Миф лэпшич – ПРОКРУСТОВО ЛОЖЕ | Мифы о Тесее | НИТЬ АРИАДНЫ | Герой ТЕСЕЙ | Миф о Минотавре | Лабиринт Минотавра | Марафонский бык | Амазономахия

Лепшич, Миленко — Википедия

Миленко Лепшич
хорв. Miljenko Lepšić
Миленко Лепшич играет белыми против Харма Вирсмы на чемпионате мира 1976 года.
Личная информация
Пол мужской
Гражданство Югославия Югославия → Хорватия Хорватия
Специализация Международные шашки, шашечная композиция, Чекерс, журналистика
Дата рождения 28 сентября 1952(1952-09-28) (66 лет)
Место рождения Риека, Югославия

ru.wikipedia.org

Метод Лэпшича в позиции Вольдуби


Автор статьи благодарит хорватского мастера Миленко Лэпшича за помощь в публикации материала.


105 лет тому назад в 1911 во французском журнале “Le Damier” впервые была опубликована позиция одного из сильнейших шашистов Франции тех лет, сенегальца по происхождению, Вольдуби – см. ниже диагр. 1. В предыдущие годы  в различных шашечных книгах и периодических изданиях публиковалось много разных анализов этого хрестоматийного положения – частого, кстати, гостя в турнирах (в “Turbo Dambase” имеется около 120 партий, где возникла позиция Вольдуби), но до сих пор в нём таится очень много секретов.




Диаграмма 1.


Чёрные начинают и делают ничью!


А теперь, дорогие читатели, ответьте сначала на вопрос!


Сколько ничьих за слабейшую сторону в позиции Вольдуби Вы знаете?!?


Ничья первая


Большинство из нас ответит – “одну ничью”. Действительно, спасительную жертву трёх шашек, найденную в 1964 киевским мастером Игорем Косминским (ученик чемпиона СССР Марата Когана), знают многие благодаря известным пропагандистам шашечной игры прошлого столетия.

1… 17-22 2. 28х17 21х12 3. 33-28 24-29(!) 4. 39-34(!?!).


Неоднократно встречалось и 4. 39-33(!?) 12-17 5. 33х24 17-21 6. 38-33 23-29 7. 28-23 19х39 8. 24х44 18-23 9. 27-22 13-18 10. 22х13 14-19.
Лэпшич отмечает, что не проигрывает и не встречавшийся ранее на практике размен с последующим прорывом – 10… 21-27 11. 32х21 16х27 12. 13-08 23-28 13. 30-24 27-32 14. 24-20 32х41 15. 20х09 26-31 16. 09-04 31-36 17. 08-03 41-46 18. 03-08 46-41. {18… 28-33? 19. 08-24 [x]}. 19. 08-03 41-46 20. 03-08 41-46 [=] и т. п.


11. 13х24 21-27 12. 32х21 16х27 13. 24-20 23-28 14. 20-14.




Диаграмма 2.


Здесь чёрным лучше напасть так – 14… 27-32(!) [=] с прицелом на большую дорогу, правда, по мнению Лэпшича можно зацепиться и за верхний тройник:


14… 27-31 15. 14-10 31х42 16. 10-04

Если 16. 10-05, то 16… 28-33 17. 25-20 42-47 18. 20-15. {18. 30-24 26-31/33-38/47-36 [=]}. 18… 33-38/47-36 [=].


16… 42-47 17. 44-40 {17. 04-10 28-33 [=]} 17… 28-32

Или даже пожертвовать 17… 26-31. {17… 47-29 [=]}. 18. 04х36 28-32/47-15 [=]


18. 04-10 32-37 {Конечно, проходит и 18… 32-38 [=]} 19. 10×46 26-31 [=].


4… 29х40 5. 35х44 23-29 6. 44-39 {6. 28-23??} 6… 29-34 7. 39-33 19-23!! Косминский!!! 8. 28х17 34-40 9. 33-28 40-44 10. 30-24!


Если белых устраивает ничья с плюсом (в национальных чемпионатах Голландии и Польши такой результат существует и поныне, влияя на коэффициент при дележе очков), то им поможет неэффективная комбинация, упомянутая в некоторых изданиях: 10. 17-11? 16х07 11. 27-21 26х17 12. 28-22 17х28 13. 32х01 44-49 14. 38-32(!) 49х21 15. 30-24(!) 21-26 16. 24-19!




Диаграмма 3.


Шашкой бить нельзя.


16… 26х42/48 17. 19×10 [=].


Белые добиваются ничьей с преимуществом.


10… 44-49 11. 24-19 14х23 12. 28х19




Диаграмма 4.


12… 49-40!

Затягивает игру 12… 49-44(?) 13. 17-12 18х07 14. 19-14 44-40(?) 15. 27-22(!) [+-] и т. п.


13. 19-14 18-23.

К катастрофе ведёт нападение – 13… 40-29 (??) 14. 27-22 [x], как было в тренировочной блиц-партии одного козла против Dam 2.2.


14. 38-33 40-49 15. 17-11 16х07 16. 14-10 49-44 17. 27-21 44х11 [=].


 


Ничья вторая


Немногие из нас благодаря современным партиям, компьютерным программам и “сарафанному радио” знают про вторую ничью.


(1… 17-22 2. 28х17 21х12 3. 33-28)


3… 12-17?!? {3… 23-29?? 4. 27-21(!!) [x]} 4. 38-33!


