцены

Моцарт и Сальери сидят в трактире. Моцарт чем-то расстроен, задумчив. Это замечает и Сальери, который пытается узнать причину грусти своего друга. Тот признаётся другу, что сочиняет уже три недели «Реквием». Это заявление вызывает у Сальери не только удивление, но и зависть. А Моцарт рассказываем ему о том, как он стал сочинять «Реквием».

Это все началось три недели назад, когда Моцарт поздно вернулся домой. Ему сказали, что кто-то заходил за ним, но никто не знал, кто это был. О незнакомце Моцарт думал всю ночь, но он до сих пор не знает, кто это. Этот незнакомец пришёл и на следующий день, но великого композитора он опять не застал дома. Зашёл он и на третий день, застав Моцарта, играющего на полу со своим сыном. Незнакомец был одет во все чёрное. Он учтиво поклонился и заказал Моцарту для написания «Реквием».

С той же минуты композитор стал писать, но этот чёрный человек больше к нему не приходил. «Реквием» уже готов, но Моцарту жалко с ним расставаться. Но с тех пор Моцарту стало казаться, что этот чёрный человек повсюду следует за ним. Вот и сейчас Моцарт чувствовал его присутствие за этим столиком в трактире.

Но Сальери поспешил успокоить друга, вспомнив слова Бомарше. Моцарт сразу же поинтересовался о том, насколько правдивы слухи о том, что Бомарше кого-то отравил. Но сам же сказал, что это неправда, так как Бомарше — это гений, а «гений и злодейство» несовместимы.

Но Сальери так не считал и, разговаривая с Моцартом, успел бросить яд в его стакан. И тут же он предложил другу выпить. Моцарт идёт к фортепиано, чтобы сыграть для Сальери свой «Реквием». Моцарт удивлён тем, что его друг вдруг начал плакать.

На вопрос о том, почему Сальери плачет, тот отвечает, что ему и приятно, и больно. Но свой тяжкий долг он выполнил. Он просит Моцарта играть, но тот, сославшись, что хочет спать и плохо себя чувствует, уходит. Сальери, оставшись один, задумывается о фразе Моцарта о том, что гений и злодейство — несовместные вещи. Но тогда Сальери не гений? Сальери вспоминает истории убийц, чтобы как-то оправдать свой поступок.

Анализ «маленькой трагедии»

В своём произведении «Моцарт и Сальери» Александр Пушкин неравномерно изображает героев. Так, Моцарт — это второстепенный герой, который необходим для раскрытия и понимая образа Сальери. Два персонажа пьесы противоположны, хотя они относятся к одному миру искусства. Но даже музыку они воспринимают по-разному. Сальери мечтает писать музыку для того, чтобы прославиться. Он одинок и далёк от общества. Из-за того, что он замкнут, гнев постепенно созревает в нём. Сальери считает, что Моцарт недостоин иметь дар, и поэтому ему придётся исправлять эту ошибку.

Совсем иным выглядит пушкинский Моцарт, труд которого тяжёл, а судьба постоянно испытывает его. Но это совершенно не мешает ему сочинять музыку, которая идёт от души. Он совсем не думает о славе. Его даже не пугает смерть, которую он предчувствует. Для него музыка — это, прежде всего, гармония, счастье и спокойствие. Сальери убивает гения и, теряя все награды, как композитор, он превращается в злодея и убийцу.

obrazovanie.guru

"Моцарт и Сальери". Маленькие трагедии А.С. Пушкина: анализ произведения

«Моцарт и Сальери» — это второе произведение Пушкина из цикла «Маленькие трагедии». Оно основано на легенде о неожиданной и загадочной смерти гениального композитора из Австрии – Вольфганга Амадея Моцарта. Вокруг безвременной смерти этого композитора ходили легенды. «Моцарт и Сальери» это драматическое произведение, написанное в жанре трагедии. Пьеса состоит из двух сцен. Все монологи и диалоги написаны белым стихом. Первая сцена происходит в комнате Сальери. Ее можно назвать экспозицией трагедии.

Сальери находится в комнате один. В своем монологе он обрисовывает свой характер, свое воспитание, тайные мысли. Он осознает великий талант Моцарта, божественность его музыки и зависть гложет его душу. В этой же сцене раскрываются дружба и вражда Моцарта и Сальери. В комнату входит Моцарт со слепым скрипачом, и просит того исполнить его произведение. Скрипач играет, но играет скверно на своей старой, плохо звучащей скрипке, чем просто развлекает молодого композитора.

Современники Моцарта помнят его, как человека веселого, жизнерадостного, Такова и его музыка – легкая оптимистичная. Поэтому она быстро находила своего слушателя. В трагедии Моцарт тоже показан таким же оптимистичным, радостным человеком. По крайней мере, таким он выглядит в первой сцене трагедии.

В противовес ему Сальери выглядит мрачным и недовольным. Он вполне искренне восторгается произведением, которое наигрывает ему на пианино Моцарт. Но зависть, коварным червем разъедает его душу. В эту минуту в душе Сальери рождается замысел отравить его тем ядом, который у него хранился 18 лет.

