Мертвые души 4 глава – . . . . . .

Краткое содержание: Мертвые души, Глава 4

Глава 4

Подъехав к трактиру, Чичиков приказал оста­новиться, для того чтобы дать отдохнуть лошадям и самому перекусить. Далее следует небольшое авторское лирическое отступление по поводу уникальности желудка господина средней руки. Именно эта категория людей вызывает зависть да­же у господ большой руки, поскольку способна как за один присест, так и в течение дня поглотить не­вероятное количество пищи, причем без вреда соб­ственному организму.

Пока Павел Иванович расправлялся с поросен­ком под сметаной и с хреном, он успел подробней­шим образом расспросить старуху, подававшую на стол, о том, кто держит трактир, про ее семью, а также про состояние местных помещиков. Ста­руха знала и Манилова, и Собакевича. Последне­го она не жаловала, поскольку тот всегда заказы­вал только одно блюдо, съедал его да еще за ту же цену требовал и добавки.

Когда Чичиков уже доедал своего поросенка, к трактиру подъехала легкая бричка. Из нее вы­шли двое мужчин. Один замешкался на улице, а другой вошел в трактир, разговаривая со слугой. Это был высокий белокурый мужчина, с которым Павел Иванович хотел было заговорить, однако следом зашел второй человек. Черноволосый мо­лодец с полными щеками, увидев Чичикова, рас­ставил руки и вскричал: «Ба, ба, ба! Какими судь­бами?» Это оказался Ноздрев, с которым Павел Иванович познакомился дома у одного из городских чиновников. Не дождавшись ответа, молодец стал хвастаться своими проделками на ярмарке. Его речь была шумна и беспорядочна. Перескакивая с одного предмета на другой, Ноздрев рассказал о том, как в пух и прах проигрался на ярмарке. Тут же, не отвлекаясь от разговора, он представил Чи­чикову своего спутника, Мижуева, своего зятя, ко­торого винил в своем проигрыше, так как он не дал ему больше денег. Ноздрев стал вспоминать, что один давеча выпил семнадцать бутылок шампан­ского. Столь откровенная ложь удивила Мижуева, вступившего со своим родственником в спор. Но­вый знакомый пригласил Чичикова к себе домой. Ноздрев тут же приказал притащить из брички породистого щенка и заставил Чичикова щупать ему уши и нос.

Ноздрев относился к категории людей, называе­мых разбитными малыми. Говорун, кутила, лихач, он быстро сходился с людьми, однако ж, подру­жившись, мог в этот же вечер и подраться. Не раз Ноздрев был бит за вранье, клевету или жульни­чество, однако уже на следующий день встречал­ся с этими людьми как ни в чем не бывало. Же­нитьба не остепенила этого гуляку, тем более что жена вскоре умерла, оставив ему двух детей. За детьми присматривала смазливая нянька. Ни од­но собрание, на котором присутствовал Ноздрев, не обходилось без истории: или выведут его под руки жандармы, или свои же приятели вытолка­ют из комнаты, или проврется так, что самому со­вестно будет. Ноздрев и врал-то иногда без всякой на то причины, к примеру, что лошадь у него бы­ла какой-нибудь голубой или розовой шерсти. Еще этот человек любил сделать гадость, причем тому, кто более всего с ним сходился. Ноздрев распускал о своем друге глупейшие небылицы, однако на его счету были и расстроенные торговые сделки, и не состоявшиеся свадьбы. У Ноздрева была страсть и к обмену. Все было предметом мена. Нередко слу­чалось так, что, доменявшись до того, что оста­вался в одном коротеньком сюртуке, Ноздрев шел искать какого-нибудь приятеля, чтобы восполь­зоваться его экипажем.

Подъехав к своему имению, Ноздрев стал хва­статься перед спутниками своей деревней, собака­ми, конюшней и лошадьми. Обед был дурно сварен. Повар руководствовался более вдохновением, не­жели кулинарными рецептами, зато различных горячительные напитки были в изобилии. Чичи­ков заметил, что Ноздрев, подливая гостям, сам пьет не очень много. Павел Иванович так же стал тайком выплескивать вино в тарелку. Обед затя­нулся, Чичиков не говорил о деле, ожидая, когда останется с хозяином наедине. Наконец Мижуев ушел. Когда Ноздрев выслушал просьбу Чичико­ва, он, казалось, нисколько не удивился. Хозяин стал выспрашивать, для чего это гостю понадоби­лось, обзывая его при этом жуликом и мошенни­ком. Наконец Ноздрев пообещал Павлу Ивановичу просто отдать своих умерших крестьян при усло­вии, что тот купит у него породистого жеребца. Гость стал отказываться. Тогда хозяин по очереди стал предлагать другие ненужные Чичикову ве­щи. Затем Ноздрев предложил Павлу Ивановичу сыграть на деньги и снова услышал отказ. Это ра­зозлило хозяина. Он назвал Чичикова дрянью и фетюком.