4. 39-34(?) 24-29! В партии M. Rentmeester – O. Mol (2012) встретилось 4… 17-22 5. 28х17 24-29 [=], и белым не выиграть. 5. 30-24 19х39 6. 28х08 29-33! 7. 38х29 17-22 [=].


4… 26-31! 5. 37х26(!!).


5. 27х36?! 17-21.


Лэпшич предлагает такой зубодробительный путь к ничьей – 5… 16-21(!). Ronald Schalley на стр. 21 в “Hoofdlijn” (№ 197 ноябрь 2015) не рассматривает этот ход.
A 6. 37-31   B 6. 36-31   C 6. 39-34



A 6. 37-31 21-26 7. 31-27 23-29 8. 39-34 29х40!! (Вероятно, проигрывают эндшпили за чёрный цвет после напрашивающегося взятия 8… 29х38? 9. 32х43 18-23 10. 27-22 23х32 11. 22х11 [++–] и т. п.). 9. 35х44 24х35 10. 33-29* 26-31! 11. 27-21 17х26 12. 36х27 19-24!! 13. 29х09 13х04.



Диаграмма 5.


Отличная аналитическая находка Лэпшича!


Налицо торжество защитных ресурсов в шашечном окончании. Интересную ловушку белые могут поставить таким образом:


14. 25-20 04-10? (Необходимо 14… 04-09* [=] и т. д.).


15. 27-21! 26×17 16. 32-27 [x] и т. п.]


B 6. 36-31 18-22 7. 39-34 21-27 8. 32х12 23х41 [=] и т. д..
C 6. 39-34 21-26 7. 34-29. (7. 36-31 18-22 8. 33-29 24х33 9. 28х39 23-28 10. 32х23 19х28 11. 39-33 28х39 12. 34х43 13-18 [=] и т. п.). 7… 23х34 8. 30х39 18-22 9. 28-23 19х28 10. 32х23 13-19 11. 35-30 24х35 12. 25-20 [=] и т. д. 


6. 39-34 24-29!! “Новый ход”, с которым меня познакомил Алексей Чижов в 2011.


Cтарая теория рассматривает лишь – 7… 21-27? 8. 32х21 23х41 9. 36х47 16х27 10. 34-29 27-32 11. 29х09 13х04 12. 30-24 19х30 13. 35х24 18-23.




Диаграмма 6.


14. 24-20!!

14. 25-20(?) 04-09! 15. 33-28 (15. 20-15 23-29(!) [=]). 15… 32-38 16. 28×19 38-43 17. 19-14 43-49 18. 14×03 49-35 [=].


14… 23-28.

14… 04-09 15. 20-15 09-14 16. 47-41 32-38 17. 33×42 23-29 18. 25-20!! 14×25 19. 15-10 29-34 20. 10-04! 34-39 21. 04-22 39-43 22. 42-38 43×32 23. 22-39 32-38 24. 41-37 [x]}.


15. 33×22 32-38 16. 20-14! 38-43 17. 47-42 43-49 18. 42-38 49×20 19. 25×14 [x].


7. 33х24 21-27 8. 32х21 23х41 9. 36х47 16х27




Диаграмма 7.


10. 34-29.

В актуальном поединке И. Трофимов – A.S. Diop (2015) было 57. 47-42 27-31 58. 34-29 19-23 59. 24-20 23х34 60. 30х39 31-36 61. 20х09 13х04 62. 42-37 18-22 [=], и белым не выиграть.


10. 27-32 11. 47-42 18-22 12. 24-20 32-38 13. 20х27 38х47 14. 30-24 19х30 15. 35х24 47-36 16. 27-21 36-18 [=].


(1… 17-22 2. 28х17 21х12 3. 33-28 12-17 4. 38-33 26-31 5. 37х26)


5… 23-29 6. 28-23 19х37 7. 30х08(?).


Намного сильнее 7. 30×10! 29×38 8. 10-04.




Диаграмма 8.


Чёрным нужно активно работать вёслами, чтобы спасти это неприятное окончание, например


8… 16-21. Как иначе? 9. 27×16 37-41 10. 04-10! 41-47 11. 10-37! 47-36?


Лэпшич предлагает окунуться в дебри следующего непростого варианта:

11… 18-22! 12. 25-20 38-42 13. 37х48 47х15 14. 48-43 22-28 15. 43-21 17-22 16. 16-11 13-19 17. 35-30 15-10 18. 30-25 10-05 19. 21-08 28-32 20. 08х24 32-37. {Как указал Лэпшич, техническую ничью даёт и нападение 20… 05-28 [=] и т. д.}. 21. 24-47 05-10 22. 11-07 10-04 23. 39-34* 22-28 24. 07-01 04-36 [=] с теоретически ничейным эндшпилем – висячая на “34” расположилась неудачно. Чёрным достаточно будет получить 2 дамки на большаке, чтобы с помощью несчастных белых простых “34” и “25′ – они никогда не станут дамками – получить железобетонную оборонительную стойку.


12. 39-33! 38×29 13. 37-23?


Привлекательный, на первый взгляд, заход в любки выпускает победу. Сильнее была идея Anton Shotanus из его выигранной партии против A. Spijkstra в 1994:

13. 37-42! 29-34 14. 37-48! 34-40 15. 35×44 36-41 16. 48-43! 41-05, и тут Лэпшич рекомендует передвинуть дальнюю простую поближе к дамочным полям 17. 25-20 [x], и чёрных теперь ожидает проигранное окончание без шашки.