Действие второй сцены происходит в трактире Золотой Лев, куда Сальери приносит яд. Он высыпает порошок в шампанское. Моцарт рассказывает другу о странном мистическом заказчике, который заказал ему Реквием, и теперь словно тень преследует его всюду. Этот «человек в черном» — прообраз смерти. Выпив отравленное шампанское, Моцарт садится за пианино и играет Реквием. Яд постепенно действует, Моцарту становится хуже, он уходит из трактира. Отравленный Моцарт и тут оказывается выше завистливого соперника. Он произносит слова, которые попросту сражают Сальери наповал. Моцарт говорит:

А гений и злодейство —
Две вещи несовместные.

И этими словами сам того не подозревая, он заставил своего приятеля усомниться в собственной гениальности. Сальери пытается оправдать себя. По сути, он не решил своей главной проблемы. В этой фразе, заключается главная мысль произведения. Не случайно, в пьесе она произносится дважды.

Пушкин – гений верил в то, что гений и злодейство – две вещи несовместные. Можно быть гением, а можно быть ремесленником. Сальери в отличие от Моцарта – ремесленник. Он мог быть придворным композитором и музыкантом, а Моцарта слушали все. И слепой музыкант играл на улице не музыку Сальери, а Моцарта, подобрав ее на слух. Зависть – один из семи смертных грехов составляют тему и идею этой трагедии. В этой маленькой трагедии зависть убивает Гения ядом. Но кто как не Пушкин – вечная жертва людской зависти – мог знать, как людская зависть способна отравлять существование.

При всем уважении к известному литературному критику В. Белинскому, невозможно согласиться с его анализом произведения, и особенно с его мнением о том, что Моцарт и Сальери – вымышленные герои. Это произведение – историческая трагедия. Но Пушкин в ее написании опирался на газетные и журнальные заметки, сплетни. Искаженная информация нередко порождает неверные выводы и умозаключения.

Моцарт и Сальери знали друг друга много лет и даже дружили. Но нельзя исключать и такого варианта, что зависть была обоюдной. Сальери завидовал Моцарту в том, с какой легкостью давались ему композиции, как живо и непринужденно звучала музыка гениального Моцарта. А Моцарт и особенно его отец, злились тому, что какой-то инородный «итальяшка» был придворным музыкантом, завидовали его положению в венском обществе.

И еще: известно, что Вольфганг Моцарт умер естественной смертью, он вовсе не был отравлен, и Сальери никак не причастен к его смерти.

 

poetpushkin.ru

Моцарт и Сальери. О чем произведение (сюжет, композиция)

В своей комнате сидит композитор Сальери. Он сетует на несправедливость судьбы. . Он овладел в совершенстве ремеслом музыканта. Ныне же душу Сальери угнетает сознание, что он завидует, мучительно, глубоко, Моцарту.
Идя к Сальери, Моцарт услышал в трактире звуки скрипки и увидел слепого скрипача, он просит его сыграть что-нибудь из Моцарта. Сальери прогоняет старика.

Моцарту кажется, что Сальери нынче не в духе, но Сальери предлагает Моцарту вместе отобедать в трактире «Золотого Льва» .

Оставшись один, Сальери говорит, что не в силах более противиться судьбе, которая избрала его своим орудием. Он считает, что призван остановить Моцарта, который своим поведением не поднимает искусство, что оно падет опять, как только он исчезнет. Сальери считает, что живой Моцарт — угроза для искусства. Теперь же, считает Сальери, пора воспользоваться ядом, и дар любви должен перейти в чашу дружбы.

В отдельной комнате трактира, где есть фортепьяно, сидят Сальери с Моцартом. Сальери кажется, что Моцарт пасмурен, что он чем-то расстроен. Моцарт признается, что его тревожит Requiem, который он сочиняет уже недели три по заказу какого-то таинственного незнакомца. Моцарту не дает покоя мысль об этом человеке, который был в черном

Сальери пытается успокоить Моцарта, говоря, что все это — ребячьи страхи. Он вспоминает своего друга Бомарше, который советовал ему избавляться от черных мыслей с помощью бутылки шампанского или чтения «Женитьбы Фигаро» . Моцарт, зная, что Бомарше был другом Сальери, спрашивает, правда ли, что он кого-то отравил. Моцарт, возражая ему, говорит, что Бомарше был гений, как и они с Сальери, «а гений и злодейство две веши несовместные» . Моцарт убежден, что Сальери разделяет его мысли. И в это мгновение Сальери бросает яд в стакан Моцарта. Моцарт поднимает тост за сыновей гармонии и за союз, их связующий. Сальери делает попытку остановить Моцарта, но поздно, тот уже выпил вино. Теперь Моцарт намерен сыграть для Сальери свой Requiem. Слушая музыку, Сальери плачет, но это не слезы раскаяния, это слезы от сознания исполненного долга. Моцарт чувствует недомогание и покидает трактир. Сальери, оставшись один, размышляет над словами Моцарта о несовместности гения и злодейства; как аргумент в свою пользу вспоминает он легенду о том, что Бонаротти принес жизнь человека в жертву искусству. Но внезапно его пронзает мысль, что это всего лишь выдумка «тупой, бессмысленной толпы».

otvet.mail.ru

Моцарт и Сальери — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

«Мо́царт и Салье́ри» — вторая по авторскому счёту «маленькая трагедия» Александра Сергеевича Пушкина. Задумана и предварительно набросана в селе Михайловском в 1826 году. Написана в чрезвычайно плодотворный период, известный в пушкиноведении под названием Первой Болдинской осени — в 1830 году. Впервые опубликована в конце 1831 года в альманахе «Северные цветы на 1832 год»[1]. С небольшими изменениями пьеса в 1872 году была использована Н. А. Римским-Корсаковым в качестве либретто одноимённой оперы.

