М н катков краткая биография: Всё кратко.ру — Катков М.Н. — Биография кратко. Катков Михаил Никифорович

Всё кратко.ру - Катков М.Н. - Биография кратко. Катков Михаил Никифорович

Краткие биографии писателей

Катков Михаил Никифорович (1818, Москва - 1887, с. Знаменское Моск. губ.) - журналист. Род. в семье мелкого канцелярского чиновника, детство и юность прошли в бедности. Катков учился в Преображенском сиротском уч-ще 1-й Моск. гимназии и в частном пансионе. В 1834 - 1838 Катков столь успешно занимался на словесном отделении Моск. ун-та, что слушать его ответы приходили студенты, а курс он окончил кандидатом с отличием. Катков вошел в кружки Н.В. Станкевича и В. Г. Белинского, был знаком с А.И. Герценом, близко сошелся с М.А. Бакуниным, печатался в журн. "Отечественные записки" и "Московский наблюдатель". Живя уроками и не вылезая из долгов, Катков в 1839 поступил в Берлинский ун-т, где слушал лекции Шеллинга. В 1842 Катков вернулся в Россию, но совершенно разошелся с былыми товарищами, что Белинский предвидел, сообщая о Каткове: "В нем бездна самолюбия и эгоизма... Этот человек как-то не вошел в наш круг, а пристал к нему". В 1845 Катков защитил диссертацию "Об элементах и формах славяно-русского языка" и стал адъюнктом на кафедре философии, занимаясь до 1850 исключительно наукой. В 1850 вышло распоряжение, по к-рому философию могли преподавать только профессора богословия. В 1850 - 1855 Катков заведовал редакцией газ. "Московские ведомости". В 1856 Катков стал издателем-редактором умеренно-либерального журн. "Русский вестник", где он выступал в защиту конституционно-монархических принципов гос. устройства, безусловно поддерживая готовящиеся правительством реформы. Катков считал правильным освобождение крестьян с землей за выкуп для создания "надежного класса" средних землевладельцев, считал необходимым введение местного самоуправления. Благодаря умелому подбору сотрудников и хорошей постановке беллетристического отдела журн. стад пользоваться большим успехом. Катков - либерал-западник и англоман - выступил против Н.Г. Чернышевского и А.

И. Герцена с их надеждами на рев. развитие событий. В 1863 Катков возглавил "Московские ведомости". В это же время началось восстание в Польше. Катков заявил, что держать Польшу "вооруженной рукой" - историческая необходимость. Для сохранения единства империи Катков считал допустимыми любые средства. Находясь вне правительства, но будучи влиятельным публицистом, пользующимся поддержкой большей части росс. общества, Катков побуждал власти к решительным действиям. Герцен писал о Каткове: "Либеральный публицист... бросил за борт либерализм, конституционализм, поклонение Европе... внезапно почувствовав себя неистовым патриотом". В 1866, не оставляя газ., Катков стал чиновником особых поручений при министре народного просвещения. Чем ощутимее была рев. атмосфера, тем все более "правым" становился Катков. Он много писал об экономических проблемах, пропагандируя усиленное промышленное развитие, полагая, что таким образом Россия сможет укрепить военную мощь, утвердиться на мировом рынке и сохранить целостность империи. Но это не значило, по мнению Каткова, что страна перестанет быть аграрной, а дворянство не останется опорой престолу. Большую роль Катков отводил образованию, полагая, что правильная воспитательная система сможет противодействовать развивающемуся "нигилизму". После убийства Александра II Катков стал сторонником жесткого курса Александра III, сблизившись с К.П. Победоносцевым. "Не парламентаризму ли должны мы завидовать, этой пошлой доктрине, везде потерявшей кредит, которая может быть годна только как средство постепенного ослабления власти и перемещения ее из рук в другие", - писал Катков, центральной идеей публицистики к-рого стало обоснование самодержавия как власти, единственно возможной в России. Ненависть Каткова к новым пореформенным порядкам и учреждениям (судам, земству и т.д.) была тем сильнее, чем больше когда-то он сам за них ратовал. Катков умер в своей великолепной усадьбе. Его смерть была воспринята как гос. событие и в церквах всей России служили панихиды по усопшему.

Краткая биография из книги: Шикман А.П. Деятели отечественной истории. Биографический справочник. Москва, 1997 г.


Катков Михаил Никифорович краткая биография

Катков, Михаил Никифорович

[1818—1887] — известный журналист и публицист. Род. в Москве, в семье мелкого чиновника. Учился на словесном отделении Московского университета, где увлекался философией, изучал Гегеля и на этой почве сблизился с кружком Белинского. Лит-ую деятельность начинает в 1839 сотрудничеством в «Московском наблюдателе» и «Отечественных записках» рядом переводов из Гейне и Шекспира и несколькими статьями о русской поэзии, написанными в национально-романтическом духе. С 1845 по 1850 К. — адъюнкт Московского университета по кафедре философии.

Известность К. приобретает с 1856, когда совместно с К. М. Леонтьевым начинает издавать «Русский вестник» (см.). Первоначально этот журнал выражает взгляды правого крыла либерально-монархической партии, выдвигает идею местного самоуправления под руководством землевладельческой аристократии наподобие английской «джентри» и поддерживает подготовлявшиеся в 50-х гг. реформы (крестьянскую, судебную, цензурную и др.) с тем однако, чтобы они не нарушали общих начал монархического государства. Но при весьма скромном либерализме Катков с самого начала ведет борьбу с социалистическими «разрушительными» течениями, борьбу, доставившую ему впоследствии громкую славу вождя «национально-охранительного» лагеря.

Уже в 1856 в статье о Пушкине он ополчается против Чернышевского. В начале 60-х гг. поднимает резкую полемику против «Современника» и «Русского слова» — органов радикальной мелкой буржуазии, разражается статьями против Герцена, обвиняя его в провокации молодежи на революционные выступления. В период польского восстания [1863] К. открывает в «Русском вестнике» и в газ. «Московские ведомости» яростную кампанию за беспощадное подавление «мятежа» и выступает в защиту известного усмирителя повстанцев Муравьева-«вешателя».

Статьи по польскому вопросу снискали К. необычайную популярность в среде реакционного дворянства и сделали его официальным выразителем шовинистической политики великодержавного государства.

К. требует усиления репрессий против революционного движения, берет под обстрел земство, суд присяжных и т. д. Наряду с «польской интригой» мелкобуржуазная интеллигенция становится для К. одним из жупелов, в котором перепуганное призраком революции реакционное дворянство видело угрозу своему существованию. К систематическим нападкам на печать радикального лагеря присоединяется поход против университетского самоуправления и наконец внедрение в среднюю школу пресловутой «толстовской системы классического образования», главным инициатором и вдохновителем которой был К. В последние годы царствования Александра II, в период лорис-меликовской «диктатуры сердца», К. становится в некоторую реакционную оппозицию правительству, возлагая на «либерализм» последнего ответственность за размах революционного движения. Зато после 1 марта он приобретает руководящее влияние на черносотенную политику Александра III.

Катков оставил заметный след в истории русской публицистики, сумев объединить вокруг себя все темные силы дворянско-помещичьей реакции.

Предложения интернет-магазинов

Краткая биография Ивана Вышнеградского

Вышнеградский Иван Алексеевич (1831/1832—1895), учёный, предприниматель, россиский государственный деятель.

Родился 1 января 1832 г. (по новому стилю) в городе Вышний Волочёк (Тверская область) в семье священника. Окончил физико-математический факультет Главного педагогического института в Петербурге и в 1851 г. начал преподавать математику и прикладную механику. В 1860 г. Вышнеградский написал учебник «Элементарная механика», в течение многих лет считавшийся лучшим в России. Ему принадлежит заслуга в создании научных основ конструирования машин и разработке теории автоматического регулирования.

Вышнеградский был профессором Петербургского технологического института, а в 1875-—1878 гг.

— его директором.

По мере расширения связей с деловыми кругами Иван Алексеевич всё больше времени уделял коммерческой деятельности. Со второй половины 70-х гг. XIX в. он возглавлял Петербургское водопроводное общество, общества Юго-Западных, Рыбинско-Бологовской и Киево-Брестской железных дорог. В 1881 г. сумел заручиться поддержкой влиятельных столичных издателей М. Н. Каткова и В. П. Мещерского. Они убедили Александра III в способности Вышнеградского преодолеть финансовые трудности страны, и в 1888 г. его назначили министром
финансов. В этом же году он был избран почётным членом Петербургской академии наук.

На министерском посту Вышнеградский во многом оставался частным предпринимателем: он стремился достичь быстрой финансовой отдачи, невзирая на то, как это повлияет на экономику в целом. Наиболее удачным его начинанием явилась реорганизация железнодорожного дела. Вышнеградский стал инициатором подготовки денежной реформы, считая необходимым введение золотой валюты. Он предпринимал экстренные меры по увеличению золотого запаса. При ежегодном повышении таможенных пошлин на импорт Вышнеградский резко форсировал вывоз хлеба — важнейшей статьи русского экспорта, не останавливаясь перед прямым давлением на крестьян. «Сами есть не будем, но будем вывозить», — заявлял он.

К 1891 г. подготовка денежной реформы практически была завершена. Однако осенью страну постиг катастрофический неурожай, и крестьянство оказалось в трагической ситуации. Все попытки министра улучшить положение (в том числе запрет на вывоз сельскохозяйственных продуктов) мало что дали. Его обвинили в ограблении крестьянства и развале финансов.

В 1892 г. Вышнеградский, тяжело заболев, подал в отставку. Умер в Петербурге.

Рубрика

Близкие темы

Популярные темы

Комментарии

Память народа::Боевые операции::Берлинская наступательная операция. (16.04.1945

К апрелю 1945 года советские армии по широкому фронту вышли к Берлину, до столицы 3-го Рейха оставалось порядка 60-70 километров.

Несмотря на то, что исход войны был уже предрешен, немецкое военное командование надеялось остановить продвижение советских войск, ведя при этом сепаратные переговоры с Западными союзниками СССР. Немецкие войска практически не оказывали сопротивления англо-американским силам, при этом насмерть стояли на восточном фронте. Таким образом, взятие столицы Вермахта именно советскими войсками имело важное геополитическое значение. Решением Ставки к Берлинской операции было решено привлечь силы 1-го Украинского, 1-го и 2-го Белорусских фронтов. Перед войсками была поставлена задача разгромить немецкие войска на Берлинском направлении, овладеть столицей Германии и с выходом на р. Эльба, войти в соприкосновение с армиями союзников.

16 апреля 1945 года войска 1-го Белорусского (маршал Г. К. Жуков) и 1 -го Украинского (маршал И. С. Конев) фронтов перешли в наступление. К 19 апреля силы Конева и Жукова прорвали Одерско-Нейсенский рубеж немецкой обороны и продолжили развивать наступление с целью окружения Берлина. 20 апреля 1945 года к операции подключились силы 2-го Белорусского фронта (маршал К. К. Рокоссовский). Уже 21 апреля 1945 года передовые части 1-го Белорусского фронта ворвались в пригороды Берлина. 25 апреля 1945 года войска 1-го Украинского фронта и 1-го Белорусского фронта вошли в соприкосновение западнее столицы Рейха, завершив тем самым окружение Берлинской группировки противника. 26 апреля начался штурм Берлина.

К 30 апреля берлинский гарнизон противника был рассечен на изолированные группы, а управление войсками во всех звеньях — нарушено.  1 мая генерал Кребс, начальник генерального штаба немецких сухопутных войск, предложил подписать между советской и немецкой сторонами перемирие, но по политическим соображениям советские силы устраивала только безоговорочная капитуляция. Поскольку стороны не пришли к соглашению, бои продолжились. 2 мая 1945 года генерал Вейдлинг, командующий обороной города, объявил о капитуляции Берлинского гарнизона.

К 8 мая советские войска вышли к Балтийскому морю и реке Эльба. Берлинская операция была завершена.

В ходе Берлинской операции 1-й и 2-й Белорусские и 1-й Украинский фронты разгромили 70 пехотных, 12 танковых и 11 моторизованных дивизий, 3 боевые группы, 10 отдельных бригад, 31 отдельный полк, 12 отдельных батальонов и 2 военные школы. Продвижение наших войск на запад составило от 160 до 200 километров. 9 мая в 01:01 по московскому времени немецкое военное командование подписало акт о безоговорочной капитуляции германских вооружённых сил, — Великая Отечественная война была завершена!

Биография Н.Н. Страхова — Библиотека-музей Н. Н. Страхова

Биохроника

Награды

Фото и художественные портреты Н.Н.Страхова

Н.Н. Страхов и современники

Николай Николаевич Страхов

(1828 – 1896)

 краткая биохроника

16/28 октября 1828 г., Белгород: Николай Николаевич Страхов родился в семье белгородского священника Николая Петровича Страхова (протоиерея Смоленского кафедрального собора, выпускника Киевской Духовной академии, магистра богословия, преподавателя словесности в Белгородском духовном училище). Мать – Мария Ивановна Савченко, дочь Иоанна Трофимовича Савченко, протоиерея Троицкого кафедрального собора и ректора Белгородской духовной семинарии. Дед по отцу – русский, бабушка по отцу – гречанка. Дед по матери – родовой казак, бабушка по матери – из польского рода.

1834 г.: смерть отца, переезд с матерью и старшим братом в г. Каменец-Подольский, к брату матери, ректору Каменец-Подольской семинарии, архимандриту и впоследствии епископу Нафанаилу (Савченко). В доме дяди пройдет детство и юность Н.Н. Страхова (вплоть до начала студенческой жизни в Санкт-Петербурге).

1840–1844 гг., Кострома: обучение в Костромской духовной семинарии (отделение риторики, затем отделение философии).

1845–1851 гг., Санкт-Петербург: обучение в Санкт-Петербургском университете (факультет камеральных наук, математическое отделение) и Главном педагогическом институте (физико-математическом отделении). Окончил с серебряной медалью, с обязательством «элементарно-педагогической службы» в течение 8 лет.

1851–1852 гг., Одесса: старший учитель математики и физики во II одесской гимназии.

1852–1861 гг., Санкт-Петербург: старший учитель естественной истории во II петербургской гимназии.

1855 г.: рецензия на учебник естественной истории Д.С. Михайлова (написал по просьбе автора учебника) опубликована в журнале «Северная Пчела».

1857 г.: успешный магистерский экзамен и защита в Санкт-Петербургском университете магистерской диссертации по зоологии «О костях запястья млекопитающих» (научный руководитель – Ф.Ф. Брандт, профессор Главного Педагогического института). На диспуте официальный оппонент, не познакомившись основательно с диссертацией, стал говорить о значении исторического метода как единственно важного для исследования. Н.Н. Страхов, построивший работу с учетом методологии сравнительного анализа, смутился и замолчал. После защиты написал статью «О методе наук наблюдательных», которую прочел оппонент, объявив затем о своей неправоте на лекции.

1857–1860 гг. : в «Журнале Министерства Народного Просвещения» (ЖМНП) публикация серии фельетонов и рецензий под общим названием «Новости естественных наук».

1858 г.: статья «Об атомистической теории вещества. Критика теории атомов».

1859 г.: публикация «Физиологических писем» в газете «Русский мир». «Письма» заинтересовали Ап.А. Григорьева, который подружился с Н.Н. Страховым. Под названием «Письма об органической жизни» «Физиологические письма» составили первый раздел фундаментальной монографии Страхова «Мир как целое» (1872 г.).

Конец 1859 г.: знакомство с Ф.М. и М.М. Достоевскими. Участие в литературных вторниках сослуживца по гимназии А.П. Милюкова (в прошлом петрашевца), главного сотрудника нового, объявленного со следующего, 1860 года, журнала «Светоч» (редактор Д.И. Калиновский). Н.Н. Страхов предложил Милюкову для первого номера нового журнала свою первую большую статью. Статья была одобрена, а Страхов приглашен в кружок.

1860 г.: статья «Значение гегелевской философии в настоящее время» (опубликована в «Светоче»).

1860 г.: статья «Вещество по учению материалистов (критика тории сил)».

1860 г.: статья «Очерки вопросов практической философии П.Л. Лаврова» (опубликована в «Светоче»). Ф.М. Достоевский высоко оценил работы Н.Н. Страхова научно-философского характера. Братья Достоевские настойчиво приглашают Страхова в свой будущий журнал.