13… 18-22 14. 23×34 22-28 15. 34-01 17-22(!) 16. 01-06 22-27(!) [=], и должна быть, по мнению Лэпшича, ничья, но проигрывает, как указал Лэпшич, лишний ход дамкой 15… 36-47(?) из-за атаки и подрыва посредством 16. 01-06 17-22 17. 26-21 47-33 18. 21-17! 22х11 19. 06х04 28-32 20. 04-10 32-38 21. 10-15 [x].


(1… 17-22 2. 28х17 21х12 3. 33-28 12-17 4. 38-33 26-31 5. 37х26 23-29 6. 28-23 19х37 7. 30х08)


7… 22х33 8. 27-21 16х27 9. 39-33 38х29 10. 08-03 27-31! 11. 03х06 31-36 [=].


 


Ничья третья или метод Лэпшича


Вряд ли про третью ничью мы что-то слышали раньше, но оказывается, что её обнаружил ещё четверть века назад хорватский мастер Миленко Лэпшич, которого подтолкнула к нижеприведённым аналитическим дополнениям небольшая на 36-страницах книга F. J. van Sterkenburg “Woldouby 1889-1989”, выпущенная в Розмалене в 1990. Вторую ничью, кстати, связанную с новой оценкой эндшпиля на диагр. 8 после жертвы 4… 26-31 [=], Лэпшич тоже нашёл самостоятельно 28.05.1991, а малоизвестную нам третью ничью посредством 5… 12-17(!?) [=] на несколько дней раньше – 12.05.1991. Эти аналитические находки Лэпшича были опубликованы в бюллетене SIDA хорватского шашечного клуба в Сплите в 1992/1993.


Интересно, что в журналах “Горизонты шашек”  №2 и №3 за 2003 год напечатан выполненный мастером Руфином Прокупцом русский перевод статьи в голландском журнале израильского мастера Абрама Гендлермана об ошибках в книге Купермана “Позиционная игра на стоклеточной доске” (1974), где также приводится побочный способ достижения ничьей.


Смотрите также добросовестные качественные капитальные теоретические исследования по позиции Вольдуби бельгийского мастера Ronald Schalley с помощью мощной компьютерной программы “Kingsrow”, опубликованные в семи номерах ежемесячного специализированного голландского шашечного журнала “Hoofdlijn” в 2015-2016 (№194 июль 2015; №195 сентябрь 2015; №196 октябрь 2015; №197 ноябрь 2015; №199 февраль 2016; №202 июнь 2016; №203 июль 2016).


Итак, метод Лэпшича:


(1… 17-22 2. 28х17 21х12 3. 33-28)


3… 24-29! 4. 39-34 29х40 5. 35х44 12-17(!?) 6. 30-24 19х30 7. 28х08 17-22 8. 25х34 22х33 9. 08-03 14-20 10. 03х25 26-31 11. 25-20 31-36 12. 20х47 18-22.





Диаграмма 9.


Много лет оценка этого нестандартного эндшпиля была практически однозначной – белые тут, хотя и не без труда, побеждают, но последние исследования доказывают, что чёрные ещё могут наладить успешную оборону. Продолжим по анализу Лэпшича с примечаниями:


13. 47-15 16-21 14. 15-10 22-28 15. 32х23 36-41 16. 23-19 41-47 17. 10-15 47-41. Можно и 17… 21-27 [=].


18. 19-13 41-14. Не проигрывает и 18… 41-32 [=].


19. 15-33 21-27. Спасает также 19… 14-03 [=].


20. 13-08 27-31! 21. 08-03 14-19 22. 33-47 31-37.



Диаграмма 10.


Белые не могут парировать не бросающиеся в глаза неторопливые, но многочисленные ничейные угрозы чёрных, несмотря на, казалось, подавляющий перевес и очередь хода.


P. S.


В соревновательной практике – особенно с усечённым контролем времени, конечно, лучше не допускать позиции Вольдуби за худший цвет. Все 3 ничьи, включая метод Лэпшича, довольно сложные (даже для гроссмейстера) и защищающейся стороне нужно будет вымучить несколько точных ходов в получающихся запутанных окончаниях, где нет чёткой форсированной игры.

64-100.com

Игорь Лисевич. Китайская мифология (1) – SadPanda.cn

Привет,

Совсем недавно моя коллекция китайского знания пополнилась лекциями выдающегося Игоря Самойловича Лисевича. Информация об авторе и увлекательная первая часть лекции по китайской мифологии под катом.

Скачать

Пароль — sadpanda.cn

 

Игорь Самойлович Лисевич (26 мая 1932 — 27 января 2000)
Окончил МГИМО в 1955 году, аспирант Института восточных языков при МГУ в 1961. С 1961 работал в Институте востоковедения АН СССР (РАН), где являлся заведующим сектором сравнительного религиоведения. Был главным научным сотрудником института мировой литературы им. А. М. Горького РАН, членом Международной Академии информатизации.

 

Докторская диссертация — «Литературная мысль Китая на рубеже древности и средних веков» (1979). Исследуя проблему культурных взаимосвязей, Игорь Самойлович отрицает представление об изолированности центров древней цивилизации. В трудах Лисевича анализируются китайская традиционная модель мира, ее элементы (дао, дэ, ци, усин) и их роль в становлении литературной мысли Китая.