Основанная на одном из многочисленных слухов, порождённых ранней смертью В. А. Моцарта, «маленькая трагедия» Пушкина способствовала широкому распространению и укоренению в массовом сознании мифа о причастности к ней композитора Антонио Сальери, имя которого в России стало нарицательным[2][3][4].

Зарождение и развитие замысла

Исследователи творчества А. С. Пушкина сходятся в том, что замысел маленькой трагедии «Моцарт и Сальери» относится к 1826 году, и в том же году в селе Михайловском был сделан по крайней мере первоначальный её набросок[5]. Предполагается, что небольшие, внутренне замкнутые сцены Пушкин задумал ещё в процессе работы над «Борисом Годуновым», из которого он хотел выделить самостоятельные произведения, в частности, сцены «Димитрий и Марина» и «Курбский», — западноевропейские романтики в это время в поисках новых форм разрабатывали жанр «исторических сцен»[6].

Вопрос о том, в какой мере Пушкин в 1826 году осуществил свой замысел, остаётся открытым, поскольку рукописи пьесы не сохранились, а М. П. Погодин 11 сентября 1826 года сделал в своём дневнике запись, со слов Д. В. Веневитинова, о том, что у Пушкина, кроме «Бориса Годунова», есть ещё «Самозванец, Моцарт и Сальери, Наталья Павловна» и так далее[5]. Как предполагал Б. В. Томашевский, замысел «Моцарта и Сальери» в то время настолько определился, что друзья Пушкина считали пьесу уже написанной[7]. Сохранился составленный поэтом перечень задуманных драматических произведений: «Скупой, Ромул и Рем, Моцарт и Сальери, Дон Жуан, Иисус, Беральд Савойский, Павел I, Влюбленный бес, Димитрий и Марина, Курбский», — специалисты относят его к 1827 году[8]. Во всяком случае, Пушкин к этой пьесе вернулся Болдинской осенью 1830 года и в декабре, по возвращении в Москву, сообщал П. А. Плетнёву, что привёз с собой «несколько драматических сцен, или маленьких трагедий, имянно: Скупой Рыцарь, Моцарт и Салиери, Пир во время Чумы и Д. Жуан»[9].

В одном из списков «маленьких трагедий», или, как чаще называл их сам автор, «драматических сцен», «опытов драматических изучений», пьеса «Моцарт и Сальери» помечена как перевод с немецкого — предполагалась, таким образом, литературная мистификация[5][7]. М. П. Алексеев в комментариях к «пробному» седьмому тому Полного собрания сочинений Пушкина[К 1] высказывал предположение, что не только «Моцарта и Сальери», но и другие «маленькие трагедии» Пушкин первоначально хотел опубликовать анонимно — опасаясь критических нападок Ф. В. Булгарина[11].

Среди рукописей Болдинского периода сохранилась обложка с написанным Пушкиным заглавием: «Зависть», — как предполагают исследователи, таков был один из вариантов названия трагедии, от которого Пушкин впоследствии отказался, вернувшись к первоначальному названию, упомянутому в дневнике Погодина[11].

«Истина страстей, правдоподобие чувствований в предполагаемых обстоятельствах» — так Пушкин в этот период формулировал для себя основные требования к драматургу[12]. Как и все его драматические произведения, пьеса «Моцарт и Сальери» написана белым пятистопным («шекспировским») ямбом[13], но, по сравнению с «Борисом Годуновым», более разнообразным и непринуждённым, без обязательной цезуры на второй стопе[14]. Если в «Борисе Годунове» Пушкин отдал известную дань У. Шекспиру, пожертвовав двумя из трёх классических единств, а также четвёртым, «необходимым условием французской трагедии» — единством слога, то в структуре маленьких трагедий специалисты отмечают большее влияние французского классицизма, прежде всего Ж. Расина, у которого Пушкин находил преимущество перед Шекспиром в строгости и стройности отделки[14]. В «Моцарте и Сальери» соблюдены единства действия, времени и слога[14].

Написав пьесу, Пушкин не спешил её публиковать, хотя знакомил с ней, как и с другими маленькими трагедиями, некоторых друзей, — в июле 1831 года В. А. Жуковский писал Пушкину: «На Моцарта и Скупого сделаю некоторые замечания. Кажется и то и другое ещё можно усилить»[12]. В конце 1831 года пьеса была опубликована в альманахе «Северные цветы на 1832 год», где указана дата завершения работы над ней: «26 октября 1830 г.». В дальнейшем по этой публикации и перепечатывался текст «Моцарта и Сальери». В 1832 году пьеса была включения в часть III «Стихотворений Александра Пушкина»[15].

Предполагаемые источники замысла

Слухи о Сальери

О том, как складывался замысел «Моцарта и Сальери», достоверных сведений нет. В сохранившейся среди его бумаг записи, сделанной предположительно не раньше лета 1832 года, Пушкин ссылался на «некоторые немецкие журналы», что, однако, нельзя считать непреложным указанием на источник замысла[16]. М. Алексеев считал, что Пушкин мог сослаться на немецкие журналы, не указывая их более точно, с тем чтобы дезориентировать своих оппонентов, критикующих легендарную основу сюжета, и подобно тому, как и всю пьесу он первоначально хотел выдать за перевод с немецкого, переложить ответственность за неё на немецкие источники[16].