1861 г.: отставка из гимназии; сотрудник журнала братьев Достоевских «Время» (январь 1861- апрель 1863). Выступает в качестве автора статей научно- и литературно-философского характера; часто печатает свои материалы под псевдонимом Н. Косица (в т.ч. ряд нашумевших статей против Н.Г. Чернышевского, Д.И. Писарева, М.И. Антоновича и др.). Внимание читателей привлечено также статьями «Жители планет», «Письма об органической жизни. Письма I-IX».

1862 г. : Первая заграничная поездка Н.Н. Страхова: «…Через Берлин и Дрезден в Женеву, Люцерн, затем через Монсенис и Турин в Геную, Ливорно, Флоренцию, вновь через Геную и Марсель в Париж и обратно». Половина путешествия проделана с Ф.М. Достоевским (по Швейцарии и Италии). Публикация в журнале «Время» разбора романа «Отцы и дети» И.С. Тургенева.

1863 г.: статья «Роковой вопрос», опубликованная во «Времени» под псевдонимом «Русский». Публикация статьи становится поводом для закрытия журнала. С обвинениями анонимного автора в полонофильстве выступили газеты «Московские ведомости» (издаваемые М. Н. Катковым) и «День» И.С. Аксакова; замять дело помогли письма Н.Н. Страхова, разъясняющего свою позицию, в редакции этих газет (неопубликованные) и выступление Каткова («По поводу статьи «Роковой вопрос», опубликована в «Русском вестнике»). «… Я с этих пор попал на замечание и состоял на нем лет пятнадцать, так что два или три раза, когда издатели журналов предлагали мне редакторство, цензура отказывалась утвердить меня в звании редактора».

Начало 1864 – февраль 1865 гг.: сотрудник журнала «Эпоха» (под ред. М.М. Достоевского, с июня 1864 года, после смерти М.М. Достоевского – под редакцией А. У. Порецкого).

1865-1867 гг.: без стабильного заработка, активная переводческая деятельность. Переводы:  «История новой философии» и «Франциск Бэкон Веруламский. Реальная философия и ее век» Куно Фишера (т.1-4), «Об уме и познании» И. Тэна, «Введение к изучению опытной медицины» Клода Бернара; «Жизнь птиц» А. Брэма, «История материализма и критика его значения в настоящее время» (т.1-2) Ф.А. Ланге, «Вольтера» и «Шесть лекций» Штрауса (уничтожены цензурой), «Воспоминания» Э. Ренана. Нуждаясь в заработке, по заказам различных издательских фирм (Вольфа и др.) перевел множество популярных и учебных книг.

1867 г.: редактор журнала «Отечественные Записки». Публикация в журнале статей о романе Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание», И.С. Тургенева «Дым» и др.

1868 г.: знакомство с Н.Я. Данилевским (1822-1885), ставшим ближайшим собеседником и другом, после смерти Н.Я. Данилевского издавал его книги. Основной круг обсуждаемых тем – критика дарвинизма, философия истории (типологический подход Н.Я. Данилевского). Неоднократно гостил в имении Данилевского во Мшатке (южный берег Крыма).

1869 – 1872 гг.: редактор и главный сотрудник журнала «Заря». Опубликовал в журнале работу Н.Я. Данилевского «Россия и Европа» и докторскую диссертацию В.И. Ламанского «Об историческом изучении Греко-Славянского мира в Европе». Публикация статьи «Вздох на гробе Карамзина», цикла статей («критической поэмы») о «Войне и мире» Л.Н. Толстого (высоко оцененные Толстым и способствовавшие многолетнему сотрудничеству и дружбе с писателем), статьи «Женский вопрос», «Парижская коммуна», «Переворот в науке» (по поводу книги Ч. Дарвина «Происхождение человека и подбор по отношению к полу»).

Август 1871 г.: первое посещение Ясной Поляны, личное знакомство с Л.Н. Толстым.

1871 г.: отдельным изданием опубликована «Россия и Европа» Н.Я. Данилевского (всего Н.Н. Страховым было подготовлено 5 изданий книги).

1872 г.: Начало сотрудничества с журналом «Гражданин» (публикация в журнале статьи «Ренан и его последняя книга (по поводу книги “La réforme intellectuelle et morale” (Париж, 1872)» и др.), особенно активная работа в журнале после назначения главным редактором Ф.М. Достоевского.

1872 г.: Редакционно-издательское содействие Л.Н. Толстому в издании «Азбуки».

1872 г.: Издание книги «Мир как целое. Черты из науки о природе» (обобщение статей, опубликованных в предыдущие годы) – первая книга по философии естествознания в России.

1873 г.: возвращение на государственную службу (библиотекарь юридического отдела Императорской публичной библиотеки). Служил в библиотеке до 1885 г.

1874 г.: член Учёного комитета Министерства Народного Просвещения (пожизненно). Рецензирование новых книг в области естественной истории.

Апрель-май 1875 г.: поездка в Италию через Вену; посещение Венеции, Неаполя, Рима, Флоренции. Предпочтение природного мира социальному и художественному («смотреть природу», Неаполитанский залив, Везувий и др.; «чудеса искусства» – «претензия»). Итальянские встречи с семьей И.А. Вышнеградского и М.М. Антокольским и др.

1876 г.: статья «Три письма о спиритизме» (опубликована в «Гражданине»). В 1887 (после смерти Бутлерова) переработал их в книжку «О вечных истинах (Мой спор о спиритизме)» (общие положения, ответ Н.П. Вагнеру, статьи А.М. Бутлерова и ответы ему).

1876 г.: издание первого тома сочинений Ап.А. Григорьева.

Лето 1876 г.: знакомство в Ясной Поляне с А.А. Фетом, ставшим многолетним собеседником и сотрудником (редакция поэтических произведений Фета, фетовского перевода А. Шопенгауэра и мн. др.).

Июль 1877 г.: поездка с Л.Н. Толстым в Оптину пустынь.

10 марта 1878 г.: с Л.Н. Толстым на лекции Вл. Соловьёва из цикла «Чтения о Богочеловечестве». На лекции присутствовал и Ф.М. Достоевский, но знакомство его с Л.Н. Толстым и общий разговор со Страховым не состоялись. Н.Н. Страхов прослушал затем все 11 лекций Соловьева, впечатлениями о которых делился в переписке с Толстым.

2 апреля 1878 г.: присутствует на суде над В. Засулич; излагает свои впечатления и мысли в письмах Толстому.

Рождество 1878-79 гг.: гостил у Толстых в Ясной Поляне, заезжал к Фету в Воробьевку. На обратном пути в Москве познакомился с актрисами М.Н. Ермоловой и Н.М. Медведевой.

Апрель 1879 г.: получил приглашение от К.Н. Бестужева-Рюмина читать психологию на Петербургских Высших женских курсах; отказался, сославшись на причины личного свойства.

Июнь–сентябрь 1879 г.: поездки через Ясную Поляну (где узнал о «новом фазисе» Толстого, и поддержал его) и фетовскую Воробьевку, к родственникам в Кременчуг из Кременчуга – на пароходе по Днепру в Киев (где в Софийском соборе слышал «бесподобное “Верую”», Градижск (к свекру племянницы), Белгород (где навестил двоюродного дядю, вдовца с 7-ю детьми, военного доктора в отставке, очень благочестивого, с которым ходили по храмам, прикладывались к мощам свт. Иосафа). В конце июля – опять к Фету, работа над фетовским переводом Шопенгауэра «Мир как воля и представление». Возвращаясь от Фета в августе вновь заехал в Ясную Поляну, где жил около месяца. Заезжал к Голохвастовым в Воскресенск; в Москве посетил выставки и театры.

Октябрь 1879 г.: участвует в подготовке съезда натуралистов, пишет о физиологии. Много общается с Д.И. Менделеевым (однокашник по Главному педагогическому институту).

С 8 по 22 ноября 1879 г.: исполнял обязанности присяжного (в письме Толстому замечал: «Очень много отнимает времени, но любопытно»).

Январь 1880 г.: встреча с Л.Н. Толстым, приехавшим в Петербург по делам, дискуссии о церкви.

Весна 1880 г.: начал посещать четверги С.А. Толстой (вдовы поэта графа А.К. Толстого), на которые приходили И.А. Гончаров, Ф.М. Достоевский, Вл.С. Соловьев, Я.П. Полонский и мн. др.

Весна 1880 г.: посетил выставку скульптора М.М. Антокольского (в письме к С.А. Толстой: «Сократ поразил меня сильно, я дважды ходил смотреть и не мог насмотреться. Удивительно безобразно-красивая голова, и спокойствие смерти, полное смысла и какого-то блаженства»).

6 апреля 1880 г.: присутствовал на защите докторской диссертации Вл.С. Соловьева «Критика отвлеченных начал» (в письме к С.А. Толстой: «… сам он был великолепен… к несчастью сильных возражений не было, … ни один не коснулся существа дела»).

8 июня 1880 г. : открытие памятника Пушкину («Я не принимал никакого деятельного участия в этом чествовании памяти Пушкина, был лишь простым зрителем, но оно глубоко меня интересовало, поэтому для меня была яснее, чем для многих других, та внутренняя драма, которая разыгралась на этом празднике и в которой главная роль оказалась принадлежащею Федору Михайловичу»).

Осень 1880 г.: заметка в «Русь» о полотне А.И. Куинджи «Ночь на Днепре».

Январь 1881 г.: награжден орденом Святой Анны II степени.

25 января 1881 г.: последний визит к Ф.М. Достоевскому.

Февраль 1881 г.: участие в похоронах Ф.М. Достоевского, общение со вдовой.

Масленица 1881 г.: гостил у Толстых в Ясной Поляне.

Май–июль 1881 г.: публикация в «Руси» «Писем о нигилизме».

Август–сентябрь 1881 г.: поездка в Стамбул и на Афон. Статья «Воспоминания об Афоне и об о. Макарии» опубликована в «Русском Вестнике» в 1889 г., затем вошла в сборник «Воспоминания и отрывки» 1892 г.

1882 г.: публикация сборника статей «Борьба с Западом в нашей литературе» (книга 1), второе издание – 1887 г., третье – 1897 г.

Лето 1882 г.: жил в Крыму у Н.Я. Данилевского в Мшатке. По пути в Крым заезжал в Москву, Ясную Поляну, Воробьевку. На обратном пути в августе заезжал в Ясную Поляну, застал Толстого в глубоком религиозном настроении.

15 мая 1883 г.: награждён орденом Св. Владимира III степени .

Осень 1883 г.: издание «Воспоминаний о Достоевском». Страхов просит оценки Толстого и в письме к нему сообщает о невысказанных «давящих» воспоминаниях, о «злом» в Достоевском и в себе.

Весна 1884 г.: смотрит корректуры и готовит к печати капитальный труд Н.Я. Данилевского «Дарвинизм» (книга вышла после смерти Данилевского).

Июль – октябрь 1884 г.: поездка в Германию на лечение. «В Эмсе начал преважное исследование о времени, числе и пространстве…» (сообщение в письме Толстому). Посещение концертов, где исполнялась музыка Вагнера.

Март-апрель 1885 г.: несколько раз ходил смотреть работу И.Е. Репина «Ивана Грозного».

Октябрь 1885 г.: издание сборника «Критические статьи об И.С. Тургеневе и Л.Н. Толстом».

Декабрь 1885 г.: некролог о Н.Я. Данилевском.

14 декабря 1885 г.: уходит в отставку из библиотеки.

1 января 1886 г.: произведен за отличие в Действительные Статские Советники.

Март 1886 г.: статья «Поминки по И.С. Аксакову».

Конец весны и лето 1886 г.: в мае-июне живет во Мшатке, разбирает рукописи и бумаги Н.Я. Данилевского, обнаруживает 1 готовую главу и разрозненные материалы к 2 тому Дарвинизма. На обратном пути в июле заезжает в Воробьевку и Ясную Поляну.

Октябрь 1887 г.: знакомство с И.Е. Репиным; в 1888 г. Репин написал портрет Страхова.

Февраль-апрель 1888 г.: публикация в «Вестнике Европы» статьи Вл.С. Соловьева «Россия и Европа» (по поводу книги Н.Я. Данилевского и сборника Страхова «Борьба с Западом в нашей литературе), положившая начало многолетней публичной полемике Н.Н. Страхова и В.С. Соловьева.

После 26 марта до 6 апреля 1888 г.: знакомство и длительная беседа с французским профессором философии Эмилем Пажесом (по рекомендации Толстого). Страхов был приятно удивлен строгостью и беспристрастностью суждений Пажеса о французских «своих» и о Толстом.

Осень 1988 г.: публикация в «Ниве» портрет Н.Н. Страхова и его биографии (к 60-летию). Биография написана Д.Н. Михайловым: «Это все сделал Д.Н. Михайлов, которому я продиктовал, по его просьбе, одни лишь числа и названия. Он все разукрасил и надушил, и, хотя я настаивал, чтобы наперед статья показана была мне, тиснул без моего пересмотра. Дело обошлось прекрасно: мои родные и знакомые читали и были очень довольны, а журналисты и серьезные любители чтения не обратили никакого внимания, так как подобным вещам не придается никакого серьезного значения» (Н.Н. Страхов в письме к К.Н. Бестужеву-Рюмину).

Осень – конец 1888 г: издание сборника «Заметки о Пушкине и других поэтах».

Зима 1889 г.: 12 вечеров слушал «Кольцо Нибелунгов» Р. Вагнера.

Зима 1889 г.: подготовил 4-е издание «России и Европы» Н.Я. Данилевского (в разгар полемик с Вл.С. Соловьевым).

28 октября 1889 г.: слушал чтение «Крейцеровой сонаты» Л.Н. Толстого «у Кузминских в большом обществе, читал Кони, очень хорошо»; здесь же началось знакомство с гр. А.А. Толстой.

Конец 1889 г.: избрание членом-корреспондентом Петербургской Академии Наук по отделению русского языка и словесности. Академия наук неоднократно поручала Страхову разборы представляемых на Пушкинскую премию стихотворных произведений.

1891 г.: весь ход полемики Н.Н. Страхова с Вл.С. Соловьевым изложен в статье Н.Я. Колубовского «Материалы для истории философии в России. (1855-1888)», в главе IX, посвященной специально Страхову и его научной деятельности (опубликована в журнале «Вопросы философии и психологии»).

Март 1891 г.: завершил работу «Толки о Толстом», переслал Толстому оттиск. Работа опубликована в сентябрьском номере журнала «Вопросы философии и психологии» (перепечатано в 1892 г., в «Воспоминаниях и отрывках»). Гр. Толстая признает правоту страховского видения смысла и значения Толстого и передает статью Страхова Александру III. Ректор МДА архимандрит Антоний (Храповицкий) прислал Страхову без письма свою брошюру «Беседы о превосходстве православного понимания Евангелия сравнительно с учением Л. Толстого».

Август 1891 г.: знакомство с Ю.Н. Говорухой-Отроком.

Декабрь 1891 г. : хлопочет у И.А. Вышнеградского и С.Ю. Витте по делам помощи голодающим (по просьбе Л.Н. Толстого). Хлопоты напрасные, и Н.Н. Страхов очень разочарован в себе и своих высоких знакомых.

9 декабря 1892 г.: публикация статьи «Несколько слов памяти Фета» (в «Новом времени»).

Июнь–июль 1893 г.: лечение на водах в Эмсе (Германия). В Эмсе переводил Г. Рюккерта. На обратном пути в августе заезжал к Толстым в Ясную Поляну.

1893–1894 гг.: издание собрания сочинений Фета «Лирические стихотворения» в 2 томах, со своею статьей.

Январь 1894 г.: рецензия «О задачах истории философии» (на книги Харьковского преподавателя духовной семинарии Н.Н. Страхова «Очерк истории философии с древнейших времен до настоящего времени» и «Учение о Боге по началам разума»), опубликована в журнале «Вопросы философии и психологии», перепечатана в «Философских очерках».

24 января 1894 г.: избрание Почётным членом Московского Психологического общества.

Февраль-март 1894 г.: умерли сын Л.Н. Толстого Ванечка и И.А. Вышнеградский. Письма Страхова об окружении вестями об умирающих и опасно больных, о потерях и странностях смертного жребия.

1894 г.: избрание Почётным членом Славянского общества.

Январь 1895 г.: издание «Философских очерков».

27 мая 1895 г.: перенес операцию в Николаевском Военном Госпитале (рак горла).

4 июля – 9 августа 1995 г.: гостил у Толстых в Ясной Поляне, затем — последняя поездка к родным в Киев и Белгород, Крым (ко вдове Н.Я. Данилевского).