 

Перевел и исследовал основной даосский канон, «Книгу Пути и Благодати» («Даодэцзин»), отметив ее мистический, медитативный аспект, параллели с рядом древних эзотерических учений. Участвовал в разработке гипотезы о космическом палеоконтакте. На ряде международных конференций по проблеме SETI говорил об опасности контакта с гипотетическим внеземным разумом.

 

Труды:

  • Древнекитайская поэзия и народная песня (1969)
  • Моделирование мира и учение о пяти первоэлементах [Теоретические проблемы восточных литератур] (1969)
  • Литературная мысль Китая (1979)
  • Древние мифы глазами человека космической эры [Проблемы поиска внеземных цивилизаций] (1981)
  • Из книг мудрецов. Проза Древнего Китая (1987)
  • Лао-Цзы. Книга Пути и Благодати (1992)
  • Бамбуковые страницы. Антология древнекитайской литературы (1994)
  • Павильон наслаждений. Китайская эротическая поэзия и проза (2000)
  • Издано более 150 работ

sadpanda.cn

Ио-Фэй Восточная мифология и история

Далеко-далеко, на крайнем Западе, за песчаными пустынями, раскаленными летом и
леденящими зимою, за непроходимым лабиринтом гор и ущелий, по которым бешено
мчатся покрытые белою пеною горные потоки, за бесконечными соляными болотами, в
которых невозможна никакая жизнь, высятся спокойные громады гор Кунь-лунь.

Горы эти, пустынные и дикие, без ручьев, без малейшего кустика или травки,
отвесными голыми стенами поднимаются так высоко, что пронизывают несколько
нижних небес.

Там, на горах, над девятью небесами, обитает Си-ван-му, царица всех бессмертных
женщин, змей и всех существ женского пола. Прямо против Северной медведицы стоит
дивной красоты город, окруженный огромной стеной в пятьсот верст длиной. На
каждой из четырех сторон этой стены, обращенных на восток, запад, север и юг,
высятся по три нефритовых башни дивной красоты. И только одни ворота ведут в
этот чудный город. Посреди восточной стены на тысячу футов высятся ворота
неизреченной красоты, изваянные из золота небесными художниками. Над воротами
сверкает неземная чудесная жемчужина в тридцать чи (футов) величиной, и
таинственный, волшебный, матовый^ блеск ее, сверкающий временами всеми цветами
радуги, виден за пятьсот верст…

Великая Си-ванму, или Цзин-му, «Золотая Матерь», окружена сонмом чистых
небесных дев, стоящих от нее по левую сторону, и множеством невинных отроков –
по правую. Они берегут сады богини, в которых растут гладкие персики. Чтобы они
созрели, нужно девять тысяч лет; зато с течением тысячелетий в них зреет и
накапливается чудесная сила: вкусивший их делается бессмертным…

Но ни один смертный не может проникнуть в золотые стены, окружающие эти сады: и
лишь время от времени Великая Мать устраивает в третий день третьего месяца
пышное празднество, «Пань-дао-хуй», на которое приглашает богов, духов, гениев и
некоторых бессмертных, и тогда угощает их медом небесных пчел и персиками бессмертья.

Еще выше чудесного города Си-ван-му обитает великий Дун-ван-гун, или Юй-хуань-цзюнь, тот самый, которого простой народ зовет Мугунь. Это он ведет
строгий учет всем бессмертным мужского пола. Когда-то он вместе с Цзинь-му был
создан из эфира; ему был дан в удел Восток, а ей – Запад.

Но мелких дел людских они оба не касались: вся грязь земная была сокрыта от них
нижними небесами, господами которых являются духи: дождя – Юй-ши, или Бин-и, и
ветра – Фэн-бо, или Фэн-лянь. Они гонят тучи с места на место и орошают землю
праведных. А людей, утративших добродетель, они наказывают: засуха или страшные
ливни уничтожают все хлеба…

Им помогают богиня молнии Дянь-му и бог грома Лэй-гун. Как засверкает стройная
красавица Дянь-му обоими круглыми зеркалами, которые держит в руках, как ударит
Лэй-гун своим молотом в стоящий у края гор каменный барабан пятисот верст в
поперечнике, так ничто живое не может устоять: даже утесы и горы рушатся в
бездны, и заключенные в недрах гор духи выходят на свободу…

Все это творится ниже первых небес; выше же их царствует безмятежный покой и
тишина в межнебесных пространствах, освещаемых во время празднеств небожителей
таинственным священным сиянием владыки севера – Чжэн-убэй-цзи (Северного полюса).

Но выше, неизмеримо выше всех пиков Кунь-луня, и выше всех духов и богов,
восседал великий бог Жу-лай Фо.

Не новый, пришедший из чужих стран, а великий, древний, истинный Фо восседал на
лотосовом престоле. Руки его были сложены на чреслах одна на другой ладонями
кверху: молодой лик, окруженный широким сиянием, был безмятежен; глаза опущены
вниз, и небольшая выпуклость на лбу, имевшая форму глаза, излучала мерцавший
свет мудрости.

Одежда не закрывала его груди, посреди которой такие же линии, как на ладони
человека, волею Судьбы ясно начертали таинственный иероглиф «вань» – знак
святости, мудрости, справедливости, бесконечной благости и великих таинственных знаний.