В 1824 году, спустя 30 с лишним лет после смерти Моцарта, в Вене действительно распространился слух, будто знаменитый композитор, придворный капельмейстер Антонио Сальери, находившийся в то время в психиатрической лечебнице, сознался в его убийстве. Этот слух был подхвачен и некоторыми газетами, в частности «Берлинской всеобщей музыкальной газетой»[17], а позже, с большой вероятностью именно оттуда, перепечатан и во французской «Journal des Débats»[18]. Поскольку немецким Пушкин владел недостаточно хорошо, в своё время ещё В. А. Францев предположил, что Пушкин о мифическом признании Сальери прочёл именно в «Journal des Débats»: с этим изданием поэт был хорошо знаком ещё в свой одесский период[19].

Однако публикация в прессе недостоверных слухов тогда же, в 1824 году, вызвала ряд опровержений, в том числе со стороны хорошо известного в то время в России композитора и музыкального критика Сигизмунда Нейкома[20]. Его письмо, опубликованное в «Берлинской всеобщей музыкальной газете», а затем и в «Journal des Débats», начиналось словами: «Многие газеты повторяли, что Сальери на смертном одре признался в ужасном преступлении, — в том, что он был виновником преждевременной смерти Моцарта, но ни одна из этих газет не указала источник этого ужасного обвинения, которое сделало бы ненавистной память человека, в течение 58 лет пользовавшегося всеобщим уважением жителей Вены»[21][22]. Непосредственно по поводу взаимоотношений Сальери и Моцарта, Нейком сообщал: «Не будучи связаны друг с другом тесной дружбой, Моцарт и Сальери питали друг к другу такое уважение, которое друг другу взаимно оказывают люди больших заслуг. Никогда никто не подозревал Сальери в чувстве зависти»[23][22]. Письмо Нейкома было опубликовано в «Journal des Débats» 15 апреля 1824 года, незадолго до отъезда Пушкина из Одессы; там же до него могли дойти сведения и из итальянских источников, где с опровержением слухов выступил известный поэт и либреттист Джузеппе Карпани[24]. Таким образом, в тех же источниках, в которых Пушкин мог почерпнуть сплетню о признании Сальери, он мог прочесть и её опровержения[22][К 2]. Эта сплетня, считал М. Алексеев, была не единственным и, скорее всего, не главным источником его вдохновения[26].

«Культ Моцарта»

В середине 20-х годов XIX века в России уже можно было говорить о настоящем «культе Моцарта» (хотя и далеко не всеобщем), и одним из самых ревностных служителей этого культа был хорошо знакомый Пушкину музыкальный критик А. Д. Улыбышев[26][К 3]. В 1825 году, сравнивая Моцарта с очень популярным в то время Джоаккино Россини (поклонники оперы в России тогда делились на партии «моцартистов» и «россинистов», как называл их «Московский телеграф»), Улыбышев писал: «В мире нравственном два рода гениев: одни родятся для всех веков, для всех народов и постигают сущность искусства: другие потому только гении, что являются во время, сообразно с их собственным духом… Моцарт принадлежит к первому роду гениев, Россини ко второму… Сверх того таково различие между сими двумя родами гениев, что первых произведения вечны, вторых временны…»[26]. Как бы ни заблуждался Улыбышев относительно Россини, предрекая ему скорое забвение, Пушкин, который от мира музыкальных переживаний был достаточно далёк (и писал об «упоительном Россини» в «Евгении Онегине»), в статье авторитетного критика мог обратить внимание не только на противопоставление двух типов музыкального творчества, но и на его слова о Моцарте — «гении» для всех времен, постигшем самую «сущность искусства»[26]. Улыбышеву принадлежала и восторженная статья о «Реквиеме» Моцарта, опубликованная весной 1826 года: «История „Реквиема“ известна. Всё должно было быть необычайно в судьбах человека, самое имя которого выражает идею об абсолютном совершенстве в музыкальном творчестве»[26]. Среди добрых знакомых Пушкина был и другой страстный поклонник Моцарта — граф М. Ю. Виельгорский, который, по словам М. Д. Бутурлина, «почти что помешался на превосходстве Моцарта над всеми прочими композиторами»[27].

Во второй половине 20-х годов на страницах русских журналов уже велась борьба за немецкую музыку против «итальянизма», отражавшая германофильские тенденции русских романтиков; собственно, и сам «культ Моцарта» — конкретное воплощение романтического культа гения — был изначально импортирован из Германии; даже присутствующее в пьесе сравнение Моцарта с Рафаэлем было в те годы в популярных музыкальных изданиях общим местом[28][29].