Декабрь 1895 г.: отослал Л.Н. Толстому третью книгу «Борьба с Западом в нашей литературе» (издана в 1896 г.).

24 января (5 февраля) 1896 г.: скончался в своей квартире в Петербурге. Со слов проф. В.Ф. Лазурского (статья «Л.Н. Толстой и Н.Н. Страхов. (Из личных воспоминаний)») последними словами Н. Н. Страхова были «Ну, я отдохнул, теперь поработаю».

Награды Н.Н. Страхова

 

 

как жил и о чём писал Константин Аксаков / Новости города / Сайт Москвы

Краткая биография

Константин Аксаков — старший сын знаменитого писателя Сергея Тимофеевича Аксакова (1791–1859), автора биографических книг «Семейная хроника» и «Детские годы Багрова-внука», а также известной сказки «Аленький цветочек». Переняв у отца любовь к литературе, он во многом разделил и его убеждения, в зрелом возрасте став одним из идеологов славянофильства [1]. Но повлияла на Константина Аксакова и мать Ольга Семёновна Заплатина, которая в четыре года научила его читать, причём первой книгой мальчика стала «История Трои» [2]. Биографы убеждены, что по материнской линии он унаследовал две важные черты характера — патриотизм и пылкость: его дед был суворовским генералом, а бабушка — пленной турчанкой [3].

Детство будущий историк провёл в селе Аксаково в Оренбургской губернии. Фамильный топоним неудивителен: род Аксаковых ведёт свою историю от знатного варяга (норвежца), поселившегося в Киевской Руси в начале XI века. Многие представители семьи ещё в допетровскую эпоху были «государевыми людьми» — воеводами, стряпчими, стольниками — и заслужили дворянский титул и поместья [3].

Получив хорошее домашнее образование, в 15 лет Константин Аксаков поступил на словесное отделение Московского университета. Диплом кандидата он получил в 1835 году, а вот степень магистра — только в 1847-м. Диссертацию «Ломоносов в истории русской литературы и русского языка» Аксаков опубликовал годом раньше, но защитить смог лишь после правок, которые требовал внести цензурный комитет. В дальнейшем столкновения с официальной идеологией продолжились: через пять лет он попал под полицейский надзор за статью «Богатыри князя Владимира» [2]. В этом видна горькая ирония судьбы: его отец несколько лет служил цензором, но его уволили за то, что он пропустил чересчур смелую пьесу [4].

Константин Аксаков стал автором множества художественных и публицистических произведений, которые печатались в популярных тогда журналах и газетах: «Телескоп», «Молва», «Московский наблюдатель», «Русская беседа», «Москвитянин», «День», «Русь», «Московский сборник». С 1857 года он был фактическим редактором газеты «Молва» [2]. Тексты Аксакова часто становились предметом обсуждения, и современники признавали его литературное дарование. В 1858 году его избрали действительным членом Общества любителей российской словесности [5].

По словам родных и друзей, Константин Аксаков отличался крепким здоровьем, но его сломила смерть отца, к которому он был очень привязан. Историк умер от чахотки 19 декабря 1860 года, всего на полтора года пережив Сергея Аксакова.

Интересно, что многие современники запомнили Константина Аксакова не как философа и писателя, а как бородатого чудака в зипуне и мурмолке (старинной шапке). Он носил крестьянскую одежду, противясь моде на европейские костюмы и демонстрируя свою верность русской старине и народным обычаям. Это нередко делало его предметом насмешек. Например, Александр Герцен однажды написал: «Аксаков оделся так национально, что народ на улицах принимал его за персиянина». Но Аксаков относился к своему наряду очень серьёзно, для него это был символ смирения и благочестия: «Фрак может быть революционером, а зипун — никогда. Россия, по-моему, должна скинуть фрак и надеть зипун — и внутренним и внешним образом» [6].

Московские адреса Аксакова

Аксаковы перебрались в Москву в 1826 году, и Константин всей душой полюбил этот город. Биографы приводят всего два случая, когда он покидал Москву надолго. В 1838 году юноша провёл пять месяцев в Германии и Швейцарии — эта была дань уважения немецкой культуре, к которой он приобщился во время учёбы в университете. Он детально изучал философию Гегеля, переводил немецких поэтов, в первую очередь Гёте и Шиллера. Вторая заграничная поездка стала для Аксакова последней: в 1859 году, заболев чахоткой, он по совету врачей отправился на Адриатику и умер на греческом острове Занте (Закинф) [6].

Константин Аксаков был приверженцем идеализма в философии, практические аспекты были ему чужды и в повседневности. Кроме того, он был горячо, как ребёнок, привязан к родителям, поэтому всё время жил с ними. Обычно семья проводила лето в Абрамцеве, а на зиму снимала квартиру в центре Москвы — большинство адресов тяготеют к Арбату.

В 1829–1833 годах Аксаковы поселились в Большом Афанасьевском переулке (дом 12). Здесь часто бывал Николай Гоголь, который сначала сильно повлиял на творчество Сергея Тимофеевича, а потом дружил и с Константином: сохранилась их переписка, критические статьи Аксакова о поэме «Мёртвые души» и «На смерть Гоголя» [4].

В доме 8 в том же переулке в 1835–1839 годах собирался кружок Николая Станкевича, с участниками которого Константин Аксаков познакомился в университете. Виссарион Белинский, Михаил Бакунин, Василий Боткин, Михаил Катков и другие молодые люди обсуждали философию Гегеля и Шеллинга, классическую и современную литературу. Посещал кружок и Иван Тургенев, запечатлевший эти встречи в романе «Рудин» [1]. Сам Аксаков вспоминал их так: «Кружок Станкевича был замечательное явление в умственной истории нашего общества… Искусственность российского классического патриотизма, претензии, наполнявшие нашу литературу, усилившаяся фабрикация стихов, неискренность печатного лиризма, всё это породило справедливое желание простоты и искренности, породило сильное нападение на всякую фразу и эффект; и то и другое высказывалось в кружке Станкевича, быть может впервые, как мнение целого общества людей» [4].

В 1848–1849 годах семейное гнездо располагалось в Сивцеве Вражке (дом 30). Уютный дом в глубине сада посещали историки и философы, писатели и поэты, актёры и музыканты. Среди гостей были Иван Тургенев, Пётр Вяземский, Михаил Загоскин, Михаил Погодин, Алексей Хомяков, Михаил Щепкин, Павел Мочалов и Виссарион Белинский [1]. Своё сорокалетие здесь отметил Николай Гоголь [4]. В 1984 году по этому адресу открылся Дом-музей Аксаковых.

Не сохранился дом в Малом Лёвшинском переулке, где Аксаковы жили зимой 1855/1856 года. В нём сложился литературный салон, завсегдатаями которого были писатели Лев Толстой, Иван Тургенев и Тарас Шевченко, историк Сергей Соловьёв и декабрист Сергей Волконский [1].

В процессе реконструкции Москвы не стало и дома 7 на Собачьей Площадке, где жил славянофил Алексей Хомяков. Его навещали Александр Герцен, Пётр Чаадаев, братья Киреевские, Николай Языков, Михаил Погодин [1]. В 1920-х годах Наркомпрос разместил здесь «Бытовой музей сороковых годов XIX века», который закрыли за «идеологическую вредность для пролетариата», а здание отдали музыкальному училищу имени Гнесиных. В 1962 году дом вместе с Собачьей Площадкой снесли при строительстве Калининского проспекта (сейчас Новый Арбат).

Константин Аксаков был похоронен на кладбище Симонова монастыря, рядом с отцом. Но в 1930-х годах монастырь разрушили (сейчас на его территории находится, в частности, ДК «ЗИЛ»), и прах обоих Аксаковых перенесли на Новодевичье кладбище [1].

Москва в творчестве Аксакова

Константин Аксаков живо интересовался отечественной историей, историей и теорией русского языка, увлекался философией, особенно учением Гегеля. Рано оформившийся литературный талант (первые стихи и рассказы он написал в 12–13 лет) был подкреплён отличным образованием и собственными исследованиями. Благодаря этому Аксаков свободно чувствовал себя в разных жанрах: он писал лирические и гражданские стихи, прозаические и поэтические переводы, статьи и трактаты по истории и лингвистике, литературные рецензии, трагические драмы и сатирические пьесы, публицистику по актуальным политическим вопросам…

Его обширное литературное наследие по большей части осталось разбросано по журнальным и газетным публикациям. Иван Сергеевич Аксаков, тоже литератор, пытался издать полное собрание сочинений брата, но проект растянулся на 20 лет и так и не был закончен. В 1861 году опубликован первый том с историческими статьями; второй и третий тома, вышедшие в 1875 и 1880 годах, объединили филологические исследования Константина Аксакова [2].

Его творческая и научная деятельность страдали от цензуры. Например, в 1850 году прошло всего одно представление его исторической драмы «Освобождение Москвы в 1612 году». Пьесу запретили, потому что автор отдал ключевую роль в изгнании захватчиков народу [1].

Искренняя любовь Аксакова к Москве проявляется и в его лирике. В некоторых произведениях, например в акростихе 1840-х годов, поэт очень прямо выражает свои чувства:

Мои мечты и силы молодые
Одной тебе я отдал, посвятя;
Судьбой своей чудесной в дни былые
Как сильно ты тревожила дитя!
Всю жизнь свою останусь я с тобою,
А ты сияй бессмертной красотою [6].

Важной темой в творчестве Аксакова стало противопоставление Москвы, «народной», «земской» (естественной, исторически сложившейся) столицы, Санкт-Петербургу, столице «правительственной», «государственной» (политической, назначенной искусственно). Эта тема звучит в ряде стихотворений 1840-х годов, например в «Москве» и «Подлеце (Подражании Пушкину)» [6], а в 1856 году в статье «Значение столицы» она обретает черты политического манифеста.

Это противопоставление фактически является иллюстрацией одной из главных идей славянофилов: у России есть свой путь, с которого её заставил свернуть Пётр I, насильно переиначивая страну по западным образцам. Исходя из этих предпосылок, Аксаков делает следующие выводы:

«Средоточие правительства должно быть там же, где средоточие народное. Это необходимое условие благоденствия страны. В России, наоборот, средоточие правительственное уже полтораста лет находится вне средоточия народного. Это неизбежный источник всех её бедствий и зол. Для благоденствия России средоточию правительственному необходимо вернуться в средоточие народное. Другими словами: правительству необходимо перенести свою столицу из Петербурга в Москву… Великое благое начинание, великая истинная польза возможны лишь при этом условии, то есть при возвращении столицы в Москву; без этого добра не будет» [7].

Современники отнеслись к этим словам Аксакова примерно так же, как и к его зипуну и мурмолке. Лишь через 60 лет желание философа в некотором смысле сбылось: Москва вновь стала столицей, а Россия опять начала искать собственный путь.

Фото предоставлены Главным архивным управлением Москвы.

Использованные источники

  1. Стародуб К. Литературная Москва : Историко-краеведческая энциклопедия для школьников. — М. : Просвещение, 1997. — С. 16–19, 32, 189–190.
  2. Трубачёв С. Аксаков, Константин Сергеевич // Русский биографический словарь А.А. Половцова в 25 томах. Т.1. — СПб., 1896. — С. 100–103.
  3. Аксаковы // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. Т.1. — СПб., 1890. — С. 303–306.
  4. Переулки старой Москвы. История. Памятники архитектуры. Маршруты / Романюк С.К. — М. : Центрполиграф, 2016. — С. 455–457, 532.
  5. Словарь членов Общества любителей Российской словесности при Московском Университете. — М. : Печатня А. Снегиревой, 1911. — С. 4–6.
  6. Поэты кружка Н.В. Станкевича : Н.В. Станкевич, В.И. Красов, К.С. Аксаков, И.П. Клюшников. — М. ; Л. : Советский писатель, 1964.
  7. Аксаков К.С. Значение столицы // Москва — Петербург. Pro et contra. Диалог культур в истории национального самосознания. — СПб. : Издательство Русского Христианского гуманитарного института, 2000. — С. 232–247.

Материалы об истории ИВМиМГ СО РАН (ВЦ СО АН СССР)

10 января 1964 г. Гурий Иванович Марчук, 38-летний член-корреспондент Академии Наук СССР, издал исторические приказы № 1 и № 2 по Вычислительному Центру СО АН СССР, в соответствии с которыми он приступил к обязанностям директора и утвердил состав персонала Института в количестве 177 человек.

Через 10-15 лет ВЦ стал крупнейшим в стране машинным парком коллективного пользования, намного превосходящим по мощности центры других академических институтов и университетов, включая и МГУ, и ЛГУ. В пике своего развития Вычислительный центр насчитывал около 1300 сотрудников и являлся визитной карточкой для многочисленных почетных гостей Академгородка. Плеяда выдающихся ученых во главе с Г.И.Марчуком: А.П.Ершов, М.М.Лаврентьев, Н.Н.Яненко, С.К.Годунов, А.С.Алексеев, Г.А.Михайлов и другие – снискала мировую славу своими пионерскими результатами и научными школами в вычислительной и прикладной математике, в программировании и информатике, в математической геофизике и компьютерных технологиях.

Достигнув критической массы, ВЦ стал порождать новые институты, щедро направляя свои ученые десанты в организации Новосибирска, Красноярска, Иркутска, Омска, Хабаровска, Москвы, Алма-Аты и других многочисленных городов. Вычислительный центр стал уникальной кузницей кадров, на базе которого было создано свыше 10 кафедр НГУ и других вузов Новосибирска, а из его сотрудников вышло более 30(!) директоров академических институтов и других учреждений.

Главный итог научно-образовательной деятельности ВЦ СО АН СССР – формирование всемирно признанной Сибирской школы вычислительных наук и технологий, в соответствии со стратегией “треугольника Лаврентьева”: фундаментальные исследования, подготовка кадров – от школьной информатики до всеобщей компьютерной грамотности, внедрение научных результатов, овеществляемых в бесчисленных IT-компаниях и уже широко известном Технопарке Академгородка.

Очерк предыстории.

Каждое знаковое событие имеет свою историческую предопределенность. Не исключением является и рождение Вычислительного центра именно в Новосибирском Академгородке. Данный факт является еще одним подтверждением выдающейся роли Михаила Алексеевича Лаврентьева в развитии советской вычислительной техники. Еще до своего переезда из Киева в Москву в далеком 1950 г., занимая пост Вице-президента Украинской Академии Наук, он был хорошо знаком и всячески поддерживал Сергея Алексеевича Лебедева – творца первой ЭВМ в СССР, которая называлась МЭСМ – Малая Электронная Счетная Машина. После назначения М.А.Лаврентьева директором ИТМиВТ – Института Точной Механики и Вычислительной Техники в Москве он пригласил туда же С. А.Лебедева, который вскоре сконструировал БЭСМ-2, БЭСМ-4 и, наконец, легендарную БЭСМ-6, остававшуюся флагманом советского компьютеростроения более 20 лет, что даже трудно себе представить в период бурного появления новых поколений ЭВМ.Надо сказать, что головокружительный успех серии БЭСМ во многом обязан организационному таланту и энергии М.А.Лаврентьева, который для успеха своего правого дела не чурался использовать и личные хорошие отношения с Первым секретарем Московского горкома КПСС Н.С.Хрущевым. Еще в те годы Лаврентьев писал пророческие слова о том, что ЭВМ будет посредником между теоретиком и экспериментатором.

Вторым “крестным отцом” ВЦ СО АН СССР по праву является великий математик XX-го века Сергей Львович Соболев. В его биографии есть такой малозаметный факт – до переселения в Сибирь он в течение нескольких лет возглавлял вычислительный отдел ЛИПАНа, как тогда в зашифрованном виде назывался будущий Институт Атомной Энергии имени И.В. Курчатова. В Академгородке Сергей Львович организовал Институт математики с вычислительным центром, причем роль последнего исполняла единственная машина М-20, располагавшаяся в Институте геологии. Компьютерные дела на первых порах возглавлялись Э.В. Евреиновым (автором пионерской идеи об однородных вычислительных средах) и Ю.Г. Косаревым, но затем М.А. Лаврентьев и С.Л. Соболев для укрепления этого направления пригласили в 1962 г. на должность заместителя директора Г.И. Марчука, который руководил большим Математическим отделом в Физико-энергетическом институте (г.Обнинск Калужской обл.) в ведомстве Госкомитета по атомной энергии СССР и был уже известным специалистом по вычислительной математике и по расчетам ядерных реакторов, за которые он был удостоин Ленинской премии. Конечно, Институт математики, который сейчас по праву носит имя С.Л.Соболева, знаменит в первую очередь своими математиками-теоретиками: А.И. Мальцевым, Ю.Г. Решетняком, А.А. Боровковым и другими. Но надо сказать, что в Институте работал и будущий Нобелевский лауреат Леонид Витальевич Канторович, который возглавлял Отдел математической экономики и кафедру вычислительной математики в Новосибирском государственном университете. Широкие научные интересы Леонида Витальевича включали и пристальное внимание к проблемам вычислительной техники, под его непосредственным руководством была спроектирована и создана “арифметическая машина” АМ, реализующая параллельное исполнение алгебраических операций. Нельзя не отметить также ту важнейшую методологическую и даже философскую роль, которую привносил в атмосферу Института математики Андрей Алексеевич Ляпунов, один из основателей кибернетики и программирования в СССР.