Великий Фо, «Господь, смотрящий с высоты» (Авалокитесвара) восседал на дивном
троне из лотосов, испускавших небесное благоухание, и слова божественной
мудрости лились из уст его. Бесчисленное множество духов в святом упоении, вне
времени и пространства, внимали дивным словесам… Великая тишина объяла все и
вся, и только святые глаголы, как перлы, катились из уст Премилосердного и
утоляли духовную жажду бессмертных духов…

И вдруг раздался грубый, земной, неприличный звук, виновником которого был дух
Бай-бян-фу (тысячелетняя белая летучая мышь) по имени Нюй Ту-фу… Владыка всех
времен и миров прервал речь, все духи в ужасе замерли перед неслыханной
дерзостью. И тотчас же вели кий дух Цзинь-чи-няо («Златокрылая птица»), тот
самый, у клюва которого рождается чудесный изумруд, ближайший страж божества,
ринулся на духа-святотатца. Во мгновение ока он растерзал его на куски, и бросил
их, трепещущие, на землю.

Гневно, впервые за тысячу лет, взглянул Бесконечно-справедливый на горячего стража.

– Ты, Цзинь-чи-няо, как мог осмелиться не сдержать гнева и жизнь исторгнуть из
тела такого же, как ты сам, духа? И лишь за слабость плоти, всем живущим
присущую… Нет тебе больше места на небе – иди на землю и вместо духа
Цзинь-чи-няо будь просто птицей Белым Орлом. Земной жизнью искупи свой грех
горячности, и, очищенный, вернись сюда с закаленной волей!

Невыносимо тяжко сделалось Цзинь-чи-няо не столько от утраты своей духовной
высоты, достигнутой им когда-то ценою тяжких усилий, сколько от услышанных им
впервые гневных слов Всеблагого божества. А в тайниках его сердца, быстро
начавшего незаметно для него самого терять духовное начало, уже родилось
ощущение обиды. «Пусть бы, – думал Цзинь-чи-няо, – я пострадал из-за кого-нибудь
другого, а то – из-за Летучей мыши, самого презренного из всех духов!»

Но у него не было времени долго размышлять – он камнем падал вниз, и земля
быстро приближалась. Распростерши могучие крылья, он замедлил свой полет, и,
описав широкий круг, сел на большой камень, нависший над рекой. Взглянул
Цзинь-чи-няо вниз и видит свое отражение в воде: он уже не златокрылый дух, а
простая птица, Белый Орел…

С возвращеньем на давно покинутую им землю он сразу попал под влияние ее сил, и
земные чувства стали ему опять знакомы. Им овладел сильный голод… Оглянулся
Орел – и видит, что неподалеку от него, согревшись в лучах солнца, сладко спит
крупная речная черепаха. Хищный инстинкт тотчас проснулся в Орле, он взлетел над
черепахой и с размаха убил ее ударом клюва по голове.

Через минуту от черепахи остался лишь панцирь ее, и Орел был сыт.

Но ничто не скроется от всевидящих взоров великого Фо.

– Белый Орел, – услышал низвергнутый дух в раскатах грома гневный голос
Всемогущего, – ты снова совершил ужасное дело! Не будет тебе прощенья, покаты
стократно не искупишь своей вины перед своими жертвами. Ты переродишься, и
сердце твое останется таким же чистым и верным, каким было всегда; но за свои
преступления в этой жизни ты понесешь испытания и наказания в будущей… И
тотчас же Белый Орел заснул мертвым сном.

В этот же момент в город Ио-чжоу-фу, в семь Ио (читается также Юэ или Яо)
родился мальчик, известный впоследствии под именем Ио-фэй.

Душа летучей мыши Нюй ту-фу также не блуждала в пространстве, а переродилась в
тело девочки, которую после стали звать Ван-ши.

И съеденной черепахи душа также в миг смерти нашла себе новое пристанище – тело
мальчика Цинь-гуй…

Все три ребенка выросли. Цинь-гуй сделался мужем Ван-ши, и у них родилась
дочь-красавица. Благодаря богатству своих родителей, связям, а также своей
пронырливости, Цинь-гуй получил доступ ко двору.

Молодой брат императора, увидев однажды дочь Цинь-гуя, увлекся ею и сделал ее
своей женой.

Вскоре муж красавицы сам сделался императором и сделал своего тестя, Цинь-гуя,
первым министром.

Но вот напали на Поднебесную враги, от которых единственной защитой оказался
прославившийся на весь свет великий полководец Ио-фэй. Увидев его однажды, когда
тот представлялся императору, Цинь-гуй и Ван-ши почувствовали к нему величайшую
ненависть, которую они себе объяснить не могли… Их ограниченный ум не знал,
что это – отголоски их отношений в прежних существованиях…

Министр и его жена решили погубить Ио-фэя. Жена императора, по наущению отца,
наклеветала на героя. Его посадили в тюрьму и подвергли ужасным пыткам. Не
довольствуясь этим, Ван-ши приказывала в своем присутствие раздевать зимой
Ио-фэя донага, поливать водой и выставлять на леденящий ветер, а затем
прикладывать к обнаженному телу раскаленные утюги; прикипевшее к металлу мясо
отрывалось кусками… Словом, его подвергли мукам второго и девятого кругов ада,
куда ввергаются убийцы.

Наконец Ио-фея умертвили. Душа его, очищенная страданиями, не нуждалась больше в
земных перевоплощениях; она вселилась в тело отрока, неотступно следующего за
самим Фо и держащего перед ним вазу с цветами му-дан, испускающими небесный аромат.