Молча поужинав, рассорившиеся приятели ра­зошлись по комнатам. Чичиков ругал себя за то, что заговорил с Ноздревым о своем деле. Он боял­ся, что тот распустит про него сплетню. Утром пер­вым делом Чичиков предложил закладывать бричку. Во дворе он встретил Ноздрева, который заговорил с гостем как ни в чем не бывало. За завт­раком хозяин снова стал предлагать Чичикову сы­грать в карты, на что тот ответил отказом. Сошлись на шашках. Ноздрев стал жульничать, гость отка­зался доигрывать партию. Дело чуть было не до­шло до рукоприкладства, поскольку хозяин хотел заставить гостя продолжить игру. Положение спас капитан-исправник, приехавший к Ноздреву сооб­щить, что тот находится под судом. Чичиков, не до­жидаясь окончания разговора, схватил шапку, сел в бричку и велел погонять во весь дух.

Здесь искали:
  • мертвые души 4 глава краткое содержание
  • краткое содержание мертвые души 4 глава
  • краткое содержание 4 главы мертвые души

sochineniye.ru

Краткое содержание: Мертвые души, Глава 4

Глава 4

Подъехав к трактиру, Чичиков приказал оста­новиться, для того чтобы дать отдохнуть лошадям и самому перекусить. Далее следует небольшое авторское лирическое отступление по поводу уникальности желудка господина средней руки. Именно эта категория людей вызывает зависть да­же у господ большой руки, поскольку способна как за один присест, так и в течение дня поглотить не­вероятное количество пищи, причем без вреда соб­ственному организму.

Пока Павел Иванович расправлялся с поросен­ком под сметаной и с хреном, он успел подробней­шим образом расспросить старуху, подававшую на стол, о том, кто держит трактир, про ее семью, а также про состояние местных помещиков. Ста­руха знала и Манилова, и Собакевича. Последне­го она не жаловала, поскольку тот всегда заказы­вал только одно блюдо, съедал его да еще за ту же цену требовал и добавки.

Когда Чичиков уже доедал своего поросенка, к трактиру подъехала легкая бричка. Из нее вы­шли двое мужчин. Один замешкался на улице, а другой вошел в трактир, разговаривая со слугой. Это был высокий белокурый мужчина, с которым Павел Иванович

хотел было заговорить, однако следом зашел второй человек. Черноволосый мо­лодец с полными щеками, увидев Чичикова, рас­ставил руки и вскричал: “Ба, ба, ба! Какими судь­бами?” Это оказался Ноздрев, с которым Павел Иванович познакомился дома у одного из городских чиновников. Не дождавшись ответа, молодец стал хвастаться своими проделками на ярмарке. Его речь была шумна и беспорядочна. Перескакивая с одного предмета на другой, Ноздрев рассказал о том, как в пух и прах проигрался на ярмарке. Тут же, не отвлекаясь от разговора, он представил Чи­чикову своего спутника, Мижуева, своего зятя, ко­торого винил в своем проигрыше, так как он не дал ему больше денег. Ноздрев стал вспоминать, что один давеча выпил семнадцать бутылок шампан­ского. Столь откровенная ложь удивила Мижуева, вступившего со своим родственником в спор. Но­вый знакомый пригласил Чичикова к себе домой. Ноздрев тут же приказал притащить из брички породистого щенка и заставил Чичикова щупать ему уши и нос.