Первые годы и открытия.

Середина 60-х годов прошлого столетия была счастливым периодом становления и бурного развития мировых вычислительных наук (Computer Science), которые охватывали и прикладную математику, и кибернетику с программированием, из которых родилась информатика и фундаментальные проблемы компьютерной техники.

Концепция Вычислительного центра – это личный творческий результат Г.И. Марчука, который своим примером подтвердил давно известную истину, что наукой и академическим институтом должен руководить Ученый с большой буквы, а не “успешный менеджер”.

В качестве главной проблемы, имеющей как фундаментальный, так и практический характер, Гурий Иванович для ВЦ и непосредственно для себя наметил физику атмосферы и океана. Для укрепления данного направления в ВЦ из Москвы были приглашены уже известные специалисты по прогнозу погоды, мезометеорологии и общей циркуляции атмосферы: И.В. Бут, Л.Н. Гутман, Г.П. Курбаткин, А.С. Марченко и вскоре отдел физики атмосферы и океана стал крупнейшим в Институте.

В стартовом составе Вычислительного центра находился уже вполне сложившийся коллектив в количестве около 20 человек – отдел программирования под руководством А.П. Ершова, которому суждено было стать ядром будущей Сибирской школы информатики.

Еще один перешедший в ВЦ из Института математики коллектив – это лаборатория М.М. Лаврентьева, составившая вскоре математическую школу мирового уровня по теории условно-корректных задач. Затем эта лаборатория переросла в большой отдел, в котором свои самостоятельные направления развивали А. С. Алексеев, В.Г. Романов, Ю. Е. Аниконов, В.А. Цецохо и другие.

Одним из самых удачных организационных шагов Г.И. Марчука стало приглашение в Академгородок Н.Н. Яненко, уже знаменитого первооткрывателя метода дробных шагов. Со свойственной ему энергией Н.Н. Яненко сформировал отдел численных методов механики сплошной среды (в него вошли Ю.А. Березин, Ю.Н. Ватолин, В.П. Ильин, В.М. Ковеня, В.Е. Петренко, В.П. Шапеев), в котором сразу начали появились серьезные результаты по разработкам математических моделей, численных методов и большим программным комплексам для решения прочностных, гидро-газодинамических и плазменных задач в интересах оборонных предприятий. Н.Н. Яненко также создал кафедру в Новосибирском госуниверситете.

Научно-организационные проблемы по эксплуатации и развитию машинного парка возглавляли С.П. Суржиков, фактически первый главный инженер ВЦ, и замдиректора О. В. Москалев. От успеха работы инженерного корпуса зависели, конечно, будущие вычислительные достижения не только ВЦ, но и всего Сибирского отделения АН СССР, поскольку с самого начала в обязанности Института вошли фактически и функции бесперебойного обеспечения эксплуатации вычислительного центра коллективного пользования, а этих пользователей из разных институтов и других окрестных организаций насчитывалось десятки и сотни. С первых же лет мощности машинного парка непрерывно росли, а с ними бурно развивалась и вся инфраструктура – энергетика, снабжение, телекоммуникации и т.д. Здесь нельзя не отдать дань восхищения той организации труда и подготовки кадров, которая существовала в производственных службах ВЦ. Необходимо понимать, что в век ламповых ЭВМ оборудование имело по своему паспорту “право на отказ” через каждые 15 минут, и это в условиях жесткого дефицита машинного времени. Представьте себе состояние дежурного инженера или начальника машины, когда они должны как можно быстрее “найти и обезвредить” одну из тысяч электронных ячеек, под горящими глазами ждущих заветного запуска своей задачи математиков-программистов. Сознательность и самоотверженность инженеров были рядовым явлением, но дело не было пущено на самотек. Например, ВЦ круглосуточно имел дежурный “газик”, и в критические моменты тяжелого сбоя ЭВМ, ночью даже главный инженер мог быть доставлен из постели на пульт ЭВМ для помощи своим сотрудникам. Следует заметить, что производственная жизнь машинного парка контролировалась лично директором, и ежедневные обходы служб с обсуждениями текущих проблем были непременным звеном в рабочем распорядке Г.И. Марчука.

Вот с таким багажом Ноев ковчег под названием ВЦ СО АН СССР отправился покорять неизведанные просторы и новые научные вершины.

Любопытно отметить, что первая в Институте кандидатская диссертация была выполнена В.Л. Катковым под руководством Гурия Ивановича, а ее содержание актуально и в наши дни, поскольку она была посвящена идеям Льва Васильевича Овсянникова по теории групповых свойств дифференциальных уравнений. В частности, реализована программная система КИНО (Координаты ИНфинитезимального Оператора) по автоматизации групповых преобразований. После защиты Гурий Иванович “под Каткова” сформировал лабораторию с оригинальным названием ЛАПА (Лаборатория Автоматизации Построения Алгоритмов), которая впоследствии сыграла существенную роль в развитии вычислительных технологий математического моделирования.

Однако первые научные и практические успехи ВЦ, имевшие широкий резонанс и глубокие последствия в Академгородке, обязаны талантливому коллективу А.П. Ершова. Эта была эпоха появления первых в мире трансляторов, или компиляторов, и вот в отделе программирования был придуман язык АЛЬФА – русскоязычная версия алгоритмического языка АЛГОЛ. Сразу после этого был задуман и выполнен в неимоверно короткие сроки огромный пионерский проект – создание системы АЛЬФА, включающей первый в мире оптимизирующий транслятор и весь комплекс программно-организационной поддержки, рассчитанный на массовую эксплуатацию. Эта система программирования приобрела огромную популярность в Академгородке, чему способствовало два главных фактора. Первый – это безотказная служба прохождения задач от многочисленных институтов, включающая консультационную “ группу”. А вторая причина заключалась в блестящей популяризаторской деятельности А.П.Ершова, который провел цикл массовых лекций и организовал оперативное издание наглядных пособий по системе АЛЬФА. Это был его огромный личный вклад в сформулированный им же лозунг о всеобщей компьютерной грамотности. И как следствие – специальность “программирование” стала самой привлекательной среди студентов НГУ. Без преувеличения, по своему влиянию на жизнь всех институтов внедрение системы АЛЬФА в широкую эксплуатацию – это крупнейший научно-практический результат Академгородка и Сибирского отделения 60-х годов.

После АЛЬФЫ появился суперпроект БЕТА с концепцией многоязыковой системы программирования, а также специализированные языки СИГМА, ЭПСИЛОН и другие разработки, на которых выросли такие Программисты с большой буквы, как Б.А. Загацкий, М.М. Бежанова, И.С. Голосов, А.Ф. Рар, А.А. Берс, Г.Д. Чинин и многие – многие другие.

Из наиболее серьезных последующих практических результатов отдела программирования следует назвать гибридную систему АЛЬГИБР, которая реализовывала трансляцию программ с языка АЛЬФА на ЭВМ М-220, но при этом генерировала исполняемый код в машинных командах намного более мощной БЭСМ-6, полученной Вычислительным центром в 1968 году (заводской № 3, быстродействие 1 мегафлопс, память 32 000 48-разрядных слов). Далее готовые программы по каналу передавались на БЭСМ-6, где и осуществлялись сами расчеты. Этот в течение многих лет очень эффективно работавший многомашинный комплекс стал предтечей современных распределенных вычислений на компьютерных сетях.

Ради исторической справедливости надо отметить, что у системы АЛЬГИБР был и предшественник – автоматическая информационная станция АИСТ-0. Это детище Андрея Петровича и его учеников-соратников идеологически было безоговорочно пионерской системой разделения времени. Но данная разработка опередила свое время, так как могла быть осуществлена только на ЭВМ второго поколения типа М-20 и Минск-22. Кто-то метко пошутил: это сравнимо с постановкой ракетного двигателя на телегу. Система АИСТ-0 действительно функционировала, и по ней были защищены диссертации, но дальше опытной эксплуатации дело не пошло, а неумолимый ход времени привел ее к демонтажу.

С самого начала деятельности в обязанности Института вошли фактически и функции бесперебойного обеспечения эксплуатации вычислительного центра коллективного пользования, а этих пользователей из разных институтов и других окрестных организаций насчитывалось десятки и сотни. Среди первых знаковых результатов ВЦ надо выделить налаживание тесной кооперации Отдела физики атмосферы и океана с расположенным в Новосибирске Западно-Сибирским региональным метеоцентром.

Под руководством Н.Н. Яненко отдел механики сплошной среды, в который вошли молодые и впоследствии ставшие известными учеными Ю.А. Березин, Ю.Н. Ватолин, В.П. Ильин, В.М. Ковеня, В.Е. Петренко, В.П. Шапеев и многие другие, стал получать первые серьезные результаты по разработкам математических моделей, численных методов и большим программным комплексам для решения прочностных, гидро-газодинамических и плазменных задач в интересах оборонных предприятий, с которыми у СО АН СССР сложилось плодотворное взаимодействие.

Первое десятилетие ВЦ сопровождалось непрерывным качественным и количественным ростом научных направлений. Приехавший в 1965 г. из Челябинска-70 Г.А. Михайлов, к тому времени уже лауреат Ленинской премии, начал создавать коллектив по теории алгоритмов статистического моделирования, который со временем вырос в крупнейшую научную школу мирового уровня (среди первых сотрудников коллектива - А.С. Марченко, Б.А. Каргин, М.А. Назаралиев)

С первых лет существования ВЦ особое место в его научно-практической деятельности занимали разработка и внедрение на промышленных предприятиях автоматизированных систем управления производством и технологическими процессами, эти исследования в институте проводились И.М. Бобко.

В 1969 г. по приглашению Гурия Ивановича из Москвы приехал С.К. Годунов, к тому времени уже лауреат Ленинской премией. В созданной им лаборатории активно развивали пионерские по конечно-разностным схемам решения различных уравнений математической физики и по актуальным проблемам вычислительной алгебры. С.К. Годуновым была сформирована кафедра дифференциальных уравнений в НГУ.

В 1964 году началось регулярное сотрудничество ВЦ с Барнаульским радиозаводом по проблемам использования ЭВМ для управления промышленным производством. Сначала расчеты проводились на расположенной в Академгородке ЭВМ, для чего была создана аппаратура передачи данных – прообраз дистанционной обработки информации и сетевых структур. К работам были привлечены лаборатория Н.Б. Мироносецкого из ИЭиОПП, НИИСИСТЕМ Министерства приборостроения (институт программного профиля в Академгородке) и Алтайский политехнический институт. В 1971 году была успешно осуществлена Государственная приемка созданной автоматизированной системы управления АСУ “Барнаул” в промышленную эксплуатацию. После этого создали ассоциацию пользователей АСУ, в которую вошли такие крупные промышленные предприятия Новосибирска, как Сибсельмаш, Электросигнал, завод Химконцентратов и другие.

В это время в стране началось массовое производство ЭВМ третьего поколения (ЕС ЭВМ). Было принято решение о переводе АСУ на эти машины, с одновременным развитием ее функциональных возможностей: оптимизация планов производства, подготовка мероприятий по созданию новых изделий, автоматизация технологических процессов и экономического управления и т.д. Новый проект был назван АСУ "СИГМА", а к ее разработке активно подключились директора ряда крупнейших заводов. География распространения АСУ значительно расширилась и включала даже социалистические страны Совета Экономической Взаимопомощи. В 1981 году коллективу разработчиков АСУ "СИГМА" была присуждена премия Совета Министров СССР, а в 1984 году эти работы были отмечены Государственной премией.

Золотые годы расцвета.

Надо сказать, что с 1969 до 1980 года, когда Гурий Иванович уехал в Москву, ему приходилось исполнять непростые обязанности сначала заместителя, а с 1975 года - Председателя Сибирского отделения АН СССР. Тем не менее, активная научная деятельность Гурия Ивановича продолжалась и за выполненный под его руководством цикл работ по развитию и применению методов статистического моделирования для решения многомерных задач теории переноса излучения коллективу авторов, среди которых Г.А. Михайлов, в 1979 году была присуждена Государственная премия СССР. За цикл работ в области гидродинамических методов прогноза погоды в 1975 году Гурий Иванович был удостоен премии им. А.А. Фридмана АН СССР.

Описываемые годы для многих институтов Академгородка стали ярким периодом паломничества ведущих мировых ученых. Не только ведущие, но и многие молодые сотрудники ВЦ активно посещали зарубежные научные центры, а также участвовали в проводимых разными странами международных конференциях. Особое значение для ВЦ имело организованное Г.И. Марчуком трехстороннее российско-франко-итальянское сотрудничество, в рамках которого около 15 лет ежегодно проводились симпозиумы, поочередно в Академгородке, в INRIA (главный французский институт по информатике) и в университете г. Павиа.

Обзор международной активности будет далеко не полным, если не выделить ту огромную просветительскую и образовательную деятельность, которую осуществлял Вычислительный центр для представителей различных республик СССР, ныне ставших независимыми государствами. В отделах Г.И. Марчука, М.М. Лаврентьева и Н.Н. Яненко постоянно было много студентов и аспирантов из Казахстана, Узбекистана, Грузии и других республик, которые впоследствии у себя на родине становились ведущими учеными. Так, ученик Гурия Ивановича Умирзак Махмудович Султангазин, защитивший в ВЦ кандидатскую и докторскую диссертации, стал затем Президентом Казахской Академии Наук.

Возглавляемый Гурием Ивановичем Отдел физики атмосферы и океана (ФАО) непрерывно развивался. В нем были организованы новые лаборатории по динамическим процессам в океане и проблемам экологии, которые возглавили приглашенные из Обнинска В.П. Кочергин и В.В. Пененко.

Результаты, полученные Г.И. Марчуком в области численных методов решения задач прогноза погоды и общей циркуляции атмосферы, с учетом разнообразных природных факторов, признаны классическими. Он сформулировал также математические модели и методы решения полных уравнений термогидродинамики океана, в основе которых лежат основные законы сохранения, алгоритмы расщепления и теория возмущений. По этим вопросам он опубликовал серию основополагающих монографий, а за цикл работ в области гидродинамических методов прогноза погоды в 1975 г. Гурий Иванович был удостоен премии им. А.А. Фридмана АН СССР.

Проблемы общей циркуляции атмосферы и океана являются рекордными как по сложности математических моделей, так и по объему необходимых вычислительных ресурсов. И здесь Г.И. Марчук проявил один из своих принципов научного руководства – убедить молодых ученых не бояться браться за решение по-настоящему больших задач. И именно в отделении ФАО выросли будущие члены академии В.П. Дымников, Г.П. Курбаткин, В.Н. Лыкосов, а также блестящие специалисты А.Е. Алоян, В.Я. Галин, В.Б. Залесный, Г.Р. Контарев и другие.

Г.И. Марчуком выполнены пионерские работы и по примыкающему к ФАО фундаментальному направлению – математическому моделированию экологических процессов окружающей среды. В рамках данного направления им были предложены основные постановки и методы решения целого ряда оптимизационных задач, в частности, задачи о допустимой области размещения промышленных предприятий. За работы в области моделирования экологических проблем ему в 1988 г. была присуждена международная премия им. А.П. Карпинского.

Активно работавший Отдел механики сплошной среды (МСС) во главе с Н.Н. Яненко стал одним из центров кристаллизации новой зарождающейся научной области – математического моделирования, возникшего на стыке вычислительной математики и информатики. Проблематика механики сплошных сред всеобъемлюща: гидро- и газодинамика, упругость твердого тела и пластичность, фильтрация многофазных сред и физика плазмы. Все эти задачи, как правило, имеют экстремальную вычислительную сложность, характеризуемую высокой размерностью, большим количеством неизвестных функций, сильной нелинейностью процессов и неоднородностью материальных свойств. Ситуация кардинально усугубляется (что было характерно для советских времен), когда заказчиками являются разработчики "средств новой техники", т. е. представители оборонных министерств, что однозначно определяет жесткие требования к точности, сжатые сроки и так называемую "военную приемку".