А душам Цинь-гуя и Ван-ши суждено в течение одного земного периода (80 000 лет)
перерождаться в тела людей с самой несчастной жизнью, без права отдыха в теле
животного, ибо жизнь несчастного человека гораздо тяжелее, чем несчастного
животного… Так повествует предание.

А история о тех же лицах говорит следующее.

В провинции Хэ-нань, в уезде Тан-инь округа Сянь-чжоу, жил один состоятельный
земледелец – удивительный человек, полный бессребреник. Все, что у него было, он
отдавал тем, кто у него что-либо просил. Бывали случаи, что соседи захватывали у
него куски земли; и даже тогда он не протестовал, а наоборот: в таких случаях он
шел к местному начальнику, брал у него дарственную запись на имя захватчика, и
возвратившись домой, посылал этот документ на землю обидчику…

Конечно, в конце концов ему и его семье частенько приходилось голодать.

Детей, то есть мальчиков, потому что девочки не идут в счет, у него не было. Но
вот, наконец, после того как жена Ио помолилась богине Сунь Шэнь Нян-нян,
подательнице детей, у супругов появилась надежда. И действительно, у них родился мальчик.

В самый момент его рождения над их домом долго вилась огромная птица – орел,
который громко кричал; поэтому ребенку дали имя Фэй – что означает «летать», а
впоследствии и прозвище – Пэн-цзюй.

Это было в 1103 году нашей эры.

Ио-фэй рос скромным, послушным мальчиком; как он учился – мы не знаем. Известно
только, что он очень увлекался всеми известными тогда видами спорта. Он развил в
себе такую физическую силу, что мог натянуть лук силою в 300 цзинь (почти 180
кг), а самострел – силою в 8 дан (460 кг). Но вместе с тем он внимательно изучал
историю и все руководства по военному искусству.

В это время на севере Китай был вовлечен в тяжелую борьбу с вновь появившимся
народом Чжур-чжэнями, или Нюй-жэньями, предками да-хуров. Ной-жэни, разбив
Киданей, занимавших ранее Южную Манчжу-рию и Северный Китай, заняли их место и
стали жестоко теснить китайцев. Последние терпели поражение за поражением, и
наконец их император Цинь-цзунь, вместе со своим отцом, отрекшимся от престола
императором Хуй-цзуном, и многими сановниками (между которыми был министр
Цинь-гуй и его жена Ван-ши) в 1127 году попали в плен к Нюй-жэням. Императоров
они отправили в нынешний город Нингуту, где они впоследствии и умерли. Младшему
брату императора, по имени Гоу, удалось бежать, и он вступил на престол, избрав
столицей город Хан-чжоу. В истории он известен под именем Гао-цзуна.

Вот тогда-то Ио-фэй, не будучи в состоянии спокойно выносить несчастия
отечества, бросил клич и, собрав отряд конных добровольцев в 500 человек,
двинулся с ними против неприятеля.

Нюй-жэни, по-видимому, привыкли к легким победам, и презрительно отнеслись к
такой ничтожному противнику. Но последствия этой небрежности были для них весьма
тяжки. Ио-фэй разбил стотысячную армию Чжур-чжэней.

Эта необычная победа создала ему чрезвычайную популярность, и к нему стали со
всех сторон стекаться добровольцы. Войско его, в котором он ввел строжайшую
дисциплину, не знало поражений; враги теряли завоеванные провинции одну за
другой, и он был сделан командующим одной из трех китайских армий, действовавших
против Цзинь (так Нюй-жэни назвали свою династию и государство).

Тогда Е-чжоу, цзиньский полководец, решил применить против китайцев особое
средство. Он предложил значительную сумму денег и свободу Цинь-гую и его жене
при условии, если они всеми зависящими от них средствами будут стараться
остановить успехи китайских войск и погубят Ио-фэя. Цинь-гуй согласился, получил
свободу и сделался первым министром у Гао-цзуна.

Между тем армия Ио-фэя уже приближалась к цзиньской столице Хуан-лун фу.

Тогда Е-чжоу потребовал у Цинь-гуя выполнения его обязательства. Цинь-гуй,
опасаясь раскрытия своего позорного соглашения в случае неисполнения требования
Е-чжоу, послал приказание обоим военачальникам, командовавшим войсками на правом
и на левом флангах театра войны, немедленно отступить. В центре остались лишь
войска Ио-фэя. Но, несмотря на это, последний не прекращал военных действий.
Тогда Цинь-гуй в один день послал к Ио-фэю 12 курьеров, одного за другим, с
приказанием немедленно отступить, а императору донес, что Ио-фэй, его сын
Ио-юань и зять Чжан-сян не желают больше воевать, а замыслили с помощью
преданного им войска свергнуть императора с престола и посадить на него Ио-фэя.

Как только Ио-фэй прибыл в столицу, он тотчас же был вместе с сыном и зятем
арестован и брошен в тюрьму.

Следствие, которое с великим пристрастием вели клевреты Цинь-гуайя, не дало
никаких улик против Ио-фэя. На допросе, когда героя обвиняли в непослушании и
вероломстве, он, по приказанию судей, должен был снять верхнюю одежду. И тогда
все увидели у него на спине татуировку – четыре иероглифа: цзинъ чжун бао го, то
есть «всегда верный защитник государства». На вопросы о происхождении этих знаков
Ио-фэй сказал, что их сделала его мать, когда он был еще ребенком, и что от этих
знаков он никогда не отступит. Ничего не добившись, узников опять отправили в тюрьму.