«Музыкальная жизнь художника Иосифа Берглингера»

В то время, когда Пушкин работал над своей «маленькой трагедией», уже существовала достаточно подробная биография Сальери, написанная Игнацем фон Мозелем и изданная в 1827 году, не говоря уже о многочисленных некрологах, опубликованных в разных странах в связи со смертью композитора в мае 1825 года; некоторые биографические сведения о нём попали тогда и в русскую печать[30]. В январе 1826 года некролог был опубликован и в «Санкт-петербургской газете», издававшейся на французском языке под редакцией Улыбышева; Сальери в нём был назван «великим композитором»[31]. «Ни в одной биографии Сальери, — писал Михаил Алексеев, — если таковые даже и были бы Пушкину известны, он не мог найти ни одного из тех указаний, на которых строится в пьесе поэтический облик его героя»[30]. У этих указаний, считал литературовед, совсем иной источник — книга В. Ваккенродера и Л. Тика «Об искусстве и художниках. Размышления отшельника, любителя изящного, изданные Л. Тиком», из которой многие ранние немецкие романтики, включая и Э. Т. Гофмана, заимствовали готовые поэтические схемы[32].

Это сочинение было хорошо известно в России: в «Московском телеграфе», в № 9 за 1826 год был опубликован отрывок из её второй части — «Примечательная и музыкальная жизнь художника Иосифа Берглингера», а чуть позже, в том же 1826 году, в Москве был издан и полный её перевод[32]. Во второй части обращает на себя внимание описание трудного пути героя к успеху:

От самых ранних лет музыка составляла главное удовольствие Иосифа... Мало по малу, повторяя часто своё наслажденье, он так образовал свои чувства, что все они были проникнуты звуками музыки... Преимущественно посещал он церкви и под высокими сводами храмов внимал духовным ораториям, песням и хорам, при громких звуках труб и литавр, и часто, движимый благоговением внутренним, смиренно падал на колени... Иногда действие звуков производило в сердце чудесное слияние грусти и радости. Иосиф готов был и плакать и смеяться... Он хотел принудить себя к изучению полезной науки. Но вечная борьба души не прекращалась. [...] Иосиф достиг своей цели неутомимым прилежанием и наконец увидел себя на высокой вершине неожиданного счастья[33].

В одном из писем Иосифа можно было прочесть:

Прежде нежели мог я изливать в звуках свои чувства, сколько мучений мне стоило произвесть что-нибудь согласное с обыкновенными правилами моего искусства: как несносен был этот механизм! Но так и быть: я имел довольно юношеской силы и надеялся на радостное будущее“[33].

Эта схема творческого пути музыканта, кажущаяся сейчас типичной и даже банальной, в России в 1826 году, писал Михаил Алексеев, была «совершенной новостью», и едва ли можно считать случайным сходство этого текста с первым монологом пушкинского Сальери[34]:

Ребёнком будучи, когда высоко
Звучал орган в старинной церкви нашей,
Я слушал и заслушивался — слёзы
Невольные и сладкие текли.
Отверг я рано праздные забавы;
Науки, чуждые музыке, были
Постылы мне; упрямо и надменно
От них отрёкся я и предался
Одной музыке. Труден первый шаг
И скучен первый путь. Преодолел
Я ранние невзгоды. Ремесло
Поставил я подножием искусству...[35]

В первых главах книги Ваккенродера—Тика присутствуют и две главные проблемы пушкинской трагедии: зависть прославленного мастера к «божественной гениальности» художника-соперника и противостояние «гениальной» лёгкости и инстинктивности творчества и рационалистического процесса творческого усилия[34]. В главе «Ученик и Рафаэль» юноша по имени Антонио пытается выведать у Рафаэля его секреты, но Рафаэль по поводу характера своей живописи отвечает: «…Мой дала мне природа; я нимало над ним не трудился; этому никакими усилиями научиться невозможно»[36]. В книге присутствует и рассказ о живописце Франческо Франча, причиной смерти которого, по Ваккенродеру, стала зависть к Рафаэлю. Прославленный художник верил, что в душе его присутствует «небесный гений» — пока не увидел Мадонну Рафаэля. «С какой высоты величия он упал внезапно!» — пишет В. Г. Ваккенродер и негодует по адресу критиков, утверждающих, будто Франческо Франчиа был отравлен[37].

«Драматические сцены» Барри Корнуола

Как считал Дмитрий Благой, в затянувшем процессе работы над «маленькими трагедиями» роль катализатора сыграли «Драматические сцены» Барри Корнуола, входившие в однотомное собрание сочинений четырёх английских поэтов, которое Пушкин читал в Болдине[38][К 4]. Требования поэтики Корнуола, его стремление к «выражению естественных чувств» и готовность ради этой естественности пожертвовать «поэтическими описаниями», были близки Пушкину, — в последние годы Корнуол был одним из любимейших его писателей[40][41]. Адвокат по профессии, он многие годы был комиссаром управления домами для умалишённых; посвящённые изображению человеческих страстей, его «Сцены» отличались, как указывал сам автор в предисловии к ним, «странностью вымысла»: Корнуола привлекали психологически исключительные фабулы и положения, явления человеческой психики, граничащие с патологией; издатели его сочинений отмечали, что Корнуол предпочитает изображать «болезненные чувства природы нашей и даже её необузданные заблуждения»[42].