И вот, из конкретных жизненных условий возник вопрос почти гамлетовского звучания: как на существующем техническом и программном обеспечении решать большие задачи? А если этот вопрос трансформировать, то получается новая научная проблема — какой должна быть архитектура вычислительной системы, инструментальных и прикладных программных комплексов, чтобы эти задачи решались эффективно? Эти вопросы стали активно обсуждались на семинарах отдела МСС, которые благодаря организационной деятельности Николая Николаевича переросли во всесоюзные. Впечатляет даже простое перечисление тематики семинаров и школ, руководимых Н. Н. Яненко: модели механики сплошной среды, аналитические методы в газовой динамике, численное решение задач вязкой несжимаемой жидкости, решение задач теории упругости и пластичности, численное решение задач фильтрации многофазной жидкости, комплексы программ для задач математической физики.

За последним впоследствии утвердилось название — Семинар по пакетам прикладных программ в задачах математической физики. Его восемь сессий-совещаний, прошедших в 1971–83 годы в Новосибирске, Иркутске, Таллине, Днепропетровске, Ташкенте и других городах СССР, вовлекли сотни ведущих специалистов страны и сыграли ключевую методологическую и организационную роль в становлении и развитии отечественной вычислительной информатики. Именно на этих заседаниях, проходивших зачастую в острых и эмоциональных дискуссиях (что вообще было характерно для стиля Н.Н. Яненко) вырабатывались основные понятия, определения и методологические принципы, заложившие фундамент новой дисциплины, получившей впоследствии официальный статус специальности "математическое моделирование". Дело доходило до философских споров, например, — является ли программный или математический модуль объективной реальностью?!

Н.Н. Яненко, совместно с А.Н. Коноваловым, В.И. Карначуком и другими, ввел и развил ряд основополагающих концепций и положений. В 1972–73 годы он сформулировал свою знаменитую технологическую цепочку современной вычислительной математики: реальное явление его математическая модель численный алгоритм программа, реализующая этот алгоритм, вычисления по этой программе анализ результатов. Отсюда возникает задача систематизации и оптимизации методов, применяемых на каждом из взаимосвязанных шагов технологической цепочки, установления определенных соотношений между элементами этих структур и глобальной оптимизации всей вычислительной цепочки. "Это уже есть переход к новой технологии производства программ, которую можно назвать глобальным программированием",— данная цитата из работы Н. Н. Яненко 1980 года сохраняет актуальность и сегодня, поскольку поставленные 20–30 лет назад вопросы остаются открытыми. А проблема заключается в кардинальном повышении производительности труда математика-программиста, все еще черепашьей на фоне экспоненциально бурного роста мощностей вычислительной техники.

На основе модульного анализа задач и алгоритмов математической физики были созданы технологические парадигмы и конкретные разработки пакетов прикладных программ (ППП), включающих развитые системные и функциональные наполнения. Коллегами Н.Н. Яненко (В.М. Ковеня, А.П. Лымарев, А.Д. Рычков и др.) были реализованы крупные программные комплексы для научных исследований в области аэрогидродинамики, построенные на передовых по тем временам принципах архитектур и организации эксплуатации. Под руководством А.Н. Коновалова большим коллективом разработчиков (Н.И. Горский, Г.В. Шустов, А.И. Бугров, Л.Б. Чубаров и Э.В. Чубарова, Ж.Л. Коробицына и др.) была создана серия ППП для решения многомерных задач теории упругости при моделировании деформаций крупногабаритных оптических изделий и для расчета фильтрационных процессов при вторичных способах добычи нефти. При поддержке Николая Николаевича Ю И. Шокин со своими учениками развил цикл теоретических и экспериментальных исследований по интервальному анализу, для которого были разработаны актуальные программные комплексы. Можно напомнить также ещё одну, знаковую, работу Н. Н. Яненко в ДАН СССР (1981 год, совместно с В.П. Шапеевым и В.П. Ильиным), связанную с интеллектуализацией построения алгоритмов, а именно — с автоматическим выводом разностных схем высокого порядка точности на основе машинных символьных преобразований.

Фундаментальные результаты в теории и методологии программирования, полученные под руководством А.П. Ершова, не только определили ведущие мировые позиции ВЦ в этой области, но и привели к становлению новой научной дисциплины – информатики. Да и сам этот термин вошел в русский и английский языки не без активного влияния Андрея Петровича. Огромную социальную роль сыграла деятельность Отдела программирования по созданию школьной информатики, включающая формирование “с нуля” учебных классов и курсов, проведение регулярных олимпиад и летних школ юных программистов, благодаря чему Академгородок стал мировым лидером в развитии массовой компьютерной грамотности.

Среди бесспорных достижений Сибирской информатики – теория операторных схем Янова, методологии трансляции, теория смешанных вычислений, за которую А.П. Ершов получил премию АН СССР имени П.Л. Чебышева, а также пионерские исследования в области параллельных вычислений и искусственного интеллекта, выполненные В.Е. Котовым и А.С. Нариньяни, сформировавшими свои плодотворные лаборатории. Здесь также нельзя не упомянуть пророческую совместную работу Г. И. Марчука и А.П. Ершова – их доклад об интеллектуальном взаимодействии человека с компьютером на конгрессе ИФИП (Международная федерация по информационным процессам) в 1968 году.

Отдел востребованных программистов катастрофически разрастался, и в 1969 году на его базе было создано Конструкторское бюро системного программирования (КБСП) двойного подчинения – СО РАН и Министерство радиопромышленности, которое в советские времена принадлежало к так называемой “девятке” оборонных министерств. Задачей КБСП была разработка программного обеспечения для секретных спецкомпьютеров, создаваемых для войск противоракетной обороны страны. В 1973 году на основе КБСП был организован Новосибирский филиал Института точной механики и вычислительной техники (НФ ИТМиВТ), для которого рядом с ВЦ был построен девятиэтажный корпус, принадлежащий ныне НИПС – Институту программных систем. Научным руководителем НФ ИТМиВТ стал А.П. Ершов, первым директором был назначен В.Л. Катков, а после его скорого отъезда в Минск долгие годы директорствовал Г.Д. Чинин. Это был первый в нашей стране (а может, и в мире) большой институт, целиком посвященный проблематике системного программирования. Задача перед ним была поставлена стратегическая и очень ответственная – разработка программного обеспечения для советского суперкомпьютера ЭЛЬБРУС нового поколения. Особенность проблемы заключалась в том, что самих новых ЭВМ еще не было, а программное обеспечение должно было появиться одновременно с разрабатываемой вычислительной техникой. Такие работы в те времена проводились отнюдь не в академическом стиле, а в режиме секретности, с сетевым планированием и строгим контролем.

Можно упомянуть еще об одном, несколько неожиданном влиянии отдела программирования. В 1980 году в Советском районе Новосибирска, к которому официально относится Академгородок, был организован Институт информатики Академии педагогических наук. Его директором назначили, по предложению Г.И.Марчука, И.М. Бобко, одновременно избранного членом-корреспондентом этой Академии. В этом институте работали и многие сотрудники – выходцы из отдела А.П.Ершова.

В кипучей творческой среде Вычислительного центра рождались, спонтанно или закономерно, самые разнообразные научные направления. Например, под патронажем Гурия Ивановича в ВЦ развивалась очень важная для Академгородка лаборатория математических методов в химии, которой в разные годы руководили В.Д.Кудрин, В.А.Кузин, В.И.Дробышевич и Ю.М.Лаевский. Г.И.Марчук организовал и возглавил Объединенный ученый совет “Математические методы в химии”, в который кроме ВЦ входили Институт математики и все четыре химических института Сибирского отделения (катализа, органической и неорганической химии, химической кинетики и горения). Заместителем руководителя этого неформального объединения, а потом и председателем, был директор Института катализа Кирилл Ильич Замараев. Дружба математиков с химиками действительно была и подкреплялась многочисленными совместными публикациями. Такая возможность плодотворного сотрудничества ученых самых разных профессий – неоценимое преимущество компактного и многоликого Академгородка. Позднее аналогичные идеи воплощались в создании Объединенных ученых советов СО РАН, координирующих близкие по профилю институты, а также в формировании интеграционных проектов, стимулирующих проведение совместных исследований на стыках наук.

Другой пример – история лаборатории автоматизации построения алгоритмов (ЛАПА). Первоначально в нее входили системные программисты В.Л.Катков, Т.А.Темноева, Б.А.Загацкий, а также М.М.Бежанова, которая под руководством Г.И.Марчука защитила кандидатскую диссертацию по системе программирования “Тензор”, в которой были автоматизированы векторно-матричные операции линейной алгебры. В 60-е годы зарождалась методология прикладного программирования и велись многочисленные дискуссии по новым вопросам: что такое модель, пользовательский интерфейс, управление вычислительным процессом и т.д. После назначения В.Л.Каткова директором НФ ИТМиВТ заведующим ЛАПА стал ученик Гурия Ивановича еще по Обнинску В. П.Ильин. Вместе с ним в лабораторию пришли новые люди: Б.И.Голубцов, Е.А.Ицкович, В.М.Свешников, А.Л.Урванцев, М.В.Урев, С.П.Гололобова, а также новая тематика – методы и технологии решения широкого класса задач электрофизики, в которых были заинтересованы предприятия “министерской оборонной девятки”: электронной промышленности, радиопромышленности, оборонной промышленности и т.д.

Лаборатория активно развивалась, и ее талантливыми молодыми сотрудниками Н.И.Горбенко, А.Ю.Кузнецовым, Г.Я.Куклиной, Е.А.Рапоцевичем, С.Б.Кузнецовым и другими было реализовано большое семейство пакетов программ для моделирования СВЧ-оборудования, электронно-ионной оптики, полупроводниковых приборов и т.д., которые успешно эксплуатировались в десятках отраслевых предприятий. Забегая вперед, скажем, что в этой лаборатории В.Н.Алеевой и И.Б.Кузнецовым в 1992-93 гг. были защищены и первые в Академгородке диссертации по распараллеливанию алгоритмов. А первой работой ВЦ по теме распараллеливания был совместный доклад Г.И.Марчука и В.П.Ильина, сделанный в 1980 г. на Конгрессе ИФИП в Токио. Позднее на базе ЛАПА был сформирован Отдел математических задач физики и химии, в состав которого вошли лаборатории В.И.Дробышевича и М.В.Урева.

В институте в эти годы также проводились важные исследования в области статистического моделирования процессов переноса электромагнитного излучения в атмосфере и океане, пассивного и лазерного зондирования облачной атмосферы, статистической метеорологии в лабораториях методов Монте-Карло (заведующий -. Г.А. Михайлов), статистических методов моделирования атмосферных процессов (заведующий -. А.С. Марченко), оптики свободной атмосферы (заведующий - М.А. Назаралиев), оптики дисперсных сред (заведующий - Б.А. Каргин).

В 1984 г. лаборатория Н.Н. Миренкова перешла из Института Математики в ВЦ для расширения кооперативной работы в области параллельных вычислений (в ее состав вошли (В.Э. Малышкин, В.А. Вальковский, В.Д, Корнеев). Был сформирован и в 1986 г. стартовал проект создания высокопроизводительной вычислительной системы СИБИРЬ, предназначенной для использования в геофизике. Система имела высокую для того времени производительность 100 мегафлопс, для нее был сделан весь необходимый комплекс параллельного программного обеспечения, она эксплуатировалась в сначала в научных организациях, более 30 комплексов были поставлены геофизические промышленные организации. Влияние этого комплексного проекта ощущается до сих пор.

В эти годы в институте развивается еще один интересный подход к решению задач моделирования, основанный на эксплуатации моделей мелкозернистого параллелизма (О.Л. Бандман, С.В. Пискунов, С.М. Ачасова, В.П. Маркова). Этот подход – клеточно-автоматное моделирование - предназначен для разработки и параллельной реализации моделей природных явлений, которые не описываются дифференциальными уравнениями, таких как химические реакции.

 Одно из замечательных достижений Г.И.Марчука – формулировка основ математического моделирования в иммунологии. Им созданы полуэмпирические модели и методы идентификации их параметров, дающие возможность количественно описать динамику иммунного ответа человеческого организма на вирусные и бактериальные инфекции. За создание новых математических методов в иммунологии и медицине, опубликованных в основополагающих статьях и монографиях: “Математические модели в иммунологии”, 1980 г., “Математические модели вирусного гепатита” (1981 г., совместно с Н.И.Нисевич, И.И.Зубиковой и .Б.Погожевым), “Хронический бронхит: иммунология, оценка тяжести, клиника, лечение” (1995 г., совместно с Э.П.Бербенцовой),– Гурию Ивановичу была присуждена золотая медаль им. М.В.Келдыша АН СССР.

Существует полулегенда, а на самом деле – это медицинский факт, что интерес к фундаментальным проблемам иммунологии у любознательного Гурия Ивановича пробудился на больничной койке, когда после подхваченного в зарубежной командировке гонконгского гриппа у него на длительный период развилась очень неприятная хроническая пневмония. Начитавшись за это время всякой специальной литературы, Г.И.Марчук выдвинул идею о выходе из хроники через обострение. Вылечив себя таким способом, он решил внедрить математические методы исследования в данной области и счастливым образом нашел себе единомышленника-энтузиаста в лице И.Б.Погожева. Вдвоем они подобрали четверку смелых студентов из Новосибирского электротехнического института – А.Л.Асаченков, Л.Н.Белых, С.М.Зуев и А.А.Романюха, которые вскоре блестяще защитили дипломные работы по моделированию иммунных процессов и составили ядро новой лаборатории Вычислительного центра, где фактически формировалось новое научное направление – математическая медицина.

Чтобы оттенить многообразие развиваемых в ВЦ научных направлений, коротко перечислим еще несколько успешно изучаемых в институте оригинальных проблематик. В отделе М.И.Нечепуренко сложилась школа имитационного моделирования, чрезвычайно актуальная и для анализа вычислительных систем, и для теории игр. В лаборатории Ю.А.Кузнецова на передовых математических принципах была создана система машинной графики СМОГ. Ю.П.Дробышев с коллегами и учениками активно развивал информационные поисковые системы и, в частности, в сотрудничестве с В.А.Коптюгом разработал систему СПЕКТР для идентификации химических соединений. В коллективах Ю.А.Воронина и В.П.Пяткина широким фронтом велись работы по распознаванию образов с приложениями к геологии и картографии. Большой резонанс в СМИ имели результаты В.И.Бутенко по реализации алгоритма шахматной игры, разработанного гроссмейстером М.М.Ботвинником, который неоднократно бывал гостем Академгородка, как и многие другие чемпионы мира по шахматам. В 1989 г. в ВЦ была даже защищена уникальная кандидатская диссертация на тему “Система обработки информации для построения алгоритма шахматной игры”.

Под руководством Г.И.Марчука и В.Е.Котова была создана совершенно новая для советского времени структура – Временный научно-технический коллектив СТАРТ с целевым финансированием. Он сформировал и реализовал проект модульной асинхронной развиваемой вычислительной системы (МАРС), макет которой успешно прошел испытания и был принят государственной комиссией.

Оказывая значительное научно-методическое влияние на многочисленные институты Сибирского отделения, ВЦ блестяще выполнял и свои производственные функции, обеспечивая весь комплекс вычислительных услуг по проведению расчетов представителями самых разных научных специальностей. Гурий Иванович придавал огромное значение состоянию вычислительных дел и регулярно посещал машинные залы, вникая в самые разнообразные технические, финансовые и кадровые вопросы. Фактически была решена проблема создания фабрики машинного времени, бесперебойно обеспечивающей потребности организаций Академгородка, а также Новосибирска и даже Западно-Сибирского региона. По совокупным мощностям компьютерного парка и по уровню их эксплуатации ВЦ был одним из крупнейших центров в стране и по праву служил визитной карточкой Академгородка. Сюда водили именитых гостей. Сюда поступали новейшие отечественные ЭВМ, здесь по жестким техническим нормам оборудовались машинные залы, спецпомещения для магнитных барабанов и лент, громоздких энергетических агрегатов. В разные времена здесь работало от трех до четырех уникальных БЭСМ-6, были также все марки крупнейших ЕС ЭВМ и многочисленные минимашины типа СМ-4. Диспетчерская служба с приемом задач, распределением машинного времени и выдачей результатов расчета представляла собой налаженный конвейер, вовлекавший ежедневно сотни и тысячи пользователей.