Ноздрев относился к категории людей, называе­мых разбитными малыми. Говорун, кутила, лихач, он быстро сходился с людьми, однако ж, подру­жившись, мог в этот же вечер и подраться. Не раз Ноздрев был бит за вранье, клевету или жульни­чество, однако уже на следующий день встречал­ся с этими людьми как ни в чем не бывало. Же­нитьба не остепенила

этого гуляку, тем более что жена вскоре умерла, оставив ему двух детей. За детьми присматривала смазливая нянька. Ни од­но собрание, на котором присутствовал Ноздрев, не обходилось без истории: или выведут его под руки жандармы, или свои же приятели вытолка­ют из комнаты, или проврется так, что самому со­вестно будет. Ноздрев и врал-то иногда без всякой на то причины, к примеру, что лошадь у него бы­ла какой-нибудь голубой или розовой шерсти. Еще этот человек любил сделать гадость, причем тому, кто более всего с ним сходился. Ноздрев распускал о своем друге глупейшие небылицы, однако на его счету были и расстроенные торговые сделки, и не состоявшиеся свадьбы. У Ноздрева была страсть и к обмену. Все было предметом мена. Нередко слу­чалось так, что, доменявшись до того, что оста­вался в одном коротеньком сюртуке, Ноздрев шел искать какого-нибудь приятеля, чтобы восполь­зоваться его экипажем.

Подъехав к своему имению, Ноздрев стал хва­статься перед спутниками своей деревней, собака­ми, конюшней и лошадьми. Обед был дурно сварен. Повар руководствовался более вдохновением, не­жели кулинарными рецептами, зато различных горячительные напитки были в изобилии. Чичи­ков заметил, что Ноздрев, подливая гостям, сам пьет не очень много. Павел Иванович так же стал тайком выплескивать вино в тарелку. Обед затя­нулся, Чичиков не говорил о деле, ожидая, когда останется с хозяином наедине. Наконец Мижуев ушел. Когда Ноздрев выслушал просьбу Чичико­ва, он, казалось, нисколько не удивился. Хозяин стал выспрашивать, для чего это гостю понадоби­лось, обзывая его при этом жуликом и мошенни­ком. Наконец Ноздрев пообещал Павлу Ивановичу просто отдать своих умерших крестьян при усло­вии, что тот купит у него породистого жеребца. Гость стал отказываться. Тогда хозяин по очереди стал предлагать другие ненужные Чичикову ве­щи. Затем Ноздрев предложил Павлу Ивановичу сыграть на деньги и снова услышал отказ. Это ра­зозлило хозяина. Он назвал Чичикова дрянью и фетюком.

Молча поужинав, рассорившиеся приятели ра­зошлись по комнатам. Чичиков ругал себя за то, что заговорил с Ноздревым о своем деле. Он боял­ся, что тот распустит про него сплетню. Утром пер­вым делом Чичиков предложил закладывать бричку. Во дворе он встретил Ноздрева, который заговорил с гостем как ни в чем не бывало. За завт­раком хозяин снова стал предлагать Чичикову сы­грать в карты, на что тот ответил отказом. Сошлись на шашках. Ноздрев стал жульничать, гость отка­зался доигрывать партию. Дело чуть было не до­шло до рукоприкладства, поскольку хозяин хотел заставить гостя продолжить игру. Положение спас капитан-исправник, приехавший к Ноздреву сооб­щить, что тот находится под судом. Чичиков, не до­жидаясь окончания разговора, схватил шапку, сел в бричку и велел погонять во весь дух.

Глоссарий:

  • мертвые души 4 глава краткое содержание
  • краткое содержание мертвые души 4 глава
  • краткое содержание 4 главы мертвые души

.

ege-essay.ru

Мертвые души, Глава 4 » Готовые Домашние Задания

Глава 4

Подъехав к трактиру, Чичиков приказал оста­новиться, для того чтобы дать отдохнуть лошадям и самому перекусить. Далее следует небольшое авторское лирическое отступление по поводу уникальности желудка господина средней руки. Именно эта категория людей вызывает зависть да­же у господ большой руки, поскольку способна как за один присест, так и в течение дня поглотить не­вероятное количество пищи, причем без вреда соб­ственному организму.

Пока Павел Иванович расправлялся с поросен­ком под сметаной и с хреном, он успел подробней­шим образом расспросить старуху, подававшую на стол, о том, кто держит трактир, про ее семью, а также про состояние местных помещиков. Ста­руха знала и Манилова, и Собакевича. Последне­го она не жаловала, поскольку тот всегда заказы­вал только одно блюдо, съедал его да еще за ту же цену требовал и добавки.