Свои «маленькие трагедии» Пушкин тоже первоначально намеревался назвать «драматическими сценами», под таким наименованием пьесы упоминались даже в его письме к Плетнёву в декабре 1830 года; исследователи отмечали очевидное сходство драматургической конструкции его пьес с сочинениями Корнуола[43][44]. Драматизированные психологические этюды английского писателя, состоящие из нескольких сцен (от одной до четырёх), при самом ограниченном числе персонажей, сочетают напряженность внутреннего движения страстей с предельной скупостью в отношении внешней формы[43]. «Это было, — писал Д. Благой, — как раз то, чего добивался Пушкин, к чему он шёл своей „Сценой из Фауста“». Д. Благой в своё время обнаружил известное сходство и в содержании: «Моцарт и Сальери» перекликается с «Лодовико Сфорца» Корнуола, фабула которого основана на двойном отравлении[44]. Между двумя пьесами можно обнаружить и непосредственные текстуальные совпадения. Например, у Пушкина Сальери восклицает: «Постой, / Постой, постой!.. Ты выпил!.. Без меня?» — у Корнуола в сцене второго отравления: «Изабелла. А! Остановись, остановись — потише, / Подожди. Сфорца. Как, отчего? Изабелла. Ho — разве, разве ты будешь / Пить без меня?»[44].

Д. Благой отмечает, что в «Моцарте и Сальери» очень большое место занимает монологическая форма речи, причём монолог Сальери, по мысли представляющий собой единое целое, в пьесе рассредоточен — разбит на три части. Этот продолжающийся на протяжении всей «маленькой трагедии» монолог литературовед, помимо определённой композиционной функции (три монолога Сальери, в начале, в середине и в конце, как бы обрамляют диалогические сцены) объясняет тем, что зависть Сальери у Пушкина предстаёт как уже сложившееся психическое состояние, давно и устойчиво владеющее его душой — на грани патологии[45].

Легенда о Микеланджело. Гений и злодейство

Во времена Пушкина широкое хождение имела сплетня о Микеланджело: будто бы он, желая достовернее изобразить страдания распятого Христа, не остановился перед тем, чтобы распять своего натурщика, — в пьесе об этой сплетне вспоминает Сальери в своём заключительном монологе[46]. Микеланджело в этом анекдоте совершал преступление во имя искусства, такой же мотив приписывает себе и пушкинский Сальери[46].

Сплетня нашла своё отражение и в литературе; её пересказывал, например, маркиз де Сад в романе «Жюстина, или Несчастья добродетели»: «…Он не посовестился распять одного молодого человека и воспроизвести его мучения»[46]. Не называя, в отличие от Сада, «великого живописца» по имени, А. Шамиссо ту же сплетню обработал в поэме «Распятие. Легенда о художнике» (нем. Das Kruzifix. Eine Künstler-Legende)[47] .

Пушкин мог узнать о ней из «Писем русского путешественника» Н. М. Карамзина, который в письме XXIII (из Дрездена) сообщал, что в местной галерее, показывая картину Микеланджело — «Распятие Христа», — всегда рассказывают, будто он умертвил человека, служившего ему моделью, дабы естественнее представить умирающего Спасителя; Карамзин считал этот анекдот совершенно невероятным[47]. А. Эфрос указывал, однако, и другой возможный источник — поэму А. Лемьера «Живопись» (фр. La Peinture), написанную ещё в 1769 году: «Чтобы изобразить на картине Бога, умирающего на скорбном кресте, // Микель-Анджело мог бы это сделать! Преступление и гений!..// Замолчи, гнусное чудовище, нелепая клевета!»[48][49][К 5]. Сам Лемьер сопроводил эти стихи комментарием: «Никогда момент энтузиазма не совпадет с преступлением; я даже не могу поверить в то, что преступление и гений могут быть совместимы»[47].

Действующие лица

Сальери
Моцарт
Старик со скрипкой

Сюжет

Сцена первая открывается пространным монологом Сальери: рано отвергнув «праздные забавы» и науки, чуждые музыке, поверив «алгеброй гармонию» — умертвив звуки и разъяв музыку как труп, он напряжённым трудом и глубоким постижением ремесла в конце концов добился «степени высокой». Никогда прежде не знавший зависти, Сальери признаётся в том, что глубоко и мучительно завидует Моцарту, и видит высшую несправедливость в том, что «бессмертный гений» дан не ему — в награду за самоотверженный труд, а «гуляке праздному» Моцарту[35].

Появляется Моцарт вместе со слепым стариком — уличным скрипачом, забавно, на взгляд Моцарта, исполняющим популярные арии из его опер. Сальери, однако, ничего забавного в «интерпретациях» старика не находит: «Мне не смешно, когда маляр негодный Мне пачкает Мадонну Рафаэля»[50].

Но Моцарт своего величия не сознаёт. Он играет на фортепиано свежее сочинение, небрежно охарактеризовав его как «две-три мысли», и от оценки потрясённого Сальери: «Ты, Моцарт, бог, и сам того не знаешь», — легкомысленно отшучивается: «божество моё проголодалось»[51].

Моцарт уходит, а Сальери, оставшись один, убеждает себя в том, что призван «остановить» Моцарта; в противном случае гибель грозит не одному Сальери, но всем служителям музыки:

Что пользы в нём? Как некий херувим,
Он несколько занёс нам песен райских,
Чтоб, возмутив бескрылое желанье
В нас, чадах праха, после улететь![52]

Остановить Моцарта он намерен с помощью яда — последнего дара, «дара любви» некоей Изоры, который он носит с собой уже 18 лет.