Вопреки индивидуалистским стремлениям каждого пользователя самому попасть на ЭВМ, пропустить задачу и “живьем” получить результат, дирекция ВЦ поистине с диктаторской дисциплиной внедрила систему распределения машинного времени, автоматически раскидывающая поток задач по вычислительной сети, реализующая работу общей внешней памяти и обеспечивающая строгий контроль за этим высокотехнологичным процессом. Ее организация была крупной научно-производственной проблемой, реализованной в форме проекта ВЦКП (вычислительный центр коллективного пользования), разработанного в кратчайшие сроки. За эту работу ее авторы О.В.Москалев, Л.Б.Эфрос, Ю.В.Метляев удостоины премии Совета Министров СССР. В рамках этой программы были выполнены важнейшие технические работы, имеющие по сей день огромное значение для информатизации Новосибирского научного центра – прокладка подземной кабельной сети, соединившей между собой ведущие институты СО АН. Роль ВЦКП для Академгородка настолько возросла, что он был выделен в самостоятельную организацию – ГПВЦ (Главный производственный вычислительный центр СО АН СССР).

Будучи ответственным за все вычислительные дела в Академгородке, Г.И.Марчук в 1968 году сделал экстраординарный научно-организационный ход, который заслуживает специального упоминания в силу своей прозорливости и экономической значимости. Поначалу ВЦ полностью обеспечивался бюджетным финансированием от Президиума СО АН, но зато обязан был предоставлять машинное время всем институтам, естественно, безвозмездно, ввиду отсутствия рыночных отношений в советское время. Однако бесплатное распределение машинного времени между институтами из-за его постоянного острого дефицита зачастую приводило к конфликтам между пользователями, вплоть до директорского уровня: кому ресурсы ЭВМ нужнее, чьи задачи важнее и т.д. Гурий Иванович предложил часть бюджета Вычислительного центра добровольно отдать Президиуму, чтобы он разделил эти деньги между заинтересованными институтами, а последние теперь уже должны были покупать машинное время у ВЦ. На удивление, эта коммерческая по своей сути инициатива встретила всеобщее одобрение и в дальнейшем всегда служила главным регулятором распределения машинных ресурсов.

В соответствии с законами эволюции, рост Вычислительного центра не мог продолжаться до бесконечности, и постепенно начал развиваться процесс отпочкования, касающийся не только отдельных сотрудников, но и целых коллективов. Но если упоминавшееся ранее выделение из Вычислительного центра программистских организаций КБСП и НФ ИТМиВТ, а также ГПВЦ фактически означало создание дочерних организаций и не затрагивало теоретического ядра Института, то далее последовали более кардинальные перемены.

Первым “большим исходом” явился перевод в 1976 г. практически всего Отдела МСС (более 30 человек) во главе с Н.Н.Яненко в Институт теоретической и прикладной механики СО АН СССР. В это время бывший директор ИТПМ Р.И.Солоухин переехал в Минск, и по предложению Председателя Сибирского отделения Г.И.Марчука на освободившееся место был сначала выбран, а потом утвержден Николай Николаевич.

Еще более значимым оказался для ВЦ 1980 год, когда Г.И.Марчук по решению партии и правительства был назначен Председателем ГКНТ – Государственного комитета по науке и технике, в ранге заместителя Председателя Совмина СССР. При этом Гурий Иванович увез с собой в Москву около 20 ведущих сотрудников Вычислительного центра, составивших ядро будущего нового Института вычислительной математики АН СССР. Одновременно с этим С.К.Годунов вместе со своей лабораторией перевелся в Институт математики СО АН. Новым директором ВЦ стал Анатолий Семенович Алексеев, до этого уже много лет бывший первым заместителем Гурия Ивановича в Институте.

От Вычислительного центра – к Институту вычислительной математики и математической геофизики СО РАН

Анатолий Семенович закончил математико-механический факультет ЛГУ в 1952 году. Удивительное совпадение: в одной группе с ним учились Е.И.Шемякин и В.Г.Дулов, также впоследствии ставшие директорами институтов Сибирского отделения, а куратором этой студенческой группы был аспирант Г.И.Марчук. В 1963 году А.С.Алексеев приехал в Новосибирск как представитель известной ленинградской школы математиков-геофизиков и один из соавторов “лучевого” метода расчета волновых сейсмических полей, за который впоследствии был удостоен Государственной премии СССР. В ВЦ Анатолий Семенович организовал лабораторию, которая позже вместе с образованной им кафедрой НГУ стала основой сибирской школы математической геофизики. А.С.Алексеев развил методы решения прямых и обратных задач динамической сейсмики, предложил подходы к обработке практических наблюдений по схемам сейсмической томографии, аэрокосмических съемок, голографии и вибропросвечивания Земли.

По его инициативе, совместно с Институтом геологии и геофизики и Институтом горного дела был создан полигон для экспериментальной отработки новых принципов “активной сейсмологии”. Институт также приобрел базирующийся в Севастополе корабль “Евпатория”, на котором осуществлялись экспедиции для геофизических исследований морского дна. При ВЦ было организовано подразделение производственного объединения “Сибнефтегеофизика”, занимавшееся программными реализациями созданных в институте алгоритмов и методик.

А.С.Алексеев разработал основы междисциплинарных исследований процессов и явлений в науках о Земле, создал многодисциплинарную модель “интегрального” предвестника землетрясений, развил методы автоматизации машинной обработки геофизических данных с использованием сетевых ГИС-технологий и многопроцессорных вычислительных систем. Эти результаты фактически положили начало новому научному направлению – геофизической информатике, и в 1978 году в институте для решения данных проблем появился отдел под руководством Б.М.Глинского, главными задачами которого были разработка мощных сейсмических виброисточников и многоканальной регистрирующей аппаратуры, анализ помех и методы фильтрации сигналов, создание полевых измерительно-вычислительных комплексов для обработки данных сейсморазведки, гравиметрии и электроразведки. Разработанные в отделе комплексы в рамках содружества стран СЭВ серийно выпускались заводом “Геофизприбор” Министерства приборостроения СССР. Впервые в России на основе отечественных микроЭВМ был разработан вычислительный кластер для обработки и интерпретации сейсморазведочных данных.

Анатолий Семенович много внимания уделял развитию вычислительной техники. Под его руководством выполнен проект “Вычислительный центр коллективного пользования” (ВЦКП), включавший первые отечественные многопроцессорные вычислительные системы: 16-узловую ЭВМ ПС-2000 и разработанный Н.Н.Миренковым с сотрудниками его отдела комплекс СИБИРЬ, содержавший под управлением ЕС-1068 восемь матричных процессоров ЕС-1027. Впоследствии была создана вторая очередь ВЦКП на базе волоконно-оптических телекоммуникаций и вычислительных систем отечественной сборки на импортной элементной базе – RM-600 и МВС-1000М, содержащих в сумме уже более 150 процессоров.

Вычислительный центр продолжал выполнять свою миссию кузницы кадров. В Институт математики в 1986 году перешел М.М.Лаврентьев и все лаборатории возглавляемого им отдела некорректных задач. Год 1990-й стал датой рождения сразу двух дочерних организаций: Института систем информатики во главе с В.Е.Котовым и Института вычислительных технологий во главе с Ю.И.Шокиным. Также на базе ВЦ в 1977 году было создано СКБ Прикладной геофизики, а в 1988 году – СКБ Вычислительной техники.

Для Красноярского филиала СО АН важным событием стала организация по инициативе Г.И.Марчука в 1975 г. Вычислительного центра, который позже был переименован в Институт вычислительного моделирования. Первым его директором стал В.Г.Дулов, вторым – Ю.И.Шокин (1983-1990 гг.), а третьим, с 1990 г. – В.В.Шайдуров, которые привлекли с собой в Красноярский Академгородок ряд новосибирских специалистов, заложивших основы новой математической школы на территории огромного и богатейшего края. В различных городах “большой Сибири” – Иркутске, Кемерове, Омске, Хабаровске, Ханты-Мансийске, Барнауле, Якутске – работают многочисленные “выпускники” Альма-Матер – Вычислительного центра Новосибирского Академгородка, которые регулярно встречаются на конференциях, сотрудничают и обмениваются опытом, образуя в совокупности постоянно развивающуюся Сибирскую школу вычислительной математики и информатики.

В 1997 году ВЦ был переименован в Институт вычислительной математики и математической геофизики СО РАН, а еще через год А.С.Алексеев оставил свой пост и стал почетным директором ИВМиМГ СО РАН. Директором института в 1998 году был был назначен Г.А. Михайлов.

Геннадий Алексеевич Михайлов является создателем и вдохновителем новосибирской научной школы по методам Монте-Карло, широко известной в нашей стране и за рубежом, ежегодно вовлекающей в свои ряды новую талантливую молодежь. С 1980 года он заведует кафедрой вычислительной математики Новосибирского государственного университета, более половины профессоров и преподавателей которой – выпускники НГУ. Геннадию Алексеевичу и его ученикам принадлежат результаты мирового уровня по конструктивной теории весовых методов статистического моделирования, общим подходам и экономичным алгоритмам для векторных оценок функционалов, способам моделирования случайных величин и полей, численному решению стохастических уравнений, а также по решению актуальных задач в области оптики атмосферы и гидрооптики, расчета ядерных реакторов, экологии и диффузии частиц.

Г.А. Михайлов в течение 14 лет был заместителем директора института. А еще дольше (по настоящее время) – председателем секции Ученого совета по вычислительной математике и председателем Диссертационного совета, который выпустил огромное количество кандидатов и докторов наук. Г.А. Михайлов очень много сделал и делает для создания творческой атмосферы и подготовки кадров в ИВМиМГ СО РАН. Однако он принял решение сконцентрироваться на собственных исследованиях и руководстве своей научной школой, отказался баллотироваться на должность директора института и рекомендовал на этот пост Бориса Григорьевича Михайленко, который был избран и затем утвержден в июне 1999 года.

Борис Григорьевич закончил в 1971 году геолого-геофизический факультет, а фактически – еще и ММФ НГУ, на котором слушал лекции А.С.Алексеева, С.К.Годунова, Г.И.Марчука и других математиков. В его биографии имеется и такая яркая страница, как участие в кругосветном походе на атомной подводной лодке при прохождении службы в Военно-морском флоте. В Вычислительном центре под руководством А.С.Алексеева Борис Григорьевич активно включился в исследования по прикладной математике и математическому моделированию в области геофизики, в 1981 году стал заведующим лабораторией численного моделирования сейсмических полей, в 1991 году – заместителем директора института.

На основе разработанных Б. Г.Михайленко численно-аналитических методов решения прямых задач геофизики под его руководством были созданы программные комплексы для расчетов процессов распространения сейсмических волн в неоднородных анизотропных, трещиноватых, пористых, неупругих и магнитоупругих средах на многопроцессорных вычислительных системах. Им предложены алгоритмы решения волновых уравнений на основе комплексирования интегрального преобразования Лагерра по временной координате со спектральными и конечно-разностными методами по пространственным переменным.

Борис Григорьевич и А.С.Алексеев вместе с канадским физиком Ф.Роном стали соавторами официально зарегистрированного открытия: с помощью моделирования был обнаружен новый тип “нелучевых” поперечных сейсмических волн. Впоследствии их существование подтвердилось экспериментально, что позволило объяснить ряд геофизических явлений, а также создать оригинальную методику обнаружения ядерных взрывов.

На основе решения совмещенных уравнений теории упругости и квазистационарных уравнений Максвелла в неоднородных средах, в том числе – трещиноватых, анизотропных и пористых, Б.Г.Михайленко с коллегами теоретически изучены динамические характеристики сейсмомагнитных волн, образующихся в постоянном магнитном поле Земли. Результаты этих исследований позволили создать модель вибросейсмического мониторинга сейсмоопасных зон и развить новые подходы к изучению строения Земли.

Из штормовых 90-х годов экипаж корабля ИВМиМГ СО РАН вышел изрядно поредевшим, но сохранившим свое боеспособное ядро, готовым штурмовать новые научные высоты. После завершившегося в 2008 году пилотного проекта реформирования РАН и очередного сокращения штатов институт насчитывает около 300 сотрудников, в том числе более 120 докторов и кандидатов наук. Вынужденная “утечка мозгов” привела к тому, что бывшие сотрудники, студенты и аспиранты ВЦ успешно работают в США, Англии, Германии, Японии, Голландии и других странах дальнего зарубежья, создавая там многочисленную “академгородошную” диаспору.

С октября 2014 по декабрь 2018 года директором института являлся член-корреспондент РАН Сергей Игоревич Кабанихин. Он является заведующим кафедрой математических методов геофизики и профессором кафедры теории функций механико-математического факультета Новосибирского государственного университета.  С.И. Кабанихин является автором учебника «Обратные и некорректные задачи», рекомендованного НМС по математике Минобрнауки России в качестве учебного пособия для студентов механико-математических факультетов. С.И. Кабанихин – главный редактор журнала "Journal of Inverse and Ill-Posed Problems", "Сибирского журнала вычислительной математики", член редколлегий «Сибирского журнала индустриальной математики» СО РАН, журналов Open Applied Mathematics Journal; Numerical Functional Analysis and Optimization. Среди его учеников 7 докторов и 12 кандидатов наук.

С декабря 2019 года директором Института является профессор РАН, доктор физико математических наук Михаил Александрович Марченко. М.А. Марченко - известный специалист в области вычислительной и прикладной математики, и численного статистического моделирования.

Согласно Уставу ИВМиМГ СО РАН, основными направлениями являются вычислительная математика, математическое моделирование, параллельные и распределенные вычисления, информационные системы. Институт состоит из 16 научных лабораторий, которые распределены по четырем направлениям:

  • Вычислительная математика: лаборатории методов Монте-Карло (заведующий С.В. Рогазинский), численного анализа стохастических дифференциальных уравнений (М.А. Марченко), стохастических задач (Б.А. Каргин), вычислительной физики (Н.И. Горбенко), математических задач химии (Ю.М. Лаевский), численного анализа и машинной графики (В.А. Дебелов).
  • Математическое моделирование: лаборатории математического моделирования процессов в атмосфере и гидросфере (заведующий Г.А. Платов), математического моделирования гидротермодинамических процессов в природной среде (В.В. Пененко), обратных задач естествознания (М.А. Шишленин), вычислительных задач геофизики (Х.Х. Имомназаров), математического моделирования волн цунами (В.К. Гусяков), геофизической информатики (В.В. Ковалевский), обработки изображений (заведующий В.П. Пяткин).
  • Параллельные и распределенные вычисления: лаборатории суперкомпьютерного моделирования (заведующий И.Г. Черных), синтеза параллельных программ (В.Э. Малышкин).
  • Информационные системы: лаборатории системного моделирования и оптимизации (А.С.Родионов).

Деятельность лабораторий протекает в рамках девяти фундаментальных научно-исследовательских проектов, имеющих официальные номера госрегистрации и охватывающих все основные направления института.

Институт традиционно организует международные Марчуковские научные чтания, конференции по актуальным проблемам вычислительной и прикладной математики, математическим методам геофизики, проблемам оптимизации сложных систем, молодежные научные школы-конференции по теории и численным методам решения обратных и некорректных задач, школы-конференции по параллельному программированию, семинары с иностранными коллегами и специализированные семинары.

ИВМиМГ СО РАН фактически играет роль крупнейшего в новосибирском Академгородке вычислительного центра коллективного пользования "Сибирский суперкомпьютерный центр" СО РАН, услугами которого пользуются более 200 пользователей из 25 организаций.

На базе ИВМиМГ функционируют четыре кафедры Новосибирского государственного университета: вычислительной математики (заведующий Ю.М.Лаевский), математических методов геофизики (С.И. Кабанихин), вычислительных систем (Б.М.Глинский) и параллельных вычислений (В.Э.Малышкин). Помимо этого сотрудники института занимают ведущие позиции и преподают на кафедрах Новосибирского государственного технического университета (НГТУ), Сибирского государственного университета телекоммуникаций и информатики (СибГУТИ), Сибирской государственной геодезической академии (СГГА) и в других высших и средних учебных заведениях. Таким образом, через лаборатории ИВМиМГ непрерывно проходит огромный поток студентов и аспирантов, реализуя на практике интеграцию академической науки и образования. Значительную роль в многолетней подготовке кадров высшей квалификации играют плодотворно действующие в институте два специализированных ученых совета по защитам кандидатских и докторских диссертаций по четырем специальностям ВАК. Несмотря на хронический кадровый дефицит среднего и младшего поколения, в институте штат сотрудников регулярно пополняется новоостепененными учеными.