Прошел целый год, и император потребовал наконец решения по делу Ио-фэя.

Так как затягивать дела больше было нельзя, то, по совету жены, Цинь-гуй решил
умертвить своего врага. Ван-ши высосала сок из апельсина и в пустую корку
вложила написанный Цин-гуйем собственноручно приказ тюремщику немедленно
покончить со всеми тремя узниками.

Тюремщик, получив от первого министра апельсин, был поражен такой милостью. Но,
разломав его, он понял, что таким необычным способом посылки приказа министр
хотел сохранить тайну.

На другой день императору донесли, что заключенные неожиданно умерли.
Но слух об этом злодеянии проник к народ; образ любимого героя был окружен
ореолом мученичества, и когда на престол вступил в 1162 году Сяо-цзун, приемный
сын Гао-цзуна, то новый император постарался загладить грех своего
предшественника. Он даровал родственникам Ио-фэя земли, а ему самому – пышный
титул; останки Ио-фэя были перенесены в город Хан-чжоу и погребены на островке
озера Си-ху, и над ним воздвигнут пышный мавзолей.

А Цинь-гуй и достойная своего мужа Ван-ши?

На том же островке, где покоится прах Ио-фэя, от могилы последнего тянется аллея
из двух рядов изваянных из камня фигур людей и лошадей. При начале этой аллеи,
по обеим сторонам входных ворот, в ограде, окружающей могильную площадь, в двух
каменных клетках стоят вылитые во весь рост из чугуна коленопреклоненные фигуры
со связанными сзади руками. С правой стороны – генерал Чжань-чжунь, покинувший
Ио-фэя в критическую минуту, и один из клевретов Цинь-гуйя.

Слева – фигуры самого Цинь-гуйя и его жены. Их постигла кара, непредусмотренная
ни историей, ни законом, ни создателями памятника: во-первых, именем Цинь-гуйя
называется плевательница, а во-вторых, каждый китаец, приходящий к могиле
Ио-фэя, считает своим долгом осквернить эти статуи, и кроме того, от
прикосновения рук к грудям обнаженной до пояса статуи Ван-ши они блестят, как
полированные.

«Будь верен всегда мне,

Как Ио-фэй государю», –

говорит девушка своему другу в одной китайской песенке.

«Мой розовый лотос, –

отвечает ей друг, –

Не будь ты похожа

На злую Ван-ши».

godsbay.ru

Миф Фуси – Мифы Древнего Китая

В той далекой стране, которую едва можно достичь даже в мыслях, жила девушка по имени Хуасюй. Однажды она отправилась на болотистую низину, заросшую бамбуком, и увидела след огромной ноги с растопыренными пальцами. Желая измерить, насколько лапа гиганта больше ее ножки, она вступила на след и тотчас почувствовала, как что-то в нее вошло. Через некоторое время она родила какое-то существо, не ребенка и не зверенка, а получеловека-полузмею. Назвала она его Фуси.

В то время земля и небо были уже разделены, но еще соединялись множеством лестниц, сплетенных из лиан. По ним можно было подниматься и спускаться туда и сюда, узнавая, что делается на небе, в Верхней столице, и передавать об этом тем, кто живет внизу. Разумеется, не каждый мог отважиться на такое путешествие, и не только из страха перед небесным властителем. Лестницы были необычайной длины и раскачивались при малейшем дуновении ветерка. Один неосторожный шаг — и летишь вниз.

Вот по такой лестнице, опускавшейся в сад в самом центре земли, сходил и поднимался бесстрашный Фуси. Утомившись, он отдыхал в тени деревьев, цветущих и лето и зиму благоуханными цветами, в окружении птиц удивительной красоты, певших волшебными голосами. От них Фуси научился петь, подбирая мелодию на созданных им пятидесятиструнных гуслях. Впрочем, он не мог сравниться в пении с птицами, ибо не обладал божественным слухом. Однажды в волшебный сад из окружавшей его пустыни забрела дева, и он передал гусли, чтобы гостья сыграла н спела. Пальцы девушки порхали над струнами с такой быстротой, какая была недоступна самому Фуси, песня же была такой печальной, что у него из глаз хлынули слезы. Поэтому Фуси вежливо попросил деву вернуть ему инструмент. Но она, увлеченная собственным пением, продолжала петь, и слезы у Фуси продолжали литься потоком. Он протянул руку и вырвал свои гусли. Они разломались на две части. Девушка продолжала петь и играть на своей половине гуслей из двадцати пяти струн, но песня уже не брала за душу. Поэтому Фуси оставил девушке ее половинку гуслей, и она ушла с ними в пустыню, а Фуси занялся другим делом, более подходящим его наклонностям. С тех пор гусли в Поднебесной империи имеют, самое большее, двадцать пять струн.

Увидев в Верхней столице огонь и зная, как страдают без него люди, он решил одарить их пламенем. Наблюдая за птицами, бившими по деревьям клювами, чтобы достать из коры насекомых, он поднял с земли сухой сучок и стал им сверлить кору. Показался дымок. Фуси начал на него дуть, подкладывая более мелкие веточки и листья. Так появился рукотворный огонь, и люди могли им пользоваться, когда это им было нужно, не ожидая, что с неба упадет молния или с гор покатится раскаленная лава.

 

Люди, благодарные Фуси, стали приветствовать его кострами, а он, радуясь этому, изобрел для них сети, с помощью которых они могли ловить рыбу. Реки тогда кишели рыбой, и рыбная пища стала для человека большим подспорьем.