Сцена вторая. В тот же день, некоторое время спустя, Сальери и Моцарт обедают в трактире Золотого Льва. Моцарта тревожит Реквием, который он сочиняет по заказу человека в чёрном, не назвавшего своего имени. Моцарту кажется, будто «чёрный человек» повсюду, как тень, ходит за ним и теперь сидит рядом с ними за столом. Сальери, пытаясь развлечь друга, вспоминает Бомарше, но Моцарта преследуют мрачные предчувствия: «Ах, правда ли, Сальери, Что Бомарше кого-то отравил?» — спрашивает он. Но тут же сам себя опровергает:

Он же гений,
Как ты да я. А гений и злодейство —
Две вещи несовместные. Не правда ль?[53]

Сальери тем временем бросает в его стакан яд. Простодушный Моцарт пьёт за здоровье друга, «за искренний союз, Связующий Моца́рта и Сальери, Двух сыновей гармонии»[53]. Затем садится к фортепиано и играет фрагмент из своего Реквиема. Сальери слушает его со слезами на глазах.

Почувствовав недомогание, Моцарт прощается с другом и уходит — в надежде, что сон его исцелит. «Ты заснёшь надолго, Моцарт», — напутствует его, оставшись один, Сальери, теперь как будто потрясённый тем, что он, совершивший злодейство, — не гений[54].

Толкования пьесы

С лёгкой руки Пушкина имя Антонио Сальери в России стало нарицательным для обозначения завистливой посредственности, способной на любое коварство, вплоть до убийства[55]. Хотя пушкинист Ирина Сурат считает, что такого Сальери создали пушкинисты, а отнюдь не сам Пушкин[56]. Прежде всего, Сальери в «маленькой трагедии» не является завистником по своей природе:

Я счастлив был: я наслаждался мирно
Своим трудом, успехом, славой; также
Трудами и успехами друзей,
Товарищей моих в искусстве дивном.
Нет! никогда я зависти не знал,
О, никогда![57]

Первый монолог Сальери давал повод некоторым актёрам — исполнителям этой роли утверждать, при поддержке театральных критиков и даже литературоведов-пушкинистов, что он отравил Моцарта не из зависти, а из ложно понятого чувства долга[58]. «Идейным убийцей», который, как никто, любит гений Моцарта, считал пушкинского Сальери К. С. Станиславский[59]. В таком толковании заявляло о себе чувство протеста: возможно, потому, что в процессе работы пьеса, как предполагают, некоторое время имела название «Зависть», её драматизм ещё со времён В. Г. Белинского видели именно в зависти таланта к гению. Эта концепция, пишет И. Сурат, «надолго возобладала в истории осмысления „Моцарта и Сальери“ как удобная, накатанная колея»[60]. «Талант» Белинского при этом незаметно превращался в «посредственность», а затем и в «бездарность», и всё в конечном счёте сводилось к примитивной схеме «гений и злодей», — появился, по Б. Штейнпрессу, третий Сальери, не исторический и не пушкинский[61][62]. Поскольку пьеса Пушкина, с небольшими сокращениями, была использована Н. А. Римским-Корсаковым в качестве либретто одноимённой оперы, этот образ получил своё дальнейшее развитие и у некоторых музыковедов, и если, например, у Д. Благого Сальери — «аскет и фанатик»[63], то у А. Гозенпуда, он уже «фанатик и изувер, идущий на преступление»[64][К 6].

Между тем в пьесе Пушкина нет указаний на бездарность или посредственность Сальери. «Ведь он был гений, как ты да я», — говорит Моцарт. И Сальери, судя по заключительному его монологу, себя посредственностью не считал:

...Но ужель он прав,
И я не гений? Гений и злодейство
Две вещи несовместные. Неправда:
А Бонаротти?[54][66]

Широко распространённое в литературе представление о пушкинском Сальери как о лишённом творческого воображения ремесленнике, сочиняющем по неким рассудочным правилам, оспаривал ещё Сергей Бонди: «Всякому, знакомому с музыкой, известно, что это и есть нормальный, обычный путь всякого композитора, сочиняющего не лёгкие примитивные песенки и танцы, а серьёзную музыку… Несколько лет будущие композиторы занимаются в консерваториях таким „ремеслом“»[67]. Пушкинский Сальери, пишет И. Сурат, не равняет себя с Моцартом, но сознаёт высшую природу своего дарования; ему ведомы и «восторг», и «вдохновенье», и Моцарт любит его музыку[56]. «Принято говорить о сухом рационализме Сальери в противовес живой непосредственности Моцарта, но кто из них предался „неге творческой мечты“? Это из монолога Сальери, но т

wiki-org.ru

«Моцарт и Сальери», анализ трагедии Пушкина

Осенью 1830 года в Болдино Пушкин написал четыре трагедии: «Пир во время чумы», «Каменный гость», «Скупой рыцарь», «Моцарт и Сальери». Поэт планировал создать еще девять пьес, но не успел осуществить свой замысел.

Название «маленькие трагедии» появилось благодаря самому Пушкину, который так охарактеризовал свои драматургические миниатюры в письме к критику Плетневу. Читатели познакомились с «Моцартом и Сальери» в конце 1831 года в альманахе «Северные цветы». Но первые наброски произведения датированы 1826 годом, что говорит о длительном интересе автора к этой теме.