Институт, как и во все предыдущие годы, ведет обширную издательскую деятельность: выпускаются “Сибирский журнал вычислительной математики”, журнал “Проблемы информатики”, англоязычный “Bulletin of Novosibirsk Computing Center” в трех сериях по разным специальностям, а также монографии, учебные пособия и препринты. Кроме того, член-корр. РАН С.И.Кабанихин и проф. К.К.Сабельфельд являются основателями и главными редакторами авторитетных международных журналов по обратным задачам и по методам Монте–Карло, издаваемых за рубежом.

В настоящее время Институт вычислительной математики и математической геофизики СО РАН продолжает славные традиции Вычислительного центра СО АН СССР по развитию передовых направлений в актуальных областях вычислительной математики, математического моделирования, технологий распараллеливания алгоритмов и информационных систем.

 

12 сентября (1865 г.): Федор Достоевский - М.Н. Катков

Ниже разбитый, борющийся Достоевский передает Преступление и наказание редактору литературного журнала. (NB: Сегодня мы немного обманываем. На основании имеющихся свидетельств письмо датировано не «12 сентября», а «первой половиной сентября 1865 года». половина сентября »почти закрыта, мы думали, что сегодня подсунем.)

К М.Катков Н.

[Первая половина сентября], 1865, Висбаден

К [инд] С [ир] М [ихаил] Н [икифорович]

Могу я надеяться, что моя история будет опубликована в вашем журнале, R [ ussian ] M [ essenger ]?

Я работаю над ним уже 2 месяца здесь, в Висбадене, и он близится к завершению. В нем будет от пяти до шести листов принтера. У меня еще есть пара недель работы, а может, и больше.В любом случае могу обещать, что самое позднее в течение месяца смогу доставить его в редакцию Р.М.

Идея моего рассказа, насколько я понимаю, никоим образом не противоречит вашему журналу. На самом деле, как раз наоборот. Это психологическое описание преступления. Акция актуальна, действие происходит в текущем году. Молодой студент из низшего среднего класса, которого исключили из университета и который живет в ужасной бедности, поддается - по легкомыслию и отсутствию твердых убеждений - некоторым странным, «неполным» идеям, витающим в воздухе. , и решает избавиться от своих страданий раз и навсегда. Он решает убить старуху, окно титулярного советника, которая ссужает деньги под проценты. Старая старуха глупа, глуха, больна и жадна […] Она зла и делает жизнь своей младшей сестры, с которой она обращается как со служанкой, несчастной. «Она ни на что не годна», «для чего она живет?» «Она вообще кому-нибудь нужна?» и так далее. Эти вопросы дезориентируют молодого человека. Он решает убить и ограбить ее, чтобы осчастливить свою мать, живущую в провинции, и вырвать свою сестру, которая живет в доме землевладельцев вместе с ним, от непристойных требований главы государства. домашнее хозяйство, требования, которые могут привести к ее гибели.Он также хочет закончить учебу и уехать за границу, а после этого на всю оставшуюся жизнь быть честным, твердым и стойким в выполнении своего «гуманитарного долга перед человечеством», что, безусловно, «искупит его преступление, «Если действительно можно назвать преступлением его поступок против глупой, глухой, злой, больной старой старухи, которая сама не знает, почему она жива и которая может умереть в любом случае через месяц или около того.

Несмотря на то, что такие преступления очень сложно осуществить, то есть преступники практически всегда оставляют явные улики, улики и т. Д., оставив слишком много на волю случая, что почти всегда приводит к их открытию, он по чистой случайности быстро и успешно завершает выполнение своего предприятия.

После этого проходит почти месяц до последней катастрофы. Его нет и не может быть подозреваемого. И именно здесь разворачивается весь психологический процесс преступления. Перед убийцей возникают неразрешимые проблемы; неожиданные и непредвиденные чувства терзают его разум.Божественная истина и человеческий закон берут свое, и он заканчивает тем, что заставляет сдаться. Его подталкивают к этому, потому что, даже если он обречен погибнуть на каторге, это снова заставит его жить с людьми, и чувство отрезанности и изолированности от человечества, которое он испытал с момента совершения преступления, было пытать его. Закон истины и человеческая природа победили […] Сам преступник решает принять страдания, чтобы искупить свой поступок.Однако мне довольно сложно полностью прояснить свою идею.

Кроме этого, в моем рассказе содержится предположение, что правовое наказание, наложенное за совершение преступления, пугает правонарушителя меньше, чем думают законодатели, отчасти потому, что сам требует , это морально .

Я сам видел это даже у самых отсталых людей в самых грубых обстоятельствах. Хочу показать, что это чувство присутствует в образованном человеке нового поколения, чтобы идея была ярче и осязаемее.Несколько недавних событий убедили меня в том, что в моем предмете нет ничего ужасно необычного, а именно в том, что мой убийца хорошо образован и даже является молодым человеком с достойными похвалы наклонностями. В прошлом году в Москве я слышал о студенте, который, исключенный из университета после московских студенческих беспорядков, решил ворваться в почтовое отделение и убить почтового служащего. В наших газетах также имеется немало свидетельств того, что крайнее непостоянство наших принципов привело к ужасным действиям.(Студент семинарии, который заключил договор с молодой девушкой убить ее, убил ее в сарае и был схвачен часом позже, когда он ел свой обед, и другие подобные вещи. ) Короче говоря, я убежден, что мой субъект в некотором роде объяснит, что происходит сегодня.

Само собой разумеется, что эта схема идеи моего рассказа полностью исключает сюжет. Но он будет захватывающим, за что я ручаюсь, хотя я не могу брать на себя ответственность судить о его художественных достоинствах. Мне слишком часто приходилось писать очень и очень плохие статьи, потому что мне приходилось спешить, чтобы уложиться в сроки и т. Д.Но именно этот рассказ написан неторопливо и страстно. И я постараюсь, хотя бы ради себя , чтобы финал был как можно лучше. […]

Цену оставляю полностью на ваше усмотрение - вы сможете определить ее после того, как прочтете мой рассказ. Я понимаю, что многие писатели, работающие с вами, поступают именно так. Но в любом случае я хотел бы получать за листы принтера не меньше того минимума, который я получал до сих пор, то есть 125 рублей. Но опять же, я оставляю это полностью на ваше усмотрение и твердо верю, что это будет для меня наилучшим преимуществом.

Простите, если я перейду к своим личным делам. Я сейчас в очень плохой ситуации. Я уехал за границу в начале июля почти без денег, чтобы поправить здоровье. Я надеялся завершить начатую мной работу, но потом я увлекся другой историей (той, которую пишу сейчас), и я не жалею об этом. Однако это заставляет меня просить у вас аванс в размере трехсот рублей сейчас, если, конечно, вы заинтересованы в моей работе. Прошу Вас, уважаемый Михаил Никифор., ни в коем случае не рассматривать мою просьбу на 300 рублей как условие для того, чтобы предложить вам мою вещь. Это совсем не так. Я просто прошу вас об одолжении, чтобы выручить меня в особенно трудный момент, и, конечно же, одолжении, которое заслуживает рассмотрения, только если - я повторяю еще раз - вы проявите свою готовность взять мою работу. […]

Каким бы ни было ваше решение, я буду очень признателен, если вы надолго не оставите меня без ответа от редакции вашего журнала. В моем нынешнем затруднительном положении дорога каждая минута. Я полагаю, что, хотя я сам надеюсь вернуться в Россию через месяц, я смогу отправить вам свою работу через три недели.

All Yours,

Достоевский Ф.

+

ДАЛЬНЕЙШЕЕ ЧТЕНИЕ

Здесь мало источников (по крайней мере, бесплатно копаются в интернете), что удивительно. Достаточно сказать, что Достоевский был по уши в долгах и обратился к М.Н. Катков, о котором в предыдущие годы он написал ряд клеветнических, зажигательных полемик, был чем-то вроде последнего средства. Катков, однако, ответил очень любезно, направив Достоевскому как первоначальный аванс в размере 300 рублей, так и несколько месяцев спустя дополнительный аванс в размере 700. Кроме того, если вы найдете что-то хорошее в сегодняшнем письме, дайте нам знать: editors @ theamericanreader. com.

Михаил Катков и «изобретение» национальной политики

Что касается замечаний, сделанных на мероприятии, провозглашенном «праздником интеллигенции», то знаменитая речь Федора Достоевского об Александре Пушкине летом 1880 года произвела довольно странное впечатление.И славянофилы, и западники приветствовали восприятие Достоевским гения Пушкина ливнем признательности. Но в основе его объединяющего послания лежал вызов положению интеллигенции внутри русской нации, вызов, который Достоевский сделал более резким и явным в печатной версии своих замечаний. Достоевский утверждал, что Пушкин олицетворяет способность художника выражать дух нации. Величие Пушкина, утверждал Достоевский, заключалось в его способности передать красоту русской души через яркий набор безошибочно русских персонажей.Кроме того, сам Пушкин проявил сущность русскости в острой восприимчивости к общечеловеческому духу, характерной для всего русского народа. Но хотя Достоевский видел в Пушкине по сути русского, как в художественном, так и в личном плане, он не оказал такого же признания русской интеллигенции в целом. Напротив, Достоевский непреклонно утверждал, что красота русского духа, которую Пушкин так умело передавал, исходит исключительно от простого народа, народа: Главное, что следует особо подчеркнуть, - все эти примеры положительной красоты русского человека и русской души полностью взяты из родного (народного) духа.Надо сказать всю правду: этого не было ни в нашей современной цивилизации, ни в так называемом «европейском» образовании (которого, кстати, у нас никогда не было), ни в уродстве наших поверхностно усвоенных европейских идей и формы, что Пушкин нашел эту красоту, но исключительно в духе народа и только в нем. Интеллигенция, напротив, была отрезана от духа русской нации. Заслуга Пушкина заключалась в том, чтобы впервые изобразить его патологию в таких ярких персонажах, как Евгений Онегин и Алеко из «Цыган», несчастных странниках, чье отчуждение от народа и высокомерное самовосхваление могло привести только к трагедии.Формулировка Достоевского достаточно хорошо иллюстрирует центральную дилемму, присущую дискурсу о русской интеллигенции, дилемму, которой еще предстоит уделить должное внимание в обширной литературе по этой теме. Теоретики национализма часто указывали на ключевую роль образованного и культурно продуктивного среднего слоя общества - многие используют термин интеллигенция - в создании и распространении ключевых символов и идей государственности. В России, как показывает пример Пушкина, роль интеллигенции в представлении культурных атрибутов национальности была особенно важна.И все же дискурс интеллигенции, представленный речью Достоевского, служил для вывода интеллигенции за пределы нации, отчужденной от той самой культуры, которую она порождает. Истоки, влияние и последствия этой дилеммы являются темой данной статьи. Дилемма интеллигенции усугубляется тем конкретным контекстом, в котором возникла эта идея. Период с 1860-х по 1880-е годы, когда впервые появилась и укоренилась концепция интеллигенции, обычно рассматривается как квинтэссенция эпохи европейского национального строительства, движения, в котором Россия была в значительной степени частью. Освобождение крепостных в 1861 году устранило, казалось бы, непреодолимую преграду между крепостным и господином, которая ранее препятствовала целостному видению русского национального сообщества. Теперь, мечтали оптимисты, Россия может начать расти не только как великое имперское государство, но и как нация. После эмансипации российское «общество» начало генерировать и распространять идеи и мнения через средства массовой информации, такие как журналистика, литература, общественные организации, добровольные общества, благотворительные группы и частные социальные сети.Панславянский пыл, приведший к развязыванию русско-турецкой войны, стал решающим моментом, когда общественное мнение опередило политику государства и втянуло режим в войну, которой он, скорее всего, избежал бы. Даже внутри режима националистическое мышление проникло все глубже, когда люди, сформированные интеллектуальной атмосферой 1840-х годов, заняли видное положение. Хотя сам Александр II (1855–81) имел довольно двойственную позицию ...

Тридцать лет миннесотской художественной литературы.

% PDF-1.6 % 68 0 объект > эндобдж 140 0 объект > поток 2007-12-05T17: 08: 36-06: 002007-10-05T10: 19: 55-05: 002007-12-05T17: 08: 36-06: 00 Приложение Исторического общества Миннесоты / pdf

  • Фланаган, Джон Теодор, 1906-
  • Тридцать лет художественной литературы Миннесоты.
  • uuid: e3cd32ef-cb60-4b57-8d2d-adb0ea1ee3f2uuid: 6eb74a6b-4f58-4288-b205-9728a40ab31eOCRManager История Миннесоты 31/3 (1950) p129-144 конечный поток эндобдж 61 0 объект > эндобдж 62 0 объект > эндобдж 63 0 объект > эндобдж 64 0 объект > эндобдж 41 0 объект > эндобдж 45 0 объект > эндобдж 49 0 объект > эндобдж 53 0 объект > эндобдж 57 0 объект > эндобдж 86 0 объект > / ColorSpace> / Font> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageC / ImageI] / ExtGState >>> / Type / Page >> эндобдж 131 0 объект [138 0 R 136 0 R 134 0 R 132 0 R] эндобдж 130 0 объект > поток H ܖ M6 $ U6R0b% 7` = 6pdԛe) 4 | 6mzɶ (0A 3 OV_U% nq + dux [0˜lR) aeY 1tK ~ O}! F & 3 \ Wpx%? qKK] `~ D + op-KnFxD0eeI fSUjAUV މ b / ^ NZ, Go5 [jUVY0 Օ RR ܊ u7c1fe #] `#, | * 6E |

    Человек, птица и книга: поиски писателя из Миннесоты Джонатана Слэха, который поможет выжить большой косматой сове

    Птица наверху с пронзительными желтыми глазами - рыбная сова Блэкистона. Это самый крупный вид сов в мире, который пролетает сквозь ветви и гнездится на массивных и древних деревьях.

    Также находится под угрозой исчезновения. Рыбные совы круглый год едят рыбу, в основном лосося, и лягушек, когда они не могут поймать рыбу, поэтому им нужны реки, а также старые деревья. Их среде обитания угрожают вырубка леса и рыбная ловля, браконьерство, дороги и плотины. Считается, что в дикой природе обитает менее 1000 пар рыбных сов Блейкистон, а в зоопарках почти нет птиц.

    Джонатан Слагт, координатор по России и Северо-Восточной Азии Общества охраны дикой природы, увидел свою первую сову-рыбку в возрасте 20 с небольшим лет.С тех пор он был их чемпионом. В то время Слагт служил в Корпусе мира в Приморье, провинции на Дальнем Востоке России. Сделанные им быстрые снимки были доказательством того, что рыбные совы все еще здесь. Ни один ученый не видел никого так далеко на юге за 100 лет.

    Большая часть Приморья - нетронутая и дикая местность. Это место очаровало Слахта с тех пор, как он увидел его с воздуха во время поездки со своим отцом, американским дипломатом, в подростковом возрасте.

    Продолжение статьи после объявления

    «Я видел солнце, отражающееся в море холмистых зеленых гор, пышных, густых и сплошных», - напишет он позже.«Драматические хребты поднимались высоко, затем переходили в низкие долины… Я не видел ни деревень, ни дорог, ни людей».

    Пять лет полевых исследований и рождение книги

    Любовь Слахта к Приморью и его увлечение рыбьими совами, птицей, которую он однажды назвал «красивой мыслью, которую я не мог сформулировать», объединились, чтобы определить его курс.

    В течение пяти лет он изучал рыбных сов, каждый год проводя месяцы, проводя полевые исследования в Приморье. Большинство из них приходилось на холодные зимы, когда совы, которые, несмотря на свой размер, умеют прятаться, оставляли на снегу K-образные следы.Он сделал рыбьих сов предметом своей докторской диссертации. из Университета Миннесоты и финансировал свои полевые исследования грантами.

    Фото Сергея Авдеюка

    Джонатан Слахт с рыбной совой Блэкистона. Сова держит в клюве форель.