Когда Чичиков уже доедал своего поросенка, к трактиру подъехала легкая бричка. Из нее вы­шли двое мужчин. Один замешкался на улице, а другой вошел в трактир, разговаривая со слугой. Это был высокий белокурый мужчина, с которым Павел Иванович хотел было заговорить, однако следом зашел второй человек. Черноволосый мо­лодец с полными щеками, увидев Чичикова, рас­ставил руки и вскричал: «Ба, ба, ба! Какими судь­бами?» Это оказался Ноздрев, с которым Павел Иванович познакомился дома у одного из городских чиновников. Не дождавшись ответа, молодец стал хвастаться своими проделками на ярмарке. Его речь была шумна и беспорядочна. Перескакивая с одного предмета на другой, Ноздрев рассказал о том, как в пух и прах проигрался на ярмарке. Тут же, не отвлекаясь от разговора, он представил Чи­чикову своего спутника, Мижуева, своего зятя, ко­торого винил в своем проигрыше, так как он не дал ему больше денег. Ноздрев стал вспоминать, что один давеча выпил семнадцать бутылок шампан­ского. Столь откровенная ложь удивила Мижуева, вступившего со своим родственником в спор. Но­вый знакомый пригласил Чичикова к себе домой. Ноздрев тут же приказал притащить из брички породистого щенка и заставил Чичикова щупать ему уши и нос.

Ноздрев относился к категории людей, называе­мых разбитными малыми. Говорун, кутила, лихач, он быстро сходился с людьми, однако ж, подру­жившись, мог в этот же вечер и подраться. Не раз Ноздрев был бит за вранье, клевету или жульни­чество, однако уже на следующий день встречал­ся с этими людьми как ни в чем не бывало. Же­нитьба не остепенила этого гуляку, тем более что жена вскоре умерла, оставив ему двух детей. За детьми присматривала смазливая нянька. Ни од­но собрание, на котором присутствовал Ноздрев, не обходилось без истории: или выведут его под руки жандармы, или свои же приятели вытолка­ют из комнаты, или проврется так, что самому со­вестно будет. Ноздрев и врал-то иногда без всякой на то причины, к примеру, что лошадь у него бы­ла какой-нибудь голубой или розовой шерсти. Еще этот человек любил сделать гадость, причем тому, кто более всего с ним сходился. Ноздрев распускал о своем друге глупейшие небылицы, однако на его счету были и расстроенные торговые сделки, и не состоявшиеся свадьбы. У Ноздрева была страсть и к обмену. Все было предметом мена. Нередко слу­чалось так, что, доменявшись до того, что оста­вался в одном коротеньком сюртуке, Ноздрев шел искать какого-нибудь приятеля, чтобы восполь­зоваться его экипажем.

Подъехав к своему имению, Ноздрев стал хва­статься перед спутниками своей деревней, собака­ми, конюшней и лошадьми. Обед был дурно сварен. Повар руководствовался более вдохновением, не­жели кулинарными рецептами, зато различных горячительные напитки были в изобилии. Чичи­ков заметил, что Ноздрев, подливая гостям, сам пьет не очень много. Павел Иванович так же стал тайком выплескивать вино в тарелку. Обед затя­нулся, Чичиков не говорил о деле, ожидая, когда останется с хозяином наедине. Наконец Мижуев ушел. Когда Ноздрев выслушал просьбу Чичико­ва, он, казалось, нисколько не удивился. Хозяин стал выспрашивать, для чего это гостю понадоби­лось, обзывая его при этом жуликом и мошенни­ком. Наконец Ноздрев пообещал Павлу Ивановичу просто отдать своих умерших крестьян при усло­вии, что тот купит у него породистого жеребца. Гость стал отказываться. Тогда хозяин по очереди стал предлагать другие ненужные Чичикову ве­щи. Затем Ноздрев предложил Павлу Ивановичу сыграть на деньги и снова услышал отказ. Это ра­зозлило хозяина. Он назвал Чичикова дрянью и фетюком.

Молча поужинав, рассорившиеся приятели ра­зошлись по комнатам. Чичиков ругал себя за то, что заговорил с Ноздревым о своем деле. Он боял­ся, что тот распустит про него сплетню. Утром пер­вым делом Чичиков предложил закладывать бричку. Во дворе он встретил Ноздрева, который заговорил с гостем как ни в чем не бывало. За завт­раком хозяин снова стал предлагать Чичикову сы­грать в карты, на что тот ответил отказом. Сошлись на шашках. Ноздрев стал жульничать, гость отка­зался доигрывать партию. Дело чуть было не до­шло до рукоприкладства, поскольку хозяин хотел заставить гостя продолжить игру. Положение спас капитан-исправник, приехавший к Ноздреву сооб­щить, что тот находится под судом. Чичиков, не до­жидаясь окончания разговора, схватил шапку, сел в бричку и велел погонять во весь дух.