Трагедию «Моцарт и Сальери» можно отнести к классицизму. Написано произведение белым пятистопным ямбом, который еще называют «шекспировским». Действие происходит в очень короткий промежуток времени, события развиваются последовательно. Так соблюдается единство времени, места и действия. Известно, что первоначально пьеса носила название «Зависть». Исследованию и обличению этого порока она и была посвящена.

Произведение состоит всего из двух сцен. Но, несмотря на краткость, Пушкин поднимает здесь глубокие вопросы, раскрывает трагедию человеческой души, проникает в психологию своих героев. Дружба, творчество, отношение к миру и себе, понятие о таланте и гениальности – все это переплетено и приправлено острым драматическим конфликтом.

В пьесе всего три действующих лица: Сальери, Моцарт и слепой скрипач. Все герои произведения – вымышленные. Они лишь условно совпадают с реально жившими в XVIII веке композиторами. Пушкин использовал легенду об отравлении Моцарта, чтобы показать, как зависть иссушает душу человека и приводит его к преступлению.

Центральная фигура трагедии – Сальери. Долгим и трудным был его путь к славе. С детских лет влюбленный в музыку, умеющий тонко чувствовать ее красоту, Сальери всю жизнь положил на алтарь искусства, отказался от других занятий и радостей. Он упорно трудился, чтобы изучить все тайны музыки, освоить законы ее создания. «Ремесло поставил я подножием искусству», – признается герой.

Благодаря своему усердию Сальери удалось подняться на вершину известности. Он научился создавать произведения по правилам гармонии, но в его творениях нет подлинной жизни, «божественной искры». «Звуки умертвив, музыку я разъял, как труп», – говорит композитор.

Сальери считает искусство делом избранных. Он с презрением смотрит на простых людей, которые не относятся к музыкальной элите. До тех пор, пока в окружении Сальери находятся такие же талантливые «трудяги» как он, композитор счастлив и спокоен. Ему не приходит в голову завидовать славе тех, кто добился признания таким же путем. Но вот появляется Моцарт. Его музыка легка, радостна, свободна и настолько прекрасна, что никто не может создать подобное. И в сердце Сальери черной змеей вползает зависть.

Он считает несправедливым, что такой дар получен не в качестве награды за преданность искусству и огромный труд, а случайно, при рождении. Моцарт отмечен Богом, он гениален. Сальери видит это, восхищается его музыкой: «Ты, Моцарт, Бог, и сам того не знаешь». Но поведение гения никак не соответствует его статусу. Сальери не может простить легкий и веселый нрав Моцарта, его жизнелюбие, считает друга «праздным гулякою» и «безумцем».

Нельзя называть свои блестящие произведения «безделицей», нельзя смеяться над тем, как слепой скрипач коверкает твои прекрасные сочинения. «Ты, Моцарт, не достоин сам себя», – произносит свой приговор Сальери. Он осознает, что завидует, понимает всю низость этого чувства, но пытается оправдать себя рассуждениями о том, что гений Моцарта бесполезен. Никто не сможет ничему научиться у него, достичь его высот. Гения необходимо «остановить – не то мы все погибли».

Искусство для Моцарта – сама жизнь. Он творит не ради славы и выгоды, а ради музыки. Но легкость, с которой создаются произведения, обманчива. Композитор говорит о томившей его бессоннице, в результате которой пришли «две–три мысли». Моцарт берется писать на заказ «Реквием», потому что нуждается в деньгах. Он искренне считает Сальери другом, тут же причисляет к гениям и его. Моцарт открыт и честен, не допускает мысли о том, что человек, посвятивший себя светлым идеалам искусства, способен на злодейство.

Интересно, какие художественные средства находит для своих героев Пушкин. Речь Сальери гладкая, напыщенная, полна литературных штампов. Он высказывается часто и уверенно, но беседует сам с собой. На его монологах построено почти все произведение. Моцарт говорит мало и неуверенно. В его речи постоянно встречаются слова: «что-то», «кто-то», «кое-что». Но главную фразу трагедии «гений и злодейство – две вещи несовместные» произносит именно Моцарт. А еще в пьесе звучит только музыка Моцарта и нет ни одной ноты Сальери.

  • «Моцарт и Сальери», краткое содержание по сценам пьесы Пушкина
  • «Капитанская дочка», краткое содержание по главам повести Пушкина
  • «Погасло дневное светило», анализ стихотворения Пушкина
  • «Я помню чудное мгновенье…», анализ стихотворения Пушкина
  • «Евгений Онегин», краткое содержание по главам романа Пушкина
  • «Медный всадник», анализ поэмы Пушкина
  • «Няне», анализ стихотворения Александра Пушкина
  • «19 октября», анализ стихотворения Александра Пушкина
  • «Зимнее утро», анализ стихотворения Александра Сергеевича Пушкина
  • «Пророк», анализ стихотворения Александра Сергеевича Пушкина
  • «Безумных лет угасшее веселье...», анализ стихотворения Пушкина
  • «Свободы сеятель пустынный», анализ стихотворения Пушкина
  • «Мадонна», анализ стихотворения Пушкина
  • «Анчар», анализ стихотворения Александра Сергеевича Пушкина
  • «К морю», анализ стихотворения Александра Сергеевича Пушкина

По произведению: «Моцарт и Сальери»

По писателю: Пушкин Александр Сергеевич


goldlit.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о