    В Приморье Слагт работал с русскими полевыми помощниками. Они жили вместе по трое в двухкомнатной квартире, построенной на кузове российского грузовика ГАЗ-66 с дровяной печью, но без ванной комнаты. В другое время они разбивали лагеря или останавливались в отдаленных хижинах.Это не было гламурно и часто было опасно - Приморье также является домом для амурских тигров, медведей гризли и темных персонажей, - но Слах не мог дождаться возвращения из года в год.

    Вёл подробный полевой журнал и много писал на ГАЗ-66.

    «Одной из причин, по которой я начал вести полевой дневник, было то, что у меня было полчаса, сорок минут или час каждый день, чтобы сидеть в углу грузовика, надевать беруши и выражаться на английском», - сказал он. сказал в разговоре ранее на этой неделе.«Остальные 23 часа дня я провел с русским в четвертом классе. Я получил огромное удовольствие, пытаясь говорить что-то наиболее конкретным образом, используя английский язык ».

    Его письмо выходило за рамки полевых заметок. «Это была не вся наука. Это были взаимодействия со странными персонажами. Их немного подвергли цензуре. Я не все сказал ».

    Slaght также сделал много фотографий. «Это стало чрезвычайно полезным для описания вещей. В моих записях говорилось: «Я пошел в хижину Вовы.«Я пойду к своим фотографиям, а вот фото, как это выглядит внутри каюты Вовы».

    Продолжение статьи после объявления

    К 2016 году черновик книги, основанный на его полевых заметках, оказался в руках литературного агента. В 2017 году он подписал контракт с Фарраром, Страусом и Жиру в США и Penguin в Великобритании.

    .

    «Совы восточного льда: поиски и спасение самой большой совы в мире» выйдет во вторник, 4 августа. Официальный запуск виртуальной книги состоится в Музее русского искусства. Если бы мы не были в пандемии, мы могли бы собраться в TMORA, пожать руку Слагу, купить книгу и заставить его подписать ее. Но у Zoom есть одно преимущество. Люди в России зарегистрировались. Это может стать глобальным.

    Этот факт вызывает у автора некоторую тревогу. «У меня запланировано несколько бесед с книгами», - сказал Слагт. «Я определенно увеличиваю географический охват. Я чувствую, что сейчас мне нужно провести пару разных разговоров, вместо того, чтобы говорить одно и то же с той же кульминацией. Что, если кто-то сидит там и думает: «Ага, он рассказал ту шутку в Тусоне»? »

    Реки водки и труд научных исследований

    Для Slaght нет недостатка в рассказах.В книге есть колоритные персонажи, такие как Андрей Катков, который регулярно выезжает на дорогу, и Шурик Попов, который лазает по деревьям в чулках в поисках гнезд рыбьей совы. Анатолий, отшельник с идиосинкразиями, оказался щедрым и гостеприимным хозяином, разделив свою каюту со Слагом и его командой. Виктор Чепелев также делит свою каюту - и спит в фанерной пирамиде для «энергии».

    Слагт пишет о пожарах, наводнениях и топчущихся кабанах. Действительно отвратительный жук, который слезает с рыбной совы в бороду Слэхта.(Даже он называет это «ужасающим опытом».) И водка. Реки водки. Когда кто-то приносит бутылку водки, правило - выпить ее полностью. Часто у бутылок водки в России нет крышек, только тонкие листы алюминия сверху, потому что, как только бутылка открыта, крышка не понадобится.

    Фото Джонатана С. Слэхта

    Джонатан Слэхт и Сергей Авдеюк в грузовике, в котором они жили во время полевых работ.

    Но суть книги - таинственная, неуловимая, неряшливая на вид рыбная сова, и намерение Слахта разработать план сохранения, который поможет обеспечить ее выживание.Для этого он должен узнать, что нужно птице, чтобы выжить. Он должен найти рыбных сов, поймать их в ловушку, пометить их, оснастить их технологией слежения, выпустить их, отследить их движения, изучить данные и возвращаться снова и снова. Он должен планировать и ждать, терпеть неудачу и начинать все сначала.

    Слагт, вероятно, первый, кто когда-либо писал об обращении с дикой взрослой рыбой совой. Несмотря на то, что книга представляет собой приключенческий рассказ, это также реалистичный взгляд на утомительные научные исследования.

    «Когда я читаю лекции в университетах, я стараюсь не приукрашивать полевые исследования, - сказал Слахт, - чтобы эти дети, которые думают о ученых степенях в области дикой природы, понимают, что дело не только в ловле медведей и наблюдении за водопадами.Много неудобств, много дискомфорта. Для меня это было важно донести. Поэтому люди не читают книгу и не говорят: «Теперь я пойду спасти саламандр!», А потом сидят под ливнем в Теннесси, проклиная день, когда прочитают мою книгу ».

    Продолжение статьи после объявления

    Восторженные отзывы и смирение

    Книга заслужила восторженные отзывы читателей, в том числе Хелен Макдональд, автора бестселлера New York Times «H для Хоука.Она написала для Guardian: «Совы восточного льда» читаются как современные поиски Грааля: рассказ о путешествии одного человека через устрашающий ландшафт снега, льда и радиоактивных рек в поисках животного, которое кажется всем призрак." Раньше у Макдональда не было сов, но «эта книга изменила меня. Я стал ярым фанатом ».

    Что было самым сложным при написании этой книги? «Пишу о себе, - сказал Слагт. «Я считаю себя частным лицом. Я не люблю сообщать людям свой день рождения.Я думаю, это уже перебор. Во время исправлений я получал комментарии от своего редактора, например: «Как вы себя чувствуете? Положите сюда свои эмоции ''. Честно говоря, мне было неудобно это делать. Думаю, это делает эту книгу лучше, но с моей стороны был некоторый дискомфорт от раскрытия даже мелких деталей ».

    Слагт может месяцами жить в лесу, бродить по замерзающим рекам в куликах, выталкивать грузовики из снега, выслеживать тигров (не в этой книге, а в другой своей работе в качестве биолога дикой природы) и - это действительно случается - вытаскивать взрослого олень рискует утонуть в реке за свои рога . Но он не изображает себя героем или мужчиной. Он черпал вдохновение у русского исследователя и естествоиспытателя Владимира Арсеньева, который исследовал Приморье более 100 лет назад и чью книгу «Через Уссурийский край» он перевел.

    «Я чувствовал, что между нами есть некоторые параллели - мы бродим по лесу и честно говорим о своих возможностях. Он все время терялся и говорил: «Я заблудился, это было ужасно, и эти ребята пришли и спасли меня». Я старался не забывать об этом, когда писал рассказ, который тоже был от имени Сергея Авдеюка и Шурик Попов и Андрей Катков.Я хотел, чтобы моя роль в истории была как можно точнее. Много раз руководил Сергей Авдеюк. Он примет правильные решения. Я не застрял где-то, потому что он знал, что делать ».

    Что было самым простым в написании этой книги? Слагт ответил: «Это как раз противоположное тому, что я сказал раньше. Описание того, что я чувствую, когда вижу сову-рыбку. Я чувствую, что это так чудесно. Даже сейчас я их почти не вижу. Они так хорошо прячутся от людей.Каждый раз, когда я их вижу, это почти как в первый раз. Это просто… трепет. Насколько они большие. Как это может быть настоящая птица? Мне легко и весело описывать, что я чувствую рядом с рыбной совой. Все в них так убедительно ».

    Самое безопасное место на планете?

    Слагт планировал вернуться в Приморье весной этого года, но COVID-19 остановил его путешествия. «В начале марта я отправился на Аляску. Я должен был поехать в Китай в конце марта, в Южную Корею в апреле, потом в Приморье.Я не побывал ни в одном из этих мест ». Он превратил чулан наверху в домашний офис.

    Он обеспокоен наличием средств для продолжения его работы. Он беспокоится о зоопарке Колумбуса, который поддерживает исследования рыбных сов с 2008 года, и о зоопарке Бронкса, где есть офисы Общества охраны дикой природы, и о зоопарке Миннесоты, где каланы нуждаются в свежих морепродуктах. «Очень важно открыть эти двери безопасным способом и вернуть немного денег», - сказал он.

    Фото Джонатана К.Слагт

    Долина у города Терней в Приморском крае - идеальное место обитания рыбной совы.

    Скучает по Приморью. «Одна из моих мотиваций - привлечь внимание к этой местности и показать людям, какое это волшебное место. Я чувствую, что этот район обладает огромным потенциалом для чего-то вроде экотуризма, которое приносит пользу всем. Это действительно маленькие деревни с относительно бедной экономикой, но они окружены богатой природой ».

    Продолжение статьи после объявления

    В конце апреля, прогуливаясь по своему району в Миннеаполисе, Слахт подумал о полевых работах, которые проводят без него люди, которых он называет своими друзьями.«По иронии судьбы, - писал он позже, - даже с медведями, выходящими из спячки, амурскими тиграми на охоте и без помощи в случае, если они попадут в беду, они, возможно, сейчас находятся в одном из самых безопасных мест в мире. Это естественная форма крайнего социального дистанцирования ".

    ***

    Презентация виртуальной книги «Совы восточного льда» состоится во вторник, 4 августа, с 19 до 20:30. Он будет включать короткую презентацию о рыбных совах и беседу между Slaght и редактором книг Star Tribune Лори Хертцель.Бесплатно. Зарегистрируйтесь здесь. Подписанные копии книги доступны в Moon Palace Books.

    Очерк всемирной истории

    © Copyright: Владимир Мосс, 2016. Все права защищены.

    Когда я согласен стать республиканцем, я делаю зло, зная, что это то, что я делаю ... Я говорю: Да здравствует революция! Как я бы сказал Да здравствует Разрушение! Да здравствует искупление! Да здравствует наказание! Да здравствует смерть!

    Шарль Бодлер (1866 г.).


    Его погубит не земной меч, которым он владел столько лет, а роковая поговорка: «Свобода совести - это бред».

    F.I. Тютчева о папе Пии IX.


    Европейская политика XIX века питалась Французской революцией. Не появилось ни идей, ни мечты, ни страха, ни конфликта, которые не были преодолены в это роковое десятилетие: демократия и социализм, реакция, диктатура, национализм, империализм, пацифизм.

    Голо Манн, История Германии с 1789 года (1996).


    Еврейский народ отверг Христа, истинного Посредника и Мессию, и поэтому исключил себя из истории.Вместо этого немцы стали избранным Богом народом.

    Константин Франц (1870-е).


    [Евреи] лежат в основе революционного социалистического движения и цареубийства, они владеют периодической печатью, в их руках финансовые рынки; народ в целом попадает в их финансовое рабство; они даже контролируют принципы современной науки и стремятся вывести ее за пределы христианства .

    Константин Петрович Победоносцев - Федору Михайловичу Достоевскому (1879).
    Это последняя борьба. Давайте объединимся, и завтра Интернационал будет человечеством. Нет ни верховных искупителей, ни бога, ни кесаря, ни трибуна. Работники, давайте сделаем свое спасение.

    Эжен Поттье, L'Internationale .

    Леопольд фон Ранке.
    Властелин и Хозяин мировых денежных рынков, и, конечно же, фактически Владыка и Хозяин всего остального. Он буквально держал доходы Южной Италии в залоге, и монархи и министры всех стран ухаживали за его советом и руководствовались его предложениями.


    ВВЕДЕНИЕ 6

    I. ЗАПАД: ГОНКА МАСТЕРОВ (1861-1900) 7

    1. АМЕРИКАНСКАЯ ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА 8

    2. БИСМАРК И УНИФИКАЦИЯ ГЕРМАНИИ 18

    АВСТРО-ВЕНГЕРСКАЯ ИМПЕРИЯ 22

    4. ПАРИЖСКАЯ КОММУНА 27

    5. ВТОРОЙ РЕЙХ 34

    6. РИСОРГИМЕНТО И ПАДЕНИЕ ПАПСКОГО ГОСУДАРСТВА 44

    7.НИЦШЕ И НОВАЯ ГЕРМАНИЯ 54

    8. МИРОВОЕ ЕВРЕЙСКОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО? 71

    9. МОИСЕЙ ГЕСС И ПРОТОСИОНИСТЫ 77

    10. ЗАПАДНОСТЬ ЯПОНИИ 89

    11. ЗЕНИТ ИМПЕРИАЛИЗМА 95

    12. ИМПЕРИАЛИЗМ И ЦИВИЛИЗАЦИЯ 103

    13. ФУНДАМЕНТАЛИЗМ VS. ЛИБЕРАЛИЗМ В АМЕРИКЕ 109

    14. ОСНОВАНИЕ СИОНИЗМА 115

    II. ВОСТОК: БОЖИЕ ИЗБРАННЫЕ ГОНКИ (1861-1900) 126

    15. РОССИЯ В АЗИИ 127

    16. РОССИЯ В АМЕРИКЕ 133

    17. «НОВЫЙ ЧЕЛОВЕК» 136

    17. ВОПРОСЫ СЕРФС 140

    18. РЕВОЛЮЦИОНЕРЫ 151

    Примерно в 1870 году, пишет Ричард Пайпс, «радикальная молодежь все больше интересовалась недавно освобожденным крестьянином. Ведущие теоретики этого периода Михаил Бакунин и Петр Лавров призвали молодежь бросить университеты и уехать в деревню.Бакунин хотел, чтобы они несли призыв к немедленному восстанию. Он верил, что мужик [крестьянин] был прирожденным анархистом, и нужна была только искра, чтобы поджечь деревню. Эту искру должна была нести интеллигенция в форме революционной «агитации». Лавров придерживался более постепенного подхода. Прежде чем он превратится в революционера, русский крестьянин нуждался в «пропаганде», которая могла бы просветить его о несправедливости эдикта об освобождении, о причинах его экономического затруднения и о сговоре между имущими классами, государством и народом. церковь.Вдохновленные этими идеями, весной 1874 года несколько тысяч молодых людей бросили школу и пошли «в народ». Здесь их ждало разочарование. Мужик, известный им в основном по литературным описаниям и полемическим трактатам, не имел бы ничего общего с учениками-идеалистами, которые пришли его спасти. Подозревая скрытые мотивы ... он либо игнорировал их, либо передавал их сельской полиции. Но еще более разочаровывающим, чем враждебность крестьян, которую можно было объяснить его невежеством, была его этика.Некоторые радикальные молодые люди презирали собственность, потому что происходили из имущих семей: они связывали заботу о богатстве со своими родителями, которых они отвергали. Таким образом, они идеализировали сельскую общину и артель. Совсем иначе смотрел на дело мужик, живущий впроголодь. Он отчаянно хотел приобрести собственность ... Интеллектуалы могли позволить себе говорить о самоотверженном братстве, потому что, будучи поддержанными своими семьями или правительством (посредством стипендий), они не были обязаны конкурировать друг с другом. А вот мужик всегда боролся за скудные ресурсы… 156

    19. ДОСТОЕВСКИЙ О ПАПИЗМЕ И СОЦИАЛИЗМЕ 161

    20. ПОРТЫ АНТИХРИСТА 166

    21. ЕВРЕИ ПРИ АЛЕКСАНДРЕ II 173

    22. ВОСТОЧНЫЙ ВОПРОС, ПАНГЕЛЛЕНИЗМ И ПАНСЛАВИЗМ 183

    23. ГРЕКО-БОЛГАРСКИЙ ШИЗМ 196

    24. У ВОРОТ КОНСТАНТИНОПЛЯ 205

    25.L'ALLIANCE ISRAELITE UNIVERSELLE 213

    26. ДОСТОЕВСКИЙ ПО РОССИИ 218

    27. ДОСТОЕВСКИЙ, КАТКОВ И ЛЕОНТЬЕВ 227

    28. ЦАРЬ И КОНСТИТУЦИЯ 237

    29. ЕВРЕИ ПРИ АЛЕКСАНДРЕ III 243

    30. РОССИЯ И БАЛКАНЫ 251

    31. ВЛАДИМИР СОЛОВЬЕВ И ИСКУШЕНИЕ КАТОЛИКА 257

    32. ПОБЕДОНОСЦЕВ НА ЦЕРКВИ И ГОСУДАРСТВЕ 268

    33.ПОБЕДОНОСЦЕВ О ДЕМОКРАТИИ 276

    34. ЦАРСТВО ЦАРЯ АЛЕКСАНДРА III 281

    35. ТОЛСТОЙ И ВОЛЖСКИЙ ДОМ 286

    36. ЦАРЬ НИКОЛАЙ II 290

    37. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА РОССИИ 295

    Перейти к основному содержанию Поиск