Подобные записи

vip-gdz.ru

Персональный сайт - Краткое содержание Гоголь "Мертвые Души" глава 4

Глава 4

   Имеющий отменный аппетит Чичиков останавливается в трактире. Ко входу вскоре подъезжает бричка Ноздрева. «Это был среднего роста очень недурно сложенный молодец с полными, румяными щеками, с белыми, как снег, зубами и черными, как смоль, бакенбардами. Свеж он был, как кровь с молоком; здоровье, казалось, так и прыскало с лица его». Ноздрев радостно сообщает Чичикову, что играл на ярмарке, проиграл свои деньги и деньги своего зятя Мижуева, который присутствует тут же. Рассказывая о ярмарке, Ноздрев безбожно врет (уверяет, что один выпил семнадцать бутылок шампанского). Ноздрев настойчиво зовет Чичикова к себе в гости, сулит вкусное угощение (балык), хотя в трактире водку пьет за счет зятя. Такие люди, как Ноздрев, «называются разбитными малыми, слывут еще в детстве и школе за хороших товарищей, и при всем том бывают весьма больно поколачиваемы... Они всегда говоруны, кутилы, лихачи, народ видный. Ноздрев в тридцать пять лет был таков же совершенно, каким был в осьмнадцать и в двадцать: охотник погулять. За детьми... присматривала смазливая нянька, дома он больше дня никак не мог усидеть. .. В картишки... играл он не совсем безгрешно и чисто... И что всего страннее, он чрез несколько времени уже встречался опять с теми приятелями, которые его тузили, и встречался как ни в чем не бывало, и он, как говорится, ничего, и они ничего. Ноздрев был в некотором отношении исторический человек. Ни на одном собрании, где он был, не обходилось без истории... Или выведут его под руки из зала жандармы, или принуждены бывают вытолкать свои же приятели... Или нарежется в буфете таким образом, что только смеется, или проврется самым жестоким образом, так что, наконец, самому сделается совестно. И наврет совершенно без всякой нужды: вдруг расскажет, что у него была лошадь какой-нибудь голубой или розовой шерсти, так что слушающие наконец все отходят, произнесши: «Ну, брат, ты, кажется, уж начал пули лить». Ноздрев имел обыкновение даже с самыми близкими друзьями «начать гладью, а кончить гадью». Он имел страсть обменивать вещи и проигрывать не только деньги, но и имущество. В имении Ноздрев показывает Чичикову неказистого жеребца, уверяя, что тот стоил ему десять тысяч, псарню, на которой держит собак сомнительного происхождения, пруд, в котором водится рыба «невероятных размеров», и «настоящие» турецкие кинжалы, на которых стоит клеймо мастера Савелия Сибирякова. Обед плохо приготовлен (мадера заправлена ромом). Несмотря на то, что Ноздрев ругается и называет его «фетюком», зять Мижуев уезжает домой к жене. Чичиков переходит к деловым переговорам, излагает суть своей просьбы, объясняя, что мертвые души нужны ему для удачной женитьбы (родители невесты интересуются его имущественным положением, в том числе количеством крестьян). Ноздрев соглашается подарить Чичикову несуществующих крестьян, но при этом пытается продать ему в нагрузку жеребца, кобылу, собаку, шарманку и тно при этом пытается продать ему в нагрузку жеребца, кобылу, собаку, шарманку и т. д. Когда Чичиков решительно отказывается, предлагает ему сыграть в карты. Уже раскаиваясь, что связался с Ноздревым, Чичиков отметает и это предложение. В отместку Ноздрев приказывает кучеру накормить лошадь Чичикова не овсом, а сеном, чем оскорбляет гостя, но сам при этом не чувствует себя неудобно. Утром как ни в чем не бывало Ноздрев предлагает Чичикову сыграть в шашки. Тот соглашается. Ноздрев жульничает во время игры. Чичиков обвиняет его в плутовстве и прекращает игру. Ноздрев лезет драться, зовет слуг и приказывает избить гостя. В этот момент появляется капитан-исправник и арестовывает Ноздрева за нанесение помещику Максимову «личной обиды в пьяном виде». В свойственной ему манере Ноздрев от всего отрекается, клянется, что не знает помещика Максимова. Воспользовавшись ситуацией, Чичиков «исчезает».
  Коробкина Анна 9"Б"

Архив записей

Погода

school10-edu.ucoz.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о