Состарился Фуси. У него была белая борода до земли, и во всей Поднебесной не было человека мудрее его.

Из своего сада Фуси управлял не только людьми, но и природой. Он зорко следил за тем, чтобы времена года сменялись в точно назначенное им время. Для этого ему нужны были циркуль и другие измерительные инструменты, и он их также изобрел.

У Фуси была дочь неописуемой красоты. На ее белом лице глаза блестели как капельки лака, брови вобрали в себя всю красоту рек и гор, а голос звучал как у иволги. Отдал Фуси дочери свою половинку гуслей, и она услаждала его игрой и пением. Однажды, переплывая реку, девушка попала в водоворот и утонула. Стала она феей реки. Иногда, когда ей становится скучно жить на дне среди других духов и рыб, она поднимается из воды и поет так прекрасно, что смертные, услышав это пенье, очертя голову бросаются в реку и тонут.

www.hobobo.ru

Авторизация в электронной библиотеке «МИФ»

На почту {{ login.local.email }} отправлена ссылка для входа в библиотеку. Чтобы войти в библиотеку, перейдите по ссылке в письме.

Ошибка сервера. Попробуйте еще раз.

Отправить еще раз

Укажите почту. На эту почту мы вышлем ссылку с доступом в библиотеку

Активация аккаунта
{{ activate.state.user.email }}

Напишите, как вас зовут, и придумайте пароль

Вам на почту отправлено сообщение
с ссылкой для смены пароля.

Создание нового пароля

К сожалению, произошла ошибка. Попробуйте отписаться позднее.

Вы отписались от рассылки новинок библиотеки.
Надеемся, что рассылка была вам полезна. Успехов!

При проблемах с регистрацией или входом, пишите по адресу: [email protected]

rvc.miflib.ru

Тесей Античная мифология и история

Тесей (“сильный”), в греческой мифологии герой, сын афинского царя Эгея и Эфры. Бездетный Эгей получил от Дельфийского оракула совет – идя из гостей не развязывать свой мех с вином до возвращения домой. Эгей не разгадал предсказание, но трезенский царь Питфей, у которого он гостил, понял,
что Эгею суждено зачать героя. Он напоил гостя и уложил в постель со своей дочерью Эфрой. В эту же ночь с ней сблизился и Посейдон.
Так появился на свет Тесей, великий герой, сын двух отцов.

Перед уходом от Эфры Эгей привел ее к валуну, под который спрятал свой меч и сандалии. Если родится сын, сказал он, пусть растет, мужает, а когда сможет сдвинуть камень, тогда отправь его ко мне.
Тесей вырос, и Эфра открыла тайну его рождения. Юноша легко достал меч и сандалии, а по пути в Афины расправился с разбойником Синисом и кроммионской свиньей.

В Афинах Тесей узнал, что на трон Эгея претендовали пятьдесят сыновей его двоюродного брата Палланта, а сам Эгей попал под власть волшебницы Медеи.
Колдунья Медея, брошенная Ясоном, надеялась, что престол получит ее сын Мед. Тесей скрыл свое происхождение, но Медея, зная, кто он, уговорила Эгея подать незнакомцу чашу с ядом.
Тесея спасло лишь то, что его отец узнал свой меч, которым герой резал мясо.

Следующие подвиги Тесей совершал на благо Афин. Он расправился с сыновьями Палланта и марафонским быком, разорявшим поля, одолел человекобыка Минотавра. Чудовищу, обитавшему в лабиринте, отдавали на съедение молодых афинян
как искупительную жертву за смерть царского сына в Афинах. Когда Тесей вызвался сразиться с чудовищным Минотавром, его старый отец пришел в отчаяние. Они договорились, что если Тесей избежит смерти, то, возвращаясь домой,
сменит парус с черного на белый.

Из лабиринта Тесей, убив чудовище, выбрался благодаря полюбившей его дочери Миноса Ариадне, следуя за нитью, привязанной у входа (путеводная “нить Ариадны”).
Затем Тесей и Ариадна тайно бежали на остров Наксос. Здесь Тесей покинул царевну и судьба наказала его. Возвращаясь домой, Тесей забыл сменить парус в знак победы. Отец Тесея Эгей, увидев черное полотнище,
бросился со скалы в море.

Смерть Минотавра,
Говард Джонсон

Тесей совершил еще ряд подвигов. Он взял в плен царицу амазонок Ипполиту, которая родила ему сына Ипполита, дал приют изгою Эдипу и его дочери Антигоне. Правда, Тесея не было среди аргонавтов; в это время он помогал царю лапифов Пирифою похитить владычицу аида Персефону.
За это боги решили навечно оставить смельчака в аиде, но Тесея спас Геракл.

Однако горе снова постучалось в его дом, когда вторая жена, Федра, возжелала его сына Ипполита, который в ужасе молчал о ее страсти.
Униженная отказом Федра повесилась, в предсмертной записке обвинив пасынка в попытке обесчестить ее.
Юношу изгнали из города, и он погиб прежде, чем отец узнал правду.

На старости лет Тесей дерзко похитил двенадцатилетнюю дочь Зевса Елену, заявив,
что только она достойна быть его женой. Но братья Елены, Диоскуры, вызволили сестру, и изгнали Тесея.
Герой умер на острове Скирос от руки местного царя, который,
опасаясь все еще могучего Тесея, столкнул гостя с утеса.

godsbay.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о